Святой олег вещий: Последние новости шоу-бизнеса России и мира, биографии звезд, гороскопы

Содержание

Олег Вещий | Государственное управление в России в портретах

Олег, Киевский князь. Гравюра. 1805 г.

Олег (Вещий Оле́г, др.-рус. Ольгъ, ум. 912) — князь новгородский с 879 года и великий князь киевский с 882.

Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика как опекун над его малолетним сыном Игорем, Олег присоединил к Новгородской Руси Киев и перенёс туда столицу, покорил и присоединил много славянских племен в Восточной Европе. Нередко рассматривается как основатель Древнерусского государства.

В летописи «Повесть временных лет» приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее, провидящий будущее. Назван так сразу по возвращении из похода 907 года на Византию.

Из темной глубины веков. Картина Бориса Михайловича Ольшанского

В летописях излагаются две версии биографии Олега: традиционная в «Повести временных лет», и по Новгородской Первой летописи. Новгородская летопись сохранила фрагменты более раннего летописного свода (на котором основывается и «ПВЛ»), однако содержит неточности в хронологии по событиям X века.

Согласно «ПВЛ», Олег был родичем (соплеменником) Рюрика, возможно (по Иоакимовской летописи) его шурином. После смерти основателя княжеской династии Рюрика в 879 году, Олег стал княжить в Новгороде как опекун малолетнего сына Рюрика Игоря.

Согласно ПВЛ, в 882 году Олег, взяв с собой много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, — взял город Смоленск и Любеч и посадил там мужей своих. Далее по Днепру спустился к Киеву, где княжили два боярина, не племени Рюрика, но варяги Аскольд и Дир. И увидел Олег, что Аскольд и Дир княжат, и отправил посла к ним со словами: «Купцы мы, едем в греки от Олега и от Игоря княжича, да приходите к роду своему и к нам». Аскольд и Дир пришли… Олег, спрятал одних воинов в ладьях, а других за собой оставил, а сам пошёл вперёд, и нёс на руках юного княжича Игоря, и объявил им: «Вꙑ нє́ста кнѧзѧ́ ни ро́ду кнѧ́жѧ · но азъ єсмь ро́ду кнѧ́жѧ». Предъявив им наследника Рюрика, малолетнего Игоря, Олег сказал: «А он — сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира.

Никоновская летопись, компиляция различных источников XVI века, приводит более подробный рассказ об этом захвате. Олег высадил часть своей дружины на берег, обговорив тайный план действий. Сам, сказавшись больным, остался в ладье и послал к Аскольду и Диру извещение, что везёт много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда те взошли на ладью, Олег сказал им: «Азъ єсмь Оль́гъ кнѧзь · а сє єсть Рю́риков И́горь кнѧ́жичь» — и тут же убил Аскольда и Дира.

Смерть Аскольда и Дира. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

Расположение Киева показалось Олегу весьма удобным, и он перебрался туда с дружиной, объявив: «Да будет это мать городов русских». Тем самым он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства. Вокняжившись в Киеве, Олег установил для Новгорода дань варягам в 300 гривен.

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей державы. Он подчинил Киеву древлян (883), северян (884), радимичей (885). Два последних племенных союза были данниками хазар. Повесть Временных Лет оставила текст обращения Олега к северянам: «Я враг хазарам, поэтому и вам незачем платить им дань.» К радимичам: «Кому дань даете?». Те ответили «Козарам». И говорит Олег: «Не давайте Козаромъ, но мне давайте». И владел Олег деревлянами, полянами, радимичами, а с — уличями и тиверцами имъяше рать.

898 годом «Повесть временных лет» датирует появление под Киевом венгров в ходе их миграции на запад.

Поход Олега в Царьград. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

В 907 году, снарядив 2000 ладей по 40 воинов в каждой (ПВЛ), Олег выступил в поход на Царьград. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя. Однако Олег пошёл на необычный штурм: «И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу». Испуганные греки предложили Олегу мир и дань. Согласно договору, Олег получил по 12 гривен за каждую уключину, и Византия обещала платить дань на русские города. В знак победы Олег прибил свой щит на вратах Царьграда. Главным результатом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле Руси в Византии.

Многие историки считают этот поход легендой. О нём нет ни единого упоминания у византийских авторов, достаточно подробно описавших подобные походы в 860 и 941. Есть сомнения и в отношении договора 907 года, текст которого представляет собой почти дословную компиляцию договоров 911 и 944 гг. Возможно, поход всё же был, но без осады Царьграда. ПВЛ в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году передаёт «слова византийского царя» к князю Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и ещё к той дани».

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с договором 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским». В подлинности соглашения 911 года сомнений не возникает: она подкрепляется как лингвистическим анализом, так и упоминанием в византийских источниках.

Б. А. Чориков. Олег пред Царьградом, 906 год. Гравюра. XIX в.

В 912 году, как сообщает Повесть временных лет, князь Олег погиб от укуса змеи.

В Новгородской первой летописи Олег представлен не князем, а воеводой при Игоре. Убивает Аскольда, захватывает Киев и идёт войной на Византию тоже Игорь, а Олег возвращается обратно на север, в Ладогу, где умирает в 922 году.

Гибель русского флота под Царьградом. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

«Идѣ Ольгъ къ Новугороду · и отътуда въ Ладогу ⁙ Друзии жє сказаютъ · ꙗко идущє єму за морє · и уклюнѫ змиꙗ въ ногу · и съ того умрє · єсть могила єго въ Ладозѣ»

Эти сведения противоречат русско-византийскому договору 911 года, где Олег именуется великим князем русским, но в то же время они лучше согласуются с восточными известиями о Руси этого периода.

Где-то после 912 года, согласно сообщению арабского автора Аль-Масуди, флот русов из 500 кораблей вошёл в Керченский пролив. Хазарский царь разрешил русам пройти через Дон на Волгу, а оттуда спуститься в Каспийское море. В результате русы разорили побережье Азербайджана. Половину добычи по условию договора они отдали хазарскому царю, однако царская гвардия, состоящая из мусульман, потребовала мести за гибель единоверцев. Царь не смог или не захотел спасать русов, но послал им предупреждение об опасности. Битва длилась три дня и закончилась победой мусульман. 30 тысяч русов погибло. Уцелевшие 5 тысяч бежали вверх по Волге, где были истреблены буртасами и булгарами.

Действие греческого огня при осаждении Константинополя Игорем. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

Имя русского предводителя в сообщении не названо и в русских летописях поход не упомянут. Возможно, смутным намёком на него является фраза Новгородской летописи об Олеге «другии сказывают, будто ушёл он за море…».

С личностью Олега иногда пытаются связать некого русского предводителя H-l-g-w, который по данным хазарского источника (так называемого «Кембриджского документа»), захватил по договорённости с Византией хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но был разбит наместником Самкерца Песахом и отправлен оным на Константинополь. Византийцы сожгли греческим огнём суда русов и тогда H-l-g-w отправился в Персию, где погиб сам со всем войском. Имя H-l-g-w восстанавливают как Хлгу, Хелгъ, Хелго.

Он именуется в документе «правителем Русии», что делает очень заманчивым его отождествление с Олегом. Однако описываемые события относятся к правлению Игоря — поход русов на Византию совпадает по описанию с походом 941 года, а поход на Персию с набегом русов в 944 году на богатый закавказский город Бердаа близ реки Куры. В историографии были попытки трактовать это сообщение как свидетельство дуумвирата Игоря и Олега, в этом случае жизнь Олега продлевается до середины 40-х годов X века, а начало его правления предполагается более поздним, чем указано в летописи. Возможно, что в восточных сочинениях, описывающих походы в Закавказье, упоминается другая группа русов, не связанная с Киевом.

Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

Упоминание об Олеге иногда видят в сообщении арабского географа аль-Масуди о двух могущественных славянских правителях. Первый из них носит имя ал-Дир и отождествляется с летописным князем Диром, имя второго в некоторых рукописях читается как Олванг: «Вслед за ним (Диром), следует царь ал-Олванг, у которого много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом, франками, лангобардами и другими народами. Войны между ними ведутся с переменным успехом. За этим царём следует из стран славян царь Турок». Под «турками» традиционно понимают венгров. На этом основании территорию, которой владел Олег размещают и в Прикарпатье. В частности, с Олегом связывают Плиснеское городище.

Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. ПВЛ сообщает, что смерти Олега предшествовало небесное знамение — появление «звезды великой на западе копейным образом». По киевской версии (ПВЛ), его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская первая летопись помещает его могилу в Ладоге, но в то же время говорит, что он ушёл «за море».

Олег у костей коня. В. В. Васнецов, 1899

В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, смертельно ужалившая князя.

Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде, который также был смертельно ужален на могиле любимого коня. Неизвестно, стала ли сага поводом для создания русской легенды об Олеге или, напротив, обстоятельства гибели Олега послужили материалом для саги. Однако, если Олег является исторической личностью, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе устных преданий не ранее XIII века. Колдунья предсказала 12-летнему Одду смерть от его коня. Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с другом убили коня, бросили в яму, а труп завалили камнями. Вот как погиб Орвар Одд спустя годы:

И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. «Что это было, обо что я ударился ногой?» Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро. От этого укуса так ослабел Одд, что им пришлось помогать ему идти к берегу, и когда он пришёл туда, сказал он: «Вам следует теперь поехать и вырубить мне каменный гроб, а кто-то пусть останется здесь сидеть подле меня и запишет тот рассказ, который я сложу о деяниях своих и жизни». После этого принялся он слагать рассказ, а они стали записывать на дощечке, и как шёл путь Одда, так шёл рассказ. И после этого умирает Одд.

Кончина Олега. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

Некоторое время было принято отождествлять Олега с былинным богатырём Вольгой Святославичем

Историография по Вещему Олегу

Г. Ловмянский доказывал, что утвердившееся в научной литературе мнение о первоначальном правлении Олега в Новгороде сомнительно. По версии Г. Ловмянского, Олег был смоленским князем, а его связь с Рюриком — поздняя летописная комбинация. А. Лебедев высказал догадку, что родственником Рюрика мог быть представитель местных нобилей. Факт возложения Олегом дани на Новгород Киеву и варягам может свидетельствовать против версии о новгородском княжении Олега.

Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, носит условный характер. Историк А. А. Шахматов отметил, что 912 год является также годом смерти византийского императора Льва VI — антагониста Олега. Возможно летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил окончание их правлений к одной и той же дате. Аналогичное подозрительное совпадение — 945 — и между датами смерти Игоря и свержения с престола его современника, византийского императора Романа I. Учитывая к тому же, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. выше), дата 912 становится ещё более сомнительной. Продолжительность княжения Олега и Игоря составляет по 33 года, что вызывает подозрение в былинном источнике этих сведений.

Польский историк XVIII века Х. Ф. Фризе выдвигал версию, что у Вещего Олега был сын, Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Русь в результате борьбы с князем Игорем. Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, согласно сочинениям польских и чешских писателей XVI—XVII века, однако его родственная связь с Вещим Олегом является лишь предположением Фризе.

Русское произношение имени Олег возникло, возможно, от скандинавского имени Helgе, что означало изначально (на протошведском — Hailaga) «святой», «обладающий даром исцеления». Из саг известны несколько носителей имени Helgi, время жизни которых датируют VI—IX веками. В сагах также встречаются близкие по звучанию имена Ole, Oleif, Ofeig. Саксон Грамматик называет имена Ole, Oleif, Ofeig, но их этническая принадлежность остаётся неясной.

Среди историков, не поддерживающих норманскую теорию, предпринимались попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олега и связать его с исконно славянскими, тюркскими или иранскими формами. По мнению Л. П. Грот, связывать имя Олега со шведским именем «Helge» затруднительно по семантическим причинам, поскольку значение последнего — «святой» — противоположно по смыслу языческому прозвищу русского князя.

Изображение на обложке книги Б. Васильева «Вещий Олег»

По материалам Википедии

Рюрик, по словам летописи, вручил Олегу правление за малолетством сына. Сей опекун Игорев скоро прославился великою своею отважностию, победами, благоразумием, любовию подданных.

Весть о счастливом успехе Рюрика и братьев его, желание участвовать в их завоеваниях и надежда обогатиться, без сомнения, привлекли многих Варягов в Россию. Князья рады были соотечественникам, которые усиливали их верную, смелую дружину. Олег, пылая славолюбием Героев, не удовольствовался сим войском, но присоединил к нему великое число Новогородцев, Кривичей, Веси, Чуди, Мери и в 882 году пошел к странам Днепровским. Смоленск, город вольных Кривичей, сдался ему, кажется, без сопротивления, чему могли способствовать единоплеменники их, служившие Олегу. Первая удача была залогом новых: храбрый Князь, поручив Смоленск своему Боярину, вступил в область Северян и взял Любеч, древний город на Днепре. Но желания завоевателя стремились далее: слух о независимой Державе, основанной Аскольдом и Диром, благословенный климат и другие естественные выгоды Малороссии, еще украшенные, может быть, рассказами, влекли Олега к Киеву. Вероятность, что Аскольд и Дир, имея сильную дружину, не захотят ему добровольно поддаться, и неприятная мысль сражаться с единоземцами, равно искусными в деле воинском, принудили его употребить хитрость. Оставив назади войско, он с юным Игорем и с немногими людьми приплыл к высоким берегам Днепра, где стоял древний Киев; скрыл вооруженных ратников в ладиях и велел объявить Государям Киевским, что Варяжские купцы, отправленные Князем Новогородским в Грецию, хотят видеть их как друзей и соотечественников. Аскольд и Дир, не подозревая обмана, спешили на берег: воины Олеговы в одно мгновение окружили их.

Правитель сказал: Вы не Князья и не знаменитого роду, но я Князь, — и показав Игоря, примолвил: — Вот сын Рюриков!Сим словом осужденные на казнь Аскольд и Дир под мечами убийц пали мертвые к ногам Олеговым… Простота, свойственная нравам IX века, дозволяет верить, что мнимые купцы могли призвать к себе таким образом Владетелей Киевских; но самое общее варварство сих времен не извиняет убийства жестокого и коварного. — Тела несчастных Князей были погребены на горе, где в Несторово время находился Ольмин двор; кости Дировы покоились за храмом Св. Ирины; над могилою Аскольда стояла церковь Св. Николая, и жители Киевские доныне указывают сие место на крутом берегу Днепра, ниже монастыря Николаевского, где врастает в землю малая, ветхая церковь.

В.М. Васнецов. Встреча Олега с кудесником. 1899 г.

Олег, обагренный кровию невинных Князей, знаменитых храбростию, вошел как победитель в город их, и жители, устрашенные самым его злодеянием и сильным войском, признали в нем своего законного государя. Веселое местоположение, судоходный Днепр, удобность иметь сообщение, торговлю или войну с разными богатыми странами — с Греческим Херсоном, с Козарскою Тавридою, с Болгариею, с Константинополем — пленили Олега, и сей Князь сказал: Да будет Киев материю городов Российских!Монархи народов образованных желают иметь столицу среди Государства, во-первых, для того, чтобы лучше надзирать над общим его правлением, а во-вторых, и для своей безопасности: Олег, всего более думая о завоеваниях, хотел жить на границе, чтобы тем скорее нападать на чуждые земли; мыслил ужасать соседей, а не бояться их. — Он поручил дальние области Вельможам; велел строить города или неподвижные станы для войска, коему надлежало быть грозою и внешних неприятелей и внутренних мятежников; уставил также налоги общие. Славяне, Кривичи и другие народы должны были платить дань Варягам, служившим в России: Новгород давал им ежегодно 300 гривен тогдашнею ходячею монетою Российскою: что представляло цену ста пятидесяти фунтов серебра. Сию дань получали Варяги, как говорит Нестор, до кончины Ярославовой: с того времени летописи наши действительно уже молчат о службе их в России.

Прощание Вещего Олега с конем. В. Васнецов, 1899

Обширные владения Российские еще не имели твердой связи. Ильменские Славяне граничили с Весью, Весь с Мерею, Меря с Муромою и с Кривичами; но сильные, от Россиян независимые народы обитали между Новымгородом и Киевом. Храбрый Князь, дав отдохнуть войску, спешил к берегам реки Припяти: там, среди лесов мрачных Древляне свирепые наслаждались вольностию и встретили его с оружием, но победа увенчала Олега, и сей народ, богатый зверями, обязался ему платить дань черными куницами. В следующие два года Князь Российский овладел землею Днепровских Северян и соседственных с ними Радимичей. Он победил первых, освободил их от власти Козаров, и сказав: я враг им, а не вам! — удовольствовался самым легким налогом: верность и доброе расположение Северян были ему всего нужнее для безопасного сообщения южных областей Российских с северными. Радимичи, жители берегов Сожских, добровольно согласились давать Россиянам то же, что Козарам: по щлягуили мелкой монете с каждой сохи. Таким образом, соединив цепию завоеваний Киев с Новымгородом, Олег уничтожил господство Хана Козарского в Витебской и Черниговской Губернии. Сей Хан дремал, кажется, в приятностях Восточной роскоши и неги: изобилие Тавриды, долговременная связь с цветущим Херсоном и Константинополем, торговля и мирные искусства Греции усыпили воинский дух в Козарах, и могущество их уже клонилось к падению.

Покорив Север, Князь Российский обратил счастливое оружие свое к Югу. В левую сторону от Днепра, на берегах Сулы, жили еще независимые от Российской Державы Славяне, единоплеменные с Черниговцами: он завоевал страну их, также Подольскую и Волынскую Губернию, часть Херсонской и, может быть, Галицию, ибо Летописец в числе его подданных именует Дулебов, Тивирцев и Хорватов, там обитавших.

Но между тем, как победоносные знамена сего Героя развевались на берегах Днестра и Буга, новая столица его увидела пред стенами своими многочисленные вежи, или шатры, Угров (Маджаров или нынешних Венгерцев), которые обитали некогда близ Урала, а в IX веке на Восток от Киева, в стране Лебедии, может быть в Харьковской Губернии, где город Лебедин напоминает сие имя. Вытесненные Печенегами, они искали тогда жилищ новых; некоторые перешли за Дон, на границу Персии; другие же устремились на Запад: место, где они стояли под Киевом, называлось еще в Несторово время Угорским. Олег пропустил ли их дружелюбно или отразил силою, неизвестно. Сии беглецы переправились через Днепр и завладели Молдавиею, Бессарабиею, землею Волошскою.

Прибытие ибн-Фадлана на реку Итиль, картина Ф. Хакимова

Далее не находим никаких известий о предприятиях деятельного Олега до самого 906 года; знаем только, что он правил еще Государством и в то время, когда уже питомец его возмужал летами. Приученный из детства к повиновению, Игорь не дерзал требовать своего наследия от Правителя властолюбивого, окруженного блеском побед, славою завоеваний и храбрыми товарищами, которые считали его власть законною, ибо он умел ею возвеличить Государство. В 903 году Олег избрал для Игоря супругу, сию в наших летописях бессмертную Ольгу, славную тогда еще одними прелестями женскими и благонравием. Ее привезли в Киев из Плескова, или нынешнего Пскова: так пишет Нестор. Но в особенном ее житии и в других новейших исторических книгах сказано, что Ольга была Варяжского простого роду и жила в веси, именуемой Выбутскою, близ Пскова; что юный Игорь, приехав из Киева, увеселялся там некогда звериною ловлею; увидел Ольгу, говорил с нею, узнал ее разум, скромность и предпочел сию любезную сельскую девицу всем другим невестам. Обыкновения и нравы тогдашних времен, конечно, дозволяли Князю искать для себя супругу в самом низком состоянии людей, ибо красота уважалась более знаменитого рода; но мы не можем ручаться за истину предания, неизвестного нашему древнему Летописцу, иначе он не пропустил бы столь любопытного обстоятельства в житии Св. Ольги. Имя свое приняла она, кажется, от имени Олега, в знак дружбы его к сей достойной Княгине или в знак Игоревой к нему любви.

Вероятно, что сношение между Константинополем и Киевом не прерывалось со времен Аскольда и Дира; вероятно, что Цари и Патриархи Греческие старались умножать число Христиан в Киеве и вывести самого Князя из тьмы идолопоклонства; но Олег, принимая, может быть, Священников и Патриарха и дары от Императора, верил более всего мечу своему, довольствовался мирным союзом с Греками и терпимостию Христианства. Мы знаем по Византийским известиям, что около сего времени Россия считалась шестидесятым Архиепископством в списке Епархий, зависевших от Главы Константинопольского Духовенства; знаем также, что в 902 году 700 Россов или Киевских Варягов служили во флоте Греческом и что им платили из казны 100 литр золота. Спокойствие, которым Россия, покорив окрестные народы, могла несколько времени наслаждаться, давало свободу витязям Олеговым искать деятельности в службе Императоров: Греки уже издавна осыпали золотом так называемых варваров, чтобы они дикою храбростию своею ужасали не Константинополь, а врагов его. Но Олег, наскучив тишиною, опасною для воинственной Державы, или завидуя богатству Царяграда и желая доказать, что казна робких принадлежит смелому, решился воевать с Империею. Все народы, ему подвластные: Новогородцы, Финские жители Белаозера, Ростовская Меря, Кривичи, Северяне, Поляне Киевские, Радимичи, Дулебы, Хорваты и Тивирцы соединились с Варягами под его знаменами. Днепр покрылся двумя тысячами легких судов: на всяком было сорок воинов; конницашла берегом. Игорь остался в Киеве: Правитель не хотел разделить с ним ни опасностей, ни славы. Надлежало победить не только врагов, но и природу, такими чрезвычайными усилиями, которые могли бы устрашить самую дерзкую предприимчивость нашего времени и кажутся едва вероятными. Днепровские пороги и ныне мешают судоходству, хотя стремление воды в течение столетний, наконец, искусство людей разрушили некоторые из сих преград каменных: в IX и Х веке они долженствовали быть несравненно опаснее. Первые Варяги Киевские осмелились пройти сквозь их острые скалы и кипящие волны с двумястами судов: Олег со флотом в десять раз сильнейшим. Константин Багрянородный описал нам, как Россияне в сем плавании обыкновенно преодолевали трудности: бросались в воду, искали гладкого дна и проводили суда между камнями; но в некоторых местах вытаскивали свои лодки из реки, влекли берегом или несли на плечах, будучи в то же самое время готовы отражать неприятеля. Доплыв благополучно до лимана, они исправляли мачты, паруса, рули; входили в море и, держась западных берегов его, достигали Греции. Но Олег вел с собою еще сухопутное конное войско: жители Бессарабии и сильные Болгары дружелюбно ли пропустили его? Летописец не говорит о том. Но мужественный Олег приближился наконец к Греческой столице, где суеверный Император Леон, прозванный Философом, думал о вычетах Астрологии более, нежели о безопасности Государства. Он велел только заградить цепию гавань и дал волю Олегу разорять Византийские окрестности, жечь селения, церкви, увеселительные дома, Вельмож Греческих. Нестор, в доказательство своего беспристрастия, изображает самыми черными красками жестокость и бесчеловечие Россиян. Они плавали в крови несчастных, терзали пленников, бросали живых и мертвых в море. Так некогда поступали Гунны и народы Германские в областях Империи; так, в сие же самое время, Норманы, единоземцы Олеговы, свирепствовали в Западной Европе. Война дает ныне право убивать неприятелей вооруженных: тогда была она правом злодействовать в земле их и хвалиться злодеяниями… Сии Греки, которые все еще именовались согражданами Сципионов и Брутов, сидели в стенах Константинополя и смотрели на ужасы опустошения вокруг столицы; но Князь Российский привел в трепет и самый город. В летописи сказано, что Олег поставил суда свои на колеса и силою одного ветра, на распущенных парусах, сухим путем шел со флотом к Константинополю. Может быть, он хотел сделать то же, что сделал после Магомет II: велел воинам тащить суда берегом в гавань, чтобы приступить к стенам городским; а баснословие, вымыслив действие парусов на сухом пути, обратило трудное, но возможное дело в чудесное и невероятное. Греки, устрашенные сим намерением, спешили предложить Олегу мир и дань. Они выслали войску его съестные припасы и вино: Князь отвергнул то и другое, боясь отравы, ибо храбрый считает малодушного коварным. Если подозрение Олегво, как говорит Нестор, было справедливо: то не Россиян, а Греков должно назвать истинными варварами Х века. Победитель требовал 12 гривен на каждого человека во флоте своем, и Греки согласились с тем условием, чтобы он, прекратив неприятельские действия, мирно возвратился в отечество. Войско Российское отступило далее от города, и Князь отправил Послов к Императору. Летопись сохранила Норманские имена сих вельмож: Карла, Фарлафа, Веремида, Рулава, Стемида. Они заключили с Константинополем следующий договор [в 907 г.]:

Щит на вратах Царьграда

I. «Греки дают по 12 гривен на человека, сверх того уклады на города Киев, Чернигов, Переяславль, Полтеск, Ростов, Любеч и другие, где властвуют Князья, Олеговы подданные». Война была в сии времена народным промыслом: Олег, соблюдая обычай Скандинавов и всех народов Германских, долженствовал разделить свою добычу с воинами и Полководцами, не забывая и тех, которые оставались в России.

II. «Послы, отправляемые Князем Русским в Царьград, будут там всем довольствованы из казны Императорской. Русским гостям или торговым людям, которые приедут в Грецию, Император обязан на шесть месяцев давать хлеба, вина, мяса, рыбы и плодов; они имеют также свободный вход в народные бани и получают на возвратный путь съестные припасы, якоря, снасти, паруса и все нужное».

Греки с своей стороны предложили такие условия: «1. Россияне, которые будут в Константинополе не для торговли, не имеют права требовать месячного содержания. — II. Да запретит Князь Послам своим делать жителям обиду в областях и в селах Греческих. — III. Россияне могут жить только у Св. Мамы, и должны уведомлять о своем прибытии городское начальство, которое запишет их имена и выдаст им месячное содержание: Киевским, Черниговским, Переяславским и другим гражданам. Они будут входить только в одни ворота городские с Императорским приставом, безоружные и не более пятидесяти человек вдруг; могут торговать свободно в Константинополе и не платя никакой пошлины».

Сей мир, выгодный для Россиян, был утвержден священными обрядами Веры: Император клялся Евангелием, Олег с воинами оружием и богами народа Славянского, Перуном и Волосом. В знак победы Герой повесил щит свой на вратах Константинополя и возвратился в Киев, где народ, удивленный его славою и богатствами, им привезенными: золотом, тканями, разными драгоценностями искусства и естественными произведениями благословенного климата Греции, единогласно назвал Олега вещим, то есть мудрым или волхвом.

Так Нестор описывает счастливый и славный поход, коим Олег увенчал свои дела воинские. Греческие Историки молчат о сем важном случае; но когда Летописец наш не позволял действовать своему воображению и в описании древних, отдаленных времен: то мог ли он, живучи в XI веке, выдумать происшествие десятого столетия, еще свежего в народной памяти? Мог ли с дерзостию уверять современников в истине оного, если бы общее предание не служило ей порукою? Согласимся, что некоторые обстоятельства могут быть баснословны: товарищи Олеговы, хваляся своими подвигами, украшали их в рассказах, которые с новыми прибавлениями, чрез несколько времени обратились в народную сказку, повторенную Нестором без критического исследования; но главное обстоятельство, что Олег ходил к Царьграду и возвратился с успехом, кажется достоверным.

Доселе одни словесные предания могли руководствовать Нестора; но желая утвердить мир с Греками, Олег вздумал отправить в Царьград Послов, которые заключили с Империею договор письменный, драгоценный и древнейший памятник Истории Российской, сохраненный в нашей летописи. Мы изъясним единственно смысл темных речений, оставляя в целости, где можно, любопытную древность слога.

ДОГОВОР РУССКИХ С ГРЕКАМИ

«Мы от роду Русского, Карл, Ингелот, Фарлов, Веремид, Рулав, Гуды, Руальд, Карн, Флелав, Рюар, Актутруян, Лидулфост, Стемид, посланные Олегом, Великим Князем Русским и всеми сущими под рукою его Светлыми Боярами к вам, Льву, Александру и Константину» (брату и сыну первого) «Великим Царям Греческим, на удержание и на извещение от многих лет бывшие любви между Христианами и Русью, по воле наших Князей и всех сущих под рукою Олега, следующими главами уже не словесно, как прежде, но письменно утвердили сию любовь и клялися в том по закону Русскому своим оружием.

1. Первым словом да умиримся с вами, Греки! Да любим друг друга от всей души и не дадим никому из сущих под рукою наших Светлых Князей обижать вас; но потщимся, сколь можем, всегда и непреложно соблюдать сию дружбу! Так же и вы, Греки, да храните всегда любовь неподвижнуюк нашим Светлым Князьям Русским и всем сущим под рукою Светлого Олега. В случае же преступления и вины да поступаем тако:

II. Вина доказывается свидетельствами; а когда нет свидетелей, то не истец, но ответчик присягает — и каждый да клянетсяпо Вере своей». Взаимные обиды и ссоры Греков с Россиянами в Константинополе заставили, как надобно думать, Императоров и Князя Олега включить статьи уголовных законов в мирный государственный договор.

III. «Русин ли убиет Христианина или Христианин Русина, да умрет на месте злодеяния. Когда убийца домовити скроется, то его имение отдать ближнему родственнику убитого; но жена убийцы не лишается своей законной части. Когда же преступник уйдет, не оставив имения, то считается под судом, доколе найдут его и казнят смертию.

IV. Кто ударит другого мечем или каким сосудом, да заплатит пять литр серебра по закону Русскому; неимовитый же да заплатит, что может; да снимет с себя и самую одежду, в которой ходит, и да клянется по Вере своей, что ни ближние, ни друзья не хотят его выкупить из вины: тогда увольняется от дальнейшего взыскания.

V. Когда Русин украдет что-либо у Христианина или Христианин у Русина, и пойманный на воровстве захочет сопротивляться, то хозяин украденной вещи может убить его, не подвергаясь взысканию, и возьмет свое обратно; но должен только связать вора, который без сопротивления отдается ему в руки. Если Русин или Христианин, под видом обыска, войдет в чей дом и силою возьмет там чужое вместо своего, да заплатит втрое.

VI. Когда ветром выкинет Греческую ладию на землю чуждую, где случимся мы, Русь, то будем охранять оную вместе с ее грузом, отправим в землю Греческую и проводим сквозь всякое страшное место до бесстрашного. Когда же ей нельзя возвратиться в отечество за бурею или другими препятствиями, то поможем гребцам и доведем ладию до ближней пристани Русской. Товары, и все, что будет в спасенной нами ладии, да продается свободно; и когда пойдут в Грецию наши Послы к Царю или гости для купли, они с честию приведут туда ладию и в целости отдадут, что выручено за ее товары. Если же кто из Русских убьет человека на сей ладии, или что-нибудь украдет, да приимет виновный казнь вышеозначенную.

VII. Ежели найдутся в Греции между купленными невольниками Россияне или в Руси Греки, то их освободить и взять за них, чего они купцам стоили, или настоящую, известную цену невольников: пленные также да будут возвращены в отечество, и за каждого да внесется окупу 20 златых. Но Русские воины, которые из чести придут служить Царю, могут, буде захотят сами, остаться в земле Греческой.

VIII. Ежели невольник Русский уйдет, будет украден, или отнят под видом купли, то хозяин может вeздe искать и взять его; а кто противится обыску, считается виновным.

IX. Когда Русин, служащий Царю Христианскому, умрет в Греции, не распорядив своего наследства, и родных с ним не будет: то прислать его имение в Русь к милым ближним; а когда сделает распоряжение, то отдать имение наследнику, означенному в духовной.

X. Ежели между купцами и другими людьми Русскими в Греции будут виновные и ежели потребуют их в отечество для наказания, то Царь Христианский должен отправить сих преступников в Русь, хотя бы они и не хотели туда возвратиться.

Да поступают так и Русские в отношении к Грекам!

Для верного исполнения сих условий между нами, Русью и Греками, велели мы написать оные киноварью на двух хартиях. Царь Греческий скрепил их своею рукою, клялся святым крестом, Нераздельною Животворящею Троицею единого Бога, и дал хартию нашей Светлости; а мы, Послы Русские, дали ему другую и клялися по закону своему, за себя и за всех Русских, исполнять утвержденные главы мира и любви между нами, Русью и Греками. Сентября во 2 неделю, в 15 лето (то есть Индикта) от создания мира… [2 сентября 911 г.]»

Договор мог быть писан на Греческом и Славянском языке. Уже Варяги около пятидесяти лет господствовали в Киеве: сверстники Игоревы, подобно ему рожденные между Славянами, без сомнения, говорили языком их лучше, нежели Скандинавским. Дети Варягов, принявших Христианство во время Аскольда и Дира, имели способ выучиться и Славянской грамоте, изобретенной Кириллом в Моравии. С другой стороны, при Дворе и в войске Греческом находились издавна многие Славяне, обитавшие во Фракии, в Пелопоннесе и в других владениях Императорских. В осьмом веке один из них управлял, в сане Патриарха, Церковию; и в самое то время, когда Император Александр подписывал мир с Олегом, первыми любимцами его были два Славянина, именем Гаврилопул и Василич: последнего хотел он сделать даже своим наследником. Условия мирные надлежало разуметь и Грекам и Варягам: первые не знали языка Норманов, но Славянский был известен и тем и другим.

Сей договор представляет нам Россиян уже не дикими варварами, но людьми, которые знают святость чести и народных торжественных условий; имеют свои законы, утверждающие безопасность личную, собственность, право наследия, силу завещаний; имеют торговлю внутреннюю и внешнюю. Седьмая и осьмая статья его доказывают — и Константин Багрянородный то же свидетельствует, — что купцы Российские торговали невольниками: или пленными, взятыми на войне, или рабами, купленными у народов соседственных, или собственными преступниками, законным образом лишенными свободы. — Надобно также приметить, что между именами четырнадцати Вельмож, употребленных Великим Князем для заключения мирных условий с Греками, нет ни одного Славянского. Только Варяги, кажется, окружали наших первых Государей и пользовались их доверенностию, участвуя в делах правления.

Император, одарив Послов золотом, драгоценными одеждами и тканями, велел показать им красоту и богатство храмов (которые сильнее умственных доказательств могли представить воображению грубых людей величие Бога Христианского) и с честию отпустил их в Киев, где они дали отчет Князю в успехе посольства.

Сей Герой, смиренный летами, хотел уже тишины и наслаждался всеобщим миром. Никто из соседей не дерзал прервать его спокойствия. Окруженный знаками побед и славы, Государь народов многочисленных, повелитель войска храброго мог казаться грозным и в самом усыплении старости. Он совершил на земле дело свое — и смерть его казалась потомству чудесною. «Волхвы, — так говорит Летописец, — предсказали Князю, что ему суждено умереть от любимого коня своего. С того времени он не хотел ездить на нем. Прошло четыре года: в осень пятого вспомнил Олег о предсказании, и слыша, что конь давно умер, посмеялся над волхвами; захотел видеть его кости; стал ногою на череп и сказал: его ли мне бояться? Но в черепе таилась змея: она ужалила Князя, и Герой скончался»… Уважение к памяти великих мужей и любопытство знать все, что до них касается, благоприятствуют таким вымыслам и сообщают их отдаленным потомкам. Можем верить и не верить, что Олег в самом деле был ужален змеею на могиле любимого коня его, но мнимое пророчество волхвов или кудесников есть явная народная басня, достойная замечания по своей древности.

Гораздо важнее и достовернее то, что Летописец повествует о следствиях кончины Олеговой: народ стенал и проливал слезы. Что можно сказать сильнее и разительнее в похвалу Государя умершего? Итак, Олег не только ужасал врагов, он был еще любим своими подданными. Воины могли оплакивать в нем смелого, искусного предводителя, а народ защитника. — Присоединив к Державе своей лучшие, богатейшие страны нынешней России, сей Князь был истинным основателем ее величия. Рюрик владел от Эстонии, Славянских Ключей и Волхова до Белаозера, устья Оки и города Ростова: Олег завоевал все от Смоленска до реки Сулы, Днестра и, кажется, самых гор Карпатских. Мудростию Правителя цветут Государства образованные; но только сильная рука Героя основывает великие Империи и служит им надежною опорою в их опасной новости. Древняя Россия славится не одним героем: никто из них не мог сравняться с Олегом в завоеваниях, которые утвердили ее бытие могущественное. История признает ли его незаконным Властелином с того времени, как возмужал наследник Рюриков? Великие дела и польза государственная не извиняют ли властолюбия Олегова? И права наследственные, еще не утвержденные в России обыкновением, могли ли ему казаться священными?.. Но кровь Аскольда и Дира осталась пятном его славы.

Олег, княжив 33 года, умер в глубокой старости, ежели он хотя юношею пришел в Новгород с Рюриком. Тело его погребено на горе Щековице, и жители Киевские, современники Нестора, звали сие место Ольговою могилою.

Н.М.Карамзин «История государства Российского», часть 1, глава V

 «Песнь о Вещем Олеге» Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их села и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.
Из тёмного леса навстречу ему
Идёт вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.
«Скажи мне, кудесник, любимец богов,
Что сбудется в жизни со мною?
И скоро ль, на радость соседей-врагов,
Могильной засыплюсь землёю?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмёшь ты коня».
«Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе.
Запомни же ныне ты слово моё:
Воителю слава – отрада;
Победой прославлено имя твоё;
Твой щит на вратах Цареграда:
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.
И синего моря обманчивый вал
В часы роковой непогоды,
И пращ, и стрела, и лукавый кинжал
Щадят победителя годы…
Под грозной бронёй ты не ведаешь ран;
Незримый хранитель могущему дан.
Твой конь не боится опасных трудов;
Он, чуя господскую волю,
То смирный стоит под стрелами врагов,
То мчится по бранному полю.
И холод и сеча ему ничего…
Но примешь ты смерть от коня своего».
Олег усмехнулся – однако чело
И взор омрачилися думой.
В молчанье, рукой опершись на седло,
С коня он слезает, угрюмый;
И верного друга прощальной рукой
И гладит и треплет по шее крутой.
«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Расстаться настало нам время;
Теперь отдыхай! уж не ступит нога
В твоё позлащенное стремя.
Прощай, утешайся – да помни меня.
Вы, отроки-други, возьмите коня!
Покройте попоной, мохнатым ковром;
В мой луг под уздцы отведите;
Купайте; кормите отборным зерном;
Водой ключевою поите».
И отроки тотчас с конём отошли,
А князю другого коня подвели.
Пирует с дружиною вещий Олег
При звоне весёлом стакана.
И кудри их белы, как утренний снег
Над славной главою кургана…
Они поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.
«А где мой товарищ? – промолвил Олег. —
Скажите, где конь мой ретивый?
Здоров ли? Всё так же ль легок его бег?
Всё тот же ль он бурный, игривый?»
И внемлет ответу: на холме крутом
Давно уж почил непробудным он сном.
Могучий Олег головою поник
И думает: «Что же гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твоё предсказанье!
Мой конь и доныне носил бы меня».
И хочет увидеть он кости коня.
Вот едет могучий Олег со двора,
С ним Игорь и старые гости,
И видят – на холме, у брега Днепра,
Лежат благородные кости;
Их моют дожди, засыпает их пыль,
И ветер волнует над ними ковыль.
Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: «Спи, друг одинокий!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалёкой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!
Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мёртвой главы гробовая змея
Шипя между тем выползала;
Как чёрная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.
Ковши круговые, запенясь, шипят
На тризне плачевной Олега;
Князь Игорь и Ольга на холме сидят;
Дружина пирует у брега;
Бойцы поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.
 
 
Олег показывает маленького Игоря Аскольду и Диру. Миниатюра из Радзивилловской летописи (XV век)

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

Легендарный викинг

Олег Вещий – не только первый, но и самый загадочный правитель Киевской Руси, о смерти которого знают гораздо больше, чем о жизни

Об этом князе мы узнаем еще в детстве из пушкинской «Песни о вещем Олеге». Там содержится классический набор сведений: правил Русью, «отмстил неразумным хазарам», прибил щит к воротам Царьграда, а в финале пренебрег пророчеством волхва и принял смерть от коня. О том же с некоторыми дополнениями говорят летописи, прежде всего древнейшая из них – «Повесть временных лет». Там Олег тоже зовется «вещим», то есть чародеем, знающим будущее. То, что он не сумел предсказать собственную гибель, летописцы считали признаком ущербности языческой веры и ее неизбежного падения.

Эпитет «вещий» является переводом на русский язык скандинавского имени Олега – Хельги, что значит «священный» или «посвященный богам». Летописи умалчивают о колдовских способностях князя, однако его былинный «двойник» – Вольга (или Волх Всеславич) – тоже изображается чародеем или по крайней мере сверхъестественно ловким и хитрым человеком. Судя по всему, таким был и князь Олег, многие победы которого достигнуты не силой, а хитростью. Он не принадлежал к правящей династии Рюриковичей, однако сумел создать громадное государство, раскинувшееся от Балтики до Черного моря.

Князь из сумрака

Мало кто из ученых сомневается, что Олег был скандинавом-викингом, прибывшим на Русь вместе с Рюриком или после него. На страницах летописи он впервые появился в записи, рассказывающей о событиях 879 года, когда умер Рюрик и передал княжение Олегу, «от рода ему суща», то есть, видимо, своему родичу, отдав ему на попечение сына Игоря, «ибо был тот еще очень мал».

Летописная фраза «от рода ему суща» могла означать и то, что Олег действительно был родственником Рюрика, и то, что они просто принадлежали к одному народу – шведам, как считалось прежде, или датчанам, как думают сегодня ученые, отождествляющие Рюрика с Рёриком Ютландским. Этот выходец из датского королевского рода Скьёльдунгов совершал в IX веке набеги на многие области – от Фрисландии в нынешних Нидерландах до Прибалтики. Не исключено, что в своих скитаниях он оказался и на Руси, хотя доказательств этого нет.

В то время скандинавские пираты благодаря появлению у них нового типа кораблей – знаменитых драккаров – получили возможность совершать дальние морские плавания. Это сразу ощутили на себе народы Европы, которых викинги не только безжалостно грабили, но и пытались захватить, создавая по берегам морей и рек свои опорные пункты. Еще в конце VIII века они обосновались в Старой Ладоге, откуда плавали на юг по Волге и Днепру, наладив торговые связи с Византией и Арабским халифатом. В новых условиях викинги превратились в варягов, чьи дружины включали в свой состав не только скандинавов, но и местных жителей – славян, мерю, весь, чудь. Это, однако, не спасало их от конфликтов с туземцами, один из которых привел около 860 года к появлению на Руси Рюрика. Последний, если верить летописи, подчинил себе не только Ладогу, но и словен в Новгороде, кривичей в Смоленске и мерю в Ростове. Правда, место Новгорода тогда занимало соседнее Рюриково городище, а место Смоленска – Гнёздово, где также обосновались скандинавы.

Убиение Аскольда и Дира Олегом. Неизвестный художник начала XX века

Летопись не объясняет, почему в момент смерти уже пожилого Рюрика его сын Игорь был малолетним («детеск велми»). Как и то, почему до 912 года, когда Игорю уже перевалило за 30 лет, Олег продолжал оставаться князем. Это порождает вполне законные сомнения не только в точности хронологии «Повести временных лет», но и в достоверности сообщаемых ею фактов. Одни историки считают, что Рюрик просто придуман летописцами, другие – что он существовал, но не был отцом Игоря. Не все ясно и с Олегом: «Начальный свод», следы которого сохранились в Новгородской первой летописи младшего извода, называет его не князем, а лишь воеводой Игоря, ничего не говоря об их родстве. Напротив, Иоакимовская летопись, которую обычно считают позднейшей подделкой, объявляет Олега близким родичем Рюрика – мужем его сестры Ефанды…

Если Рюрик в самом деле был Рёриком Ютландским, он не мог проводить много времени в своих русских владениях и должен был разделить власть над ними с близким соратником или кем-то из родных. Для викингов это было обычным делом: вспомним, что в то же время Аскольд и Дир (то ли братья, то ли просто товарищи) захватили Киев и правили им совместно. Так же и Олег мог править вместе с Рюриком, а потом взять на себя заботу о его сыне. Есть, правда, и другие версии: что он возглавлял «местных» варягов Ладоги или Гнёздова, вступивших в союз с пришельцем из Дании. Это может объяснить его внимание к этим крепостям: при Олеге там появились новые укрепления, в Ладоге – первые на Руси каменные стены. Позже, уйдя княжить в Киев, Олег приказал словенам, кривичам и мери платить варягам 300 гривен в год «для сохранения мира».

Можно думать, что Олег получил власть уже немолодым человеком и умер лет в 60–65, что для того времени было немало (впрочем, Рюрик-Рёрик прожил еще дольше). Но это только предположение – как и все, что касается Олега, которого филолог Михаил Халанский справедливо назвал «великаном русского исторического сумрака».

Из Новгорода в Киев

Утвердившись на севере Руси, Олег решил подчинить себе и юг, где торговый путь к Черному морю преграждали уже упомянутые Аскольд и Дир. «Повесть временных лет» красочно описывает, как он, собрав войско из подвластных племен, подступил к Киеву, взяв по пути Смоленск и Любеч. Часть дружины он тайно высадил на берег, часть спрятал в ладьях, а сам назвался богатым купцом и послал к Аскольду с Диром гонца, обещая им щедрые дары. Когда правители города явились на берег Днепра, Олег приказал своим воинам схватить их и заявил: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода». Потом он вынес к ним на руках юного Игоря, сказав: «А это сын Рюрика». Не тратя времени на дальнейшие разговоры, он велел казнить несчастных братьев: «И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли Аскольда на горе, которая называется ныне Угорской… а Дирова могила – за церковью святой Ирины».

Олег и его воины на кораблях с колесами у Царьграда. Миниатюра из Радзивилловской летописи. Конец XV века

Олег хорошо знал, как удобно расположен Киев и какие он открывает перспективы и для торговли, и для завоеваний. Поэтому без промедления перенес туда столицу, сказав: «Да будет это мать городам русским». Конечно, в фантазии летописца – пока что «русскими» могли считаться лишь несколько городов, да и само слово «русь» было весьма неопределенным. Далее в летописи следует фраза: «И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью». Таким образом, хотя сам Олег и многие его приближенные были варягами, уже тогда элита складывавшегося государства имела многонациональный состав. Само слово «русь» могло при этом иметь скандинавское, славянское, иранское или любое другое происхождение – дела это не меняло.

«Повесть временных лет» считает, что завоевание Олегом Киева относится к 882 году, но, как уже говорилось, даты, проставленные в летописи, весьма приблизительны. Вряд ли Олегу удалось быстро установить на севере Руси мир между враждующими племенами и навести там порядок, позволяющий без опаски покинуть эти земли. Ряд ученых полагают, что князь захватил «мать городов» во время своего похода на Византию в 907 году, но и это сомнительно: умиротворение юга тоже требовало немалого времени. Еще одна версия состоит в том, что он завладел Киевом на рубеже IX–X веков, после упомянутого в летописи прохождения через этот город громадной орды кочевников-венгров, шедших на запад. Быть может, они и убили на самом деле Аскольда с Диром, и Олегу не пришлось пачкать руки кровью соплеменников.

Далее в летописи говорится о подчинении Олегом славянских племен – древлян, северян, радимичей. Прежде они платили дань хазарам, но князь прекратил эту практику, заявив: «Я враг их, и вам им платить незачем». При этом с хазарами он, вопреки Пушкину, не сражался, и правильно делал – армия каганата просто раздавила бы его маленькую дружину. Но хитрый Олег выбрал удачный момент: под натиском печенегов и булгар хазары отступили из Причерноморья и уже не могли контролировать славянские племена. Летопись утверждает, что вместо хазар князь воевал со славянскими племенами уличей и тиверцев, жившими между Днепром и Днестром. Но не слишком удачно: в состав Руси они вошли лишь полувеком позже. Да и у подчиненных им племен сохранялись собственные князья – Олег считался только «первым среди равных».

Император Лев VI Философ. Солид, золото

Добившись относительной покорности подданных, Олег смог позаботиться о продолжении династии Рюриковичей и подобрал Игорю жену из Пскова «именем Ольга». Сходство имен наводит на подозрения, что невеста была родственницей Олега, но, скорее всего, юная псковитянка просто взяла себе скандинавское имя, чтобы вписаться в правящую элиту. И женой Игоря она стала не в 903 году, а гораздо позже, когда Олега уже не было в живых, иначе Ольга никак не могла около 940 года родить мужу наследника Святослава. Речь снова идет об искусственности летописной хронологии, из-за которой начальная история Руси больше напоминает не прямую линию, а неуверенный пунктир.

Были ли потомки у самого Олега? Видимо, да, и, быть может, одним из них был Олег Моравский, «открытый» в XVIII веке польским историком Христианом фон Фризе. По его версии, тот после смерти отца был изгнан Игорем и укрылся в Моравии, став ее последним независимым князем. Существование этого персонажа сомнительно, как и его родство с Олегом. То же можно сказать про некоего Хельгу (в записи еврейским шрифтом – Hlgw), который, по данным хазарского «Кембриджского документа», захватил около 939 года крепость Самкерц на Тамани во главе войска русов. Разбитый хазарами, он отправился к Константинополю, но потерпел поражение и там, после чего решил попытать счастья в Персии, где и сгинул со всем войском. Вероятно, автор документа, не слишком хорошо знакомый с событиями на Руси, просто спутал Олега с Игорем, при котором русы в самом деле ходили в морские походы на Византию и Персию. Но если и так, то пример этих походов Игорю подал именно его предшественник.

Князь Олег прибивает щит на врата Царьграда. Худ. М.К. Бодаревский. 1870-е годы

Гроза Византии

В 907 году Олег привел под стены византийской столицы мощный флот. Русы угрожали Константинополю (Царьграду) и прежде, но новый поход был невиданным: князь привел с собой 2000 ладей, в каждой из которых помещалось 40 воинов. Летопись перечисляет участников похода – славянские племена, варягов, мерю, чудь, объединяя их именем «Великая Скифь». Испуганный император Лев VI Философ приказал перегородить гавань цепями и заперся в городе, позволив русам безнаказанно разорять предместья. «И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги», – сообщает «Повесть временных лет».

Князь не собирался штурмовать громадный город – его целью было добыть богатства для себя и дружины, а также заключить с византийцами выгодный договор о торговле. По версии «Повести временных лет», чтобы ускорить решение вопроса, он снова пошел на хитрость. Олег приказал поставить ладьи на колеса – и попутный ветер быстро понес их к городу. Увидев такое чудо, греки предпочли заключить мир. Их послы доставили князю пищу и вино, но он отказался, догадавшись, что то и другое отравлено. Еще больше испугавшись такой проницательности, византийцы покорно приняли условия мира: уплатить «по 12 гривен на уключину», то есть на каждого воина, который одновременно был гребцом. Особая дань полагалась русским князьям и городам, а купцы из Руси добились права свободно торговать в византийской столице, вдобавок получая из ее казны провизию на полгода. Греки со своей стороны попросили, чтобы прибывающие в Константинополь русы селились только в указанном им месте, ходили без оружия и не творили никаких бесчинств – похоже, за ними прочно закрепилась дурная слава.

Первый русско-византийский договор был заключен по всей форме: император Лев и его соправитель Александр целовали крест, а Олег и его воеводы клялись «по закону русскому», присягая на оружии Перуну, Велесу и другим богам. Напоследок Олег в знак победы повесил свой щит на городских воротах – этот эпизод всем известен, но никто не знает, к каким именно воротам был прибит щит и долго ли провисел. Торопясь выпроводить непрошеных гостей, греки подарили им новые паруса из паволок (дорогой ткани), но не всем – только варягам. Тогда славяне, бывшие в составе войска, сказали: «Возьмем свои толстины [холстины], не даны славянам паруса из паволок». Неприязнь между варягами и славянами еще тлела, сдерживаясь лишь сильной княжеской рукой и богатой добычей. Рассказ о походе на Царьград «Повесть временных лет» завершает так: «И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье». По версии летописца, именно после этого Олега прозвали Вещим за его удачу.

В 911 году в Константинополь прибыли послы «от рода русского», большинство которых носило скандинавские имена. Они заключили новый договор, текст которого (в отличие от договора 907 года) приведен в летописи. В нем Олег впервые назван «великим князем русским», а еще до этого он стал называться «хаканом Руси», фактически присвоив себе царский титул. Но это был последний успех князя: в следующем году или чуть позже его не стало. Смерть его окутана таким же туманом, как и жизнь. Новгородская первая летопись об этом говорит: «Пошел Олег к Новгороду, а оттуда в Ладогу. Другие же сказывают, будто ушел он за море, и змея укусила его в ногу, и оттого он умер». Возможно, старый воин все-таки окончил свои дни в походе – том самом, о котором пишет арабский историк аль-Масуди. По его сведениям, в 912 году 500 кораблей русов с разрешения хазар прошли через Дон на Волгу и разорили побережье Каспия. На обратном пути хазары предательски напали на них и перебили их всех вместе с «маликом», то есть князем.

Если такой поход и был, то арабский автор сильно преувеличил масштаб поражения русов. Если бы князь со всей русской элитой погиб на чужбине, его непрочная еще держава неминуемо бы развалилась. Между тем Игорь унаследовал власть без особых проблем, Русь уцелела – и это было главным итогом политики Олега.

 

 

Детектив десятого века

Смерть Олега Вещего прославила его больше всех деяний из-за ее чрезвычайно странных обстоятельств

Вот что говорит об этом «Повесть временных лет»: «И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и вспомнил Олег коня своего, которого прежде поставил кормить, решив никогда на него не садиться, ибо спрашивал он волхвов и кудесников: «От чего я умру?» И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, – от него тебе и умереть!» Запали слова эти в душу Олегу, и сказал он: «Никогда не сяду на него и не увижу его больше». И повелел кормить его и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не видя его, пока не пошел на греков. А когда вернулся в Киев и прошло четыре года, – на пятый год помянул он своего коня, от которого волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: «Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?» Тот же ответил: «Умер». Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: «Неверно говорят волхвы, но все то ложь: конь умер, а я жив». И приказал оседлать себе коня: «Да увижу кости его». И приехал на то место, где лежали его голые кости и череп голый, слез с коня, посмеялся и сказал: «От этого ли черепа смерть мне принять?» И ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемою Щековица; есть же могила его и доныне, слывет могилой Олеговой».

Мрачноватая история смерти князя находит, как ни странно, параллели в скандинавских сагах. А именно в саге о викинге Орваре (Стреле) Одде, совершившем много славных деяний в походах на Русь и загадочную северную страну Биармию. Еще в отрочестве колдунья-вёльва предсказала ему, что он примет смерть от любимого коня Факси. Чтобы избежать этого, Одд с другом убили коня, бросили его в яму и забросали камнями. Много лет спустя викинг вернулся в родные места и прошел рядом с местом гибели Факси, о которой он давно забыл. Далее в саге говорится: «И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. «Что это было, обо что я ударился ногой?» Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки». В отличие от Олега, Одд после укуса прожил достаточно, чтобы сложить повесть о своей жизни.

Впрочем, сага об Одде Стреле носит фантастический характер и появилась не раньше XIII века. Сюжет о смерти героя ее создатели могли заимствовать из скандинавских преданий: от укуса змеи умерли, среди прочих, легендарный конунг Рагнар Лодброк и герой «Песни о Нибелунгах» Гуннар. Однако конь и его череп там не упоминались – это «ноу-хау» русской летописной легенды. Позже она добралась и до Англии в виде рассказа о смерти сэра Роберта де Шурланда, жившего в XIV веке. Когда колдунья предсказала ему, что он погибнет от любимого коня, он тут же зарубил животное, бросив труп на морском берегу. Через много лет сэр Роберт случайно наткнулся на череп коня и пнул его ногой, насмехаясь над старым пророчеством. И зря – осколок кости вонзился ему в ногу, рана загноилась, и старый рыцарь умер. Здесь событие приобретает характер случайности, теряя назидательность русской легенды, где змея становится орудием божьего промысла, наказывая князя-язычника за неверие в пророчества. Конечно, кудесники-волхвы тоже были язычниками, но и их предсказания могли сбываться. Смеяться над ними никак не позволялось – об этом говорят примеры, заботливо собранные в «Повести временных лет». Олег же посмеялся целых три раза: над волхвами, над их несбывшимся пророчеством и над самой смертью, когда наступил на череп коня. Понятно, что наказание было неминуемо. Кстати, в «Устюжском летописце» XVI века князь не отослал коня прочь, а по настоянию волхвов приказал убить его – потом же пожалел об этом, нашел череп и даже поцеловал его, после чего и последовал роковой укус.

Легенда о смерти Олега могла возникнуть еще в языческие времена, причем на основе реальных событий. В антагонизме варягов и славян важную роль играли их боги – «дружинный» Перун, постепенно слившийся со скандинавским Одином, и «общинный» Велес (Волос). Священным животным Перуна (и Одина) был конь, Велеса – змея. В книге историка Евгения Пчелова «Олег Вещий» говорится: «Смерть Олега от змеи, тем более приуроченная к Русскому Северу (Новгород, Ладога), может трактоваться как своеобразная месть со стороны Волоса, «скотьего бога», культ которого (в отличие от Перуна) связан со словенами». Но, быть может, месть Олегу за завоевание славянских племен и нарушение древних обычаев свершилась в самом деле, а орудием этой мести выступили те же волхвы, роль которых в его смерти так старательно подчеркивает летописец? Конечно, это лишь предположение, но оно хоть как-то объясняет историю, в реальность которой поверить трудно.

Проще объяснить происхождение двух могил Олега – в Киеве и Ладоге. Скорее всего, он умер (или погиб) в своей богатой столице, откуда вовсе не собирался возвращаться на скучный и скудный север. Но ладожане, помня о великом земляке, устроили в память о нем тризну, на месте которой насыпали погребальный курган – обычай этого не запрещал. Этот курган сохранился до сих пор, а недалеко от него в 2015 году был воздвигнут памятник Олегу и Рюрику – основателям русской государственности. В Киеве же никаких следов могилы не сохранилось. Но даже если бы ее нашли, то эксгумация останков князя вряд ли помогла бы пролить свет на детективную историю Х века.

Что почитать?

Пчелов Е.В. Олег Вещий. Великий викинг Руси. М., 2018 (серия «ЖЗЛ»)

Рычка В.М. Вещий Олег в истории и памяти. СПб., 2019

 

Олег Вещий

    Рюрик (все о Рюрике), из-за малолетства своего сына Игоря (все об Игоре), передал после своей смерти власть своему родственнику, Олегу. В русских летописях, Олег известен как Вещий, Далекоглядящий, Мудрый, Святой. Этот эпитет происходит  от игры со значением имени в скандинавском варианте: Хелги (первоначальная скандинавская форма имени Олег) означает «Святой»; русское прилагательное «Вещий» является, таким образом, не чем иным, как перевод от «Хелги». По-норвежски Вещий Олег именуется Хелги. Князь Олег, по преданию, был правитель очень предприимчивый и воинственный. Лишь только власть попала в его руки, как он задумал – овладеть всем течением Днепра, забрать в свои руки весь водный путь в богатую Грецию. Но для этого приходилось покорить все племена, живущие по Днепру. Князь Олег набрал из ильменских славян, из кривичей, подчиненных ему, финских племен большое войско и двинулся с ними и дружиной на юг.

Овладел князь Олег прежде всего Смоленском, затем взял Любеч, город северян, оставил в этих городах отряды своей дружины под начальством надежных, опытных воевод, а сам пошел дальше. В 878 г. Олег захватил Киев и, в конце концов, установил свою власть в Южной Руси.

    Олег знал, что Киев силою нелегко будет взять- княжили там Аскольд и Дир. Пришлось пуститься на хитрость: войско было оставлено позади, а Олег с несколькими лодками подплыл к Киеву, остановился неподалеку от города и послал сказать Аскольду и Диру, что их земляки, купцы варяжские, едут в Грецию, хотят повидаться с ними и просят их прийти к лодкам. Киевские князья, вовсе не подозревая злого умысла, вышли одни на берег. Тогда воины, спрятанные в лодках, выскочили и окружили их. «Вы не князья и не княжеского рода, а я княжеского – сказал им Олег и прибавил, указывая на сидевшего рядом с ним ребёнка-Игоря, – а вот сын Рюрика». По знаку Олега воины его бросились на Аскольда и Дира и убили их. Погребли их у берега Днепра на горе (которая сейчас находится у  Киева и  называется Аскольдовой могилой). Киевляне, оставшиеся без князей и застигнутые врасплох, подчинились князю Олегу.

Убийство Аскольда и Дира по приказу Олега.Гравюра Ф. А. Бруни. До 1839

    Полюбился ему Киев, назвал он его «матерью русских городов», и стал Киев с этого времени главным русским городом. Очевидно, что Киев не мог быть последней целью натиска Олега с севера. Он должен был послужить ему базой для дальнейшего движения на юг, нацеленного на открытие путей к Черному и Азовскому морям, с Транскавказом и Константинополем в качестве финального приза.

    Киевская база была расширена с покорением древлян – воинственного племени, обитавшего в это время в бассейне Припяти, на северо-западе от земли полян, т.е. собственно региона Киева. Олег установил для них дань в мехах (около 880 г.). Дальнейшему наступлению на юг и юго-восток, по рекам Днепр и Буг, противились мадьяры. Земли на восток от среднего и нижнего Днепра контролировались хазарами.Хазарская проблема стала первостатейной по значимости для Олега. Необходимо было избавиться от хазарского контроля над славянскими племенами к востоку от среднего Днепра. И, конечно, следующим шагом Олега стало распространение своей власти на эти племена. Около 882 г. он нанес поражение северинам, после чего они прекратили выплату дани хазарам и взамен согласились платить «легкую дань» Олегу. Под впечатлением победы над северинами их северо-западные соседи – радимичи – добровольно согласились (885 г.) платить Олегу ту же дань, что прежде они выплачивали хазарам. В этом случае дань была в серебряных монетах (шеляг). Затем внимание Олега сместилось на юго-запад. Конфликты в 890г также были у Олега между — мадьярами, уличами и тиверцами (мадьяры были разбиты около 897г булгарами и печенегами-прим. Вернадского Г.В.- историк,ученик историка Ключевского).

    В 907 г. Олег отправился в поход на Константинополь.  Согласно «Повести временных лет», это была комбинация пешей и морской операции. В последней, как говорят, участвовало две тысячи лодок. Русские достигли Константинополя одновременно с суши и с моря, и окраины имперской столицы были бежалостно разграблены. Греки преградили доступ к внутренней части Константинополя – Золотому Рогу – цепями, но, по истории летописца, Олег приказал поставить лодки на колеса и таким образом по крайней мере часть русской эскадры добралась посуху к расположенным выше богатствам Золотого Рога. Греки запросили мира. После победоносной кампании против греков, которая привела его к вратам Константинополя, греки начали переговоры, послав ему изысканные яства и вина. Быстро сообразив, что к чему, Олег отказался отведать угощение, подозревая, что пища и вино, возможно, отравлены. После этого греки оставили уловки и приняли условия мира- согласившись платить дань и заключить торговый союз, выгодный для русских. Согласно преданию, перед отъездом из Константинополя, Олег, водрузил свой щит на ворота города.

Князь Олег прибивает свой щит ко вратам Царьграда.Гравюра Ф. Бруни, 1839

    Согласно условиям договора 907 г., греки должны были заплатить – по двенадцать гривен за каждую уключину двух тысяч русских лодок – и в дополнение выделить специальные фонды для важнейших русских городов (Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и других). Из этих фондов византийское правительство должно было обеспечить обильную пищу для купцов этих городов в течение их пребывания в Константинополе, а также снабдить их лодки едой и всем необходимым для обратного пути из Константинополя на Русь. Во время визита русских в Константинополь их размещали в пригороде, близ церкви св. Богородицы. Характерно, что русские купцы при торговых сделках не должны были платить какую-либо пошлину.Договор 907 г. стал основанием дальнейшему коммерческому взаимодействию между русскими и греками.

    В соглашении 911 г. было добавлено несколько юридических деталей технического порядка. Разрешение проблем взаимных оскорблений, убийств, воровства и других преступлений, совершенных гражданами одной страны против граждан другой, подверглось урегулированию, особое внимание уделялось случаям бегства рабов. Все условия основывались на духе полного равноправия двух наций.

    Успех Олега в Черном море открыл дорогу русской торговле, оживив коммерческое взаимодействие между русскими и греками, что создавало основу благосостояния для княжества.

Легенда

    В русской традиции Олег прославляется как мудрый правитель и удачливый воин; он в особенности почитался за свой ум во взаимоотношениях с врагами.

    Последнее сказание об Олеге, повествующее о его смерти, противоречит его репутации прозорливого человека. Согласно легенде, популяризованной А.С. Пушкиным в его великолепной поэме «Песнь о вещем Олеге», князь был предупрежден кудесником: он примет смерть от своего коня. Под впечатлением этого пророчества он постарался не ездить на нем. Позднее, когда ему показали скелет коня, он наступил на него, пренебрегая предсказанием: в ту же минуту из останков выползла змея, ее укус оказался смертельным для Олега.

    Легенда с очевидностью назидательна, ее цель – доказать, что даже мудрейший человек беспомощен перед Судьбой.Характерно, что русские легенды об Олеге, включая повествование о его смерти, имеют близкие параллели в скандинавской саге об Одде. В саге говорится, что Одд умер от укуса змеи в Норвегии, куда он возвратился после своих подвигов на Руси. 

Олег Вещий — это… Что такое Олег Вещий?

Оле́г (Ве́щий Оле́г, др.-рус. Ольгъ, ум. 912) — князь новгородский с 879 года и великий князь киевский с 882.

Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика как опекун над его малолетнем сыном Игорем, Олег присоединил к своим владениям Киев и покорил много славянских племен в Восточной Европе. Нередко рассматривается как основатель Древнерусского государства.

В летописи[1] приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее, провидящий будущее.[2] Назван так сразу по возвращении из похода 907 года на Византию.

Происхождение Олега

В летописях излагаются две версии биографии Олега: традиционная в «Повести временных лет», и по Новгородской Первой летописи. Новгородская летопись сохранила фрагменты более раннего летописного свода (на котором основывается и «ПВЛ»), однако содержит неточности в хронологии по событиям X века.

Согласно «Повести временных лет», Олег был родичем (соплеменником) Рюрика, возможно (по Иоакимовской летописи) его шурином. Предполагают, что после смерти основателя княжеской династии Рюрика в 879 Олег стал княжить в Новгороде как опекун над малолетним сыном Рюрика Игорем, но летописи об этом умалчивают. Г. Ловмянский доказывал, что утвердившееся в научной литературе мнение о первоначальном правлении Олега в Новгороде сомнительно. По версии Г. Ловмяньского, Олег был смоленским князем, а его связь с Рюриком — поздняя летописная комбинация[3]. А. Лебедев высказал догадку, что родственником Рюрика мог быть представитель местных нобилей[4]. Факт возложения Олегом дани на Новгород Киеву и варягам свидетельствует против версии о новгородском княжении Олега[5].

Вокняжение в Киеве

Повесть временных лет: В 882 Олег, взял с собой много воинов: варягов, чудь, словен, меря, весь, кривичей — взял город Смоленск и Любеч и посадил там мужей своих. Далее по Днепру спустился к Киеву, где княжили два боярина, не племени Рюрика, но варяги Аскольд и Дир. И увидел Олег, что Аскольд и Дир княжат, и отправил посла к ним со словами: «Купцы мы, едем в греки от Олега и от Игоря княжича, да приходите к роду своему и к нам». Аскольд и Дир пришли… Олег, спрятал одних воинов в лодьях, а других за собой оставил, а сам пошёл вперёд, и нёс на руках юного Княжича Игоря, и объявил им: «Вꙑ нє́ста кнѧзѧ́ ни ро́ду кнѧ́жѧ · но азъ єсмь ро́ду кнѧ́жѧ». Предъявив им наследника Рюрика, малолетнего Игоря, Олег сказал: «А, он сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира.

Никоновская летопись, компиляция различных источников XVI века, приводит более подробный рассказ об этом захвате. Олег высадил часть своей дружины на берег, обговорив тайный план действий. Сам, сказавшись больным, остался в ладье и послал к Аскольду и Диру извещение, что везёт много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда те влезли в ладью, Олег сказал им: «Азъ єсмь Оль́гъ кнѧзь · а сє єсть Рю́риков И́горь кнѧ́жичь»[6] — и тут же убил Аскольда и Дира.

Расположение Киева показалось Олегу весьма удобным, и он перебрался туда с дружиной, объявив: «Да будет Киев матерью городов русских». Тем самым он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства. Вокняжившись в Киеве, Олег установил для Новгорода дань варягам в 300 гривен: «и ѹста́ви варѧ́гомъ дань даꙗ́ти · Ѿ Но́ваго̀рода т҃ гривенъ на лѣто · мира дѣлѧ єже до смерти Ꙗрославлѧ даꙗшє варѧгомъ».

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей державы. Он подчинил Киеву древлян (883), северян (884), радимичей (885). Два последних племенных союза были данниками хазар. По преданию, Олег будто бы сказал: «Я неприятель им, а с вами у меня никакой вражды. Не давайте хазарам, но платите мне». Затем Олег присоединил земли самых южных из восточнославянских племён — уличей и тиверцев.

898 годом «Повесть временных лет» датирует появление под Киевом венгров в ходе их миграции на запад. По данным венгерской хроники, в 884 году венгерский вождь Альмош в союзе с другими венгерскими племенами разгромил половцев и неназванных русских князей (вероятно также Олега), осадил их в Киеве и согласился уйти только после того, как русы заплатили ему выкуп в 10 тыс. марок серебром и тысячу лошадей.[7] Согласно той же хронике многие из русов присоединились к венграм в их походе на запад.

Поход на Византию

Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

В 907 году, снарядив 2000 ладей по 40 воинов в каждой (Повесть временных лет), Олег выступил в поход на Царьград. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя. Однако Олег пошёл на необычный штурм: «И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу»[8]. Испуганные греки предложили Олегу мир и дань. Согласно договору, Олег получил по 12 гривен за каждую уключину, и Византия обещала платить дань на русские города. В знак победы Олег прибил свой щит на вратах Царьграда. Главным результатом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле Руси в Византии.

Многие историки считают этот поход легендой. О нём нет ни единого упоминания у византийских авторов, достаточно подробно описавших подобные походы в 860 и 941[9]. Есть сомнения и в отношении договора 907 года, текст которого представляет собой почти дословную компиляцию договоров 911 и 944 гг. Возможно, поход всё же был, но без осады Царьграда. Повесть временных лет в описании похода Игоря Рюриковича в 944 передает «слова византийского царя» к князю Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и ещё к той дани».

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с «договором» 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским». В подлинности соглашения 911 года сомнений не возникает: она подкрепляется как лингвистическим анализом, так и упоминанием в византийских источниках.

Повесть временных лет сообщает, что в 912 году князь Олег погиб от укуса змеи.

Новгородская версия биографии. Восточные походы Олега

В Новгородской первой летописи Олег представлен не князем, а воеводой при Игоре. Убивает Аскольда, захватывает Киев и идёт войной на Византию тоже Игорь, а Олег возвращается обратно на север, в Ладогу, где умирает в 922 году.

«Идѣ Ольгъ къ Новугороду · и отътуда въ Ладогу ⁙ Друзии жє сказаютъ · ꙗко идущє єму за морє · и уклюнѫ змиꙗ въ ногу · и съ того умрє · єсть могила єго въ Ладозѣ»

Эти сведения противоречат русско-византийскому договору 911 года,[10] где Олег именуется великим князем русским, но в то же время они лучше согласуются с восточными известиями о Руси этого периода (см. ниже).

Где-то после 912 года, согласно сообщению арабского автора Аль-Масуди,[11] флот русов из 500 кораблей вошёл в Керченский пролив. Хазарский царь разрешил русам пройти через Дон на Волгу, а оттуда спуститься в Каспийское море. В результате русы разорили побережье Азербайджана. Половину добычи по условию договора они отдали хазарскому царю, однако царская гвардия, состоящая из мусульман, потребовала мести за гибель единоверцев. Царь не смог (или не захотел) спасать русов, но послал им предупреждение об опасности. Битва длилась три дня и закончилась победой мусульман. 30 тысяч русов погибло. Уцелевшие 5 тысяч бежали вверх по Волге, где были истреблены буртасами и булгарами.[12]

Имя русского предводителя в сообщении не названо, и в русских летописях поход не упомянут. Возможно, смутным намёком на него является фраза Новгородской летописи об Олеге «другии сказывают, будто ушёл он за море…».

С личностью Олега иногда пытаются связать некого русского предводителя H-l-g-w, который по данным хазарского источника (так называемого «Кембриджского документа»), захватил по договорённости с Византией хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но был разбит наместником Самкерца Песахом и отправлен последним на Константинополь. Византийцы сожгли огнём суда русов, и тогда H-l-g-w отправился в Персию, где погиб сам со всем войском. Имя H-l-g-w восстанавливают как Хелгъ, Хелго.[13] Он именуется в документе «правителем Русии», что делает очень заманчивым его отождествление с Олегом. Однако описываемые события относятся к правлению Игоря (поход русов на Византию совпадает по описанию с походом 941, а поход на Персию с набегом русов в 944 году на азербайджанский город Бердаа). В историографии были попытки трактовать это сообщение как свидетельство дуумвирата Игоря и Олега, в этом случае жизнь Олега продляется до середины 40-х годов X века, а начало его правления предполагается более поздним, чем указано в летописи.

Смерть

Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. «Повесть временных лет» сообщает, что смерти Олега предшествовало небесное знамение — появление «звезды великой на западе копейным образом»[14]. По киевской версии, его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская летопись помещает его могилу в Ладоге, но также говорит, что он ушёл «за море».

В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, которая смертельно ужалила князя.

Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде[15], который также был смертельно ужален на могиле любимого коня[16]. Неизвестно, стала ли сага поводом для создание русской легенды об Олеге или, напротив, обстоятельства гибели Олега послужили материалом для саги. Однако, если Олег является историческим персонажем, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе устных преданий не ранее XIII века. Колдунья предсказала 12-летнему Одду смерть от его коня. Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с другом убили коня, бросили в яму, а труп завалили камнями. Вот как погиб Орвар Одд спустя годы[17]:

«И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. „Что это было, обо что я ударился ногой?“ Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро. От этого укуса так ослабел Одд, что им пришлось помогать ему идти к берегу, и когда он пришёл туда, сказал он; „Вам следует теперь поехать и вырубить мне каменный гроб, а кто-то пусть останется здесь сидеть подле меня и запишет тот рассказ, который я сложу о деяниях своих и жизни“. После этого принялся он слагать рассказ, а они стали записывать на дощечке, и как шёл путь Одда, так шёл рассказ [следует виса]. И после этого умирает Одд»[18]

Некоторое время было принято отождествлять Олега с былинным богатырём Вольгой Святославичем

Историография по Вещему Олегу

Упоминание об Олеге иногда видят в сообщении арабского географа аль-Масуди о двух могущественных славянских правителях. Первый из них носит имя ал-Дир и отождествляется с летописным князем Диром, имя второго в некоторых рукописях читается как Олванг: «Вслед за ним (Диром), следует царь ал-Олванг, у которого много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом, франками, лангобардами и другими народами. Войны между ними ведутся с переменным успехом. За этим царём следует из стран славян царь Турок».[19].

Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, носит условный характер. Историк А. А. Шахматов отметил, что 912 год является также годом смерти византийского императора Льва VI — антагониста Олега; возможно, летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил окончание их правлений к одной и той же дате (аналогичное подозрительное совпадение — 945 — и между датами смерти Игоря и свержения с престола его современника, византийского императора Романа I). Учитывая к тому же, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. выше), дата 912 становится ещё более сомнительной[20]. Продолжительность княжения Олега и Игоря составляет по 33 года, что вызывает подозрение в былинном источнике этих сведений.

Польский историк XVIII века Х. Ф. Фризе выдвигал версию, что у Вещего Олега был сын, Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Русь в результате борьбы с князем Игорем. Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, согласно сочинениям польских и чешских писателей XVI—XVII века, однако его родственная связь с Вещим Олегом является лишь предположением Фризе.

Русское произношение имени Олег возникло, вероятно, от скандинавского имени Helge[21], что означало изначально (на протошведском — Hailaga) «святой», «обладающий даром исцеления».[22] Из саг известны несколько носителей имени Helgi, время жизни которых датируют VI—IX вв.[23] В сагах также встречаются близкие по звучанию имена Ole, Oleif, Ofeig[24].

Среди историков, не поддерживающих норманскую теорию, предпринимались попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олега и связать его с исконно славянскими[25], тюркскими[26] или иранскими[27] формами. По мнению Л. П. Грот, связывать имя Олега со шведским именем «Helge» затруднительно по семантическим причинам, поскольку значение последнего — «святой» противоположно по смыслу языческому прозвищу русского князя.[28]

Летописный рассказ о смерти Олега положен в основу литературных произведений:

Примечания

  1. «Повесть временных лет» \\»Древнерусская литература» в переводе Д. С. Лихачева
  2. Вещий — происх. от слова «ведающий», родств. слова «вещун», «ведьма» См. напр. Словарь М. Фасмера [1]
  3. Ловмяньский X. Русь и норманны.- М., 1985.- c. 135—140
  4. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе.- Л., 1985.- С.245
  5. «Ярославу сущу в новѣгородѣ и оурокомъ дающю . ҂в҃ . гривенъ . ѿ года до года . кыєву . а тысѧщю новѣгородѣ гривенъ раздаваху . и тако даху вси посадницѣ новьгородьстии»; «и оустави варѧгом̑ дань даӕти . ѿ новагорода . т҃ . гривенъ на лѣт . мира дѣлѧ єже до см҃рти Ярославлѧ даӕше варѧгом». См. Полное собрание русских летописей .- Москва, 1962. — Т. 2: Ипатьевская летопись.- Стб. 17, 114—115
  6. Я. С. Лурье, История России в летописании
  7. «Деяния венгров»
  8. «Повесть временных лет». Год 907.
  9. Походы 860 и 941 гг. отражены также и в западноевропейских источниках. Литературные параллели с походом Вещего Олега в 907 году можно найти только в датских легендах, записанных Саксоном Грамматиком в XII веке: Легендарный викинг середины IX века Рагнар Лодброк в сражении против жителей Геллеспонта поставил бронзовых коней (поэтический образ корабля викингов) на колёса и направил их на врагов
  10. ПВЛ. В год 6420.
  11. Аль-Масуди так указывает дату набега: «и год известен; это было после 300 (хиджры), только от меня ускользнуло определение года.» На основании рассказа историки определяют дату 913—914.
  12. См. Каспийские походы русов. Поход 913/914
  13. Перевод Кембриджского документа
  14. Шайкин А. А. «Сица знаменья не на добро» //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2002. № 3 (9). С. 107.
  15. Одд, сын Грима с острова Рамстад. Родители назвали его Хрольв; приёмный отец — Одд.
  16. Коня, согласно саге, звали Факси («Грива»).
  17. Вариант саги:

    Бродя и вспоминая, оказался он на том месте, где был похоронен конь его. Протекавший ручей подмыл берег, и кости коня оказались видны. Увидав череп, Одд сказал: «Не моего ли коня Факси этот череп?» — и с силой ударил по черепу копьём. Череп отлетел прочь, а из-под него метнулась потревоженная змея и укусила Одда чуть выше щиколотки…

    «Древняя Русь в свете зарубежных источников». М, 1999.
  18. Отрывок из саги про Орвара Одда
  19. Новосельцев А. П. Образование Древнерусского государства и его первый правитель // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998.- М., 2000.- С. 472
  20. О приемах вычисления летописцами дат событий русской истории IX – X вв. см. статьи В.Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет», «Симметричность летописных дат IX – начала XI вв.» и «882 – 862 – 852» в сборнике «Историко-археологические записки». [Кн.] I. 2009. С. 22 – 44.
  21. См. этимологический словарь М. Фасмера, со ссылкой на В. Томсена
  22. Per Vikstrand,Pre-Christian Sacral Personal Names in Scandinavia during the Proto-Scandinavian Period. Proceedings of the 23rd International Congress of Onomastic Sciences August 17-22, 2008, York University, Toronto, Canada
  23. См. список в статье Helge
  24. Саксон Грамматик называет имена Ole, Oleif, Ofeig, но их этническая принадлежность остаётся неясной.
  25. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. М., 2005, с. 182—185
  26. А. Г. Кузьмин Об этнической природе варягов со ссылкой на древнеболгарскую надпись 904 года, в которой употребляется титул византийского императора «олгу таркан», где олгу означает великий. (недоступная ссылка — история)
  27. Е. С. Галкина, «Тайны Русского каганата», М., «Вече», 2002. С. 365
  28. Грот Л. Мифологические и реальные шведы на севере России: взгляд из шведской истории // Шведы и Русский Север. (К 210-летию Александра Лаврентьевича Витберга). Материалы Международного научного симпозиума. Киров, 1997.С. 153—158.

Ссылки

Краткая биография Вещего Олега

Олег Вещий (?—912 или 922), князь новгородский (с 879 г.), великий князь киевский (с 882 г.), объединитель Руси.

Варяг по происхождению. Получил Новгородское княжение от Рюрика с наказом позаботиться о его сыне Игоре.

Три года Олег укреплял дружину и собирал ополчение окрестных племён. Выступив из Полоцка (ныне в Белоруссии) с войском, состоявшим из словен, варягов, чуди, мери, веси и части кривичей, по пути «из варяг в греки» он достиг Днепра, мирно подчинил города Смоленск и Любеч (ныне посёлок в Черниговской области, Украина). А затем, подойдя к Киеву, заманил к себе на корабли правивших там князей Аскольда и Дира и убил их.

В 883 г. князь пошёл на запад от Днепра и покорил племя древлян. На следующий год двинулся на восток, в землю племени северян, плативших дань хазарам, установил им «дань лёгкую», а в 885 г. повторил то же с радимичами. Он быстро победил хазар, зато покорение живших по Днестру и Дунаю славянских племён дулебов, хорватов, тиверцев и уличей заняло 20 лет.

Посадив во всех городах свои дружины и защитив Древнюю Русь крепостями, в 911 г. (по русской летописи, в 907 г.) князь двинулся на Константинополь.

Две тысячи кораблей по 40 мужей на каждом ужаснули византийцев. Ограбив окрестности Константинополя, Олег испугал императоров Льва VI и Александра, перевозя по суше свой флот в обход заграждения в заливе Золотой Рог. Князь взял для дружины и всех русских городов выкуп в 48 тыс. гривен золотом, заключил с императорами выгодный для Руси торговый договор и, согласно легенде, прибил на вратах Константинополя свой щит.

По подсчётам летописца, Вещий Олег правил на Руси 33 года. Объединённые племена исправно платили ему дань, на которую содержалась сильная дружина, защищавшая страну от набегов. Богатства Руси прирастали и вольным торгом с Византией.

В Новгородской летописи сказано, что перед смертью Олег пришёл на север и был похоронен в городе Ладога (ныне село Старая Ладога Волховского района Ленинградской области).

Киевский летописец записал предание о смерти Олега близ столицы от укуса змеи.

Именно оно использовано в стихотворении А. С. Пушкина «Песнь о Вещем Олеге».

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

Вещий Олег – князь-волхв?

Последняя четверть IX века: кризис власти на всем Евразийском континенте. В Китае от внешнего напора и внутреннего повстанческого разбоя рушится империя династии Тан. На Среднем Востоке гордые арабские воины воюют с не менее гордыми персидскими, что вызывает воинствующую ненависть горожан и дехкан. В середине «обитаемого мира» болгарский царь Симеон самым решительным образом потеснил Византию на Балканах и не прочь присоединить и самый Константинополь. На Западе — империя Карла Великого, не протянув в целости и сохранности и полутора веков, распалась на три владения. Их морские побережья беспрестанно атакуют скандинавские викинги, поднимаются по рекам во внутренние области гордых держав. Париж, например, осаждают…

Знаменитая фраза новгородцев — «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» — применима ко всему тогдашнему «цивилизованному миру». Русь, единая торгово-экономически, инстинктивно тянется к единоначалию. Вопрос о власти, властителе и подвластности молотом Божьим носится над Евразией.

Первые общерусские князья (великие князья Киевские IX—X вв.) попали в русские монастырские летописи из мирских сказаний, чаще — устных. Летописцы люди совестливые, старались от себя не прибавлять, иногда лишь объяснять. Но все равно: молва отследила главное, опустила неизвестное; одних вознесла, других охулила. И первые князья предстали фигурами яркими и загадочными. По сути летописцы явили нам четыре архетипа государей.

1. Вещий Олег. Ему удается все. Он лишен частных забот личной жизни. Он подвластен только силам небесным. Не проиграл ни одной схватки, не сделал ни одного напрасного шага. Дом его — Русь, пространство — мир.
2. Выросший под его сильной дланью капризный Игорь. Недалекий, но властолюбивый, чуть не погубивший внутренние и внешние приобретения Олега.
3. Ольга. Красавица. Мудрая. Сначала — терпеливая расчетливая мстительница (внутренние дела). Потом — искушенный дипломат (внешние дела). Хозяйка со спокойной распорядительностью (внутренние дела). Первохристианка без малейших признаков фанатизма и навязчивого миссионерства (духовные дела).
4. Наконец, порывистый Святослав — человек подвига, не щадящий ни себя, ни других.

Последующих князей летописцы знали лучше, подробнее, но в «Повести временных лет» продолжают «лепиться» характеры собирательные: Владимир Святой, Ярослав Мудрый — примеры государственной состоятельности, идущей от непрестанного поиска и научения. Но они немыслимы без предшественников, которым все было ясно изначально и которые, представляется, только и ждали часа, когда смогут проявить свой политический характер, заявить свою концепцию власти.

Самый загадочный государь в этом ряду — самый ранний. И зададим в связи с его образом в «Повести временных лет» такой вопрос: почему Олег — Вещий?

Да, почему Олег, если он, по летописи, «посмеялся и укорил кудесника, сказав: «Неправо говорят волхвы, но все то ложь: конь умер, а я жив». То есть Олег бросил обвинение всем волхвам, обозначив их во множественном числе. И тут же сказание показывает его, Олегову, неправоту. Вылезла змеюка из конского черепа, да такая, что прокусила юфтевый княжий сапог. И укус этой приднепровской гадюки оказался смертельным. Заметим: предание это рассказывает летописец — христианский монах. И княжеское обвинение волхвов в неправде ему, конечно, должно быть по сердцу. Но развязка все перечеркивает. Видать, русский средневековый писатель не смог устоять перед живостью предания…

С легкой руки Александра Сергеевича Пушкина в легенде проявился уже вполне определенный политический смысл. Поэт отдает должное государственным деяниям Олега (и не только в «Песни о Вещем Олеге», но и в других стихах). Но князь гибнет как правитель, усомнившийся в провидческом даре «вдохновенного кудесника» — из тех, что «не боятся могучих владык» и кому княжеский дар не нужен. «Правдив и свободен их вещий язык и с волей небесною дружен», — разъясняет поэт словами волхва природу и предназначение поэтов и пророков всех времен.

В пушкинском варианте легенда вошла в сознание последующих поколений. Но однозначной не стала. Положенная на музыку и дополненная припевом «Так за Царя, за Родину, за веру…», она была чуть ли не гимном монархической белой гвардии. И не случайно — в «Песни» есть и о славе государевой, и о трагическом роке властителя. Ну а, скажем, в иронической переделке В.Высоцкого актуализировалось попирание правды поэтов властителями и их приспешниками («И долго дружина топтала волхвов своими гнедыми конями…»).

Но — вспомним! — ведь Олег то и сам был вещим. Настолько, что с таким прозванием вошел в христианскую, а, стало быть, безусловно антиволховскую летопись! Рассказ о победоносном и договорозаключительном походе его на Царьград заканчивается словами: «И пришел Олег к Киеву, неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье. И прозвали Олега — вещий: были бо люди поганые и невегласы» (то есть язычники, не ведающие гласа Божьего, веры истинной).

Еще бы не вещий! Мало тех чудес, которыми удивлял Олег ромеев под Царьградом! Да первый же его поход — из Новгорода на Киев — не чудо ли? Находящиеся на этом пути племена, как завороженные, вручают ему города свои. Как очарованные, сдают киевляне без всякого сожаления правителей своих Аскольда и Дира. Все верят в правду Олега. И летописца это не удивляет. Потому что летописец, как и Олег, заворожен одной идеей — идеей единения Руси.

Почти так же легко проводит Олег освобождение северян, радимичей и вятичей от хазарской дани: «Платите лучше мне», — говорит Олег. «Мне», неведомому, а не могучему Хазарскому каганату. И платят. Иногда — можно сказать, для виду только, чтобы показать норов — упираются поначалу.

И когда Олег, в общерусских торговых интересах, идет на Царьград — всё то же: к нему присоединяются приднестровские и придунайские племена; с той же легкостью, через запятую «и хорваты, и дулебы, и тиверцы».

Так не был ли Олег и впрямь кудесником, волхвом? Иначе говоря, не принадлежал ли одновременно и к жреческому сословию, и к княжескому, обладая потому особенной властью, когда уговор, «прельщение», сила внушения, опора на мистическую духовную традицию действуют совокупно с политической логикой, рациональным убеждением?

Кстати сказать, двойное качество Олега может объяснить и странное его положение: он, по летописи, и родственник Рюрику, и почему-то ни в коем случае не наследник ему. Он князь и не князь (временный правитель при некоем малолетнем Игоре).

Не говоря уже о том, что имя вещего правителя, равно как и его истинной политической наследницы Ольги, созвучно ирано-сарматскому величанию Халег — творец, создатель; болгарскому Олгу — великий; скандинавскому Хельг — святой.

Но если Олег — князь-волхв, как он мог нарушить первую заповедь волхвов, посмеяться над верой в волхование? И в этом резон «жала мудрыя змеи»; киевская гадюка — исполнительница волховского пророчества выползла из конского черепа, каковой искони должен был лежать у славянских домов как языческий оберег, охранитель…

Или надо понимать так, что Олег, ставший уже волхвом общерусского масштаба, с этой высоты позволил себе унизить местных киевских кудесников. И в высокомерии этом был не прав…

Но вообще-то, с литературно-сказительской точки зрения, опирающейся на архетипы нашей психологии, Олегу на всем его пути настолько неизбежно сопутствовала удача, что представляется просто необходимым, для жизненной убедительности, хотя бы слегка омраченный жизненный финал. Ну, не может быть всегда и все так уж гладко. Притом, что Олег, пришедший к черепу любимого коня, достиг весьма преклонных лет и сделал все, что хотел. «И жил, мир имея со всеми странами», — возглашает летопись.

Что же, государь-жрец — идеальная модель правителя? Как знать. Да только секрет такого редкого сплава, кажется, попал в категорию давно утерянных.

Само сочетание в этом роде в нашей давней истории встречалось крайне редко. Из письменно известных таковы отпрыск болгарского царского рода, певец-кудесник Боян и полоцкий князь-волхв Всеслав. Ни тот, ни другой, однако, не были видными устроителями Руси. Боян — хранитель преданий, завораживающий своей поэзией. Всеслав — отъявленный душегуб, если и вправду волхв, то «черный», и слава Богу, что не удержался на киевском великом княжении.

Остается — как исторический архетип — легкая поступь Вещего Олега, воистину полководца- миротворца. В конце концов, может, исторически важнее всего, что было в самом начале…

Автор: Валерий Лобачев.

Исторические предания: Вещий Олег | Сказки

О Вещем Олеге — древнерусском князе, жившем в IX–X веках, сообщают древние летописи, его имя упоминается в исторических документах, но большинство сведений о его жизни и деятельности дошли до нас в виде народных сказаний, в которых реальные события тесно переплелись с легендарными.

Во многом легендарный характер имеет и рассказ о Вещем Олеге в летописном своде Нестора «Повесть временных лет».

Нестор называет Олега родичем новгородского князя Рюрика. Но из других источников известно, что Олег не имел родственных связей с князем, а был его воеводой и достиг высокого положения лишь благодаря своим личным достоинствам.

Он обладал выдающимся талантом полководца, а его мудрость и предусмотрительность были столь велики, что казались сверхъестественными. Современники прозвали Олега Вещим.
Возможно, что народная память о Вещем Олеге отразилась в образе былинного князя- кудесника Вольги:
Похотелося Вольге много мудрости:

Щукой-рыбою ходить ему в глубоких морях,

Птицей-соколом летать под оболока,

Серым волком рыскать в чистых полях

В 879 году скончался Рюрик. Умирая, он завещал княжение Олегу и оставил на его попечение своего малолетнего сына Игоря.

Три года правил Олег в Новгороде, а затем, собрав сильную дружину и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли.

В то время обширные пространства Русской земли были заселены многочисленными племенами. Летопись называет более десяти славянских племен: вятичей, кривичей, полян, северян, радимичей и другие. С ними соседствовали племена угро-финские: чудь, весь, меря, мурома.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг водным путем. Плыли по Ильмень- озеру, затем по Ловати-реке и Западной Двине, а потом, волоком перетащив ладьи, по Днепру.

По пути Олег завоевал кривичский город Смоленск и северянский Любеч, оставив там своих воевод.

Наконец, прибыл Олег в богатые и плодородные земли полян — и увидел на высоком берегу Днепра большой, красивый город. Назывался тот город — Киев. В Киеве княжили два князя — Аскольд и Дир. Оба они были выходцами из Новгорода и когда- то, как и Олег, служили князю Рюрику.

Решил Олег захватить Киев, но, видя, что город хорошо укреплен, применил не силу, а хитрость.

Он оставил большую часть своего войска позади, а сам, с юным Игорем и малой дружиной, на одной ладье подошел под самые киевские стены и отправил к Аскольду и Диру посланца: «Мы-де варяжские купцы, везем много хороших товаров. Пусть придут киевские князья посмотреть — может, чего купят».

Аскольд и Дир поверили, что в Киев прибыл мирный купеческий караван, и вышли на берег без всякой охраны.

Олег приказал бывшим с ним воинам до поры до времени залечь на дно ладьи. Когда киевские князья подошли близко, он поднялся им навстречу и сказал: «Вы не княжеского рода, а я — князь, и со мною Игорь, сын Рюрика. Мне, а не вам надлежит здесь княжить!» Он подал знак своим воинам — и те мечами вмиг зарубили Аскольда и Дира.

Карамзин, очень высоко оценивая деятельность Олега, этот его поступок безоговорочно осуждал: «Общее варварство сих времен не извиняет убийства жестокого и коварного».

Олег победителем вступил в город и повелел: «Да будет Киев матерью городам русским!» Утвердившись на Киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и покорения населяющих их племен. Олег подчинил себе древлян, северян, радимичей и наложил на них дань. Под его властью оказалась огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал ему жену — Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжества не уступил.

В 907 году Олег собрался идти войной на Царьград.

Снарядив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег выступил в поход. Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю (его называли тогда Понтийским, или Русским), а конная рать шла берегом.

Достигнув моря, конница тоже взошла на корабли, и Олегово войско устремилось к Царыраду.

Вот показалась столица Византии — ее белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Премудрый, увидев корабли с несметным войском, приказал спешно запереть гавань. Через залив протянули крепкие железные цепи, преградившие путь кораблям Олега.

Пришлось Олегу свернуть в сторону и высадиться на берег поодаль от города.

Олеговы воины разорили царьградские предместья, пожгли дома и храмы, поубивали мирных жителей и побросали в море. Летописец, оправдывая жестокость воинов Олега, поясняет: «Так обычно поступают на войне».

Но самого Царырада Олег взять не мог — цепи надежно защищали город от вторжения с моря. Тогда он приказал своим воинам изготовить колеса, поставить на них вытащенные на берег корабли и поднять паруса.

Подул попутный ветер — и корабли понеслись к городу по суше, как по морю.

Карамзин относит этот эпизод к числу легендарных: «Может быть, он (Олег) велел воинам тащить суда берегом в гавань, чтобы приступить к стенам городским; а баснословие, вымыслив действие парусов на сухом пути, обратило трудное, но возможное дело в чудесное и невероятное».

Однако историки более позднего времени признают достоверность этого эпизода. Д.С. Лихачев пишет: «В условиях речного судоходства на севере Руси — корабли и ладьи, поставленные на колеса, были явлением обычным. «Волочение» судов на колесах или катках происходило на Руси (…) в местах водоразделов рек (…). Киевский летописец рассказывает о движении кораблей Олега посуху, как о чем-то удивительном. Это и понятно — «волоков» близ Киева не было.

Однако для «новгородца» Олега и его новгородской дружины в этом не было ничего необычного».

Так это было или иначе, но устрашенные византийцы признали себя побежденными и согласились выплатить Олегу дань, какую он пожелает. Олег потребовал по 12 гривен на каждую пару весел на своих двух тысячах кораблей, а также дань для русских городов — Киева, Чернигова, Полотска, Ростова и прочих.

В знак победы Олег укрепил на воротах Царырада свой щит. Между Русью и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе. Соблюдать этот договор христиане-византийцы поклялись святым-крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом.

С честью и великой славой возвратился Олег в Киев.

Олег княжил долгие годы. Однажды он призвал к себе волхвов-прорицателей и спросил: «Отчего суждено мне умереть?» И волхвы ответили: «Примешь ты, князь, смерть от своего любимого коня». Опечалился Олеги сказал: «Если так, то никогда больше не сяду на него». Он приказал увести коня, кормить его и беречь, а себе взял другого.
Прошло немалое время. Как-то раз вспомнил Олег своего старого коня и спросил, где он сейчас и здоров ли. Ответили князю: «Уже три года прошло, как умер твой конь».

Тогда воскликнул Олег: «Солгали волхвы: конь, от которого они сулили мне смерть, умер, а я жив!» Он захотел увидеть кости своего коня и поехал в чистое поле, где лежали они в траве, омытые дождями и выбеленые солнцем.

Князь тронул ногой конский череп и сказал, усмехнувшись: «От этого ли черепа смерть мне принять?» Но тут из конского черепа выползла ядовитая змея — и ужалила Олега в ногу.

И от змеиного яда умер Олег.

По словам летописца, «оплакивали его все люди плачем великим».

Пересказывая в своей «Истории государства Российского» летописное сказание об Олеге, Н.М. Карамзин говорит, что рассказ о его смерти — «народная басня» (то есть легенда), «достойная замечания по своей древности».

Эта легенда вдохновила Пушкина на создание знаменитой «Песни о Вещем Олеге».


Что означает вещий олег. Князь Олег (Вещий Олег)

В 879 году, оставив своего малолетнего сына Игоря, новгородский князь Рюрик скончался. Правление перешло к Олегу Пророку, князю Новгородскому с 879 г. и великому князю Киевскому с 882 г. Стремясь расширить свои владения, князь собрал довольно сильное войско. В нее входили кривичи, ильменские славяне и представители финских племен. Двигаясь на юг, Олег присоединил к своим владениям города Смоленск и Любеч.Однако планы молодого правителя были более амбициозными. Сдав власть в завоеванных городах верным ему людям, воинственный князь двинулся в Киев. Поход Олега на Киев увенчался успехом. В 882 году город был взят, а его правители Аскольд и Дир были убиты. Олег взошел на Киевский престол. Этот же год считается датой.

Правление князя Олега в Киеве началось с укрепления городских стен и оборонительных сооружений. Границы Киевской Руси также укреплялись небольшими крепостями («заставами»), где воины несли постоянную службу.В 883-885 годах князь предпринял несколько успешных походов. Подчинились славянские племена, населявшие берега Днепра, радимичи, жившие на берегах Днестра, Буга, Сожа, древляне и северяне. По приказу Олега на оккупированных землях были построены города. Покоренные племена были обязаны платить налоги. Собственно вся внутренняя политика Олега, как и других князей того времени, сводилась к сбору налогов.

Внешняя политика Олега была успешной.Важнейшим событием был поход на Византию в 907 году. Князь собрал для этого похода огромное по тем временам войско (по некоторым данным до 80 тысяч человек). Византия, несмотря на оборонительную хитрость греков, была захвачена, окраины разграблены. Поход принес богатую дань, а также торговые льготы для русских купцов. Спустя пять лет мир с Византией был подтвержден заключением письменного соглашения. Именно после этого похода великого киевского князя Олега, основателя государства Киевская Русь, стали называть Пророком (т.э., колдун).

Князь Олег, один из величайших правителей России, умер в 912 году. О его смерти ходят легенды. По одной из них, самой известной, Олег спросил о его смерти колдуна, которого встретил в дороге. Он предсказал смерть принца от своего любимого боевого коня. Князь больше никогда не садился на этого коня, но приказал своему окружению позаботиться о нем. Спустя много лет Олег пожелал увидеть кости коня, решив, что колдун ошибся. Он наступил на череп, и из него вылезла ядовитая змея и ужалила принца.После смерти Олега похоронили в Киеве. Существует еще одна версия гибели князя, согласно которой воинственный Олег погиб в бою.

Биография Олега, ставшего первым князем, жизнь и деяния которого подтверждены летописью, стала источником множества легенд и литературных произведений. Одна из них — «Песнь Вещего Олега» — принадлежит перу А.С. Пушкин.

Птица красная с оперением, а человек умел.

Русская народная пословица

В 882 году князь Олег Вещий захватил Киев, хитростью убив его князей Аскольда и Дира.Сразу после въезда в Киев он произнес свои знаменитые слова о том, что отныне Киеву суждено быть матерью городов русских. Князь Олег не зря сказал эти слова. Он был очень доволен тем, насколько удачно выбрано место для строительства города. Пологие берега Днепра были практически неприступными, что позволяло надеяться, что город станет надежной защитой для его жителей.

Наличие заграждения со стороны водной границы города было очень актуальным, так как именно по этой части Днепра проходил знаменитый торговый путь из варяг в греки.Этот путь также представлял собой путешествие по крупным русским рекам. Он берет начало в Финском заливе Байкальского моря, которое в то время называлось Варяжским морем. Далее путь пролегал через Неву к Ладожскому озеру. Путь от варягов до греков продолжался через устье реки Волхов до озера Ильня. Оттуда он по речкам достиг истоков Днепра, а оттуда перешел к самому Черному морю. Таким образом, начиная с Варяжского моря и кончая Черным морем, проходил известный по сей день торговый путь.

Внешняя политика Олега

Князь Олег Пророк после захвата Киева решил продолжить расширение территории государства за счет включения в него новых территорий, заселенных народами, с древних времен платившими дань хазарам. В результате в состав Киевской Руси вошли следующие племена:

г.
  • радимичи
  • поляна
  • Словения
  • северян
  • Кривичи
  • древлян.

Кроме того, князь Олег Пророк наложил свое влияние на другие соседние племена: дреговичи, улицы и тиверцы.В это же время к Киеву подошли угорские племена, изгнанные половцами с территории Урала. Летопись не сохранила данных о том, прошли ли эти племена мирно через Киевскую Русь или были выбиты из нее. Но можно с уверенностью сказать, что в России долго мирились с пребыванием под Киевом. Это место под Киевом и по сей день называется Угорским. Позже эти племена переправились через Днепр, захватили близлежащие земли (Молдавию и Бессарабию) и ушли вглубь Европы, где основали Венгерское государство.

Новый поход в Византию

907 год ознаменуется новым поворотом во внешней политике России. Предвидя крупную добычу, русичи пустились в войну против Византии. Таким образом, князь Олег Вещий становится вторым русским князем, объявившим войну Византии, после Аскольда и Дира. Армия Олега насчитывала почти 2000 кораблей по 40 солдат в каждом. Кавалерия сопровождала их вдоль побережья. Византийский император позволил русской армии беспрепятственно грабить близлежащие окрестности Константинополя.Вход в бухту города, которая носит название бухты Золотой Рог, был заблокирован цепями. Летопись Нестора описывает небывалую жестокость русского войска, с которым они разоряли окраины византийской столицы. Но даже в этом случае они не могли угрожать Константинополю. На помощь пришла уловка Олега, который приказал оснастить все корабли колесами … Далее по суше, попутно, на всех парусах отплыл к столице Византии. Так они и сделали. Угроза поражения нависла над Византией, и греки, осознавая всю печаль нависшей над ними опасности, решили заключить мир с врагом.Киевский князь потребовал от проигравших заплатить по 12 (двенадцать) гривен за каждого солдата, на что греки согласились. В результате 2 сентября 911 г. (по летописи Нестора) между Киевской Русью и Византийской империей был заключен письменный мирный договор. Князь Олег обеспечил уплату дани русским городам Киеву и Чернигову, а также право беспошлинной торговли русским купцам.


Князь Новгородский
879 — 912

Олег Пророк — варяг, князь Новгородский (с 879 г.) и Киевский (с 882 г.).Часто считается основателем Древнерусского государства.

Летопись дает ему прозвище Вещий, то есть знающий будущее, предвещающий будущее. Он был назван так сразу после возвращения из похода 907 года на Византию.

Прощание с Вещим Олегом на коне. В. Васнецов, 1899

В летописи есть две версии биографии Олега: традиционная, изложенная в «Повести временных лет», и по Новгородской Первой летописи, сохранившей фрагменты более ранней летописной сводки, не дошло до нас, с путаницей в хронологии.

По «Повести временных лет» Олег приходился родственником (соотечественником) Рюрику, возможно (по Иоакимовой летописи) его зятем. После смерти Рюрика в 879 году Олег стал княжить в Новгороде, так как Игорь Рюрикович был еще маленьким ребенком.

Взятие Киева


Олег показывает маленького Игоря Аскольду и Диру. Миниатюра из Радзивилловской летописи (XV век).

В 882 году Олег совершил успешные походы на Смоленск и Любеч.После этого он спустился по Днепру в Киев, где князьями были соплеменники Рюрика, варяги Аскольд и Дир. Олег заманил их в свои лодки и объявил им:

«Вы не кнз ни к каким кнѧж, но азєсм к какому-то кнж».

Представив наследника Рюрика молодому Игорю, Олег убил Аскольда и Дира.

Хроники Никона, сборник различных источников 16 века, дает более подробное описание этого захвата. Олег высадил часть своего отряда на берег, обговорив секретный план действий.Сам он, сказав, что болен, остался в лодке и послал Аскольду и Диру извещение о том, что у него много бус и украшений, а также имел важный разговор с князьями. Когда они забрались в лодку, как будто больной Олег сказал: «Я князь Олег, а это князь Рюриков Игорь» — и тут же убил Аскольда и Дира.


ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ Князь Олег и Игорь.

Местоположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он переехал туда со своим отрядом, объявив:

«Да будет Киев матерью городов русских.»

Таким образом, он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства.

В течение следующих 25 лет Олег был занят расширением своей власти. Он покорил киевских древлян, северян, радимичей. Последние два племенных союза были данниками хазар. По легенде, Олег якобы сказал: «Я их враг, и с вами я не вражду. Дон» Не отдай хазарам, а плати мне.«Затем Олег покорил самое южное из восточнославянских племен Улиц и Тиверцев.

898« Повесть временных лет »датирует появление угров под Киевом во время их переселения на запад. Согласно венгерской летописи, князь Алмос победил неназванного русского князя (очевидно Олега), осадил его в Киеве и согласился уйти только после того, как русские заплатили ему выкуп в размере 10 тысяч марок серебром.

Поход в Византию


Поездка Олега в Константинополь.Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 г.

В 907 г., экипировав 2000 лодок по 40 воинов в каждой («Повесть временных лет»), Олег отправился в поход на Константинополь. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и заблокировать гавань цепями, что дало варягам возможность грабить и разорять окраины Константинополя.


Тихоновский В.Г. Поход князя Олега на Константинополь в 907 году.

Однако Олег пошел на необычный штурм: «И Олег приказал своим воинам делать колеса и ставить корабли на колеса.И когда подул попутный ветер, они подняли паруса в поле и пошли в город. «Напуганные греки предложили Олегу мир и дань. По договору Олег получал по 12 гривен за каждую уключину, а Византия обещала платить дань русским городам. В знак победы Олег прибил свой щит к воротам Константинополя. Главным итогом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле между Россией и Византией.

Многие историки считают этот поход легендой.О нем нет ни одного упоминания византийскими авторами, достаточно подробно описавшими подобные походы в 860 и 941 годах. Есть сомнения по поводу договора 907 года, текст которого представляет собой почти буквальную компиляцию договоров 911 и 944. Возможно, был еще поход, но без осады Константинополя. Сказка давно минувших лет в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году передает «слова византийского царя» князю Игорю: «Не ходи, а возьми дань, которую взял Олег, а я добавлю к этой дани.

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «долгосрочный» мир и заключило новый договор. По сравнению с «договором» 907 года из него пропало упоминание о беспошлинной торговле. Олег упоминается в договоре как «великий русский князь». Нет никаких сомнений в подлинности соглашения 911: оно подтверждается как лингвистическим анализом, так и ссылками в византийских источниках.

«Повесть временных лет» сообщает, что в 912 году, Князь Олег умер от укуса змеи.


Олег прибивает свой щит к воротам Константинополя. Гравюра Ф.А. Бруни, 1839.


Борис Ольшанский. Щит на воротах Константинополя

Новгородский вариант биографии. Восточные походы Олега

В Новгородской первой летописи Олег представлен не князем, а правителем при Игоре. Убивает Аскольда, захватывает Киев и тоже идет войной на Византию, Игорь, а Олег возвращается на север, в Ладогу, где и умирает в 922 году.

«Пойди Ольг в Новгород, а оттуда в Ладогу. Друзья говорят, как будто он идет по морю, и я укушу змея в ногу, и от этого я умру; есть его могила в Ладозе. «

Эта информация противоречит русско-византийскому договору 911 года, где Олег назван Великим князем Русским, но в то же время они лучше согласуются с восточными новостями о Руси того периода.

Где-то после 912 года. По словам арабского писателя Аль-Масуди, российский флот из 500 судов вошел в Керченский пролив.Хазарский царь позволил русским пройти через Дон к Волге, а оттуда спуститься в Каспийское море. В результате русы опустошили побережье Азербайджана. По условиям договора они отдали половину добычи хазарскому царю, но царская гвардия, состоящая из мусульман, потребовала мести за смерть своих единоверцев. Царь не смог (или не захотел) спасти русов, но послал им предупреждение об опасности. Битва длилась три дня и закончилась победой мусульман.30 тысяч русов были убиты. Оставшиеся 5000 бежали вверх по Волге, где были истреблены буртасами и булгарами.


Виктор Васнецов. Встреча Олега с чародеем
Имя русского вождя в послании не упоминается, а в русских летописях о походе не упоминается. Возможно, смутным намеком на него является фраза Новгородской летописи об Олеге «другие говорят, что он уехал за границу …».


Триумф князя Олега

Иногда пытаются связать некоего русского вождя Hlgw с личностью Олега, который, согласно хазарскому источнику («Кембриджский документ»), захватил хазарский город Самкерц на Таманском полуострове. по соглашению с Византией, но был разбит наместником Самкерта в Песах и отправил последнего византийцами в Константинополь.корабли русов, а затем Hlgw отправился в Персию, где погиб со всем войском. Имя H-l-g-w восстановлено как Helg, Helgo. В документе он упоминается как «правитель России», поэтому очень соблазнительно отождествить его с Олегом.
Однако описанные события относятся к царствованию Игоря (поход русов на Византию совпадает по описанию с походом 941 г., а поход против Персии — с набегом русов 944 г. на азербайджанский город Бердаа). В историографии были попытки истолковать это сообщение как свидетельство дуумвирата Игоря и Олега, при этом жизнь Олега продлевается до середины 40-х годов X века, а начало его правления предполагается более поздним. чем указано в летописи.


Олег у коня. В. Васнецов, 1899

Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. По киевской версии, его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская летопись помещает его могилу в Ладоге, но также сообщает, что он уехал «за океан».

В обеих версиях есть легенда о смерти от укуса змеи. Согласно легенде, волхвы предсказали князю, что он умрет от любимой лошади. Олег приказал забрать коня и вспомнил предсказание только через четыре года, когда конь давно умер.Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, поставил ногу на череп и сказал: «Стоит ли мне его бояться?» Однако в черепе лошади жила ядовитая змея, которая смертельно ужалила принца.

Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде, который также был смертельно ужален на могиле своего любимого коня. Неизвестно, стала ли сага причиной изобретения русской легенды об Олеге или, наоборот, обстоятельства смерти Олега послужили материалом для саги.Однако если Олег — исторический персонаж, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе каких-то устных легенд не ранее XIII века. Ведьма предсказала смерть 12-летнего Одда от его лошади. Чтобы предотвратить предсказание, Одд и его друг убили лошадь, бросили ее в яму, а труп засыпали камнями. Вот как умер Орвар Одд годы спустя:

«И пока они шли быстро, Одд пнул ногой и наклонился. «Что это было, что я ударил ногой?» Он дотронулся до острия копья, и все увидели, что это череп лошади, и сразу же из него выскочила змея, бросилась к Одде и ужалила его в ногу выше щиколотки.Яд подействовал сразу, опухла вся нога и бедро. Одд был настолько ослаблен этим укусом, что ему пришлось помочь ему добраться до берега, и когда он добрался туда, он сказал; «Теперь ты должен пойти и вырезать для меня каменный гроб, и пусть кто-нибудь останется здесь, чтобы сесть рядом со мной и написать историю, которую я расскажу о своих поступках и моей жизни». После этого он начал сочинять рассказ, и они начали записывать его на маленьком планшете, и по мере того, как путь Одда продолжался, история [после зависания] была такой же.И после этого Одд умирает »


Смерть Олега. Гравюра Ф.А. Бруни, 1839 г.

Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, условна. Историк А.А. Шахматов отметил, что 912 год также является годом смерти византийского императора Льва VI, антагониста Олега; возможно, летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил конец их правления к одной и той же дате (похожее подозрительное совпадение — 945 г. — и между датами смерти Игоря и свержения его современника, византийского императора Романа I).Кроме того, учитывая, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. Выше), дата 912 года становится еще более сомнительной. Продолжительность правления Олега и Игоря по 33 года, что вызывает подозрение в эпическом источнике этой информации.

Польский историк XVIII века Х.Ф. Фризе выдвинул версию, что у Вещего Олега был сын Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Россию в результате борьбы с князем Игорем.Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, судя по произведениям польских и чешских писателей XVI-XVII веков, но его родство с Вещим Олегом — только предположение Фризе.


Смерть Олега. Гравюра

Русское произношение имени Олег, вероятно, произошло от скандинавского имени Хельге, которое первоначально означало (по-протошведски — Хайлага) «святой», «обладающий даром исцеления». Из саг известно несколько носителей имени Хельги, жизнь которых восходит к 6-9 векам.В сагах встречаются также похожие по звучанию имена Оле, Олейф, Офейг.

Среди историков, не поддерживающих нормандскую теорию, были предприняты попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олег и связать его с исконно славянскими, тюркскими или иранскими формами. По мнению Л.П. Грота, сложно связать имя Олег со шведским именем «Хельге» по смысловым причинам, так как значение последнего — «святой» по смыслу противоположно языческому прозвищу русского князя.


Тризна по Олегу. Васнецов В.

Летопись смерти Олега положена в основу литературных произведений:

А.С. Пушкин

ПЕСНЯ О ВЕЩИ ОЛЕГ

Как сейчас собирают Вещего Олега
Чтобы отомстить неразумным хозарам,
Их села и поля за жестокий набег
Обреченный на мечи и пожары;
Со свитой в Цареградских доспехах.
Князь едет по полю на верном коне.

Из темного леса к нему
Есть вдохновенный волшебник,
Старик, послушный Перуну,
Посланник будущих заветов,
Который провел целый век в мольбах и предсказаниях.
И Олег подъехал к мудрому старику.

«Скажи мне, чародей, любимец богов,
Что сбудется в моей жизни?
И скоро, на радость соседям-врагам,
Засыпаю ли я землей на могиле?
Покажи мне правда, не бойся меня:
В награду возьмешь коня ».

«Волхвы не боятся властителей сильных,
И не нуждаются в княжеском даре;
Их пророческий язык правдив и свободен.
И он дружит с волей небес.
Годы грядущие скрываются в тумане;
Но я вижу твою долю на ярком челе.

Помните теперь мое слово:
Слава — радость воину;
Ваше имя прославляется победой;
Ваш щит у ворот Константинополя;
И волны и земля покоряются вам;
Враг завидует такой чудесной судьбе.

И синее море — коварный древко
В часы роковой ненастья
И праща, и стрела, и хитрый кинжал
Годы пощадили победителя …
Под грозными доспехами ты не знаешь ран ;
Невидимый хранитель дан сильным.

Ваша лошадь не боится опасной работы;
Он, чувствуя волю господина,
Тогда кроткий стоит под стрелами врагов,
Который мчится по бранному полю.
И холодно, и резать ему нечего…
Но ты примешь смерть от своей лошади.

Олег усмехнулся — однако
И взгляд затуманился мыслью.
В тишине, положив руку на седло,
Сходит с лошади, угрюмый;
И верный друг с прощальной рукой
И поглаживает и похлопывает по крутой шее.

«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Пришло время нам расстаться;
Теперь отдыхай! Я не ступлю
В твое позолоченное стремя.
Прощай, утешайся, но помни. мне.
Вы, дружки, возьмите коня,

Накройте одеялом, ковром мохнатым;
Отведи меня за узду на луг мой;
Купаться; корм с отборным зерном;
Вода с родниковой водой ».
И юноши тотчас же пошли с конем,
И принесли князю другого коня.

Вещий Олег пирует со своим отрядом
Под звон веселого бокала.
И кудри их белы, как утренний снег.
Над славной вершиной кургана…
Они вспоминают прошедшие дни
И сражения, в которых они вместе сражались …

«Где мой друг? — сказал Олег, —
Скажите, а где мой ревностный конь?
Ты здоров? Его бег по-прежнему так прост?
Он все такой же бурный, игривый?
И слышит ответ: на крутом холме
Давным-давно заснул глубоким сном.

Могущественный Олег склонил голову
И думает: «Что за гадание?
Волшебник, ты лживый, безумный старик!
Не верьте своим предсказаниям!
Моя лошадь все равно понесет меня.
И он хочет увидеть кости лошади.

Вот идет со двора Могучий Олег,
С ним Игорь и старые гости,
И видят — на холме, на берегу Днепра,
Костей благородных лежат;
Дождь омывает их, пыль их засыпает,
И ветер развевает над ними ковыль.

Князь тихонько наступил на череп коня
И сказал: «Спи, друг одинокий!
Твой старый хозяин пережил тебя:
На похоронах, уже близко,
Ты не испачкаешь ковыль под топором
И проливаешь мой пепел горячей кровью!

Так вот где таилась моя смерть!
Кость грозила мне смертью! «
Из головы мертвого змея,
Шипение, тем временем выползло;
Как черная лента обвила мои ноги,
И князь, внезапно ужаленный, вскрикнул.

Ведра круглые, пенящиеся, шипящие
В плачевный праздник Олега;
Князь Игорь и Ольга сидят на холме;
Отряд пирует на берегу;
Солдаты вспоминают дни, прошедшие до
г. И сражения, в которых они были разделены.

Серия «СЛАВЯН»

Дата рождения князя Олега неизвестна; он, наверное, был немного моложе Рюрика. Согласно легенде, он родился в Западной Норвегии, по всей видимости, в зажиточной семье Бонда, и получил имя Одд, затем получил прозвище Орвар — «Стрела».Его сестра Эфанда позже вышла замуж за правителя варягов Рюрика (или он сам был женат на дочери Рюрика). Благодаря этому Олег стал его главным командиром. Прибыл с Рюриком в Ладогу и Приильменье между 858 и 862 годами.

После смерти Рюрика в 879 году Олег стал единственным князем Новгородской Руси. Рюрик не ошибся в своем выборе, когда на смертном одре завещал Олегу сына и новгородский стол. Олег стал для князя настоящим отцом, воспитав Игоря мужественным, закаленным, образованным человеком в то время.

Олег со всей ответственностью отнесся к титулу князя, подаренному ему другом. Основной целью правителей тех времен было увеличение богатства князя и расширение границ подконтрольной им территории за счет аннексии новых земель, подчинения других племен и сбора дани.

Поднявшись во главе Новгородского княжества, Олег смело приступил к захвату всех днепровских земель. Его главной целью было установление полного контроля над водным торговым путем в Восточную Византию и завоевание Киевского княжества.
Многие князья тогда хотели править этим великим княжеством, которое к концу IX века стало центром русской торговли и главным оплотом России в сдерживании набегов печенежских орд. Было совершенно ясно, что тот, кто правил Киевом, контролировал всю российскую торговлю.

князь Олег собрал большое войско варягов и в 882 году взял города Смоленск и Любеч, посадил там своих мужей. Далее по Днепру на лодках он спустился в Киев, где царствовали два бояре, не племя Рюриковичей, а варяги Аскольд и Дир.В поход он взял с собой молодого князя Игоря. Олег хитростью захватил власть в Киеве. По словам летописца, Олег просил о встрече с тогдашними правителями Киева Аскольдом и Диром, остановившись у стен города якобы по дороге на юг. Когда князья, ничего не подозревая, подошли к новгородским лодкам, Олег, как гласит легенда, указал на Игоря и воскликнул: «Вы не князья, не княжеский род. Вот сын Рюрика! «После этих слов он убил Аскольда и Дира, а выскочившие из лодок воины Олега расправились с воинами, сопровождавшими киевских правителей.Никто из киевлян не решился выступить против Олега и его войск. Более того, многие племена, жившие по берегам Днепра, добровольно подчинились власти киевского князя. Набеги печенегов опустошили славян, и они искали защиты у правителей, согласившись платить им за это дань.

Очень скоро Киевская земля закрыла все южные границы страны. Но Олег не успокаивался, продолжая подчинять себе другие племена, более удаленные от основного речного пути.Им пришлось действовать силой, так как славяне, не участвовавшие в торговом обороте, не видели смысла в присоединении к Киевскому княжеству и тем более не хотели платить дань. Князю Олегу со своей свитой пришлось совершить немало сложных походов, прежде чем ему удалось завершить политическое объединение восточных славян. Расположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он двинулся туда со своей дружиной, провозгласив: «Да будет это мать городов русских».

Когда два союза — Северный и Южный — с крупными княжествами в центре — Новгородом и Киевом — были объединены, на Руси появилась новая политическая форма — Великое княжество Киевское, которое фактически стало первым русским государством.

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей власти. Он покорил киевских древлян, северян, радимичей и других более мелких. Многие из них были данниками хазар. До нас дошел текст обращения Олега к северянам: «Я враг хазар, поэтому и вам незачем платить им дань». Радимичам: «Кому вы отдаете дань уважения?» Те ответили: «Козарам». А Олег говорит: «Не давай Козару, а дай мне». «И Олег владел деревлянами, полянами, радимичами, а с — улицами и тиверцами имяше войско.«К началу 10 века большинство племен восточных славян находилось под предводительством киевского князя.

Если Рюрик уже сделал шаг вперед на юг по восточному пути, перейдя из Ладоги в Новгород, то его преемник Олег двинулся гораздо дальше и дошел до конца пути. В летописях того времени названия племен встречаются уже редко; они были заменены названиями городов и регионов. Князь Олег передал подчиненные районы города администрации посадников, которые имели свои вооруженные дружины и назывались также князьями.

Как свидетельствуют летописи, о богатстве Византии в то время ходило немало легенд. Итак, в 907 году князь Олег совершил военный поход на Константинополь, столицу Византии. Его армия плыла на 2000 лодках, по 40 солдат в каждой, и кавалерия также шла вдоль берега. Византийский император приказал закрыть ворота города и заблокировать гавань цепями, дав варягам возможность грабить и разорять окраины Константинополя. Летопись повествует о крайней жестокости русских солдат, с которой они истязали мирных жителей и топили их в море еще при жизни.Но, не удовлетворившись мелким грабежом, Олег пошел на необычный штурм города: «И Олег приказал своим солдатам делать колеса и ставить корабли на колеса. И когда подул попутный ветер, они подняли паруса в поле и пошли в город. «Греки заперлись в городе за высокими стенами, умоляли о пощаде и на переговорах предложили князю Олегу помириться и согласились заплатить дань в размере 12 гривен серебра за человека. В знак победы Олег прибил свой щит к ворота Константинополя.В результате появился первый мирный договор между русскими и греками о беспошлинной торговле России в Византии, оформленный юридически и грамотно даже по сегодняшним нормам международного права. По договору Олега с греками русские купцы не платили никаких пошлин. В обменной торговле они обменивали меха, воск, слуг на вина, овощи, шелковые ткани и золото. По истечении указанного в соглашении периода торговли Россия получала продовольствие для дороги за счет греческой стороны, а также корабельное снаряжение.Помимо торговли, греки охотно нанимали на службу русских солдат. Многие русские варяги находились в Константинополе на царской службе. Христианские священники и проповедники приезжали в Россию каждый раз с купцами из Константинополя. Все больше и больше славян обращались в православие, но сам князь Олег христианства никогда не принимал.

Последние годы его жизни прошли без военных походов и сражений. Олег умер в преклонном возрасте в 912 году. Существует легенда, согласно которой князю была предсказана смерть от любимой лошади.Олег оказался суеверным и больше не садился на своего питомца. Спустя много лет, вспомнив о нем, князь пришел на место, где лежали кости его верного друга. Укус змеи, выползшей из черепа, был смертельным. Сюжет этой легенды лег в основу баллад А.С. Пушкин и Н.М. Языков. Летопись отмечает, что «люди стенали и плакали», когда умер князь Олег. Сведения о месте его захоронения противоречивы. Есть косвенные свидетельства того, что могила князя находится в Киеве, по другим данным, он был похоронен за пределами Киевского княжества, на Ладоге.

Князь Олег правил 33 года. За постоянную удачу в военных походах, за отвагу и изобретательность в народе прозвали князя Олега Пророком. О нем писали легенды и легенды, приписывали ему незаурядные способности и дар предвидения.

Нет сомнений, что главной исторической заслугой этого правителя по праву можно считать объединение всех славянских племен под единым правлением, основание и укрепление первого русского государства — Великого княжества Киевского.Именно с правления князя Олега началась история Киевской Руси, а вместе с ней и история государства Российского.

Великий князь Новгородский 879 — 912

Предшественник Рюрика

Преемник — Игорь Рюрикович

Великий князь Киевский 882 — 912

Предшественники Аскольда и Дира

Преемник — Игорь Рюрикович

Очень мало известно о князе Олеге, которого называют Вещим. Большую часть информации мы можем почерпнуть из летописей: о Вещем Олеге много написано в «Повести временных лет» и новгородских летописях.

По одной из версий, Олег был родственником Рюрика и регентом с сыном легендарного варяга — Игорем. По второму — правителем Рюрика. В 882 году он захватил города Смоленск и Любеч. А потом Киев, где правили братья Рюрика Аскольд и Дир. Хитростью викингов выманили из города, а затем убили. Олег сделал Киев новой столицей Древнерусского государства.

А потом начал расширять границы государства. Власть Олега признали поляны, северяне, древляне, ильменские словенцы, кривичи, вятичи, радимичи, улицы и тиверцы.

Согласно «Повести временных лет», в 907 году Олег предпринял успешный поход на Константинополь. Столица Византии — Константинополь. Именно за эту победу Олег получил прозвище — Вещий. Согласно летописи, он снарядил 2000 лодок по 40 воинов в каждой, что по тем временам было внушительной армией. К тому же штурму он подошел очень нестандартно: приказал поставить ладьи на колеса. Когда подул попутный ветер, на лодках подняли паруса, и армия двинулась прямо к стенам города.Летопись сообщает нам, что византийцы были так впечатлены и напуганы, что сдали город без боя. В знак победы Олег прибил щитом к воротам Константинополя и приказал грекам платить дань. Но главным достижением этой кампании стало торговое соглашение о беспошлинной торговле между Россией и Византией.

Однако многие ученые сомневаются в реальности этой кампании, считая ее легендой. Это связано с тем, что у византийских авторов этого периода нет ни одного упоминания об этих событиях, хотя подобные набеги в 860 и 941 годах описаны очень подробно.

В разных летописях приводятся разные причины смерти Вещего Олега. Самый известный описан в «Повести временных лет». Олегу было предсказано, что он примет смерть от любимого коня. Князь был суеверным, поэтому решил сменить коня, а питомца доверил слугам. Им приходилось заботиться о нем до самой его смерти. Олег вспомнил своего любимца во время одного из застолий и задал слугам вопрос о его судьбе. Но оказалось, что лошадь давно умерла.Опечаленный и рассерженный на ошибочных предсказаний волхвов, Олег пошел до костей. Там ждал Вещий Олег и его смерть — из черепа коня выползла змея и укусила князя. Легенда о лошади и змее может иметь более ранние фольклорные корни. Похожая смерть происходит в исландской саге об Орварде Одде.

Новгородская летопись упоминает еще одну причину смерти Вещего Олега — «заморскую». Новгородская летопись учеными считается списком еще более ранней летописи, чем «Повесть временных лет».И может иметь более достоверные данные о биографии Олега. Более того, в ее пользу говорят и другие исторические документы — в трудах арабского писателя Аль-Масуди, который сообщил о флоте Руси из 500 кораблей, вторгшихся в Керченский пролив примерно после 912 года.

Поход Олега на Константинополь: описание, история

Поход Олега на Константинополь — историческое событие, подробно описанное в «Повести временных лет», летописи начала XII века.Византийская империя и ее столица, ныне Стамбул, а в те времена Константинополь, или Константинополь, как его называли русы, считались почти неприступными и неуязвимыми. Только наглые «скифы» совершали набеги и всегда уходили с богатой добычей.

Князь Олег в истории

Олег Пророк (или Ольга на древнерусском) стал князем Новгородским, как регент с маленьким Игорем, сыном Рюрика, после смерти последнего. Позже Олег захватил Киев, перенес туда столицу и стал первым киевским князем, объединив Киев и Новгород.Поэтому именно его историки часто считают основателем крупнейшего древнерусского государства.

Князь покорил древлян и славянские племена, жившие по Днепру, заплатил дань племенам дулебов, хорватов и радимичей, совершил победоносный поход на Константинополь, который дал России выгодный торговый и союзный договор. Олега прозвали Пророком за доблесть и военные успехи. Умер в 912 году и похоронен под Киевом.

Причины поездки в Константинополь

Сведения о набеге Олега на Константинополь содержатся только в древнерусских летописях, а в письменных источниках Византии нет фактов об этом событии.На самом деле это ничего не доказывает, тем более что в «личных» записях видных византийских деятелей того времени хищнические и вероломные нападения русских неоднократно возмущались.

Победоносный поход нового правителя Приднепровской Руси Олега Вещего преследовал несколько целей: добиться признания своего статуса, продлить русско-византийский договор, потребовать от правителей «Второго Рима», не желавших иметь отношений. с язычниками, торговлей и прочими благами.

Постоянные стычки русов с греками, в которых доходило до кровопролития, тоже Олега не устраивали. По другим причинам, побудившим князя собрать огромную армию и совершить набег на Константинополь, историки не согласны.

Это также может быть повторением недавнего успешного рейда датского правителя Рагнара Лодброка, который буквально за 15 лет до похода Олега Вещей совершил настоящий групповой набег на Париж, столицу Франкского королевства, сумев осадить город с помощью всего 120 кораблей и разгромите армию Карла Лисия и заберите домой огромную компенсацию для молодого Парижа — 7 тысяч фунтов серебром.

Возможно, Олег намеревался наказать римлян за их неадекватное отношение к могучей Киевской Руси, которую просвещенная Византия считала варварским регионом и не признавала ее статус государства, не желая вступать в союзы и вступать в торговые отношения. Тем не менее, греки победили Римскую империю, и высокомерию византийских правителей можно было только позавидовать.

Поход датировка

«Повесть временных лет», главный источник информации о кампании Олега, была написана через двести лет после этого события и изобилует неточностями, преувеличениями и противоречивыми датировками.С самого начала правления Олега точные даты установить было сложно. Календарь изменился, и летописцы запутались во времени. И поэтому все деяния князя сегодня обычно относят к периодам начала, середины и конца его правления, не указывая точных календарных чисел.

В «Повести временных лет» есть указание на то, что предсказанная мудрецами трагедия — смерть князя — произошла через пять лет после похода на Константинополь.Дата смерти Олега установлена ​​достаточно точно (по трудам Татищева и не только) — это 912 год, а значит, летопись относительно верна.

Но есть противоречие. Повесть временных лет называет начало похода 907 годом. Но в той же летописи говорится, что Олег вел переговоры с правителями греков «Леоном и Александром». Но этого не могло быть в 907 году, так как Лев VI Мудрый назначил юного Александра соправителем только в 911 году, так что, скорее всего, поход был еще немного позже.Причем окончательное подписание документов о профсоюзе датируется «Сказкой …» 911 года. Логично предположить, что кампания также имела место в этом году, и «Русь простояла» под стенами Константинополя весь август 911 г., вплоть до заключения знаменательного соглашения 2 сентября.

Идея Вещего Олега

Вся критика в отношении реальности этого похода, о которой почти никогда не упоминается, верна в том смысле, что Киевская Русь действительно не вела полномасштабной войны с Византией.

Стратегия Олега заключалась в том, чтобы прорваться в гавань Золотого Рога, считавшуюся неприступной, гавань Константинополя, напугать греков демонстрацией военной мощи и хитрости и убедить их подписать необходимые договоры. Со стороны морского входа бухта надежно закрыта, и тогда русы применили известную им с 860 года уловку — протащили корабли насухо через полуостров, отделяющий Константинополь от внешнего моря.

В этом приключении хитрому князю помогли фракийские леса, покрывающие весь полуостров — их можно было рубить «на ходу», подставляя под днища кораблей круглые бортики.А густые виноградники и холмы надежно скрывали движение кораблей по суше.

Увидев, что русские корабли беспрепятственно плывут в неприступной бухте и переполнены вооруженными солдатами, соправители немедленно сели за стол переговоров. Более того, жители Константинополя вспомнили о недавнем предательстве (в 904 году империя не помогала осажденным арабами жителям Салоников) и решили, что пришедшая армия была наказанием святого Дмитрия, покровителя Константинополя.Нежелание императоров вести переговоры с русьми могло привести к открытому восстанию.

Некоторые подробности похода упоминаются в старинных летописях. Венецианский историк Иоанн Дьякон писал, что «норманны на 360 кораблях осмелились приблизиться к Константинополю», но, поскольку город был неприступен, опустошили окружающие земли и убили множество людей. Папа Николай Первый упомянул кампанию Олега, заявив, что русы ушли домой, избежав мести. В византийских хрониках «Продолжение Феофана» написано, что русские оцепили город и подожгли все вокруг, а когда они были полны гнева, они вернулись домой.Одним словом, Олег Вещий Константинополь не взял, но, очевидно, это не было его целью.

Вещий Олег Дополнительная информация. Житие князя вещего олега

Князь Олег (Вещий) краткая биография для детей

После смерти основателя княжеской династии Рюриковичей князь Олег принял бразды правления в качестве опекуна своего маленького сына Игоря. Новгород нашел нового правителя в 879 году.Спустя три года, в 882 году, Олег, собрав сильное войско, предпринял поход на Киев и победил. Этот год отмечен как год образования Киевской Руси, и князь Олег стал первым князем нового государства.

Особенность правления князя Олега, короче говоря, в том, что при нем не только было создано новое государство, но и значительно расширилась его территория. В период с 883 по 885 годы новые племена были завоеваны своими землями. Среди них славяне и берега Днепра, радимичи с берега Днестра, древляне, а также северяне.Новые племена быстро согласились присоединиться к Олегу, так как это освободило их от уплаты дани хазарам. Новые земли сразу заросли городами, а их жителей — налогами. Собственно, это была внутренняя политика Олега.

Одновременно с укреплением стен Киева возводилась оборона всей Киевской Руси. На его границах были построены крепости-заставы, на которых воины несли постоянную службу. Кроме того, для защиты территории племена, проживающие в приграничной зоне, облагались меньшим налогом, чем остальные.Для поддержания мира на северо-западных рубежах сам князь ежегодно платил варягам дань. Укрепленные рубежи обеспечили рост могущества государства, благодаря чему Олег уже в 907 году смог собрать невиданное по тем временам войско (80 тысяч воинов) и двинуться в Византию.

Несмотря на уловки византийского правителя Льва IV, Константинополь был взят. Это был очень необычный штурм: из-за того, что греки заблокировали гавань цепями, им пришлось поставить лодки, а их было 2000 штук, на колеса и перебраться в столицу Византии по суше.Благодаря одержанной победе Киевская Русь получила богатую дань (12 гривен * 40 человек * 2000 кораблей плюс дань русским городам, где сидели оставленные Олегом князья), а также приобрела торговые льготы для своих купцов. Это стало важнейшим событием того времени. В то же время Византия получала военную помощь в лице Киевской Руси: князь Олег разрешал нанимать своих солдат на службу империи и получал за них деньги. После этого похода князь стал Вещим Олегом.В 911 году в подтверждение заключенного мира с Византией был подписан мирный договор. Таким образом, за достижения за годы своего правления князь Олег признан одним из величайших правителей России.

О причине смерти князя ходят легенды. По одной из версий, князь погиб в бою. По другой, как будто по предсказанию колдуна смерть князя должна была принести его любимая лошадь. Испугавшись такого исхода, Вещий Олег бросил своего коня, а через несколько лет, узнав о его смерти, захотел увидеть останки.Смерть князю принесла змея, которая вылезла из черепа и ужалила его в ногу. Одно можно сказать наверняка: он умер после 33 лет правления в 912 году, будучи уже старым человеком, оставив после Игоря сильное государство.

Более краткие биографии великих полководцев:

Дата рождения князя Олега неизвестна; он, наверное, был немного моложе Рюрика. Согласно легенде, он родился в Западной Норвегии, по всей видимости, в зажиточной семье Бонда, и получил имя Одд, затем получил прозвище Орвар — «Стрела».Его сестра Эфанда позже вышла замуж за правителя варягов Рюрика (или он сам был женат на дочери Рюрика). Благодаря этому Олег стал его главным командиром. Прибыл с Рюриком в Ладогу и Приильменье между 858 и 862 годами.

После смерти Рюрика в 879 году Олег стал единственным князем Новгородской Руси. Рюрик не ошибся в своем выборе, когда на смертном одре завещал своего сына и новгородский стол Олегу. Олег стал для князя настоящим отцом, воспитав Игоря мужественным, закаленным, образованным человеком в то время.

Олег со всей ответственностью отнесся к титулу князя, подаренному ему другом. Основной целью правителей тех времен было увеличение богатства князя и расширение границ подконтрольной им территории за счет аннексии новых земель, подчинения других племен и сбора дани.

Поднявшись во главе Новгородского княжества, Олег смело приступил к захвату всех днепровских земель. Его главной целью было установление полного контроля над водным торговым путем в Восточную Византию и завоевание Киевского княжества.
Многие князья тогда хотели править этим великим княжеством, которое к концу IX века стало центром русской торговли и главным оплотом России в сдерживании набегов печенежских орд. Было совершенно ясно, что тот, кто правил Киевом, контролировал всю российскую торговлю.

князь Олег собрал большое войско варягов и в 882 году взял города Смоленск и Любеч, посадил там своих мужей. Далее по Днепру на лодках он спустился в Киев, где царствовали два бояре, не племя Рюриковичей, а варяги Аскольд и Дир.В поход он взял с собой молодого князя Игоря. Олег хитростью захватил власть в Киеве. По словам летописца, Олег просил о встрече с тогдашними правителями Киева Аскольдом и Диром, остановившись у стен города якобы по дороге на юг. Когда князья, ничего не подозревая, подошли к новгородским лодкам, Олег, как гласит легенда, указал на Игоря и воскликнул: «Вы не князья, не княжеский род. Вот сын Рюрика! «После этих слов он убил Аскольда и Дира, а выскочившие из лодок воины Олега расправились с воинами, сопровождавшими киевских правителей.Никто из киевлян не решился выступить против Олега и его войск. Более того, многие племена, жившие по берегам Днепра, добровольно подчинились власти киевского князя. Набеги печенегов опустошили славян, и они искали защиты у правителей, согласившись платить им за это дань.

Очень скоро Киевская земля закрыла все южные границы страны. Но Олег не успокаивался, продолжая подчинять себе другие племена, более удаленные от основного речного пути.Им пришлось действовать силой, так как славяне, не участвовавшие в торговом обороте, не видели смысла в присоединении к Киевскому княжеству и тем более не хотели платить дань. Князю Олегу со своей свитой пришлось совершить немало сложных походов, прежде чем ему удалось завершить политическое объединение восточных славян. Расположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он двинулся туда со своей дружиной, провозгласив: «Да будет это мать городов русских».

Когда два союза — Северный и Южный — с крупными княжествами в центре — Новгородом и Киевом — были объединены, на Руси появилась новая политическая форма — Великое княжество Киевское, которое фактически стало первым русским государством.

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей власти. Он покорил киевских древлян, северян, радимичей и других более мелких. Многие из них были данниками хазар. До нас дошел текст обращения Олега к северянам: «Я враг хазар, поэтому и вам не нужно платить им дань». Радимичам: «Кому вы отдаете дань уважения?» Те ответили: «Козарам». А Олег говорит: «Не давай Козару, а дай мне». «И Олег владел деревлянами, полянами, радимичами, а с — улицами и тиверцами имяше войско.«К началу 10 века большинство племен восточных славян находилось под предводительством киевского князя.

Если Рюрик уже сделал шаг вперед на юг по восточному пути, перейдя из Ладоги в Новгород, то его преемник Олег двинулся гораздо дальше и дошел до конца пути. В летописях того времени названия племен встречаются уже редко; они были заменены названиями городов и регионов. Князь Олег передал подчиненные районы города администрации посадников, которые имели свои вооруженные дружины и назывались также князьями.

Как свидетельствуют летописи, о богатстве Византии в то время ходило немало легенд. Итак, в 907 году князь Олег совершил военный поход на Константинополь, столицу Византии. Его армия плыла на 2000 лодках, по 40 солдат в каждой, и кавалерия также шла вдоль берега. Византийский император приказал закрыть ворота города и заблокировать гавань цепями, дав варягам возможность грабить и разорять окраины Константинополя. Летопись повествует о крайней жестокости русских солдат, с которой они истязали мирных жителей и топили их в море еще при жизни.Но, не удовлетворившись мелким грабежом, Олег пошел на необычный штурм города: «И Олег приказал своим солдатам делать колеса и ставить корабли на колеса. И когда подул попутный ветер, они подняли паруса в поле и пошли в город. «Греки заперлись в городе за высокими стенами, умоляли о пощаде и на переговорах пригласили князя Олега к миру и согласились платить дань в размере 12 гривен серебра с человека. В знак победы Олег прибил свой щит к ворота Константинополя.В результате появился первый мирный договор между русскими и греками о беспошлинной торговле России в Византии, оформленный юридически и грамотно даже по сегодняшним нормам международного права. По договору Олега с греками русские купцы не платили никаких пошлин. В обменной торговле они обменивали меха, воск, слуг на вина, овощи, шелковые ткани и золото. По истечении указанного в соглашении периода торговли Россия получала продовольствие для дороги за счет греческой стороны, а также корабельное снаряжение.Помимо торговли, греки охотно нанимали на службу русских солдат. Многие русские варяги находились в Константинополе на царской службе. Христианские священники и проповедники приезжали в Россию каждый раз с купцами из Константинополя. Все больше и больше славян обращались в православие, но сам князь Олег христианства никогда не принимал.

Последние годы его жизни прошли без военных походов и сражений. Олег умер в преклонном возрасте в 912 году. Существует легенда, согласно которой князю была предсказана смерть от любимой лошади.Олег оказался суеверным и больше не садился на своего питомца. Спустя много лет, вспомнив о нем, князь пришел на место, где лежали кости его верного друга. Укус змеи, выползшей из черепа, был смертельным. Сюжет этой легенды лег в основу баллад А.С. Пушкин и Н.М. Языков. Летопись отмечает, что «люди стенали и плакали», когда умер князь Олег. Сведения о месте его захоронения противоречивы. Есть косвенные свидетельства того, что могила князя находится в Киеве, по другим данным, он был похоронен за пределами Киевского княжества, на Ладоге.

Князь Олег правил 33 года. За постоянную удачу в военных походах, за отвагу и изобретательность в народе прозвали князя Олега Пророком. О нем писали легенды и легенды, приписывали ему незаурядные способности и дар предвидения.

Несомненно, главной исторической заслугой этого правителя по праву можно считать объединение всех славянских племен под единым правлением, основание и укрепление первого русского государства — Великого княжества Киевского.Именно с правления князя Олега началась история Киевской Руси, а вместе с ней и история государства Российского.

Великий князь Новгородский 879 — 912

Предшественник Рюрика

Преемник — Игорь Рюрикович

Великий князь Киевский 882 — 912

Предшественники Аскольда и Дира

Преемник — Игорь Рюрикович

Олег Новгородский обычно начинает отсчитывать образование Древнерусского государства. Его фигура поистине знаковая, так как она определила начало новой эры, новой эры.Его жизнь, как и смерть, таит для историков много загадок. Но тем не менее князь Олег Пророк, краткая биография которого будет рассмотрена ниже, — личность довольно интересная для исследователей и простых любителей старины.

Появление на Руси

Биография которого известна нам лишь кратко, считается основателем Древнерусского государства. Он был родственником легендарного варяжского Рюрика, то есть был братом Эфанды, жены полководца. Считается, что это был обычный полководец, которому викинг безмерно доверял.Иначе бы он поручил ему забрать своего маленького сына? Стоит верить, что Олег действовал по согласию с Рюриком, и, возможно, у него была определенная свобода. Так или иначе, но довольно быстро он овладел Смоленском и Любечем, а затем и Киевом. Кстати, златоглавый город он захватил хитростью: варяги выманили из-за стен (которые тоже, вероятно, были викингами) и убили их, объявив себя князем.

Достижения и успехи

Князь Олег, биография которого рассматривается в данной статье, укрепил власть либо за счет поддержки соседних с Киевом славянских племен, либо покоряя их.Он установил для них дань, которая не сильно давила на людей. Но его военные успехи были поистине впечатляющими. Походы на хазар спасли русские земли от необходимости платить каганату полюдье. Пал великий Константинополь, к воротам которого, согласно летописи, князь прибил свой щит. В результате русские купцы могли торговать с Византией без пошлин и получать от нее всяческую поддержку. Таким образом, князь Олег Пророк, краткая биография которого обсуждается выше, имеет больше заслуг перед Россией, чем Рюрик.Более того, о предке княжеской династии практически ничего не известно.

Поход в Константинополь

Князь Олег, краткая биография которого раскрыта в Повести временных лет, — личность незаурядная. Он организовал знаменитый поход на Константинополь, после чего получил прозвище Вещий. В летописи говорится, что он послал в город огромное войско на двух тысячах лодок. В каждой лодке размещалось по четыре десятка линчевателей. Император приказал закрыть ворота столицы, оставив окраины и села на откуп врагам.Но киевский князь приказал приделать колеса к кораблям, на которых войско подошло к воротам Константинополя. Византийцы растерялись, поэтому сдались, предложив Олегу щедрую дань и мир.

Был ли поход?

Князь Олег, краткую биографию которого можно найти практически в каждом учебнике истории, фигура неоднозначная. У исследователей больше вопросов, чем ответов о его жизни. Например, факт похода на Византию кажется недостоверным.Это потому, что авторы из Константинополя подробно описали все нападения на их страну, но не упоминают кампанию Олега. Кроме того, очень похоже возвращение Олега и Владимира Великого из Константинополя. Возможно, это описание того же события. При этом вслед за Олегом в южный город отправился и Игорь, который тоже выиграл. Об этом говорят и европейские авторы, ведущие хронику тех лет.

Была ли змея?

Олег, биография которого известна также из уроков литературы, умер так же загадочно, как и появился в России.Там же рассказывается, что однажды колдун предсказал свою смерть от любимой лошади. Варяг был суеверным, поэтому он сел на другое животное и доверил домашнее животное слугам, приказав им заботиться о нем до самой его смерти. Правитель вспомнил о нем во время застолья, но оказалось, что конь давно умер. Скорбя по своему любимцу и рассердившись на то, что он верит мудрецам, князь пошел до костей. Но когда он наступил на череп, он увидел змею, которая тут же ужалила его в ногу.Олег умер от яда.

Князь Олег, биография которого давно изучается, мог умереть другой смертью. А легенда о лошади и змее, возможно, была заимствована из саги об Орварде Одде. Хотя некоторые ученые считают, что герой скандинавских легенд и Вещий Олег — одно и то же лицо. Но есть несколько фактов, которые позволяют задуматься о том, мог ли быть правдой сюжет о гибели князя. Среди них следующие:

Могла ли змея укусить кожаный сапог, который носили в России? Скорее всего, нет, или Олег босиком поднялся на гору до костей лошади?

А что, если змея прыгнула и укусила принца за бутлег? Но на территории Украины таких гадюк нет!

Как правило, змея, прежде чем ужалить, шипит и пытается уползти.Мог ли Олег или его окружение этого не заметить?

Как вариант, князь умер от яда, но змея ему подсунули специально, либо Олег был заранее отравлен. К сожалению, установить, где правда, невозможно.

Еще несколько интересных фактов

Русский князь Олег, биография которого уже известна читателю, упоминается не только в летописи Киева и Новгорода. Аль-Масуди (арабский автор) говорит о неудачном походе русов (500 кораблей!) На лбу с Ольвангом и Ад-Диром на Персию.Часть добычи они отдали хазарам, но те предали их и всех перебили. Здесь погибло около тридцати тысяч воинов, а отступившие за Каспий были убиты волжскими булгарами. Таким образом, легендарный князь погиб в походе, как и положено храброму варягу.

Вот какой он, умный и воинственный князь Олег. Биография его полна белых пятен, из-за которых вокруг этой фигуры остается аура таинственности и загадочности. Возможно, время найдет ответы на все вопросы.


князь Новгородский
879 — 912

Олег Пророк — варяг, князь Новгородский (с 879 г.) и Киевский (с 882 г.). Часто считается основателем Древнерусского государства.

Летопись дает ему прозвище Вещий, то есть знающий будущее, предвещающий будущее. Он был назван так сразу после возвращения из похода 907 года на Византию.

Прощание с Вещим Олегом на коне. В. Васнецов, 1899

В летописи есть две версии биографии Олега: традиционная, изложенная в «Повести временных лет», и по Новгородской Первой летописи, сохранившей фрагменты более ранней летописной сводки, не дошло до нас, с путаницей в хронологии.

По «Повести временных лет» Олег приходился родственником (соотечественником) Рюрику, возможно (по Иоакимовой летописи) его зятем. После смерти Рюрика в 879 году Олег стал княжить в Новгороде, так как Игорь Рюрикович был еще маленьким ребенком.

Взятие Киева


Олег показывает маленького Игоря Аскольду и Диру. Миниатюра из Радзивилловской летописи (XV век).

В 882 году Олег совершил успешные походы на Смоленск и Любеч.После этого он спустился по Днепру в Киев, где князьями были соплеменники Рюрика, варяги Аскольд и Дир. Олег заманил их в свои лодки и объявил им:

«Вы не кнз ни к каким кнѧж, но азєсм к какому-то кнж».

Представив наследника Рюрика, молодого Игоря, Олег убил Аскольда и Дира.

Хроники Никона, сборник различных источников 16 века, дает более подробное описание этого захвата. Олег высадил часть своего отряда на берег, обговорив секретный план действий.Сам он, сказав, что болен, остался в лодке и послал Аскольду и Диру извещение о том, что у него много бус и украшений, а также имел важный разговор с князьями. Когда они забрались в лодку, как будто больной Олег сказал: «Я князь Олег, а это князь Рюриков Игорь» — и тут же убил Аскольда и Дира.


ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ Князь Олег и Игорь.

Местоположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он переехал туда со своим отрядом, объявив:

«Да будет Киев матерью городов русских.»

Таким образом, он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства.

В течение следующих 25 лет Олег был занят расширением своей власти. Он покорил киевских древлян, северян, радимичей. Последние два племенных союза были данниками хазар. По легенде, Олег якобы сказал: «Я их враг, и я не враждебен тебе. Дон». Не отдай хазарам, а плати мне.«Затем Олег покорил самое южное из восточнославянских племен Улиц и Тиверцев.

898« Повесть временных лет »датирует появление угров под Киевом во время их переселения на запад. Согласно венгерской летописи, князь Алмос победил неназванного русского князя (видимо Олега), осадил его в Киеве и согласился уйти только после того, как русские заплатили ему выкуп в размере 10 тысяч марок серебром.

Поход в Византию


Поездка Олега в Константинополь.Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 г.

В 907 г., экипировав 2000 лодок по 40 воинов в каждой («Повесть временных лет»), Олег отправился в поход на Константинополь. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и заблокировать гавань цепями, что дало варягам возможность грабить и разорять окраины Константинополя.


Тихоновский В.Г. Поход князя Олега на Константинополь в 907 году.

Однако Олег пошел на необычный штурм: «И Олег приказал своим воинам делать колеса и ставить корабли на колеса.И когда подул попутный ветер, они подняли паруса в поле и пошли в город. «Напуганные греки предложили Олегу мир и дань. По договору Олег получал по 12 гривен за каждую уключину, а Византия обещала платить дань русским городам. В знак победы Олег прибил свой щит к воротам Константинополя. Главным итогом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле между Россией и Византией.

Многие историки считают этот поход легендой.О нем нет ни одного упоминания среди византийских авторов, достаточно подробно описавших подобные походы в 860 и 941 годах. Есть также сомнения по поводу договора 907 года, текст которого представляет собой почти буквальную компиляцию договоров 911 и 944. Возможно, был еще поход, но без осады Константинополя. Сказка давно минувших лет в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году передает «слова византийского царя» князю Игорю: «Не ходи, а возьми дань, которую взял Олег, а я добавлю к этой дани.

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «долгосрочный» мир и заключило новый договор. По сравнению с «договором» 907 года из него пропало упоминание о беспошлинной торговле. Олег упоминается в договоре как «великий русский князь». Нет никаких сомнений в подлинности соглашения 911: оно подтверждается как лингвистическим анализом, так и ссылками в византийских источниках.

«Повесть временных лет» сообщает, что в 912 году, Князь Олег умер от укуса змеи.


Олег прибивает свой щит к воротам Константинополя. Гравюра Ф.А. Бруни, 1839.


Борис Ольшанский. Щит на воротах Константинополя

Новгородский вариант биографии. Восточные походы Олега

В Новгородской первой летописи Олег представлен не князем, а правителем при Игоре. Убивает Аскольда, захватывает Киев и тоже идет войной на Византию, Игорь, а Олег возвращается на север, в Ладогу, где и умирает в 922 году.

«Пойди Ольг в Новгород, а оттуда в Ладогу. Друзья говорят, как будто он идет по морю, и я укушу змея в ногу, и от этого я умру; есть его могила в Ладозе. «

Эта информация противоречит русско-византийскому договору 911 года, где Олег назван Великим князем Русским, но в то же время они лучше согласуются с восточными новостями о Руси того периода.

Где-то после 912 года. По словам арабского писателя Аль-Масуди, российский флот из 500 судов вошел в Керченский пролив.Хазарский царь позволил русским пройти через Дон к Волге, а оттуда спуститься в Каспийское море. В результате русы опустошили побережье Азербайджана. По условиям договора они отдали половину добычи хазарскому царю, но царская гвардия, состоящая из мусульман, потребовала мести за смерть своих единоверцев. Царь не смог (или не захотел) спасти русов, но послал им предупреждение об опасности. Битва длилась три дня и закончилась победой мусульман.30 тысяч русов были убиты. Оставшиеся 5000 бежали вверх по Волге, где были истреблены буртасами и булгарами.


Виктор Васнецов. Встреча Олега с чародеем
Имя русского вождя в послании не упоминается, а в русских летописях не упоминается поход. Возможно, смутным намеком на него является фраза Новгородской летописи об Олеге «другие говорят, что он уехал за границу …».


Триумф князя Олега

Иногда пытаются связать некоего русского вождя Hlgw с личностью Олега, который, согласно хазарскому источнику («Кембриджский документ»), захватил хазарский город Самкерц на Таманском полуострове. по соглашению с Византией, но был разбит наместником Самкерта в Песах и отправил последнего византийцами в Константинополь.корабли русов, а затем Hlgw отправился в Персию, где погиб со всем войском. Имя H-l-g-w восстановлено как Helg, Helgo. В документе он упоминается как «правитель России», поэтому очень соблазнительно отождествить его с Олегом.
Однако описанные события относятся к царствованию Игоря (поход русов против Византии совпадает по описанию с походом 941 г., а поход против Персии — с набегом русов 944 г. на азербайджанский город Бердаа). В историографии были попытки истолковать это сообщение как свидетельство дуумвирата Игоря и Олега, в данном случае жизнь Олега продлена до середины 40-х годов X века, а начало его правления предполагается позже указано в летописи.


Олег у коня. В. Васнецов, 1899

Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. По киевской версии, его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская летопись помещает его могилу в Ладоге, но также сообщает, что он уехал «за океан».

В обеих версиях есть легенда о смерти от укуса змеи. Согласно легенде, волхвы предсказали князю, что он умрет от любимой лошади. Олег приказал забрать коня и вспомнил предсказание только через четыре года, когда конь давно умер.Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, поставил ногу на череп и сказал: «Стоит ли мне его бояться?» Однако в черепе лошади жила ядовитая змея, которая смертельно ужалила принца.

Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде, который также был смертельно ужален на могиле своего любимого коня. Неизвестно, стала ли сага причиной изобретения русской легенды об Олеге или, наоборот, обстоятельства смерти Олега послужили материалом для саги.Однако если Олег — исторический персонаж, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе каких-то устных легенд не ранее XIII века. Ведьма предсказала смерть 12-летнего Одда от его лошади. Чтобы предотвратить предсказание, Одд и его друг убили лошадь, бросили ее в яму, а труп засыпали камнями. Вот как умер Орвар Одд годы спустя:

«И пока они шли быстро, Одд пнул ногой и наклонился. «Что это было, что я ногой ударил?» Он дотронулся до острия копья, и все увидели, что это череп лошади, и сразу же из него выскочила змея, бросилась к Одде и ужалила его в ногу выше щиколотки.Яд подействовал сразу, опухла вся нога и бедро. Одд был настолько ослаблен этим укусом, что ему пришлось помочь ему добраться до берега, и когда он добрался туда, он сказал; «Теперь ты должен пойти и вырубить для меня каменный гроб, и пусть кто-нибудь останется рядом со мной и напишет историю, которую я расскажу о своих поступках и моей жизни». После этого он начал сочинять рассказ, и они начали записывать его на маленьком планшете, и по мере того, как путь Одда продолжался, история [после зависания] была такой же.И после этого Одд умирает »


Смерть Олега. Гравюра Ф.А. Бруни, 1839.

Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, условна. Историк А.А. Шахматов отметил, что 912 год также является годом смерти византийского императора Льва VI, антагониста Олега; возможно, летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил конец их правления к одной и той же дате (похожее подозрительное совпадение — 945 г. — и между датами смерти Игоря и свержения его современника, византийского императора Романа I).Кроме того, учитывая, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. Выше), дата 912 года становится еще более сомнительной. Продолжительность правления Олега и Игоря по 33 года, что вызывает подозрение в эпическом источнике этой информации.

Польский историк XVIII века Х.Ф. Фризе выдвинул версию, что у Вещего Олега был сын Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Россию в результате борьбы с князем Игорем.Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, судя по произведениям польских и чешских писателей XVI-XVII веков, но его родство с Вещим Олегом — только предположение Фризе.


Смерть Олега. Гравюра

Русское произношение имени Олег, вероятно, произошло от скандинавского имени Хельге, которое первоначально означало (по-протошведски — Хайлага) «святой», «обладающий даром исцеления». Из саг известно несколько носителей имени Хельги, жизнь которых восходит к 6-9 векам.В сагах встречаются также похожие по звучанию имена Оле, Олейф, Офейг.

Среди историков, не поддерживающих нормандскую теорию, были предприняты попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олег и связать его с исконно славянскими, тюркскими или иранскими формами. По мнению Л.П. Грота, сложно связать имя Олег со шведским именем «Хельге» по смысловым причинам, так как значение последнего — «святой» по смыслу противоположно языческому прозвищу русского князя.


Тризна по Олегу. Васнецов В.

Летопись смерти Олега положена в основу литературных произведений:

А.С. Пушкин

ПЕСНЯ О ВЕЩАНИИ ОЛЕГ

Как вещий Олег сейчас собирается
Чтобы отомстить неразумным хозарам,
Их села и поля за жестокий набег
Обреченный на мечи и пожары;
Со свитой, в Цареградских доспехах,
Князь едет по полю на верном коне.

Из темного леса к нему
Есть вдохновенный волшебник,
Старик, послушный одному Перуну,
Посланник грядущих заветов,
Кто провел целый век в мольбах и гаданиях.
И Олег подъехал к мудрому старику.

«Скажи мне, чародей, любимец богов,
Что сбудется в моей жизни?
И скоро, на радость наших соседей-врагов,
Засыпаю ли я землей на могиле?
Покажи мне правда, не бойся меня:
Коня возьмешь в награду ».

«Волхвы не боятся властителей сильных,
И не нуждаются в княжеском даре;
Их пророческий язык правдив и свободен.
И он дружит с волей небес.
Годы грядущие скрываются в тумане;
Но я вижу твою долю на ярком челе.

Помните теперь мое слово:
Слава воину радость;
Ваше имя прославляется победой;
Ваш щит у ворот Константинополя;
И волны и земля покоряются вам;
Враг завидует такой чудесной судьбе.

И синее море — коварный вал
В часы роковой ненастья
И праща, и стрела, и хитрый кинжал
Годы пощадили победителя …
Под грозными доспехами ты не знаешь ран ;
Невидимый хранитель дан сильным.

Ваша лошадь не боится опасной работы;
Он, чувствуя волю господина,
Тогда кроткий стоит под стрелами врагов,
Который мчится по жестокому полю.
И холодно, и ничего не режет…
Но вы примете смерть от своей лошади.

Олег усмехнулся — однако
И взгляд затуманился мыслью.
Молча, положив руку на седло,
Сходит с коня, угрюмый;
И верный друг с прощальной рукой
И поглаживает, и похлопывает по крутой шее.

«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Пришло время нам расстаться;
Теперь отдыхай! Я не ступлю
В твое позолоченное стремя.
Прощай, утешайся — но помни мне.
Вы, дружки, возьмите коня,

Накройте пледом, коврик мохнатый;
Отведи меня за узду на луг мой;
Bathe; корм с отборным зерном;
Вода с родниковой водой ».
И юноши тотчас же пошли с конем,
И принесли князю другого коня.

Вещий Олег пирует со своим отрядом
Звон веселого рюмки.
И кудри их белы, как утренний снег.
Над славной вершиной холма…
Они отмечают дни минувшие
И сражения, в которых они вместе сражались …

«Где мой друг? — сказал Олег, —
Скажи, а где мой ревностный конь?
Ты здоров? Его бег по-прежнему так прост?
Он все такой же бурный, игривый?
И слышит ответ: на крутом холме
Давным-давно он отдохнул глубоким сном.

Могущественный Олег склонил голову
И думает: «Что за гадание?
Волшебник, ты лживый, безумный старик!
Не верьте своим предсказаниям!
Моя лошадь все равно понесет меня.
И он хочет увидеть кости лошади.

Вот идет со двора Могучий Олег,
С ним Игорь и старые гости,
И видят — на холме, на берегу Днепра,
Кости благородные лежат;
Дождь омывает их, пыль их засыпает,
И ветер развевает над ними ковыль.

Князь тихонько наступил на череп коня
И сказал: «Спи, друг одинокий!
Твой старый хозяин пережил тебя:
На похоронах, уже близко,
Ты не испачкаешь ковыль под топором
И проливаешь мой прах горячей кровью!

Так вот где таилась моя смерть!
Кость грозила мне смертью! «
Из головы мертвого змея,
Шипение, тем временем выползло;
Подобно черной ленте, обмотанной вокруг моих ног,
И князь, внезапно ужалившись, вскрикнул.

Ведра круглые, пенящиеся, шипящие
В плачевный праздник Олега;
Князь Игорь и Ольга сидят на холме;
Отряд пирует на берегу;
Солдаты вспоминают дни, прошедшие до
И сражения, в которых они были разделены.

Серия «СЛАВЯН»

Князь Олег (879–912), по легенде, был очень предприимчивым и воинственным правителем. Как только власть попала в его руки, он задумал грандиозное дело — овладеть всем течением Днепра, взять в свои руки весь водный путь в богатую Грецию, а для этого ему пришлось покорить всех славян. жившие по Днепру.Здесь одного княжеского дружины не хватило. Князь Олег набрал большое войско из ильменских славян, из подчиненных ему кривичей финских племен и двинулся с ними и своим отрядом на юг.

Первым делом князь Олег овладел Смоленском, городом тех Кривичей , которые еще никому не подчинялись, затем взял Любеч, город северян , оставил в этих городах отряды своего отряда под командованием надежных, опытных губернаторов, и он продолжил.Наконец появился Киев. Олег знал, что силой взять этот город будет непросто: там царили Аскольд и Дир, опытные лидеры, а их дружина была храброй и опытной. Пришлось пойти на хитрость: армия осталась позади, и Олег на нескольких лодках отплыл в Киев, остановился недалеко от города и послал сообщить Аскольду и Диру, что их земляки, варяжские купцы, едут в Грецию, хотят увидеть их и попросил их прийти в лодки.

Флот князя Олега идет в Константинополь по Днепру.Гравюра Ф. А. Бруни. До 1839 г.

Почему Олега прозвали Пророком и как его звали на самом деле?

Благодаря знаменитому стихотворению «Песня о чудесном Олеге» Пушкин А.С. Из школьного курса литературы почти каждый наш соотечественник знает, что в 9-10 веках на Киевской Руси князем был Олег. Но не все знают, почему Олега прозвали Пророком.

Версии, поясняющие происхождение князя Олега

Это историческое лицо упоминается в различных летописях, в частности, в Повести временных лет Нестора.Эта летопись была составлена ​​в начале 12 века. Но больше информации содержит народные сказки и легенды.

По одной из версий на русском языке имя Олег произошло из Скандинавии. В этой версии Хельге означает «святой» или «пророческий». С другой — сам Олег послужил прообразом для творения князя-волшебника Волги, прославленного в эпосе. При необходимости он мог притвориться либо волком, либо горностаем, либо птицей. Поэтому он всегда побеждает своих врагов.Характеристики Вещего Олега во всех былинах даны одинаково. Он был сильным и уважаемым человеком.

Утверждение Нестора-летописца, будто в жилах князя Олега течет кровь варяжского Рюрика, пришедшего из Новгорода, не согласуется с альтернативными источниками, убеждающими в отсутствии родственных уз. Пока Олег не принял титул князя, он был полководцем Рюрика. Личные качества и добродетели способствовали его успешной карьере.

Рюрик, царствовавший в Новгороде, умер в 879 году.Власть вместе с опекой над молодым Игорем перешла к Олегу. После трехлетнего правления новый князь задумался о новых завоеваниях, закрепив свои взгляды на юг. Во время военной кампании он тоже забрал Игоря. Описание Вещий Олег отметил, что это был красивый мужчина с величественными чертами лица.

Покорение Киева

Флотилия начала свой путь от озера Ильмень. Далее, заплыв с Ловатью и Западной Двиной, Олег утвердил свою власть, в крупных городах — Смоленске и Любечи — назначив губернатора.К Днепру ладью нужно было тащить с орудиями, напоминающими колеса.

Так они успешно достигли конечной цели похода — Киев, раскинувшийся на берегах Днепра. Вскоре выяснилось, что здесь правят Аскольд и Дир. Как и Олег в свое время, они были на службе у Рюрика.

Вон, потому что Пророческий

Умению снимать власть с земляков помогла находчивость Олега. В Киев он прибыл на одной лодке под видом купца с небольшим отрядом добровольцев, которые спрятались на дне корабля.К гостям подошли киевские князья. Олег объявил киевлян, якобы Аскольд и Дир не являются законными правителями. После оглашения приговора бежавшие из засады добровольцы Олега были ловко убиты мечами несчастных киевских князей, а новым правителем был назначен Игорь.

Олегу приписывают фразу, которая оказалась пророческой, о том, что Киев должен стать матерью городов русских. За это Олега называли Пророком и уважали в народе.

Будь Олег только талантливым полководцем, вряд ли он привлек бы внимание авторов исторических сочинений. Он не только мудр, но и чрезвычайно рассудителен, и до такой степени, что в глазах окружающих это иногда выглядело как магия.

Колдовство или подарок?

Как свидетельство сверхъестественности описать Византийский поход 907 года. Одна часть воинов плыла на кораблях, которых насчитывалось две тысячи, а вторая — на конной армии.

Губернатор Лев VI позаботился о том, чтобы в столицу не ударило 80-тысячное славянское войско во главе с Олегом.По приказу императора городские ворота были закрыты, пролив заблокирован цепями, и, таким образом, доступ в гавань был ограничен. Но это не остановило киевского князя. Сначала его дружинники, разграбив много добра в пригородах столицы, пошли к стенам Константинополя.

В результате мер, принятых византийцами, корабли славян не имели возможности подплыть к городу, Олегу пришлось проявить смекалку. Согласно легендам, по его приказу гвардейцы сконструировали для кораблей специальные колеса.Ветер развел паруса и, к удивлению защитников Константинополя, славянские суда необычным образом стали приближаться к городу. Характер Вещего Олега указывал на его смекалку и даже на нечеловеческие способности.

Изобретательность Олега заставила Льва VI не только открыть ему городские ворота, но и заключить выгодный для Киевской Руси договор о беспошлинной торговле. Князю-победителю была выплачена огромная дань, размер которой рассчитывался следующим образом: за каждую пару весел всем кораблям полагалось по 12 гривен.

Почему князь стал пророком?

Из похода на Царьград Олег вернулся на родину уважаемым и очень популярным полководцем. Теперь его также называли Пророком. Новое прозвище ему дали после того, как Олег, почувствовав присутствие яда в подаренных византийцами угощениях, отказался от еды. Почему Олега прозвали Пророком? Потому что у него развилось седьмое чувство.

Не все историки согласны с тем, что это событие могло вообще когда-либо произойти.Так, например, Карамзин склонен считать поход Олега просто легендой. Более того, в византийских хрониках о нем ничего не говорится. Вторая группа историков с ним не согласна. Д.С.Лихачев в качестве аргумента приводит к тому, что в северных регионах России издавна практиковался способ преодоления ладейной местности между реками, т. Е. Ставить на катки или колеса. Как зовут Вещего Олега на самом деле, историки просто не могут ответить. Басни и исторические данные смешались, превратив правду в сказку.

Роковое предсказание волхвов

Основание А.С. Пушкин (произведение «Песнь о мудром Олеге») был летописью легендарной. Волхвы предсказали Олегу, что любимая лошадь должна стать его убийцей. Естественно, князь был огражден от контакта со своим военным другом.

Через некоторое время, в 912 году, опечаленный смертью своего коня, князь пошел навестить его останки. Видимо, он решил, что пророчество не сбудется. К несчастью для Олега, волхвы оказались правы.Но было уже поздно. Почему Олега прозвали Пророком? Сотни историков терзают этот вопрос, но прозвище прочно закрепилось в древних летописях. Так князь ездил на людях, и вот почему.

Вещий Олег в традиции и историографии

Князь Олег Пророк (869-912) известен как основатель Киевской Руси. Но его биография далеко не так однозначна, как может показаться на первый взгляд. Это связано с ограниченным количеством источников, рассказывающих о жизни этого князя, и существенными различиями во взглядах современных историков.

Вещий Олег в легенде

Согласно летописной легенде, появление Олега на славянских землях связано с «призванием варягов». В одной из летописей его называют принцем Урманским (Норманом). В легенде Вещий Олег назван то ли зятем князя Игоря, то ли племянником Рюрика. Летописи говорят, что когда он умер, Рюрик сделал Олега регентом вместе с сыном Игорем.

Олег начал княжение в Новгороде. Хроники рассказывают, что он занимался градостроительством и покорял соседние народы.В Новгороде Олег правил с 869 по 872 год, после чего начал продвигаться на юг. Сначала он покорил Смоленск, а затем Любеч. В этих городах Олег посадил губернаторов. Сам князь двинулся дальше на юг, пока не достиг Киева, где в то время правили Аскольд и Дир. Согласно летописям, Олег выманил их из города и убил. После этого он превратил Киев в столицу (882 г.), окрестив его «матерью городов русских».

Правление в Киеве Олега началось с укрепления юго-восточной границы, где он построил ряд городов и городков.Затем он начал завоевывать земли к востоку и западу от Днепра. Покорив древлян, радимичей, северян, дулебов, хорватов и тиверцев, Олег значительно расширил границы Киевской Руси. А в 907 году он отправился в поход на Константинополь. Хроника повествования об этом походе поднимает мужество и хитрость князя. Напуганные греки заключили с Олегом мирный договор. Князя-победительницы греков стали называть Пророком (мудрым, знающим). В 911 году Олег отправил в Византию посольство, которое заключило новый договор.По легенде, князь умирает в 912 году от укуса ядовитой змеи.

Вещий Олег в историографии

Некоторые современные историки считают, что Вещий Олег был норвежцем, а некоторые даже отождествляют его с Оддом из норвежских саг. В частности, существует мнение, что имя Олег является транскрипцией слова «Хельги», которое обозначает уроженца Хельгаланда (Норвегия). Другие ученые считают, что «Хельги» переводится как «святой» или «пророческий».«Историки так и не пришли к единому мнению о том, кем был Олег Вещий. Биография называет его князем, боярином, потом обыкновенным варяжским дружинником.

Еще больше споров вызывает внезапная смерть Олега. Таким образом, часть исследователей, основываясь на хазарском документе X века, считает, что хазары нанесли поражение киевскому князю и вынудили его совершить новое нападение на Царьград. Но поход не увенчался успехом, и Олег бежал в Персию, где вскоре был убит. Ученые уверены, что русские летописцы не знали, что случилось с князем, поэтому поместили в свои летописи поэтическую историю гибели Олега, связанную с его любимыми конем и змеем.Что касается мнения отдельных историков, то польский славист Г. Ловмянский считал первоначальное правление Олега в Новгороде сомнительным, а украинский историк Н. Костомаров утверждал, что этот князь был «сказочным человеком», а не исторической фигурой.

«Курган-место, как …» Алексея Кокоулина

Страна автора

AllAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamas, TheBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBritish Virgin IslandsBruneiBulgariaBurkina FasoBurmaBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongo, Демократическая Республика theCongo, Республика theCook IslandsCosta RicaCote d’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEast TimorEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские) Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные и Антарктические землиГабонГамбия, ГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГаитиHeard Island a й McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, NorthKorea, SouthKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestine, Государственный ofPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairn IslandsPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussiaRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Томе и PrincipeSaudi АравияСенегалСербияСейшельские островаСьерра-ЛеонеСингапурСловакияСловенияСоломоновы островаS omaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyriaTaiwanTajikistanTanzaniaThailandTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaVietnamVirgin IslandsWallis и FutunaWestern SaharaYemenZambiaZimbabwe

Старая Ладога в Ленинградской области

Так начинается народный эпос XII века «Повесть временных лет», записанный монахом Нестором.Этот документ составляет основу исторического исследования начала российской государственности. И в соответствии с ним раздробленные княжества на территории нынешней центральной, юго-западной и северо-западной части Руси начали свое объединение в 862-879 годах под властью князя Рюрика, который основал первую столицу на реке Волхов недалеко от нее. слияние с Ладожским озером. Эти начинания закрепил его сын Игорь, объединив новгородские и киевские владения. Так была заложена первая династия русских князей и царей — Рюриковичей.

Ладожское поселение, откуда правил Рюрик, было выбрано не случайно. Место имело стратегическое значение, так как было древним торговым центром на пути от варягов к грекам, а также стояло на защите продвижения вражеских войск с севера в глубь государства вдоль реки Волхов. Рюрик заложил деревянную крепость, а Вещий Олег, регент со своим малолетним сыном Игорем, построил камень. Государство окрепло, и его княжество стало сначала Новгородским княжеством, а затем Киевским, Владимирским, Московским.Крепость, стоявшая на страже, многократно разрушалась и перестраивалась.

Стены и башни, построенные еще в конце 16 века и больше не разрушавшиеся после Петра Великого в Северной войне начала 18 века, навсегда закрепили берега Ладожского озера, Невы и залива. Финляндия для государства Российского сохранилась до наших дней.

Некоторые достопримечательности Старой Ладоги

В настоящее время, после постройки Петром 1 города Новой Ладоги выше по течению, деревня называется Старая Ладога, а крепость — Староладожская.Крепость открыта для посетителей и является историческим, архитектурным и археологическим музеем. На его территории можно увидеть хорошо сохранившиеся стены и башни 16 века, а также найденные археологами у подножия этих стен 9-12 веков. Также в центре крепости находится церковь Святого Георгия XII века, а в одной из башен находится археологический музей с экспозицией, рассказывающей об истории и существовании поселения, начиная с эпохи неолита до 18 век.Недалеко от крепости, на берегу реки, находится так называемое урочище «Холмы», где предположительно похоронены Олег Вещий и другие высокопоставленные лица поселения. По языческим обрядам, которых придерживались русы до принятия христианства в 988 году, могилы насыпали курганы, поэтому места захоронения выглядят как невысокие холмы.

Поселок Старая Ладога со Староладожской крепостью находится в 130 километрах от Санкт-Петербурга и определенно представляет интерес для людей, которые хотят глубже узнать историю России, ее становление как государства, прикоснуться к древней культуре.Кроме того, это еще и возможность полюбоваться настоящими русскими пейзажами.


1,6.-31,8.
Понедельник 9.00 — 17.00
Вторник-воскресенье 9.00 — 18.00
1.9.-31.5.
Ежедневно 9.00 — 17.00


Адрес
Ленинградская область, Старая Ладога
Ленинградская область, Старая Ладога, Волховский пр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.