Святополк окаянный годы: Недопустимое название | Русская История Вики

Содержание

Святополк Окаянный, великий князь Киевский

Святополк Владимирович, в крещении Пётр. ( ок. 979—1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015—1016 и 1018—1019. В древнерусской историографии по прозвищу «Окаянный»

По рассказу «Повести временных лет», рождён  вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский.

Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго. Ян Матейко

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго ( с 1025 король).  Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Источники сообщают, что Святополк был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским), после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу.

Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.
После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

«Убийство Князя Бориса». Современная книжная иллюстрация.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его сводными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт.

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева. Ян Матейко

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава.

Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015-1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе престоле». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

Б. А. Чориков. «Бегство Святополка». XIX в.


Великий князь Святополк сомнительный сын Владимиров или Ярополков ( ? )(история России в гравюрах от Рюрика до Екатерины II)

Сребреник Святополка.

Знак Святополка

Карта. Правление Владимира

Лит.: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла//Университетские известия. — К., 1878. — N9. — Прибавления. С.41—58
Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
Молчанов A.A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
Назаренко A.B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184

Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
Григорий Тюканов. Сребреник Святополка Окаянного, 1015-1016 гг. www.fotoremeslo.com (20.04.20115).

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

внутренняя и внешняя политика в годы правления, почему у князя Святополка Владимировича прозвище Окаянный

СВЯТОПОЛК I ОКАЯННЫЙ
Годы жизни: около 979 – 1019
Годы правления: 1015-1016, 1018-1019

Святополк Владимирович (при крещении ему дано имя – Пётр). В древнерусской историографии известен, как Святополк Окаянный. Князь туровский (с 988 года). Правитель Киевской Руси (1015—1016гг., 1018—1019гг.).

Его мать была по происхождению гречанка, вдова киевского князя Ярополка Святославича. Летопись говорит, что когда Владимир убил Ярополка и взял ее в наложницы, она уже была беременна. Таким образом, отцом Святополка был Ярополк. Несмотря на эти обстоятельства Владимир дал Святополку удел в Турове, считая его своим законным сыном. Летописцы называют Святополка сыном «от двою отцю» (двух отцов) и намекают на дальнейшую роковую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает»

 

Отцы Святополка Владимировича Окаянного

Версия о рождении Святополка от двух отцов даёт основание предполагать, что он был рожден спустя 7-9 месяцев после вступления князя Владимира в июне 978 года в Киев, в соответствии с этим год рождения Святополка — начало 979-го.

Некоторые историки  продолжают считать происхождение Святополка дискуссионным. Так, выводы Г.Котельщика основаны на изображении тамги (знака родовой принадлежности, который передавался по наследству) на монетах Святополка. Он пишет, что князь Святополк сам декларировал своё происхождение от Ярополка. Толкование княжеских тамг очень спорная вещь. Двузубец изображался и на тамге Мстислава Владимировича. Если версия Г.

Котельщика верна, то это является доказательством  желания Святополка отделиться от Владимира и его сыновей. Есть сведения, что в 1018г. Святополком былы взяты в наложницы мачеха и сестры Ярослава, что является едва допустимым, если бы он считал себя сыном именно князя Владимира.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry). Она родилась в  третьем браке с Эмгильдой (между 991-1001 гг.), а умерла после 14 августа 1018 года. Большинство историков считают, что брак Святополка был последствием мира, который заключили с Польшей после неудачного похода Болеслава. Но есть и другая версия. Владимир  выбрал Святополка на роль кандидата для бракосочетания с польской принцессой  потому, что туровские земли, где был престол Святополка, граничили с Польшей. Вместе с юной княгиней прибыл в Туров и ее духовник, епископ Рейнберн, который символизировал своим прибытием отторжение русской церкви от греческой и подчинение ее Риму.

В начале XI в. Святополк,  недовольный отцом и подстрекаемый женой и епископом, стал вести подготовку восстания против князя Владимира, заручившись поддержкой тестя. Но заговор был раскрыт, и Владимир посадил его с женой и Рейнберном в тюрьму. Причиной ареста князя Святополка скорее всего было намерение Владимира завещать своему любимому сыну Борису престол. Примечателен и тот факт, что новгородский князь Ярослав, другой старший сын Владимира, тоже восстал против отца в тот же временной период.

Годы правления Святополка Окаянного

Незадолго до смерти Владимира 15 июля 1015 года Святополк был освобожден и получил в удел Вышгород, около Киева. Окружающие скрыли смерть отчима от Святополка, который, по старшинству, мог претендовать на киевский престол, но Святополк был в это время в Киеве, и узнав важную для себя новость, принял быстрые меры к тому, чтобы занять место Владимира. Святополк стал раздавать горожанам подарки с целью привлечения симпатии киевлян. Летописцы писали, что киевляне принимали подарки, но сердца их не лежали к новому князю.

В Киеве Святополк выпустил сребреники (историкам известно 50 таких монет), которые похожи на сребреники князя Владимира. На лицевой стороне находилось изображение князя с надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеская тамга в виде двузубца, на левом конце которого находился крест, и надпись: «А се его серебро». Существовали и монеты, на которых Святополк значится под своим христианским именем Петор  или Петрос.

Все ожидали действий со стороны Бориса, любимого сына Владимира, которому принадлежала многочисленная дружина отца. Но в виду того, что незадолго до своей кончины Владимир послал Бориса против печенегов, войско находилось вдали от Киева. Святополк понимал неустойчивость своего положения. Поэтому, помимо подкупов киевлян и бояр, он выбрал другое средство для укрепления власти — убийство братьев.

Почему Святополк «Окаянный»

В течение 1015 года по его приказу были убиты три сводных брата — Борис (убит на реке Альта вышгородцами), муромский князь Глеб (убит по дороге в Киев) и древлянский Святослав (при побеге от преследователей в Венгрию, был убит в Карпатских горах). В Повести временных лет Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, которые причислены к лику святых, как невинно убиенные. После произошедших расправ над родственниками  Святополку было дано прозвище «Окаянный».

По мнению некоторых исследователей, прозвище «Окаянный» Святополк получил  незаслуженно, потому что рассказ об убийствах Бориса и Глеба был вставлен в летопись позднее.

Также, в  хронике Титмара Мерзебургского говорится, что Святополк бежал в Польшу, и  в ней нет упоминаний о княжении Святополка на киевском престоле. Однако этому противоречит существование монет Святополка.

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов  и новгородцев  в 1016 году пошел войной на Святополка. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. Войска встретились на Днепре при Листвене. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шел пир Святополка с дружиной. Войска Святополка Окаянного были разгромлены и брошены в реку. Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и призвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 г. при поддержке печенежских  и польских  войск они двинулись походом на Киев. Встреча дружин произошла  на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в г.Новгород.

Киевский престол стал принадлежать снова Святополку. Чтобы не содержать войска своего тестя Болеслава, которые были поставлены  в русских городах, он изгнал поляков. Вместе с Болеславом Храбрым ушло и большинство киевских бояр. Менее,  чем через год, будучи лишен военной силы, князь Святополк Окаянный вынужден был бежать из Киева от Ярослава, который пришел с варягами.

Битва на берегу реки Альты, на том самом месте, где был убит Борис, стала решающей. Святополк получил рану, от которой и умер. Летописцы писали: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Всеми покинутый, он умер в 1019 году по дороге где-то между Польшей и Чехией в каком-то пустынном месте.

 

Русские земли

Как скоро в Киеве разнеслась весть о кончине Владимира, то Святополк сел на отцовском месте, созвал киевлян и начал раздавать им подарки — это уже служило знаком, что он боялся соперничества и желал приобресть расположение граждан; граждане принимали подарки, говорит летописец, но сердце их не было с Святополком, потому что братья их находились на войне с Борисом. Следовательно, граждане были равнодушны; они опасались одного что как вдруг братья их провозгласят князем Бориса, а Святополк потребует от них помощи против последнего? Их пугало это междоусобие. Борис, не нашедши печенегов, был уже на возвратном пути и стоял на реке Альте, когда пришла к нему весть о смерти отцовской. Бывшая с Борисом дружина Владимирова, бояре, старые думцы предпочитали Бориса всем его братьям, потому что он постоянно находился при них. привык с ними думать думу, тогда как другие князья привели бы с собою других любимцев, что и сделал Святополк, если обратим внимание на намек летописца о поведении последнего: «Люте бо граду тому, в нем же князь ун, любяй вино пити с гусльми и с младыми советниками». Вот почему отцовская дружина уговаривала Бориса идти на стол киевский; но молодой князь отвечал, что не поднимет руки на старшего брата, который будет ему вместо отца: тогда войско разошлось, оставя Бориса с малым числом приближенных служителей. Святополк очень хорошо понимал опасность, могущую грозить ему со стороны Бориса, и потому на первых порах хотел и с ним поступить так же, как с гражданами, послал сказать ему, что хочет иметь с ним любовь и придаст еще к волости, которую тот получил от отца; узнав же, что войско разошлось от Бориса, он решился на убийство последнего. Мы не станем объяснять этого поступка Святополкова желанием отомстить за смерть отца своего Ярополка, во-первых уже потому, что это объяснение кажется нам натянутым само по себе; во-вторых, основывается на странном толковании слов летописца, который, желая объяснить себе зверский поступок Святополка, предполагает, что он был от двоих отцов, тогда как, кроме этого предположения, нет в рассказе ни малейшего намека на то, чтоб Святополк не был сыном Владимира; вводить какое-то усыновление для предотвращения мести странно, когда мы знаем, что дядя без всякого усыновления считался отцом племяннику; потом еще новое предположение, что это усыновление охраняло Владимира от мести, но не охраняло от нее сыновей и проч. Давняя ненависть Святополка к Борису как сопернику, которому отец хотел оставить старший стол мимо его; явное расположение дружины и войска к Борису, который мог воспользоваться им при первом случае, хотя теперь и отказался от старшинства; наконец, что, быть может, важнее всего, пример соседних государей, с одним из которых Святополк находился в тесной связи, объясняют как нельзя легче поведение Святополка: вспомним, что незадолго перед тем в соседних славянских странах — Богемии и Польше, обнаружилось стремление старших князей отделываться от родичей насильственными средствами. Первым делом Болеслава Храброго польского по восшествии на престол было изгнание младших братьев, ослепление других родичей; первым делом Болеслава Рыжего в Богемии было оскопление одного брата, покушение на жизнь другого, а Святополк был зять Болеслава польского; почему ж то, что объясняется само собою в польской и чешской истории, в русской требует для своего объяснения какого-то кодекса родовых прав?
Летописец так рассказывает об убиении Бориса. Святополк ночью пришел в Вышгород, тайно призвал какого-то Путшу и вышегородских боярцев — Тальца, Еловита и Лешька, и спросил их: «Привержены ли они к нему всем сердцем?» Путша с вышегородцами отвечали: «Можем головы свои сложить за тебя». Тогда он сказал им: «Не говоря никому ни слова, ступайте и убейте брата моего Бориса». Те обещались исполнить его желание как можно скорее. Здесь останавливает нас одно обстоятельство, почему Святополк обратился к вышгородским боярцам с предложением убить Бориса? Нам кажется очень вероятным, что по освобождении из темницы Владимир уже не отдал Святополку волости Туровской, как ближайшей к границам польским, а посадил его где-нибудь подле Киева, чтоб удобнее наблюдать за его поведением, и что новая волость была именно Вышгород, куда теперь Святополк и обратился к старым своим слугам, которые были готовы сложить за него свои головы.
Путша с товарищами пришли ночью на Альту и, подошедши к шатру Борисову, услыхали, что князь поет заутреню; несмотря на осторожность, Святополк не мог утаить своих замыслов, и Борис знал, что сбираются погубить его. Убийцы дождались, пока князь, помолившись, лег в постель, и тогда бросились на шатер, начали тыкать в него копьями, пронзили Бориса и вместе слугу его, который хотел защитить господина собственным телом; этот отрок был родом венгр, именем Георгий. Борис его очень любил и дал ему большую золотую гривну, в которой тот и служил ему; убили тут же и других многих отроков Борисовых, а у этого Георгия отсекли голову, потому что не могли скоро снять гривны с шеи; Бориса, еще дышавшего, убийцы завернули в шатерное полотно, положили на воз и повезли. Но Святополк, узнав, что Борис еще дышет, послал двух варягов прикончить его, что те и сделали, пронзив его мечом в сердце; тело его принесли тайно в Вышгород и положили в церкви св. Василия. За этим убийством следовало другое — у Бориса оставался единоутробный брат Глеб, сидевший в Муроме. «Бориса я убил, как бы убить Глеба?» — говорит Святополк в рассказе летописца; но Глеб был далеко, и потому Святополк послал сказать ему: «Приезжай поскорее сюда: отец тебя зовет, он очень болен». Глеб немедленно сел на коня и пошел с малою дружиною. Когда он пришел на Волгу, к устью Тмы, то конь его споткнулся на поле во рве и намял ему немного ногу, после чего князь пришел к Смоленску, а отсюда поплыл в барке и остановился в виду города на Смядыне. В это время настиг его посланный от брата Ярослава из Новгорода: «Не ходи, велел сказать ему Ярослав: отец умер, а брата твоего Святополк убил». Глеб сильно тужил по отце, но еще больше по брате. Между тем явились и убийцы, посланные от Святополка; они овладели Глебовою баркою и обнажили оружие. Глебовы отроки потеряли дух; тогда главный из убийц, Горясер, велел немедленно зарезать Глеба, что и было исполнено поваром последнего; этого повара звали Торчин: имя указывает на происхождение. Сперва тело Глеба бросили на берег между двумя колодами, потом свезли в Вышгород и положили вместе с братом, уже в княжение Ярослава. Страдальческая кончина и прославление двух братьев-друзей не остались без сильного влияния в последующей истории. Русская земля и преимущественно род княжеский приобрели святых покровителей «молитвенников за новые люди христианские и сродники свои, земля благословилась их кровию!» Но кто же эти новые светильники? Это два князя, погибшие от родного брата, который хотел единовластия! Можно думать, что святость Бориса и Глеба и проклятие, тяготевшее над Святополком, не раз удерживали впоследствии братоубийственные руки; мы увидим, как после стесненный князь останавливал притеснителя напоминанием, что он хочет быть вторым Святополком. Святые Борис и Глеб и проклятый убийца их Святополк были беспрестанно в памяти князей, и, разумеется, духовенство не пропускало случая напоминать им о них. С другой стороны, Борис пал жертвою уважения к родовым понятиям, погиб оттого, что не хотел поднять руки на старшего брата и своею смертию освятил эти родовые понятия; пример его должен был сдерживать попытки младших пользоваться обстоятельствами и вооружаться против старших для отнятия у них этого старшинства.
Ближайший к Киеву князь, Святослав, сидевший в земле Древлянской, узнав о гибели Бориса и Глеба, не стал спокойно дожидаться такой же участи и бежал в Венгрию; но Святополк послал за ним в погоню, и Святослав был убит в Карпатских горах. Тогда, по словам летописца, Святополк начал думать: «Перебью всех братьев и приму один всю власть на Руси». Но гроза пришла на него с севера. Ярослав новгородский для защиты от отца призвал к себе заморских варягов; те стали обижать новгородцев и жен их, тогда новгородцы встали и перебили варягов на дворе какого-то Парамона. Ярослав рассердился и задумал отомстить хитростию главным из убийц; он послал сказать им, что на них не сердится более, позвал их к себе и велел умертвить; по некоторым известиям, убито было 1000 человек, а другие убежали. Но в ту же ночь пришла к нему весть из Киева от сестры Предславы: «Отец умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, послал и на Глеба, берегись его». Ярослав стал тужить по отце, по брате и по новгородцам, которых перебил вовсе не вовремя. На другой день он собрал остальных новгородцев на вече в поле и сказал: «Ах, любимая моя дружина, что вчера избил, а нынче была бы надобна, золотом бы купил», и, утерши слезы, продолжал: «Отец мой умер, а Святополк сидит в Киеве и убивает братьев, помогите мне на него». Новгородцы отвечали: «Хотя, князь, братья наши и перебиты. однако может по тебе бороться». Причину такого решения новгородцев объяснить легко. Предприятие Ярослава против Владимира было в выгоде новгородцев, освобождавшихся oт платежа дани в Киев: отказаться помочь Ярославу, принудить его к бегству — значило возобновить прежние отношения к Киеву, принять опять посадника киевского князя, простого мужа, чего очень не любили города, а между тем Ярослав если убежит, то может возвратиться с варягами, как Владимир прежде, и уже, конечно, не будет благосклонен к гражданам, выгнавшим его от себя, тогда как в случае победы Ярослава над Святополком они были вправе ожидать, что Ярослав не заставит их платить дани в Киев, уже потому, что сам прежде отказался платить ее. Что же касается до поступка Ярославова с убийцами варягов, то мы должны смотреть на его следствия по отношениям и понятиям того времени; из летописного рассказа мы видим уже всю неопределенность этих отношений: новгородцы ссорятся с варягами, дело доходит до драки, в которой граждане бьют варягов, князь хитростию зазывает к себе виновников убийства и бьет их в свою очередь. В понятиях новгородцев, следовательно, все это было очень естественно, и потому трудно было им за это много сердиться; у нас нет никакого основания принимать убийство варягов за дело целого города; это была частная ссора и схватка, на что указывает определение места — двор Парамонов; число жертв мести Ярославовой явно преувеличено: трудно было обманом зазвать такое количество людей, еще труднее перерезать их без сопротивления в ограде княжеского двора; мы видим, что не все знатные новгородцы были перерезаны, оставались бояре и старосты, которые после собирают деньги для найма варягов. Отвечали на вече те, которые остались в живых, остались в живых те, которые не участвовали в убийстве варягов, а те, которые не участвовали в убийстве варягов, были по этому самому равнодушны к делу. Поступок Ярослава был совершенно в понятиях того времени: князь должен был каким бы то ни было способом схватить убийц варяжских и отдать их на месть варягам, родственникам убитых. Итак, если это было частное дело и обыкновенное, то целому городу не для чего было много обращать на него внимания; Ярослав жалеет не о том, что перебил новгородцев, но о том только, что этим убийством отнял у себя воинов, которые в настоящих обстоятельствах были ему очень нужны, и новгородцы отвечают в этом же смысле: «Хотя наши братья и перебиты, но у нас все еще достаточно народа, чтоб биться за тебя».
Впрочем, это место летописи нуждается еще в другом объяснении: почему Ярослав так испугался следствий своего поступка с новгородцами? Для чего так жалел об избитии дружины? Ведь она была нужна ему и прежде, ибо он готовился к войне с отцом; для чего же он не подумал об этом прежде убиения новгородцев? Дело объясняется тем, что Ярослав знал о медленных сборах Владимира, о его болезни, которая мешала ему спешить походом, мог надеяться на борьбу Святополка с Борисом, которая надолго оставила бы его в покое. Но теперь дела переменились: Владимир умер, Святополк начал княжить, убил Бориса, послал убить Глеба, хочет бить всех братьев, подобно соседним государям; опасность, следовательно, наступила страшная для Ярослава; сестра писала: «Берегись!» Оставаться в бездействии — значило жить в беспрестанном страхе от убийц, нужно было или бежать за море, или выступить немедленно против Святополка, предупредить его, одним словом, поступить по примеру отца своего Владимира.
После того как новгородцы решились выступить в поход, Ярослав собрал оставшихся у него варягов, по одним известиям — тысячу, по другим — шесть тысяч, да новгородцев 40000, и пошел на Святополка, призвавши имя божие; он говорил: «Не я начал избивать братьев, но Святополк; да будет бог отместник крови братьев моих, потому что без вины пролита кровь праведных Бориса и Глеба; пожалуй, и со мной тоже сделает». Мы слышим здесь те же самые слова, которые летописец влагает и в уста Владимиру, шедшему против Ярополка, с тем только различием, что христианин Ярослав призывает бога в мстители неповинной крови и отдает свое дело на суд божий. Святополк, узнав, что Ярослав идет на него, собрал множество войска из Руси и печенегов и вышел к Любечу; он стал по ту сторону Днепра, а Ярослав — по эту. Ярослав, без сомнения, приплыл в лодках, а Святополк пришел из-за Десны с печенегами. В третий раз Днепр видел враждебное движение Северной Руси на Южную; оба первые раза при Олеге и Владимире сопротивления было мало со стороны юга, но теперь он собрал свои силы, и как север явился с естественными своими союзниками — варягами, так юг соединился с печенегами. Три месяца, а по другим известиям — только три недели, стояли враги по обеим сторонам Днепра; ни те, ни другие не смели перевезтись и напасть. Был в то время обычай поддразнивать врагов, чтоб побудить их начать дело к своей невыгоде. Видя, что главная сила Ярослава состояла из новгородцев горожан и сельчан, воевода Святополков ездя подле берега, бранил новгородцев, называл их ремесленниками, а не воинами. «Эй вы, плотники, — кричал он им, — зачем пришли сюда с хромым своим князем? Вот мы вас заставим рубить нам хоромы». Новгородцев сильно рассердила насмешка, и они сказали Ярославу: «Завтра перевеземся на них, а если кто не пойдет с нами, того сами убьем».
В лагере у Святополка Ярослав имел приятеля, к которому послал ночью спросить: «Что делать? Меду мало варено, а дружины много»; тот отвечал, что пусть Ярослав к вечеру отдаст мед дружине; новгородский князь догадался, что ночью должно сделать нападение. Была заморозь; Святополк стоял между двумя озерами и всю ночь пил с дружиною, а Ярослав перед рассветом исполчил свое войско и перевезся на другой берег, причем новгородцы, высадившись из лодок, оттолкнули их от берега, чтоб отнять у себя всякую возможность к побегу; Ярослав приказал дружине повязать головы платками, чтоб в сече узнавать своих. Враги сошлись, была сеча злая; печенеги, стоявшие за озером, не могли помочь Святополку, который был притиснут с своею дружиною к озеру, принужден вступить на лед, лед обломился, и Ярослав одолел. Святополк бежал в Польшу, а Ярослав сел в Киеве на столе отцовском и дедовском, проживя на севере 28 лет. Новгородцы были отпущены домой и оделены щедро: старосты получили по 10 гривен, смерды — по гривне, а горожане все — по 10.
Но Святополк был жив, и потому Ярослав не мог успокоиться. Для Болеслава польского открылись такие же теперь виды на восток, какие он имел прежде на запад; на Руси, как прежде у чехов, семейные раздоры приглашали его к посредничеству и к утверждению своего влияния, тем более, что теперь Болеслав должен был помочь своему зятю. Он воспользовался благоприятным случаем: по его наущению печенеги напали на Киев; под самым городом была злая сеча; едва к вечеру Ярослав мог прогнать варваров. С своей стороны Ярослав выступил к польским границам, заключив союз с врагом Болеславовым, императором Генрихом II; но поход русского князя кончился неудачною осадою Бреста; поход императора против Болеслава также не удался, он принужден был заключить с ним мир и, желая избавиться от опасного врага, обратить его деятельность на восток, сам советовал ему вооружиться против русского князя. В 1017 году Болеслав выступил в поход, усилив свое войско 300 немцев, 500 венгров и 1000 печенегов, и 22 июля достиг берегов Буга, разделявшего польские владения от русских; Ярослав ждал его на другом берегу с русью (жителями Южной Руси), вырягами и славянами (новгородцами). Здесь повторилось то же явление, какое видели на берегах Днепра у Любеча: воевода Ярославов Будый, ездя по берегу, начал смеяться над Болеславом; он кричал ему:«Вот мы тебе проткнем палкою брюхо твое толстое!» Был Болеслав, говорит летопись, велик и тяжел, так что и на коне с трудом мог сидеть, но зато был смышлен. Не вытерпел он насмешки и, обратившись к дружине своей, сказал: «Если вам это ничего, так я один погибну», — сел на коня и бросился в реку, а за ним — и все войско. Полки Ярослава, вовсе не ожидая такого внезапного нападения, не успели приготовиться и обратились в бегство; Ярослав ушел в Новгород только сам-пять; а Болеслав с Святополком почти беспрепятственно вошли в Киев 14 августа. В городе нашли они мачеху, жену и сестер Ярославовых, из которых за одну (Предславу) сватался прежде Болеслав, получил отказ и теперь в отмщение взял ее к себе в наложницы. Часть своего войска он отпустил назад, другую велел развести по русским городам на покорм. Но и в Киеве повторились те же явления, какие мы видели в Праге у чехов, и, как видно, по тем же причинам. Русские вооружились против поляков и стали убивать их; летописец приписывает это приказу Святополка, но очень вероятно известие, что поляки вели себя и на Руси так же, как в Богемии, и возбудили против себя восстание; очень вероятно также, что и Святополк, наскучив неприятным гостем, слишком долго зажившимся в Киеве на его счет, не был против народной мести полякам. Это заставило Болеслава уйти из Киева; пример чешских событий научил его быть осторожнее в подобных обстоятельствах. Половину войска он отослал домой, разосланные по русским городам поляки истреблены, трудно было противиться, если бы вспыхнуло восстание; притом же, вероятно, он слышал уже о новых приготовлениях Ярослава. Но Болеслав ушел не без выгоды: он захватил себе все имущество Ярослава, к которому приставил Анастаса: хитрый грек умел подольститься к каждому сильному и менял отечество, смотря по выгодам; Болеслав ему вверился лестию, говорит летопись. Польский князь повел также с собою бояр Ярославовых, двух сестер его и множество пленников, взятых в бою; на дороге Болеслав захватил и Червенские города, приобретение Владимира Святого; впрочем, вероятно, что эти города были уступлены ему Святополком в награду за помощь.
Между тем Ярослав, явившись в Новгород без войска, хотел бежать за море; но граждане вместе с посадником Константином, сыном Добрыни, рассекли княжеские лодки, приготовленные для бегства, и объявили: «Хотим еще биться с Болеславом и Святополком». Такая решительность понятна: им нечего было теперь ожидать хорошего от Святополка, а защищаться от него без князя было также невыгодно. Они начали сбирать деньги — с простого человека по 4 куны, со старост — по 10 гривен, с бояр — по 18 гривен, привели варягов, дали им эти деньги, и таким образом у Ярослава набралось много войска, и он двинулся против Святополка; тот был разбит, бежал к печенегам и привел огромные толпы их против Ярослава в 1019 году. Ярослав вышел навстречу и сошелся на реке Альте, где был убит Борис. Место благоприятствовало Ярославу по воспоминанию о преступлении Святополка; летописец говорит, что Ярослав молил бога об отмщении новому Каину. Он же говорит, что сеча была злая, какой еще не бывало на Руси, — секлись, схватываясь, руками, трижды сходились биться, по удольям текла кровь ручьями; к вечеру одолел Ярослав, а Святополк бежал в пограничный польский город Брест, где, вероятно, умер от ран, полученных в битве; по скандинавским преданиям, он пал от руки варяга Эймунда, служившего в войске Ярослава, а по русским, — погиб злою смертию в пустыне между Польшею и Богемиею. Ярослав сел в Киеве, утер пот с дружиною, по выражению летописца, показав победу и труд великий.
Таким образом, северное народонаселение в четвертый раз доставило победу своему князю над югом. С Святополком дело было кончено;

Святополк Владимирович Окаянный

6 августа День памяти первых российских святых великомучеников князей Бориса и Глеба, убитых своим старшим братом Святополком, прозванным позднее Окаянным. Действительно ли Святополк убил своих братьев, либо он лишь жертва в кровавом плане Ярослава Мудрого? На эти и многие другие вопросы ответит эксперт по истории Русской Православной Церкви Алексей СВЕТОЗАРСКИЙ. Мероприятие проводится в рамках проекта «Осторожно, история!», организованного агентством «РИА Новости», радиостанцией «Эхо Москвы» и газетой «Известия».

Вступительное слово: Здравствуйте, мои уважаемые респонденты. Спасибо вам за ваши вопросы. Я очень рад, что эти исторические события, связанные с именами святых благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба вызвали столь живой интерес. Дело в том, что Борис и Глеб это не только первые русские святые, об этом мы еще поговорим, но и подвигоположники, явившие такой уникальный образ святости как страстотерпчество, характерные для традиции русского благочестия. А сейчас давайте приступим к вопросам.

Андрей, Москва: Почему Святополк бежал в Польшу? Почему польский король поддержал его и помог изгнаннику вернуть киевский престол?

Алексей Светозарский: Дело в том, что Святополк вынужден был бежать в Польшу, поскольку столкнулся с весьма активными действиями Ярослава, который как знамя поднял имена убитых Святополком братьев и начал борьбу за киевский престол под лозунгом священной мести. Именно поэтому Святополк, потерпев поражение в битве под Любичем, должен был бежать в Польшу, где получил поддержку Болеслава Храброго, польского короля, который был его тестем. Болеслав чрезвычайно активный политик, боровшийся за Чехию с германским императором, воевавший в свое время с князем Владимиром, не преминул воспользоваться ситуацией, тем более что для этого у него были все основания (помощь близкому родственнику). Болеслав насылал печенегов на Киев, и от этого набега Ярослав еле отбился. Затем Ярослав в союзе с императором Генрихом Вторым выступил к польской границе, но потерпел неудачу.

В 1017 году Болеслав захватил Киев, а Ярослав должен был с поспешностью отступить. Поляки, немцы, венгры и печенеги, оказавшись в Киеве, вызвали недовольство киевлян своим поведением, в городе началось восстание и Болеслав ушел. Возможно, восстание спровоцировал Святополк, тяготившейся затянувшимся пребыванием тестя в Киеве. После этого удача от Святополка отвернулась, он был разбит на реке Альте в 1019 году. И затем бежал. По разным источникам он либо умер от ран в Бресте, либо был убит варягом Эймундом из дружины Ярослава, либо, как считает наша древняя летопись («Повесть временных лет»), погиб злой смертью где-то между Польшей и Богемией.

Владимир, Москва: В школе каждый для себя извлекает уроки из истории. Какой урок мы можем извлечь из истории со Святополком Окаянным?

Алексей Светозарский: Урок из истории со Святополком Окаянным извлекли уже наши предки. Образы убитых им князей, покровителей княжеского рода, святых сродников в течение многих лет служил светлым идеалом евангельского отношения к политике. Но не только. Русские князья воспринимали их как своих особых молитвенников. Достаточно вспомнить явление Бориса и Глеба Пелгусию накануне битвы Александра Невского со шведами. Подвиг Бориса и Глеба осветил существовавший порядок государственного устройства, основанный на родовых началах. А пример Святополка Окаянного (подобного библейскому братоубийце Каину) стал предостережением для других князей. Почитание Бориса и Глеба стало объединяющим началом для наших предков, переживавших период феодальной раздробленности, их мощи являлись общерусской святыней, в то время как большинство подвижников того времени почиталось лишь местно, в отдельных областях и княжествах.

Светлана, Москва: Откуда появилась уверенность что Бориса и Глеба убил Святополк, очень многие историки приходят ко мнению, что это сделал Ярослав Мудрый.

Алексей Светозарский: Исходя из исторических источников, не могу согласиться с предположением о том, что Бориса и Глеба убили по инициативе Ярослава Мудрого. Для этого нет решительно никаких оснований. Более того, Сергей Михайлович Соловьев не без оснований утверждает, что на тот момент Ярослав был крайне заинтересован в том, чтобы Борис остался в живых и активно действовал против Святополка.

Напомню, что перед смертью Владимира Ярослав находился с ним в затяжном конфликте. А после смерти отца столкнулся с очень сильным соперником в лице Святополка. Поэтому, естественно, что он надеялся на длительную борьбу Бориса со Святополком.

Марина, Москва: К сожалению, я впервые услышала это имя — Святополк. Скажите, почему так мало внимания учителя уделяют истории древней Руси, и чем бы это изучение пошло нам на пользу?

Алексей Светозарский: На мой взгляд, действительно в школьном курсе русской истории изучению Древней Руси уделяется не так много внимания и времени. Но, полагаю, что здесь многое зависит от личности учителя, не случайно многие из нас, проходившие историю в средней школе еще в советские времена, когда изучению русской истории, и в том числе истории Древней Руси, до монгольского периода, уделялось совсем немного места, тем не менее знают эту поучительную историю о первых русских святых и о их коварном убийце.

Несомненно, согласен с Вами, что более подробное изучение истории домонгольского периода пошло нам на пользу, поскольку цивилизация Киевской Руси явилась основой цивилизации трех братских православных восточно-славянских народов – русского, украинского и белорусского, и тех народов, которые связали с ними свою историческую судьбу. Именно в этот период сформировались основы нашего менталитета и многие архетипы национального сознания.

Владислав, Москва: Святополку и Ярославу была выгодна смерть их братьев Бориса и Глеба? Почему тогда большую вину взваливают на Святополка?

Алексей Светозарский: Дело в том, что согласно историческим источникам, именно Святополк осуществил братоубийственный замысел. Несомненно, святой Борис был очень сильным конкурентом для Ярослава. Но обстоятельства сложились так, что Ярослав выступил мстителем за братьев в соответствии с понятиями о родовой мести, характерными для того времени.

Юрий, Москва: Братоубийственные распри были характерны для Руси? Прослеживается ли здесь некая тенденция?

Алексей Светозарский: Братоубийственные распри были характерны, конечно, не только для Древней Руси. Можно предположить, что Святополк вполне мог руководствоваться примером соседей – своего тестя Борислава Храброго, который изгнал из Польши своих младших братьев, а одного родича даже ослепил, и Борислава Рыжего, в Богемии оскопившего своего брата и пытавшегося убить другого брата. Борьба за власть между князьями-братьями или близкими родственниками (дядя-племянник, отец-сын) была характерной для периода феодальной раздробленности.

Но важно отметить другое. На Руси грех небратолюбия всегда осуждался церковью и народным сознанием. Эта мысль особенно подчеркивается в таком замечательном произведении древнерусской литературы как «Чтение о Борисе и Глебе», автором которого является Нестор летописец. Эта мысль постоянно присутствует в общественном сознании, и пример Бориса и Глеба, отказавшихся от междуусобной борьбы ради своих христианских убеждений, играет здесь не последнюю роль. Более того, наши предки из числа людей книжных воспринимали Батыево нашествие как наказание, посланное свыше именно за княжеские усобицы.

Важно отметить еще один момент – в те времена государственное единство только складывалось, поэтому жители других областей, представляющие собой противоборствующую сторону, воспринимались почти как иностранцы. Таковыми в глазах южан были новгородцы, а в глазах новгородцев – киевляне. В этом, несомненно, ощущалось влияние родового строя.

Олег, Москва: Почему в одних источниках Святополка называют сыном Ярополка, в других — сыном Владимира?

Алексей Светозарский: Вопрос отцовства Святополка затрагивается лишь в одном летописном фрагменте, где проклятый братоубийца для усугубления негативной характеристики именуется сыном двух отцов. Но это скорее риторический прием. Дело в том, что мать Святополка, гречанка по происхождению, была вдовой Ярополка, неудачливого соперника Владимира, и последним была взята в жены, после того как брат-соперник, то есть Ярополк, проиграл. От этого брака Владимира с вдовой Ярополка и родился Святополк.

Михаил: Какова роль Святополка в истории? Как вы считаете, является ли он характерным властителем периода феодальной раздробленности?

Алексей Светозарский: Полагаю, что Святополк представил собой негативный пример правителя, переступающего через нравственные заповеди на пути к престолу. К сожалению, подобные явления были не редки. Но по контрасту с действительно светлыми образами Бориса и Глеба Святополк выглядит особенно негативно. Свою роль сыграло и то, что трагические события развернулись в особый период нашей истории – на заре начала христианства среди первого, второго поколения русских христиан, осмыслявших события современности через призму нового евангельского учения.

Несомненно, в данной системе координат Святополк и должен был получить самую негативную оценку, о чем ясно свидетельствует его прозвище – Окаянный, подобный Каину. Конечно, в какой-то мере его действия характерны, также как и действия многих других властителей периода феодальной раздробленности. Но в борьбе за престол он идет дальше многих, предполагая уничтожить всех потенциальных соперников. Напомним, что Святополк явился виновником гибели еще одного брата – Святослава, бежавшего из своего удела и погибшего где-то в районе Карпат.

Александр, Москва: Как Вы относитесь к версии, согласно которой в смерти Бориса на самом деле виноват не Святополк Окаянный, а Ярослав Мудрый, позже замаскировавший своё участие в убийстве? Смерть братьев была ему даже более выгодна, чем Святополку. И еще одно. Профессор Санкт-Петербургского университета Осип Сенковский, переведя на русский язык «Сагу об Эймунде» («Эймундова прядь»), обнаружил там, что варяг Эймунд (который и убил Бориса по русской версии) вместе с дружиной был нанят Ярославом Мудрым. В саге рассказывается, как конунг Ярислейф (Ярослав) сражается с конунгом Бурислейфом (Борисом), причём в саге Бурислейфа лишают жизни варяги по распоряжению Ярислейфа. Одни исследователи предполагают под именем «Бурислейфа» Бориса, другие — польского короля Болеслава, которого сага путает с его союзником Святополком).

Алексей Светозарский: Я бы не стал доверять такому жанру, как сага. Все-таки это произведение особого рода, тем более что и сам автор вопроса отмечает здесь очевидные противоречия. В качестве аналога приведу в пример изложение истории крещения князя Владимира в другой византийской саге – Саге об Олафе, которая существенно отличается от вариантов, приведенных в русских и зарубежных источниках (западноевропейских, византийских и арабских). И еще одна аналогия. Обращение к устному народному творчеству в плане изучения русской истории привело бы к тому, что мы с вами изучали бы историю князя Владимира и его эпохи, например, по русскому богатырскому эпосу, который содержит немало забавных анахронизмов, не замечаемых народным сознанием, но очевидных для историка. Например, князь Владимир сражается с татаро-монголами и так далее.

Светлана, Москва: Когда и, главное, почему Борис и Глеб стали первыми русскими святыми и небесными помощниками русских князей? В чем проявилась их святость? Ведь они погибли не защищая христианство и убиты были христианами, а не язычниками. К этому времени уже было достаточно русских князей погибших в битвах с «погаными», а их почему то не «произвели» в святые.

Алексей Светозарский: Борис и Глеб не мученики, пострадавшие за Христа, хотя их таковыми именовали. Но страстотерпцы, поставившие следование заповедям Евангелия выше всех земных интересов, в том числе и политических. Это высочайший идеал, его носителей всегда бывает немного. Это очень чутко почувствовали наши предки, которые вскоре после страдальческой кончины братьев стали почитать их как святых, что привело к достаточно скорой канонизации (или в 20-е годы 11 века, или в 1072 году).

Еще один важный момент – критерием канонизации явился не только их самоотверженный поступок, но и многочисленные чудеса, совершившиеся у их святых мощей и зафиксированные современниками. В те времена именно наличие чудес являлось основным критерием для прославления в лике святых. По причине отсутствия чудес очень долго не канонизировали князя Владимира, княгиню Ольгу, святого Исайю Ростовского и некоторых других подвижников, отличавшихся праведной жизнью и имевших несомненные заслуги перед церковью и христианским народом.

Из примеров страстотерпцев можно привести уникальный случай со святым Михаилом Черниговским, осознанно отказавшемся выполнять ритуальные действия в ставке Батыя. Таких людей было немного, большинство русских князей принимало (вынуждено было принимать) основанный на языческих суевериях этикет в ставке монгольских ханов. Но, тем не менее, каждый из них понимал, что в идеале по-настоящему поступил лишь Михаил.

Из истории княжеской святости известны также случаи жертвенного служения (именно жертвенность, а не факт гибели на поле брани или в ставке врага считался критерием святости), таких князей как Михаил Тверской, Георгий Владимирский, Василько Ростовский и другие. Но это уже другая эпоха, хотя, несомненно, память о Борисе и Глебе сыграла в этом определенную роль.

Завершающее слово: Выражаю благодарность всем своим заочным собеседникам, благодаря которым я вновь обратился к этой давней и поучительной истории, произошедшей на заре нашей национальной истории и в начале истории нашей святости. Спасибо.

Источник: РИА Новости

Тайна убийства Бориса и Глеба • Arzamas

Веками убийство святых Бориса и Глеба приписывалось князю Святополку Окаянному. По просьбе Arzamas историк Савва Михеев рассказывает, как изучение шведских легенд и исландских саг позволило распутать детективную историю XI века и предположить, что в смерти Бориса виновен не Святополк, а Ярослав Мудрый

Подготовил Савва Михеев

Борис и Глеб с житием. Вторая половина XIV века. Государственная Третьяковская галерея © Heritage Images / Hulton Archive / Getty Images

В летописи князь Святополк, правивший Киевом, играет откровенно негативную роль: он вел долгую кровавую вражду с Ярославом Мудрым и заработал прозвище Окаянный — вероятно, за то, что, как считается, подослал убийц к своим братьям Борису, Глебу и Святославу. Однако, по всей видимости, этот образ был создан пристрастным летописцем,
а в реальности дело обстояло не столь однозначно.

Святополк наследовал титул правителя Киева от своего отца — или, точнее, отчима — Владимира Святославича, крестителя Руси, умершего 15 июля 1015 года. Владимир был очень женолюбив, и до крещения у него родилось множество детей от разных жен и наложниц. Святополк был единственным русским князем, у которого оказался отчим Рюрикович, так как после гибели Ярополка Святославича в 978 году его победитель и единокровный брат Владимир взял в жены вдову своего брата, вероятно, уже беременную Святополком. Таким образом, по словам летописца, Святополк «был от двух отцов». Новый киевский князь был женат на дочери польского короля Болеслава Храброго и имел налаженные связи с печенегами.

Примерным ровесником Святополка был Ярослав Владимирович (позднее прозванный Мудрым), который княжил в тот момент в Новгороде. Согласно русской летописи, написанной через пару десятилетий после этих событий, Ярослав собирался воевать с Владимиром, так как не хотел платить дань Киеву. После смерти отца Ярослав решил побороться за власть со Святополком. При этом в борьбе за власть Ярослав опирался на новгородцев и варягов-наемников, а вскоре взял в жены дочь могущественного шведского конунга Олава Ингигерд.

Между братьями (или двоюродными братьями) состоялось несколько сражений, победу одерживал то один, то другой. То Святополк бежал в Польшу и приходил на Киев с могучей польско-немецкой подмогой во главе со своим тестем Болеславом, польским королем, то Ярослав бежал в Новгород и нанимал варягов из-за моря, то Святополк отправлялся за помощью к печенегам. Около 1019 года окончательная победа досталась Ярославу, который правил Киевом до своей смерти в 1054 году, с небольшим перерывом на усобицу с братом Мстиславом, а Святополк полностью исчез со страниц летописей, получив впоследствии прозвище Окаянный. 

Среди множества жертв усобицы Ярослава и Святополка были и несколько их братьев: летопись донесла до нас имена князей Бориса, Глеба и Святослава Владимировичей, павших от рук убийц. К середине XI века у мест захоронения Бориса и Глеба в Вышгороде уже происходило поклонение и для их мощей была построена церковь. Новая редакция летописи, составлявшаяся, по‑видимому, в 1070-е годы, вскоре после торжественного перенесения мощей Бориса и Глеба в новую церковь в 1072 году, не могла не упомянуть об обстоятельствах гибели святых братьев. Согласно летописи, вскоре после смерти Владимира Святополк подослал к братьям убийц. На Бориса напали, когда он возвращался в Киев из похода на печенегов и молился перед сном в своем шатре. Князя ранили, а его слуге отрубили голову, чтобы снять золотую гривну (обруч), которая была у него на шее. Пока Бориса везли в Киев, Святополк узнал о том, что брат еще жив, и отправил двух варягов прикончить его, что и было исполнено. Глеба убили под Смоленском, когда он ехал в Киев, а Святослава убили по дороге в Венгрию, куда он пытался бежать.

Борис и Глеб. Псковская икона. Середина XIV века. Русский музей © Heritage Images / Hulton Fine Art Collection / Getty Images

Однако память об усобице Владимировичей сохранилась не только на Руси, но и в Скандинавии, куда вернулись после службы Ярославу наемные варяги. В исландской пряди (маленькой саге), известной по единственной рукописи конца XIV века, рассказывается о русских приключениях мелкого норвежского конунга Эймунда. В тексте есть следы более ранней редакции, в которой Эймунд, судя по всему, был представлен шведом, а не норвежцем. Эймунд и его побратим Рагнар с большим войском норманнов прибывают к Ярислейву (Ярославу) в Хольмгард (Новгород) вскоре после смерти его отца, ожидая столкновения Ярислейва с его братьями Буриславом, которому достался Кенугард (Киев), и Вартилавом, княжащим в Пальтескье (Полоцке). Побратимы нанимаются на службу к Ярислейву и активно помогают ему в борьбе с Буриславом. После первого столкновения с Буриславом Ярислейву достаются владения брата, затем он успешно защищается от нападения Бурислава, а накануне следующего нападения Эймунд убивает Бурислава при помощи хитрости: он отправляется навстречу приближающемуся войску Бурислава, угадывает место, где конунг установит шатер, пригибает веревкой дуб, стоящий над этим местом, дожидается прихода Бурислава, пробирается в его стан переодетым и привязывает веревку к золотому шару на флюгере шатра конунга, воспользовавшись опьянением его людей. Когда все засыпают, он дает знак перерубить веревку, дуб выпрямляется и срывает шатер, Эймунд нападает на спящих людей и убивает Бурислава, отрубая ему голову. Далее в пряди следует рассказ о службе Эймунда Вартилаву, не имеющий прямых связей с событиями, известными по русским источникам.

Пытаясь сопоставить версии летописи и Эймундовой пряди, исследователи перебрали все возможные и невозможные варианты. Высказывались предположения, что под именем Бурислава скрывается Болеслав, Борис, Святополк вместе с Болеславом. Одни историки видели в описании убийства Бурислава рассказ об убийстве Бориса по поручению Ярослава, а другие, напротив, думали, что в пряди повествуется о гибели Святополка. Никакого достоверного вывода сопоставление не дало.

Как оказалось, ключ к разгадке крылся в одной древней шведской легенде, которую, несомненно, знали и Ярослав, и Ингигерд, и Эймунд. Легенда гласит, что шведский конунг Агни, реальный прототип которого должен был жить за несколько веков до усобицы сыновей Владимира, погиб в результате повешения на золотой гривне: в строфе из поэмы «Перечень Инглингов» конца IX — начала X века норвежского скальда (поэта) Тьодольва из Хвинира образно говорится о том, что женщина по имени Скьяльв подвесила Агни на веревку за золотую гривну, а согласно анонимной латинской «Истории Норвегии», написанной во второй половине XII века, Агни «убила собственными руками его жена, повесив на дереве на золотой цепи». Исландец Снорри Стурлусон, живший в начале XIII века, пересказал историю Агни несколько подробнее в «Саге об Инглингах», первой части своей книги «Круг земной». По словам Снорри, Агни возвращался из удачного похода в Страну финнов, где захватил Скьяльв, дочь убитого им конунга, на которой он хотел жениться. На берегу пролива Стокксунд, на месте современного Стокгольма, Агни разбил шатры под высоким деревом на опушке леса, справил там тризну по убитому им отцу Скьяльв и пьяный лег спать, накрепко навязав на шею свою золотую гривну. По приказу Скьяльв спящего конунга подвесили на дерево при помощи веревки, привязав ее к золотой гривне. Эта гривна досталась Агни от его предка Висбура, род которого был навечно проклят из-за отказа вернуть эту гривну законным владельцам. Колдунья Хульд, наложившая проклятье, предрекла, что «убийство родича будет постоянно совершаться в роду Инглингов».

Как можно видеть, легенда об Агни сочетает в себе уникальные мотивы летописного рассказа об убийстве Бориса и скандинавского сказания о гибели Бурислава: кажущиеся здесь неуместными подробностями золотая гривна слуги Бориса и привязывание веревки к золотому шару на верхушке шатра Бурислава обретают смысл в легенде об Агни. Можно уверенно утверждать, что рассказ об убийстве Бурислава в Эймундовой пряди и описание гибели Бориса в русской летописи восходят к повествованию, обыгрывавшему своим сюжетом древнюю легенду о гибели Агни. Это повествование, несомненно, было посвящено реальному событию — заказному убийству одного из сыновей Владимира. При этом не подлежит сомнению, что в убийстве принимали участие скандинавы, коль скоро об этом говорится в обеих версиях рассказа. Мог ли убитый, названный в скандинавской пряди Буриславом, а в русской летописи Борисом, быть не Борисом, а Святополком? Мог, но это крайне маловероятно. Мог ли убийцей быть Святополк, как говорит летопись? Мог, но это тоже маловероятно, ведь никакими данными о связях Святополка со Скандинавией мы не располагаем. Проще всего совокупность известных нам данных объясняется при помощи следующего предположения: заказ на убийство Бориса поступил от его брата Ярослава Владимировича, прозванного в XIX веке Мудрым. Вопрос же о том, кто приказал убить Глеба и Святослава, остается открытым.  

СОБЫТИЯ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СВЯТОПОЛКА ОКАЯННОГО

СОБЫТИЯ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СВЯТОПОЛКА ОКАЯННОГО

  Князю Святополку довелось родиться в эпоху кардинальных перемен в Киевской Руси, когда страна была впервые ввергнута в княжескую междоусобицу. В той ожесточенной борьбе за первенство победу одержал князь Владимир Святославич.

  Дед Святополка, великий князь Киевский Святослав Игоревич, вынашивал идею создания могущественной русской державы с центром на Дунае. Руси в планах этого блестящего военачальника отводилась роль восточной окраины нового государства. В 971 году Святослав поделил Отечество на три удела между сыновьями Ярополком, Олегом и Владимиром, нарушив тем самым уже сложившееся государственное устройство Киевской Руси. Ни один из новых правителей Русской земли не имел главенства над другими, отчего возникла кровопролитная борьба наследников Святослава зa владение престолом в Киеве — «матери городов русских».

  Святополк был единственным сыном князя Ярополка, красивого, образованного и мягкого характером правителя Киева, но волей судьбы он оказался пасынком жестокого и властолюбивого Владимира Святославича, который не останавливался ни перед чем в своей борьбе за господство на Руси. Воспитанный матерью-христианкой Святополк тяготел к православию, но уже в юном возрасте стал свидетелем учреждения князем Владимиром языческого пантеона, призванного объединить верования людей в равных частях Русской земли. Когда попытка превратить язычество в государственную религию не увенчалась успехом, Владимир провел новую религиозную реформу, в результате которой Киевская Русь приняла христианство по византийскому образцу.

  Женитьба Святополка на дочери польского князя Болеслава из династии Пястов привела его к активному участию в международной политике стран Западной Европы. Святополк стал с интересом относиться к Римской церкви, думая вывести свою удельную Туровскую землю из состава Киевского государства и основать собственное государство. Однако стать самостоятельным правителем ему не удалось. После смерти князя Владимира Святополк попытался захватить власть в Киеве, ради чего совершил многочисленные злодеяния. Побежденный сводным братом Ярославом, он бесславно погиб.

 

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

  1015 г. позже 15 июля Святополк объявил себя великим князем Киевским.

  1015-1019 гг. Междоусобная борьба сыновей Владимира Святославича за киевский стол.

  1015-1016, 1018-1019 гг. Княжение в Киеве Святополка (Окаянного).

  1015 г. 24 июля Убийство на реке Альте подручными Святополка князя Ростовского Бориса Владимировича.

  1015 г. 5 сентября Убийство вблизи Смоленска по приказу Святополка князя Муромского Глеба Владимировича.

  1015 г. осень Убийство в Карпатских горах наемниками Святополка князя Древлянской земли Святослава Владимировича.

  1016 г. Поход новгородского князя Ярослава против Святополка. Победа Ярослава у города Любеча. Бегство князя Святополка в Польшу. Принятие Ярославом Владимировичем великого княжения на Руси.

  1018 г. Поход Святополка и польского князя Болеслава Храброго против великого князя Киевского Ярослава. Поражение войск великого князя Киевского Ярослава на реке Западный Буг. Бегство великого князя Ярослава в Новгород.

  1018 г. 14 августа Взятие Киева объединенным войском Святополка и Болеслава Храброго. Захват Болеславом великокняжеской казны и пленение им матери, сестер и жены Ярослава.

  1019 г. Битва на реке Альте между войсками Ярослава и Святополка. Поражение Святополка. Его бегство и смерть в Богемских горах.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

 Братоубийство

 

 

Князь святополк окаянный

Святополк Окаянный

Святополк I Окаянный

Сергей Мосияш — Святополк Окаянный

Здесь можно скачать бесплатно «Сергей Мосияш — Святополк Окаянный» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Историческая проза, издательство Армада, год 1996.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Святополк Окаянный» читать бесплатно онлайн.

Известный писатель-историк Сергей Павлович Мосияш в своем историческом романе «Святополк Окаянный» по-своему трактует образ главного героя, получившего прозвище «Окаянный» за свои многочисленные преступления.

Увлекательно и достаточно убедительно писатель создает образ честного, но оклеветанного завистниками и летописцами князя.

Это уже не жестокий преступник, а твердый правитель, защищающий киевский престол от посягательств властолюбивых соперников.

Сергей Мосияш

Святополк Окаянный

Энциклопедический словарь Изд. Брокгауза и Ефрона. Т. ХXIX, Спб., 1900.

Совет

ВЯТОПОЛК I ВЛАДИМИРОВИЧ, называемый в летописи Окаянным, — сын Владимира Святого от вдовы брата его Ярополка, родился около 980 г. Отец посадил его в Туров и около 1013 г. женил на дочери польского короля Болеслава.

Вместе с молодой княгиней прибыл в Туров епископ колобрежский Рейнберн, имевший, вероятно, в виду отторжение Русской Церкви от Греческой и подчинение ее Риму. Святополк, недовольный отцом и побужденный женой и Рейнберном, стал подготовлять восстание против Владимира, рассчитывая, очевидно, на помощь тестя, но Владимир узнал о его намерениях и посадил его с женой и Рейнберном в тюрьму.

Незадолго до смерти Владимира Святополк был освобожден и, по-видимому, получил в удел Вышгород, около Киева.

Когда Владимир скончался (1015), окружающие скрыли смерть его от Святополка, который, как старший из находившихся в живых сыновей Владимира, мог претендовать на киевский стол; но Святополк был в это время в Киеве, узнал о смерти отца и тотчас захватил его стол.

Чтобы привлечь внимание киевлян, мало к нему расположенных, Святополк стал раздавать горожанам подарки. Затем он постарался обезопасить себя от притязаний на киевский стол со стороны братьев.

Наиболее опасен для него был Борис, в распоряжении которого была отцовская дружина и киевское ополчение и который пользовался любовью киевлян.

Святополк послал преданных ему вышгородцев убить Бориса; тем же путем отделался он от двух других братьев, Глеба и Святослава.

Такая расправа с родственниками-соперниками хотя и не была исключительным явлением в тот век, но она произвела тяжелое впечатление на современников Святослава, и они дали ему прозвание Окаянного.

Обратите внимание

Весть об избиении Святополком братьев дошла до новгородского князя Ярослава, который, при поддержке новгородцев и варягов, пошел на Святополка войной. Столкновение произошло близ города Любеча. Святополк был разбит и бежал в Польшу, но с помощью своего тестя одержал верх над Ярославом и снова занял Киев (1017).

Болеслав с частью войска оставался некоторое время на Руси, и только когда русские стали избивать поляков, ушел домой, захватив имущество Ярослава и заняв по дороге червенские города.

Между тем Ярослав по настоянию новгородцев снова предпринял поход на Киев. Святополк был разбит, бежал в степь к печенегам и привел их против Ярослава. Сражение произошло на берегу Альты, где был убит Борис. Святополк вновь испытал неудачу, бежал в Польшу и по дороге умер.

ад Киевом занимался новый ясный день. Солнце, поднимавшееся из-за Днепра, ласкало теплыми лучами сосновые бревна крепостных стен, выжимая из них янтарные капли пахучей смолы.

Спозаранку, едва откричали третьи петухи, уж помчались по улицам бирючи[1] и княжьи отроки — выгонять народ на реку креститься в новую веру.

Киевляне, потрясенные вчерашним свержением их кумиров Перуна и Волоса, не очень-то рвались принимать нового Бога, которого, сказывают, и увидеть-то невозможно.

Какой же это Бог, ежели невидим? — рассуждали горожане. То ли дело Перун-батюшка. Стоял посреди города, всем видимый, сущий.

Можно было подойти, и руками потрогать, и попросить о чем-то: чтоб в пути поберег от разбойников, чтоб доброе жито уродилось, чтоб женка парня родила, а то повадилась девок да девок. Перун даром что молчит — слушает. И ведь исполняет желания, ежели хорошо попросишь да на жертву не поскупишься.

Важно

Особливо Перуну нравится, ежели ему барана или петуха заколоть да кровью губы помазать. Тут он все исполнит. Эвон Людота Коваль все сделал так и попросил, чтоб кобыла его жеребенка принесла. Все как есть исполнил Перун. Теперь у Людоты и кобыла и жеребчик — в лета уж входит, скоро объезжать будет.

Взять того же Братилу. Что ни лето — его огород либо скот потопчет, либо бродни[2] повыдергают. А попросил Перуна, и все как рукой сняло. Теперь Братила и с овощем и с зерном.

И вот те на. Великий князь Владимир Святославич воротился из Херсонеса и привез себе другую, никак уже шестую, жену — царевну византийскую и сам в ее веру перешел.

Ну сделал он это сам, куда там, всему народу велит переходить в греческую веру, а кто откажется, на того обещает обрушить свой гнев. Эвон бабка его, княгиня Ольга, приняла греческую веру и никого за собой не тянула. Даже сына Святослава не смогла уговорить.

А этот? Ох, неладно делает, кабы беды какой не случилось. Ведь он руку на самого Перуна поднял. И как не боится?

Вчерась велел свалить бога золотоусого в реку.

Почитай весь Киев сбежался, бабы в рев: «Перунушка, милай, прости — не уберегли-и!» А дружинники княжьи окопали Перуна, веревками обвязали, свалили и, привязав к хвосту конскому, поволокли к Днепру.

Что было-то? Крик, рев, одна старуха упала да руками-те за Перуна имается: «Не отда-ам!» — голосит. Да куда ей, дружинник едва руки не отсек сердешной.

Другая баба кричит. «Перунушка-батюшка, порази ты их, окаянных, ударь их молоньей своей!» Ну и выпросила, один дружинник плеткой-то и ударил ее через лоб: «Не торочь, что не скисло, дура!»

Сбросили Перуна в воду, а он-то все к берегу, к берегу норовит приткнуться. Народ готов ему помочь выбраться, так эти злыдни мордастые к берегу никого не подпускают. А его, сердешного, все баграми, баграми отталкивают. Так и пошли за им, он плывет, а они по бережку — баграми, баграми его. А народу подходить не дают, плетками охаживают. Люди плачут, а им хоть бы что…

Еще по Перуну вой не успел стихнуть, слезы утереть не управились, а уж спозаранку гонят на Днепр всех киевлян. Велено всем-всем быть на крещении, старым и малым, здоровым и больным, ходячим и лежачим. А кто идти не сможет, того велено на закукорках тащить родственникам.

Совет

Дружинники княжьи, которые вместе с князем еще в Корсуне[3] окрестились, носятся по улицам вершнем[4], лазят по дворам, во все клети заглядывают, чтобы кто не утаился от крещения.

Из одной истопки выволокли старика столетнего с белой как снег бородой до пояса, сам идти не может, да и говорить-то уж разучился. Все равно тянут на реку:

— Идем, дед, окрестишься, в царствие небесное попадешь.

Дед иссох, на лист пергаментный походит, легок как пух. На такого-то и одного дружинника довольно. Закинул деда на плечо как мешок и поволок к Днепру.

А у реки по берегу — народа тьма-тьмущая, больше чем на торжище в праздничные дни. Далеко слышен говор толпы над рекой. А по берегу мостки понастроены, в полусотне шагов один от другого, и на каждом мостке священник в ризе позолоченной стоит с крестом и хоругвью, на которой греческий Бог намалеван.

Сам великий князь Владимир Святославич там же, стоит только выше, на крутояре, почти под стенами крепостными. Одет в новый кафтан рытого бархата, изузоренный по оплечью и бортам золотым шитьем. Простоволос, без шапки. Сказывают, что перед греческим Богом мужам в шапках быть не позволено. Это тебе не Перун, пред которым можно было и в шлеме и в бармицах[5] являться, и даже с мечом.

Семейство великого князя, накануне окрещенное в храме, почти все явилось на крепостную стену, идущую вдоль Днепра. Собрались на забороле[6] смотреть на предстоящее великое событие для Киева и всей Русской земли.

Нет только первой жены Оловы, которая давно уже в Новгороде живет со старшим сыном Владимира Вышеславом, посланным туда посадником.

Пришла княгиня Арлогия со своим восьмилетним сыном Святополком. Гордая Рогнеда явилась с сыновьями Ярославом и Изяславом, Мальфрида привела за руку Святослава, последней прибежала запыхавшаяся Адиль в сопровождении своих сыновей Мстислава и Станислава.

— Еще не начали? — спросила Арлогию.

— Нет еще.

— Боялась, опоздаю. Там эти олухи за косу старуху тащили. Пришлось вступиться, вот и задержалась. Изругала их, иссрамила…

— А при чем они, когда великий князь приказал тащить живого и мертвого?

— Но не так же, за косы, ровно печенеги. Мстислав, куда лезешь? Сверзишься со стены-то!

— Ярославу так можно, а мне все нельзя, — обиделся на мать Мстислав.

— Ярослав старше, да и у него своя мать есть, скажет, коли захочет.

Обратите внимание

Но Рогнеда ничего не говорила сыну, а он лез меж зубцами, свешиваясь почти по пояс, да еще и поглядывая на братцев хвастливо: мол, вот как я могу, у вас так не получится.

Но Святополк не отставал от него, тоже высовывался с заборола. Арлогия на всякий случай держала его за сорочку. А Ярослав, видя это, показывал Святополку язык, дразнил: «Трус, трус!»

Князь Святополк Владимирович Окаянный

Новгородский князь Владимир Святославич после убийства брата Ярополка в 978 г. взял себе в наложницы его беременную вдову — гречанку. В 979 г. она родила сына Святополка, которого усыновил теперь уже великий Киевский князь Владимир. Он воспитывал Святополка наравне с другими своими 11 сыновьями и дал ему удел в Турове. Летописцы называют Святополка сыном двух отцов.

В 1013 г. после заключения князем Владимиром мирного договора с Польшей Святополк женился на дочери польского князя Болеслава I Храброго. Есть версия, что для этого союза был выбран Святополк потому, что туровские земли граничили с Польшей.

Подстрекаемый женой и ее духовником, епископом Рейнберном, Святополк стал готовить восстание против своего отца, Киевского князя Владимира, с целью захватить власть. Свою поддержку оказывал и польский князь Болеслав.

Но заговор был раскрыт, и князь Святополк Владимирович вместе с женой и епископом были отправлены в заточение. Примерно в это же время против отца восстал и другой старший сын Владимира, Новгородский князь Ярослав.

Незадолго до смерти Владимира в 1015 г. Святополк был выпущен на свободу, получив в удел Вышгород. Узнав о смерти отчима, князь Святополк Владимирович поспешил в Киев и как старший сын занял престол. Чтобы расположить к себе киевлян, он стал щедро раздавать подарки. Не смотря на это, не лежала душа народа к Святополку, и он знал, что положение его непрочно.

Тогда князь Святополк замыслил истребить всех сыновей Владимира и завладеть их уделами. Сначала посланные им люди убили Бориса на реке Альте в то время, когда он молился, затем у Смоленска убийцы настигли Глеба. Борис и Глеб, любимые сыновья Владимира Святого, отличались необычайной добротой и христианским благочестием. Церковь признала их Святыми.

Затем был убит и Святослав Древлянский. После расправы над родственниками князь Святополк Владимирович получил прозвище «Окаянный».

Узнав об убийстве братьев, Ярослав (в будущем Мудрый) при поддержке новгородцев и варяжских воинов пошел войной на Святополка. Оба войска встретились на Днепре. Ярослав атаковал, когда Святополк пировал со своими воинами, оттеснил его войско к озеру, на котором был еще тонкий лед, и множество воинов Святополка утонуло. Святополк Окаянный бежал в Польшу за помощью тестя.

Важно

При поддержке польских и печенежских воинов в 1017 г. он отвоевал престол, а Ярослав бежал обратно в Новгород. Когда поляки ушли из Киева, Ярослав снова напал на Святополка. В битве на реке Альте Ярослав победил, а князь Святополк Окаянный, раненный, бежал в Польшу и по дороге, всеми покинутый, в 1019 г. умер.

По мнению некоторых исследователей, Святополк назван Окаянным незаслуженно, т.к. рассказ об убийстве Бориса и Глеба вставлен в летопись намного позднее. По некоторым данным Борис погибает в междоусобной войне с Ярославом. Варяги-наемники, убив Бориса, принесли его голову Ярославу.

О гибели Святослава Древлянского, как и о нем самом, нам ничего не известно, кроме того факта, что он был убит возле горы Угорской. А ведь у него была дружина, способная защитить своего князя, в то время как у Святополка ее не было.

ПОМОГЛО? ЛАЙКНИ!

Святополк. Окаянная жертва?

6 августа День памяти первых российских святых великомучеников князей Бориса и Глеба, убитых своим старшим братом Святополком, прозванным позднее Окаянным.

Действительно ли Святополк убил своих братьев, либо он лишь жертва в кровавом плане Ярослава Мудрого? На эти и многие другие вопросы ответит эксперт по истории Русской Православной Церкви Алексей СВЕТОЗАРСКИЙ.

Мероприятие проводится в рамках проекта “Осторожно, история!”, организованного агентством “РИА Новости”, радиостанцией “Эхо Москвы” и газетой “Известия”.

Вступительное слово: Здравствуйте, мои уважаемые респонденты. Спасибо вам за ваши вопросы. Я очень рад, что эти исторические события, связанные с именами святых благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба вызвали столь живой интерес.

Дело в том, что Борис и Глеб это не только первые русские святые, об этом мы еще поговорим, но и подвигоположники, явившие такой уникальный образ святости как страстотерпчество, характерные для традиции русского благочестия.

А сейчас давайте приступим к вопросам.

Андрей, Москва: Почему Святополк бежал в Польшу? Почему польский король поддержал его и помог изгнаннику вернуть киевский престол?

Алексей Светозарский: Дело в том, что Святополк вынужден был бежать в Польшу, поскольку столкнулся с весьма активными действиями Ярослава, который как знамя поднял имена убитых Святополком братьев и начал борьбу за киевский престол под лозунгом священной мести.

Именно поэтому Святополк, потерпев поражение в битве под Любичем, должен был бежать в Польшу, где получил поддержку Болеслава Храброго, польского короля, который был его тестем.

Болеслав чрезвычайно активный политик, боровшийся за Чехию с германским императором, воевавший в свое время с князем Владимиром, не преминул воспользоваться ситуацией, тем более что для этого у него были все основания (помощь близкому родственнику).

Совет

Болеслав насылал печенегов на Киев, и от этого набега Ярослав еле отбился. Затем Ярослав в союзе с императором Генрихом Вторым выступил к польской границе, но потерпел неудачу.

В 1017 году Болеслав захватил Киев, а Ярослав должен был с поспешностью отступить. Поляки, немцы, венгры и печенеги, оказавшись в Киеве, вызвали недовольство киевлян своим поведением, в городе началось восстание и Болеслав ушел.

Возможно, восстание спровоцировал Святополк, тяготившейся затянувшимся пребыванием тестя в Киеве. После этого удача от Святополка отвернулась, он был разбит на реке Альте в 1019 году. И затем бежал.

По разным источникам он либо умер от ран в Бресте, либо был убит варягом Эймундом из дружины Ярослава, либо, как считает наша древняя летопись (“Повесть временных лет”), погиб злой смертью где-то между Польшей и Богемией.

Владимир, Москва: В школе каждый для себя извлекает уроки из истории. Какой урок мы можем извлечь из истории со Святополком Окаянным?

Алексей Светозарский: Урок из истории со Святополком Окаянным извлекли уже наши предки. Образы убитых им князей, покровителей княжеского рода, святых сродников в течение многих лет служил светлым идеалом евангельского отношения к политике. Но не только.

Русские князья воспринимали их как своих особых молитвенников. Достаточно вспомнить явление Бориса и Глеба Пелгусию накануне битвы Александра Невского со шведами. Подвиг Бориса и Глеба осветил существовавший порядок государственного устройства, основанный на родовых началах.

А пример Святополка Окаянного (подобного библейскому братоубийце Каину) стал предостережением для других князей.

Почитание Бориса и Глеба стало объединяющим началом для наших предков, переживавших период феодальной раздробленности, их мощи являлись общерусской святыней, в то время как большинство подвижников того времени почиталось лишь местно, в отдельных областях и княжествах.

Светлана, Москва: Откуда появилась уверенность что Бориса и Глеба убил Святополк, очень многие историки приходят ко мнению, что это сделал Ярослав Мудрый.

Алексей Светозарский: Исходя из исторических источников, не могу согласиться с предположением о том, что Бориса и Глеба убили по инициативе Ярослава Мудрого.

Для этого нет решительно никаких оснований.

Более того, Сергей Михайлович Соловьев не без оснований утверждает, что на тот момент Ярослав был крайне заинтересован в том, чтобы Борис остался в живых и активно действовал против Святополка.

Обратите внимание

Напомню, что перед смертью Владимира Ярослав находился с ним в затяжном конфликте. А после смерти отца столкнулся с очень сильным соперником в лице Святополка. Поэтому, естественно, что он надеялся на длительную борьбу Бориса со Святополком.

Марина, Москва: К сожалению, я впервые услышала это имя – Святополк. Скажите, почему так мало внимания учителя уделяют истории древней Руси, и чем бы это изучение пошло нам на пользу?

Алексей Светозарский: На мой взгляд, действительно в школьном курсе русской истории изучению Древней Руси уделяется не так много внимания и времени.

Но, полагаю, что здесь многое зависит от личности учителя, не случайно многие из нас, проходившие историю в средней школе еще в советские времена, когда изучению русской истории, и в том числе истории Древней Руси, до монгольского периода, уделялось совсем немного места, тем не менее знают эту поучительную историю о первых русских святых и о их коварном убийце.

Несомненно, согласен с Вами, что более подробное изучение истории домонгольского периода пошло нам на пользу, поскольку цивилизация Киевской Руси явилась основой цивилизации трех братских православных восточно-славянских народов – русского, украинского и белорусского, и тех народов, которые связали с ними свою историческую судьбу. Именно в этот период сформировались основы нашего менталитета и многие архетипы национального сознания.

Владислав, Москва: Святополку и Ярославу была выгодна смерть их братьев Бориса и Глеба? Почему тогда большую вину взваливают на Святополка?

Алексей Светозарский: Дело в том, что согласно историческим источникам, именно Святополк осуществил братоубийственный замысел. Несомненно, святой Борис был очень сильным конкурентом для Ярослава. Но обстоятельства сложились так, что Ярослав выступил мстителем за братьев в соответствии с понятиями о родовой мести, характерными для того времени.

Юрий, Москва: Братоубийственные распри были характерны для Руси? Прослеживается ли здесь некая тенденция?

Алексей Светозарский: Братоубийственные распри были характерны, конечно, не только для Древней Руси.

Можно предположить, что Святополк вполне мог руководствоваться примером соседей – своего тестя Борислава Храброго, который изгнал из Польши своих младших братьев, а одного родича даже ослепил, и Борислава Рыжего, в Богемии оскопившего своего брата и пытавшегося убить другого брата. Борьба за власть между князьями-братьями или близкими родственниками (дядя-племянник, отец-сын) была характерной для периода феодальной раздробленности.

Но важно отметить другое. На Руси грех небратолюбия всегда осуждался церковью и народным сознанием. Эта мысль особенно подчеркивается в таком замечательном произведении древнерусской литературы как “Чтение о Борисе и Глебе”, автором которого является Нестор летописец.

Эта мысль постоянно присутствует в общественном сознании, и пример Бориса и Глеба, отказавшихся от междуусобной борьбы ради своих христианских убеждений, играет здесь не последнюю роль.

Более того, наши предки из числа людей книжных воспринимали Батыево нашествие как наказание, посланное свыше именно за княжеские усобицы.

Важно

Важно отметить еще один момент – в те времена государственное единство только складывалось, поэтому жители других областей, представляющие собой противоборствующую сторону, воспринимались почти как иностранцы. Таковыми в глазах южан были новгородцы, а в глазах новгородцев – киевляне. В этом, несомненно, ощущалось влияние родового строя.

Олег, Москва: Почему в одних источниках Святополка называют сыном Ярополка, в других – сыном Владимира?

Алексей Светозарский: Вопрос отцовства Святополка затрагивается лишь в одном летописном фрагменте, где проклятый братоубийца для усугубления негативной характеристики именуется сыном двух отцов. Но это скорее риторический прием.

Дело в том, что мать Святополка, гречанка по происхождению, была вдовой Ярополка, неудачливого соперника Владимира, и последним была взята в жены, после того как брат-соперник, то есть Ярополк, проиграл.

От этого брака Владимира с вдовой Ярополка и родился Святополк.

Михаил: Какова роль Святополка в истории? Как вы считаете, является ли он характерным властителем периода феодальной раздробленности?

Алексей Светозарский: Полагаю, что Святополк представил собой негативный пример правителя, переступающего через нравственные заповеди на пути к престолу. К сожалению, подобные явления были не редки.

Но по контрасту с действительно светлыми образами Бориса и Глеба Святополк выглядит особенно негативно.

Свою роль сыграло и то, что трагические события развернулись в особый период нашей истории – на заре начала христианства среди первого, второго поколения русских христиан, осмыслявших события современности через призму нового евангельского учения.

Несомненно, в данной системе координат Святополк и должен был получить самую негативную оценку, о чем ясно свидетельствует его прозвище – Окаянный, подобный Каину.

Конечно, в какой-то мере его действия характерны, также как и действия многих других властителей периода феодальной раздробленности. Но в борьбе за престол он идет дальше многих, предполагая уничтожить всех потенциальных соперников.

Совет

Напомним, что Святополк явился виновником гибели еще одного брата – Святослава, бежавшего из своего удела и погибшего где-то в районе Карпат.

Александр, Москва: Как Вы относитесь к версии, согласно которой в смерти Бориса на самом деле виноват не Святополк Окаянный, а Ярослав Мудрый, позже замаскировавший своё участие в убийстве? Смерть братьев была ему даже более выгодна, чем Святополку. И еще одно.

Профессор Санкт-Петербургского университета Осип Сенковский, переведя на русский язык “Сагу об Эймунде” (“Эймундова прядь”), обнаружил там, что варяг Эймунд (который и убил Бориса по русской версии) вместе с дружиной был нанят Ярославом Мудрым.

В саге рассказывается, как конунг Ярислейф (Ярослав) сражается с конунгом Бурислейфом (Борисом), причём в саге Бурислейфа лишают жизни варяги по распоряжению Ярислейфа.

Одни исследователи предполагают под именем “Бурислейфа” Бориса, другие — польского короля Болеслава, которого сага путает с его союзником Святополком).

Алексей Светозарский: Я бы не стал доверять такому жанру, как сага. Все-таки это произведение особого рода, тем более что и сам автор вопроса отмечает здесь очевидные противоречия.

В качестве аналога приведу в пример изложение истории крещения князя Владимира в другой византийской саге – Саге об Олафе, которая существенно отличается от вариантов, приведенных в русских и зарубежных источниках (западноевропейских, византийских и арабских).

И еще одна аналогия.

Обращение к устному народному творчеству в плане изучения русской истории привело бы к тому, что мы с вами изучали бы историю князя Владимира и его эпохи, например, по русскому богатырскому эпосу, который содержит немало забавных анахронизмов, не замечаемых народным сознанием, но очевидных для историка. Например, князь Владимир сражается с татаро-монголами и так далее.

Светлана, Москва: Когда и, главное, почему Борис и Глеб стали первыми русскими святыми и небесными помощниками русских князей? В чем проявилась их святость? Ведь они погибли не защищая христианство и убиты были христианами, а не язычниками. К этому времени уже было достаточно русских князей погибших в битвах с “погаными”, а их почему то не “произвели” в святые.

Алексей Светозарский: Борис и Глеб не мученики, пострадавшие за Христа, хотя их таковыми именовали. Но страстотерпцы, поставившие следование заповедям Евангелия выше всех земных интересов, в том числе и политических.

Это высочайший идеал, его носителей всегда бывает немного.

Это очень чутко почувствовали наши предки, которые вскоре после страдальческой кончины братьев стали почитать их как святых, что привело к достаточно скорой канонизации (или в 20-е годы 11 века, или в 1072 году).

Обратите внимание

Еще один важный момент – критерием канонизации явился не только их самоотверженный поступок, но и многочисленные чудеса, совершившиеся у их святых мощей и зафиксированные современниками.

В те времена именно наличие чудес являлось основным критерием для прославления в лике святых.

По причине отсутствия чудес очень долго не канонизировали князя Владимира, княгиню Ольгу, святого Исайю Ростовского и некоторых других подвижников, отличавшихся праведной жизнью и имевших несомненные заслуги перед церковью и христианским народом.

Из примеров страстотерпцев можно привести уникальный случай со святым Михаилом Черниговским, осознанно отказавшемся выполнять ритуальные действия в ставке Батыя.

Таких людей было немного, большинство русских князей принимало (вынуждено было принимать) основанный на языческих суевериях этикет в ставке монгольских ханов.

Но, тем не менее, каждый из них понимал, что в идеале по-настоящему поступил лишь Михаил.

Из истории княжеской святости известны также случаи жертвенного служения (именно жертвенность, а не факт гибели на поле брани или в ставке врага считался критерием святости), таких князей как Михаил Тверской, Георгий Владимирский, Василько Ростовский и другие. Но это уже другая эпоха, хотя, несомненно, память о Борисе и Глебе сыграла в этом определенную роль.

Завершающее слово: Выражаю благодарность всем своим заочным собеседникам, благодаря которым я вновь обратился к этой давней и поучительной истории, произошедшей на заре нашей национальной истории и в начале истории нашей святости. Спасибо.

Источник: РИА Новости

Князь Святополк Владимирович: почему он стал «Окаянным»

В 1019 году в пустынной местности «между ляхи и чехи» брела странная процессия.

Воины несли на носилках разбитого параличом человека, который стенал, рычал, как зверь, и все время твердил: «Дальше, дальше идите! Гонятся за мною!» Когда он, наконец, умер, его в этой же дикой пустыне и закопали. От могилы его еще долго исходил зловонный дым.

Таким страшным был, если верить Повести временных лет, конец жизни одного из первых Рюриковичей, великого князя киевского Святополка Владимировича, прозванного Окаянным. Как же заслужил он свое прозвище и жуткую кончину?

Сын двух отцов

Святополк был третьим сыном князя Владимира Красное Солнышко. Владимир, как известно, до принятия христианства был весьма женолюбив, имел несколько жен и еще больше наложниц.

Матерью Святополка была гречанка («грекыня»), которую брат Владимира Ярополк захватил в одном из военных походов и сделал своей женой, пленившись ее красотой. До брака с Ярополком эта гречанка была даже, по некоторым сведениям, монахиней. Женой Ярополка она пробыла недолго.

Когда между братьями началась междоусобица, Владимир захватил Киев и вместе с другими трофеями взял и «грекыню», которая в то время была уже беременна от Ярополка. Так считают, поскольку за Святополком закрепилось прозвище «сын двух отцов». Он появился на свет около 979 года. При крещении ему дали имя Петр.

Важно

По всей вероятности, Владимир считал Святополка своим сыном. Во всяком случае, он ничем не выделял его среди других своих сыновей и дал город Туров на княжение.

Впрочем, у историков есть основания считать, что Святополк все же пытался противопоставить себя другим детям Владимира. Так, в годы своего княжения в Киеве Святополк успел отчеканить монеты с изображением свой княжеской тамги (родового знака). Тамгу он избрал такую же, какая была у Ярополка, а вовсе не ту, что у имелась Владимирова.

Убийца Бориса и Глеба

Еще при жизни великого князя Владимира Святославича Святополк принимал участие в интригах и раздорах киевского двора.

Вроде бы по наущению своей жены-полячки, дочери короля Болеслава Храброго он затеял отвратить русский народ от православия византийского образца и завести латинский обряд.

Так это или нет, но незадолго до смерти Владимира Святополк вместе с женой оказался в Киеве в заточении, куда его отправил отец. Однако возможно причиной отцовской немилости были вовсе не религиозные разногласия.

Владимир, как пишут летописи, очень любил своего сына Бориса и именно его хотел сделать наследником в обход старших братьев. Святополка пришлось «устранить» именно по этой причине, чтобы не вмешивался. Примерно в то же самое время против Владимира взбунтовался и другой его сын, Ярослав, правивший в Новгороде.

После смерти Владимира в 1015 год, Святополк оказывается на свободе. Он легко занимает престол, его поддерживают знать и народ. Именно в этот период он и успел начеканить монеты с изображением тамги Ярополка.

И тогда же были убиты младшие братья Святополка Борис и Глеб. Борис был тогда взрослым опытным воином, Глеб – 15-летним юношей.

Повесть временных лет и «Житие Бориса и Глеба» повествуют о мрачных подробностях этих убийств. Борис был убит на реке Альт, куда его отправил перед кончиной отец, чтобы дать отпор кочевникам. Бориса предупреждали о том, что Святополк замыслил его убить, однако тот не пытался сопротивляться, а заявил о своей покорности старшему брату и смиренно молился в шатре в ожидании убийц.

Совет

В отношении Глеба история выглядит еще драматичнее: Святополк вызвал его к себе из Мурома, где тот княжил, и выслал убийц навстречу. Они встретили Глеба на полдороге и зарезали.

Далее, как сообщает летописная повесть, начался целый ряд междоусобиц, в которых победил Ярослав. Он изгнал Святополка за пределы страны, где тот, парализованный и лишившийся рассудка, нашел свою страшную кончину. Бориса и Глеба по инициативе Ярослава канонизировали и признали святыми мучениками.

При этом мученичество братьев носило специфический, очень характерный именно для Руси характер: они пострадали не за веру, а за покорность старшему в роду.

На православную веру Бориса и Глеба не покушался никто, но Ярослав позаботился о том, чтобы из истории Бориса и Глеба все поколения русских князей могли почерпнуть нравственный урок: каков бы ни был тиран и злодей старший брат, а Бог велит его слушаться, почитать и не затевать распрей.

Не наговор ли это?

Прозвище «Окаянный» закрепилось за Святополком навеки. Однако многие историки полагают, что князь Святополк его не заслужил.

Борис и Глеб, как следует из текста летописи, неоднократно и публично заявляли о своей покорности старшему брату и нежелании с ним бороться.

Зачем же Святополку убивать их? А вот Ярослав, который в момент смерти Владимира находился в Новгороде, очень желал занять великокняжеский престол.

И на пути у него стояли Святополк – по праву старшинства — и Борис — именно его отец желал видеть своим наследником. Так кому была выгодна смерть Бориса?

Кроме того, есть скандинавская сага об Эймунде, в которой повествуется о борьбе конунгов Ярислейфа и Бурислейфа. Чтобы убить Бурислейфа, Ярислейф нанимает варягов и побеждает.

Имя Ярислейф легко интерпретируется как «Ярослав», а Бурислейфа многие читают как «Борис».

Впрочем, это вполне может быть и имя польского короля Болеслава Храброго, и речь в таком случае идет о борьбе с польским тестем.

И, наконец, в пользу невиновности Святополка говорит тот факт, что имя его осталось в списке имен, которые киевские князья давали своим детям. Если бы он действительно был виноват в гибели Бориса и Глеба, то вряд ли Рюриковичи стали бы нарекать своих детей Святополками.

Как бы то ни было, невиновность Святополка не более чем гипотеза. Свидетельства в ее пользу носят исключительно косвенный характер, а единственный письменный источник – Повесть временных лет – прямо и недвусмысленно обвиняет в этом преступлении Святополка. Так что он, безусловно, остается одним из самых отрицательных персонажей ранней русской истории.

Князь тьмы — Святополк окаянный: биография, интересные факты

Древнерусская летопись дала Святополку прозвище Окаянный. Он убил своих братьев, отдал стольный город Киев полякам, позволил угнать в рабство своих бояр и народ, был жестоким и слабым правителем. Но так ли это было? Скандинавские саги описывают Святополка совсем по другому.

Святополка летописцы называют «сыном двух отцов» и для этого есть основания. В древние времена семейные отношения у людей складывались весьма оригинально.

Его отчим, князь Владимир Креститель, убил своего брата Ярополка ради власти в Киеве, а потом женился на его жене, которая уже была беременна. Родившегося мальчика Владимир принял, и любил даже больше чем родных сыновей.

Обратите внимание

Во княжение он отдал ему Турово-Пинскую область, второй по значимости регион на Руси. А помимо этого, женил на дочери польского короля Болеслава.

Вот только старания отчима Святополк не оценил. Он ненавидел человека, убившего родного отца. Он принял латинскую веру и попытался устроить переворот. Ничего путного из этого не вышло. Вместе с женой и латинским епископом, оказался заключен в тюрьме.

Чтобы не злить короля Болеслава, Владимир всё таки выпустил сына, правда былой любви уже не было. И быть может от разочарования, а может от распутной жизни или вообще кто то помог, но князь Владимир вскоре умер, так и не назвав приемника.

Святополк, старший и любимый сын, муж польской принцессы, принял титул великого князя, а остальные сыновья Владимира ему поклонились.

С этого момента, на исторической сцене появляется один из сыновей Владимира Ярослав, в последствии названный Мудрым. Всё это время Ярослав правил далеким Новгородом и мечтал когда нибудь занять отцовское место.

Хитростью он переубивал всех своих братьев и пошел войной на оставшегося в одиночестве Святополка. Сразу победить не удалось. Ведь Святополк был зятем польского короля. Поляки заняли Киев для защиты князя, но вели себя из рук вон плохо.

Грабили, насиловали, всячески насаждали местным. Тогда Святополк разрешил киявлянам убивать поляков при самозащите. Полякам сразу стало неуютно и они покинули город. А вместе с ними ушли народ и киевские бояре. Святополк остался в пустом городе.

Вроде и корона есть, а править уже не кем. Народ за приглашение невоспитанных иноземцев, Святополка ненавидел.

Важно

Таким образом, Ярослав стал великим князем. А Святополк куда то исчез. Летописи утверждают что он умер в Чехии.

Так почему же Святополка, так опорочили в истории, ведь он, по существу, хотел как лучше, и вообще от других князей сильно не отличался.

Дело тут в Ярославе Мудром. Он заставил монахов переписать историю, в которой все грехи скидывал на Святополка. Дескать это он всех братьев убил, Киев полякам отдал, а ещё православную веру предал. В этой новой истории, Ярослав казался героем и спасителем. Наверное, это и есть княжеская мудрость.

Святополк Окаянный — братоубийца на престоле

Владимир Святославич начинал свою княжескую «карьеру» как коварный, мстительный язычник, но впоследствии, утвердившись во власти, сумел сделать столько полезного для Руси, что память о нем осталась как о Красном Солнышке. Не таков был его наследник – народ назвал его Окаянным. За какие же «подвиги» наградили русичи преемника Владимира столь нелестным именем на века?

Как Святополк пришел к власти

После кончины Владимира престол должен был достаться либо Борису, либо Глебу – какому-нибудь из любимых сыновей Владимира. Но кроме любимых детей, был у великого князя усыновленный племянник – Святополк. Именно его отца убил Владимир перед тем, как занять киевский престол.

Святополк, конечно, не мог испытывать к отчиму дружеских чувств. Да и Владимир отвечал ему взаимностью, правда, старался сделать для племянника все, что мог. Святополк полагал, что имеет право стать великим князем – вместо родного отца, погубленного Владимиром. И он начал действовать, едва только объявили о кончине Владимира Святославича.

Святополк решил уничтожить всех возможных конкурентов. Первой его жертвой стал Борис. Будучи в Киеве, Святополк одним из первых узнал о смерти главы государства и подослал к Борису наемных убийц.

Борису сообщили верные люди, что на него готовится покушение, но он не стал выступать против брата. Он верил: распрей не будет, Святополк станет теперь всем братьям вместо отца. Но он жестоко ошибся. Четыре наемника оборвали его жизнь во время молитвы.

Киевляне считали, что Борис мог бы стать добрым, справедливым правителем: он отличался спокойным нравом, обладал мудростью и храбростью.

Следующей жертвой Святополка стал второй брат, Глеб. Он находился в Муроме и еще ничего не знал о кончине отца. Святополк обманул его, отправив гонца с известием, что Владимир болен и хочет его видеть. Глеб вышел с небольшим отрядом, но по дороге его встретили посланцы еще одного брата, Ярослава, которые и рассказали правду.

Совет

Глеб не успел оплакать отца и брата: он тоже был убит. Следующий из братьев, Святослав, услышав о злодеяниях Святополка, решил бежать в Венгрию. Однако рука убийцы настигла его.

Так Святополк оказался на престоле. Щедрой рукой он раздавал дары киевлянам, но народ относился к нему враждебно.

Нашествие поляков

Теперь у Святополка остался лишь один серьезный противник – Ярослав, который находился в Новгороде. Ярослав был в растерянности: он только что расправился с новгородцами, которые подняли бунт против варягов, служивших в княжеской дружине. Варяги эти чинили беспорядки в городе, грабили мирных жителей.

Ярославу нужна была поддержка, ведь он понимал, что Святополк рано или поздно доберется и до него. Но он настроил жителей Новгорода против себя, а потому не мог рассчитывать на их помощь. Однако ему все же пришлось пойти на риск: он собрал новгородцев и поведал им о злодействах Святополка.

Новгородцы были так потрясены, что решили помочь Ярославу в борьбе против кровожадного брата.

Ярослав с новгородцами выступили в поход, одолели Святополка, и тот бежал в Польшу. Казалось бы, угроза миновала. Новым великим князем стал Ярослав, который начал понемногу вникать в государственные дела. Но тут новое бедствие обрушилось на Русь: польский король Болеслав Храбрый, поддерживаемый Святополком, выступил в поход на Киевскую Русь.

Болеслав брал города один за другим. Он был опытным воином и талантливым стратегом, поэтому это удавалось ему без больших потерь. Ярослав укрылся в Новгороде. Не зная, что ему делать, будущий князь Ярослав Мудрый намеревался бросить все и бежать к варягам. Он не надеялся, что сумеет справиться с поляками, и уже пришел в отчаяние.

Но ему помогли новгородские бояре, не желавшие видеть чужеземца на великокняжеском престоле и питавшие отвращение к братоубийце Святополку. Они собрали деньги и войско, а Ярослав нанял дружину из варягов, и все вместе они выступили против поляков и Святополка.

Обратите внимание

Тем временем Болеслав, заняв Киев, стал вести себя как единоличный правитель, что не понравилось Святополку. И этот последний, действуя в своих «лучших традициях», принялся через верных людей уничтожать находившихся в Киеве поляков.

Раздор в стане противника сыграл на руку Ярославу. Братья сошлись в бою на том самом месте, где убийцы, подосланные Святополком, оборвали жизнь князя Бориса. После долгого боя Святополк обратился в бегство. Удача отвернулась от Святополка окончательно: он вдруг заболел, был обездвижен. Дружинники сумели доставить его в Богемские пустынные земли, где он и умер.

Конец правления Святополка Окаянного

Что сделал Святополк для Руси? Никаких славных деяний не совершил он за свою жизнь. Наоборот, лишь убийства, причем коварные, совершенные руками наемников, помнит народ. Только раздоры и боль принес он родной земле. Сжигаемый лишь жаждой власти и мести сыновьям Владимира, он отдал на поругание и разграбление иноземцам русские города.

Бесславным изгнанием и смертью на чужбине закончилось короткое правление Святополка Окаянного.

В 1015 году в Киевской Руси вспыхнула новая междоусбоная война. Причиной тому стала смерть великого князя Владимира.

После себя он оставил двенадцать детей, которые и начали делить между собой великокняжеский престол. Первым свои права на власть объявил приемный сын Владимира – Святополк.

Быстро воспользовавшись предоставленным ему случаем, он самостоятельно собрал киевское вече и назвал себя правителем Киевской Руси.

Убийство Бориса и Глеба

В это время в Киев возвращался из похода князь Борис со своей дружиной. На реке Альт ему сообщили печальные известия о смерти его отца и о том, что брат его захватил власть в Киеве.

Дружина, которой руководил Борис, состоявшая, главным образом, из старых воинов Владимира, предложила молодому князю силой отобрать власть. Воспитание и братские чувства не позволили молодому человеку обнажить оружие на старшего брата.

Такое поведение молодого князя было воспринято, как малодушие и трусость, поэтому большая часть дружины Бориса отправилась в Киев служить тамошнему князю.

Обратите внимание

Святополк тем временем отправился в Ижгород, чтобы лично убедиться в преданности тамошних бояр. Не веря простым словам, он потребовал от бояр в качестве доказательства их преданности принести ему голову Бориса.

Бояре согласились и отправились на реку Альт, где стоял стан Бориса. Молодой князь молился в своем шатре. Убийцы дождались, пока он уснет, и убили его. Тело завернули в простыни и отправили Святополку.

Так Борис был убит собственным братом.

Святополк Окаянный продолжал свои злодеяния. После убийства Бориса, он отправил гонцов в Муром, которым правил другой его брат — Глеб. Гонцы передали князю весть о том, что Владимир тяжело болен, и хочет видеть своего сына.

Обман сработал, и Глеб с малым войском отправился в Киев. Святополк велел организовать засаду и умертвить своего брата. Недалеко от Смоленска Глеб со своей дружиной был остановлен посланниками Ярослава, которые сообщили ему весть о смерти отца и предательстве брата.

Глеб оплакивал отца. В это время его окружили убийцы. Малая дружина не смогла спасти князя, его убил собственный повар, в надежде угодить киевскому правителю. Убийство Бориса и Глеба было подлым шагом, а сами братья позже были причислены православной церковью к лику святых.

Самого же Святополка народ за эти злодеяния окрестил «окаянный».

Новые злодеяния

Древлянский князь Святослав, узнав о случившемся, пришел в отчаяние. Не видя возможности противостоять Святополку, он решил бежать в Венгерское государство. Однако, Святополк предвидел это и его войско уже выдвинулось во владение Святослава.

Вблизи Карпат они догнали князя и, как свидетельствуют летописцы, жестоко убили его. Так, Святополк окаянный, как народ начал называть его, умертвил уже трех своих братьев. Он не чувствовал за собой вины, но знал, что народ его может не простить.

Поэтому он часто собирал людей и раздавал им деньги, меха и одежды, пытаясь купить их уважение.

Противостояние Святополка и Ярослава

В 1016 году Ярослав отправился наказать брата. Впервые они встретились возле города Любеч. Силы были равны, Святополк окаянный нанял для войны половцев. Однако, Ярослав, грамотный тактик, нанес поражение своему брату и въехал победителем в Киев. Святослав же бежал в Польшу и просил помощи у местного короля Болеслава.

Польский король согласился предоставить свое войско и лично отправился в военный поход на Киев. У реки Буга Ярослав со своим войском встретил неприятеля. Поляки, войско которых состояло главным образом из немецких и венгерских наемников, храбро сражались и нанесли руссим поражение. С небольшой горсткой солдат Ярославу удалось добраться до Новгорода.

Оттуда молодой князь хотел отправиться в Швецию, дабы там найти соратников в борьбе с Болеславом и Святополком. Новгородцы отговорили его от бегства. Одновременно с этим Болеслав со своим войском подошел к Киеву. Сопротивлялся город недолго и 14 августа 1018 года киевляне сдались.

Важно

Болеслав, король Польши, въехал в Киев, чтобы провозгласить Святополка новым князем Киевским.

Польский король, находя задачу решенной, отпустил по домам все наемное войско. Поляки же из его дружины были расквартированы по южным городам.

Не знал еще Болеслав о коварстве и предательстве своего «ставленника», который боясь за посягательство поляков на свой престол, тайно отдал приказ убить всех воинов, с которыми пришел польский король. Резня была ужасной.

Практически все навемное польское воиско было уничтожено, только Болеславу удалось спастись бегством.

В это время Ярослав собрал новое войско и отправился с ним в Киев. Святополк Окаянный не верил в преданность киевлян, а союзного войска поляков у него уже не было.

Это вынудило его бежать к половцам, среди которых он и завербовал свою новую армию, с которой и отправился на Русь. Два войска сошлись на реке Альт в 1019 году, на том самом месте, где убийцы, подговоренные коварным Святополком, убили князя Бориса.

В ходе битвы Святополк был вынужден отступить, но был настигнут одним из варяг, который и доставил его голову Ярославу.

СВЯТОПОЛК I ОКАЯННЫЙ Годы жизни: около 979 – 1019

Годы правления: 1015-1016, 1018-1019

Святополк Владимирович (при крещении ему дано имя – Пётр). В древнерусской историографии известен, как Святополк Окаянный. Князь туровский (с 988 года). Правитель Киевской Руси (1015—1016гг., 1018—1019гг.).

Его мать была по происхождению гречанка, вдова киевского князя Ярополка Святославича. Летопись говорит, что когда Владимир убил Ярополка и взял ее в наложницы, она уже была беременна. Таким образом, отцом Святополка был Ярополк.

Совет

Несмотря на эти обстоятельства Владимир дал Святополку удел в Турове, считая его своим законным сыном.

Летописцы называют Святополка сыном «от двою отцю» (двух отцов) и намекают на дальнейшую роковую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает»

Отцы Святополка Владимировича Окаянного

Версия о рождении Святополка от двух отцов даёт основание предполагать, что он был рожден спустя 7-9 месяцев после вступления князя Владимира в июне 978 года в Киев, в соответствии с этим год рождения Святополка — начало 979-го.

Некоторые историки  продолжают считать происхождение Святополка дискуссионным. Так, выводы Г.Котельщика основаны на изображении тамги (знака родовой принадлежности, который передавался по наследству) на монетах Святополка. Он пишет, что князь Святополк сам декларировал своё происхождение от Ярополка. Толкование княжеских тамг очень спорная вещь.

Двузубец изображался и на тамге Мстислава Владимировича. Если версия Г.Котельщика верна, то это является доказательством  желания Святополка отделиться от Владимира и его сыновей. Есть сведения, что в 1018г. Святополком былы взяты в наложницы мачеха и сестры Ярослава, что является едва допустимым, если бы он считал себя сыном именно князя Владимира.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry). Она родилась в  третьем браке с Эмгильдой (между 991-1001 гг.), а умерла после 14 августа 1018 года. Большинство историков считают, что брак Святополка был последствием мира, который заключили с Польшей после неудачного похода Болеслава.

Но есть и другая версия. Владимир  выбрал Святополка на роль кандидата для бракосочетания с польской принцессой  потому, что туровские земли, где был престол Святополка, граничили с Польшей.

Вместе с юной княгиней прибыл в Туров и ее духовник, епископ Рейнберн, который символизировал своим прибытием отторжение русской церкви от греческой и подчинение ее Риму.

В начале XI в. Святополк,  недовольный отцом и подстрекаемый женой и епископом, стал вести подготовку восстания против князя Владимира, заручившись поддержкой тестя. Но заговор был раскрыт, и Владимир посадил его с женой и Рейнберном в тюрьму.

Причиной ареста князя Святополка скорее всего было намерение Владимира завещать своему любимому сыну Борису престол.

Примечателен и тот факт, что новгородский князь Ярослав, другой старший сын Владимира, тоже восстал против отца в тот же временной период.

Годы правления Святополка Окаянного

Незадолго до смерти Владимира 15 июля 1015 года Святополк был освобожден и получил в удел Вышгород, около Киева.

Окружающие скрыли смерть отчима от Святополка, который, по старшинству, мог претендовать на киевский престол, но Святополк был в это время в Киеве, и узнав важную для себя новость, принял быстрые меры к тому, чтобы занять место Владимира.

Святополк стал раздавать горожанам подарки с целью привлечения симпатии киевлян. Летописцы писали, что киевляне принимали подарки, но сердца их не лежали к новому князю.

Обратите внимание

В Киеве Святополк выпустил сребреники (историкам известно 50 таких монет), которые похожи на сребреники князя Владимира. На лицевой стороне находилось изображение князя с надписью: «Святополк на столе [престоле]».

На обратной стороне: княжеская тамга в виде двузубца, на левом конце которого находился крест, и надпись: «А се его серебро».

Существовали и монеты, на которых Святополк значится под своим христианским именем Петор  или Петрос.

Все ожидали действий со стороны Бориса, любимого сына Владимира, которому принадлежала многочисленная дружина отца.

Но в виду того, что незадолго до своей кончины Владимир послал Бориса против печенегов, войско находилось вдали от Киева. Святополк понимал неустойчивость своего положения.

Поэтому, помимо подкупов киевлян и бояр, он выбрал другое средство для укрепления власти — убийство братьев.

Почему Святополк «Окаянный»

В течение 1015 года по его приказу были убиты три сводных брата — Борис (убит на реке Альта вышгородцами), муромский князь Глеб (убит по дороге в Киев) и древлянский Святослав (при побеге от преследователей в Венгрию, был убит в Карпатских горах). В Повести временных лет Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, которые причислены к лику святых, как невинно убиенные. После произошедших расправ над родственниками  Святополку было дано прозвище «Окаянный».

По мнению некоторых исследователей, прозвище «Окаянный» Святополк получил  незаслуженно, потому что рассказ об убийствах Бориса и Глеба был вставлен в летопись позднее.

Также, в  хронике Титмара Мерзебургского говорится, что Святополк бежал в Польшу, и  в ней нет упоминаний о княжении Святополка на киевском престоле. Однако этому противоречит существование монет Святополка.

Важно

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов  и новгородцев  в 1016 году пошел войной на Святополка. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом.

Войска встретились на Днепре при Листвене. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шел пир Святополка с дружиной. Войска Святополка Окаянного были разгромлены и брошены в реку.

Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и призвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 г. при поддержке печенежских  и польских  войск они двинулись походом на Киев. Встреча дружин произошла  на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в г.Новгород.

Киевский престол стал принадлежать снова Святополку. Чтобы не содержать войска своего тестя Болеслава, которые были поставлены  в русских городах, он изгнал поляков.

Вместе с Болеславом Храбрым ушло и большинство киевских бояр.

Менее,  чем через год, будучи лишен военной силы, князь Святополк Окаянный вынужден был бежать из Киева от Ярослава, который пришел с варягами.

Битва на берегу реки Альты, на том самом месте, где был убит Борис, стала решающей. Святополк получил рану, от которой и умер. Летописцы писали: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Всеми покинутый, он умер в 1019 году по дороге где-то между Польшей и Чехией в каком-то пустынном месте.

Святополк I | Encyclopedia.com

(ок. 980–1019), великий князь Киевский, сменивший Владимира Святославича, христианизатора Руси.

Личность отца Святополка неизвестна. Около 980 года, после того как Владимир убил своего сводного брата Ярополка, он переспал с греческой женой Ярополка, бывшей монахиней, и она родила Святополка. Летописец объясняет, что из-за того, что он родился в результате прелюбодеяния, Святополк («Проклятый», под которым он стал известен) был заклеймен на всю оставшуюся жизнь.Тем не менее Владимир относился к нему как к своему сыну. По-видимому, до 988 года он отдал Святополку город Туров. Находясь там, Святополк установил дружеские отношения с поляками и около 1013 года женился на дочери Болеслава I и принял латинское христианство. Позже он с поляками заговорил против Владимира, и тот посадил его в тюрьму. После смерти Владимира в 1015 году Святополк, якобы его старший выживший сын, подкупил киевлян, чтобы те приняли его своим князем, хотя многие предпочли его сводного брата Бориса, возможно, в соответствии с желанием Владимира.Поскольку преемственность Святополка была оспорена, он начал ожесточенную кампанию по искоренению своих единокровных братьев, которые представляли угрозу его правлению. Таким образом он убил Бориса, Глеба и Святослава. Однако в 1016 году Ярослав Новгородский и его варяги разбили Святополка и его печенегов под Любечем. Святополк бежал к полякам, где к нему присоединился Болеслав I. вместе они изгнали Ярослава из Киева в июле 1018 года. В 1019 году, после ухода царя, Ярослав напал на Святополка и победил его. Когда Святополк бежал, его разум и сила подвели его, и он умер где-то между польскими и чешскими землями.

См. Также: великий князь; киевская русь; владимира, ул .; Ярослав владимирович

библиография

Димник, Мартин. (1996). «Наследование и наследование на Руси до 1054 года». Средневековые исследования 58: 87–117.

Франклин, Саймон и Шепард, Джонатан. (1996). Возникновение Руси 750–1200 гг. Лондон: Лонгман.

Мартин Димник

Проклятый принц. Проклятый князь Святополк владимирович. Ярослав Мудрый и Святополк Проклятый

Туровский князь (988-1015) и великий князь Киевский (1015-1019) Святополк Владимирович, известный в древнерусской историографии как Святополк Проклятый, родился около 979 года.При крещении ему было присвоено имя Петр.

Святополк — сын Ярополка Святославича, мать его Юлия была греческой монахиней. Как гласит летопись, в свое время Святослав привел ее в плен и отдал Ярополку.

Летописец сообщает, что после убийства своего брата Ярополка князь Владимир Святославич женился на своей вдове, которая уже была беременна Ярополком. Вскоре она родила сына Святополка, которого Владимир вырастил вместе со своими детьми. Поэтому в одних источниках Святополк именуется сыном Ярополка, в других — сыном Владимира.

Около 988 года Владимир передал Святополку удел в Турове.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго. Вместе с молодой княгиней приехал Туров и ее духовник епископ Рейнберн, явно намеревавшийся оторвать Русскую Церковь от Константинополя и подчинить ее Риму.

Святополк, недовольный Владимиром и подстрекаемый женой и епископом, начал готовить восстание против князя Владимира, заручившись поддержкой своего тестя.Но заговор был раскрыт, и Владимир заточил Святополка с женой и Рейнберна.

Владимир умер в 1015 году, когда готовился к походу на Новгород против другого мятежного сына Ярослава. Князь не успел распорядиться о наследнике, и поэтому Святополк был освобожден и без труда занял престол.

В «Повести временных лет» Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, причисленных к лику святых невиновных убитых.Первым делом Святополк решил расправиться с фаворитом Владимира ростовским князем Борисом, в распоряжении которого находилась великокняжеская дружина. Святополк отправил к Борису верных людей. Во время утрени убийцы пробрались к шатру князя и закололи его копьями. Раненого, но живого Бориса привезли в Святополк и там его зарубили мечом. Тогда Святополк отправил к Глебу Муромскому гонцов, пригласив его в гости к якобы тяжелобольному отцу, о смерти которого Глеб еще не знал.По дороге на Глеба напали наемные убийцы, посланные Святополком, и один из людей Глеба, повар по имени Торчин, по команде злодеев зарезал своего хозяина. Третий брат, Святослав Древлянский, узнав о гибели Бориса и Глеба, бежал в Венгрию, но по дороге его настигли люди Святополка и тоже убили.

После расправ над родственниками Святополк получил от современников прозвище «Проклятый».

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов и новгородцев пошел войной на Святополка в 1016 году.Между Святополком и Ярославом началась борьба за власть. Войска встретились на Днепре у Листвени. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шло пир Святополка со свитой. Войска Святополка Проклятого были разбиты и брошены в реку. Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и позвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 г. при поддержке печенежских и польских войск они выступили на Киев.Слет дружин произошел на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в Новгород.

Киевский престол снова стал принадлежать Святополку. Чтобы не поддерживать войска тестя Болеслава, дислоцированные в городах России, он изгнал поляков. Вместе с Болеславом Храбрым уехала большая часть киевских бояр.

Между тем, на собранные новгородцами деньги, Ярослав нанял у варягов новое войско и пошел в Киев. Оставшись без военной силы, Святополк бежал к другим союзникам — печенегам.Там он собрал новую армию и двинулся в Россию. В 1019 году Ярослав встретил его на реке Альте, недалеко от места гибели Бориса. Печенежское войско было разбито, а сам Святополк тяжело ранен. Он сбежал в Польшу, затем в Чехию.

Летописцы писали: «… и когда его кости расслабляются, они не могут поседеть, их возят на носилках». Покинутый всеми, он умер в 1019 году на дороге где-то между Польшей и Чехией.

Знает много случаев братоубийства.Тот же Владимир, отец (а по некоторым данным — дядя) Святополка, убил своего брата Ярополка, причем даже в тот момент, когда его жена была на сносе, а прозвище было Красное Солнце.

Свою приставку к имени Святополк получил, вероятно, из-за количества убитых его братьев. Их было трое: Борис, Глеб и Святослав.

Первые правители Руси

Князь Святополк, по некоторым данным, был не сыном Владимира I, а племянником, так как Красно Солнышко сразу женился на вдове убитого Ярополка, гречанке Юлии, а она уже была неся еще одно братоубийство.Собственно, Святополк имел все права на киевский престол и как Владимирович, потому что он был старшим сыном после смерти Вышеслава, и как Ярополкович, потому что он был законным сыном законного киевского правителя. Все это были первые русские правители, с которых началась история России. Святополк был правнуком Рюрика, правнуком Игоря и Ольги, внуком Святослава, сына или племянника Владимира. Под их началом Россия стала, крестилась, с ними росла вера и умножалась земля.

Заслуженный префикс имени

Конечно, не все из них были братоубийцами. Судя по летописям и историческим источникам, у современников остались теплые воспоминания о Борисе и Глебе. Учитывая невинную смерть и высокие духовные качества, братья-страстотерпцы были канонизированы, и они стали первыми русскими святыми. Их кровь остановила мятеж в России. Почему их убил Святополк Владимирович Проклятый? Почему это так назвали? Почему не причислен к лику святых Святослав, тоже павший от руки проклятых?

Термин «проклятый» в Древней Руси имеет следующие синонимы: злой и грешный, отвергнутый церковью и проклятый.То есть, если Святополку дали такое прозвище, и он «прославился» вместе с ним на века, значит, его преступления переполнили чашу человеческого терпения. Святополк Владимирович Окаянный не прожил и 40 лет (979 г.р., умер в 1019 г.), правил Киевской Русью около года и остался в памяти людей как убийца братьев.

Незнакомец

Он был воспитан Владимиром как собственный сын и получил княжение в Турове, столице Туровского княжества, расположенной на территории современной Беларуси.Позже Красно Солнышко отдал ему древлянские земли и Пинск, то есть, как мы видим, нисколько не обидел.

Князь Туровский Святополк на этом престоле был первым представителем рода Рюриковичей и правил здесь с 988 года. Сам Святополк называл себя сыном Ярополка. Его происхождение отражено в названии. Все остальные сыновья Владимира Крестителя имеют в своих именах корень «слава» в честь деда Святослава: Изяслав и Вышеслав, Ярослав и Мстислав.А в имени Святополк первый слог указывает на то, что дед действительно был Святославом Игоревичем, а отцом был Ярополк. Абсолютно точных данных нет, а мать не всегда указывается гречанкой (иногда говорят о чешке, которая была первой женой Владимира). В «Повести временных лет» он описан как сын двух отцов и назван «злым плодом».

Католическая жена

Так или иначе, но все действия героя нашего повествования говорят о том, что он не любил ни самого Владимира, ни его братьев и сестер.Так, в 1018 году Святополк Владимирович Проклятый взял в заложники сестер и мачеху, то есть следующую жену Владимира, и его брата Ярослава, прозванного впоследствии Мудрым. Кроме того, в 1015 году он женился на польской принцессе, дочери Болеслава I Храброго. У молодой женщины был духовный наставник — епископ Кольберг Рейнбурн, и все вместе они мечтали подчинить Россию католическому Риму. Для этого нужно было свергнуть Владимира, который к тому же однажды убил отца Святополка.Но заговор раскрыл греческий священнослужитель Анастас Корсунянин, который в то время был де-факто лидером Русской православной церкви.

Достижение цели

Святополк Владимирович Окаянный с женой и ее наставником были брошены в тюрьму. Можете представить, какое зло он вышел оттуда после смерти Владимира 15 июля 1015 года. Никого из братьев не было в Киеве, Святополк беспрепятственно занимает престол и становится Великим. Он не узнавал всех своих родственников, но яростно ненавидел любимца отца — Бориса.Киевляне его поддержали. О том, как Проклятый мечтал о власти, можно судить по тому, что, просидев на престоле всего год, он успел выпустить собственную валюту — серебряные монеты с круговой надписью вокруг портрета: «Святополк на столе».

Циничный убийца

В том же году он убивает трех братьев (считая их не родственниками, а сводными братьями) — ростовского князя Бориса, любимца армии и народа, муромского князя Глеба и древлянского Святослава.Борис и Глеб отличались набожностью и простой человеческой порядочностью.

Они не прислушались к уговорам своего ближайшего окружения и откликнулись на ложный призыв Святополка к примирению. Глеб, не знавший о смерти отца, был вызван Святополком от имени Владимира. Более того, Борис и Глеб признали власть нового киевского князя безоговорочно и пообещали почтить его, как почитали своего отца. Бориса Проклятого убили с особой жестокостью.Святослав хотел бежать в Венгрию, но убийцы настигли его и там. Возможно, из-за того, что он сопротивлялся и не присягнул Святополку, церковь не канонизировала его.

Проклятый злодей

Святополк Владимирович Проклятый, не раздумывая ни минуты, убил бы Ярослава, но при первой встрече в Любече на Днепре его войска разбили его, и Ярослав занял Киев.

Но Проклятый, бежавший к тестю, вернулся вместе с ним и польскими войсками, которые под предводительством Болеслава I Храброго нанесли поражение новгородцам на Буге.Святополк снова занял киевский престол. Но этому человеку явно не хватало каких-то положительных качеств, в том числе элементарной благодарности: он выгнал польские войска из Киева, чтобы не ставить их на пайки.

Зло наказано

Вернувшись с варягами, Ярослав окончательно разгромил всех союзников Святополка (на этот раз печенегов) на реке Альте, недалеко от того места, где Святополк Владимирович Проклятый убил своего брата Глеба. Его краткая биография содержит факты заговоров, предательств, убийств и др… ничего бы не сделали, как его отец Владимир Креститель и его брат Ярослав Мудрый, во славу земли Русской. Нет точной информации о том, когда, где и как он умер. Ходят легенды, что, спасаясь бегством с поля боя, братоубийца сошёл с ума и умер где-то в безлюдном месте на границе Польши и Чехии.

Неподтвержденные варианты

Есть версии, что Святополк был согласен, и что он не имел никакого отношения к убийству братьев Бориса и Глеба, мол, это работа Ярослава, который открыто выступил против своего отца.

Перед смертью Владимир готовился к походу в Новгород, чтобы усмирить непокорного сына, который даже не мечтал о киевском престоле, учитывая присутствие старших братьев. А Ярослав был очень амбициозным. Кроме того, именем этого Святополка продолжали называться княжеские дети, при этом существовал четкий набор родовых княжеских имен, из которых «плохие» исключались. Кстати, в скандинавской «Саге об Эдмунде» именно Ярослав указан как убийца Бориса.Однако трудно представить, что Ярослав был на плече в те дни, в отсутствие средств массовой информации, чтобы совершить убийство трех братьев и так успешно переложить вину на Святополка, которого уже несколько сотен лет считают виновником убийства. проклятый убийца Бориса и Глеба, ставший после смерти небесными защитниками Отечества.

Князь Святополк Изяславич (крещенный Михаил) — один из представителей уже разветвленной династии Руруковичей, которые к XI веку втянули Россию в серию социальных и экономических потрясений.Они были вызваны в первую очередь постоянными распрями и междоусобицами на бытовой арене. Дело еще не дошло до полной раздробленности усилиями отдельных князей. Однако правители некоторых княжеств, возможно, сделали все для этого. Причина: династия Рюриковичей сильно разрослась. Кроме того, расцвет отдельных земель привел к продвижению на политическую арену многих городов, которые несколько веков назад были заброшенными деревнями. Владение Киевом уже не было таким значительным событием, как раньше.Теперь внутриполитическая борьба велась за другие родовые города — Чернигов, Полоцк, Владимир-Волынский, Ростов. В это тяжелое время жил Святополк Изяславич. Давайте взглянем на его генеалогическое древо.

Родословная Святополка II

Князь Святополк II родился в 1050 году. До сих пор неизвестно, кто его мать. Большинство историков склоняются к мнению, что это была Гертруда, дочь польского короля. Некоторые утверждают, что мать Святополка была наложницей его отца, киевского князя Изяслава Ярославича.Как бы то ни было, но при жизни никто не оспаривал благородство его крови. Между всеми Рюриковичами была политическая рознь, в которую был вовлечен и князь Святополк Изяславич.

Его отец Изяслав был средним сыном Ярослава Мудрого и Ирины, получивших это имя при крещении. Ее настоящее имя — Ингегерда, дочь шведского короля. Во времена правления Ярослава Мудрого это не было редкостью. Почти все европейские династии хотели родиться с Россией.Это вполне понятно: христианство еще не было официально разделено на католицизм и православие, Россия переживала период наибольшего расцвета, была верным союзником одного из могущественных и богатых государств того времени — Византии.

При жизни отца Изяслава, 19-летний Святополк был отправлен на княжение в Полоцк в 1069 году.

После смерти Ярослава Мудрого начинаются периоды постоянных смут и войн. Это еще не период «феодальных войн», поскольку феодальной раздробленности как таковой еще не было.Однако предпосылки для этого, связанные с династическими кризисами, расцветом удельных княжеств, уже появились.

Правление Святополка Изяславича в Киеве

Святополк правил в Киеве с 1093 по 1113 год после смерти своего дяди — отца Владимира Мономаха — Всеволода. Это время можно назвать непростым для Матери городов русских. Сами киевляне хотели видеть своим правителем «более авторитетного» Владимира Мономаха. Однако, судя по историческим источникам, он «захотел подчиниться» древним обычаям предков и по праву уступил Киев Святополку.Фактически такой щедрый жест говорит потомкам о заметном снижении статуса Киева как крупнейшего экономического и политического центра России. Это указывает на непрерывный процесс феодальной раздробленности. Только сильный лидер — Владимир Мономах и его сын Мстислав — понимая внешнюю опасность распада государства, не позволяли княжествам изолироваться друг от друга. Остальные князья в конце 11 века не прочь поступить так.

В этот период мало кто из князей запомнился выдающимися реформами во внутренней политике. Это особенность сложившихся обстоятельств, а не личные качества самих правителей. Даже такая выдающаяся личность, как Владимир Мономах, могла бы сделать гораздо больше, если бы родился немного раньше.

11-12 вв. — это объективный период упадка, связанный со многими факторами. Человек, даже самый выдающийся, мало что может сделать в такой ситуации.Святополк Изяславич запомнился в истории в связи с некоторыми внешнеполитическими событиями, раздорами на внутренней арене. Он также был одним из организаторов княжеских съездов, которые в это время активно проводились в России. Он был другом и союзником Мономаха, но никогда не получал народной славы и любви.

Нашествие половцев

Узнав о гибели Всеволода в Киеве в 1093 году, половцы решили совершить набег на Русь.Исторические источники винят в этом самого Святополка, жестоко обращавшегося с прибывшими половецкими послами. Однако причины такого поведения князя вызывают вопросы. Неизвестно, что ему сказали половецкие посланцы, но они оказались в тюрьме. Я хотел бы провести историческую параллель с персидским посольством спартанцам, которые хотят «землю и воду». Царь Леонид бросил послов в колодец. Возможно, половецкие послы требовали чего-то подобного от нового киевского князя.Началась война.

У Владимира и Святополка возникли разногласия. Мономах предлагал переговоры, Святополк Изяславич и киевляне хотели войны. Их трудно упрекнуть, так как половцы уже напали на верных союзников торков, а также сожгли окрестности Киева. Мономах хоть и был противником войны, но выступил вместе с киевским князем.

Битва на берегу Стугны

Берег реки Стугны был второй границей Киева.Именно здесь дислоцировались российские войска. Слева стоял Владимир, справа — Святополк, в центре — третий союзник Ростислав Всеволодович. Главным недостатком всех русских княжеских войск в то время было отсутствие единого командования. Каждый руководил своим отрядом. Ни один из князей не имел права отдавать приказы и приказы всей армии. Перед боем была выработана общая тактика, которая сводилась только к решению вопроса о том, кто и где будет находиться. Впервые единоначалие и тактику ведения боя с большим войском применил Дмитрий Донской, устроив засадный полк в кустах.Именно это стало для Мамая полной неожиданностью. Но случилось это почти 300 лет спустя. В 11-12 веках каждый из князей сам решал, когда ему отступить, когда атаковать. Часто это заканчивалось полным поражением всей армии. Так случилось и на этот раз. Зная слабое место русских, половцы побеждали князей одного за другим.

Сначала напали на Святополка, обратив его в бегство, затем на Владимира. Последний отправился к Ростиславу, который, спасаясь бегством, утонул в реке в тяжелой кольчуге.

Второе поражение России. Осада Киева

После поражения князь Владимир уехал в свою безопасную вотчину — Чернигов. Святополк Изяславич остался наедине с внешним врагом. Ростислав Влеволодович утонул при отступлении. Похоронен в Киеве, рядом с отцом.

Половцы, разгромив русское войско, разделились. Часть осадила Торческ, который затем сдался. Вторая часть пришла в Киев.

23 июля 1093 г. произошло еще одно сражение под Киевом.Видимо, сам князь понимал свою бесполезность, поскольку источники обвиняют его в трусости и нежелании воевать. Под влиянием киевлян он все же решил воевать. Битва завершилась вторым поражением россиян.

Мир и брак

После этого Святополку пришлось помириться и жениться на дочери половецкого хана Тугоркана. Судя по всему, на этом настаивали послы в Киеве еще до войны. Женитьба русских христианских князей, супругами которых раньше были только известные европейские принцессы, на «грязной» половецкой женщине, пусть и ханской, является явно вынужденным шагом.Это событие можно сравнить с тем, что некогда князь и язычник Владимир, впоследствии названный святым, заставил византийского императора отдать свою дочь Анну жене. Цель таких браков — политическое влияние и престиж. Для половецкого хана родство с киевским князем было равносильно тому, как для русских несколько веков назад родство с византийским императором.

После этих событий войны с половцами не прекратились. Однако их характер стал напоминать междоусобицы.Бои перестали отличаться жестокостью, постоянно велись переговоры, противники соглашались мирно. О настоящей жестокости степняков Россия узнает позже, во время нашествия монголо-татар.

Любечский съезд

Съезд князей в 1097 г. в Любече явился результатом разгрома русских войск от половцев. Князья решили, что противостоять внешней опасности может только одна сила. На съезде, организованном Владимиром и Святополком, было решено вместе защищаться от врагов.Чтобы избежать междоусобиц, князья решили оставить все земли и города в вотчинах тем правителям, которые владели ими на момент съезда. Фактически он закрепил право князей на постоянное владение, что не могло не сказаться на грядущей раздробленности.

Нарушение присяги и новый съезд в Витечеве

Именно Святополк стал первым сообщником, нарушившим присягу, данную в Любече. С его согласия и при непосредственном участии князь Давид Игоревич в Киеве ослепил своего политического оппонента Василько и отвез его во Владимир.

После этих событий Святополк был вынужден встать на сторону Владимира Мономаха и пойти войной против Владимира-Волынского против Давида. Результатом этой кампании станет присоединение Владимира-Волынского к Киеву. Решение было принято на съезде 1100 г. в Витичевске.

Смерть Святополка Изяславича

Святополк умер в 1113 году. От жены хана Тугоркана у него было два сына: Брячислав и Изяслав. Кроме них от первого брака у него родился сын Ярослав.После смерти Святополка Изяславича Владимир Мономах все же стал править в Киеве. Это время до сих пор считается периодом единой Киевской Руси. Официальная дата фрагментации — 1132 год — смерть Мстислава, сына Мономаха.

Святополк — отрицательный персонаж в истории?

Святополк Изяславич, годы правления которого приходились на неблагоприятное время войн с половцами и начала междоусобиц, упоминается в источниках и современных учебниках отрицательно.Это заслужено? Этот вопрос до сих пор остается без ответа. Верный соратник Мономаха, ему все же удалось получить отрицательную оценку. Возможно, Святополк и есть тот исторический персонаж, на которого можно было «повесить» все ошибки Мономаха, а все заслуги приписывались только Владимиру Всеволодовичу.

После убийства своего брата Ярополка новгородский князь Владимир женится на беременной вдове своего брата, греческой монахине, которую отец из Византии привез ему в подарок. В 979 году она рожает сына Святополка, которого Владимир Святославич усыновляет и воспитывает наравне с другими одиннадцатью сыновьями (причем Святополку он передает в наследство в Туре).Исследователи и историки очень часто называют Святополка «сыном двух отцов».

После того, как Владимир заключил перемирие с Польшей в 1013 году, Святополк женился на дочери Болеслава Первого Храброго (правившего в то время в Польше). Исследователи жизни Святополка утверждают, что он был выбран для этой цели потому, что его земля граничила с Польшей, а не потому, что он не был родным сыном.

Поощряемый женой, а также ее духовным наставником епископом Рейнберном, Святополк начал готовить восстание против князя Владимира, преследуя одну цель — полный захват власти отца.Кроме того, Святополк и Болеслав поддержали. Заговор был раскрыт, а самих заговорщиков отправили в тюрьму. В это же время другой сын Владимира, князь Ярослав, готовил заговор против своего отца.

Перед смертью Владимира в 1015 году Святополк был освобожден и передан ему в удел Вышгорода. Как только весть о смерти Владимира дошла до Святополка, он немедленно прибыл в Киев и занял престол. Для повышения собственного авторитета он раздавал жителям подарки.

После этого князь Святополк решил истребить всех сыновей Владимира, чтобы захватить их земли. Так его люди убили молитву на реке Борис, а затем настигли Глеба под Смоленском, после чего погиб и Святослав Древлянский. За расправу над родственниками Святополк получил в народе прозвище «Проклятый».

Узнав о братоубийстве, Ярослав (впоследствии Мудрый), заручившись поддержкой варяжских воинов и новгородцев, отправился к Святополку.После битвы обеих армий на Днепре Святополк Проклятый бежал к тестю в Польшу.

В 1017 году, собрав войско из печенегов и поляка, он отвоевал престол, и Ярослав отступил в Новгород. Как только поляки покинули город, Ярослав снова напал на Святополка. Раненый в битве на реке Альте, Проклятый бежал в Польшу, но по дороге скончался, брошенный его подчиненными.

Некоторые исследователи считают, что нет оснований называть Святополка Проклятым, так как, по некоторым данным, его братья умерли позже не от руки и не по приказу Святополка.

В 1019 году странная процессия бродила по пустынной местности «между поляками и чехами». Солдаты несли на носилках парализованного человека, который стонал, рычал, как животное, и твердил: «Дальше, вперед! За мной гонятся! «Когда он окончательно умер, его похоронили в той же дикой пустыне. Из могилы долго исходил зловонный дым. Так страшен был, по« Повести временных лет », конец жизни одного из первых Рюриковичей. Великий князь Киевский Святополк Владимирович по прозвищу Проклятый.Чем он заслужил свое прозвище и ужасную смерть?

Сын двух отцов

Святополк был третьим сыном князя Владимира Красного Солнышко. Владимир, как известно, до принятия христианства был очень женственным, имел несколько жен и даже больше наложниц. Матерью Святополка была гречанка («гречанка»), которую брат Владимира Ярополк захватил в один из военных походов и сделал своей женой, очарованную ее красотой. До замужества с Ярополком эта гречанка даже была, по некоторым данным, монахиней.Она недолго оставалась женой Ярополка. Когда между братьями началась междоусобица, Владимир захватил Киев и вместе с другими трофеями забрал «Грекиню», которая на тот момент уже была беременна Ярополком. Так они думают, поскольку Святополк получил прозвище «сын двух отцов». Он родился около 979 года. При крещении ему дали имя Петр. По всей видимости, Владимир считал Святополка своим сыном. Во всяком случае, он ничем не отличал его от других своих сыновей и отдал в княжение город Туров.

Однако историки имеют основания полагать, что Святополк все же пытался противопоставить себя другим детям Владимира. Так, Святополк за годы своего правления в Киеве успел чеканить монеты с изображением своей княжеской тамги (родового знака). Он выбрал тамгу такую ​​же, как у Ярополка, а вовсе не ту, что была у Владимирова.

Убийца Бориса и Глеба

Еще при жизни великого князя Владимира Святославича Святополк участвовал в интригах и раздорах Киевского двора.Похоже, что по наущению своей польской жены, дочери короля Болеслава Храброго, он начал отворачивать русский народ от византийского православия и вводить латинский обряд. Так или иначе, незадолго до смерти Владимир Святополк вместе с женой оказался в плену в Киеве, куда его отправил отец. Однако, возможно, причина отцовской немилости вовсе не в религиозных различиях. Владимир, как пишут летописи, очень любил своего сына Бориса и хотел сделать его наследником, минуя старших братьев.Именно по этой причине Святополка пришлось «устранить», чтобы не мешать. Примерно в то же время против Владимира восстал другой его сын, Ярослав, правивший в Новгороде.

После смерти Владимира в 1015 году Святополк находится на свободе. Он легко занимает престол, его поддерживает знать и народ. Именно в этот период ему удалось чеканить монеты с изображением тамги Ярополка.

А потом были убиты младшие братья Святополка Борис и Глеб.Борис тогда был взрослым опытным воином, Глеб — 15-летним юношей.

Повесть временных лет и жизнь Бориса и Глеба рассказывают о мрачных подробностях этих убийств. Борис был убит на реке Альт, куда отец послал его перед смертью, чтобы дать отпор кочевникам. Бориса предупредили, что Святополк собирается убить его, но он не стал сопротивляться, а заявил о своем послушании старшему брату и смиренно молился в палатке в ожидании убийц.

В отношении Глеба история выглядит еще драматичнее: Святополк вызвал его из Мурома, где он правил, и послал убийц ему навстречу.Они встретили Глеба на полпути и зарезали его.

Далее, по летописи, началась целая череда междоусобиц, в которых Ярослав победил. Он выгнал Святополка из страны, где он, парализованный и потерявший рассудок, застал свою страшную смерть. Борис и Глеб по инициативе Ярослава были канонизированы и признаны святыми мучениками. В то же время мученичество братьев имело специфический характер, очень характерный для России: они страдали не за свою веру, а за послушание старцу в семье.Никто не посягал на православную веру Бориса и Глеба, но Ярослав позаботился о том, чтобы все поколения русских князей могли извлечь моральный урок из истории Бориса и Глеба: каким бы тираном и злодеем ни был старший брат, но Бог велит ему подчиняться, уважать и не заводить вражду.

Это клевета?

Прозвище «Проклятый» закрепилось за Святополком навсегда. Однако многие историки считают, что князь Святополк этого не заслужил.

Борис и Глеб, как следует из текста летописи, неоднократно и публично заявляли о своем послушании старшему брату и нежелании бороться с ним.Зачем Святополку их убивать? Но Ярослав, находившийся на момент смерти Владимира в Новгороде, очень хотел занять великокняжеский престол. А на его пути стояли Святополк — по старшинству — и Борис — это его отец хотел стать его наследником. Так кому была выгодна смерть Бориса?

Кроме того, существует скандинавская сага об Эймунде, повествующая о борьбе королей Яреслейф и Бурислейф. Чтобы убить Бурислейфа, Ярислейф нанимает варягов и побеждает. Имя Ярислейф легко интерпретируется как «Ярослав», а Бурислейф многие читают как «Борис».Однако вполне может быть имя польского короля Болеслава Храброго, и в данном случае речь идет о борьбе с польским тестем.

И, наконец, в пользу невиновности Святополка говорит то, что его имя осталось в списке имен, которые киевские князья давали своим детям. Если он действительно виноват в гибели Бориса и Глеба, то вряд ли Рюриковичи назовут своих детей Святополком.

Как бы то ни было, невиновность Святополка — не более чем гипотеза.Доказательства в ее пользу исключительно косвенные, а единственный письменный источник — Повесть временных лет — прямо и недвусмысленно обвиняет Святополка в этом преступлении. Так что он, безусловно, остается одним из самых отрицательных персонажей ранней русской истории.

Святополк Проклятый — Мистические сказки. Древние славяне — Мистический сайт

Святополк Проклятый — великий князь Киевский (1015-19), сын Ярополка, усыновленный Владимиром. По официальной версии, еще при жизни князя Владимира Святополк готовил против него заговор, желая снять его с престола.Однако Святополку удалось захватить власть над Киевом только после смерти Владимира, убив трех его сыновей — Бориса, Глеба и Святослава. Против Святополка выступил новгородский князь Ярослав Мудрый, снявший с киевского престола «чрезмерно властолюбивого князя».

Известно, что самые первые русские летописи были отредактированы в соответствии с личным желанием правителей России. Неужели Святополк виноват в зверской гибели всех трех сыновей Владимира? Известно, что в день смерти князя Владимира Святополк (в то время князь Туровский) находился в Киеве.Так как там были муромские князья Глеб — его отец, как и Борис, был с ним. Глеба после смерти отца — может, ему и двадцати не было — тут же оттеснил 35-летний сводный брат Святополк.

Узнав, что великий князь скончался, Святополк немедленно входит в княжеский дворец. Первое, что он пытается сделать, — это заручиться поддержкой горожан. Князь приглашает в Киев известных людей и, желая привлечь их на свою сторону, раздает богатые подарки.

Между тем Борис Владимирович подходил к Киеву, не встретив печенегов в степи, он возвращался с войском домой — из Переяславля не более трех дней пути. И когда Святополку сообщили, что он находится недалеко от столицы, новоиспеченный великий князь, бросив все, бежал из города.

Утвердившись на киевском столе, Борис вскоре начинает войну со своим братом, новгородским князем Ярославом. Инициатива исходила от новгородского князя: теперь он старший, и большой стол по праву вроде бы принадлежит ему.

Ярослав подвел под стены Киева 40-тысячное новгородское ополчение и еще тысячу профессиональных варяжских воинов. Два войска — Киевское и Новгородское — встретились на Днепре, недалеко от Любеча. Три недели, по другим данным — три месяца, соперники не решались атаковать друг друга. Наконец, решился новгородский князь. Ночью, переходя реку, он внезапно напал. Армия Бориса потерпела поражение. Произошло это осенью 1015 г. или, что более вероятно, весной следующего.

Потерпев поражение, Борис Владимирович отправился в Ростов.

В следующем, 1017 году, Борис, собрав новое войско, снова идет в Киев против своего старшего брата. Только огромным напряжением сил Ярославу удалось выбить войско Бориса из города, а затем разбить его.

Борис Владимирович, снова потерпев поражение, на этот раз не вернулся в Ростов, а ушел к печенегам или другим кочевникам. Как он туда попал: вчера враги, сегодня & ndash; союзники? Но удивляться этому вряд ли стоит.Будущие святые братья родили Владимиру жену — Волжского Булгара. Возможно, чтобы укрепить свое положение, Борис намеревался воспользоваться услугами своих родственников по материнской линии и повести тюркскую орду на Киев.

Вскоре, вероятно, в том же 1017 году Борис снова уходит к Ярославу. Но на этот раз до боя дело не дошло. По некоторым данным, во время внезапного нападения Бориса убили варяжские наемники, сделав это — с ведома князя — они принесли его голову Ярославу.

Святополк виновен (возможно!) В гибели не трех, а одного брата — Глеба: Борис погибает в междоусобной войне с Ярославом.

Летом 1018 года Святополк со своим тестем Болеславом Храбрым, к тому времени закончившим войну с германским императором, выступили против киевского князя. 22 июля Ярослав Владимирович потерпел поражение на реке Бут, на Волыни. А в середине августа союзники уже вошли в российскую столицу.

Таким образом, снова, спустя три года, Святополк утвердился на великокняжеском столе.Но и на этот раз ему не пришлось долго править. Между ним и Болеславом вскоре произошел серьезный конфликт. Не без ведома Святополка поляки, расквартированные в ближайших деревнях, начали уничтожать. И польский князь, взяв добычу, через короткое время покинул Киев. В качестве компенсации он взял с собой восемь дочерей Владимира Святославича. Под властью Польши «Чарвенские Грады»

Ярослав после поражения при Буте пытался бежать в Скандинавию — он зять короля Швеции.Однако новгородцы не позволили ему этого: рубили корабли, на которых он собирался плыть. Затем он нанимает варягов — возможно, контракт со старыми наемниками был продлен — и вскоре князь снова совершает поход на Святополка. На этот раз Ярослав без боя берет Киев. Святополк, потеряв поддержку поляков, не решился вступить в бой. В следующем году он предпринимает еще одну попытку — последнюю — захватить киевский престол, но терпит поражение на реке Альте и через некоторое время умирает.

Следует отметить, что рассказ о гибели братьев-князей (в летописях он выделен отдельно — «Об убийстве Бориса») является более поздним вкладышем в «Повести временных лет».

Д. С. Лихачев, например, считал, что история была составлена ​​во время правления Ярослава Мудрого, вскоре после 1037 года, когда русская церковь окончательно сформировалась как организация. А сам рассказ, в свою очередь, входит в условно названную «Сказку о распространении христианства на Руси».Кроме того, автор взял за образец жития чешских святых, князей Людмилы и Вячеслава, которые жили в начале X века и умерли, как и русские князья, от рук своих родственников.

Под чьим недружелюбным пером, в каких из этих кодексов, редакций и легенд исчез живой человек — князь Святополк и превратился в мифического злодея, жестокого убийцу трех братьев — Проклятого?

Вспомните третьего брата — древлянского князя.«Проклятый и разгневанный Святополк убил Святослава, отправив его на Угорскую гору, когда он бежал в Угру. Больше мы ничего не знаем о его смерти и о нем самом. Святополк вряд ли имел отношение к гибели древлянского князя. Почему, собственно, Святославу Владимировичу пришлось бежать в Венгрию (по некоторым данным, его жена была венгерской принцессой)? Ведь у него был отряд, которого, кстати, у Святополка не было, способный, предположительно, охранять его князь.

А почему, если он был убит по приказу Святополка, Святослав не канонизирован, как его братья Борис и Глеб? За что, простите, за такую ​​несправедливость!

Вероятно, сюда случайно попали Борис и Глеб, открывшие пантеон русских святых, впоследствии весьма обширный. Они стали ими, пишет, в частности, известный дореволюционный церковный историк Е. Е. Голубинский, «по политическим причинам, не имеющим отношения к вере». Кто и почему потребовал превратить умерших князей, может быть, в обыкновенную борьбу за право владеть киевским столом, в святых? Ответ на вопрос тесно связан с интересами русского общества того времени — второй половины XI — начала XII веков.

Канонизация братьев-князей, произошла ли она во время правления Ярослава Мудрого или несколько позже, не так уж и важна, сама по себе знаменательный факт. Русская Церковь получила своих святых, своих «покровителей перед Богом». Это был большой успех в борьбе Руси с Византией за независимость своей церкви, но, по сути, все эти годы речь шла о сохранении суверенитета молодого государства. Приняв христианство от Византии, Россия приобщилась к ее высокой культуре.Но с другой стороны, существовала постоянная опасность попасть под влияние этой могущественной силы средневекового мира.

Рассказав о смерти Святополка, Нестор пишет: «Все это Бог открыл князьям Русским, так что если они сделают то же самое еще раз, уже слыша обо всем этом, то понесут такое же наказание (видимо, летописец означает его страшную смерть — он сумасшедший) и даже более крупную, потому что они совершат такое злое убийство, уже зная все это ».Вот идея — «цитирование русских князей» », от имени которого Святополк по воле древнего автора стал убийцей, а его двоюродные братья — святыми. Время родило ее. И перефразируя всем известное можно сказать: если бы Святополка не было, пришлось бы его изобрести.

И вот уже почти тысячу лет Святополк носит позорное клеймо, незаслуженное прозвище …

В. ГОРОБИНСКИЙ

Категория: Древние славяне

Ослабление древнерусского 12-13 века проклятого святополка.Битва на берегу Стугны

Чем руководил великий князь Киевский Владимир Святославович свой отказ от иудаизма? По свидетельству летописца, на вопрос князя Владимира о том, где находится их земля, евреи, пришедшие обратить его в свою веру, ответили: «В Иерусалиме». Видимо князь хорошо знал автора

Душенко Константина Васильевича.

Почему русский князь Юрий Владимирович получил прозвище Долгорукий? Юрий, шестой сын великого князя Киевского Владимира Всеволодовича Мономаха, правил на Ростово-Суздальской земле при жизни своего отца.После смерти в 1132 г. великого князя Киевского Мстислава Владимировича

г.

Из книги автора

Почему великий князь Владимирский Всеволод Юрьевич получил прозвище Большое Гнездо? Великий князь Владимир Всеволод Большое Гнездо (1154-1212), сын Юрия Долгорукого, получил свое прозвище не только за многодетность (у него было 8 сыновей и 4 дочери), но и за то, что вскоре

Из книги автора

Почему московский князь Иван I Данилович получил прозвище Калита? В 1328 году московский князь Иван Данилович в награду за подавление восстания в Твери против татарских сборщиков дани (баскаков) получил от хана Золотой Орды ярлык Великого Владимира вместе с

.

Из книги автора

Почему великий князь Московский Василий II Васильевич получил прозвище Тёмный? Василий II Васильевич (1415-1462), великий князь московский с 1425 г., смог унаследовать престол только благодаря поддержке московских бояр и великого князя литовского Витовта, его деда с

г.

Из книги автора

Почему русский князь Юрий Владимирович получил прозвище Долгорукий? Юрий, шестой сын великого князя Киевского Владимира Всеволодовича Мономаха, правил в Ростове-Суздале еще при жизни отца.После смерти в 1132 г. великого князя Киевского Мстислава Владимировича

г.

Из авторской книги

Святослав (942-972), великий князь Киевский, полководец «Повесть временных лет» датирует начало самостоятельного правления великого князя Святослава Игоревича 964 годом. Короткое, но яркое и насыщенное событиями. , его правление ознаменовалось для России вначале блестящим

г.

Из книги автора

Святой Владимир (960–1015), великий князь Киевский, креститель Руси князь Владимир Святославич занимает исключительное место в русской истории.Во время его правления в России восторжествовало христианство, и она стала одной из самых могущественных держав

Из книги автора

Ярослав Мудрый (980-1054) Великий князь Киевский, государственный и культурный деятель Ярослав, сын князя Владимира Святославича, которого современники уважительно называли Мудрым, родился около 980 года, вскоре после утверждения отца. в Киеве. Мать Ярослава — Полоцк

.

Из книги автора

Владимир Мономах (1053–1125) Великий князь Киевский, военачальник и общественный деятель, писатель Последний период государственного единства и могущества Киевской Руси связан с именем Владимира Мономаха.Владимир, родился за год до смерти деда Ярослава Мудрого,

г.

Из книги автора

Юрий Долгорукий (1090-1157) Великий князь Киевский, основатель Москвы Юрий Владимирович, шестой сын великого князя Киевского Владимира Мономаха и его жены англичанки Гиты вошел в историю как неоднозначный и спорный человек. Большую часть своей жизни он провел в

году.

Из авторской книги

ЮРИЙ ДОЛГОРУКИЙ (? -1157), князь Суздальский и великий князь Киевский 22 Приезжай ко мне, брат, в Москву [у].Приглашение, отправленное новгородским северским князем Святославом Ольговичем в 1147 году. Это первое письменное упоминание о Москве, сохранившееся в Ипатьевской летописи. ? ПСРЛ. — М.,

«Пятая колонна» Древней Руси [История в предательстве и интригах] Шамбаров Валерий Евгеньевич

Первый мяч

Святополк Проклятый

Предательство существовало среди людей с давних времен. Мы можем найти примеры и в Ветхом Завете, и в мифологии разных народов, и в исторических источниках.Люди изменяли своим королям, вождям, покровителям, родственникам. Также случилось, что они предали весь свой народ. Иногда из корыстных побуждений — пусть покоряют соплеменников, но лично вы погреете на этом руки или окажетесь в привилегированном положении. Хотя бывало, что меняли и без всякой корысти. Были заражены чужой культурой и обычаями. Они считались более престижными, чем их родственники, и за это были переданы иностранцам.

В VI в. До н.э. в Скифии даже один из царей, Скил, был увлечен иностранными обычаями и модой. Он вошел в привычку ездить в греческую колонию Борисфенис. Он пробыл там надолго, построил себе дворец в городе. Его полностью пленила эллинская культура, он был одет в греческую одежду, имел жену-гречанку. Он открыто заявлял, что образ жизни эллинов ему дороже и привлекательнее, чем традиции его народа. Мастерство также изменяло верованиям скифов, приносило жертвы в храмах Борисфенида, участвовало в чужих религиозных обрядах.Но однажды скифы узнали, что их царь во время празднования Диониса прыгал и бушевал в шествиях вакхантов. Вся страна восстала, Скил был свергнут и убит.

Впоследствии римская и византийская дипломатия очень хорошо научилась искать подходящих кандидатов среди сарматских, германских, славянских лидеров, чтобы переманить их на свою сторону — одних лести, других подарками, некоторых политическими выгодами, обещаниями поддержки. Таким образом, против гуннского царя Аттилы неоднократно организовывались заговоры.Император Маврикий в своем учебнике военного искусства «Стратегикон» открыто учил, как привлекать и взращивать славянских «царей», чтобы ссорить их между собой.

Однако, вероятно, было бы просто нереально разыскать и проанализировать все предательства в русской истории. Начнем с периода Киевской Руси. Период достаточно «исторический», достаточно полно освещенный как русскими летописями, так и зарубежными летописями. И первая яркая фигура, которая попадает в поле зрения, — князь Святополк по прозвищу Проклятый.Однако его способности к измене были наследственными. Такие качества уже проявил отец князя Ярополк.

В 969 году великий воин и государь Руси Святослав Игоревич отправился на Балканы. В Киеве он оставил княжить малолетнего сына Ярополка, в древлянской земле — Олега, в Новгороде — внебрачного сына Владимира. Никто из них не был назначен наследником. Великое княжение Святослав оставил себе, только намеревался перенести столицу на Дунай.Но в войне с византийцами он понес большие потери. Начались переговоры. С российской стороны ими руководил губернатор Свенельд, с греческой — глава внешнеполитического ведомства епископ Феофил. Был заключен договор, по которому россияне обязались вернуться домой. Но за это они сохранили выход к морю, забрали бесчисленные трофеи, греки платили им субсидии, замаскированную дань. Они также обязались помочь печенегам, союзникам Византии, пропустить Святослава по Днепру.

Реальность изменилась. Тот же епископ Феофил пошел к печенегам и, собственно, сообщил им, что русских осталось мало, они несут бесчисленную добычу. Обрадованные печенеги не скрывали, что обязательно нападут. Греки об этом Святославу не сообщили. Что ж, русский государь отправил Свенельда с конным отрядом по степной тропе. Сам он плавал на лодках с пешими воинами — они несли раненых, больных и огромное богатство. Мы начали подниматься по Днепру и обнаружили, что у речных порогов ждут полчища степняков.У прореженных частей не было шансов прорваться. Вернулись к устью реки.

Зимуют на Белобережье — Кинбурнской косе, в рыбацких землянках. Они голодали, голодали, умирали. Ждали помощи из Киева, Свенельд должен был ее прислать.

Но воевода предала. Князь Ярополк был в Киеве, ему было 10-11 лет. При князе-юноше бояре привыкли к руководству, и Святополк легко нашел с ними общий язык. Кстати, можно вспомнить, что главный мастер византийских интриг епископ Феофил вел переговоры со Свенельдом.А потом я пошел к печенегам … Это совпадение? Нет, я не могу поверить в такие случайности.

Губернатор захватил Ярополка под своим влиянием. Как, мы не знаем, но на самом деле мальчик согласился на переворот. Русские солдаты бедно жили на Белобережье, умирали от болезней, но помощи не было. Весной измученные и ослабленные они решили пойти на прорыв. Они все еще надеялись, что теперь киевляне нанесут удар и расчистят путь. Нет, киевлян не было.Свенельд и Ярополк их не присылали. И печенеги обманули. Делали вид, что отступают от порогов, иначе Святослав не ушел бы морем к другим берегам. Но когда русские разгрузили лодки и начали тащить их, волоча по порогам, влетела вражеская армия. В последней отчаянной рубке сам князь и все его верные воины сложили головы.

Ярополк оказался узурпатором и даже отцеубийцей. Свенельд и киевская элита правили от его имени.Остальные сыновья Святослава тоже были детьми. Олегу 9-10 лет, Владимиру и того меньше. Но закрепленные за ними бояре не признавали киевскую власть. Переворот не был одобрен большинством народа, в его памяти Святослав остался эпическим героем, победителем хазар и греков. В результате Россия раскололась. Западные и северные земли встали на сторону Олега. Брат Владимир, то есть новгородцы, чье положение символизировал Владимир, тоже ему послушались.

Чтобы продержаться, Свенельд искал поддержки среди врагов России.Подтолкнул Ярополка к заключению союза с печенегами. Принц подружился с прямыми убийцами своего отца! Но какая разница, может понадобиться помощь степняков против древлян, новгородцев, против братьев? Союз с печенегами не мог состояться без благословения Византии. Но императора Цимиския новая власть в Киеве вполне устраивала. И Свенельд принял меры для дальнейшего сближения с Константинополем. Когда Ярополк подрос, временщик якобы выдал его замуж за пленную греческую монахиню.Хотя Святослав и Свенельд, заключив мир, вернули всех пленных византийцам. Можно смело предположить, что монахиня (в России ее звали Преслава) была шпионкой. Она была намного старше мужа, могла его регулировать. При ней во дворце появились и другие греческие шпионы.

В 977 году Свенельд и Ярополк нанесли своим соперникам неожиданный удар. Брат князя Олега потерпел поражение и погиб. Владимир и его дядя Добрыня были вынуждены бежать за море. Но позиция простых людей была решающей.Когда Свенельд умер, Владимир вернулся на родину. Оказалось, что его ждали. Новгородцы, кривичи, чудь, все сразу встали на его сторону. Затем к нему стали переселяться другие племена и города. Поход на Киев в 980 году вообще не стоил боевых действий. А Ярополк боялся даже оставаться в своей столице, не доверял своим подданным. Бежал в крепость Родственников, попал в осаду.

Близкие к Варяжко посоветовали Ярополку: «Не ходите, сударь, к своему брату, погибнете. Оставьте на время Россию и соберите войско в земле печенегов.«Как видите, последним верным слугой князя был иностранец, и ему даже некуда было бежать, кроме печенегов, чтобы привести кочевников в Россию! Но другой советник, Блуд, уговорил князя сдаться. Он пошел. его брату, и варяжские наемники, ожидавшие у входа, пронзили его своими мечами.

Казнили его по закону, как соучастника переворота, отцеубийства, братоубийства? Позже, при Ярославе Мудром ». Русская правда »в своей первой статье гласила:« Кто убивает человека, родственники убитого мстят смертью смертью.«Владимир исполнил закон. А жена Ярополка Преслав в это время была беременна, и победитель включил ее в число своих жен. Это было не извращение, не проявление похоти, но тоже по закону. Ведь супруг был не несет ответственности за преступления мужа, а государь действовал по языческому славянскому закону — брат унаследовал вдову брата. Он не жил с гречанкой, как с женой (она была на 12-15 лет старше Владимира) , но принял в семью, держал ее наравне с другими женами и признал сына Святополка своим.В России таких детей называли «сыновьями двух отцов».

Прошло несколько лет, и в 988 году Святой равноапостольный великий князь Владимир Святославич утвердил христианство в Киеве. В то же время он женился на византийской принцессе Анне. Но у него уже было несколько языческих жен и детей, рожденных от них. Их пришлось убрать, и государь поступил так же, как и его отец: передал наследство своим сыновьям. И он разослал матерей с детьми. Тогда же восьмилетним Святополку и Преславу достался Туров — земля дреговичей.

Можно отметить, что государь нисколько не обидел своего приемного сына. Его удел был обширен и плодороден, охватывая южную часть Беларуси. Княжество было намного комфортнее, чем пустыня Суздаль или Ростов, в 1006 году здесь была создана самостоятельная епархия. Помимо Турова во владение Святополка попали города Пинск и Брест. Но рядом со Святополком была его мать. Она никогда не испытывала к Владимиру теплых чувств. Живя в Киеве, мне приходилось держать язык за зубами.А в Турове мать и ее окружение лечили Святополка сполна.

Ну а русские мастера построили чудесные особняки — светлые, веселые, украсили их сложной резьбой. Таков был дворец Турова. Но он был полон гнева и ненависти. Святополка забили, как дядя-узурпатор вероломно сверг и убил его отца. Какое блестящее положение он занял бы при Ярополке — первенец, наследник! Святополку было за 30, но мать упорно держала его под своим влиянием, даже не позволяла жениться.Для истинного наследника киевского престола любая боярская дочь выглядела неподходящей партией …

А рядом была Польша. Там правил царь Болеслав Храбрый, могущественный и необычайно воинственный. Он завоевал Чехию, разгромил немцев, литовцев, полабских славян — лугич и лютианцев. Лютичи и чехи объединились с германским императором Генрихом II и дали отпор. Затем Болеслав обратился к святому Владимиру. Он предложил союз против немцев и ухаживал за своей дочерью Предславой.Нет, российский государь отказался. Он не хотел вступать в совершенно ненужную войну, а просто пожалел дочь — Болеслав был уже стариком. А телосложением он был очень толстый, даже передвигался с трудом. Слуги помогли ему сесть в седло.

Но он был готов драться с кем угодно, без разницы! Его обидел отказ. Сразу же заключил мир с той же Германией, с которой только что воевал, и в 1013 году поднялся на территорию России. Однако герои св.Отряды Владимира были сильными, сплоченными и хорошо подготовленными. Поляков сразу налили сильно, и Болеслав вскоре понял, что, возможно, загорелся. Заюлил, предложил договориться. Святой Владимир нисколько не возражал против прекращения боя: он не начинал ее. Мы договорились с соседом обставить мир более основательно, подобным образом, и свадьба все же состоялась. Но не король, а юная принцесса. Теперь Болеслав предлагал выдать собственную дочь от первого брака за туровского князя Святополка.Контракт был подписан, молодые люди поженились. Как всегда, пировали, пели, танцевали.

Хотя храбрость Болеслава отнюдь не сочеталась с честностью и благородством. Фактически, его ход был мастерски рассчитанным саботажем. Он прекрасно знал настроения Святополка, они жили рядом. К невесте прикрепляли духовника. И не простой, а королевский, колобжегский епископ Рейнберна. Когда торжества стихли и гости разошлись, он от имени Болеслава сделал Святополку далеко идущие предложения.Не пора ли принцу разлучиться с ненавистным дядей? Подать руку доброму тестю? Конечно, вместе с Туровским княжеством. В то же время, чтобы изменить веру, распространиться под эгидой Папы. В целом выстрел был прицельным. Попади в яблочко. Святополк загорелся.

Но ведь Владимир Красно Солнышко не был у власти первый день. Он был бы плохим государем, если бы не знал: в Турове это очень и очень неправильно. Он был бы плохим государем, если бы не заботился о Святополке и его окружении через верных людей.Он не дал заговору созреть. Как только выяснилось, что «сын двух отцов» уговаривает бояр измениться, Владимир счел, что его отцовские обязательства по отношению к усыновителю исчерпаны. Внезапно приехала охрана и арестовала теплую компанию. Привезенная в Киев княгиня была аккуратно устроена при дворе. А Святополка и Рейнберна отправили туда, где должны быть предатели — в темницу. Епископ не выдержал такого потрясения; он умер в тюрьме.

Казалось, мир на Руси улучшился, но нет … Новгород дал голос. Город богат, область обширна, дань он платил немалую — 3000 гривен серебра в год. Треть ушла на содержание местного князя и его дружины, две трети ушло в Киев. Новгородские бояре долго ворчали, а платить надо? На ком стоит вся Россия, как не на новгородцах? Разве не Новгород созвал Рюрика, двинулся в Киев под знаменем Вещего Олега, возвел на киевский престол самого Владимира? А где благодарность?

Здесь правил сын государя Ярослав; позже он получит прозвище Мудрый.Он был молод, горяч. Он вел новгородцев в победоносной войне со шведами, женился на шведской принцессе Ингигерде. Местные бояре подбадривали князя. Столица уже купается в роскоши, не нашли бы они сами, куда девать деньги? Храмы и дворцы строились не хуже киевских! Ярослав счел их аргументы разумными. В 1014 году он написал отцу, что не будет посылать дань.

Владимир разозлился. Он угрожал непослушным, которые силой приведут его в порядок.Но я нашла косу на камне. Ярослав посчитал гнев отца незаслуженным и, в свою очередь, пустился в путь. Да, ему было бы стыдно отступить — перед новгородцами, перед молодой женой. Отрезано: платить не будем и все. Упорство зашкаливало, и святой Владимир приказал собрать войско. Собирался ли он воевать против своего сына? Факты показывают, что это не так. Он прекрасно знал, что бардак устроили новгородские бояре, щадившие свои кошельки. Знал я еще кое-что: эти бояре тоже не захотят войны.Действительно, во время осады их дома и богатство могут погибнуть, их деревни будут разрушены.

Они только пытались запугать, торговаться на уступки. Сражения с печенегами научили киевлян моментально поднимать полки. Царь имел возможность немедленно отправиться в путь по удобной зимней дороге. Но всю зиму и весну хозяин собирался и толпился по Киеву … Владимир дал Новгороду время передумать. Бояре понимают, что он не уступит, забросят удочки на переговоры.

Но предательство Святополка и выходка Ярослава заставили великого князя задуматься о другом … У него было много сыновей, от разных матерей, разного воспитания. Но Святополк формально был старшим! Хотя в ту эпоху старший сын не обязательно становился наследником. В Германии наследник королей и императоров выбирался съездом князей, а в Византии и Болгарии монархи сами определяли своих преемников. Часто греческие и германские императоры при жизни, коронованные наследники, назначали их соправителями, чтобы передача власти происходила без потрясений.

Владимир решил поступить так же. Он вызвал сына от своей болгарской жены Бориса, правившей в далеком Ростове. Именно ему великий князь планировал покинуть престол. Пусть будет, он вникает в хитросплетения киевской политики, привыкает к государственным масштабам. И пусть бояре, войско и прочие сыновья привыкнут к тому, что вот он, будущий правитель. Борис приехал радостный, воодушевленный. Я скучал по отцу, родственникам и красивым киевским церквям. Еще меньше Борис был настроен драться с Ярославом, относился к нему с уважением.И вообще евангельское сознание Бориса не содержало того, что можно скрестить оружие с собственным братом. Он не враг России, не иностранец!

За Ярославу за отца вступилась дочь Предслава. Дружила со старшим братом, переписывалась с ним. Мало ли с кем — погорячились, попутали советники. Великий князь задумался, как лучше всего разрешить конфликт. Если армия двинется вперед, новгородцы все равно отступят. Тогда Ярослав сам поймет, чего стоят их уговоры.А миролюбивый Борис поможет переубедить брата. Можно будет пойти на уступки новгородцам, но не сразу. Подождите, поклонитесь, подчинитесь … Не успел император реализовать эти планы.

Ход дальнейших событий показывает, что заговор начал переплетаться в самом Киеве. В его основе лежали столичные бояре. В великом и могущественном государстве, собранном стараниями святого Владимира, он также стал сильнее, богаче. Наследственные земли пополнились наградами и новыми наградами от государя.Но сильная централизованная власть, которую утверждал великий князь, сдерживала и раздражала аристократов. Не лучше ли жить как на Западе? Как поживают польские дворяне или венгерские бароны? Бояре не забыли, как их отцы при слабом Ярополке управляли всей страной. Теперь его сын сидел в темнице …

Прибытие святого Бориса и разговоры о том, что он будет объявлен наследником, подстегивают изменников. Великий князь был совсем не стар, ему было чуть больше пятидесяти. Здоровье у него было отменное, ни разу о его болезнях не было ни слова, постоянно в походах, верхом.А весной 1015 года он внезапно заболел. Была ли его болезнь вызвана естественными причинами? В этом можно сомневаться. Как-то тоже все «своевременно» получилось.

Крамольникам нужно было вывести собранную армию из Киева, и было получено ложное сообщение о нападении печенегов. Вдохновить его было несложно: среди заговорщиков был и главный губернатор Владимира Волчий Хвост. Государь отдал войско святого Бориса — это его первое задание в роли «правой руки» отца.Подчеркнем: состояние великого князя в этот момент не вызывало никаких опасений. Иначе сын бросил бы его? Но как только армия ушла, самочувствие святого Владимира резко ухудшилось. 15 июля Креститель Руси отдал свою душу Господу …

Заговорщики разыграли первый в истории киевский «Майдан». Они вывели толпы собственных слуг, овладели столицей. Святополк был освобожден из заточения и возведен на престол. С законом никто не заморачивался, дело решали кулаками, ножами и консервированными глотками.Выражение воли святого Владимира было скрыто, и даже факт его смерти был скрыт от остальной страны. Святополк первым делом стал раздавать накопленную приемным отцом казну, расплачивался со своими сторонниками, набирал новых. Святой Борис бесцельно бродил по степи и вернулся обратно. Вдруг он узнал о перевороте, предательские воеводы забрали у него полки, а Святополк Проклятый прислал наемных убийц. Он решил избавиться от всех своих сводных братьев.Другой отряд настиг и добил Святослава Древлянского, пытавшегося скрыться за границей. Святого Глеба выманили из Мурома. Сообщалось не о смерти, а о болезни отца. Когда он мчался в Киев, убийцы ждали на дороге.

А вот сестре Ярослава Мудрого Предславу удалось прислать письмо о том, что произошло в столице. И исход противостояния в очередной раз решили не бояре, не знать. Решила позиция простых русских людей.Он еще не знал всех подробностей зверств, но душой чувствовал, на чьей стороне правда. Новгородцы в это время просто поссорились с Ярославом, восстали против него. Однако они услышали о перевороте и решили сбросить предыдущие оценки. Собрали деньги, вооружились. А Святополк Проклятый еще не был глупцом. Он знал, что люди были не на его стороне. Он даже не пытался атаковать Новгород. Для защиты он вступил в союз с извечными врагами России, с печенегами.Святой Владимир боролся с ними четверть века, и заключить мир так и не удалось. Но узурпатору не составило труда. Приходите, дорогие друзья!

Обе стороны встретились поздней осенью 1016 года на Днепре у Любеча. Холодная река разделила соперников. Киевлян было намного больше, да к тому же у них были профессиональные воины — дружины столичных бояр, печенегов. Ярослав привел вооруженных простолюдинов. Издевались над ними, воевода Волчий Хвост скакал по берегу и кричал: «Эй вы, плотники, зачем вы пришли сюда со своим хромым принцем?» Но многие киевские воины сочувствовали Ярославу, отправляли их и подсказывали, куда лучше ударить.А Святополк старался вызвать к себе симпатию солдат, иными способами подогреть боевой пыл. Он давал им хороший напиток каждый вечер.

Новгородцы решили: трусливого считать предателем и убивать. Они переправились ночью и оттолкнули лодки, отрезая себе путь к отступлению. Они связали головы платками, чтобы в темноте различить свои, и упали в пьяный стан. Сверкали топоры и мечи. Разгром был полным… Святополк в панике бежал в Польшу, в Киеве бросил жену. И столица, потеряв такого князя, даже не думала сопротивляться. Ярослав вошел в Киев. Организованы поиски и захоронение мощей святых мучеников Бориса и Глеба.

Хотя борьба еще далека от завершения. Святополк подскакал к Болеславу Храброму, просил помощи. Платили щедро. Он протолкнул договор, отдавший Польше Червоную Русь. Это Карпатский регион. Там были солевые отложения. В средние века — продукт очень дорогой, без соли нельзя было приготовить мясо, сало, рыбу впрок.Поэтому Карпатский край очень интересовал как короля, так и его финансистов, польских евреев. Правда, первое время Болеслав не мог помочь зятю. Он был занят следующей войной с германским императором. И он оценил ситуацию, отправил посольство к Ярославу Мудрому, заключил с ним союз. Но осознать это им не удалось и не удалось. Поляки набросились на немцев, разнесли их вдребезги. Император принял все условия, которые ему продиктовали. Не только отдал несколько регионов, но и отказался от дружбы с россиянами.Напротив, он выделил отряд германских рыцарей для похода на Киев.

Болеслав, кроме немцев, называл венгров, а Святополк — печенегов. В 1018 году огромная армия хлынула на восток. В Киеве также действовали сторонники беглого князя. Кто-то устроил целенаправленный поджог укреплений. Огромный пожар уничтожил часть стен и башен. И для Ярослава такое массовое вторжение стало неожиданностью. Он наскоро собрал воинов, встретил врага на берегу Буга.Но Болеслав был воином опытным, обманул. Я разбил лагерь и начал строить мост. Ярослав считал, что пока все идет хорошо, он выигрывает и отряды из далеких городов успеют его догнать. И русские рыцари увидели: пока строительство не завершено, можно расслабиться. Но в летнюю жару река обмелела, царь приказал тайком измерить глубину. Выбрав подходящий момент, он бросился вброд.

Наши солдаты даже не успели собраться.Их выбросила лавина врагов. Ярослава спасли охранявшие его воины и скорость коня. Но рассчитывать на лояльность столичных бояр он не мог, бросился на север. Я попал в Новгород с четырьмя товарищами. Он был сломлен не только физически, но и морально. Была ли у него надежда победить объединенные силы Святополка, поляков, печенегов? Казалось, что осталось только эмигрировать. Он приказал подготовить лодки, отплыть к родственникам своей жены шведам.Но восстали новгородцы. Они демонстративно рубили ладьи и заявляли: «Мы хотим и можем сопротивляться Болеславу. У вас нет казны — заберите все, что есть у нас. «Введен дополнительный налог, воины экипированы.

И Южная Русь оказалась во власти победителей. Города, увидев бесчисленные полчища и не надеясь на помощь, сдались. Только один сопротивлялся, его взяли штурмом, Болеслав продал в рабство всех жителей, от мала до велика.В Киеве сожженные стены еще не восстановили, но бояре поменяли.Они убедили население в том, что пришли «освободители». 14 августа городская элита торжественно встретила Болеслава и Святополка, принесла присягу на братоубийство. Начались репрессии. Они схватили противников Святополка и наступавших при Ярославе, казнили, обратились в плен. Сестры Ярослава, Предслав и Доброгнев также оказались в руках захватчиков. Раскрылась история о том, как Предслава помогла брату, и Болеслав придумал для нее особое наказание. Сделала его своей наложницей.Недавно святой Владимир отказался сватовство с королем, теперь княгиня насильно заложена под царский каркас.

Но … Святополк и его сторонники не получили желаемого. Потому что Болеславу очень понравилась богатая и красивая российская столица. Намного лучше, чем польские города и сырые, задымленные факелами замки. Был ли смысл довольствоваться Карпатами? В его распоряжении было гораздо больше. На словах король признал своего зятя «законным» принцем, но на самом деле перестал с ним считаться.Теперь он не собирался уходить. Он просто занял Киев и близлежащие города, развернув откровенный грабеж. Он зачистил сокровищницу, храмы.

Обычные поляки вели себя аналогично. Они были победителями! Во дворах грохотали взламываемые сундуки и двери кладовых, визжали зарезанные свиньи, ржали коровы, хихикали куры. Были изнасилованы девушки и юноши. Ты не можешь топтать меч! Но днем ​​пугали мечами, а ночью поляки засыпали, а русские брались за ножи.На улицах были обнаружены трупы. Кто как? И никто не знает. С ночи до ночи количество убитых росло. Поляки были очень тепло встречены киевлянами, покупали у них награбленное и русских рабов. Но евреи тоже подверглись нападению, их дома были подожжены.

И Святополку было жарко с двух сторон. С одной стороны, царь, захвативший у него власть. С другой — нарастающая русская ярость. Князю показалось, что он придумал выход. Он шептал близким, пусть распространяют слухи, что сам борется с поляками.Но близкие ему люди составили конкуренцию мастеру, они сразу заложили фундамент Болеслава. Его возмутила такая черная неблагодарность. Но польское войско таяло, и король счел за лучшее попрощаться с Киевом.

За город выполз огромный поезд. Они забрали такое богатство, которого никогда не видели в Польше. Болеслав увел пленных, взял с собой двух царевен: юную Доброгневу, младшую из дочерей святого Владимира, и затоптал Предславу.Но столичные изменники поняли, что дела Святополка совсем гнилые. Некоторые надеялись выйти вперед Ярослава. И те, у кого были совершенно грязные морды, присоединились к королю, навсегда ушли со своими семьями, повозки с хламом. Поляки отделили от России те территории, которые надеялись сохранить — Карпаты и Волынь. Болеслав очертил границу по Бугу, разместив гарнизоны западнее этой реки.

Что касается Святополка Проклятого, то теперь он остался совершенно без поддержки.Киевляне не поверили его попыткам присоединиться к партизанской войне. Они прокляли князя, который волочил вражескую орду на своих головах. Когда Ярослав двинулся на юг с новгородцами, никто не хотел воевать за Святополка. Он уехал из Киева и исчез. Ярослав вошел в город без боя, и его встретили с искренней радостью.

Хотя его соперник все еще не успокоился. Он снова загнал коней к врагам России — на этот раз печенегам. У него больше не было денег или ценностей, но он мог расплачиваться своими подданными! У степняков будет право вербовать столько русских рабов, сколько они захотят! Святополк походил хорошо, все полчища пошли в поход.Весть об угрожающем движении в степи достигла окраин крепостей и достигла Киева. Ярославу удалось собрать большое войско, стояло на реке. Alte. На том же месте, где убийцы настигли святого Бориса.

Степь почернела от выплеснувшейся конницы. Летописцы отмечали, что массы врагов приближались сплошным густым лесом, такого количества печенегов русские еще не видели. Но против них плечом к плечу стояли Новгород, Киев, Белгород, Переяславль, Чернигов, Смолян.Теперь они не стояли за борьбу за власть, а закрыли собой Россию. И Ярослав также напомнил, что именно отсюда началась череда подлостей и злодеяний. Он воскликнул: «Кровь моего невинного брата взывает к Всевышнему».

Рати столкнулись так, что задрожала земля. Стрелы закрывали солнце, как облака, и падали, как стальной дождь. Хрустели копья и кости, противники раскалывались мечами, хватали в смертельных объятиях и душили друг друга. Трижды битва кончалась сама собой.Измученные противники разошлись или упали в изнеможении. Но, отдышавшись, потягивая нагретую на солнышке воду, снова схватились. Только к вечеру печенеги дрогнули, стали отходить — и сломались, откатились …

Святополк с несколькими слугами убежал на запад. От перенесенного стресса его парализовало, он не мог сесть на лошадь. Его привезли в Брест — город его бывшего княжества. Но принц уже не был самим собой. Он воображал погоню, ему казалось, что его догоняют.Он в ужасе огляделся, запретил останавливаться, велел ехать дальше. Но где? Побывать в Болеславе уже не удавалось, тесть отличался злобой. В любом случае, кому он был нужен, неудачнику и никчемному принцу? В сторону Чехии мы двигались глухими лесными дорогами. Где-то по пути умер Святополк Проклятый.

Ярославу Мудрому удалось спасти свою сестру Доброгневу. Обменял на вдову Святополка, дочь польского короля. Судьба Предславы неизвестна.Либо она погибла на чужбине, либо вернулась с Доброгневой, но отреклась от мира и удалилась в монастырь.

Из книги Миражи и призраки автора Бушков Александр.

КАЛКА — КЛУБ ЗАГАДОК. Первое столкновение русских с «монголо-татарами» на реке Калке в 1223 году достаточно подробно и подробно описано в старинных отечественных летописях, но не только в них, но и в так называемой «Повести о. битва при Калке, и о русских князьях, и около

г.

Из книги Двойной заговор.Тайны сталинских репрессий автора Прудникова Елена Анатольевна

Глава 8. Затерянный «клубок» «Кремлевское дело» упоминается мало и неохотно. Как это ни странно, но что может быть лучшим доказательством абсурдности «сталинского террора», как не арест и осуждение кремлевских уборщиц за какие-то разговоры? Ровно

Из книги Новейшая книга фактов. Том 3 [Физика, химия и технология. История и археология. Разное] автора Кондрашов Анатолий Павлович

Из книги Куда нам плыть? Россия после Петра Великого автора Анисимов Евгений Викторович

Клубок друзей Как часто бывает, единство победителей пропало сразу после победы.Да, это понятно — слишком разные люди объединились вокруг Екатерины в решающий момент. Необязательно быть провидцем, чтобы предсказывать, что после победы он получит огромную силу

.

Из книги История России в рассказах для детей автора Ишимова Александра Осиповна.

Проклятый Святополк с 1015 по 1019 год. То, что Владимир предвидел перед смертью, сбылось: беды его детей и земли Русской начались еще до его похорон. Его племянник Святополк, которого он называл старшим сыном, на момент смерти находился в Киеве.Это

Из книги Царь славян. автор

2.2. Царь Ирод и Святополк Проклятый Другой важный сюжет евангельской истории Иоанна Крестителя — его конфликт с злым царем Иродом и злой женой Ирода Иродиадой. Согласно Евангелиям, царь Ирод в целом относился к пророку Иоанну Крестителю с уважением,

Из книги От Киева до Москвы: история княжеской Руси автора.

7. Святые Владимир, Борис, Глеб и Святополк Проклятые Казалось, мир на Руси улучшился — но нет… Новгород дал голос. Город богат, область обширна, и ему приходилось платить в казну немалую сумму, 3000 гривен серебра в год. Треть пошла на содержание местного князя и его

.

Из книги Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв. автора Гудзь-Марков Алексей Викторович

Святополк Проклятый (1015-1019) Сын Владимира Святополка, рожденный от жены, взятой из Ярополка, пошел по стопам князя Ярополка и получил прозвище на Руси Проклятый.Святополк был старшим среди братьев и жил в Киеве. Он скрыл смерть отца, завернув тело Владимира в ковер и ночью

г.

Из книги История Нового времени. Автор эпохи Возрождения Сергей Нефедов

ДОКЛАД КОРОЛЬ БОРИС На всех дорогах лежали люди, умершие от голода … Исаак Масса. Наследник Грозного Федор отличался от отца — тихим, робким и слабым здоровьем; походка его была неустойчивой, и бессмысленная улыбка постоянно блуждала по его бледному лицу.Посол Великобритании

Из книги Тайна смерти Бориса и Глеба автора Боровков Дмитрий Александрович

1,5. Первый раунд борьбы за Киев. Святополк и Ярослав Возвращаясь к рассмотрению династического конфликта 1015–1019 годов, обратим внимание на одну метаморфозу древнерусской историографии. В ПВЛ сохранились факты, в определенной степени дискредитирующие Ярослава. Отказ от

Из книги Царь славян автора Носовский Глеб Владимирович

2.2. ЦАРЬ ИРОД И СВЯТАЯ ПОЛИЦИЯ ПОКАЗАЛИСЬ Другой важный сюжет евангельской истории Иоанна Крестителя — его конфликт с злым царем Иродом и злой женой Ирода, Иродиадой. Согласно Евангелиям, царь Ирод в целом относился к пророку Иоанну Крестителю с уважением,

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

Из книги Алфавитный список русских государей и наиболее выдающихся личностей их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич.

170.СВЯТОПОЛК I (Проклятый) ЯРОПОЛКОВИЧ, великий князь Киевский и всея Руси, сын Ярополка I Святославича, великого князя Киевского и всея Руси от брака с греческим пленником, в некоторых донесениях называл Предславу (см. 162). Родился в Киеве, после смерти отец, мать,

лет.

Из книги Дорога домой автора Жикаренцев Владимир Васильевич.

Из книги История княжеской Руси. Из Киева в Москву автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

7. Святые Владимир, Борис, Глеб и Святополк Проклятые Казалось, мир на Руси улучшился — но нет… Новгород дал голос. Город богат, регион огромен, и ему приходилось платить в казну немалые деньги, 3000 гривен серебра в год. Треть пошла на содержание местного князя и его

.

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич.

СВЯТОПОЛК ВЛАДИМИРОВИЧ ОКАЯНЫ (р. 980 — ум. 1019) великий князь (1015, 1017-1019). Старший сын великого князя Владимира Святославича. Владимир усыновил Святополка, но не полюбил его, как бы предчувствуя его грядущую подлость.Он женился на дочери польского короля Болеслава. Святополк

Святополк Проклятый — жестокий персонаж русской истории. Его прозвище говорит само за себя.

В истории России много жестоких личностей, но дела Святополка стоят особняком.

Биография Святополка вызывает много вопросов. Дело в том, что истерический источник в Древней Руси есть.

Самая известная летопись — это история временных лет. В источниках нет связей, путаницы в датах.Самая большая загадка Святополка, чей он сын?


Годы жизни

Святополк родился в 979 году, умер в 1019 году.


Святополк Проклятый годы правления

1018–1019


Чей сын Святополк Проклятый?

Святополк Проклятый сын креститель Руси. Но вопрос в том, родной ли он сын принца или приемный? У каждой версии есть как плюсы, так и минусы.

«Повесть временных лет» по этому поводу рассказывает следующее.Князь Владимир вел ожесточенную борьбу за киевский престол. Первая борьба шла в России. Владимир, победив своего брата Ярополка Святославича, взял в наложницу его жену, гречанку по происхождению. В летописи говорится, что жена Ярополка была беременна к тому времени, когда стала наложницей.

Так Святополк был сыном Ярополка? Есть еще одна версия происхождения Проклятого принца. До принятия православия Владимир стремился к женщинам. И, сын Святополка, родился от одного из его любимцев.

В некоторых исторических источниках говорится, что Святополк сам считал Ярополка своим родителем. Исходя из этого, становится понятна логика его поведения и действий. В 1018 году, придя к власти, Проклятый князь взял в наложницы мачеху и сестер Ярослава Мудрого. Но это родственники! Вряд ли, признавая родство с Ярославом, князь решился бы на такой мерзкий поступок.


Святополк Проклятый биография

Князь Владимир разделил государство Русское между своими детьми.Он доверил Святополку править на Туровских землях. Он начал свое правление в 990 году.

Князь имел дипломатические отношения с поляками. Был женат на дочери Болеслава Храброго. Летопись не сохранила имени его жены. История брака окутана тайной и несокрушимостью. И снова даты разные. Некоторые историки утверждают, что союз был заключен в период 1013-1014 годов. Другие считают, что в 1008 г.


Почему Святополк получил прозвище Проклятый?

Незадолго до смерти князя борьба за Киевский престол значительно обострилась.Святополк вместе с женой и ее исповедником-католиком попал в тюрьму.

Причина — заговор, который готовила молодежь. Святополк хотел отвратить Русь от Православия. Но Анастас Корсунский раскрыл заговор, и, представив свои доказательства, Владимир встал на его сторону.

После смерти князя Владимира в 1015 году в Киевской Руси началась борьба за власть. Святополк беспрепятственно покинул темницу и, будучи ближайшим к Киеву из братьев, занял престол.

В это время князь Борис возвращался из похода со своей свитой. Вестники сообщили о смерти отца и о том, что киевский престол занял Святополк. Борис не хотел кровопролития и раздоров. Он отказался от идеи выгнать брата из Киева. Часть дружины посчитала поступок Бориса слабостью, покинула его и уехала в Киев. Но не для того, чтобы выбросить оттуда Святополка, а, наоборот, служить ему.

Киевский князь не сидел сложа руки.Он понимал, что пока живы братья, нужно опасаться за свою судьбу и судьбу престола. Князь уезжает в Ижгород. Здесь он добивался полной лояльности у местных бояр. Речи бояр не впечатлили князя. Он подумал и сказал, что голова Бориса будет присягой на верность.


Хитрые бояре согласились на убийство. Бояре нашли стан Бориса, увидели, что он молится в шатре. Когда молитва закончилась и Борис лег спать, заговорщики ворвались в палатку и вероломно убили князя.Тело Бориса завернули в простыню и отправили в Святополк.

Киевскому правителю было мало убийства одного брата. Он посылает гонцов к князю Глебу в город Муром. Вестники сказали, что они от отца, от князя Владимира. Сказали, что Владимир слаб и хочет видеть сына.

Глеб собрал небольшой отряд и отправился в столицу. По дороге Святополк устроил засаду на Глеба. Под Смоленском Святополкцы атаковали небольшой отряд. Глеба убил его повар.

За убийство двух братьев Святополк получил в народе прозвище «Проклятый». А братья Борис и Глеб были канонизированы. Они стали первыми русскими святыми.

Борис и Глеб не были последними жертвами Проклятого принца. Владислав, другой сын князя Владимира, правил землями древлян. Узнав о подлом убийстве Бориса и Глеба. Он понял, что ему грозит опасность. Владислав начал готовиться к бегству в Венгрию. Но не успел, войско Святополка настигло Владислава, во время боя сын Владимира погиб.

Проклятый документальный фильм Святополка (видео)


Ярослав Мудрый и Святополк Проклятый

Он не признавал права Святополка на престол. Столкновение двух братьев было неизбежным. Долгая подготовка, сбор войск. В 1016 году произошло крупное сражение между новгородским войском Ярослава и войском Святополка. Битва произошла на Днепре. Долгое время два войска стояли друг против друга, не решаясь вступить в бой. Ярослав оказался смелее и напористее.Его армия победила врага. Киев пал.

Святополк бежал в Польшу. Здесь под командованием князя Болеслава собралось огромное союзное войско из поляков, русских, печенегов. Обладая огромной властью, Проклятый князь без проблем вернул себе русскую столицу.

Решив, что дело свершилось, армия была расформирована. Остался только отряд Болеслава. Святополк увидел в нем соперника за престол. Однажды ночью верные Проклятому князю люди перебили большую часть польской армии.Сам Болеслав выжил, спасшись бегством.


Ярослав не терял времени даром, собрал новое войско в новгородских землях, обратился за помощью к варягам. В 1019 году на реке Альт произошло крупное сражение. Ярослав одержал победу.

Что стало со Святополком после битвы, не совсем понятно. Одни источники говорят, что он ушел к печенегам, другие сообщают, что Проклятый принц был убит.


Интересные факты
  • Есть ряд историков, которые считают, что Святополк не был причастен к гибели Бориса и Глеба.В конце концов, первый как будто проявлял смирение и готовность служить. Тогда зачем ему убивать своего брата? На этот вопрос отвечает версия, согласно которой к убийству Бориса и Глеба причастны Ярослав или Мстислав. Версия родилась из скандинавских источников.


Результат

Святополк Проклятый — один из самых жестоких и неприятных правителей древней Руси. Биография Святополка — это ужас, горечь и боль, которые он принес на землю Русскую.Если предположить, что он все еще был приемным сыном Владимира, то его поведение становится понятным. Он хотел отомстить всем и каждому. Он не отождествлял себя со своими братьями и князем Владимиром. Отдельно, само по себе, и чувство мести породило коварный план захвата власти.

Святополк Владимирович Проклятый. История Древней Руси: правители, князья

г.

История России знает немало случаев братоубийства. Тот же Владимир, отец (а по некоторым данным — дядя) Святополка, убил своего брата Ярополка, да еще в то время, когда его жена была на сносах, а прозвище было Красной Солнышко.

Святополк свою приставку к имени — Проклятый — получил, вероятно, из-за количества убитых братьев. Их было трое: Борис, Глеб и Святослав.

Первые правители Руси

Князем Святополком, по некоторым данным, был Владимир I не сын, а племянник, так как Красный Солнышко сразу женился на вдове убитого Ярополка, гречанке Юлии, а она уже вынашивала еще один брат-убийца. Собственно, Святополк имел все права на киевский престол и как Владимирович, потому что он был старшим сыном после смерти Вышеслава, и как Ярополкович, потому что он был законным сыном законного киевского правителя.Все вышеперечисленные великие князья были первыми русскими правителями, с которых началась история России. Святополк был правнуком Рюрика, правнуком Игоря и Ольги, внуком Святослава, сына или племянника Владимира. С ними Россия стала, крестилась, ими укрепилась вера и приумножились земли.

Заслуженная приставка к имени

Конечно, не все из них были братоубийцами. Судя по летописям и историческим источникам, у Бориса и Глеба остались светлые воспоминания о современниках.Учитывая невинную смерть и высокие духовные качества, братья-мученики были канонизированы, и они стали первыми русскими святыми. Их кровь остановила мятеж в России. Почему их убил Святополк Владимирович Проклятый? Почему они его так назвали? Почему Святослав не причислен к лику святых, павших от рук Проклятых?

Сам термин «проклятый» в Древней Руси имеет следующие синонимы: злой и грешный, отвергнутый церковью и проклятый. То есть, если Святополку дали такое прозвище, и он «прославился» вместе с ним на века, то его преступления переполнили чашу человеческого терпения.Святополк Владимирович Проклятый не прожил 40 лет (979 г.р., умер 1019 г.), Киевская Русь правила около года и остался в памяти людей как убийца братьев.

Незнакомец

Воспитывался Владимиром как родным сыном и принял правление Турова, столицы Туровского княжества, расположенного на территории современной Беларуси. Позже Красно Солнышко отдал ему древлянские земли и Пинск, то есть, как мы видим, нисколько его не обидел.

Князь Туровский Святополк на этом престоле был первым представителем рода Рюриковичей и правил здесь с 988 года. Сам Святополк называл себя сыном Ярополка. Его происхождение отражено в названии. Все остальные сыновья Владимира Крестителя имеют в своих именах корень «славянин» в честь деда Святослава: Изяслав и Вышеслав, Ярослав и Мстислав. А в имени Святополк первый слог указывает на то, что дед действительно был Святославом Игоревичем, а его отцом Ярополком.Абсолютно точных данных нет, а мать не всегда указывается греком (иногда говорят о чехе, которая была первой женой Владимира). В «Повести временных лет» они пишут о нем как о сыне двух отцов и называют его «злым плодом».

Жена католичка

Как бы то ни было, но все действия нашего героя рассказов говорят о том, что он не любил самого Владимира, ни его братьев, ни сестер. Так, в 1018 году Святополк Владимирович Окаяный взял в заложники сестер и мачеху, то есть еще одну жену Владимира, и его брата Ярослава, позже прозванного Мудрым.Кроме того, в 1015 году он женился на польской принцессе, дочери Болеслава I Храброго. У молодой женщины был духовный наставник — епископ Кольберг Рейнбурн, и все они вместе мечтали перенести Русь в католический Рим. Для этого нужно было свергнуть Владимира, убившего также отца Святополка. Но заговор раскрыл греческий священник Анастас Корсунян, который во время крещения Руси был де-факто лидером Русской православной церкви.

Достижение цели

Святополк Владимирович Проклятый с женой и пастухом брошен в тюрьму.Можно представить, как зло он вышел после смерти Владимира, которая произошла 15 июля 1015 года. Никого из братьев в Киеве не было, Святополк неограниченно занимает престол и становится великим князем Киевским. Он не узнавал всех своих родственников, а вот любимца отца — Бориса — яростно ненавидел. Киевляне его поддержали. О том, как Злой мечтал о власти, можно судить по тому, что, пробыв на престоле всего год, он успел выпустить собственную валюту — сребреники с круговой надписью вокруг портрета: «Святополк на столе».

Циничный убийца

За этот же год он убивает трех братьев (считая их не родными, а консолидированными) — ростовского князя Бориса, любимца армии и народа, муромского князя Глеба и древлянского Святослава. Борис и Глеб отличались набожностью и простой человеческой порядочностью.

Они не послушались уговоров близкого окружения и откликнулись на лживый призыв Святополка о желании примирения. Глеба, не знавшего о смерти отца, Святополк вообще называл именем Владимира.Более того, и Борис, и Глеб признали власть нового киевского князя безоговорочно и пообещали почтить его, как почитали его отца. Бориса Злого убили с особой жестокостью. Святослав хотел бежать в Венгрию, но там его настигли убийцы. Возможно, из-за того, что он сопротивлялся и не присягнул Святополку, церковь не причисляла его к лику святых.

Проклятый злодей

Святополк Владимирович Проклятый, не задумываясь, убил бы Ярослава, но при первой встрече под Любечем на Днепре его войска разбили, и Ярослав взял Киев.

Но Проклятый, сбежавший к тестю, вернулся с ним и польскими войсками, которые под предводительством Болеслава I Храброго нанесли поражение новгородцам на Буге. Святополк снова занял киевский престол. Но в этом человеке, очевидно, не было никаких положительных качеств, в том числе элементарной благодарности: он выгнал из Киева польские войска, чтобы не ставить их на довольствие.

Зло наказано

Вернувшись с варягами, Ярослав окончательно разгромил всех союзников Святополка (на этот раз печенеги) на реке Альте, недалеко от того места, где Святополк Владимирович Окаянный убил своего брата Глеба.Краткая биография его содержит факты заговоров, предательств, убийств и … ничего такого, что не было бы сделано, как его отец Владимир Креститель и брат Ярослав Мудрый, во славу земли Русской. Точной информации о том, когда, где и как он умер, нет. Ходят легенды, что во время бегства с поля боя братоубийца сошёл с ума и умер где-то в безлюдном месте на границе Польши и Чехии.

Неподтвержденные варианты

Есть версии, что Святополк был согласен, и что он не имел никакого отношения к убийству братьев Бориса и Глеба, мол, это дело рук Ярослава, открыто выступившего против отца.

Перед смертью Владимир готовился к походу на Новгород, чтобы умиротворить непослушного сына, о котором он даже не мечтал — в присутствии старших братьев — о Киевском престоле. А Ярослав был очень амбициозным. Кроме того, именем этой телицы ада Святополка продолжали называться княжеские дети, при этом существовал четкий набор родовых княжеских имен, из которых «плохие» исключались. Кстати, в скандинавской «Саге об Эдмунде» именно Ярослава описывают как убийцу Бориса.Однако трудно представить, что Ярослав был на плече в то время, в отсутствие СМИ, чтобы совершить убийство трех братьев и так успешно обвинить Святополка, который вот уже несколько сотен лет считается виновником убийцы. Бориса и Глеба, защитников Отечества. p>

Святополк Владимирович Проклятый. Eachdraidh na Ruis Àrsaidh: riaghladairean, prionnsachan

Tha everydraidh na Ruis eòlach air mòran chùisean de fratricide. Mharbh an aon Vladimir, athair (agus a rèir cuid de stòran — bràthair-athar) Святополк, bhràthair Yaropolk, agus eadhon aig an àm nuair a bha a bhean air a leagail, agus am far-ainm Red Sun.Fhuair Svyatopolk an ro-leasachan aige don ainm — Проклятый — это dòcha air sgàth an àireamh de bhràithrean a chaidh a mharbhadh. Bha trì dhiubh ann: Борис, Глеб агус Святослав.

A ‘chiad riaghladairean san Ruis

Cha robh am Prionnsa Svyatopolk, a rèir cuid de na h-aithisgean, na mhac dha Vladimir I, ach mac a pheathar, oir phòs Krasno Solnyshko sa bhad banntrach a chahid, yar Grèigeach à Yulia, agus bha bràthair-marbhadh eile aice mu thàth. Gu fìrinneach, bha a h-uile còir aig Svyatopolk air rìgh-chathair Kiev an dà chuid mar Владимирович, oir b ‘e am mac a bu shine an dèidh bàs Vysheslav, agus mar Yaropolkovich, oir bha e na mhac dligheladach Kiev aig riaglig. .B ’e na Grand Dukes clàraichte na ciad riaghladairean Ruiseanach leis an do thòisich everydraidh na Ruis. Б’е иар-иар-огха Рюрик, иар-огха Игорь агус Ольга, огха Святослав, mac no mac-peathar Владимир, б’анн и Святополк. Nuair a thàinig iad gu bhith na Ruis, chaidh a bhaisteadh, còmhla riutha dh’fhàs an creideamh nas làidire agus mheudaich an talamh.

Ro-leasachan ainm airidh

Gu dearbh, cha robh a h-uile gin dhiubh nam fratricides. A ’breithneachadh leis na everydraidhean agus na stòran eachdraidheil, dh’ fhàg co-aoisean cuimhneachain soilleir air Boris agus Gleb.Leis a ’bhàs neo-chiontach agus na comasan spioradail àrd, chaidh na bràithrean martarach a chananachadh, agus b’ iad a ’chiad naoimh Ruiseanach. Chuir an fhuil aca stad air buaireadh san Ruis. Carson a mharbh Святополк Проклятый Иад? Carson a chaidh греха ghairm? Carson nach eil Svyatoslav air a rangachadh ammeg nan naomh, a thuit cuideachd aig làimh an Cursed?

Tha an dearbh bhriathrachas «проклятый» anns an t-Seann Ruis air na h-ainmean a Leanas: нечестивый и греховный, air a dhiùltadh leis an eaglais agus air a mhilleadh.Is e sin, ma fhuair Svyatopolk a leithid de far-ainm, agus gun do dh ’fhàs e« ainmeil »leis fad linntean, tha e a’ ciallachadh gun do chuir na h-eucoirean aige thairis cupan foighidinn dhaoine. Cha robh Святополк Владимирович Okayanny beò eadhon 40 bliadhna (rugadh e ann an 979, bhàsaich e ann an 1019), bha e a ’riaghladh Киевская Русь эрсон тимчел эйр bliadhna agus dh’ fhuirich e ann an cuimhà murth dhaoine.

Незнакомец

Chaidh a thogail le Vladimir mar a mhac fhèin agus fhuair e riaghladh ann an Turov, prìomh-bhaile Prionnsapal Turov, tha suidhichte anns an sgìre ris an canar a-nis Беларусь.Нас фаидэ воздух адхарт, головорез Красного Солнца феаранн Древляны дха агус ча до ринн Пинск, мар а чи синн, ойлбхеум дха идир. B ’e am Prionnsa Turovsky Svyatopolk air an rìgh-chathair seo a’ chiad riochdaire den teaghlach Rurik agus bha e a ’riaghladh an sin bho 988. Dh’ ainmich Svyatopolk e fhèin mac Yaropolk. Tha a thùs air nochdadh san ainm. Tha ainmean eile aig a h-uile mac eile aig Владимир Байсте и уррам seanair Святослав: Изяслав агус Вышеслав, Ярослав агус Мстислав. Agus ann an ainm Святополк, tha a ‘chiad lide a’ sealltainn gur e Святослав Игоревич, bh ‘anns an t-seanair, agus gur e Yaropolk an t-athair.Chan eil dàta gu tur ceart ann, agus chan eil am màthair an-còmhnaidh air a chomharrachadh le boireannach Grèigeach (uaireannan bidh iad a ’bruidhinn mu dheidhinn boireannach Seiceach a bha na chiad Vladimir bhean a bha na chiad Vladimir bhean a bha na chiad Vladimir bhean a bha na chiad Vladimir bhean a bha na chiad Vladimir bhean a chomharrachadh le boireannach Greigeach) «Анн« Повесть временных лет »- это mhìneachadh mar mhac dithis athair agus canar» toradh olc «ris.

Bean Chaitligeach

Aon dòigh no dòigh eile, ach tha a h-uile gnìomh a rinn gaisgeach na h-aithris Againn a ‘nochdadh nach robh e dèidheil air Владимир fhèin, no air a bhràithrean no a pheathraiche.Mar sin, ann an 1018 ghabh Святополк Владимирович, проклятый peathraichean aoigheachd agus muime, есть e sin a bhean aig Владимир, agus a bhràthair Ярослав, leis fhar-ainm мудрый. A bharrachd air an sin, phòs e bana-phrionnsa Pòlach, nighean Boleslav I the Brave, ann an 1015. Bha comhairliche spioradail aig a ‘bhoireannach òg — Easbaig Kolberg Rainburn, agus còmhla bha iad ath-uile rd agus na Ruis don Ròimh Chaitligeach. Эйрсон ан адхбхар со бха э риатанах Владимир а чуир ас, бха, бхаррахд эйр грех, а ‘марбхад атхаир Святополк.Ach chaidh an co-fheall a lorg leis a ’chlèireach Grèigeach Anastas Korsunyanin, a bha na stiùiriche de facto air Eaglais Gnàthach na Ruis aig àm baisteadh Rus.

A ’coileanadh an amas a tha thu ag iarraidh

Chaidh Святополк Владимирович Okayanny còmhla ri a bhean agus наставником thilgeil dhan phrìosan. Faodaidh tu smaoineachadh cho olc sa thàinig e a-mach às an sin às deidh bàs Vladimir air 15 Iuchar, 1015. Cha robh gin de na bràithrean ann an Kiev, tha Svyatopolk gu saor a ‘gabhail a’ chathair rìoghail agus a ‘tighinn gu бхит на Великого князя Киевского.Cha do dh’aithnich e a chàirdean gu lèir, ach bha gràin aige air fear a b ’fheàrr le athair — Борис. Thug Kievans taic dha. Mar a thèid Проклятый a bha a ‘bruadar mu chumhachd a bhreithneachadh leis an fhìrinn, nuair a bha e na shuidhe air an rìgh-chathair airson dìreach bliadhna, fhuair e a-mach an t-airgead aige fhìrinn — cruinn timcheall air an dealbh: «Святополк эйр а ‘борд».

Marbhadh ciallach

Anns an aon bhliadhna, bidh ea ‘marbhadh triùir bhràithrean (a’ beachdachadh orra nach e càirdean a th ‘annta, ach bràithrean-màtharus, ach bràithrean-màtharus ,àch bràithrean-màtharus, ach bràithrean-màtharus, à Prionnsa an) Прионнса Мурома Муромского агуса Древлянского Святослава.Бха Борис агус Глеб воздух comharrachadh le cràbhachd agus modh sìmplidh daonna. Cha do dh ’èist iad ri inntrigidhean a’ chearcaill a-staigh aca agus fhreagair iad gairm meallta Svyatopolk mun mhiann airson reite. Mar as trice canar Святополк ри Глеб, nach robh fios aige mu bhàs athair, às leth Владимир. A bharrachd air an sin, dh ’aithnich an dà chuid Boris agus Gleb ùghdarras prionnsa ùr Kiev gun chumhachan agus gheall iad urram a thoirt dha mar a thug iad urram dha athair. Mharbh Борис Проклятый le cruaidh-chàs sònraichte.Бха Святослав эрсон teicheadh ​​dhan Ungair, ач chuir an luchd-marbhadh a-null e an sin cuideachd. Is dòcha air sgàth’s gun do chuir e an aghaidh agus nach do mhionnaich e mhlachd do Svyatopolk, cha robh an eaglais ga mheas mar naomh.

Villain mallaichte

Bhiodh Святополк Владимирович Проклятый, gun teagamh sam bith eadhon airson mionaid, air Ярослав а mharbhadh, ах айг а ‘chiad choinneimh faisg air Yubech air an Dnieper chaidhab a chisu воздух Киев.

Ach thill an Cursed, a theich gu athair-cèile, còmhla ris agus na saighdearan Pòlach, a rinn, fo stiir Болеслав I Храбрый, a ’chùis air на новгородцев аир а’ Буг. Ghabh Svyatopolk seilbh air rìgh-chathair Kiev a-rithist. Ach gu follaiseach, cha robh buadhan adhartach sam bith aig an duine seo, a ’toirt a-steach taingealachd bunasach: chuir e na saighdearan Pòlach às Kiev gus nach cuireadh iad toileachas orra.

Tha olc air a pheanasachadh

A ’tilleadh leis na Varangians, rinn Yaroslav a’ chùis air a h-uile càirdeas Святополк (an turas seo Pechenegs) air Abhainn Alta, faisg air an àitei far an do mharbsedh bhràthair Gleb.Anns an eachdraidh-beatha ghoirid aige tha fìrinnean co-fheall, bhrath, murt agus … cha bhiodh dad air a dhèanamh, mar athair Владимир Байсте агус и bhràthair Ярослав Мудрый, airson glòir fearann ​​na Ruis. Chan eil fìor fhiosrachadh ann mu cuin, càite agus ciamar a bhàsaich e. Tha uirsgeulan ann nuair a theich e bho raon a ’bhlàir, chaidh am fratricide às a rian agus bhàsaich e am badeigin ann an aite fàsail air crìoch na Pòlainn agus Poblachd nan Seiceach.

Roghainnean neo-dhearbhaichte

Tha cuid de dhreachan ann a tha ag ràdh gun deach Svyatopolk aontachadh, agus nach eil dad aige ri murt nam bràithrean Борис агус Глеб, tha iad ag ràdair, isar e seoza athair gu fosgailte.Mus do chaochail e, bha Vladimir ag ullachadh airson iomairt an aghaidh Novgorod gus a mhac ceannairceach a shasachadh, nach fheumadh, nuair a bha bràithrean as sine an làthair, bruadar mu rìgh-chathair Kiev. Агус бха Ярослав гу математика àrd-mhiannach. A bharrachd air an sin, b ‘e clann a’ phrionnsa an t-ainm a bh ‘air an fhèis seo de ifrinn, Svyatopolk, fhad’ sa bha seata soilleir de dh ‘ainmean prionnsa coitcheann ann, às an deachona an fheadhainn «dhèis» ”Thoirmeasg. Bharrachd air an sin, anns «Saga of Edmund» Lochlannach is e Yaroslav and tha air a chomharrachadh mar mhurtair Boris.Tha e duilich, ge-tà, smaoineachadh gu robh Yaroslav air a ‘ghualainn anns na làithean sin, às aonais meadhanan, bhith a’ dèanamh murt triùir bhràithrean agus mar sin gu soirbheachail a ‘choire gu, ahluaskad bhith air fhaicinn mar mharbhaiche mallaichte Борис агус Глеб airson grunn cheudan bhliadhnaichean, thàinig gu bhith nèamhaidh às deidh a ‘bhàis. luchd-dì на Отечестве.

История Русской Церкви

Страница 1 из 11

История Русской Церкви

«Мы не знали, находимся ли мы на небе или на земле, ибо, конечно, нет такого великолепия или красоты нигде на земле.Мы не можем описать это вам: мы знаем только то, что Бог обитает там среди людей, и что их поклонение превосходит поклонение во всех других местах. Ибо мы не можем забыть эту красоту ».

Крещение Руси: IX-XI века

Эти слова, процитированные из «Повести временных лет» XII века (чаще называемой на английском языке «Первичная летопись»), были переданы языческому правителю Киевской Руси князю Владимиру около 988 года посланниками, посланными с просьбой выяснить, пригодность конфессий для зарождающегося Российского государства.Русские посланники указали на центральное место, которое красота занимает в богослужении, на красоту святости, положившую начало тысячелетней культуре, возникшей в результате принятия Владимиром византийского православного христианства, позже канонизированного церковью как святого.

год нашей эры 988 год традиционно считается годом, когда христианство пришло к русскому народу как религия государства. Однако до того, как Владимир принял христианство, среди русских существовали христианские общины и правители.Первое упоминание о русов или росах встречается в арабских хрониках седьмого века, где они описываются как воинственный народ, склонный к торговле. Археологические находки в древних русских городах, таких как Старая Ладога и Городище (позднее ставшее Новгородом), указывают на то, что русы были набегами викингов из Скандинавии (скорее всего, из Бирки в Швеции), которые открыли торговые посты вдоль рек, протекающих по оси север-юг. через равнины современной европейской России до столицы Византийской империи Константинополя.Русь викингов управляла рядом восточнославянских племен — древлянами, радомичами, северянами и вятичами, вводя скандинавские обычаи и военных вассалов и периодически совершая набеги на Византию. Ко времени появления самой ранней русской литературы в XI веке стало ясно, что эти бывшие правители викингов переняли средневековый славянский язык, а скандинавские имена теперь стали узнаваемыми славянскими: Владимир (викинг Валдамар), Ольга (Хельга), Игорь ( Ингвар).Русские теперь появились на сцене как нация.

Каким богам поклонялись русские? У славян был хорошо развит пантеон языческих богов, родственных пантеонам викингов: почетное место занимал бог огня и молнии Перун, культ которого активно продвигал Владимир. Однако христианство было далеко не неизвестным субъектом на земле русских до 988 года. Действительно, традиция Русской Православной Церкви гласит, что вершину холма, на которой позже возникнет город Киев, посетил ученик Господа Св.Андрея еще в первом веке, который пророчествовал о проповедовании Евангелия на этих землях. История святого Андрея как первого евангелиста России, скорее всего, принадлежит к царству благочестивых легенд, легенды, которая, однако, повлияла на популярный выбор имени Андрей (Андрей) среди киевских князей и знати.

Исторически наиболее важным событием, имевшим последствия для укоренения христианства в России, была евангелизационная миссия, предпринятая двумя греческими братьями с Балкан, св.Кирилл и Мефодий. Часть их миссии на славянские земли Моравии и Богемии в девятом веке охватывала фундаментальный аспект восточного христианства: принятие веры в культуру и язык местного населения. С этой целью служебные книги Византийской церкви и те части Библии, которые использовались в богослужении, были переведены на славянский язык, для которого был разработан новый алфавит (глаголитический, который позже был заменен более знакомой кириллицей). Превращение просторечия в священный язык богослужения ознаменовало появление нового языка — церковнославянского, который стал церковным lingua franca славян, особенно сербов и болгар, от которых русские могли импортировать тексты богослужений.

Древнерусское царство с центром вокруг Киева проявляло определенную религиозную терпимость по отношению к своим жителям. Евреи и мусульмане проживали на земле Руси так же, как и христиане, однако трудно определить, в какой степени Русь-викинг или их славянские подданные могли принять эту веру и в какой форме, латинской или византийской. В «Первичной летописи» рассказывается, что в конце IX века два военачальника-викинга, Аскольд и Дир, были зверски убиты родственником Рюрика, полулегендарного основателя государства викингов, и на месте их кургана была построена церковь. , что указывает на то, что они могли принять христианское крещение, возможно, во время набега на Константинополь.Семена, посеянные этими двумя первомучениками Руси, принесли мало плодов, поскольку последующий правитель Киева Олег оставался ярым язычником. Однако история Аскольда и Дира действительно имеет резонанс в более поздней мученической смерти князей Бориса и Глеба в XI веке.

Во время царствования Игоря есть свидетельства того, что христиане играли полноценную роль в жизни зарождающегося Русского государства, причем в Первичной летописи указывается, что они принимали активное участие в княжеской армии и администрации.Однако ускорить этот процесс оставалось его вдове Ольге. Стремясь укрепить торговые связи с Византией, Ольга со своей свитой отправилась в Константинополь, скорее всего, в 946 году, чтобы просить милостей у императора Константина VII. Частью сделки было принятие христианского крещения, которое Ольга выполнила в имперской столице. Константин выступил крестным отцом новообращенной принцессы, как позже выяснилось, несколько опрометчиво: когда он сообщил о своих супружеских планах на Ольгу, она, в свою очередь, дала ему понять, что церковный канонический закон запрещает это.«Вы меня перехитрили, Ольга», — сетовал император.

Крещение осталось, однако, немногим больше, чем личная инициатива Ольги. Никакая миссия греческих священников из Византии не прижилась; Действительно, Ольга в 959 году обратилась к королю немецких земель Оттону I с просьбой прислать епископа и священников. Энтузиазм саксонского короля по поводу посылки миссионеров в землю русских оказался менее чем пылким. Христианизация русов, казалось, снова застопорилась, когда киевский престол унаследовал решительно языческий сын Ольги Святослав.Были предприняты попытки убедить этого свирепого воина обратить в веру, но безуспешно: «Я буду посмешищем для своих слуг», — возражал он. Таким образом, Киевская Русь пережила в X веке нечто вроде языческого возрождения, которое продолжил сын Святослава Владимир.

Мотивы окончательного обращения Владимира в христианство, а также события, приведшие к нему, окутаны тайной. Почему этот гордый воин и гуляка (упомянутый немецким летописцем епископом Титмаром Мерзебургским как блудник immensus et crudelis) должен принять веру, которую он и его отец отвергли как идущую вразрез с языческой мужественностью? Прежде всего, это политические соображения.Став христианской, Россия стала бы самой молодой страной, присоединившейся к могущественному византийскому содружеству на равных: Восточная Римская империя приобрела бы цивилизованного союзника, а не вынуждена была бы жить с огромным, но варварским врагом. Политический элемент в принятии христианства символизировал брак Владимира с византийской княгиней Анной. Кроме того, есть духовные и культурные причины. Христианство существовало в Киевской Руси уже несколько поколений, и существовала опасность отчуждения от своих подданных, если Владимир упорно цепляется за старых языческих богов.Можно действительно утверждать, что после тщательного исследования жизнеспособности других религий (среди претендентов на удовлетворение духовных поисков Владимира были хазарские евреи и мусульмане-булгары) Владимир решил ускорить и завершить процесс, который стал необратимым в предыдущих поколениях . Так Владимир принял христианское крещение от Византийской церкви около 988 года в южно-греческом торговом городе Херсонес на берегу Черного моря.

Последствия для дальнейшего развития русской культуры и государственности были колоссальными.Россия превратилась из языческой страны с христианскими общинами в христианское государство, но с сильным сопротивлением расставанию со старым язычеством. Эта «двойная вера» сосуществования христианства и язычества в средневековой России будет и дальше мешать миссии церкви в грядущие столетия: более поздние летописи будут рассказывать о восстаниях языческих колдунов против христианской церкви, в то время как киевские христианские священники регулярно выступали в своих проповедях против языческие обычаи.

Существует далеко не ясная картина формальной организации Церкви в России.Поклонение приняло византийскую форму с регулярным совершением литургии св. Иоанна Златоуста, скорее всего, на греческом языке, хотя тексты на церковнославянском языке были доступны от ранее обращенных болгар и сербов. Владимир построил рядом с императорским дворцом в Киеве Десятинную (Десятинную) церковь, так называемую, поскольку Владимир обещал посвятить десятую часть доходов от своих земель и недавно построенных церквей Богородице, в честь которой был построен храм. Церковь была разрушена во время нашествия монголов.Первым из упомянутых глав Русской Церкви был греческий митрополит Михаил (988-992). В дальнейшем греческие прелаты (Леонтий, Иоанн I, Феопемт) возглавили крупнейшую из церковных провинций Константинопольской церкви, которая выдвинула и избрала их на свою должность. Епархии насчитывали примерно полдюжины и были сосредоточены вокруг таких княжеских владений, как Новгород и Туров. Во времена Владимира не существовало официально организованных монастырей, хотя летописи указывают на существование небольших групп монахов.Считается, что Владимир является автором первого Устава Русской Церкви, который регулировал десятину и назначение духовенства, тем самым давая указание на определенную степень автономии внутри Церкви. Было даже высказано предположение, что, поскольку нет определенной картины хронологической преемственности митрополитов в Русской Церкви, Русская Церковь могла входить в состав болгарской митрополии в Охриде или действительно управлялась из Рима. Как бы то ни было, Никоновская летопись XVI века упоминает об обмене посланниками между Киевом и Римом на рубеже тысячелетий, в то время как миссионерский епископ св.Бруно Кверфуртский был принят Владимиром в 1007 году как брат по вере. Выбор Владимира совести византийского христианства не закрыл ему глаза на универсальность христианской религии, и нет никаких признаков враждебности между латинскими и восточными христианами во время его правления. При Владимире Русь вошла в семью христианских народов.

Период, последовавший сразу после смерти князя Владимира в 1015 году, был периодом насильственного насильственного престола Киевского. Первый христианский правитель России не оставил системы, по которой его родственники стали бы правителями.Его сыновья Борис и Глеб умерли как «страстотерпцы», проявив христианское спокойствие перед лицом насильственной смерти от рук сводного брата Святополка «Проклятого». Бориса и Глеба почитали за их смирение перед злой судьбой, и их пример поддерживался как образ своеобразного «кенотического» типа русской христианской духовности, в котором зло побеждено не прагматизмом или принудительным ответом, а самоуничтожением до смерти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.