Монгольская орда: Татаро-монгольское иго на Руси. Справка

Содержание

1237 год. Разоряя города шла монгольская орда (Н.Кончаловская)

Наталья Кончаловская.

1237 год
РАЗОРЯЯ ГОРОДА,
ШЛА МОНГОЛЬСКАЯ ОРДА

        Был страшный год, когда все страны
        Боялись больше, чем огня,
        Батыя — внука Чингис-хана,
        Своё соседство с ним кляня.
        «Баты-ы-ый!» — пронзающие стрелы
        «Бату!» — как палицы удар.
        Его ослушаться не смела
        Орда монголов и татар.
        Был страшный век, когда монголы
        На Русь лавиною пошли,
        В осенний день, по степи голой,
        Топча сухие ковыли.
        Жестоких воинов раскосых
        Батый собрал со всей земли,
        Быки их юрты на колёсах
        С детьми и жёнами везли.
        И по Батыеву веленью
        За войском следом шли стада,
        Как будто бы в переселенье
        На запад двинулась орда.
        И скрип колёс, и свист нагайки,
        И рёв быков, и плач детей,
        И птиц испуганные стайки
        Из-под копыт у лошадей.. .
        Так шла чудовищным потоком
        На Русь монгольская орда
        В одном стремлении жестоком
        Сжигать и грабить города.

        * * *
        Не молодица любовалась,
        Играя зеркальцем в руке,
        А в день погожий отражалась
        Рязань-красавица в Оке.
        В зеркальные гляделись воды,
        Сбегая весело с холма,
        Крылечки, башни, переходы
        Князей рязанских терема.
        На площади собор богатый,
        За ним раскинулся базар,
        Вокруг хоромы и палаты
        Купцов рязанских и бояр.
        За ними слободы людские,
        Дворы, часовни городские…
        В тот день морозный, день короткий,
        Под снегом спали зеленя,
        В тот день у проруби молодки
        Смеялись, вёдрами звеня;
        У ребятишек шло катанье
        На разметённом окском льду,
        Когда на поле, под Рязанью,
        Батый привёл свою орду.
        Ой, лихо, лихо! Ой, беда!
        Стоит орда, грозит орда!
        Дымит кострами в чистом поле
        И требует десятой доли
        Всего от каждого двора —
        Мехов, казны и серебра. ..
        В морозной снежной мгле кострами
        Чадит Батыева орда.
        К Батыю с пышными дарами
        Рязанский князь пришёл тогда.
        Он сам собрал Батыю дань:
        «Возьми дары! Не тронь Рязань!»
        Любуясь княжьими дарами,
        Батый кумыс из чаши пил
        И, сидя в юрте меж коврами,
        С усмешкой князю говорил:
        «Коль хочешь мира, русский бай, —
        Княгиню в жёны мне отдай!»
        Взбешённый, не взглянув на хана,
        Князь Фёдор молча вышел вон,
        Но тут ударом ятагана
        У входа в юрту был сражён…
        А под покровом ночи тёмной,
        Спеша в предутреннюю рань,
        Из Пронска, Мурома, Коломны
        Три князя шли спасать Рязань.
        Они свои дружины гнали
        На помощь брату своему,
        Они тогда ещё не знали,
        Какой конец пришёл ему.
        И вдруг раскинулась пред ними
        Сама беда, гроза сама,
        Не видно солнца в сизом дыме —
        На девять вёрст ордынцев тьма.
        В неравный бой они вступили,
        Своим сородичам верны,
        И в сече головы сложили,
        Со всех сторон окружены. ..
        * * *
        Рязань, Рязань! Теперь тебе,
        Твоим несчастным горожанам
        Уже не выстоять в борьбе,
        Не совладать с жестоким ханом.
        Враги в ворота ворвались,
        Таких не знала ты доныне!..
        С высокой колокольни вниз
        С младенцем бросилась княгиня.
        И чашу смертную до дна
        Испив от горького начала,
        В огне на площади она
        Батыя мёртвая встречала…
        Горят хоромы, терема —
        Всё, чем Рязань была богата.
        Декабрьская ночная тьма
        Багровым пламенем объята.
        * * *
        Пять дней оборонял народ
        Свой край, как говорит сказанье
        И пять ночей небесный свод
        Пылал над стонущей Рязанью.
        А на заре шестого дня
        В леса, в приют шатровых елей,
        Врага жестокого кляня,
        Бежали те, что уцелели.
        И к ним, как воин и как брат,
        Горя упорной жаждой мщенья,
        Пришёл рязанец Коловрат
        И стал готовить ополченье.
        Их тысяча семьсот пришло.
        Они зашли ордынцам с тыла.
        Батый, взобравшись на седло,
        Оцепенел: «Какая сила!
        Откуда? Где она была?
        Неужто мёртвые восстали?
        Рязань сгорела вся дотла,
        Над пеплом вороны летали!..»
        Впервые дрогнула орда,
        От ужаса теряя разум.
        И двинул Коловрат тогда
        Всю силу на ордынцев разом.
        Не обучали эту рать,
        Людей, случайно уцелевших,
        Но каждый шёл врага карать
        За родичей, в огне истлевших,
        И за потопленных в Оке
        Готов был каждый мстить монголам,
        А меч у мстителя в руке
        В бою не кажется тяжёлым
        В декабрьской стуже бой суров,
        И вражий рог ревёт сердито,
        И шлемы валятся с голов
        Горячим коням под копыта.
        Пускай у русских меньше сил,
        Но страха Коловрат не знает,
        Уже свой меч он затупил,
        Он меч монгольский поднимает.
        Батый с него не сводит глаз, —
        Какое русское упорство!
        Он шурину даёт приказ:
        Вступить с врагом в единоборство.
        Смотри теперь, Батый, смотри,
        Как в снежной и колючей пыли
        От двух сторон богатыри
        Перед войсками в бой вступили.
        Взметнулись конские хвосты,
        В зрачках коней огонь пожаров,
        И расщепляются щиты
        От сокрушительных ударов.
        А с двух сторон войска стоят, —
        Морозный воздух полон гулом,
        И вдруг Евпатий Коловрат
        Заносит меч над Хостоврулом.
        Удар! В сугроб зарылся щит:
        Батыев шурин пал — убит!..
        И яростный Батыя крик
        Застыл над снежной пеленою,
        И оба войска в тот же миг
        Друг другу в стык пошли стеною…
        И столько жизней смерть взяла,
        Что под снегами твердь стонала,
        Пока рязанского орла
        Шакалов стая окружала. ..
        И вот у ног Батыя он —
        Евпатий Коловрат убитый.
        А хан Батый? Он окружён
        Угрюмых полководцев свитой.
        Он, сам с собою говоря,
        Стоит и смотрит, потрясённый,
        На строгий лик богатыря,
        Бессмертьем в смерти осенённый.
        Монгольский меч в руке зажат —
        Тот меч, которым дрался лихо
        Рязанский воин Коловрат.
        И хан Батый бормочет тихо:
        «Когда б тот воин был моим,
        Близ сердца я б держал такого!..»
        А над землёй клубился дым,
        Он гнал людей, лишённых крова,
        В леса, на страх ордынским ханам,
        На славу первым партизанам.
        До берегов Москвы-реки
        Ордынский хан довёл полки…
        Кремль осаждает хищник смелый!
        Он до зубов вооружён,
        Он мечет огненные стрелы,
        По стенам в крепость лезет он;
        Во все ворота бьёт тараном,
        Под башнями костры кладёт…
        И нету сил бороться с ханом,
        Пылает Кремль, пропал народ!..
        Не много дней осада длится,
        И вот уж больше нет столицы…
        Над пеплом вороны летают,
        Чернеют проруби реки.
        Февральский снег ложится, тает
        В местах, где тлеют угольки.
        И на московском пепелище
        Средь многих тысяч мёртвых тел
        Своих родных и близких ищет
        Тот, кто, по счастью, уцелел.
        И горькой, дымной гарью тянет,
        И горько плачет русский люд
        О тех, кто никогда не встанет,
        О ком не раз мы вспомним тут.
        Не раз ещё Москва горела,
        Не раз глумился враг над ней,
        Орда топтала то и дело
        Просторы родины твоей.
        Но солнце к вечеру садится
        И утром заново встаёт,
        Так каждый раз свою столицу
        Вновь восстанавливал народ.

страницы 11-20 книги:
Наталья Кончаловская. Наша древняя столица. Картина из прошлого Москвы.
В аннотации указано что книга была написана к 800-летию Москвы, затем несколько раз переиздавалась.
Издательство «Детская литература». Москва. 1972. Школьная библиотека. Тираж 300 000 экз..

монгольская орда против хитрого раджи из Явы – WARHEAD.SU

Восток безграничен и разнообразен. В его истории были и орды суровых монголов, и хитрые раджи, и убийства во время тантрических оргий. Об одном таком эпизоде с раджой, монголами и всем остальным мы вам и расскажем.

Что может быть общего между бескрайними просторами великой евразийской степи под вечными синими небесами и причудливым миром бесчисленных островов Юго-Восточной Азии под жарким экваториальным солнцем? Однако эти миры соприкоснулись и удивились друг другу на закате грозного XIII столетия.

Внук Чингисхана Хубилай-хан покорил весь Китай. Первый император династии Юань был верен заветам неукротимого деда и отправлял монгольские тумены всё дальше и дальше. Их лукам и мечам покорились Корея, Бирма и Камбоджа. Однако и здесь владения чингизидов упёрлись в пределы, за которые они не смогли перешагнуть. Упорные вьетнамцы не раз били войска Юань и лишь символически признали господство Ханбалыка (нынешний Пекин). Морские походы в Японию столкнулись с отвагой самураев и яростью тайфунов.

Неудачное вторжение в Японию

Последним отчаянным и безумным броском империи монголов стал поход флота Хубилай-хана к берегам Явы, сердца южных морей.

Этот вулканический остров, протянувшийся на тысячу километров вдоль экватора, имеет невероятно плодородные почвы. С древности Ява является ключом к господству над регионом, поскольку может прокормить гораздо больше воинов, чем любой другой соседний остров.

В начале XIII века на востоке Явы возникло государство Сингасари, одно из индобуддистских княжеств Южных морей. Пятый раджа Сингасари по имени Кертанагара покорил соседний Бали, а затем распространил влияние своей страны от островов пряностей на востоке до Малаккского пролива на западе. Одним из атакованных Сингасари государств в 1275 году стало древнее королевство Мелайю, господствовавшее над Малаккским проливом. Оно в своё время, пусть формально, но признало себя вассалом ханов-императоров Юань.

(Фото: Global Look Press)

За бесчисленными делами Хубилай добрался до недоразумения на южной границе лишь спустя 14 лет. В 1289 году министр имперского двора по имени Мэнци отправился во главе посольства к радже Кертанагаре, чтобы усовестить его за нападение на вассалов Юань и принудить к уплате дани наследникам Чингисхана.

Вот только раджа полагал себя самого великим правителем и завоевателем. А послов — северными варварами из дремучих земель, нагло предъявляющими хамские требования повелителю морей. Мэнци и его людям заклеймили лица раскалённым железом, отрезали уши и отправили восвояси.

Одним из любимых casus belli монголов было убийство послов. Иноземные владыки раз за разом казнили их за наглые требования — чтобы вскоре увидеть на горизонте тучи пыли, поднятые идущими в поход туменами. Получив доклад изувеченного министра, Хубилай в соответствии с традицией возмутился эдаким варварством и приказал готовить поход.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Casus belli — термин из римского права, означающий формальный повод для начала войны. Убийство послов использовать в этом качестве любили не только монголы, но они были наиболее активными организаторами подобных провокаций, регулярно посылая к потенциальным противникам послов с заведомо оскорбительными и невыполнимыми требованиями.

Около 30 тысяч воинов погрузились на 1000 кораблей в портах Южного Китая и двинулись в поход во главе с тремя военачальниками: монголом Шиби, уйгуром Икемесе и китайцем Гаоцином. Чтобы два раза не ходить, по пути монгольский флот разграбил побережье Вьетнама и, неспешно двигаясь от порта к порту, раздавал потрясённым размерами флота раджам ханские ярлыки и оставлял для сбора дани баскаков.

Заварушка во Вьетнаме

В то же время раджа Кертанагара никак не мог окончательно добиться от Мелайю покорности и в 1292 году очередной раз отправил свои эскадры и армии на запад. Этим воспользовался его вассал, раджа Джаякатван, и внезапным ударом взял столицу Сингасари. Кертанагара же был зарезан пьяным во время тантрической оргии. Его приёмный сын и военачальник Раден Виджая спасся с несколькими соратниками и напряжённо размышлял о способах мести… когда на горизонте замаячили паруса монгольских кораблей.

Виджая умудрился убедить монгольских генералов, что злодея Джаякатвана необходимо умертвить. Для этого войска Юань обязаны пойти в поход на узурпатора и усадить на отцовский трон Виджаю, который будет вернейшим из слуг великого хана. Как бы то ни было, монголы едва не нагайками разогнали стотысячную толпу воинов Джаякатвана, а самого любителя игры престолов взяли в плен и казнили, разграбив его столицу. Новоявленный вассал Хубилая раджа Виджая пообещал немедленно собрать для хана великую дань — и отправился за ней в свою ставку, попросив в сопровождение 200 отборных монгольских воинов… без оружия.

Тут старый мудрый китаец Гаоцин и призадумался. Во-первых, имперские тумены зачем-то покарали того, кто убил оскорбившего хана раджу. Во-вторых, уж очень радостен от перспективы выплаты дани этот Виджая. Но Шиби и Икемесе решили, что китаец трусит.

Раден Виджая, расправляющийся с монголами, глазами почитателей

Вот только 200 воинов так никогда и не вернулись. А на лагерь монголов внезапно обрушилась целая орда яванцев, которые знали слабые места воинов Хубилая. Потеряв 3000 бойцов, солдаты Юань отступили на корабли.

Казалось бы, самое время перегруппироваться, высадиться и покарать предателей так, чтобы потомки выживших тысячу лет пугали детей именем монголов. Но приближался муссон, который мог отрезать флот на полгода. К этому времени множество воинов уже подхватили тропические болезни, и число больных росло. Армия империи могла сгинуть без следа и славы в этих непривычных и зыбких землях. И монголы ушли. А на следующий год умер Хубилай, и за новыми тревогами империи предатель Виджая был забыт…

…только монголами. Ибо победивший узурпатора и изгнавший непобедимых монголов коварный раджа Раден Виджая стал основателем величайшей средневековой державы островной Юго-Восточной Азии, империи Маджапахит, которая переживёт династию Юань и погибнет только спустя два века, накануне появления у берегов Явы первых европейских кораблей.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

ЗОЛОТАЯ ОРДА — УЛУС МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ. Золотая Орда и зарождение казачества

ЗОЛОТАЯ ОРДА — УЛУС МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ

Золотая Орда была частью или Улусом Империи монгол, занимавшей 5/6 территории Евразии. Основание этой Империи было положено племенами, кочевавшими к северу от границ Китая и известными по китайским источникам под названием монголо–татар. Монголо–татарские племена составляли часть населения, кочевавшего на степных пространствах равнинной полосы, начинавшейся у Охотского моря, тянувшейся через всю Азию, продолжением которой были Черноморские степи восточной Европы, и оканчивавшиеся у р. Днестра. Эта обширная степная полоса представляла прекрасные пастбища для скота, и по ней с незапамятных времен передвигались орды кочевников–скотоводов со стадами скота.

По сведениям китайских хроникеров, в течение столетий границы Китая подвергались нападениям монголо–татар, живших, главным образом, по течению р. Орхон. Быт кочевников — это прошлое всего человечества, пережиток прошлого, когда человек находился на ступени первобытного состояния, тесно связанного с природой. Средствами существования кочевников были скотоводство, охота, рыбная ловля и естественные богатства природы. Кочевники не могли производить сложные хозяйственные изделия, не занимались земледелием, а добывали недостающие предметы у оседлых народов, или путем обмена на продукты скотоводства или путем грабежа. Производство скотоводов ограничивалось обработкой шерстяных и кожаных изделий.

В половине XII ст. монголо–татары были объединены под властью вождя Есугай–Богатура. После его смерти подвластные ему орды распались и превратились в отдельные племена, потеряв свою воинственность. Семья Богатура была оставлена даже ближайшими родственными племенами. Старшим сыном в семье остался тринадцатилетний Тимучин, который должен был заботиться о существовании вдовы матери и семейства. Кроме того, он должен был принимать меры против своих родственников, видевших в нем будущего претендента на власть среди монгольских племен. Он подвергался со стороны их угрозам, и был даже захвачен одним из более ярых его противников в плен. Тимучин чудом спасся, и возмужав, стал вести борьбу против своих племенных врагов.

В ходе тяжелой борьбы Тимучин объединил под своей властью более родственные племена, после чего начал борьбу за объединение всех монголо–татарских племен, а затем и всех кочевых народов восточной Азии.

Объединив монголо–татарские и другие кочевые племена, Тимучин выступил с ними на завоевание Китая и оседлых народов Средней Азии. Он покорил Северный Китай и двинулся в Среднюю Азию против обширного мусульманского государства — Хорезма, и против весьма значительного полуоседлого, полукочевого государства — Кара–Китаев.

Земли покоренных народов составили обширную Империю, занявшую территории от Охотского моря на востоке, до Уральских гор на западе, включая Северный Китай, Среднюю Азию и часть Персии. На собрании своих соратников Тимучин был провозглашен Чингиз–Ханом или ставленником Неба.

В основу государственного устройства были положены законы, написанные по указанию Чингиз–Хана под названием Джасак или Яса. Вся власть в завоеванных странах принадлежала исключительно его роду и их приемникам. Во главе Империи стоял Верховный Хан: Империя делилась на Улусы, во главе которых ставились улусные Ханы. Управление было построено на аристократическом отборе и строгой иерархии. Страна делилась на темы, тысячи, сотни, десятки, и во главе каждого подразделения стояли соответствующие начальники. В мирное время подразделения эти составляли административные единицы, с началом войны превращались в войсковые части, и начальники их становились военачальниками. С началом войны вся страна превращалась в военный лагерь; все годное физически мужское население обязано было нести военную службу.

Основной ячейкой монгольского государства была «Кибитка», состоявшая из отдельной семьи. Десять Кибиток выставляли трёх воинов. Все имущество и добываемые продукты были общим достоянием. Земли для пастбищ скота определялись для отдельных Улусов границами, указываемыми Ханами. Главным родом войск монгол была конница, делившаяся на тяжелую и легкую. По представлению монгол, бой мог вестись только конницей. Чингиз–Хан говорил: «Тот, кто упадет с лошади, каким образом он будет сражаться? Если он встанет, то как пойдет на конного и может быть победителем?».

Ядром монгольской армии была ханская гвардия или дружина «Нукеров». Нукеры выбирались из семей монгольской знати: сыновей нойонов, темников, тысячников, сотников, а также из людей свободного состояния, из которых выбирались наиболее сильные, крепкие и способные. Нукеры составляли десятитысячный корпус.

Вооружение монгол составляли лук, покрывавшийся особым лаком, предохранявший дерево от сырости и высыхания. У каждого всадника было несколько луков и колчанов со стрелами. Необходимы были копья с железными крючьями на концах, для стягивания противника с коня, кривые сабли и легкие длинные пики. У каждого воина был аркан, которым он владел с большим искусством как на охоте, так и на войне.

Защитными средствами были кожаные с железными пластинками каски, а у начальников и кольчуги.

Легкая конница составлялась из покоренных народов и в боях выполняла роль передовых войск, первая начиная сражения. Она не имела защитных средств.

Осадные средства монголами были заимствованы у китайцев и персов и применялись набранными среди них специалистами.

Для народов, подвергавшихся нашествию монгол, они были страшной разрушительной силой, «бичом человечества». В завоеванных странах устанавливали свою власть, и вся страна ставилась под жестокий контроль победителей. Уцелевшее от уничтожения население облагалось данью — десятой частью всего имущества, и на пополнение армии забиралась: десятая часть молодого населения; такое же количество забиралось и женщин.

Отбирались мастера всех специальностей и ставились на работы при Ставках Ханов.

В ходе внешних завоеваний шел быстрый рост монгольской армии. Армия монгол состояла из войсковых соединений всех покоренных народов. Монголы среди покоренных народов составляли ничтожное меньшинство, но им принадлежало все высшее военное и административное управление и контроль. Во главе покоренных стран ставились ханы, а для административного контроля и управления — баскаки, а сложная сеть чиновников собирала всевозможные виды податей и налогов. Высшее командование частей, формировавшихся из покоренных народов, принадлежало нойонам и тысячникам–монголам.

По сведениям, оставленным историком Чингиз–Хана, Абульхази, Чингиз–Хан в начале завоеваний имел 40000 воинов, умирая, оставил сыновьям 120000 монгол и татарских войск. Войска эти служили основными силами в дальнейших завоеваниях образовавшейся обширной Империи, разделенной на несколько Улусов.

По культуре монголы стояли несравненно ниже всех покоренных народов. Они не имели письменности и прочно сложившихся религиозных представлений и пользовались письменностью одного из покоренных ими народа племени Уйгуров. Религиозные представления их ограничивались гаданиями и примитивными ритуальными плясками шаманов, почему среди монгольской знати существовало немало лиц, исповедовавших культы других народов, чем и объяснялась их терпимость к религиям покоряемых народов.

Покорив Восточную Сибирь, Северный Китай и Среднюю Азию, Чингиз–Хан не ограничился этими завоеваниями. По обычаю монгол, несмотря на неограниченную власть Верховного Хана, все вопросы, касавшиеся общей политики, решались на собраниях всего ханского рода и монгольской знати, собиравшихся на «Курултай», впервые собранный Чингиз–Ханом, где составлялись планы завоеваний. Предполагалось, что Китай, Персия, Египет, и народы Восточной Европы, живущие к западу от Урала, будут завоеваны.

При жизни Чингиз–Хана из Средней Азии с целью разведки Кавказа и Восточной Европы был послан в 20 000 конный отряд под начальством лучших полководцев Субутая и Джеби. Предварительной задачей этого отряда было преследование Шаха Хорезма, который с 70000 отрядом более преданных воинов скрылся в Мезедержане. Шах с войсками был загнан на один из островов Каспийского моря, где и умер.

Субутай с отрядом прошел по южным владениям Хорезма, произвел повсюду разрушение и вышел в пределы Кавказа. Он был встречен войсками грузинских рыцарей, которые в количестве 30000, заняли выгодную позицию. Не имея возможности произвести охват грузинских войск, монголы применили свойственную им тактику. Они бросились бежать, чем и вызвали грузин покинуть свои позиции и перейти к преследованию. Выйдя из занимаемой прочной позиции, грузины были атакованы монголами и потерпели полное поражение. Разбив грузинский отряд, монголы уклонились к востоку, и, двигаясь побережьем Каспийского моря, вышли в половецкие степи. Здесь они встретили сопротивление половцев, лезгин, черкес, алан, русов Приазовья и бродников. Монголы применили свойственную им тактику — ослабления противника, действуя на его племенную рознь.

Половцев они убеждали, что они пришли воевать не против них, а чуждых им по крови народов. Русским говорили, что пришли воевать против «конюхов» половцев. Тактика эта имела успех, и монголы вошли в пределы Таврии, где и зимовали в пределах русских владений, в которых, по всей вероятности, нашли союзников. Весной отряд монгол вышел в донские степи и напал на половцев. При отряде монгол уже находилась некоторая часть русов с их вождем Пласкиней. Половцы под напором монгол бросились бежать на запад, и их хан, Котян, на дочери которого был женат галицкий князь Мстислав Удалой, стал просить русских князей помочь ему против появившегося общего врага, монгол. Русские князья в 1223 году, только что окончившие походы в земли Владимира–Суздаля и Новгорода с целью усмирения княжеских междоусобиц, собрались в Киеве для совещания.

По просьбе Котяна, русские князья решили выступить против монгол. Это была первая встреча русских войск с монголами.

В это время Чингиз–Хан с главными силами оставался в пределах Самарканда и продолжал дальнейшее завоевание Хорезма.

После смерти Шаха Мухаммеда, войну против монгол продолжал его сын. Он нанес поражение отряду монгол. Против него выступил Чингиз–Хан, загнал его в Индию, и решил напасть на владения Кара–Китая. Он двинулся против оскорбившего его владыки Кара–Китаев, который на просьбу Чингиз–Хана о помощи против Шаха Хорезма ответил: «Если ты силен, то помощь моя тебе не нужна, если же слаб, то не выступай». Земли Кара–Китая были покорены, но в 1227 году Чингиз–Хан умер, по сведениям, был умертвлен женщиной, подосланной к нему с этой целью.

Империя была разделена на Улусы между его сыновьями. Преемником его был назначен его третий сын — Угедей, получивший во владение Монголию с восточной частью Сибири, с землями нейманов и киргизов. Северную часть Китая, земли уйгуров и Кара–Китая, а также Маньчжурию — получил младший сын — Тулу. Земли бывшего Хорезма получил второй сын — Джагатай. Западная часть Сибири, населенная кипчаками и казахами, была предназначена Чингиз-Ханом старшему сыну, который был оговорен завистливыми братьями и убит по приказу отца. Эти владения достались следующему сыну — Батыю.

В 1237 году начались дальнейшие завоевания монгол и Батый двинулся на завоевания русских земель.

Институт истории им. Ш.Марджани | Академия наук Республики Татарстан

Образование: высшее

     

https://oulu.academia.edu/RomanHautala

Место работы: Институт истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан

Должность: Старший научный сотрудник, Редактор английских текстов

Ученая степень: Ph.D. (история)

Сфера научных интересов: история взаимоотношений между католическим миром и империей монголов в средневековье

Знание языков: русский, английский, французский, итальянский, испанский, латинский, финский

Редакция научных сборников

(вместе с Alexander V. Maiorov) The Routledge Handbook of the Mongols and Central-Eastern Europe. Oxford; New York: Routledge, 2021. Режим доступа: https://www.routledge.com/The-Routledge-Handbook-of-the-Mongols-and-Central-Eastern-Europe/Maiorov-Hautala/p/book/9780367409326?fbclid=IwAR0ZMSXOcRN3z7pVk3KnBIyLOc2cjmcjtzS-mj0tTzWJW0WAl0Q9KE8O13A

(вместе с И.М. Миргалеев) Эпидемии и природные катаклизмы в Золотой Орде и на сопредельных территориях (XIII–XVI вв.). Сборник научных статей. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2018. Режим доступа: https://www.academia.edu/44202531

(вместе с Р.С. Хакимов, М. Фаверо, В. Трепавлов, И.М. Миргалеев) Золотая Орда в мировой истории. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2016. Режим доступа: https://www.academia.edu/31011818

Основные научные труды:

Монографии

В землях «Северной Тартарии»: Сведения латинских источников о Золотой Орде в правление хана Узбека (1313–1341). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2019. 976 с. Режим доступа: https://www.academia.edu/44091994

Crusaders, Missionaries and Eurasian Nomads in the 13th–14th centuries: A Century of Interactions / Victor Spinei (ed.). București: Editura Academiei Române; Brăilei: Editura Istros a Muzeului Brăilei «Carol I», 2017. 477 p. Режим доступа: https://www.academia.edu/37409138

От «Давида, царя Индий» до «ненавистного плебса Сатаны». Антология ранних латинских сведений о татаро-монголах. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. 496 с. Режим доступа: https://www.academia.edu/35387741

Статьи в сборниках трудов

The Mongols in Eastern Europe // The Routledge Handbook of East Central and Eastern Europe in the Middle Ages, 500–1300 / Curta, Florin (ed.). Oxford; New York: Routledge, 2021. P. 547–559. Режим доступа: https://www.routledge.com/The-Routledge-Handbook-of-East-Central-and-Eastern-Europe-in-the-Middle/Curta/p/book/9780367226558

Islamization of the Golden Horde during the Özbeg Khan’s Rule according to Muslim, Latin, and Rus’ Sources // The Routledge Handbook of the Mongols and Central-Eastern Europe / Maiorov, Alexander V. ; Hautala, Roman (eds). Oxford; New York: Routledge, 2021. P. 501–512. Режим доступа: https://www.taylorfrancis.com/chapters/edit/10.4324/9780367809959-33/islamization-golden-horde-%C3%B6zbeg-khan-rule-according-muslim-latin-rus-sources-roman-hautala?context=ubx&refId=4a104692-e29b-416c-a04f-3763e7e8d45c

The Polish-Mongol Conflict over Succession of the Halych and Volhynian Principality in the Middle of the Fourteenth Century // The Routledge Handbook of the Mongols and Central-Eastern Europe / Maiorov, Alexander V.; Hautala, Roman (eds). Oxford; New York: Routledge, 2021. P. 175–188. Режим доступа: https://www.taylorfrancis.com/chapters/edit/10.4324/9780367809959-11/polish-mongol-conflict-succession-halych-volhynian-principality-middle-fourteenth-century-roman-hautala?context=ubx&refId=dd5938ec-98a0-4f6a-a0df-f2beb8f7180a

(вместе с Alexander V. Maiorov) Introduction: From the Great Western Campaign to the Decline of the Golden Horde: New Tendencies in the Study of the Mongol Factor in the History of Central-Eastern Europe // The Routledge Handbook of the Mongols and Central-Eastern Europe / Maiorov, Alexander V. ; Hautala, Roman (eds). Oxford; New York: Routledge, 2021. P. 1–12. Режим доступа: https://www.taylorfrancis.com/chapters/edit/10.4324/9780367809959-1/introduction-alexander-maiorov-roman-hautala?context=ubx&refId=2848e63c-ca52-4ef7-9922-f7bc7923fcdd

The Mongol Empire // The Cambridge History of War, Vol. II: War and the Medieval World / Curry, Anne; Graff, David A. (eds). Cambridge: Cambridge University Press, 2020. P. 297–321. DOI: https://doi.org/10.1017/9781139025492.012

Catholic Missions in the Golden Horde Territory // From Pax Mongolica to Pax Ottomanica: War, Religion and Trade in the Northwestern Black Sea Region (14th–16th Centuries) / Cristea, Ovidiu; Pilat, Silviu (eds). Leiden; Boston: Brill, 2020. P. 39–65. DOI: https://doi.org/10.1163/9789004422445_004

The Fictional Tatar Massacre of Greeks in Sudak (Crimea) in 1278: The Problem of Forced Interpretation of a Single Source (unus testis) // Tieto vai mielikuvat? Kohtaamiset, representaatiot ja yhteisöt muuttuvassa maailmassa / Alenius, Kari; Kallinen, Maija; Julku, Maria (eds). Rovaniemi; Vaasa: Pohjois-Suomen historiallinen yhdistys = Societas historica Finlandiae septentrionalis, 2019. P. 193–201. Режим доступа: https://www.academia.edu/41648386

Рассмотрение четырех «вопросов» в истории Золотой Орды на основе миссионерских источников // Studia Mediaevalia Europea et Orientalia: Miscellanea in honorem Professoris Emeriti Victor Spinei oblata / Bilavschi, G.; Aparaschivei, D. (eds). București: Editura Academiei Române, 2018. P. 299–318. Режим доступа: https://www.academia.edu/38173655

Русские летописи о религиозной политике хана Узбека (1313–1341) и его отношениях с княжествами Северо-Восточной Руси // Colloquia Russica, Серия I, Т. 7: Русь и мир кочевников (вторая половина IX–XVI вв.). Материалы VII Международной конференции, Пльзень, 23–26 ноября 2016 г. / Нагирный, В. (ред.). Krakow: Jagiellonian University, 2017. С. 259–280. Режим доступа: https://www.academia.edu/35218572

The Kingdom of Hungary and the Cumans Shortly before the Western Campaign of the Mongols // The Golden Horde in World History. A Multi-Authored Monograph / Khakimov, R.S.; Favereau, M. (eds.). Kazan: Sh. Marjani Institute of History of Tatarstan Academy of Sciences, 2017. P. 49–56. Режим доступа: http://админ.татаровед.рф/uploads/libraries/original/601da91b344a959bff7e018bcc5cfb69fb50f024.pdf?1499332069

Catholic Missionaries in the Golden Horde // The Golden Horde in World History. A Multi-Authored Monograph / Khakimov, R.S.; Favereau, M. (eds.). Kazan: Sh. Marjani Institute of History of Tatarstan Academy of Sciences, 2017. P. 323–328. Режим доступа: http://админ.татаровед.рф/uploads/libraries/original/601da91b344a959bff7e018bcc5cfb69fb50f024.pdf?1499332069

The Confrontation between the Ulus of Jochi and the Catholic Europe from the mid-13th to the mid-14th centuries // The Golden Horde in World History. A Multi-Authored Monograph / Khakimov, R.S.; Favereau, M. (eds.). Kazan: Sh. Marjani Institute of History of Tatarstan Academy of Sciences, 2017. P. 364–376. Режим доступа: http://админ.татаровед. рф/uploads/libraries/original/601da91b344a959bff7e018bcc5cfb69fb50f024.pdf?1499332069

Взаимоотношения куманов с королевством Венгрии накануне монгольского вторжения 1241 года // Тюркологический сборник 2013–2014. Памяти Сергея Григорьевича Кляшторного (1928–2014). Москва: Наука, Восточная литература, 2016. С. 331–358. Режим доступа: https://www.academia.edu/44210075 

Королевство Венгрии и куманы в преддверии западного похода монголов // Золотая Орда в мировой истории / Хакимов, Р.С.; Фаверо, М.; Трепавлов, В.В.; Миргалеев, И.М.; Хаутала, Р. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 50–58. Режим доступа: https://www.academia.edu/31011818

Католические миссионеры в Золотой Орде // Золотая Орда в мировой истории / Хакимов, Р.С.; Фаверо, М.; Трепавлов, В.В.; Миргалеев, И.М.; Хаутала, Р. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 328–334. Режим доступа: https://www. academia.edu/31011818

Противостояние между Улусом Джучи и католической Европой с середины XIII до середины XIV века // Золотая Орда в мировой истории / Хакимов, Р.С.; Фаверо, М.; Трепавлов, В.В.; Миргалеев, И.М.; Хаутала, Р. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 371–384. Режим доступа: https://www.academia.edu/31011818

Сведения о заволжских мадьярах в латинских источниках XIII–XV веков // История татар Западного Приуралья, Том I: Кочевники Великой степи в Приуралье. Татарские средневековые государства / Хакимов, Р.С.; Миргалеев, И.М.; Аксанов, А.В. и др. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 156–177. Режим доступа: https://www.academia.edu/29072934

Запись брата Рикардуса об открытии Великой Венгрии (начало 1236 года) // История татар Западного Приуралья, Том I: Кочевники Великой степи в Приуралье. Татарские средневековые государства / Хакимов, Р. С.; Миргалеев, И.М.; Аксанов, А.В. и др. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 330–340. Режим доступа: https://www.academia.edu/29073355

Послание папы Иоанна XXII христианским венграм, мелькитам и аланам Чагатайского улуса с рекомендацией нового епископа Самарканда Томмазо Манказоле (29 сентября 1329 года) // История татар Западного Приуралья, Том I: Кочевники Великой степи в Приуралье. Татарские средневековые государства / Хакимов, Р.С.; Миргалеев, И.М.; Аксанов, А.В. и др. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. С. 366–367. Режим доступа: https://www.academia.edu/29073467

Ранние латинские сведения о монгольской экспансии на Ближнем Востоке // Золотая Орда: история и культурное наследие: сборник научных материалов / Кушкумбаев, А.К. (ред.). Астана: Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева, 2015. С. 7–23. Режим доступа: https://www. academia.edu/30454845

Махалля у татар Финляндии (история и современность) // Татарские населенные пункты и махалли: история и проблемы возрождения: сборник научных статей / Шагавиев, Д.А.; Гайнанова, М.Р. (ред.). Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. С. 62–68. Режим доступа: https://www.academia.edu/20017519 

Исламизация татар, согласно латинским источникам конца XIII и первой половины XIV века // Ислам и власть в Золотой Орде. Сборник научных статей. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2013. С. 18–72. Режим доступа: https://www.academia.edu/4347809

Статьи в журналах

Монгольское завоевание восточных мадьяр по письменным источникам // Золотоордынское наследие, Выпуск 4: Сборник статей, посвященный 700-летию со дня рождения средневекового татарского поэта Сейфа Сараи. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2021. С. 74–91. Режим доступа: https://www.academia.edu/61531025

The Loss and Reacquisition of Caffa: The Status of the Genoese Entrepôt within the Borders of the Golden Horde // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2021. Т. 9, № 2. С. 247–263. DOI: http://dx.doi.org/10.22378/2313-6197.2021-9-2.247-263

Ранние джучидские военные кампании и протолуидские письменные источники // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2020. Т. 8, № 4. С. 647–661. DOI: http://dx.doi.org/10.22378/2313-6197.2020-8-4.647-661

Францисканцы и доминиканцы в Золотой Орде: развитие миссионерской деятельности до середины XIV века // Золотоордынское наследие, Выпуск 3: Материалы VI Международного Золотоордынского Форума «Pax Tatarica: генезис и наследие государственности Золотой Орды», Казань, 26–28 июня 2019 г. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2019. С. 69–86. Режим доступа: https://www.academia.edu/41419683

Comparing Eastern and Missionary Sources on the Golden Horde’s History, // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2019. Т. 7, № 2. С. 208–224. DOI: http://dx.doi.org/10.22378/2313-6197.2019-7-2.208-224

Latin Sources on the Missionary Activity of the Franciscans in the Golden Horde in the Reign of Khan Uzbek (1313–1341) // Тюркологические исследования=Turkological Studies. Казань: Автономная некоммерческая организация “Институт культурного наследия”, 2019. Т. 2, № 1. С. 13–35. Режим доступа: https://www.academia.edu/38853482

Western Missionaries and Merchants: An Example of Cooperation within the Framework of the Mongol Empire // Тюркологические исследования=Turkological Studies. Казань:  Автономная некоммерческая организация «Институт культурного наследия», 2018. Т. 1, № 4. С. 42–66. Режим доступа: https://www.academia.edu/38062047

Латинские источники о миссионерской деятельности францисканцев в Золотой Орде в правление хана Узбека (1313–1341) // Историческій Вѣстникъ, Том двадцать пятый: Экспансия Монгольской империи / Горский, А. А. (ред.). Москва: Российский государственный гуманитарный университет, 2018. С. 76–119. Режим доступа: https://www.academia.edu/38057155

(вместе с Владислав П. Гулевич) Письмо тосканского анонима о взятии Кафы в 1475 году из кодекса Q 116 sup Амброзианской библиотеки // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2018. Т. 6, № 4. С. 829–854. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2018-6-4.829-854

Исламизация Джучидского и Хулагуидского улусов в сравнении: точки зрения мусульманских и христианских источников // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2018. Т. 6, № 4. С. 676–695. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2018-6-4.676-695

Образ мамлюкских и монгольских правителей в трактатах католических миссионеров и теоретиков крестовых походов второй половины XIII – первой половины XIV веков // Наукові праці Кам’янець-Подільського національного університету імені Івана Огієнка. Історичні науки, Том 28: До 100-річчя від заснування Кам’янець-Подільського національного університету імені Івана Огієнка. Кам’янець-Подільський: Кам’янець-Подільський національний університет імені Івана Огієнка, 2018. С. 119–127. Режим доступа: https://www.academia.edu/37557695

Comparing the Islamisation of the Jochid and Hülegüid Uluses // Revue des Mondes Musulmans et de la Méditerranée, No. 143: La Horde d’Or et l’islamisation des steppes eurasiatiques = The Golden Horde and the Islamisation of the Eurasian Steppes / Favereau, M. (ed.). Aix-en-Provence: L’Association pour les Etudes en Sciences Humaines et Sociales sur l’Afrique du Nord et les Mondes Musulmans, 2018. P. 65–79. Режим доступа: http://journals.openedition.org/remmm/10705

(вместе с Владислав П. Гулевич) Малоизвестный источник о посольстве Сигизмунда Люксембургского в Каффу 1412 г. // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2018. Т. 6, № 1. С. 199–211. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2018-6-1.199-211

Russian Chronicles on the Religious Policy of Uzbek Khan (1313–1341) and His Relations with the Principalities of the North-Eastern Rus’ // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Т. 5, № 4. С. 736–755. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2017-5-4.736-755 

(в соавторстве с Владислав П. Гулевич) Письмо польского гетмана Яна Замойского “о прохождении татар через Покутье в 1594 году” // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Т. 5, № 2. С. 437–459. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2017-5-2.437-459

Вымышленное сватовство безымянного астраханского хана // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Т. 5, № 1. С. 220–225. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197. 2017-5-1.220-225

Западные миссионеры и торговцы: пример взаимодействия в рамках Монгольской империи // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Вып. 10. С. 113–131. Режим доступа: http://civil.goldhorde.ru/tekushhij-nomer/

Открытие «Великой (Старшей) Венгрии» и судьба восточных венгров после татарского завоевания 1236 года // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Вып. 10. С. 340–357. Режим доступа: http://civil.goldhorde.ru/tekushhij-nomer/

Le fonti medievali russe sulla subordinazione della Rus’ all’Impero mongolo // Sulla Via del Catai: rivista semestrale sulle relazioni culturali tra Europa e Cina, Anno IX, Numero 14: Ad Tartaros. I mongoli tra Oriente ed Occidente / Antonucci, D. (ed.) Trento: Centro studi Martino Martini, 2016. P. 79–92. Режим доступа: https://www. martinomartinicenter.org/catai-14.html#

Письмо Ладислава, францисканского кустодия Газарии (Каффа, 10 апреля 1287 года) // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Т. 5, № 1. С. 193–199. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2017-5-1.193-199

Сведения францисканских источников о католической миссионерской деятельности в Золотой Орде // Историjски часопис = The Historical Review. Beograd: Srpska akademija nauka i umetnosti, Istorijski institut, 2016. Т. 65. С. 35–43. Режим доступа: https://www.ceeol.com/search/article-detail?id=483136

(в соавторстве с Гульмира Сабденова) Hungarian Expansion in Cumania on the Eve of the Mongol Invasion of 1241 // Archivum Eurasiae Medii Aevi. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2016. No. 22. P. 71–106. Режим доступа: https://www.academia.edu/44210219

Latin Sources on Competing Catholic and Muslim Proselytizing Activity among the Golden Horde’s Nomads in the First Quarter of the 14th Century // Archivum Eurasiae Medii Aevi. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2016. No. 22. P. 57–70. Режим доступа: https://www.academia.edu/44210293

От Бату до Джанибека: военные конфликты Улуса Джучи с Польшей и Венгрией (2) // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. Т. 4, № 3. С. 485–528. Режим доступа: https://www.academia.edu/28573396

Early Hungarian Information on the Beginning of the Western Campaign of Batu (1235–1242) // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest: Akadémiai Kiadó, 2016. Vol. 69, No. 2. P. 183–199. DOI: https://doi.org/10.1556/062.2016.69.2.5

Latin Sources on the Religious Situation in the Golden Horde in the Early Reign of Uzbek Khan // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. Т. 4, № 2. С. 336–346. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/%e2%84%96-2-2016/

От Бату до Джанибека: военные конфликты Улуса Джучи с Польшей и Венгрией (1) // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. Т. 4, № 2. С. 272–313. Режим доступа: https://www.academia.edu/26812771

Information of the Latin Sources about the Relations between the Kingdom of Hungary and Cumans on the Eve of the Invasion of Batu in 1241 // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2016. Вып. 9. С. 29–43. Режим доступа: http://civil.goldhorde.ru/9-2016/

Ранние венгерские сведения о Западном походе монголов (1235–1242 гг.) // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. № 4. С. 6–13. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/4-2015/

Latin Sources’ Information about the Mongols Related to Their Re-Conquest of Transcaucasia // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. № 3. С. 6–22. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/3-2015/

Папские послания в Венгрию, касающиеся пребывания тевтонских рыцарей в Трансильвании (1211–1225) // Петербургские славянские и балканские исследования=Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2015. № 1. С. 96–115. Режим доступа: https://www.academia.edu/17555181

Early Latin Reports about the Mongols (1221): Reasons for Distortion of Reality // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. № 1. С. 50–66. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/17-2015/

Папские послания о кумано-тевтонских столкновениях в начале XIII столетия // Схiдний Свiт. Київ: Інститут сходознавства ім. А.Ю. Кримського Національної академії наук України, 2015. № 1. С. 47–52. Режим доступа: http://nbuv.gov.ua/UJRN/SkhS_2015_1_8

Грамоты венгерского короля Андрея II, предоставленные тевтонским рыцарям в Трансильвании: латинские тексты, переводы и комментарии // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. Вып. 8. С. 13–30. Режим доступа: https://www.academia.edu/16121404

The Teutonic Knights’ Military Confrontation with the Cumans during their Stay in Transylvania (1211–1225) // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. Вып. 8. С. 80–89. Режим доступа: https://www.academia.edu/16121471

Исторический контекст основания католической епархии Кумании 1227 года // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. Вып. 7. С. 111–139. Режим доступа: https://www.academia.edu/11290143

Ранние венгерские сведения о западном походе монголов (1235–1242) // Rossica Antiqua. Санкт-Петербург: Исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2014. № 2/10. С. 71–101. Режим доступа: https://www.academia.edu/15498164

Монгольская экспансия и Пятый Крестовый поход в латинских источниках 1221 года // Схiдний Свiт. Київ: Інститут сходознавства ім. А.Ю. Кримського Національної академії наук України, 2014. № 4. С. 110–122. Режим доступа: https://www.academia.edu/11229329

Письма францисканцев из Золотой Орды: сведения латинских источников о религиозной политике хана Узбека (1312/13–1341) // Rossica Antiqua. Санкт-Петербург: Исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2014. № 1/9. С. 63–103. Режим доступа: http://rossica-antiqua.ru/index.php/rossica/article/view/30

История деяний Давида, царя Индий (1221): латинский текст, перевод и комментарии // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. № 4 (6). С. 25–49. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/4-6-2014/

Сведения францисканских миссионеров об исламизации кочевников Золотой Орды в начале правления хана Узбека // Схiдний Свiт. Київ: Інститут сходознавства ім. А.Ю. Кримського Національної академії наук України, 2014. № 3. С. 46–52. Режим доступа: http://nbuv.gov.ua/UJRN/SkhS_2014_3_7

Ярлык Узбека францисканцам Золотой Орды 1314 года: латинский текст, русский перевод и комментарии // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. № 3. С. 31–48. Режим доступа: https://www.academia.edu/9936442

Два письма францисканцев из Крыма 1323 года: латинский текст, русский перевод и комментарии // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. Вып. 7. С. 87–110. Режим доступа: https://www.academia.edu/11290000

The Franciscan Letters from the Golden Horde: Evidence of the Latin Sources against the Thesis of the Total Nomadic Islamization in the Early Reign of Uzbek Khan (1312/13–1341) // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. Вып. 7. С. 311–323. Режим доступа: https://www.academia.edu/11290330

Russian Chronicles on the Submission of the Kievan Rus’ to the Mongol Empire // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2013. № 1. С. 207–221. Режим доступа: https://www.academia.edu/5464728

Latin Sources on the Religious Situation in the Western Mongol Uluses in the late 13th – early 14th centuries // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2013. Вып. 6. С. 273–280. Режим доступа: https://www.academia.edu/7700886

 Католические миссионеры в Империи Монголов (XIII–XIV вв.) // Схiдний Свiт. Київ: Інститут сходознавства ім. А.Ю. Кримського Національної академії наук України, 2013. № 2–3. С. 74–80. Режим доступа: http://nbuv.gov.ua/UJRN/SkhS_2013_2-3_12

Итальянские торговые республики в византийской внешней политике Михаила VIII Палеолога (1259–1282) // Хабаршы/Вестник «Тарих және саяси-әлеуметтік ғылымдар» сериясы/Серия «Исторические и социально-политические науки». Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ, 2012. № 4 (35). С. 71–75. Режим доступа: http://articlekz.com/article/10916

Коммуникативные особенности дипломатических связей между государствами Западной Европы и империей монголов в XIII в. // Сходознавство. Київ: Інститут сходознавства ім. А.Ю. Кримського Національної академії наук України, 2012. № 57–58. С. 158–184. Режим доступа: https://www.academia.edu/2207012

Идеологические предпосылки и цели первых папских посольств к монголам в 1245–48 гг. // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2012. Вып. 5. С. 340–362. Режим доступа: https://www.academia.edu/4357010 

(вместе с Досбол Байгунаков) Папская внешняя политика ХІІІ–ХІV веков в отношениях с монгольской империей // Хабаршы/Вестник «Тарих және саяси-әлеуметтік ғылымдар» сериясы/Серия «Исторические и социально-политические науки». Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ, 2011. № 2 (29). С. 95–102. Режим доступа: http://articlekz. com/article/10934

L’impero mongolo nella storiografia sovietica // Studi storici. Rivista trimestrale dell’Istituto Gramsci. Roma: Carocci editore, 2007. Vol. 48, No. 2. P. 361–383. Режим доступа: https://www.academia.edu/2172639

Статьи в материалах конференций

Католический прозелитизм в Золотой Орде как отражение религиозной толерантности джичудских ханов // XIII Фаизхановские чтения. «Наследие Золотой Орды в государственности и культурных традициях народов Евразии». Материалы Международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 4–6 мая 2016 г.). К 750-летию образования Золотой Орды. Москва: Издательский дом «Медина», 2017. С. 534–549. Режим доступа: https://www.academia.edu/32637943

Деяния Давида, царя Индий (1221): первые упоминания монголов в латинских источниках // Казак хандыгынын курылуынын 550 жылдыгына орай уйымдастырылган «Казак хандыгы: тарих, теория жэне бугинги кун» атты халыкаралык гылыми-теориялык конференция материалдары жинагы. Алматы: Эл-Фараби атындагы Каз¥У, 2015. С. 48–50.

Ранняя европейская реакция по отношению к инвазии монголов в Польшу и Венгрию в 1241–42 годах // Казак хандыгынын курылуынын 550 жылдыгына орай уйымдастырылган «Казак хандыгы: тарих, теория жэне бугинги кун» атты халыкаралык гылыми-теориялык конференция материалдары жинагы. Алматы: Эл-Фараби атындагы Каз¥У, 2015. С. 140–143.

Сведения латинских источников о религиозной ситуации в Чагатайском улусе во второй четверти XIV века // Материалы международной конференции «Бекмахановские чтения» Алматы (Казахстан), 20–21 февраля 2015 года. Алматы: Казак университетi, 2015. С. 85–87.

Обстоятельства первого дипломатического контакта между Западной Европой и монголами // Материалы международной научно-практической конференции «VII Оразбаевские чтения» Алматы (Казахстан), 28–29 апреля 2015 года. Алматы: Казак университетi, 2015. С. 222–225.

Эволюция взаимоотношений Венгрии с куманами накануне монгольского вторжения 1241 года // Материалы республиканской научно-практической конференции «Преемственность истории и опыта Казахского ханства с идеей “Мәңгілік Ел” посвященной 550-летию Казахского ханства», Алматы (Казахстан), 24 апреля 2015 года. Алматы: «Қыздар университеті» баспасы, 2015. С. 20–23.

Сведения латинских источников о францисканском апостолате на территории Золотой Орды в конце XIII – первой половине XIV века // Материалы  международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы  всемирной истории», Туркестан, 11 апреля 2014 г. Туркiстан (Казахстан): Международный казахско-турецкий университет имени А.Ясави, 2014. С. 44–50.

Перспектива крещения монголов в трактатах теоретиков католического миссионерства второй половины XIII века // Материалы международной научно-теоретической конференции «Традиционная и современная этнология Казахстана», приуроченной к 80-летию КазНУ им. аль-Фараби и 60-летию А.Б. Калыша 29 марта 2014 г. Алматы: Казак университетi, 2014. С. 43–47.

Старые и новые тенденции в западноевропейской историографии крестовых походов // Материалы международной научно-теоретической конференции «Мировая история, историография и источниковедение в системе инновационно-научного познания», Алматы, 26–27 апреля, 2013 г. Алматы: Казак университетi, 2013. С. 22–34. Режим доступа: https://www.academia.edu/5383911

Научное значение сравнительного анализа разнородных источников в изучении средневековой глобальной истории // Материалы международной научной конференции «Дулатовские чтения», Алматы, 31 марта –1 апреля 2011 г. Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ, 2011. С. 28–33.

Научное значение сравнительного анализа разнородных источников в изучении средневековой глобальной истории // Материалы Международной научно-практической конференции «Бекмахановские чтения – 2011», Алматы, 26–27 мая 2011 г. Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ, 2011. С. 6–11.

Ильханат Персии, султанат мамлюков и римское папство. Образец последствий рождения Монгольской империи в глобальной политике евразийского континента // «Отан тарихының мен тұжырымдамасының озектi мәселелерi» атты «Қасымбаев оқулары» Халықаралық ғылыми-тәжiрибелiк конференциясының материалдары. 21–22 желтоқсан 2010 жыл. Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ, 2010. С. 341–344.

Онлайн публикации

Vernadsky, George V. (1887–1973). Profilo academico // Centro Studi sull’Europa Centro-Orientale nel Medioevo. Firenze: Firenze University Press, 2014. Режим доступа: https://www.cesecom.it/it/profili/vernadsky-george-v/7

Vladimirtsov, Boris Jakovlevič (1884–1931). Profilo academico // Centro Studi sull’Europa Centro-Orientale nel Medioevo. Firenze: Firenze University Press, 2011. Режим доступа: https://www.cesecom.it/it/profili/vladimircov-boris-jakovlevi/5

Rybakov, Boris Aleksandrovič (1908–2001). Profilo academico // Centro Studi sull’Europa Centro-Orientale nel Medioevo. Firenze: Firenze University Press, 2011. Режим доступа: https://www.cesecom.it/it/profili/rybakov-boris-aleksandrovi/6

Отчеты о конференциях, рецензии и прочее

(вместе с Игорь Данилевский) The Round Table Discussion «The Image of the Mongols and Tatars in the Rus’ Chronicles of the 13th–15th centuries» // Colloquia Russica, Series I, Vol. 7: Русь и мир кочевников (вторая половина IX–XVI вв.). Материалы VII Международной конференции, Пльзень, 23–26 ноября 2016 г. / Нагирный, В. (ред.). Krakow: Jagiellonian University, 2017. С. 461–470. Режим доступа: https://www.academia.edu/35218660

Отчет о международной конференции «Русь и мир кочевников», проведенной в Пльзене (Чехия), 23–26 ноября 2016 г. // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Вып. 10. С. 485–490. Режим доступа: http://civil.goldhorde.ru/en/tekushhij-nomer/

Отчет о международной конференции «Монгольская экспансия и ее влияние на развитие Евразии в XIII–XIV веках», проведенной в Остраве (Чехия), 5–8 октября 2016 г. // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Вып. 10. С. 494–499. Режим доступа: http://civil.goldhorde.ru/en/tekushhij-nomer/

Отчет о международном семинаре «Связующие структуры, регионы и институты в монгольской Евразии: мезо-исторический анализ», Иерусалим, 17–18 мая 2017 года // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Т. 5, № 3. С. 683–686. DOI: https://doi.org/10.22378/2313-6197.2017-5-3.682-686

Отчет о международной конференции «Золотая Орда в глобальной перспективе. Имперские стратегии», Лейденский университет, 7–8 мая 2015 года // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2015. № 3. С. 220–231. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/3-2015/

Отчет о международной конференции «Мобильность и преобразования: экономические и культурные обмены в монгольской Евразии» (Иерусалим, 29 июня – 1 июля 2014) // Золотоордынское обозрение. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2014. № 4 (6). С. 218–233. Режим доступа: http://goldhorde.ru/en/4-6-2014/

Peter B. Golden. Central Asia in World History, New York; Oxford: Oxford University Press, 2011 // Научный Татарстан. Казань: Академия наук Республики Татарстан, 2013. № 1. С. 25–30. Режим доступа: https://www.academia.edu/7702161

Robert Irvin. Mamlūks and Crusaders: Men of the Sword and Men of the Pen, Burlington, VT: Ashgate Publishing, 2010 // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы всемирной истории», Туркестан, 5 апреля 2013. Туркiстан (Казахстан): Международный казахско-турецкий университет имени А. Ясави, 2013. С. 25–27. Режим доступа: https://www.academia.edu/4767635

Malcolm Barber, Keith Bate. Letters from the East. Crusaders, Pilgrims and Settlers in the 12th–13th centuries, Farnham, UK; Burlington, VT: Ashgate Publishing, 2010 // Византийский временник. Москва: Издательство «Наука», 2012. № 71 (96). С. 311–313. Режим доступа: http://www.vremennik.biz/opus/BB/71/57761

Timothy May. The Mongol Conquests in World History, London: Reaktion Books, 2011 // Золотоордынская цивилизация. Научный ежегодник. Казань: Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан, 2017. Вып. 5. С. 433–435. Режим доступа: https://www.academia.edu/2172631

Malcolm Barber, Keith Bate. Letters from the East. Crusaders, Pilgrims and Settlers in the 12th–13th centuries, Farnham, UK; Burlington, VT: Ashgate Publishing, 2010 // Historiallinen Aikakauskirja. Helsinki: Suomen Historiallinen Seura; Historian Ystäväin Liitto, 2012. № 2. С. 235–236. Режим доступа: https://www.academia.edu/4357061

В.В Трепавлов, И.М. Миргалеев (ред.). Мамай. Опыт историографической антологии. Сборник научных трудов, Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2010 // Centro Studi sull’Europa Centro-Orientale nel Medioevo. Firenze: Firenze University Press, 2012. Режим доступа: https://www.cesecom.it/it/recensioni/r/81 

Каракорум | Программа Шёлковый путь

Каракорум был основан в 1220 году как ставка Чингисхана,  по его приказу здесь учредили столицу Монгольской империи, которая  со временем стала одним из важнейших городов Великого Шелкового пути. Территориальные завоевания сделали государство монголов технологически развитой империей, поэтому в 1230-х гг. во  времена правления  Угэдэя хана  развитие  Каракорума  вышло на новую ступень .

Pax mongolica сильно повлиял на развитие цивилизации Евразии в XIII-XIV веках. На пике могущества Монгольская империя простиралась от Шанхайгуаня на воcтоке до Будапешта на западе, и от Руси на севере до Тибета на юге. Объединение огромной территории привело к повышению безопасности перемещения, в результате привело к росту объёмов и расширению географии торговли.

Каракорум находится в центральной Монголии, в бассейне реки Орхон на склонах Хангайского хребта, где расположены лучшие пастбища, издавна привлекавшие к себе кочевников. На этой священной земле степных народов пересекаются пути с востока на запад через Монголию. Как свидетельствуют древние турецкие, китайские, уйгурские и согдийские письмена, начиная с VIII- IX веков нашей эры, эта область стала процветающим культурным центром степных народов. Место для Каракорума было выбрано в соотвествии с политическими, культурными, экологическими интересами. Монголы знали о ранней истории региона и обогатили ее соединив здесь степные традиции  с местными обычаями.

В 1235 г. Каракорум был обнесен глинобитной  стеной и представлял собой  вытянутый с юга на север прямоугольник размером примерно 1,5 на 2,5 километра. Стены были необходимы для того чтобы контролировать подступы к городу, но в случае атак не могли его защитить. Центральная часть Каракорума была застроена каменными зданиями, которые образовывали несколько улиц. В них размещались учреждения и торговые дома. Центральные кварталы города в окружении площадок для гэр (юрт) являлись уникальным сочетанием монументальной застройки с традиционными жилищами кочевников.

Францисканец Гильом де Рубрук, первый европеец, в 1253-1255 гг. посетивший Каракорум пишет:

Там имеются два квартала: один Саррацинов, в котором бывает базар, и многие купцы стекаются туда из-за двора, который постоянно находится вблизи него, и из-за обилия послов; другой квартал Катайев, которые все ремесленники. Вне этих кварталов находятся большие дворцы, принадлежащие придворным секретарям. Там находятся двенадцать кумирен различных народов, две мечети, в которых провозглашают закон Магомета, и одна христианская церковь на краю города. Город окружен глиняной стеною и имеет 4 ворот. У восточных продается пшено и другое зерно, которое, однако, редко ввозится; у западных продают баранов и коз; у южных продают быков и повозки; у северных продают коней.

Международные археологические экспедиции во время раскопок в бассейне Онона нашли множество предметов, среди которых золотая корона с орлом и женское украшение, богато украшенное драгоценными камнями. В Каракоруме археологи раскопали каменные опоры храма Угэдэя, каменную мостовую и нашли большое количество китайских вещей, среди них фрагменты китайского шелка. Также была обнаружена  хорошо сохранившаяся латунная печать, отлитая в 1371 г. и принадлежавшая главе финансового ведомства, одного из шести министерств правительства средневековой Монголии. Многие находки свидетельствуют об экономической жизни города. Монголы владели чугунолитейным производством, занимались обработкой меди, золота, серебра, железа, изготавливали стекло, керамику и ювелирные изделия. Кирпичи для дворцовых стен обжигались  в больших круглых печах, чьи основания сохранились до наших дней.

Раскопки обнаружили квартал оружейников, производивших оружие и снаряжение для армии, были обнаружены бронзовые втулки для боевых колесниц, большое количество наконечников стрел, металические весы и металические декоративные предметы. Были также найдены египетские статуэтки, что свидетельствует о торговых связях с дальними странами и сельскохозяйственные инструменты. Несмотря на то, что город жил главным образом привозным хлебом и рисом, его окружали обширные, хорошо орошаемые с помощью каналов, земледельческие пашни.

На протяжении 40 лет Каракорум  был центром государства, откуда шло управление империей и снабжение войск вооружением

Недавние раскопки обнаружили печи, для обжига изделий из керамики: плитки для крыши и шпили для зданий в китайском стиле, водопроводные трубы, и посуда. Спрос на  высокохудожественные керамические изделия удовлетворялся за счет импорта. Когда в XIV изобрели знаменитый сине-белый китайский фарфор, изделия из него почти сразу же  появились рынках Каракорума.

Сотни монет обнаруженные при раскопках  являются доказательством обширных торговых связей. Коммерческая деятельность мусульманских купцов играла роль моста соединявшего Каракорум со странами Центральной Азией, о чём свидетельствуют обнаруженные исламские монеты, которые чеканились в Каракоруме в 1237-1238 гг. Большинство обнаруженных  китайских монет принадлежат периоду правления Танской и Юаньской (монгольской) династий.

Великая Яса (основной закон) Чингисхана провозглашала веротерпимость в пределах империи и в династии одновременно были христиане, мусульмане, буддисты, конфуцианцы. Диспуты раввинов, мулл, христианских священников, «споры о вере» были распространенным занятием при ханском дворе в Каракоруме. Население Каракорума жило в условиях религиозного многообразия: шаманизм монголов, ислам мусульманских торговцев, буддизм и несторианское христианство.  По данным Рубрука, в городе находилось 12 храмов, в том числе две мечети и христианская церковь.

В 1260 г. хан Хубилай перенес столицу из Каракорума в Пекин и Марко Поло в 1270-х гг. прибыл в Пекин уже как в столицу Монгольской Империи. Благодаря построенному в 1585 г. в Каракоруме буддийскому монастырю Эрдэнэ-Дзу жизнь в городе продолжалась, однако в результате нескольких войн в конце XVI века Каракорум был полностью разрушен.

Современный Каракорум является историко-археологическим музеем, популярным туристическим маршрутом, местом проведения фестивалей и спортивных праздников.

Монгольская империя объединила мировую торговлю и утвердила значение Великого Шёлкового пути как основной транспортной магистрали. Морской шёлковый путь начавшись в Южном Китае по мере развития технологии и навигации превратился  в морской путь через Индийский океан  в Аравийское море, Персидский залив, Красное море и море Восточной Африки.

Наряду с материальными товарами по торговым путям перемещались идеи, знания и технологии. Торговля с далёкими странами познакомила европейцев с такими экономическими инструментами как векселя, депозитные вклады и страхование. Достижения исламских учёных в области математики, астрономии и других наук проникли в Африку, Восточную Азию и Европу именно в период монгольского мира. В Европу из Китая пришло книгопечатание и технология приготовления бумаги. В эпоху монгольского мира утвердились зачатки банковской системы, в том числе обмен денег и предоставление кредитов, что привело к росту торговых капиталов. 

На северо-западных рубежах Монгольской империи: русско-ордынское пограничье

Вернадский Г.В. 2014. Монголы и Русь. М.: Ломоносовъ. 512 с.

Воинские повести Древней Руси (сост. Н.В. Понырко). 1985. Л.: Лениздат. 495 с.

Егоров В.Л. 1985. Граница Руси с Золотой Ордой в XIII–XIV веках. – Вопросы истории. № 1. С. 16-29.

Золотая Орда в мировой истории: коллективная монография (отв. ред. И.М. Миргалиев, Р. Хаутала). 2016. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ. 968 с.

Каргалов В.В. 2008. Русь и кочевники. М.: Вече. 480 с.

Карпини Джовани дель Плано. 2008. История монголов. – История монголов. М.: Алгоритм. 336 с.

Кривошеев Ю.В. 2003. Русь и монголы: Исследования по истории Северо-Восточной Руси XII–XIV вв. СПб: Изд-во СПбГУ. 468 с.

Набиев Р.Ф. 2014. Государство Джучидов в XIV веке: проблемы политического и экономического развития: дис. … д.и.н. Казань. 619 с.

Назипов И.И. 2014. Северо-восточная Русь в системе политико-правовых связей Орды (Улуса Джучи) (1242–1502 годы). Пермь: Пермский институт экономики и финансов. 360 с.

Похлебкин В.В. 2000. Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII–XVI вв. 1238–1598 гг. (От битвы на р. Сить до покорения Сибири). М.: Международные отношения. 189 с.

Рахимзянов Б.Р. 2010. К вопросу о «буферных зонах» во взаимоотношениях поздней Золотой Орды и северо-восточных русских княжеств. – Средневековые тюрко-татарские государства. Вып. 2. Казань: Ихлас. С. 91-95.

Селезнев Ю.В. 2010. Русско-ордынские военные конфликты XIII–XV вв.: справочник. М.: Квадрига. 224 с.

Селезнев Ю.В. 2013. Русские князья в составе правящей элиты Джучиева Улуса в XIII–XV веках. Воронеж: Центрально-Черноземное книжное изд-во. 472 с.

Трепавлов В.В. 2010. Золотая Орда в XIV столетии. М.: Квадрига. 77 с.

Чернецов А.В. 2003. К проблеме оценки исторического значения монголо-татарского нашествия как хронологического рубежа. – Русь в XIII веке: Древности темного времени. М.: Наука. С. 12-17.

Івакін Г.Ю. 1996. Історичний розвиток Києва XIII – середини XVI ст. (історико-топографічні нариси). Киев: Альтернативи. 272 с.

Русина О.В. 1998. Україна пiд татарами i Литвою. Киев: Альтернативи. 320 с.

Halperin Ch.J. 1983. Russia in the Mongol Empire in Comparative Perspective. – Harvard Journal of Asiatic Studies. Vol. 43. Nо. 1. P. 239-261.

Монгольское нашествие: ремесленники — добыча и товар | Российское агентство правовой и судебной информации

В древнерусском обществе ремесленники поначалу не выделялись в особую социальную категорию и первые нормы права были индифферентны к защите их интересов. Во многом благодаря этому появилась одна из наиболее интересных форм объединений по защите прав людей на основании их профессиональной специализации – цеха. На Руси они стали зарождаться уже в XII веке и отличались от классических западноевропейских форм.

О том, как цеха способствовали развитию класса ремесленников, а также о влиянии на этот процесс монголо-татарского нашествия, рассказывает во втором эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


Экономическое развитие древнерусских княжеств в домонгольский период сопровождалось значительным прогрессом в ремесленном производстве. Число ремесленников в русских городах стремительно возрастало. Уже к XII веку на Руси насчитывалось свыше 60 обособленных ремесленных специальностей. 

Часть ремесел основывалась на металлургическом производстве, о высоком уровне развития которого свидетельствует применение сварки, литья, ковки металла, наварки и закалки стали. Древнерусские ремесленники производили более 150 видов железных и стальных изделий. Эта продукция играла важную роль в развитии товарных связей городов с сельской местностью.

Древнерусские ювелиры владели искусством чеканки цветных металлов. В ремесленных мастерских изготовлялись орудия труда (лемехи, топоры, зубила, клещи и т.д.), оружие (щиты, кольчужная броня, копья, шеломы, мечи и др.), предметы быта (ключи и т.п.), украшения — золотые, серебряные, бронзовые, медные. Кроме этого, в древнерусских городах были развиты такие виды ремёсел как гончарное, кожевенное, древодельное, камнетёсное, художественное и т.д.

Самые первые ремесленники появились в древнерусском обществе фактически стихийно и выглядели на первых порах «новичками» в структуре населения. Старое устное обычное право их не выделяло. Поэтому первоначально они сами были вынуждены бороться за свое место под солнцем и защищать свои права. В городских восстаниях периода становления феодализма в Новгороде, Киеве и в других местах главными участниками выступали именно ремесленники.

В целях достижения своих целей ремесленники были вынуждены объединяться в своеобразные корпорации. В этом проявлялась общая закономерность с процессами, протекающими в Европе. Городские ремесленники должны были конкурировать и с ремесленниками вотчинными, зависевшими от светских и духовных феодалов.

По некоторым данным, уже в домонгольский период в русских городах возникали ремесленные объединения аналогичные цеховым организациям западноевропейских городов. Это диктовалось исторической необходимостью. «В Средние века в каждом городе горожане вынуждены были для защиты своей шкуры объединяться против сельского дворянства», — писали Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

В классическом понимании «ремесленные цехи» — это тесно сплоченные организации производителей однородных товаров. Деятельность цехов не ограничивалась производством и сбытом готовых изделий, они прежде всего защищали права своих членов. 

Задача цеха состояла в том, чтобы оградить членов цеха — мастеров — от нецеховых ремесленников, от конкуренции постоянно прибывавших в город крестьян. В целях борьбы с «перепроизводством» и «кризисом сбыта» цех старался регулировать выпуск продукции, ограничивая число мастеров, а также устанавливая для отдельных мастеров количество станков, подмастерьев, учеников. 

Цеховые уставы сами формулировали и утверждали права и обязанности членов союза: они регламентировали качество продукции, рабочее время, размеры мастерских, цены готовой продукции. За соблюдением цеховых интересов следили старейшины во главе с деканом. Цех объединял мастеров и во внехозяйственной деятельности. Он всесторонне охватывал личную, семейную и общественную жизнь ремесленника. 

Объединения ремесленников на Руси несколько отличались от классических форм западноевропейских цехов, но более подробных источников об этом в России сохранилось не очень много из-за гибели таковых в период монгольского нашествия. Так, например, в качестве аналогов цехам в русских городах существовали братства кузнецов, объединявшиеся вокруг культа Козьмы и Демьяна — «покровителей» кузнечного ремесла.  

В таких корпорациях, в частности, регламентировались и права учеников, которые после нескольких лет ученичества могли претендовать на звание мастера, предоставив комиссии «урочные изделия» требуемого качества. 

Но в уставах говорилось и о жестких порядках пребывания в статусе учеников, т.е. не столько о праве, сколько о бесправии обучающихся. За непослушание и недостаточные успехи в овладении тайнами ремесла мастер мог строго наказывать ученика: «Многажды ремесленник кленеться не дати ученику ни ясти, ни пити». 

Если говорить о технологическом уровне древнерусского ремесленного производства, то все источники свидетельствуют о его высоких показателях. Археологические раскопки позволяют сделать вывод, что ремесленное производство Древней Руси находилось на одном уровне с ремесленниками Западной Европы и Востока.

Однако это развитие русских ремесел было грубо прервано монгольским нашествием. Ремесленники в правовом отношении, пострадали от завоевателей, пожалуй, больше других социальных слоев.  

Дело в том, что в Средневековье именно ремесленники считались одной из самых ценных добыч и целей грабительских набегов на другие государства. Ремесленников победители захватывали как трофеи в первую очередь. На Руси в XIII-XIV веках так и происходило: огромное число ремесленников было угнано в города формирующегося монгольского государства Золотая Орда, где их и эксплуатировали в соответствии со специальностью. 

Кроме этого, русских ремесленников захватывали и отправляли на невольничьи рынки. Центром работорговли стали крымские города Кафа (Феодосия) и Гёзлеве (Евпатория). Причем захват и вывоз ремесленников не был разовым событием в момент самого первого нашествия. Захватчики превратили это в систему, т.е. периодически они изымали из состава населения русских городов все новые поколения ремесленников. 

Это серьезным образом тормозило развитие ремесел и даже отбросило их назад, так как зачастую прерывалась поколенческая связь между опытными мастерами, уведенными в полон, и их учениками. Захватчики ведь целенаправленно уводили самых лучших производителей. Чем более искусен и талантлив был мастер — тем выше был риск стать пленником и затем рабом.

Таким образом, татаро-монгольское иго привело к тому, что русские ремесленники практически повсеместно лишились важнейшего права человека — на свободу. Они стали товаром. В результате их правовое положение ухудшилось даже по сравнению с феодально-зависимыми крестьянами, которые еще не знали крепостного права.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 10 сентября

Монгольская орда: непреодолимая сила


Монгольская Орда была мощной боевой силой, которую почти никогда не побеждали. Они завоевали Китай. Они терроризировали Восточную Европу. Они разграбили Багдад и напали на мамлюков в Египте.

Название «Монгольская Орда» звучит как гигантская кишащая армия, которая уничтожала армии, имея больше бойцов. Но монгольское слово «орда» действительно означает что-то вроде военного лагеря или штаба. Монголы действительно выигрывали сражения благодаря своей превосходной верховой езде.Они также выиграли их с помощью специальных составных луков. Они были сделаны из нескольких кусков дерева и частей животных, склеенных вместе. Эти луки могли стрелять дальше, чем большинство других луков.

Монголы также были очень искусны в окрестных городах. Затем они осадили их. Во время осад монголы использовали технологии, доставшиеся им от китайцев. Некоторые из них были пороховыми бомбами, пушками и катапультами.

Завоевание Китая монголами

Великая Китайская стена была построена для защиты от северных сил.Однако в 1200-х годах стена мало защищала.

Монгольское нашествие на Китай началось в 1211 году. Монгольским правителем был Чингисхан. Его силы взяли на себя северную китайскую империю Цзинь. В это время Китай был разделен. Он был разделен на Империю Сун на юге и Империю Цзинь на севере. Монголы воспользовались разделением. Государство Цзинь вошло в состав Монгольской империи в 1234 году.

Хубилай-хан был внуком Чингисхана. Он начал второе вторжение в Китай.Монгольские войска захватили город Сун Сяньян. Последний император Сун бежал. Он умер в 1279 году. Это ознаменовало полный захват Китая монгольскими правителями. Хубилай-хан стал первым императором династии Юань. Она просуществовала до 1368 года. Это была первая династия в Китае, которой не правили китайцы. Монгольская империя стала крупнейшей связанной империей из когда-либо существовавших.

Монголы идут на запад

Завоевание Китая было крупной победой. Однако это было только начало. В 1230-х годах монголы посмотрели на Восточную Европу.Батый был внуком Чингисхана. Он распространил монгольское правление на современные западную Россию и Украину. На востоке он расширил территорию монголов до Сибири. Монгольская армия разграбила город Киев на Украине в 1240 году. Войска двинулись в сторону Венгрии и Польши. Они разгромили венгерскую и польскую армии. Венгерский король бежал.

Однако к 1242 году монгольские войска повернули назад. Причина неизвестна. У экспертов есть несколько версий, почему. Некоторые думают, что это произошло потому, что монголам нужно было выбрать нового лидера.Другие думают, что это была погода. Та весна была особенно влажной. Это вызвало бы трудности у лошадей. Им трудно пастись на грязной земле.

Разграбление Багдада

Монгольские войска разграбили Багдад в 1258 году. Монголы нанесли поражение мусульманским силам в современных Иране, Ираке и Сирии. Они сделали это под руководством Хулагу-хана. Он был внуком Чингисхана.

Разграбление Багдада началось в 1258 году. Хулагу отправил письмо багдадскому халифу.Он требовал контроля над городом. Он угрожал уничтожить все. Халиф Мустасим не воспринял всерьез угрозу Хулагу. Он мало что сделал для защиты города. Затем монголы разрушили Багдад.

Поражение монголов при Айн-Джалуте

Мамлюки были порабощенной армией. Они были сильной боевой силой. Как и монголы, мамлюки были особенно искусными наездниками. Они ездили на арабских лошадях. Они намного больше, чем короткие крепкие породы, используемые монголами.Мамлюки всю свою жизнь тренировались во всех видах боя.

Монголы завоевали Сирию в 1260 году. Затем они двинулись на Египет. Хулагу отправил письмо с угрозами мамлюкскому султану Кутузу перед отправкой армии. Тем временем умер брат Хулагу, Мункэ. Он был великим ханом в то время. Хулагу пришлось вернуться в Монголию, чтобы можно было выбрать нового лидера. Он оставил армию в 20 000 человек под командованием своего генерала Кетбуги.

Мамлюки воспользовались отсутствием Хулагу. Они двинулись на эту меньшую монгольскую армию в Айн-Джалут в Газе.Мамлюкам удалось уничтожить почти всю монгольскую орду, включая генерала Кетбугу. Это поражение вынудило монголов вернуться в Иран. Битва при Айн-Джалуте имеет большое значение. Это было первое крупное поражение монголов.

монгольских орд отказались от завоевания Европы из-за сырой погоды

Конор Гирин

У нас есть план на случай дождливой погоды?

Bridgemanimages

С тех пор он озадачивает историков. После череды крупных побед монгольская армия внезапно отступила из Центральной Европы в 1242 году.

Некоторые ученые утверждают, что монгольские политики вынудили отступить, в то время как другие считают, что сила укрепленных городов в современной Венгрии и Хорватии. Но Европу могла спасти собственная непогода, заключает анализ годичных колец и исторических документов.

Монгольская кавалерия кормила своих лошадей травой евразийской степи, говорит Никола Ди Космо из Принстонского университета, один из авторов исследования.По его словам, теплый климат в начале 1200-х годов помог сделать пастбища пышными, а это, в свою очередь, помогло монголам расширить свою империю до России.

В 1241 году монгольская армия достигла западной границы равнин в Венгрии. Под предводительством внука Чингисхана Батыя монголы разгромили польскую и венгерскую армии на открытой равнинной местности, которая подходила для их маневренной тактики ведения войны.

«Они были знакомы с этой средой, — говорит Ди Космо. «Чего они не знали, так это того, насколько подвержен затоплению этот конкретный район.

Огромное болото

По сравнению с остальной частью степи в Венгрии высокий уровень грунтовых вод, поэтому ее легко затапливать.

Анализируя годичные кольца деревьев в регионе, Ди Космо и его коллеги обнаружили, что в начале 1242 года в Венгрии была холодная и влажная зима. Это, вероятно, превратило центральную равнину Венгрии в огромное болото.

Исторические документы, которые изучила группа, подтверждают это утверждение, в них говорится, например, о том, что таяние снегов удержало монгольскую армию от нападения на венгерский замок, окруженный болотами.

Не имея пастбищ для своих лошадей, монголы отступили в более сухие высокогорья, а затем в Россию в поисках лучшей травы.

Хотя климат был не единственным фактором повторного посещения, было бы ошибкой игнорировать его, говорит Ди Космо. «Это все равно, что сказать, что зима в России не повлияла на армию Наполеона», — говорит он.

Майкл Манн из Университета штата Пенсильвания, Юниверсити-Парк, говорит, что исследование интересное, но предостерегает от чрезмерной интерпретации влияния климата на исторические события.«Я скептически отношусь к тому, что такой «климатический детерминизм» универсален, как думают некоторые авторы», — говорит он. По его словам, изменения погоды, о которых сообщалось в исследовании, казались «скромными».

Но Аарон Патнэм из Университета штата Мэн в Ороно говорит, что исследование избегало детерминизма, принимая во внимание все потенциальные факторы. «Я думаю, что это убедительно», — говорит он. «Предыдущие объяснения ухода монголов не совпадали».

Конная логистика ограничила монголов, говорит Патнэм.«Они были невероятно технически подкованы, но они попали в ситуацию, в которой лошади просто не преуспели».

Патнэм говорит, что естественные погодные записи, такие как годичные кольца деревьев, могут многое рассказать нам об истории досовременных цивилизаций, которые сильно зависели от условий окружающей среды. «Это просто невероятный архив».

Ссылка на журнал: Scientific Reports , DOI: 10.1038/srep25606

Подробнее: Пять цивилизаций, которые могли быть обречены на гибель из-за изменения климата

Еще на эту тему:

Лошадь в монгольской культуре

Знаете ли вы, что лошади были приручены намного позже крупного рогатого скота и собак?

И что их использовали в упряжи задолго до того, как люди стали ездить верхом? Некоторые ученые считают, что лошади были впервые одомашнены в Месопотамии и Китае около 4000 г. до н.C. Другие считают, что скифы, жившие в безлесных степях юга России, впервые приручили лошадь около 3000 г. до н.э. Затем его использование быстро распространилось по Азии и Европе.

Важность лошади в исследованиях, сельском хозяйстве, войне и спорте задокументирована в древнем искусстве и мифологии, от скифов и ассирийцев до греческой и римской культур и до наших дней. Сделав людей более мобильными, одомашненная лошадь коренным образом изменила многие культуры. Кочевые караваны, путешествуя на лошадях, достигали предгорий азиатских гор, а на север и восток в Азию. Целые деревни учились ездить верхом. Этот образ жизни был сосредоточен вокруг лошадей, которые использовались как верховые, вьючные животные и как источник пищи (как для конины, так и для кобыльего молока).

Азиатская империя победила верхом

Нигде лошади не играют такой важной роли в повседневной жизни, как в Монголии.Монголия известна как страна лошадей, а монголы имеют репутацию лучших наездников на Земле. «Историю Монголии невозможно представить без лошадей, — говорит Дж. Цэренделег, президент Монгольской ассоциации охраны природы и окружающей среды. «Я думаю, что будущее Монголии также невозможно представить без лошадей. Монголия не Монголия без лошадей».

На протяжении веков, используя колесницы и конных воинов, кочевые армии монголов наносили удары к югу от Великой стены и в самое сердце Европы. Легендарный воин тринадцатого века Чингисхан основал империю, которая простиралась от Венгрии до Кореи и от Сибири до Тибета. Известные в Европе как «адские всадники», монголы могли проезжать до 80 миль в день по пустыням и горам, считавшимся — до прибытия этих конных армий — непроходимыми.

Управление и консолидация огромной монгольской империи были тесно связаны с использованием лошади. Чингисхан установил имперский канал связи, подобный знаменитому Пони-экспрессу на американском Западе.В системе Чингисхана были промежуточные станции для почтовых всадников, установленные в стратегических местах по всей империи. Эта система позволяла быстро рассредоточивать команды и быстро доставлять новости в столицу. Когда монгольские лидеры собирались, их лошадей привязывали в установленных местах, чтобы облегчить общение и избежать ссор из-за потерянных и украденных лошадей.

Лошадь также позволяла монголам уклоняться от захватчиков и сохранять свою независимость. В конце концов они завоевали Китайскую империю, но после того, как внук Чингисхана Хубилай-хан взошел на драконий трон Китая, он потерял контроль над стратегическими коневодческими районами степей. Его упадок начался, когда он больше не мог мобилизовать и объединять конных кочевых воинов, как это делали его дед, дядя и брат.

Важная часть повседневной жизни

Даже в двадцать первом веке Монголия остается культурой, основанной на лошадях, и сохраняет свои скотоводческие традиции. Его 2,4 миллиона человек ведут полукочевой образ жизни и обеспечивают себя в основном за счет разведения пяти домашних видов. О них неизменно говорится в установленном порядке: лошади, крупный рогатый скот (включая яков), верблюды, овцы и козы.Больше всего ценится лошадь, которую используют для путешествий, выпаса скота, охоты и спорта. По словам пастуха, живущего недалеко от Улан-Батора, столицы Монголии, «мы, монголы, уважаем лошадь как нашего спутника дня и ночи. Лошадь — источник радости и гордости монгольского скотовода. И мы ничто без наших лошадей.

За пределами Улан-Батора лошадь по-прежнему остается основным средством передвижения. Монгольские дети учатся ездить верхом, когда им всего три года. Скачки — любимый вид спорта, и маленькие дети часто выступают в роли жокеев, поскольку монголы считают, что скачки проверяют способности лошади, а не всадника.У монголов большой словарный запас терминов, связанных с лошадьми, и они верят, что на лошади можно добраться до небес.

Символ национальной гордости возвращается

В то время как все лошади важны для монголов, тахи — дикие лошади, которые когда-то бродили по евразийской степи огромными стадами — особенно важны. «Тахи» означает «дух» или «духовный» на монгольском языке, и монголы считают этот вид символом своего национального наследия. «У нас есть поговорка «быстро, как тахи», и все мы, пастухи, мечтаем, чтобы наши кобылы спарились с тахи, чтобы получить породу быстрых лошадей, но они всегда убегали от наших ловчих шестов», — говорит пастух.

Тахи вымерли в дикой природе в конце 1960-х годов, но с тех пор в рамках нескольких программ дикая лошадь вновь была завезена в монгольские степи и пустыню Гоби. В этой стране, где лошади ассоциируются со свободой и благополучием, возвращение тахи имеет большое значение. По словам Дж. Цэренделега, «История монголов тесно связана с лошадьми и… тахи, которые почитались и почитаются монголами».

Монгольская империя | Encyclopedia.com

Тип правления

Обширная территория Монгольской империи была крупнейшим в мире непрерывным земельным владением, и на пике своего развития она простиралась от Японии до Венгрии и занимала двенадцать миллионов квадратных миль.Основанный вождем Чингисханом (ок. 1162–1227) в 1206 г., он представлял собой грозную военную силу и поддерживал внутренний контроль с помощью системы драконовских законов, требовавших строгого подчинения и лояльности. Его сыновья унаследовали царство, которое превратилось в пять отдельных подразделений, названия которых были взяты из направлений по компасу: Синяя (Восточная) Орда, Черная (Северная) Орда, Красная (Южная) Орда, Белая (Западная) Орда, и Золотая Орда, которая оставалась центром империи.

Биографическая справка

Чингисхан — титул, который принял монгол по имени Тэмуджин, происходивший из кочевого татарского племени в районе реки Онон в Монголии.Сын вождя племени, статус семьи которого резко упал, когда его отец был отравлен соперничающим кланом, Тэмуджин в молодости стал жестоким военачальником. К 1190 году он и его растущая армия объединили ряд постоянно враждующих монгольских племен в конфедерацию, а затем перешли к завоеванию тюркоязычных народов в Средней Азии. В 1206 году на Курултае (собрании вождей) он был провозглашен Вселенским правителем, или Чингисханом, Монгольской империи. Оттуда он распространился на север Китая, а затем на запад, и его наследники повели свои армии в Европу.

Структура правительства

Монгольская империя управлялась ханами с абсолютной властью. Все они, кроме Чингисхана и сына, сменившего его, Угэдэй-хана (1185–1241), были избраны Курултаем, который служил совещательным органом правителя. Хану помогали премьер-министр, который должен был быть этническим монголом, по имени бекларе-бек (князь князей), и несколько министров правительства, известных как визирей (носильщики бремени). Завоеванными территориями управлял баскак , военный губернатор, ответственный за сбор дани и подавление инакомыслия.

Высшие государственные посты распределялись ханом по заслугам, а не по наследству. Все завоеванные территории платили обременительную дань (обязательную уплату правительству или государю), но при непрерывной уплате дани гарантировалась свобода вероисповедания. К 1300 году империя была разделена на четыре ханства Средней Азии, Персии, Китая и России, каждое из которых возглавлял могущественный хан.

Послушание и верность были важнейшими элементами контроля такой огромной империи.Несколькими годами ранее Чингисхан приказал записать секретный свод законов, называемый Яссой. Слово yassa означало «приказ» или «указ», и кодекс изобиловал тяжкими преступлениями (преступлениями, наказуемыми смертной казнью), такими как неподчинение приказам вышестоящего. С инакомыслием и неповиновением жестоко расправились, и целые города пострадают, если будут обнаружены ростки восстания. Кодекс отдавал предпочтение кочевым народам, таким как монголы, над оседлыми группами, такими как китайцы, в своем царстве.

Политические партии и фракции

Сыновья Чингисхана захватили Монгольскую империю после его смерти в 1227 году. Из первоначального центра монгольской власти Угэдэй-хан правил как Вселенский хан и подчинил себе большую часть Китая. Два племянника Угэдэя, Бату-хан (ум. 1255) и Орда-хан (ок. 1204–1280), правили завоеванными территориями в Персии, на Кавказе, в России и Турции. Один из многих внуков Чингисхана, Хубилай-хан (1215–1294), основал китайскую династию Юань.

Основные события

Монголов так боялись, что год их вторжения обычно служит трагической вехой в истории других держав.Примером этого является завоевание Киевской Руси в начале тринадцатого века, которое фактически уничтожило эту империю. В поучительном рассказе о монгольской внешней дипломатии верховный полководец Бату даровал нескольким киевским князьям то, что считалось почетной смертью после монгольской победы: полководцы ели на платформе, под которой шесть князей были медленно раздавлены насмерть. Спустя поколение внук Чингисхана Хулагу-хан (ок. 1217–1365) силой захватил Багдад в 1258 году, положив конец пятисотлетнему господству мусульманского халифата Аббасидов.В 1360-х годах Тимур (1336–1405) завоевал области на юге, вплоть до Дели, Индия, и на западе, вплоть до Анкары, Турция. Однако после его смерти империя начала значительно ослабевать. Поскольку ханы правили на территориях, расположенных на большом расстоянии друг от друга, встречи для выработки политики было крайне трудно организовать, и монгольское единство начало рушиться.

Последствия

Династия Тимуридов, основанная Тимуром, включала обширные территории Ирана, Афганистана, Средней Азии и Кавказа.Один из его преемников основал могущественную империю Великих Моголов в Индии, которая уступила британцам контроль над Индийским субконтинентом. Некоторые историки предполагают, что запланированное Батыем вторжение в Западную Европу было бы успешным, если бы его наследники разделяли его интерес к этому плану.

Монгольская империя служила мостом между древними цивилизациями Азии и зарождающимися современными цивилизациями Западной Европы. Сообщается, что Pax Mongolica (Монгольский мир) сделал знаменитый древний Шелковый путь безопасным для нескольких поколений торговцев, включая Марко Поло (1254–1324), чьи рассказы о великолепии китайского двора очаровали большую часть Европы.Правнук Бату-хана приходился дядей Озбек-хану (ум. 1341 г.), который декретировал ислам как официальную государственную религию империи, что прочно закрепило его в Средней Азии и некоторых частях юга России, где в ХХ веке вновь вспыхнули религиозные конфликты. столетие после распада Советского Союза.

Хартог, Лео де. Чингисхан: Завоеватель мира . Нью-Йорк: Taurisparke в мягкой обложке, 2004.

Морган, Дэвид. Монголы . Малден, Массачусетс: Блэквелл, 2007.

Правдин, Майкл. Монгольская империя: ее расцвет и наследие . Нью-Брансуик, Нью-Джерси: AldineTransaction, 2006.

Монгольская Орда — «Монгольская Орда»

Это умляуты: так можно сказать, что Möngöl Hörde созданы для того, чтобы злить людей, и не только потому, что в их дебютном альбоме есть лирика « Straight out of Ulan Bator/A Crazy ублюдок по имени Genghis ». Добавьте к этому присутствие вызывающего разногласия фронтмена Фрэнка Тернера, и вы получите рецепт, по которому определенный тип людей просто… вздохнет.Дело, однако, в том, что этот дебют — волк в чуть менее страшной волчьей шкуре, блестящая пластинка, которая знает, что для того, чтобы казаться тупым, нужно быть очень умным.

Потому что так оно и было: когда хардкор-панк выплюнул себя из южной Калифорнии в конце 70-х, это было — на короткое время, как Black Flag и Dead Kennedys — столь же шокирующим из-за использования безжалостной разведки, как и это было для чистого насилия. В то время как некоторые из лучших моментов хардкора происходят от чистой агрессии, когда остроумие эффективно добавляется к соплям, происходят великие вещи.

И большая часть «Möngöl Hörde» великолепна: «Weighed And Found Wanting» и «Canual Threats From Weekend Hardmen» столь же противны, сколь и шумны. Что касается более тяжелой стороны вещей, «Your Problem» (« И ваша проблема в том, что вы все сволочи, ») — это пронзительный саундтрек с колоссальными риффами и головокружительной «Winky Face: The Mark». Of A Moron» начинается как Refused B-side из «Songs To Fan The Flames Of Discontent» и заканчивается превосходной данью уважения таким легендам NYHC, как Madball и Terror.Происходит так много всего и высказывается так много идей, что нужно несколько раз послушать, чтобы просто услышать сквозь грохот.

В другом месте «Stillborn Unicorn» просто откровенно жуткий и имеет дело с каким-то странным барабанщиком (и бывшей когортой Million Dead), на котором специализируется другая группа Бена Доусона, Palehorse. «Staff To The Refund Counter» охватывает некоторые очень сложные идеи о смерть и общество, соответствующим образом окутанные какой-то очень похожей на MD атмосферой.

Это антисоциально, утомительно и, если бы «Möngöl Hörde» был человеком, оно каждую ночь поджигало бы вашу мусорную корзину.Не все находят это привлекательным. Но как альбом это ужасно и жизненно важно.

Бен Паташник

Несколько замечаний о путешествующих ученых и текстах

ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

АФЛАКИ Шамс аль-Ахмад, 1976-80, Манакиб аль-Арифин , Тахсин Языджи (изд.), Анкара, Тюрк Тарих Куруму (2 тома).

АФЛАКИ Шамс ад-Дин Ахмад-е, 2002, Подвиги богопознавших (Манакеб аль-арефин ), пер.Джон О’Кейн, Лейден, Брилл.

АТА Айсу (редактор), 1997, Насируд-Дин бин Бурхануд-Дин Рабгузи, Кисасуль-Энбия (Пейгамбер Киссалари) , Анкара, Тюрк Дил Куруму (2 тома).

ERTAYLAN Исмаил Хикмет (редактор), 1960, Yusuf ile Züleyha , Стамбул, İstanbul Üniversitesi Edebiyat Fakültesi.

ГИББ Х.А.Р. (транс), 1962, Путешествия Ибн Баттуты, 1325-1354 гг. н.э. , том. II, Кембридж, издательство Кембриджского университета.

IBN BAṬṬṬA, 1992, Rihla , Карам аль-Бустани (изд.), Бейрут, Дар-Садир.

KARASOY Yakup (ed.) 2013, Sirācü l-Kulub: Gönüllerin Işıǧı , Анкара, Türk Dil Kurumu.

ХОРЕЗМИ 1961, Мухаббат-наме, Е. Н. Наджип (ред.), Москва, АН СССР.

KÜÇÜK Sehat (ed.), 2014, Kitab-ı Güzide: Akāidü’l-Islam , Стамбул.

АЛЬ-УМАРИ Абу’л-Фадль, 2010, Масалик аль-Абшар фи Мамалик аль-Амсар , Камил Сулейман аль-Джубури и Махди аль-Наджм (ред.), Бейрут, Дар аль-Кутб аль-Амсар .

ZAJĄCZKOWSKI Ananiasz, 1958, 1961, Najstarsza wersja turecka Ḫusräv u Šīrīn Quṭba , Варшава, Państwowe Wydawnictwo Naukowe (3 тома).

ИССЛЕДОВАНИЯ

ALGAR H., 1988, «Барак Баба», Encyclopaedia Iranica (Лондон и Коста-Меса, 1987-), том. 3, с. 754-5.

AMITAI-PREISS Reuven, 1999, «Суфии и шаманы: некоторые замечания об исламизации монголов в Ильханстве», Journal of the Economic and Social History of the Orient 42, No. 1, с. 27-46

АРГУНШАХ Мустафа (редактор), 2002, Кирдеджи Али: Кесикбаш Дестани , Анкара, Культура Баканлыгы.

BODROGLIGETI András JE, 1976, «Авторство и источники Mu’inu’l-Murid », в W. Heissig, JR Krueger, FJ Oinas et E. Schütz, (eds.), Tractata altaica . Denis Sinor sexagenario, optime de rebus altaicis Merito, dedicata , Wiesbaden, Harrassowitz Verlag, p. 87-105.

ЧОКИЛТАН Вергилий, 2012, Монголы и черноморская торговля в тринадцатом и четырнадцатом веках , Лейден, Брилл.

DEWEESE Devin, 1994, Исламизация и местная религия в Золотой Орде: Баба Тюклес и обращение в ислам в исторической и эпической традиции , University Park PA, Penn State University Press.

—, 2014-15, « Хан с и амир с в Каландарнама Абу Бакра Руми: Восхваление исламизирующей джучидской элиты в персидском произведении из Крыма четырнадцатого века», Archivum Eurasiae Mediii 21, стр. 53-66.

ЭРДАЛ Марсель, 2016 г., «Объяснение olga-bolga dili », в Билл Хикмам и Гэри Лейзер, (ред.), Турецкий язык, литература и история: рассказы путешественников, султаны и ученые с восьмого века , Лондон, Рутледж, с. 135-146.

FAVEREAU Marie, 2008, «Комментарий le sultan mamlouk s’adressait au khan de la Horde d’Or. Formulaire des lettres et règles d’usage d’après trois manuels de cachellerie (1262–v.1430)», Annales Islamicologiques 41, p. 59-95.

—, 2016. «Венецианские источники по истории Золотой Орды: новые перспективы изучения», Golden Horde Review/ Золотоордынское обозрение 1, с.39-54.

ХАУТАЛА Роман, 2014, «Францисканские письма из Золотой Орды: свидетельство латинских источников против тезиса о тотальной кочевой исламизации в период раннего правления хана Узбека (1312/13–1341)», Golden Horde Review/ Золотоордынское обозрение 7, с. 311-323.

İZGİ Cevat, 1996. «Кани Бек Девринде (1342-1357) Алтынорду Ханлыгинда Билим Хаяты», Диван 2, с. 147-171.

КАРАМУСТАФА Ахмет Т., 1994a, «Ранний суфизм в Восточной Анатолии», в Л.Льюисон (ред.), Классический персидский суфизм: от его истоков до Руми , Лондон, Khaniqahi Nimatullahi Publications, p. 175–198.

—, 1994b, Непокорные друзья Бога: группы дервишей в исламский поздний средний период, 1300–1550 , Солт-Лейк-Сити, University of Utah Press.

KEFELI Agnès Nilüfer, 2014, Становление мусульманином в имперской России: обращение, отступничество и грамотность , Итака, издательство Корнельского университета.

KOÇ Мустафа, 2011, «Анадолуда İlk Türkçe Telif Eser», Bilig 57, с.159-174.

КОРОБЕЙНИКОВ Дмитрий, 2014, Византия и турки в тринадцатом веке , Оксфорд, издательство Оксфордского университета.

MADELUNG Wilferd, 2002, «Миграция ханафитских ученых на запад из Средней Азии в период с 11 th по 13 th веков», Ankara Üniversitesi İlahiyat Fakültesi Dergisi 43, p. 41-55.

МЕЛЬВИЛЬ Чарльз, 2008, «Анатолия под монголами», в Кембриджская история Турции, том 1: Византия в Турцию , Кейт Флит (изд.), Кембридж, Издательство Кембриджского университета, с. 51-101.

ÖZEL Ahmet, 1992, «Беззази», Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi, Стамбул, Türkiye Diyanet Vakfı, vol. 6, с. 113-114.

ÖZEN Şükrü, 2013, «Захиди», Türkiye Diyanet Vakfı İslam Ansiklopedisi, Стамбул, Türkiye Diyanet Vakfı, vol. 44, с. 81-85.

PEACOCK A.C.S., 2004, «Ахмад из Нидде аль-Валад аш-Шафик и прошлое сельджуков», Анатолийские исследования 54, с.95-107.

—, 2011, «Легитимность сельджуков в исламской истории», в К. Ланге и С. Месит (ред.), Сельджуки: политика, общество и культура, Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, с. 79-95.

—, 2017, «Исламизация в средневековой Анатолии», в A.C.S. Пикок (ред.), Исламизация: сравнительные взгляды на историю, Эдинбург, издательство Эдинбургского университета, с. 134-155.

РИЧАРД Жан, 1967, «Берке Хан и дебюты исламизации Золотой Орды», Revue des Études Islamiciques 35, с.173-184.

SCHAMILOGLU Uli, 2002, «Высокая исламская культура Золотой Орды», в András JE Bodrogligeti and Emnoke Villam (eds.), The Golden Cycle: Proceeds the John D. Soper Comumorative Conference on Cultural Heritage of the Центральная Азия , Сахибкиран, Центральноазиатский информационный проект, с. 200-215.

—, 2004, «Возвышение Османской империи: Черная смерть в средневековой Анатолии и ее влияние на турецкую цивилизацию», в Лоуренс Г.Поттер и Жан-Марк Оппенгейм (редакторы), Взгляды с края: Очерки в честь Ричарда У. Буллиета , Негин Явари, Нью-Йорк, издательство Колумбийского университета, с. 255-279.

СЕРТКАЯ Осман, 1974, «Некоторые новые документы, написанные уйгурским письмом в Анатолии», Central Asiatic Journal 18, с. 180-192

SÜMER Faruk, 1985, Yabanlu Pazarı: Selçukular Devrinde Milletlerarası Büyük bir Fuar , Стамбул, Türk Dünyası Araştırmaları Vakfı.

ТАНСЕЛЬ Ф.A., 1970, « Cümcüme Sultan : Османские переводы кипчакской турецкой истории четырнадцатого века», Archivum Ottomanicum 2, с. 252-269.

TEMIR Ahmet, 1960, «Die arabisch-uigurische Vaqf-Urkunde von 1326 des Emirs Serefe l-Din Ahmed bin Çakirca von Sivas», Wiener Zeitschrift fur die Kunde des Morgenlandes 56, p. 232-240.

[ТОГАН] Ахмед Зеки Велиди, 1928, «Harezm’de Yazılmış Eski Türkçe Eserler», Türkiyat Mecmuası 2, p.315-346.

TOGAN Zeki Velidi, 1951, Horezm Kültürü Vesikaları 1: Horezmce Tercümeli Muqaddimat al-Adab , Istanbul, Istanbul Üniversitesi Edebiyat Fakültesi.

TURAN Osman, 1958, Türkiye Selçukluları Hakkında Resmi Vesikalar , Анкара, Türk Tarih Kurumu.

TÜTÜNCÜ Mehmet, 2015, «Türkiye’de en eski Türkçe Kitabesi Eskişehir Seyitgazi İlçesinde Bulundu», Düşünce ve Tarih (май 2015 г.), с. 16-23.

УСМАНОВ Миркасым А., 1979, Жалованные Акты Джучиева Улуса XIV-XVI вв. , г. Казань, Изд-во Казанского университета.

ВАСАРИ Иштван, 1990, «История и легенда обращения Берке Хана в ислам», Аспекты алтайской цивилизации III , Университет Индианы, Блумингтон, с. 230–252.

—, 2003, «Начала западнотюркской письменности в Анатолии и Иране (13т х –14 й вв.)», в Э. М. Джеремиас (редактор), Ирано-тюркские культурные контакты в 11–17 веках ( Acta et Studia I), Пилишсаба, Авиценна Кёзель-Келет Кутатасок Интезете, с.245–25.

—, 2016, «Роль и функции монгольского и тюркского языков в Ильханидском Иране», In Éva Á. CSATÓ, Ларс ЙОХАНСОН, Андраш РОНА-ТАС и Бо УТАС (ред.), Турки и иранцы: взаимодействие в языке и истории, Висбаден, Харрасовиц, стр. 141-152.

ВИТТЕК Пол, 1952, «Язиджиоглу Али о тюрках-христианах Добруджи», Бюллетень Школы восточных и африканских исследований 14, с. 639–668.

ЙИЛДИЗ Сара Нур, 2016, «Айдинидская придворная литература в формировании исламской идентичности в Западной Анатолии четырнадцатого века», в A. CS Пикок и Сара Нур Йылдыз (ред.), Исламская литература и интеллектуальная жизнь в Анатолии четырнадцатого и пятнадцатого веков , Вюрцбург, Ergon Verlag, с. 197-241.

Монгольская империя и ее мир – Институт гуманитарных исследований – Университет Вашингтона – Мэдисон

Симпозиум Burdick-Vary 2010:

Динамики:

Дэвид Морган
Питер Джексон
Тимоти Мэй
Ули Шамилоглу
Энн Бродбридж
Моррис Россаби
Реувен Амитай
Ангус Стюарт
Андре Винк

 

Расписание:

ПЯТНИЦА, 9 АПРЕЛЯ, 9:00.м. Дэвид Морган, Университет Висконсин-Мэдисон Добро пожаловать

9:15-10:00 Дэвид Морган, Университет Висконсин-Мэдисон «Персидское и неперсидское историческое письмо в Монгольской империи»

10:00-11:00 Питер Джексон, Килский университет «Как будто их целью было истребление вида: монгольское опустошение Западной Азии в первой половине 13 века»

11:00–11:15 Перерыв на еду

11:15–12:15 Тимоти Мэй, Колледж и Университет штата Северная Джорджия. «Битва при Хакимауте и трансформация степной войны»

12:15-14:00 Обед (самостоятельно)

14:00-15:00 Ули Шамилоглу, Университет Висконсин-Мэдисон «Золотая Орда в мировой истории: с 13 века по 21 век»

15:00–15:15 Перерыв на отдых

15:15-16:15 Энн Бродбридж, Массачусетский университет, «Императорские женщины и политические союзы в ранней Монгольской империи»

ПРИВЕТСТВЕННЫЙ ПРИЕМ, ВЕРХНЯЯ ЗАЛ, 18:30.м.

 

СУББОТА, 10 апреля, 9:30–10:30 Моррис Россаби, CUNY и Колумбийский университет «Монгольское влияние на династию Мин»

10:30–11:00 Перерыв на закуску

23:00-12:00 Реувен Амитай, Еврейский университет в Иерусалиме, «Влияние монголов на историю Сирии: краткосрочные последствия и длительное действие»

12:00-14:00 Обед (самостоятельно)

14:00-15:00 Ангус Стюарт, Сент-Эндрюсский университет «Армяне, монголы и крестоносцы»

15:00–15:15м. Перерыв на отдых

15:15-16:15 Андре Винк, Университет Висконсин-Мэдисон «Монголы на индо-афганской границе»

16:15-17:00 Открытое обсуждение

Суббота, 10 апреля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.