Таблица внутренняя и внешняя политика екатерины 1 таблица: Политика екатерины 1 кратко таблица. Внутренняя политика Екатерины I. Правление Екатерины I. Общая характеристика и основные события

Содержание

Политика екатерины 1 кратко таблица. Внутренняя политика Екатерины I. Правление Екатерины I. Общая характеристика и основные события

Удобная навигация по статье:

Правление Екатерины I. Общая характеристика и основные события.

Каждый уважающий себя учёный скажет, что роль случая в истории является минимальной. Однако, стоит признать, что именно благодаря случаю Екатерина Первая смогла не только приблизиться к царскому престолу, но и занять его. Даже несмотря на непродолжительный двухлетний срок правления, эта женщина вошла в русскую историю как первая императрица России.

Ранние годы до восшествия на престол. Марта Скавронская.

Марта Скавронская (настоящее имя и фамилия Екатерины), будущая государыня и избранница Петра Первого Великого родилась пятнадцатого апреля 1684 года. Современным исследователям жизни императрицы и историкам достоверно не известно точное место её рождения, но большинство из них предполагает, что родиной её была Латвия. Оппоненты данной теории утверждают, что, судя по фамилии девушки – она была родом из Польши. Детство её было непростым.

Сама Екатерина позже говорила, что её родители погибли от чумы, после чего она попала в дом пастора Глюка (также, существует масса версий о том, как девушка попала к нему в семью). В первый раз она вышла замуж, когда ей едва исполнилось семнадцать лет, а супругом Марты стал шведский военный, который вскоре погиб на войне, оставив её вдовой.

В 1702 году в ходе стремительного наступления русских отрядов на город Мариенбург Марта попадает в плен. Позже в этом же городе её встречает император Пётр Первый Великий, а затем увозит её в качестве придворной дамы для царевны Натальи. В этот же период Марта принимает крещение в результате которого она получает имя Екатерина Алексеевна. Стоит отметить, что, судя по всему, сам царь присутствовал во время этого обряда. Внимательная, весёлая и образованная Екатерина с тех пор проводит много времени с императором, который спустя пару месяцев уже не представляет себя без её общества. В отличие от его первой жены, эта девушка всецело поддерживает его идеи и хвалит европейский путь развития государства, который был намечен Петром. Более того, Екатерина сопровождает императора в его Прусских походах, после которых пара решает узаконить отношения.

Свадьба Петра I и Екатерины Алексеевны

В 1712 году Пётр Первый и Екатерина Алексеевна обвенчались. Стоит отметить, что на тот момент у них уже были общие дети (Елизавета и Анна), кроме которых императрица родила правителю ещё девять детей, большинство из которых умерли в раннем детстве. В тот же исторический период Пётр настаивает на коронации Екатерины в правящую царицу.

Смерть Петра I. Восшествие на престол Екатерины I.

В 1725 году Пётр Первый слёг в постель с неизвестной болезнью от которой он вскоре и скончался, так и не представив своего преемника. Как обычно случается, сразу же после смерти царя началась борьба за престол. Однако, победительницей вышла Екатерина, устроив фактически первый дворцовый переворот в истории Российской империи.

Таким образом, не считая княгини Ольги, которая лишь «подменяла» сына, Екатерина Первая стала первой женщиной, которая стала во главе Росии. Хотя, как нас уверяют современные историки, она лишь исполняла всё то, что ей диктовал Верховный тайный совет, которым на тот момент руководил главный соратник императора Меньшиков.

Внутренняя политика Екатерины I

Так как императрица не была сильна в делах управления государством и не стремилась к этому, чаще всего, она занималась собственными делами. Современники царицы отмечают, что та не могла прожить и дня, не посетив ассамблеи и баллы, где только и делала, что вела светские разговоры, уклоняясь от вопросов, которые касались политики в целом и Российской империи, в частности.

Продолжительные войны, которые вёл император Пётр, практически истощили экономику страны. Кроме того, народ был недоволен подорожанием хлеба, которое произошло по причине неурожайных лет. Для того чтобы остановить социальные волнения и избежать бунтов Екатерина была вынуждена снизить подушный налог.

Однако, не всё во внутренней политике России в период правления Екатерины Первой было так печально. Стоит отметить, что в это время была открыта Академия наук, а также снаряжена первая экспедиция Беренга на Камчатку. Кроме того, было сокращено число бюрократических учреждений, которые лишь дублировали функции друг друга. Екатерина разрешила дворянам строит мануфактуры и продавать свои товары, а для купцов была отменена казённая монополия и снижены таможенные пошлины.

Внешняя политика Екатерины I

Внешняя политика первой императрицы Российской империи по большей части была направлена на расширение границ государства. При Екатерине России отошла Ширванская область, а также проводились попытки отбить персидские земли на кавказе.

Несмотря на подобные захватнические планы царицы русское государство смогло заручиться поддержкой некоторых западных стран. К примеру, были выстроены дружеские отношения с Австрией, Пруссией, Испанией с которыми Россия вошла позже в Венский союз.

В начале 1727 года императрица Екатерина Первая умерла.

Таблица: основные события периода правления императрицы Екатерины I

События правления Екатерины I

Российская императрица Екатерина I Алексеевна (урожденная Марта Скавронская) родилась 15 (5 по старому стилю) апреля 1684 года в Лифляндии (ныне территория северной Латвии и южной Эстонии). По одним сведениям, она была дочерью латышского крестьянина Самуила Скавронского, по другим, — шведского квартирмейстера по фамилии Рабе.

Образования Марта не получила. Ее юность прошла в доме пастора Глюка в Мариенбурге (ныне город Алуксне в Латвии), где она была одновременно прачкой и кухаркой. По некоторым источникам, короткое время Марта была замужем за шведским драгуном.

В 1702 году, после взятия Мариенбурга русскими войсками, она стала военным трофеем и оказалась сначала в обозе генерал фельдмаршала Бориса Шереметева, а затем у фаворита и сподвижника Петра I Александра Меншикова.

Около 1703 года молодая женщина была замечена Петром I и стала одной из его любовниц. Вскоре Марта была крещена по православному обряду под именем Екатерины Алексеевны. С годами Екатерина приобрела очень большое влияние на российского монарха, которое зависело, по свидетельству современников, отчасти от ее умения успокаивать его в минуты гнева. Непосредственного участия в решении политических вопросов она принимать не пыталась. С 1709 года Екатерина уже не покидала царя, сопровождая Петра во всех походах и поездках. По преданию, она спасла Петра I во время Прутского похода (1711), когда русские войска были окружены. Екатерина передала турецкому визирю все свои драгоценности, склонив его к подписанию перемирия.

По возвращении в Петербург 19 февраля 1712 года Петр обвенчался с Екатериной, а их дочери Анна (1708) и Елизавета (1709) получили официальный статус цесаревен. В 1714 году в память о Прутском походе царь учредил орден Святой Екатерины, которым наградил жену в день ее именин.

В мае 1724 года Петр I впервые в истории России короновал Екатерину в качестве императрицы.

После смерти Петра I в 1725 году усилиями Меншикова и при опоре на гвардию и петербургский гарнизон Екатерина I была возведена на престол.

В феврале 1726 года при императрице был создан Верховный тайный совет (1726-1730), в состав которого вошли князья Александр Меншиков и Дмитрий Голицын, графы Федор Апраксин, Гавриил Головкин, Петр Толстой, а также барон Андрей (Генрих Иоганн Фридрих) Остерман. Совет создавался как совещательный орган, но фактически он управлял страной и решал важнейшие государственные вопросы.

В годы царствования Екатерины I 19 ноября 1725 года была открыта Академия наук, снаряжена и отправлена экспедиция офицера русского флота Витуса Беринга на Камчатку, установлен орден св. Александра Невского.

Во внешней политике отступлений от петровских традиций почти не было. Россия улучшила дипломатические отношения с Австрией, от Персии и Турции добилась подтверждения уступок, сделанных при Петре на Кавказе, и приобрела Ширванскую область. С Китаем через посредство графа Рагузинского были установлены дружеские отношения. Исключительное влияние приобрела Россия и в Курляндии.

Став самодержавной государыней, Екатерина обнаружила тягу к развлечениям и много времени проводила на пирах, балах, разнообразных праздниках, что пагубно сказалось на ее здоровье. В марте 1727 года на ногах у императрицы появилась опухоль, быстро разраставшаяся, а в апреле она слегла.

Перед смертью по настоянию Меншикова Екатерина подписала завещание, по которому престол должен был отойти к великому князю Петру Алексеевичу — внуку Петра, сыну Алексея Петровича, а в случае его смерти — к ее дочерям или их потомкам.

17 (6 по старому стилю) мая 1727 года императрица Екатерина I скончалась в возрасте 43 лет и была похоронена в усыпальнице российских императоров в Петропавловском соборе в Санкт Петербурге.

У императрицы Екатерины и было 11 детей, почти все умерли в раннем детстве. Остались две дочери — Анна и Елизавета.

Анна Петровна (1708-1728) стала женой племянника шведского короля Карла XII, герцога Карла Фридриха Голштейн Готторпского, матерью принца Карла Петра Ульриха — впоследствии российского императора Петра III.

Елизавета Петровна (1709-1761/1762) была возведена на российский престол гвардией в результате дворцового переворота в 1741 году. В ее царствование были достигнуты значительные успехи в развитии хозяйства, культуры России и во внешней политике.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Первая российская императрица Екатерина I (1684-1727) взошла на престол 28 января (8 февраля) 1725 года в результате гвардейского мятежа. С этой даты в истории России началась , а российский XVIII век принято называть «женским веком».

Биография Екатерины I кратко

Происхождение Екатерины I до сих пор является спорным вопросом, но наиболее распространенной версией является версия ее происхождения из литовских крестьян Скавронских.

Так или иначе, после успешного штурма в 1702 году русскими войсками шведского города Мариенбург, крепкая и черноглазая Марта приглянулась фельдмаршалу Б.П. Шереметеву, а затем на нее обратил внимание князь А.Д. Меншиков.

В 1703 году состоялась судьбоносная встреча будущей императрицы с Петром I. В 1708 году Марта крестилась в православие под именем , став к этому времени не только матерью детей Петра I, но и его верным другом.

В 1712 году Екатерина стала женой Петра I, а в 1724 — императрицей. Долгие годы Екатерина сопровождала мужа в военных походах и мирных делах, советовался с ней, она умело справлялась с вспышками его гнева, но последние месяцы их совместной жизни были омрачены подозрениями Петра I в измене жены с камергером Монсом.

Император помирился с Екатериной перед самой своей смертью, но своим преемником не назначил. Еще раньше, в 1722 году, Петр I ввел новый , заменив наследование по прямой мужской линии личным назначением правящего монарха.

Сделать это Петр I не успел. Вокруг престола развернулась борьба, победительницей из которой вышла Екатерина I и ее сподвижники, прежде всего, А.Д. Меншиков. Именно он был фактическим правителем России при Екатерине I.

Основные направления деятельности Екатерины I

Внутренняя политика:

  • создание в 1726 году Верховного тайного совета — нового органа государственной власти;
  • снижение роли Сената;
  • уменьшение податной пошлины;
  • открытие Академии наук.

Внешняя политика:

  • заключение союза с Австрией;
  • ухудшение отношений с Англией и Данией.

Правление Екатерины I было недолгим — 6 мая (17 мая) 1727 года императрица умерла, передав власть

Екатерина I Алексеевна
(Марта Скавронская)

Годы жизни: 1684–1727

Бывшая служанка и портомоя, ставшая женой царя Петра I, а после русской царицей и императрицей.

Биография Екатерины Алексеевны

Екатерина родилась 5(15) апреля 1684 г.в Литве в семье латышского крестьянина Самуила Скавронского (по другим сведениям – шведского квартирмейстера И.Рабе или дворянина фон Альвендаля) от предположительно (Анны) Доротеи Ган. До принятия православия Екатерина носила имя Марта (ее крестным отцом стал царевич Алексей Петрович, отсюда – ее отчество). Образования она не получила и до конца дней умела лишь ставить подпись. Юность свою провела в доме пастора Глюка в Мариенбурге (Латвия), где была прачкой и кухаркой. Пастор выдал Марту замуж за шведского драгуна –трубача Крузе, пропавшего вскоре на войне.

25 августа 1702 года при взятии Мариенбурга русскими войсками Марта сначала стала военным трофеем — любовницей какого-то унтер-офицера, а позже попала в обоз Б.П.Шереметева, который отдал ее портомоей (т.е.прачкой) А.Д.Меншикову, другу Петра I.

Петр и Екатерина Алексеевна — встреча

Вскоре в 1703 г. у Меншикова Марту увидел царь Петр, и эта встреча решила судьбу 18-летней прачки окончательно. Хотя по современным представлениям, она не была красавицей, черты лица ее были неправильными, все же Петру она запала в душу.Сначала Марта стала одной из его любовниц; а в 1704 г., крещеная по православному обычаю под именем Екатерины Алексеевны, ждала детей от Петра, в марте 1705 г. у них было 2 сыновей – Павел и Петр. Но Екатерина по-прежнему продолжала жить в доме Меншикова в Петербурге.

Постепенно отношения Петра и Екатерины Алексеевны становились более близкими. Она умела приспособиться к царским капризам, мирилась с его вспышками гнева, помогала во время приступов эпилепсии, делила с ним трудности походной жизни, незаметно став фактической женой царя. Непосредственного участия в решении государственных вопросов Екатерина не пыталась принимать, но имела влияние на царя. Была постоянной заступницей Меншикова. Петр – и это было чрезвычайно важно – признавал детей, которых рожала ему Екатерина.

До этого семейная жизнь Петра складывалась плохо. От первой жены Евдокии было 3 сыновей, из которых выжил только царевич Алексей. Но уже с 1692 года в семье пошли ссоры, так как Петр понимал, что ему нужна рядом совершенно другая спутница жизни. И возвращаясь из-за границы, в 1698 году Петр распорядился отправить жену в монастырь.

В конце декабря 1706 г. Екатерина родила царю дочь Екатерину. В 1708 г. появилась на свет дочь Анна, а в следующем году – Елизавета.

С 1709 Екатерина сопровождала Петра во всех походах и поездках. В Прутском походе 1711 года, когда русские войска были окружены, она спасла мужа и армию, отдав свои драгоценности турецкому визирю и склонив его к подписанию перемирия.

Екатерина Алексеевна — жена Петра I

По возвращении в Петербург 20 февраля 1712 года Петр обвенчался с Екатериной. Бракосочетание было тайным и совершено в часовенке, которая принадлежала кн. Меншикову.

С того времени Екатерина обзавелась двором, принимала иноземных послов, встречалась с европейскими монархами. Жена царя-реформатора по силе воли и выносливости не уступала мужу Петру: с 1704 до 1723 г. она родила ему 11 детей, большинство которых умерло в младенчестве. Частые беременности не помешали ей сопровождать мужа в его походах, она могла спать на жесткой постели, жить в палатке. В 1714 году в память Прутского похода царь Петр учредил орден Св. Екатерины и наградил жену Екатерину в день ее именин.

Во время персидского похода 1722–1723 годов Екатерина Алексеевна обрила себе голову и носила гренадерскую фуражку. Вместе с мужем делала смотр войск, проезжая перед сражением.

Признание Екатерины Алексеевны императрицей

23 декабря 1721 г. Сенат и Синод признали Екатерину императрицей. Для ее коронации в мае 1724 г. была изготовлена корона, которая превосходила великолепием корону царя, и Петр сам возложил ее на голову жены. Существуют версии, что он собирался официально провозгласить Екатерину своей преемницей, но не сделал этого, узнав об измене Екатерины с камергером Вилли Монсом, который был казнен вскоре.

Отношения царя Петра и Екатерины Алексеевны стали натянутыми. Лишь в начале января 1725 года их дочь Елизавета смогла помирить отца и мать. Меньше чем через месяц царь Петр умер (в ночь с 28 на 29 января 1725 года).

После смерти Петра толпа придворных и генералов поделилась на 2 основные “партии” – сторонников Петра Алексеевича младшего и сторонников Екатерины. Раскол был неизбежен.

При помощи Меншикова, И.И.Бутурлина, П.И.Ягужинского и при опоре на гвардию она была возведена на престол под именем Екатерины I. По уговору с Меншиковым, Екатерина не занималась государственными делами, а 8 февраля 1726 г. передала управление страной Верховному тайному совету (1726–1730 гг.).

С первых шагов царица Екатерина I и ее советники стремились показать всем, что знамя в надежных руках, что страна уверенно идет по пути, предначертанному Великим реформатором. Лозунгом начала Екатерининского царствования были слова указа 19мая 1725 года: “Мы желаем все дела, зачатые руками императора, с помощью Божией совершить”.

Став самодержицей, Екатерина обнаружила тягу к развлечениям и много времени проводила на балах и различных праздниках. Это пагубно сказалось на здоровье императрицы. В марте 1727 г. на ногах у императрицы образовалась опухоль, которая быстро перешла на бедра. В апреле 1727 г. она слегла, а 6 мая 1727 г. Екатерина 1 Алексеевна умерла в 43-летнем возрасте.

Говорят, что за несколько часов до смерти Екатерине Алексеевне приснилось, что она сидя за столом в окружении придворных, вдруг увидела тень Петра, который поманил ее, своего “друга сердешненького” за собой, и они улетели, как будто в облака.

Екатерина хотела передать трон дочери, Елизавете Петровне, но за пару дней до смерти под нажимом Меньшикова подписала завещание о передаче престола внуку Петра I – Петру II Алексеевичу, за которого выступали еще представители родовой знати (Д.М.Голицын, В.В.Долгорукий) при ее вступлении на престол. А в случае смерти Петра Алексеевича, к ее дочерям или их потомкам.

Несмотря на огромное влияние Меншикова, в период правления Екатерины Алексеевны было сделано много хороших дел. Среди наиболее значимых мероприятий во время правления Екатерины – открытие Академии наук 19 ноября 1725 г., отправка экспедиции Витуса Беринга на Камчатку (февраль 1725 года), а также улучшение дипломатических отношений с Австрией. Незадолго до своей смерти вернула из ссылки П.П.Шафирова, поручив ему написать историю деяний своего мужа Петра. Екатерина, следуя христианскому обычаю всепрощения, освободила многих политических заключенных и ссыльных – жертв самодержавного гнева Петра. Екатерина одобрила уменьшение подати и некоторые льготы для оштрафованных. Был установлен орден имени Александра Невского. По ее указу было велено из коллегий и канцелярий доставлять в типографию сведения обо всех “знатных делах, подлежавших к ведению народному”. Она не отменила ни одного из незавершенных Петром начинаний.

Всего у Екатерины Алексеевны с Петром было 11 детей:

  • Петр (1704 – 1707гг.)
  • Павел (1705 – 1707гг.)
  • Екатерина (1706 – 1708гг.)
  • Анна (1708-1728 гг.) – мать Российского императора Петра III (1728-1762гг.). В 1725 г. вышла замуж за германского герцога Карла-Фридриха.
  • Елизавета (1709 – 1761 гг.) – Российская императрица (1741-1762гг.). В 1744 г. заключила тайный брак с А. Г. Разумовским, от которого родила нескольких детей.
  • Наталья (1713 – 1715гг.)
  • Маргарита (1714 – 1715гг.)
  • Петр (1715 – 1719 гг.) — Считался официальным наследником короны с 1718 г. до смерти.
  • Павел (родился и умер в 1717 г.)
  • Наталья (1718 – 1725 гг.)
  • Петр (1719 – 1723 гг.)

Январь 1725 года стал печальным месяцем для России. Умер великий царь и император Петр. Его болезнь и смерть были настолько стремительными, что Петр не успел назначить своего приемника. Правопреемниками российского престола были: Петр, внук Петра, Екатерина, жена Петра, и Анна и Елизавета, дочери Петра. Еще при жизни Петра Великого императрица Екатерина 1 Великая была коронована, как правящая царица. Это давало ей больше шансов на престол. так началась эпоха дворцовых переворотов, более пятидесяти лет истязающих страну.

Развернулась борьба за власть. Знатные дворянские семьи заняли сторону Петра, которому на тот момент было всего девять лет. Дворяне преследовали свои корыстные интересы, а Петр был выбран ими, как ребенок, которым можно легко манипулировать. Дворянство, притесненное Петром-реформатором Великим, надеялось утверждением девятилетнего Петра отменить большинство законов о реформах в стране. За юного Петра встали семьи Репина, Долгорукого и Голицына. Свои действия они аргументировали тем, что только Петр имеет законные права на престол, являясь единственным представителем рода Романовых по мужской линии.

В противовес мнению дворянских семей выступало ближайшее окружение умершего царя. Они не желали передавать страну в руки ребенка и тем самым усиливать власть дворянства, которое снова могло навредить стране. Они решили, что императрица Екатерина 1 Великая должна править страной. Екатерина была не только женой Петра, но и его соратницей. Она лично способствовала проведению множества реформ в стране. Это давало надежду на то, что курс Петра Великого будет продолжен.

Собрался совет по определению будущего правителя. Дворянские семьи, имевшие в том собрании перевес, побеждали. Тогда по приказу ближайшего сподвижника Петра Великого Меньшикова дворец окружили войска Семеновского и Преображенского полков. Выступить против армии никто не рискнул. Императрица Екатерина 1 Великая была утверждена правителем России. Меньшиков, который так способствовал продвижению Екатерины к власти, был объявлен ее первым помощником.

Первым делом Екатерины, как руководителя страны, стало примирение с дворцовой знатью. Для этой цели ею был создан специальный орган «Верховный тайный Совет», в который вошли, как сторонники Петра, так и представители дворянства. При этом ключевой фигурой в делах Совета был Меньшиков. Вообще в эпоху правления Екатерины именно Меньшиков был вторым человеком в стране, который решал практически любые вопросы.

Правлению Екатерины 1 не суждено было продлиться долго, уже в мае 1727 она умерла.

Правление императрицы Екатерины I (1725 — 1727)

Удобная навигация по статье:

Правление Екатерины I. Общая характеристика и основные события.

Екатерина I

Каждый уважающий себя учёный скажет, что роль случая в истории является минимальной. Однако, стоит признать, что именно благодаря случаю Екатерина Первая смогла не только приблизиться к царскому престолу, но и занять его. Даже несмотря на непродолжительный двухлетний срок правления, эта женщина вошла в русскую историю как первая императрица России.

Ранние годы до восшествия на престол. Марта Скавронская.

Марта Скавронская (настоящее имя и фамилия Екатерины), будущая государыня и избранница Петра Первого Великого родилась пятнадцатого апреля 1684 года. Современным исследователям жизни императрицы и историкам достоверно не известно точное место её рождения, но большинство из них предполагает, что родиной её была Латвия. Оппоненты данной теории утверждают, что, судя по фамилии девушки – она была родом из Польши. Детство её было непростым.

Сама Екатерина позже говорила, что её родители погибли от чумы, после чего она попала в дом пастора Глюка (также, существует масса версий о том, как девушка попала к нему в семью). В первый раз она вышла замуж, когда ей едва исполнилось семнадцать лет, а супругом Марты стал шведский военный, который вскоре погиб на войне, оставив её вдовой.

В 1702 году в ходе стремительного наступления русских отрядов на город Мариенбург Марта попадает в плен. Позже в этом же городе её встречает император Пётр Первый Великий, а затем увозит её в качестве придворной дамы для царевны Натальи. В этот же период Марта принимает крещение в результате которого она получает имя Екатерина Алексеевна. Стоит отметить, что, судя по всему, сам царь присутствовал во время этого обряда. Внимательная, весёлая и образованная Екатерина с тех пор проводит много времени с императором, который спустя пару месяцев уже не представляет себя без её общества. В отличие от его первой жены, эта девушка всецело поддерживает его идеи и хвалит европейский путь развития государства, который был намечен Петром. Более того, Екатерина сопровождает императора в его Прусских походах, после которых пара решает узаконить отношения.

Свадьба Петра I и Екатерины Алексеевны

В 1712 году Пётр Первый и Екатерина Алексеевна обвенчались. Стоит отметить, что на тот момент у них уже были общие дети (Елизавета и Анна), кроме которых императрица родила правителю ещё девять детей, большинство из которых умерли в раннем детстве. В тот же исторический период Пётр настаивает на коронации Екатерины в правящую царицу.

Смерть Петра I. Восшествие на престол Екатерины I.

В 1725 году Пётр Первый слёг в постель с неизвестной болезнью от которой он вскоре и скончался, так и не представив своего преемника. Как обычно случается, сразу же после смерти царя началась борьба за престол. Однако, победительницей вышла Екатерина, устроив фактически первый дворцовый переворот в истории Российской империи.

Таким образом, не считая княгини Ольги, которая лишь «подменяла» сына, Екатерина Первая стала первой женщиной, которая стала во главе Росии. Хотя, как нас уверяют современные историки, она лишь исполняла всё то, что ей диктовал Верховный тайный совет, которым на тот момент руководил главный соратник императора Меньшиков.

Внутренняя политика Екатерины I

Так как императрица не была сильна в делах управления государством и не стремилась к этому, чаще всего, она занималась собственными делами. Современники царицы отмечают, что та не могла прожить и дня, не посетив ассамблеи и баллы, где только и делала, что вела светские разговоры, уклоняясь от вопросов, которые касались политики в целом и Российской империи, в частности.

Продолжительные войны, которые вёл император Пётр, практически истощили экономику страны. Кроме того, народ был недоволен подорожанием хлеба, которое произошло по причине неурожайных лет. Для того чтобы остановить социальные волнения и избежать бунтов Екатерина была вынуждена снизить подушный налог.

Однако, не всё во внутренней политике России в период правления Екатерины Первой было так печально. Стоит отметить, что в это время была открыта Академия наук, а также снаряжена первая экспедиция Беренга на Камчатку. Кроме того, было сокращено число бюрократических учреждений, которые лишь дублировали функции друг друга. Екатерина разрешила дворянам строит мануфактуры и продавать свои товары, а для купцов была отменена казённая монополия и снижены таможенные пошлины.

Внешняя политика Екатерины I

Внешняя политика первой императрицы Российской империи по большей части была направлена на расширение границ государства. При Екатерине России отошла Ширванская область, а также проводились попытки отбить персидские земли на кавказе.

Несмотря на подобные захватнические планы царицы русское государство смогло заручиться поддержкой некоторых западных стран. К примеру, были выстроены дружеские отношения с Австрией, Пруссией, Испанией с которыми Россия вошла позже в Венский союз.

В начале 1727 года императрица Екатерина Первая умерла.

Таблица: основные события периода правления императрицы Екатерины I

События правления Екатерины I

 

Таблица: внутренняя и внешняя политика императрицы Екатерины I

Внутренняя и внешняя политика Екатерины I

 

Видео-лекция: правление Екатерины I

 

Внешняя и внутренняя политика Екатерины 1 (кратко)

Екатерина 1 – единственная русская императрица, которая попала «из грязи в князи». Марта Скавронская – так на самом деле звали государыню, родилась в семье крестьян, а со своим будущим супругом Петром 1, познакомилась, будучи служанкой Меншикова.

После внезапной кончины Петра Великого, заручившись поддержкой интригана Меншикова, Екатерина входит во власть. Однако это не более чем формальность.

Воспользовавшись ситуацией, группа людей, мечтающих о власти, создала Верховный тайный совет. В него вошли несколько сановников, которые и стали всем заправлять. Несведущая в государственных делах императрица, председательствующая там, играла самую незначительную роль. Вскоре, видя угрозу, исходящую от Меншикова, Екатерина включила в совет своего зятя, герцога Голштинского.
Как и можно было предположить, Сенат перестал играть какую-либо роль. Небольшая кучка людей принимала все важные решения, а Екатерина Первая только ставила подпись на документах.
Длительные войны не могли не сказаться на экономическом состоянии страны. Из-за неурожаев подскочил в цене продукт первой необходимости — хлеб, начала расти смута. Чтобы предупредить волнения, было решено снизить подушный налог, по которому собрались большие недоимки.

Но не все во внутренней политике было так печально. Именно при Екатерине 1 была открыта Академия наук и снаряжена первая экспедиция на Камчатку во главе с Беренгом. Сократилось число бюрократических учреждений, а соответственно, и дармоедов. Дворянам императрица разрешила повсеместно продавать свои товары и даже строить мануфактуры для переработки сырья. Не обошла вниманием и купечество. Для них она отменила казенную монополию и снизила таможенные пошлины на некоторые товары. Несмотря на явное лоббирование интересов зажиточной части населения, простой народ хорошо относился к императрице и даже ходил к ней со своими нуждами.

Внешняя политика Екатерины 1 в основном была направлена на перспективу — расширение границ. Так, например, России удалось «прибрать к рукам» Ширванскую область. Кроме того, на Кавказе находился отдельный корпус во главе с князем Долгоруковым. Цель была — отбить персидские территории. Несмотря на столь захватнические устремления, с некоторыми западными странами, той же Австрией, императрице удалось наладить хорошие отношения, чего не скажешь про Данию и Англию. Причиной тому поддержка Екатериной видов герцога Голштинского на территории этих стран. Конечно, государыню можно понять: как-никак, а герцог приходился ей зятем. В результате Россия вместе с дружественными странами: Австрией, Испанией, Пруссией вошла в Венский союз. В противовес им Франция, Англия, Дания, Швеция, Голландия образовали Ганноверский союз.

Реформы Екатерины I

Определение 1

Реформы Екатерины I – преобразования в государственной и общественной жизни страны, осуществленные в период правления Екатерины I.

Екатерина 1 стала первой женщиной, оказавшейся на троне в истории России, тем самым она положила начало «бабьему веку» – после Екатерины страной правили в основном женщины (Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II.

Издав закон о престолонаследии Петр отменил порядок наследования престола прямыми потомками по мужской линии, заменив все это личным назначением царствующей особы. Екатерина Алексеевна взошла на престол в феврале 1725 года заручившись поддержкой гвардии, которая еще при Петре занимала важное место в государственных делах.

Рисунок 1. Екатерина I. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Екатерина никогда не была сильна в вопросах управления страной и особо к этому не стремилась, больше она предпочитала заниматься собственными делами. Многие современники говорили о том, что императрица и дня не могла прожить без балла или очередной ассамблеи, любила вести светские разговоры и часто уклонялась от вопросов, которые касались политики и Российской империи в целом.

Приход к власти Екатерины I привел к резкому усилению позиций князя Меньшикова, который в это время становится по факту правителем страны.

Императрица создала тайный совет, но обуздать его любовь к власти не смогла, кроме того Меньщиков постоянно искал пути чтобы еще больше укрепить свое положение и задумал упрочить его за счет брака своей дочери с несовершеннолетним внуком Петра. Все, кто высказывался против этого брака, оказывались в тюрьме.

Внутренняя политика Екатерины I

Во время правления Екатерины I не было каких-либо радикальных изменений во внутренней политике России. Верховный совет становится высшей инстанцией при правительстве, в него также входили Д. М. Голицын, Ф. М. Апраксин, П. А. Толстой. Был уменьшен штат коллегий, а судить теперь могли исключительно губернаторы и воеводы.

Готовые работы на аналогичную тему

В области внутренней политики деятельность Совета была в основном сосредоточена на решении, финансовых, экономических и социальных проблем, которые в первую очередь были связанны с кризисом в котором находилась Россия со времен последних лет правления Петра Великого. Совет считал, что кризис наступил из-за преобразований Петра, в связи с этим была проведена корректировка в более привычном для страны ключе (так столицей вновь стала Москва). Кроме этого Совет пытался упорядочить систему учета и контроля за государственными финансами, а также сократить расходы и найти другие, новые способы пополнения государственной казны, в т.ч сократить расходы на содержание армии, сокращение офицерского корпуса и т.д. Одновременно был ликвидирован ряд, учрежденным Петром, сокращено количество чиновников. В то же время для привлечения иностранных купцов были сняты многие ограничения на торговлю и пересмотрен протекционистский таможенный тариф 1724 года.

Основные направления внутренней политики Екатерины I:

  • сокращение количества чиновников;
  • пересмотрена таможенная система;
  • изменилось содержание армии;
  • реформирована система управления;
  • уменьшение подушной подати;
  • изменение системы сбора налогов.

В 1725 году была официально открыта Академия наук и организована первая экспедиция В. Беринга к берегам Камчатки. Главный магистрат был ликвидирован, избавление от бюрократии через сокращение учреждений.

В основном внутренняя политика Екатерины 1 была продворянской, многое было сделано в интересах развития дворянского предпринимательства, Екатерина дала разрешение дворянам продавать товары в городах, портах и на рынках, а также открывать мануфактуры.

Определение 2

Мануфактура – это предприятие, которое основано на ручном труде наёмных рабочих, где существует разделение труда на отдельные операции.

Казенная монополия была отменена в интересах купечества, таможенные пошлины были снижены лишь на отдельную продукцию

В свою очередь такие важные сферы, как торговля и промышленность, были лишены финансовой и административной помощи со стороны государства и в итоге пришли в упадок.

Внешняя политика Екатерины I

Екатерина 1 была у власти всего 2 года, грандиозных преобразований и реформ во время её правления не было, в это время Россия не вела масштабных войн. Внешняя политика первой императрицы в основном была направлена на расширение границ государства, при Екатерине России отошла Ширванская область, на Кавказе был задействован отдельный корпус под командованием князя Долгорукова, их целью было присвоить территории Персии, пока она находилась состоянии смуты, а Турция не очень удачно вела войну с персидскими мятежниками. Екатерине удалось наладить отношения с Австрией, Испанией и Пруссией, позже Россия войдет с ними в Венский союз.

Замечание 1

Венский союз – союз между Австрией и Испанией, заключённый в 1725 году и направленный против Франции и Англии. В 1726 году к нему присоединилась Россия.

В отношениях с Европой Россия проявила дипломатическую активность в намерении отстоять интересы голштинского герцога (мужа Анны Петровны, дочери Екатерины I) в противовес Дании. Подготовленная Россией экспедиция по возвращению герцогу Голштинскому отнятого Данией Шлезвига привела к военной кампании на Балтике со стороны Дании и Англии.

Важным направлением внешней политики при Екатерине было обеспечить гарантии Ништадтского мира и создать антитурецкий блок.

Другим направлением русской политики при Екатерине было обеспечение гарантий Ништадтского мира и создание антитурецкого блока. В 1726 году был составлен Венский союзный договор между Россией и правительством Карла правительством Карла VI, договор становится основой русско-австрийского военно-политического альянса во второй четверти XVIII века.

Царствование Екатерины продлилось всего два года, частые застолья и праздники сильно подорвали её здоровье, императрица заболела и слегла в апреле 1727 года. Царица умерла в мае 1727 года от осложнений абсцесса лёгкого. По одной из версий смерть наступила от сильного приступа ревматизма. Перед смертью, под влиянием А. Д. Меньшикова, Екатерина I отдает распоряжение назначить своим наследником Петра II.

Правительству пришлось очень быстро решать вопрос о престолонаследии.

Внешняя политика Петра I – таблица

В таблице перечислены события внешнеполитической истории России за период самостоятельного управления Петра I. Эпоха малолетства Петра (правления царевны Софьи) сюда не включена.

 

1695 – Первый (неудачный) поход Петра I к Азову. В начале петровского царствования главным для русской внешней политики остаётся южное направление.

1696 – Второй поход Петра I к Азову и его взятие.

1697 – «Великое посольство» в Европу с участием Петра для поисков союзников против турок (1697-1698). Указ о постройке «кумпанствами» флота в пятьдесят кораблей. Покорение Камчатки Атласовым (1697-1699) – последний акт в русском освоении Сибири.

1699 – Не встретив в Европе желания продолжать войну против османов, Пётр I заключает союз с Польшей и Данией против шведов. Указ о наборе новых, рекрутских дивизий.

1700 – Начало Северной войны (1700-1721). Битва при Нарве.

 

Северная война. Кратко и понятно. Иллюстрированная аудиокнига

 

1701 – Победа над Шлиппенбахом при Эрестфере.

1702 – Победа на Шлиппенбахом при Гуммельсгофе. Взятие русскими Орешка (Нотебурга).

1703 – Взятие войсками Петра I Ниеншанца, Яма и Копорья. Основание Петербурга.

1704 – Взятие армиями Петра I Нарвы и Дерпта. Карл XII устраивает избрание польским королём враждебного России Станислава Лещинского.

1706 – Осада Гродно Карлом XII и его поход в Саксонию. Альтранштадский мир: союзник России, Август Саксонский на время прекращает войну со шведами. Вступление русских войск в Польшу, победа Меншикова у Калиша.

1708 – Вступление шведов в Литву. Бой у Головчина. Движение Карла XII на Украину. Разгром шведов Левенгаупта у Лесной. Измена Мазепы Петру I. Сожжение Меншиковым столицы украинского гетманства, Батурина.

1709 – Осада Полтавы шведами. Полтавская битва резко меняет ход Северной войны в пользу русских. Разгром Станислава Лещинского в Польше. Август Саксонский отвергает Альтранштадтский мир и возобновляет войну со шведами. Избрание новым малороссийским гетманом покорного Петру I Скоропадского.

1710 – Взятие русскими Риги, Ревеля, Кексгольма и Выборга (занятие почти всей Прибалтики). Турецкий султан под уговорами бежавшего к нему из-под Полтавы Карла XII объявляет войну России.

Северная война после Полтавской битвы. Карта

 

1711 – Неудачный Прутский поход Петра I. Возврат Азова османам. Брак царевны Анны Иоанновны с герцогом курляндским – Курляндия становится зависимым от России владением.

1712 – Война армий Петра I со шведами на севере Германии. Разгром шведской армии Стенбока при Фредерикштадте. Попытка султана возобновить войну с Россией.

1713 – Занятие русскими Финляндии. Секвестрационные договоры со шведскими командующими в Померании.

1714 – План низложения Карла XII и возведения на шведский престол герцога голштинского. Взятие Нишлота. Гангутская битва, захват русскими Аландских островов. Возвращение Карла XII из Турции в Штральзунд, вступление в войну против него в союзе с Петром I Пруссии и Ганновера. Ввод английского флота в Балтику. Перенос русской столицы в Петербург.

1716 – Посредничество русского посла Долгорукого в споре между польским королём Августом и шляхтой (знак усиления влияния российской политики на Польшу). В связи с этим конфликтом Пётр I вводит в Речь Посполитую армию Ренна. Соглашение о выводе из Польши саксонских войск. Взятие Висмара. Бракосочетание русской царевны Екатерины Иоанновны с герцогом Мекленбургским (усиление русского внешнеполитического влияния на севере Германии). План общесоюзного десанта на шведскую территорию из Копенгагена. Страх перед Петром I в Европе. Интриги против царя его собственных западных союзников.

1717 – План Петра I сменить внешнеполитическую линию и объединиться с Карлом XII против прежних военных партнёров России. Сношения Петра со шведами. Слухи об участии царя в заговоре Стюартов против английского правительства. Поездка Петра в Голландию и дружественную шведам Францию. Постановления Варшавского сейма против диссидентов задевают интересы православных подданных Польши.

1718 – Безуспешные ходатайства Петра в пользу польских диссидентов. Русско-шведские мирные переговоры на острове Ло. План совместной войны Петра I и Карла XII против Дании, Англии и Польши. Гибель Карла XII и переход шведской короны к его сестре Ульрике-Элеоноре срывают проект русско-шведского союза.

1719 – Возобновление военных действий России против Швеции. Разорения шведских берегов Апраксиным, Голицыным и Ласси (1719-1720).

1721 – Ништадтский мир оканчивает Северную войну.

1722Персидский поход Петра I (1722-1723). Отмена украинского гетманства и учреждение Малороссийской коллегии (отмена автономии Украины в составе Российской империи).

1723 – Уступка Петру персидским шахом Тахмаспом восточного и южного берега Каспия.

1724 – Новая смена курса внешней политики Петра I в Европе: русско-шведский союз.

1725 – Смерть Петра I.

 

© Автор таблицы – Русская историческая библиотека.

Правление Екатерины II

1 этап – до войны 1733-1775 гг.

«Просвещенный абсолютизм»

  • Особая форма самодержавия, которая характеризовалась  реформами под влиянием буржуазных отношений при сохранении власти у дворян.

2 этап – после Пугачева – открытая дворянская реакция.

  • 1775 г – указ о праве высылке крестьян дворянами на каторгу.
  • 1767 г – жаловаться на помещиков – тягчайшее государственное преступление.
  • 1667-1768 гг – Уложенная комиссия.

Для составления нового Уложения законов, т.к. старому уже более 100 лет.

Основной вопрос -крестьянский

Ничего не сделала, так как началась русско-турецкая война.

Пугачев 1773-1775 гг.

Сентябрь 1773 г Пугачев принимает имя Петра III, привлек к себе яицких казаков.

Особенности крестьянской войны:

Самая мощная по участникам и площади

Высокая степень организованности – приказы, командующие, «прелестные письма», организация войска.

10 января 1775 г Пугачева казнили на Болотной площади.

1775 г – Губернская реформа, Россию разделили на 50 губерний, в каждой губернии – уезды – 20-30 тысяч населения. Создание генерал-губернаторств, куда входили несколько губерний.

Павел Петрович I 1796-1801 гг.

  • Считал, что Екатерина II украла у него трон
  • Все делал против нее
  • В армии -реакционные прусские порядки
  • Ссылка ее фаворитов
  • Раздача государственных крестьян помещикам
  • Указ о трехдневной барщине.
Екатерина II 1762-1796 гг.

Задачи:

Включить в состав России – Украину и Белоруссию

Закрепить положение в Прибалтике

Утвердиться на берегу Черного моря.

Русско-турецкая война 1768-1774 гг. Кучук-Кайнарджийский мир.

  • Россия получила Керчь, Еникале, Кинбурн.
  • Россия получила земли между Бугом и Днепром.
  • Русский флот мог проходить через Черноморские проливы
  • Россия получила  покровительство над Молдавией и Валахией.

1783 г – Георгиевский трактат – вхождение Грузии в состав России.

1783 г – Крым, Кубань вошли в состав России.

1787 – 1791 – русско-турецкая война. Ясский мирный договор.

Россия получила земли между Бугом и Днестром, более широкий выход к Черному морю.

Разделы Польши.

  1. 1772 – Россия получила восточную Белоруссию по Западной Двине и верхнему Днепру
  2. 1793 Россия получила центральную Белоруссию с Минском, правобережную Украину.
  3. 1795 г. – Россия получила Литву, Западную Белоруссию, Литву, Волынь.

Павел Петрович I 1796-1801 гг.

1798 – решил начать войну с Францией

1799 г – Итальянский и Швейцарский походы Суворова, победы русского флота под командованием Ушакова.

Дальнейшее развитие и продолжение петровских реформ:

Включение в состав России плодородных земель привело к излишку зерна и развитию его экспорта из Черноморских портов.

Центральный и Северный районы  – развитие производства льна, конопли, кож. Увеличение спроса на технические культуры – развитие мануфактур и крестьянских промыслов.

Появление частных но преобладали мануфактуры ,обслуживающие государство– металлургия, суконные, парусина. Они же работали на экспорт.

К концу 18 в. Складывался внутренний рынок. Это способствовали:

https://5-ege.ru/pravlenie-ekateriny-ii/

  • Отмена внутренних таможенных пошлин
  • Отмена монополии государства в промышленности и торговле.
  1. Господствующее сословие – дворянство.
  2. Полупривилегированное сословие – духовенство:  черное и белое, купцы 1, 2, 3 гильдии, казаки, иностранные колонисты (немцы на Волге).
  3. Податные сословия:
  • Мещане
  • Цеховые ремесленники
  • Крестьяне: государственные(однодворцы, экономические, приписные, черносошные, ясачные, ямщики) и еще дворцовые, помещичьи, солдатские дети).

Вывод: Окончательное оформление сословного строя самодержавной России в 1785 г. «Жалованная грамота  дворянству, городам»

Законодательное закрепление сословных прав и привилегий дворянства

Монопольное право собственности на землю и крестьян

Свобода от подушной подати, телесных показаний, рекрутства

Право торговли и строительства мануфактур

Право уйти в отставку в любое время.

В городах закреплена сословная структура населения.

Внутренняя и внешняя политика Павла 1 (кратко)

Павел 1 занял престол после смерти Екатерины 2. Личность его осталась двойственной и непонятной, одни считали его гением Просвещения, другие – сумасшедшим. Внутренняя и внешняя политика Павла 1 также вызывает противоречивые оценки.

Детство Павла 1

Павел 1 родился 20 сентября 1745 года, он был сыном Екатерины 2 и Петра 3. Будущий император с детства обучался наукам, учителя полагали, что мальчик обладает живым умом и одарен от природы.

Павел очень любил своего отца, Петра Федоровича, и считал мать виновницей в его смерти. Потерю отца переносил очень тяжело.

Браки Павла 1 и жизнь в Гатчине

Екатерина 2 женила сына, когда ему было 17 лет, на принцессе Вильгельмине Гессенской, после крещения – Наталья Алексеевна. Она умерла во время родов.

И в 1776 году Павел снова женился. Супругой стала Доротея Вюртембергская, называемая после крещения Марьей Федоровной. Она была родственницей прусского короля и существует мнение, что именно под ее влиянием Павлу начали нравятся немецкие традиции.

Отношения между Екатериной 2 и сыном не ладились. Императрица подарила супругам после венчания Гатчину, что, по сути, означало ссылку наследника. Здесь у Павла Петровича появляется армия, состоящая из полуроты матросов, кирасирского полка и пехотного батальона. Будущий царь часто организует смотры и учения.

В 1777 году у Павла 1 рождается сын Александр, которого тут же отлучают от семьи и отдают на воспитание тем, кого назначала Екатерина 2. Родителям разрешалось навещать своего сына только по специальным дням. Все попытки Павла участвовать в политической жизни страны тут же пресекались императрицей.

На престол Павел 1 взошел в 42 года. Не имея особых навыков управления государством, он тем не менее был незаурядной яркой личностью. Ниже можно ознакомиться с тем, какова была внутренняя и внешняя политика Павла 1. Кратко таблица показывает основные моменты.

Первое, что сделал Павел после коронации – перезахоронил прах отца в Петропавловский собор.

Почему политика Екатерины не была продолжена?

Внутренняя и внешняя политика Павла 1 разительно отличалась от екатерининской. Во многом это обусловлено трудными личными взаимоотношениями между матерью и сыном.

Император так и не смог простить матери заговор против отца, итогом которого стала смерть Петра 3 и восхождение на трон Екатерины. Масло в огонь подливали слухи о том, что Павел — ребенок Салтыкова, а не Петра, а следовательно он не из династии Романовых.

Поэтому внутренняя и внешняя политика Павла первого не только отличалась от курса его матери, но ломала и переделывала его. Часто он действовал наперекор Екатерине.

Внутренняя Политика Павла 1

Внутренняя и внешняя политика Павла 1 кратко может быть обозначена, как систематическое изменение и истребление всех нововведений Екатерины 2.

Военные и крестьянские реформы

Считаются самыми масштабными изменениями в государстве. Павел 1 изменил уставы пехоты, моряков и кавалерии. По новым законам офицерский состав отвечал за здоровье и жизнь солдат. Им обязаны были предоставлять ежегодный отпуск, офицеры не имели права использовать их для работы у себя в имениях. Солдатам был сокращен срок службы до 25 лет, по окончанию которого назначалась пенсия. Павел 1 сформировал новое подразделение армии: фельдъегерский корпус, пионерский полк и т. п.

Внутренняя и внешняя политики Павла 1 в значительной степени отразилась на русском народе. Так, улучшилось положение крестьян, но некоторые поступки императора в истории считают странными. Например, Павел раздал множество государственных крепостных помещикам, считая, что там им будет лучше.

Повинности крестьян сильно изменились: помещики могли требовать отработать барщину не больше трех раз в неделю, хлебная повинность упразднилась.

Положение дворянства

Павел 1 сознательно ослаблял дворянство. Видимо, император боялся дворцового переворота. Он разрешил наказывать дворян телесно за разбой, пьянство, убийство и служебные нарушения.

Павел отменил дворянские собрания, ввел подушную пошлину, запретил коллективные прошения и участие в выборах для уволенных с государственной службы за проступки.

Такой была по своей направленности внутренняя и внешняя политика Павла 1. Таблица, на которой кратко перечислены основные внешние изменения в стране, представлена ниже.

Основные события в области внутренней политики

1796 годВ армии вводятся прусские порядки. Усиливается цензура, под запретом оказываются иностранные книги.
1797 годПринимается закон о престолонаследии. Выходит запрет о выезде и учебе за границей. В ссылку попадают фавориты Екатерины 2.
1798 год

Промышленным предприятиям разрешается покупать крестьян.

Ограничение дворянского сословия

1798 годГубернаторы обязуются присутствовать, когда происходит выбор дворянского предводителя.
1799 год

Отменяются губернские собрания. Запрещается уездным предводителям выбирать губернских предводителей. Запрет на коллективные прошения.

Реформы, связанные с крестьянами

1796 год

Крестьяне прикрепляются к земле в Новороссии.

1797 год

Барщина ограничивается тремя днями. Запрещается продавать с молотка безземельных крестьян и дворовых людей.

1798 годЗапрещается продавать без земли украинских крестьян.

Итоги внутренней политики Павла 1

Попытки императора документировать все правила жизни поданных, вымуштровать армию и притеснить дворянство привели к логической смерти Павла 1 от руки заговорщиков. Документально подтверждено, что весть о гибели государя была встречена ликованием.

Потомки и приемники оценивали его правление негативно, считая Павла самодуром и тираном. Внутренняя и внешняя политики Павла 1 также резко осуждалась.

Внешняя политика

Внутренняя и внешняя политика Павла 1, кратко говоря, изначально была направлена на борьбу с Францией. В 1798 году была даже организована антифранцузская коалиция. Командовал армией А. В. Суворов, благодаря его талантам освобождена была Северная Италия и совершен переход войска через Альпы. Но в 1799 г. соглашение было расторгнуто, а армия отозвана из Европы.

Не слишком удачно закончился и союз с Англией – Павел обвинил ее в неудаче совместной экспедиции в Нидерланды.

Импульсивна и эмоциональна была внутренняя и внешняя политика Павла 1. Таблица иллюстрирует основные события внешней политики.

Внешняя политика Павла 1

1798 годСоздание антифранцузской коалиции: Россия, Австрия, Османская Империя, Англия, Неаполь
1798 годЧерноморская эскадра Ф. Ушакова побеждает в Средиземноморье – французская крепость Корфу отбита.
1799 годПоход А. В. Суворова. Северная Италия освобождена от французов.
1800 годВнешнеполитический курс страны меняется – союз с Францией становится приоритетным.
Последствия союза с ФранциейРоссия выходит из войны и разрывает дипломатические отношения с Англией и Австрией.
Русская армия начинает готовиться к походу на Индию.

Мир с Францией заключен. Россия принимает участие в союзах против Австрии и Англии.

Таким образом, хорошо вырисовывается внутренняя и внешняя политика Павла 1. Схема помогает сжато изложить самые основные, судьбоносные как для страны, так и для императора решения.

Итоги внешней политики

Действия императора по отношении к Англии считаются необдуманными. Негативно оценивается внутренняя и внутренняя и внешняя политика Павла 1. Краткое содержание ее можно передать одним словом – недальновидность. Это связано с чуть не начавшейся войной с этой державой из-за интересов мальтийских рыцарей. Многие отмечают неоправданный риск азиатских походов.

Генрих VIII и внешняя политика

Внешняя политика Генриха VIII в первую очередь касалась Франции и империи Габсбургов. Традиционно внешняя политика Тюдоров пыталась придерживаться нейтралитета с обоими этими государствами, и изначально внешняя политика Генриха VIII не была исключением.Генри знал, что Англия не способна противостоять ни одному из штатов, но как нация она может извлечь выгоду, протянув руку дружбы обоим. Этот план развалился, когда стало ясно, что Генрих хотел развестись с Екатериной Арагонской. Карл V не думал о каких-либо формах связи с Генрихом VIII, поскольку Екатерина была его тетей. Карл считал, что Генрих VIII лишал Екатерину всякой чести, чего он не хотел терпеть. Однако Генрих был достаточно проницателен, чтобы знать, что положение Карла V в континентальной Европе было таким, что он ничего не мог поделать с положением Екатерины в Англии.Чарльзу нужно было слишком много думать о турках на юго-востоке своей империи, чтобы помочь своей тете. Однако он ясно выразил свое недовольство тем, как обошлись с Кэтрин.

Франциск I Французский попытался воспользоваться разрывом между Генрихом и Карлом. Он молчаливо поддержал призыв Генриха к папе аннулировать его брак с Екатериной. В результате оба мужчины великолепно встретились в Кале в октябре 1532 года, где Франциск приветствовал Анну Болейн, как если бы она была королевой.Фрэнсис планировал и дальше помогать Генри. В октябре 1533 года Франциск должен был подписать договор с папой Климентом VII, который, как надеялся Франциск, позволит урегулировать проблему Генриха. Франциск не был альтруистом — он просто хотел создать мощный блок против Габсбургов. Генри закончил эту попытку Фрэнсиса, когда дал понять, что планирует решить проблему самостоятельно.

Самому Генриху пришлось вести тонкую дипломатическую игру. Он с некоторой долей уверенности знал, что Фрэнсис только «подружился» с ним в рамках союза против Карла V.Меньше всего Генрих хотел участвовать в войне между Францией и Габсбургами, но он не хотел противодействовать Франциску. Географического расстояния между Веной и Англией было достаточно, чтобы убедить Генриха, что Англия в безопасности от Карла V. Однако Франция была другим делом. Когда Фрэнсис осторожно предлагал жениться своему сыну на Мэри или Елизавете, Генри не ответил. Он просто не хотел ввязываться в политику Франции.

Франциск и Карл сконцентрировались друг на друге после смерти Франческо Сфорца, герцога Миланского, в 1535 году.Оба сконцентрировали свои усилия на том, кто станет его преемником, тем самым предоставив Генриху определенную свободу в его внешней политике. Он следовал своей желанной политике нейтралитета. Английским дипломатам во Франции было приказано сохранять отношения с Фрэнсисом «холодными».

Генрих мог разыгрывать эту политику, в то время как Чарльз и Фрэнсис направляли свою внешнюю политику друг против друга. Единственное, чего боялся Генри, так это союза между ними. К 1538 году такой союз казался вполне вероятным.Карл и Франциск встретились в Эг-Морт в июле 1538 года в присутствии Папы Павла III. Генриху казалось, что основные католические державы Европы объединяют свои силы. На бумаге Генрих был в слабой позиции против столь объединенных могущественных противников, и он пытался разрушить Антанту Габсбургов-Валуа — он даже предлагал себя жениться на различных французских принцессах, но это ни к чему не привело. В ноябре 1538 года Генрих вел переговоры о браке с племянницей Карла V, но это тоже ни к чему не привело.Его положение в Европе, где доминировали католики, стало еще слабее, когда в декабре 1538 года был направлен папский указ в поддержку свержения Генриха. Папский орден называл Генриха «самым жестоким и гнусным тираном». Этот приказ сделал Генри честной игрой для любого католика.

В ответ на эту угрозу — угрозу, которую Генри воспринял очень серьезно, — Генрих много сделал для развития флота. В 1539 году Марильяк, французский посол в Англии, писал о 120 военно-морских кораблях, базирующихся в устье Темзы и 30 в Портсмуте — значительное увеличение по сравнению с пятью кораблями, унаследованными им от Генриха VII.Генрих приказал модернизировать всю береговую оборону на южном побережье — большая часть материалов, необходимых для ремонта, поступала из близлежащих монастырей.

Один из способов, которым Генрих противодействовал этой угрозе, заключался в том, чтобы ухаживать за лютеранскими князьями Северной Германии. На бумаге они не смогли бы противостоять военной мощи комбинированной атаки французов и Габсбургов, но они занимали стратегическое положение в Европе, которое могло доставить неудобства императору. В январе 1539 года были проведены переговоры с Шмалькальдской лигой, но они увязли в богословских спорах и ни к чему не привели.

В июле 1539 года Генрих получил от Вильгельма Клевского согласие на то, чтобы его сестра Анна вышла замуж за Генриха. Вильгельм был католиком того же типа, что и Генрих, и нуждался в союзнике с определенным авторитетом, поскольку его положению в Европе угрожали лояльные Папе римские католики — такие люди, как Франциск I и Карл V. женился на Анне в Гринвиче. Франциск позволил Карлу пройти через его земли в декабре 1539 года, чтобы облегчить подавление восстания в Генте — сотрудничество между ними явно беспокоило Генри.Чарльз подавил восстание в Генте, но это не открыло эры более тесного сотрудничества между ними, к большому облегчению Карла.

Способность Генриха сохранять определенную степень отделения от Европы в значительной степени зависела от того факта, что Карл и Франциск были во всех смыслах врагами. Любое примирение неизменно сопровождалось конфликтом — а это означало, что их внимание было сосредоточено на себе. За соглашением 1539 года между Карлом и Франциском в июле 1541 года началась война между ними.Генри мог от этого только выиграть. В феврале 1543 года Генрих заключил союз с Карлом. Они договорились поддерживать древние торговые соглашения и гарантировать друг другу защиту от вторжений. Они также договорились, что в течение двух лет будет крупное нападение на Францию. В частности, Генрих хотел получить Булонь. Генрих направил 5000 солдат для нападения на Францию. 14 сентября года 934 года 1544 года Булонь сдалась англичанам, и Генрих, казалось, был на подъеме в отношении своего положения с Франциском.Однако 18 сентября года года Карл покинул Генриха и заключил с Фрэнсисом собственные мирные договоренности.

1545 год был для Генри кризисным годом. Многие ожидали нападения французов, и в июле 1544 года французские войска высадились в Бембридже на острове Уайт. Флот также намеревался высадиться в Сифорде, но болезнь положила этому конец. Единственная спасительная черта Генри заключалась в том, что Фрэнсис был не в сильном положении и просил мира. Он пожаловал Генри Булону на восемь лет и согласился выплачивать Генри пенсию в размере 95 000 крон на протяжении всей жизни Генри.

Похожие сообщения

  • Многие в Англии считали, что преемственность Генриха VIII откроет менее суровую эпоху, чем та, которой правил Генрих VII…

  • Генрих VIII был в значительной степени конформистом в отношении своих убеждений. Его основная вера заключалась в том, что Бог создал общество таким, какое оно было…

  • Генрих VIII обычно рассматривается как могущественный король, которому почти не противостояли в правительстве. Однако самого Генри всегда беспокоило то, что…

Совет по международным отношениям

Образование

Академический веб-семинар: Будущее U.Отношения между Южной и Мексикой

Гуадалупе Корреа-Кабрера, адъюнкт-профессор Школы политики и государственного управления им. Джорджа Мейсона и научный сотрудник Латинской Америки программы Центра Вильсона, ведет беседу о будущем американо-мексиканских отношений. CASA: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR Fall 2021. Я Мария Каса, директор Национальной программы и связей с общественностью CFR.Спасибо всем, что присоединились к нам. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic, если вы захотите поделиться им со своими коллегами или одноклассниками. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Гваделупе Корреа-Кабрера с нами, чтобы обсудить будущее американо-мексиканских отношений. Доктор Корреа-Кабрера — адъюнкт-профессор Школы политики и государственного управления им. Шарля Университета Джорджа Мейсона и научный сотрудник Латинской Америки в Центре Вильсона.Она также работает внештатным научным сотрудником в Центре США и Мексики в Институте Бейкера Университета Райса, является научным сотрудником Small Wars Journal-El Centro и соредактором журнала International Studies Perspectives Journal. Ранее д-р Корреа-Кабрера был главным исследователем гранта на исследование организованной преступности и торговли людьми в Центральной Америке и Мексике при поддержке Управления Государственного департамента США по мониторингу и борьбе с торговлей людьми. В прошлом она была президентом Ассоциации исследований приграничных территорий и автором нескольких книг.Добро пожаловать, Гваделупе. КОРРЕА-КАБРЕРА: Спасибо, Мария. CASA: Большое спасибо за то, что поговорили с нами сегодня. КОРРЕА-КАБРЕРА: Спасибо, Мария. Большое спасибо всем, особенно Совету по международным отношениям, за возможность поговорить с вами об отношениях двух моих стран, Соединенных Штатов и Мексики. Итак, сегодня я собираюсь начать с объяснения текущего состояния Мексики и США. отношений, но в контексте очень важного события, которое произошло несколько дней назад, в контексте U.Двухсотлетие Южно-Мексиканской программы обеспечения безопасности, общественного здравоохранения и безопасных сообществ. Двухсотлетие — так называемое Двухсотлетие понимания. В начале правления нынешней администрации Соединенных Штатов было опасение, что отношения между Соединенными Штатами и Мексикой будут сложными. Несмотря на прошлый, текущий год был чрезвычайно продуктивным во многих сферах. И с этим новым пониманием, Двухсотлетним пониманием, которое говорится в Двухсотлетних рамках безопасности, общественного здравоохранения и безопасных сообществ, отношения между Соединенными Штатами и Мексикой претерпели очень важные изменения.Есть понимание, что инициатива Мериды, которая была центром отношений между Соединенными Штатами и Мексикой и сосредоточена на безопасности, должна быть пересмотрена. А потом, вы знаете, это было — считалось, что приоритеты остались прежними, приоритеты двух стран, с некоторыми изменениями, о которых я собираюсь рассказать. Но эти три — я имею в виду, понимание на высоком уровне, эта встреча на высоком уровне рассказала нам, что должно быть — я имею в виду, что мы увидим в будущем.Поэтому я просто хотел указать на некоторые из обсуждаемых вопросов. Эта структура была основана на приоритетах безопасности каждой страны, о которых я собираюсь говорить. И основное внимание уделяется борьбе с насилием, но через ответные меры, основанные на справедливости и использовании разведывательных данных против организованной преступности, а также на тактическом сотрудничестве в правоохранительных органах, основанном на ранее выявленных ошибках. Но в настоящее время основное внимание будет уделяться общественному здравоохранению и развитию как части стратегии сотрудничества между двумя странами.Я беру несколько слов из … из официального сообщения об этом понимании. И, как вы знаете, с учетом — для более безопасного и процветающего региона Мексика — США. Двухсотлетние рамки служат для подтверждения дружбы и сотрудничества, существующих между двумя странами. Знаете, как видите, язык очень дружелюбный. Он основан на понимании важности взаимоотношений и важности сотрудничества. Судя по всему, в этом отношении две страны находятся в одной лодке.Соединенные Штаты признают, что поддержка милитаризации, вероятно, не лучший вариант. И более пристальное внимание к общественному здравоохранению и развитию с целью устранения коренных причин насилия в южном полушарии, особенно в Мексике, вероятно, является правильным путем, с пониманием того, что нужно продвигать более безопасный и процветающий регион. Есть четыре темы — я имею в виду, это идея. Это был… я имею в виду, это был тот разговор, который ведется на столе. Сегодня нам не обязательно знать, как это будет реализовано, каковы конкретные политики — или сотрудничество, или суммы денег, чтобы это произошло.Но это как бы идея будущего этого сотрудничества. Тем не менее, я собираюсь говорить о возможностях и, в частности, о проблемах, учитывая приоритеты двух стран, которые, в некотором роде, и когда мы проводим встречи такого типа, и когда мы слушаем язык и читаем СМИ и поговорить с политиками, которые присутствовали, у нас есть смысл. Но потом, когда все идут домой, мы вроде как лучше думаем об этом и видим возможности, но больше проблем, чем мы изначально думали.Итак, в отношениях США и Мексики есть четыре основных момента, которые необходимо выделить, плюс один, который всегда был важен, но сегодня он более важен из-за пандемии. Это тема общественного здравоохранения, где наблюдается важное сотрудничество между Мексикой и США, но в то же время возникают определенные проблемы в отношении управления границами. Раздел 42 все еще в силе, и границы будут постепенно открываться, учитывая, как вы знаете, прививочный статус людей.Но это оказало серьезное влияние на приграничные сообщества и определенное влияние на торговлю и развитие, особенно на границе США и Мексики. Еще четыре основные темы отношений США и Мексики, о которых я хочу поговорить, — это иммиграция, безопасность, торговля и энергетика. То есть, я не хочу располагать их в порядке приоритета. Я думаю, что энергия определит будущее Мексики и США. отношений, но я собираюсь упомянуть о четырех в контексте настоящего — я имею в виду нынешнюю ситуацию.Итак, что касается торговли, успешное прохождение и, как вы знаете, осуществление пересмотра условий НАФТА, сегодня в форме USMCA, было чрезвычайно успешным. Конечно, это создает определенные проблемы. И это будет связано с последней темой, о которой мы будем говорить, с предложением правительства Мексики реформировать электроэнергетический сектор. Это то, что будет очень, очень важно, и каковы приоритеты Соединенных Штатов в рамках улучшения строительства? Но что касается торговли, видимо, их отношения не могли быть, знаете ли, лучше, чем сегодня.Конечно, есть некоторые проблемы, связанные с правами трудящихся и профсоюзами в Мексике, которые могут вызвать некоторую потерю конкурентоспособности в производственном секторе. И, конечно, в случае улучшения структуры, это пойдет на пользу Соединенным Штатам и, вероятно, отразится на производственном секторе Мексики. Посмотрим, как это работает. Но что касается торговли, то здесь в основном, знаете ли, стабильно, за исключением будущего. И это будет очень, очень важно. Потенциальный переход, мы точно не знаем, очень сложно, что реформа электроэнергетики в Мексике пройдет.Но в любом случае президент — нынешний президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор — имеет очень важную часть — я имею в виду часть населения и очень важную поддержку со стороны своей базы, которая могла бы помочь ему в достижении его цели. Я вижу это совсем по-другому, но мы поговорим об этом. Итак, следующая область, о которой я хотел бы поговорить, — это иммиграция. Здесь у нас есть огромные проблемы, огромные проблемы, которые были визуализированы, вы знаете, текущие ситуации на границе, которые начались с самого начала этой администрации.Я имею в виду, что в последние годы они начали увеличиваться в размерах или, по крайней мере, в заметности. Как я уже упоминал, сохраняется Раздел 42 и протокол защиты миграции — Протоколы защиты мигрантов, поэтому программа «Остаться в Мексике», в которой ряду соискателей убежища придется ждать решения по их делам в Мексике, в этом есть новое определение. фреймворк. Верховный суд США совсем недавно принял решение о возобновлении действия Протоколов о защите мигрантов.Вначале Министерство внутренней безопасности, как вы знаете, заявило, что они будут — они будут продолжать это, но совсем недавно они не намерены продолжать работу с Протоколами о защите мигрантов. В конце концов, и именно поэтому это очень важно в самом текущем разговоре, в конце концов, в продолжении этой — этой программы, которая подверглась резкой критике. Кроме того, это поставило под угрозу права человека нелегальных мигрантов и просителей убежища.Это может — это не сработает, если Мексика, — если правительство Мексики не примет это. Мы должны увидеть, каков будет результат. Но у нас есть определение на этот счет. Роль Мексики является ключевой в управлении границей США и Мексики, в управлении тем, что некоторые называют кризисом мигрантов, а затем кризисом на границе. Мы наблюдали этот кризис совсем недавно, когда ряд гаитянских граждан покинули свою страну, уехали в Южную Америку, а из Южной Америки — из таких стран, как Эквадор, Бразилия, Чили — отправились на север через разные страны, сталкиваясь с различными проблемами и опасностями. и прибыл в одну точку U.Граница между Южной и Мексикой с помощью ряда субъектов, таких как контрабандисты-мигранты и коррумпированные власти, но с целью заработать — я имею в виду, избежать ужасной жизни и улучшить жизнь в Соединенных Штатах. У нас есть караван, который сейчас направляется в Мехико. Они собирались уйти — они изложат свои требования, но они намерены и дальше ехать в Соединенные Штаты. Существует очень широкое определение миграционного кризиса, или того, что некоторые называют мигрантским кризисом, а также иммиграционных проблем, которые правительство Соединенных Штатов Америки и правительство Мексики тоже очень точно осознали, что необходимо сотрудничество, чтобы устранить коренные причины ситуации, связанной с развитием стран Центральной Америки, Южной Америки.И, знаете, добиться стабильности в Южной Америке, наверное, не за счет милитаризации. Госсекретарь Блинкен в очень неожиданном заявлении заставил нас поверить в то, что сегодня Соединенные Штаты также пересматривают свою помощь Латинской Америке, Центральной Америке и Карибскому региону. И упор не будет на помощь в военной технике или на милитаризацию региона. Это очень важно. И это подводит меня к разговору о третьей важной — третьей теме в отношениях США и Мексики.Безопасность Мексики — отношения Мексики и Соединенных Штатов в последние несколько лет были сосредоточены на этой связи между безопасностью и иммиграцией. Это, в конце концов, сосредоточено на особом внимании к пограничному контролю, сотрудничеству в области безопасности границ. Ситуация в Мексике ухудшилась за последние несколько лет, и ситуация существенно не улучшилась. Несмотря на пандемию, убийства в Мексике оставались на высоком уровне. Во время пандемии снижение было очень небольшим, но сегодня, и мы ожидаем, что в этом году уровень убийств продолжит расти в тенденции, которая, похоже, не будет снижаться.Подход мексиканского правительства с переходного периода был — я имею в виду, что меня можно резюмировать фразой «говорит, а не пули». Что означает, например, полностью — я имею в виду, полный сдвиг объявления войны Мексики с наркотиками на некоторые другие, например, подходы, которые также будут сосредоточены на устранении коренных причин отсутствия безопасности в Мексике, в основном, в рамках развития. Однако предшествующая милитаризация преступных групп в разных частях страны и события — стрельба и диверсификация преступной деятельности вооруженных групп в стране — также создали очень сложную ситуацию.Подсчет убийств в Мексике показывает, что количество убийств практически не изменилось — более 36 000 убийств в 2020 году. Как я упоминал ранее, в этом году мы ожидаем значительного увеличения. Не знаю, каковы будут масштабы, но с начала года мы наблюдаем очень печальные события. Например, на границе США и Мексики, в городе Рейноса, массовые убийства мигрантов, а также убийства и исчезновения людей на ключевой автомагистрали Мексики из Нуэво-Ларедо и Монтеррея.Мы все еще помним Culiacanazo в 2019 году, который был очень сложным. И сегодня ситуация в таких штатах, как Мичоакан, Герреро и Синалоа, массовые убийства, которые могут быть обнаружены, и люди, которые исчезают или остаются исчезнувшими, вызывают очень большую озабоченность как для Мексики, так и для Соединенных Штатов. На самом деле нет понимания, как будет оформлено это сотрудничество в отношении безопасности. Тем не менее, в начальных переговорах, посвященных двухсотлетию взаимопонимания, произошел очень большой прогресс, который, по крайней мере, на бумаге, должен был завершиться Меридской инициативой.Но основное внимание будет уделяться ликвидации транснациональных преступных организаций, возможно, другим способом, а не с упором на военный сектор или вооруженные силы. По крайней мере, это то, что у нас есть на бумаге. Мексика была очень прямолинейна в отношении — и очень критична в отношении роли DEA. И это вызвало напряженность в наших отношениях. У нас также есть проблема безопасности и — я имею в виду приоритеты Соединенных Штатов в отношении улучшения предложения или реформы.И затем, как я уже сказал, у нас есть реформа электроэнергетического сектора в штате Мехико, которые хотят восстановить контроль над управлением электричеством, рынком электроэнергии и способность государства управлять литием. Итак, у Мексики — и у мексиканского правительства есть три основных проекта: строительство нефтеперерабатывающего завода — в Дос-Бокас в Табаско, аэропорта Санта-Лючия и поезда Maya Train. Между Мексикой и Соединенными Штатами существует напряженность в отношении приоритетов. У Мексики есть приоритет продолжить поддержку нефти и газа.Это… это нашло отражение в строительстве завода. И здесь мы, вероятно, увидим главную точку напряжения. Из-за лучшего восстановления и приверженности лучшему восстановлению, а также сосредоточения внимания на внутренних рынках США, где Мексика извлекает выгоду из роста своего производственного сектора. Мы действительно не знаем, как это будет развиваться, но, по крайней мере, вы знаете, на бумаге все будет хорошо. Но определенно приоритеты в отношении энергии очень разные, и в центре внимания U.Правительство Южной Мексики о смягчении последствий изменения климата. И этот фокус будет совсем другим — очень сложным. Соединенные Штаты привержены достижению своих климатических целей, созданию миллионов рабочих мест внутри Соединенных Штатов. И это действительно изменило их отношения. Так что мы можем поговорить об этом подробнее. Спасибо, что слушали это. И, как я уже сказал, мы, вероятно, будем много говорить об энергии и неравенстве в отношении общественного здравоохранения и показателей вакцинации, что также вызовет напряженность.И иммиграция — это еще один момент, о котором нам нужно поговорить более подробно. Спасибо. CASA: Спасибо, Гваделупе, за это представление. Конечно, есть о чем поговорить. Теперь давайте откроем это для вопросов от наших участников. (Дает инструкции по постановке в очередь.) Давайте посмотрим. Мы начнем с письменного вопроса Пола Хабера, профессора Университета Монтаны. Он спрашивает: Не могли бы вы подробно рассказать об изменениях в рабочей силе, которые требует в Мексике USMCA? А что случилось на сегодняшний день? И ожидаете ли вы реального углубления реформ с настоящего момента и до конца администрации AMLO? КОРРЕА-КАБРЕРА: Это очень важный вопрос.Что касается USMCA, в основном основной момент, который может вызвать напряженность, связан с профсоюзами, особенно в секторе maquiladora , в производственном секторе. Соединенные Штаты очень четко заявили об этом требовании, но это в то же время снизит конкурентоспособность производственного сектора Мексики. Как я уже сказал, я имею в виду, что в последние пару лет были попытки создать независимые профсоюзы в секторе maquiladora , но все еще сохраняется крайняя напряженность.И в этом — в этом смысле — не было настоящего прогресса. Но в то же время Андрес Мануэль Лопес Обрадор с его темой primero los pobres , бедные в первую очередь, и поддержкой мексиканской рабочей силы, повышение — очень важное повышение с начала его администрирования заработной платы. якобы посвятил себя помощи мексиканским рабочим и — и он также был сосредоточен на поддержке не только профсоюзов или трудового сектора, но и своих социальных программ, которые, я имею в виду, широко рекламировались.Например, Jóvenes Construyendo el Futuro , Молодежь, строящая будущее, которая для него очень важна, но также очень критикуется. И поддержка матерей без — я имею в виду матерей-одиночек. И я имею в виду молодежь, строящую будущее для тех, у кого нет работы. Итак, с одной стороны, Андрес Мануэль Лопес Обрадор, также для того, чтобы продолжать создавать свою базу поддержки или поддерживать свою базу поддержки, сосредоточился — сосредоточил внимание на этих программах, этих социальных программах, которые не обязательно сосредоточены только на труде, поскольку То, как Соединенные Штаты хотят, чтобы это было видно, чтобы также восстановить экономику, сместив акцент на внутреннее развитие.Я не вижу в этом отношении, что — если ваш интерес исходит из Соединенных Штатов, то, что произошло с профсоюзом, связано с профсоюзами и их способностью действительно, я имею в виду, расти в производственном секторе Мексики — я не понимаю Я не вижу большого прогресса в этой области. И, безусловно, в этом отношении у Мексики и США очень разные приоритеты. Но Андрес Мануэль Лопес Обрадор смог убедить ряд своих сторонников, ряд мексиканских рабочих, потому что он очень важным образом увеличил заработную плату в Мексике.И он, вероятно, сможет добиться большего увеличения, когда выборы — президентские выборы. Но определенно мы не видим очень определенных изменений в этой области, так как USMCA был поставлен. CASA: Затем мы поднимаем руку Шерис Нельсон, доцент Южного университета в Батон-Руж. Шерис. Q: Добрый день. Большое вам спасибо за вашу беседу. И я ценю, что вы оставили нам время задать вопросы. Как преподаватель, как это сделать? Самая большая проблема часто заключается в том, чтобы заставить студентов отказаться от стереотипной информации, которую они получают о U.Южная Мексика и отношения, и в центре этого — этих отношений с иммиграцией, когда есть далеко — как вы упомянули — есть намного другие проблемы, которые определяют наши отношения. Где можно найти места, куда мы можем направить студентов, чтобы получить более качественную информацию, не столь стереотипную об отношениях, которая вызовет их интерес? Огромное спасибо. КОРРЕА-КАБРЕРА: Это очень важный вопрос. Спасибо за вопрос. И, безусловно, есть способ представить проблему иммиграции, поместить ее в политическую перспективу — либо с правой, либо с левой стороны.Проблема иммиграции и качественного развития и доступа к рабочим местам — я имею в виду, она была глубоко изучена мексиканскими учеными, учеными Соединенных Штатов. Проблемы больше связаны с развитием и рабочими местами, которые предлагаются в Соединенных Штатах, например, с факторами притяжения и отталкивания нелегальной иммиграции. И у нас есть очень разные области, чтобы думать о миграции или иммиграции. В последнее время основное внимание уделялось границе, лицам, ищущим убежища, и политизации в Соединенных Штатах, в то время как многие другие области в некоторой степени игнорировались.Есть — для педагогов есть ряд анализов. Одна конкретная область, которую важно знать, это Соединенные Штаты — я имею в виду иммигранты — как иммигранты в Соединенных Штатах, приехавшие из разных стран, смогли развиться, смогли сделать эту страну великой. Это одна из областей, на которой мы должны сосредоточиться. И информации по этому поводу очень много. Еще одна проблема, о которой важно знать, — это факторы притяжения и давления, связанные с иммиграцией без документов. И один важный фактор, на который мы обычно не обращаем внимания, — это рабочие места, существующие в Соединенных Штатах, и перспектива… я имею в виду нелегальную иммиграцию с точки зрения работодателей.И это связано с анализом роли иммигрантов в Соединенных Штатах. Откуда они берутся? Что они делают? Как они сюда попали, и не только из тех, кто хочет приехать. Еще одна проблема, которая широко освещалась, связана с миграцией. Миграционные потоки, которые начинаются в таких странах, как Чили, это опасное путешествие, на котором были сосредоточены эти СМИ, без анализа всего этого, без анализа этого понимания того, что в Соединенных Штатах есть рабочие места, есть всеобъемлющая иммиграционная реформа, которая находится на рассмотрении. Таблица, и что эта всеобъемлющая иммиграционная реформа определенно поможет решить проблемы системы, которая требует, я имею в виду, иммигрантов, чтобы продолжать работать, но она создает всевозможные проблемы.Выявлены нарушения иммиграционной системы США. Есть двухпартийное предложение для решения этих проблем с помощью временных виз, пути к гражданству для тех, кто уже здесь, у кого уже есть рабочие места, которые уже вносят вклад в эту экономику. Но, к сожалению, иммиграция, как вы правильно заметили, определенно использовалась, была поляризована, потому что она затрагивает очень важные настроения электората. И мы этого не понимаем.Определенно иммиграционная система в Соединенных Штатах должна измениться. И есть очень важное количество статей, исследований, в которых анализируются не только те, кто хочет приехать, или так называемый мигрантский кризис на границе, но и то, как работает рынок в Соединенных Штатах, рынки труда, что нелегальные мигранты делают в Соединенных Штатах, как решить эти проблемы с помощью этих двухпартийных усилий, которые были объединены в документах, таких как Всеобъемлющая иммиграционная реформа, а также тех, кто хочет работать.И многие из этих проблем, вероятно, можно было бы решить с помощью механизмов, созданных аналитическими центрами, аналитиками и учеными. Важная работа аналитических центров, таких как Миграция — MPI, Институт миграционной политики или — я имею в виду, другие инициативы в Мексике. Было много… есть много информации о возможных политиках решения этих проблем. Важно учитывать, что информация есть, что работа сделана, но проблема в охвате. И, безусловно, нашим студентам необходимо понять предложенное — предлагаемые решения, создающие легальные пути для миграции и временной работы в Соединенных Штатах, вероятно, являются правильным решением.Но, к сожалению, мы попали в эти политизированные моменты, и в эти моменты выборов, и дискурс политизируется. Но там много всего, много анализа, много предложений, которые можно найти. Прекрасная работа, как в Соединенных Штатах, так и в Мексике, и во многих других странах Северной и Южной Америки, потому что сейчас проблема нелегальной иммиграции, нерегулярной иммиграции касается не только Мексики и Соединенных Штатов. Иммигранты должны проехать через Мексику, чтобы попасть туда, куда они хотят, чтобы попасть туда, где расположены работы.Но мы знаем и видели, что ряд людей, например, что то, что называлось гаитянским кризисом на границе, как будто путешествие было проделано из таких далеких стран, как Чили, и очень многим странам приходится иметь дело с этим. Например, ситуация в Венесуэле — многие мигранты, которые были — я имею в виду, также уезжают найти работу и дом в Колумбии, — также переезжают и едут к границе. Так что там много всего, и наши студенты, как вы знаете, могут найти много информации. Это просто для того, чтобы отказаться от представленных медиа-дискурсов, которые не позволяют нам увидеть реальность.Но есть много всего, к чему мы можем получить доступ, особенно для наших студентов. CASA: Наш следующий вопрос — письменный и исходит от Педро Искьердо, аспиранта Университета Джорджа Мейсона. Он спрашивает, какие улучшения и недостатки вы видите в двухсотлетних рамках, касающихся незаконного оборота оружия, в отличие от Инициативы Мериды? КОРРЕА-КАБРЕРА: Ну, это — двухсотлетнее понимание — нет — на данный момент это просто ряд добрых пожеланий и признание определенных проблем.Торговля оружием была признана в этом двухсотлетнем соглашении. На сегодняшний день мы действительно не знаем, что Соединенные Штаты смогут сделать в отношении незаконного оборота оружия, и здесь сложилась очень важная и сложная ситуация, потому что в Соединенных Штатах это не по указу, не по закону. — Я имею в виду владение оружием и то, как граждане Соединенных Штатов понимают свои права в отношении ношения оружия. Это конституционное право; поэтому — а их много — знаете, есть очень, очень большой бизнес, который так легко не закончится.Поэтому, как вы знаете, две страны могут договориться — я имею в виду проверку или сотрудничество, чтобы положить конец или уменьшить проблему контрабанды оружия. Однако это будет очень сложно, если в Соединенных Штатах не произойдет что-то важное в отношении законодательства, устанавливающего некоторые ограничения на ношение оружия. Это очень важно. На сегодняшний день, Педро, нет конкретного плана того, как две страны собираются сотрудничать в этом отношении. Как мы знаем, министр иностранных дел — я имею в виду мексиканское правительство через министра иностранных дел, я имею в виду, подает иск против производителей оружия Соединенных Штатов в отношении оружия, которое поступает в Мексику и попадает в руки наркоторговцев. торговцы людьми.Нет ничего более актуального сегодня, чтобы мы знали, что собираются делать две страны. То же самое и со многими добрыми пожеланиями, во многих областях сотрудничества, с концом Инициативы Мериды и началом этого взаимопонимания. Мы действительно не знаем, какие конкретные программы будут реализованы и как эти программы будут реализовываться, сколько денег будет направлено на эти программы в настоящее время. У нас просто есть понимание того, как можно объединить приоритеты, чтобы улучшить и до некоторой степени переосмыслить сотрудничество с точки зрения безопасности и развития.CASA: Далее мы перейдем к поднятой руке; у нас есть Террон Адлам, студентка бакалавриата в Государственном университете штата Делавэр. Пожалуйста, продолжай, Террон. Q: Теперь вы меня слышите? CASA: Да. Q: Привет. да. Так что в этом выступлении я больше думаю об энергетическом секторе. Я знаю, что в Мексике много геотермальной активности, поэтому нет более эффективного способа, например, потому что глобальное потепление со временем усиливается, например, наводнения, перегрев озона и тому подобное. например, может ли использование геотермальной энергии и солнечной энергии быть более эффективным в Мексике по сравнению с нефтеперерабатывающими заводами? КОРРЕА-КАБРЕРА: Это очень важный вопрос.Понимание изменения климата в Соединенных Штатах сильно отличается от понимания Мексики. В развитом мире забота об окружающей среде была сосредоточена — я имею в виду, что теперь она была в центре обсуждения и в центре программ и проектов развития. В развивающихся странах есть более неотложные потребности. Что касается конкретно Мексики, то здесь нет — изменение климата не находится в центре внимания и приоритетов мексиканского правительства.У Мексики есть нефть и газ, и нынешний президент Мексики — я имею в виду, несмотря на анализ других игроков. То, что правительство Мексики считало приоритетом с самого начала своего правления, больше связано с развитием государства, большей централизацией государства, большей ролью государства в секторе нефти и газа. Приоритет в области изменения климата исходит от Соединенных Штатов. Сегодня, как вы знаете, будут приложены дипломатические усилия, чтобы превратить Мексику в сектор возобновляемых источников энергии, но на данный момент это не приоритет мексиканского правительства и не приоритет большинства мексиканского народа, потому что в развивающемся мире изменение климата важно, но иногда оно более важно в определенных частях Мексики, таких как Герреро, Мичоакан и Тамаулипас, и особенно в беднейших регионах Мексики — Оахаке или Чьяпасе — где есть несколько проблем, и вы знаете, насущные потребности людей не покрываются.И я говорю о еде. Я особенно говорю о безопасности. Эти фотографии детей с оружием в Герреро и Мичоакане рассказывают нам, что представляет собой чрезвычайная ситуация для ряда людей, и президент Мексики смог создать дискурс об этих потребностях, о нуждах бедных людей, о нуждах этих людей. кто может это лучше слышать, и у него сегодня есть приоритет — я имею в виду, он прислал предложение провести реформу электроэнергетики; Что ж, государство будет иметь больше участия, а также сосредоточится на электроэнергии с помощью технологий, которыми управляет мексиканский штат, которые не связаны с солнечной или ветровой энергией или с мировоззрением, которое было в Соединенных Штатах в последние несколько лет.Так что приоритеты очень разные, и исследования не направлены на них. Министерство энергетики США через одну из лабораторий возобновляемых источников энергии провело — я имею в виду, провело исследование и опубликовало результаты этого отчета, в которых говорится о — согласно отчету — негативных последствиях с точки зрения выбросов углерод Мексики и рост стоимости производства электроэнергии. Правительство Мексики — президент утверждал, что это исследование не было основано на действительности.И тогда вы можете видеть, чего хочет Мексика. И, как вы знаете, в настоящее время Мексика активно участвовала в COP26 и участвовала в обсуждениях, но мы определенно не знаем, сколько денег и как это — (неразборчиво) — будет заработано. Это очень важный вопрос, потому что у меня не было возможности вдаваться в подробности. Вероятно, это станет главным очагом напряженности между двумя странами в будущем — определенно для Андреса Мануэля Лопеса Обрадора. Андрес Мануэль Лопес Обрадор был очень большим критиком недавней энергетической реформы 2013–2014 годов, энергетической реформы, которая позволила частному капиталу проникнуть в нефтяной сектор.Он был довольно большим критиком. Был ряд событий, которые связывают коррумпированные мексиканские правительства с уступками в нефтяном и нефтегазовом секторах, так что это, вероятно, будет — продолжаем обсуждаться. И если президент сможет провести реформу — что я считаю очень трудным из-за количества, которое ему нужно, — ситуация станет еще более напряженной, потому что его видение националистическое, а не — и национализм — мексиканский национализм сегодня не считает изменение климата своим главным приоритетом.И вы можете видеть, что сторонники Андреса Мануэля Лопеса Обрадора на самом деле не обсуждают изменение климата. Мексиканские элиты обсуждают изменение климата и, конечно же, оппозицию Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору правительству Четвертой трансформации, но у них есть значительное большинство — у них нет большинства, извините, оппозиция. Значительное большинство находится в правительстве Четвертой трансформации, и их поддержка реформы электроэнергетики важна. Я не знаю, чем все это закончится, но в Соединенных Штатах и ​​Мексике изменение климата воспринимается совсем по-другому.Это нужно понимать очень четко, потому что мы не видим средств массовой информации, мы не видим, как в школах и как в Мексике в целом эта проблема прочно укоренилась в обществе, потому что, конечно, общество, мексиканская общество, особенно наиболее уязвимые в стране, очень большое количество бедных людей в стране имеет другие приоритеты, связанные с отсутствием продовольственной безопасности — с отсутствием продовольственной безопасности. CASA: Спасибо. Наш следующий вопрос — это письменный вопрос; это от Юрия Мантиллы, профессора права в Университете Либерти, и он пишет: «Не могли бы вы проанализировать влияние политических идеологий в Мексике и США».С., которые формируют как международные отношения между двумя странами, так и восприятие мексиканцами и американцами нынешнего политического контекста при администрации Байдена в США и руководстве Лопеса Обрадора в Мексике? КОРРЕА-КАБРЕРА: Это удивительный вопрос, но на него очень сложно ответить очень быстро. Хорошо, позволь мне попробовать это сделать. Это очень большая проблема. Это очень сложный вопрос. Как я уже упоминал в отношении изменения климата, идеологий в Мексике и Соединенных Штатах, то, что правильно, а что осталось в этих двух странах, совершенно совершенно — в некоторой степени, в Соединенных Штатах, слева и справа.И сегодня, потому что у нас есть президент, который выступал на левой платформе, и он был признан президентом левого крыла, а также очень большим критиком так называемых неолиберальных реформ и неолиберальной системы, которые были представлены предыдущими администрациями и администрацией, добившейся демократизации в Мексике. Я говорю о Партии национального действия и всех партиях, которые поддержали эти реформы, демократизацию в стране. И поэтому сегодня идеология в некоторой степени изменилась; Речь идет не о — я имею в виду, поддержке вашингтонского консенсуса, каким он был в предыдущие десятилетия, — который был представлен в правительстве — против другого проекта, который направляет — отношения больше с людьми.Теперь этот образ мышления, этот дискурс, иногда в определенном смысле пропагандистский, находится в правительстве. Таким образом, правительство представляет собой правительство левого толка. Национализм и концепция сначала бедных — сначала бедные, очень серьезная критика неолиберализма, только в дискурсе, без, вы знаете, реальной перспективы, что такое неолиберализм, из-за поддержки, которую нынешнее правительство Мексики оказало USMCA, который является одной из основополагающих частей того, что воспринимается как неолиберализм, который является главным образом либерализмом — а не с точки зрения Соединенных Штатов в целом — свободных рынков, важности свободных рынков в экономике.Это очень сложный вопрос, потому что в США и Мексике есть важные концепции, которые означают разные вещи для людей. Либерализм или неолиберализм для мексиканцев означают поддержку рынков и поддержку правых, тогда как в Соединенных Штатах, когда мы говорим о либерализме, мы думаем о прогрессивном мышлении; мы думаем о равенстве, но иначе. В Мексике центром является равенство в экономическом отношении, и сегодня президент, правительство, вы знаете, правит под флагом равенства, правит под флагом левых.И так называемые левые поддерживают мексиканца — или якобы проголосовали за нынешнего президента Мексики, но теперь некоторые из них спорят о себе в разных областях. Так что совместить правое и левое не так просто, как в Соединенных Штатах; Даже в Соединенных Штатах существует много проблем с расположением справа и слева. У нас есть прогрессивная часть электората в Соединенных Штатах по сравнению с более умеренными левыми, и, как вы все знаете, Республиканская партия или консервативный сегмент США.С населением, которое больше связано с кандидатами от республиканцев, в Мексике это как бы совсем другая концепция. Правое крыло в Мексике во многом поддерживает, например, Демократическую партию в США. То, что воспринимается как оппозиция Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору, даже очень критически относится к отношениям Андреса Мануэля Лопеса Обрадора с феминизмом или феминистским движением. Андрес Мануэль Лопес Обрадор не поддерживает феминистское движение, потому что Андрес Мануэль Лопес Обрадор утверждает, что феминистское движение поддерживалось другими странами и оппозицией.Таким образом, для предполагаемых левых, представленных правительством, феминизм не входит в их повестку дня, в то время как в Соединенных Штатах движение ЛГБТКИА, феминистское движение, поддержка изменения климата, эти важные ценности являются частью прогрессивного движения левый. Я имею в виду, в Мексике, и я объясняю, почему это очень, очень важный и очень сложный вопрос — я имею в виду, просто очень быстро — заключается в том, что, например, изменение климата не входит в повестку дня, а изменение климата стоит на повестке дня. в — это было снято оппозицией мексиканскому правительству.Многие представители оппозиции критикуют нынешнее правительство Мексики, но не сосредотачиваются на том, чтобы не продолжать и не продолжать строительство нефтеперерабатывающего завода в Дос Бокас, переходя на нефть и газ и делая упор на электричество, как в предыдущие времена PRI. Итак, часть мексиканской элиты, которая находится в оппозиции — я имею в виду, что считается, что оппозиция поддерживает изменение климата. Почему — не поддерживает изменение климата, но поддерживает, как вы знаете, развитие возобновляемых источников энергии и имеет в качестве объективного изменения климата, но в основном для того, чтобы критиковать то, что делает правительство Мексики.Таким образом, в этом отношении мы видим очень большую поляризацию между теми, которые поддерживали предыдущие администрации, и нынешним правительством, которое поддерживает левые, в то время как в Соединенных Штатах мы видим, каков идеологический спектр. Ряд тех, кто представляет, как я уже сказал, оппозицию, связаны с задачами нынешней администрации. Например, президент Фелипе Кальдерон Инохоса очень часто представляет свои фотографии с членами Демократической партии, нынешним президентом Джо Байденом, и он очень критически относится к Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору, так что у нас может возникнуть путаница, основанная на наших собственных идеологиях. не очень легко понять в очень быстром объяснении.Но я надеюсь, что я был в какой-то степени ясен в этом отношении. CASA: Теперь мы перейдем к поднятой руке. Эллен Чеслер, старший научный сотрудник Института международных исследований Ральфа Банча при Центре аспирантуры CUNY. Эллен? В: Я действительно задал свой вопрос в чате, подумал я, но я его задам. Большое спасибо за этот интересный обзор. Я хотел — я историк по образованию, и собирался попросить вас немного глубже сформулировать исторически некоторые из ваших вступительных замечаний.Во-первых, меня очень интересуют ваши комментарии о важности общественного здоровья, в частности политики в области репродуктивного здоровья. Были ли политика Соединенных Штатов и поддержка Мексики в последние, вы знаете, двадцать пять лет или около того, по вашему мнению, положительны для страны, и какие проблемы остаются? И в некотором роде связанный с этим, из ваших вводных комментариев, вопрос о труде: вы, конечно, упомянули, что НАФТА, с вашей точки зрения, было успешным, определенно с точки зрения Мексики, но имеет остающиеся проблемы, в основном связанные с организацией труда и повышение заработной платы в Мексике для выравнивания ситуации между двумя странами.Вы можете прокомментировать, какие перспективы у того, что происходит сегодня в Мексике? КОРРЕА-КАБРЕРА: Очень интересные вопросы. Что касается репродуктивного здоровья, то это тоже связано с идеологией. Левые в Мексике, которые теперь представлены, в некотором роде, нынешним мексиканским правительством, нынешнее мексиканское правительство непреклонно — с тех пор, как Андрес Мануэль Лопес Обрадор был главой правительства Мехико, произошло, как вы знаете, продвижение Что касается репродуктивных прав, репродуктивного здоровья, и это не находится под вопросом нынешней администрации, что очень интересно, потому что в Соединенных Штатах — я имею в виду, существует другой тип напряжения.И в других странах полушария мы тоже можем видеть — вы знаете, поскольку мы католические страны, мы видим, что эта область очень сложна и вызывает много возражений по этому поводу. В Мексике должна быть оппозиция из-за менталитета, из-за культуры, но в судах произошел прогресс, и недавно в одном штате Мексики было принято решение о декриминализации — и очень интересно, как мексиканец Правительству удалось создать иной дискурс, который позволил нынешнему правительству продвинуться в этом направлении.Декриминализация абортов — это путь, который продвинулся вперед. Так что я считаю, что возможно — осмелюсь сказать, что, возможно, в Северной и Южной Америке Мексика является одним из самых прогрессивных правительств в отношении этого вопроса, репродуктивного здоровья и репродуктивных прав. Это очень интересно — на основании этого решения судов одного штата Мексики должно быть проведено несколько исследований, которые определят будущее репродуктивных прав в стране. Что касается второго вопроса о НАФТА, трудовых правах, то в Соединенных Штатах есть понимание, что НАФТА принесло пользу, особенно для Мексики.В секторе технократии, особенно в тех, которые, как вы знаете, способствовали пересмотру условий НАФТА — я имею в виду, что мексиканские элиты признают достижения Мексики в рамках НАФТА, особенно если мы сосредоточимся на производственном секторе. Рабочих мест, которые мы создаем в макиладорасах, рабочих мест, которые были созданы благодаря НАФТА, было недостаточно для достижения или обеспечения роста Мексики приемлемыми темпами. Во время НАФТА Мексика росла на том же — почти на том же уровне демографических показателей численности населения.Таким образом, в начале, в первые годы действия НАФТА, ряд рабочих мест был потерян. Многим из этих людей нужно было переехать в Соединенные Штаты. Таким образом, влияние НАФТА в Мексике было крайне неравномерным. Но то, что вы, вероятно, прочитаете в отчетах, подготовленных мексиканскими учеными, мексиканскими аналитиками и аналитическими центрами, а также в аналитических центрах Соединенных Штатов, — это то, что НАФТА в целом очень хорошо для Мексики. Для Мексики это было неплохо. Это позволило стране получить доступ к ряду продуктов, но в то же время повлияло на некоторые другие секторы, которые можно рассматривать как объекты национальной безопасности.И я думаю о производстве зерна, в частности, в аграрном секторе. Но насчет трудовых прав — вот почему вопрос очень важный, и я не уверен, что правильно на него ответил. У Соединенных Штатов другие приоритеты и разные приоритеты, которые проявились в росте недовольства среди важной части населения США, которая не смогла — я имею в виду, стать частью развития в Соединенных Штатах. Это уступило место движению «Сделаем Америку снова великой», в которой намерение или важность того, чтобы ряд людей в Соединенных Штатах, как слева, так и справа, — идея Зеленого Нового курса, который прямо сейчас выражается в форме концепция Build Back Better имеет в виду эту идею для создания рабочих мест внутри Соединенных Штатов, потому что глобализация или очень агрессивная глобализация после окончания холодной войны действительно поставили ряд людей в Соединенных Штатах в сложную ситуацию, потому что рабочие места были выполняется за пределами США.Поэтому сегодня важно понимать, что такое USMCA в отношении труда. Соединенные Штаты, в частности, Мексика оказывают серьезное давление с целью улучшения условий труда рабочих в производственном секторе в целом, поскольку здесь большое внимание уделяется заработной плате. Но если заработная плата увеличится больше, чем то, что президент уже увеличил, вы знаете, в этих рамках, и профсоюзы усложняют доступ иностранного капитала, и иностранный капитал возвращается в Соединенные Штаты, потеряет ли Мексика свою конкурентоспособность? И потери будут за Мексикой.Итак, есть напряжение, и определенно это напряжение не разрешено. Заработная плата в Мексике была низкой, но это связано с предложением рабочей силы и условиями на рынке труда в целом. И если есть сила для создания профсоюзов, это, вероятно, не будет в — я имею в виду, что это не пойдет на пользу мексиканским рабочим, потому что предприятия, вероятно, не будут создавать эти рабочие места и, вероятно, переедут. Это разговор, который продолжается, и мы не решили его.И мы не увидели улучшения в целом в условиях или в заработной плате рабочих, больше того, которое Андрес Мануэль Лопес Обрадор указом дал рабочим путем увеличения вдвое, особенно в пограничной заработной плате в производственном секторе. Но в рамках USMCA мы еще не увидели результатов, и мы еще не увидели давления, если этого не произошло в Мексике, потому что профсоюзы не были созданы и в этом секторе много напряженности. Была попытка начать с первого профсоюза в секторе макиладора — я имею в виду сегодня человека, который сейчас находится в Конгрессе, Сусану Прието Террасас — она ​​оказалась в тюрьме в штате Тамаулипас, так что это очень сложный тема, которую мы не смогли решить.CASA: Боюсь, нам пора закрыться. Мы не можем ответить на все вопросы, но мы дадим вам контакты профессора, и вы сможете напрямую связаться с ней, если хотите продолжить беседу. Гваделупе, большое спасибо за то, что были с нами сегодня, и всем вам за ваши прекрасные вопросы и комментарии. Вы можете следить за Гуадалупе в Twitter @GCorreaCabrera. Наш следующий Академический вебинар состоится в среду, 17 ноября, в 13:00.м. По восточному времени. Джейсон Бордофф, директор-основатель Центра глобальной энергетической политики и профессор профессиональной практики в области международных и общественных отношений Колумбийского университета, проведет беседу об энергетической политике и усилиях по борьбе с изменением климата. А пока я рекомендую вам подписаться на @CFR_Academic в Твиттере и посетить CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для новых исследований и анализа глобальных проблем. Еще раз спасибо за то, что присоединились к нам сегодня. С нетерпением ждем тюнинга 17 ноября.(КОНЕЦ)

Вебинар с Гваделупе Корреа-Кабрера 3 ноября 2021 г. Вебинары по академическим и высшим образованиям

Катрин Кортес Масто | Конгресс.gov

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браун, Шонтел М. [D-OH] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R -CO] Бакшон, Ларри [R-IN] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл К. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Чери [D -IL] Баттерфилд, Г.К. [D-NC] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбахал, Салуд О. [D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Кэри, Майк [R-OH] Карл , Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D-TX] Cawthorn, Madison [R-NC] Chabot, Steve [ R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э.[D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э. [D-VA] Купер , Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [ R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R-UT] Дэвидс, Шарис [ D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФацио, Питер А. [D-OR] DeGette, Диана [D-CO] ДеЛауро, Роза Л.[D-CT] ДельБене, Сьюзан К. [D-WA] Delgado, Антонио [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier, Mark [D-CA] DesJarlais, Scott [R-TN] Deutch, Теодор Э. [D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D- PA] Дункан, Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [ D-CA] Espaillat, Адриано [D-NY] Estes, Рон [R-KS] Evans, Dwight [D-PA] Fallon, Pat [R-TX] Feenstra, Randy [R-IA] Ferguson, A. Drew, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К.[R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К. Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Гаец, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R- Висконсин] Гальего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия , Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Гименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D -CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес, Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R -TX] Госар, Пол А.[R-AZ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E. [R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б.[R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Холлингсворт , Трей [R-IN] Хорсфорд, Стивен [D-NV] Houlahan, Крисси [D-PA] Хойер, Стени Х. [D-MD] Hudson, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Huizenga , Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Джаяпал, Прамила [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К.«Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R -PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг, Уильям Р. [D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Ханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким , Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Ламборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р.[D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л. [D-MI ] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу, Джулия [R -LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA ] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D-MA] Мейс , Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролайн Б.[D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [R-KS] Мэннинг, Кэти Э. [D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол, Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [ R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] Макичин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R- WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори W. [D-NY] Meijer, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R -PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д.[R-WV] Миллер, Мэри Э. [R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р. [R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R -AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин , Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D-NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D -MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман, Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R -SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан Николас, Майкл FQ [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шрайер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлаиб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Nydia M. [D-NY] Вагнер, Ann [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Steve [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Hirono, Mazie K. [D-HI] Hoeven, John [R-ND] Hyde-Smith, Cindy [R-MS] Inhofe, James M. [R-OK] Johnson, Ron [R-WI] ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Джин [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

В последнее время внешнеполитические показатели ЕС оставляет желать лучшего, Европа в целом теряет позиции в глобальной системе. Почему европейские политики и государственные служащие не хотят делать больше для повышения производительности?

Европейский совет по международным отношениям недавно выпустил оценочную карту, в которой оценивается влияние и роль ЕС в более чем восьмидесяти сферах внешней политики, которые затем сводятся к шести ключевым темам. Карен Смит считает, что это упражнение полезно для выявления проблем, вызывающих озабоченность, и, возможно, для того, чтобы убедить европейских лидеров заняться внешнеполитическими провалами.

Последний год был неспокойным для европейской внешней политики. Кризис евро нанес серьезный удар по восприятию внешним миром экономической стабильности ЕС. «Арабская весна» и последующие конфликты в Ливии и Сирии стали испытанием внешнеполитической решимости ЕС в его непосредственном средиземноморском «соседстве».

Как ЕС ответил на эти вызовы? Ранее в этом месяце Европейский совет по международным отношениям (ECFR) представил на Лондонской фондовой бирже свою карту показателей европейской внешней политики на 2012 год. Это масштабная и систематическая работа по оценке восьмидесяти различных областей внешней политики ЕС, сведенных к шести ключевым темам, которые показаны в таблице ниже. ECFR также присваивает результативности ЕС числовую оценку из 20 и переводит ее в буквенную оценку.

Таблица 1 — Европейские показатели по шести выпускам в 2011 г.

В целом оценки этого года показывают, что ЕС «мог бы добиться большего» практически во всех оцениваемых областях.Он получает самую высокую общую оценку B по многосторонним вопросам и самую низкую оценку C по отношениям с Китаем. В остальном производительность на уровне C +. Более того, не произошло значительных улучшений со времени последней проверки в 2010 году — картина практически не изменилась, несмотря на промежуточный прогресс в создании Европейской службы внешних действий (под руководством Кэтрин Эштон).

В этом году оценочная карта включает дополнительную главу, в которой исследуются позиции стран-членов ЕС по некоторым ключевым областям политики (охватывающим 30 из 80 областей, оцениваемых на европейском уровне).В этой системе показателей страны внутри ЕС классифицируются как «бездельники», «сторонники» или «лидеры» по ряду вопросов. В таблице ниже показаны результаты: Германия лидирует, за ней следуют Великобритания, Франция и Скандинавские страны, но Италия и Нидерланды находятся на втором месте. Замыкает себя Греция, а Испания, Бельгия, Румыния и Венгрия демонстрируют признаки внутренних проблем, беспокоящих их правительства и лидеров.

Таблица 2 — Лидеры и бездельники для 27 стран Европейского Союза, согласно Европейской внешней политике 2012 г.

Я уверен, что все государства-члены ЕС будут возражать против того, чтобы их называли «бездельниками» в какой-либо области политики, но решение находится в руках самих стран, чтобы они были более активными в следующем году и не попали в категорию бездельников.

Что говорит нам оценочная карта?

Конечно, при любом подобном упражнении неизбежно возникнут вопросы о том, является ли оно слишком упрощенным или же классификации выдерживают более тщательный анализ. Я рассматриваю такие вопросы в последнем разделе ниже, посвященном вопросам методов. Те (немногие?) Из нас, кому небезразлична внешняя политика ЕС, всегда оценивают развитие событий. У всех нас, безусловно, есть собственное мнение о том, насколько хорошо или плохо ЕС проявил себя в том или ином кризисе или по тому или иному вопросу.Все, что пытался сделать ECFR, — это «систематизировать» суждения о деятельности ЕС. Итак, давайте пока согласимся с тем, что Scorecard предлагает исследователям ценные оценки того, что делал ЕС в каждом конкретном году. Теперь, когда сравнения можно проводить с течением времени, это значение увеличивается.

Настоящий вопрос — ну и что? Отражает ли Scorecard только растущую неактуальность ЕС как международного игрока? Слушает ли кто-нибудь в Брюсселе или в различных столицах 27 стран-членов ЕС? А если они слушают, обеспокоены ли они? И если они обеспокоены, готовы ли они что-нибудь сделать для улучшения работы ЕС? По этому поводу у меня есть сомнения.

Суть вопроса, как мне кажется, состоит в том, чтобы определить , почему ЕС в последнее время плохо себя чувствует, как в целом, так и в определенных областях политики? Это вина

  • Из институтов ЕС с бюрократической политикой, препятствующей эффективной выработке политики?
  • Или о Лиссабонском договоре для введения новых и сложных институциональных механизмов?
  • Кэтрин Эштон из-за отсутствия руководства Европейской службой внешних связей?
  • О расширении, для создания большего ЕС, который редко может объединиться во внешней политике?
  • Или всех стран-членов?

Честно говоря, я думаю, что все государства-члены вовлечены в сужающуюся роль ЕС, поскольку государства-члены ЕС «ренационализируют» свою внешнюю политику — тенденцию, которую ECFR отмечает в оценочной таблице.Но тогда, , почему страны так поступают? А почему именно сейчас? Это только из-за финансового кризиса или есть более глубокое недомогание? Тенденции также идут вразрез с различными теоретическими подходами, предполагающими, что страны-члены ЕС должны идти другим путем. Предполагается, что они будут «европеизироваться» в еще большей степени

  • по мере усиления (или, по крайней мере, роста) центральных институтов Брюсселя,
  • , поскольку государства-члены признают полезность совместных действий, а не отдельных действий,
  • и по мере того как сотрудничество и взаимодействие становятся все более привычными и регулярными.

Безусловно, Scorecard предполагает, что мы не видим признаков европеизации — так что если нет, то почему бы и нет? Суть оценочной карты такова, что она не может дать ответы на такие вопросы — она ​​может просто документировать результаты деятельности ЕС из года в год. Но если оценочная карта должна повлиять на фактическую эффективность ЕС, необходимо также провести анализ причин, по которым ЕС работает плохо (или хорошо).

Проблемы с методами

Наконец, давайте перейдем к вопросу, следует ли нам серьезно относиться к оценочной таблице.ECFR выделил подводные камни попытки оценить внешнюю политику ЕС в главе «методология» ранней оценочной карты 2010 года. Это обсуждение представляет собой очень хороший обзор трудностей и проблем при попытках систематической оценки внешней политики ЕС — изучение того, что считается «успехом», как мы можем измерить единство, использование ресурсов или эффективность и так далее. Я знаю, что система показателей подвергалась критике со стороны некоторых комментаторов за то, что она слишком упрощена, но я думаю, что мы не можем отрицать некоторую добавленную стоимость в попытках быть систематическими.

А теперь три мои собственные придирки. Во-первых, система оценок такова, что ЕС вряд ли может потерпеть неудачу. «Неудача» требует 0 баллов из 20. А буквенную оценку «D-» можно получить только набрав 1 балл из 20. Мне кажется, что это довольно простая система подсчета баллов, которой нет ни в школе, ни в университете. , конечно, поддержал бы. Может быть, ECFR решил, что если он установит планку «неудача» еще выше, ЕС может получить больше F?

Моя вторая придирка связана с оценкой новой темы — Ближнего Востока и Северной Африки.Здесь оценки ECFR, похоже, не совпадают даже с собственными комментариями ECFR в документе Scorecard. Например, Евросоюз получает четверку с плюсом за свою «политику» в отношении ливийского восстания, несмотря на значительное отсутствие единства между государствами-членами по Ливии. Комментарий даже подразумевает, что «Европа» (и особенно те европейские государства, которые внесли свой вклад в военное вмешательство НАТО) получила оценку B +, а не ЕС. Политика ЕС в отношении Северной Африки и Ближнего Востока как до «арабской весны», так и после нее подвергалась (справедливой и резкой |) критике со стороны комментаторов и ученых по всей Европе и Средиземноморскому региону.Эти многочисленные критические замечания не нашли адекватного отражения в оценочной карте.

Моя третья, более незначительная придирка заключается в том, что ECFR дает ЕС относительно высокую оценку B + за его работу по продвижению прав человека в ООН. ЕС здесь был довольно сплоченным, но эта оценка не учитывает очень ограниченное влияние, которое ЕС оказал на «обзор» Совета по правам человека в 2011 году, что, по сути, привело к незначительным изменениям в этом учреждении.

Европейский совет по международным отношениям представил свою карту показателей европейской внешней политики за 2012 год на Лондонской фондовой бирже в начале февраля на мероприятии, спонсируемом Европейским институтом Лондонской фондовой биржи и Европейским отделом внешней политики.Марк Леонард, директор ECFR, и Джастин Вайсс, соавтор оценочной карты, представили вторую из этих ежегодных оценок внешней политики ЕС с комментариями Томаса Валачека из Центра европейских реформ и Карен Э. Смит.

Пожалуйста, прочтите нашу политику в отношении комментариев перед тем, как комментировать.

____________________________________________

Об авторе

Профессор Карен Э.Смит Департамент международных отношений LSE
Карен Е. Смит — профессор международных отношений и директор отдела европейской внешней политики Лондонской школы экономики. Ее исследовательские интересы сосредоточены на международных отношениях в Европейском союзе, в первую очередь на стремлении ЕС к так называемым «этическим» целям внешней политики, таким как продвижение прав человека и демократии. Ее последние книги: Геноцид и европейцы, (Cambridge University Press, 2010) и Внешняя политика Европейского Союза в меняющемся мире, (Polity, 2008).

приоритетов Новой программы внешней политики ЕС до 2024 года

  • Новый старт в Брюсселе с точки зрения персонала и организации дает возможность пересмотреть приоритеты CFSP, а также его концептуальную и институциональную основу.
  • Лучшая реализация потенциала CFSP предполагает, что государства-члены готовы подчинить свои национальные цели общей европейской цели и пойти на необходимые компромиссы.
  • Практические меры по повышению эффективности CFSP включают использование всего потенциала договоров, создание специальной коалиции и новое определение роли Высокого представителя.

Краткое содержание

Изменяющаяся международная обстановка и растущие внешние вызовы дали новый импульс дальнейшему развитию Общей внешней политики и политики безопасности ЕС (ОВПБ).Продвижение европейских интересов и ценностей на мировой арене и повышение способности ЕС действовать автономно являются одними из основных приоритетов новой стратегической повестки дня Европейского Совета на 2019–2024 годы. В нем Европейский совет обязуется предоставлять больше ресурсов и лучше использовать те, которые ЕС уже имеет в своем распоряжении. Назначенный новый президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен также поддерживает «более сильную Европу в мире» и хочет повысить внимание Комиссии к внешним действиям.Важно, что теперь за объявлениями следуют реальные дела, но условия остаются тяжелыми.

В то время, когда ЕС более чем когда-либо должен действовать как единый международный игрок, чтобы не стать пешкой в ​​руках крупных держав, европейские государства-члены все больше пытаются найти энергию и политическую волю для установления в сторону своих разногласий и сосредоточить внимание на общих интересах Европы.

Оглядываясь назад на десять лет, прошедших с момента вступления в силу Лиссабонского договора, можно увидеть, насколько сложно по-прежнему найти необходимый консенсус и поддержку совместных внешнеполитических действий в рамках ОВПБ.У ЕС часто не было адекватных ответов на внешнеполитические кризисы, и его влияние на международную систему в целом снизилось.

Причины, которые до сих пор препятствовали активной и последовательной европейской внешней политике, связаны с природой внешней политики как основного элемента национальной идентичности и суверенитета. Они также глубоко уходят корнями в структурную несогласованность наднациональных и межправительственных элементов в управлении ОВПБ. В целом CFSP страдает от

  • постоянное отсутствие единства и последовательности как между институтами ЕС и государствами-членами, так и между национальной внешней политикой государств-членов;
  • нежелание государств-членов передать суверенитет и полномочия Брюсселю;
  • отсутствие лояльности и (следовательно) нежелание идти на компромисс;
  • скептицизм государств-членов по поводу добавленной стоимости ЕС как основы для внешнеполитических действий;
  • фрагментация внешних компетенций.

Сегодня количество внешнеполитических вызовов резко возросло. Учитывая ограниченное влияние, которое даже крупнейшие европейские страны имеют по сравнению с такими крупными державами, как США или Китай, ЕС является единственным инструментом, который европейские государства смогут использовать для достижения некоторых, если не всех, своих важнейших внешнеполитических целей.

Хотя список внешнеполитических вызовов для ЕС длинный, выделяются четыре важнейшие области, поскольку они расшатывают сами основы европейской внешней политики.В этих областях у европейцев есть только два варианта: коллективное расширение прав и возможностей или автономный упадок. Их:

  • Защита многосторонности во все более национальном и одностороннем мире
  • Укрепление трансатлантических отношений
  • Работа с растущим Китаем
  • В погоне за искусственным интеллектом и новыми технологиями

Для создания более эффективной Общей внешней политики и политики безопасности крупные институциональные реформы, предполагающие внесение изменений в договор, в настоящее время не рассматриваются.Также маловероятно, что государства-члены проявят повышенную готовность передать Брюсселю значительно больший суверенитет.

Однако есть несколько хороших способов дальнейшего развития структуры управления ОВПБ, чтобы дать ЕС возможность лучше решать эти проблемы и раскрывать внешнеполитический потенциал ЕС. Они не исключают друг друга, но представляют собой различные варианты, которым следует гибко следовать в зависимости от их шансов на успех. В конце концов, способность Союза действовать в меньшей степени определяется субъектами и параметрами, с помощью которых в конечном итоге будет развиваться CFSP.Скорее, для государств-членов и институтов важнее говорить единым голосом и чтобы меры, принимаемые для укрепления, а не подрыва, сплоченности ЕС. В этом отчете представлены следующие практические инструменты и методы, которые повысят эффективность CFSP и могут применяться в рамках данной операционной системы.

Укрепление интересов европейской внешней политики за счет полного использования потенциала правовой базы ЕС

Лиссабонский договор предоставляет больше возможностей для европеизации внешней политики, чем используется в настоящее время.Хотя некоторые из неиспользуемых инструментов договора могут ускорить процесс принятия решений и дать внешним силам гораздо меньше стимулов для разведения троянских коней в ЕС, реализация этого потенциала зависит исключительно от политической воли государств-членов. Настаивая на прогрессе в реализации неиспользованных инструментов договора, следует проявлять осторожность, чтобы не отговорить большее количество государств-членов от реализации своих общих внешнеполитических интересов в рамках правовой базы ЕС. В конце концов, голосование квалифицированным большинством (QMV) или «конструктивное воздержание» — это не серебряная пуля для решения всех проблем CFSP одним махом.

Принять тенденцию к созданию специальных коалиций, гарантируя, что это не ослабит сплоченность ЕС и демократическую легитимность

В ближайшие годы европейским государствам, возможно, придется еще чаще выбирать, что для них важнее: единство ЕС или европейская способность действовать. Вполне возможно, что последнее не может быть достигнуто со всеми 27 странами-членами (после Brexit). Некоторые европейские государства-члены могут быть даже более склонны продвигаться вперед с выбранной группой партнеров-единомышленников, которые готовы действовать вместе оперативно.Важно формировать коалиции таким образом, чтобы не подорвать сплоченность ЕС-27.

Важное значение имеют участие официальных лиц ЕС, уважение чувствительности более мелких партнеров, а также инклюзивный и прозрачный подход. Европейский совет должен уделять гораздо больше внимания вопросам внешней политики, чем это происходит сейчас, и его президент Шарль Мишель должен руководить этими дебатами стратегическим образом. Хорошим методом работы было бы совместное обсуждение целей и стратегии внешней политики в Европейском Совете, а затем поручение коалиции желающих и способных государств-членов их реализации, предлагая стимулы.

Примените «метод Барнье» к CFSP

Обсуждение того, как создать более сильную ОВПБ — такую, которая представляет собой нечто большее, чем расширенная рука национальной внешней политики — предполагает, что государства-члены фактически готовы предоставить реальное лидерство субъекту, который говорит и действует от имени ЕС.

Переговоры по Brexit служат образцом для подражания тому, как такой подход может быть успешно реализован с учетом интересов как государств-членов, так и институтов.В то время как Мишель Барнье мог выступать от имени ЕС, а его целевая группа координировала работу Комиссии по всем стратегическим, оперативным, правовым и финансовым вопросам, связанным с этими переговорами, государства-члены всегда оставались лидерами переговоров. Этот метод можно было применить и во внешней политике.

Новое определение роли Высокого представителя (HR)

Хосеп Боррелл, следующий назначенный HR, может в будущем придать больше энергии и харизмы европейской внешней политике.У него значительно больший опыт, чем у его предшественницы Федерики Могерини, и он известен тем, что не уклоняется от конфликтов. Многое будет зависеть от хороших отношений Боррелла с фон дер Ляйеном и Мишелем, а также от его способности заручиться доверием государств-членов. Однако с самого начала следует ожидать реалистичных ожиданий, поскольку он будет иметь лишь ограниченное влияние и определяющую силу.

С точки зрения распределения работы, Боррелл должен получить четкий мандат от государств-членов, чтобы фактически руководить некоторыми важными внешнеполитическими портфелями и вести переговоры от имени Союза, как в случае с Могерини и ее предшественницей Кэтрин Эштон с Ираном.Одним из его первых приоритетов должно быть начало работы над последующим документом, который пересматривает Глобальную стратегию ЕС, чтобы государства-члены в это время полностью покупали ее.

Необходимость более решительной общей внешней политики и политики безопасности

Новому руководству в Брюсселе — президенту Комиссии ЕС Урсуле фон дер Ляйен, верховному представителю Союза по иностранным делам и политике безопасности Хосепу Борреллу и президенту Европейского совета Шарлю Мишелю — предстоит рассмотреть амбициозную внешнеполитическую повестку дня.Условия европейской внешней политики за последние годы радикально изменились. В настоящее время ЕС находится в мире, где доминирует соперничество крупных держав, с растущим и все более энергичным Китаем, ревизионистской Россией и Соединенными Штатами, которые поддерживают трансакционное мировоззрение, продвигая принцип «Америка прежде всего». «Бизнес-модель» ЕС, основанная на многосторонности и международном порядке, основанном на правилах, испытывает все большее давление даже внутри Европы. За последнее десятилетие усилия ЕС по проецированию этой модели вовне потерпели крах; его непосредственное окружение превратилось из круга потенциальных друзей и партнеров в кольцо нестабильности.

Эти международные события ударили по ЕС в то время, когда его поглотило множество внутренних кризисов. Многие государства парализованы внутренними проблемами. После финансового краха 2008 года и последующего кризиса в еврозоне, за которым последовал огромный приток мигрантов в 2015 году, европейцы глубоко разделены по важным политическим вопросам. Нет единого мнения о том, какие цели они хотят преследовать посредством европейской интеграции. В то время, когда ЕС более чем когда-либо должен действовать как единый международный игрок, чтобы не стать пешкой в ​​руках великих держав, европейские государства-члены все больше изо всех сил пытаются найти энергию и политическую волю, чтобы откладывать их разногласия и сосредоточенность на общих интересах Европы.Как следствие, в последние годы у ЕС часто не было адекватных ответов на внешнеполитические кризисы, и его влияние на международную систему в целом снизилось.

Для ЕС давно пора добиться большей европейской «стратегической автономии», определяемой как «способность действовать вместе с […] партнерами, где это возможно, но в одиночку, когда это необходимо». До сих пор дебаты о «стратегической автономии» и внимание европейских лиц, принимающих решения в области внешней политики, и институтов ЕС в основном были сосредоточены на вопросах обороны — не в последнюю очередь из-за того, как президент Трамп заставил европейцев взять на себя больше военного бремени и справиться с многочисленными кризисами в странах-соседях Европы без помощи Америки.В результате за последние три года ЕС направил большую часть своей энергии на укрепление Общей политики безопасности и обороны (CSDP). В этом процессе он добился заметных успехов, в частности, создания Постоянного структурированного сотрудничества (PESCO) и Европейского оборонного фонда (EDF), целью которых является совместное развитие европейского оборонного потенциала, инвестирование в совместные проекты и повышение оперативной готовности. вооруженных сил. Но хотя в европейской оборонной политике был достигнут определенный прогресс, всеобъемлющая дипломатическая и внешнеполитическая основа по-прежнему отсутствует.

Таким образом, в данной статье рассматриваются пути повышения способности ЕС действовать во внешней политике и политике безопасности. Во-первых, он подводит итоги состояния CFSP через десять лет после подписания Лиссабонского договора, чтобы пролить свет на факторы, которые до сих пор препятствовали активной и последовательной европейской внешней политике, соответствующей экономическому и политическому весу Союза. Затем он дает рекомендации государствам-членам и институтам ЕС по тем направлениям внешней политики, которые ЕС должен установить в качестве приоритетных в следующем институциональном цикле.Наконец, в нем определены способы реформирования существующих структур управления, чтобы продвинуть вперед ОВПБ и сделать ее более эффективной.

Подведение итогов ОВПБ через десять лет после Лиссабонского договора

Лиссабонский договор, вступивший в силу в декабре 2009 года, был направлен на устойчивое повышение согласованности ОВПБ и повышение способности ЕС выступать единым фронтом на международном уровне. Идея заключалась в том, чтобы делегировать Брюсселю формальные руководящие функции, такие как определение повестки дня, координация и представительство, путем создания Европейской службы внешних действий (EEAS) и укрепления позиции Высокого представителя ЕС (HR), сделав HR также Вице-президент Комиссии и глава Европейского оборонного агентства.Была надежда, что это создаст новую динамику между государствами-членами и институтами ЕС с общей целью большей согласованности и большей сплоченности.

Запись смешанного трека

В некоторой степени эти изменения окупились. ЕС создал в Брюсселе плотно институционализированную систему внешнеполитических консультаций и сотрудничества. Его внешнеполитический аппарат теперь работает более эффективно и с меньшими трениями, чем раньше. Более того, Лиссабонский договор явно расширил набор инструментов, доступных для действий ЕС в области ОВПБ.В частности, для небольших государств-членов зарубежные миссии ЕС часто предоставляют доступ и знания, которые иначе были бы недоступны. В последние годы также произошла правовая эволюция CFSP и увеличение количества ограничительных мер (санкций) ЕС. Кристоф Хиллион, эксперт по европейскому праву, справедливо отмечает, что новые европейские оборонные инициативы «по-видимому, прививают культуру обязательств и мониторинга в той области политики, отличительной чертой которой традиционно было их отсутствие.«Безусловно, ОВПБ стала менее второстепенной в общей политике ЕС. Однако во многих областях CFSP все еще не оправдывает ожиданий.

Хотя Лиссабонский договор укрепил внешнеполитический механизм ЕС, общее влияние Европы на международную систему снижается, и ЕС редко удавалось найти быстрый и решительный общий ответ на международные вызовы. Опыт ЕС в управлении кризисами за последнее бурное десятилетие в лучшем случае неоднозначен.

ЕС преуспел, поддерживая соглашение о совместно введенных санкциях против России после аннексии Крыма, несмотря на колебания со стороны некоторых стран-членов. Санкции действуют по сей день. ЕС также сыграл решающую роль в посредничестве в прямых переговорах между Сербией и Косово («диалог при содействии ЕС»), направленных на нормализацию отношений между двумя сторонами. ЕС-3 (Германия, Франция и Великобритания, плюс Высокий представитель) позволили ЕС сыграть фундаментальную роль в переговорах по ядерной сделке с Ираном — так называемому Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), который, несомненно, подписан ЕС. внешнеполитическое достижение последнего десятилетия.

СВПД — внешнеполитическое достижение ЕС за последнее десятилетие

Однако эти успехи являются скорее исключением, чем правилом, и некоторые из них, вероятно, будут недолговечными. Диалог между Сербией и Косово застопорился с 2016 года, и ЕС не смог возобновить переговоры, несмотря на несколько попыток. И до сих пор неясно, сможет ли ЕС противостоять стратегии администрации Трампа по «максимальному давлению» на Иран и спасти СВПД. К сожалению, шансы не очень хорошие.

Оборотной стороной внешнеполитического баланса Союза, безусловно, является полная беспомощность, с которой ЕС отреагировал на восстания арабов после 2011 года. У ЕС было очень мало присутствия на Ближнем Востоке. Его практически не было в Сирии, которая, в конце концов, является крупнейшей горячей точкой кризиса в своем южном соседстве и представляет огромную угрозу стабильности ЕС — в частности, из-за большого количества беженцев, уезжающих в Европу. В Ливии ЕС до сих пор не смог справиться с постреволюционным хаосом после вмешательства НАТО в 2011 году.Здесь в течение некоторого времени наиболее заинтересованные государства-члены ЕС — Франция и Италия — предпочли торпедировать политику друг друга в отношении Ливии, а не забыть о своих разногласиях и искать единую европейскую позицию. Дело в том, что у ЕС не было ни средств, ни политической воли, чтобы сыграть решающую роль в урегулировании большинства внешних кризисов и кризисов безопасности последних десяти лет, даже в своих соседях.

Причины неспособности ЕС действовать

В сумме CFSP страдает от

  • постоянное отсутствие единства и последовательности как между институтами ЕС и государствами-членами, так и между национальной внешней политикой государств-членов;
  • нежелание государств-членов передать суверенитет и полномочия Брюсселю;
  • отсутствие лояльности и (следовательно) нежелание идти на компромисс;
  • скептицизм государств-членов по поводу добавленной стоимости ЕС как основы для внешнеполитических действий;
  • фрагментация внешних компетенций.

Внешняя политика ЕС остается прерогативой национальных государств: Несмотря на «брюсселизацию» ОВПБ, внешнеполитический механизм ЕС остается оторванным от фактического принятия решений, которое все еще носит межправительственный характер и основывается на единодушии. Следовательно, все основные стратегические решения в CFSP по-прежнему принимаются на уровне глав государств и правительств: в Европейском Совете. CFSP часто является не более чем выражением «наименьшего общего знаменателя» расходящихся интересов.

Многие сомневаются, привела ли установка после Лиссабона к повышению эффективности

Кроме того, учреждениям ЕС по-прежнему не хватает полномочий, чтобы помешать государствам-членам проводить свою собственную независимую внешнюю политику, которую они проводят параллельно с политикой Союза и которая определяется их различными геополитическими интересами, оценками угроз, социально-экономическими целями и исторические траектории. За последние десять лет различные национальные точки зрения часто приводили к несогласованной какофонии вместо общей позиции ЕС.Хотя Лиссабонский договор обязывает государства-члены сотрудничать и координировать свою политику для достижения более высокой степени согласованности европейской внешней политики, этот принцип лояльного сотрудничества де-факто не имеет силы. Действия государств-членов ограничиваются только их чувством лояльности. Если отдельное государство-член решает выйти из рядов и проигнорировать позицию, которая ранее была совместно согласована, ЕС окажется беспомощным сторонним наблюдателем. Это помешало ЕС выразить единую позицию во многих критических случаях, как продемонстрировал отказ принять совместные заявления по Китаю, Венесуэле или Договору о РСМД.

Принцип единодушия в европейской внешней политике не только затормозил или затруднил процесс принятия решений в ЕС в последнее десятилетие, но также дал иностранным державам стимул для разведения троянских коней среди стран-членов ЕС, с помощью которых они могли влиять на решения или полностью их блокировать.

CFSP движется по кругу: CFSP попала в порочный круг. С одной стороны, у брюссельских институтов нет необходимой власти для успешного формирования внешней политики, потому что государства-члены не хотят отказываться от важнейших полномочий и суверенитета.Государства-члены дважды назначали на пост главы европейской внешней политики Кэтрин Эштон и Федерику Могерини относительно невысоких деятелей, не имевших большого опыта, в качестве HR. Эти назначения можно объяснить нежеланием государств-членов поддержать усиление позиции Высокого представителя политическим тяжеловесом. Поэтому неудивительно, что, как и Эштон до нее, Могерини оставался относительно бледным на своем посту, особенно по сравнению с бывшим «мистером Мистером».CFSP »Хавьер Солана.

Многие государства-члены, в свою очередь, сомневаются в том, что институциональная структура после Лиссабона привела к повышению эффективности, и ставят под сомнение полезность HR и добавленную стоимость EEAS, что делает их еще более неохотными к отказу от дальнейших полномочий и расширению возможностей Брюсселя. Но если государства-члены не делегируют полномочия институтам ЕС и больше не доверяют HR и ЕСВД, эти брюссельские организации никогда не смогут доказать, что они имеют больше возможностей для решения коллективных проблем, чем государства-члены.

Государства-члены часто не видят добавленной стоимости работы через CFSP: Последние годы показали, что государства-члены часто выбирают неформальные способы сотрудничества на министоронней основе, вместо того, чтобы использовать формальные институциональные структуры и процедуры CFSP. Для государств-членов добавленная стоимость работы в рамках CFSP должна быть значительной, чтобы оправдать препятствия. Во-первых, поскольку решения должны приниматься консенсусом, процесс принятия решений становится более громоздким и более медленным.

Во-вторых, в сознании лиц, принимающих решения на национальном уровне, внутриполитические соображения имеют большой вес. По мере того как евроскептические партии усиливаются по всей Европе, их скептицизм по отношению к «Брюсселю» также нашел отражение во внешнеполитических дискурсах европейских государств-членов. Это затрудняет национальным лицам, принимающим решения, аргументы в пользу работы через структуры ЕС и получения общественной поддержки — особенно потому, что у ЕС так мало историй успеха во внешней политике, а политическая легитимность закреплена на национальном уровне.

После оценки относительной эффективности — и политической целесообразности — различных средств, имеющихся в их распоряжении, государства-члены часто предпочитали выдвигать внешнеполитические инициативы самостоятельно или в небольших неформальных коалициях, даже если они могли представить инициативы. непосредственно в Совет, чтобы заставить ЕС принять меры. Эта тенденция увеличивает риск того, что рамки ЕС станут произвольно взаимозаменяемыми и что государства-члены начнут рассматривать ЕС как просто еще один из многосторонних форумов, на которых они преследуют свои национальные внешнеполитические цели.Более того, это ослабляет чувство лояльности, которое должно препятствовать государствам-членам действовать в одиночку на национальном уровне.

С другой стороны, создание неформальной коалиции государств часто было единственным возможным способом решения конкретных вопросов политики вообще, например, когда ЕС — через свои официальные институты или правовые рамки — был неспособен или не желал принимать меры. В своей резолюции от 12 декабря 2018 г. о годовом отчете о реализации Общей внешней политики и политики безопасности Европейский парламент признал, что специальные коалиции государств-членов «могут сделать внешние действия ЕС более гибкими и оперативными в краткосрочной перспективе при решении проблем. изменение ситуации за счет уменьшения давления, связанного с достижением универсального консенсуса между государствами-членами.”

Внешние действия ЕС фрагментированы: Дополнительная структурная проблема заключается в том, что ОВПБ является лишь частью внешних отношений ЕС. Весь спектр внешних действий ЕС выходит далеко за рамки CFSP и включает политику торговли и развития, гуманитарную помощь, расширение и политику соседства, а также внешние аспекты миграции или экологической политики. Хотя решения по ОВПБ по-прежнему принимаются государствами-членами, другие области в основном находятся в компетенции Комиссии.Несмотря на то, что Лиссабонский договор поручает Высокому представителю в его второстепенном качестве вице-президента Комиссии обеспечивать определенную согласованность, по-прежнему отсутствует координация между ним, государствами-членами и членами Комиссии в отношении внешних полномочий. Глобальная стратегия ЕС (EUGS) признает это затруднительное положение и призывает к более «сплоченному Союзу» и интегрированному подходу, подчеркивая необходимость более тесного сотрудничества между ЕСВД, другими учреждениями и государствами-членами.Тем не менее, работа еще предстоит сделать, тем более что некоторые из наиболее острых внешнеполитических проблем включают области, не входящие строго в рамки CFSP, такие как торговые войны, новые технологии или изменение климата.

Приоритеты внешней политики ЕС на 2019–2024 годы

Десять лет, прошедших после Лиссабона, показали, насколько все еще трудно найти необходимый консенсус, политическую волю и поддержку для совместных внешнеполитических действий в рамках ОВПБ.

Однако, учитывая массовый рост внешнеполитических вызовов и ограниченное влияние, которое даже крупнейшие европейские страны имеют по сравнению с такими крупными державами, как США или Китай, ЕС является единственным инструментом, с помощью которого европейские государства смогут продвинуть некоторые из своих важнейшие внешнеполитические задачи.Список внешнеполитических вопросов, которые необходимо решить ЕС, обширен, в том числе более эффективная политика соседства и изменение климата.

Тем не менее, выделяются четыре важнейшие области, поскольку они расшатывают самые основы европейской внешней политики. Если европейским лидерам не удастся найти решительный коллективный ответ в этих важнейших областях политики, они не смогут формировать многие другие связанные области политики в соответствии со своими предпочтениями.

В этих областях у европейцев есть только два варианта: коллективное расширение прав и возможностей или автономный упадок.Четыре важнейших направления политики:

  • Защита многосторонности во все более национальном, одностороннем мире
  • Укрепление трансатлантических отношений
  • Работа с растущим Китаем
  • В погоне за искусственным интеллектом и новыми технологиями

Защита многосторонности во все более национальном, одностороннем мире: Работа с политикой великих держав как движущей силой международного сотрудничества: как прежде всего «гражданская держава», которая не желает использовать военные средства и делает упор на «мягкую силу», многосторонность и Правовые решения, ЕС не был предназначен для проведения великодержавной политики.Поэтому ему не хватает не только мышления, но и необходимых инструментов и инструментов, прежде всего военного потенциала. В основе концепции ЕС лежит идея о том, что результаты международного сотрудничества делимы, что международная политика заключается не в том, кто больше всего выигрывает, а в том, чтобы всем было лучше при сотрудничестве друг с другом. Это означает, что ЕС в настоящее время не соответствует веяниям времени. Хотя ЕС считал себя экспортной моделью, которая будет формировать его соседей по своему собственному имиджу, теперь он должен смириться с тем фактом, что он не обязательно воплощает наиболее убедительную идею того, каким будет мир.Вместо этого ЕС должен адаптироваться к вещам, которые, по его мнению, никогда не произойдут. Ему необходимо разработать стратегию более решительной защиты своих интересов и повышения устойчивости, чтобы не превратиться в анахронизм.

Новый HR должен инициировать дебаты по определению «стратегической автономии» ЕС.

Глобальная стратегия ЕС 2016 года учитывала, что мир стал более противоречивым и конфликтным. В документе основное внимание уделялось стабильности и «принципиальному прагматизму», а не трансформации.Но оставалось неясным, что означает устойчивость на практике, как сделать ее работоспособной и какие ресурсы для этого требуются. Стратегическая оценка GS, написанная до референдума по Брекситу в Великобритании и избрания Дональда Трампа президентом США, все еще во многом отражает годы правления Обамы.

Таким образом, одним из первоочередных приоритетов следующего Высокого представителя должно быть начало внесения изменений в последующий документ, чтобы государства-члены полностью его поддержали в это время.Такая пересмотренная стратегия должна, в частности, очертить общий подход ЕС к растущему соперничеству между США и Китаем, а также к дальнейшему разрушению многосторонности и международного порядка, основанного на правилах. В процессе написания, HR должен инициировать дебаты между странами-членами, чтобы совместно определить спорный термин «стратегическая автономия», устанавливая конкретный уровень амбиций в отношении того, что ЕС хочет иметь возможность делать самостоятельно в глобальном масштабе. этап в таких областях, как оборона, торговля или технологии.Кроме того, концепция устойчивости нуждается в дальнейшем практическом воплощении.

Конечно, одной такой стратегии недостаточно. ЕС необходимо расширить свои возможности по его реализации. Прежде всего, ЕС должен больше инвестировать в свою способность обеспечивать собственную защиту, безопасность и процветание. Дипломатический и экономический потенциал ЕС может быть использован в полной мере только в том случае, если ЕС сможет поддержать его — при необходимости, адекватными военными средствами.

Защита многосторонности как точки привязки для единомышленников: Каким бы тревожным и опасным он ни был, переход к национализму и односторонности может стать возможностью для ЕС, если ему удастся превратить свою предполагаемую слабость в достоинство и принять антициклический подход.Если ЕС разовьет способность, инструменты, инструменты и ресурсы, чтобы выделиться как один поборник международного порядка, основанного на правилах, и будет придерживаться своей приверженности многосторонности и международному сотрудничеству, он станет еще более привлекательным партнером для других, таких как заинтересованные стороны, такие как Япония, Австралия, Канада, Новая Зеландия или Южная Корея, а также другие, которые чувствуют необходимость поддерживать многостороннюю систему и стремятся к предсказуемому и стабильному сотрудничеству. ЕС должен продолжать активно искать этих партнеров, особенно потому, что поворот США к протекционизму сделал ЕС еще более привлекательным в этом отношении.Подтверждением этого являются недавние торговые соглашения между ЕС и Японией, а также ЕС и МЕРКОСУР.

Джованни Греви из Европейского политического центра подытоживает это, заявляя, что «в контексте, отмеченном возрождением национализма и силовой политики, основанный на правилах Союз государств и народов, стремящийся установить основанное на правилах международное сотрудничество, является общественным благом». Основная сила ЕС — его регулирующая сила. Греви предполагает, что ЕС должен понять, как лучше использовать эту власть, связав внутреннюю политику и активы с внешними инструментами и целями.Например, ЕС должен стремиться создать равные условия для применения новых технологий в Европе в качестве шага к формированию соответствующих многосторонних режимов.

На встречах в многосторонних организациях европейцы должны ставить в повестку дня трансграничные темы, по которым расширение сотрудничества отвечает интересам многих других стран — например, свободное использование глобального достояния, торговля и климат. В этих областях политики он может опираться на свое понимание и опыт сетевого агентства и активно привлекать партнеров, включая негосударственных субъектов, которые разделяют интересы ЕС.Он должен способствовать реформе международных организаций, таких как ВТО, с целью улучшения сотрудничества. И вместо того, чтобы отказываться от своей мягкой силы, ей следует удвоить ее, например, за счет более эффективного использования научной дипломатии. В конце концов, ЕС остается интеграционным проектом беспрецедентного успеха. Он оказался гораздо более устойчивым, чем многие думали. Его сила притяжения, проистекающая из мира, процветания и демократии, которые он обеспечил своим гражданам, сохраняется, несмотря на трудности.Чтобы сохранить эту власть, ЕС должен избегать дальнейшей эрозии общих норм и ценностей. ЕС может надежно поддерживать порядок вокруг себя, основанный на правилах, только обеспечивая его преемственность у себя дома и находя более эффективные способы наказания за нарушения верховенства закона в государствах-членах.

Укрепление трансатлантических отношений

Подготовка к расширяющемуся расколу в трансатлантических отношениях: стало почти банальным утверждать, что главной чертой президентства Трампа является неопределенность, но это не делает его менее верным.Неопределенность во внешней политике США и отношениях с американскими союзниками, вероятно, будет сохраняться, пока Дональд Трамп остается у власти. Однако с момента инаугурации Трампа неизменным был еще один фактор: американский президент очень скептически, если не враждебно, относится к ЕС. Другие американские президенты также бросили вызов европейским союзникам или опасались ЕС как института, но Трамп — первый, кто видит в ЕС «врага», созданного для того, чтобы воспользоваться США. По мере того, как президентская кампания 2020 года набирает обороты, риторика Трампа в адрес его европейских союзников, вероятно, станет еще резче, поскольку он пытается поджечь свою базу.Европейцы могут подвергнуться новым тарифам, что нанесет серьезный удар по их экономике.

Прочные трансатлантические отношения остаются жизненно важными

Еще одна особенность президентства Трампа заключается в том, что он увязывает торговлю и безопасность и кладет все на стол в качестве рычага воздействия. Он ценит американских союзников только в той мере, в какой они укрепляют стратегическое положение США, делая трансатлантические отношения более транзакционными. Это огромная проблема для ЕС, особенно потому, что европейцы передали на аутсорсинг большую часть своей политики безопасности и обороны США и поэтому зависят от американских гарантий безопасности, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе.Эта зависимость серьезно затрудняет готовность стран-членов ЕС сплотиться под европейским флагом, чтобы противостоять внешней политике Трампа, поскольку они часто не хотят подвергать опасности свои двусторонние отношения с США. Выход администрации Трампа из СВПД и угроза вторичных санкций в отношении европейских компаний, кроме того, показали, что ЕС немедленно теряет влияние и способность влиять на события, в том числе в экономической сфере, когда США решают торпедировать цели европейской внешней политики.

Пока рано предсказывать исход президентских выборов в США в 2020 году; и до сих пор неясно, будет ли президент-демократ снова стремиться к более традиционной внешней политике с глубоким вовлечением в Европу. Но роль Америки как глобального гегемона — иными словами, поставщика общественных благ — подвергалась сомнению не только Трампом, но и его предшественником Бараком Обамой. В частности, больше не существует безоговорочной поддержки идеи о том, что глобализация, свободная торговля и многосторонние институты выгодны для Соединенных Штатов, а экономическая взаимозависимость теперь также рассматривается многими демократами как слабость, а не сила Соединенных Штатов.Еще в 2011 году, когда президент Обама объявил о своем «повороте в сторону Азии», стало ясно, что США все больше сосредотачиваются на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Хотя украинский кризис снова привлек внимание Америки к Европе, в следующие пять лет США все больше превращаются из «европейской державы» в «державу в Европе».

Крепкие трансатлантические отношения остаются жизненно важными для ЕС. Любая попытка высвободиться немедленно подорвет безопасность Европы и расколоть европейцев, потому что трещины в трансатлантических отношениях также всегда являются внутриевропейскими трещинами.С другой стороны, европейцы больше не могут ожидать, что США возьмут на себя львиную долю оборонного бремени в Европе и на ее периферии. Поэтому государства-члены и институты ЕС должны вкладывать значительные средства в трансатлантические отношения, одновременно пытаясь застраховаться от атак администрации Трампа. Это требует дипломатического баланса, цель которого должна заключаться в том, чтобы оставаться трансатлантическими и в то же время становиться более европейскими. Не вся критика Европы со стороны администрации Трампа необоснованна: европейцам определенно нужно больше инвестировать в собственную оборону, в рамках ЕС, а также в НАТО, и они должны выполнять взятые на себя обязательства.По мере дальнейшего развития своих оборонных инициатив ЕС должен искать возможности для Вашингтона подключиться к некоторым из инициатив таким образом, чтобы это было выгодно для обеих сторон.

Более того, европейцы должны смотреть дальше администрации Трампа и пытаться взаимодействовать с другими важными игроками. Институты ЕС и государства-члены должны активизировать диалог на всех уровнях с Конгрессом США, губернаторами и гражданским обществом США в ближайшие годы, чтобы гарантировать, что трансатлантические отношения останутся жизненно важными и возобновление партнерства возможно после Трампа.ЕС также должен продолжать добиваться торгового соглашения с США, несмотря на трудности.

Трамп как фактор толчка: Трамп — не первый президент США, который дал понять, что европейцам нужно делать больше, но он, безусловно, самый энергичный. Он заставляет европейцев почувствовать негативные последствия своей зависимости от Америки. Когда Америка отступает и ожидает большего от своих союзников, более способный, активный и суверенный ЕС в области безопасности, торговли и глобальной дипломатии уже не «приятно иметь», а вопрос выживания.Некоторые утверждают, что Трамп — это как раз тот сигнал тревоги, который нужен ЕС, чтобы развить чувство безотлагательности. В этом смысле Трамп — это вызов, но также и возможность: в конце концов, европейцы — не только объекты политического выбора Трампа. Они действительно могут определять свою судьбу. Европейцы больше всего выиграют от жизни в мире, где ЕС будет более сплоченным и способным действовать на внешнеполитическом фронте. Но существование более дееспособного ЕС также повысило бы привлекательность европейцев как союзников Америки.Следовательно, европейцы должны воспользоваться реальным кризисом в трансатлантических отношениях, чтобы добиться дальнейшего согласования, координации и интеграции своей внешней и оборонной политики.

Работа с растущим Китаем

Как избежать превращения в мяч для настольного тенниса в растущем соперничестве между Вашингтоном и Пекином: Независимо от того, кто победит на президентских выборах в США в 2020 году, соперничество между США и Китаем останется и, как ожидается, станет еще более интенсивным .И США, и Китай будут все больше смотреть на отношения с Европой через призму этого соперничества. Они будут продолжать оказывать давление на отдельные государства-члены, чтобы те встали на чью-либо сторону по таким вопросам, как телекоммуникационная инфраструктура 5G, и поддержали их соответствующие повестки дня. Оба участника придерживаются тактики, при которой особое внимание уделяется двусторонним отношениям, а не многосторонним структурам ЕС. Союзу необходимо убедиться, что он не позволит США или Китаю натравить различные части ЕС друг против друга.

По существу, ЕС и его государства-члены все больше разделяют большую часть озабоченностей США с Китаем, таких как его торговая политика — особенно субсидии и принудительная передача технологий — и его политика наращивания военной мощи и дестабилизации в Азии, а также дальнейшее продвижение своей авторитарной модели в остальном мире. Китай активно стремится влиять на европейскую политику через такие инициативы, как формат 17 + 1 и приобретение критически важной инфраструктуры в странах-членах ЕС.В нескольких случаях он успешно применял стратегию «разделяй и властвуй», раскалывая европейцев по таким вопросам, как права человека. Благодаря инициативе «Один пояс, один путь» и экономическим инвестициям на Западных Балканах, он получил гораздо большее влияние в странах-соседях ЕС.

Хотя всего несколько лет назад в ЕС были большие надежды на то, что Китай продолжит открываться и в конечном итоге станет рыночной экономикой западного типа, теперь европейцы все больше осознают подводные камни своей зависимости от него.Тон в отношении Китая стал значительно более жестким, и в ЕС намечается смена парадигмы, о чем свидетельствуют разногласия на совместном саммите ЕС и Китая в апреле 2019 года и новый рамочный план проверки европейских инвестиций. Что касается инфраструктуры 5G, члены ЕС еще не полностью отказали в доступе китайским компаниям, только ввели сочетание более мелких и крупных ограничений и мер безопасности, но дебаты обостряются. Китай больше не рассматривается просто как партнер по сотрудничеству, но одновременно как экономический конкурент и системный соперник, преследующий альтернативные модели порядка.Лакмусовой бумажкой будет то, сможет ли ЕС воплотить это в подлинную твердую политику, основанную на взаимности, справедливости и четких требованиях.

Тон в сторону Китая стал более грубым

Это сложно, потому что государства-члены все еще далеки от единой политики в отношении Китая. В двустороннем контексте они часто не проявляют реального желания поставить Европу на первое место, в основном конкурируя за благосклонность Китая и стремясь к хорошим экономическим отношениям. Они видят в Китае источник экономического роста, экспортный рынок и инвестора.Главный стратегический интерес Европы часто оказывается второстепенным.

Однако абсолютно необходимо, чтобы политический консенсус в ЕС относительно его собственных стратегических интересов в отношении Китая получил дальнейшее развитие в ближайшие годы. Инициатива для этого должна исходить от государств-членов, но институты в Брюсселе должны поддерживать их на всех уровнях.

Укрепление сотрудничества между ЕС и США по Китаю: С точки зрения интересов и ценностей европейцы по-прежнему имеют гораздо больше общего с США, чем с Китаем.Китай может продолжать позиционировать себя как защитник международного порядка и многосторонности, но он хочет избавиться от либеральной основы этого порядка: демократии, прав человека и рыночного капитализма. Несмотря на разные подходы к Китаю, ЕС и США должны использовать вызов Китая как возможность согласовать свои стратегии. Сотрудничество в этом отношении сделало бы трансатлантические отношения более ценными, особенно с американской точки зрения. Вместо того, чтобы имитировать мышление США с нулевой суммой, ЕС должен попытаться направить разделяемое США недовольство торговой политикой Китая на многосторонние решения, когда это возможно, несмотря на скептическое отношение нынешней администрации к многосторонности.

Это не означает, что европейцы должны подчинять свои интересы и принципы администрации Трампа. Между американским и европейским подходами к Китаю есть явные различия, и европейцы должны ясно дать понять, что они не являются расширенными инструментами внешней политики США. Однако у трансатлантических партнеров так много общих интересов в отношении Китая, что ЕС часто может преследовать свои собственные цели и в то же время угодить американцам. Помимо общей озабоченности по поводу торговой политики Китая, Брюссель и Вашингтон, например, заинтересованы в соблюдении международного права в Южно-Китайском море.По этой причине государства-члены должны приложить больше усилий, чем в прошлом, для развития точек соприкосновения и общей политики с США. В мире G2 не только европейцам нужен сильный партнер. Это тоже США.

В борьбе за искусственный интеллект и новые технологии

Как избежать постоянной зависимости от великих цифровых держав: Чтобы лучше заявить о себе как в отношении Китая, так и США, ЕС должен повысить свою конкурентоспособность в гонке за новые технологии, такие как искусственный интеллект (ИИ).И США, и Китай являются «сверхдержавами в области искусственного интеллекта», которые обладают основными ресурсами и структурами, необходимыми для разработки и продвижения услуг искусственного интеллекта. И наоборот, Европе все еще необходимо обеспечить основу для своих фирм и исследователей, чтобы быть конкурентоспособными на самом высоком уровне. Времени мало, и существует большой риск того, что Европа окажется в постоянной зависимости от великих цифровых держав. Есть три причины, по которым Европа в настоящее время проигрывает гонку искусственного интеллекта.

Европа проигрывает гонку ИИ

Во-первых, Европе не хватает больших наборов данных, необходимых для работы систем искусственного интеллекта.У США с их крупными технологическими компаниями (Google, Amazon, Facebook, Apple и, в некоторой степени, даже IBM) хорошие позиции в этом отношении. У Китая есть еще больший пул данных из-за огромной численности его населения и строгого государственного сбора данных о своих гражданах. Кроме того, он также может похвастаться крупными технологическими компаниями (Tencent, Alibaba, Baidu), которые обладают огромным количеством данных. Напротив, в Европе отсутствуют «внутренние чемпионы» в технологической отрасли, а ее пул данных гораздо более ограничен и фрагментирован.Его нормативно-правовая база препятствует дорогостоящему сбору доступных данных.

Во-вторых, США и Китай намного опередили индустрию искусственного интеллекта и рынок стартапов. Силиконовая долина по-прежнему является основным центром инноваций для прорывов, связанных с искусственным интеллектом, в то время как Китай быстро догоняет свою модель «военно-гражданского слияния» и стартапы, ориентированные на конкретные задачи (например, SenseTime для распознавания лиц). Присутствие тех крупных технологических компаний, которые могут быстро тестировать и применять прототипы ИИ на практике, также помогает стартапам в США и Китае.В Европе действительно есть некоторые сложные стартапы в области искусственного интеллекта, но они не поддерживаются необходимым венчурным капиталом (США) или государственными инвестициями (Китай).

В-третьих, таланты и эксперты в области ИИ стали ценным глобальным товаром, который Европа пытается получить. Американские и китайские фирмы используют различные средства для привлечения этих талантов, тогда как Европе необходимо найти механизмы для поддержания своего и без того ограниченного резерва талантов.

Европейский путь к новым технологиям: Перед лицом этих структурных недостатков Европа должна найти способ стать игроком в гонке за новыми технологиями.Европа имеет конкурентное преимущество в качестве регулирующей сверхдержавы и может устанавливать стандарты и правила для всего мира. Имея 500 миллионов потребителей, у него все еще есть рычаги воздействия, чтобы заставить крупные технологические компании соблюдать европейские правила — европейские правила защиты данных (GDPR) и конфиденциальности являются лучшими примерами. Тем не менее, эффективное регулирование само по себе не будет способствовать появлению следующего Google или новаторского стандарта. Здесь CFSP в некоторой степени зависит от других областей политики ЕС, таких как исследования и образование.По мере завершения создания единого рынка Европа также сможет воспользоваться преимуществами более крупного потенциального источника данных, большего пула экспертов по ИИ и более развитой европейской сцены венчурного капитала. ЕС должен подумать о том, какие методы он мог бы перенять у США или даже Китая, не отказываясь от своих ценностей.

Как продвигать CFSP вперед: структуры управления и институциональная структура

Есть несколько хороших способов дальнейшего развития структуры управления CFSP, чтобы дать ЕС возможность лучше решать вышеупомянутые проблемы и раскрыть внешнеполитический потенциал ЕС.Они не исключают друг друга, но представляют собой различные варианты, которые можно гибко использовать в зависимости от того, что, скорее всего, будет реализовано. Способность Союза действовать в меньшей степени определяется действующими лицами и параметрами, с помощью которых в конечном итоге будет развиваться CFSP. Скорее, важнее, чтобы все говорили единым голосом и чтобы меры укрепляли, а не подрывали сплоченность ЕС. Следующие практические инструменты и методы, которые повысят эффективность CFSP и могут быть применены в рамках данной операционной системы:

  • Сосредоточьтесь на укреплении интересов европейской внешней политики через правовую базу ЕС, используя весь потенциал Лиссабонского договора и используя больше его положений о «спящей красавице», которые до сих пор не были реализованы.
  • Примите существующую тенденцию к созданию специальных коалиций в европейской внешней политике и убедитесь, что это не ослабит сплоченность и демократическую легитимность ЕС.
  • Воспринимайте переговоры по Brexit как план для CFSP.
  • Переопределить роль Высокого представителя.

Акцент на усиление интересов внешней политики с помощью правовых рамок ЕС

Лиссабонский договор предоставляет больше возможностей для европеизации внешней политики, чем используется в настоящее время.В последние годы необходимость более эффективного использования инструментов и инструментов договора становится все более важной темой для обсуждения.

Голосование квалифицированным большинством: Случаи, когда одно государство-член препятствовало выработке общей внешнеполитической позиции ЕС и блокировало пожелания 26 других, сделали недостатки принципа единогласия ЕС при принятии решений по ОВПБ все более очевидными. Это привело к новому толчку со стороны нескольких государств-членов и президента Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера по переходу от единогласия к голосованию квалифицированным большинством (QMV) в определенных областях общей внешней политики и политики безопасности ЕС.

Преимущества QMV очевидны. QMV даст гораздо меньше стимулов для внешних сил разводить троянских коней в ЕС и применять стратегию «разделяй и властвуй». Вместо того, чтобы фактически навязывать решение государствам-членам — в конце концов, статья 31 (2) TEU предусматривает «экстренное торможение», которое позволяет государству-члену возражать против решения, принятого квалифицированным большинством, по «жизненно важным и заявленным причинам национальной политики. »- эта процедура поможет убедить их пойти на компромисс для достижения консенсуса.В настоящее время отклонение или блокирование общих позиций ЕС обходится отдельным странам-членам очень дешево. Если бы существовал риск проиграть, расходы для соответствующего государства значительно увеличились бы. Надеемся, что если бы QMV использовалось чаще, государства-члены постарались бы конструктивно вносить свои возражения в процесс принятия решений, а не просто накладывать вето на решения.

Но даже несмотря на то, что Комиссия получила общественную поддержку со стороны некоторых крупных государств-членов, включая Германию, многие по-прежнему выступают против любого распространения QMV на внешнюю политику.В частности, малые государства-члены опасаются, что их голоса будут постоянно проигрывать более крупным государствам-членам с большим количеством голосов. Еще предстоит преодолеть большое сопротивление, и нынешний климат в ЕС не требует большей интеграции. Более того, усиление способности ЕС принимать решения с помощью QMV может ослабить демократическую легитимность и вес принимаемых решений. И то, и другое лучше, если решение будет однозначно единодушным. Другая опасность QMV заключается в том, что это может привести к углублению раскола внутри ЕС, что стало особенно очевидно во время миграционного кризиса, когда QMV привел к крупнейшему внутреннему расколу в недавней истории ЕС.

Безусловно, QMV — не серебряная пуля для быстрого исправления недостатков CFSP. В общем, QMV может применяться только к очень ограниченному количеству решений. Большинство вопросов решаются государствами-членами посредством «мягкого права» или «открытого метода координации». Здесь по-прежнему действует принцип единогласия. Поэтому пора вывести истерию из дискуссии и увидеть QMV такой, какая она есть на самом деле: полезный инструмент, который может ускорить принятие решений в некоторых областях, но, безусловно, лишь небольшой строительный блок на пути к тому, чтобы сделать ОВПБ более последовательной и последовательной. напористый.В целом, более широкое использование большинства голосов было бы правильным шагом. Могерини по-прежнему скептически относился к добавленной стоимости QMV. Ее преемник должен стать активным сторонником.

Конструктивный механизм воздержания: Еще одним ключевым положением является статья 31 (1) TEU. Это позволяет государству-члену воздержаться при голосовании в области CFSP и заявить, что оно не будет применять решение, признавая при этом, что решение обязывает Союз. В духе взаимной солидарности статья призывает воздержавшееся государство-член «воздерживаться от любых действий, которые могут противоречить или препятствовать действиям Союза, основанным на этом решении.Однако этот конструктивный механизм воздержания до сих пор использовался только один раз, в феврале 2008 года, когда Кипр воздержался от принятия Совместного действия Совета по учреждению миссии ЕВЛЕКС в Косово. Тем не менее, он представляет собой полезный инструмент для предотвращения блокирования принятия решений CFSP, и Высокому представителю следует с большей готовностью предлагать его в будущем. Следует также рассмотреть способы применения конструктивного воздержания к «мягкому праву».

«Спящие красавицы» в договоре: ст.31 (2) и ст. 32 (1) TEU

Расширенное сотрудничество: Лиссабонский договор предлагает возможность нескольких скоростей европейской внешней политики за счет «расширенного сотрудничества», которое позволяет блоку государств углублять свое сотрудничество в выбранном ими собственном темпе. Однако «расширенное сотрудничество» должно охватывать как минимум девять государств-членов, и оно может использоваться только как «крайнее средство» после того, как Совет заявил, что цели сотрудничества не могут быть достигнуты в течение разумного периода времени. Союз в целом.Следовательно, «усиленное сотрудничество» — это еще один механизм, который никогда не использовался; государства-члены сдерживаются привязанными к нему условиями. Активация Постоянного структурированного сотрудничества (PESCO), еще одного Лиссабонского инструмента дифференцированной интеграции, но ограниченного CSDP, остается уникальным исключением. Государства-члены, вероятно, продолжат уклоняться от использования этих возможностей дифференцированной интеграции, несмотря на их положение в Лиссабонском договоре, потому что они не хотят, чтобы формализованная «Европа двух классов» была официально оформлена.

В целом, несколько механизмов, обеспечивающих большую гибкость, остаются в значительной степени недоиспользованными. Будет ли лучше использован их потенциал в следующем политико-институциональном цикле, зависит исключительно от политической воли государств-членов. Добиваясь прогресса в реализации всех этих инструментов, нужно проявлять осторожность, чтобы не отговорить большее количество государств-членов от реализации своих общих внешнеполитических интересов в рамках правовой базы ЕС.

европеизация специальных коалиций

Расширение Лиссабонского договора до его пределов может сыграть важную роль, но этого недостаточно, чтобы рассчитывать только на то, чтобы разбудить его «спящих красавиц».«В ближайшие годы европейским государствам, возможно, придется еще чаще выбирать, что для них важнее: единство ЕС или европейская способность действовать. Вполне возможно, что последнее не может быть достигнуто со всеми 27 странами-членами (после Brexit). В конце концов, внешнеполитические вызовы не могут ждать, пока ЕС разрешит свои внутренние разногласия по поводу США или Китая. Национальные правительства могут быть вынуждены ставить достижимое выше желаемого.

Логический вывод состоит в том, что некоторые европейские государства-члены могут захотеть продвинуться вперед с выбранной группой единомышленников, которые готовы действовать вместе более целесообразно.До тех пор, пока для государств-членов будет более привлекательным выбор общих действий вне правовых рамок Союза во избежание юридических или практических ограничений, они будут продолжать делать это.

Государства, которые хотят продвигать ОВПБ, должны поэтому сосредоточиться на создании коалиций из более мелких групп государств, чтобы взять на себя портфель внешнеполитических операций, и искать способы сделать это выгодным для общей внешней политики Союза. В некоторых случаях именно эти министоронние форматы — даже если они созданы за пределами ЕС — привели к дальнейшему развитию ОВПБ в целом.Диалог между Сербией и Косово и нормандский формат показали, что весь ЕС может выиграть, когда неформальная группа будет действовать во внешнеполитических вопросах. Оба они способствовали развитию европейской внешней политики, добившись конкретных результатов и результатов, что, в свою очередь, узаконивает форматы.

Есть веская причина рассмотреть возможность принятия мер с небольшими специальными группами. Государства-члены по-разному определяют и воспринимают изменения в глобальной политике, и стимулы к совместной работе сильно различаются. До тех пор, пока такие добровольные коалиции не подрывают сплоченность ЕС-27 или негативно влияют на меры ЕС, принятые в отношении той же проблемы, а скорее работают на достижение целей Союза, они могут способствовать повышению видимости и авторитет ЕС как внешнего актора.В случаях сомнений, как это было изначально в случае с Инициативой трех морей, участие президента Комиссии Юнкера в неформальных инициативах было важным шагом к укреплению доверия. Чем больше внешнеполитических успехов добьется ЕС, тем больше у государств-членов будет доверия к ЕС как к надежному игроку во внешней политике. Успехи предыдущих мини-форматов говорят сами за себя.

В частности, более мелкие государства-члены часто обеспокоены тем, что их исключат из мини-форматов и что в них будут доминировать крупные государства-члены.Поэтому для крупных государств-членов очень важно уважать чувствительность более мелких партнеров, придерживаться инклюзивного подхода и быть прозрачными.

Хорошим методом работы было бы совместное обсуждение целей и стратегии внешней политики в Европейском Совете, а затем поручение коалиции желающих и способных государств-членов их реализации. Это может быть особенно применимо в случаях, когда интересы государств-членов совпадают, но приоритеты различаются. ЕС может также предложить специальные «пакеты» (предлагающие ресурсы и инструменты) для поддержки участия стран-членов.Другая идея — применить пример Европейского оборонного фонда для создания новых финансовых инструментов для внешнеполитической деятельности, которые заставили бы различных участников работать вместе, чтобы получить финансирование.

Однако с этой целью Европейскому совету необходимо было бы более пристально заниматься вопросами внешней политики, чем это было до сих пор. Как национальные политики главы государств и правительств вкладывают значительное количество времени и энергии во внешнюю политику. Но обычно это не находит отражения на уровне Совета Европы.Есть много причин для этого. Во-первых, нынешний президент Совета Европы Дональд Туск не уделял много внимания внешней политике и, конечно же, не руководил дебатами по вопросам внешней политики в Совете Европы стратегически. Во-вторых, отдаленные отношения между Туском и Могерини не способствовали усилению роли Европейского Совета во внешних отношениях. И в-третьих, Могерини не использовала оптимальным образом тот факт, что она присутствовала на всех заседаниях Совета Европы.

Затем президент Совета Шарль Мишель должен стремиться к тому, чтобы Европейский Совет более стратегически подходил к вопросам внешней политики в будущем. Ему также следует установить хорошие отношения со следующим HR / вице-президентом и прямо попросить его заявить о себе в Совете.

Министоронние форматы привели к прогрессу

Чтобы повысить легитимность любой специальной коалиции, желающие государства-члены должны также пригласить к столу представителя институтов ЕС.Это произошло во время переговоров по СВПД с Ираном, когда HR присоединился к E3. Другим недавним примером этого является инициатива президента Франции Эммануэля Макрона пригласить президента Комиссии ЕС Юнкера и канцлера Германии Ангелу Меркель для переговоров с президентом Китая Си Цзиньпином. Эта стратегия «совмещения» должна использоваться, когда это возможно, для европеизации и легитимации неформальных коалиций государств-членов. Кроме того, следует лучше изучить и использовать потенциал Комиссии и ЕСВД по поддержке таких коалиций.

После Brexit неформальные группы государств будут продолжать приобретать все большее значение. Евросоюз останется зависимым от британских дипломатических и военных возможностей, а также политики безопасности даже после Брексита. Если ЕС действительно хочет стать более решительным игроком внешней политики на международной арене, ему также необходимо предложить привлекательные «стыковочные механизмы» Великобритании, даже если она больше не является членом ЕС. Одна из идей — разрешить участие британских представителей на разовой основе в заседаниях Совета по иностранным делам и других процессах ОВПБ.Очевидно, что в взаимных интересах Великобритании и стран-членов ЕС продолжать тесное сотрудничество во внешней политике, политике безопасности и обороны. Если ЕС сделает это в структурах ЕС слишком сложным, правительства найдут другие форматы, которые позволят продолжить сотрудничество на разовой основе в областях, представляющих взаимный интерес. Например, существует твердое мнение о том, что формат E3 должен сохраняться независимо от Brexit.

Примените «метод Барнье» к CFSP

Если CFSP останется сферой деятельности, управляемой в первую очередь государствами-членами, существует опасность того, что она может быть сокращена до центра обмена отчетливо национальными представлениями о геополитике.Обсуждение того, как создать более сильную ОВПБ — такую, которая является чем-то большим, чем расширенная рука национальной внешней политики, — предполагает, что государства-члены действительно готовы подчинить свои собственные национальные цели общей европейской цели и пойти на необходимые компромиссы. Другими словами, они готовы предоставить реальное лидерство субъекту, который говорит и действует от имени ЕС.

Переговоры по Brexit служат образцом для подражания того, как такой подход может быть успешно реализован с учетом интересов как государств-членов, так и институтов.Страны-члены согласовали общую позицию в Европейском совете. Мишель Барнье был выбран в качестве главного переговорщика от 27 стран-членов ЕС, и он имел возможность выступать от имени ЕС. Его целевая группа координировала работу Комиссии по всем стратегическим, оперативным, правовым и финансовым вопросам, связанным с этими переговорами. Страны-члены ЕС регулярно получали информацию о состоянии переговоров и обсуждали дальнейшие шаги в Европейском совете. Государства-члены всегда оставались лидерами переговоров.Результатом стала очень сильная позиция ЕС на переговорах.

Главным переговорщиком ЕС вполне может быть Высокий представитель, но это не обязательно. Также было бы возможным, чтобы государства-члены согласовали представителя в зависимости от области политики, если это лицо пользуется доверием институтов ЕС, в частности Комиссии, и государств-членов. Решающее значение имеет общее понимание рассматриваемого вопроса внешней политики и общая позиция в отношении целей и задач, которых хочет достичь ЕС, а также готовность стран-членов делегировать полномочия и доверие.

Новое определение роли Высокого представителя

В начале срока Джозепа Боррелла на посту Верховного представителя ЕС мало что осталось от ожиданий и энтузиазма, связанных с укреплением этой позиции десять лет назад. Полный потенциал офиса еще не использован — хотя Могерини был первым, у кого была полностью функциональная EEAS. Хотя Могерини определенно предпочитал управлять, а не формировать европейскую внешнюю политику, основные причины такого отставания двояки.Во-первых, наблюдается постоянное нежелание государств-членов поддерживать более активную роль и делегировать значимые портфели внешней политики в офис Высокого представителя. Государства-члены просто не доверяют Высокому представителю и ЕСВД вести переговоры от их имени.

Во-вторых, хотя ожидается, что Высокий представитель — в его или ее роли вице-президента Европейской комиссии — будет координировать внешние действия ЕС, эта позиция не обладает необходимыми полномочиями по отношению к Совету и Комиссии.В настоящее время офис находится между стульями, а не соединяет их. Создавая новую Комиссию, Урсула фон дер Ляйен избежала усиления позиции HR в иерархии Комиссии, не сделав Боррелла исполнительным вице-президентом. Она, несомненно, опиралась на пример Юнкера и позволила Борреллу координировать европейскую внешнюю политику в его функции вице-президента Комиссии, как это предусмотрено Лиссабонским договором. Однако, хотя он должен обеспечивать согласованность и последовательность всей работы Комиссии, связанной с обороной, он не отвечает за новый Генеральный директор по оборонной промышленности и космосу и Европейский оборонный фонд.Более того, роль Боррелла в применении санкций была ослаблена в пользу Валдиса Домбровскиса.

Переговоры по Brexit как образец для подражания

Таким образом, с самого начала следует ожидать реалистичных ожиданий того, что будущий Высокий представитель будет иметь лишь ограниченное влияние и определяющую силу. Конечно, многое будет зависеть от того, как Боррелл понимает и выполняет свою роль. Возможно, в будущем он сможет придать больше энергии и харизмы европейской внешней политике.У него значительно больший опыт, чем у Федерики Могерини, и он известен тем, что не уклоняется от конфликтов. В лице Урсулы фон дер Ляйен у него, безусловно, есть партнер во главе Комиссии, для которого способность Европы проводить внешнюю политику имеет наивысший приоритет, и многое будет зависеть от хороших отношений между ними. Борреллу следует и дальше стремиться к лучшим отношениям с Чарльзом Мишелем, чем это было у Могерини и Дональда Туска. Только если Президент Комиссии и Президент Совета будут действовать в одном направлении и поддерживать его, он может занять прочную позицию.

С точки зрения распределения работы, Хосепу Борреллу следует дать четкий мандат от государств-членов, чтобы фактически руководить некоторыми важными внешнеполитическими портфелями и вести переговоры от имени Союза, как в случае Эштона и Могерини с Ираном. Одним из его первых приоритетов должно быть начало работы над пересмотренным документом, дополняющим Глобальную стратегию ЕС, убедившись, что страны-члены полностью купят ее в это время. Более заметные достижения Высокого представителя, прежде всего, окажут положительное влияние на общественное восприятие европейской внешней политики в целом и придадут ей большую легитимность.

Вопрос не в способностях, а только в воле

Изменяющаяся международная обстановка и растущие внешние вызовы дали новый импульс дальнейшему развитию Общей внешней политики и политики безопасности ЕС. Некоторые государства-члены ЕС, в том числе Германия и Франция, недавно вновь подчеркнули необходимость достижения прогресса и призвали к более эффективной внешней политике ЕС. Новый президент Комиссии Урсула фон дер Ляйен также поддерживает усиление роли ЕС во внешней политике, политике безопасности и обороны.Кроме того, в своей новой стратегической повестке дня на 2019–2024 годы Европейский совет обязуется предоставлять больше ресурсов и лучше использовать те, которые уже есть в распоряжении ЕС. Поэтому важно, чтобы слова теперь следовали за реальными делами.

Если разрыв между громкими заявлениями и плохими внешнеполитическими показателями сохранится, внешняя политика ЕС потеряет свою легитимность. Явное большинство европейцев хотели бы, чтобы государства-члены ЕС действовали сообща на международной арене.В исследованиях Евробарометра около двух третей респондентов регулярно выступают за «общую внешнюю политику 28 государств-членов ЕС». Таким образом, государства-члены имеют четкий мандат от своих граждан продвигать более эффективную внешнюю политику ЕС. Если создается впечатление, что «ЕС не выполняет своих обязательств», это будет подливкой масла в огонь для евроскептиков.

Если ЕС действительно хочет играть более значительную международную роль в будущем — де-факто предварительное условие его выживания — он должен лучше организоваться и действовать более согласованно и эффективно.Причины, которые до сих пор препятствовали активной и последовательной европейской внешней политике, связаны с природой внешней политики как основного элемента национальной идентичности и суверенитета. Они также глубоко уходят корнями в структурную несогласованность наднациональных и межправительственных элементов в управлении ОВПБ. Крупные институциональные реформы, предполагающие изменение договоров, в настоящее время не обсуждаются. Также маловероятно, что государства-члены проявят повышенную готовность передать Брюсселю значительно больший суверенитет.

Доступны полезные инструменты и методы, которые улучшили бы эффективность CFSP и могли бы применяться в рамках данной операционной системы, как показано в этом отчете. На данный момент наиболее многообещающим способом продвижения внешней политики ЕС, по-видимому, является сосредоточение внимания на неформальных коалициях небольших групп государств, которые берут на себя внешнеполитические портфели и ищут способы сделать это выгодным для общей внешней политики Союза. Создание более сильной ОВПБ — такой, которая представляет собой нечто большее, чем расширенная рука национальной внешней политики — предполагает, что государства-члены действительно готовы подчинить свои собственные национальные цели общей европейской цели и пойти на необходимые компромиссы.

Если европейским лидерам не удастся найти решительный коллективный ответ, по крайней мере, в четырех обозначенных важнейших областях политики — защита многосторонности, укрепление трансатлантических отношений, борьба с растущим Китаем и участие в гонке за ИИ и новыми технологий — они больше не смогут формировать мир в соответствии со своими предпочтениями в будущем.


Этот документ является результатом исследовательского проекта, финансируемого Министерством иностранных дел Финляндии и осуществляемого Немецким советом по международным отношениям (DGAP), который был направлен на поиск решений для повышения эффективности Общего иностранного и Политика безопасности (CFSP) Европейского Союза.Анализ основан на обсуждениях в ходе двух семинаров, проведенных DGAP в партнерстве с отделом планирования политики Министерства иностранных дел Финляндии в Берлине и Хельсинки в апреле и мае 2019 года.

Я хотел бы поблагодарить Министерство иностранных дел Финляндии Дело, в частности Янне Йокинен, за их огромную поддержку. Я также хотел бы поблагодарить всех докладчиков и участников за их ценный вклад и вклад. Я особенно благодарен своим коллегам по аналитическому центру Софии Беш, Джованни Греви, Кристофу Хиллиону, Барбаре Кунц, Туомасу Исо-Маркку, Матти Песу, Филиппу Ротманну и Мартину Квенце за то, что они поделились своими идеями.Естественно, что вся ответственность за итоговую статью лежит на авторе.

мировых лидеров клянутся активизировать борьбу с расизмом, поскольку Генеральная Ассамблея принимает текст, отмечающий принятие Дурбанской декларации, Программа действий

Давайте переломим ситуацию с нетерпимостью, говорит председатель Генеральной Ассамблеи, поскольку Генеральный секретарь приветствует Движение за расовую справедливость, равенство

Мировые лидеры, собравшиеся сегодня в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций, пообещали ускорить борьбу против расизма в своих странах, а также подтвердили свою приверженность осуществлению Дурбанской декларации и Программы действий — знаковых антидискриминационных рамок, принятых 20 лет назад.

В ознаменование двадцатой годовщины этой акции в Дурбане, Южная Африка, Генеральная Ассамблея без голосования приняла Политическую декларацию глав государств и правительств и представителей государств-членов. В этом тексте они провозгласили свою твердую решимость мобилизовать политическую волю на национальном, региональном и международном уровнях и ускорить темпы борьбы с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью — и защиты жертв — на высоком уровне. национальный приоритет.

Кроме того, главы государств и правительств приняли решение преследовать общую цель обеспечения эффективного осуществления всех прав человека и основных свобод для всех, включая жертв во всех обществах, продолжая при этом содействовать уважению прав человека и укреплять демократическое управление, верховенство закон, независимые судебные институты и борьба с безнаказанностью на национальном и международном уровнях.

Другими словами, они призвали все государства, систему Организации Объединенных Наций, а также международные и региональные организации — и предложили всем соответствующим заинтересованным сторонам, включая парламенты, гражданское общество, частный сектор и научные круги, — полностью взять на себя обязательство активизировать свои усилия по ликвидация всего расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и продолжение сотрудничества со всеми соответствующими органами Организации Объединенных Наций по правам человека.

Во вступительном слове президент Генеральной Ассамблеи Абдулла Шахид (Мальдивские Острова) отметил, что спустя два десятилетия после принятия Дурбанской декларации и Программы действий эта доктрина все еще реализуется. Однако это не означает, что инструмент потерпел неудачу, добавил он, а скорее, что мировое сообщество сделало недостаточно для того, чтобы бороться с распространением расизма, расовой дискриминации, нетерпимости и ксенофобии. «Давайте переломить ситуацию с расизмом и нетерпимостью», — заявил он, подчеркнув важность признания прошлого, будь то в форме официальных извинений или другими способами.«Вы не можете пройти мимо того, к чему не обращаются».

Генеральный секретарь Антониу Гутерриш отметил, что Дурбанская декларация и Программа действий призваны разорвать порочный круг, в котором дискриминация ведет к лишениям, а бедность усугубляет дискриминацию. Указывая на тревожный рост антисемитизма, растущий антимусульманский фанатизм, жестокое обращение с христианскими меньшинствами и другие формы нетерпимости во всем мире, он сказал, что в поле зрения появилось нечто более обнадеживающее — движение за расовую справедливость и равенство, которое имеет возникла с беспрецедентной силой, размахом и воздействием.

Это новое пробуждение, часто возглавляемое женщинами и молодыми людьми, дало импульс, который нужно использовать, подчеркнул он, призвав каждое государство-член принять конкретные меры — в том числе посредством политических мер, законодательства и сбора более детализированных данных — в поддержку всего такого усилия на национальном и глобальном уровнях. Цитируя слова Нельсона Манделы, он сказал: «Никто не рождается расистом. Люди должны научиться ненавидеть. Но если они смогут научиться ненавидеть, их можно научить любить, потому что любовь более естественна для человеческого сердца, чем ее противоположность.”

Мишель Бачелет, Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека, охарактеризовала настоящий момент времени как «важный момент для продвижения программы борьбы с расизмом», пообещав, что ее Управление будет и впредь поддерживать внутренние и международные действия с этой целью. Она также указала на введение в действие новой повестки дня Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ), состоящей из четырех пунктов, для преобразовательных изменений в расовой справедливости и равенстве, предупредив при этом, что наследие колонизации и порабощения по-прежнему имеет реальное значение. и долгосрочные последствия.Они должны быть решены путем предоставления широкой компенсации, официального признания и извинений за прошлый вред, а также путем проведения образовательных реформ и других системных мер, подчеркнула она, подчеркнув: «Эти усилия должны выходить за рамки символизма» и иметь реальные воздействия.

Президент Южной Африки Матамела Сирил Рамафоса призвал Организацию Объединенных Наций включить вопрос о возмещении ущерба жертвам работорговли в свою повестку дня и выразил поддержку таким особым мерам, как программы позитивных действий и адресная финансовая помощь.По его словам, Южная Африка также поддерживает расширение представительства лиц африканского происхождения в глобальных учреждениях и на руководящих должностях. «Прекращение расизма — это борьба, в которой каждый из нас заинтересован», — подчеркнул он. «История призывает нас удвоить наши усилия по построению мира, свободного от расизма, исправить ошибки прошлого и восстановить человеческое достоинство для всех».

Баррил А. Бикман, координатор Рабочей группы по мониторингу Дурбанской декларации и Программы действий, предупредил, что в последние годы клевета на Дурбанскую декларацию достигла крайних высот.«Мы задаемся вопросом, почему ни один высокопоставленный чиновник Организации Объединенных Наций не выступил против дезинформации и ложной пропаганды […], которые предшествовали годовщине и теперь стали причиной отсутствия различных стран, включая мою, на праздновании», — она сказал, имея в виду Нидерланды.

Кэтрин Лабиран, основательница проекта Praxis, сказала, что черные семьи и родители каждый день стремятся отказаться от расистских школьных программ и прервать «конвейер из школы в тюрьму».Она добавила, что черные трансгендерные женщины сталкиваются с дискриминацией и убийствами, но также являются сильными лидерами и законодателями культурных тенденций. Обратив внимание на важную работу тех, кто создавал, поддерживал и расширял сети взаимопомощи перед лицом COVID ‑ 19, она отметила, что вместо того, чтобы просто признать, что общины чернокожих и коричневых будут больше всего пострадать от пандемии, они восстали. доставлять наличные деньги и продукты, держать рестораны открытыми и обеспечивать семьи продуктами. «Черные люди всегда были здесь и всегда будут», — подтвердила она, подчеркнув необходимость большей поддержки со стороны Организации Объединенных Наций.

После первого этапа Ассамблея провела два круглых стола по общей теме «Возмещение ущерба, расовая справедливость и равенство для лиц африканского происхождения».

Первый круглый стол под председательством Наледи Пандор, министра международных отношений и сотрудничества Южной Африки, был направлен на обсуждение текущего статуса выполнения Дурбанской декларации и Программы действий, а второй, под председательством Пакома Мубелет Бубейя, Министр иностранных дел Габона изучил способы обращения к прошлому в качестве необходимого шага для продвижения вперед.

Также с заявлениями на открытии выступили президент Демократической Республики Конго Феликс-Антуан Тшисекеди Чиломбо от имени Группы африканских государств; Абдалла Й. Аль-Муаллими (Саудовская Аравия) от имени Азиатско-Тихоокеанской группы; и Кристиан Эспиноса Каньисарес (Эквадор) от имени Группы стран Латинской Америки и Карибского бассейна.

Илзе Брандс Кехрис, помощник Генерального секретаря по правам человека, выступила с заключительным словом от имени заместителя Генерального секретаря Амины Дж.Мохаммед.

Вступительное слово

АБДУЛЛА ШАХИД (Мальдивы), Председатель Генеральной Ассамблеи, напомнил, что Дурбанская декларация и Программа действий были приняты в 2001 году с упором на борьбу с расовой дискриминацией и нетерпимостью. К сожалению, два десятилетия спустя эта доктрина все еще соблюдается, сказал он. Однако это не означает, что инструмент потерпел неудачу, а скорее, что мировое сообщество сделало недостаточно для борьбы с распространением расизма, расовой дискриминации, нетерпимости и ксенофобии, добавил он.Он подтвердил, что Дурбанская декларация и Программа действий представляют собой всеобъемлющий инструментарий для борьбы с расизмом, сославшись на его различных жертв, таких как африканцы и лица африканского происхождения, выходцы из Азии и лица азиатского происхождения, коренные народы, меньшинства, молодежь, женщины и дети.

Выбранная тема «Возмещение ущерба, расовая справедливость и равенство для лиц африканского происхождения» очень своевременна, продолжил он. По его словам, председательство Мальдивских Островов на семьдесят шестой сессии Ассамблеи будет включать в себя пять лучей надежды, один из которых конкретно посвящен правам человека и борьбе с расизмом во всех его формах, подчеркнув, что права человека являются одним из основных столпов Организации Объединенных Наций. Государства, государства-члены никогда не должны упускать из виду этот ключевой принцип.Как и многое другое, «глобальная пандемия усугубила основные условия и обнажила линии разломов», — отметил он, добавив: «То же самое можно сказать и о расизме». Он описал настоящий момент времени как поворотный момент, заявив: «Давайте переломить ситуацию с расизмом и нетерпимостью» и подчеркнув необходимость «никого не оставлять позади». Далее он подчеркнул важность признания прошлого, будь то в форме официального извинения или другими способами. Он повторил, что важно признать то, что произошло.«Вы не можете пройти мимо того, к чему не обращаются».

АНТИНИО ГУТЕРРЕС, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, напомнил, что на заре нынешнего века мировые лидеры и правозащитники отправились в Дурбан с решимостью искоренить ненависть и предрассудки, которые уродовали предыдущие века. Этот путь к равенству и справедливости начался не в Дурбане, сказал он, отметив, что путь был проложен Всеобщей декларацией прав человека и пошел по стопам Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.По его словам, сегодня двадцатая годовщина Дурбанской декларации и Программы действий дает прекрасную возможность поразмышлять о текущем статусе и дальнейших действиях. Он подчеркнул, что расизм и расовая дискриминация по-прежнему пронизывают институты, социальные структуры и повседневную жизнь в каждом обществе, указывая на то, что структурный расизм и систематическая несправедливость по-прежнему лишают людей их основных прав человека. Далее он предостерег от тревожного роста антисемитизма, растущего антимусульманского фанатизма, жестокого обращения с христианскими меньшинствами и других форм нетерпимости во всем мире.

Осматривая глобальный ландшафт сегодня, он сказал, что в поле зрения появилось нечто более обнадеживающее, указав на движение за расовую справедливость и равенство, которое возникло с беспрецедентной силой, размахом и воздействием. Он подчеркнул, что это новое пробуждение, часто возглавляемое женщинами и молодыми людьми, дало импульс, который нужно использовать, и призвал каждое государство-член принять конкретные меры — в том числе посредством политических мер, законодательства и сбора более детальных данных — в поддержку всех таких усилий. на национальном и глобальном уровнях.Он отметил, что Дурбанская декларация и Программа действий были призваны разорвать порочный круг, в котором дискриминация ведет к лишениям, а бедность усугубляет дискриминацию. Цитируя слова Нельсона Манделы, он сказал: «Никто не рождается расистом. Люди должны научиться ненавидеть. Но если они смогут научиться ненавидеть, их можно научить любить, потому что любовь более естественна для человеческого сердца, чем ее противоположность ».

МИШЕЛЬ БАШЛЕ, Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека, напомнила, что 20 лет назад ликвидация нарушений человеческого достоинства и прав человека была неотложной задачей.Однако сегодня многие группы продолжают страдать от дискриминации и маргинализации. «Жизненно важно, чтобы мы поднялись над прошлыми противоречиями» и объединились для борьбы с расизмом и связанной с ним нетерпимостью в современном мире, — подчеркнула она. Ссылаясь на недавние успехи, она указала на ввод в действие нового Постоянного форума лиц африканского происхождения Организации Объединенных Наций, а также на новую повестку дня Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ), состоящую из четырех пунктов, для преобразовательных изменений. о расовой справедливости и равенстве.

Однако наследие колонизации и порабощения продолжает иметь реальные и долговременные последствия, подчеркнула она. Их необходимо решать путем предоставления широкой компенсации, официального признания и извинений за прошлый вред, а также проведения образовательных реформ и других системных мер. «Эти усилия должны выходить за рамки символизма» и должны иметь реальный эффект, — сказала она. Как признается в Дурбанской декларации и Программе действий, международное сотрудничество также необходимо для расширения возможностей торговли, экономического роста и устойчивого развития.«Мы находимся на важном этапе для продвижения программы борьбы с расизмом», — подчеркнула она, призвав к всеобъемлющим и совместным действиям, а также к большему вниманию к пересекающимся формам расизма, с которыми сталкиваются многие люди во всем мире. Далее она пообещала, что ее офис будет продолжать поддерживать внутренние и международные действия в этих целях.

МАТАМЕЛА СИРИЛ РАМАФОСА, президент Южная Африка , напомнил, что это было 20 лет назад, когда мир принял Дурбанскую декларацию и Программу действий, и 25 лет с тех пор, как народ его страны принял демократическую конституцию.По его словам, эта хартия призывает южноафриканцев построить общество, основанное на социальной справедливости и основных правах человека, с целью исправления прошлой несправедливости. Описывая рабство как один из самых мрачных периодов в истории человечества и преступление беспрецедентного варварства, он отметил, что его наследие сохраняется в Северной и Южной Америке, Карибском бассейне, Европе, на Ближнем Востоке и в самой Африке. Он отметил, что миллионы потомков африканцев, проданных в рабство, остаются в ловушке отсталости, неблагополучия, дискриминации и бедности.Южная Африка призывает Организацию Объединенных Наций включить вопрос о возмещении ущерба жертвам работорговли в свою повестку дня, сказал он, выразив поддержку таким особым мерам, как программы позитивных действий и адресная финансовая помощь, а также увеличению представительства людей из разных стран. Африканское происхождение в глобальных институтах и ​​на руководящих должностях. «Прекращение расизма — это борьба, в которой каждый из нас заинтересован», — подчеркнул он. «История призывает нас удвоить наши усилия по построению мира, свободного от расизма, исправить ошибки прошлого и восстановить человеческое достоинство всех.”

ФЕЛИКС-АНТУАН ТШИСЕКЕДИ ТШИЛОМБО, президент Демократической Республики Конго , выступил от имени Африканской группы, заявив, что, несмотря на прогресс, достигнутый за последние два десятилетия, многое еще предстоит сделать. По его словам, африканцы и представители африканской диаспоры продолжают сталкиваться с серьезными проблемами, которые только усугубляются ростом нетерпимости, а также пандемией коронавируса. «В некоторых странах более чем достаточно вакцин, в то время как другие, в том числе наша… имеют доступ только к небольшому количеству», — сказал он, подчеркнув, что такое неравенство свидетельствует о серьезном неравенстве, которое все еще существует между народами мира.Подчеркивая необходимость активизации усилий по ускорению осуществления Дурбанской декларации и Программы действий, он приветствовал усилия государств-членов, которые приняли прогрессивные законы по борьбе с расизмом, ксенофобией, расовой дискриминацией и связанной с ними нетерпимостью.

Далее он высоко оценил недавнее создание Постоянного форума лиц африканского происхождения Организации Объединенных Наций, заявив, что он послужит платформой для повышения безопасности и качества жизни лиц африканского происхождения во всем мире.Напомнив, что Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и ее 17 целей в области устойчивого развития предусматривают универсальные права, а также уважение культурного разнообразия, он сказал, что расширение прав и возможностей людей и обеспечение их включения во все сферы жизни — это ответственность всех. Он подчеркнул, что происходящие нарушения необходимо осуждать и не допускать их повторения. Он добавил, что государства также должны гарантировать, что люди имеют доступ к жилью, качественному образованию и соответствующим каналам для правосудия и возмещения ущерба, также призывая к списанию долга.

АБДАЛЛА Й. АЛЬ-МУАЛЛИМИ ( Саудовская Аравия ), выступая от имени Азиатско-Тихоокеанской группы, заявил, что Политическая декларация отражает общие и непоколебимые интересы международного сообщества. Отметив, что текст 2021 года является продолжением рамок, принятых в 2001 году на Всемирной конференции по борьбе против расизма в Южной Африке, он сказал, что в нем признается, что расизм остается глобальной проблемой, и его искоренение требует удвоения международных усилий. По его словам, в тексте также подчеркивается значение и ценность вклада коренных народов в глобальное политическое, экономическое, социальное и культурное развитие общества.«Сегодня мы признаем важность достижения справедливости и равных возможностей для всех людей, а также обеспечения реализации их прав, включая право на развитие и право на самоопределение, а также право жить в мире и свободе, — добавил он, подтвердив важность распространения культуры мира и диалога между цивилизациями. Он подчеркнул, что государства Азиатско-Тихоокеанского региона заявляют о своей общей решимости сделать борьбу с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью, а также защиту жертв одним из главных приоритетов.

CRISTIAN ESPINOSA CAÑIZARES ( Ecuador ) выступил от имени Группы стран Латинской Америки и Карибского бассейна, отметив, что Генеральная Ассамблея недавно приняла решение учредить Постоянный форум лиц африканского происхождения в качестве платформы для повышения безопасности и качества жизни. и средства к существованию таких людей, и в знак признания того, что они на протяжении веков были жертвами расизма, расовой дискриминации, порабощения и отказа во многих из их прав. По его словам, государства-члены Группы стран Латинской Америки и Карибского бассейна поддерживают такие инициативы и активно участвуют в усилиях по продвижению целей и задач Дурбанской декларации и Программы действий.Указывая на то, что многие страны региона состоят из многоэтнического, многокультурного и многоязычного населения, он сказал, что они состоят из мозаики народов, которые мигрировали из всех этнических групп на планете. Он подчеркнул, что разнообразие — это их сила, призвав государства-члены защищать человеческое достоинство и равенство жертв рабства, работорговли и колониализма, в особенности лиц африканского происхождения в африканской диаспоре.

БАРРИЛ А. БИКМАН, координатор Рабочей группы по мониторингу Дурбанской декларации и Программы действий и лиц африканского происхождения по адресу Tiye International и председатель Африканского европейского женского движения «Софьедела», представила точку зрения гражданского общества.Напомнив о своем участии в принятии Дурбанской декларации 20 лет назад, она сказала, что это мероприятие было отмечено «духом солидарности, который дал голос и защитил права всех жертв расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанных с ними форм [нетерпимости] ] ». Среди прочего, добавила она, Декларация признала трансатлантическую работорговлю, от которой страдают лица африканского происхождения, преступлением против человечности. «Истина обладает неотъемлемой силой производить обещанный эффект», — отметила она в этой связи, подчеркнув, что борьба с расизмом сегодня будет успешной только «в том случае, если мы сделаем то, что обещали».Далее она охарактеризовала Дурбанскую декларацию и Программу действий как сильнейший универсальный документ, направленный на реализацию прав всех жертв расизма с пересекающейся точки зрения.

Обращая внимание на непрекращающуюся негативную структурную кампанию по опорочению и подрыву Дурбанской декларации и Программы действий, она подчеркнула, что без рамок у мира не будет четкого пути к глобальной платформе, задачей которой является признание все еще нереализованных прав африканцев и людей. африканского происхождения.«Наша позиция предельно ясна — мы не примем никакого отрицания [Дурбанской декларации]… и мы не будем соглашаться ни на что меньшее, чем наше право по рождению и наши права человека». Далее она отметила, что в последние годы клевета на Дурбанскую декларацию достигла крайней степени. «Мы задаемся вопросом, почему ни один высокопоставленный чиновник Организации Объединенных Наций не выступил против дезинформации и ложной пропаганды против [Декларации и Программы действий], которая предшествовала годовщине и теперь стала причиной отсутствия различных стран, включая мою, с поминовения », — сказала она, имея в виду Нидерланды.Далее она подчеркнула необходимость ускоренного осуществления, признания требований лиц африканского происхождения «в прошлом и настоящем», а также немедленного возмещения ущерба.

КАТЕРИН ЛАБИРАН, основательница проекта Praxis , также выступила с заявлением от имени гражданского общества, в котором говорилось, что она не будет использовать сегодняшнюю встречу для перечисления многих социальных и структурных бедствий, все еще угрожающих жизням чернокожих. «Думаю, вы уже знаете», — заметила она, добавив, что последствия этих болезней одновременно преследуют и утомляют.Вместо этого она призвала участников сосредоточить внимание на широком спектре усилий, которые уже предпринимаются чернокожими лидерами, активистами и артистами перед лицом глубокого неравенства и серьезных проблем, таких как пандемия коронавируса, а теперь и новая волна насилия, совершаемая против гаитянских мигрантов. на южной границе США. Среди других важных усилий за последний год она выделила усилия National Bailouts, организации, которая поддерживает активистов, задержанных во время мирных протестов в США в 2020 году.

Она также указала на чернокожие семьи и родителей, которые каждый день стремятся ликвидировать расистские школьные программы и прервать «конвейер из школы в тюрьму», а также на черных транс-женщин, указав, что они сталкиваются с дискриминацией и убийствами, но также являются сильными лидерами. законодатели моды. Обратив внимание на важную работу тех, кто создавал, поддерживал и расширял сети взаимопомощи перед лицом COVID ‑ 19, она отметила, что вместо того, чтобы просто признать, что общины чернокожих и коричневых будут больше всего пострадать от пандемии, они восстали. доставлять наличные деньги и продукты, держать рестораны открытыми и обеспечивать семьи продуктами.Она также отметила работы чернокожих художников и рассказчиков, сказав, что их работа учит, лечит и позволяет людям исследовать социальные проблемы в своей жизни. «Черные люди всегда были здесь и всегда будут», — подтвердила она, подчеркнув необходимость большей поддержки со стороны Организации Объединенных Наций.

Действия в соответствии с Политической декларацией

Генеральная Ассамблея обратила внимание на проект Политической декларации, озаглавленный «Вместе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» (документ A / 76 / L.2). В этом тексте главы государств и правительств и представители государств и правительств, собравшиеся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, вместе заявят о своей твердой решимости мобилизовать политическую волю на национальном, региональном и международном уровнях. Они также заявят о своей решимости ускорить темпы развития, чтобы борьба с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью, а также защита их жертв стали приоритетом для своих стран.

Также в тексте главы государств и правительств подтверждают, что Дурбанская декларация и Программа действий, принятые в 2001 году, и итоговый документ Конференции по обзору Дурбанского процесса, принятые в 2009 году, а также Политическая декларация по случаю десятая годовщина принятия Дурбанской декларации и Программы действий обеспечивает всеобъемлющую основу и прочную основу Организации Объединенных Наций для борьбы с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью.Они также подтвердят свою приверженность их полному и эффективному осуществлению.

Далее по тексту главы государств и правительств подтверждают, что основная ответственность за эффективную борьбу с актами расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости лежит на государствах. Они подтвердили бы, что всякий раз, когда такие действия происходят, их необходимо осуждать и предотвращать их повторение, и настоятельно призывали бы государства принять соответствующие превентивные меры, включая законодательные меры, в этом отношении.

Также в тексте главы государств и правительств призывают все государства, систему Организации Объединенных Наций и международные и региональные организации — и предлагают всем соответствующим заинтересованным сторонам, включая парламенты, гражданское общество, частный сектор и научные круги, — полностью взять на себя обязательство активизировать свои усилия по искоренению всего расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и продолжить сотрудничество со всеми соответствующими органами Организации Объединенных Наций по правам человека.

Другими словами, главы государств и правительств примут решение преследовать общую цель обеспечения эффективного осуществления всех прав человека и основных свобод для всех, включая жертв расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, во всех обществах, в то время как продолжая содействовать уважению прав человека и укреплять демократическое управление, верховенство закона, независимые судебные институты и борьбу с безнаказанностью на национальном и международном уровнях.

Они приветствовали бы создание Постоянного форума лиц африканского происхождения, который будет служить механизмом консультаций для таких людей и других соответствующих заинтересованных сторон в качестве платформы для повышения безопасности и качества жизни и средств к существованию лиц африканского происхождения.

Затем Ассамблея без голосования приняла Политическую декларацию.

Представитель Ямайка , выступая с объяснением позиции, сказала, что, хотя ее делегация присоединилась к консенсусу, вызывает разочарование тот факт, что в Политической декларации не содержится призыв к государствам отменить возмещение ущерба, если они еще не сделали этого. Напомнив, что трансатлантическая работорговля была крупнейшей принудительной миграцией в истории, совершаемой в поисках прибыли, она подчеркнула, что жертвы имеют право на возмещение ущерба, и это необходимый путь к исцелению.

Круглый стол 1

Затем участники созвали первый из двух круглых столов на тему «Возмещение ущерба, расовая справедливость и равенство для лиц африканского происхождения: где мы находимся через 20 лет после принятия Дурбанской декларации и Программы действий?» На нем под председательством министра международных отношений и сотрудничества Южной Африки Наледи Пандор выступили докладчики на уровне министров, а также главы государств и правительств со всего мира, которые поделились своими взглядами на национальный прогресс после принятия Декларации.Выступавшие также коснулись нерешенных пробелов, возникших проблем и уроков, извлеченных в их соответствующих усилиях по искоренению расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

Г-жа ПАНДОР, выступая со вступительным словом от имени Южная Африка , сказала, что сегодняшнее мероприятие отражает множество современных проблем, с которыми сталкиваются те, кто все еще стремится к восстановительному правосудию и равенству во всем мире, отметив, что разногласия и разногласия по поводу Декларации существуют даже 20 лет назад. потом.«Прискорбно, что мы позволили себе настолько поляризоваться» по такому важному вопросу, — добавила она, отметив, что некоторые делегации решили держаться подальше, даже в то время, когда растет расизм, расовое насилие и неравенство.

Она вспомнила слова Нельсона Манделы и Мэри Робинсон на встрече в Дурбане два десятилетия назад, когда они призвали к «объединению разума и сердца» для искоренения расизма. По ее словам, эти слова остаются путеводной звездой для людей во всем мире.Отметив, что коронавирус еще больше зажег ситуацию, «которая уже была воспламеняемой», обнажая глубокое неравенство и еще больше поляризуя многие общества, она призвала всех людей объединиться в борьбе с расизмом и неравенством и призвала все государства принять прогрессивные меры, включая законы и целенаправленные действия. финансовая помощь для борьбы с историческими и современными формами дискриминации в отношении лиц африканского происхождения.

МИГЕЛЬ ДГАС КАНЕЛЬ БЕРМЕДЕС, президент Cuba , сказал, что «мир должен смотреть со стыдом» на ограниченный прогресс, достигнутый за последние два десятилетия.Он отметил, что многие капиталистические страны продолжают отвлекать внимание от своей исторической ответственности за рабство, неравенство, несправедливость и изоляцию, которые на протяжении поколений поддерживали несправедливый мировой порядок. На Кубе латиноамериканские, европейские и африканские гены смешаны вместе, формируя уникальную идентичность страны, открытой для всего мира, подчеркнул он, подчеркнув высокий уровень социальной терпимости Кубы и справедливую правовую систему. Он сказал, что правительство осознает, что законов и указов недостаточно, и недавно приняло Национальный план борьбы с расизмом и расовой дискриминацией, подчеркнув: «Мы не отступим в нашей цели — достижении полной социальной справедливости.”

ЛАЗАРУС ЧАКВЕРА, президент и министр обороны Малави , сказал, что ирония пандемии COVID ‑ 19 заключается в том, что, хотя она вынуждает людей носить маски, она также разоблачает скрытые слои расовой и национальной дискриминации внутри и между странами. Лица африканского происхождения слишком хорошо знают, что дискриминационное обращение усилилось во время пандемии, добавил он, подчеркнув, что возмещение ущерба — это форма восстановления, а не наказания. Отвратительный запах векового угнетения может быть устранен только прощением и возмещением ущерба, сказал он, подчеркнув, что репарации должны выходить за рамки денег и включать признание несправедливости, реституцию, реабилитацию, извинения и институциональные реформы, а также заверения в том, что несправедливости не будет. повторяется.

ВЭВЕЛ РАМКАЛАВАН, президент Сейшельских островов , заявил: «Человеческое достоинство продолжает попираться и попираться», а акты дискриминации продолжаются во всем мире. Подчеркивая, что принятие и признание прошлых зол — это путь к исцелению, он сказал, что также необходимы институциональные реформы и жертвам причитается возмещение.

ТЕОДОРО ОБИАНГ НГУЕМА МБАСОГО, президент Экваториальная Гвинея , подчеркнул, что «до тех пор, пока у нас будут жертвы, мы не можем успокаиваться на простом принятии Декларации».По его словам, сейчас, более чем когда-либо, необходимы удвоенные усилия для борьбы с расизмом, ксенофобией, дискриминацией и связанной с ними нетерпимостью, добавив, что правительства, система Организации Объединенных Наций, гражданское общество и частный сектор должны сыграть свою роль. Виновные должны быть привлечены к ответственности, и безнаказанность должна быть наконец прекращена.

УХУРУ КЕНИАТТА, президент Кении , отметив, что его страна одной из первых приняла Программу действий, заявил, что в ее Конституции недискриминация признана национальной ценностью.По его словам, Кенийская комиссия по сплочению и интеграции призвана смягчить этнополитическую конкуренцию и этнически мотивированное насилие, устранить дискриминационную практику и способствовать национальному примирению и исцелению. Кения настоятельно призывает органы Организации Объединенных Наций следить за реализацией Программы и бить тревогу, когда ее условия нарушаются, добавил он.

АЗАЛИ АССУМАНИ, президент Коморских Островов , охарактеризовав Дурбанскую декларацию как документ огромной важности и масштаба, подчеркнул необходимость сделать всеобъемлющую борьбу лиц африканского происхождения более ощутимой в государствах и на международном уровне.«То, что было сделано до сих пор, оставляет желать лучшего», — сказал он, сославшись на примеры расизма, дискриминации и ксенофобии, которые все еще совершаются против бесчисленных групп по всему миру. Обрисовав в общих чертах собственные усилия его страны по обеспечению полной интеграции всех своих граждан, он сказал, что Коморские Острова запрещают дискриминацию по признаку расы, пола, религии или происхождения. Он добавил, что все имеют одинаковые возможности, и преобладает культура терпимости.

МОХАМЕД ИРФААН АЛИ, президент Гайана , заявил: «Поскольку мы все вместе стремимся достичь [целей в области устойчивого развития], мы должны осознавать, что главные цели искоренения нищеты, защиты нашей планеты и построения мирного мира не могут быть достигнуты. без устранения всех форм неравенства.«Несмотря на достигнутый прогресс, расизм и расовая дискриминация по-прежнему являются источниками конфликтов и неравенства во всем мире, — сказал он, отметив, что слишком часто политики используют этническую незащищенность и расу, чтобы манипулировать проблемами таким образом, чтобы усилить напряженность. Он добавил, что социальные сети также используются не по назначению. Гайана поддерживает международные репарации, которые «выходят за рамки извинений», сказал он, призвав к созыву международного саммита, чтобы потребовать возмещения ущерба жертвам трансатлантической работорговли.

ЭММЕРСОН МНАНГАГВА, президент Зимбабве , заявил, что барьеры на пути к равенству и достоинству людей должны быть разрушены без исключения. Приветствуя создание Постоянного форума лиц африканского происхождения, он сказал, что очень удачно, что Африканский союз объявил 2020–2030 годы «Десятилетием африканской диаспоры», что усиливает желание Африки и африканской диаспоры наметить прогрессивный курс и создать условия, способствующие созданию устойчивых обществ для общего будущего.По его словам, Форум должен вдохновить всех на построение мира, в котором расовое разнообразие используется для глобального мира, гармонии и устойчивого социально-экономического развития и который никого не оставляет позади.

ИБРАХИМ МОХАМЕД СОЛИХ, президент Maldives , сказал, что, несмотря на знаменательную дату в Дурбане, расизм — оскорбление человеческого достоинства и угроза для всех — по-прежнему процветает во всем мире. Через двадцать лет после принятия Декларации сегодняшнее заседание дает возможность серьезно поразмыслить над тем, что еще предстоит сделать, и подтвердить приверженность построению мира, свободного от расизма, добавил он, подчеркнув: «Наша сила заключается в нашем единстве и разнообразии.Подчеркивая необходимость сопереживания страданиям других, он сказал, что COVID-19 вызвал поток ненависти и нетерпимости, и необходимы более активные усилия, чтобы страх не настраивал людей друг против друга. Он также обратил внимание на несправедливость, вызванную климатическим кризисом, и на нужды жертв терроризма во всем мире.

ЭПСИ АЛЕХАНДРА КЭМПБЕЛЛ БАРР, вице-президент Коста-Рика , назвала принятие Дурбанской декларации «чрезвычайно важным первым шагом» в глобальной борьбе против расизма.Однако за последующие 20 лет мир так и не реализовал ее положения, отметила она. «Поэтому это празднование должно послужить новым началом», — подчеркнула она, присоединившись к другим и приветствуя учреждение Постоянного форума лиц африканского происхождения. Описывая усилия ее страны по ускорению и закреплению содержания Декларации во внутреннем законодательстве, она сказала, что Коста-Рика будет настаивать на выплате компенсации. «Пришло время перейти от риторики к действиям», опираясь на ресурсы, необходимые для их реализации, — подчеркнула она.

Миа Моттли, премьер-министр Барбадос , описала свой шок — 20 лет назад и до сих пор — узнав, что многие делегации отказываются принимать участие в любой конференции Организации Объединенных Наций, посвященной вопросам, касающимся исторического рабства или необходимости возмещения ущерба. Однако мировое сообщество высказалось в поддержку такой всеобъемлющей конференции, поскольку менее 20 стран отказались участвовать в сегодняшних заседаниях, отметила она. Обрисовывая успехи, достигнутые за последние два десятилетия, она процитировала Комиссию по репарациям Карибского сообщества (КАРИКОМ) и ее план из 10 пунктов, который требует, среди прочего, извинений от европейских стран, ответственных за трансатлантическую работорговлю, справедливую передачу технологий. и возмещение ущерба.Все страны, вовлеченные в порабощение, угнетение и колонизацию африканских и латиноамериканских народов, должны сесть за стол переговоров, чтобы согласовать пакет, включая капитальные трансферты и списание долга, который послужит неким подобием справедливости, сказала она, подчеркнув: «Это идея, время которой пришло».

ФРАНК БАЙНИМАРАМА, премьер-министр Фиджи , заявил, что ответственность за ликвидацию расизма лежит на правительствах. Отметив, что Фиджи пришлось столкнуться с неприятной историей расового разделения и ненависти, он сказал, что его Конституция 2013 года признает всех граждан поистине равными и отменяет классы гражданства.Далее он заявил, что многомиллиардные компании социальных сетей, такие как Facebook и Twitter, должны нести ответственность за пропаганду ненависти и расизма, размещенную на их платформах. Поскольку небольшие страны, такие как Фиджи, вынуждены использовать ресурсы налогоплательщиков для отметки ненавистнического и расистского контента на таких платформах, стоящие за ними компании должны усилить соблюдение принципов их сообщества и нанять людей, которые могут понимать как местный контекст, так и языки, на которых говорят пользователи. в развивающихся странах, подчеркнул он.

РАЛЬФ ГОНСАЛВЕС, премьер-министр Сент-Винсент и Гренадины , сказал, что дело возмещения ущерба, отстаиваемое КАРИКОМ и продвигаемое общественными активистами, остается бесспорным моральным императивом. Он подчеркнул, что это законное требование должно побудить правительства всех бывших колонизирующих держав искупить свои прошлые преступления, связанные с геноцидом коренных народов и порабощением африканцев. От ответственных европейских стран необходимы ощутимые обязательства по созданию институтов и укреплению потенциала в соответствии с Целями устойчивого развития.Подтверждая поддержку его страной повестки дня КАРИКОМ, состоящей из 10 пунктов, он сказал, что необходимо устранить сохраняющееся наследие отсталости, несправедливости и отчуждения.

ВАН И, Государственный советник и министр иностранных дел Китай , охарактеризовал Дурбанскую декларацию и Программу действий как «знамя» глобального движения в поддержку расовой справедливости. «Соответствующие страны должны по крайней мере иметь мужество противостоять этому позорному прошлому», — сказал он, призвав все страны принять политику абсолютной нетерпимости к расизму и работать над устранением системной несправедливости и насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов.Он сказал, что Китай верит в культуру уважения и терпимости, а также в право на развитие для всех, что поможет искоренить питательную среду бедности и расизма, пообещав, что его страна будет сотрудничать со всеми странами в этом направлении.

НЕТУМБО НАНДИ-НДАИТВА, заместитель премьер-министра Намибии , заявила, что десятилетия апартеида и колониального правления оказали долгосрочное негативное воздействие на ее страну. Однако, отвергая это прошлое и принимая Дурбанскую декларацию, Намибия привержена борьбе с бедствием расизма, заявила она, отметив, что сегодня страна по-прежнему упорно пытается устранить структурные барьеры, ставшие наследием колониализма.«Мы на собственном опыте знаем, что значит быть бесчеловечным», — подчеркнула она, призвав государства предпринять шаги, необходимые для устранения этого вреда с помощью конкретных и ощутимых мер. «Это крайне важно для исцеления наших обществ», — подчеркнула она, выразив поддержку системе возмещения ущерба лицам африканского происхождения.

РАМТАН ЛАМАМРА, министр иностранных дел Алжира , сказал, что, учитывая маргинализацию, все еще переживаемую людьми африканского происхождения во всем мире, Организация Объединенных Наций обязана поставить их в центр своих усилий по борьбе с расизмом.Приветствуя создание Постоянного форума лиц африканского происхождения, которые являются давно забытыми жертвами рабства, геноцида и колонизации, он призвал мировое сообщество удвоить свои усилия по искоренению таких злодеяний и устранению их последствий, воплощенных во многих современные формы дискриминации. Далее он осудил тревожный всплеск популизма, заявив, что он пропагандирует ненависть, а также безответственный подход некоторых средств массовой информации, которые стремятся стигматизировать группы меньшинств и раздуть пламя экстремизма.

ПЕДРО БРОЛО ВИЛА, министр иностранных дел Гватемала , отметив, что ни одно государство не застраховано от расизма и расовой дискриминации, сказал, что за последние два десятилетия его страна консолидировала государственные учреждения, которые сосредоточены на предотвращении этих нарушений, в том числе создание Президентской комиссии по борьбе с расовой дискриминацией и расизмом в отношении коренных народов. Он выразил сожаление по поводу того, что обсуждения в Дурбане неадекватно отразили проблему антисемитизма и, как следствие, Холокоста.«Этот долг остается нерешенным в соответствии с Дурбанской декларацией», — сказал он, подчеркнув, что его минимизация или игнорирование отражает серьезное проявление антисемитизма, заслуживающее внимания.

АЛАН ГАНУ, министр иностранных дел Маврикий , напомнил, что в 2011 году Африканский союз подтвердил приверженность принципам Дурбана, а также обратился с призывом к борьбе с новыми формами расизма. Отметив, что конституция его страны прямо запрещает дискриминацию, он сказал, что она создала Комиссию по установлению истины и справедливости, которая помогла создать Межконтинентальный музей рабства и обеспечить справедливое и быстрое разрешение земельных споров.По его словам, законы Маврикия постоянно пересматриваются с целью усиления положений, направленных против всех форм дискриминации и других преступлений в области прав человека, в том числе тех, которые распространяются на цифровых платформах.

АБДУЛ КАЛАМ АБДУЛ МОМЕН, министр иностранных дел Бангладеш , сказал, что его страна продвигает культуру мира, основанную на ценностях терпимости, уважения и сострадания. Охарактеризовав жестокое угнетение мусульман-рохинджа в районе Бангладеш как пример современного расизма, он настоятельно призвал государства обеспечить, чтобы их политика и практика не попустительствовали расизму или нетерпимости.Он подчеркнул, что признание прошлых трагедий и обеспечение ответственности и выплаты компенсаций жертвам имеют первостепенное значение.

Также участвовали министры правительства и другие высокопоставленные должностные лица, представляющие Египет, Эфиопию, Перу, Кот-д’Ивуар, Индонезию, Мозамбик, Тунис, Лесото, Сирию, Российскую Федерацию, Анголу, Португалию, Индию, Сенегал, Ирак и Бразилию.

Также выступил Постоянный наблюдатель от Государства Палестина.

Круглый стол 2

Во второй половине дня Ассамблея провела второе обсуждение за круглым столом на тему «Возмещение ущерба, расовая справедливость и равенство для лиц африканского происхождения — как обратиться к прошлому, чтобы двигаться вперед?» На заседании под председательством Пакома Мубелет Бубейя, министра иностранных дел Габона, были рассмотрены пути решения проблемы расовой дискриминации в прошлом и рассмотрено возмещение ущерба как шаг к продвижению борьбы с расизмом.

ХИЛАРИ БЕКЛЕС, вице-канцлер Вест-Индского университета и первый председатель Комитета по репарациям КАРИКОМ, выступила с программной речью, признав глубокие разногласия по поводу возмещения ущерба. Он признал, что члены гражданского общества из Карибского бассейна и диаспоры вели огромную борьбу, настаивая на том, что вопрос о возмещении ущерба должен быть в центре внимания, но этого не должно было случиться. Однако язык Дурбана вселял надежду на будущее и в 2001 году объявил, что, учитывая повсеместную несправедливость, с которой сталкиваются в мире африканцы и народы африканского происхождения, репарационное движение станет величайшим политическим движением двадцати. — Первый век, — сказал он.

«Нам всем потребовалось двадцатое столетие, чтобы воплотить обещание эмансипации в гражданские права и права человека, и теперь этот двадцать первый век достигает кульминации в этой борьбе за возмещение ущерба», — продолжил он. «Это логичная история. В этом важность демократии ». Тем не менее, он заметил, что правительства столкнулись с серьезным сопротивлением, отметив, что многие из них во всем мире заявили, что не видят пути вперед для решения проблемы возмещения ущерба.По его словам, многие выступили с пустыми заявлениями о сожалении, не получив при этом ни искупления, ни обещания возмещения ущерба.

Международное сообщество стало свидетелем роста расизма, принимающего более смертоносные формы, в убийствах и убийствах членов африканских и африканских диаспор, сказал он, добавив, что существует глубокое разделение между гражданскими обществами и их правительствами. По его словам, внутри КАРИКОМ политическое руководство работает над созданием рамок и контекста, в которых эти вопросы могут обсуждаться.Лидеры блока призывают к встрече на высшем уровне с главами правительств Европы, сказал он, указав, что европейские государства несут ответственность за развитие и устойчивость рабства движимого имущества и связанных с ним преступлений колонизации. «Это остается активной повесткой дня, и мы отмечаем тот факт, что это участие достигло глобальной стадии», — подчеркнул он.

Воздействие COVID-19 на и без того обедневшие общества и сообщества было серьезным, продолжил он. Выражая надежду на то, что призыв к африканским государствам присоединиться к КАРИКОМ и диаспоре в Соединенных Штатах, Бразилии и других странах будет встречен с энтузиазмом, он признал, что необходимо расплатиться.«Это должно произойти объединение Африки и ее диаспоры, центра этого преступления против человечности, которое отравило мир ядовитой идеологией анти-черного расизма».

МАКДУМ ШАХ МАХМУД ХУССЕЙН КУРЕШИ, министр иностранных дел Пакистан , предложил план действий из четырех пунктов, предусматривающий меры по искоренению рабства и колониализма и охватывающий моральную, экономическую, политическую и юридическую ответственность. Поэтому государства должны не только выполнять обязательства по исправлению положения, возникшие в результате конкретных исторических противоправных деяний, но и работать над преобразованием современных структур расовой несправедливости, неравенства и дискриминации, присущих глобальному финансовому и экономическому порядку, сказал он.Все заинтересованные государства должны принять планы действий для обеспечения равенства и улучшения экономического положения лиц африканского происхождения и других угнетенных этнических и религиозных групп, сталкивающихся с дискриминацией.

ХОССЕЙН АМИР АБДОЛЛАХЯН, министр иностранных дел Ирана , призвал международное сообщество определить основные препятствия на пути борьбы с расизмом. Он пообещал, что как новый министр иностранных дел будет стремиться искоренить все формы расизма и дискриминации.Далее он осудил односторонние меры, введенные Соединенными Штатами в отношении его собственной страны, а также Кубы, Сирии и Венесуэлы.

ТЕОДОРО ЛОКСИН-младший, министр иностранных дел Филиппин , отметил, что трансатлантическая работорговля, колониализм, холокост и другие геноциды прошлого века лишили десятки миллионов людей их достоинства и человечности перед тем, как убить их. Он описал эти ужасы как «моменты глубочайшего стыда человечества». Указывая на рост расовых словесных оскорблений, языка вражды и насилия в отношении расовых меньшинств, в том числе азиатов и лиц азиатского происхождения, он сказал, что филиппинские мигранты и иммигранты сами стали жертвами.

ДЕНИС МОНКАДА КОЛИНДРЕС, министр иностранных дел Никарагуа , подчеркнул необходимость защиты прав коренных народов и лиц африканского происхождения, отметив, что правительство его страны включает представителей этих групп в свои меры по охране здоровья и чрезвычайным ситуациям. По его словам, правительство также проводит политику распределения титулов на 38 000 кв. Км земли среди этих групп населения, подчеркнув, что Конституция Никарагуа, принятая в 1986 году, признает многоэтничность и право на развитие своей собственной культуры.

ДЖОН МУЛИМБА, государственный министр иностранных дел и регионального сотрудничества Уганда , приветствовал создание Постоянного форума лиц африканского происхождения, а также усилия по борьбе с систематической дискриминацией через институциональные рамки. Подчеркнув право лиц африканского происхождения добиваться справедливости посредством возмещения ущерба и других мер, он призвал к подлинной ответственности и полному осуществлению Дурбанской декларации и Программы действий.

КАРЛ ЛАГАТИ ( Бельгия ) отверг антисемитизм, выраженный во время сегодняшней встречи, одновременно приветствуя прямую ссылку на антисемитизм в Политической декларации. По его словам, правительство разрабатывает национальный план действий по борьбе с расизмом в тесном сотрудничестве с гражданским обществом, добавив, что оно также создало специальную парламентскую комиссию для расследования колониального прошлого Бельгии и вынесения рекомендаций.

SYED MOHAMAD HASRIN AIDID ( Malaysia ) указал, что, помимо исторической несправедливости, вызванной расизмом и расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью, еще одной давней проблемой, требующей внимания, является тяжелое положение палестинского народа и народа рохинджа.Он подчеркнул, что так же, как Малайзия была решительным сторонником прекращения апартеида в Южной Африке, она призывает положить конец преступлениям апартеида против палестинцев и рохинджа.

ПОЛ РИЧАРД ГАЛЛАГЕР, секретарь по связям с государствами Государства-наблюдателя Святой Престол , заявил, что пренебрежение правом на свободу религии и убеждений ведет к дальнейшим нарушениям прав человека, сославшись на общий рост религиозных преследований со стороны обеих сторон. Государственные и негосударственные субъекты в последние годы.Другой формой дискриминации является коварная практика евгеники, сказал он, добавив, что такой менталитет часто скрывается за искусственными методами деторождения и темными сторонами пренатальной диагностики, ведущими к отказу в праве на жизнь.

Представитель Япония сказал, что дискриминации и предубеждениям в отношении азиатских народов, проявившимся после пандемии, не должно быть места в обществе. Выражая сожаление по поводу того, что некоторые замечания на прошлых и нынешних встречах несовместимы с первоначальной целью сегодняшнего дня, он сказал, что вызывает глубокое разочарование то, что встреча была использована как платформа для антагонизма.Далее он заявил, что в 2019 году Япония приняла закон, поощряющий комплексные меры по облегчению взаимодействия с коренным народом айнов.

DOMINIQUE DAY, председатель Рабочей группы экспертов по проблемам лиц африканского происхождения, сказал, что давно пора претворить в жизнь Дурбанскую декларацию и Программу действий. Она выразила сожаление по поводу того, что некоторые государства, ответственные за обеспечение правосудия для жертв, отсутствуют сегодня, поскольку они считают политические соображения более неотложными, чем ликвидация расизма.Она подчеркнула, что расовое равенство и равенство могут быть достигнуты при наличии политической воли.

Также выступили министры и другие представители Венесуэлы, Боливии, Катара, Чили, Шри-Ланки, Непала, Эритреи, Ирландии, Аргентины, Нигера, Сальвадора, Камеруна, Бурунди, Гаити и Ямайки.

Верен Шеперд, заместитель председателя Комитета по ликвидации расовой дискриминации, и Роза Кампоалегре, член Латиноамериканского совета социальных наук, также выступили с заявлениями.

Закрытие сегмента

По окончании работы участники заслушали резюме дискуссий, развернувшихся за двумя круглыми столами. Г-жа Пандор, министр международных отношений и сотрудничества Южной Африки и председатель круглого стола 1, изложила вопросы, поднятые в ходе этого обсуждения, а г-н Бубейя, министр иностранных дел Габона и председатель круглого стола 2, представил резюме этого заседания. .

ИЛЗЕ БРЭНДС КЕХРИС, помощник Генерального секретаря по правам человека, отметил, что государства-члены подтвердили сегодня, что Дурбанская декларация и Программа действий, итоговый документ Конференции по обзору Дурбанского процесса, а также Политическая декларация по случаю десятой годовщины принятия Декларации принятие вместе обеспечивает всеобъемлющую основу Организации Объединенных Наций и прочную основу для борьбы с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью.Выразив надежду на то, что принятая сегодня Политическая декларация будет стимулировать усилия, направленные на более полное, полное и всеобщее осуществление Дурбанской декларации и Программы действий, она призвала к расширению сотрудничества и участия правительств, местных властей, групп жертв, низовых организаций, национальных правозащитные учреждения, а также международные и региональные организации. «Наше путешествие впереди полно проблем, но также полно новых надежд и возможностей», — добавила она.

Международная антирасистская архитектура была усилена, заявила она, выразив поддержку введению в действие Постоянного форума лиц африканского происхождения, нового механизма для продвижения расовой справедливости в правоохранительных органах и реализации Повестки дня из четырех пунктов, направленных на Преобразовательные изменения для расовой справедливости и равенства, недавно инициированный Верховным комиссаром.По ее словам, Организация Объединенных Наций остается стойким сторонником и партнером в достижении общей цели искоренения расизма, подчеркнув, что только путем ликвидации всех форм дискриминации и решения всех аспектов неравенства можно достичь Целей в области устойчивого развития. Прогресс может быть достигнут «только в том случае, если мы будем едины в борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», — добавила она, заявив: «Это наша общая ответственность и долг перед прошлым, настоящим и будущим поколениями.

Китайские усилия по стабилизации экономической ситуации в Афганистане: новая партия за столом?

Это эссе входит в серию «Все о Китае» — путешествие в историю и разнообразную культуру Китая с помощью эссе, проливающих свет на неизгладимый отпечаток прошлых встреч Китая с исламским миром, а также исследование все более яркого и сложная динамика современных китайско-ближневосточных отношений. Подробнее …


Экономическое развитие как ключ к стабилизации страны было одним из кардинальных принципов, определяющих международное участие Китая.В декабре 2019 года, во время своего первого публичного выступления в качестве представителя Китая по европейским делам, У Хунбо изложил китайское восприятие взаимосвязи между безопасностью и развитием, заявив, что «с развитием на местном уровне ситуация с безопасностью на местном уровне будет постепенно улучшаться» [ 1] Он подчеркнул, что как только у людей появляется возможность трудоустройства, у них меньше стимулов для совершения преступлений.

Аргумент «развитие — это ключ» является одним из постулатов инициативы «Один пояс, один путь» (BRI) и лежит в основе политики Китая в Афганистане.Беспорядки, охватившие Афганистан, как стимулировали, так и препятствовали усилиям Пекина по расширению своего экономического участия в стране. Тем не менее, Китай постепенно стал более активным в Афганистане как в экономическом, так и в политическом плане.

Экономические отношения Китая с Афганистаном

Китай стремился укрепить свои экономические связи с Афганистаном, чтобы помочь стабилизировать ситуацию в стране и тем самым снизить риски внутренней безопасности, возникающие в результате продолжения конфликта в этой стране.[2] Афганистан сталкивается с постоянными экономическими трудностями в результате многолетнего конфликта, отсутствия инвестиций, засухи, коррупции и незаконной торговли наркотиками. В разгар этих проблем стимулирование роста за счет экспорта было особенно неприятной задачей, и Китай, похоже, хотел помочь Афганистану преодолеть эту проблему.

Для решения этой проблемы афганское правительство выступило с рядом инициатив, включая Национальную экспортную стратегию на 2018 год [3]. Элементом плана Афганистана по полной реализации экспортного потенциала страны является воздушный коридор Китай-Афганистан, который был запущен в ноябре 2018 года.Воздушный коридор с Китаем был направлен на развитие производства кедровых орехов в Афганистане, которое понесло значительные финансовые потери из-за контрабанды через Пакистан. Как и предполагалось, воздушный коридор способствовал умеренному росту экспорта кедровых орехов. Однако воздушный коридор в долгосрочной перспективе финансово неустойчив [4]. Фактически, причина, по которой местные торговцы считают это прибыльным в настоящее время, связана с государственными субсидиями. [5]

В то время как первый заместитель госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Элис Уэллс недавно раскритиковала Китай за отсутствие экономического сотрудничества с Афганистаном, Китай сразу же выступил против обвинений, сославшись на текущие экономические инициативы.[6] Тем не менее, хотя страна продолжает изображать себя важным экономическим партнером Афганистана, реальность на местах намного сложнее.

Зависшие проекты, неясные перспективы

К настоящему времени Китай инициировал несколько крупных проектов в трех ключевых секторах Афганистана: горнодобывающая промышленность, транспортная инфраструктура и сельское хозяйство. Однако в некоторых из этих случаев вклад Китая в экономическое развитие Афганистана не соответствовал его первоначальным целям.

В сельскохозяйственном секторе воздушный коридор Китай-Афганистан на самом деле не решает основных проблем афганской экономики. Даже при наличии воздушного коридора Афганистан продолжает экспортировать сырье, в то время как Китай получает большую часть прибыли от процессов создания добавленной стоимости, которые осуществляются в Китае. Хотя это ограничение может быть устранено с помощью недавно открытого завода по переработке кедровых орехов в Кабуле, будущее этого проекта остается неясным, поскольку через несколько месяцев после его официального открытия завод остается бездействующим.[7]

Некоторые системные проблемы Афганистана можно решить путем инвестирования в горнодобывающий сектор страны, учитывая создание рабочих мест и потенциальный доход. Фактически Китай пытался двигаться в этом направлении. Наиболее ярким примером является китайская инвестиция в медный рудник Мес-Айнак, в отношении которого китайские государственные компании получили 30-летнюю аренду для проведения геологоразведочных работ. Однако с 2008 года реализация проекта застопорилась не только из-за проблем с безопасностью, но в основном из-за проблем, связанных с цепочками поставок и невозможностью строительства угольной электростанции в Ишпуште.[8] Хотя этот проект может повысить реальную ценность афганской экономики, пересмотр условий сделки пока ни к чему не привел. [9] В декабре 2019 года президент Ашраф Гани аннулировал два контракта на добычу золота и меди, сославшись в качестве основной причины на неспособность компаний выполнять финансовые обязательства [10]. Другой проблемой является отсутствие законодательной базы, которая затрудняет легальную работу многих шахт, что приводит к значительной потере доходов для правительства. Кроме того, районы, контролируемые «Талибаном», остаются без какого-либо контроля со стороны правительства.Например, в 2019 году после оползня на золотом руднике Бадахшана, расположенном на территории, находящейся под контролем Талибана, правительство не смогло предпринять спасательные работы, и несколько рабочих погибли. [11] Следует отметить, что многие из лазуритовых рудников Бадахшана используются для финансирования талибов, а в июле 2019 года в руки повстанцев попало новое месторождение [12].

Полная интеграция Афганистана в рамках BRI

Распространение китайской инициативы «Один пояс, один путь» (BRI) на Афганистан могло бы внести значительный вклад в экономический прогресс страны.Краеугольным камнем BRI является развитие инфраструктуры, способствующей подключению. Меморандум о взаимопонимании (МоВ), подписанный между Китаем и Афганистаном в 2016 году, представляет собой обязательство совместно продвигать сотрудничество в рамках BRI. [13]

Реализация некоторых железнодорожных коридоров, предусмотренных в Национальном плане развития железных дорог Афганистана (ANRP), улучшит региональную связанность страны, улучшит и усилит ее интеграцию в BRI. [14] ANRP стремится сделать страну региональным транспортным узлом.Китай и север Афганистана связаны через Китайско-афганский специальный железнодорожный транспортный проект (SARTP), предлагаемый железнодорожный коридор пяти стран и возможное соединение с Китайско-пакистанским экономическим коридором (CPEC). Грузовая служба Хайратан-Наньтун была открыта в сентябре 2016 года, что стало важной вехой в выполнении SARTP. [15] Но во время его первого рейса из-за проблем с безопасностью обслуживание было прервано, в результате чего поезд вернулся в Китай пустым [16]. Впоследствии поезд был перезапущен, на этот раз он курсировал в обоих направлениях.

Создание железнодорожного сообщения с CPEC было сложной задачей, учитывая сложные отношения между Афганистаном и Пакистаном, а также разногласия по поводу включения Индии. Даже если бы эти политические препятствия были преодолены, для реализации проекта потребовалось бы проложить железнодорожные пути через провинции Гильменд и Кандагар, основной опорный пункт талибов и ведущий регион страны по производству опиума.

Цифровое измерение BRI — вторая область, в которой Китай может иметь значение.Фактически, ZTE и Huawei работают в Афганистане с начала 2000-х годов. Начиная с 2017 года, обе компании работали над развертыванием 3G в Афганистане, поставляя сетевое оборудование GSM, 3G и CDMA для Афганской телекоммуникационной корпорации. В 2017 году в рамках BRI также были подписаны новые сделки по прокладке оптоволоконной сети. Проект кабеля по Шелковому пути является потенциально многообещающим направлением для сотрудничества между Китаем и Афганистаном, хотя он еще не реализован. Инвестируя в развитие и расширение оптоволоконных сетей Афганистана, Китай мог бы помочь предоставить значительные преимущества пользователям Интернета там и в соседних странах.[17]

Whither Economics

По оценкам недавнего исследования Всемирного банка, Афганистану потребуется от 6 до 8 миллиардов долларов в виде международных грантов для финансирования основных услуг, чтобы «поддерживать любое возможное снижение уровня насилия» [18]. Следовательно, это в интересах всех заинтересованных сторон, включая Китай, чтобы помочь Афганистану привлечь иностранные инвестиции.

Тем не менее, как было показано ранее, непрекращающееся насилие и коррупция в Афганистане помешали некоторым из основных усилий Китая по содействию развитию страны.Между тем, уязвимость Китая перед лицом продолжающегося отсутствия безопасности в Афганистане, во всяком случае, увеличилась. Например, в декабре 2019 года появились новые доказательства того, что тренировочные лагеря Исламской партии Туркестана (ИИП) действуют в северном Афганистане [19], что создает прямую угрозу для Китая. Поэтому неудивительно, что Китай взял на себя более решительную дипломатическую роль в афганском конфликте, поддерживая открытые каналы связи как с талибами, так и с центральным правительством, а также стремясь к посредничеству.[20]

Расширяющееся участие Китая в Афганистане может также включать изменение его политики безопасности в Афганистане в случае, если его экономическая стратегия и усилия по продвижению мира и примирения не удастся, а также по мере вывода американских войск. Роль Китая в области безопасности уже изменилась, хотя и постепенно. Он включает патрулирование на таджикской границе, а также усилия по оказанию помощи Афганистану в укреплении потенциала борьбы с терроризмом через двусторонние каналы, Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и Четырехсторонний механизм сотрудничества и координации Китай-Афганистан-Пакистан-Таджикистан.[21] Готовится ли Китай взять на себя более активную, прямую роль в сфере безопасности, еще предстоит увидеть.

Совершенно очевидно, однако, что Афганистан представляет собой серьезное испытание теоретических основ китайской инициативы «Один пояс, один путь» (BRI), поскольку усилиям по расширению связи и тем самым стимулированию развития по-прежнему препятствуют сами условия внутренней нестабильности. и региональное соперничество, которое они призваны помочь смягчить.


[5] Интервью с местным бизнесменом из Кабула, занимающимся торговлей кедровыми орехами.

[14] Мариам Сафи и Бисмелла Ализаде, «Интеграция Афганистана в инициативу« Пояс и путь »: обзор, анализ и перспективы», Фридрих Эберт-Stiftung, август 2018 г.

[20] Зульфикар Али, «Китай выберет афганских талибов в качестве политической силы: посланник», Dawn , 23 января 2019 г., https://www.dawn.com/news/1459227; «В Пекине пройдет« внутриафганская »конференция: Талибан», France 24 , 23 октября 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.