Таблица внешняя политика франции в начале xix в: Используя карту,

Содержание

§ 12. Франция во второй половине XIX – начале XX века

§ 12. Франция во второй половине XIX – начале XX века

Вторая империя и её политика

После избрания Луи Бонапарта президентом Франции (декабрь 1848 г.) политические страсти не утихли. Летом 1849 г. после митингов протеста президент предал суду оппозиционных лидеров и отменил свободу печати и собраний. Через год во Франции было отменено всеобщее избирательное право. Крупнейшие партии Франции не смогли объединиться в противостоянии с заговорщиками – сторонниками Луи Бонапарта, что позволило в ночь на 2 декабря 1851 г. Луи Бонапарту, опираясь на поддержку войск парижского гарнизона, арестовать ведущих депутатов Законодательного собрания. 21 декабря состоялся всенародный плебисци?т (т. е. голосование). Свершившийся переворот поддержало подавляющее большинство населения: «за» проголосовало 7,48 млн. человек, «против» – 650 тыс. французов.

Наполеон III

А 2 декабря 1852 г. сенат, созданный Луи Бонапартом «для охраны конституции», провозгласил его императором под именем Наполеона III.

В ходе нового плебисцита это решение также получило поддержку народа. Так в истории французского государства начался период Второй империи (Первой была Наполеоновская империя), длившийся до сентября 1870 г. Этот период был временем относительной стабильности. А завершившийся в целом промышленный переворот способствовал быстрому подъёму экономики страны. Всего за 20 лет (1850–1870) объём промышленного производства во Франции вырос почти втрое. В 1852 г. на предприятиях страны работало 6 тыс. паровых машин, а к 1869 г. их стало 26,2 тыс. Добыча каменного угля, выплавка чугуна и железа возросли за эти годы в 3 раза, а выплавка стали – почти в 9 раз. Но всё же основное внимание традиционно уделялось развитию лёгкой промышленности, что отвечало интересам большинства населения. Но в то же время происходило и непростительное ослабление внимания к развитию тяжёлой промышленности. Уже скоро, в ходе Франко-прусской войны, это отрицательно сказалось на судьбе Франции.

Переработка каменного угля

В годы Второй империи во французской экономике резко возросла роль банков. Крупнейшие из них фактически контролировали всю экономику страны. В центре Парижа и других городов, как грибы после дождя, росли роскошные особняки и дворцы финансистов и промышленников. Между тем уровень жизни простого народа оставался невысоким. Продолжительность рабочего дня достигала 14–16 часов, на фабриках и заводах наравне со взрослыми трудились дети и подростки. В отличие от Великобритании, власти не принимали почти никаких мер к улучшению условий жизни пролетариата. Недовольство правящим режимом во Второй империи возрастало.

Правда, Наполеон III способствовал созданию легальных рабочих обществ и пытался предоставить им некоторые льготы. Но пропаганда радикалов становилась всё активнее, неуклонно нарастало и стачечное движение. Император немного смягчил цензуру, расширил права Законодательного корпуса (парламента), но и это не помогло. К концу 1860-х гг. накал стачечного движения в стране достиг предела. Против забастовщиков принимались всё более строгие меры. На одном из луарских рудников войска расстреляли толпу бастующих шахтёров, 13 человек были убиты.

Неспособность властей Второй империи решать внутренние проблемы породила политический и экономический кризис. Его пик совпал по времени с Франко-прусской войной, приведшей к падению империи.

Почему попытки властей Второй империи направить рабочее движение по мирному пути не смогли воспрепятствовать влиянию радикальной пропаганды и росту стачечного движения?

Франко-прусская война и Парижская коммуна

Неудачной была и внешняя политика Наполеона III. Провалом завершилась задуманная им авантюра в Мексике. А когда к концу 1860-х гг. стала стремительно усиливаться Пруссия, самонадеянный император потребовал, чтобы Бельгия, Люксембург и ряд германских земель на левом берегу Рейна были присоединены к Франции. Наполеон III полагал, что это помешает дальнейшему усилению Пруссии.

Летом 1870 г. франко-прусские отношения обострились до предела. На испанский престол был избран принц Леопольд из прусской династии Гогенцо?ллернов. И хотя принц вскоре отказался от престола, французские политики в воинственных тонах стали требовать «обуздания» Пруссии. Агрессивную позицию занял и Наполеон III. 19 июля Франция объявила Пруссии войну. (О деталях Франко-прусской войны см. также § 14.)

Отступление французских войск. Художник П. Гроллерон

Неподготовленность французской армии к серьёзной войне удивила даже пруссаков. В ряде воинских частей у французов не было полного комплекта вооружения. Доходило до того, что многим офицерам выдавали деньги, чтобы они сами купили себе револьвер в оружейной лавке. Пруссаки быстро оттеснили французов от границы, а затем рассекли их войска надвое. Одна половина оказалась осаждённой в крепости Мец, а другая была разгромлена у Седана, где 80-тысячная армия во главе с самим Наполеоном III попала в плен.

Весть о катастрофе под Седаном вызвала во Франции взрыв негодования. В Париже начались народные волнения. 4 сентября 1870 г. Вторая империя пала и к власти пришло буржуазное правительство Национальной обороны. Оно провозгласило Францию республикой. Национальное собрание, обосновавшееся в Версале, по составу было монархическим. В мае 1870 г. новое правительство подписало мир с Германией. При этом Франция потеряла часть своей территории (Эльза?с и Лотари?нгию) и обязалась выплачивать Германии огромную контрибуцию (5 млрд. франков).

Каковы были причины поражения Франции в войне с Пруссией?

У миллионов французов неудачная политика Второй империи вызывала недовольство и раздражение. Теперь эти чувства усилились поражением в войне, что умело использовали радикалы. Им удалось склонить на свою сторону отряды Национальной гвардии. К весне 1871 г. в этих отрядах числилось до 300 тыс. парижан – рабочих, студентов, чиновников, мелких буржуа, простолюдинов.

Немцы в Париже. Художник А. Вернер

Всю эту малоуправляемую массу городские власти вооружили ещё в сентябре 1870 г., когда прусские войска оказались вблизи Парижа. Между тем власти в связи с фактическим окончанием войны прекратили выплату жалованья гвардейцам. Им было предложено сдать оружие и вернуться к своей основной работе. Но гвардейцы ответили решительным отказом.

Дело осложнялось тем, что власти никак не могли получить с парижан квартплату, которую те просто перестали вносить с начала войны. 4 марта правительство объявило, что через две недели неплательщиков начнут выселять из квартир. Но когда подошёл этот срок, в ночь на 18 марта в Париже вспыхнуло восстание. Горожане вместе с гвардейцами вытеснили из столицы правительственные войска. Власть перешла в руки органа городского самоуправления – Коммуны.

Карл Маркс, Фридрих Энгельс и их последователи назвали эти события «первой пролетарской революцией». Но это было типичное восстание мелкой буржуазии, в котором приняли участие и городские низы, в том числе рабочие. Власти потребовали от Коммуны прекратить беспорядки и сложить оружие. В ответ коммунары расстреляли несколько сот заложников, взятых из числа состоятельных парижан. И тогда на Париж снова двинулись правительственные войска.

Расстрел коммунаров. Художник Э. Пиккио

20 мая был отдан приказ о штурме столицы. К 27–28 мая сопротивление повстанцев было сломлено. Начались безжалостные расправы с коммунарами. Жертвами расправ без суда и следствия стали 20–25 тыс. человек.

Что, на ваш взгляд, стало причинами восстания в Париже в марте 1871 г. и перехода власти в руки Коммуны?

Третья республика во Франции

Через некоторое время после утверждения во Франции республики (сентябрь 1870 г.) её стали именовать Третьей. В этот период экономика страны имела довольно высокие темпы развития. Правда, по сравнению со временем Второй империи они замедлились. К началу XX в. Франция прочно занимала четвёртое место в мире (после США, Германии и Великобритании) по объёму промышленного производства.

После расправы с парижскими коммунарами накал социального напряжения в стране несколько спал. Власти наконец-то стали расширять возможности трудящихся вести борьбу за свои права. Но общество требовало дальнейшей либерализации режима. В июле 1880 г. была объявлена

амнистия осуждённым участникам Парижской коммуны.

В 1879 г. после отставки президента-монархиста Патри?са Мак-Ма?гона республика победила окончательно. Париж вернул себе статус столицы (после переезда из Версаля органов законодательной и исполнительной власти), а «Марсельеза» вновь стала национальным гимном. Республиканцы провели целый ряд либеральных законов: в 1881 г. была узаконена свобода собраний и печати, в 1884 г. – свобода ассоциаций, в 1881 г. был принят Закон о бесплатном начальном образовании, а в 1882 г. – Закон об обязательном обучении детей от 6 до 13 лет и Закон о светском характере общественного образования. Духовенство к преподаванию в школе не допускалось. Важным был принятый в 1905 г. Закон об отделении Церкви от государства. Республика не признавала никакого культа, но гарантировала свободу вероисповедания.

Заседание Национального собрания

Вместе с тем во внутренней жизни стали проявляться радикальные, а порой даже уголовные тенденции. В 1892 г. вскрылась так называемая Панамская афера, вызвавшая скандал международного масштаба. С 1879 г. французские фирмы строили исключительно важный канал через Панамский перешеек. При этом совершались колоссальные хищения и прочие злоупотребления. В них, как выяснилось, были замешаны многие французские политики и общественные деятели, включая даже министров. В итоге подряд на строительство канала был передан американским фирмам. А само слово «Панама» стало нарицательным: оно означает крупное политическое или финансовое мошенничество.

Неясность внутреннего политического курса (точнее – его практическое отсутствие) вела к появлению в стране множества партий и группировок, не имевших стабильных и чётких программ. В начале XX в. правительства во Франции менялись почти ежегодно, а порой и чаще.

Французский дипломат Фердинанд де Лессе?пс – строитель Суэцкого и Панамского каналов

Более ясным был курс Третьей республики во внешней политике. Франция стремилась восстановить свои международные позиции, пошатнувшиеся в результате поражения во Франко-прусской войне. Поэтому в наметившемся расколе Европы на враждебные группировки она пошла на сближение с Россией и Великобританией.

Подведём итоги

Нежелание политических лидеров эпохи революции 1848–1849 гг. достичь взаимного согласия во имя сохранения республики привело к установлению диктатуры Наполеона III. Однако его попытка восстановить империю Наполеона I обернулась военной катастрофой, новой революцией и кровопролитным восстанием Коммуны в Париже (1871). Тем не менее благополучное и эволюционное развитие Франции продолжилось в 1870—1890-х гг. после утверждения новой – Третьей – республики.

• Амнистия – освобождение осуждённого от назначенного ему судом наказания. Решение об амнистии принимает глава государства или высший орган власти.

• 1852, 2 декабря – провозглашение президента Франции Луи Бонапарта императором Наполеоном III.

• 1870, 19 июля – начало Франко-прусской войны.

• 1870, 2 сентября – разгром французской армии у Седана.

• 1871, 18 марта28 мая – деятельность Парижской коммуны.

«Будем сражаться днём и ночью, будем сражаться в горах, в долинах, в лесах. Вставайте! Вставайте! Ни передышки, ни отдыха, ни сна… Поднимемся на грозный бой за родину!»

(Из воззвания французского писателя Виктора Гюго к соотечественникам во время Франко-прусской войны)

Вопросы

1. Что позволило укрепить экономическое положение Франции в годы Второй империи?

2*. Почему Франция, при Наполеоне I не раз побеждавшая Пруссию, потерпела от неё сокрушительное поражение при Наполеоне III? Что изменилось за прошедшее время?

3. Почему Парижская коммуна, выдвинувшая идеи защиты социальной справедливости, потерпела поражение? Почему в подавлении выступления в Париже, проходившего под патриотическими лозунгами продолжения сопротивления немцам, активно участвовали французские войска?

4. Какие проблемы стояли перед Третьей республикой? Насколько успешно их удавалось решать? Что мешало их решению?

Задания

1. История сохранила весьма любопытный документ периода Второй империи. В Париже решили поставить комедию Н. В. Гоголя «Ревизор». В связи с этим французский цензор доносил начальству: «Нам представляется опасным допустить на сцене показ почтмейстера как человека, имеющего обыкновение вскрывать поручаемые ему письма, притом с разрешения и даже по прямому сговору с губернатором… Мы не считаем возможным разрешить постановку этой комедии в её настоящем виде».

Подумайте, какие выводы позволяет сделать приведённый текст. Почему данная сцена из «Ревизора» показалась французскому цензору «опасной»?

2*. Французские власти долго не могли решиться на применение силы против своих соотечественников – участников Парижской коммуны. Но в конце концов глава правительства, известный историк А. Тьер заявил в Национальном собрании 20 мая 1871 г.: «Мы – честные люди. Правосудие свершится обычным путём. Мы прибегнем только к закону, но он будет применяться во всей своей суровости. Необходимо с помощью закона покарать мерзавцев, которые разграбили частное имущество и, превзойдя самих дикарей, разрушили национальные памятники. Искупление будет полное. Оно совершится именем закона, при помощи закона и на основании закона».

Дайте оценку этой формулировке. Достаточна ли она для оправдания насилия, применённого против коммунаров? Насколько в той ситуации мог соблюдаться закон?

3. К началу XX в. основная часть трудоспособного населения США, Великобритании, Германии была занята в промышленности. Между тем во Франции в 1859 г. в промышленности было занято 30,7 % трудоспособного населения, а в сельском хозяйстве – 48,5 %. К 1913 г. это соотношение изменилось, но перевес в пользу сельского хозяйства сохранялся – 42 % против 37,7 %.

Подумайте, какие выводы позволяют сделать эти цифры. В какой мере они объясняют отставание темпов развития экономики Франции от развития экономик трёх названных стран?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Внутренняя политика Франции в конце XIX-начале XX века

Внутренняя политика Третьей республики

Правительство республики осуществило ряд важных мер во внутренней политики примеру в 1881-1882 годы были приняты законы об образовании. Согласно им, школа была отделена от церкви. Было обеспечено светское образование, внедрено обязательное бесплатное образование детей до 13 лет. В школах образование велось на основе специальных государственных программ.

В высших педагогических учебных заведениях была налажена подготовка учительских кадров. В программе обязательного образования для мальчиков были определены обязательные занятия гимнастикой. Этим преследовалась цель подготовки подростков физически зрелыми для будущей военной службы. Были открыты лицеи для девочек. В специальных высших учебных заведениях начали подготавливать женщин учителей. В 1884 году были приняты законы, разрешающие свободную деятельность и забастовки профессиональных союзов. Рабочие создавали свои профессиональные союзы и биржи труда, которые защищали интересы безработных.
Муниципальным советам было предоставлено право на избрание своих мэров. До этого они назначались центральной властью.

Политическое положение

В стране все больше укрепляла свои позиции республика. В 1876 году на выборах в Сенат республиканцы взяли верх. Президент Мак Магон, сторонник монархии, возглавлявший государство до этого времени, был вынужден уйти в отставку. Своеобразие внутренней политической жизни в этот период — это формирование многопартийности. Среди партий большой авторитет имели партии радикалов, социалистов и республиканцев.

Кроме того, в политической жизни Франции усилилась реакция против демократии. В частности, в стране началось широкое распространение идей национализма, шовинизма. Сторонники этих идей верили, что только сильная армия сможет вернуть Эльзас и Лотарингию. Во внутренней политической жизни Франции активизировалась деятельность анархистов и монархистов. Их целью было свержение существующей системы, и для достижения этой цели анархисты применяли террор как метод борьбы. В частности, ими была брошена бомба в здание парламента, вследствие чего было ранено 80 человек.

В 1894 г. был убит президент страны Сади Карно. Контрразведка Франции выяснила, что секретные сведения о военных силах страны передаются в Германию через шпиона. Спецслужбы стали подозревать капитана А. Дрейфуса, по национальности еврея, служащего в Генеральном штабе французской армии. Вскоре он был обвинен в шпионаже и привлечен к уголовной ответственности. На самом деле А. Дрейфус не был шпионом, но с помощью сфальсифицированных документов и подставных свидетелей было сфабриковано обвинение. Военный суд приговорил его к пожизненной ссылке. Политическая реакция воспользовалась «Делом Дрейфуса» для усиления антидемократической направленности в стране, для раздувания националистических, шовинистических настроений.

В стране были люди, верящие в невиновность А. Дрейфуса. Они продолжали поиски, чтобы раскрыть настоящего шпиона. И, наконец-то, настоящий шпион был разоблачен. Это был майор Генерального штаба Эстергази.

Однако Генеральный штаб и связанные с ним силы считали для себя большим позором предать огласке эту информацию. Но им не удалось скрыть ее. В 1897 году об этом писала пресса.

Все демократические силы Франции требовали пересмотра дела А. Дрейфуса. Силы, не желавшие огласки, организовали убийство подставного свидетеля. Эстергази удалось сбежать из Франции. Борьба вокруг «Дела Дрейфуса» продолжалась длительное время. Правящие круги были вынуждены выпустить А. Дрейфуса на свободу. Но он был освобожден не благодаря своей невиновности, а из-за «ухудшения здоровья». Только в 1906 году А. Дрейфус был полностью оправдан.

Изменения в экономической жизни

К началу XX века в стране установилась относительная политическая стабильность. Этого добились благодаря экономическому росту, начавшемуся с середины 90-х годов XIX в. В частности, по добыче железной руды в 1913 году Франция оставила позади США и Германию.

В промышленности быстрыми темпами стали развиваться новые отрасли (электротехника, автомобильная и химическая), в результате чего количество населения, занятого в промышленности, составило 36%. 40% населения было занято в сельском хозяйстве. В экспорте Франции первое место занимала шерсть, второе — хлопчатобумажная ткань, третье — шелковая ткань и четвертое место — вина. По вывозу капитала за границу Франция вышла на второе место после Англии. К 1914 году она выделила капитал России в размере 13 млрд франков, Англии и США — 5 млрд, государствам Южной Америки — 6 млрд франков. Эти вложения не только принесли очень большую прибыль в процентном отношении, благодаря им Франция приобрела политических союзников.

Социальное движение

Очень тяжелое положение было у французских трудящихся. Они были вынуждены трудиться по 10—12 часов в день, а иногда и по 14—16. Трудящиеся стали бороться за свои права. Очень важно было организовать движение рабочих. В 1880 году представители рабочих организаций создали Рабочую партию Франции. Рабочие начали создавать профессиональные союзы и биржи труда. Они заботились о безработных и участниках забастовок. Согласно Кодексу трудовых законов, стала выплачиваться компенсация за полученную на производстве травму. Был установлен один выходной день в неделю.

В 1910 году был принят закон о пенсии, в котором был установлен пенсионный возраст — 65 лет (в Германии и Англии этот показатель — 70 лет). В социальном движении существовали две основные тенденции. Одна из них — перестройка общества парламентским путем (посредством реформ), вторая — перестройка насильственным путем (вооруженным восстанием). Второй путь со временем потерял свое значение.

Внешняя политика Франции в конце XIX-начале XX века

Анархизм (греч. anarchia — безвластие, безначалие) — течение, признающее только желание и волю отдельного лица, как руководителя, и отрицающее любую власть и государственный строй.
Шовинизм (фр. chauvinisme) — крайний национализм, направленный на разжигание национальной вражды и ненависти. Политическая реакция — сопротивляющаяся прогрессу политическая сила, сторонник сохранения старых социальных порядков.

  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма. 🙁 Если наш сайт помог Вам и Вы хотите поддержать проект 🙂 , то можно сделать это, перечислив денежные средства любым из следующих способов.  Путём перечисления электронных денег:
  1. R819906736816 (wmr) рубли.
  2. Z177913641953 (wmz) доллары.
  3. E810620923590 (wme)евро.
  4. Payeer-кошелёк: P34018761
  5. Киви-кошелёк (qiwi): +998935323888
  6. DonationAlerts: http://www.donationalerts.ru/r/veknoviy
  • Полученная помощь будет использована и направлена на продолжение развития ресурса, Оплата хостинга и Домена.

История российско-китайских отношений — МФТИ

Черникова Лариса Петровна, кандидат исторических наук, доцент 

Цели и задачи курса. Цель курса – дать общее представление об истории российско-китайских отношений,  как во всем комплексе этой проблемы, так и в развитии их в разных областях: политической, экономической, культурной. Это предполагает ознакомление студентов с некоторыми аспектами теории межгосударственных отношений такими, как сложившиеся подходы в науке к изучению международных отношений, необходимость интегрирующего подхода в изучении международных отношений и российско-китайского взаимодействия.

Изучают студенты и концепции данной дисциплины: стратагемную, равновесия, линейно-спиральную, дилемму безопасности. В дисциплине изучаются устойчивые факторы и специфика их действия  в России и Китае.  В рамках курса рассматриваются основные этапы истории российско-китайских отношений, их проблемы и достижения. Периодизация связана с неравнозначностью событий и процессов, происходивших в отношениях России и Китая в разные века.

Значительное внимание уделено проблемам взаимоотношений начиная с ХVII  по начало XXI вв. Важное место в дисциплине занимает история дипломатических отношений между Россией и Китаем. Студенты овладевают знаниям по основным документам переговорных процессов, имевших длительную историю, изучают причины и попытки разрешения спорных пограничных вопросов.  

   

Содержание курса

 

Введение: Методолого-теоретические подходы к изучению дисциплины      

 

Тема 1.  Россия и Китай в мире до установления межгосударственных отношений 

1. 1. Формирование подходов к международным отношениям в России и Китае в древности и средние века      

 

Тема 2.  Установление межгосударственных отношений России с Китаем        

2.1. XVII в.: Попытки установления межгосударственных контактов  между Россией и Китаем.  

2.2. Нерчинский договор 1689 г., его значение и последствия.

2.3. Расширение сферы российско-китайских отношений в XVIII – первой половине XIX вв. Буринский и Кяхтинский договор 1727 г. 

 

Тема 3. Договоры России и Китая второй половины XIX в. Проблемы политических и экономических взаимоотношений.

3.1. Айгунский и Тяньцзиньский     

3.2. Ливадийский договор 1871 г. и Санкт-Петербургский договор 1881 г.

3.3. Россия и Китай в 1890 — 1917 гг.       

 

Тема 4. Становление и утверждение советско-китайских отношений        

4.1.Отношения Советской республики и СССР с Китаем 1917 — начало 1930-х гг.

4.2.СССР и Китай на пути к альянсу. Советско-китайские отношения в период Второй мировой войны.

4.3. Развитие отношений между СССР и КНР в послевоенное время и в начале 1950-х гг. 

4.4. Две коммунистические державы от дружбы к конфронтации середина 1950-х – конец 1970-х гг.

4.5. Нормализация отношений между СССР и КНР начало 1980-х гг.      

 

Тема 5. Российская  Федерация и Китайская народная республика в новой международной реальности        

5.1. Россия и Китай в начале 1990-х – 2000-е гг. 

5.2. Правовое регулирование пограничного вопроса в российско-китайских отношениях.

5.3. Экономическое и военное сотрудничество РФ И КНР

5.4. Перспективы и проблемы долгосрочного сотрудничества

 

 

Темы и краткое содержание курса 

 

Введение. Методолого-теоретические подходы к изучению дисциплины. Предмет дисциплины. Концепции данной дисциплины: стратагемная, равновесия, линейно-спиральная, дилемма безопасности. Проблемы в рамках существующих исторических подходов.

Историография истории российско-китайских отношений, основные источники. Спорные вопросы в истории российско-китайских отношений.  

 

Тема 1. Россия и Китай в мире до установления межгосударственных отношений.  Россия и Китай в мире до установления межгосударственных отношений. Древняя Русь в системе международных отношений. Внешняя политика Руси. Русь и Византия. Особенности древнерусской дипломатии. Русь и Европа. Отношения Руси с Востоком, кочевыми народами. Борьба с кочевниками-завоевателями. Международные отношения Руси в XI – XIII вв. Договорные процессы, междукняжеская дипломатия. Порядок заключения договоров. Русско-татарские отношения в XIII – XV вв. Дипломатия Московского великого княжества при Иване III. Внешняя политика Ивана IV. Посольский приказ. Древнекитайские государства и их внешняя политика. Политика Чжэна, повелителя Цинь, в отношении других народов. Династия Хань. Попытки императора У-ди установления отношений с Европой. Посольство Чжань Цаня. Борьба Китая с гуннами. Бан Чао – великий полководец древности. Отношения с Парфией. Неудачи внешней политики. Дипломатия Китая в средние века. Внешняя политика эпохи южных и северных царств. Дипломатия империй Суй и Тан. Внешняя политика Китая во времена династий Сун и Мин. 

 

Тема 2. Установление межгосударственных отношений России с Китаем.

2.1. XVII в.: Попытки установления межгосударственных контактов  между Россией и Китаем. Предпосылки установления отношений России и Китая. Открытие Дальнего Востока русскими первопроходцами. Первые сведения о Китае. Посольство Ивана Петлина 1617г. Учреждение Якутского воеводства 1639 г. Походы Максима Перфильева 1640 г, Василия Пояркова 1643–1646 г. Первые столкновения с даурами.  Появление первых русских промышленников на Амуре. Е.П. Хабаров – основатель русских острогов на Амуре. 1649 – 1650 г. Сведения о Богдойской земле (Китае).  Второй поход Е. П. Хабарова на Амур 1650 –1654 г. Столкновения с маньчжурами. Албазинское воеводство на Амуре 1659 – 1689 гг. Посольства Федора Байкова 1654 г., Николая Спафария 1675 г.  в Китай. Война с маньчжурами на Амуре.

2.2. Нерчинский договор 1689 г. его значение и последствия. Прекращение военных действий с манчжурами. Предложение Москвы о мире. Делегация Ф. А. Головина на переговорах с Китаем. Инструкции Москвы и требования Китая. Ход переговоров и подписание Нерчинского договора 27 августа 1689 г. Значение и последствия договора. Попытки Китая по заселению Амурского края.

2.3. Расширение сферы российско-китайских отношений в XVIII – первой половине XIX вв. Буринский и Кяхтинский договор 1727 г. Функциональные изменения в российско-китайских отношениях. Значительное развитие торговли. Указ Петра I о посылке русской духовной миссии в Пекин. Открытие русской церкви в Пекине. Посольство графа С. В. Рагузинского.

Кяхтинский договор 21 октября 1727 г. о регулярных торговых отношениях меду странами. Правовые нормы договора. Посольство Цинского двора в Москве 1730 г. Буринский прелиминарный договор август 1727 г. об установлении границы. Посольства графа Ю.А. Головкина в Китай в 1804 г. и ее итоги. Попытки Китая по установлению дружественных отношений с Россией. Усиление деятельности русской православной миссии в Китае.

1818–1833 г. Основные направления экономического сотрудничества с Китаем. Кульджинский торговый договор 1851 г.

 

Тема 3. Договоры России и Китая второй половины XIX в. Проблемы политических и экономических взаимоотношений.

3.1. Айгунский и Тяньцзиньский договоры 1858 гг. Пекинский договор 1860 г. Принцип «наибольшего благоприятствования « в международных отношениях. Радикальные изменения в международной ситуации на Дальнем Востоке. Влияние итогов опиумных войн на положение Китая в мире. Дальнейшее освоение Дальнего Востока. Экспедиция А. Ф. Миддендорфа и ее значение для закрепления позиций России на Амуре. Роль и значение деятельности Н. Н. Муравьева для развития отношений России с Китаем и укрепления ее позиций на Дальнем Востоке. Экспедиции Г. Невельского. Сплавы по Амуру и основание русских городов на Амуре. Айгунский договор  28 мая 1858 г. о разграничении границы между Россией и Китаем. Тяньцзиньский трактат 13 июня 1858 г. Прорыв российской дипломатии на Дальнем Востоке в отношениях с Китаем. Миссия Н. П. Игнатьева в Китай. Подписание Пекинского договора 14 ноября 1860 г. Установление правил русско-китайской торговли 1862 г. Позиция царской России по отношению к восстанию тайпинов. Чугучакский протокол 1864 г. Постановка пограничных знаков 1869 г. 

3.2. Ливадийский договор 1871 г. и Санкт-Петербургский договор 1881 г. Участие России в подавлении восстания в Джунгарии и Кашгарии  и оккупации р. Или с г. Кульджей. Ливадийский договор 1871 г. 

3.3 Россия и Китай в 1890 –  1917 гг. Обострение Дальневосточного вопроса. Японо-китайская война и позиция России по отношению к ее участникам. Активизация политики России на Дальнем Востоке. Политическая и экономическая программа С. Ю. Витте в отношении Китая и Дальнего Востока. Особые совещания по Дальнему Востоку. Русская экспансия в Китае. Московский договор 3 июня 1896 г. об оборонительном союзе против Японии. Приобретения России в Китае. Народное восстание в Китае и отношение России к восстанию. Участие России в международном экспедиционном корпусе в Китае. Окончание войны. Заключительный протокол мирных переговоров 7 сентября 1901 г. Попытки России укрепиться в Маньчжурии. Итоги русско-японской воны и их последствия для развития отношений с Китаем. Дальневосточный вопрос 1908 – 1914 гг. Соглашения России и Японии по КВЖД и монополии в Маньчжурии. Влияние буржуазной революции 1911 г. в Китае на развитие российско-китайских отношений.

 

Тема 4. Становление и утверждение советско-китайских отношений

4.1.Отношения Советской республики и СССР с Китаем 1917- начало 1930-х гг. Радикальные изменения в международных отношениях в результате итогов Первой мировой войны и Революции 1917 г. В России. Попытки установления отношений с Китаем Советской России. 1919 – 1921 гг. Новые принципы взаимоотношений. «Обращения Карахана» 1919 г. и 1920 г.  Нота наркоминдела 27 сентября 1920 г. Китайскому правительству. «Трактат  девяти держав» – договор о политике в Китае участников Вашингтонской конференции 6 февраля 1922 г. Сотрудничество правительства Сунь Ятсена на юге Китая с Советской Россией. Трудности установления отношений с северным Китаем.  Первые контакты с северным Китаем в 1923 г. Противоречия сторон. Проблема КВЖД. Советскокитайское «Соглашение об общих принципах разрешения нерешенных вопросов» и соответствующие приложения от 14 марта 1924 г.Монгольский вопрос в взаимоотношениях Советского и Китайского государств. Установление советско-китайских дипломатических отношений 31 мая 1924 г. Рост популярности СССР в Китае.  Новое соотношение сил в Китае. Нарастание напряженности в отношениях с СССР. Конфликт на КВЖД и Сунгари. Разгром полпредства в Пекине и Харбине. Попытка захвата КВЖД. Разрыв дипломатических отношений 16 августа 1929 г.  Хабаровский протокол о восстановлении положения на КВЖД 22 декабря 1929 г. Восстановление дипломатических отношений 22 декабря 1932 г. 

4.2. СССР и Китай на пути к альянсу. Советско-китайские отношения в период Второй мировой войны. Оккупация Маньчжурии Японией. Агрессия Японии в Китае и позиция держав по отношению к войне. Создание Маньчжоу-Го. Комиссия Литтона в Лиге наций. Новая интервенция Японии в Китае. 1937 г. Советско-китайский договор о ненападении 21 августа 1937 г. Ситуация в советско-китайских отношениях в 1940-х гг. Ухудшение советско-китайских отношений с правительством Чан Кайши. Международные отношения на Дальнем Востоке в завершающий период войны. Маневры Японии в отношении СССР. Вступление СССР в войну с Японией. Капитуляция Японии. Переговоры СССР и гоминьдановского Китая в августе 1945 г.  и подписание советско-китайского союзного договора 14 августа 1945 г.

4.3. Развитие отношений между СССР и КНР в послевоенное время и 1950-е гг.  Изменения соотношения сил после войны и политика СССР по созданию сфер влияния. Сдвиг к монополярности в международных отношениях. Мировая система социализма – новый тип отношений между государствами. Советско-китайские соглашения о Порт-Артуре, Дальнем и чаньчунской железной дороге. Московское совещание министров иностранных дел и дальневосточные проблемы декабрь 1945 г. Вопрос о положении в Китае. Политика СССР в отношении Китая и позиция США – факторы равновесия. Создание «Комитета 3-х». Политический консультативный комитет и его решения и их значение для установления дружественных отношений с СССР. Отказ СССР от политики «открытых дверей»  в отношении Китая. Вопрос о собственности СССР в Маньчжурии  и решения советского правительства по этому вопросу. Выполнение СССР условий Московского соглашения по китайскому вопросу 1945 г. Позиция невмешательства СССР в ответ на меморандум 8 января 1949 г. США о  посредничестве СССР между гоминьдановским правительством и КПК.

Провозглашение Китая КНР  1 октября 1949 г. и его историческое значение. Встреча И. В. Сталина и Мао Цзэдуна. Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи от 14 февраля 1950 г. Новые принципы взаимоотношений. Соглашение по КВЖД, Люйшунькоу(Порт-Артуре) и Дайрене (Дальнем).

4.4. Две коммунистические державы от дружбы к конфронтации середина 1950-х – конец 1970-х гг. Обострение обстановки на Дальнем Востоке. «Договор о взаимной безопасности» США и Китая от 2 декабря 1954 г.  Позиция СССР по вопросу о принадлежности Тайваня островов Куэмой и Мацзу. Доктрина ограниченного суверенитета. Эпоха конфронтации. Зарождение противоречий. Возрастание личностного фактора в отношениях СССР и Китая. Сталин – Мао Цзэдун; Хрущев – Мао Цзэдун.  Политические противоречия между КПСС и КПК и их влияние на двусторонние отношения. Борьба двух тенденций в отношения. Переход к военной конфронтации. Заявление правительства КНР от 8 октября 1969 г. Пограничные конфликты на о. Даманский и п. Жаланшколь. Советско-китайские переговоры по пограничным вопросам. Агрессия Китая против Вьетнама и позиция СССР. Заявление СССР от 18 февраля 1979 г.

4.5. Нормализация отношений между СССР и КНР начало 1980-х гг. Факторы международного и внутриполитического равновесия в советско-китайских отношениях. Заявления Л.И. Брежнева о нормализации двусторонних отношений. Консультации на правительственном уровне. Улучшение торговых отношений. Межправительственное соглашение об экономическом сотрудничестве и торговле. Новое политическое мышление в период перестройки  и его влияние на отношения с Китаем.  Визит руководства МИД СССР в Китай 2-4 февраля 1989 г.  Визит М.С. Горбачева в КНР. Различные подходы к нормализации отношений. Советско-китайское коммюнике 17 мая 1989 г. Дестабилизация ситуации в СССР и КНР. Визит Цзян Цзэминя в СССР. 15–19 мая 1991 г. 

 

Тема 5. Российская  Федерация и Китайская народная республика в новой международной реальности.

5.1. Россия и Китай в начале 1990-х – 2000-е гг. 5.2. Правовое регулирование пограничного вопроса в российско-китайских отношениях. 5.3. Экономическое и военное сотрудничество РФ И КНР 5.4. Перспективы и проблемы долгосрочного сотрудничества РФ и КНР.  

 

Контрольные вопросы 

 

1. Когда образовалось Древнерусское государство?

2. Когда образовалось единое Китайское государство?

3. Какой тип цивилизации представляет Русь, Россия?

4. Какой тип цивилизации представляет Китай?

5. Когда были установлены отношения между Россией и Китаем?

6. Кто возглавил первое посольство в Китай из России?

7. Когда был подписан Нерчинский договор?

8. О чем Айгуньский договор?

9. Вела ли Россия войны с Китаем и когда?

10. Что такое КВЖД?

11. Сколько раз наша страна посылала войска в Маньчжурию?

12. Заключал ли СССР Договор о дружбе с Китаем?

13. Кто такой Мао Цзэдун?

14. Какой пост занимал в правительстве КНР Линь Бяо?

15. При каком руководстве Китай рассорился с СССР?

16. Что произошло на о. Даманский?

17. Кто из китайских руководителей совершил визит в СССР в 1991 г. ?

18. Какие территории оказались спорными при решении пограничного вопроса в 1990-е гг?

19. Какова судьба хабаровских островов Тарабарова и Большого Уссурийского? 

 

Дополнительные контрольные вопросы

 

1. Методологические подходы к дисциплине

2. Факторы взаимодействия в развитии России и Китая.

3. Особенности дипломатии Древней Руси?

4. Договоры Древней Руси?

5. Дипломатия Московского великого княжества при Иване III.

6. Внешняя политика Ивана IV.

7. Древнекитайские государства и их внешняя политика. 

8.Политика Чжэна, повелителя Цинь, в отношении других народов.

9.Внешняя политика Китая во времена династий Сун и Мин.

10. Каковы предпосылки установления отношений России и Китая. 

11. Открытие Дальнего Востока русскими первопроходцами. Первые сведения о Китае. 

12. Итоги посольства Ивана Петлина 1617г. 

13. Когда были столкновения с маньчжурами?

14.  Албазинское воеводство на Амуре 1659 – 1689 гг. 

15. Результаты посольства Федора Байкова 1654 г., Николая Спафария 1675 г.  в Китай. 

16. Итоги войны с маньчжурами на Амуре.

17.Нерчинский договор 1689 г., в чем его значение?

18. Что вы знаете о духовной миссии в Пекине 1713 г.?

19. Какие учреждения управляли внешнеполитическими делами России в XVII?

20. О чем Кяхтинский договор 21 октября 1727 г.?

21. О чем Буринский прелиминарный договор август 1727 г.?

22. Итоги посольства графа Ю.А. Головкина в Китай в 1804 г.? 

23. Что содержат Айгунский и Тяньцзиньский договоры 1858 гг.?

24. Что содержит Пекинский договор 1860 г.?

25. Что содержит Кульджинский торговый договор 1851 г.?

26. Что такое принцип «наибольшего благоприятствования» в международных отношениях?

27. Каковы роль и значение деятельности Н. Н. Муравьева для развития отношений России с Китаем и укрепления ее позиций на Дальнем Востоке?

28. Почему Айгунский договор 28 мая 1858 г. являетсяпрорывом российской дипломатии на Дальнем Востоке в отношениях с Китаем?

29. С какой целью подписан  Пекинский договор 14 ноября 1860 г.? 

30. О чем говорит Чугучакский протокол 1864 г.?

31. Какие изменения имею место в Ливадийском договоре 1879 г. и Санкт-Петербургском договоре 1881 г. по сравнению с предшествующими?

32. Что представляла собой программа С. Ю . Витте по отношению к Китаю?

33. Каковы последствия Портсмутского мира для российско-китайских отношений?

34. Каковы попытки установления отношений с Китаем Советской России. 1919 – 1921 гг.?

35. В чем заключаются новые принципы взаимоотношений. «Обращения Карахана» 1919 г. и 1920 г.?  

36. Что известно о советско-китайском «Соглашении об общих принципах разрешения нерешенных вопросов» и соответствующих приложениях от 14 марта 1924 г.?

37. Что известно о разрыве дипломатических отношений 16 августа 1929 г. ?

38. Почему был подписан Советско-китайский договор о ненападении 21 августа 1937 г.? 

39. Что провозглашает Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи от 14 февраля 1950 г.?

40. В чем заключается возрастание личностного фактора в отношениях СССР и Китая?

41. Какие пограничные вооруженные конфликты были в отношениях СССР и КНР?

42. Что означает новое политическое мышление в период перестройки  и его влияние на отношения с Китаем? 

43. Каковы итоги визита советского руководства в Китай в 1989 г?

44. Как повлиял распад СССР на отношения с Китаем?

45.Что провозгласила российско-китайская Совместная Декларация от 18 декабря 1994 г?

46. Какие документы стали правовой основой для урегулирования пограничного вопроса?

47. Пятистороннее соглашение в Шанхае  в 1996 г. стало новым этапом в развитии российско-китайских отношений, в чем его суть?

48. Какие проблемы экономического и военного сотрудничества РФ и КНР  в 2000-е гг. являются актуальными?

49. В какой степени урегулирован пограничный вопрос в отношениях обеих стран?

50. Как осуществляется межгосударственное сотрудничество в современных условиях России и Китая? 

 

Примерная тематика докладов и сообщений

 

1. Открытие Дальнего Востока русскими первопроходцами.

2. История Албазинского воеводства.

3. Нерчинский договор 1689 г.

4. Роль Н. Н. Муравьева-Амурского в решении пограничного вопроса между Россией и Китаем?

5. Айгуньский 1858 г. и Пекинский 1860 г. договоры.

6. Россия и Китай на рубеже XIX–XX вв.

7. Советская  Россия и Китай: новые принципы взаимоотношений.

9. Эпоха дружбы в послевоенное время.

10. Сталин – Хрущев – Мао Цзэдун: лидеры великих стран.

11. От дружбы к конфронтации: середина 1950-х – конец 1970-х гг.

12. События на о. Даманский.

13. Россия и Китай в период перестройки.

14. Визит М. с. Горбачева в Китай.

15. Китайцы в России: друзья, недруги…

16. Русская эмиграция в Китае

17. Русская духовная миссия в Китае.

18. Экономическое партнерство и соперничество России и Китая.

19. Основные направления военного сотрудничества.

20 Шанхайская пятерка – новая реальность в мире.

21. Визит В. В. Путина в Китай.

22. Олимпийские игры в Пекине: победы и неудачи России

23. Пограничный вопрос: правовое регулирование в 2000-е гг.

24. Тарабаров и Большой уссурийский острова: граница дружбы или линия разлома

25. Что ждет Россию и Китай в новом веке? 

 

Вопросы для дифференцированного зачета

1. Россия и Китай в мире до установления межгосударственных отношений. 

2. Открытие Дальнего Востока русскими первопроходцами. Первые сведения о Китае.

3. Походы Е. П. Хабарова на Амур. 

4. История Албазинского воеводства. 1659 – 1689 гг. Война с маньчжурами.

5. Посольства Федора Байкова 1654 г., Николая Спафария 1675 г.  в Китай.

6. Нерчинский договор 1689 г. его значение и последствия.

7. Расширение сферы российско-китайских отношений в XVIII – первой половине XIX вв.

8. Кяхтинский договор 21 октября 1727 г. и Буринский прелиминарный договор август 1727 г.

9. Экспедиции Г. Невельского. Сплавы по Амуру и основание русских городов на Амуре.

10. Роль и значение деятельности Н. Н. Муравьева для развития отношений России с Китаем и укрепления ее позиций на Дальнем Востоке.

11. Кульджинский торговый договор 1851 г.

12. Айгунский и Тяньцзиньский договоры 1858 гг.

13. Пекинский договор 1860 г.

14. Изменения в российско-китайских отношениях. Ливадийский договор 1879 г.

15. Торговые отношения России и Китая во второй половине XIX в.

16. Китайские мигранты в Российской империи.

17. Россия и Китай в 1890 –  1917 гг.

18. Политическая и экономическая программа С. Ю. Витте в отношении Китая и Дальнего Востока.

19. Участие России в международном экспедиционном корпусе в Китае в 1900–1901 гг.

20. Итоги русско-японской воны и их последствия для развития отношений с Китаем. Дальневосточный вопрос 1908 – 1914 гг.

21. Попытки установления отношений с Китаем Советской России. 1919 – 1921гг.

22. Основные проблемы формирования советско-китайских отношений в 1920-е гг.

23. Противоречия в развитии советско-китайских отношений во второй половине 1920-х – середина 1930-хгг.

24. Советско-китайское «Соглашение об общих принципах разрешения нерешенных вопросов» и соответствующие приложения от 14 марта 1924 г.

25. Установление советско-китайских дипломатических отношений 31 мая 1924 г. Рост популярности СССР в Китае. 

26. Монгольский вопрос в взаимоотношениях Советского и Китайского государств.

27. Проблема КВЖД в советско-китайских отношениях.  

28. Проблема Синьцзяна в советско-китайских отношениях. 

29. СССР и Китай на пути к альянсу в начале 1930-х гг.

30.  Советско-китайский договор о ненападении 21 августа 1937 г.

31. Ситуация в советско-китайских отношениях в 1940-х гг.

32. Международные отношения на Дальнем Востоке в завершающий период войны. Изменения в отношениях СССР и Китая. 

33. Советско-китайский союзный договор от 14 августа 1945 г.

34.  Развитие отношений между СССР и КНР в послевоенное время и 1950-е гг.  

35. Провозглашение Китая КНР 1 октября 1949 г. и его историческое значение для развития советско-китайских отношений.

36. Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи от 14 февраля 1950 г. Новые принципы взаимоотношений.

37. Эпоха конфронтации. Зарождение противоречий в середине 1950-х – конце 1970-х гг.

38. Пограничные конфликты на о. Даманский и п. Жаланшколь.

39. Нормализация отношений между СССР и КНР начало 1980-х гг.

40. Визит М. С. Горбачева в КНР. Различные подходы к нормализации отношений. 

41. Россия и Китай в конце 1980-х – 1990-е гг.

42.  Правовое регулирование пограничного вопроса в российско-китайских отношениях. 

43. Экономическое и военное сотрудничество РФ И КНР.

44.  Перспективы и проблемы долгосрочного сотрудничества РФ и КНР.      

 

     Основная литература

1. Белов Е. Россия и Китай в начале ХХ в. Русско-китайские противоречия в 1911-1915 гг. — М., 1997.

2. Воскресенский А. Д. Китай и Россия в Евразии. Историческая динамика политических взаимовлияний. — М., 2004.

3. Кузнецов В. С. Цинская империя на рубежах Центральной Азии (Вторая половина ХУШ-первая половина Х1Х в.).- Новосибирск, 1983.

4. Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы. ХУП-ХХ век. — М., 1996.

5. Мясников В. С. Империя Цин и Русское государство в ХУП в. — М., 1980.

6. Новая история Китая /Под ред. С. Л. Тихвинского. — М., 1972.

7. Романова Г. Н. Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке. Х1Х — начало ХХ в. — М., 1987.

8. Формирование границ Китая. В. 2-х т. /Отв. Ред. М. Сладковский. — М., 1977.

9. Яковлев А. Г. Россия, Китай и мир. — М., 2002.

 

Дополнительная литература

1. Арсеньев В.К. Китайцы в Уссурийском крае. Историко-этнографический очерк / В.К. Арсеньев. — М.: Крафт +, 2004.

2. Внешняя политика государства Цин в XVII в. / отв. ред. Л.И. Думан. — М.: Наука, 1977.

3. Китай и соседи в новое и новейшее время / отв. ред. С.Л. Тихвинский. — М.: Наука, 1982.

4. Маньчжурское владычество в Китае / отв. ред. С.Л. Тихвинский. — М.: Наука, 1966.

5. Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1. — М.: Наука, 1973. 16. Ремнев А.В. Россия Дальнего Востока. Имперская география власти XIX — начала XX веков / А. В. Ремнев. — Омск, 2004.

6. Русско-китайские отношения в Х1Х веке. Т. 1. 1803-1807 /Отв. Ред. С. Л. Тихвинский, ред. В. С. Мясников. — М., 1995.

7. Русско-китайские договорно-правовые акты (1689-1916) / под ред. В. С. Мясникова. — М.: Памятники исторической мысли, 2004.

8. Русско-китайские отношения 1689-1916. Официальные документы. — М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958.  

9. Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т. 1. 1608-1683. — М.: Наука, 1969.

10. Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т. 2. 1685-1691. — М.: Наука, 1972.

11. Русско-китайские отношения в XVIII веке. Материалы и документы. Т. 1. 1700-1725. — М.: Наука, 1978.

12. Русско-китайские отношения в XVIII в. Т. 2. 1725-1727. — М.: Наука, 1990.

13. Русско-китайские отношения в XVIII в. Т. 3. 1725-1727. — М.: Наука, 1990. Программа дисциплины «Российско-китайские отношения (XVII — начало XX веков)»;

14. Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.) / М.И. Сладковский. — М.: Наука, 1974.

 

Пособия и методические указания

 

1.    Василенко И.А. Геополиика современного мира. Углубленный курс. М., Юрайт, 2013. – 420 с.

2.    Гришин Я.Я., Зайнуллин Г.Г. Российско-китайские отношения на современном этапе. Казань, 2009.

      3. Дацышен В.Г. История русско-китайских отношений (1618-1917 гг.). — Благовещенск, БГПУ, 2005. – 276 с.

     4. Демидова Н.Ф. Первые русские дипломаты в Китае / Н.Ф. Демидова, В.С. Мясникова. — М.: Наука, 1966.

      5. Евдокимова А.А. История стран Востока в новое время. – Ростов н/Д : Феникс, 2011. – 344 с.

 

Электронные ресурсы, включая доступ к базам данных  и  т.д.

 

ИВ РАН — www.ivran.ru 

ИВР РАН Санкт-Петербург — www.orientalstudies.ru    

Исламский портал — www. islam-portal.ru

МИД РФ — www.mid.ru

Российско-китайская палата — www.rus-china.com

Российская государственная библиотека www.rsl.ru 

Синология.Ру: история и культура Китая

Восточная библиотека

 

Учебно-методическая литература

1. Агеенко К. П. Бобылев П. Н. Военная помощь СССР в освободительной борьбе китайского народа. М.: Воениздат, 1975.

2. Александров В. А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.), 2-е доп. изд. Хабаровск, 1984.

3. Астафьев Е. В., Дубинский А. М. Внешняя политика и международные отношения КНР. В 2-х тт. М.: Мысль, 1974.

4. Ахмеджанов А. Возвращение Россией Кульджинского района Китаю//Ученые записки Алма-Атинского государственного педагогического института им. Абая. Серия общественнополитическая. Т. ХIV(2). Алма-Ата, 1957. 

5. Бадмаев. П. А. Россия и Китай. СПб.: Изд. Пожарова, 1990.

6. Бажанов Е. П. Советско-китайские отношения. Уроки истории и современность // Новая и новейшая история. 1989. №2. С. 23–27. №3. С. 29-41.

7. Белов Е.А. К истории русско-китайских отношений в Синьцзяне в период Синьхайской революции, 1911–1913 // Проблемы Дальнего Востока. 1995. №2. С. 85-95.

8. Белов Е.А. Россия и Китай в начале ХХ века. Русско-китайские противоречия в 1911-1915 гг. М., 1997.

9. Бескровный Л. Г., Крушанов А. И. и др. Формирование границы между Россией и Цинским Китаем. М.: АН СССР. 1970.

10. Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений (XVII – сер. XIX вв.). Хабаровск, 1986. 

11. Богатуров А. Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после Второй мировой войны (1945–1995). М.: Сюита, 1997.

12. Борисов О. Б. Колосков Б. Т. Советско-китайские отношения, 1945– 1980. М.:Мысль,1980.

13. Владимиров О. Советско-китайские отношения в 1940-80 х гг. М.: Международ. Отн.. 1984 г.

14. Воскресенский А. Д. Китай во внешнеполитической стратегии России // Свободная мысль. 1996. №1. С. 94-105.

15. Воскресенский А. Д. Китай и Россия в Евразии: Историческая динамика политических взаимовлияний. М.: Муравей, 2004. – 600 с.

16. Воскресенский А.Д. Китай и Россия: теория и история межгосударственных отношений. М: Общественный научный фонд; ООО «Издательский центр научных и учебных программ», 1999. 408 с.

17. Воскресенский А.Д. Современные концепции русско-китайских отношений и погранично-территориальных проблем. М.: Российский Научный фонд, 1994. 

18. Воскресенский А.Д. Дипломатическая история русско-китайского Санкт-Петербургского договора 1881 г. М., 1995.

19. Воскресенский А. Д. «Третий путь». Внешняя политика России на распутье // Свободная мысль. 1999.№5. С. 40–55.

20. Воскресенский А. Д. Илийский кризис и русско-китайский договор. 1879 г. // И не распалась связь времен. М.: Наука,1993.

21. Воскресенский А. Д.Царская Россия и Китай в исследованиях последних лет. М.: Инст. ДВ. 1994.

22. Галенович Ю. М. Китайское чудо или китайский тупик. М.: Муравей, 2003.

23. Галенович Ю. М. Россия – Китай. Шесть договоров. М.: Муравей, 2003.

24. Галенович Ю. М. Рубеж перед стартом: китайская проблема для России. М.:МОНФ. 1999.

25. Гельбрас В. Г. Китайская реальность России. М.: Муравей. 2001.

26. Гельбрас В. Г.Россия и Китай: Вопросы собирания геоэкономических пространств.// Полис. 1996. № 6. С. 32–54. 

27. Гончаров С.Н. Китайская средневековая дипломатия: отношения между империями Цзинь и Сун (1127-1142). — М., 1986.

28. Границы Китая: история формирования. М., 2001. Введение. С. 50-82. 

29. Гуревич Б.П. История «Илийского вопроса» и ее китайские фальсификаторы//Документы опровергают. Против фальсификации истории русско-китайских отношений. М.,1982.

30. Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в ХVII — первой половине ХIХ в. Изд. 2-е. М., 1983; 

31. Дацышен В.Г. История российско-китайских отношений в конце XIX – начале XX вв. — Красноярск, 2000. 

32. Дубинский А. М. Советско-китайские отношения в период японокитайской войны, 1937-1947. М.: Мысль. 1980.

33. Дубровская Д.В. Судьба Синьцзяна. Обретение Китаем «Новой границы» в конце ХIХ в. М., 1998. 

34. Капица М.С. КНР: три десятилетия – три политики. М.: Изд. Полит лит. 1979.

35. Кузнецов В.С. Цинская империя на рубежах Центральной Азии (вторая половина ХVIII — первая половина ХIХ в.) Новосибирск, 1980.

36. Кулик Б.Т. Советско-китайский раскол: причины и последствия. М.: Инст ДВ, 2000.

37. Ларин В. Л. Китай и дальний Восток России. Владивосток: Дальнаука. 1998. 

38. Лузянин С.Г. Россия-Монголия-Китай в первой половине ХХ в. М., 2000. 

39. Международные отношения на Дальнем Востоке. В 2-х кн. М., 1973.

40. Мировицкая Р. А. Советский Союз и стратегия Гоминьдана: 20 – 30-е гг. М.: Наука. 1990.

41. Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы. XVII– XXвв. Хабаровск, 1998.

42. Мясников В.С. Империя Цин и Русское государство в XVII в. — Хабаровск, 1987. — С.50-51. 

43. Мясников В.С. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций // Общественные науки и современность. 1996. Вопросы истории.№ 2. С. 72–82.

44. Мясников В.С. Третья дальневосточная война 1894-1895 гг. и эволюция политики России в регионе // Проблемы Дальнего Востока, 1995. — № 5. — С.84. 

45. Мясников В.С., Шепелева Н.В. Империя Цин и Россия в 17 – начале 20 вв. // Китай  и соседи в новое и новейшее время. — М., 1982. 

46. Панарин А. С. Россия в Евразии Геополитические вызовы и цивилизационные ответы // Вопросы философии. 1994. №12. С. 19–31.

47. Попов И. М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. М.: Астрель, 2004.

48. Портяков В. Я. Китайцы идут? Миграционная ситуация на Дальнем Востоке // Международная жизнь. 1996. №2. С. 80–86.

49. Портяков В. Я., Сюй Минь, Экономические реформы в СССР / России и Китае. Проблемы сопоставления и взаимовлияния / Ч.1 Восток, 1997. №5. С. 86–97. Ч. 2. №6. С. 62–76.

50. Романова Г.Н. Рука помощи. Советско-китайские экономические отношения на Дальнем Востоке в период японской оккупации Манчжурии и гражданской войны. 1939–1949 // Россия и АТР. 1995. 3№ С. 44–54. 

51. Романова Г.Н. Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке. XIX – начало XX вв. — М., 1987. 

52. Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.). М., 1974. 

53. Сладковский М.И. Отношения между Россией и Китаем  в середине XIX в. // Новая и новейшая история, 1975. — № 3. 

54. Яковлев А.Г, Россия, Китай и мир. М.: Памятники истор. мысли. 2002. 

 

Словарь терминов и сокращений

Uti possidetis – признание права владения на то, чем владеешь в данный момент  

Амбань_– китайский чиновник Ведомство иностранных дел – ведомство, которое осуществляет повседневное ведение международных сношений.

Внешние сношения – важнейшая государственная функция, осуществление которой составляет неотъемлемую прерогативу верховных органов власти.

ВСНП – Всекитайское собрание народных представителей, высший законодательный орган КНР

Высшее международное представительство – принадлежит главе государства, будь то физическое лицо, или коллектив.

Дипломатические представители – лица или группа лиц, осуществляющие связь между государствами, обладающие специальными полномочиями, правами и обязанностями.

Коллегия чужестранных дел – внешнеполитическое ведомство России середина XVIII вв.

Коу-тоу –  церемониал при китайском дворе КПК – Коммунистическая партия Китая, правящая партия в КНР.

Лифаньюань – палата по сношениям  с внешними областями Цинской империи.

Моулюе – план, стратагема.

Наблюдатели – представители государств, присутствующие на международных встречах, в которых государство не желает официально участвовать по различным обстоятельствам.

Послы со специальной миссией – послы, отправляемые в другие государства в связи с какими-либо особыми обстоятельствами.

Посольский приказ  – внешнеполитическое ведомство России середина XVI – начало XVIII вв.

Прерогативы главы государства – все присущие ему  права и также почести, которыми он пользуется в полном объеме. 

Стратагема – ретрополитологические клише, заимствованные цинскими дипломатами из древних и средневековых трактатов

Стратагемная дипломатия – жестко обозначенное соотношение государственных и общественных интересов

Структура ведомства иностранных дел – оперативные отделы и департаменты, объединяющие дела целой группы стран (Отдел Дальнего Востока)

Фанлюе – нацеленный на решение внешнеполитической задачи план, рассчитанный на длительный срок, отвечающий государственным или национальным интересам.

Цзимоу – расчет, стратагема.

Цэлюе – дипломатическая стратагема

Цяоцзи – ловкий аплан, хитроумный замысел, коварный план, хитрый расчет.


29 изобретений XIX века, которые изменили мир (продолжение) — АЗЕРТАДЖ

Баку, 5 марта, АЗЕРТАДЖ

Многие, привычные сегодня вещи, такие как велосипед, спички, швейная машинка и многие другие, имеют 200-летнюю историю. АЗЕРТАДЖ со ссылкой на solla.site продолжает список наиболее значимых и выдающихся изобретений XIX века.

12. Фотография

В XIX веке появилось еще одно изобретение, без которого сейчас, кажется, немыслимо существование. Это фотография.

Камера – обскура, ящик с отверстием в передней стенке, известна еще с давних времен. Еще китайские ученые заметили, что если комната плотно задрапирована шторами, и на шторе есть маленькое отверстие, то в яркий солнечный день на противоположной стене появляется изображение пейзажа за окном, хотя и перевернутое. Этим феноменом часто пользовались фокусники и нерадивые художники.

Но только в 1826 году француз Жозеф Ньепс нашел более практичное применение ящику, собирающему свет. На лист стекла Жозеф нанес тонкий слой асфальтового лака. Затем первую фотопластинку установили в аппарат и… Для того, чтобы получилось изображение, нужно было ждать около двадцати минут. И если для пейзажей это не считалось критичным, то желающие запечатлеть себя в вечности должны были постараться. Ведь малейшее движение приводило к испорченному, размытому кадру. Да и процесс получения изображения не походил еще на ставший привычным в двадцатом веке, а стоимость такого снимка была очень велика.

Спустя несколько лет появились более чувствительные к свету химические реактивы, теперь не нужно было сидеть, уставившись в одну точку и бояться чихнуть. В 1870-х годах появилась фотобумага, а спустя десять лет на смену тяжелым и хрупким стеклянным пластинкам пришла фотопленка.

13. Грамофон и фонограф

А вот устройство, позволяющее записывать и воспроизводить звук, появилось почти на рубеже веков. В конце ноября 1877 года изобретатель Томас Эдисон представил свое очередное изобретение. Это был ящик с пружинным механизмом внутри, длинным цилиндром, покрытым фольгой и рупором снаружи. Когда механизм был запущен, многим показалось, что произошло чудо. Из металлического раструба доносились, пусть тихо и неразборчиво, звуки детской песенки про девочку, приведшую в школу своего ягненка. Причем песенку исполнял сам изобретатель.

Вскоре Эдисон усовершенствовал сой прибор, назвав его фонографом. Вместо фольги стали использоваться цилиндрики из воска. Качество записи и воспроизведения улучшилось.

Если вместо воскового цилиндрика использовать диск из прочного материала, то громкость и длительность звучания увеличатся. Впервые диск использовал в 1887 году Эмиль Берлинер. Аппарат, названный граммофоном, завоевал большую популярность, ведь штамповать пластинки с записями оказалось намного быстрее и дешевле, чем записывать музыку на цилиндрики из мягкого воска.

А вскоре появились и первые звукозаписывающие компании. Но это уже история двадцатого века.

14. Огнестрельное оружие

Ну и конечно, технический прогресс не обошел и военных. Из наиболее значимых военных изобретений девятнадцатого века можно отметить массовый переход с дульнозарядных гладкоствольных ружей на нарезное огнестрельное оружие. Появились патроны, в которых порох и пуля составляли единое целое. На ружьях появился затвор. Теперь солдату не надо было отдельно засыпать в ствол порох, затем вставлять пыж, потом заталкивать пулю и снова пыж, орудуя при каждой операции шомполом. Скорострельность выросла в несколько раз.

Царица полей, артиллерия, тоже претерпела похожие изменения. Со второй половины девятнадцатого века стволы орудий стали нарезными, резко повысив точность и дальность стрельбы. Заряжение теперь происходило с казенной части, а вместо ядер стали использовать цилиндрические снаряды. Стволы орудий отливались теперь не из чугуна, а из более прочной стали.

Появился пироксилиновый бездымный порох, был изобретен нитроглицерин – маслянистая жидкость, взрывающаяся при небольшом толчке или ударе, а затем и динамит – всё тот – же нитроглицерин, смешанный со связующими веществами.

Девятнадцатый век подарил генералам и адмиралам первый пулемет, первую подводную лодку, морские мины, неуправляемые ракеты и бронированные стальные корабли, торпеды, солдаты получили взамен красных и синих мундиров, годных только для парадов, удобную и незаметную на поле боя форму. Для связи стал использоваться электрический телеграф, а изобретение консервов сильно упростило обеспечение армий продовольствием. Многим раненым спасла жизнь, изобретенная в 1842 году анестезия.

15. Спичка

В девятнадцатом веке было придумано очень много вещей, подчас незаметных в быту. Были изобретены спички, самая вроде бы простая и обычная вещь, но для появления этой маленькой деревянной палочки понадобились открытия химиков и конструкторов. Были созданы специальные станки для массового производства спичек.

16. Велосипед

Первым велосипедом можно считать запатентованный в 1817 году немецким профессором Карлом фон Дрез двухколесный самокат, который он называл «машиной для бега». С тех самых пор велосипед постоянно модернизируются: 1830 год — Томас МакКолл из Шотландии изобретает двухколесный велосипед; 1860 год — Пьер Мишо из Франции модернизирует велосипед, добавив к нему педали; 1870 год — Джеймс Старли из Франции создает модификацию велосипеда с большим колесом; 1885 год — Джон Кемп из Австралии делает велосипед более безопасным.

17. Стетоскоп

Вспомните поход к врачу – терапевту. Холодное прикосновение к телу металлического кругляша, команды «Дышите — не дышите». Это стетоскоп. Он появился в 1819 году из-за нежелания французского врача Рене Лаэннека приставлять ухо к телу пациента. Сначала эскулап использовал трубочки из бумаги, потом из дерева, ну а потом стетоскоп был усовершенствован, стал еще удобней, и современные приборы используют те же принципы действия, что и первые бумажные трубки.

18. Металлические перья

Девятнадцатый век принес облегчение и гусям. В 1830–х годах появились металлические перья, теперь не было нужды бегать за этими гордыми птицами, с целью одолжить перо, да и править стальные перья не было нужды. Кстати, перочинный нож использовался первоначально для постоянной заточки птичьих перьев.

19. Азбука для слепых

Будучи еще малышом, изобретатель азбуки для слепых, Луи Брайль ослеп сам. Это не помешало ему выучиться, стать педагогом, и изобрести специальный метод объемной печати, теперь буквы можно было осязать пальцами. Азбука Брайля используется и поныне, благодаря ей люди, потерявшие зрение или слепые с рождения, смогли получить знания, устроиться на интеллектуальную работу.

20. Зерноуборочный комбайн

В 1836 году на одном из бескрайних пшеничных полей Калифорнии появилась занятная конструкция. Несколько лошадей тянули повозку, которая шумела, скрипела, взвизгивала, пугала ворон и добропорядочных фермеров. На повозке вразнобой вертелись зубчатые колеса, грохотали цепи и сверкали лезвия ножей. Этот механический монстр пожирал пшеницу и выплевывал никому не нужную солому. А пшеница скапливалась во чреве чудовища. Это был первый зерноуборочный комбайн. Позднее комбайны стали еще более производительны, но и требовали всё больше тяговой силы: до сорока лошадей или волов тянули по полям механических монстров. Под конец девятнадцатого века паровая машина пришла на помощь лошадкам.

21. Швейная машинка

Первые швейные машинки тоже появились в девятнадцатом веке. Первоначальные конструкции были далеки от идеала, например, ткань нужно было подавать вертикально, а скорость подачи контролировалась вручную. Изобретатель Айзек Зингер устранил многие недостатки и вскоре основал собственное производство. Марка Singer существует и поныне.

22. Пневматические шины

Ну а еще пневматические шины, изобретенные шотландцем Джоном Данлопом, заядлым велосипедистом, хотя шинами он сначала оснастил трехколесный велосипед своего сынишки.

Да и собственно резина, производное каучука, тоже изобретение середины позапрошлого века. Сам по себе каучук при всех его достоинствах дубел в мороз и лип к рукам при жаре. Но добавление серы и сажи исправило этот недостаток.

23. Стальной плуг

В 1830 году американский кузнец – молодец Джон Дир выковал первый стальной плуг, фермеры стали больше собирать урожая, да и лошадкам стало полегче. А под маркой «John Deere» и сейчас выпускаются трактора и прочая сельхозтехника.

24. Водолазный костюм

В 1840 году рыбы и другие водные обитатели всполошились. По дну ходило страшное двуногое существо с несколькими огромными круглыми глазами. У чудовища была пара щупалец и длинная тонкая кишка, уходящая вверх. Время от времени монстр с ревом выдыхал множество воздушных пузырей. Обитатели водного мира не ведали, что стали свидетелями испытаний первого водолазного костюма.

25. Английская булавка

Даже простая английская булавка изобретена в 1849 году. Хотя её изобрел вполне американский предприимчивый инженер, и первым получил патент, но англичанин Чарльз Роулей смог раскрутить это изобретение и теперь это Английская булавка.

26. Шприц

Шприц. И он появился в девятнадцатом веке. И практически одновременно, в 1853 году два врача, шотландец Вуд и француз Праванс, создали один их самых востребованных медицинских приборов.

27. Железобетон

Француз Монье, садовник, занимался выращиванием и продажей разной экзотической растительности. Небольшие деревца он высаживал в цементные кадки. Но вот беда – кадки часто лопались. Однажды садовник связал из железных прутьев каркас и залил его цементным раствором. Кадки перестали трескаться. Так, по официальной версии, изобрели железобетон.

28. Джинсы

Совсем далекие от моды парни хотели удобную и носкую рабочую одежду, а получились джинсы, штаны из крепкой хлопчатобумажной ткани. В 1873 году на джинсы был получен патент. Особенно они приглянулись золотоискателям Калифорнии, а со временем появились в каждом платяном шкафу.

29. Маргарин

Маргарин, ставший заменителем сливочного масла, появился в семидесятых годах девятнадцатого века. В химической лаборатории удалось смешать растительный жир, воду, красители и соль в единое целое. Теперь изобретением французских химиков пользуются домохозяйки, повара и огромные транснациональные компании.

AZERTAG.AZ :29 изобретений XIX века, которые изменили мир (продолжение)

© При использовании информации гиперссылка обязательна.

При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

История особых отношений между США и Великобританией и политика США

Вид на юго-запад у нового посольства США в Лондоне в районе Найн-Элмс, через парк. Фотограф: Ричард Брайант/arcaidimages.com

Посольство США

В 2008 году Посольство приобрело участок в районе Девяти Вязов в Уондсворте, строительство которого начнется в 2013 году.  На новом здании посольства 12 января 2018 года был поднят флаг США, а новое посольство открыто для публики во вторник, 16 января, 2018.

Бывшее здание канцелярии посольства США располагалось на Гросвенор-сквер.

История особых отношений

Первая недолговечная британская колония в Вирджинии была организована в 1584 году, а постоянное английское заселение началось в 1607 году. Соединенные Штаты объявили о своей независимости от Великобритании в 1776 году. Война за независимость США закончилась в 1783 году, когда Великобритания признала независимость США. . Две страны установили дипломатические отношения в 1785 году.Соединенные Штаты разорвали отношения, когда объявили войну Соединенному Королевству во время войны 1812 года; отношения были восстановлены в 1815 году.

У Соединенных Штатов нет более близкого союзника, чем Соединенное Королевство, и британская внешняя политика делает упор на тесную координацию с Соединенными Штатами. Двустороннее сотрудничество отражает общий язык, идеалы и демократическую практику двух стран. Отношения были укреплены союзом Соединенного Королевства с Соединенными Штатами во время обеих мировых войн, в корейском конфликте, в войне в Персидском заливе, в операции «Иракская свобода» и в Афганистане, а также благодаря его роли в качестве члена-основателя Северного Организация Атлантического договора (НАТО). Соединенное Королевство и Соединенные Штаты постоянно консультируются по вопросам внешней политики и глобальным проблемам и разделяют основные цели внешней политики и политики безопасности.

Что касается Северной Ирландии, которая является частью Соединенного Королевства, группы «националистов» и «республиканцев» стремятся к объединенной Ирландии, включающей Северную Ирландию, в то время как «юнионисты» и «лоялисты» хотят, чтобы Северная Ирландия оставалась частью Соединенного Королевства. Приоритетами США по-прежнему остаются поддержка мирного процесса и делегированных политических институтов в Северной Ирландии, а также поощрение реализации резолюции США.При посредничестве S. Белфастское соглашение 1998 года, также известное как Соглашение Страстной пятницы, и Сент-Эндрюсское соглашение 2006 года.

Помощь США Соединенному Королевству

Международный фонд для Ирландии (IFI), созданный в 1986 г., обеспечивает финансирование проектов, направленных на создание межобщинного взаимодействия и экономических возможностей в Северной Ирландии (Соединенное Королевство) и приграничных округах Ирландии. С момента создания МФУ Соединенные Штаты и ЕС внесли подавляющее большинство средств, при этом Соединенные Штаты выделили более 543 миллионов долларов США за период существования МФУ.
Финансирование МФУ осуществляется через USAID. Ежегодное финансирование с 1986 финансового года доступно на следующих сайтах:

.

Двусторонние экономические отношения

Взаимная торговля и инвестиции лежат в основе нашего процветания, а наша приверженность ценностям свободного рынка способствует процветанию наших экономик. Соединенные Штаты и Великобритания являются первой и пятой по величине экономикой в ​​мире. В настоящее время мы ежегодно торгуем товарами и услугами на сумму более 260 миллиардов долларов. Мы являемся друг для друга источником прямых иностранных инвестиций номер один, а двусторонние прямые инвестиции составляют более 1 триллиона долларов.

В каждом штате США есть рабочие места, связанные с инвестициями британской компании. Более 1,2 миллиона американцев работают в британских компаниях в Соединенных Штатах, а более 1,5 миллиона британцев напрямую работают в американских фирмах. Основные статьи экспорта США в Соединенное Королевство включают самолеты, машины, финансовые и туристические услуги, а также сельскохозяйственную продукцию, такую ​​как вино и пиво.

Членство Соединенного Королевства в международных организациях

Наряду с Францией США и Великобритания входят в пятерку постоянных членов Совета Безопасности ООН (P5) и являются членами-основателями НАТО.Кроме того, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты входят в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), G-20, G-7, Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Международный валютный фонд (МВФ), Всемирную Банк и Всемирная торговая организация. Соединенное Королевство также является наблюдателем в Организации американских государств.

Флаг США поднят над новым посольством США в Лондоне, 12 января 2018 г.

Двустороннее представительство

Посол , или глава миссии, является самым высокопоставленным американским чиновником в Соединенном Королевстве. Полное название должности: «Чрезвычайный и Полномочный Посол». Это «необычно» в том смысле, что посол является личным представителем президента Соединенных Штатов при Ее Величестве Королеве. Полномочный представитель в названии указывает на полное право вести переговоры. Помимо ответственности за работу различных отделов посольства, посол координирует деятельность всех департаментов и агентств правительства Соединенных Штатов с представителями в Великобритании.

Помощником посла является заместитель начальника миссии (DCM), занимающий должность министра . DCM отвечает за повседневную работу посольства, а также берет на себя представительство на высоком уровне, переговоры, оценку и отчетность. В отсутствие посла министр становится временным поверенным в делах (временным поверенным в делах), тем самым принимая на себя все функции и обязанности посла. Нынешний временный поверенный в делах под номером — Филип Т.Рикер.

Представители Государственного департамента США и 26 других правительственных учреждений США управляют портфелями, касающимися экономических, коммерческих и сельскохозяйственных вопросов, консульских и иммиграционных вопросов, таможни, транспорта и правоохранительной деятельности, а также политических и военных отношений и связей с общественностью.

Представительство в прошлом и настоящем

В настоящее время Миссия США в Соединенном Королевстве включает в себя посольство США в Лондоне, наши генеральные консульства Великобритании в Белфасте и Эдинбурге, генеральное консульство в Гамильтоне, Бермудские острова и пост виртуального присутствия (VPP) в Кардиффе/Уэльсе.

Исторически в Соединенном Королевстве было сильное консульское присутствие. Полный список всех дипломатических и консульских постов в Великобритании курируется в Управлении историков ; с 1960-х годов оставшиеся посты консульских округов были закрыты следующим образом:

  • Консульство в Манчестере (закрыто 30 августа 1963 г.)
  • Консульство в Кардиффе (закрыто 30 августа 1963 г.)
  • Консульство Бирмингема (закрыто 31 октября 1965 г.)
  • Консульство Саутгемптона (закрыто 31 октября 1965 г.)
  • Консульство в Глазго (закрыто 31 октября 1965 г.)
  • Генеральное консульство Ливерпуля (закрыто 28 мая 1976 г. )

Помощь и услуги в Великобритании в США

Соединенное Королевство имеет посольство в США по адресу 3100 Massachusetts Ave.СЗ, Вашингтон, округ Колумбия, 20008; тел. 202-588-6500.

Послы в Великобритании и VIP-визиты

Таблица всех американских дипломатов, служивших в Соединенном Королевстве, доступна здесь.

США в Великобритании

Наша история на Гросвенор-сквер

Ресурсы и отчеты

Дополнительную информацию о Соединенном Королевстве можно получить в Государственном департаменте и других источниках, некоторые из которых перечислены здесь:


Таблица авторов   Оглавление   Вернуться на главную страницу энциклопедии

Великобритания и революции 1848 года


Среди всех европейских правительств девятнадцатого века самым либеральным было правительство Великобритании.Британская конституционная монархия долгое время резко контрастировала с автократическими системами, преобладающими на континенте. Многие европейские мыслители утверждали, что испытали влияние таких британских философов, как Джон Локк, Томас Пейн и Адам Смит. Таким образом, Великобритания служила источником вдохновения для многих поколений европейских либералов и, возможно, Ожидалось, что в 1848 году он проявит значительные симпатии к революционерам. Однако на самом деле британское правительство с тревогой относилось к революциям и делало все возможное для сохранения статус-кво. в Европе на эгоистичном основании, что так называемый континентальный баланс сил был первостепенным британским интересом.

Главными деятелями британской дипломатии в 1848 г. были премьер-министр лорд Джон Рассел и министр иностранных дел. секретарь лорда Пальмерстона. В основном они были вдохновлены глубоким страхом перед Францией и Россией, в то время наиболее опасными для Великобритании. опасные коммерческие соперники. Они стремились главным образом сдержать французские амбиции в Рейнской зоне и в Италии и остановить Экспансия России в Восточную и Центральную Европу. Оба согласились с тем, что европейскую стабильность лучше всего поддерживать за счет внутренних программы мягких реформ, и они часто (хотя и тщетно) советовали европейским правителям принимать умеренные политические конституции.

Ни Пальмерстон, ни Рассел не очень сожалели о крахе французской монархии в феврале 1848 г., поскольку они имел много разногласий с Луи-Филиппом, правившим этой страной после революции 1830 года. Но они опасались, что новая республика, первоначально возглавляемая Альфонсом де Ламартин, может стать излишне агрессивным. Пальмерстон выразил готовность признать легитимность новый режим до тех пор, пока он готов уважать существующие договоры.Как только эти заверения были даны, британское правительство просто приняло во внимание непосредственные результаты Февральской революции. в Париже как свершившийся факт .

Сложнее была политика Англии по отношению к другим потрясениям, происходившим на континенте. К началу лета во всех крупных европейских столицах, за исключением Брюсселя, произошли некоторые изменения. Лондон и Санкт-Петербург. Эти революции угрожали миру и стабильности на континенте и поэтому были противостояла Великобритания.Викторианцы по своей природе были консервативными людьми и не верили в то, что правительства могли быть распущены угрозами и насилием. Они считали, что конституции должны дароваться сверху. и не извлекается силой снизу. Отсюда их бурная реакция на чартистский вызов в 1848. Лидеры парламента подчеркивали необходимость защиты частной собственности и угрожали подавить эту демонстрация силой. Поэтому неудивительно, что, реагируя на революции на континенте, Великобритания решили сохранять нейтралитет во всех случаях и настаивать на сохранении закона и порядка.

Тем не менее в самой Британии существовала значительная симпатия к некоторым либеральным движениям на континенте. Например, либеральные националисты в Греции, Италии и Польше неизменно пользовались моральной поддержкой Британская публика. Но в 1848 году правительство было встревожено распространением революционного порыва в Италии, которое казалось предоставить Франции прекрасную возможность распространить свое влияние на северные итальянские провинции, некоторые из которая все еще входила в состав Австрийской империи. Пальмерстон давно считал, что недовольство в этих областях могло удалось успокоить разумными уступками со стороны австрийской монархии.

Пальмерстон не выступал за австрийские реформы в Италии, потому что сам был революционером. На самом деле он был противником радикализма даже дома и смотрел на континент с точки зрения прагматика. Он хотел мягких конституционных изменений в Италии, чтобы предотвратить республиканские устремления Джузеппе Мадзини и для поддержания хорошего здоровья Австрийской империи в Центральной Европе.Он рассматривал Австрию как важный элемент в континентальная система, способная служить буфером как для французских замыслов в Запад и российские амбиции на Востоке. Однако он был убежден, что австрийские владения к югу от Альп были основным источником слабости монархии Габсбургов.

Великобритания оказывала небольшую материальную поддержку итальянскому делу в 1848-49 гг., потому что не поддерживала объединенной Италии, что могло в конечном итоге создать серьезную угрозу ее значительным интересам в Средиземноморье. Она также не верила, что Италия сможет осуществить свое объединение без помощи Франции и впоследствии стать Французский спутник в очень важной стратегической зоне. Таким образом, британская политика в Италии представляла собой любопытную смесь бахвальства, посредничество и промедление в надежде разочаровать австрийцев, французов и итальянцев. Если бы Британия решила оказать материальную помощь итальянским революционерам в 1848 г., австрийцы, несомненно, были немедленно изгнаны с этого полуострова.

Следовательно, в подходе Великобритании к революциям 1848 года было много амбивалентности. С одной стороны, она была руководствовались основным убеждением, что самодержцы сами навлекли на себя свои несчастья; ею руководил глубокий страх, что потрясения отменят Венский договор 1815 года в ущерб ее интересам. Максимальное, что можно было предложить итальянским националистам в данных обстоятельствах, — дружеский нейтралитет.

Это было намного больше, чем получили венгерские революционеры в 1848-49 гг. Пальмерстон объяснил мадьяр, что он «не знал Венгрии ничего, кроме одного составных частей Австрийской империи» и поэтому не могли поддержать их претензии на независимость. Он чувствовал, что Австрия, лишенная Венгрии, не сможет выжить как великая держава. Отсюда его значительное облегчение, когда Русские войска восстановили там порядок в 1849 году. планы на Венгрию. Сын пока русские воины не медлили после выполнения своей задачи, он был доволен.

Чтобы успокоить либералов дома, Пальмерстон был готов лишь протестовать против жестокого обращения с Венгерские лидеры после революции были подавлены объединенной мощью Австрии и России. Затем он как можно демонстративнее убедил Турцию не выдавать беженцев, бежавших туда, спасаясь от гнева Австрии.

Ни одна из немецких революций не получила моральной или материальной поддержки со стороны Великобритании в 1848 году. рад видеть так много конституций, принятых в Центральной Европе, только потому, что он думал, что они могут сохранить немецкие монархии остались нетронутыми. Он был склонен рассматривать Пруссию как еще один важный буфер против Франции и России. был готов рассматривать Германию со многими княжествами, так как не думал, что британские интересы будут хорошо обслуживается слишком сильной комбинацией германских государств. Не было у него никакой уверенности и в способности немцев добиться собственного объединения. К идее немецкого национализма он в лучшем случае относился прохладно. В случае Шлезвиг-Гольштейна он полностью осудил претензии немецких либералов и сделал все возможное для сохранения статус-кво в Прибалтике.Он считал, что Дания является решающим фактором в европейской плеяде держав, и ей не должны угрожать Пруссия с перспективой расчленения.

Это было источником хронического беспокойства при дворе, где королева Виктория и принц Альберт постоянно оскорблены неуважением Пальмерстона к их немецким родственникам. Разлад между министром иностранных дел а суверен часто подрывал британскую политику в середине девятнадцатого века и ситуация была усугублялось тем, что сам кабинет редко был единым. Эти факторы сговорились, чтобы сделать британцев внешнюю политику гораздо труднее, чем обычно, анализировать.

Однако ясно, что весь британский подход к европейским революциям был амбивалентным и в высшей степени эгоистичным. Великобритания не приветствовала революционных перемен ни дома, ни на континенте и делала все возможное, чтобы сорвать чартисты, а также их европейские коллеги. Если, в конце концов, она и сыграла какую-то небольшую роль в достижении итальянского единства, то не потому, что ей не нравился этот идеал, а потому, что она по-прежнему подозрительно относилась к французам и презирала австрийцев.


Кейт А. П. Сэндифорд

Библиография

Белл, Х.К.Ф. Лорд Пальмерстон . (Лондон, 1936).

Борн, К. Внешняя политика викторианской Англии 18 30-1902 (Оксфорд, 1970).

Прест, Дж. Лорд Джон Рассел (Лондон, 1972).

Сетон-Уотсон, RW Британия в Европе, 1789-1914 (Кембридж, 1937).

Саутгейт, С. Самый английский министр: политика и политика Пальмерстона (Лондон, 1966).

Sproxton, C. Пальмерстон и Венгерская революция (Кембридж, 1919).

Темперли, Х.В.В. & Penson, LM Основы британской внешней политики 1792-1902 (Lon Дон, 1938).

Уорд, А.В. и Гуч, Г.П. Кембриджская история британской внешней политики, 1815–1866 гг. (Кембридж, 1923 г.).


Таблица авторов   Оглавление   Вернуться на главную страницу энциклопедии

jgc исправил этот файл (http://www.cats.ohiou.edu/~chastain/dh/greatbri.htm) 18 октября 2004 г.

Пожалуйста, присылайте комментарии по электронной почте o r предложения на chastain@www.cats.ohiou.edu

© 1997, 2004 Джеймс Честейн.


История политики США в отношении Гаити

Энн Кроуфорд-Робертс

В течение последних двухсот лет Соединенные Штаты играли важную роль в экономической и политической жизни Гаити, ее ближайшего соседа на юге. Отказ Соединенных Штатов признать Гаити страной в течение шестидесяти лет, торговая политика, военная оккупация и роль в изгнании Жана-Бертрана Аристида с Гаити малоизвестны американцам, но имеют большое значение для развития, а точнее, отсутствия развития в Гаити. Гаити — самая бедная страна в Западном полушарии, и ее экономическая статистика и статистика здравоохранения сопоставимы со странами Африки к югу от Сахары. Основным фактором при анализе состояния Гаити сегодня являются его отношения с Соединенными Штатами как сейчас, так и на протяжении всей истории.

Независимость Гаити, американское молчание

Гаити провозгласила свою независимость от Франции 1 января st , 1804. С 1791 по 1804 год рабы Гаити, тогда известной как французская колония Сен-Доминго, отбивались от своих французских рабовладельцев. Франция боролась за то, чтобы удержать Гаити, поскольку это была их самая богатая колония, экспортирующая сахар, индиго и кофе. В 1804 году под руководством Туссена-Лувертюра им удалось сбросить свою колониальную власть. Гаитянская революция стала важным событием в истории. Гаити стала первым современным государством, отменившим рабство, первым государством в мире, образовавшимся в результате успешного восстания низших классов (в данном случае рабов), и второй республикой в ​​Западном полушарии, отставшей всего на двадцать восемь лет от США (Рейнхардт 247).

Несмотря на это знаменательное событие, Соединенные Штаты мало что сделали для того, чтобы отреагировать на гаитянскую революцию. На самом деле его молчание очень красноречиво: оно было напугано, потому что гаитянская революция угрожала его экономическим интересам.Южные плантаторы, опасаясь восстаний собственных рабов, работали над тем, чтобы их рабы не узнали о гаитянской революции. Они также оказывали давление на правительство Соединенных Штатов, чтобы оно отказалось признать независимость Гаити, что оно и делало до 1862 года, после того как южные штаты вышли из Союза.

Некоторые утверждают, что помимо экономических мотивов американцы не признали Гаитянскую революцию, потому что они просто не могли ее понять. Представление о рабах, свергающих своих французских хозяев и управляющих нацией, было не только угрожающим, но и немыслимым, «революция черных определенно была чем-то, чего не могло быть» (Рейнхардт 250).

В то время как Соединенные Штаты отказались дипломатически признать Гаити, они продолжали торговые отношения с новой страной. До революции Соединенные Штаты были крупным торговым партнером Гаити, уступая только своей колониальной мощи Франции. На протяжении 19 го века Соединенные Штаты продолжали импортировать гаитянскую сельскохозяйственную продукцию и экспортировать свои собственные товары на Гаити, проводя неблагоприятную торговую политику для гаитян. Фактически, к середине 19 -го века Соединенные Штаты экспортировали в Гаити больше товаров, чем в любую другую страну Латинской Америки (Фармер 51).В течение 19 -го века, первого века существования Гаити как нации, Гаити было тяжело обременено, и ее развитие застопорилось; она была вынуждена отплатить Франции, чтобы получить дипломатическое признание, и была дипломатически изолирована от всех других крупных держав (см. Plummer 1992).

Гаитянская революция была значительным событием в истории Карибского бассейна, Западного полушария и мира. Однако независимость Гаити не была признана Соединенными Штатами в то время в ущерб стране и до сих пор не известна широкой публике того времени.Авторы истории находятся у власти, как это видно на примере историографии гаитянской революции (Trouillot 29).

Военная оккупация, 1915-1934 гг.

В 1915 году Корпус морской пехоты США вторгся на Гаити и оставался в стране почти двадцать лет. Номинально для поддержания мира в стране (в предыдущие пять лет было шесть президентов и беспрецедентное насилие), военные сыграли важную роль в переформировании правительства страны и формировании национальной армии.Эта национальная армия печально известна сегодня своими недемократическими переворотами и нарушениями прав человека.

Военная оккупация также предоставила Соединенным Штатам возможность укрепить свои экономические связи со страной. С конца 19 века и начала 20 века Соединенные Штаты пытались возродить меркантилизм в Карибском бассейне, уделяя большое внимание Гаити (Пламмер 12). Эта торговля имела разрушительные последствия для Гаити, поскольку Гаити показывает, как «внешняя торговля… может способствовать социально-экономическому спаду» (Пламмер 40).

Политические потрясения 1990-х и начала 2000-х годов

В декабре 1990 года на Гаити прошли первые демократические выборы после того, как насилие вокруг предыдущих выборов привело к их отмене. Жан-Бертран Аристид, католический священник, пользующийся огромной поддержкой черной бедноты страны, был избран с 67% голосов и вступил в должность 7 февраля года года 1991 года. 29 сентября года года 1991 года гаитянские военные отстранил его от должности и заставил подписать заявление об отставке.Следующие три года он провел в изгнании, вернувшись в 1994 г. и отбыв свой срок до февраля 1996 г. (см. Farmer 2006). Во время его изгнания в стране царил хаос, а следующие политические выборы не были одобрены международными избирательными комиссиями. Американские военные оккупировали Гаити с 1994 по 1997 год, чтобы «установить мир» и «восстановить демократию» (см. Ballard 1998).

В 2000 году Аристид победил на очередных президентских выборах, набрав более 92% голосов. Следующие несколько лет были отмечены насилием и политической агитацией на Гаити.28 февраля -го -го Аристид был вывезен из страны гаитянскими и американскими военными и доставлен в Южную Африку, где он до сих пор находится в изгнании (см. Farmer 2006).

Роль Соединенных Штатов в обоих переворотах против Аристида была оспорена. Аристид, среди прочих (ex. Farmer 2006), утверждает, что Соединенные Штаты были непосредственно вовлечены в его насильственное выдворение из страны в 2004 году. оба ключевых игрока в переворотах против Аристида.

Иностранная помощь

Гаити принадлежит множество рекордов: например, самая бедная нация в Западном полушарии и первая нация бывших рабов. Другой — самый высокий уровень НПО на душу населения, чем в любой другой стране. Гаити отчаянно бедна и имеет ужасную статистику здравоохранения, поэтому в некотором смысле имеет смысл, что многие негаитяне, особенно американцы, учитывая ее близость, работают в НПО в стране. Польза и вред большого числа иностранных НПО в стране исследуются в научной литературе (см., например, Schuller 2007).Одним из основных недостатков работы НПО внутри страны является то, что подавляющее большинство из них работают вне правительства, и большинство из них даже не зарегистрированы в правительстве. Обходя государство, НПО ослабляют его; Американские деньги, как от федерального правительства, так и от частных лиц, поступают в неправительственные организации, а не в правительство Гаити в целом, что еще больше затрудняет функционирование государства.

Дополнительной формой иностранной помощи была продовольственная помощь, предоставленная федеральным правительством Гаити.Эта продовольственная помощь, в значительной степени субсидируемая федеральным правительством США, чтобы принести пользу американским фермерам, наводнила рынки Гаити, снизив цены. Это, наряду с ухудшением состояния окружающей среды, вынудило многих гаитянских фермеров бросить свои фермы и переехать в Порт-о-Пренс и окружающие его трущобы.

Будущее американо-гаитянских отношений       

A   В недавней публикации Института Брукингса с рекомендациями для администрации Обамы в отношении ее политики в отношении Латинской Америки подчеркивалось, что Соединенные Штаты должны участвовать в содействии выборам и укреплении парламента и политических партий на Гаити ( Администрация Обамы и Америка 107) . Из-за недавнего разрушительного землетрясения приоритеты, безусловно, сместились с укрепления политических институтов на удовлетворение неотложных материальных потребностей и создание инфраструктуры. В связи с недавней дискуссией в Сенате о том, что Гаити становится «своего рода приемной» (сенатор Додд) или «чем-то гораздо более драконовским» (сенатор Коркер), становится ясно, что Гаити и Соединенные Штаты будут по-прежнему связаны политическими и экономическими отношениями (MacFarquahar). 1).

*****

Каталожные номера:

Примечание. Эти источники предоставили справочную информацию для этой статьи, и хотя не все из них цитируются напрямую, все они являются важными научными исследованиями и первоисточниками для понимания темы.

Баллард, Джон Р. Поддерживая демократию: военная кампания Соединенных Штатов на Гаити, 1994–1997 гг.   Лондон: Прегер, 1998 г. || Описание военной кампании на Гаити в середине 90-х годов с точки зрения американских военных.

Фермер, Пол. Использование Гаити . Мэн: Common Courage Press, 2006. || Язвительное осуждение политики США в отношении Гаити со стороны врача-антрополога, проработавшего в стране тридцать лет; представляет самопровозглашенную гаитянскую версию отношений между двумя странами.

Грин Балч, Эмили, редактор. Оккупированное Гаити . Нью-Йорк: Издательство The Writers Publishing Company, 1927. || Отчет об условиях оккупации Гаити США.

Макфаркуахар, Нил. «Гаити снова является холстом для подходов к помощи». Нью-Йорк Таймс. 30    января 2010 г. || Текущая статья об иностранной помощи Гаити после землетрясения, включающая обсуждения в Организации Объединенных Наций и Конгрессе США.

Маккроклин, Джеймс Х. Гвардия Гаити: Двадцать лет организации и обучения Корпуса морской пехоты США. Аннаполис, штат Мэриленд: Военно-морской институт, 1956 г. || Оригинальный документ Корпуса морской пехоты, описывающий формирующую роль вооруженных сил Соединенных Штатов в развитии ныне печально известной Гаитянской национальной армии.

Монтегю, Людуэлл Ли. Гаити и США, 1714-1938 гг. Дарем, Северная Каролина, Duke U. Press, 1940. || Всеобъемлющая история американо-гаитянских отношений через оккупацию.

Пламмер, Бренда Гейл. Гаити и США: психологический момент .Афины: Издательство Университета Джорджии, 1992. || Исследует переплетение истории двух стран и влияние США на плохие результаты развития Гаити.

  —. Гаити и великие державы, 1902-1915 гг. . Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 1988. || Исследует торговые отношения между Гаити и Соединенными Штатами и другими иностранными державами на рубеже 19 –90 184 веков.

Рейнхардт, Томас. «200 лет забвения: замалчивание гаитянской революции. Journal of Black Studies 35 (2005): 246–261. || Статья, посвященная историографии Гаитянской революции в Соединенных Штатах.

Шмидт, Ганс. Оккупация Гаити Соединенными Штатами, 1915-1934 гг. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Rutgers U Press, 1971. || Резкое осуждение оккупации с использованием документов морской пехоты.
Шуллер, Марк. Вторжение или вливание? Понимание роли НПО в современном Гаити . Журнал гаитянских исследований , Vol.13 № 2 2007. || Важная статья, посвященная влиянию НПО на культурную, политическую и экономическую автономию Гаити.

Администрация Обамы и Америка. Вашингтон, округ Колумбия: Brookings Institution Press, 2009. || Рекомендации для администрации Обамы по их политике в отношении Латинской Америки, включая Гаити.

Труйо, Мишель-Рольф. Замалчивание прошлого: власть и создание истории . Бостон: Beacon Press, 1995. || Историография гаитянской революции, использующая замалчивание этого события наряду с попытками немецких неонацистов скрыть Холокост, как ворота к изучению процессов, посредством которых сильные мира сего создают историю.

Интеллектуальная история и причины Французской революции | Журнал социальной истории

Аннотация

С самого начала Французской революции в 1789 году историки, политики и даже заинтересованная общественность считали, что в основе этого переворота лежат радикальные идеи. Отодвинутые на задний план социальными объяснениями, особенно в первые две трети двадцатого века, интеллектуальные отчеты снова обрели известность, поскольку недавние ученые подтвердили, что идеи имеют значение. Но какие идеи? В этом эссе основное внимание уделяется тем идеям, которые стали очевидными во время начала революции 1788–1789 годов и во время нее. В этот период новая волна исследований делает упор не на идее равенства, а на исторических правах и патриотизме. В этих отчетах идеи Просвещения о естественном праве служили основным оправданием радикализации революции в течение десятилетия. Помимо патриотизма и прав, в этом эссе также рассматриваются другие конкурирующие дискурсы, особенно те, которые бросали вызов церкви.

Многие истории Французской революции, начиная с тех, что были написаны в ту эпоху, почти аксиоматически предполагали, что «наступление» события было вызвано идеями философов. 1 По мере того как социальные и другие историки подрывали эту теорию, историки-интеллектуалы двигались в новых направлениях, особенно в направлении социальной истории идей. Наиболее заметно в 1960-х годах Роберт Дарнтон и Франсуа Фюре продемонстрировали, как подрывные (пусть даже и не революционные) идеи просачивались в политическую культуру через порнографию и пористые государственные границы. 2 Юрген Хабермас расширил это видение, утверждая, что во Франции возникла «общественная сфера», которая допускает подрывные идеи и практики в различных средах, таких как масонство, растущая периодическая печать и научные общества. 3 Тем не менее, немногие ученые заявляли о прямой связи между этими идеями и революцией.

Тем не менее научный интерес к идеям резко обострился после публикации в 1978 г. книги Франсуа Фюре « Penser la Revolution française », которая открыла новый подход к интеллектуальной истории. 4 Первая половина книги подвергла критике марксистское объяснение Революции, которое Фюре назвал «катехизисом» с классовой борьбой в его абсолютном, неизменном центре. Марксисты двадцатого века, отстаивавшие эту точку зрения, считали себя очевидными наследниками основания Французской республики, но Фюре отверг марксистскую интерпретацию как чистую выдумку.

Отбросив классовый конфликт как центральную движущую силу Революции, Фюре лаконично сформулировал свою собственную теорию о том, что даже до 1789 года монархия была беззубой. В этот вакуум власти попал «Общественный договор» Руссо , трактат настолько мощный, что его послание затмило другие идеологии и установило мощную логику — абсолютное господство народного суверенитета. Тем не менее, для активизации народного суверенитета требовался защитник, человек, который мог бы претендовать на то, чтобы воплощать волю народа. Робеспьер превосходно справился с этой ролью, но он также создал потенциал для индивидуальной тирании, гораздо более мощной, чем власть короля, чья власть была присуща его телу, но, конечно же, не представляла Францию ​​миллионов людей.Из этого рокового изъяна в конце концов последовал Комитет общественной безопасности и террора. Теория Фюре была новаторской: сводя революцию к террору и обвиняя во всем логику народного суверенитета, восходящую к Руссо, он напрямую связывал философа с революцией. Подход Фюре, направленный как на критику Революции, так и на научный подход, был более конкретным, чем те, которые более широко связывали Просвещение с Революцией.

Хотя интерпретация Фюре во многом вытеснила марксистские и более традиционные интеллектуальные интерпретации, она подверглась критике со стороны ученых, которые утверждали, что слава Руссо возникла в гораздо большей степени из его сентиментальных произведений, чем из Общественного договора .Однако совсем недавно некоторые ученые возродили влияние Руссо. 5 Тем не менее Фюре не дал никакого объяснения принятию революционерами идей Руссо, кроме политического вакуума и строгой логики, вытекающей из убеждения Руссо в том, что равенство не имеет границ. Как эти конкретные идеи могли повлиять на мышление населения?

Кейт Бейкер сформулировал параллельное, но другое объяснение принятия революционной идеологии. 6 Он выдвинул абстрактную концепцию, согласно которой каждый человек живет в среде с дискурсами — идеологическими ресурсами, — которые конкурируют за внимание.Столкнувшись с этим выбором, люди довольно бессознательно выбирают и собирают понятия, которые обеспечивают конкретные решения материальных проблем. В 1789 году, когда у правительства возникло множество проблем, элита — особенно недовольная элита — приняла три несколько несопоставимых дискурса, чтобы сформулировать свой ответ. Бейкер назвал эти три языка справедливостью (противодействие деспотизму), разумом (противодействие политическим взглядам, принятым в силу их древности) и волей (право на реализацию просвещенных концепций). Дискурс воли приближался к представлению Фюре о роли равенства и народного суверенитета.Тем не менее Бейкер отошел от понимания Фюре того, как работала эта идеология, приняв более сложное объяснение создания революционной идеологии, которое включало как случайность, так и соответствие материальным условиям. Тем не менее Фюре и Бейкер в целом согласились с важной ролью идей или, точнее, культурных изменений как логики революции. 7

Продолжение работы Кита Бейкера, в настоящее время сотрудничающего с Дэном Эдельштейном, остается весьма заметным, отчасти благодаря впечатляющему развитию Цифрового архива Стэнфорда. 8 Архитектура веб-сайта проистекает из приоритетов Эдельштейна и Бейкера, которые отражают их собственное понимание истоков Революции. Теперь, с цифровым набором инструментов двадцать первого века, Бейкер, Эдельштейн и другие в Стэнфорде наблюдают за технологами, которые могут создавать алгоритмы, которые помогают ученым обнаруживать словесные ассоциации, строительные блоки для политического дискурса, в гораздо большем масштабе, чем это было возможно. даже несколько лет назад. Еще более важную роль в расширении их взглядов на силу идей сыграла их новая книга Scripting Revolution , в предисловии которой уверенно утверждается, что революция принимает такую ​​форму только после того, как ее называют революцией.На практике эта теория подразумевает, что Французская революция на самом деле началась не после выборов и взятия Бастилии в 1789 году, а вместо этого началась позже в том же году, когда в периодическом издании Луи-Мари Прюдомма Révolutions de Paris была опубликована современная история событий. которые называли их революционерами. Хотя эссе Бейкера об использовании термина «революция» в восемнадцатом веке указывало на необходимость именования или «сценарного оформления», он отстаивал этот более сильный тезис после того, как Пьер Рета указал на эссе Прюдомма.Но то, что Рета начал в довольно малоизвестной статье (которую Бейкер тщательно признал и признал), Бейкер решительно принял и применил ко всем последующим революциям. Короче говоря, события требовали ярлыка; затем ярлык «революция» определял последующие действия. 9

Несмотря на значительные достижения Фюре и Бейкера в переосмыслении интеллектуальных истоков Революции, новая парадигма — классический республиканизм — оказала значительное влияние с 2000 г., по крайней мере, в англоязычной части области.Мне кажется, Бейкер вряд ли стал бы оспаривать это, поскольку сходство между более новым понятием и его собственными аргументами значительно. На самом деле, он и его бывший ученик Джонсон Кент Райт многое сделали для того, чтобы представить эту точку зрения для объяснения Французской революции. 10 Чего ни они, ни кто-либо еще не дали, так это стандартного определения классического республиканизма. Для целей этого эссе можно утверждать, что суть этого термина заключается в греческой и римской защите добродетели и личной свободы от империи.В восемнадцатом веке, согласно этой точке зрения, сопротивление пало на дворянство, которое, движимое честью, защищало народ, который сам был движим только интересом и в значительной степени был неспособен принять участие в этой необходимой битве.

Преобладание классического республиканизма в рассказах о событиях 1788–1789 годов привело к тому, что упор на естественные права (которые Бейкер связывает с языком «воли») был направлен на последующую радикализацию Революции. Но эти отношения так и не были окончательно урегулированы, поскольку «Общественный договор № » Руссо защищал как республиканизм, так и естественные права.Кроме того, сторонники классического республиканизма также присматривались к равенству, хотя они понимали его скорее как облагораживание всех, а не как нивелирование. Короче говоря, равенство, порожденное естественным правом, было сведено к минимуму в 1788–1789 годах. Равенство оказалось трудно последовательно приспособить, а тем более реализовать на ранней стадии революционной борьбы, движимой классическим республиканством. 11

Отдельно стоит отметить предвидение двух канонических работ предыдущего поколения ученых.Питер Гэй ясно осознавал интерес философов к древним, но сосредоточился на их взглядах, бичующих религию, в то время как «промежуточные тела» Роберта Р. Палмера конгруэнтны сопротивлению элит, хотя он явно представлял себе социальную элиту шире, чем дворянство классической республиканизм. 12

Свидетельством того, насколько широким был охват классического республиканизма в качестве объяснения революции, являются два выдающихся исследования в связанных областях фискальной политики и экономики.В книге Джона Шовлина «Политическая экономия добродетели » подробно описываются дебаты, начавшиеся в 1740-х годах между теми, кто предпочитал «добродетельных» мелких производителей более богатым паразитическим слоям общества. 13 Его исследование изображает битву между производителями с одной стороны и финансистами и финансистами с другой. Современники считали, что роскошь и прибыль получены от эксплуатации честных рабочих. Шовлин прослеживает это деление на протяжении десятилетий восемнадцатого века; хотя позиции менялись, богатые и угнетенные оставались противоположными.Конечно, автор иногда прибегает к причудливой работе ногами, поскольку некоторые виды предпринимательской деятельности, отброшенные богатыми и перенятые бедными, по-видимому, превращаются из презренных в почетные просто благодаря тому, кто выполнял работу. Он восхваляет прибыль, хорошо заработанную руками бедных, и нападает на то, что получателями становятся богатые.

Во время революционного кризиса, утверждает Шовлин, защитники крестьянства и рабочих взяли верх. Имея дело с дефицитом, их представители пришли к выводу, что частичные реформы не годятся, а проблема заключается в избытке роскоши.В центре этой атаки был Мирабо, который утверждал, что «спекуляция создает ложное богатство, которое подрывает реальные источники богатства в сельском хозяйстве и торговле». 14 Далее, Шовлин утверждает, что патриотизм повлиял и сформировал то, как простые граждане понимали политическую экономию. Хотя автор редко признает связь между патриотизмом и классическим республиканством, раскрытая им риторика четко согласуется с более широкой теорией классического республиканизма. 15

В своей ценной работе Привилегии и политика налогообложения во Франции восемнадцатого века Майкл Квасс анализирует сопротивление королевскому налогообложению, выплеснувшееся во время Старого режима и во время Революции, и прямо указывает на непосредственную актуальность классических Республиканство к дебатам.Квасс отмечает, что современный смысл классического республиканизма включал в себя короля и «представительные органы», сосуществовавшие в среде, где «бдительное» недоверие к власти и враждебность к финансам дополнялись объятиями подлинного деревенского существования, в котором царила добродетель. Бдительность была необходима, хотя и несколько бессильна против посягательств государя. Но Квасс считает, что Мирабо в длительной борьбе за этот сценарий артикулировал в 1750–1751 годах возможность сосуществования.Морально король был обязан к сдержанности. Королевское налогообложение вызвало кризисы; только прекращение произвола и его замена могут быть успешными. 16

Десятилетия спустя, по словам Квасса, Жак Неккер использовал аналогичную риторику. Введенный в правительство для решения проблемы дефицита, Неккер апеллировал к патриотизму, а не к долгу перед королем, которому он посоветовал поощрять участие общественности. Как отмечает Квасс: «Публикуя информацию о работе государства… . . и патриотизм, и общественное мнение появятся, чтобы направить нацию к реформам, стабильности и финансовой устойчивости. 17 Подобные замечания были не просто риторическим сходством с классическим республиканством, о чем свидетельствует популярная гравюра, связывающая министра и его фискальный план с античностью. Отличительными чертами этой классической аллюзии являются амуры, увенчавшие Неккера и его политику гирляндами. Центральное место в произведении занимает памятник, обозначенный как пирамида, надпись на которой указывала на то, что налоги, связанные с королем, должны быть упразднены и заменены благотворительностью, справедливостью и изобилием. 18

Хотя классические республиканские идеалы, таким образом, должны были населить экономику и фискальную политику, они были, по сравнению с риторикой политической сферы, в лучшем случае ограниченными.Провокационная книга Джея М. Смита «: Переосмысление дворянства » утверждает, что революционеры хотели, но не смогли построить республику, основанную на древних ценностях чести и добродетели. В исследовании описывается враждебность дворян к абсолютизму Людовика XIV и их стремление построить общество на патриотизме и политической добродетели. Как отмечает Смит, французы были знакомы с древними авторами, такими как Ливий, Тацит и Плутарх, а также с «идиомой «гражданского гуманизма», которая служила важным средством передачи ценностей древних республик атлантическому миру раннего Нового времени. 19 Приверженность древности питала гордость знати, но также напоминала им о семейном наследии и их несоразмерной политической и экономической власти. Этот котел дал компенсаторное объятие добродетели.

По словам Смита, повышенный интерес к добавлению равенства к набору ценностей возник в середине века. В частности, торговля, основанная на равенстве моральных и физических благ, широко считалась ценной. Публикация в 1756 году книги Габриэля-Франсуа Койера La Noblesse commerçante , которая подняла достоинство профессии купца, способствовала изменениям.Современник Пьер Жобер утверждал даже больше, утверждая, что «добродетель, доблесть, рвение к отечеству , честность, способности, талант, опыт, презрение к опасностям, честь стать мучеником за свое отечество ». . . короче говоря, личные заслуги всегда передаются в семьях по наследству». 20 Смит утверждал, что такие атрибуты были предназначены для включения простолюдинов в элиту. Античный республиканизм был социально экспансионистским. Фактически, к 1760-м годам французы обратились к облагораживанию нации.

Несмотря на все эти признаки инклюзивности, Смит также указывает, что многие дворяне были обеспокоены этим изменением. Когда революция открыла дверь к невообразимому равенству, дворяне заявили о своем различии, в частности, отказавшись удвоить число представителей простолюдинов в третьем сословии. Это действие породило ожесточенную борьбу, воодушевившую революцию. Несмотря на окончательное разрушение идеала классического республиканизма в революционной Франции, страсти, вспыхнувшие в 1788–1789 годах, обнаруживают его важность для современников и актуальность для истории.

Добавив классический республиканизм в набор инструментов для анализа, историки все еще должны учитывать влияние других идей на Революцию. Здесь пригодится Nobility Reimagined . Смит утверждает, что трещина, возникшая в результате дебатов о роли и определении дворянства, вызвала гигантский и вызывающий разногласия поворот в будущем Франции далеко за пределами революционного десятилетия. Тем не менее, он также настаивает на том, что эта борьба не была неизбежной:

Многочисленные неудачи монарха во внешней политике, кризис средств к существованию 1788–1789 годов, кредитный кризис 1780-х годов и институциональный паралич, подорвавший все усилия короля по проведению реформ, также должны быть включены в любой всеобъемлющий анализ причин краха Старого режима в 1789 году. 21

Соглашаясь с Квассом, Смит утверждает, что, в конце концов, эти события и дискурсы нельзя «легко разделить». 22 Таким образом, политика и обстоятельства привели к радикальному расколу, в котором дворянство и король оказались противниками республиканской морали. Судя по работам Шовлина, Квасса и Смита, центральная роль идей в сложных кризисах конца 1780-х годов кажется хорошо установленной. Эти ученые начали связывать классический республиканизм с действиями, предпринятыми во время этой ключевой исторической конъюнктуры.

Введенный классическим республиканизмом в меньшее пространство интеллектуального брожения, роль естественного права требует переоценки. Ученые, которые сосредотачиваются на классическом республиканизме в истоках Революции, иногда небрежными замечаниями подразумевают, что естественное право оказало большое влияние на продолжение Революции. Необходимо проделать дополнительную работу, чтобы наметить естественный закон и связать его с революционными событиями. Использование историками этих двух отдельных логик подрывает фундаментальную связность революционного мышления и, возможно, самого Просвещения.В то время как классический республиканизм основан на историческом сопротивлении центральному контролю, естественное право фокусируется на человеческом равенстве, приводя к противоречию — возможно, даже полезному, — которое до сих пор находит отклик в современной политике.

В основном за пределами политического водоворота процветали другие идеи. Особенно впечатляет исследование Даррина МакМэхона о «контрпросвещении» — группе, впитавшей в себя некоторые прогрессивные представления. 23 Еще более удивительным — как это, несомненно, было бы для Вольтера — была работа над католическим просвещением. Важные новые книги Джеффри Берсона и Ульриха Ленера возродили усилия, корни которых уходят в книгу Р. Р. Палмера «Католики и неверующие », освещающую баланс между традицией и переменами. 24 В этом ключе также важны исследования Алана Корса о католической церкви. В своей самой ранней работе о бароне д’Гольбахе Корс сосредоточился на одиночестве атеистов. Совсем недавно он выпустил две важные книги, которые недвусмысленно показали, что представления об атеизме распространены гораздо шире, чем он даже предполагал ранее.Стремясь отвергнуть атеизм, церковь расширила охват того, что она стремилась подавить. 25 Новая книга Антона Матысина о скептицизме и сомнении придерживается похожего направления. 26 Тем не менее, убедительный вывод Джона Робертсона Дело о Просвещении заключает, что Просвещение, связанное с критикой религии, было фундаментально реформистским. 27 Тем не менее, ни одна из этих книг о религиозных сомнениях не пытается напрямую связать свои темы с потрясениями 1789 года.

Кажется, ни один из этих недавних подходов не поднял важность интеллектуалов до уровня, достигнутого во время родственного Франции восстания в Северной Америке. София Розенфельд описала, как памфлет Тома Пейна Здравый смысл , подчеркивающий остроту и ценность мышления обычного человека, активизировал общественное мнение и спровоцировал Североамериканскую революцию. Ученые, в том числе и сама Розенфельд, не обнаружили подобного влияния на Французскую революцию. На самом деле контрреволюционеры использовали понятие здравого смысла, чтобы склонить народ против восстания.Сложность и абстрактность многих революционных планов дали реакционерам возможность утверждать, что здравый смысл не принимает или даже не уважает революционные цели. 28

Тем не менее, ученые, в том числе Джей Смит, отметили войну брошюр, предшествовавшую 1788–1789 гг., в которой Сийес Что такое третье сословие? был самым заметным. 29 Работа Уильяма Сьюэлла над Сийесом и работа Кеннета Маргерисона над брошюрами в целом предоставляют дополнительные доказательства важности этих текстов. 30 Несомненно, эти издания могли бы оказаться наиболее многообещающим местом для связи различных дореволюционных языков с революционными планами, проводившимися в Версале, Париже и по всей стране, хотя существует мало свидетельств того, что сельское население знало многое об этом обмене между пропагандисты. Тем не менее, этот взрыв печати может дать благодатную почву для изучения роли идей.

На многолюдную арену, посвященную интеллектуальным истокам Французской революции, вышел Джонатан Исраэль, который подходит к роли идей, постулируя прямую связь между отдельными мыслителями эпохи Просвещения и конкретными взглядами, которые будут конкурировать в Революции.Таким образом, Израиль реабилитирует старый подход, который фокусируется не на языках или предпосылках, а на людях и силе идей. Хотя его работа (пять книг общим объемом четыре тысячи страниц, опубликованных с 2001 по 2014 год) могла бы быть полезной, ее воинственность, чрезмерное внимание к аргументам и ее объем сводят на нет этот потенциальный вклад. Фактически, его корпус вызвал самые ожесточенные дебаты об интеллектуальной истории Революции в последние годы. Во многом из-за известности этих дебатов работа Израиля несколько затмила предыдущие десятилетия более трезвых, хотя и спорных исследований.По этой причине как его аргументы, так и вызванная им реакция требуют краткого обзора. 31

Чтобы установить связь между идеями и революцией, Израиль разделил философов на два лагеря. Начиная с XVII века со Спинозы, чья теория отрицала духовное и настаивала на атеизме, Израиль сосредотачивается на вере Спинозы в «монизм», согласно которому только одна субстанция (материальная, а не духовная) составляет вселенную. Философ противостоял «деистам» и другим, особенно Руссо, которые постулировали творца, сотворившего вселенную.Из этого резкого разделения Израиль выводит две отдельные логики. Деисты, верившие в Бога, считали, что мало что можно сделать, чтобы улучшить его совершенство; монисты, считая все материи равными, утверждали, что каждый может участвовать в улучшении жизни. В этом анализе атеисты становятся источником умеренной, поступательной революции, а религиозные предстают политическими фанатиками и виновниками Террора.

Исраэль представляет свой тезис настойчиво, и опровержения показали такую ​​же интенсивность.Хотя Фюре нападал на марксистов и оскорблял других, настаивая на том, что якобинская диктатура была логическим концом революции, даже революции 1789 года, Израиль предпринимает гораздо более масштабные, даже принудительные усилия, чтобы организовать революцию вокруг своего манихейского представления и опровергнуть другие интерпретации.

Шквал критики встретил работу Израиля. 32 Кент Райт, Каролина Арментерос, Кит Бейкер и Харви Чизик нашли в книге много поводов для критики и мало похвалы. Израиль, похоже, счел невозможным признать какую-либо из их критических замечаний, которые он полностью отверг.В качестве примера рассмотрим обмен между Бейкером и Израилем. Как автор культовой биографии Кондорсе, Бейкер заметил, что этот философ даже не включил Спинозу в свое повествование о человеческом прогрессе. Такой вызов связям Израиля заставил последнего снисходительно заметить, что это может быть «предположительно» правильным, но, тем не менее, два философа по-прежнему сильно разделяют цели. 33

Возможно, сопротивление Израиля критике объясняет еще более критические обзоры, которые последовали выдающимся ученым Линн Хант, Джереми Попкин и Дэвид Белл. 34 В своем обзоре Белл заметил, что «Исраэль на некоторых удивительно бесцеремонных страницах трактует . . . популярные действия почти с раздражением. . . . Он не интересуется культурой простых людей». Нежелание Израиля участвовать в работе других ученых задело Линн Хант, которая высмеяла его односторонние отчеты: «Палитра Израиля слишком черно-белая для… . . тонкости. Он всегда прав, как и его герои». 35

Несмотря на все свои недостатки, работа Израиля действительно предлагает ценность в изучении идей отдельных интеллектуальных предшественников Французской революции.Хотя немногие последуют его точному пути, внимание к использованию идей, от греков до физиократов, могло бы помочь осветить интеллектуальную историю революционного водоворота. С таким более узким фокусом ученые могли бы дополнить взаимодействие дискурсов и встроенных предпосылок, наблюдая за идеями, работающими среди интеллектуалов.

© Автор(ы), 2018. Опубликовано Oxford University Press. Все права защищены. Для разрешения, пожалуйста, по электронной почте: журналы.разрешения@oup.com

Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение↑

Большинство учебников сходятся во мнении, что империалистическая напряженность за два десятилетия до 1914 года способствовала дипломатической констелляции июльского кризиса. Однако степень ответственности европейского империализма за развязывание Первой мировой войны является одновременно открытым и спорным вопросом. При рассмотрении этого вопроса в данной статье ставится цель не дать обзор истории империализма и колониализма, а сосредоточить внимание на аспектах, которые могли ухудшить отношения между великими державами и привести к Великой войне. В статье различают несколько уровней анализа. Первая часть посвящена европейским империалистическим культурам и отношениям до Первой мировой войны; во второй части более подробно рассматривается экономический и финансовый империализм с упором на англо-германские отношения, имевшие решающее значение в довоенную эпоху; а в третьей части анализируется дипломатия великих европейских держав с точки зрения империалистических концепций и идей.

Империалистические культуры и взгляды ↑

Европейская экспансия началась в период раннего Нового времени, но большинство историков сходятся во мнении, что в конце XIX века появились новые формы империализма.В период с начала 1880-х по 1914 год карта мира была перерисована, особенно в Африке. С образованием Германии и Италии на сцене появились две довольно агрессивные и честолюбивые новые державы. На рубеже веков два неевропейских государства — Япония и США — также стали имперскими державами. Япония успешно воевала против Китая (1894/95) и России (1904/05). Как региональная великая держава, Япония основала колонии в Корее и в Тихом океане. После победы в испано-американской войне Соединенные Штаты завоевали собственную колониальную империю в Восточной Азии (Филиппины), оккупировали Гавайи и установили неформальную зону влияния в Карибском бассейне.Огромный прогресс в средствах связи (железные дороги, трансокеанские телеграфные линии, пароходы), вторая промышленная революция (сталь, электричество, энергетика, химия) и технический прогресс в оружейных технологиях (современная артиллерия, пушки Максима или пулеметы) позволили Европейцы и североамериканцы оккупировали и контролировали территории и государства, которые были либо неизвестны (Внутренние районы Африки), либо даже считались культурно превосходящими (например, Китай) за несколько десятилетий до Первой мировой войны. Причины ускорения европейской экспансии во второй половине XIX в. [1]

Технический прогресс после 1870-х годов привел к появлению новых взглядов в ряде европейских стран, в то время как важные социальные группы требовали более агрессивной экспансии за пределы Европы. За исключением русских, правящие либеральные и консервативные элиты все больше подвергались влиянию расплывчатых форм социал-дарвинизма. Многие государственные деятели до 1914 г. были убеждены, что концепция борьбы за существование справедлива и во внешней политике. Империи и национальные государства рассматривались как образования, которые могут возникать и падать.Согласно принципу социал-дарвинизма, выживут только сильнейшие государства. Поэтому колониальная экспансия рассматривалась как предварительное условие для получения доступа к необходимым ресурсам. Непосредственное влияние на это империалистическое настроение оказала идея «выживания сильнейших». Современный социальный дарвинизм в двух словах объяснил консервативный премьер-министр Великобритании лорд Роберт А. Солсбери (1830-1903) в знаменитой речи 1898 года: «Можно грубо разделить нации мира на живых и умирающих. [2] В своей знаменитой инаугурационной лекции во Фрайбурге немецкий социолог Макс Вебер (1864-1920) сказал, что основание Германской империи в 1871 году было бы только шалостью, если бы оно не привело к дальнейшей колониальной экспансии и участия Германии в мировой политике. [3]

Эта вера в то, что в области международных отношений выживает сильнейший, не обязательно была расистской, поскольку, согласно этой точке зрения, борьба за существование была действительна и для конкуренции между «белыми» европейскими нациями.Однако эта концепция часто имела расистский подтекст, особенно если небелые или неевропейские цивилизации соперничали с европейскими имперскими державами. Этот факт может объяснить популярность концепции: империалисты и националисты из довольно разных политических лагерей могли сойтись во мнении о необходимости расширения. В большинстве империалистических держав (Британии, Франции, Германии и Италии) элиты разного происхождения были убеждены, что только расширяющиеся страны с колониями или неформальными сферами влияния смогут выжить в будущем.Считалось само собой разумеющимся, что существовала иерархия цивилизаций, во главе которой стояли промышленно развитые европейские страны и Соединенные Штаты. Единственным небелым исключением была Япония, сумевшая стать «цивилизованным» и милитаризованным государством благодаря реформе Мэйдзи после 1868 года. Несмотря на соперничество между державами, в крупных конфликтах европейцы все же могли рассчитывать на «белую» солидарность. В 1900 году во время восстания боксеров в Китае все имперские соревнования были приостановлены. Столкнувшись с внеевропейским врагом, имперские державы беспрецедентным образом объединились и отправили армию, которая подавила восстание.

Социал-дарвинистские культуры империализма коренились в различных национальных и социальных традициях. Проколониальные движения использовали множество аргументов для продвижения национальной экспансии. Колонии считались необходимыми, потому что они давали доступ к сырью и могли служить выходом для отечественной промышленности, аргументы, которые использовались особенно во время экономических кризисов. Другие мотивы расширения заморских империй основывались на более традиционных формах национализма: колонии рассматривались как объекты национального престижа.Особенно в случае Италии и Германии историки обсуждали значение социального империализма, идею о том, что имперская экспансия служила средством решения внутренних и социальных проблем и объединения нации. Даже если это было не единственной причиной немецкого империализма и колониализма, канцлер Бернхард фон Бюлов (1849-1929) успешно использовал социал-империалистические аргументы для интеграции либералов и католической партии Центра в авторитарное немецкое государство на рубеже веков.До 1870-х годов Британская империя в основном основывалась на торговле. Британская экономическая элита разработала мировоззрение, которое называют джентльменским капитализмом. [4] Однако после Великого мятежа в Индии среди британской общественности возникла растущая критика. Именно консервативный премьер-министр Бенджамин Дизраэли (1804-1881) успешно использовал социал-империалистические аргументы. В своей знаменитой речи в Хрустальном дворце 24 июня 1872 года Дизраэли прославлял Британскую империю как источник престижа и защищал ее от критики.Он обвинил либералов в том, что они подрывают империю, думая исключительно с финансовой и материальной точек зрения и забывая о таких вопросах, как величие, гордость и уважение к миру. [5]

Во многих случаях христианские миссионеры также поддерживали империалистические идеи и колониальную экспансию. В целом миссионеры были двуличными. С одной стороны, они проповедовали Евангелие и пытались защитить коренное население от жестокостей, совершаемых колониальными властями и завоевателями.Многие скандалы о подавлении, жестоком обращении или резне коренного населения в колониях получили огласку в Европе, потому что миссионеры использовали свои контакты в прессе и с отдельными членами парламентов. С другой стороны, миссии и миссионеры часто приветствовали колониальную оккупацию, поскольку защита со стороны колониальных военных властей была единственным способом добраться до неизвестных и часто опасных регионов во внутренних районах Африки, таких как Конго. [6]

Европейская экспансия часто оправдывалась идеей так называемой «цивилизаторской миссии».В некоторых случаях это была чисто циничная колониальная пропаганда, но эта концепция также служила мощной идеологической основой для провозглашения не только европейского технического и военного превосходства, но и культурного превосходства. Во Франции « Mission Civilisatrice » стала официальной колониальной идеологией Третьей республики после 1871 года. В Германии этот термин не использовался, а вместо этого немцы говорили о «культурной работе за границей». В англо-саксонских странах была чрезвычайно популярна идея цивилизаторской миссии, воплощенная в известном стихотворении Редьярда Киплинга (1865-1936) о «бремени белого человека».Судьбой белых рас было поднять человечество и нести свет цивилизации даже в самые темные уголки мира. [7]

Общественное мнение создало проимпериалистические настроения, которые способствовали ухудшению отношений между великими державами до 1914 года. Сильные и эффективные группы колониального давления настаивали на колониальной и неформальной империалистической экспансии. Некоторые примеры показывают, как правительства, как демократически избранные, так и не избранные, теряли пространство для дипломатического маневра из-за общественного несогласия с определенными убеждениями.Важную роль проколониальных групп давления можно увидеть уже в Гельголандско-Занзибарском договоре 1890 года. С точки зрения Германии, это англо-германское соглашение было успешным; Германия приобрела остров Гельголанд, имевший огромное стратегическое значение, в обмен на африканский остров Занзибар, который она почти не контролировала. Однако этот договор вызвал общественный протест в Германии и привел к созданию Пангерманской лиги ( Alldeutscher Verband ), которая позже стала небольшой, но очень влиятельной проколониальной и гипернационалистической группой давления.Пангерманцы играли как разрушительную, так и решающую роль во внутренней политике. Многие члены происходили из интеллектуальной буржуазии и правых либеральных элит: многие профессора, учителя, интеллектуалы и журналисты присоединились к лиге или сочувствовали ей. На рубеже веков пангерманцы взяли на себя антисемитские и гипернационалистические аргументы и стали своего рода интеллектуальным центром расистских, империалистических и националистических идей. [8]

Сегодня историки сходятся во мнении, что знаменитая телеграмма Крюгера, отправленная Вильгельмом II, германским императором (1859-1941) президенту Южно-Африканской Республики после провала британского рейда Джеймсона в 1895 году, была серьезной дипломатической ошибкой.Немецкий император отказался от своего нейтралитета и символически присоединился к бурам против британской Южной Африки, когда в этом не было необходимости. Однако немецкая общественность приветствовала этот шаг. Во время англо-бурской войны (1899-1902) британские журналисты и ура-патриотическая пресса, впоследствии классифицированная как «страшилки», [9] создавали не только агрессивные антибурские настроения в Британии, но и нападали как на германское правительство и немецкий народ из-за их предполагаемой поддержки бурских республик.Точно так же несколько сильных антибританских пропагандистских кампаний вызвали массовую поддержку борьбы буров за свободу среди немецкой общественности, используя антибританскую пропаганду и сравнивая борьбу с борьбой Давида и Голиафа. В то же время ни немецкое, ни британское правительство не были заинтересованы в ухудшении двусторонних дипломатических отношений из-за бурского вопроса. Однако оба правительства столкнулись с огромными трудностями, пытаясь успокоить прессу в своих странах.

Подобные проблемы неоднократно возникали в течение десятилетия до 1914 года. План англо-германского сотрудничества на Багдадской железной дороге провалился в 1903 году, потому что националистическая британская пресса инициировала энергичную кампанию против идеи, что британские банкиры и британские деньги должны участвовать в «немецком» деле. имперское предприятие. Хотя британское правительство выступало за компромиссное решение, британская поддержка железной дороги в Османской империи стала невозможной из-за общественного протеста против нее.Аргументы против британского участия вскоре были приняты несколькими членами парламента. Империалистические «места» в Китае пытались воздействовать и на английскую прессу. Доктор Джордж Эрнест Моррисон (1862-1920), корреспондент The Times в Пекине, инициировал антигерманские кампании в прессе и даже требовал превентивной войны против Германии в 1909 году из-за неформального германского империализма в Китае. Он был убежден, что крупная европейская война с Германией как главным агрессором неизбежна, что бы ни делало британское правительство для умиротворения Берлина.В Италии, начиная с 1890-х годов, общественное мнение также способствовало созданию проимпериалистических и экспансионистских настроений. Либеральная партия до сих пор не смогла сформировать однородное национальное государство, хотя объединение страны уже началось в 1860-х годах. Создание итальянской империи в Африке казалось средством как отвлечь критиков дома от обсуждения внутренних проблем, так и создать объединяющее чувство. Однако это не удалось, когда итальянская колониальная армия потерпела катастрофическое и унизительное поражение от независимого государства Эфиопия в 1896 году.Надежда на реванш за «позор» Адовы в сочетании с неспособностью либералов найти решение давних разногласий между северными и южными регионами Италии (« risorgimento ») способствовали ее агрессивной внешней политике в 1911 г. военное нападение на Ливию, до этого формально входившую в состав Османской империи.

Экономический и финансовый империализм ↑

Согласно Полу Кеннеди, экономический империализм и англо-германское торговое соперничество были решающими факторами, приведшими к возникновению англо-германского антагонизма, который способствовал началу Первой мировой войны. [10] К концу эпохи Бисмарка высокие немецкие тарифы и растущий протекционизм уже вытеснили многие британские товары с немецкого рынка. Однако, несмотря на точный анализ торговли Кеннеди, этот тезис основан на чрезмерном упрощении сложных отношений. Нужно различать объективные цифры, с одной стороны, и воспринимаемую ситуацию, с другой. В относительном выражении за два десятилетия до 1914 года можно говорить об упадке британской экономики и подъеме экономики Германии.В 1910 году доля Германии в мировых производственных мощностях уже превышала долю Великобритании. Для британских социал-дарвинистов и националистов это развитие было равнозначно упадку. Однако эта точка зрения не отражала реальности экономического развития. Германия оставалась важным рынком сбыта для британских товаров и наоборот. В 1913 году Германия фактически была вторым по величине рынком для британского экспорта и реэкспорта. Даже если торговое соперничество было проблемой для отдельных фирм, его драматизация происходила в основном из-за прессы, которая объясняла относительный упадок Британии такими понятиями, как «недобросовестная конкуренция».Немецкие и британские торговцы и банкиры, особенно в имперских делах, часто сотрудничали весьма успешно; в то же время немецким банкам приходилось конкурировать с другими немецкими фирмами, а британским банкам приходилось иметь дело с британской конкуренцией.

В отличие от британских или французских колоний, Германская колониальная империя не имела экономического значения для метрополии. Это также не имело большого значения для роста напряженности между великими европейскими державами перед Первой мировой войной. Для зарубежной экспансии европейских государств в течение десятилетий до 1914 года неформальный империализм и непрямое правление часто были гораздо важнее формального колониализма, как обсуждалось во время знаменитого спора между Робинсоном и Галлахером. [11] Экономическая экспансия европейских фирм, банков и торговцев, иногда открыто поддерживаемая «своими» соответствующими правительствами, создала сферы влияния, которые впоследствии могли стать сферами международной и империалистической конкуренции. Однако, даже если государства и правительства пытались контролировать эту форму экономической экспансии и надеялись использовать ее в связи с «национальными» политическими целями, экономический и финансовый империализм очень часто оставался многонациональным проектом. Было бы неправильно полагать, что «английские», «французские» или «немецкие» предприятия всегда действовали в интересах своих правительств.В неоранкеанской терминологии, используемой как современными дипломатами, так и дипломатическими историками, государства выступали в качестве субъектов, и, следовательно, экономика была национализирована. Однако экономический империализм следовал своим собственным правилам, которые в некоторых случаях соответствовали соответствующим национальным политическим интересам, но не обязательно.

Сложные дипломатические и политические проблемы, вызванные экономической экспансией, иллюстрируются на примере знаменитого проекта Багдадской железной дороги. С конца 1880-х годов немецкие банки, особенно Deutsche Bank, принимали активное участие в турецких делах и финансировали несколько турецких железнодорожных предприятий.На рубеже веков положение немецких фирм было настолько сильным, что некоторые регионы Турции можно было отнести к частям немецкой экономической неформальной империи. Правительство Османской империи пыталось убедить немецких банкиров продлить уже существующие железнодорожные линии до Багдада и Персидского залива, в основном по стратегическим причинам. Однако, как упоминалось выше, в 1903 году эти идеи встретили сопротивление британцев, поскольку эта линия была бы кратчайшим путем в Индию и контролировалась бы немецкими фирмами.В то же время немецкая общественность обнаружила проект и начала его «национализировать». Однако, несмотря на то, что и немецкое общественное мнение, и правительство Германии поддерживали эту «немецкую» железнодорожную линию, она оставалась многонациональным предприятием: более трети капитала поступило от французских инвесторов и французских банкиров, хотя французское правительство открыто выступало против проект. До 1914 года финансовый империализм очень часто оставался многонациональным, несмотря на попытки правительства его национализировать.Банки рассматривали эти проекты как коммерческие возможности и не заботились о национальном престиже. Многие правительства даже не были проинформированы о деятельности «своих» банков, хотя в целом осознавали, что многие фирмы не преследуют соответствующих «национальных» целей, а в основном заинтересованы в зарабатывании денег. [12]

Если сравнивать политический империализм с экономическим/финансовым, следует провести еще одно общее различие. Правительства действовали в рамках национального государства или империи и часто пытались способствовать национальной экспансии.Однако многонациональные фирмы и банки столкнулись с проблемой экономической глобализации и должны были действовать на международном уровне, если они хотели расширяться за границу. До 1914 года Лондон оставался финансовым расчетным центром мира, а Лондонская фондовая биржа была важнейшим местом для всех видов операций. Золотой стандарт гарантировал стабильные обменные курсы, а на международном уровне фунт стерлингов был наиболее приемлемой валютой для переводных векселей. В частной жизни банкир или торговец мог быть ярым националистом, но если он хотел зарабатывать деньги, он должен был действовать на международном уровне.Не только в Индии, но и во многих других регионах мира, таких как Китай, Южная Африка, Египет и некоторые страны Латинской Америки, торговые банкиры и торговцы из разных стран могли инвестировать и зарабатывать деньги, потому что Британская империя и Британская империя военно-морской флот прямо и косвенно гарантировал стабильные отношения и сохранял так называемые «западные» либеральные нормы и законы.

В некоторых случаях экономические инвестиции могли спровоцировать имперские конфликты. Правительства могли требовать защиты или защиты инвестиций, которым угрожало местное государство или имперский конкурент.Примеры включают банкротства Египта (1876 г.) и Османской империи (1875 г.) и долговой кризис Венесуэлы, начавшийся в конце 19 го века. После распада государственных финансов в Египте и Турции частные комитеты банкиров основали новые учреждения ( Caisse de la Dette Publique Égyptienne, Caisse de la Dette Publique Ottomane ), которые взяли под свой контроль налоговые поступления. В результате государства потеряли значительную часть своего суверенитета, а иностранные банки контролировали государственный бюджет.Для европейских фирм эта классическая форма финансового империализма была гораздо более эффективной, чем прямое правление. В то же время за кулисами европейские правительства пытались воздействовать на «свои» комитеты и банкиров. В течение 1870-х и 1880-х годов в Египте несколько споров между французами и британцами вызвали напряженность. Для британцев поддержка Германии имела решающее значение. Венесуэльский долговой кризис 1902/03 г. привел к серьезной напряженности в отношениях между некоторыми европейскими государствами, особенно Германией и Соединенными Штатами. После внутренних восстаний и гражданской войны венесуэльское правительство не смогло выплатить свои внешние долги.Британско-немецко-итальянская военно-морская блокада усилилась, поскольку немецкие крейсера спровоцировали стычки. Эти военные события встревожили США, опасавшиеся нарушения доктрины Монро.

Однако, даже если неформальный и финансовый империализм способствовал ухудшению отношений между отдельными государствами во время этой первой волны глобализации между 1880-ми и 1914 годами, в этот период также были созданы тесные экономические связи и глобальные финансовые сети. [13] Из-за сочетания сотрудничества и конкуренции между многонациональными фирмами некоторые современные комментаторы считали, что крупная война в Европе невозможна, утверждая, что экономическая глобализация гарантирует мир.Они были убеждены, что страны не рискнут разрушать глобальную экономическую систему. Они твердо верили, что разрушение тесных связей в финансах и торговле, которое станет результатом большой войны между европейскими державами, приведет к глобальной экономической катастрофе. Как показала Первая мировая война, это мнение было правильным.

Между 1912 и 1914 годами британское правительство пыталось улучшить англо-германские отношения посредством экономического империализма. Возможно, что англичане пытались умиротворить агрессивный империализм Германии, предложив ему колониальные приобретения в Африке.После провала знаменитой Холдейнской миссии в 1912 году британские государственные деятели искали цели за пределами Европы, для которых можно было найти компромиссные решения с Германией. Чрезвычайно трудные переговоры о Багдадской железной дороге были успешно завершены весной 1914 года. Кроме того, в договоре 1913 года о разделе португальских колоний британцы согласились с огромными немецкими колониальными приобретениями в Африке за счет своего традиционного союзника Португалии. В том же году немецкие банки и фирмы создали экономические зоны интересов (используя железнодорожные проекты и чартерные компании) на юге Анголы и на севере Мозамбика.К лету 1914 года в экономическом отношении оба региона были прочно в руках немцев и могли быть аннексированы под предлогом нарушения интересов Германии португальскими властями. Этот пример показывает, что и Африка, и более мелкие европейские государства, такие как Португалия, были просто пешками для европейских великих держав. В то же время экономический империализм можно было использовать как средство разрядки политической напряженности.

Даже если в некоторых случаях существовало сильное британо-германское торговое соперничество, реакция ведущих банкиров и экономистов, заинтересованных в имперских проектах, показывала, что они не заинтересованы в войне друг с другом.Карл Хелфферих (1872–1924) был одним из самых националистически настроенных немецких банкиров и в качестве директора Deutsche Bank отвечал за Багдадскую железную дорогу. Когда он услышал известие об объявлении Великобританией войны в августе 1914 г., он с тревогой отреагировал: «… в результате останутся руины». [14]  Чарльз Аддис (1861–1945), глава Гонконгской и Шанхайской банковской корпорации, которая часто сотрудничала с немецкими фирмами в Китае, также не проявлял энтузиазма в отношении войны. После беседы с сэром Эдвардом Греем (1862–1933), министром иностранных дел Великобритании, он писал: «Да, нам приходилось воевать, но какая ненавистная необходимость.Я полагаю, Германия, наш лучший клиент, будет побеждена. И что тогда? [15]

Империализм, дипломатия и «Концерт Европы»↑

Третья часть этой статьи посвящена дипломатии и империализму. И современники, и историки дипломатических отношений использовали термин «Концерт Европы». Этот термин остается популярным, но вводит в заблуждение. Европейский оркестр играл без дирижера и без четко принятых норм международного права. Если и существовало что-то похожее на систему, то оно было организовано и удерживалось правительствами великих держав, которые преследовали свои собственные интересы и ревниво препятствовали тому, чтобы другие государства стали слишком сильными или заняли гегемонистское положение.С момента окончания наполеоновских войн споры по колониальным или имперским вопросам не обострялись до такой степени, что миру в Европе угрожала опасность. Во многом это было связано с тем, что конфликты не затрагивали интересы, которые европейские державы считали жизненно важными. Несколько исключений, таких как Фашодский кризис 1898 года, который едва не привел к войне между Францией и Великобританией, и Второй марокканский кризис, который будет обсуждаться позже, подтверждают правило. Однако споры на так называемой периферии могли сильно повлиять на конкуренцию между великими державами в Европе и привести к пересмотру их интересов в Европе.

Причины ускорения европейской экспансии в 1880-х годах все еще обсуждаются, но эта статья посвящена дипломатическим процессам и последствиям имперской экспансии. Кристофер Бейли коснулся аспектов «нового империализма». [16] Воодушевленная влиятельными региональными группами давления, в 1881 году Франция оккупировала Тунис. Этот неожиданный шаг привел к серьезной напряженности в отношениях с Италией, которая также была заинтересована в этой территории. Французская аннексия имела прямые последствия для европейской системы; Опасаясь дальнейших французских агрессий, итальянское правительство присоединилось к германо-австро-венгерскому военно-оборонительному союзу.В следующем году, после националистических восстаний, британский флот атаковал Александрию. Суэцкий канал был кратчайшим путем между Европой и Индией, и британское правительство считало контроль над ним жизненно важным. Хотя формально Египет оставался в составе Османской империи, реальную власть в стране осуществлял генеральный консул Великобритании Эвелин Бэринг, граф Кромер (1841-1917), а ключевые посты в правительстве занимали британские чиновники. Борьба за Африку достигла апогея, когда в 1884/85 году Германия неожиданно приобрела несколько колоний в Африке.С точки зрения сегодняшнего дня примечательно, что, несмотря на быструю экспансию, продолжающуюся напряженность и постоянную конкуренцию между державами, среди европейских государств не возникло воинственных настроений. Почти все великие державы (за исключением Австро-Венгрии и России) и даже одна небольшая европейская страна (Бельгия) были заинтересованы в приобретении территорий в Африке. Однако их правительства быстро осознали, что борьба за Африку может иметь нежелательные дипломатические последствия в Европе.

Принцип Отто фон Бисмарка (1815-1898) заключался в том, чтобы поддерживать хорошие дипломатические отношения с Великобританией, поскольку хорошие англо-германские отношения имели решающее значение для поддержания мира в Европе. Действительно, до начала века не произошло ни одного империалистического кризиса, который привел бы к серьезной или длительной напряженности между Лондоном и Берлином. К 1877 году (Киссинджер Диктат ) Бисмарк сформулировал основные идеи своей внешней политики. Он считал необходимым продвигать и поддерживать агрессивные тенденции среди европейских великих держав, но эти тенденции должны быть направлены на периферию.Следовательно, в начале 1880-х годов немецкие дипломаты поощряли экспансию французского правительства в Африке, надеясь на конфликты между французами, итальянцами и англичанами. Несколько раз Бисмарк способствовал русской или английской экспансии, зная, что нейтралитет Германии принесет определенные преимущества, если только она не будет действовать агрессивно на империалистической арене.

В 1885 году в Берлине состоялась Западноафриканская конференция. Его целью было держать конфликты, возникающие в результате борьбы за Африку, под контролем великих держав.В ходе этой конференции участники установили определенные правила для будущего расширения. [17] Последствия для коренных африканцев не учитывались; в начале встречи лишь британский посол кратко упомянул об особой европейской ответственности. Африка была объявлена ​​« terra nullius », т. е. европейцы согласились с тем, что африканского правления не существует в том смысле, в каком существовал европейский суверенитет. Введено понятие эффективного контроля. Это означало, что уже недостаточно было просто водрузить флаг где-нибудь на африканской земле; скорее, должны были быть созданы видимые учреждения, такие как полицейские участки, торговые посты или миссии.Результатом стало огромное ускорение европейской колониальной экспансии и субимпериализма. Даже бесполезные для европейских государств территории быстро оккупировались из-за боязни, что их захватит другая страна. Бассейн Конго стал зоной свободной торговли под защитой Леопольда II, короля Бельгии (1835-1909), который установил один из самых жестоких и репрессивных колониальных режимов, когда-либо существовавших в Африке.

Когда Лео фон Каприви (1831-1899) стал рейхсканцлером в 1890 году, берлинское правительство вернулось к строго антиимпериалистической политике.Точный и краткий анализ немецких торговых отношений и капиталовложений во всем мире показал, что Германия уже была страной, ориентированной на экспорт, и что сила Германии будет расти, даже если экспорт будет стимулироваться активной внешней политикой. Следовательно, Каприви инициировал политику свободной торговли. Договоры, включающие пункт о наибольшем благоприятствовании, подписывались с растущим числом стран. [18] В крупном конфликте британскому флоту было бы легко разрезать связи Германии с неевропейским миром.Каприви снова нашел простое решение: безопасность Германии была гарантирована до тех пор, пока англо-германские отношения оставались хорошими и немецкая армия могла сдерживать любого континентального конкурента. Следовательно, Каприви не был заинтересован в имперской экспансии или приобретении колоний, что только создавало бы проблемы. До 1894 года внешняя политика Германии оставалась строго континентальной.

После падения Каприви в 1894 году немецкая политика постепенно менялась в сторону активной империалистической политики, характеризуемой терминами навализм и «мировая политика» (« Weltpolitik »).В ходе нескольких перестановок в кабинете министров все больше и больше политиков, выступавших за экспансионистскую политику, достигали руководящих должностей в государственной бюрократии. Адмирал Альфред фон Тирпиц (1849-1930) провозгласил необходимость создания сильного боевого флота. Подобно адмиралу Альфреду Тайеру Махану (1840–1914) в США и Jeune École (Молодая школа) во Франции, Тирпиц использовал множество аргументов, чтобы убедить как парламент, так и общественность в том, что военно-морской флот необходим, чтобы избежать упадка. Эта масштабная и успешная пропагандистская кампания боевого флота имела ряд последствий: историкам платили за публикации о морской мощи в истории; матросское платье стало популярным среди школьников; и карьера на флоте стала привлекательной для молодых людей из буржуазии, которым было трудно достичь более высоких офицерских званий в армии, где все еще преобладала аристократия.Министерство также косвенно продвигало Военно-морскую лигу (« Flottenverein »), которая в последующие годы стала одной из сильнейших групп внутреннего давления. Император Вильгельм II, который с юности увлекался военно-морским флотом, также открыто поддерживал «Тирпиц», и из программ вооружений вырос мощный военно-промышленный комплекс (Крупп).

Англо-германская военно-морская гонка стала одним из решающих факторов на извилистом пути к Первой мировой войне. Немецкий боевой флот не смог защитить интересы Германии за границей, поскольку был построен только для того, чтобы остановить Великобританию.Стратегическая идея этого флота была описана термином «флот риска», то есть флот должен быть в состоянии удержать Великобританию от нападения на Германию. Немецкие адмиралы осознавали тот факт, что полная победа в морском сражении будет невозможна, но поскольку англо-германская война будет слишком рискованной для Великобритании, она будет вынуждена поддерживать хорошие отношения с Германией и предоставлять колониальные компенсации. Таким образом, военно-морской флот был построен для оказания давления на Великобританию. Рольф Хобсон подробно проанализировал главную стратегическую ошибку Германии, утверждая, что линейный флот был построен для большого морского сражения, но не в состоянии заставить Англию вести такое сражение и бесполезен против блокады. [19] Это также не остановило Великобританию, а вместо этого привело в движение гонку вооружений, ухудшившую англо-германские отношения. Это также вынудило британское правительство уменьшить колониальное соперничество в других местах, например, урегулировав разногласия с Францией. Это, в свою очередь, привело к более теплым отношениям между двумя странами и подготовило почву для будущего Кордиального согласия.

В 1897 году в связи с решением о строительстве боевого флота новый канцлер Бернхард фон Бюлов произнес знаменитую речь, требуя для Германии «места под солнцем».Бюлов был вдохновлен социал-империализмом, о чем свидетельствуют его идеи о внешней политике. Он требовал расширения с целью объединения и примирения немецкого народа и минимизации социальных конфликтов дома. Поэтому было менее важно, в какой части мира были приобретены колонии; скорее, расширение стало самоцелью. Современный обозреватель Йозеф Шумпетер (1883–1950) описал эту политику как империализм без целей. Начиная с конца 1890-х годов внешняя политика Германии становилась все более и более агрессивной, о чем свидетельствует аннексия Германией Киаучоу в Китае.Хотя у Германии было мало экономических и политических интересов на Дальнем Востоке, после поражения Китая в китайско-японской войне Германия присоединилась к российской и французской стороне в протесте против Симоносекского договора. Протесты, однако, почти не возымели действия, но их приветствовала большая часть немецкой общественности, поскольку теперь стало ясно, что Германия может действовать как право вето в делах Восточной Азии. Однако победившие японцы столкнулись с новым и неожиданным соперником, и китайское правительство не видело причин быть благодарным Германии и предоставлять взамен немецкую военно-морскую базу.В 1897 году немецкая дипломатия использовала убийство двух немецких миссионеров как предлог для аннексии важной гавани Киаучоу. В последующие годы провинция Шаньдун на севере Китая стала зоной экономических и политических интересов Германии. Германия, Франция и Великобритания открыто продвигали банки и фирмы во время так называемой борьбы за Китай. Хотя все европейские банки приветствовали дипломатическую поддержку своих правительств, они тесно сотрудничали, если китайцы угрожали каким-либо их интересам.

Растущая империалистическая напряженность на рубеже веков вынудила британское правительство свести к минимуму некоторые из своих конфликтов на периферии. После прихода к власти премьер-министра Уильяма Юарта Гладстона (1809–1898) британские либералы осознавали опасность чрезмерного использования британской военной и экономической мощи в имперских делах. Первый англо-японский союз, подписанный в 1902 году, был единственным британским военным союзом до Первой мировой войны. Этот союз означал далеко идущий шаг в международной и имперской дипломатии.Великобритания приняла молодое японское государство в качестве младшего партнера; в то же время британский флот сократил свое присутствие на Дальнем Востоке. Когда борьба за Китай закончилась, этот союз был направлен против России и ее амбиций в Китае и Корее. Он также использовался, чтобы бросить вызов устремлениям Германии в регионе. Кроме того, это дало Японии полную свободу действий для подготовки к войне против России, которая началась двумя годами позже. Впервые существовала четкая дипломатическая расстановка, которую британцы использовали несколько раз.Когда напряженность между европейскими державами из-за внеевропейских дел поставила под угрозу британские интересы, британское правительство достигло региональных компромиссов, чтобы сосредоточиться на более важных вопросах. В 1902 году Россия, а не Германия, все еще была главной угрозой для Великобритании. Однако в результате более агрессивной внешней политики Германии это начало меняться.

Удивительно, но в 1904 году Великобритания и Франция помирились и подписали Кордиальную Антанту. Этот договор был косвенным следствием Фашодского кризиса и не был военным союзом.Однако все открытые колониальные споры были урегулированы договором. После заключения соглашения об Антанте между двумя государствами больше не возникало имперской напряженности. Попытки Германии проверить, насколько прочным было это новое англо-французское партнерство, потерпели неудачу во время Первого марокканского кризиса 1905–1906 годов. В 1907 г. в известном меморандуме Эйр А. Кроу (1864-1925), старший дипломат британского министерства иностранных дел, пришел к выводу, что не Россия, а Германия является самым опасным конкурентом для Великобритании.Он решительно призывал к антигерманской политике, утверждая, что уступки только усилят аппетит Германии. Следовательно, британцы пытались свести к минимуму существующую имперскую напряженность в отношениях с Россией. На первый взгляд англо-русская Антанта 1907 г. была соглашением, относящимся только к Персии; Персия была разделена на британскую, русскую и нейтральную зону интересов. На самом деле этот договор положил конец всем имперским трениям между двумя странами, позволив британцам сосредоточиться на немецкой опасности.

Австро-итальянский антагонизм привел к другим имперским конфликтам, которые затмили гармонию так называемого европейского концерта до 1914 года.В годы правления Бисмарка Италия присоединилась к германо-австрийскому военному союзу, так как искала дипломатическую поддержку против агрессивного французского империализма после аннексии Туниса в 1881/82 гг. Однако в последующие десятилетия франко-итальянские отношения улучшились, а напряженность в отношениях с Австрией выросла, особенно на Балканах. В Италии Балканы рассматривались как возможное поле будущей экспансии, в то время как большинство политиков в Вене рассматривали этот регион как естественный задний двор империи Габсбургов.Напряженность на Балканах, такая как австрийская аннексия Боснии в 1908 году, серьезно угрожала отношениям между Австро-Венгрией и Италией. Хотя обе страны были членами одного военного союза, они построили друг против друга системы крепостей на австро-итальянской границе и начали гонку вооружений. [20]

Второй марокканский кризис, достигший своего апогея в сентябре 1911 года, стал переломным моментом. Когда Альфред фон Кидерлен-Вехтер (1852–1912), министр иностранных дел Германии, решил отправить канонерскую лодку «Пантера» в марокканскую гавань Агадира, он обострил ситуацию, которую не мог контролировать.Несмотря на то, что французы нарушили некоторые статьи Альхесирасского договора 1906 года, регулирующего статус Марокко, большинство европейских правительств расценили шаг Германии как чрезмерную реакцию, не оправданную интересами Германии в регионе. Поскольку французское правительство могло рассчитывать как на поддержку России, так и на Великобританию, оно не видело причин отступать. Обе стороны обостряли конфликт, пока в сентябре 1911 года Европа не оказалась на грани войны.

Хуже того, общественное мнение обеих стран не оставляло места для дипломатического маневра.Во Франции немецкая канонерка была воспринята как прямое нападение на французскую полуколонию Марокко. Националистическая пресса мобилизовала общественность на решительный отпор немецким империалистическим требованиям. В Германии ситуация была похожей: чтобы заручиться поддержкой прессы, Кидерлен-Вехтер неофициально просила Генриха Класса (1868-1953), руководителя Пангерманской лиги, начать мощную пропагандистскую кампанию. Следовательно, националистическая пресса инициировала общественный резонанс в пользу аннексии Западного Марокко. Однако эта стратегия провалилась.У правительства не было особых проблем с тем, чтобы разжечь националистический протест, но гораздо сложнее было его остановить.

После спорных переговоров был найден компромисс. Франция получила право установить в Марокко полноценный колониальный режим. В качестве компенсации он передал территории в Центральной Африке, которые почти не контролировал. Для французских националистов уступки были слишком большими, а для их немецких коллег — слишком маленькими. Второй марокканский кризис был последним крупным имперским конфликтом между европейскими государствами перед началом Первой мировой войны.Германия выступила главным агрессором. Дипломатические созвездия июльского кризиса уже стали видны. Хотя ни Кордиальная Антанта, ни англо-русская Антанта не содержали никаких военных уставов, а Великобритания не присоединялась ни к какому европейскому военному союзу до августа 1914 г., в разгар кризиса между армейским руководством начались британо-французские переговоры. В последующие годы неформальное военное сотрудничество усилилось.

Империалистическая политика на Балканах в значительной степени способствовала июльскому кризису.С 1908 по 1914 год в регионе царили постоянные беспорядки. В результате двух младотурецких революций 1908–1909 годов в нескольких балканских государствах гипернационалистические движения получили значительную поддержку как среди радикальных интеллектуалов, так и среди широких слоев населения. Нациестроительство за счет Османской империи шло рука об руку с процессами деколонизации. Более того, этническая чистка во все большей степени становилась оружием, используемым против гражданского населения. Однако в этих многоязычных и многоконфессиональных регионах невозможно было определить территориальные границы по национальностям.Полиэтническая идентичность была нормой, тогда как «чистая» этничность была редким исключением. [21]

В октябре 1908 г. австро-венгерское правительство аннексировало Боснию, формально входившую в состав Османской империи. Эта новая территория стала «протекторатом» и находилась в ведении австрийского министерства финансов. В 1912 г. новообразованная коалиция балканских государств начала агрессивную войну против Османской империи. За пару недель турецкая армия развалилась. Некоторые из великих держав были втянуты в борьбу против их воли и вынуждены были определять свои интересы.В Австро-Венгрии и Германии был широко распространен страх перед русским панславянским движением. Несколько раз ведущие офицеры Центральных держав требовали превентивной войны. Однако даже если часть русской интеллигенции и молодого офицерства поддерживала общеславянскую идеологию, это почти не влияло на решения российского правительства. В интересах России было защитить независимость Сербии от австро-венгерских колониальных амбиций. Две балканские войны были урегулированы на конференциях в Лондоне, на которых присутствовали послы великих держав.Однако в 1914 году ситуация на Балканах все еще была опасной, поскольку великие державы не могли контролировать сильные ревизионистские и националистические тенденции. Особенно в Австро-Венгрии влиятельные политики и генеральный штаб подталкивали к большой войне, чтобы реализовать далеко идущие имперские амбиции. В отличие от других имперских держав, которые рассматривали войну как угрозу целостности своих имперских владений, младотурки рассматривали войну как шанс для национального и имперского возрождения.

Заключение↑

Даже если империализм был одним из решающих факторов, приведших к Первой мировой войне, поразительно, что к началу 1914 г. все колониальные споры между Германией и Великобританией были разрешены.После долгих и трудных дебатов и дипломатических маневров договоренности о Багдадской железной дороге привели к компромиссным решениям, от которых выиграли все стороны (кроме Османской империи). Британская дипломатия перестала сопротивляться германо-турецкому проекту строительства железной дороги от Константинополя до Персидского залива. Однако немцы согласились, что последний участок линии будет построен только британскими инвесторами и будет находиться под исключительным политическим и экономическим контролем Великобритании. Компромисс был найден и в вопросе о месопотамских нефтяных месторождениях.Секретный англо-германский договор 1913 года о разделе португальских колоний также был успехом Германии. Великобритания согласилась действовать против политических интересов своего традиционного союзника Португалии и использовала вопрос о колониях для умиротворения Германии. К 1912/1913 гг. внеевропейский мир стабилизировался. С этой точки зрения Первая мировая война началась как европейская война, но затем имела глобальные и империалистические последствия из-за характера государств, принимавших в ней участие.

Империализм отвечал за реформирование европейских союзов.

  1. Империалистическая экспансия сыграла важную роль в росте напряженности между Германией и Великобританией на рубеже веков. Растущее империалистическое соперничество было причиной медленного формирования системы антигерманских союзов в Европе. Из-за растущей имперской конкуренции и морской гонки британцы решили работать с Францией и подписать Кордиальную Антанту в 1904 году, положив тем самым конец давнему франко-британскому колониальному соперничеству.
  2. Немецкая дипломатия основывалась на убеждении, что англо-русский антагонизм останется центральным фактором дипломатии великих держав, как бы ни действовала Германия.Однако то же самое созвездие, которое привело к франко-британской разрядке, также заставило Великобританию изменить свою политику в отношении России. В 1907 году Эйр Кроу сформулировал свой знаменитый меморандум, предсказав, что Германия, а не Россия, станет самой опасной угрозой для Великобритании. В том же году был подписан англо-русский договор о разделе Персии, положивший конец любому крупному имперскому соперничеству между двумя странами. Ни один из этих договоров не был военным союзом, но они сформировали британскую внешнюю политику, поскольку британцы продолжали рассматривать Германию как единственного опасного международного конкурента.
  3. Между 1911 и 1913 годами британцы пришли к выводу, что отношения с агрессивным государством Вильгельма необходимо улучшить, чтобы избежать опасности крупной европейской войны. После провала знаменитой миссии Холдейна британские государственные деятели искали инициативы в имперских делах, для которых можно было бы найти компромиссные решения с Германией. Трудные переговоры о Багдадской железной дороге были успешно завершены весной 1914 года. Кроме того, с договором 1913 года о разделе португальских колоний британцы позволили Германии приобрести территорию в Африке за счет ее традиционного союзника Португалии.В результате к лету 1914 года период англо-германского имперского соперничества завершился.
  4. К концу Второго марокканского кризиса исчезла и большая часть колониальных споров между Берлином и Парижем. Французская колониальная администрация сосредоточилась на проникновении и стабилизации своих недавно приобретенных африканских территорий. Однако на Балканах сочетание противоречивых австро-венгерских, итальянских и российских империалистических устремлений, распада европейского региона Османской империи и агрессивных процессов национального строительства (в Греции, Болгарии, Сербии, Румынии) возрастающая угроза с 1912 года.В конечном итоге взрывоопасное сочетание этих событий способствовало возникновению июльского кризиса 1914 года.


Борис Барт, Констанцский университет

Редакторы раздела: Анника Момбауэр; Уильям Маллиган

Административное здание Эйзенхауэра | Белый дом

Перейти к этому разделу

Выбирать Здание Белого дома Кэмп-Дэвид Борт номер один Административное здание Эйзенхауэра Резиденция и офис вице-президента

Первоначально построенное для государственного, военного и военно-морского ведомств в период с 1871 по 1888 год, в административном здании Эйзенхауэра теперь находится большинство офисов для сотрудников Белого дома.

Административное здание Эйзенхауэра, расположенное рядом с западным крылом, представляет собой впечатляющее сооружение, занимающее уникальное место как в истории нашей страны, так и в ее архитектурном наследии.

Разработанный главным архитектором казначейства Альфредом Муллеттом, внешний вид из гранита, сланца и чугуна делает EEOB одним из лучших образцов архитектуры времен Второй империи в Америке. Потребовалось 17 лет, чтобы шедевр Маллетта наконец был завершен.

История

По соседству с Белым домом административное здание Эйзенхауэра (EEOB) занимает уникальное место как в нашей национальной истории, так и в архитектурном наследии. Спроектированный главным архитектором казначейства Альфредом Б. Маллеттом, он был построен с 1871 по 1888 год для размещения растущего персонала государственного, военного и военно-морского ведомств и считается одним из лучших образцов французской архитектуры Второй империи. страна. В резком контрасте со многими мрачными классическими зданиями возрождения в Вашингтоне яркий стиль EEOB олицетворяет оптимизм и изобилие периода после Гражданской войны.

Государственное, военное и военно-морское здание, как оно было первоначально известно, размещало три департамента исполнительной власти, наиболее тесно связанные с формулированием и проведением внешней политики страны в последней четверти девятнадцатого века и первой четверти двадцатого века — период, когда Соединенные Штаты стали международной державой. В здании проживали некоторые из самых значительных дипломатов и политиков страны, и оно было ареной многих исторических событий.

История EEOB началась задолго до того, как были заложены его основы. Первые административные офисы были построены на участках, прилегающих к Белому дому, между 1799 и 1820 годами. Серия пожаров (в том числе устроенных британцами во время войны 1812 года) и перенаселенность привели к строительству существующего здания казначейства. В 1866 году строительство северного крыла здания казначейства потребовало сноса здания Государственного департамента к северо-востоку от Белого дома.Затем Государственный департамент переехал в здание приюта для сирот, округ Колумбия, в то время как военное и военно-морское министерства продолжали довольствоваться своими тесными помещениями к западу от Белого дома.

В декабре 1869 года Конгресс назначил комиссию для выбора места и подготовки планов и сметы расходов для нового здания Государственного департамента. Комиссия должна была также рассмотреть возможные меры для военного и морского ведомств. К ужасу тех, кто ожидал, что по другую сторону Белого дома будет построен близнец здания Казначейства в стиле греческого возрождения, был выбран тщательно продуманный проект Альфреда Маллетта в стиле Второй французской империи, и было построено здание для размещения всех трех зданий. отделы начались в июне 1871 года.

Строительство длилось 17 лет, здание медленно поднималось крыло за крылом. Когда EEOB был закончен в 1888 году, это было самое большое офисное здание в Вашингтоне с почти 2 милями коридоров, выложенных черно-белой плиткой. Почти все детали интерьера сделаны из чугуна или гипса; использование дерева было сведено к минимуму для обеспечения пожарной безопасности. Восемь монументальных изогнутых лестниц из гранита с более чем 4000 индивидуально отлитых бронзовых балясин увенчаны четырьмя световыми куполами и двумя витражными ротондами.

Построенное в 1875 году, южное крыло Государственного департамента было заселено первым, с его элегантной четырехэтажной библиотекой (завершено в 1876 году), дипломатической приемной и кабинетом секретаря, украшенными резным деревом, восточными коврами и трафаретными настенными узорами. В 1879 году военно-морское ведомство переехало в восточное крыло, где кабинет министра украшали тщательно продуманные трафареты на стенах и потолке, а также мозаичные полы. Зал индийских договоров, изначально являвшийся библиотекой и приемной ВМФ, стоил больше за квадратный фут, чем любая другая комната в здании, из-за его богатых мраморных стеновых панелей, кафельных полов, 800-фунтовых бронзовых подсвечников и украшений из сусального золота.Этот зал был местом проведения многих президентских пресс-конференций и по-прежнему используется для конференций и приемов, на которых присутствовал президент. Остальные северное, западное и центральное крылья были построены для военного ведомства, и на их строительство ушло еще 10 лет. Примечательные интерьеры включают богато украшенную чугунную библиотеку, комнату секретаря и витражное окно в крыше над двойной лестницей западного крыла.

Многие из наших самых знаменитых национальных деятелей участвовали в исторических событиях, происходивших в гранитных стенах EEOB.Теодор и Франклин Д. Рузвельт, Уильям Ховард Тафт, Дуайт Д. Эйзенхауэр, Линдон Б. Джонсон, Джеральд Форд и Джордж Буш-старший имели офисы в этом здании, прежде чем стать президентом. В нем размещались 16 военно-морских секретарей, 21 военный министр и 24 статс-секретаря. Уинстон Черчилль когда-то ходил по его коридорам, а японские эмиссары встречались здесь с госсекретарем Корделлом Халлом после бомбардировки Перл-Харбора. Президент Герберт Гувер занимал пост министра военно-морского флота в течение нескольких месяцев после пожара в Овальном кабинете в канун Рождества 1929 года.В недавней истории у президента Ричарда Никсона здесь был личный кабинет. Вице-президент Линдон Б. Джонсон был первым из вице-президентов до настоящего времени, у которых были офисы в этом здании.

Постепенно первоначальные арендаторы EEOB освободили здание — военно-морское министерство покинуло его в 1918 г. (за исключением министра, который оставался до 1921 г.), за ним последовало военное министерство в 1938 г. и, наконец, Государственный департамент в 1947 г. Белый дом начал перемещать некоторые из своих офисов через Вест-Экзекьютив-авеню в 1939 году, а в 1949 году здание было передано Администрации президента и переименовано в Административное здание.В здании по-прежнему размещаются различные агентства, входящие в состав Администрации президента, такие как Белый дом, Канцелярия вице-президента, Административно-бюджетное управление и Совет национальной безопасности.

Французский стиль Второй ампир зародился в Европе, где он впервые появился во время перестройки Парижа в 1850-х и 60-х годах. Основанный на прототипах французского Возрождения, таких как Луврский дворец, стиль Второй империи характеризуется использованием крутой мансардной крыши, центрального и торцевого павильонов и искусно скульптурного фасада.Его изысканность привлекала приезжих иностранцев, особенно в Англии и Америке, где уже в конце 1850-х годов архитекторы начали перенимать отдельные черты и, в конечном итоге, стиль как единое целое. Однако интерпретация Альфредом Маллеттом стиля французской Второй империи была особенно американизирована из-за отсутствия декоративной скульптурной программы и смелых линейных деталей.

Хотя это был всего лишь проект на чертежном столе, дизайн EEOB был предметом споров.Когда он был завершен в 1888 году, стиль Второй империи потерял популярность, и капризные викторианцы восприняли шедевр Маллетта лишь как смущающее напоминание о прошлых капризах в архитектурных предпочтениях. Это особенно касалось EEOB, поскольку предыдущие планы строительства здания на том же месте были в стиле греческого возрождения здания казначейства.

В 1917 году Комиссия изящных искусств обратилась к Джону Расселу Поупу с просьбой подготовить эскизы государственного, военного и военно-морского зданий с фасадами в классическом стиле.В том же году вашингтонский архитектор Уодди Б. Вуд завершил рисунок, изображающий здание, реконструированное, чтобы оно напоминало здание казначейства. Этот проект был возрожден в 1930 году, когда Конгресс выделил на его строительство 3 миллиона долларов. Вуд в течение 3 лет работал над проектом по удалению гранитных стен и замене их мрамором, но проект был отложен из-за финансового бремени, наложенного Великой депрессией. В 1957 году Консультативный комитет президента Эйзенхауэра по президентским служебным помещениям рекомендовал снести административное здание и построить современное офисное здание.Однако общественный резонанс и огромные расходы, связанные со сносом, спасли здание.

Здание не обошлось без недоброжелателей. Писатель Генри Адамс назвал его «архитектурным приютом для младенцев» Маллетта. Президент Гарри С. Трумэн встал на защиту здания, когда ему угрожали сносом в 1958 году. Он сказал, что это «величайшее чудовище в Америке». Однако известный историк архитектуры Генри-Рассел Хичкок описал его как «возможно, лучший из сохранившихся в Америке образцов второй империи.

Здание было признано Национальным историческим памятником в 1969 году. В 1972 году оно было внесено в Национальный реестр исторических мест и Реестр исторических мест округа Колумбия. С 1981 года Административное управление Администрации президента активно осуществляло строгую программу реабилитации EEOB. Вся структура выиграла от обновленной программы обслуживания, которая также включала восстановление некоторых из самых впечатляющих исторических интерьеров EEOB.

В 1988 году Конгресс принял закон, разрешающий Административному отделу принимать подарки и ссуды от населения от имени EEOB для использования в целях сохранения и восстановления. Лица, заинтересованные в том, чтобы узнать больше о программе сохранения или внести свой вклад, должны связаться с Управлением сохранения.

Факты

  • Архитектурный стиль : Вторая империя Франции
  • Даты строительства : 1871–1888 (всего 17 лет)
  • Надзорные архитекторы : Альфред Маллетт (1869–1876) (1875-1877), Томас Линкольн Кейси (1877-1888)
  • Главный конструктор : Ричард Эздорф
  • Общая стоимость : 10 038 482 долларов.42
  • Общая площадь здания : 662 598 GSF (15,21 акра или 11 1/2 футбольных полей)
  • Количество уровней : подвал, земля, полы 1 по 5
  • Оригинальное количество номеров : 553
  • Внешние столбцы : 900
  • : 900
  • Оригинальные интерьерные двери : 1,314
  • Оригинальные внешние Windows : 1,572
  • Бронзовые лестницы Baborusters : 4,004
  • Количество шагов : 1,784 (76 меньше, чем в государственном здании. с 1860 ступенями)
  • Количество ступеней : 65
  • Общая длина коридора : 9 160 футов-1″ или 1.73 мили (2,793 км)
  • Количество оригинальных каминов : 151 (83 осталось)

Иммиграция в США, 1851-1900  | Расцвет индустриальной Америки, 1876–1900 | Хронология основного источника истории США  | Материалы для занятий в Библиотеке Конгресса  | Библиотека Конгресса

Группа иммигрантов Кабинет американцев Иллюстрация

В конце 1800-х годов люди во многих частях мира решили покинуть свои дома и иммигрировать в Соединенные Штаты.Спасаясь от неурожаев, нехватки земли и рабочих мест, повышения налогов и голода, многие приехали в США, потому что их считали страной экономических возможностей. Другие прибыли в поисках личной свободы или избавления от политических и религиозных преследований, и в период с 1870 по 1900 год в Соединенные Штаты прибыло около 12 миллионов иммигрантов. В 1870-х и 1880-х годах подавляющее большинство этих людей были из Германии, Ирландии и Англии. Основные источники иммиграции до Гражданской войны. Тем не менее, относительно большая группа китайцев иммигрировала в Соединенные Штаты между началом золотой лихорадки в Калифорнии в 1849 и 1882 годах, когда федеральный закон остановил их иммиграцию.

С наступлением тяжелых экономических времен в 1870-х годах европейские иммигранты и американцы начали конкурировать за рабочие места, традиционно предназначенные для китайцев. С экономической конкуренцией пришла неприязнь и даже расовая подозрительность и ненависть. Такие настроения сопровождались антикитайскими беспорядками и давлением, особенно в Калифорнии, с целью исключения китайских иммигрантов из США. Результатом этого давления стал Закон об исключении китайцев, принятый Конгрессом в 1882 году. Этот закон фактически положил конец китайской иммиграции почти на столетие.

иммигранта прибыли в Соединенные Штаты через несколько портов. Те, кто из Европы, обычно поступали через центры Восточного побережья, а выходцы из Азии — через центры Западного побережья. Однако более 70 процентов всех иммигрантов въехали через Нью-Йорк, который стал известен как «Золотая дверь». В конце 1800-х годов большинство иммигрантов, прибывающих в Нью-Йорк, въезжали в депо Касл-Гарден на окраине Манхэттена. В 1892 году федеральное правительство открыло новый иммиграционный центр на острове Эллис в гавани Нью-Йорка.

Хотя иммигранты часто селились недалеко от портов въезда, многие из них нашли путь вглубь страны. Многие штаты, особенно малонаселенные, активно стремились привлечь иммигрантов, предлагая рабочие места или землю для ведения сельского хозяйства. Многие иммигранты хотели переехать в общины, основанные предыдущими поселенцами с их родины.

Поселившись, иммигранты искали работу. Рабочих мест всегда не хватало, и работодатели часто пользовались иммигрантами. Мужчинам обычно платили меньше, чем другим работникам, а женщинам меньше, чем мужчинам.Социальная напряженность также была частью опыта иммигрантов. Часто стереотипные и дискриминируемые, многие иммигранты страдали от словесных и физических оскорблений, потому что они были «другими». В то время как крупномасштабная иммиграция создала много социальной напряженности, она также придала новую жизненную силу городам и штатам, в которых поселились иммигранты. Новички помогли изменить американское общество и культуру, продемонстрировав, что разнообразие, а также единство являются источником национальной силы.

Чтобы найти другие документы в лок.gov , относящиеся к этой теме, используйте такие ключевые слова, как  иммиграция или  иммигранты , или включите имена конкретных иммигрантов или этнических групп, например  немецкие ирландские скандинавские шведские , , или китайский .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.