Таблица социальный строй древнерусского государства: Государственный строй Древней Руси (Таблица, Схема)

Содержание

Государственный строй Древней Руси (Таблица, Схема)

Схема государственный строй Древней Руси содержит информацию по верховной власти, местной власти, судебной власти, вооруженным силам, духовной власти и гражданскому обществу Древней Руси. Схема предназначена для студентов всех специальностей и всех форм обучения.

Власть

Представители

Деятельность

Верховная власть

—  Великий князь Киевский

—  Боярская дума

—  Вече

Разработка и принятие законов, решение важнейших вопросов внутренней и внешней политики

Местная власть

—  Князья из дома Рюриковичей

—  Посадники 

—  Наместники

—  Воеводы

—  Тиуны

—  Тысяцкие

—  Старосты

Управление определенными территориями, решение местных проблем, сбор налогов

Судебная власть

—  Князья из дома Рюриковичей

—  Посадники 

—  Наместники

—  Воеводы

—  Тиуны

—  Тысяцкие

—  Извод — суд присяжных, «лучших мужей»

Рассмотрение дела, вынесение приговора и хонтроль за приведением в исполнение

Вооруженные силы

—  Дружины князей из профессионалов

—  Народное ополчение

Защита русских земель от внешних аратов, охрана князей, участие младших дружинников в исполнении принятых решений и осуществлении государственных функций

Духовная власть

—  Митрополит

—  Белое и черное духовенство

Освящение и поддержка действий государственной власти, нормирование повседневной жизни населения

Гражданское общество

Объединения купцов, ремесленников по специальностям и интересам

Защита своих интересов, совместная деятельность и отдых

_______________

Источник информации: Справочник по истории: учебное пособие / Сост. Г.В. Гребенькова, А.Н. Першиков; Томский политехнический университет. — Томск: 2011. — 150 с.



4. Заполните таблицу: Социальный строй Древнерусского государства

Социальная группа

Особенности экономического и правового положения

Люди

Закупы

Рядовичи

Холопы

Смерды

5. Допишите определения:

а) Военачальник, возглавлявший древнерусское городское ополчение – это___________________

б) Княжеское должностное лицо, производившее следствие по уголовным делам и взимавшее штрафы (виры) – это______________________

в) Древняя общинная организация на Руси – это___________________

г) Человек, по каким-либо причинам порвавший со своей общиной, лишившийся прежнего социального статуса – это___________

д) Хозяйство, в котором большая часть произведенного продукта используется для личного потребления, называется____________________

е) Ежегодный объезд князем и дружиной подвластного населения для сбора дани назывался____________

6. Заполните пропуски в схеме:

7. Прочитайте приведенный ниже отрывок из летописи и ответьте на вопросы. О каком внешнеполитическом событии идёт речь в документе? Каковы его последствия? Используя приведённый выше документ и дополнительную литературу, охарактеризуйте внешнеполитические отношения Руси с Византией.

«И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу. Греки же, увидев это, испугались и сказали, послав к Олегу: «Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь». И остановил Олег воинов, и вынесли ему пищу и вино, но не принял его, так как было оно отравлено. И испугались греки, и сказали: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом». И приказал Олег дать дани на 2000 кораблей: по 12 гривен на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей.

И согласились на это греки, и стали греки просить мира, чтобы не воевал Греческой земли. Олег же, немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу. «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню — сколько захотят. Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно»

1.

8. Прочитайте приведенные ниже отрывки из «Русской правды» и ответьте на вопрос. Какие социальные и правовые изменения в древнерусском обществе отражают данные отрывки?

«Аже убиеть мужа, то мьстити брату брата, любо отцю, ли сыну, любо брату чадо, ли братню сынове…

«По Ярославе же паки совкупишеся сынове его: Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их: Коснячько, Перенег, Никифор и отложиша убиение за голову, но кунами ся выкупати; а ино все, яко же Ярослав судил, тако же и сынове его уставиша»2

«Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или сын брата, или сын сестры; если не будет никто мстить, то 40 гривен за убитого»3.

3. Общественный строй Древней Руси. История государства и права России. Шпаргалки

3. Общественный строй Древней Руси

Ранние феодальные общества были строго стратифицированы, т. е. каждое сословие имело особенный юридический статус. В древнерусском обществе существовали следующие категории населения.

Рабы и холопы. Рабство на Руси получило распространение только как общественный уклад. На то были причины. Содержание раба обходилось слишком дорого. Для обозначения рабского состояния использовались термины «раб», «челядин», «холоп». Правовой статус раба со временем менялся. Начиная с XI в. в русском праве стал действовать принцип, согласно которому раб не мог быть субъектом правоотношений. Он был с обственностью господина, своей собственности он не имел.

Феодалы. Класс феодалов формировался постепенно. В него входили князья, бояре, дружинники, местная знать, посадники, тиуны и т. д. Феодалы осуществляли гражданское управление и отвечали за военную организацию. Они были взаимно связаны системой вассалитета, собирали

дань и судебные штрафы с населения, находились в привилегированном положении по сравнению с остальной массой населения.

Духовенство. Его правовое положение как привилегированной социальной группы оформилось с принятием христианства, которое стало важным фактором укрепления отечественной государственности на начальном этапе ее развития. После принятия христианства в 988 г. князья стали широко практиковать раздачу земли высшим представителям церковной иерархии и монастырям. Церковь получила право взимать десятину на свое содержание. Со временем она была изъята из княжеской юрисдикции и стала сама судить своих иерархов, а также вершить суд над всеми, кто проживал на ее землях.

Городское население. Киевская Русь была страной городов, которых насчитывалось до трехсот. Города были военными опорными пунктами, очагами борьбы против иноземного вторжения,

центрами ремесла и торговли. Здесь существовала организация, подобная гильдиям и цехам западноевропейских городов. Все городское население платило налоги.

Крестьянство. Основную массу населения составляли смерды. Смерды были полусвободным населением и жили общинами. Община в Древнерусском государстве носила уже не кровно-родственный, а территориальный, соседский характер. В ней действовал принцип круговой поруки, взаимопомощи. Обязанности крестьянского населения по отношению к государству выражались в уплате налогов (в форме дани) и оброков, участии в вооруженной защите в случае военных действий.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Социальная структура Древней Руси — Военная история — LiveJournal

Образование древнерусского государства на территории расселения восточных славян пришлось на период IX, Xвв. Происходил этот процесс параллельно с разложением родоплеменного строя. В каких-то областях, например в Киевском и Новгородском княжествах, развитая социальная структура имела место уже к IXв. В других областях, в тоже самое время, господствовали родоплеменные отношения. Параллельно с образованием государства происходило расслоение достаточно однородной социальной структуры славянских племен и выделение привилегированных сословий. В начальный период, пока были живы нормы родоплеменного строя, формирующаяся сословная структура была достаточно мягкой. Переход в более привилегированное сословие (за исключением княжеского) за личные заслуги был обычным делом. Со временем сословная структура становилась все более жесткой.

Высшим сословием в Древней Руси являлись князья. Исторически князья образовывались из вождей племен в период разложения родоплеменного строя. В свою очередь, князья делились на великих и удельных. До XIIв великий князь являлся правителем Древнерусского государства. В XIIв Киевская Русь раскололась на несколько великих княжеств, фактически не подчиняющихся единому центру. С этого времени великими князьями стали называть правителей великих княжеств. Удельные князья носили подчиненное положение по отношению к великим и правили выделенным им удельным княжеством.

Вторым по рангу привилегированным сословием выступали бояре. Данная группа образовалась из земских и княжьих бояр. Земскими боярами являлись лучшие люди каждой земли (старейшины, крупные землевладельцы). Княжескими боярами или княжьими мужами назывались члены старшей дружины князя. С XIв различие стирается, в силу того, что княжьи бояре оседают на землю и становятся землевладельцами, а земские бояре через дворцовые службы переходят в разряд княжьих мужей. Земли, принадлежащие боярам, назывались вотчиной и передавались по наследству. Как правило, наряду с землями, боярам  принадлежало большое количество подневольных людей (холопы, челядь).

Следующим после бояр сословием были дружинники, или младшая дружина. К младшей дружине причислялись княжьи слуги, состоявшие одновременно в войске и при дворе на незначительных придворных должностях. В зависимости от занимаемой должности и внутреннего статуса, младших дружинников называли отроки, детские, гриди, чадь и др. С XIIIв для младших дружинников используется название слуги. С XVв младших дружинников называют дворяне. К привилегированным сословиям также относилось духовенство (до Xв волхвы, с Xв священники).

Представители низшего свободного сословия носили название люди и составляли основную массу населения Древней Руси. К нему относились купцы, ремесленники, свободное сельское население и свободные горожане. При необходимости именно из этого сословия формировалось ополчение, являющееся наиболее многочисленной военной силой Древнерусского государства.

К следующему сословию относятся смерды и закупы. Положение данного сословия носило промежуточный характер между свободными людьми и рабами. Смердами являлись либо княжеские, либо государственные (в случае Новгородской республики) крестьяне. Они владели наделами земли, которую могли передавать по наследству. Уходить с земли не имели права. В отсутствие наследников земля отходила князю. К закупам относились люди, заключившие с феодалом договор и попавшие в зависимость за долги. На период отработки долга закупы попадали в довольно существенную зависимость от феодала.


Низшим сословием являлось рабское. Рабы назывались холопы и челядь. К холопам относились рабы из местного населения. Попасть в рабство  можно было за преступления, за долги, в результате продажи себя в присутствии свидетелей, в результате женитьбы на холопе или челяди. Также холопами становились дети рожденные рабами. К челяди относили рабов, захваченных в результате военных походов на соседние племена и государства.

Департаменты

Департамент экономики и финансов

Департамент экономики и финансов формирует единую финансовую политику в области культуры. Сотрудники департамента ведут управленческий, статистический и бухгалтерский учет в сфере культуры, делают аналитику кассового исполнения федерального бюджета Министерства и подведомственных учреждений, разрабатывают документы по субсидиям.

Подробнее Департамент государственной охраны культурного наследия

Департамент государственной охраны культурного наследия контролирует соблюдение законодательства Российской Федерации в сфере культурного наследия. Сотрудники департамента лицензируют деятельность по сохранению объектов культуры, выдают задачи и разрешения на работы по сохранению культурных ценностей, аттестируют специалистов в области реставрации.

Подробнее Департамент музеев и внешних связей

Сотрудники департамента создают условия для использования, сохранения и пополнения фондов музеев, проводят аттестацию специалистов в области историко-культурной и искусствоведческой экспертизы.

Подробнее Департамент государственной поддержки искусства и народного творчества

Департамент государственной поддержки искусства и народного творчества отвечает за сохранность и развитие всех видов искусств в России – музыкального, театрального, циркового, изобразительного. Сотрудники департамента популяризируют творчество россиян в своей стране и за рубежом, обеспечивают доступ широких слоев населения к произведениям искусства, оказывают поддержку новаторским и альтернативным формам искусства, вырабатывают стратегию развития искусства в России, оценивают работу государственных учреждений в этой области.

Подробнее Департамент региональной политики, образования и проектного управления

Департамент науки и образования подготавливает правовые акты в области культуры и библиотечно-информационной сфере. Сотрудники департамента отвечают за развитие научного потенциала отрасли, системы художественного образования и сохранения библиотек, повышение квалификации кадров и развитие международного сотрудничества в этих областях, а также информатизацию отрасли культуры.

Подробнее Департамент кинематографии и цифрового развития

Департамент кинематографии и цифрового развития реализовывает цели создания условий, обеспечивающих сохранение и развитие отечественной кинематографии и отечественной киноиндустрии, оказания государственной поддержки кинематографии, включая государственное финансирование (полностью или частично) производства и проката национальных фильмов, продвижения их на международных кинофестивалях, кинорынках, кинонеделях, проведения киномероприятий, направленных на пропаганду отечественного киноискусства. Обеспечивает оптимизацию процессов деятельности Министерства для реализации задач цифровой трансформации.

Подробнее Департамент управления делами и инвестиций

Департамент инвестиций и имущества отвечает за капитальное строительство, реконструкцию и реставрацию объектов искусства, культуры и кинематографии. Сотрудники департамента проводят мониторинг подведомственных организаций по части использования недвижимого имущества, формируют единый реестр объектов культурного наследия России, доводят до субъектов Российской Федерации субсидии на развитие искусства и культуры.

Подробнее Департамент правового регулирования

Нормативно-правовой департамент обеспечивает правовую деятельность ведомства. Сотрудники департамента вносят свои предложения по усовершенствованию законодательства в области культуры и искусства, вырабатывают и реализуют государственную политику в сфере авторского права и смежных прав, осуществляют контроль в этой сфере.

Подробнее

Социальная структура древнерусского общества

Славяне вначале своего образования жили малыми патриархальными группами, которые назывались родами. На смену подобной структуре пришел общинный строй, здесь родовая связь значительно ослабла. Появился союз, имевший в своем корне общие интересы. Понятия единства и осознания целостности, государственности еще не сформировались.

Структура общества древней Руси

Любое человеческое действие, приносящее вред кому-либо, рассматривалось с точки зрения вины частного человека перед частным, что в свою очередь требует справедливого ответа. Это дало толчок для наказания в форме кровной мести за убийство. Окончательно структура государства славян обретает четкий образ лишь при князе Владимире (980-1015). Он поставил править на княжение в девяти крупнейших центрах Древней Руси своих сыновей.

Замечание 1

Главной функцией и задачей князя была военная оборона города от внешних врагов. Князь командовал войском. Он назначал местных судей разбирать дела среди своих подопечных; в особых случаях князь был вправе осуществить функции «верховного судьи».

Основные общественные группы этого исторического периода:

  • Высшие классы, к которым относились князья, бояре и прочие владельцы больших земельных участков, в городах – богатые купцы;
  • Средний класс – к нему относили купцов и ремесленников в городах, а также владельцев средних и небольших имений, расположенных в сельской местности;
  • Низшие классы являлись беднейшими ремесленниками и крестьянами, жившими на государственных землях. Существовали также полусвободные и невольники.

На вершине социальной пирамиды стояли князья во главе с великим князем киевским. Более подробно структура древнерусского общества приведена на рисунке ниже.

С середины 11 века появляются удельные княжества – «отчины» отдельных князей. К таким относились Черниговское княжество, Переяславское, Смоленское и другие. «Отчины» находились в личном владении всего княжеского рода. Престол правления в них наследовался.

Готовые работы на аналогичную тему

С участием князей, бояр собирались феодальные съезды, где рассматривались вопросы, интересующие все княжества. Формировался орган управления, который занимался судебным делом, сбором различных пошлин. Из дружинников князь назначал своих помощников, и управителей княжеского вотчинного хозяйства – тиунов (впоследствии они становятся специальными чиновниками правительства и включаются в систему государственного управления).

Управление древнерусским обществом

С развитием и укреплением позиций церкви, появилась новая общественная прослойка, так называемый «церковный народ». К ней относилось духовенство и члены их семей, а также члены различных благотворительных учреждений, которые поддерживались церковью, а также освобожденные рабы. Русское духовенство состояло из двух групп: «черное духовенство» (монахи) и «белое духовенство» (священники и дьяконы). По византийским канонам в епископы могли посвящаться только монахи.

Демократический элемент управления находит свое место в собрании, известном как вече. Данный орган не был представительским. Это было собрание всех взрослых мужчин в городе. Для принятия того или иного решения требовалось единодушие. Случалось, что данное требование приводило к конфликтам между различными группами участников. Сторона, которая проигрывала в драке или споре вынужденно принимала решение победителя. В период XI-XII вв. вече попало под влияние социальных «верхов», утрачивая функции управления и самоуправления.

социальных категорий в истории Российской империи

1Dans cet essai, Elise K. Wirtschafter fait écho à celui de Michael Confino sur les soslovija (états) общая система классификации socialjuridique paru dans le numéro précédent (49/4). Ceux qui désireraient s’associer à cette обсуждение, la duplicer et l’élargir, sont invités à soumettre leurs propositions. En outre, un numéro thématique «Классификации социальных и юридических наук в русской империи (du xvii e à 1917)», действующие в ходе подготовки.(NdlR)

  • 1 Роберт К. Мертон, Социальная теория и социальная структура (Нью-Йорк: Free Press, 1968), 68-69.

2 В издании «Социальная теория и социальная структура» 1968 года Роберт К. Мертон пишет о социологических теориях среднего уровня, что они «состоят из ограниченного набора предположений, из которых логически выводятся конкретные гипотезы и подтверждаются эмпирическими исследованиями […] Ориентация на средний уровень предполагает спецификацию невежества.Вместо того, чтобы претендовать на знание там, где оно фактически отсутствует, оно прямо признает то, что еще нужно изучить, чтобы заложить основу для еще большего количества знаний. Он не претендует на то, чтобы дать теоретические решения всем насущным практическим проблемам современности, но обращается к тем проблемам, которые теперь могут быть прояснены в свете имеющихся знаний »1. Хотя заявление Мертона относится к прикладной социологической исследования, проблема, которую оно освещает, находит отклик у историков.Пытаясь реконструировать прошлые события, историки по своей природе склонны следовать срединному пути — срединному пути между тем, что современная теоретическая или интеллектуальная мода говорит нам, что мы должны знать, и тем, что позволяет нам знать документальная база данных.

  • 2 Майкл Конфино, «Парадигма сословия (поместья): размышления над некоторыми открытыми вопросами», Cahiers du (…)

3 Очерк Майкла Конфино о «парадигме сословия (сословия)» подводит читателей к некоему «среднему» выводу, за который выступает Мертон.Размышляя примерно о столетнем социальном дискурсе и историографических дебатах, Конфино напоминает историкам о том, как трудно найти подходящий словарь для описания социальных порядков в России старого режима. Как почти каждый историк России, Конфино мыслит в рамках концептуального аппарата европейской истории. Работая на языке сословия (этат) и сословия, он прослеживает долгосрочное развитие русского общества в отношении московских чинов (чины), петровских служебных поместий (сословий или состояний) и поздних имперских классов.Этого следовало ожидать, учитывая, что сложившаяся историография в значительной степени является продуктом того, как российские элиты и, следовательно, более поздние поколения историков понимали эти категории. Но, как также ясно дает понять Конфино, категории и концепции, заимствованные из европейской истории, никогда не могут быть вполне адекватными в применении к российскому случаю. Действительно, «европейские» категории, которые российские историки склонны считать беспроблемными, не имеют смысла даже для всей Европы. Тем не менее, если ученые хотят вести содержательный разговор о России, России в Европе, Европе или любой конкретной европейской стране, им необходимо принять терминологию, которая, хотя и не совсем точна, но более или менее понятна с различных исторических точек зрения.В этом духе Конфино отмечает, что дореволюционный историк В.О. Ключевский использовал термин «сословие» для обозначения не этат, а социальной категории. Ключевский, настаивает Конфино, не стал бы использовать термин, «противоречащий обычному употреблению»; он бы не рискнул быть «неправильно понятым своими [российскими] читателями и слушателями». Таким образом, хотя язык слова «soslovie» не может быть полностью удовлетворительным с точки зрения недавних исследований, он «слишком прочно укоренился в лексиконе историков, чтобы от него можно было отказаться на столь позднем этапе».2 То же самое можно сказать о подбородке и классе.

4Если на данный момент историки должны признать язык словесных в качестве основного языка российской социальной истории, это не означает, что в конечном итоге не будут найдены лучшие решения открытых вопросов. Внимание Майкла Конфино к «открытым вопросам», его стремление найти «лучшее решение» ставит его прямо на методологическую середину пути, в этом сдвиге между тем, что историки хотели бы знать, и тем, что они могут знать на основе источников. под рукой.Действительно, из-за массовой неграмотности, которая сохранялась на протяжении большей части истории Имперской России, социальные историки были вынуждены полагаться на юридические и административные записи бюрократии и / или письма, мемуары, стипендии, литературные произведения и журналистские отчеты. образованных классов. Для историков источники — это все, и, хотя распад Советского Союза привел к расширению доступа к архивам, записи приходов, имений и местных органов власти, которые обещают предоставить новую информацию, часто являются фрагментарными и географически ограниченными.Тем не менее, по мере того, как исследователи продолжают исследовать эти записи и применяя новаторские теоретические подходы, такие как те, что разрабатываются в области экологической и региональной истории, они, вероятно, найдут новые ответы на давние проблемы. В этом эссе предполагается, что действительно появятся лучшие решения, но это остается в рамках существующей историографии, основанной на официальных и элитных источниках. С учетом ограничений, налагаемых этими источниками, эссе стремится прояснить то, что они делают познаваемым.

  • 3 Такое понимание социальной истории России представлено в книге Элизы Кимерлинг Виртшафтер, Из Сер (…)

5 В период своего расцвета «новая социальная история» 1960–1980-х годов значительно расширила базу знаний, доступную ученым. Социальные историки, среди прочего, стремились написать «историю снизу», историю трудящихся людей в противовес истории политической и интеллектуальной элиты.Основанная на географии, демографии и экономике, история снизу также включала историю менталитета или общественного сознания — историю того, как обычные люди понимали социальные отношения, материальные условия, повседневные дела и политические устройства, которые определяли их жизнь. Со временем работа в российских архивах научила историков, что попытка понять общественное сознание трудящихся — людей, которые редко выражают свое мнение в письменной форме — дала ценную информацию об их отношениях с юридическими и административными учреждениями, но скудные знания об их истинных мыслях. и чувства.Последующее исследование истории концепций (Begriffsgeschichte) показало, что значения и определения, казалось бы, знакомых социальных категорий могут изменяться даже в одном контексте, предполагая, что отношения, которые они воплощают, также могут быть изменчивыми и неопределенными. Из этих «открытий» историки пришли к выводу, что в поисках общественного сознания — того, что люди думали о социальных отношениях повседневной жизни — они анализировали официальную концептуализацию, а не жизненный опыт «общества».”3 Как только ученые поняли, что правительственные отчеты и другие источники элиты документируют не весь спектр социальной жизни, а официальный социальный порядок, возникла необходимость задать вопрос, что можно узнать из изучения законодательно определенных социальных категорий. Что по сути официальные категории показали о развитии российского общества?

  • 4 Эти источники развития обсуждаются в Wirtschafter, Structures of Society.

6 Прежде чем ответить на этот вопрос, важно отметить, что юридически определенные категории представляют собой лишь один тип социальной классификации, существующий в Императорской России. Также развивались социально-экономические и социокультурные категории. Хотя правовые категории преобладают в архивной документации и хотя конкретные категории, подпадающие под ту или иную рубрику — правовые, социально-экономические или социокультурные — часто перекрываются и пересекаются, эти широкие классификации всегда следует иметь в виду.Они признают весь спектр интеллектуальных концепций общества, обнаруженных в историографии и доступной документации, и соответствуют источникам развития социальных определений и разграничений, относительный вес которых менялся в зависимости от контекста и смежности.4

7 Правовые категории российского общества определили формальные институциональные параметры индивидуальных и коллективных жизненных шансов, включая санкционированные или предписанные законом социально-экономические отношения.Такие жизненные возможности принимали форму гражданских прав, служебных обязанностей и возможностей, доступа к образованию, прав наследования и собственности, прав на торговлю и прав на производство. Юридические категории были результатом строительства государства и империи, которое включало все виды услуг, финансируемые государством школы и объединение этнических и религиозных меньшинств.

8Социально-экономические категории возникли из случайностей неформальной жизни: например, необходимость зарабатывать на жизнь в конкретных исторических обстоятельствах.Социально-экономическая концепция напрямую зависит от условий окружающей среды, материальных ресурсов, экономических структур и организации семей и сообществ. Социально-экономические категории выросли из спонтанного производственного развития и производственных отношений, включая незаконную и внелегальную экономическую деятельность, такую ​​как незаконная эксплуатация крепостного труда, «бесплатные работы» полкового хозяйства и некоторые формы крестьянской торговли.

9 Наконец, социокультурные категории появились в ответ на социальные и духовные потребности и для того, чтобы узаконить власть и отношения власти.Эти категории развивались как вне чиновничества, так и в рамках государственных образовательных и художественных учреждений. Социокультурные категории включали такие коллективы, как общество (гражданское общество образованных), народ (народ) и интеллигенция. Сферы деятельности, породившие социокультурные категории, включали религию, распространение грамотности и образования, развитие коммерческой прессы, популярную культуру, эволюцию обычного права в отдельных сообществах и в отношении статутного права и государственного управления, а также формирование общественная или полуобщественная сфера, представленная самодостаточной литературной, артистической и научной элитой, а также культурными, профессиональными, религиозными и тайными обществами.

10 Когда историки смотрят на то, что означают социальные категории и определения в конкретных исторических обстоятельствах — когда они рассматривают, как конкретные категории применялись, принимались и воссоздавались в правительстве и обществе, — становится ясно, что понимание и контуры категорий менялись в зависимости от как, когда, где, кем и с какой целью они использовались. Полученные закономерности и динамика социального определения показывают, что, в то время как правовые, социально-экономические и социокультурные способы категоризации имели тенденцию к точному разграничению, множественные значения отдельных категорий оставались контекстными и фундаментально неопределенными.Для ученых колебания значения категорий поднимают интересные вопросы о стандартных категориальных различиях, которые часто встречаются в исторических сочинениях (включая это эссе) — различиях, таких как государство и общество, закон и обычаи, элита и народное, сознательное и спонтанное, современное. и традиционный. Это иллюстрирует взаимосвязь между обычным и статутным правом. При отборе новобранцев в российскую армию народный обычай явно предшествовал и в какой-то мере определял правовые формулировки.В то же время именно государственный спрос вынудил местные общины в первую очередь развивать практику призыва на военную службу. Таким образом, правовая культура на этой арене не состоит из двух отдельных сфер: формальной и обычной. Вместо этого это было беспорядочное интерактивное смешение и столкновение официальных и местных практик, которые формировались и действовали только по отношению друг к другу. Подобно тому, как индивидуальные и общинные концептуализации социальных отношений, включая их собственные самоопределения, представляли приспособление или сопротивление социальному порядку, юридически определенные социальные категории представляют собой не только принуждение, но и компромисс с конкретными историческими условиями.

  • 5 Примеры этих случаев обсуждаются в E.K. Виртшафтер, «Правовая идентичность и владение S (…)

11 Российские архивы заполнены судебными делами, в которых задокументировано, как официальные социальные категории действовали в конкретных обстоятельствах. Эти дела охватывают широкий спектр социальных явлений, каждый из которых освещает отношения простых людей к официальному обществу: фальсифицированная идентичность, незаконное закрепление за рабством, народное неповиновение и восстание, жалобы крестьян на жестоких землевладельцев и жалобы солдат на халатных и жестоких командиров.5 Чтобы проиллюстрировать взаимоотношения и взаимодействие на работе, стоит описать несколько случаев. Первый касается незаконного закрепления за самопровозглашенным солдатом сына и, таким образом, иллюстрирует неопределенность социального определения, вызванную требованиями военного государства. Второй случай, свидетельствующий о прохождении военной службы и неповиновении со стороны солдат, подчеркивает способность российских подданных использовать судебное разбирательство для защиты индивидуальных и коллективных интересов. Наконец, последние два случая касаются взаимосвязи между социально-экономическим развитием и социальной категоризацией, в частности того, как экономические отношения подорвали официальные социальные определения.Одно дело касается незаконного владения крепостными небожителями, а другое — явного самозванца, утверждающего, что он приемный сын московского горожанина. Во всех этих случаях описанные отношения и обстоятельства кажутся запутанными и запутанными. Однако будьте уверены, что беспорядок свидетельствует о реальной исторической реальности.

12 На протяжении имперского периода военная служба играла важную роль как в определении социальных границ, так и в создании возможностей для их пересечения.За десятилетия до создания гражданской армии революционной Франции Российская империя построила военную силу, основанную на массовом призыве. Эта армия, зависящая от института крепостного права, датировалась периодом правления царя Петра I (правил 1682 / 1689-1725 гг.) И набирала рекрутов из социальных групп, подчиняющихся петровскому капитуляции. Большинство новобранцев происходило из государственного крестьянства или крепостного населения, с небольшой долей из городских рабочих классов и различных общин меньшинств. Служба была пожизненной, хотя в 1793 году правительство сократило срок до 25 лет, а в 1834 году — до 20 лет.Всеобщая воинская повинность не применялась до 1874 года, после освобождения крепостных в 1861 году, и только тогда империя получила возможность содержать резервы, готовые к призыву во время войны.

13Серфдом придает российской военной службе характерный набор черт. До освобождения 1861 года призыв на военную службу приносил «свободу» сотням тысяч трудящихся. В момент вступления в должность новобранцы юридически освобождались от подчинения и власти землевладельца или местного сообщества.Их жены и любые дети, рожденные ими (или их женами) после того, как они поступили на действительную службу, также стали юридически свободными. Как ни странно, эта свобода обычно означала не личную свободу, а большую социальную незащищенность. Жены солдат, покинувшие деревню добровольно или по принуждению, изо всех сил пытались заработать на жизнь и найти место в обществе. Солдатские дочери обычно оставались с матерями или посещали государственные школы. Сыновья солдат либо поступили в военные училища в возрасте 7 лет, либо поступили на действительную службу в 18 лет.Как члены юридически свободной социальной категории с доступом к минимальному образованию, солдатские дети (soldatskie deti) пользуются возможностью восходящей социальной мобильности. Редко они добивались благородного статуса, но солдатских сыновей можно было найти в рядах унтер-офицеров, на более мелких административных постах и ​​в протопрофессиях России.

  • 6 ТГИАгМ, (Центральный государственный исторический архив города Москвы), ф. 16 (Канцелярия Мос (…)

14Внебрачные сыновья солдатских жен также принадлежали к категории «солдатских детей», и они тоже были свободны по закону и должны были пойти на военную службу. На практике их статус оставался особенно неоднозначным. Их было трудно идентифицировать, и землевладельцы, которые их поддерживали, иногда получали права собственности. Возникшие неопределенности иллюстрирует дело 1843 года, рассмотренное в Бронницком уездном суде Московской губернии.6 Крепостной по имени Макей Александров предстал перед судом по обвинению в нанесении удара крестьянскому чиновнику (старосте) и неспособности тушить пожар. Александров отрицал свое крепостное происхождение, вместо этого заявляя, что он Макей Филипов, внебрачный сын солдатской жены, статус, который сделал бы его юридически свободным человеком. Суд отклонил иск, и после того, как несколько крестьян дали показания о хулиганстве и халатности Александрова, он был приговорен к 50 ударам березами и возвращен к своему хозяину.Александров отменил приговор, и его дело было передано в Московскую уголовную коллегию, которая утвердила решение суда низшей инстанции. Не испугавшись, в сентябре 1844 года Александров обратился с петицией к московскому военному генерал-губернатору, который немедленно предпринял шаги для подтверждения самопровозглашенного свободного статуса крепостного. Возможно, из-за того, что кадровые потребности царской армии всегда были приоритетными, генерал-губернатор серьезно отнесся к утверждениям Александрова. Власти губернского уровня поручили своим подчиненным выяснить происхождение Александрова, а его хозяину, губернскому секретарю Исакову, предоставить соответствующие документы.

15 В обращении Александрова к генерал-губернатору он утверждал, что факт его рождения от солдатской жены Настасьи Никифоровой может быть подтвержден в приходских книгах села Бронницкого района. Чтобы подтвердить эту историю, Александров также назвал своих крестных родителей, старшую сестру (также незаконнорожденную), которая жила в другом поместье, и несколько дополнительных родственников, включая сына от принудительного брака. Александров признался, что числился на Исакова в восьмой ревизии, и в ходе судебного разбирательства продолжал платить оброк.Однако он настаивал на том, что он был незаконно осужденным свободным человеком, преследуемым за свои предполагаемые преступления только после возбуждения иска об освобождении. Ясно, что Александров не ожидал справедливого обращения со стороны местных властей. Его хозяин сам был чиновником, дружелюбным с членами районного суда. В свете этих несправедливых обстоятельств Александров потребовал переноса его дела в другое место и письменного разрешения жить самостоятельно до принятия властями окончательного решения.В этих запросах было отказано, но районные власти под прямым давлением начальства продолжали запрашивать дополнительную информацию у зарегистрированного владельца Александрова.

16 На этом этапе архивные записи замолкают, и неизвестно, привел ли генерал-губернатор к этому делу дополнительную информацию, подтверждающую или опровергающую версию осужденного крепостного. Независимо от результата, невзгоды или махинации Макея Александрова, называемого собой Филипова, демонстрируют, как государственное строительство порождает социальную незащищенность и незаконное закрепление за ним и как в случаях незаконного закрепления ограниченное право на эмансипацию может стать средством защиты самых низших слоев населения империи. предметы.

  • 7 РГВИА, ф. 801 (Аудиториатский отдел (…)

17 Способность скромных российских подданных использовать судебные институты для защиты своих нужд подтверждена многочисленными военными трибуналами за десятилетия, предшествовавшие эмансипации. В 1857 году 21 солдат, служивший в наземных укреплениях, предстал перед судом за неповиновение своему командиру, прапорщику Щетинину.7 28 сентября 1856 г. Щетинин сообщил своим людям, что припасы заканчиваются и что провизия будет получена от A ° bo. Мужчины согласились использовать государственные средства, чтобы обеспечить себя до тех пор, пока не будут доставлены продукты и не получат деньги на еду до 8 октября. Сообщается, что в период с 7 по 14 октября они покупали говядину, которая должна была продлиться до 21 октября. Обвиняемые позже дали показания. что половина мяса испортилась, но они также получили деньги на покупку муки и картофеля.

  • 8 Обратите внимание, что факты дел не всегда ясны из архивных записей.Здесь подробности о (…)

18 14 октября ожидаемые поставки не поступили, и ситуация начала ухудшаться. Мужчины получили дополнительные деньги четырнадцатого числа, но когда они потребовали выплаты пятнадцатого числа, Щетинин сказал им, что им придется подождать. Два дня солдаты выполняли свои обычные обязанности. Затем семнадцатого унтер-офицер сообщил Щетинину, что бойцы роты № 4 снова потребовали деньги.Исчерпав государственные средства, Щетинин раздал свои деньги пятнадцатому и шестнадцатому. Он также допросил сотрудников компании № 4, которые жаловались на то, что им нечего есть и которые уже были должны деньги местным жителям в течение последних двух дней. Щетинин проигнорировал это требование, полагая, что у мужчин был доступ к еде и что местные жители могли подождать, пока прибудут припасы, чтобы получить возмещение. Поэтому он приказал мужчинам вернуться к работе. Несколько человек из рот № 5, 6 и 7 подчинились приказу, но 18 человек из роты №4 человека отказались и вернулись в свои апартаменты. Затем Щетинин на семнадцатое число отдал им больше своих денег. Между тем, солдаты других рот тоже стали жаловаться и отказываться работать. 17 октября только бойцы роты №7 и несколько солдат роты №6 выполнили приказ.8 Вскоре после этого инцидента прибыли припасы, и Щетинин предпринял шаги для восстановления своей власти. 18 октября, когда командир попытался наказать трех «зачинщиков», бойцы роты №4 отказались допустить наказание.«Они ничего не крали», — настаивали солдаты. «Царь не велел нам голодать», — добавил один наводчик. При этом вся компания ушла, а Щетинин инициировал судебный процесс.

19 Военные судебные органы осудили сотрудников роты № 4 по двум причинам. Во-первых, показания других солдат показали, что у мужчин было достаточно еды. Но на самом деле Щетинин не инспектировал роту № 4, которая располагалась на некотором расстоянии, поэтому вполне возможно, что сотрудники роты №4 не хватало припасов. Во-вторых, власти также договорились с Щетининым о том, что мужчины могут приобретать продукты в кредит у местных жителей. К тому же, независимо от фактического состояния солдат, отсутствие еды и средств не оправдывало неповиновение, особенно потому, что ситуация возникла в результате обстоятельств, не зависящих от Щетинина. В основном, при отсутствии государственных запасов, воинские части приобретали товары у местных жителей. Иногда солдаты зарабатывали деньги и на работе. И все же, если местные жители действительно обеспечивали достаточным питанием, зачем Щетинин раздавал собственные деньги? Архивная запись не дает ответа на этот вопрос.

20 Более интересным, чем проблема с припасами, является то, что этот случай показывает об социальном отношении и ожиданиях солдат. Примечательно, что сотрудники компании № 4 действовали как единое целое, что власти идентифицировали их как таковых и что сотрудники других компаний последовали их примеру. Преступление роты №4 состояло в том, что требовало от каждого солдата положенных по закону денег. Солдаты знали, что их командир отвечает за их кормление, и поэтому отказывались работать, когда они не получали суточное.Они также оградили своих товарищей от наказания: солдаты имели право на деньги и поэтому не считали своих сослуживцев виновными или какое-либо наказание оправданным. Неоднократно в дореформенной армии солдаты совершали акты неповиновения, когда нарушались их права — когда их командиры злоупотребляли ими, не заботились о них или несправедливо наказывали.

21Российское правительство смотрело на вещи иначе. Непослушание недопустимо, хотя, если халатность или злоупотребления командира вызывают неповиновение, он также будет наказан вместе со своими подчиненными.Конечно, суровость наказания варьировалась в зависимости от преступления и социального статуса подсудимых. В данном случае прапорщику Щетинину грозил двухнедельный арест за «неэффективность» снабжения своей части. Напротив, 18 человек из роты № 4 были признаны виновными в «явном неповиновении» и приговорены 2-4 раза к тому, чтобы бросить вызов 100 мужчинам с последующими 3-5 годами службы в роте осужденных. Четверо мужчин были признаны непригодными по медицинским показаниям к телесным наказаниям, и поэтому избежали этой части наказания.Несколько солдат 5-й и 6-й рот понесли более мягкие наказания, а двух унтер-офицеров понесли в должности и перевели за то, что они не смогли обеспечить возвращение своих подчиненных на работу. Несмотря на суровость наказаний, этот случай демонстрирует, как судебное разбирательство предоставило рядовым солдатам определенную защиту. Теоретически и на практике военная юстиция оправдывала ожидания достойного обращения и экономической безопасности.

  • 9 РГИА, ф.1149 (Отделение законов государственного (…)

22 В двух только что рассмотренных случаях российские подданные использовали официальные социальные определения, условия военной службы и установленные судебные процедуры для защиты своих интересов. В других случаях люди манипулировали социальными определениями и открыто нарушали юридические предписания. Эксплуатация крепостного труда не дворянами показывает, насколько легко можно игнорировать официальные социальные границы. В длительном и сложном деле, охватывающем период с 1827 по 1840 годы, последовательные административные решения и законодательные акты зафиксировали бедственное положение 26 крестьян, которые утверждали, что находятся в незаконном владении Ипата Короновского, горожанина из Витебской губернии.9 Факты дела документально подтверждают сеть незаконных отношений, возникших в результате долга, наследования, бюрократической коррупции или некомпетентности, а также вопиющего игнорирования закона. Судебный процесс, окончательно разрешивший дело, начался в 1827 году, но местные власти уже начали расследование в 1816 году, после того, как крестьяне пожаловались на жестокие избиения и чрезмерную нагрузку со стороны Короновского. В ходе расследования выяснилось, что в 1798 году отец Ипата, Лев Короновский, приобрел 26 крепостных у дворянки Катерины Ступишиной.Формальными грамотами крестьяне регистрировались на статского советника Николая Волкова. Затем в 1799 году Лев приобрел у Ступишины дополнительных крепостных, на этот раз целое имение с 265 крепостными в Велижском районе. Эта продажа тоже была засвидетельствована на имя дворянина, коллегиального заседателя Быковского. Несмотря на юридические формальности, Лев с гордостью объявил о своей собственности, переименовав имение во Львов.

23В соответствии с фасадом собственности Лев Короновский неоднократно покупал, продавал и сдавал в аренду крепостных, как если бы он был законным дворянским крепостным владельцем.В 1804 году он продал 3 крепостных купцу из Смоленской губернии Семену Багрееву. В 1818 году Багреев освободил одну из крепостных, женщину, получившую свидетельство об освобождении от Велижской городской полиции и впоследствии вышедшую замуж за местного горожанина. Когда Багреев умер, его племянник унаследовал двух оставшихся крепостных. Второй переход крепостных от Льва произошел, когда его дочь Пелагея вышла замуж за дворянина по имени Быков и получила в приданое 29 крепостных из имения своего отца. Завещание Льва от 1810 года предоставило ей полный контроль над крепостными, а отдельная доверенность (доверенность), зарегистрированная в Велижской городской полиции, уполномочила ее продать их.Любой доход, полученный от такой продажи, будет засчитан в счет погашения долга перед Пелагеей коллегиальным заседателем Быковским, зарегистрированным владельцем крепостных.

24После смерти Льва Короновского хозяином Львова стал его сын Ипат. У Ипат не было доверенности Быковского, но в 1811 году он продал крестьянина горожанину Тимофею Багрееву, предположительно племяннику купца Семена Багреева. Сделку в очередной раз зарегистрировали власти Велижа, на этот раз городская магистратура.Впоследствии этого крестьянина выкупил коллегиальный секретарь Радкевич, а позже следователи также обнаружили, что Короновские продавали отдельных крепостных двум другим дворянам. Наконец, в 1812 году Ипат нанял управителя для управления своим имением, договоренность (условие), также должным образом зафиксированная в Велижской городской магистратуре.

25 Чтобы разрешить вопиющий случай незаконного владения крепостными небогатыми дворянами, местным властям сначала нужно было определить, кто на самом деле владел этим поместьем и крепостными.Документальный след зарегистрированных документов, подтверждающих продажу крепостных не дворянам, представляет собой единое доказательство. Когда чиновники допросили крестьян, переданных Льву Короновскому от Катерины Ступишиной, все показали, что Короновские были их хозяевами и что и отец, и сын неоднократно напоминали им о покупке Льва. Местные приходские записи также указали, что крепостные Львова были собственностью Короновских. Наконец, крестьяне соседних помещиков, горожанин, продававший в имении спиртное, и два наемных управляющих подтвердили принадлежность крепостных к Короновским.Как заметил один управляющий, Ипат Короновский регулярно собирал доходы и налоги со своих крестьян.

26 Неудивительно, что земельный суд пришел к выводу, что Ипат Короновский был фактическим владельцем указанных крестьян. Но поскольку Ипат был горожанином, его владение было незаконным. Таким образом, в 1819 году его поместье перешло под официальный контроль, а доходы от него распределялись в совет по социальному обеспечению. Восемь лет спустя Сенат вынес окончательное решение: земля и крепостные, унаследованные Ипатом от своего отца, принадлежат государству, а самому Ипату грозит 12 недель тюрьмы за жестокое обращение с крестьянами.Амнистия 1826 года избавила его от тюремного заключения, хотя его бывшие крепостные были проинструктированы подать официальный иск о стоимости зерна и другого имущества, полученного от них. Сумма тогда будет взыскана с Короновского. Поскольку сестра Ипата стала дворянкой через брак, ей разрешили оставить своих крепостных. Дворянка Катерина Ступишина, продававшая крепостных Льву Короновскому, призналась в лжесвидетельстве. Она и местные чиновники, зарегистрировавшие незаконные документы, также были освобождены от наказания по амнистии 1826 года.По делу обвинений во взяточничестве не было.

  • 10 Стивен Л. Хох и Уилсон Р. Огастин, «Налоговая перепись и сокращение численности крепостного населения в I (…)

27 В конце концов, после раскрытия правонарушений Короновских и других, чиновники также пересмотрели статус крестьян, проданных третьим лицам. Из-за сложности дела Сенат разрешил дворянам, прямо или косвенно приобретшим крепостных у Короновских, сохранить владения.Все крепостные, находившиеся в настоящее время в руках недворян, должны были быть освобождены. Примерно за 20 лет до освобождения крепостного населения России исключительное право дворянства на крепостную собственность продолжало нарушаться. Учитывая, что прошли годы, прежде чем чиновники раскрыли дело Короновского, возникает вопрос, сколько подобных дел осталось нераскрытым или нераскрытым. Кажется несомненным, что такие явления имели более широкую основу. Согласно одному научному исследованию, в период 1835–1858 годов суды провинциального уровня рассмотрели 20 тысяч, а Сенат — 15 153 дел, связанных с исками о незаконном лишении свободы и незаконной кабале.10

  • 11 ЦГИАгМ, ф. 32 (Московский городской магистрат), указ. 1, д. 232, т. 1-4.

28 Еще один яркий случай, также являющийся продуктом экономических отношений, касался явного самозванца, который пытался зарегистрироваться у горожан Архангельска, представившись Филиппом Григорьевым Симоновым, приемным сыном московского горожанина11. В 1846 году Филипп Ездил в Архангельск с купцом-работодателем.В то время у него был паспорт Мосгордумы и квитанции об уплате всех налогов. Когда Филипп запросил регистрацию в Архангельске, власти направили запросы своим московским коллегам. Московские власти объявили мужчину самозванцем, как и его предполагаемую приемную мать. Женщина сообщила, что жила со своим сыном, настоящим Филиппом Григорьевым, который теперь женат и сам является отцом.

29Последующее расследование выявило множество аномалий и противоречий.Несколько посредников помогли оформить документы, удостоверяющие личность самозванца — архангельского Филиппа — но ключевые свидетели погибли или были призваны в армию. Официальные лица так и не установили окончательно обстоятельства дела. Не исключено, что купец, первоначально нанявший Архангельского Филиппа, воспользовался ошибкой в ​​московских городских записях, где указаны два Филиппа Симонова. Благодаря двойной записи купец смог получить паспорт четырнадцатилетнего мальчика неизвестного происхождения, нынешнего архангельского Филиппа.Дело тянулось годами, и в 1860 году власти Архангельска окончательно отказались от попыток установить личность архангельского Филиппа. Они пришли к выводу, что такой молодой мальчик не мог сознательно фальсифицировать свое происхождение. Кроме того, учитывая его задокументированные связи с правительством Москвы, его нельзя было рассматривать как бродягу или беглеца. Возможно, благодаря некоторой денежной поддержке покровителя Филиппа, чиновники разрешили самозванцу зарегистрироваться. В архивном документе, хранящемся в Москве, говорится, что «Архангельское общество горожан заявило о своем согласии принять его в состав горожан города Астрахани [sic].Остается неясным, является ли упоминание Астрахани ошибкой писца или попыткой властей Архангельска замести следы.

  • 12 «Мсье Дидро, я с величайшим удовольствием выслушал то, что вдохновляет ваш блестящий ум (…)

30 Приведенные выше случаи иллюстрируют, и историки давно признали, что юридически определенные категории российского имперского общества не обязательно соответствовали социальным и экономическим фактам.По мнению некоторых ученых, разрыв между юридическими определениями и конкретными реалиями может вызвать вопросы о методологической полезности официальных категорий. Однако есть несколько причин, по которым категории должны быть включены в любое понимание российского общества. Во-первых, у категорий было несколько значений и значений. Они определялись, применялись и манипулировались различными и часто противоречивыми способами как правительством, так и отдельными лицами и группами общества.Во-вторых, и этот момент заслуживает особого внимания, историки не вправе отказываться от языка своих источников. Однако они могут рассматривать эти источники как язык, а не как прозрачные отражения реальности, и они должны исследовать, что официальные категории представляли в конкретных исторических обстоятельствах. Независимо от эмпирических фактов, категории сформулировали интеллектуальное видение и как таковые стали частью социального ландшафта. Наконец, категории действовали в основном в контексте официального социального строя и общества (общества) или местных партикуляристских обществ (общества) в формальном смысле.Категории были гораздо менее актуальны для интимной сферы социальной жизни, хотя, поскольку они включали в себя мужчин, женщин и детей вместе, они также играли роль в интимной сфере. То, что они были официальными или законными, не делало их несоциальными или несоциальными. Они были реактивными, интерактивными, изменчивыми, пористыми и неоднозначными. Они находились в непрерывном процессе, и то, что они служили административным целям, не означало, что им не хватало социального значения. Перефразируя апокрифические замечания Екатерины II Дени Дидро: законодатели не писали на чистом листе; они писали на коже человека.12

31 Работу российского общества лучше всего понять, если историки рассматривают официальные категории как форму социального процесса. Концептуальная пластичность категорий показывает, что они никогда не были прозрачными зеркалами социальной жизни. Это были репрезентации, восприятия, концептуализации и образы социальной жизни, которые одновременно отражали, создавали и трансформировали динамику развития и взаимодействия в обществе. Положение человека в социальном порядке представляет собой совокупность приписываемых определений и самоопределений, а способы, которыми индивиды и сообщества идентифицируют себя, зависят от контекста и смежности.Независимо от того, были ли социальные определения официальными, социальными или личными, они были социально значимыми только по отношению к кому-то или чему-то — будь то крестьянская деревня или коммуна, помещик или местное должностное лицо, военкомат или районный суд, подчиненный или начальник, сослуживец или солдат, знатный знакомый или друг, сосед или коллега, учитель, родственник, супруга или ребенок. Даже если юридически определенные категории не были интернализованы как общественное сознание, они оставались фундаментальными для жизненных шансов отдельных лиц и коллективов на протяжении всего имперского периода.

32 Из-за пористости, аморфности и податливости официальных социальных категорий России они функционировали как эффективный источник социальной интеграции. В некоторых контекстах это была навязанная интеграция, которая затем также могла способствовать социальному конфликту и сопротивлению. В других случаях категории обеспечивали механизмы как формальной, так и неформальной интеграции. Эту интегрирующую роль можно увидеть в том, как общество воспринимало и использовало официальные категории.Это не означает, что категории стали интернализованными в самоопределениях и социальных идентичностях индивидов или коллективов. Однако это означает, что в своих ответах и ​​адаптации юридических определений российские субъекты присвоили категории для своих собственных целей, вынуждая политиков и администраторов реагировать на непредвиденные последствия социальных интерпретаций. Как ясно показывают многочисленные судебные дела, отдельные лица и группы в обществе обращались к официальным категориям, заявляя о своей юридической идентичности и связанных с ними правах, чтобы выжить, процветать, противостоять властям и согласовывать свою позицию в рамках социального порядка.

  • 13 Марк Раефф, Хорошо организованное полицейское государство: социальные и институциональные изменения посредством закона в зародыше (…)
  • 14 Ссылаясь на «верховенство закона», в отличие от «верховенства закона», я надеюсь передать отличительные (…)

33 И все же, что делать с правовым статусом или «правами» русских крепостных и других трудящихся? Что означают «права» в абсолютистской монархии, основанной на институционализации человеческого рабства? Много лет назад Марк Рафф описал, как царские чиновники под влиянием камералистского мышления стремились установить упорядоченное государство, общество и крепостное право.13 Их цель — просвещение «граждан», мобилизация ресурсов и реформирование институтов требовали правительства, основанного на верховенстве закона. Верховенство закона не эквивалентно верховенству закона, однако на протяжении всего периода Империи просвещенные бюрократы прилагали искренние усилия по формулированию и осуществлению справедливых или, по крайней мере, эффективных законов14. В то же время важно помнить, что чиновники часто применяли законы бессистемно и нерегулярно. Произвол возник не только из-за коррупции, но и из-за ограниченного опыта правовой кодификации и из-за отсутствия четкого различия между законодательной, административной и судебной властью.Судебные протоколы неоднократно показывают, что если правосудие или исполнение долга требует нарушения закона, с такими нарушениями можно мириться. Абстрактная цель справедливости, как бы она ни была определена, преобладала над строгим соблюдением закона. Действительно, «справедливость» часто требовала нарушения законов.

34 Таким образом, возможность добиться правосудия на основе предписаний законодательства не устраняет произвол или злоупотребления. Однако он определил моральный стандарт, который узаконивал и поощрял народные действия.Несмотря на непредсказуемые и статистически скудные результаты, русские подданные неоднократно апеллировали к образу доброго и милосердного царя в надежде добиться возмещения обид. Если люди на самом деле не верили в царский принцип, они тем не менее использовали его на практике, требуя компенсации. Это произошло не из-за так называемого «наивного монархизма» или «мифа о царе». Это было результатом того простого факта, что окончательная судебная и законодательная власть находилась в руках правителя.Монарх был обязан подчиняться законам, хотя до создания Думы в 1906 году он или она также могли изменять законы по своему желанию. В течение почти всего периода Империи ни одно административное постановление или статут не становилось законом без предварительного получения от монарха «да будет так». Кроме того, суверен мог в любой момент отменить любые административно-правовые решения, исходящие от любого государственного или общественного института. Во имя справедливости и милосердия монархи вмешивались в рутинные операции правительства и вне обычных бюрократических каналов откликались на петиции отдельных подданных и сообществ.Независимо от того, насколько абсолютистскими оставались институты монархии, искусство управления — необходимость проецировать легитимную государственную власть — приводило к постоянному «диалогу» с русским народом.

35 Диалог между русской монархией и народом, подданными монарха, принимал самые разные формы. Учитывая отсутствие в России официальных органов, кодифицированных феодальных договоров и освященных веками юридических прав, этот диалог лучше всего понимать как моральный. Уже в московские времена и продолжалось до 1917 года, российская монархия консультировалась с представителями социальных групп, местных сообществ и центральных институтов на разовой основе, во время чрезвычайного положения в стране и при подготовке к крупным реформам и законодательным инициативам.До 1906 года голос общества не был формализован или институционализирован на какой-либо постоянной транслокальной основе, но консультации практиковались. Не менее важно то, что, поскольку обычные люди могли манипулировать юридическими предписаниями для личной выгоды, они тоже играли роль в «законодательном процессе». Неоднократно политики издавали новые законы в ответ на популярные толкования юридических формул. Эта динамика четко прослеживается в материалах военных судебных заседаний и в законодательстве, регулирующем крестьянские иски о незаконном лишении свободы.

36 Технологические и институциональные препятствия на пути выполнения законодательных актов также определили взаимодействие между монархией и народом. Ограничения на эффективное осуществление государственной власти оставляли огромные дискреционные полномочия в руках землевладельцев, военачальников и местных чиновников. Хотя дискреционные полномочия могут быть произвольными и коррумпированными, широкая свобода действий, предоставленная местным общинам, также способствовала социальной интеграции, предоставляя определенную автономию социальным группам.Опять же, в отсутствие официальных органов, таких как гильдии, диеты, парламенты, провинциальные сословия, генеральные поместья или английский парламент — органов, которые связывали населенные пункты друг с другом и с государством — отношения властей имели тенденцию действовать на местном уровне. , неформальная и индивидуальная основа. В отличие от своих английских или французских коллег, которые присваивали местные органы власти для расширения монархической власти, у российских правителей не было таких органов, которые можно было бы присвоить. В рамках русского абсолютизма государственная власть оставалась далекой, и от нее было относительно легко уклониться.Институциональная фрагментация и неэффективное управление принесли де-факто «свободу».

37Но свобода по умолчанию не эквивалентна ограниченной монархии или политически организованному гражданскому обществу, двум опорам современного демократического развития в Европе. Институционально фрагментированная российская монархия была построена на аналогичном фрагментированном российском «обществе» — обществе, которое до начала двадцатого века не имело транслокальной власти или представительства. Юридически определенные категории или идентичности российского имперского общества (и имперского общества в более широком смысле) функционировали как инструменты административного контроля и управления: они определяли формальные права и обязанности — например, налоговые и служебные обязанности — а также законные экономические возможности. и доступ к образованию и вознаграждение за службу.Они также представляли собой социальные инструменты, которыми люди могли пользоваться и которыми манипулировали, пытаясь добиться власти и выжить в экономическом плане. Социальная значимость не требовала, чтобы люди усваивали категории как общественное сознание. Также не требовалось, чтобы категории были продуктом общественной инициативы. Какие бы самоопределения люди ни выбрали, и они выбирали по-разному в разных ситуациях, юридические категории представляют собой важное измерение социальной жизни. На протяжении большей части имперского периода эти идентичности служили единственным постоянным и исчерпывающим свидетельством того, как образованные русские концептуализировали свое общество.Такие концептуальные представления затем служили основой для разработки политики и социальных действий. Кроме того, поскольку простые люди могли использовать царские законы в своих целях, использование ими официальных социальных категорий, таких как использование судов и идея хорошего царя, интегрировало их в имперское государство.

38Когда пластичность официальных социальных категорий способствовала приспособлению и адаптации, правовая двусмысленность создавала возможности. Но юридическая двусмысленность также порождает неопределенность, нестабильность и фрагментацию общества.По этой причине трудно сделать вывод, что в постэмансипационный период экономическая модернизация, массовое образование или усиление географической и социальной мобильности подорвали стабильные социальные связи и идентичность «традиционного» общества. Российское общество традиционно было фрагментировано, и «традиционные» идентичности, которые, согласно некоторым историческим свидетельствам, казались разрушающимися, на самом деле так и не получили прочного закрепления. При этом «моральная экономия» и «повседневные формы сопротивления» поздних имперских крестьян, рабочих или солдат принципиально не отличались от тех, которые существовали до Великих реформ.Об этом свидетельствуют народные восстания, жалобы солдат на офицеров, крестьянские иски об освобождении и до сих пор практически не изученная взаимосвязь между государственными требованиями, общественной практикой или обычаями и статутным правом. Не вдаваясь в суть дела, можно отметить, что социальные основы русской революции (революций) были связаны как с уже слабыми институтами, так и с новыми социальными трещинами.

  • 15 Wirtschafter, Social Identity, 29-32

39 В то же время, когда социальная аморфность способствовала социальной интеграции, позволяя людям ускользать от административного контроля и заново изобретать свою идентичность творческими и прибыльными способами, она также породила повсеместную незащищенность.Это особенно очевидно в статусе самой привилегированной социальной группы империи — дворянства. На протяжении всего имперского периода российские землевладельческие и обслуживающие элиты оставались юридически и, за значительными исключениями, экономически уязвимыми. Облагораживание происходило только через службу (за исключением женщин, которые могли добиться облагораживания через брак), а дворянские права, даже когда они передавались по наследству, были определены и в любой момент могли быть изменены указом монарха. В отличие от аристократии и знати Англии, Франции, германских государств и собственных балтийских провинций империи, российская знать не имела имущественных претензий на власть за пределами родового поместья — претензий, которые исторически формулировались и политически конституировались в местных законах, офисах и т. Д. учреждения идентифицируемой территории.Не всегда можно было установить даже юридическую принадлежность русских дворян. В начале восемнадцатого века безответные претенденты на дворянский статус оказались внесены в регистры подушного налога, основного маркера статуса низшего класса, а столетие спустя дворянским претендентам все еще могло быть отказано в доступе к службе с благородными правами. В дополнение к неопределенности определения, амбициозные и умные простолюдины фальсифицировали идентичность и незаконно принимали атрибуты благородства. Эти условия трудно измерить, но еще в 1767 году и Геральдическое ведомство, и Сенат жаловались на отсутствие полного реестра дворян и требовали точного определения того, должно ли быть дворянским звание служебным званием, владением поместьем. , или оба.15

  • 16 S.T. Аксаков, Русский джентльмен, пер. Дж. Д. Дафф (Оксфорд: издательство Оксфордского университета, 1982).

40 Социальные характеристики дворянства также были неоднозначными. Реформы Петра Великого добавили культурной составляющей благородной идентичности, навязывая европейское образование и формы общительности элитным придворным и военнослужащим. Даже в этом случае землевладельцы высокого происхождения иногда оставались бедными, необразованными и погрязшими в обычаях.В романе Сергея Аксакова «Русский джентльмен» семья Софии представляет постпетровское городское бюрократическое дворянство. Основываясь на образовании и обладании европейской культурой, София считает, что ее происхождение выше, чем у многих дворян по прямой линии.16 Действительно, хотя предки ее мужа имеют древнее и почитаемое происхождение, ее свекор, патриарх Багров, и его родственники. замужние дочери живут так, как живут крестьяне. Несмотря на родословную, отец Софии, дворянин-parvenu, задается вопросом, могут ли Багровы, учитывая их невежество и хамство, предложить подходящую пару для его искушенной дочери.Этот брак показывает, как западная / европейская культура, как духовная, так и материальная, компенсировала и в глазах некоторых преобладала над родословной и богатством.

41 Связь социального статуса с культурой была особенно заметна в развитии интеллигенции и сознательно независимого общества, двух социокультурных категорий, которые пересекались с дворянством. К середине восемнадцатого века в России существовала смешанная в социальном плане, просвещенная читающая и пишущая публика, которая отличалась от коррумпированных придворных и некультурных групп общества.В начале девятнадцатого века образованные люди отождествляли себя с концепцией приличного общества, также отделенного от монархии и государства, которое они определяли в терминах моральной автономии, европейской культуры и изысканной общительности. К 1861 году коллективная концепция интеллигенции, известная своим идеалом служения народу, вошла в социальный словарь империи. В этих и других примерах образованные россияне заняты постоянным поиском значимых социальных связей, концептуализируя социокультурные коллективы, выходящие за рамки родства, непосредственного сообщества и официального общества.Через отождествление с «благородной публикой» (publika), «гражданским обществом образованных» (обществом), интеллигенцией, а затем и с нацией или народом (народом) образованные россияне сформулировали идентичности, которые выражали чувство социальной принадлежности без однако достижение независимого институционального существования. Только в конце XIX века самопровозглашенная социокультурная идентичность образованной элиты России обрела прочную институциональную привязку. Только тогда их дополитический дискурсивный идеал превратился в зарождающееся гражданское общество.

  • 17 О последних методах лечения см. Джозеф Брэдли, Добровольные ассоциации в царской России: наука, Патр (…)

42 Вопросы общественности, общественной сферы и гражданского общества занимали историков социальной и культурной жизни в течение последних нескольких десятилетий. Существование публичной сферы и / или гражданского общества широко признано важным элементом либерально-демократического развития в современной Европе.В России девятнадцатого века, несмотря на широкую сеть добровольных ассоциаций, постоянные полицейские репрессии и абсолютистская монархия явно препятствовали формированию политически организованного гражданского общества. Но хотя такие препятствия значительны, они не могут объяснить, почему образованные и профессиональные классы России распались во внутреннем кризисе и конфликте в тот самый момент, когда революция 1905 года позволила им относительно свободное объединение. В сферах экономической деятельности (в том числе незаконной), местного самоуправления, благотворительности, культурного творчества и даже профессиональных услуг корни российского гражданского общества казались жизнеспособными и широко уходящими корнями, по крайней мере, с середины XIX века.17 Тем не менее, это «гражданское общество» не смогло объединиться и поддержать транслокальное присутствие в политической публичной сфере. Напротив, до периода думской монархии (1906–1917) она оставалась личностью частных, личных и локализованных отношений.

43 С учетом отсутствия формальной институционализации в российской социальной и политической жизни — опять же, отсутствие транслокальных конституционных органов оказалось решающим — не развитие социальных институтов превратило общество в единое целое и связывало его с правительством.Скорее, цементом общества стали судебные процессы, юридически определенные социальные категории, православная религия и все в большей степени русская литература и культура. Поскольку институты центрального правительства едва выходили за пределы столиц провинций и округов, обширная неформальная автономия оставалась в руках местных сообществ. Эта неформальная автономия особенно важна для понимания того, как имперское государство функционировало в течение длительного времени. Однако в конечном итоге именно отсутствие формальной институционализации и слабые связи между центром и местностями явились причиной глубокого социального кризиса и идеологического волюнтаризма революционной эпохи.В конце девятнадцатого и начале двадцатого веков наконец появилось политически организованное гражданское общество, в то время как совокупный эффект мобилизации ресурсов, всеобщего призыва и более чем двухвековое строительство государства привели все большее число имперских подданных в прямой контакт с государственная власть. В этих условиях беспрецедентной социальной самоуверенности и нарастающего бюрократического вторжения в повседневную жизнь разрыв между идеей и реальностью царского правления становился все более очевидным.Неудивительно, что вера в благодетельного монарха неуклонно ослаблялась.

44 Внимание к аморфности законодательно определенных социальных категорий в России предлагает возможное решение проблемы социальной лексики историка. Аморфность указывает на то, что необходимы и сословные, и классовые языки, в зависимости, конечно, от конкретных обстоятельств. Социальный кризис поздней имперской России нельзя объяснить последовательностью или наслоением различных социальных формаций, таких как переход от домодернистских / правовых сословий к современным / экономическим классам.Звания, сословия и классы имели значение и играли определенную роль в устройстве русского общества на протяжении имперского периода. Более того, необходимо добавить к списку социальных «формаций» такие сущности, как патриархальный дом, приход или церковная община, а также социокультурные идентичности, связанные с обществом, интеллигенцией и народом. Каждая из этих категорий освещает конкретные социальные отношения и модели развития. Тот факт, что один тип категории сформировался или функционировал в данный момент, не требовал замены или исчезновения другого типа.То же самое можно сказать и о хронологических делениях, используемых историками. Подобно социальным категориям, необходимо хронологическое деление, если ученые хотят обсуждать события и людей в конкретных исторических условиях. Но хронологические различия также могут быть произвольными и изменчивыми, в зависимости от обстоятельств и предмета рассмотрения. Это великое разделение в истории российской империи, освобождение крепостных крестьян в 1861 году, означало как драматический прорыв модели 1789 года (за исключением того, что старый режим в России просуществовал до 1905 года), так и начало процесса эмансипации, который без войны и революции продолжился бы. хорошо в двадцатом веке.Социальные категории и хронологические деления являются необходимыми инструментами анализа и коммуникации, но они не эквивалентны конкретным историческим фактам.

  • 18 Э. Виртшафтер, Игра идей в русском театре Просвещения (DeKalb: Northern Illinois Uni (…)

45 Неужели тогда неизбежно то, что юридические и административные записи царской бюрократии не дадут ничего, кроме государственнического или официального понимания российской социальной истории? Историки могут знать только то, что их источники делают познаваемыми, а люди, которые не выражают себя письменно, открывают лишь очень многое.Сбитые с толку ограничениями социальной истории, особенно ее строгими стандартами доказательств, ученые в 1980-х годах начали переходить на более гибкую арену истории культуры, подполя, на которую меньше влияют социология и экономика, а больше — антропология и литературная критика. Как историки культуры, ученые продолжали поиски социального сознания, которое теперь называют анализом дискурса, второстепенными исследованиями, популярной культурой, историей менталитета или историей повседневной жизни. Изучая события и культурные артефакты как «репрезентации» или повествования, которые можно «читать» множеством творческих способов, историки стремились реконструировать менталитет людей и нравы социальных групп, раскрывая символическое значение (я) человеческого действия.18 Но и здесь, как и в архивах, российские источники отказались воспроизводить общественное сознание. В очередной раз субъективные мысли и чувства остались недоступными. В результате возникла необходимость мыслить категориями общества, а не частной личности, и сосредоточиться на когнитивном вопросе о том, как люди согласовывают идею общества с реальностью социального опыта. И снова история современного российского общества не может быть понята без ссылки на историю концептуализации этого общества.

46 Концептуализацию российского общества можно проследить через сменяющие друг друга поколения интеллектуалов и правителей. Со времен Петра Великого до эпохи Горбачева, включая правление Екатерины Великой и Александра II, а также диктатуры Ленина и Сталина — правители России сознательно и часто с большим насилием преследовали планы переделать общество. в соответствии с принципами камерылистов, Просвещения или марксизма.После десятилетий исследований, посвященных юридически определенным социальным категориям, историки многое узнали о концептуализации этого общества. Благодаря их усилиям стало ясно, что для понимания структуры (структур) общества необходимо изучить язык, категории и концепции, используемые современниками для описания себя и своего окружения. В самом деле, даже если представления о себе отдельных людей и сообществ менее объективно точны, чем статистические методы и «научные» отчеты современных исследователей, они все же имеют более тесную связь с поведением, действиями и установками реальных исторических акторов.Чаще всего в реальном историческом времени их представления и (неправильное) понимание составляли основу для индивидуальных и групповых реакций на конкретные условия.

47 Пусть запись будет ясна. Анализировать взаимосвязь между социальными концепциями и социальной реальностью — не значит понимать общественное сознание. Тем не менее, можно утешиться осознанием того, что то, что люди говорят и делают публично, в отличие от того, что они на самом деле думают и чувствуют, является более важным фактором для объяснения того, как функционируют общество и государственное устройство.Можно получить дополнительное утешение в популярной пословице о том, что «история повторяется», несмотря на почти всеобщее осуждение этого понятия профессиональными историками. Историки справедливо стремятся избегать детерминированного и редуктивного мышления, но их эмпирическая ориентация не должна заслонять сущностный смысл слов «история повторяется». Клише предполагает, что история как метод исследования делает больше, чем просто попытку понять прошлое: она ведет к более глубокому вопросу: «Что во мне есть, что позволяет мне понять их?» С помощью этого вопроса история не просто оценивает прошлое, а прямо сталкивается с ним, требуя от своих практиков и читателей спросить себя: «Где бы я был?» Столкнувшись с прошлым, в идеале на его собственных условиях, мы фактически сталкиваемся с нашей собственной моральной вселенной, чтобы понять, где мы находимся и куда надеемся пойти.В этом смысле история повторяется, и поиск общественного сознания становится поиском самих себя.

ключевых компонентов цивилизации | Национальное географическое общество

Самые ранние цивилизации развивались между 4000 и 3000 гг. До н.э., когда рост сельского хозяйства и торговли позволил людям иметь излишки продовольствия и экономическую стабильность. Многим людям больше не приходилось заниматься сельским хозяйством, что позволило разнообразным профессиям и интересам процветать на относительно ограниченном пространстве.

Цивилизации сначала появились в Месопотамии (современный Ирак), а затем в Египте. Цивилизации процветали в долине Инда примерно к 2500 г. до н. Э., В Китае примерно к 1500 г. до н. Э. И в Центральной Америке (где сейчас находится Мексика) примерно к 1200 г. до н. Э. В конечном итоге цивилизации развивались на всех континентах, кроме Антарктиды.

Характеристики цивилизации

Все цивилизации имеют определенные характеристики. К ним относятся: (1) крупные населенные пункты; (2) монументальная архитектура и уникальные художественные стили; (3) общие коммуникационные стратегии; (4) системы управления территориями; (5) сложное разделение труда; и (6) разделение людей на социальные и экономические классы.

Городские районы

Крупные населенные пункты или городские районы (1) позволяют цивилизациям развиваться, хотя люди, живущие за пределами этих городских центров, по-прежнему являются частью цивилизации этого региона. Среди сельских жителей цивилизаций могут быть фермеры, рыбаки и торговцы, которые регулярно продают свои товары и услуги городским жителям.

Например, в огромном городском центре Теотиуакана на территории современной Мексики в период между 300 и 600 годами нашей эры проживало до 200 000 жителей.Развитие цивилизации Теотиуакано стало возможным отчасти благодаря богатым сельскохозяйственным угодьям, окружающим город. По мере возделывания земли меньшее количество фермеров могло поставлять больше основных продуктов питания, таких как кукуруза и бобы, большему количеству людей.

Торговля также сыграла роль в городском развитии Теотиуакана. Большая часть богатства и могущества Теотиуакана была обусловлена ​​раскопками и торговлей богатыми месторождениями обсидиана по всему городу. Обсидиан — это твердый вулканический камень, который высоко ценился как режущий инструмент.Торговцы Теотиуакано продавали (экспортировали) обсидиан в окружающие культуры в обмен на товары и услуги, импортированные в поселения Теотиуакано.

Памятники

Все цивилизации стремятся сохранить свое наследие, строя большие памятники и сооружения (2). Это так же верно сегодня, как и тысячи лет назад.

Например, древние памятники в Великом Зимбабве до сих пор постоянно используются как символ политической власти в современной стране Зимбабве.Великий Зимбабве, построенный между 1100 и 1450 годами, описывает руины столицы Королевства Зимбабве. На пике своего развития Великий Зимбабве был населен более чем 10 000 человек и был частью торговой сети, которая простиралась от Магриба через восточное побережье Африки и до Индии и Китая.

Великий Зимбабве — свидетельство изысканности и изобретательности предков местного народа шона. Такие политики, как Роберт Мугабе, президент, который руководил Зимбабве почти 40 лет в 20-м и 21-м веках, полностью сформировали свою политическую идентичность, отождествляя себя с монументальной архитектурой древней цивилизации.

Здания — не единственные памятники, определяющие цивилизации. Отличительный художественный стиль Великого Зимбабве включал в себя изображения местных животных, вырезанные из мыльного камня. Стилизованные каменные скульптуры, известные как «птицы Зимбабве», например, остаются эмблемой Зимбабве, они появляются на национальном флаге, валюте и гербах.

Совместное общение

Совместное общение (3) — еще один элемент, который разделяют все цивилизации.Совместное общение может включать разговорный язык; алфавиты; числовые системы; знаки, идеи и символы; и иллюстрации и изображения.

Совместное общение позволяет развивать инфраструктуру, необходимую для технологий, торговли, культурного обмена и управления, и использовать ее в масштабах всей цивилизации. У цивилизации инков, например, не было письменного письма, о котором мы знаем, но ее сложная система учета кипу позволяла правительству проводить переписи своего населения и производства на обширном участке гор Анд.Кипу — это записывающее устройство, состоящее из ряда ниток, завязанных узлами определенного узора и цвета.

Письменность, в частности, позволяет цивилизациям записывать свою собственную историю и повседневные события, что имеет решающее значение для понимания древних культур. Самым древним из известных письменных языков в мире является шумерский, который возник в Месопотамии около 3100 г. до н. Э. Самая известная форма раннего шумерского письма называлась клинописью и состояла из различных наборов клиновидных (треугольных) форм.Самым ранним шумерским письмом было ведение записей. Как и письменные записи современных цивилизаций, шумерская клинопись отслеживала налоги, счета за продукты и законы о таких вещах, как воровство.

Письменность была ключевой частью совместного общения во время Золотого века ислама, который процветал в южной Европе, Северной Африке и Западной Азии с седьмого по тринадцатый века. Так называемые «арабские цифры» и арабский язык были общими средствами коммуникации, которые позволили различным культурам арабского мира внести свой вклад в поразительные достижения в математике, науке, технике и искусстве.

Инфраструктура и администрирование

Все цивилизации полагаются на государственное управление — бюрократию. (4) Возможно, ни одна цивилизация не иллюстрирует это лучше, чем Древний Рим.

Само слово «цивилизация» происходит от латинского слова civis, означающего «гражданин». Латинский язык был языком Древнего Рима, территория которого простиралась от Средиземного моря до некоторых частей Великобритании на севере и Черного моря на востоке.Чтобы управлять такой большой территорией, римлянам, базирующимся на территории нынешней центральной Италии, требовалась эффективная система государственного управления и инфраструктуры.

Римляне использовали различные методы управления своей республикой, а позже и империей. Например, инженерное дело было ключевой частью римской администрации. Римляне построили сеть дорог, чтобы сообщение между отдаленными территориями было максимально эффективным. Дороги также значительно облегчили путешествие римских военных. Повсюду римляне строили сооружения своей цивилизации: например, акведуки снабжали города пресной водой для улучшения санитарии и гигиены.

Язык также играл роль в римской инфраструктуре. Римляне распространили латинский язык по всей южной Европе. Так называемые «романские языки» (испанский, французский, португальский, румынский, каталонский и итальянский) называются так, потому что все они произошли от римского языка: латыни. Подобный язык облегчил общение и руководство для Рима на его обширных территориях.

Римские лидеры полагались на ряд юридических кодексов для управления.Эти кодексы помогли структурировать законы между различными частями римской территории, а также между богатыми и бедными, мужчинами и женщинами, рабами и свободными. Римские законы включали ограничения на вступление в брак, владение землей и доступ к таким профессиям, как священство.

Одним из наиболее значительных вкладов Рима в западную цивилизацию было становление самой правовой культуры. Римское право было в основном публичным, и юристы создали такие формальности, как юридический язык и процедуры, которые веками определяли европейское право.Фактически, «римское право» описывает правовую систему, которая использовалась по всей Западной Европе до 18 века.

Наконец, римляне использовали местных лидеров, а также римлян для исполнения закона на своих территориях. Жители были лучше знакомы со своими лидерами и с большей вероятностью следили за их объявлениями. Например, израильские лидеры работали с римскими властями на римской территории Палестины, в то время как британские лидеры часто работали с римлянами на острове Великобритании. Некоторые люди, родившиеся на римских территориях, в конечном итоге стали римскими императорами: например, император Константин родился на территории современной Сербии; император Адриан, возможно, родился на территории современной Испании.Это взаимодействие уменьшило конфликт между Римом и его территориями.

Отделение труда

Цивилизации отмечены сложным разделением труда (5). Это означает, что разные люди выполняют специализированные задачи. В чисто сельскохозяйственном обществе члены сообщества в значительной степени самодостаточны и могут обеспечить себя едой, кровом и одеждой. В сложной цивилизации фермеры могут выращивать один вид сельскохозяйственных культур и зависеть от других людей в получении других продуктов питания, одежды, жилья и информации.

Цивилизации, зависящие от торговли, особенно отмечены разделением труда. Город Тимбукту на территории нынешнего Мали был важным торговым центром для нескольких африканских цивилизаций. Жители Тимбукту специализировались на торговле такими товарами, как золото, слоновая кость или рабы. Другие жители предоставляли еду или кров торговым караванам, путешествующим на верблюдах из пустыни Сахара. Городской центр Тимбукту также был центром обучения. В разделение труда входили не только торговцы, но и врачи, религиозные лидеры и художники.

Структура классов

Последний элемент, который имеет ключевое значение для развития цивилизаций, — это разделение людей на классы (6). Это сложная идея, которую можно разбить на две части: доход и вид выполненной работы. Смена класса традиционно была трудной и происходила из поколения в поколение.

Классы могут означать группы людей, разделенные по их доходу. Это подразделение иногда называют «экономическим классом». Современная западная цивилизация часто делит экономические классы на богатых, средний класс и бедных.В средневековых цивилизациях Европы было меньше экономических классов. У королей и королев было огромное количество денег и земли. У крепостных или людей, которые обрабатывали землю, почти ничего не было. Со временем возник экономический класс купцов.

Класс

также может относиться к типу работы, которую выполняют люди. Есть много социальных слоев. Социальный класс часто ассоциируется с экономическим классом, но не определяется им строго.

В древней китайской цивилизации существовало четыре основных типа социальных классов.Ученые и политические лидеры (известные как ши) были самым могущественным социальным классом. Следующей по силе группой были фермеры и сельскохозяйственные рабочие (не) . Художники (гонг), , которые делали все, от подков до шелковых одежд, были следующей категорией социального класса. В нижней части социальных слоев находились купцы и торговцы, которые покупали и продавали товары и услуги. Известные как шан, , эти купцы часто были намного богаче, чем другие классы, но имели более низкий социальный статус.

Развитие цивилизации

Цивилизации расширяются за счет торговли, конфликтов и исследований. Обычно все три элемента должны присутствовать, чтобы цивилизация росла и оставалась стабильной в течение длительного периода времени.

Физическая и человеческая география Юго-Восточной Азии позволила этим атрибутам развиться, например, в кхмерской цивилизации. Кхмеры процветали в некоторых частях нынешней Камбоджи, Таиланда, Лаоса, Вьетнама и Мьянмы между 800 и 1400 годами.

Торговля

Шелковый путь связывал рынки специй и шелка Азии с торговцами Европы. Обширная сеть водных путей Юго-Восточной Азии способствовала развитию торговли: кхмерская столица Ангкор была построена на берегу крупнейшего пресноводного озера Юго-Восточной Азии, Тонлесап. Вытекающая река Тонлесап является притоком могучей реки Меконг, которая соединяет Юго-Восточную Азию с Тибетским плато на севере и Южно-Китайским морем на юге.

Помимо материальных благ, кхмерская цивилизация способствовала мощной торговле идеями. В частности, кхмеры сыграли важную роль в распространении влияния буддийской и индуистской культур с Индийского субконтинента на Юго-Восточную и Восточную Азию.

Конфликт

Основные конфликты кхмерской цивилизации велись с соседними общинами — чамами, вьетнамцами и тайцами. Чамы представляли собой совокупность королевств на территории современного центрального и южного Вьетнама, в то время как древнее вьетнамское влияние распространилось на территорию современного Северного Вьетнама.Тайские королевства, такие как Сукотай и Аюттхая, процветали на территории нынешних Таиланда, Камбоджи и Малайзии.

Кхмерская цивилизация была основана на последовательном сопротивлении политическому давлению со стороны чамов и вьетнамцев, но в конечном итоге не выдержала давления тайских цивилизаций. Тысячи тайских народов мигрировали с севера (нынешний регион Юньнань в Китае), основав небольшие королевства на юго-западе Кхмерской империи. В конце концов, эти королевства стали достаточно сильными, чтобы аннексировать территорию кхмеров, что привело к завоеванию Аюттхая кхмерской столицы Ангкора в 1431 году.

Разведка и инновации

Кхмерская цивилизация в значительной степени полагалась на выращивание риса и разработала сложную ирригационную систему, чтобы использовать реки и водно-болотные угодья, разбросанные по их территории. Эффективная серия оросительных каналов и водохранилищ, называемых бараев, позволила меньшему количеству фермеров производить больше риса. Это, в свою очередь, позволило большему количеству людей вести несельскохозяйственный образ жизни и мигрировать в крупные городские районы, такие как Ангкор.

Ангкор, столица древней кхмерской цивилизации, является домом для одного из крупнейших и наиболее самобытных религиозных памятников в мире — Ангкор-Ват.Ангкор-Ват изначально был построен как серия святилищ индуистского бога Вишну в начале 12 века, хотя менее чем через сто лет он стал буддийским храмовым комплексом.

Ангкор-Ват и родственный ему комплекс Ангкор-Том — прекрасные образцы классической кхмерской архитектуры. Высокие ступенчатые пирамидальные башни Ангкор-Вата называют «храмовыми горами». Башни окружены открытыми галереями, а вся конструкция ограждена стеной и квадратным рвом.Тысячи квадратных метров стен в Ангкор-Ват и Ангкор-Том украшены тысячами барельефов и скульптур, изображающих индуистские истории и персонажей.

Кхмерский памятник в Ангкор-Ват помогает определить современную нацию Камбоджи сегодня. Это главная туристическая достопримечательность страны, объект Всемирного наследия, и он даже изображен на камбоджийском флаге.

Падение цивилизаций

Многие цивилизации процветали, а затем рухнули или распались.Для этого есть много причин, но многие историки указывают на три модели падения цивилизаций: внутренние изменения, внешнее давление и экологический коллапс. Падение цивилизаций никогда не бывает результатом единственного события или закономерности.

Иногда кажется, что цивилизации полностью «исчезают».

Внутреннее изменение

Динамика населения — наиболее распространенная сила внутренних изменений цивилизации. Внезапное изменение численности населения или демографических изменений может привести к разрушению инфраструктуры цивилизации.

Популяции могут расти из-за миграции или периода нестабильного состояния здоровья. Популяции могут сокращаться из-за болезней, экстремальных погодных условий или других факторов окружающей среды.

Наконец, население может переопределить себя. По мере роста цивилизаций города могут становиться больше и в культурном отношении отличаться от сельских, сельскохозяйственных районов. Крупные империи могут простираться на такие большие регионы, что языки, культура и обычаи могут размывать самобытность жителей империи.

Внутренние изменения способствовали краху цивилизации майя, которая процветала в Мезоамерике более тысячи лет.Крах «классических майя» произошел относительно быстро в 800-х годах. Такие болезни, как дизентерия и смертельная геморрагическая лихорадка, убили и стали инвалидами тысячи людей майя. Еще миллионы были вынуждены переехать из городов в сельские районы. Такие огромные перемещения населения уменьшили способность майя общаться, управлять и объединяться против внешних сил и стихийных бедствий (таких как засуха).

Внешнее давление

Самым ярким примером внешнего давления на цивилизацию является иностранное вторжение или продолжающаяся война.Защита границ цивилизации может быть чрезвычайно дорогой и потребовать сильных вооруженных сил за счет развития или поддержания других аспектов цивилизации.

Внешнее давление может привести к относительно внезапному концу одной цивилизации (и, часто, к принятию другой). Падение империи ацтеков с приходом европейских конкистадоров является таким примером.

Внешнее давление также может привести к постепенному упадку цивилизации. «Падение» того, что мы часто называем Древним Египтом, является хорошим примером того, как внешнее давление может изменить определение цивилизации на протяжении сотен лет.Египет столкнулся с давним периодическим конфликтом на своих границах с конкурирующими цивилизациями, такими как нубийцы (на юге), ассирийцы (на Ближнем Востоке) и ливийцы (на западе). Позже Египет столкнулся с цивилизациями Древней Греции и Рима и со временем стал частью Римской империи.

Экологический коллапс

Некоторые антропологи считают, что как стихийные бедствия, так и неправильное использование окружающей среды способствовали упадку многих цивилизаций.

Стихийные бедствия, такие как засуха, наводнения и цунами, становятся стихийными бедствиями, поскольку они влияют на цивилизации.

Засуха способствовала падению таких цивилизаций, как майя и долина Инда или цивилизация Хараппа. Цивилизация долины Инда была цивилизацией бронзового века на территории нынешних Пакистана, Индии и Афганистана. Цивилизация долины Инда зависела от сезонных муссонных дождей для снабжения водой для питья, гигиены и орошения. Изменение климата сделало муссоны гораздо более непредсказуемыми, а сезонные наводнения — менее надежными.Жители Хараппы страдали от болезней, передаваемых через воду, и не могли эффективно орошать свои посевы.

Крах минойской цивилизации, оказавшей большое влияние на Древнюю Грецию, часто связывают с катастрофическим извержением вулкана Тера на острове, который сейчас является Санторини. Извержение вызвало мощное цунами, которое уменьшило население, торговые возможности и влияние минойцев.

Человеческая деятельность также может привести к разрушению окружающей среды вплоть до краха цивилизации.Например, одним из нескольких факторов, способствовавших краху форпоста викингов в Гренландии, была неспособность европейских поселенцев адаптироваться к климату и почве Гренландии. Методы земледелия, которые были успешными на богатых суглинистых почвах Северной Европы, плохо подходили для более холодных и тонких почв Гренландии и более короткого вегетационного периода. Земля не могла поддерживать урожай, необходимый для содержания домашнего скота викингов, включая коз, крупный рогатый скот и овец. Кроме того, на самой земле заготавливали торф — основной строительный материал заставы.Викинги в Гренландии также столкнулись с внутренним давлением, таким как слабая торговая система с Европой, и внешним давлением, таким как враждебные отношения со своими соседями-инуитами.

«Затерянные цивилизации»

История и мифы богаты «потерянными цивилизациями», целыми образами жизни, которые, казалось, процветали, а затем исчезали из исторических записей.

Исчезновение цивилизации предков пуэбло — одна из таких загадок. Цивилизация предков пуэбло процветала на территории нынешних четырех уголков Юты, Колорадо, Нью-Мексико и Аризоны.Цивилизация предков пуэблоя развивалась около 1200 г. до н.э. и процветала более тысячи лет.

Цивилизация предков пуэбло была отмечена монументальной архитектурой в виде квартирных жилищ на скалах и больших городских территорий, известных как пуэбло. Разнообразные в культурном отношении предки пуэблоанцев были связаны сложной системой дорог, стандартным стилем религиозного поклонения и уникальным художественным стилем, о чем свидетельствуют керамика и петроглифы.

Похоже, что предки пуэблоанцы покинули свои городские районы примерно в 1300 году нашей эры.Исчезновение этой цивилизации остается загадкой, хотя большинство ученых говорят, что пуэблоанцы-предки вели войну со своими соседями-навахо, внутренние группы боролись за землю и ресурсы, а длительные засухи уменьшили способность предков пуэблоан орошать посевы на засушливом юго-западе.

Люди пуэбло, конечно же, никогда не исчезли: различные группы создали свои собственные, конкурирующие цивилизации после миграции или распада предков пуэбло. Эти группы включают цивилизации зуни и хопи.

Древнеримская социальная структура: урок для детей — видео и стенограмма урока

Патриции и плебеи

Император был на вершине структуры, и никто не обладал большей властью, чем он! патрициев были людьми чуть ниже императора. В эту группу высшего класса входили самые богатые и влиятельные граждане. Члены правительства и дворяне (высший титул) составляли высший класс. Они составляли лишь небольшую часть населения, но обладали наибольшим контролем и властью.Эти люди наслаждались прекрасной едой, красивой одеждой и расслабляющими днями с небольшим трудом. Они также получили лучшее образование и работу.

С другой стороны, плебеев были простым народом, составлявшим большинство населения Древнего Рима. Это были крестьяне, ремесленники, торговцы и другие рабочие. Эти люди проводили свои дни, работая от рассвета до заката. В первые дни существования империи плебеи не могли участвовать в управлении государством, но со временем они получили это право.

Все взрослые мужчины, которые не были рабами, были гражданами Рима. Будь то плебей или патриций, эти люди получили права в управлении. Рабы , однако, не имели прав, и женщины тоже имели очень мало прав. Хотя женщины принадлежали к классам плебеев или патрициев, рабы принадлежали к их собственному классу, который был значительно ниже граждан. Иногда раб мог быть освобожден своим хозяином или мог купить его свободу. Как только раб был освобожден, он или она становились частью более высокого класса освобожденных людей.Этот класс был выше рабов, но ниже плебеев.

Общие узы

Римская культура была сильна; поэтому, независимо от того, к какому классу вы относились, вы по-прежнему разделяли те же ценности, что и другие римляне. Семья была очень важна для всех классов. Старость уважалась, и мужчины считались главой семьи. Каждый чтил одних и тех же богов, праздновал праздники и вносил свой вклад в жизнь общества.

Продвижение по социальной лестнице

Классы редко взаимодействовали друг с другом в социальном плане.Однако люди могли подняться в обществе по нескольким причинам. Во-первых, император имел право продвигать гражданина в более высокий класс по любой причине. Говорят даже, что император Калигула сделал сенатором лошадь! Кроме того, если раб купил или получил свободу, он мог перейти в более высокий класс. Было несколько других исключений, например, граждане из низшего сословия, продвигающиеся вверх, покупая землю или обогащаясь.

Краткое содержание урока

Древний Рим состоял из структуры, называемой социальной иерархией , или разделением людей на группы разного ранга в зависимости от их работы и семьи.Социальная иерархия Древнего Рима была довольно строгой. На вершине был император. Патриции были людьми чуть ниже императора и включали в себя богатых, дворян и членов правительства. Ниже них было плебеев , простых людей, составлявших большинство населения, то есть фермеров, ремесленников, торговцев и других рабочих. Римляне родились в классе и обычно оставались в этом классе на всю жизнь. За некоторыми исключениями, люди могли перемещаться между классами, но это было редкостью.Несмотря ни на что, у всех римлян была одинаковая культура. Семья была важна, боги были почитаемы, и все вместе помогли сделать общество сильнее.

Неравенство доходов — наш мир в данных

  • Цитируется из Милановича, Линдерт и Уильямсон (2008) — Древнее неравенство. В экономическом журнале. Том 121, выпуск 551, страницы 255–272, март 2011 г. Он-лайн здесь. Краткая версия, которая находится в свободном доступе, была опубликована на VoxEU онлайн здесь.

  • Данные для этого взяты из Милановича, Линдерт и Уильямсон (2008) — Древнее неравенство.В экономическом журнале. Том 121, выпуск 551, страницы 255–272, март 2011 г. Он-лайн здесь. Краткая версия была опубликована на сайте VoxEU здесь. Примечания к этому графику: сплошная линия IPF построена на предположении, что годовой прожиточный минимум составляет 300 долларов США по ППС. Индекс Джини рассчитывается с учетом оценочного неравенства доходов внутри класса (коэффициент Джини 2 в исходной статье) .

  • Публикация — Г. С. Холмс (1977) — Грегори Кинг и социальная структура доиндустриальной Англии.Труды Королевского исторического общества, пятая серия, т. 27 (1977), стр. 41-68. Онлайн здесь.

  • Это публикация Линдерт, Питер Х. и Уильямсон, Джеффри Дж. (1982) — Пересмотр социальных таблиц Англии за 1688-1812 гг. Исследования в экономической истории. Том 19, выпуск 4, октябрь 1982 г., страницы 385–408. Онлайн здесь.

  • Стивен Дженкинс предпринял попытку согласовать эмпирические результаты в недавней публикации Jenkins, Stephen P. (2016) Модели Парето, максимальные доходы и последние тенденции в неравенстве доходов в Великобритании.Economica. ISSN 0013-0427.

  • Источники для этого графика показаны на графике и относятся к: — Питер Х. Линдерт (2000) — Три века неравенства в Британии и Америке. В А. Б. Аткинсоне и Ф. Бургиньоне (ред.), Справочник по распределению доходов. Амстердам: Эльзевир. До 1801-1803 гг. Относился к Англии и Уэльсу. После 1867 г. относится к Великобритании. — Аткинсон, Энтони Б. (2007) — «Распределение максимальных доходов в Соединенном Королевстве в 1908–2000 годах» в Аткинсоне, А. Б. и Пикетти, Т.(редакторы) Лучшие доходы за двадцатый век. Контраст между континентальной Европой и англоязычными странами, Oxford University Press, глава 4. Я взял эти данные из базы данных о самых высоких доходах в мире. Серия обновлялась тем же автором с момента публикации в 2007 году. — Миланович, Линдерт и Уильямсон (2008) — Древнее неравенство. В экономическом журнале. Том 121, выпуск 551, страницы 255–272, март 2011 г. (Авторы опираются на различные социальные таблицы. Среди прочих — таблица Кинга, показанная выше.) — Неравенство до налогообложения в Синей книге Великобритании также взято из Lindert (2000) [см. Выше]. — ONS (2011) ссылается на следующую публикацию Управления национальной статистики: Эндрю Барнард, Стив Хауэлл и Роберт Смит (2011) — Влияние налогов и льгот на доход домохозяйства, 2009/10. Дальнейший анализ и методология. Онлайн здесь.

  • В настоящее время (октябрь 2016 г.) есть два исключения из этого правила. Для Великобритании и Канады следующие исследования опубликовали акций с максимальным доходом за вычетом подоходного налога.Аткинсон, Энтони Б. (2007). Распределение максимальных доходов в Соединенном Королевстве 1908–2000; в Аткинсоне, А. Б. и Пикетти, Т. (редакторы) Максимальный доход за двадцатый век. Контраст между континентальной Европой и англоязычными странами, Oxford University Press, глава 4. На веб-сайте Томаса Пикетти. Велл, Майкл (2012). Доли самых высоких доходов в Канаде: последние тенденции и последствия для политики; Канадский журнал экономики, 45 (4): 1247-1272. pdf.

  • См. Здесь

  • Пикетти, Томас, Эммануэль Саез и Габриэль Цукман.Распределительные национальные счета: методы и оценки для США. № w22945. Национальное бюро экономических исследований, 2016 г. Доступно онлайн здесь.

  • Пикетти, Томас, Эммануэль Саез и Габриэль Зукман. Распределительные национальные счета: методы и оценки для США. № w22945. Национальное бюро экономических исследований, 2016 г. Доступно онлайн здесь.

  • Лопес-Кальва, Л. Ф., и Люстиг, Н. (2010). Объяснение снижения неравенства в Латинской Америке: технологические изменения, модернизация образования и демократия.Снижение неравенства в Латинской Америке: десятилетие прогресса, 1-24.

  • См., Например, Дитон, А. и М. Грош. 2000. «Расход». Разработка анкет для обследований домашних хозяйств для развивающихся стран: уроки десятилетнего опыта LSMS. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

  • Эта цифра взята из публикации Всемирного банка (2016) — Бедность и общее процветание, 2016: Принятие решения о неравенстве. Онлайн здесь. Этот источник основан на данных, рассчитанных на основе гармонизации базы данных ECAPOV по состоянию на апрель 2016 года, Европейской и Центральной Азии Группы статистического развития, Всемирного банка, Вашингтон, округ Колумбия.Примечание. В Польше и Румынии Всемирный банк использует обследования доходов для мониторинга бедности. Все остальные страны на двух рисунках используют расходы на потребление.

  • Я взял данные для визуализации мирового распределения доходов в 1820, 1970 и 2000 годах у van Zanden, J.L., et al. (ред.) (2014), Как была жизнь ?: Глобальное благополучие с 1820 г., Издательство ОЭСР. Онлайн здесь. Построенные данные интерполируются с помощью кардинального сплайна.
    Данные взяты из базы данных Clio-Infra здесь

  • Данные получены Ола Рослинг и опубликованы на веб-сайте Gapminder.
    Здесь вы можете изучить визуализацию распределения доходов во всех странах с помощью Gapminder. Что касается построения данных, Ханс и Ола Рослинг отмечают следующее: «Этот график построен путем объединения данных из нескольких источников. Таким образом, мы берем наилучшие доступные страновые оценки по трем показателям: ВВП на душу населения, численность населения и коэффициент Джини (который является мерой неравенства доходов). С помощью этих цифр мы можем приблизительно определить количество людей с разным уровнем дохода в каждой стране.Затем мы объединяем все эти приближения в глобальную стопку, используя метод, описанный ниже в разделе «Скорректированная шкала глобального дохода».

  • Данные были предоставлены в наш мир в данных двумя авторами. Данные до 2008 г. публикуются в основной публикации Milanovic and Lakner (2015) — Global Income Distribution. Доступно в Интернете во Всемирном банке: http://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/1813-9450-6719.

  • Данные были предоставлены в наш мир в данных двумя авторами.Данные до 2008 г. публикуются в основной публикации Milanovic and Lakner (2015) — Global Income Distribution. Доступно в Интернете во Всемирном банке: http://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/1813-9450-6719.

  • Дэвид Х., Дорн Д. и Хэнсон Г. Х. (2013). Китайский синдром: влияние импортной конкуренции в США на местный рынок труда. Американский экономический обзор, 103 (6), 2121-2168.

  • Источник: Дэвид, Х., Дорн, Д., и Хэнсон, Г.Х. (2013). Китайский синдром: влияние импортной конкуренции в США на местный рынок труда. Американский экономический обзор, 103 (6), 2121-2168. Источник отмечает: Общее количество коммутирующих зон (CZ) = 722. Это добавленные изменяемые участки, контролирующие на начало периода долю занятости в обрабатывающих отраслях. Модели регрессии взвешиваются по доле национального населения на начало периода, Чехия

  • Аткинсон, А. Б. (2015). Неравенство. Издательство Гарвардского университета.

  • Хотя эта гипотеза интуитивно понятна, экономическая теория, лежащая в основе этой гипотезы, нетривиальна, поскольку неочевидно, что технический прогресс обязательно увеличивает спрос на квалифицированных рабочих. Ключевой момент, на который следует обратить внимание, заключается в том, что технологии удешевляют каждую единицу работы, но при этом работодатели получают больше единиц работы от того же числа рабочих по мере того, как они становятся более производительными.

  • Аджемоглу Д. (2002). Технические изменения, неравенство и рынок труда. Журнал экономической литературы, 40 (1), 7-72.

  • Набор навыков рассчитывается как отношение «эквивалентов колледжа» (тех, кто имеет как минимум колледж + половина тех, кто имеет какое-то высшее образование) к «не связанным с колледжем эквивалентам» (те, кто имеет среднее образование или меньше, плюс половина тех, у кого есть колледж). Надбавка за колледж — это коэффициент для работников с высшим или более высоким образованием по сравнению с выпускниками средней школы в логарифмической регрессии недельной заработной платы. Регрессия также включает фиктивные переменные для других категорий образования и дополнительные контрольные переменные.

  • Аджемоглу Д. (2002). Технические изменения, неравенство и рынок труда. Журнал экономической литературы, 40 (1), 7-72.

  • Аткинсон, А. Б. (2015). Неравенство. Издательство Гарвардского университета.

  • Обратите внимание, что для получения оценок на региональном уровне в рамках Всемирного исследования ценностей были получены ответы респондентов из 60 стран. По причинам, которые не ясны в отчете Всемирного банка или World Value Survey, ни одна из стран Северной Америки не была включена в число 60 стран, которым было предложено ответить на этот вопрос.Таким образом, приведенные ниже распределения не включают региональный результат для Северной Америки.

  • Рисунок 1.7 в Докладе о мировом развитии (2015).

  • Card, D., Lemieux, T., & Riddell, W. C. (2004). Профсоюзы и неравенство в заработной плате. Журнал трудовых исследований, 25 (4), 519-559.

  • Card, D., Lemieux, T., & Riddell, W. C. (2004). Профсоюзы и неравенство в заработной плате. Журнал трудовых исследований, 25 (4), 519-559.

  • В этой визуализации были использованы комментарии Джонатана Швабиша относительно более ранней диаграммы.Благодарим за полезные предложения. Источником данных является ОЭСР (ОЭСР, Социальная защита и благополучие, База данных о распределении доходов) — онлайн здесь. Данные были загружены 26.10.2016. Все оценки используют новую методологию расчета доходов ОЭСР, введенную в 2012 году. Источник отмечает: «Данные рассчитаны в соответствии с новым Техническим заданием ОЭСР. По сравнению с предыдущим кругом ведения, они включают более подробную разбивку текущих трансфертов, полученных и выплаченных домохозяйствами, а также пересмотренное определение дохода домохозяйства, включая стоимость товаров, произведенных для собственного потребления, как элемента дохода от самозанятости.”

  • Хеллебрандт, Томас и Мауро, Паоло, Будущее распределения доходов во всем мире (1 апреля 2015 г.). Рабочий доклад Института международной экономики Петерсона № 15-7. Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=2593894 или http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2593894

  • Покрытие страны: Албания, Армения, Азербайджан, Беларусь, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Чехия, Эстония, бывшая югославская Республика Македония, Грузия, Венгрия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Черногория, Молдова, Польша, Румыния, Российская Федерация, Сербия, Словакия, Словения, Таджикистан, Туркменистан, Украина и Узбекистан.

  • Все визуализации, данные и код, созданные «Нашим миром в данных», находятся в полностью открытом доступе по лицензии Creative Commons BY. У вас есть разрешение использовать, распространять и воспроизводить их на любом носителе при условии указания источника и авторов.

    Данные, предоставленные третьими сторонами и предоставленные «Нашим миром в данных», регулируются условиями лицензии исходных сторонних авторов. Мы всегда будем указывать исходный источник данных в нашей документации, поэтому вы всегда должны проверять лицензию на любые такие сторонние данные перед использованием и распространением.

    Наши статьи и визуализации данных основаны на работе множества разных людей и организаций. При цитировании этой записи, пожалуйста, также укажите основные источники данных. Эту запись можно цитировать:

    jwsr-v8n3-

    % PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > / Шрифт >>> / Поля [] >> эндобдж 2 0 obj > поток 2015-05-08T18: 37: 07-04: 002015-05-08T18: 37: 07-04: 002015-05-08T18: 37: 07-04: 00Global Hegemonicsapplication / pdf

  • jwsr-v8n3-
  • Журнал исследований мировых систем
  • Журнал исследований мировых систем
  • uuid: 8c07e16d-ddaf-c045-9d17-42b630382881 uuid: 7bac709e-65a2-8042-8d1a-c9d6a1165c2b Журнал исследований мировых систем конечный поток эндобдж 6 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 19 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 90 / TrimBox [0 0 612 792] / Type / Page >> эндобдж 20 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 90 / TrimBox [0 0 612 792] / Type / Page >> эндобдж 21 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 90 / TrimBox [0 0 612 792] / Type / Page >> эндобдж 22 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 90 / TrimBox [0 0 612 792] / Type / Page >> эндобдж 23 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 90 / TrimBox [0 0 612 792] / Type / Page >> эндобдж 36 0 объект > поток HWrU & Uo-vy-9-˕IXŠ> RI̜K>} H ܤ * i.Ӽ ~ M | yElR | p1 ָ! S9Sz4, K «JuK gZ}, j / E0P4kVB_OV; mMg; Ta] en

    Историческая самобытность Центральной Европы

    1 В защиту теории исторического процесса

    1 Введение

    С самого своего зарождения в Древней Греции философская мысль включала в себя размышления о человеческом обществе и его прошлом. Однако философия истории как отдельная философская дисциплина, осознающая свой объект изучения и методы, возникла в эпоху Просвещения.Джамбаттиста Вико, итальянский интеллектуал, живший на рубеже XVII и XVIII веков, был назван пионером этой дисциплины. Он назвал это «новой наукой». Философские размышления над историей были «новыми» в том смысле, что в эпоху разума они избежали влияния религии и теологии. Вольтер ввел термин «философия истории» в 1765 году. 1 В ходе своего развития эта дисциплина понималась как:

    • интерпретация прошлого или части прошлого с использованием философских категорий и концепций, или объяснение прошлого со ссылкой на законы / модели / теории, ответственные за социальное развитие;

    • описание прошлого, воспринимаемого с точки зрения универсальной истории человечества;

    • оценка и поиск смысла в истории или в отдельных исторических событиях;

    • теория познания и исторического познания.

    Англосаксонский мир предлагает дополнительное разделение на две ветви аналитической (или критической) и умозрительной (или субстанциональной) философии истории. 2 ← 19 | 20 → Аналитическая философия истории относится к философии науки и занимается следующими вопросами, касающимися исторического знания: способы объяснения, природа исторического факта, структура исторического повествования, статус исторических законов. Субстанциональная философия истории выдвигает утверждения о ходе исторического процесса.Из приведенного выше списка субстанциональная философия истории имеет первые три особенности, а аналитическая философия истории — последнюю. Субстанциональная философия истории может преимущественно подчеркивать объяснительный аспект данного изучаемого измерения прошлого. Тогда это можно альтернативно назвать «теорией исторического процесса» или «теоретической историей». Когда данное понятие из субстанциальной философии истории включает также аксиологический аспект прошлого, это называется историософией. 3

    Независимо от понимания субстанциальной философии истории — минималистической или максималистской — этот тип гуманистической рефлексии вызвал много споров: от критики Карла Р. Поппера невозможности сформулировать законы, управляющие историческим развитием, до заявлений Жана-Франсуа Лиотара о тоталитарный вирус присутствует в самом намерении построения метанарративов. В настоящей главе предлагается критический анализ обвинений, сформулированных Исайей Берлином, Карлом Р.Поппер, Жан-Франсуа Лиотар и Авиезер Такер против субстанциальной философии истории.

    2 О схематизации теории исторического процесса

    Согласно Исайе Берлину, характерной чертой концепций, сформулированных в рамках субстанциальной философии истории, является признание прошлой реальности как однородной и универсальной модели развития. Берлин, такое понимание истории предполагает, что

    Субстанциональная философия истории, понимаемая как указано выше, имеет две характерные особенности: она порождает одну универсальную модель истории, касающуюся определенной особой социальной целостности, такой как Человечество, в которой отдельные исторические факты воспринимаются как необходимые компоненты порядка событий.По Берлину,

    Для Берлина такой подход к истории был проявлением «метафизической фантазии». 6 Его аргумент можно реконструировать следующим образом: историческая реальность, как правило, многогранна и многопоточна. В действительности он значительно сложнее, чем по мнению философа истории, вооруженного «категориями и правилами», поэтому его нельзя заставить вписаться в прокрустово ложе какой-либо философии истории. 7

    ← 21 | 22 →

    Более пристальный взгляд на концепции, принадлежащие субстанциальной философии истории, показывает, что их можно разделить на три типа по критерию степени универсальности сформулированных утверждений:

    (i) универсалистский;

    (ii) дуалистический;

    (iii) плюралистический. 8

    Согласно универсалистским концепциям, теории / модели / зависимости или механизмы развития, сформулированные в них, в равной степени относятся ко всем обществам. Следует признать, что сформулированные зависимости часто используются в догматическом порядке для объяснения исторической реальности.

    Хорошим примером описанного выше подхода к истории является сталинская версия исторического материализма, популяризированная в Советском Союзе в 1930-е годы и в социалистических государствах Восточного блока в 1944–1956 годах.Иосиф Сталин выдвинул обязательную интерпретацию этой формы марксизма в своей работе «Диалектический и исторический материализм», опубликованной в 1938 году, где «великий вождь пролетариата» весьма авторитетно изложил пятиступенчатую модель развития, включая первобытнообщинную систему, рабство и т. Д. феодализм, капитализм и социализм. Марксистская идеология оказалась пагубной для марксизма как такового, потому что, узаконив тоталитарную социальную систему, она перестала быть научной теорией, разработанной в силу внутренней критики и противостояния эмпирическим данным.

    Однако упомянутый универсализм субстанциальной философии истории характерен не только для марксизма. Он также присутствует в социальной философии либерализма, например, в теории модернизации Уолта Уитмена Ростоу. Согласно этой концепции, основным социальным фактором является развитие современной науки. Эволюция современной науки и успешное применение ее достижений привели к модернизации экономики, которая, в свою очередь, привела к созданию современного национального государства.Согласно Ростоу, история всех человеческих обществ проходит через следующие пять этапов экономического развития: традиционное общество, предпосылки к модернизации, взлет модернизации, стремление к зрелости и возраст массового потребления.

    ← 22 | 23 →

    В традиционных обществах современная наука еще не была развита, а условия окружающей среды ограничивали экономический рост. Семейные узы и клановые отношения преобладали в социальном аспекте общественной жизни, и вся общественная жизнь носила иерархический характер.В традиционных обществах система ценностей была пронизана фатализмом или убеждением в том, что во всех поколениях отдельные члены общества будут иметь одинаковые жизненные шансы. По данным Ростова,

    Второй этап, описанный Ростовым как «предварительные условия к модернизационному взлету», характеризуется применением изобретений перспективной современной науки, ведущим к экономическому развитию. В то же время сельское хозяйство оставалось основным сектором экономики. Для того чтобы начать модернизационный взлет, общество должно было удовлетворить трем условиям: производить достаточно продуктов питания, чтобы прокормить растущее население города, чтобы оно служило выходом для производства средств производства, а владельцы должны вкладывать прибыль от сельского хозяйства в промышленность. производство.Этот этап характеризуется зарождением международного рынка и созданием национальных государств, что является условием для взлета модернизации.

    За этим последовала ускоренная индустриализация и урбанизация общества. На этом этапе уровень инвестиций увеличился до 5–10% от чистого национального дохода, и произошло быстрое развитие отдельных отраслей промышленности, что привело к развитию оставшихся областей экономики и трансформациям политической и общественной жизни.Ростоу утверждает, что все общества пережили следующий этап развития в разные моменты истории:

    На последующем этапе исторического развития, который Ростов называет «движением к зрелости», были закреплены достижения предыдущего этапа. На этом этапе развития было инвестировано около 10–20% чистого национального дохода ← 23 | 24 → в экономическом росте. Если на предыдущем этапе развивались горнодобывающая и тяжелая промышленность, то сейчас основные инвестиции направлялись в развитие химической, электротехнической и машиностроительной промышленности.

    Последняя стадия — эпоха массового потребления — наступила, когда первичный доход большей части членов общества позволил удовлетворить другие потребности, выходящие за рамки основных потребностей, таких как еда, жилье и одежда. Поскольку общество стало преимущественно городским, большинство людей было занято в сфере услуг. В эпоху массового потребления все члены общества способны достичь процветания за счет институтов государства всеобщего благосостояния. Когда Ростоу сформулировал свое заявление, Соединенные Штаты (1946–1956), Западная Европа и Япония (1950-е годы) вступили в эту стадию социального развития.

    Контраст между европейским и азиатским обществами стал основой дуалистических теорий. Например, Карл Август Виттфогель выдвинул теорию гидравлических обществ, которая оживила дискуссию об азиатской социальной формации после Второй мировой войны. 11 Согласно Виттфогелю, традиция различать западную и восточную линии развития восходит к тому периоду, когда кочевые племена перешли от охоты и собирательства к оседлому образу жизни, основанному на обработке земли.На линию исторического развития повлиял доступ или отсутствие доступа к воде. В Европе обилие водоемов обеспечивало индивидуальный доступ к водным ресурсам. Однако районы Ближнего и Дальнего Востока испытывали нехватку воды и осадков. Чтобы выжить, эти общества были вынуждены организовать ирригационные работы, предназначенные для укрощения крупных рек. Государство создано для организации ирригационных работ и надзора за процессом организации производства. Впоследствии необходимость в регулярных ирригационных работах отпала, но созданная для этого государственная организация осталась.В азиатских обществах установились деспотически-бюрократические системы, препятствующие развитию частной собственности и подчиняющие религиозные организации.

    Что касается степени и масштабов государственного вмешательства в социально-экономическую жизнь, Виттфогель различал классические, маргинальные и субмаргинальные гидравлические общества. В классических гидравлических системах государство осуществляло прямой контроль за ирригационными работами и организовывало их. Классические общества включали: древние ← 24 | 25 → Китайское, египетское, индийское, инковское и месопотамское общества.В маргинальных гидравлических обществах государство занималось строительством объектов и организацией предприятий, непосредственно не связанных со строительством каналов, и дополнительно выполняло ряд социальных функций, таких как сбор налогов и защита. Византийская империя — хороший пример такого общества. Наконец, в субмаргинальных гидравлических системах, разработанных в России и Турции, государство продемонстрировало свою мощь в обеспечении сбора налогов, разработке систем защиты от внешней агрессии и поддержании правопорядка.

    В своем сравнении исторического развития азиатского и европейского обществ Виттфогель утверждал, что азиатские общества характеризуются государственной собственностью на средства производства, деспотизмом, господством коллектива над индивидуумом и социальной стагнацией. Напротив, характерные черты европейских обществ включали: частную собственность на средства производства, политическую свободу, проявляющуюся в формировании гражданских организаций снизу вверх, преобладание личности над коллективным и динамичное развитие.

    Согласно Виттфогелю, капиталистические общества происходят от феодальной системы, сформированной на западной линии развития, в то время как система реального социализма в Советском Союзе и Китае происходит от гидравлических систем, сформированных на восточной линии развития:

    Основываясь на этом, Виттфогель утверждает, что эти две линии развития различались в прошлом, и что впоследствии не было выделено никаких новых отдельных линий развития. Более того, гидравлические общества нашли свое продолжение в реальном социализме, а феодализм — в демократическом капитализме.

    Плюралистические концепции предполагают существование многих типов обществ, развивающихся согласно определенным закономерностям. Теория Сэмюэля Хантингтона, в которой используется концепция цивилизации, является одной из таких концепций:

    Тем не менее, национальные государства являются наиболее влиятельными субъектами на международной арене, и, как подчеркивал Хантингтон, их интересы, заключение соглашений и конфликты определяются культурными факторами, которые определяют их цивилизационную идентичность. Как культурные образования, цивилизации не имеют четко определенных политических границ, а их политическая структура отличается большим разнообразием.В результате цивилизации могут включать в себя одну страну (например, японскую цивилизацию) или несколько суверенных стран (например, западную цивилизацию). Последний тип цивилизаций может быть сосредоточен на признанном ведущем государстве (например, Россия в цивилизации восточного православного христианства) или может не иметь лидера (например, в латиноамериканской цивилизации или в исламской цивилизации, к которой стремится ряд стран. роль лидера, однако на данный момент ни одному из них не удалось добиться превосходства над другими).Хантингтон выделил семь существующих в настоящее время цивилизаций и одну возникающую:

    .

    • Китайская или китайская цивилизация — восходит к 15 веку до нашей эры; его культурное ядро ​​- конфуцианство; он охватывает Китай, Вьетнам и Южную Корею, а также китайские общины, живущие за границей;

    • Японская цивилизация — возникла из китайской цивилизации между I и IV веками;

    • Индусская цивилизация — сформировалась примерно в 14 веке до нашей эры; его культурное ядро ​​- индуизм;

    • Исламская цивилизация — возникла в VII веке на Аравийском полуострове; в настоящее время распространяется по странам Северной Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии; он включает в себя несколько культур: арабскую, турецкую, персидскую и малайскую;

    • Православная цивилизация — продолжение византийской цивилизации; отличается от западного христианства двухсотлетним правлением татар, бюрократическим деспотизмом и сдержанным контактом с западными культурными тенденциями: эпохой Возрождения, Реформации и Просвещения;

    • Западная цивилизация — восходит к 8-9 векам; его характерные черты включают: наследие классической древности, католицизма и протестантизма, множественность европейских языков, разделение духовной и светской власти, верховенство закона, социальный плюрализм, развитие представительных институтов и индивидуализм;

    ← 26 | 27 →

    • Латиноамериканская цивилизация — несмотря на то, что она является формированием европейской цивилизации, ее линия развития отличается от западной цивилизации с точки зрения культуры, политики и экономики.Латиноамериканская культура, авторитарная и корпоративная, представляет собой синтез доминирующей католической культуры и коренных индийских культур;

    • Африканская цивилизация (потенциал) — север континента принадлежит исламской цивилизации; Африканская цивилизация возникнет, если общества, живущие в южной части Сахары, преодолеют антагонизмы и племенную идентичность в пользу африканской идентичности. 14

    Культурная идентичность цивилизации в значительной степени влияет на линии развития обществ, образующих отдельные цивилизации.Хантингтон утверждает, что это ключевой фактор будущего развития отношений между Западом и другими цивилизациями.

    Если мы будем рассматривать критику Берлина как критерий типологии теории исторического процесса, некоторые из этих концепций будут подвергаться его обвинениям (универсалистские концепции), а некоторые нет. 15 По этой причине критика Берлина частично правомерна.

    Данные по всему геному древнего человека за 3000-летний интервал на Кавказе соответствуют экогеографическим регионам

    Генетическая кластеризация и монородительские наследуемые маркеры

    Мы сообщаем данные по всему геному с целевым набором из 1.2 миллиона однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) 18,27 для 59 особей эпохи энеолита и БА из Кавказского региона. После фильтрации 14 человек, которые были родственниками первой степени или имели доказательства заражения (дополнительные данные 1, дополнительное примечание 3), мы оставили 45 человек для последующего анализа, используя пороговое значение в 30 000 SNP. Мы объединили наши недавно созданные образцы с ранее опубликованными древними и современными данными (Дополнительные данные 2). Сначала мы провели анализ главных компонентов (PCA) 28 и ADMIXTURE 29 , чтобы качественно оценить генетическое родство древних людей (рис.2). Основываясь на графиках PCA и ADMIXTURE, мы наблюдаем два различных генетических кластера: один — с ранее опубликованными древними особями из степей Западной Евразии (отсюда назван « Steppe »), а второй — с современными популяциями южного Кавказа и древними особями BA. из сегодняшней Армении (далее именуемой « Кавказ »), в то время как несколько человек занимают промежуточные позиции между ними. Резкое различие, наблюдаемое на нашем временном разрезе, также видно в распределении гаплогрупп Y-хромосомы с типами R1 / R1b1 и Q1a2 в Steppe и типами L, J и G2 в кластере Кавказ (рис.3a, Дополнительные данные 1, Дополнительное примечание 4). Напротив, распределение митохондриальных гаплогрупп более разнообразно и сходно в обеих группах (рис. 3b, дополнительные данные 1).

    Рис. 3

    Результаты для маркеров, унаследованных от одного родителя. Сравнение распределения Y-хромосомы a и митохондриальной гаплогруппы b в Степь и Кавказ кластер

    Два отдельных кластера уже видны у самых старых особей нашего временного трансекта, датируемых периодом энеолита (~ 6300–6100 лет назад / 4300–4100 кал до н.э.).Три особи из стоянок Прогресс 2 и Вонючка 1 в предгорной степи Северного Кавказа («Энеолитическая степь»), которые имеют предков, связанных с EHG и CHG, генетически очень похожи на энеолитических особей из Хвалынска II и Самарской области 18,22 . Это расширяет границы разведения EHG-предков через CHG-родственные предки до участков непосредственно к северу от предгорья Кавказа (Fig. 1c; Fig. 2d).

    Напротив, самые старые люди с самого северного горного склона, которые являются тремя родственниками первой степени из Унакозовской пещеры, связанной с энеолитической культурой Дарквети-Мешоко (аналитический ярлык « Энеолитический Кавказ »), имеют смешанное происхождение, в основном происходящее от источники, относящиеся к анатолийскому неолиту (оранжевый) и CHG / Иранскому неолиту (зеленый) на графике ADMIXTURE (рис.2в). В то время как похожие профили предков были зарегистрированы для анатолийских и армянских людей эпохи энеолита и BA 9,19 , этот результат предполагает присутствие этого смешанного происхождения к северу от Кавказа еще ~ 6500 лет назад.

    Древние североевразийские предки в степных Майкопских особях

    Четыре особи из курганов в травостепной зоне, археологически связанные с культурным комплексом «Степной Майкоп» (дополнительные примечания 1 и 2), не имеют компонента, связанного с анатолийскими фермерами (AF) по сравнению с современными майкопскими особями из предгорий.Вместо этого они несут третий и четвертый компоненты происхождения, которые глубоко связаны с сибиряками верхнего палеолита (максимизированы у отдельных особей Афонтова Гора 3 (AG3) 30,31 и коренных американцев, соответственно, и у современных жителей Северной Азии, таких как северные индейцы). Сибирский нганасан (дополнительные данные 3). Чтобы проиллюстрировать эту близость с «древними северными евразийцами» (ANE) 21 , мы также проверили PCA с 147 евразийцами (дополнительный рисунок 1A) и 29 коренными американцами (дополнительный рисунок 1B).Последний представляет собой группу от богатых ANE степных популяций, таких как EHG, индивиды эпохи энеолита, AG3 и Mal’ta 1 (MA1), до современных коренных американцев на противоположном конце. Чтобы формально проверить избыток аллелей, общих с ANE / коренными американцами, мы выполнили f 4 -статистику формы f 4 (Mbuti, X; Степь Майкоп, Энеолитическая степь), что дало достоверно положительный результат Z — баллы ( Z > 3) для AG3, MA1, EHG, Clovis и Kennewick для древних популяций и многих современных популяций коренных американцев (дополнительная таблица 1).Основываясь на этих наблюдениях, мы использовали методы qpWave и qpAdm для моделирования количества предковых источников, способствующих появлению степных майкопских особей, и коэффициентов их относительного происхождения. Простые двухсторонние модели Степного Майкопа как примеси энеолитической степи, AG3 или Кенневика не подходят (дополнительная таблица 2). Тем не менее, мы могли успешно смоделировать происхождение степного Майкопа как производное от популяций, связанных со всеми тремя источниками ( p — значение 0,371 для ранга 2): Энеолитическая степь (63.5 ± 2,9%), AG3 (29,6 ± 3,4%) и Kennewick (6,9 ± 1,0%) (рис. 4; дополнительная таблица 3). Мы отмечаем, что сигнал, связанный с Кенневиком, скорее всего, обусловлен восточно-евразийской частью индейского происхождения, поскольку статистика f 4 (Steppe_Maykop, Fitted Steppe_Maykop; Outgroup1, Outgroup2) показывает, что у степных особей Майкопа больше аллелей, чем у индейцев. только с Каритиана, но также и с ханьскими китайцами (дополнительная таблица 2).

    Рис. 4

    Результаты моделирования для кластера «Степь и Кавказ».Пропорции смеси, основанные на (временных и географических) дистальных и проксимальных моделях, демонстрируют дополнительную родословную AF в степных группах ( a ) и дополнительный поток генов с юга в некоторых степных группах, а также в кавказских группах ( b ) (см. также дополнительные таблицы 10, 14 и 19)

    Характеризуя

    Кавказский профиль предков

    Майкопский период, представленный 12 особями из восьми Майкопских памятников (Майкоп, n = 2; культурный вариант «Новосвободная» из стоянка Клады, n = 4 и Поздний Майкоп, n = 6) в северных предгорьях выглядит однородной.Эти особи очень похожи на предшествующих энеолитических особей Кавказа и представляют собой продолжение местного генетического профиля. Эта родословная сохраняется в последующие века, по крайней мере, до ~ 3100 лет назад (1100 кал до н.э.), что было обнаружено жителями Кура-Аракса как с северо-востока (Великент, Дагестан), так и с Южного Кавказа (Капс, Армения), а также с MBA / Особи LBA (например, Кудачурт, Марченкова гора) с севера. В целом, этот профиль предков Кавказ относится к лицам «армянского и иранского энеолита» и неотличим от других лиц куро-араксского происхождения (армянский EBA) на графике PCA (рис.2), предполагая двойное происхождение, включая анатолийское / левантийское и иранское неолитическое / CHG предков, с минимальным вкладом EHG / WHG, возможно, как часть предков AF 9 .

    Примесь f 3- статистика формы f 3 (X, Y; цель) с кластером Кавказ в качестве цели приводила к значительно отрицательным Z-баллам (Z <−3), когда CHG (или AG3 в позднем Майкопе) использовался в качестве одного, а анатолийские фермеры - в качестве второго потенциального источника (дополнительная таблица 4).Мы также использовали qpWave для определения количества потоков предков и обнаружили, что как минимум два достаточно (дополнительная таблица 5).

    Затем мы проверили, может ли каждая временная / культурная группа кластера Кавказ быть смоделирована как простая двусторонняя примесь, исследуя все возможные пары источников в qpWave . Мы обнаружили поддержку ХГЧ как одного источника и предков AF или производной формы, которая встречается в юго-восточной Европе как другого (дополнительная таблица 6).Мы сосредоточились на смешанных моделях проксимальных источников (рис. 4b), таких как CHG и анатолийский энеолит для всех шести групп кластера Кавказ (энеолитический Кавказ, Майкоп и поздний Макеп, Майкоп-Новосвободная, Кура-Аракс и Дольмен LBA). , с пропорциями примесей на генетической линии 40–72%, связанных с анатолийским энеолитом и 28–60%, связанных с ХГЧ (дополнительная таблица 7). Когда мы исследовали людей эпохи неолита в Румынии и Болгарии в качестве альтернативных источников в Юго-Восточной Европе (30–46% и 32–49%), пропорции ХГ увеличились до 54–70% и 51–68% соответственно.Мы предполагаем, что альтернативные модели, заменяющие анатолийского человека эпохи энеолита еще не опробованными популяциями из восточной Анатолии, Южного Кавказа или северной Месопотамии, вероятно, также подойдут для некоторых из протестированных групп Кавказ . Модели с неолитическим периодом Ирана в качестве замены CHG могут также объяснить данные в виде двусторонней смеси с комбинацией энеолита Армении или энеолита Анатолии в качестве другого источника. Однако модели, заменяющие CHG на EHG, не получили поддержки (дополнительная таблица 8), что указывает на отсутствие сильного влияния примеси из прилегающей северной степи.Мы также не обнаружили прямых доказательств происхождения EHG или WHG в группах Кавказа (дополнительная таблица 9), но заметили, что люди Кура-Аракс и Майкоп-Новосвободная, вероятно, получили дополнительную родословную, связанную с иранским энеолитом (24,9% и 37,4%, соответственно. ; Рис.4; дополнительная таблица 10).

    Характеристика предков

    степей

    Особи из степей Северного Кавказа, связанные с ямной культурной формацией (5300–4400 лет назад, 3300–2400 кал. До н.э.), генетически почти идентичны ранее зарегистрированным ямным особям из Калмыкии север, среднее Поволжье 18,22 , Украина и другим особям BA из евразийских степей, которые разделяют характерный профиль «степной родословной» как смесь предков, связанных с EHG и CHG 9,13 .Эти особи образуют плотный кластер в пространстве PCA (рис.2) и могут быть формально показаны как смесь с помощью существенно отрицательной примеси f 3 -статистика формы f 3 (EHG , CHG; target) (дополнительный рис.2). В этот кластер также входят представители культуры Северного Кавказа (4800–4500 лет до н.э., 2800–2500 лет до н. –4200 л.н., 2600–2200 кал. До н.э.), следующие за ямным горизонтом.

    Люди посткатакомбного горизонта MBA (4200–3700 лет до н.э., 2200–1700 годы до нашей эры), такие как культуры позднего Северного Кавказа и лола, представляют оба профиля предков, общих для Северного Кавказа: люди из горной местности Кабардинка демонстрируют типичную степь. профиль предков, тогда как особи из стоянки Кудачурт в 90 км к западу или наш последний представитель западной культуры дольменов LBA (3400–3200 лет до н.э., 1400–1200 кал. до н.э.) сохраняют профиль «южного» Кавказа. Напротив, одна особь культуры лола напоминает профиль предков степных майкопцев.

    Примесь в степную зону с юга

    Доказательства взаимодействия между кластерами Кавказ и Степь видны в наших генетических данных от людей, связанных с более поздней фазой Степного Майкопа около 5300–5100 лет назад. Эти «особые» особи были похоронены в тех же курганах, что и люди со степным и, в частности, степным Майкопским профилем родословной, но имеют более высокую долю предков AF, видимую на графике ADMIXTURE, а также смещены в сторону кластера Кавказ в пространстве ПК (рис. .2г). Это наблюдение подтверждается формальной статистикой D (дополнительный рис. 3). Успешно моделируя выбросы Степного Майкопа как двухстороннюю смесь Степного Майкопа и представителей кластера Кавказ (дополнительная таблица 3), мы можем показать, что эти люди получили дополнительную «анатолийскую и иранскую неолитическую родословную», скорее всего, из современных источников. на юге. Мы использовали ОЛЬХУ 32 для оценки среднего времени смешивания для наблюдаемых фермерских предков в остаточных степях Майкопа 20 поколений или 560 лет назад (дополнительное примечание 5).

    Анатолийские фермерские предки в степных группах

    Энеолитические самарские особи образуют клину в пространстве ПК, идущую от EHG к CHG (рис. 2d), которая продолжается недавно зарегистрированными энеолитическими степными особями. Однако в последующие века траектория этого клина меняется. Здесь мы наблюдаем обрыв от Eneolithic_steppe к кластеру Кавказ . Мы можем качественно объяснить этот «наклонный клин» развитием событий к югу от Кавказа, где иранские и американские предки продолжают смешиваться, что приводит к смешению, которое также наблюдается в кластере Кавказ , откуда он мог распространиться в степи.Первое появление «комбинированных фермерских предков» в степной зоне очевидно на островах Степного Майкопа. Однако результаты PCA предполагают, что Ямная и более поздние группы степей Западной Евразии также имеют некоторую фермерскую родословную, поскольку они немного смещены в сторону «европейских неолитических групп» в PC2 (рис. 2d) по сравнению с предшествующими энеолитическими степными особями. «Наклонный клин» также подтверждается статистикой смеси f 3 , которая дает статистически значимые отрицательные значения для AG3 и любой группы AF в качестве двух источников (дополнительная таблица 11).Используя статистику f и D , мы также наблюдаем увеличение количества фермерских предков (как анатолийских, так и иранских) в нашем кластере Steppe , что отличает энеолитические степи от более поздних групп. Кроме того, мы обнаружили, что кластер Кавказ или группы Леванта / AF имеют больше общих аллелей с группами Steppe , чем с EHG или Samara_Eneolithic (дополнительные рисунки 4 и 5). Группы MLBA, такие как Полтавка, Андроново, Срубная и Синташта, демонстрируют дальнейшее увеличение предков AF в соответствии с предыдущими исследованиями 9,22 , отражая различные процессы, не связанные напрямую с событиями на Кавказе (дополнительный рис.6).

    Затем мы использовали qpWave и qpAdm , чтобы изучить количество источников предков для компонента AF, чтобы оценить, внесли ли географически близкие группы правдоподобный вклад в тонкий сдвиг энеолитических предков в степи в сторону неолитических групп. В частности, мы проверили, может ли какая-либо из групп евразийских степных предков быть успешно смоделирована как двусторонняя примесь между энеолитической степью и популяцией X, происходящей от анатолийских или иранских фермерских предков, соответственно.Неожиданно мы обнаружили, что для объяснения всех восьми протестированных степных групп предков необходимо как минимум четыре потока предков (рис. 2; дополнительная таблица 12). Важно отметить, что наши результаты показывают тонкий вклад как предков AF, так и предков, связанных с WHG (рис. 4; дополнительные таблицы 13 и 14), вероятно, внесенный через фермерские группы MN / LN из соседних регионов на Западе. Прямой источник происхождения AF можно исключить (дополнительная таблица 15). В настоящее время из-за ограниченности нашего разрешения мы не можем выделить ни одной наилучшей исходной совокупности.Однако географически близкие и современные группы, такие как шаровидные амфоры и группы энеолита из региона Черного моря (Украина и Болгария), представляющие все четыре дистальных источника (CHG, EHG, WHG и Anatolian_Neolithic), являются одними из наиболее поддерживаемых кандидатов (рис. 4; дополнительная таблица 16). Применение того же метода к последующим северокавказским группам Степь , таким как Катакомбы, (Поздний) Северный Кавказ, подтверждает эту закономерность (дополнительная таблица 16).

    Используя qpAdm с шаровидной амфорой в качестве ближайшей суррогатной популяции, мы оценили вклад предков AF в ямную и другие степные группы.Мы обнаружили, что представители ямной самары имеют 13,2 ± 2,7%, а представители Украины или Кавказа — 16,6 ± 2,9% предков AF (рис. 4; дополнительная таблица 17) — статистически неразличимые пропорции. Замена шаровидной амфоры на Iberia Chalcolithic существенно не меняет результатов (дополнительная таблица 18). Это говорит о том, что исходная популяция представляла собой смесь предков AF и минимум 20% предков WHG, генетический профиль, общий для многих европейских MN / LN и людей эпохи энеолита 3 -го тысячелетия до н.э., проанализированных на данный момент.

    Чтобы учесть потенциально немоделированное происхождение от групп Кавказ , мы добавили «Энеолит Кавказ» в качестве дополнительного источника для построения трехсторонней модели. Мы обнаружили, что Ямный Кавказ, Ямная Украина Озера, Северный Кавказ и Поздний Северный Кавказ, вероятно, получили дополнительное происхождение (6–40%) от соседних групп Кавказ (дополнительная таблица 19). Это предполагает более сложную и динамичную картину степных групп предков во времени, включая формирование локального варианта степных предков в северокавказских степях из местного энеолита, вклад степных майкопских групп и преемственность населения между раннеямным периодом. и MBA (5300–3200 лет до н.э., 3300–2200 кал. до н.э.).

    Взгляд на микротрещины во времени

    Наличие нескольких особей из одного могильника позволило нам проверить генетическую преемственность на уровне микротрансекта. Сосредоточив внимание на двух курганах (Маринская 5 и Шарахалсун 6) с четырьмя и пятью особями, соответственно, мы наблюдаем, что генетическая родословная менялась во времени, чередуясь между предками Степной и Кавказ (дополнительный рис. сдвиг генетической границы между двумя генетическими кластерами.Мы также обнаружили различную степень родства между людьми, захороненными в одном кургане, что подтверждает мнение о том, что отдельные курганы отражают генеалогические линии. В целом мы наблюдаем сбалансированное соотношение полов на наших сайтах среди протестированных лиц (дополнительное примечание 4).

    Совместная модель древних популяций Кавказского региона

    Наша подогнанная модель qpGraph резюмирует генетическое разделение между группами Кавказ и Степь с индивидами эпохи энеолита, унаследовавшими более 60% происхождения от EHG и остаток от базальной линии, связанной с CHG, тогда как майкопская группа получила около 86.4% от CHG, 9,6% от анатолийского происхождения, связанного с сельским хозяйством, и 4% от EHG. Ямная особь с Кавказа произошла в основном от степных особей эпохи энеолита, но также получила около 16% от фермеров, связанных с шаровидными амфорами (рис. 5, дополнительное примечание 6).

    Рис.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.