Произведения гоголя вий: Повесть Н. В. Гоголя «Вий»: Из истории интерпретаций

Содержание

«Вий» за 4 минуты. Краткое содержание повести Гоголя

Самое долгожданное событие для семинарии — вакансии, когда бурсаки (казённокоштные семинаристы) распускаются по домам. Группами они направляются из Киева по большой дороге, зарабатывая пропитание духовным песнопением по зажиточным хуторам.

Три бурсака: богослов Халява, философ Хома Брут и ритор Тиберий Горобец, — сбившись в ночи с дороги, выходят к хутору. Старуха хозяйка пускает бурсаков переночевать с условием, что положит всех в разных местах. Хома Брут уже собирается заснуть мертвецки в пустом овечьем хлеву, как вдруг входит старуха. Сверкая глазами, она ловит Хому и вспрыгивает ему на плечи. «Эге, да это ведьма», — догадывается бурсак, но уже несётся над землёй, пот катится с него градом. Он начинает припоминать все молитвы и чувствует, что ведьма при этом ослабевает. С быстротою молнии успевает Хома выпрыгнуть из-под старухи, вскакивает ей на спину, подхватывает полено и начинает охаживать ведьму. Раздаются дикие вопли, старуха падает в изнеможении на землю — и вот уже перед Хомой лежит с последними стонами молодая красавица. В страхе бурсак пускается бежать во весь дух и возвращается в Киев.

Продолжение после рекламы:

Хому призывает к себе ректор и приказывает ехать в дальний хутор к богатейшему сотнику — читать отходные молитвы по его дочери, возвратившейся с прогулки избитой. Предсмертное желание панночки: отходную по ней три ночи должен читать семинарист Хома Брут. Чтобы он не сбежал по дороге, прислана кибитка и человек шесть здоровых Козаков. Когда бурсака привозят, сотник спрашивает его, где он познакомился с его дочкой. Но Хома сам этого не знает. Когда его подводят к гробу, он узнает в панночке ту самую ведьму.

За ужином бурсак слушает рассказы Козаков о проделках панночки-ведьмы. К ночи его запирают в церкви, где стоит гроб. Хома отходит к клиросу и начинает читать молитвы. Ведьма встаёт из гроба, но натыкается на очерченный Хомой вокруг себя круг. Она возвращается в гроб, летает в нем по церкви, но громкие молитвы и круг защищают Хому. Гроб падает, позеленевший труп встаёт из него, но слышится отдалённый крик петуха. Ведьма падает в гроб, и крышка его захлопывается.

Днём бурсак спит, пьёт горилку, слоняется по селению, а к вечеру становится все задумчивее. Его опять отводят в церковь. Он чертит спасительный круг, читает громко и поднимает голову. Труп стоит уже рядом, вперив в него мёртвые, позеленевшие глаза. Страшные слова ведьминых заклинаний ветер несёт по церкви, несметная нечистая сила ломится в двери. Крик петуха вновь прекращает бесовское действо. Ставшего седым Хому находят утром еле живого. Он просит сотника отпустить его, но тот грозит страшным наказанием за непослушание. Хома пытается бежать, но его ловят.

Брифли существует благодаря рекламе:

Тишина третьей адской ночи внутри церкви взрывается треском железной крышки гроба. Зубы ведьмы стучат, с визгом несутся заклинания, двери срываются с петель, и несметная сила чудовищ наполняет помещение шумом крыл и царапаньем когтей. Хома уже поёт молитвы из последних сил. «Приведите Вия!» — кричит ведьма. Приземистое косолапое чудовище с железным лицом, предводитель нечистой силы, тяжёлыми шагами вступает в церковь. Он приказывает поднять ему веки. «Не гляди!» — слышит внутренний голос Хома, но не удерживается и смотрит. «Вот он!» — указывает Вий на него железным пальцем. Нечистая сила кидается на философа, и дух вылетает из него. Уже второй раз кричит петух, первый прослушали духи. Они бросаются прочь, но не успевают. Так и остаётся навеки стоять церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обрастает бурьяном, и никто не найдёт к ней теперь дороги.

Узнав об участи Хомы, Тиберий Горобец и Халява поминают в Киеве его душу, заключая после третьей кружки: пропал философ оттого, что побоялся.

тематика и проблематика, идея и пафос

Год написания и публикации — Повесть написана в 1833 году, а опубликована в 1835 году.
История создания — Вий – это страшный мифологический славянский персонаж, убивающий взглядом. Со слов самого автора этот образ взят из мифологии и народных преданий.
Жанр — Повесть.
Направление — Мистический реализм.
Основная идея — Борьба сил добра и зла. Человек подвергается нападкам сил зла. Он призывает к себе силы добра, чтобы спастись, но не выдерживает и погибает. Силы зла побеждают, но временно. Вся нечисть, во главе с Вием, не может вернуться в свой мистический мир, они навеки остаются в заброшенной церкви. Такое чувство, что схватка этих сил бессмысленна и трагична для обеих сторон.
Тема — Взаимодействие сил добра и зла.
Проблема — Добро не может ужиться со злом. Обе силы противостоят друг другу, принося несчастья и беды.

п.1. Тематика и проблематика

1.
Тема – Противостояние добра и зла.

Проблема – В противоборстве этих двух сил нет победителей и побежденных. Эта схватка заканчивается только временной победой. Вначале силы зла в образе старухи атакуют философа, а после он одержал над ведьмою вверх. Панночка-ведьма платит за свой поступок большую цену – отдает жизнь. И после смерти она имеет силу, хочет отомстить своему убийце. Панночке удается расправиться с ним. Однако Вий и полчища чудовищ, пришедшие к ней на помощь, погибают в стенах церкви. В этой повести Гоголь показывает только временную победу одной силы над другой.
Возникает чувство, что это противоборство бессмысленно. Возможно, оно учит жизни, например, для Хомы – это урок, что не стоит бояться нечисти, что важно слушать себя, верить в свою победу. Важно не хлестать поленом даже ведьму, если в этом нет крайней необходимости.

2.
Тема – Взаимодействие с силами зла.
Проблема – Зло – сильный соперник. Если не уметь правильно обходиться со злом, то силы тьмы могут одержать победу.

Произведение учит взаимодействию с силами зла, подсказывает слабые места сил тьмы. Человеку стоит прислушиваться к своим чувствам, ощущениям, к своей внутренней мудрости. Хома игнорирует внутреннее сообщение – не смотреть на Вия. Гоголь описывает мифологическое существо, убивающее взглядом. Я считаю, что, если бы философ не глядел на него, что остался бы жив.
Человеку важно воспитать в себе веру в Бога, который сумеет его защитить в любой ситуации. В начале повести вера помогает философу, под силой молитвы ведьма ослабевает. Потом его захватывает страх, что сразу усиливает силу служителей тьмы.

3.
Тема – Описание персонажей народных преданий.
Проблема – В народных преданиях выражена человеческая жизнь с ее радостями и горестями. Так в повести «Вий» показано социальное неравенство, сильное давление на человека, существовавшее во времена Гоголя.
Автор знакомит нас с интереснейшим пластом человеческого наследия – с народными преданиями. Их всегда интересно читать, от народных поверий, персонажей веет загадкой, тайной, стариной. В наследии людей есть и очень страшные истории, характеризующие их жизнь в те далекие времена.

п.2. Идея и пафос (идейно-эмоциональная оценка)

Я считаю, что пафос здесь в реализме происходящего. Гоголь описывает жестокую ситуацию, где, после долгой схватки погибают двое молодых людей. Мы видим смерть панночки и Хомы Брута. Вместе с ними погибают и силы тьмы, не услышавшие крик петуха. Мы наблюдаем жестокую историю, но такое случается, к сожалению, в реальной жизни.

п.3. Основные герои, их место в образной системе

Образы Хомы Брута и Панночки находятся в противоборстве, они противопоставлены друг другу. Их сражение продолжается на протяжении всей повести, только в начале панночка живая, а потом – мертвая. Образ философа поддерживают образы его друзей, а образ панночки – образы ее отца, Вия и нечисти.

п.4. Литературные приёмы

Любое произведение в своем повествовании имеет значимые символы. Я думаю, что силы тьмы «Вия» – это символы того общества, в котором жил Гоголь. Возможно, именно социальное неравенство и зло, которое терпели люди, побуждает автора написать эту страшную историю.

Ведьма взбирается на Хому насильственным путем, подчиняет его себе, заставляя служить. Она унижает его, превращая в жеребца. Сотник силой заставляет философа нести заупокойную службу о его дочери, он распоряжается парнем, как своею собственностью, не беря в расчет его нежелание совершать обряд над усопшей.

С первых строк я читаю о тяжелой необустроенной жизни молодых семинаристов. Они идут пешком домой с самого Киева, зарабатывают песнопением на хлеб, ночуют в овечьем хлеву.

п.5. Конфликт произведения

Основной конфликт произведения – вечная борьба добра со злом. Хома Брут – центральный персонаж, вокруг которого идет эта схватка. Героя одолевают силы тьмы.

Страхи и ужасы. О повести Н. Гоголя «Вий»

Как известно из Евангелия, Фома был одним из учеников Христа, и отличился он тем, что высказал пожелание собственноручно прикоснуться к ранам Христа, чтобы убедиться, что Он воскрес. И не то чтобы Фома был самым маловерующим из будущих апостолов. Просто он отсутствовал тогда, когда воскресший Иисус пришел к собравшимся ученикам, которые потом и рассказали Фоме об этом. Вот так ему не повезло — другие ученики видели Воскресшего воочию, а он должен был довольствоваться их рассказом. Хотя выражение «Фома неверующий» стало затем поговоркой, тот самый Фома — ученик Христа — все-таки, наверное, не заслуживает столь строгой оценки. Просто он судьбой был поставлен в более жесткие условия, чем другие, и его вера в Бога подверглась особенно трудному испытанию. Потом, как и многие другие ученики Христа, апостол Фома стал святым мучеником — был казнен за проповедь христианства.

Подобно своему небесному покровителю, Хома Брут, слушатель Киевской духовной семинарии, герой повести Гоголя «Вий», тоже попал в ситуацию особую, выделившую его из круга однокашников.

Хома — уникальный по-своему среди гоголевских героев тип. Уникальный своей обыкновенностью. Таких — тьма. И, может быть, во всем творчестве Гоголя, в котором немного найдется примеров изображения «простых» людей, «из народа» (если говорить не о сказочных «Вечерах на хуторе близ Диканьки», а о более реалистических произведениях), Хома — это как раз самый народный персонаж, самый «простой». Действительно, даже происхождение Хомы неизвестно, он сирота, не знающиий и не помнящий своих родителей. В этом смысле он еще более «простой» и «маленький» человек, чем, например, герой «Шинели» Башмачкин (который был сыном чиновника, хоть и бедного, и имел место службы, хоть и незавидное) или персонаж «Мертвых душ» капитан Копейкин (который имел военный чин, хотя и не помогший ему добиться от начальства положенных денег и внимания).

Хома к тому же, будучи формально свободным, на деле вполне подневольный человек: сначала он зависит от ректора, который фактически распорядился его судьбой из уважения к богатому сотнику, потом — от самого сотника, в имении которого он находится под надзором местных казаков. Хотя бытует мнение, что «простой народ» в произведениях Гоголя изображен лишь в виде незначительных третьестепенных персонажей вроде «дяди Митяя» и «дяди Миняя» из «Мертвых душ», но в «Вие» как раз «простой» человек находится в центре внимания. Это Хома — зависимый, безродный, «маленький» человек, при том, что одновременно и «интеллигент, вышедший из среды Вакул и Оксан»[1] (по выражению И. Анненского). Вот народный гоголевский герой, вот «народная мысль» у Гоголя, ставшая своеобразным продолжением «народной мысли», нашедшей такое яркое воплощение в повести «Тарас Бульба».

Обыкновенен этот человек во всем — своих достоинствах и недостатках, слабостях, склонностях, прегрешениях. Гоголь пишет о нем не как о выделяющемся чем-то из толпы герое, а как об одном из многих — как о части однородной массы, то есть бурсаков. Обыкновенность Хомы помогает читателям воспринимать все, что с ним происходит, очень живо и непосредственно, как бы соотносить, идентифицировать себя с ним.

В отличие от многих персонажей Гоголя, изображаемых иронически (хотя и с долей сочувствия), Хома показан более сочувственно, чем иронически (так же, как, например, герои «Старосветских помещиков», «Тараса Бульбы», «Шинели»). Мотивы неколебимого оптимизма и равнодушного отношения к разным жизненным неприятностям (что очень свойственно Хоме) звучат в письмах самого Гоголя в тот период, когда он создавал повесть «Вий». Вот что он писал своему другу М. Максимовичу летом 1834 года: «Ради Бога, не предавайся грустным мыслям, будь весел, как весел теперь я, решивший, что все на свете трын-трава»[2]. Эти слова как будто взяты у философа Хомы. Возможно, в это время замысел «Вия» уже возник, так как написана повесть была в конце того же года.

А в марте 1835 года, вскоре после выхода в свет этой повести, Гоголь в письме тому же адресату просто изложил жизненную философию, под которой мог бы подписаться и Хома и которая, по-видимому, была симпатична самому Гоголю: «Мы никак не привыкнем (особенно ты) глядеть на жизнь, как на трын-траву, как всегда глядел козак. Пробовал ли ты когда-нибудь, вставши поутру с постели, дернуть в одной рубашке по всей комнате тропака?» (Х, 357).

Все это — и обыкновенность Хомы, и сочувственное изображение его автором — вызывает к нему особенную симпатию читателей — просто симпатию, не смешанную с жалостью (как к Башмачкину или Поприщину, или старосветским помещикам). Редкое чувство читателя по отношению к персонажам Гоголя.

Эту особенность созданного Гоголем героя сразу же заметил В. Белинский. В статье «О русской повести и повестях Гоголя», напечатанной в журнале «Телескоп» в конце 1835 года, он написал о Хоме сочувственно и восхищенно: «О несравненный dominus[3] Хома! как ты велик в своем стоистическом равнодушии ко всему земному, кроме горелки! Ты натерпелся горя и страху, ты чуть не попался в когти к чертям, но ты все забываешь за широкою и глубокою ендовою, на дне которой схоронена твоя храбрость и твоя философия; ты, на вопрос о виденных тобою страстях, машешь рукою и говоришь: «Много на свете всякой дряни водится!»; у тебя половина головы поседела в одну ночь, а ты оттопываешь трепака, да так, что добрые люди, смотря на тебя, плюют и восклицают: «Вот это как долго танцует человек!»»[4].

Хома и фаталист отчасти. Например, он хладнокровно, стоически относится к нередко случающимся в бурсе экзекуциям за различные провинности — ко всему тому «крупному гороху» (телесным наказаниям), который на него сыпется, и говорит при этом: «Чему быть, того не миновать». Такой вот он простонародный, стихийный философ-стоик. Эту черту в нем особенно отмечал Белинский, подчеркивая, что Хома «философ не по одному классу семинарии, но философ по духу, по характеру, по взгляду на жизнь»[5].

Напомню, что словами «философия», «риторика», «богословие» назывались определенные классы семинарии. Попутчики Хомы, вместе с которыми он попал в дом ведьмы, учились: один — классом ниже (ритор Тиберий Горобець), другой — классом выше (богослов Халява).

Стоически Хома, надо признать, вынес испытания, доставшиеся на его долю, свой крест. Не обольстился полетом над землей, позволявшим видеть землю в необычном, сказочном, заманчивом виде. Не побоялся восстать на нечистую силу. Правда, приятели Хомы Горобець и Халява сочли, что он испугался, потому и погиб. В финале повести Горобець говорит: «А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать». Нередко в литературоведении встречается такой же тезис — слишком Хома испугался, неправильно себя вел, поэтому не устоял перед Вием и — погиб. Например, В. Ермилов, как бы вторя Горобцу, подытожил судьбу Хомы таким образом: «Жить бы да жить философу Хоме Бруту. Но нет! Поддался вражьей силе, не устоял перед страхами — и погиб»[6].

Такой же логике следуют А. Докусов («Хома смалодушничал, не проявил ни ловкости, ни силы»[7]) и М. Гус («Страх сковал его волю, его разум»[8]). «Смертью сильного человека от страха»[9] назвал трагедию Хомы И. Анненский. Подобным образом рассуждал и С. Машинский: «Конечно, смешно соображение Горобца о том, что надо было плюнуть на хвост ведьме. А вот касательно того, что Хома побоялся, — это всерьез. Именно здесь зерно гоголевской мысли <…> У него не хватило мужества, его одолел страх. И он пал жертвой ведьмы»[10].

Но вовсе не в этом заключается «зерно гоголевской мысли». О страхе как о причине смерти Хомы в повести говорит не автор, а ее персонаж — Горобець, который мог знать о произошедшем только понаслышке. Автор же, описывая последний момент жизни Хомы, не говорит, что он испугался. Он пишет о последнем поступке Хомы: «Не вытерпел он и глянул». «Не вытерпел» и «испугался» — это не одно и то же.

В последний момент Хома по существу сделал самый важный в своей жизни выбор — осознанно или интуитивно. Выбор был такой: послушаться заботливого внутреннего голоса, которым, наверное, говорило чувство самосохранения, спрятаться от врагов и спасти себя или принять вызов и сразиться с ними, рискуя жизнью. И Хома в самый последний момент «не вытерпел». «Не вытерпел» прятаться от своего злейшего врага и решил принять бой. Мог ли он в краткое мгновение прийти к этому решению осознанно? Вряд ли — не было времени для обдумывания. Скорее всего, это было невольное, интуитивное решение — по велению самой натуры этого человека — философа Хомы, который говорил о себе: «Да и что я за козак, когда бы устрашился». Если логически продолжить это рассуждение, то следует сказать примерно так: разве казак может прятаться от своего злейшего врага, будь он хотя бы и Вием.

Как отмечает В. Зарецкий, «герой гибнет, потому что в отношении к миру возвысился над нормами, которые диктует обыденность <…> Между тем, прежним его друзьям непонятны ни состояние Хомы, ни действительная причина его гибели»[11].

Весьма точно обозначает тему повести «Вий» И. Виноградов: «Теме духовной брани, намеченной в «Тарасе Бульбе», непосредственно посвящена повесть «Вий»»[12]. Но нельзя согласиться с выводом И. Виноградова о поражении героя повести в этой духовной брани: «В своем «житии» семинарист-«философ» Хома Брут может быть соотнесен со святыми подвижниками только отрицательно — он изображает собой именно неисполнение положенных заповедей, чем в повести и объясняется его поражение»[13]. Этот вывод о поражении Хомы Брута ошибочен в принципе: никогда в христианской традиции физическая гибель героя-христианина не считалась его поражением в духовной брани. Погибли и апостолы Христа, и многие другие мученики за веру. Хотя Хома и не отличался «святой жизнью», но все, что он мог сделать для погибели нечистой силы, он сделал — принес свою «небольшую лепту» подобно евангельской бедной вдове.

В итоге своей короткой жизни Хома Брут — бедный, безродный, легкомысленный, любящий выпить и сплясать бурсак — вдруг обнаруживает в себе такую прочность и цельность натуры, какой, наверное, никогда в себе не подозревал. Его натура, его человеческая сущность сама сделала выбор в решающий момент. Хотя он погиб, но сгинули и несметные полчища различных чудовищ, включая ведьму. Поэтому читатель вряд ли согласится с мнением богослова Халявы, что Хома «пропал ни за что».

В сборнике «Миргород», где впервые была напечатана повесть «Вий», она следовала сразу же после повести «Тарас Бульба». В такой же последовательности и близком соседстве расположены эти произведения и в рукописи Гоголя. Десятилетия, а может быть, и столетия разделяют героев этих повестей. Действие «Тараса Бульбы» происходит, по-видимому, в XV или XVI веке. Время действия «Вия» еще более неопределенно — это может быть и XVII, и XVIII, и начало XIX века. Как говорится в комментариях к этому произведению в Полном собрании сочинений Гоголя, на XIX век указывает то, что в «Вие» упоминается Киевская семинария, которая «была открыта в 1817 году (преобразована из «преждебывшей» Киевской академии, помещавшейся в Братском монастыре)» (II, 747). Однако общий колорит «Вия» позволяет отнести время его действия к более старинным временам, по крайней мере к XVIII веку.

По мнению Зарецкого, «действие повести совершается в самом конце XVII или в начале XVIII века. Для этого времени сочетание в одном лице казака и крепостного человека отнюдь не было странным»[14]. Таковыми были люди сотника, которых он прислал за Хомой в семинарию и которые потом за ним следили, чтобы он не сбежал с хутора.

Из этого можно сделать вывод, что как бы подобные детали и сказочный колорит «Вия» ни отдаляли его действие от современности и ни относили его к прошлому, но сознательно или неосознанно оставленная Гоголем в тексте «актуальная» подробность (упоминание о семинарии) не позволяет все-таки полностью оторвать его содержание от близкого автору времени.

Лихие запорожские казаки, «православные рыцари», вроде Тараса Бульбы, — далекие предки философа Хомы Брута. А сыновья Тараса Бульбы в самом начале повести приезжают в родной дом из той же самой Киевской семинарии (академии), закончив там обучение. Как отмечает И. Есаулов, «начало «Вия» является как бы непосредственным продолжением «Тараса Бульбы» <…> Перед читателем предстает некое недифференцированное бурсацкое братство (весьма напоминающее казацкое «товарищество»)»[15].

Неслучайно Хома подчеркивает, что он казак и, значит, ничего не должен бояться. Да и читатель, прочитав уже предыдущую повесть «Миргорода», то есть «Тараса Бульбу», должен понимать, что такое казак, без долгих объяснений. Белинский отметил сходство героев двух «соседних» повестей — «богатыря Бульбы, который не боялся ничего в свете, с люлькою в зубах и саблею в руках», и «стоического философа Хомы, который не боялся ничего в свете, даже чертей и ведьм, когда у него люлька в зубах и рюмка в руках»[16].

Особенно заметно это сходство на фоне следующей повести «Миргорода» — «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Ее герои — формально тоже далекие потомки запорожских казаков, но в них уже (в отличие от Хомы Брута) никакого отголоска бурной жизни «православных рыцарей» нет. Как отметил Г. Гуковский, «если в Сечи — свобода, равенство и братство, то в Миргороде Довгочхуна — «поклонничество», гнусное царство бюрократии, кляузы суда, общество, деленное условными различиями мелких социальных делений, — и отсюда эгоизм, «мышиная натура» у людей, рожденных для высоких дел»[17].

Сравнивая времена, изображенные в этих трех повестях, В. Зарецкий пишет: «Самый момент перехода от героического века к веку раздробленному запечатлен в личности Хомы Брута»[18]. В казаках же, служащих сотнику — отцу ведьмы, этот переходный момент отразился другим образом: «Беспамятство, полная отрешенность от прошлого еще не овладели этими людьми, но овладевают»[19].

Правда, следует подчеркнуть, что не столько переходный момент времени здесь имеет значение, сколько избранность среди многих, живущих в одно и то же время, конкретного человека — Хомы Брута, на которого ополчилась нечистая сила. Это обстоятельство вне времени. Неслучайно время действия «Вия» так неопределенно, размыто и нет никакого точного указания на временные координаты. Дело здесь не столько во времени, сколько в самом человеке.

Обыкновенный парень Хома, имеющий, бесспорно, свои недостатки и слабости, в самый страшный момент как бы переродился. В нем вдруг «проснулся» на мгновение «православный рыцарь» наподобие Тараса Бульбы и его товарищей. Хома в конце концов воспринял нечистую силу в своей судьбе не как природное стихийное бедствие, от которого нужно спрятаться, чтобы выжить, а как врагов, с которыми нужно сражаться, несмотря на неравные силы. Сражался, правда, Хома и с ведьмой при первой встрече с ней, но тогда превосходство ее сил не было так явно видно. Ему могло показаться, что ведьма — это как бы равный противник и можно, побив ее, справиться с ней. И он вроде бы не рисковал, сражаясь с нею. Другое дело, когда последней ночью в церкви он увидел явный перевес сил на стороне противостоящей ему нечисти. Не скрыться от нее, а обнаружить себя и, значит, принять удар на себя, в тот раз означало неминуемо погибнуть.

Здесь выражена очень дорогая Гоголю мысль о том, что жизнь — это битва со злом. Позже он писал в «Выбранных местах из переписки с друзьями»: «Вспомни: призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны; праздновать же победу будем там. А потому ни на миг мы не должны позабывать, что вышли на битву, и нечего тут выбирать, где поменьше опасностей: как добрый воин, должен бросаться из нас всяк туда, где пожарче битва. Всех нас озирает свыше небесный полководец, и ни малейшее наше дело не ускользает от его взора. Не уклоняйся же от поля сраженья, а, выступивши на сражение, не ищи неприятеля бессильного, но сильного» (VIII, 368).

Таким образом, Хома Брут и в этом отношении — по существу, очень близкий Гоголю герой, выразивший своей трагической судьбой заветные идеи самого Гоголя. В последний момент он вспомнил, всем своим существом, о чем-то самом важном, что важнее многих сиюминутных обстоятельств, и это вдруг придало смысл всей его жизни. Ведь вместе с ним была повержена и вся нечистая сила, собравшаяся в третью ночь в церкви и застигнутая там врасплох вторым криком петуха. Они увязли в этом месте именно потому, что набросились на Хому и не заметили первого петушиного крика. Сколько таких же, как он, «философов» и прочих местных людей он избавил от этой нечисти и связанной с ней жути! Вот такой простой и в то же время великий смысл обрела вдруг судьба обычного, безродного бурсака, любителя выпить и сплясать.

«В «Вие», — по мнению Гуковского, — речь идет о том, чтобы под покровом пошлости найти высокое зерно человека, обнаружить легенду внутри самой действительности, задавившей легенду «земностью»»[20].

Две стихии, столкнувшиеся в повести вообще и в особенности в судьбе Хомы, — это повсеместно проникающая в повседневную жизнь пошлость, становящаяся благоприятной средой для сил зла, и заложенное в человеке героическое, жертвенное, духовное начало. С одной стороны, протекающий неправильно процесс жизни, по выражению Гуковского, «захлестывает свойственное человеку благо»[21]. Но, с другой — человеку всегда есть что противопоставить этой стихии, чтобы не утонуть в ней, а преодолеть ее. Этого и достигает в итоге Хома Брут. Идея такой борьбы в его жизни (борьбы пошлости и героизма) выражена в двойственности его имени.

О соединении в его имени простонародного «Хомы» и героического легендарного «Брута» не раз писали исследователи. Но оставался не замеченным еще один, третий аспект — имя его небесного покровителя — святого Фомы. В соответствии с этими тремя именами и следует рассматривать личность и жизнь Хомы — как бы в трех измерениях. Он — простонародный герой (один из самых простонародных персонажей у Гоголя), он — подобно апостолу Фоме, подвергнут особенно пристрастному испытанию его веры, и он — в конце повести по воле судьбы приобретает отчасти героические черты, так как ему пришлось непосредственно сразиться с нечистой силой.

Такова была участь Хомы. Но справедливости ради надо задаться вопросом, который сам напрашивается: почему все-таки ведьма выбрала своей жертвой именно Хому? Это самая большая загадка повести «Вий». Почему собственно вдруг на Хому (этого самого обычного человека) обрушилось столь ужасное несчастье, почему именно на него, а не на кого-то другого? Разве он хуже всех? Грешнее всех? Или он в своей жизни сделал что-то особенно ужасное, чего не сделали многие другие?

Здесь широкий простор для поиска его разнообразных грехов. И пьянство его можно вспомнить, и поход «к булочнице против самого страстного четверга», и обыкновение стащить что-нибудь, что плохо лежит. Но ведь те же самые грехи были свойственны и многим другим бурсакам. Да и за пределами бурсы вряд ли Хома и из всего современного ему народа мог выделиться какими-то особыми пороками, как, впрочем, и добродетелями.

Почему-то Хома, в восприятии читателя, будучи жертвой нечистых сил, еще и обязательно в чем-то должен быть виноват — больше, чем кто-либо другой, на кого подобные силы не нападали. Абрам Терц (А. Синявский) писал, что читая о злоключениях Хомы Брута, мы «теряемся в догадках, чем вызвана такая напасть на его казацкую голову, и виновен ли он в чем-то»[22]. Но такой обвинительный подход к этому персонажу не помогает понять судьбу Хомы. Например, А. Терц высказывает такую «догадку»: «В сущности, бедою (или виною) Хомы становится его попустительство, соучастие и тайный контакт с ведьмой, которой он невольно подыгрывает, разрываясь на части между страхом и любопытством: «увидеть!» и заповедью: «не гляди!»»[23]. Такая логика в попытках понять судьбу героя заводит в тупик. От «контакта» с ведьмой в хлеву Хома как раз отказался («нет, голубушка! устарела»), а потом избил ее поленом после полета по небу, и тогда стал ее жертвой, уже полностью обреченной. А казак Дорош, на котором ведьма тоже ездила, несмотря на этот «контакт» остался в живых. Уместнее говорить не о вине Хомы, а о тех его обыкновенных грехах и недостатках, которые присущи многим и которым многие не придают значения, но которые, по большому счету, тем не менее ужасны и притягивают к себе нечистую силу, как магнит.

Чем обыкновеннее Хома, чем более он подобен многим, тем проще многим читателям понять, что фантастические темные силы, так широко представленные в повести, в то же время и весьма реальны. Одновременно. В живых подробностях, может быть, и фантастичны, а в сущности — реальны. Так же реальны, как и грехи людей — любого из нас, и одного из нас — Хомы. И так же ужасны.

Как известно, темные силы не находят дорогу к человеку, если он сам своими слабостями и пороками не оставляет им для этого лазеек в свою душу и в свою жизнь. Это можно видеть на примере того, что ведьма выбрала себе в качестве жертвы Хому из троих бурсаков. Когда их застигла в дороге ночь и им грозило остаться ночевать в чистом поле, они тогда повели себя по-разному:

«»А что? оставаться и заночевать в поле!» сказал богослов и полез в карман достать огниво и закурить снова свою люльку. Но философ не мог согласиться на это. Он всегда имел обыкновение упрятать на ночь полпудовую краюху хлеба и фунта четыре сала и чувствовал на этот раз в желудке своем какое-то несносное одиночество. Притом, несмотря на веселый нрав свой, философ боялся несколько волков.

«Нет, Халява, не можно» сказал он. «Как же, не подкрепив себя ничем, растянуться и лечь так, как собаке?» <…> Бурсаки пошли вперед и, к величайшей радости их, в отдалении почудился лай. Прислушавшись, с которой стороны, они отправились бодрее и, немного пройдя, увидели огонек.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

«Вий», анализ повести Николая Васильевича Гоголя

Увлекшись историей Малороссии, Николай Васильевич Гоголь издал в 1835 году сборник под названием «Миргород». В него вошли четыре знаковых произведения: «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» и одно из самых загадочных и захватывающих сочинений Гоголя – «Вий». Эта повесть при жизни Николая Васильевича издавалась дважды. Последний раз в 1842 году.

В примечании к книге Гоголь писал, что повесть является народным преданием, а он изложил события в точности так, как слышал их, ничего не изменив. Однако специалисты до сих пор не нашли ни одного фольклорного произведения, которое бы максимально было похоже на повесть «Вий». А имя самого ужасного персонажа сложилось, скорее всего, от украинских слов «вія» (ресница) и «повіко» (веко). Ведь у гоголевского предводителя нечистой силы были очень длинные веки.

В отличие от мистического и даже фантастического содержания, сюжет повести «Вий» достаточно прост и логичен. Три студента киевской бурсы решили на каникулах заняться репетиторством. Они сбились с пути и забрели на какой-то хутор, хозяйка которого оказалась ведьмой. Один из семинаристов по имени Хома Брут приглянулся представительнице темного царства. С этого момента и начались все несчастья философа, приведшие его к смерти.

Уже в первую ночь знакомства ведьма оседлала Хому и заставила его носиться по полям и лесам. Только молитва и наступление утра помогли семинаристу освободиться из этого плена. Хома был так напуган и растерян, что решил не заниматься репетиторством, а вернулся в Киев, чтобы провести каникулы в общежитии бурсы.

Но через несколько дней Брут получил приказ от самого ректора ехать к богатому сотнику и читать молитвы над его умирающей красавицей-дочкой. Такова была последняя воля панночки. Философ сильно испугался этого поручения. А когда увидел лицо усопшей, то сразу признал знакомую ведьму, которая из старухи умела превращаться в молодую девушку.

Три ночи Хома Брут отпевал в церкви покойницу. И каждая служба была ужаснее предыдущей. Ведьма вставала из гроба, летала в нем под куполом храма, но никак не могла найти философа, который обезопасил себя защитным кругом.

Третья ночь оказалась самой страшной и фатальной. На подмогу ведьме в церковь пришло много нечисти, а затем привели начальника гномов по прозвищу Вий. Он и увидел Хому, отчего семинарист умер от страха до первых петухов.

Обсуждая трагическую кончину философа, его друзья пришли к выводу: если бы Брут не посмотрел в глаза Вию, то остался бы жив.

Литературные критики сходятся во мнении, что Хома – типичный представитель Малороссии. Он флегматичен и ленив, а любой стресс снимает чаркой горилки и хорошей закуской. После первого приключения с ведьмой философ отправился «лечиться» в корчму, а после первой страшной ночи в церкви быстро пришел в себя, сытно пообедав.

Сцены обычной жизни причудливо переплетены в повести с элементами мистики и фантастики. Гоголь делает это мастерски. Картины мирного быта и красивой природы органично сменяются фрагментами, полными ужаса и тревоги.

Романтический элемент повести особенно ярко проявлен в описании народных традиций и веры в потусторонний мир. Между его представителями и людьми существует постоянная связь. Так, красавица-панночка превращается в старуху и катается на спине понравившегося парня, забирая у него последние силы.

Реализм Гоголя особенно поражает при описании киевской бурсы. Образование в ней получали избранные, а остальные ученики закаляли там характер. Впрочем, это было не лишним, поскольку выжить в то суровое время могли лишь крепкие натуры. Учеников в бурсе жестоко били и почти не кормили, поэтому юноши были постоянно заняты поиском пропитания. Многие выпускники бурсы держали путь в Запорожскую Сечь, чтоб жить там по законам воли.

Что касается мистики, то Гоголь всегда был известным знатоком сверхъестественных сил. В повести «Вий» такие сцены написаны блестяще. Несмотря на тонкую иронию, эпизоды с нечистой силой леденят сердца читателей не хуже современных триллеров. В основном потому, что характерной особенностью мистических сцен Гоголя является их мажорный тон. Вий, ведьма и прочая нечисть – существа очень мстительные и злобные.

У Гоголя потусторонняя образность реализуется с помощью фантастических приемов. Автор придумывает существа и явления, о которых нет никаких сведений. Чаще всего эта форма фантастики основана на гиперболе. Сам Вий – персонаж из мифического мира, существующий лишь в легендах. У Гоголя это действующее лицо появляется лишь в конце повести и держит читателя в напряжении всю финальную сцену.

Добро и Зло ведут за душу человека постоянную борьбу. Но, если сам человек не хочет совершенствоваться, а просто плывет по течению, то рано или поздно он становится уязвимым. Поэтому будущие духовные пастыри, которые постоянно пьют горилку и заботятся лишь о том, чтобы сытно поесть и хорошо поспать, уже впустили нечисть в свои души. От такого равнодушия Гоголь всячески стремился уберечь современников и потомков.

  • «Вий», краткое содержание повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Портрет», анализ повести Гоголя, сочинение
  • «Мертвые души», анализ произведения Гоголя
  • «Мертвые души», краткое содержание по главам поэмы Гоголя
  • «Нос», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Ревизор», анализ комедии Николая Васильевича Гоголя
  • «Шинель», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», анализ повести Гоголя
  • «Портрет», краткое содержание по частям повести Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • «Ревизор», краткое содержание по действиям комедии Гоголя
  • «Нос», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • «Шинель», краткое содержание повести Гоголя
  • «Ночь перед Рождеством», анализ повести Гоголя
  • «Невский проспект», анализ повести Николая Васильевича Гоголя

По произведению: «Вий»

По писателю: Гоголь Николай Васильевич


6 мифов о «Вие» Гоголя, в которые все почему-то верят. Не делайте этих ошибок!


Кадр из фильма «Гоголь. Вий» (2018)

Враньё про Вия в фольклоре, загадка происхождения имени, злодейская сущность убийцы и другие заблуждения – развеем вместе с вами!

О «Вие» мы с детства знаем, что это отличный ужастик, замешанный на славянском фольклоре. Будущий монашек, а ныне студент по имени Хома Брут должен три ночи читать молитвы над трупом дочери сотника. Дева, между тем, оказывается ведьмой, и смерть ей не помеха. Она бродит по церкви, летает с хохотом в гробу и вообще всячески пытается достать Хому, но тот проявляет догадливость, чертит вокруг себя круг и таким образом спасается. На третью ночь в церковь сползается вся окрестная нечисть и приводит с собой Вия – страшного карлика с веками до земли. Вий ревёт: «Подымите мне веки!», и вот тогда уже дело для героя заканчивается плохо.

Всё это нам известно (хотя пока и не понятно, что нам покажут в фильме с участием Александра Петрова). Но есть несколько распространённых мифов о «Вие», в которые мы вам верить не советуем.


Иллюстрация Эдуарда Новикова к подарочному изданию «Вия»

1. Вий – это персонаж славянской мифологии

Эту распространенную ошибку породил сам Гоголь, который в примечании к тексту назвал Вия «колоссальным созданием простонародного воображения». На самом деле, автор создал грандиозную мистификацию. Хотя он написал, что именем Вий у малороссиян назывался «начальник гномов» с веками до земли, такого персонажа в славянской мифологии не существовало. Это подтверждает большинство современных филологов, которые занимались исследованием вопроса, а не ограничились чтением «Википедии».

Из народных преданий Гоголь взял совсем другие элементы своей истории – дежурство у гроба в течение трёх ночей, брожения якобы умершей ведьмы, обращение нечистой силы за помощью к «главному злодею», от которого героя спасало пение петухов. В старых сказках роль злодея обычно исполняла «старшая ведьма». Вия русский классик придумал сам. Тем более что в славянском фольклоре никаких гномов просто не существовало, и начальствовать над ними было не за чем.

2. Такого страхолюдины, как Вий, больше не существует

Точно такого, как мы уже сказали, в сказках нет. Зато есть кое-какие похожие – например, в «Иване Быковиче», истории из сборника народных сказок А.Н. Афанасьева. В ней трое добрых молодцев разного социального происхождения, сыновья царицы, кухарки и коровы, отправились на поиски приключений. Одолели Бабу-Ягу и Чудо-юдо, а потом самого вёрткого из них, Ивана Быковича, похитила ведьма и притащила в подземелье к своему мужу, старому колдуну. Тот лежал на кровати, и ресницы с бровями у него были такие длинные и густые, что совсем глаза закрывали. Пришлось звать на подмогу 12 могучих богатырей, и те железными вилами подняли это безобразие, чтобы старик смог взглянуть на пленника.

В Интернете эту историю часто называют сказкой о Кощее Бессмертном, хотя имени старого колдуна в оригинале не упоминается.


Кадр из фильма «Гоголь. Вий» (2018)

3. Его имя украинский народ придумал из-за схожести со словом «вія» (ресницы)

Повторим ещё раз – украинский народ вообще Вия не придумывал. Это авторское творение Гоголя. Филологи гарантируют, что само слово «вий» в значении волшебного существа отсутствовало в украинских словарях до появления одноимённой повести. И если у Николая Васильевича Вию поднимали не ресницы, а веки, можно ли быть уверенными, что он использовал для его имени украинские «ресницы»? Скорее, тогда украинский «вий» – вой.

4. Вий – главный злодей всей истории, и именно он убил бедного Хому Брута

У Гоголя Хома Брут фактически умер от страха. Интересно, что современные исследователи нередко трактуют эту историю как пропаганду против пьянства – Брут, вроде бы, слишком много употреблял, словил белую горячку, а дальше помер то ли от привидевшегося в алкогольном угаре, то ли от того, что печень отказала.


Кадр из фильма «Гоголь. Вий» (2018)

5. Это отдельная книга

«Вий» – всего лишь повесть в одном из двух томов сборника «Миргород» (1835). В отличие от «Вечеров на хуторе близ Диканьки», где почти все истории имели сказочные мотивы или мистический элемент, «Миргород» гораздо более серьёзен. К этому же сборнику относится, например, «Тарас Бульба» – повесть о сложностях семейных и политических отношений казацкого гетмана. Два других произведения («Старосветские помещики» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем») рассказывают бытовые сатирические истории из жизни самых обычных жителей Малороссии. Как в такую компанию занесло увлекательного, почти хоррорного «Вия» – загадка.

6. Вий – это всегда страшно

О Вие есть несколько удачных анекдотов, например: «В конкурсе детских рисунков на асфальте победила девочка, нарисовавшая круг. Остальных забрал Вий».


Промо-фото к фильму «Гоголь. Вий» (2018)

А вы читали книгу? Собираетесь смотреть фильм?..

Если вам понравилась статья, подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен и будьте в курсе всех обновлений.

До новых книг!

Ваш Book24

Художественная концепция повести Н. В. Гоголя «Вий» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 82.09

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПОВЕСТИ Н. В. ГОГОЛЯ «ВИЙ»

© 2009 Сулейманова М.С.

Дагестанский государственный педагогический университет

В совершенно ином, новом свете рассматривается художественная концепция повести Гоголя «Вий». Опираясь на текст, автор статьи отрицает традиционную для советского литературоведения трактовку повести как произведения, отражающего социальную проблематику. Повесть Гоголя «Вий» — это погружение во внутренний мир человека, населенный дьяволами, в душу грешную, спасение которой возможно лишь путем исправления недостатков и пороков через молитвы, приближающие человека к Богу.

The auhor of the article considers the artistic concept of the tale «Viy» by Gogol in absolutely different light, the new one. Guided by the text, she denies the traditional for the Soviet literary criticism interpretation of the tale as a work, reflecting social problems. The tale «Viy» by Gogol is a submersion into the human inner world, populated with devils, into the sinful soul, salvation of which is possible only by mistakes and vices corrections through prayers, bringing the human nearer to God.

Ключевые слова: Гоголь, «Вий», художественная концепция, добро, зло, фантастика, грешник (грех), нечистая сила, ведьма, человек, молитва, Бог, душа, церковь, смерть.

Keywords: Gogol, «Viy», artistic concept, kindness, evil, fantasy, sinner (sin), witchcraft, witch, human, prayer, God, soul, church, death.

Николай Васильевич Гоголь, по общему признанию критиков и литературоведов, принадлежит к самым загадочным русским писателям. Русский философ и критик Н. А. Бердяев подчеркивает загадочность Гоголя, сопоставляя его с Достоевским: «Он (Гоголь) загадочнее Достоевского. Достоевский много сделал сам для того, чтобы раскрыть все противоположности и все бездны своего духа. Видно, как дьявол с Богом борется в его душе и в его творчестве. Гоголь же скрывал себя и унес с собой в могилу какую-то неразгаданную тайну» [2. С. 124].

В данной статье мы попытаемся разгадать тайну магической повести Гоголя «Вий» и определить ее художественную концепцию. Нам представляется это особенно важным еще и потому, что советские литературоведы и критики в большинстве своем обходят ее стороной. Так, например, в учебном пособии для

филологических факультетов вуза «История русской литературы Х1Х века (1-я половина)» под редакцией С. Петрова о повести Гоголя «Вий» упомянуто лишь вскользь, в то время как остальные три повести из цикла «Миргород» рассматриваются

подробнейшим образом.

Цикл повестей Н. В. Гоголя «Миргород» имеет подзаголовок: «Повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки». В цикл «Миргород» включены следующие четыре повести: «Старосветские

помещики», «Тарас Бульба», «Вий» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Однако преемственность первых

гоголевских повестей наглядно ощущается только в одном произведении из цикла «Миргород» — в повести «Вий», хотя и в ней мы обнаруживаем отличие от ранее созданных повестей. Романтическая

стихия народной фантастики, столь характерная для «Вечеров на хуторе близ Диканьки», сталкивается в повести «Вий», как отмечает исследователь С. И. Машинский, «с отчетливо выраженными чертами реалистического искусства, свойственными всему циклу

«Миргорода». Достаточно вспомнить искрящиеся юмором сцены бурсацкого быта, а также ярко и сочно выписанные портреты бурсаков — философа Хомы Брута, ритора Тиберия Горобца и богослова Халявы» [4. С. 79-80].

В примечании к «Вию» автор указывает: «Вий есть колоссальное

создание простонародного

воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал» [1. С. 409]. Однако исследователи утверждают, что до сих пор не обнаружено ни одно произведение фольклора, сюжет которого точно напоминал бы повесть Гоголя. В монографии

«Художественный мир Гоголя» (М.,

1979) С. Машинский отмечает, что «лишь отдельные мотивы «Вия» сопоставимы с некоторыми народными сказками и преданиями» [4. С. 80].

Однако близость этой повести к народно-поэтическим традициям и мотивам отчетливо ощущается в ее художественной концепции, в ее атмосфере пронизанности фольклорной тканью. Как и в устном народном творчестве, в повести злые силы, противостоящие человеку, выступают в облике ведьм, колдунов, чертей и прочей нечистой силы. Они ненавидят человека и все человеческое и готовы уничтожить его с такой же злобной решительностью, с какой панночка губит Хому Брута.

В то же время необходимо отметить, что в художественной концепции повести Гоголя «Вий» наблюдаются элементы, существенно отличающие ее от фольклорной традиции и даже от его «Вечеров…». Вспомним, что поэтический мир «Вечеров на хуторе близ Диканьки» отличается

романтической цельностью и

внутренним единством. Герои в «Вечерах.» чаще всего отражают романтизированную, идеальную

действительность, противопоставленную правде жизни. В них черти, ведьмы и вся нечистая сила скорее смешны, чем страшны, и человек заставляет нечистую силу служить себе, то есть человек сильнее чертовщины. Именно так чаще всего происходит в сказке, в произведениях устного народного творчества. Все это соответствует светлому оптимизму народнопоэтической традиции, которая лежит в основе «Вечеров.». Поэтическому сознанию народа, как известно, присуща вера в победу света над тьмой, добра над злом, человека над дьяволом. Эта особенность художественного

мировоззрения народа отразилась на повестях цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки». Поэтическая атмосфера повести все же отличается от «Вечеров.». Действие в ней

происходит не в вымышленном, романтизированном мире, а вполне реальном. Именно этим объясняется то, что человеку не удается победить ведьму. В реальном мире соотношение сил между добром и злом, светом и тьмой совсем не такое, как в сказке. В сказке человек всегда выходит победителем, а в реальной жизни, к сожалению, добро не всегда одерживает победу над злом, а, наоборот, человек часто становится жертвой зла и собственных грехов. Так случилось и с героем повести «Вий» Хомой Брутом, который умирает, не сумев одолеть нечистую силу.

В повести, в отличие от «Вечеров.», по справедливому замечанию Г. А. Гуковского, уже нет единства мира, «а есть, наоборот, мир, расколотый надвое, рассеченный непримиримым

противоречием» [3. С. 187].

Действительно, герой повести Хома Брут живет как бы в двух измерениях: попеременно то в одном, реальном, то в другом, фантастическом, мирах. Исследователь С. Машинский приходит к следующему выводу: «Эта

раздвоенность бытия героя повести отражала раздвоенность человеческого сознания, формирующегося в условиях неустроенности и трагизма современной действительности» [4. С. 81].

При всем уважении к С. Машинскому, мы полагаем, что повесть Гоголя нельзя сводить лишь к социальной проблематике, на которой

акцентируют основное внимание и ряд других советских исследователей. По их мнению, «Вий» — это повесть о

трагической неустроенности социальной жизни. Для большей ясности приведем цитату С. Машинского о проблематике «Вия»: «Вся повесть основана на

контрасте: добра и зла, фантастического элемента и реально-бытового, трагического и комического. И в этом красочном многоголосье

художественных приемов, которые так щедро использует здесь Гоголь, отчетливо звучит страстный голос писателя, необыкновенно чуткого к радостям и печалям простого человека, к живой душе народа. Недаром Хома Брут, стоя у гроба панночки и с ужасом узнав в ней ту самую ведьму, которую он убил, «чувствовал, что душа его начинала как-то болезненно ныть, как будто бы вдруг среди вихря веселья и закружившейся толпы запел кто-нибудь песню об угнетенном народе». Выделенные курсивом слова никогда при жизни Гоголя не печатались. Эта цензурная или автоцензурная купюра была впервые восстановлена лишь в советские годы» [4. С. 83]. Исследователь делает далеко идущий вывод: «Только один раз

промелькнула в повести фраза «об угнетенном народе». Но как значительно ее звучание! Каким глубоким смыслом наполняет она содержание всего произведения!» [Там же]. Конечно, в целом нельзя не согласиться с высказыванием С. Машинского. Однако обратим внимание на тот факт, что остается неизвестным, по признанию самого исследователя, сделана ли эта купюра «об угнетенном народе» цензурой или все-таки самим автором («автоцензурная купюра»). Это заставляет усомниться в сознательном намерении Гоголя придать повести остро социальный характер.

На наш взгляд, скорее, наоборот, Гоголь перемещает акцент от внешнего, реального мира во внутренний, демонический мир человека. Не случайно автор вычеркивает из текста повести «Вий» фразу «об угнетенном народе», поскольку она не играет в ней ключевой роли. Мы долгие годы вслед за Белинским, Чернышевским и критиками и литературоведами советской эпохи привыкли считать Гоголя основателем реалистического

направления в русской литературе, а странности его творчества объяснять тем, что он был сатириком, разоблачающим недостатки и уродства государственной системы

крепостнической России, пороки и грехи современного ему общества. Как же тогда объяснить, что гоголевские образы не умерли, не канули в прошлое, а живут и действуют преспокойно и сегодня, почти через 200 лет? Ответ на этот вопрос отчасти дает нам Н. Бердяев в литературно-публицистической статье «Духи русской революции»:

«Художественные приемы Гоголя, которые менее всего могут быть названы реалистическими и представляют своеобразный эксперимент,

расчленяющий и распластывающий органически-целостную действительность, раскрывают что-то очень существенное для России и русского человека, какие-то духовные болезни, не излечимые никакими внешними общественными реформами и революциями. Гоголевская Россия не есть только дореформенный наш быт, она принадлежит метафизическому характеру русского народа.» [2. С. 125].

Мы считаем, что нельзя измерить и исчерпать творчество Гоголя лишь с позиции его общественно-социального звучания. Гениальность его творчества состоит не только в разоблачении внешнего, общественного зла,

связанного с политической отсталостью России и непросвещенностью народа, но и в художественном откровении зла как внутреннего, метафизического начала, заложенного в человеке. Тьма и зло заложены не в социальных оболочках народа, а в его внутреннем мире, в его душе.

Однако вернемся к повести Гоголя «Вий» и ее главному герою. Хома Брут -совершенно земной человек веселого нрава, со свойственными ему причудами, с удалью и бесшабашностью, с презрением к «святой жизни». Первое же упоминание о герое указывает на преобладающие черты его характера: «Любил очень

лежать и курить люльку» [1. С. 413]. Конечно, из этого замечания автора можно сделать вывод о философском, созерцательном характере Хомы, который предается глубоким раздумьям.

Но упрямо напрашивается другой вывод: автор подчеркивает склонность героя к праздному времяпрепровождению, к лени. А лень, как известно, один из смертных грехов человеческих в системе религиозных ценностей. Хома Брут любит жизнь и даруемые ею земные блага. Чуждый аскетизма, он никогда не отказывает себе в удовольствии попировать, повеселиться при малейшей возможности. Хома вовсе не стремится к тому, чтобы стать образцом добродетели, высокой морали. «Святая» жизнь совсем не по душе ему, поэтому мертвой церковной схоластике он предпочитает земные радости. Грешниками предстают и богослов Халява, который «имел чрезвычайно странный нрав: все, что ни лежало, бывало, возле него, он непременно украдет», и к тому же предавался пьянству. И даже ритор Тиберий Горобець, характер которого «в то время еще мало развился», часто являлся в класс с большими шишками на лбу, что свидетельствует о драчливом нраве героя. В свете греховности всех трех попутчиков представляется глубоко символичным то, что они заблудились, сбились с истинного пути: «Бурсаки заметили, что они сбились с пути и давно шли не по дороге» [1. С. 414].

Спасение человека возможно только в молитве, в стремлении избавиться от грехов и тем самым стать ближе к Богу. Вспомним, что только молитва помогает Хоме Бруту скинуть с себя старуху-ведьму: «Изнеможенный, растерянный, он начал припоминать все, какие только знал, молитвы. Он перебирал все заклятия против духов — и вдруг почувствовал какое-то освежение; чувствовал, что шаг его начинал становиться ленивее, ведьма как-то слабее держалась на спине его» [1. С. 419]. Наконец, ему удалось выпрыгнуть из-под старухи, и он «вскочил, в свою очередь, к ней на спину». Когда Хома Брут начал изо всех сил колотить старуху поленом, «дикие вопли издала она; сначала были они сердиты и угрожающи, потом становились слабее, приятнее, чище, и потом уже тихо, едва звенели, как тонкие серебряные колокольчики» [там же]. Процесс

очищения души, изгнания из нее дьявола должен, наверное, вызывать подобную смену звуков: от диких дьявольских

воплей до звона серебряных колокольчиков. На этот раз победа осталась за Хомой: победить ведьму ему помогло обращение к Богу, чтение спасительной для души человека молитвы. Вспомним, что Гоголь всегда считал молитву главным оружием человека. Так, в 1847 году он писал: «Россия молилась не напрасно. Когда она молилась, то она спасалась. Она помолилась в 1612 году, и спаслась от поляков; она помолилась в 1812 году, и спаслась от французов».

Старуха, оседлавшая бурсака, превращается в прекрасную девушку: «Он встал на ноги и посмотрел ей в очи: рассвет загорался, и блестели золотые главы вдали киевских церквей. Перед ним лежала красавица, с растрепанною

роскошною косою, с длинными, как стрелы, ресницами. Бесчувственно отбросила она на обе стороны белые нагие руки и стонала, возведя кверху очи полные слез» [Там же]. При виде

девушки Хомой овладело «какое-то странное волнение и робость», неведомые ему прежде. Гоголь не называет это чувство — любовь к женщине, а лишь подчеркивает

необычность этого состояния

повторением слова «странное»:

«Дорогой билось беспокойно его сердце, и никак не мог он истолковать себе, что за странное, новое чувство им

овладело» [Там же].

Однако Хома скоро успокоился и «уже не думал о своем необыкновенном происшествии». Но дело в том, что забыл он об этом, совершив другой грех

— прелюбодеяние: «…он прошел,

посвистывая, раза три по рынку, перемигнулся на самом конце с какою-то молодою вдовою в желтом очипке, продававшею ленты, ружейную дробь и колеса, — и был того же дня накормлен пшеничными варениками, курицею. и, словом, перечесть нельзя, что у него было за столом, накрытым в маленьком глиняном домике среди вишневого садика» [1. С. 420]. К этому греху присовокупляется и прежний грех героя

— лень, праздность: «Того же самого вечера видели философа в корчме: он лежал на лавке, покуривая, по обыкновению своему, люльку, и при всех бросил жиду-корчмарю ползолотой. Перед ним стояла кружка. Он глядел на приходивших и уходивших хладнокровно-

довольными глазами .» (там же). О душевном состоянии Хомы Брута, о его пресыщении земными радостями и наслаждениями больше всего говорит его взгляд: смотрел он «хладнокровнодовольными глазами».

В то время как Хома Брут уже перестал и думать о своем необыкновенном происшествии,

распространился слух о том, что дочь одного из богатейших сотников пришла с прогулки избитая и лежит при смерти. В предсмертном состоянии она пожелала, «чтобы отходную по ней и молитвы в продолжение трех дней после смерти читал один из киевских семинаристов: Хома Брут» [1. С. 420]. Тут и начинается чертовщина. Обратим внимание, что в повести «Вий», после того как приехали по повелению сотника за Хомой, трижды повторяется дьявольская цифра-перевертыш «шесть». Количество посланных за Хомой составляло шесть: «Его ожидало человек шесть здоровых и крепких козаков» (1. С. 423). В кибитку садятся шестеро: «Другие пять вместе с философом (что в сумме составляет шесть — С.М.) полезли в углубление и расположились на мешках…» [1. С. 422]. Знакомясь с описанием дома сотника, мы опять встречаем эту же цифру: «Он (дом) был утвержден на дубовых столбиках, до половины круглых и снизу шестигранных, с вычурною обточкою вверху» [1. С. 425].

При описании дома сотника Гоголь использует, на наш взгляд, и символы масонства (отвес, угломер, шляпа, циркуль, напоминающий треугольник): «стояли треугольниками два погреба», «треугольная стена», «темные шляпки труб», «крутая гора», «селение вместе с отлогостью». Видим мы и другой знак масонства — гроб, символизирующий печаль об исчезновении истины. Конечно, мы не можем утверждать, что Гоголь сознательно использует символы масонства в повести, тем более что нам до сих пор мало что известно об этой самой тайной организации в мире, и потому не можем быть уверенными в правильной трактовке знаков. Полагаем все же, что сам Гоголь не мог не знать о существовании масонской ложи и ее символах.

Однако, на наш взгляд, самым важным в повести является вопрос о

причине смерти Хомы Брута. На вопрос, почему не выдержал единоборства с этим миром Хома, исследователь-гоголевед С. Машинский отвечает, исходя из диалога Халявы и Горобца в конце повести: «Конечно, смешно

соображение Горобца о том, что надо было плюнуть на хвост ведьме. А вот касательно того, что Хома побоялся, -это всерьез. Именно здесь зерно гоголевской мысли» [4. С. 82]. Странно, что Машинский не обратил при этом внимания на следующую фразу семинариста: «Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, — все ведьмы» [1. С. 448]. Значит, если все женщины — ведьмы, то именно она, женщина, является источником всех бед, несчастий и гибели мужчины. И чем красивее женщина, чем она соблазнительнее, тем больше зла она причиняет. В свете этого становится понятным, почему Гоголь так и не женился. Если в жизни Пушкина мы находим целый «донжуанский список», то в жизни Гоголя лишь дважды мелькают упоминания о женщинах. Первое упоминание мы слышим в письме Гоголя матери после полного фиаско поэмы «Ганц Кюхельгартен», в котором содержится туманный намек на несчастную любовь. Никаких других источников, подтверждающих это сообщение Гоголя, мы не имеем. Второй раз — предложение, сделанное дочери графа Виельгорского, крупного мецената, который всячески помогал Гоголю. Однако и здесь мы не можем утверждать, что на данное предложение его сподвигла любовь к худосочной красавице, которую Гоголь затем вывел в образе дочери губернатора в поэме «Мертвые души». Современники писателя также не оставили нам никаких свидетельств о близких отношениях Г оголя с какой-либо женщиной.

Спасти свою душу, уберечь себя от греха, от дьявольщины и чертовщины можно одним путем: через молитвы, очищающие от скверны, через праведную аскетическую жизнь. Гоголь сам прожил всю жизнь в борьбе с собой, с собственными грехами и пороками. Вспомним признание самого автора: «Во мне заключалось собрание всех возможных гадостей и притом в таком множестве, в каком я еще не встречал доселе ни в одном человеке … Если бы

они открылись вдруг и разом перед моими глазами, я бы повесился … Я стал наделять своих героев моею

собственною дрянью. Вот как это делалось: взявши дурное свойство мое, я преследовал его в другом звании и на другом поприще, старался себе изобразить его в виде смертельного врага, нанесшего мне самое

чувствительное оскорбление,

преследовал его злобою, насмешкою и всем, чем ни попало. Если бы кто видел те чудовища, которые выходили из-под пера моего вначале, для меня самого, он бы точно содрогнулся». Дмитрий Мережковский в статье «Осколок кривого зеркала» очень точно подмечает: «. Эта страшная борьба, которая началась в искусстве, в отвлеченном от жизни созерцании, должна была решиться в самой жизни, в реальном действии. Прежде чем одолеть зло во внешнем мире как художник, Гоголь должен был одолеть его в себе самом как человек. Он это понял и действительно перенес борьбу из творчества в жизнь; в борьбе этой увидел не только свое художественное призвание, но и «дело жизни», «душевное дело» [5. С. 37]. Великая борьба человека с чертом, с дьяволом происходит не только в творческом созерцании Гоголя, но и в его жизни, в религиозном действии. В безуспешной борьбе с вечным злом состоит трагедия Гоголя.

Измученным нечистой силой, но живым выходит Хома Брут из церкви первые две ночи, потому что он читает молитвы и заклинания, очертив вокруг себя магический круг. Образ человека, чертящего вокруг себя мелом круг, преследовал меня в течение долгих лет после просмотра в раннем детстве кинофильма по мотивам повести Гоголя «Вий». Что это был именно «Вий», поняла много позже. Однако с тех самых пор выработалась на долгие годы привычка спать, укрывшись одеялом с головой, не оставляя даже маленькой щели. Видимо, подсознательно одеяло мое и было тем магическим кругом, которым я спасалась от жутковатострашного мира таинственного зла.

На третью ночь Хома опять чертит вокруг себя круг и начинает припоминать все свои заклинания, но оказывается, что он читает не молитву: «Тишина была страшная; свечи трепетали и обливали светом всю церковь. Философ перевернул один лист, потом перевернул другой и заметил, что он читает совсем не то, что написано в книге» [1. С. 446]. И далее мы читаем: «Он только крестился да читал как попало молитвы» (там же). Неусердное чтение молитвы приводит к победе злых темных сил. Перед нами открывается страшная картина осквернения церкви: «Вихорь поднялся по церкви, попадали на землю иконы, полетели сверху вниз разбитые стекла окошек. Двери сорвались с петлей, и несметная сила чудовищ влетела в Божью церковь. Страшный шум от крыл и от царапанья когтей наполнил всю церковь» (там же). Но ужаснее — другое: нечистая сила, не успев убежать до рассвета, так и осталась в церкви: «Испуганные духи бросились, кто как попало, в окна и двери, чтобы поскорее вылететь, но не тут-то было: так и остались они там, завязнувши в дверях и окнах . Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обросла лесом, корнями, бурьяном, диким терновником; и никто не найдет теперь к ней дороги» [1. С. 447] (выделено нами — С.М.). Означает ли это, что сама церковь не свободна от темных сил? Может быть, церковь, по Гоголю, извратила истинное учение Христа и тем самым осквернила себя? Мы не можем однозначно ответить на эти вопросы. Полагаем, что проблема «Гоголь и церковь», «Гоголь и

христианская религия» требует отдельного обстоятельного

исследования, так как много «белых пятен» в этом вопросе.

Повесть «Вий» — это попытка Гоголя предостеречь человека от смертных грехов и наставление его следовать заветам христианства, спасая душу свою молитвами, иначе оживут гоголевские чудовища. И помнить о смерти, ибо, как сказано в Писании, «кто помнит

ежеминутно конец свой, никогда не согрешит».

Примечания

1. Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки. Миргород. М., 2003. 2. Бердяев Н.А. Духи русской революции // Литературная учеба. Книга вторая. М., 1990. С. 123-140. 3. Гуковский Г.А. Реализм Гоголя. М., 1959. 4. Машинский С. Художественный мир Гоголя. М., 1979. 5. Мережковский Д. Осколок кривого зеркала // Цитата: Классики глазами наших современников. №1 (13). М., 2008. С. 35-37.

Статья поступила в редакцию 14.03.2009 г.

Главные герои «Вий» характеристика персонажей произведения Гоголя

  1. Сочинения
  2. По литературе
  3. Гоголь
  4. Герои произведения Вий

Хома Брут

Главным героем произведения Гоголя является Хома Брут, философ из одного монастыря, мужчина очень любит компании, так сам веселый и задорный. Он любит веселое времяпровождение и слушать музыку. У него полно энергии, он очень любит жизнь, а также выпить, поесть и пляски. Несмотря на свою гибель из-за собственного страха в конце произведения, считается смелых и храбрым, ведь он не растерялся, когда на него напала ведьма и быстро ее оседлал.

Хома поехал вместе со своей компаний, с друзьями- товарищами на заработки, они вели дополнительные занятия. Попав в дом к одной старухе, чтобы остановиться там на ночлег, Хома подвергся нападению ведьмы. Эта старуха-ведьма вошла к нему, когда тот готовился ко сну и запрыгнула на Хому. Тут то н и понял, что оказался в ее руках и чарах. Уже совсем оставшись без сил, он поспешил читать молитву, а тем временем ведьма отпустила Брута. Тот сам забрался на нее и начал избивать. Тем временем изнеможённая старуха-ведьма упала и превратилась в красивую молодую девушку, с длинными волосами и ресницами.

Ведьма Панночка

Героиня произведения ведьма Панночка, она уже много людей привела к смерти, у некоторых пила кровь. После того, как хома ее избил, она умирала и попросила своего отца, чтобы тот вызвал Хому Брута для прочтения над не молитв. Во время отпевания, Хома узнает умершую девушку-ведьму. Ведьма, уже в виде посиневшего трупа, ночами вставала из своего гроба, чтобы поймать своего противника и убить, но ей это каждый раз не удается, так как хитрый Хома сделал себе некий оберег и защиту, он очертил вокруг себя круг, через который ведьма не в силах пройти. Почувствовал и осознав свое бессилие перед защитой Хомы, ведьма призвала на помощь Вия.

Вий

Вий, также является главным героем в произведении. Этом мифическое существо мужского пола. У него страшное железное лицо, а также пальцы на руках и длинные большие свисающие до пола веки. Это существо считается гномом, и он самый главный из своих сородичей. Он ничего не видит из-за своих длинных тяжелых век, и поэтому он созывает всю нечисть, чтобы те подняли его ужасные веки. Он даже не может самостоятельно передвигаться, в этом также ему помогают его нечистые силы. Так Хома и погиб, так как не смог преодолеть свой страх перед таким страшным чудовищем, он посмотрел в эти ужасные глаза, от которых кровь в жилах стынет. Он понял, что больше не может бороться с такими нечистым силами.

Богослов

Также в произведении имеются и второстепенные персонажи. Например, Богослов, друг Хомы, который поехал с ним на заработки. Работает на колокольне. И еще один товарищ главного героя произведения Гоголя, Ритор. Этот рослый мужчина с широкими плечами является философом.

Сотник

Также в произведении «Вий» упоминается об отце ведьмы Панночки, Сотнике, который безумно любит свою доченьку и очень тяжело переживает по поводу ее утраты. Также соглашается выполнить последнюю просьбу умирающей Панночки. Не знает, что послужило смертью ее родной дочери, но имеет большое желание отомстить за содеянное.

Очень краткое содержание для читательского дневника

Три студента киевской семинарии решили в каникулы отправиться по сёлам и хуторам, чтобы заработать пропитание с помощью духовных песнопений. В дороге они заблудились и попросились на ночлег в отдалённом хуторе. Одному из семинаристов, Хоме Бруту, старая хозяйка отвела место для ночлега в хлеву. Когда он готовился ко сну, неожиданно пришла старуха, вскочила на него и поскакала по буеракам и полям. Хома стал читать молитвы и понял, что ведьминские чары стали слабеть. С помощью одной из молитв Хома сам сумел вскочить на старуху и стал погонять, охаживая её поленом. К утру чары ведьмы развеялись, и она превратилась в прекрасную панночку, которая в изнеможении упала на землю.

Хома был так потрясён ночным происшествием, что решил вернуться в бурсу (общежитие семинаристов) и провести там каникулы. Через некоторое время ректор послал его к богатому сотнику для чтения молитв над его умирающей дочерью. Чувствуя, что это связано как-то с его недавним приключением на хуторе, Хома хотел отвертеться от поручения, но это у него не получилось.

Слуги сотника заперли Хому на ночь в церкви с умершей дочерью своего хозяина. Бурсак начал читать молитвы и, посмотрев на панночку, понял, что это она была на хуторе. Читал молитвы Хомы в течение трёх ночей. Первую ночь покойница выбралась из гроба и стала искать Хому, но он очертил мелом круг вокруг себя, поэтому нечистая сила ничего не могла ему сделать.

На следующую ночь ведьма летала по церкви в гробу и пыталась прорваться через круг. Наутро ведьма наложила на него заклятие, улеглась в гроб, и Хома вышел из церкви седым.

Третья ночь была самая страшная: набилась в церковь нечисть, искала бурсака. Чтобы увидеть его, привели Вия — существо с железным лицом и веками до земли. Чтобы Вий сумел глянуть, ему подняли веки.

Хома чувствовал, что не надо смотреть чудищу в глаза, но не выдержал и взглянул. Вий указал на него пальцем, и нечисть кинулась на бурсака. Хома Брут погиб перед последним петушиным криком, который означал начало утра. Кинулась нечисть из церкви, но застряла в дверях и окнах.

Два бурсака, обсуждая смерть своего друга, утверждали, что он спасся бы, если бы не испугался и не посмотрел в глаза Вия.

“Гоголь. Вий”: новые герои

Телеканал ТВ-3 и продюсерский центр “Среда” Александра Цекало представляют новые характер-постеры мистического детектива “Гоголь. Вий”, которые предлагают зрителю познакомиться с новыми персонажами вселенной “Гоголя” и освежить впечатления от тех, кто уже появлялся на экране.

Новые персонажи:

Хома Брут (Алексей Вертков)

Прототип героя встречается в повести “Вий” Н.В. Гоголя.

Странствующий философ и богослов, профессиональный экзорцист и охотник за нечистью, Хома Брут верен церкви и своей миссии и прекрасно владеет как божьим словом и темной латынью, так и боевыми навыками.

Безносый (Анвар Либабов)

Персонаж-загадка, служитель тёмных сил, скрывающий своё истинное лицо за марлевой повязкой и являющийся Гоголю в его самых жутких видениях. Безносый как-то причастен к тайне рождения Гоголя – и это пока всё, что о нём известно. В произведениях Гоголя такого героя не встречается, но мотив отсутствующего носа возник в голове сценаристов не на ровном месте.

Герои первой части трилогии раскроются с новых сторон:

Всадник (?)

Прототип героя встречается в повести “Страшная месть” Н.В. Гоголя.

Исчадье ада и воплощение зла, мистический персонаж, у которого вместо лица – сгусток тьмы. Человек он или нет? Гоголь по-прежнему не знает этого наверняка. Всадник с невиданной силой разрубает своих жертв на скаку, а его жестокие кровавые расправы держат в ужасе жителей села Диканьки, но среди селян, определенно, есть и те, кто прислуживает ему в его дьявольских культах.

Ульяна (Ксения Разина)

Прототип героини встречается в повести “Вий” Н.В. Гоголя.

Коварная и чертовски привлекательная ведьма, пособница Всадника. Обладает такой недюжинной магической силой, что даже после своей смерти способна причинить немало зла – в чём Гоголю и Хоме Бруту во второй части проекта предстоит убедиться лично.

Оксана (Юлия Франц)

Прототип героини встречается в повести “Майская ночь, или Утопленница” Н.В. Гоголя.

Дочь мельника, погубленная мачехой 30 лет назад. Молодая и обворожительная утопленница, превратившаяся в мавку. Оксана обладает способностью неожиданно появляться из водоёма и принимать обличие любого из смертных. Она ревнива и умна. Для Гоголя она – главный потусторонний советник и проводник между мирами. Оксана помогает Гоголю трактовать его видения и мечтает завладеть его сердцем, что особо и не скрывает. Она знает страшную тайну Гоголя и ненавидит Лизу.

Граф Алексей Данишевский (Артём Ткаченко)

Супруг Лизы, богатый затворник – один из тех, кого Гоголь ещё в первой части начал подозревать в совершении преступлений. Но, возможно, всё дело в банальной ревности? Человек странный, загадочный, своенравный, расчетливый и холодный, Данишевский тщательно скрывает причину, по которой уехал из Петербурга в глухую Диканьку, где расположено его родовое имение.

Кузнец Вакула (Сергей Бадюк) и его дочь Василина (Марта Тимофеева)

Прототип Вакулы встречается в повести “Ночь перед Рождеством” Н.В. Гоголя.

Силач, обладающий богатырской силой, волей и закалкой, Вакула известен тем, что в молодости прокатился верхом на черте. С тех пор кузнец остепенился и возненавидел всё, что связано с тёмными силами. Вакула в одиночку воспитывает дочь Василину – тихую, замкнутую, но при этом очень смышленую и наблюдательную девочку, которая предпочитает тряпичную куклу общению с людьми.

В продолжении одного из главных кассовых хитов минувшего года молодой писарь и начинающий поэт Николай Гоголь в исполнении Александра Петрова продолжит расследование загадочных убийств девушек в селе Диканька в компании своих помощников – полицейского Бинха (Евгений Стычкин), кузнеца Вакулы (Сергей Бадюк) и доктора Бомгарта (Ян Цапник), к которым присоединится новый персонаж – охотник на ведьм и философ Хома Брут (Алексей Вертков).

Вторая часть “Гоголя” поражает размахом визуальных эффектов. Зрителя ждёт захватывающая битва в стенах старинной часовни с древним монстром Вием. За создание этого зрелищного аттракциона отвечает Евгений Барулин – опытный специалист по компьютерным спецэффектам, работавший, в том числе, над голливудским проектом Тимура Бекмамбетова “Особо опасен”. “Гоголь. Вий” выйдет в широкий кинопрокат 5 апреля 2021г.

Первая часть проекта, фильм “Гоголь. Начало”, стала главной киносенсацией прошлой осени: экспериментальный мультижанровый проект ТВ-3 установил несколько кассовых рекордов, показав в том числе лучший старт сезона, окупил производственные расходы в первый же день проката и вошел в топ-10 российских фильмов по итогам года. Мистический детектив, в котором классик литературы сталкивается с ужасными порождениями собственной фантазии, посмотрели в кинотеатрах свыше 1,9 млн зрителей. “Гоголь. Начало” был показан на русском языке в Германии, Великобритании, Испании, Австрии и на Кипре.

________________________

Гоголь. Вий.

Жанр: мистика, детектив, приключения, драма. Продюсеры: Александр Цекало, Артур Джанибекян, Валерий Федорович, Евгений Никишов Режиссёр: Егор Баранов Сценаристы: Наташа Меркулова, Алексей Чупов Оператор: Сергей Трофимов Художник-постановщик: Виктория Игумнова Композитор: Райан Оттер В ролях: Александр Петров, Евгений Стычкин, Таисия Вилкова, Юлия Франц, Артем Ткаченко, Ян Цапник, Сергей Бадюк и др.

Писарь из Санкт-Петербурга Николай Гоголь бросает вызов загадочному тёмному Всаднику, который жестоко расправляется с девушками в окрестностях села Диканька. Собрав команду из местного полицейского, пьяницы-доктора, суеверного кузнеца и странствующего философа-экзорциста, Гоголь пытается заманить злодея в ловушку, но на его пути встает самое жуткое порождение нечистой силы – Вий, один взгляд которого способен высосать душу смертного. Неожиданно для себя Гоголь выясняет, что с потусторонними силами его связывают не только таинственные видения.

Краткий пересказ (более подробный, чем краткое содержание)

Когда в Киеве утром начинал звонить семинарский колокол, спешили со всего города на занятия в семинарию риторы, грамматики, богословы и философы. Все эти учащиеся любили устраивать бои между собой. В праздники ходили по домам с вертепами или разыгрывать комедии. Все они были бедны, но прожорливы. Так как пожертвования зажиточных людей на их содержание были недостаточны, учащимся приходилось «опустошать чужие огороды».

В июне большая дорога была усеяна семинаристами, которых отпустили домой. Богословы и философы отправлялись учить детей зажиточных людей. Завидев хутор, школяры останавливались перед ними и начинали петь кант. Хозяева за это щедро оделяли их продуктами.

Однажды вечером во время такого странствия три бурсака, богослов Халява, философ Хома Брут и ритор Тиберий Горобец, свернули с дороги, чтобы найти хутор и запастись там провиантом. Уже была ночь, а хутора они так и не нашли. Наконец добрели до небольшого хуторка, во дворе которого стояло много возов.

Старуха, хозяйка хутора, отказала бурсакам в ночлеге, сказав, что нет места, так как много постояльцев. Но они уговорили её. Старуха разместила их в разных местах. Хоме Бруту достался для ночлега пустой хлев. Только он собрался заснуть, как в хлев зашла старуха и стала молча ловить его. Глаза её сверкали, философу стало страшно, он почувствовал, что не может двигаться и говорить. Старуха вскочила Хоме на спину, ударила его по боку метлой, и он поскакал, как конь. Понял тогда философ, что это ведьма. Нёсся он во всю прыть и пытался припомнить молитвы и заклятия против духов. От этого ведьма стала слабее держаться на его спине. Хома изловчился и сам вскочил к ней на спину. Старуха побежала так быстро, что Хома едва переводил дух. Он схватил полено, лежавшее на дороге, и стал им колотить ведьму. Та начала угрожающе вопить, но затем крики её становились слабее, затем стали совсем тихими, и ведьма упала на землю.

Хома увидел, что перед ним лежит красавица, стонет, а глаза её полны слёз. Бурсак испугался и во весь дух пустился бежать. Он не хотел больше ходить по хуторам и пошел в Киев. В бурсе (то есть общежитии семинаристов) никого не было. Не нашёл там философ ни куска съестного. Тогда он свёл на рынке знакомство с вдовой-торговкой, которая его накормила досыта.

Появились везде слухи, что у богатого сотника, живущего недалеко от Киева, дочь возвратилась домой избитая и пожелала, чтобы после её смерти отходную по ней и молитвы три ночи читал семинарист Хома Брут. Ректор велел Хоме отправиться к сотнику. У философа появилось нехорошее предчувствие, и он отказался ехать. Тогда ректор пригрозил ему расправой. Когда Хома увидел, что к сотнику его повезут шесть здоровенных казаков, то понял, что сбежать ему не удастся, и философски рассудил, что «чему быть, тому не миновать!»

По дороге казаки остановились в шинке и устроили пирушку. Так как Хома тоже в ней участвовал, то, когда подвыпившие казаки хотели его отпустить, от опьянения ноги его стали как деревянные. Только ночью казаки с философом доехали до хутора сотника.

Утром все в доме переполошились: умерла панночка. Когда Хома хотел убежать в поле, его перехватил казак и сказал идти к пану. Сотнику философ сказал, что лучше бы он позвал дьякона или дьяка. Но тот ответил, что исполнит дочкину просьбу и Хома должен три ночи читать над нею молитвы. За это пан обещал его наградить, а если откажется читать молитвы, то пожалеет об этом. Хома понял, что придётся подчиниться. Когда сотник привёл его к умершей дочери, Хома узнал в ней ведьму.

Во время ужина казаки стали говорить, что панночка зналась с нечистым, что сама была ведьмой. Хома узнал о том, как она вредила селянам и даже погубила младенца и его мать.

Затем казаки привели Хому в церковь и заперли там. Философ решил, что бояться ему нечего, так как от мертвецов у него есть сильные молитвы. Он осветил церковь свечами и подошёл к гробу. Прекрасное лицо панночки казалось живым. Хома стал читать молитвы, но они не помогли — ведьма встала и начала с закрытыми глазами ловить Хому. Он начертил круг около себя и стал читать молитвы против ведьм и нечистых духов.

Ведьма не смогла переступить через круг. Она открыла глаза, но Хому не увидела и стала его искать в другой стороне. Наконец легла в гроб, и он стал летать по церкви, но не мог проникнуть через круг и грянулся на пол. Ведьма хотела встать, но послышался крик петуха, она легла, гроб захлопнулся крышкой.

На заре Хому пришли сменить дьячок и церковный староста. Философ до обеда поспал, а когда проснулся, то ночное происшествие показалось ему сном. Днём он гулял по селению, перезнакомился с жителями, но к вечеру стал задумчивее.

Когда казак отвёл Хому в церковь, философ сразу очертил вокруг себя круг и решил смотреть только в книгу. Но всё-таки поднял глаза и увидел, что ведьма уже стоит у самой черты и говорит какие-то заклинания. Несметная сила стала шумно биться в церковь, но послышался крик петуха, и стало тихо. После этой ночи Хома поседел. Он сказал сотнику, что не может больше читать молитвы, но тот пригрозил за отказ погубить его. Побег тоже Хоме не удался, его поймали.

На третью ночь философ снова очертил около себя круг, но это не помогло ему. Ведьма творила заклинания, в церковь ворвались чудовища и стали искать Хому, но не видели его. Тогда ведьма велела привести Вия. Пришёл Вий, веки его были опущены до земли, а лицо железное. Чудовища подняли ему веки. Философ не хотел смотреть на него, но не вытерпел и взглянул. Вий увидел Хому, указал на него, и вся нечисть кинулась на философа, который упал и умер от страха.

Раздался крик петуха — это был уже второй, первый духи не заметили. Испугались они и ринулись из церкви, но завязли в окнах и дверях. Священник, пришедший служить панихиду, не стал этого делать. С тех пор так и стоит церковь с чудовищами, завязнувшими в окнах и дверях. Она обросла лесом, и никто сейчас не найдёт к ней дороги.

Слухи о том, что произошло с Хомой, дошли до Киева. Его товарищи, обсуждая это, решили, что погиб он от страха. Они считали, что не надо было бояться, «тогда бы ведьма ничего не могла с ним сделать».

Несколько интересных сочинений

  • Образ и характеристика Анны Павловны Шерер в романе Война и мир Толстого сочинение
    Одним из второстепенных персонажей произведения является Анна Павловна Шерер, представленная писателем в образе владелицы модного в великосветских кругах петербуржского салона.
  • Другие
  • Образ и характеристика Ларисы Огудаловой в пьесе Бесприданнице Островского сочинение
    В мире, где не любят и все эгоистичны, отзывчивая и чувствительная Лариса вначале ощущает себя неуютно. Отчетливо видно, как в самом начале, сидя на берегу, она любуется на Волгу
  • Сочинение на тему Плохое настроение рассуждение ЕГЭ 11 класс
    Каждый человек в своей жизни сталкивался с плохим настроением. Еще никому не удавалось его избежать. Испортить его может как что-то серьезное, например, болезнь или сбои в работе аэропорта, так и что-то простое
  • Анализ сказки Гаршина Жаба и роза
    Данное произведение было создано В.М. Гаршиным в 1884. Литературоведы полагают, что толчком к написанию истории послужил случай, который произошел во время концерта А.Г. Рубинштейна.

Главные герои повести Вий Гоголя

Повесть Николая Васильевича Гоголя «Вий» выделяется среди других произведений писателя. Демон, способный убить одним взором, описан в книге настолько достоверно, что образ до сих пор вызывает мурашки у читателей и собирает восторженные отзывы литературоведов и ценителей мистического жанра. Белинский считал повесть фантастической и исключал наличие характерной для Гоголя полезной подоплеки. Сам автор ценил сочинение и неоднократно возвращался к работе над ним. «Вий» был опубликован в сборнике под названием «Миргород» и дважды издавался при жизни автора.

История создания

В примечании Гоголь замечает, что основой произведения стали народные предания, записанные им со слов очевидцев и тех, кто был близок к ним.


Николай Гоголь

Мифология предлагает оценивать персонажа Гоголя как потомка существа, способного убивать взглядом. Восточные славяне рассказывали предания о чудовище с огромными веками и ресницами, которые оно не в состоянии поднимать без посторонней помощи. Исследователи уверяют, что значение слова «Вий» связано с украинским «вiя», означающим «ресница».

В качестве этимологической основы рассматривается и слово «виться», так как ноги существа изображаются в виде переплетающихся корней. Украинская легенда гласила: чтобы поднять Вию веки, требовалась помощь нескольких человек, вилами раздвигавших ресницы демона. Взор чудовища способен не только погубить жизнь, но и испепелить город. Некоторые историки упоминают о схожести образа Вия с Кощеем, так как в одной из сказок бессмертному герою тоже приходилось раздвигать веки посредством вил.


Вий в мифологии

Исследователи творчества Гоголя считают образ языческого бога Велеса прототипом Вия. Его преследовала православная церковь. Описание смертоносного взора персонажа обращает к легенде о Святом Касьяне и шелудивом Буняке. Оба могли умерщвлять, используя взгляд. В простонародье озвучивается более симпатичное изображение Вия. Под ним украинцы часто понимают верховного гнома с веками, опускающимися до земли.

Любопытно, что аналоги Вия встречаются в фольклоре разных народов. У литовцев Виелона является покровителем скота. В балтийском пантеоне существовало божество по имени Велс, антипод Пруна. В Киевской Руси статуя Перуна располагалась на возвышенности, а деревянное изображение Велеса – в нижней части города.

Образ и сюжет

По сюжету «Вия» бурсаки Киевской семинарии отправляются по домам. Трое героев – Хома Брут, Халява и Тиберий Городец – теряют верный путь и принимают решение попроситься на ночлег на ближайшем хуторе. Их привечает старуха-хозяйка, которая ставит странное условие: приятели лягут в разных местах.


Хома Брут, Халява и Тиберий Городец

Хома Брут, оставшийся на ночлег в овечьем хлеву, становится жертвой ведьмы. Старуха настигает его впотьмах, вскакивает на плечи и седлает парня как жеребца, управляя им в небесных просторах. Сила молитвы позволяет герою победить ведьму. Он колотит ее до тех пор, пока старуха не превращается в юную красавицу. Хома Брут сбегает.

Позднее ректор сообщает о визите казаков, присланных, чтобы отвезти парня к сотнику для прощания с его умершей от побоев дочерью. Оказалось, последним желанием Панночки было отпевание из уст Хомы.


Хома и Панночка

Удивленный сотник пытается узнать, как дочь и Брут свели знакомство, но семинарист узнает ее лишь в гробу, поняв, что это ведьма, которую он проучил поленом. На поминках односельчане рассказывают истории о девушке, подмечая, что она была с чертовщинкой. На ночь семинариста оставляют наедине с гробом в церкви. Парень, очертив вокруг себя круг, начинает молиться. В полночь усопшая восстает, чтобы убить его.

Защитный круг не просто стал воплощением зоны комфорта, а оказался магическим оберегом, позволившим бурсаку спастись. Три ночи Хоме помогает выжить защитный символ. Неистовствуя, ведьма призывает Вия. Появившееся чудовище в окружении нечисти насмерть пугает Хому Брута. Пытавшиеся сбежать вурдалаки с криком петуха застревают в расщелинах церкви, после чего люди не решаются в нее входить.


Хома и Вий

Николай Васильевич Гоголь описывает фантастическое существо косолапым демоном с крепкими конечностями. Весь он осыпан землей, а лицо обрамляют огромные веки, ниспадающие до земли. В момент появления чудовища раздается волчий вой. Оно способно не убить взглядом, а устранить защиту, которую поддерживают славянские обереги. Герой произведения умирает не от взора монстра, а от страха перед ним.

Ужас перед Вием заставлял избегать его пробуждения. Даже темные силы обходят стороной и стараются не беспокоить чудовище. Существо является сосредоточием ненависти и вселенского гнева. Остальные эмоции ему неведомы. Вий не способен на самостоятельное передвижение. Ему способствуют вурдалаки, который тащат древнее божество и поднимают его веки.


Вий

Гоголь описывал своего героя как олицетворение всех подземных сил. Железные пальцы чудища олицетворяют металлические руды. Он обладатель невероятной природной силы. Способности Вия и Панночки перекликаются. Женщина видит, закрыв глаза, а монстр смотрит сквозь очерченный магический круг.

Место действия, которое автор выбрал для повествования, тоже необычно. Это церковь – проводник между миром живых и мертвых, пространство, становящееся посредником для существующих под солнцем и под землей. Описание церкви внушает трепет и ужас. Гоголь говорит о храме не как о святилище, а как о темном ветхом помещении, предназначенном для борьбы добра и зла.

Экранизации

Отечественный кинематограф предлагает аудитории не один фильм, снятый по сюжету произведения Николая Гоголя. Жанр картин – мистика, фантастика. Экранизации повести относятся к разным эпохам и позволяют проанализировать становление искусства спецэффектов в советском и российском кинопроизводстве.

В 1909 году вышла первая лента. Проект Василия Гончарова оказался первым фильмом ужасов, снятым в России. Это был немой короткометражный фильм. В 1916 году картину по «Вию» снял Владислав Старевич.


Вий в фильме 1967 года

Самым успешным и популярным киновоплощением сюжета, сочиненного Гоголем, стала картина 1967 года. Ее создали Константин Ершов и Георгий Кропачев, а в главных ролях выступили актеры Наталья Варлей и Леонид Куравлев. Постановщики сделали проект незабываемым и позволили прочувствовать слияние романтического и реалистичного начала, характерного для литературного произведения.

Лента считается классикой кинопостановки «Вия». Картину увидели в прокате 30 млн. советских зрителей, навсегда запомнивших летающий гроб Панночки. Гроб этот изготовили специально для съемок в трех экземплярах.


Вий в фильме 2014 года

В 2014 году презентован фильм-3D Олега Степченко «Вий», в котором участвовал Валерий Золотухин.

В 2021 году к героям гоголевских произведений обратился Егор Баранов. В 2021 году режиссер предложит вниманию публики ленту под названием «Гоголь. Вий». Роль писателя в фильме сыграет Александр Петров.

Прочтите 7 лучших рассказов Николая Гоголя Онлайн Николая Гоголя и Августа Немо

Издательство

Автор

Русский писатель Николай Гоголь родился 31 марта 1809 года в Сорочинцах, Украина. У Гоголя было сильное литературное воспитание: он выучил украинский и русский языки, его отец писал стихи и был драматургом-любителем, а в детстве Гоголь помогал ставить пьесы своего дяди. Он начал писать, когда учился в высшей художественной школе в Нежине, где получил прозвище « загадочный карлик». У него был темный и скрытный характер, он развил талант к подражанию и сатире, что в конечном итоге привело к его изгнанию из России. Его сатира была нетрадиционной и гораздо более сложной, чем его современники.

Гоголь изучал историю Украины, не получил звания профессора в Киевском университете, но в 1834 году он стал профессором истории средневековья Петербургского университета. Совершенно неподходящий для этой должности, Гоголь пропустил собственные лекции и симулировал зубную боль, чтобы не допрашивать собственных учеников.Он ушел в отставку в 1835 году и начал путешествовать по Германии, Швейцарии, Парижу, поселившись в Италии на двенадцать лет, где изучал искусство и оперу, общаясь с польскими и русскими эмигрантами и изгнанниками.

Гоголь считался великим сатириком, разоблачивавшим неблаговидные стороны царской России. Он намеревался написать продолжение к Dead Souls , как современный вариант «Божественной комедии», но в 1852 году он по ошибке сжег некоторые из своих рукописей, — розыгрыш, сыгранный над ним дьяволом. Гоголь, уже имеющий сомнительное здоровье, лег спать, отказался от еды и умер через девять дней.

Нос

I

25 МАРТА 18— в Санкт-Петербурге произошло очень странное происшествие. На Вознесенском проспекте жил цирюльник Иван Яковлевич. Он потерял свою фамилию, и на его вывеске, на которой была изображена голова джентльмена с намыленной щекой, была прочитана единственная надпись: « Кровопускание сделано здесь». В то утро он проснулся довольно рано. Почувствовав запах свежеиспеченного хлеба, он немного приподнялся в постели и увидел, что его жена, которая питала особые пристрастия к кофе, достала из духовки свежеиспеченный хлеб.

Сегодня Прасковна Осиповна, он сказал: Я не хочу кофе; Хочу свежую буханку с луком.

Болван может есть хлеб только, насколько я понимаю, сказала себе его жена; тогда у меня будет шанс выпить кофе. И она бросила буханку на стол.

Иван Яковлевич для приличия натянул пальто на рубашку, сел за стол, вытряхнул себе немного соли, приготовил две луковицы, принял серьезное выражение и стал резать хлеб. Разрезав буханку на две половинки, он посмотрел и, к своему великому удивлению, увидел, что в ней торчит что-то беловатое. Он осторожно проткнул его ножом и пощупал пальцем.

Довольно прочно! ‘ пробормотал он в бороду. Что это может быть?

Сунул палец и вытащил — нос! Иван Яковлевич сперва отпустил руки от явного удивления; потом он протер глаза и начал чувствовать это. Нос, настоящий нос; и, более того, это вроде нос знакомого! Тревога и ужас были изображены на лице Ивана; но эти чувства были незначительны по сравнению с отвращением, которое охватило его жену.

Чей ты нос отрезал, чудовище? она закричала, ее лицо покраснело от гнева. Мерзавец! Ты пьяница! Я сам сообщу о тебе в полицию! Такой негодяй! Многие покупатели рассказывали мне, что, брея их, вы так крепко держали их за нос, что они едва могли усидеть на месте.

«Но Иван Яковлевич был скорее мертв, чем жив; он сразу понял, что этот нос может принадлежать никому другому, кроме Ковалова, члена горкома, которого он бреет каждое воскресенье и среду.

Стоп, Прассковна Осиповна ! Я заверну его в ткань и положу в угол.Там он может оставаться пока; позже заберу.

«Нет, не там! Вынесу ли я ампутацию носа в своей комнате? Вы ничего не понимаете, кроме того, как натянуть бритву. Вы ничего не знаете об обязанностях и обязанностях респектабельного человека. Вы бродяга! ничего! Неужели я возьму на себя всю ответственность за тебя в милиции? Ах ты, мыльница! Болван! Убери, куда хочешь, но не дай мне остаться на глазах!

«Иван Яковлевич стоял ошеломленный. .Он думал и думал, но не знал, что думает.

Черт знает, как это случилось! сказал он наконец, почесывая затылок за ухом. Пришел ли я вчера домой пьяный или нет, я действительно не знаю; но, по всей вероятности, это довольно необычное явление, потому что буханка — это что-то испеченное, а нос — нечто иное. Я вообще ничего не понимаю. И молчал Иван Яковлевич. Мысль о том, что полиция может найти у него незаконное владение носом и арестовать его, лишила его всякого присутствия духа.Он уже начал видеть красный воротник с серебряной тесьмой и меч — и он весь дрожал.

Наконец он закончил одеваться и, под аккомпанемент настойчивых увещеваний своей супруги, завернул нос в ткань и вышел на улицу.

Он намеревался потерять его где-нибудь — либо у чьей-нибудь двери, либо на площади, либо в узком переулке; но именно тогда, чтобы завершить свое несчастье, его встретил знакомый, который засыпал его вопросами.

Здравствуйте, Иван Яковлевич! Кого ты будешь брить так рано утром? и т. Д., Так что он не мог найти подходящей возможности делать то, что хотел. Позже он все же позволил носу опуститься, но часовой налетел на него своей алебардой и сказал: Осторожно! Вы позволили чему-то упасть! и Ивану Яковлевичу пришлось поднять его и положить в карман.

Чувство отчаяния начало овладевать им; тем более, что улицы стали более многолюдными и купцы начали открывать свои магазины.Наконец он решил пойти к Исаакиевскому мосту, где, возможно, ему удастся сбросить его в Неву.

Но совесть меня немного тревожит, что я еще не дал каких-либо подробных сведений об Иване Яковлевиче, во многих отношениях уважаемом человеке.

Как всякий честный русский мещанин, Иван Яковлевич был ужасным пьяницей, и хотя он каждый день брил чужие лица, его собственные всегда были небритыми. Его пальто (он никогда не носил пальто) было довольно пестрым, т.е.е. он был черным, но стал коричневато-желтым; воротник был довольно блестящим, и вместо трех пуговиц были видны только нити, которыми они были застегнуты.

Иван Яковлевич был большим циником, и когда Ковалев, член горкома, сказал ему по обычаю бриться: Руки всегда пахнут, Иван Яковлевич тот ответил: Чем они пахнут из? Не знаю, дружище, но пахнут очень сильно. Иван Яковлевич, нюхая табак, в отместку принимался намыливать ему щеку, верхнюю губу, за ушами, подбородок и везде.

Этот достойный человек теперь стоял на Исаакиевском мосту. Сначала он огляделся, потом облокотился на перила мостика, как будто хотел посмотреть вниз и посмотреть, сколько рыб проплывает мимо, и тайком бросил в воду нос, завернутый в кусок ткани. . Он почувствовал, как будто с него сняли тонну груза, и весело рассмеялся.Однако вместо того, чтобы побрить кого-либо из чиновников, он направился к зданию, на вывеске которого была надпись Здесь подавали чай, чтобы выпить стакан пунша, как вдруг он увидел другого В конце моста полицейский инспектор внушительной наружности, с длинными бакенбардами, треугольной шляпой и мечом, свисающим сбоку. Он чуть не потерял сознание; но инспектор полиции поманил его рукой и сказал: Иди сюда, мой дорогой сэр.

Иван Яковлевич, зная, как вести себя по-джентльменски, быстро снял шляпу, подошел к инспектору милиции и сказал: Надеюсь, вы здоровы.

Неважно о моем здоровье. Расскажи мне, друг мой, почему ты стоял на мосту.

Ей-богу, милостивый сэр, я шел к своим покупателям и смотрел только вниз, чтобы увидеть, быстро ли течет река.

Это ложь! Так из этого не выйдешь. Признайтесь правду.

Я готов бриться вашей светлости два, а то и три раза в неделю бесплатно, — ответил Иван Яковлевич.

Нет, друг мой, не туши себя! Мною уже заняты три парикмахера, и я считаю большой честью то, что я позволил им показать мне свое мастерство.А теперь покончим с этим! Что ты делал там ?

Иван Яковлевич побледнел. Но тут странный эпизод растворяется в тумане, и что дальше произошло, неизвестно.

II

КОВАЛОФФ, ЧЛЕН горкома, проснулся в то утро довольно рано и издал жужжащий звук — брр! Брр! — через его губы, как всегда, хотя он не мог сказать почему. Он потянулся и сказал своему камердинеру дать ему маленькое зеркало, которое стояло на столе.Ему хотелось посмотреть на кипение, появившееся у него на носу накануне вечером; но, к своему великому удивлению, он увидел, что вместо носа у него на лице совершенно гладкая пустота. Тщательно встревоженный, он приказал принести воды и протер глаза полотенцем. Конечно же, у него больше не было носа! Затем он вскочил с кровати и сильно встряхнулся! Нет, больше нет носа! Он оделся и сразу пошел к суперинтенданту полиции.

Но прежде чем идти дальше, мы обязательно должны дать читателю некоторую информацию о Ковалове, чтобы он знал, что за человек на самом деле был этот член горкома.Этих членов комиссии, получивших это звание благодаря свидетельствам об обучении, нельзя сравнивать с членами комиссии, назначенными для Кавказского округа, которые представляют собой совсем другой тип. Ученый комитетчик, но Россия — такая замечательная страна, что когда говорят об одном члене комитета, все остальные от Эйги до Камщатки относят это к себе. То же самое и со всеми остальными титулованными чиновниками. Ковалов был членом кавказского комитета двумя годами ранее и не мог забыть, что занимал эту должность; но, чтобы повысить свою значимость, он никогда не называл себя членом комитета , а Major.

Послушай, моя дорогая, он говорил, когда встречал на улице старуху, продававшую манишки; зайти ко мне в дом на Садовой и спросить: «Здесь живет майор Ковалов?» Любой ребенок может сказать вам, где это.

Соответственно будем называть его будущим майором Коваловым. У него был обычай ежедневно гулять по Нефскому проспекту. Воротник его рубашки всегда был на удивление чистым и жестким. У него были усы того же стиля, что и у губернаторов округов, архитекторов и полковых врачей; Одним словом, все те, у кого полные красные щеки и хорошо играют в вист.Эти усы растут прямо через щеку к носу.

Майор Ковалов носил несколько печатей, на некоторых из которых были выгравированы гербовые знаки, а на других — названия дней недели. Он приехал в Петербург с целью получить какую-нибудь должность, соответствующую его рангу, если возможно, звание вице-губернатора провинции; но он был готов довольствоваться делом судебного пристава того или иного ведомства. К тому же он был не против жениться, а только на такой даме, которая могла принести с собой приданое в двести тысяч рублей.Соответственно, читатель может сам судить, какие у него были ощущения, когда он обнаружил на своем лице вместо довольно симметричного носа широкую плоскую пустоту.

Чтобы увеличить его несчастье, на улице не было видно ни одной дрожки, и поэтому он был вынужден идти пешком. Он закутался в плащ и поднес платок к лицу, как будто из носа текла кровь. Но, возможно, это все только мое воображение; «Невозможно, чтобы нос так глупо отвисал», — подумал он и зашел в кондитерскую, чтобы посмотреть в зеркало.

К счастью, в магазине не было покупателя; только мелкие продавцы чистили его и поправляли стулья и столы. Другие с сонными лицами несли на подносах свежие пирожные, а вчерашние газеты, испачканные кофе, все еще валялись. Слава богу, здесь никого нет! он сказал себе. Теперь я могу неспешно посмотреть на себя.

Он осторожно подошел к зеркалу и посмотрел.

Какое адское лицо! «» — воскликнул он и с отвращением сплюнул. Если бы вместо носа было что-то, а совсем ничего нет.

Он с досадой закусил губы, ушел от кондитера и решил, вопреки своей привычке, не смотреть и не улыбаться никому на улице. Вдруг он остановился, словно прирос к тому месту перед дверью, где произошло нечто необычное. У входа остановился экипаж; Дверь кареты открылась, вышел господин в форме и поспешил вверх по ступенькам. Как велик был ужас и изумление Ковалова, когда он увидел, что это его собственный нос!

При этом необыкновенном зрелище все, казалось, повернулось вместе с ним.Ему казалось, что он с трудом держится на ногах; но, хотя весь дрожал, как от лихорадки, он решил подождать, пока нос вернется в карету. Примерно через две минуты нос снова вышел наружу. На нем была расшитая золотом форма с жестким высоким воротником, брюки из замши и меч сбоку. Шляпа, украшенная плюмажем, свидетельствовала о чине статского советника. Было очевидно, что он заплатил дежурных вызовов. Огляделся по сторонам, окликнул кучера Ехать дальше, и сел в экипаж, который уехал.

Бедный Ковалов чуть не потерял рассудок. Он не знал, что думать об этой необычной процедуре. И в самом деле, как могло случиться, что нос, который еще вчера был у него на лице и который не мог ни ходить, ни водить машину, носил форму? Он побежал за экипажем, который, к счастью, остановился недалеко от Большого базара в Москве. Он поспешил к нему и протиснулся сквозь толпу женщин-нищих со связанными лицами, оставив только два отверстия для глаз, над которыми он раньше так часто развлекался.

Перед Базаром было всего несколько человек. Ковалов был так взволнован, что ни с чем не мог решиться, и всюду искал нос. Наконец он увидел его перед магазином. Казалось, он наполовину уткнулся в жесткий воротник и внимательно осматривал выставленные изделия.

Как я могу это получить? «» — подумал Ковалов. Все — форма, шляпа и т. Д. — показывают, что это статский советник. Как, черт возьми, это случилось?

Он начал незаметно кашлять возле нее, но нос не обратил на него ни малейшего внимания. Достопочтенный сэр, сказал наконец Ковалов, набравшись храбрости, достопочтенный сэр.

Чего вы хотите? спросил нос и обернулся.

Мне кажется странным, уважаемый сэр — вы должны знать, где вы находитесь — и я внезапно нахожу вас — где? Судите сами.

Простите, я не понимаю, о чем вы говорите. Объясняйтесь более внятно.

Как мне объяснить ему мои мысли? Затем, набравшись храбрости, он продолжил: Естественно, к тому же я майор.Согласитесь, мне не подобает ходить без носа. Старая женщина-яблоко на мосту Вознесения может заниматься своим делом и без него, но так как я ищу почту; кроме того, во многих домах я знаком с женщинами высокого положения — госпожой Чектыревой, женой статского советника, и многими другими. Итак, вы видите — я не знаю, уважаемый сэр, что вы — (тут майор пожал плечами). Простите меня; если рассматривать дело с точки зрения долга и чести — сами поймете —

Ничего не понимаю, ответил носом. Повторяю, поясняйтесь, пожалуйста, более внятно.

Достопочтенный сэр, сказал Ковалов с достоинством: «Я не знаю, как я должен понимать ваши слова. Мне кажется, что вопрос предельно ясен. нос!

Нос посмотрел на майора и наморщил лоб. Вот вы ошибаетесь, уважаемый сэр; я сам. Кроме того, между нами не может быть близких отношений. Судя по пуговицам вашего мундира, вы должны быть в совершенно другом отделе, чем мой. Так сказав, нос отвернулся.

Ковалов был полностью озадачен; он не знал, что делать, и тем более что думать. В этот момент он услышал приятный шелест дамского платья, и к нему подошла пожилая дама, одетая в несколько кружев, а рядом с ней ее изящная дочь в белом платье, выгодно подчеркивающем ее стройную фигуру, и в легкой соломе. шапка. За дамами шел высокий лакей с длинными бакенбардами.

Ковалов сделал несколько шагов, поправил батистовый воротник, наложил печати на маленькой золотой цепочке и с улыбкой посмотрел на изящную даму, которая, как весенний цветок, слегка поклонилась и подняла на лоб свою маленькая белая рука с прозрачными пальцами.Он улыбнулся еще больше, когда увидел под полями ее шляпы ее маленький круглый подбородок и часть щеки, слегка окрашенную в розовый цвет. Но внезапно он отскочил назад, как будто его опалили. Он вспомнил, что вместо носа у него ничего не было, кроме абсолютной пустоты, и на глаза навернулись слезы. Он обернулся, чтобы сказать джентльмену в форме, что он всего лишь статский советник с виду, но на самом деле негодяй и негодяй, и ничего больше, кроме собственного носа; но носа уже не было.У него было время уйти, несомненно, чтобы продолжить свои визиты.

Его исчезновение повергло Ковалова в отчаяние. Он вернулся и постоял минуту под колоннадой, оглядываясь со всех сторон в надежде увидеть где-нибудь нос. Он очень хорошо помнил, что на нем была шляпа с пером и вышитая золотом форма; но он не заметил ни формы плаща, ни цвета экипажей и лошадей, ни даже того, стоит ли за ним лакей, и если да, то в какой ливрее он был одет.Более того, проезжало так много экипажей, что их было бы трудно узнать, и даже если бы он это сделал, не было бы никаких средств остановить его.

День выдался ясный и солнечный. Огромная толпа ходила взад и вперед по Нефскому проспекту; пестрый поток дам тек по тротуару. Был его знакомый, тайный советник, которого он привык использовать в стиле General, , особенно когда присутствовали посторонние. Был Ярыгин, его близкий друг, вечно проигрывающий по вечерам в вист; и тут к нему поманил другой майор, получивший звание комиссара на Кавказе.

Иди на двойку! сказал Ковалов sotto voce . ‘ ‘ Здравствуй ! кучер, отвези меня прямо к начальнику полиции. Сказав так, сел в дрожки и продолжал все время кричать на кучера Драйв жестко! «

Смотритель полиции дома? он спросил, входя в переднюю.

Нет, сэр, ответил носильщику, он только что вышел.

Ах, как я и думал!

Да, продолжил носильщик, он только что вышел; если бы вы были моментом раньше, вы бы, наверное, его поймали.

Ковалов, все еще прижимая к лицу носовой платок, снова вошел в дрожки и отчаянно закричал: «Езжайте!

Где?» — спросил кучер.

Сразу!

Но как? Здесь есть перекрестки. Мне идти направо или налево?

Этот вопрос заставил Ковалова задуматься. В его ситуации было необходимо обратиться в полицию; не потому, что дело имело прямое отношение к ним, а потому, что они действовали более оперативно, чем другие власти.Что касается требования каких-либо объяснений от отдела, которому, по его утверждениям, принадлежит нос, то это, по его мнению, было бесполезным, поскольку ответы этого джентльмена показали, что он не считал ничего священным и с такой же вероятностью мог солгать в этом вопросе. как будто он никогда не видел Ковалова.

Но как только он собирался приказать кучеру ехать в полицейский участок, ему пришла в голову мысль, что этот негодяй, который при их первой встрече так нелояльно вел себя по отношению к нему, может, пользуясь задержкой, тайно покинуть город; и тогда все его поиски будут напрасными или могут длиться больше месяца.В конце концов, словно посетивший его с небесным вдохновением, он решил пойти прямо в рекламный офис и объявить о потере своего носа, подробно описав все его отличительные характеристики, чтобы любой, кто его обнаружил, мог сразу же донести его до него. , или, по крайней мере, сообщить ему, где он жил. Решившись на этот курс, он приказал кучеру ехать в офис рекламы и всю дорогу продолжал бить его кулаком в спину — Быстрее, негодяй! быстрый !

Да, сэр! ответил кучер, хлестнув своей косматой лошади поводьями.

Наконец они прибыли, и Ковалов, запыхавшись, ворвался в маленькую комнатку, где седой чиновник в старом пальто и в очках на носу сидел за столом, держа ручку в зубах и считая кучу. медных монет.

Кто видит здесь рекламу? воскликнул Ковалов.

К вашим услугам, сэр, ответил седовласому чиновнику, подняв глаза и снова устремив глаза на груду монет перед ним.- Рамка.

Лакей, расшитый серебром сюртук, свидетельствовал о том, что он служил в одном из дворянских домов, стоял у стола с запиской в ​​руке и говорил живым тоном, чтобы показать себя общительным. Вы не поверите, сэр, эта собачка и в самом деле не стоит двадцати четырех копеек, и я, со своей стороны, не дал бы за нее ни гроша; но графиня уже не обращает на это внимания и предлагает вознаграждение в сто рублей тому, кто ее найдет.По правде говоря, вкусы этих людей сильно отличаются от наших; они не прочь дать пятьсот или тысячу рублей за пуделя или пойнтера, если он хороший.

Чиновник с серьезным видом слушал, подсчитывая количество букв, содержащихся в записке. По обе стороны стола стояли горничные, клерки и носильщики с записями. Автор одного из них хотел продать барыш, который был привезен из Парижа в 1814 году и использовался очень мало; другие хотели избавиться от сильных дрожок, которым нужна была одна пружина, от энергичной лошади семнадцати лет и т. д.Помещение, где собрались эти люди, было очень маленьким, и воздух был очень тесным; но Ковалов не пострадал от этого, потому что он прикрыл лицо платком, и потому что сам его нос был неведомо откуда.

Сэр, позвольте мне спросить вас — я очень тороплюсь, наконец сказал он нетерпеливо.

«Через мгновение! В

В ожидании Гоголя» — The New York Times

В своеобразном исследовании Гоголя 1944 года Владимир Набоков навсегда связал «Мертвые души» с русским словом пошлость, существительное, которое трудно подобрать. перевод, но предполагает вульгарное и банальное — «ложно важное, ложно красивое, ложно умное».В этом отношении «Мертвые души» — это роман, имеющий не столько отношение к России, сколько к недостаткам человеческого характера.

В той же книге Набоков радостно предал огню все существующие переводы «Мертвых душ», кроме перевода Герни. Вышло новое издание работы Герни, тщательно отредактированное Сюзанной Фуссо, доцентом русского языка в Уэслианском университете. (Герни, владелец книжного магазина в Нью-Йорке и писатель-фантаст, умер в 1979 году.) По совпадению, у нас в то же время есть свежий перевод, сделанный мужем и женой Ричардом Пивером и Ларисой Волохонски, чьи блестящие переводы » Братья Карамазовы » открыла новые горизонты для англоязычных читателей Достоевского в 1990 году.

По большей части все эти переводчики хорошо служат своему автору. Обе версии романа живые и забавные, они увлечены поиском неуловимых, разносторонних метафор Гоголя. И все же оба часто натыкаются на барьер непонимания. «Что скажешь, доехало бы это колесо до Москвы, если бы так случилось, или нет?» — спрашивает на первой же странице крестьянин Певеар-Волохонский у другого, любуясь проезжающим экипажем Чичикова. Позже, в Герни-Фуссо, Чичиков понял, что приехал на ярмарку в глушь.«В этих архаичных солецизмах, неуловимо звучащих по-британски, мы слышим призрак Констанции Гарнетт, выдающейся переводчицы русской литературы в викторианском стиле, которая все еще гремит своими цепями.

Как пожизненный студент, изучающий русский язык, и притом посредственный, я могу засвидетельствовать трудности его перевода — но я не могу не получать подлое удовольствие, наблюдая за тем, как профессиональные мухи лопаются. В томе Певеар-Волохонского помещика, некоего Тентетникова, описывается как «не хорошее и не плохое существо, а просто прожигатель дневного света».Метафора далеко не простая, но довольно непрозрачная. Он преломлен от гоголевского «коптитель неба», существительной формы общеупотребительной идиомы, которая буквально означает «курить небо». То есть буквально ничего не значит. Книга Герни-Фуссо не лучше, называя Тентетникова «парнем, который ползет между землей и небом». Чтобы понять, что Тентетников просто «бездельник», нужно обратиться либо к переводу Дэвида Магаршака 1961 года, либо к Оксфордскому русско-английскому словарю.

Гоголь представлял «Мертвые души» как первую часть чрезвычайно амбициозной трилогии: «В ней появится вся Россия!» — пообещал он.В течение последнего десятилетия его жизни эта навязчивая идея затянула его в трясину религиозного мистицизма, когда он изо всех сил пытался вести хронику падения и искупления Чичикова. Комментируя сохранившиеся черновики второго тома, г-н Пивер говорит: «Хотя мы видим, куда Гоголь стремился идти, мы находимся на

Вий — AbeBooks

в мягкой обложке. Состояние: Новое. Проиллюстрировано. Язык: испанский. Совершенно новая книга. «Эль Вий» — это один из самых известных произведений, посвященных террор менос коноцидос, один из лучших стихов русского маэстро, Николай Гоголь.Esta edicin includes doce ilustraciones realizadas para la misma. Publicado por primera vez en 1835, «Гоголь воссоздает новую интерпретацию с маэстрой лас вдохновляющих людей в традициях украинского языка», «Llegando a ser reprobado por la crtica por la realista descripcin de los monstruos infernales». Tres jvenes estudiantes de Kiev parten de la ciudad para pasar las vacaciones de julio. Perdidos en el bosque, finalmente llegan a una alquera dnde pasar la noche. Pero Jom Brut, семинарист, tiene un horroroso encuentro con una bruja, a la que consigue dejar moribunda.Госпожа Тард сер обязгадо в резар дюранте тррес ночес деланте дель атад де уна белла ховен фаллецида ан мистериозас циркунстанциас. Aunque el Seminarista desea huir, los cosacos al servicio de la fallecida, no le dejan otra opcin que encerrarse a solas en la iglesia junto al atad de la muerte dnde pasar tres noches Terrorficas. Escrito con la normal rica prosa de Gogol, «El Viy» no es slo un cuento sobrenatural, sino tambin un отражения фольклора и ла vida en la Ucrania de la poca, aunando lo fantstico con lo cotidiano.Narrado con tal maestra, que el monstruo que da nombre al relato ,ventado por el autor, se ha convertido en una ms de las criaturas mticas eslavas. * Николай Гоголь (1809-1852) fue uno de los escritores rusos ms controvertidos y admirados de la poca. Polmico y enfermizo, sus obras siempre fueron ms all de lo que l mismo pretenda, convirtindose en maestro de un realismo incesantemente perturbado por arrebatos fantsticos, alucinaciones e infernales pesadillas. Si Pushkin sienta las base de la originalidad literaria rusa, las perfecciona, y a la categora de obra maestra.Original y compulsivo, brillante y contradictorio, Гоголь ha escrito news y relatos que son imprescindibles para la comprensin del Siglo de Oro de las letras rusas. En l se armonizan todas las fuentes; su prosa y sus inolvidables personajes marcan, con meridiana Claridad, el camino que debern seguir Turgueniev, Dostoyevsky y Chejov.

Николай Гоголь: билеты в Шинель, вс, 5 сентября 2021 г., 19:30

Русский Художественный Театр и Студия — отмеченная наградами некоммерческая театральная компания 501 (c), основанная с миссией сохранять, продвигать и развивать российское искусство, культуру и наследие посредством высококачественных театральных постановок.Возглавляемый всемирно известным российским режиссером Алексеем Бураго, ТРАТС поставил многочисленные спектакли для театрального сообщества Нью-Йорка, в том числе произведения Пушкина, Гоголя, Чехова, Горького, Булгакова, Бунина и многих других. Для получения дополнительной информации посетите наш сайт www.russiantheater.org.

ПРОШЛОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Прошедшие спектакли Русского художественного театра и студии: Чайка , Враги народа , Дядя Ваня, Медведь, Лебединая песня, Мастер Михаила Булгакова и Маргарита Или, Дьявол приходит в Москву, Преступление и наказание, Аллея чудес, Дом курьезов, Билли Боб кипит море, Мой дядя Чехов, Дама с собачкой с шутками и счастливым концом , и Три сестры .

О ДИРЕКТОРЕ

Алексей Бураго — художественный руководитель Русского художественного театра и студии, выпускник Московской академии театрального искусства (ГИТИС), где учился у всемирно известного театрального режиссера Петра Фоменко. Работа Алексея как театрального артиста вызвала его выступления на сценах по всему миру, включая Шотландию, Данию, Мексику, Турцию и Японию.

В России он поставил произведения для многих государственных театров, включая Театр молодежи, Театр Пушкина и Театр «Балтийский дом».Спектакль Алексея « Beyond Recognition » состоялся в Эрмитажном театре, где его тираж был аншлаговым, и он получил восторженные отзывы. В Нью-Йорке Алексей поставил более сорока спектаклей. Его последняя работа « Дама с собачкой, с шутками и счастливым концом» прошлым летом разыграла аншлаг в Пушкинском зале, где располагается Русский Художественный театр и студия.

Режиссерская работа Алексея отмечена наградами как в Нью-Йорке, так и за рубежом, в том числе в номинации «Лучшая персональная выставка 2010» на Международном объединенном сольном фестивале .В России он получил награду за лучшую режиссуру на Московском ежегодном фестивале классической пьесы , а также на Санкт-Петербургском фестивале комедии . Помимо преподавания в Лаборатории русского театра и игры Чехова в Русском художественном театре и студии, Алексей также преподает в HB Studio и является резидентом Билькентского университета в Анкаре, Турция.

Дом Гоголя — Мемориальный музей и научная библиотека

О библиотеке

Сегодня читателями Гоголевской библиотеки в основном являются молодые люди от 18 до 30 лет — они составляют около 80% пользователей.Большинство из них — студенты различных гуманитарных вузов Москвы. При формировании фондов библиотека ориентируется на потребности этой аудитории, а также специалистов, занимающихся исследованием литературного наследия Гоголя. После реставрации Дома Гоголя в читательских залах сочетаются детали и мотивы интерьера XIX века с современным оборудованием и технологиями.

Книжные фонды Дома Гоголя имеют гуманитарную специализацию. Это связано с научной деятельностью Мемориального центра и его сотрудничеством с гуманитарными университетами, расположенными в историческом центре Москвы, в доме Гоголя.В манежи и в службах распространения и доступа можно найти книги по философии, литературоведению, психологии, религиозной литературе и художественной литературе. Особое внимание уделяется редакциям текстов и материалов Гоголя, связанных с его жизнью и творчеством.

Базовые услуги — бесплатно; дополнительные услуги частично бесплатны, а частично платны. Услуги получаются как на месте, так и удаленно.

Согласно Уставу Гоголевского дома нет ограничений по услугам и льгот.

Согласно Условиям использования, пользователем может быть любое лицо от 14 лет и старше.

+7 495 691-12-40 — Услуги обращения и доступа

+7 495 691-83-75 — нотно-музыкальный отдел

+7 495 695-81-96 — Читальный зал

+7 495 690-58-81 — Справочно-библиографический отдел (info@domgogolya.ru)

Источники

Фонд Гоголевского дома насчитывает примерно четверть миллиона единиц хранения.Он универсален по содержанию и типам изданий: в наших каталогах читатель может найти книги, журналы, газеты по всем областям знаний. Поскольку библиотека является мемориальной и связана с личностью Н.В. Гоголя, особое внимание уделяется гуманитарным изданиям, текстам и материалам Н.В. Гоголя, связанным с его жизнью и творчеством.

Книжное собрание Гоголяна включает издания произведений Н.В. языков.Основу коллекции составляют несколько сотен редких книг XIX века.

Информационно-поисковый отдел поможет найти необходимые издания и подобрать литературу в определенной области.

Электронный каталог находится на сайте Дома Гоголя и состоит из нескольких баз данных:

Основной каталог (в него входят все книги, заметки, аудиокниги, статьи из музыкальных журналов)

Гоголяна (книги из собрания Гоголяна, статьи из сборников и периодических изданий по гоголеведению)

The Vocals (ноты к вокальным произведениям, входящие в авторские и тематические дайджесты и серийные издания)

Статьи (статьи из журналов, кроме музыкальных — см. В Основном каталоге)

Поиск с помощью Электронного каталога дает читателю возможность найти необходимые издания с минимально доступным объемом информации, выбрать литературу по определенной тематике, найти материалы из сборников и периодических изданий.Для удобства посетителей в каждом отделе размещены специальные компьютеры для работы с Каталогом. Во время посещения Дома Гоголя сотрудники охотно проконсультируют и помогут посетителям с поиском в Электронном каталоге.

Сохранение фонда — одна из центральных задач библиотеки, особенно когда в ней хранятся уникальные старинные издания. Приоритет в этой работе отдается тем секциям, которые играют ведущую роль в деятельности Гоголевского Дома. Важнейшее из них — изучение и популяризация Н.Жизнь и творчество В. Гоголя. Для сохранения уникальной книжной коллекции Гоголяны редкие и ценные издания передаются на цифровые носители — доступны в читальном зале. Часть оцифрованных изданий представлена ​​на сайте в разделе Гоголевского архива и находится в свободном доступе.

Нотный отдел Дома Гоголя содержит редкие дайджесты классических произведений (Бах, Бетховен, Моцарт, Шопен, Мендельсон) и оперных клавишных инструментов, изданные в период с середины 19 века до начала 20 века российскими и зарубежными издательствами.Хранение этих документов возможно благодаря системе оцифровки текстов заметок и хорошо организованному поиску. Электронные версии редких музыкальных изданий делают их доступными для пользователей. Часть из них представлена ​​в разделе «Новый архив» сайта и находится в свободном доступе.

Читальный зал Дома Гоголя предоставляет посетителям возможность доступа к удаленным электронным источникам:

Национальная электронная библиотека (НЭБ). Объединяет фонды публичных федеральных, региональных, муниципальных библиотек России, а также научных библиотек и организаций образования, а также правообладателей.NEL видит свою главную цель в том, чтобы предоставить гражданам России доступ ко всем изданиям и научным работам, хранящимся в российских библиотеках, от памятников культуры и истории до современных работ.

Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина. Федеральное электронное хранилище электронных копий важнейших документов по истории, теории и практике русской государственности и русского языка, хранящихся в фондах ведущих архивов и библиотек России. Частично фонды Президентской библиотеки представлены на сайте www.prlib.ru. Доступ ко всем фондам можно получить в Удаленном читальном зале Президентской библиотеки, который находится в Читальном зале Дома Гоголя.

Мобильная библиотека литров. Компания « литра» — лидер по распространению лицензионных электронных книг в России и странах СНГ. Здесь собрано более ста тысяч художественных, научно-популярных и учебных произведений литературы. Чтобы первым читать все новейшие книги и бестселлеры, необходимо получить персональный логин / пароль в службе обращения и доступа или в читальном зале.

База данных EastView. Электронные версии журналов и газет: центральная пресса России, издания по общественно-гуманитарным, естественным и техническим наукам, по библиотечному делу и информационному обслуживанию, Вестник МГУ. Доступны не только новые выпуски, но и архивы. Пользователи могут сохранять необходимые номера страниц и делать закладки.

Школьный портал Biblioschool. Сборник интерактивных пособий и книг по школьной программе. Коллекции классифицируются по школьным предметам и оценкам.Тексты сопровождаются обучающими видеороликами и схемами, анимацией и интерактивными тестовыми заданиями. На портале также размещена художественная литература для чтения после уроков, а также аудиокниги и методическая литература для учителей.

Библиотека научной литературы. Полнотекстовая база научно-популярных изданий. Электронная библиотека для отдыха, образования и бизнеса. Включает в себя научную и учебную литературу, издания по саморазвитию и интеллектуальному прохождению времени.

Электронные библиотечные системы ПИС книги. Электронная библиотека с литературой для высшего образования и самообразования. Важный источник образования с доступом к учебным и научным изданиям, периодическим изданиям и аудиокнигам.

АРТ-ПОРТАЛ. Мировая художественная культура. Один из самых обширных интернет-каталогов произведений искусства из музеев мира. Фотографии картин, памятников архитектуры, скульптуры и других арт-объектов без водяных знаков. Биографии художников, скульпторов и других деятелей искусства.Описания произведений искусства и рассказы об их создании. Ежемесячно добавляется 100 новых изображений, статей и объектов.

Условия использования

Читателем библиотеки может стать любой человек от 14 лет и старше (однако для вывоза книг из библиотеки потребуется регистрация в Москве). Для регистрации в библиотеке потребуется паспорт (или другой документ, удостоверяющий личность) и фотография 3х4 (для библиотечного билета).

Читатель должен предъявить читательский билет при заказе и получении изданий и сообщить Библиотеке в случае его утери.

Editions можно забрать домой не дольше месяца. Срок может быть продлен дважды по телефону.

Читателю следует внимательно относиться к взятым из Библиотечного фонда документам и вовремя возвращать их; Также нельзя вмешиваться в систему хранения книг в отделах с открытым доступом.

В случае каких-либо ошибок в редакциях читатель должен сообщить об этом персоналу, прежде чем забирать их, в противном случае он будет нести ответственность за эти ошибки.

В случае повреждения или потери книги читатель должен заменить ее той же книгой или другой книгой, которую персонал считает эквивалентной.

Продлить взятые из библиотеки издания или проконсультироваться о наличии необходимой литературы можно по телефонам:

Служба обращения и доступа: +7 (495) 691-12-40

Нотно-музыкальный отдел: +7 (495) 691-83-75

Узнать о предстоящих мероприятиях и экскурсиях можно в Справочно-библиографическом отделе: +7 (495) 690-58-81

Ошибка страницы не найдена, слышен.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • По Каролина Девушка на 10-12-19

Николай Гоголь и русский сюрреализм

Николай Гоголь (1809-1852)

4 марта 1852 года ушел из жизни русский писатель Николай Васильевич Гоголь , чей роман Мертвые души ( Мертвых душ ) и рассказ « Шинель » (« Шинель ») считаются основополагающими. великой традиции русского реализма XIX века.Однако более поздние критики обнаружили в его работах по существу романтическую чувствительность с элементами сюрреализма и гротеска.

«В каком унылом мире мы живем, господа».
— Николай Гоголь, Как поссорились два Ивана (1835)

Ранние годы

Николай Гоголь родился в украинском казачьем селе Сорочинцы, в Полтавской губернии Российской империи, на территории современной Украины, как первый сын своего отца Василия Гоголя-Яновского, потомка украинского казачества, который умер, когда Гоголю было 15 лет. старый, и его мать Леонтий Косяровский.Его семья принадлежала к «мелкой шляхте», и украинская деревня с ее колоритным крестьянством, казачьими традициями и богатым фольклором составляла основу детства Гоголя [1]. Хотя его настоящая фамилия была Яновский, дед называл своих благородных казацких предков именем Гоголь. В 1820 году Гоголь поступил в высшее художественное училище в Нежине и оставался там до 1828 года. Именно там он начал писать. Он не пользовался популярностью среди одноклассников, которые называли его своим «таинственным карликом».Очень рано у него развился мрачный и скрытный характер, отмеченный болезненным самосознанием и безграничными амбициями.

Клятва никогда больше не писать стихи…

В 1828 году, окончив школу, Гоголь приехал в Санкт-Петербург, надеясь поступить на государственную службу, но вскоре обнаружил, что без денег и связей ему придется упорно бороться, чтобы заработать себе на жизнь. Он надеялся на литературную славу и привез с собой посредственную сентиментально-идиллическую поэму о немецкой идиллической жизни — Hans Küchelgarten , которую он написал в средней школе.Журналы, в которые он ее отправлял, почти повсюду высмеивали. Он купил все экземпляры и уничтожил их, поклявшись никогда больше не писать стихов, и подумывал эмигрировать в Соединенные Штаты.

Литературная аристократия

Гоголь был в контакте с «литературной аристократией», опубликовал рассказ в книге Антона Дельвига « Северные цветы », а в 1831 году был представлен Пушкину. Между тем Гоголь изредка писал для периодических изданий, спасаясь от детских воспоминаний об Украине.Он записал на бумагу то, что он помнил о солнечных пейзажах, крестьянах и шумных деревенских парнях, а также рассказал сказки о дьяволах, ведьмах и других демонических или фантастических агентах, которые оживляют украинский фольклор. Таким образом, романтические истории прошлого смешались с реалистичными событиями настоящего: вечеров на хуторе близ Диканьки (1831-32), Миргород (1835), Арабески (1835) [1].

«По мере чтения он становился все более и более меланхоличным и в конце концов стал совсем хмурым.По окончании чтения он произнес печальным голосом: «Боже, как печальна наша Россия!»
— Николай Гоголь, Об Александре Пушкине в четырех письмах о мертвых душах (1843)

Тарас Бульба и история Украины

В это время Гоголь увлекся украинской историей и пытался устроиться на исторический факультет Киевского университета. Несмотря на поддержку Пушкина и Сергея Уварова, российского министра образования, его назначение было заблокировано киевским чиновником на том основании, что Гоголь был неквалифицирован.Его художественный рассказ Тарас Бульба , основанный на истории украинского казачества, был результатом этого этапа в его интересах.

Профессор без квалификации

В 1834 году Гоголь был назначен доцентом кафедры истории средневековья Петербургского университета, для чего он не имел квалификации. Он сыграл достаточно смехотворный спектакль, чтобы заслужить сатирическую трактовку в одном из его рассказов. После вводной лекции, состоящей из блестящих обобщений, которые «историк» предусмотрительно подготовил и выучил наизусть, он отказался от всяких претензий на эрудицию и преподавание, пропустил две лекции из трех, а когда все же появился, то пробормотал что-то невнятное сквозь зубы.На выпускном экзамене он сидел в полной тишине, обернув голову черным платком, имитируя зубную боль, в то время как другой профессор допрашивал студентов. Неудивительно, что через год он уже покинул эту должность.

Дневник безумца

В петербургских рассказах Гоголя преобладает агрессивный реализм романтика, который не может ни приспособиться к миру, ни уйти от него и потому тем более стремится разоблачить его пошлость и зло. В « Дневник сумасшедшего » герой — совершенно разочарованный офисный работник, который находит компенсацию в мании величия и попадает в сумасшедший дом.В другом рассказе «, Невский проспект, » трагический романтик-мечтатель противопоставляется авантюристу-пошляку. [1] Эти истории начали исследовать темы отчуждения и психической нестабильности, противопоставленные модной жизни и византийской бесчеловечности государственной бюрократии, которые он развил в своих самых известных рассказах Нос (1836) и Пальто (1842 г.). [2]

«Джентльмен, развалившийся в шезлонге, не был ни лихо красивым, ни невыносимо уродливым, ни слишком толстым, ни все же слишком худым; нельзя было утверждать, что он был стар, но он и не был юным.Его прибытие в город не вызвало особого шума и не было отмечено чем-то необычным ».
— Николай Гоголь, Мертвые души (1842), Глава I

Путешествие

Хотя он достиг литературного успеха, которого он жаждал, и восхищался критиками и читателями в равной степени, Гоголь не нашел особого личного счастья. С 1836 по 1848 год Гоголь жил за границей, путешествуя по Германии и Швейцарии. Гоголь провел зиму 1836–37 в Париже среди русских эмигрантов и польских ссыльных, часто встречаясь с польскими поэтами Адамом Мицкевичем и Богданом Залески.В конце концов он поселился в Риме. Он изучал искусство, читал итальянскую литературу и полюбил оперу. Смерть Пушкина в 1837 году произвела на Гоголя сильное впечатление.

Мертвые души

Его основным произведением в годы после смерти Пушкина была сатирическая эпопея Мертвые души , которую многие считают первым «современным» русским романом и призывом к реформе и свободе крепостных. После триумфа « Мертвых душ » современники Гоголя стали считать его великим сатириком, высмеивающим неблаговидные стороны царской России.Вряд ли они знали, что Dead Souls было всего лишь первой частью запланированного современного аналога The Divine Comedy Данте. [4] Первая часть представляла Inferno ; вторая часть будет изображать постепенное очищение и преобразование негодяя Чичикова под влиянием добродетельных мытарей и правителей — Чистилище .

Паломничество

В апреле 1848 года Гоголь вернулся в Россию из паломничества в Иерусалим и провел последние годы своей жизни в беспокойном движении по стране.Недовольный своими произведениями, он еще больше подпал под влияние духовного старца Матвея Константиновского, который пытался убедить его, что художественная литература — это демоническое и греховное занятие. Гоголь становился все более аскетичным, страдал от тяжелых приступов депрессии. Во время одного из них 24 февраля 1852 года он сжег большую часть рукописей второго тома Мертвых душ . В отчаянии от того, что он сделал, считая себя обманутым самим дьяволом, Гоголь лег в постель, отказался от всякой еды и умер в агонии девять дней спустя в возрасте сорока двух лет.[2]

Гоголь как влиятельный человек

Гоголь обладал даром карикатуры и воображения, оказывая влияние на многих других будущих писателей, включая Достоевского [5], но его часто неправильно понимали. Он был очень чувствительным человеком, всю жизнь мучившимся моральными и религиозными проблемами. [3] Гоголь увидел романтическую метаморфизацию внешнего мира, необычный дар, особенно очевидный из фантастических пространственных преобразований в его готических рассказах « Грозная месть» и «Заколдованное место ».Его картины природы — это странные груды деталей, нагроможденных деталями, что приводит к несвязанному хаосу вещей. Его люди — это карикатуры, нарисованные методом карикатуриста, который должен преувеличивать характерные черты лица и сводить их к геометрическому узору. Но в этих карикатурах есть убедительность, правдивость и неизбежность, достигаемая, как правило, легкими, но определенными штрихами неожиданной реальности, которая, кажется, разоряет сам видимый мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.