Суждение что существуют не только мировые часы но и мировые линейки: О современной литературной критике – Александров, Быков, Ремизова, Юзефович, Эдельштейн

Содержание

Апрель 2017 — Техническая документация и не только она

В оригинале вопрос был сформулирован так: «Как понять, есть ли необходимость в использовании средств автоматизации разработки тех.документации? Есть ли критерии, по которым можно было бы оценить необходимость их внедрения? Если такие критерии существуют, то хотелось бы, получив их, применить к решаемым мной (и отделом) задачам. Особенности процесса разработки тех.документации, с которыми я сталкиваюсь: замечания от заказчика поступают в процессе разработки документации. После сдачи, если успели все замечания отработать во время подготовки документов, как правило, обратная связь сходит на нет».

Смотря каких средств автоматизации. Мы же говорим о едином источнике, да?

Обычно средства автоматизации документирования оправдывают себя при долгосрочном сопровождении комплекта технической документации. Или даже не одного комплекта, а серии комплектов.

Предположим, ваша компания производит вычислительный комплекс, и на базе этого вычислительного комплекса выпускает линейку серверов, линейку банкоматов, линейку бортовых ЭВМ для самолетов и т.

п. Каждая линейка представлена десятком продуктов. Таким образом, вам предстоит произвести и в дальнейшем периодически обновлять несколько десятков комплектов документации, в которых один и тот же текст по-разному отобран, структурирован и, возможно, оформлен. В этом случае автоматизация документирования необходима.

Другой пример. Ваша компания разработала и поддерживает крупную автоматизированную систему с  большим количеством различных функций и пользовательских ролей. Система развивается, в ней появляются новые функции, новые роли, а также происходит перераспределение прав доступа между ролями от версии к версии. В этом случае средства автоматизации не обязательно, но определенно экономически выгодны.

Если у вас каждый проект — шоссе в один конец: написали, сдали, забыли, а потом беремся за какой-нибудь совсем другой проект, то нужны средства автоматизации другого рода. Например, набор вордовских шаблонов с хорошо продуманной системой стилей и полезными макросами.

Архитектура Вселенной, часть 2: Относительность / Хабр

Сергей Шпадырев, цикл статей Архитектура Вселенной

Перед прочтением рекомендуется ознакомиться с предыдущей статьей цикла «Архитектура Вселенной»:

Мы уже достаточно поговорили про сознание, поэтому теперь мы переходим от рассмотрения сознания к не менее удивительным феноменам нашей Вселенной — ко времени и пространству.

Оба этих понятия настолько самоочевидны, что когда мы пытаемся дать им определение, то сталкиваемся с огромными трудностями и можем выдавить из себя только что-то вроде: «ну, пространство — это то, в чём все находится, а время — ну, оно течёт». Мы можем попробовать описать время, как процесс, но мы тут же натолкнемся на объяснительную рекурсию, ведь процесс — это то, что проистекает во времени. Но может быть все-таки существует лучшее определение времени?

Давайте посмотрим на то, что пишет о времени Википедия:

Время — это форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения

Звучит даже хуже, чем «оно течёт». Если моя маленькая дочка спросит меня, что такое время, я точно не стану отвечать ей такими словами. Но даже такое запутанное объяснение оказывается лучше, чем определение пространства из Википедии:

Пространство —  трёхмерное пространство нашего повседневного мира.
Трёхмерное пространство — геометрическая модель материального мира.

Получается какая-то рекурсия: пространство — это геометрическая модель мира в мире. Видимо, проблемы с формулировками есть не только у меня. Почему же так трудно дать определение этим понятиям?

Всё дело в том, что пространство и время — это фундаментальные свойства Вселенной. Именно поэтому ни одному из этих терминов мы не можем дать четкого определения, не прибегая к тем же самым словам. Как в математике существуют невыводимые ни из чего аксиомы, так и в реальном мире существуют невыводимые ни из чего свойства Вселенной. И точно так же, как и в случае с сознанием, природа пространства и времени содержит в себе множество парадоксов и нелогичностей. На них обратил внимание ещё древнегреческий философ Зенон Элейский.

Апории Зенона

«Зенон указывает ученикам двери Истины и Заблуждения», фреска в Монастыре Эскориал, Мадрид

Зенон был учеником и последователем другого великого философа из Элеи — Парменида. Но если про труды его учителя мало кто знает, то про апории Зенона слышали, я думаю, все. Мы рассмотрим только две самые известные из них.

Первая называется «Летящая стрела». В ней философ рассматривает природу движения. Движение — это явление, тесно связанное со временем. Если мы сможем понять, что такое движение, то сразу же поймем и природу времени. Однако, при близком рассмотрении движение оказывается столь же загадочным, как и время. Зенон показывает это на следующем примере:

Летящая стрела неподвижна, так как в каждый момент времени покоится; поскольку она покоится в каждый момент времени, то она покоится во все моменты времени, то есть не существует момента времени, в котором стрела совершает движение.

Стрела Зенона

Эту апорию пытался критиковать Аристотель. Он писал про то, что Зенон опирается на допущение, что время состоит из отдельных моментов, и вся парадоксальность исчезает, если принять, что время бесконечно делимо. Однако, это не так. Ведь как мелко время не дели, все равно в каждый из моментов стрела будет покоиться. Из апории следует, что субъективно движение существует, но объективно оно иллюзорно и состоит из набора неподвижных кадров. Однако, непонятно что именно такое кадр, ведь если время бесконечно делимо, то любой из них может быть разложен на произвольное количество еще меньших кадров. Так что утверждение Аристотеля не опровергает парадоксальность этой апории.

Кстати, как известно, Аристотель был учеником величайшего из античных философов — Платона, а также наставником величайшего из завоевателей в мировой истории — Александра Македонского. Как Платон не знал поражений в философских дискуссиях, так и Александр не знал поражений на поле битвы. Однако в Элладе жил один человек, которого не мог победить в споре даже сам Платон, и пред которым преклонялся даже сам Александр. Этим человеком был философ-киник по имени Диоген.

«Диоген», Джон Уильям Уотерхаус, 1882″Диоген», Жан-Леон Жером, 1860″Александр и Диоген», Гаспар де Крайер, 1650

Слово «кинизм», по-русски часто произносимое как «цинизм», происходит от греческого корня «кино», означающего «собака». В русском языке от этого корня также происходит слово «кинолог». Философия циников не просто так называлась собачьей — она проповедовала простоту жизни и простоту самой философии. По легенде, у Диогена из имущества была одна только чаша, которой он зачерпывал воду для питья из реки. Но однажды он заметил, как собака пьет из реки, просто лакая воду — Диоген разбил свою чашу и с тех пор жил вообще без всякого имущества и всяких привязанностей.

Диоген был мастером в использовании аргументов прямого действия. Именно с помощью такого аргумента он смог опровергнуть апорию Зенона про летящую стрелу. Его опровержение оказалось настолько простым и элегантным, что его воспел в своих стихах великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин:

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить.
Сильнее бы не мог он возразить.
Хвалили все ответ замысловатый.

На самом деле, конечно же, Зенон не утверждал того, что движения не существует. Он пытался показать всю абсурдность нашего представления о непрерывном континууме времени, как о сумме  бесконечного числа точечных моментов. Вторая из его апорий, «Ахиллес и черепаха», служит наглядной демонстрацией того же самого утверждения. В ней философ рассматривает природу пространства:

Допустим, Ахиллес бежит в десять раз быстрее, чем черепаха, и находится позади неё на расстоянии в тысячу шагов. За то время, за которое Ахиллес пробежит это расстояние, черепаха в ту же сторону проползёт сто шагов. Когда Ахиллес пробежит сто шагов, черепаха проползёт ещё десять шагов, и так далее. Процесс будет продолжаться до бесконечности, Ахиллес так никогда и не догонит черепаху.

Ахилл и черепаха

Мы сталкиваемся с дилеммой. Если рассматривать пространство и время как бесконечно делимый непрерывный континуум, то возникает парадокс с Ахиллом и черепахой. А если же рассматривать их как нечто дискретное, то возникает парадокс с покоящейся стрелой. Многие философы пытались разрешить это противоречие, но их попытки ни к чему не привели. Причина неудач кроется в том, что сама только попытка найти решение апорий говорит о полном непонимании их сути.

Все дело в том, что парадоксальность апорий Зенона вытекает не из логики размышлений, а из изначально неверной предпосылки. В обеих апориях неявно подразумевается, что пространство и время являются материальными протяженными сущностями. Если мы откажемся от этого заблуждения и рассмотрим пространство и время не как материальные протяженности, а как набор отношений, то апории сразу же утратят свою парадоксальность.

Из рассмотрения пространства как некой реально существующей протяженности вытекает еще множество абсурдных предположений. Например, древнегреческий философ Архит Тарентский доказывал бесконечность пространства следующим образом. Если пространство конечно, то можно, находясь на его краю, вытянуть длинную палку за этот край, а следовательно выйти за пределы пространства. Следовательно, пространство не может быть конечным, а значит оно бесконечно. Этот взгляд кажется логичным только в рамках картины мира, в которой в бесконечном пространстве существует некий шар, состоящий из конечного количества материи: галактик, туманностей, звезд и планет. Но как можно говорить о существовании пространства за пределами материального мира? Как можно говорить о существовании чего-то там, где нет ничего? Что именно там существует?

Столь абсурдного утверждения о бесконечности пространства можно избежать, если принять, что пространство — это не что-то конкретно существующее, а набор геометрических отношений между различными объектами. Именно это утверждает философия относительности, возникшая в ответ на произошедший в конце XIX века кризис классической физики.

Кризис классической физики

Отлично работавшие до середины XIX века теории никак не могли объяснить новые открытия: излучение абсолютно черного тела, красную границу фотоэффекта, радиоактивность атомов и многое другое. Но главное, классическая физика была совершенно несовместима с электродинамикой — теорией электромагнитного поля, разработанной британским физиком Джеймсом Кларком Максвеллом на основе результатов многократно перепроверенных экспериментов своего соотечественника Майкла Фарадея. В электродинамике Максвелла скорость распространения электромагнитных волн в вакууме никак не зависит ни от скорости движения источника этих волн, ни от скорости наблюдателя, а строго равна скорости света.

То есть, если на движущийся на огромной скорости поезд повесить фонарик, то скорость распространения света из этого фонарика будет одинаковой, что в системе отсчета относительно самого поезда, что системе отсчета относительно стоящего на перроне человека. Хотя согласно законам классической механики для стоящего на перроне наблюдателя скорость распространения электромагнитного излучения должна равняться сумме скорости поезда относительно наблюдателя и скорости электромагнитного излучения относительно поезда. Но этого не происходит, скорость распространения излучения относительно неподвижного наблюдателя оказывается равна скорости распространения излучения относительно поезда.

Поезд с фонариком и человек на перроне

На этом рисунке — это скорость исходящего из фонарика света относительно поезда, а — это скорость поезда относительно неподвижного перрона. Согласно классической физике скорость света исходящего из фонарика относительно перрона должна вычисляться по формуле . Однако, из электродинамических уравнений Максвелла, многократно проверенных опытным путем, получается, что .

Такое поведение электромагнитных волн совершенно не согласуется с принципом относительности Галилея, лежащим в основе классической механики. Этот принцип гласит, что уравнения механики не зависят от выбора системы отсчета, если эта система отсчета инерциальна, то есть не ускоряется, а покоится или движется равномерно и прямолинейно. Из этого утверждения следует возможность проводить преобразования координат и скорости при переходе из одной инерциальной системы отчета в другую. Однако, распространение электромагнитных волн с одинаковой скоростью в любой инерциальной системе отсчета прямо нарушает правила этих преобразований.

Принцип относительности Галилея предполагает существование абсолютного пространства, в котором тело может покоиться или двигаться равномерно, а также абсолютного времени, относительно которого рассчитывается скорость движения объекта. Получается, что истинность уравнений Максвелла прямо опровергает возможность существования абсолютного пространства и времени.

Слабая надежда разрешить это противоречие возлагалась на эфир — гипотетическую среду распространения электромагнитных волн, существующую внутри абсолютного пространства. Необходимость эфира для распространения электромагнитных волн выводилась из необходимости воздуха для распространения звуковых волн и необходимости воды для распространения морских волн. Однако, так как ни в каких физических экспериментах никакого эфира доселе обнаружено не было, делался вывод, что он не взаимодействует с обычной материей.

Из таких свойств гипотетического эфира следовало, что при движении планеты Земля по своей орбите вокруг Солнца на нас должен дуть эфирный ветер, влияющий на скорость распространения света. То есть, если эфир действительно существует, то в эксперименте скорость распространения электромагнитных волн в разных направлениях будет немножечко разной. Такой эксперимент был поставлен и проведен американским физиком Альбертом Майкельсоном в 1881 году. Вывод оказался неутешительным — скорость света одинакова во всех направлениях, а значит эфира не существует. Следовательно, абсолютного пространства и времени также не существует. Но как такое может быть?

Философия относительности

Идеи о всеобщей относительности часто встречались у философов разных времен, но в чистом виде они выкристаллизовались в учении немецкого философа и физика Эрнста Маха.

Эрнст Мах

Философия Маха основывалась на философии более раннего мыслителя — английского епископа Джорджа Бёркли. В одной из своих книг Бёркли писал:

Сфера в пустой вселенной не может быть представлена ​​вращающейся, а пара сфер может вращаться относительно друг друга, но не относительно своего центра масс

Это кажущееся на первый взгляд бессмысленным утверждение на самом деле поразительно гениально. Представьте себе абсолютно пустую вселенную, в которой существует только лишь одно физическое тело — некий шар. Можем ли мы сказать, покоится ли этот шар или вращается вокруг собственной оси?

Очевидно, что не можем, ведь в этой вселенной не существует никакой точки отсчета кроме самого этого шара, относительно которой мы смогли бы заметить его вращение. А вот если во вселенной находится не один, а два таких шара, то мы уже можем сказать, что один шар вращается вокруг собственной оси, так как у нас есть точка отсчета в виде второго шара. Но можем ли мы сказать, вращаются ли эти два шара вокруг точки, находящейся прямо посередине между ними?

Два шара и ось вращения, проходящая через центр отрезка между ними

Очевидно, что не можем, так как в этой Вселенной нет третьего объекта, который можно было бы сделать точкой отсчета для этого движения.

Развивая мысль Беркли, Мах сформулировал главный постулат своей философии:

Существование пространства и времени неразрывно связано с существованием физических тел. Удаление всех физических тел прекращает существование пространства и времени.

Чтобы понять это утверждение давайте рассмотрим четыре гипотетических вселенных:

Четыре гипотетических вселенных
  1. В первой вселенной существует всего одно физическое тело. Существует ли в такой вселенной пространство? Очевидно, что нет. Для существования даже одномерного пространства нужно существование хотя бы двух неравных друг другу точек, через которые можно провести прямую. В этой вселенной единственной точкой отсчета является единственное же существующее в ней тело. Существует ли в этой вселенной время? Конечно же нет. Мы даже не можем узнать, покоится ли тело или двигается.

  2. Во второй вселенной существует два физических тела. Существует ли в такой вселенной пространство? Можно сказать, что в ней существует одномерное пространство, ведь одно из тел можно принять за точку отсчета и отсчитать расстояние до второго по прямой. Но можно ли сказать, существует ли в такой вселенной время? Если тела покоятся друг относительно друга, то времени в такой вселенной не существует. Но если расстояние между ними увеличивается или уменьшается, то мы можем понять, что одно тело движется относительно другого. А раз существует движение, то существует и время — эти два понятия тесно взаимосвязаны.

  3. В третьей вселенной существует два физических тела, которые движутся друг навстречу другу с ускорением. В этой вселенной мы можем узнать о существовании силы гравитации и даже вычислить её формулу. Однако можем ли мы говорить о существовании массы в такой вселенной? Нет, не можем, так как мы наблюдаем только общее ускорение сближения двух тел.

  4. В четвертой вселенной существует три физических тела, которые движутся друг навстречу другу с ускорением, однако два из них сближаются друг с другом гораздо быстрее, чем с третьим. В такой вселенной мы уже можем сделать вывод о существовании некой характеристики, влияющей на силу действия гравитации и назвать её массой. Очевидно, что у верхних двух тел масса равна, и она гораздо больше, чем масса третьего.

С помощью подобных умозаключений Мах пытался показать, что пространство, время, а также физические силы и характеристики возникают только при существовании достаточного количества физических тел, и что эти понятия вытекают из анализа отношений между этими телами. Получается, рассматривать пространство и время нужно с учетом того, что эти понятия не абсолютны, а относительны. Именно эта идея Маха послужила отправной точкой и главным источником вдохновения для Альберта Эйнштейна — создателя теории относительности.

Теория относительности

Идея теории относительности родилась у Эйнштейна при размышлении о вышеописанном мысленном эксперименте с фонариком и поездом. Только фонарик он заменил на лампу, висящую на потолке в самом центре вагона, лучи света от которой разлетаются в обе стороны.

Наблюдатель на рисунке слева сидит внутри вагона, на рисунке справа стоит на перроне

Оказалось, что в такой ситуации из постоянства скорости света относительно поезда и относительно перрона следует невероятное: с точки зрения человека, сидящего внутри поезда, свет достигнет передней и задней стенок вагона одновременно, а с точки зрения человека, стоящего на перроне, он достигнет задней стенки вагона раньше, чем передней. Из этого Эйнштейн сделал вывод, что одновременность событий зависит от системы отсчета, а значит и само время относительно.

Еще более странные явления происходят с точки зрения человека, находящегося в поезде, движущимся со скоростью сопоставимой со скоростью света. Например, представим себе поезд, едущий со скоростью в 0.8 от скорости света. На полу вагона этого поезда установлен фонарик, а на потолке установлено зеркало, отражающее лучи света, исходящие от фонарика.

С точки зрения пассажира поезда, свет движется по прямой линии, а с точки зрения человека на перроне он попадает на зеркало и отражается от него под углом, так как сам поезд движется. Из-за постоянства скорости света для обоих наблюдателей получается странный эффект: свет с одной и той же скоростью с точки зрения внешнего наблюдателя проходит гипотенузу прямоугольного треугольника, а с точки зрения внутреннего наблюдателя высоту вагона, то есть вертикальный катет этого треугольника. Как такое может быть?

Эйнштейн предположил, что с точки зрения внешнего наблюдателя внутри поезда время идет медленнее, чем снаружи, и, воспользовавшись теоремой Пифагора, вычислил насколько медленнее. На рисунке выше отрезок AB — это скорость света, AD — скорость поезда, а BD — скорость прохождения светом высоты вагона с точки зрения внешнего наблюдателя. Получается, что:

Таким образом, если с точки зрения человека на перроне между двумя какими-то событиями проходит 10 секунд, то с точки зрения пассажира поезда между этими событиями проходит всего 6 секунд. И если пассажир перед посадкой в поезд сверит свои наручные часы с часами на перроне, то по прибытии поезда в пункт назначения, его часы будут сильно отставать от часов на перроне.

Часы отстали

Таким образом, Эйнштейн доказал, что время — это не абсолютное, а относительное понятие. А как обстоят дела с пространством?

Эйнштейн провел еще один мысленный эксперимент. Предположим, поезд движущийся со скоростью в 0.8 от скорости света, с точки зрения человека на перроне проезжает этот длинный-предлинный перрон за 10 секунд. С точки зрения пассажира поезда это происходит всего за 6 секунд, а значит, пассажиру кажется, что перрон в 0.6 раз короче, чем он есть. При этом верно и обратное, человеку на перроне сам поезд тоже кажется короче, чем он есть на самом деле.

Длина перрона с точки зрения человека на перронеДлина перрона с точки зрения пассажира поезда

Таким образом, Эйнштейн доказал, что пространство — это тоже не абсолютное, а относительное понятие.

В одном из интервью, Эйнштейн признался, что больше всего на его взгляды повлияли три философа: Дэвид Юм, Эрнст Мах и Иммануил Кант. Теория относительности изначально задумывалась Эйнштейном как «махистская», но получилась очень «кантовской». Кант считал, что пространство и время существуют исключительно в нашем субъективном восприятии — оно как очки, через которые мы смотрим на мир. В «Истории западной философии» взгляды Канта описываются так:

Согласно Канту, внешний мир дает только ощущения, но наш собственный духовный аппарат упорядочивает эту материю в пространстве и во времени и доставляет понятия, посредством которых мы понимаем опыт. Вещи в себе, которые являются причинами наших ощущений, непознаваемы; они не находятся в пространстве и во времени, не являются субстанциями, не могут быть описаны каким-либо из тех общих понятий, которые Кант называет «категориями».

Пространство и время субъективны, они являются частью нашего аппарата восприятия. Но именно поэтому мы можем быть уверены, что все, что бы мы ни воспринимали, будет выявлять характеристики, рассматриваемые геометрией и наукой о времени. Если вы всегда носили голубые очки, вы могли быть уверены в том, что увидите все голубым. Подобно этому, раз вы всегда носите пространственные очки в вашем уме, вы уверены, что всегда видите все в пространстве.

Принцип Маха

Самым загадочным из всех вопросов, на которые пытался найти ответ Альберт Эйнштейн, был вопрос об истинности принципа Маха. Этот принцип был сформулирован Махом, но назван так он был самим Эйнштейном. К сожалению, формулировка Маха не была математически точна, поэтому до сих пор ведется огромное количество споров о том, как именно нужно формулировать этот принцип. (Об этом можно почитать в статье на русской википедии или в гораздо менее противоречивой статье на английском).

Рассуждение Маха довольно логично: если пространство — это набор отношений между объектами, то получается, что вопрос о том, какая система отсчета является инерциальной, а какая нет, зависит от расположения всех объектов во Вселенной. Иными словами, инертные свойства каждой частицы должны зависеть от местоположения всех остальных частиц во Вселенной. Оригинальная формулировка звучит так:

  1. Существование пространства и времени неразрывно связано с существованием физических тел

  2. Причиной существования инерциальных систем отсчёта является наличие далёких космических масс

  3. Инертные свойства каждого физического тела определяются всеми остальными физическими телами во Вселенной и зависят от их расположения

В таком виде подтверждения в теории относительности принцип Маха не нашел. Оказалось, что из-за искривления пространства-времени и ограничения на распространение взаимодействия скоростью света говорить об инерциальности системы отсчета можно только с точки зрения определенного наблюдателя. То есть, система отсчета может быть инерциальной только локально. Наглядно отличия между этими взглядами можно выразить следующим образом:

  • С точки зрения Ньютона: инерциальность системы отсчёта связана с абсолютным пространством и временем

  • С точки зрения Маха: инерциальность системы отсчёта связана с распределением материи в крупномасштабной структуре Вселенной

  • С точки зрения Эйнштейна: не существует никаких инерциальных для всех наблюдателей систем отсчёта

Различие в этих подходах может быть наглядно продемонстрировано на примере физического опыта под названием «Ведро Ньютона». Представьте себе ведро с водой, подвешенное на скрученной нами веревке. Поверхность воды в этот момент ровная и гладкая. Мы отпускаем скрученную веревку и она начинает быстро разматываться, из-за этого само ведро тоже начинает быстро вращаться. И ведро вращается не только по отношению к экспериментатору, но и по отношению к содержащейся в нем воде. Несмотря на то, что относительное движение ведра относительно воды в этот момент наибольшее, поверхность воды остается гладкой. Но как только вода из-за действия силы трения начинает также вращаться вместе с ведром, на её поверхности возникает искривление — вода у краев ведра поднимается относительно центра, и поверхность воды вгибается. Эта вогнутая форма свидетельствует о том, что вода вращается, несмотря на то, что в этот момент вода находится в состоянии покоя относительно ведра, так как на неё действует центробежная сила. Но почему, если вода покоится относительно ведра в оба момента времени, то в начале её поверхность гладкая и ровная, а в конце она имеет вогнутую форму? Или другими словами, из-за чего возникает сила инерции?

Ведро Ньютона

Ответ у каждого из трех физиков свой:

  • С точки зрения Ньютона вогнутая форма воды свидетельствует о том, что несмотря на то, что относительно ведра вода покоится, она не покоится относительно абсолютного пространства

  • С точки зрения Маха центробежные силы возбуждаются относительным вращением по отношению к Земле и остальным небесным телам. То есть на существование силы инерции влияет распределение массы в крупномасштабной структуре Вселенной

  • С точки зрения Эйнштейна силы инерции возникают при переходе из инерциальной системы отсчёта в неинерциальную. А так как ведро не покоится или равномерно движется, а вращается, то получается, что система отсчета относительно ведра неинерциальна

Именно интерпретация Эйнштейна общепризнанно считается верной. Однако невозможно сказать, что принцип Маха совершенно неверен. Глобально в рамках Вселенной принцип Маха не работает, так как распространение гравитационного взаимодействия ограничено скоростью света. А вот локально окружающие тела действительно влияют на геометрию пространства-времени.

Ученые-физики создали еще пару десятков различных математических формулировок принципа Маха, которые сохраняют дух его философии, но становятся совместимыми с общей теорией относительности. Однако, все попытки проверить этот принцип, такие как, например, эксперимент Хьюза-Древера, в конце концов не давали никаких конкретных результатов. Возможно, принцип Маха в его общем смысле принципиально не может быть подтвержден или опровергнут экспериментальным путем.

Так как общая теория относительности не согласуется с квантовой механикой, а следовательно не является окончательной теорией, Эйнштейн верил, что в будущей единой «теории всего» принцип Маха в некотором виде все же будет соблюдаться. И действительно, многие расширенные теории гравитации, над которыми ведут работу физики-теоретики, опираются на принцип Маха в какой-то одной из его многочисленных формулировок.

Лингвистическая относительность

Опубликованная в начале XX века теория относительности Альберта Эйнштейна всколыхнула умы людей. Одним из загоревшихся идеей всеобщей относительности стал австрийский философ Людвиг Витгенштейн. Он как и Эйнштейн происходил из еврейской семьи, правда в отличии от семьи последнего его отец был крупным сталелитейным магнатом и одним из богатейших людей Австрии того времени.

Существует версия, что именно Людвиг Витгенштейн из-за своего блестящего ума, невероятного богатства и еврейского происхождения стал невольной причиной Холокоста: долгое время он был одноклассником Адольфа Гитлера, но после одного из экзаменов Витгенштейн экстерном перескочил на класс выше, а Гитлер был вынужден остаться на второй год.

Дружный класс, Вена, 1904-1905

Однако самого Витгенштейна не интересовала жизнь венского богача, после смерти отца он раздал свою часть наследства на благотворительность и уехал в Кембридж заниматься философией под руководством знаменитого британского философа и математика Бертрана Рассела.

Людвиг Витгенштейн и Бертран Рассел

Витгенштейн считал, что главная проблема всех философских дискуссий состоит в том, что участники под одними и теми же словами подразумевают совершенно разные, а порой даже диаметрально противоположные вещи. Чтобы решить эту проблему Витгенштейн предложил создать искусственный философский язык, на подобие математического, и договориться о всех базовых определениях — например, что именно мы подразумеваем под понятием времени, пространства, сознания. После этого, по мнению Витгенштейна, мы смогли бы решить любой философский вопрос с помощью математики, доказав или опровергнув его истинность с помощью законов логики и исходя из базовых определений — аксиом этой философской математики.

В 1921 году, спустя несколько лет после публикации Эйнштейном общей теории относительности, вышел в свет «Логико-философский трактат» Витгенштейна. Эта очень короткая, сухо написанная, но тем не менее гениальная работа перевернула философский дискурс того времени. В своем трактате Витгенштейн утверждал, что мир состоит не из материи, пространства и времени, а из атомарных фактов. Эти факты как-то соотносятся друг с другом, а описание этого соотношения есть мысль. Мысль, выраженная в виде предложения — это логическая функция от неких элементарных утверждений, истинных самих по себе аксиом.

По мнению Витгенштейна, эти элементарные утверждения и есть субстанция нашей реальности, ведь само слово «субстанция» с латыни переводится как «то, что лежит в основе» и в философии обычно означает «то, что существует в самой себе и благодаря самой себе». Эти элементарные утверждения- слова идеального философского языка, а законы логики — его грамматика. Философ считал, что на этом идеальном языке можно высказать все возможные разумные идеи, а о том, что на этом языке высказать нельзя, по мнению Витгенштейна, стоило бы молчать — об идеях Бога, этике и метафизике.

Мысль о математизации философии витала в воздухе задолго до Витгенштейна — эта идея была особенно популярна у философов Нового Времени. Например, самая известная работа нидерландского философа Баруха Спинозы называлась «Этика, доказанная в геометрическом порядке». Но именно у Витгеншейна эта идея достигла своего апофеоза: он попытался продемонстрировать, каковы границы языка, и точно очертить, что можно, а что нельзя сказать разумно.

В размышлениях Витгенштейна есть ценная идея: действительно, в ходе дискуссии стоит сначала выяснить, что конкретно вы с собеседником понимаете под определенными словами. Однако, его идея о конструировании идеального философско-математического языка полностью провалилась — к концу своей жизни Витгенштейн сам признал её несостоятельность. В 1953 году, через два года после его смерти, свет увидел его второй трактат — «Философские исследования».

В этой книге, представляющей из себя скорее набор заметок, чем цельное произведение, Витгенштейн отказался от своих идей из «Логико-философского трактата». Он пришел к выводу, что не существует никаких элементарных и само собой верных утверждений, и что любые слова по своей сути относительны и определяются подвижной системой контекстов — тем, что философ называл «языковой игрой». По мнению «позднего» Витгенштейна, значение слов не статично, а зависит от практической ситуации, в которой оно употребляется. Например, Витгенштейн писал:

Вот, например, человек испытывает страшную боль, скажем, когда что-то в очередной раз происходит в организме, и кричит: «Прочь, прочь!», хотя нет ничего, что он хотел бы от себя отогнать; можно ли тогда сказать: «Эти слова употребляются неправильно»? Никто бы такого не сказал. Аналогично если, например, человек сделает «защитный» жест или даже упадет на колени и сложит руки на груди, то можно было бы резонно утверждать, что это неправильные жесты. Он просто так действует в такой ситуации. Здесь не может быть что-то «правильно» или «неправильно».

Другим примером языковой игры в книге служит слово «вода». В зависимости от ситуации это может быть восклицание — «вода!», просьба жаждущего воды или указание на предмет. В английском языке, на котором написаны «Философские исследования», слово «water» кроме вышеперечисленного еще может обозначать приказ — «полей». Философ показывает, что точное значение слова можно определить только зная контекст, в котором оно употребляется.

Весь наш язык, по мнению Витгенштейна, это набор огромного количества языковых игр, и у каждого отдельного человека этот набор контекстов немного отличается. Понимание одного и того же слова у разных людей может быть кардинально разным, вплоть до того, что у человека может существовать свой собственный языковой контекст, доступный только ему.

Витгенштейн приходит к выводу, что никакое слово нельзя определить без использования других слов. Поэтому возникает некая зацикленность — для определения слова A нужно слово B, для определения слова B нужно слово C, а для определения слова С нужно слово А. По-моему, этот цикл тем короче, чем более фундаментальным является понятие, описываемое данным словом — именно поэтому у нас возникают такие трудности с определением понятий времени, пространства и сознания. Также особенную трудность у нас вызывают фундаментальные онтологические понятия — например, как бы вы определили значение слова «существует»?

Главным результатом многочисленных дискуссий, возникших вокруг философии Витгенштейна, стала гипотеза лингвистической относительности, утверждающая, что структура языка определяет мышление и мировоззрение его носителей, а мышление определяет структуру языка. Таким образом согласно этой гипотезе язык и мышление взаимозависимы и взаимосвязаны.

Самое известное из подтверждений этой гипотезы — это исследование живущего в Южной Америке племени народа пирахан. Они ведут простую жизнь, их имущество обычно состоит из из горшка, кастрюли, ножа и мачете. В их языке нет числительных, времен и названий цветов, но зато существуют местоимения третьего лица для водоплавающих и неводоплавающих одушевлённых объектов.

В ходе проведенных этнологами и лингвистами экспериментов выяснилось, что из-за такой ограниченности языка носители племени пирахан не могут мыслить о прошлом и будущем, а также о других местах — они понимают только то, что происходит здесь и сейчас. Кроме того, обнаружилось, что для пирахан представляет огромную трудность счет предметов в количестве больше трех, у них нет декоративного искусства и они не умеют рисовать. Однако, существование в их языке местоимений для водоплавающих и неводоплавающих существ наводит на мысль, что их условия жизни и необходимое для выживания в этих условиях мышление влияет на ограничения и особенности их языка, а их язык в свою очередь влияет на их мышление.

Пирахан может заинтересовать что-нибудь необычное — например, пролетающий в небе самолет, однако как только тот скрывается из виду, они теряют всякий интерес к произошедшему, и даже не могут ответить на вопрос, видели ли они что-нибудь несколько секунд назад. Так как у них нет представлений о прошлом и будущем, у них нет и особых религиозных представлений, многие исследователи вообще сомневаются в наличии у них каких-либо представлений о богах и космогонических мифов о сотворении мира. Исследовавший их на протяжении долгих лет этнолог Дэниэл Эверетт писал, что люди племени пирахан руководствуются исключительно непосредственным опытом — они опираются только на ту информацию, которую получают от своих органов чувств в настоящий момент времени.

Аскетичная жизнь людей племени пирахан и их основанное на непосредственном восприятии мышление «здесь и сейчас» представляются нам не совсем полноценными. Однако, для нашего следующего героя жизнь «здесь и сейчас» без привязанностей к прошлому и будущему являлась идеалом, к которому нужно стремиться. Более того, этот великий философ вообще сомневался в существовании прошлого и будущего.

Сиддхартха Гаутама

«Будда», Николай Рерих, 1925

Развитие мысли Людвига Витгенштейна от идеи о реальности, основанной на отношениях между элементарными фактами, до идеи о всеобщей относительности сильно напоминает эволюцию взглядов приверженцев важнейшей школы античной индийской философии — буддизма.

Основателя буддизма, великого индийского философа и религиозного деятеля, известного нам под именем Будда, с рождения звали Сиддхартха Гаутама. Он жил примерно в V-IV веках до н.э и был современником другого известного философа и основателя религиозной секты — грека Пифагора.

Само слово «будда», которым Гаутама называл себя, по своей сути синонимично слову «философ», которым называл себя Пифагор. Слово «философ» в переводе с древнегреческого означает «любящий мудрость», то есть в каком-то смысле философ — это человек, ищущий истину. А слово «будда» даже не нуждается в переводе, оно происходит от сохранившегося как в русском, так и в санскрите индоевропейского корня «буд» и означает «пробудившийся», то есть будда — это человек, пробудившийся от сна неведения и нашедший истину.

Знакомый нам изобразительный образ Будды так же далек от реального прототипа, как и образ русого длинноволосого Иисуса Христа на европейских картинах далек от типичной внешности древнего еврея. Все дело в том, что каноны иконографии Будды были заданы древними греками, завоевавшими часть Индии под предводительством Александра Македонского и основавшими греко-индийские царства, просуществовавшие еще несколько веков после смерти самого Александра. Именно из-за их культурного влияния Будда на всех картинах и скульптурах одет в тогу на греческий манер.

По легенде, Сиддхартха Гаутама был наследным принцем в индийском городе-государстве Капилавасту, находившимся на территории современного Непала. Когда царица родила царю долгожданного сына, придворные прорицатели предсказали двойственное будущее новорожденного. Они поведали, что царевич либо станет величайшим из царей, либо станет великим религиозным деятелем. Желая видеть своего наследника великим правителем, царь решил оградить сына от влияния любых религиозных учений и приказал не выпускать Сиддхартху из своего великолепного дворца, полного любых плотских наслаждений, чтобы тот не видел ничего, что могло побудить его к духовным поискам.

До двадцати девяти лет Сиддхартха жил во дворце, как заложник в золотой клетке. Но однажды любопытство возобладало, и царевич решил посмотреть внешний мир за пределами дворца. Он уговорил своего слугу помочь ему с побегом, и одним днем сбежал из дворца. Во время прогулки он встретил четырех человек:

  • Старика. Царевич, которого во дворце всегда окружали молодые слуги и наложницы удивился — слуга рассказал ему о том, что делает с человеком старение

  • Больного. Царевич, которого во дворце отгораживали от тяжело больных людей удивился — слуга рассказал ему о существовании страшных болезней и о том, что они делают с человеком

  • Мертвеца. Царевич, никогда не видевший смерти, удивился — слуга рассказал ему, что жизненный путь любого человека заканчивается смертью

  • Йога-аскета, отрекшегося от всего мирского и посвятившего себя поиску смысла жизни

По возвращению во дворец Сиддхартха не мог найти себе покоя. Оказалось, что мир на самом деле полон страданий, а в конце концов после долгих страданий всех людей ждет неминуемая смерть. Царевич решил сбежать из дворца навсегда и подобно встреченному им йогу-аскету отстраниться от всего мирского и отправиться на поиск средства, которое спасет людей от страдания.

Бродя по джунглям, Сиддхартха натолкнулся на группу йогов и присоединился к ним. Он провел с ними несколько лет, следуя их учению и занимаясь постоянным самоистязанием и голодовками, однако, в один момент осознал, что путь самоистязания и самобичевания так же неверен, как и путь наслаждений и излишеств, которому он следовал, живя в отцовском дворце. Истощавший Сиддхартха впервые за долгие годы досыта наелся рисовой каши, ушел из группы аскетов, сел под ближайшим фиговым деревом и предался размышлениям.

Просидев несколько суток, раздумывая о природе вещей и своем опыте, он наконец-то понял, как устроен мир. По его словам, он обрёл просветление и пробудился от многолетнего сна разума. С тех пор, он стал называть себя Буддой и проповедовать свое учение. А фиговое дерево, под которым он обрел просветление, с тех пор стали называть «священная фига». Так что же именно понял Сиддхартха Гаутама?

Будда понял, что страдание возникает из-за нашего стремления к удовольствиям — мы страдаем если у нас есть что-то, но мы это теряем, или если у нас чего-то нет, и мы не можем это получить. Например, страдание вызывает разъединение с тем, что нравится — разлука с любимым, смерть родителей, ребенка, или супруга; соединение с тем, что не нравится — брак с нелюбимым супругом; невозможность достичь желаемого — неимение финансовой возможности купить что-то, невозможность влюбить в себя того, в кого влюблен ты, невозможность найти призвание в жизни или сделать карьеру в какой-то области, невозможность иметь детей, не смотря на желание. Именно жажда удовольствий, по мнению Будды, является причиной страданий.

Будда утверждал, что страдания можно прекратить и достичь состояния абсолютного покоя — нирваны. Чтобы сделать это, нужно не только не погрязать в удовольствиях, но и не скатываться в аскетизм, лишая себя любых удовольствий. Лишь балансирование в золотой середине без впадения в крайности, по мнению Будды, ведет к освобождению от страдания. Но почему вообще невозможно постоянно получать удовольствие и не испытывать страдание?

Отвечая на этот вопрос, Будда создал философскую систему, за несколько тысяч лет предвосхитившую учение об относительности Маха и Эйнштейна.

Философия относительности Будды

Сначала Будда попытался разобраться, что это вообще такое — страдания и удовольствия, или одним словом, человеческие чувства. Он понял, что все эмоции, чувства и переживания не существуют во внешнем мире, они возникают во внутреннем мире человека, в его сознании, и могут быть разложены на базовые элементы, которые Будда называл словом «дхарма». Дхарма переводится с санскрита как «то, что поддерживает само себя» и очень близко по смыслу к европейскому слову «субстанция». Важно подчеркнуть, что дхармами Будда называл именно базовые элементы сознательного опыта человека — то, что сейчас мы называем словом «квалиа». Квалиа и сознание я подробно рассматривал в первой статье этого цикла.

Будда считал только дхармы реально существующими, а все известные нам материальные вещи и явления — сложными комбинациями этих дхарм. Он учил, что все существующие на свете вещи — составные, то есть состоят из нескольких частей. При этом каждая вещь целиком — это нечто большее, чем просто сумма её частей. Как например, чай — это нечто большее, чем горячая вода и лепестки чайных листьев. При этом сами по себе вещи «пусты», то есть не обладают какими-либо собственными свойствами — все их свойства порождаются исключительно взаимодействием и взаимоотношением их частей, и целостно эти вещи воспринимаются нами только лишь в нашем сознании. Например, атом водорода состоит из протона и электрона, и все его свойства порождаются взаимодействием этих элементарных частиц, но сам по себе атом — это лишь идея в нашей голове, лишь абстракция, под которой скрывается взаимодействие протона и электрона.

При взаимодействии составных вещей друг с другом порождаются все более сложные составные вещи, и предела этому нет. Например, как взаимодействие элементарных частиц порождает атомы, так взаимодействие атомов порождает молекулы, взаимодействие молекул порождает клетки, взаимодействие клеток порождает живые организмы, а взаимодействие живых организмов порождает экосистемы и цивилизации. Вещи, существующие на каждом из этих уровней абстракции иллюзорны — они ничто иное, как более общее описание процессов, происходящих на уровень ниже. Однако на каждом уровне этой пирамиды у вещей появляются свойства, не существующие у их составных частей, но порождаемые их взаимодействием и их взаимоотношениями. В наше время это свойство систем обычно называют словом «эмерджентность».

Небольшая заметка: у эмерджентности есть одно интересное свойство: хоть каждый уровень абстракции и является описанием процессов, происходящих на более низком уровне, объяснить многие низкоуровневые факты невозможно без использования категорий более высокого уровня. Приведу пример, взятый из книги Дэвида Дойча «Структура реальности», но в слегка локализованном виде. В Москве на Манежной площади стоит бронзовый памятник советскому полководцу Георгию Жукову. Рассмотрим атом меди, находящийся на самом кончике носа маршала Жукова — мы не можем объяснить, почему этот атом меди находится именно в этой точке пространства, используя исключительно законы физики. Нам придется использовать более высокоуровневые факты: что бронза — это сплав меди и олова, что существуют такие биологические существа — люди, что люди традиционно делают памятники из бронзы в память об исторических событиях, что было такое событие — вторая мировая война, что у одной из стран-участниц войны был такой полководец Жуков, что у этой страны столица — Москва и так далее. Получается, что такой низкоуровневый физический факт как местонахождение атома меди в определенной точке пространства можно объяснить только привлекая высокоуровневые факты из биологии, химии и истории.

Рассматривая любую вещь или явление, постепенно спускаясь по уровням абстракции, мы можем придти к выводу, что эта вещь воспринимается нами целостно только лишь в нашем сознании, а при близком рассмотрении она рассыпается на все более и более мелкие составные части. Именно это Будда подразумевал, когда говорил, что на самом деле «ничего нет», и что все вещи пусты. Наше сознание анализирует отношения базовых элементов сознательного опыта и конструирует из них цельные образы материальных вещей.

Будда и гопник

Эта доктрина, обычно называемая по-русски «пустотность», а на санскрите именуемая «шуньята», легла в основу буддийского учения. Пустота вещей — это отсутствие у них каких-то бы ни было внутренних свойств, иллюзия восприятия группы частей как целостного материального объекта. Наиболее ярко пустотность описал китайский патриарх чань-буддизма Линь Цзы. В одном из своих романов его мысль красочно пересказал великий русский писатель Виктор Пелевин:

Представьте себе, грязный деревенский нужник. Есть ли в нем хоть что-нибудь чистое? Есть. Это дыра в его центре. Ее ничего не может испачкать. Все просто упадет сквозь нее вниз. У дыры нет ни краев, ни границ, ни формы – все это есть только у стульчака. И вместе с тем весь храм нечистоты существует исключительно благодаря этой дыре. Эта дыра – самое главное в отхожем месте, и в то же время нечто такое, что не имеет к нему никакого отношения вообще. Больше того, дыру делает дырой не ее собственная природа, а то, что устроено вокруг нее людьми: нужник.

Будда заметил, что все составные вещи и явления недолговечны, они соединяются, существуют какое-то время и рано или поздно, но рассыпаются обратно. Поэтому, по мнению Будды, не стоит ни к чему привязываться — ни к родителям, ни к детям, ни к друзьям, ни к имуществу, ни к статусу, ни к богатству, ни к хорошим эмоциям, ни к плохим, ни к удовольствиям, ни к страданиям. Как мудро заметил царь Соломон, всё проходит, и это пройдет. Будда считал, что именно привязанность к непостоянным и недолговечным вещам чаще всего вызывает страдание.

Например, если ребенок очень любит свою игрушку, то когда она ломается, ребенок расстраивается и плачет. Если жена любит и привязана к мужу, то при его гибели она будет очень сильно грустить и скорбеть. Если муж любит жену, а она уходит от него к другому, то он начинает ненавидеть ее саму и ее нового возлюбленного. Если мы что-то имеем, то при потере этого страдаем. Будда призывал не бояться этого, а воспринимать как неумолимую данность. Наши родители однажды умрут, мы умрем, наши дети умрут, построенный нами дом рассыплется, наша цивилизация однажды падет, а наша планета будет сожжена Солнцем.

Будда заметил, что вещи и явления возникают из отношений между своими составными частями только взаимозависимо и симметрично. Так, например, понятие низкий возникает взаимно с понятием высокий, ощущение холода с ощущением тепла, день возникает взаимно с ночью, свет с тьмой, прошлое с будущим, бодрствование со сном, а раб может существовать только при существовании хозяина. Из этого Будда делает вывод о невозможности небытия, ведь для его существования обязательно должно существовать бытие, относительно которого становится возможно определить небытие.

С точки зрения Будды, страдания противоположны удовольствиям. Старость противоположна молодости, здоровье — болезни, смерть — рождению. Чувства страдания противоположны чувствам удовольствий: грусть — радости, любовь — ненависти, спокойствие — страху, привязанность — скорби. Когда из-за непостоянства всего сущего происходят какие-то изменения, положительное переживание сменяется обратным отрицательным, так как они существуют относительно друг друга.

Таким образом, все чувства человека, как и все остальные предметы и явления в мире, образуются из отношений между элементарными «частицами» бытия — дхармами. Это кажется невероятным, но его взгляд на мир подтвердился научными открытиями XIX-XX веков. Например, об элементарных частицах материи, кварках и электронах, мы не можем сказать ничего кроме того, какие характеристики они проявляют при взаимодействии друг с другом и с другими частицами. Взгляд Будды на симметричность всех явлений также подтвердился при исследовании физики — оказалось, что все законы сохранения выводятся из симметрий физических систем.

Здесь и сейчас

С точки зрения Будды, наши представления о времени как о прошлом, настоящем и будущем также иллюзорны и ошибочны, как и вся остальная наша картина мира. Свои воззрения на природу времени он выразил в теории под названием «кшаникавада», что можно перевести на русский как «учение о мгновенности». По мнению Будды, прошлое существует лишь в нашей памяти, а будущее в наших надеждах и прогнозах. Все это воспринимается нами в текущий момент времени и существует исключительно только в нашем сознании. Единственное, что Будда считал действительно существующим, это кратковременный миг настоящего — то скоротечно ускользающее мгновение, в котором и происходит непосредственное восприятие всего нашего сознательного опыта.

Кроме того, Будда считал, что как прошлое является лишь нашим воспоминанием, так и все то, что мы не воспринимаем в данный момент, точно так же существует лишь в нашем уме. К примеру, если в данный момент, вы не находитесь в Париже и не сидите неподалеку от Эйфелевой башни, наблюдая её в данный момент, то эта башня, как и сам Париж существуют для вас лишь в виде идеи, в виде смутного образа в вашем уме. Единственное, что по мнению Будды действительно реально — так это только то, что непосредственно воспринимается вами здесь и сейчас.

Будда наставлял учеников выкинуть все ложные и иллюзорные концепции из своей головы, все воспоминания о прошлом и прогнозы на будущее, все идеи и образы, и стремиться к восприятию действительности, как она есть — здесь и сейчас. Именно таков, по мнению Будды, путь избавления человека от страданий, а инструмент для тренировки такого восприятия — это сидячая медитация.

Сидячая медитация, которой учил Будда — это укрощающее беспокойство ума сидение в расслабленной позе, равномерное дыхание и наблюдение за собственными мыслями, которые воспламеняются и гаснут в уме словно искры. Самый простой способ контроля за дыханием — это подсчет вдохов и выдохов от одного до десяти. Досчитав выдохи до десяти, нужно опять начинать считать с единицы — этот счет позволяет вытеснить из ума все лишние мысли, а перескок обратно на единицу мешает засыпанию. Другим способом контроля за дыханием являются мантры: например, размеренное произнесение знаменитой буддийской мантры «ом мани падмэ хум» занимает примерно один выдох воздуха из легких, а также отлично вытесняет из ума все беспокойные мысли.

Нагарджуна

«Нагарджуна», Николай Рерих, 1925

Живший в II-III веках н.э. индийский философ Нагарджуна развил учение Будды о пустотности. Его учение разделило буддизм на две основные ветви — Тхереваду и Махаяну: буддисты Тибета, Китая, Кореи, Японии и России следуют именно учению Нагарджуны, которое называется «мадхъямака».

Нагарджуна рассмотрел учение Будды о мгновенности и решил, что если прошлого и будущего в действительности не существует, а настоящее определяется лишь относительно прошлого и будущего, то само понятие «настоящее» столь же иллюзорно и относительно, как и понятия прошлого и будущего:

Что такое время? Это прошлое, настоящее и будущее. Но, понятно, что ни одно из этих измерений не самобытно, они существуют лишь относительно друг друга, целиком определяясь друг другом: понятие «прошлое» имеет смысл только относительно будущего и настоящего, будущее — относительно прошлого и настоящего, а настоящее — относительно прошлого и будущего. Но прошлого уже нет. Будущего — ещё нет. Где же тогда настоящее? Где тот самый миг между прошлым и будущим, который называется жизнь? Ведь это якобы реальное «настоящее» существует относительно двух фикций — того, чего уже нет, и того, чего ещё нет.

Но главной заслугой Нагарджуны стало опровержение учения Будды о том, что в основе всего лежат дхармы — элементарные частицы субъективного опыта, которые мы сейчас называем квалиа, и о которых я писал в статье про сознание. Если Будда считал, что дхармы — это единственное, что действительно реально, то Нагарджуна доказал, что дхармы точно так же относительны, как и все остальное, ведь мы можем определить их только друг относительно друга: цвет мы определяем относительно его отличий от звука, а красный цвет относительно синего и зеленого. Мы никак иначе не можем описать наши квалиа кроме как относительно других квалиа.

Однако, нельзя сказать, что квалиа абсолютно нереальны, ведь мы непосредственно наблюдаем их. То же самое можно сказать и про все остальное: про пространство, время, движение и материю. Получается, что эмпирически все это существует, но любая наша попытка описать эти явления приводит к неразрешимым противоречиям. Из этого Нагарджуна делает вывод, очень похожий на тот, к которому спустя много веков к концу своей жизни пришел Людвиг Витгенштейн — наш язык, являющийся продуктом нашей умственной деятельности, совершенно непригоден для описания реальности, как она есть. Так описывал эту мысль Нагарджуны российский буддолог Евгений Торчинов:

Язык в принципе не может адекватно описать реальность, ибо все языковые формы неадекватны реальности. Неадекватно ей и философское мышление, оперирующее понятиями и категориями. Логическое мышление не в силах постичь реальность как она есть, а язык — описать её. Следовательно, никакая онтология, никакая «наука о бытии» невозможна, ибо она всегда будет связана не с реальностью, а с нашими представлениями о ней или даже с некоей псевдореальностью, сконструированной нашими мыслительными навыками и ложными представлениями. Всё реальное — неописываемо, всё описываемое — нереально.

Философы более поздней буддийской школы «йогачары» решили, что раз невозможно ничего сказать о реальности, существующей вне отношений внешних проявлений предметов, наблюдаемых нами в нашем сознании, то следовательно никакой «настоящей» реальности и не существует, а в основе всего лежит сознание. У этого сознания есть два основных свойства — различать противоположности и конструировать образы. Благодаря этим свойствам фундаментальное сознание порождает все великое разнообразие вещей во Вселенной.

Заключение

Но если сознание, время, пространство и даже материя — это понятия относительные, есть ли в нашем мире вообще что-нибудь абсолютное? Мы поговорим об этом в следующей части цикла «Архитектура Вселенной».

Коллекция женских часов бренда романсон. О бренде Romanson Романсон часы чья фирма

Фирма Romanson является известным производителем оригинальных фешн-часов. За период деятельности компании, линейка моделей пополнилась эксклюзивными вариантами современных и элитных часов Романсон. Коллекции, предлагаемые производителем, воплощают в себе уникальный дизайн, элегантную роскошь и доступную стоимость созданных моделей.

История бренда Романсон

Компания Романсон была создана в далекой Южной Корее еще в 1988 году. В начале своей деятельности под брендом «Romanson» выпускалась продукция, предназначенная только для азиатского потребителя, однако с развитием компании и увеличивающимся спросом, фирма стала производить поставки своих изделий практически по всему миру.

За короткий период времени, небольшая компания стала ведущим поставщиком качественных и эксклюзивных часов Романсон, которые обладают особой притягательностью.

Благодаря участию известных компаний Seiko и Miyota в девяностых годах в деятельности Романсон, фирма достигла новых высот. Уже в 1995 году, благодаря получению международного сертификата ISO 9001, организация смогла занять свое место на мировом рынке.

Многие потребители считают бренд Романсон швейцарским, однако это мнение несколько ошибочно. Такое суждение вызвано тем, что все модели оснащены швейцарскими часовыми механизмами, а внешний вид часов разрабатывается в Швейцарии. При этом даже сама компания стремиться к тому, чтобы потребители считали часы Романсон – швейцарскими.

По большей части популярность бренда обусловлена наличием разнообразия моделей и коллекций. Ежегодно под брендом выпускаются новые серии наручных аксессуаров, которые отличаются от предыдущих не только стилем оформления, но и функциональностью.

В 2003 году на Вемирной выставке часов, которая проходила в Базеле, компания заслуженно получила звание «Бренд года». На сегодняшний день, Романсон – это успешный и известный мировой бренд, который заслужил доверие своих потребителей качеством, стилем и дизайном своего продукта.

Женские часы Romanson

Часы для женщин от компании Romanson представляют собой неожиданные сочетания оттенков золота, всевозможных переплетений на браслете, элегантности и бунтарства. Женских модели более утонченные, а поэтому требуют большего мастерства и умения. Часы Романсон выглядят роскошно наряду с кристаллами Swarovski, позолотой и фианитами.

Линейка часов для женщин представлена потребителям в таких популярных коллекциях, как «Adel», «Modish», «Eleve», «Trofish» и «Premier».

Коллекция «Адель» представлена моделями часов классического размера в стальном корпусе. Модели этой линейки были созданы для строгих дам, которые отдают предпочтение винтажному стилю. Характерной чертой этой коллекции является наличие цирконов по ободку.

Модели, которые относятся к коллекции «Modish», легко узнать невооруженным взглядом. Все они выполнены в стиле минимализма: отсутствие декоративных элементов, однотонные цвета простое оформление, правильные геометрические формы.

Коллекция часов Романсон «Eleve» разработана специально для чутких и женственных дам, которые по достоинству смогут оценить легкость и тонкий, продуманный дизайн моделей. Для часиков этой коллекции характерны тонкие ремешки, изящность дизайна и мелкие, хрупкие детали.

Коллекция «Trofish» представляет собой не только наиболее известную линейку производителя, но и самую дорогую. Для линейки характерно присутствие драгоценностей. Поверх циферблата располагается сапфировое стекло. Компания представила потребителям данную серию, как лучшую подарочную линейку часов.

Коллекцию «Premier» относиться к числу последних, которые были выпущены компанией Романсон. Модели линейки сверхпрочные, так как произведены из титана и стали. Число часиков этой коллекции ограничено.

Мужские часы Romanson

Romanson изначально создавалась, как производитель часов для женщин, однако со временем спрос на мужские аксессуары заставил компанию пересмотреть свои взгляды. Мужские часы Романсон качественные, оригинальные и доступны по стоимости.

Часы для мужчин компания представила в нескольких коллекциях, наиболее известными среди которых является Modish, Adel и Opus.

Мужские часы Романсон, представленные в линейке «Modish», отличают простые геометрические формы и строгость линий. Модели этой серии отлично сочетаются с деловым, строгим стилем, подчеркивая тем самым состоятельность владельца.

Мужские модели часов в коллекции «Adel» изготовлены из высокопрочных материалов, оснащены преимущественно металлическими ремнями и имеют нержавеющий корпус. Также в линейке присутствуют модели с кожаным ремешком и циферблатом, который закрыт минеральным стеклом. При этом вся линейка является водонепроницаемой.

Линейка мужских часов «Opus» преимущественно представлена моделями, выполненными в спортивном стиле. Характерными чертами коллекции являются большие формы, черный корпус, противоударность и водонепроницаемость.

Как отличить оригинальные часы Романсон от подделки?

Очень часто случаются ситуации, кода покупатель, желая сэкономить, приобретает поддельные часы Романсон, думая, что это оригинал. Для того, чтобы избежать обмана и распознать подделку, необходимо обращать внимание на несколько основных факторов:

  • несмотря на то, что компания позиционирует свой товар, как швейцарский, часы Романсон все же, по сути, являются корейскими. Поэтому, если продавец настоятельно уверяет, что у него можно приобрести швейцарские часы этого бренда, то стоит задуматься о его квалификации и подлинности товара;
  • все модели Романсон имеют на циферблате надпись названия бренда – Romanson, и если в ней допущена ошибка, то можно смело утверждать, что это подделка;
  • данный бренд всегда славился своим качеством и искусностью выполнения даже самых незначительных деталей. Стоит обращать внимание на качество и аккуратность изготовления. Если в модели есть погрешности – будьте уверены, что перед вами копия.

Если в магазине часиков вы теряетесь в выборе, рекомендуем вам к просмотру полезный видеоюсюжет о том, как выбрать нужный вариант и на какие характеристики обратить внимание:

Часы Романсон: цена

Часы известного производителя Романсон относятся к доступным моделям. Компания ведет лояльную ценовую политику, благодаря чему все больше потребителей предпочитают этот бренд более дорогим.

Так, женские часы Романсон можно приобрести от 75 долларов, мужские – от 150 долларов. Среди моделей встречаются и более дорогие варианты, стоимость которых может достигать нескольких тысяч долларов.

Для сравнения, приобрести часы бренда Hublot, можно начиная от 300 долларов. А всем известные Ролекс при этом стоят не менее 6000 долларов.

Часы Романсон: отзывы

Согласно мнению потребителей, которое они выражают в своих отзывах в интернете, часы Романсон отличаются долговечностью, прочностью и надежностью. Обладатели более ранних моделей отмечают, что даже после длительного ношения они сохраняют свой внешний вид и работают неизменно.

Кроме того, встречаются отзывы и о новинках компании, в которых особенно восхищаются новыми моделями представительницы прекрасного пола. Они подчеркивают, что последние коллекции женских часов Романсон стали еще более продуманными, элегантными и универсальными, поэтому аксессуары отлично сочетаются с любым нарядом.

Часы Романсон доступны для потребителей разного достатка, однако при этом встретить негатив в сторону изделий с каждой из сторон практически невозможно. Обладатели часов этого бренда делают акцент в своих высказываниях на продуманный дизайн моделей, стиль оформления, высокое качество изготовления и хорошую износоустойчивость, благодаря чему на корпусе изделий не появляются царапины.

Корейская часовая марка Romanson («Романсон») существует на часовом рынке более 20 лет, из которых 10 лет она экспортирует свою продукцию в страны Европы и Востока.

Romanson пользуются репутацией надежного и узнаваемого бренда.Слово Romanson происходит от названия местечка Romanshorn на северо-востоке Швейцарии.

В 1998 году известный швейцарский дизайнер Вольфганг Джонсон разработал фирменный стиль компании и бренда Romanson: торговый знак, логотип и фирменный цвет, которые известны сегодня каждому потребителю во всех странах мира.

Модельный ряд Romanson включает в себя большое количество различных моделей, таких, к примеру, как лимитированная серия часов из золота Marigold, коллекция эксклюзивных сверхтонких часов с драгоценной инкрустацией Eleve, классические и сдержанные мужские модели из коллекции Adel, стильная коллекция фэшн часов Trofish, популярные casual-модели Phill, хронографы и механические часы с автоподзаводом.

В истории марки есть множество достижений, которыми может похвастаться далеко не каждый бренд: Romanson c 2003 года представляет Республику Корея на всемирной часовой выставке в Базеле, в том же году компания получила престижное звание Бренд года; в 2007 году Romanson была доверена разработка президентских часов для саммита Южной и Северной Кореи, генерального секретаря ООН Пан Гимуна.

Бренду Romanson принадлежит уникальный дизайнерский ход с применением граненого стекла, имитируещего огранку бриллианта, и уникальная технология сухого нанесения розового золота.

Наручные часы Romanson впервые появились в 1988 году, и уже сегодня компания обрела масштабы глобальной мировой сети с представительством в 70 странах. Компания в самом начале творческого пути определила в своем девизе те ориентиры, которым она следует и по сей день: дизайнерский потенциал, оперативность и качество.

Часы Romanson производятся в сотрудничестве с крупнейшими швейцарскими производителями механизмов: Ronda, ISA, ETA.

Женские часы Romanson — это смелые, удивительно нежные сочетания золота разных оттенков, причудливые переплетения звеньев браслета, которые усиливают игру цвета и блеска. Женские часы отличает ювелирная тонкость в прорисовке линий и узоров на металле и коже. Модели фэшн-направления богато украшены кристаллами Swarovski, россыпями фианитов и мерцающей позолотой разных оттенков.

Мужские часы Romanson — уникальное явление в своем роде. Уникальность мужских коллекций заключается в богатейшем разнообразии стилевых решений, здесь есть абсолютно все, что может представить фантазия самого щепетильного и взыскательного покупателя. От строгой и элегантной классики до авангардных хронографов в духе спортивной гонки. Для мужских моделей применяется прочная нержавеющая сталь и титан, кожа с имитацией рисунка крокодильей и змеиной кожи; практически все модели оснащены твердым минеральным стеклом или стеклом с сапфировым покрытием.

Молодая корейская компания, выпускающая часы Romanson, появилась на рынке всего лишь около 20 лет назад. Но за эти годы компания не только успешно прошла путь развития, но и легко завоевала мировое признание. Заводы компании расположены в Южной Корее. Также в сборке моделей принимают участие японские компании Citizen и Miyota.
Все наручные часы Romanson оснащены механизмами Ronda, ISA, ETA и они иногда позиционируются многими продавцами, как швейцарские часы. Механизмы ведущих мировых производителей обеспечивают точность, надежность и долговечность часов. В кварцевые часы устанавливаются механизмы швейцарских фирм ISA, Ronda, в подтверждение этого на кварцевых часах Romanson стоит надпись: «Swiss Quartz». В дорогих механических часах используются механизмы всемирно известного производителя ETA, для более недорогих моделей механизмы японской компании Miyota, входящей в концерн Citizen. Таким образом, марка является корейской, но использует в своей продукции швейцарские механизмы, что позволяет создавать качественные модели, стоимость которых уступает швейцарским аналогам. И это одна из причин популярности часов этой марки на рынках многих стран. Вторая причина заключается в оригинальности дизайнерских и конструкторских разработок, благодаря которым дизайн часов Romanson не уступает дизайну многих более именитых коллег бренда. Популярность часов объясняется также тем фактом, что производитель выпускает огромное количество различных моделей и быстро меняет свой ассортимент.
Контроль качества при производстве часов Romanson отвечает самым высоким международным стандартам. Подтверждением этого факта служит сертификат качества ISO 9001, после присуждения которого марка Romanson окончательно закрепилась на мировом рынке.
Большинство женских моделей Romanson представляют собой оригинальные аксессуары, выполненные в ярком стиле, создающем отличное настроение. Коллекции мужских наручных часов Romanson не ограничиваются классическим дизайном и формой, а включают в себя большое разнообразие моделей, в том числе с корпусами из вольфрама и керамики.
Изначально часы Romanson создавались как часы для женщин, затем коллекция была дополнена и мужскими моделями, но основой модельного ряда остаются дамские часы.
В 2003 году компания Romanson изменила систему классификации модельного ряда. Сейчас весь модельный ряд делится на коллекции с собственным названием, внутри которых все модели объединены единой дизайнерской концепцией. Если раньше Romanson выделял в отдельные коллекции дорогие серии часов Eleve и Marigold, часы представительского класса Tulip, а все остальные достаточно условно разделялись на серию Phil и часы, не вошедшие ни в одну из коллекций, то новая система классификации продукции отличается от прежней. Основу ассортимента составляют изделия, созданные для тех женщин, которые используют и воспринимают часы как украшение. Новая система более четко отражает сложившиеся в часовом мире дизайнерские тенденции и позволяет визуально выделить в магазине каждую коллекцию, подчеркнуть ее особенности и сориентировать покупателя в обширном модельном ряду марки.
При изготовлении часов Romanson используются самые разнообразные материалы. Многие модели изготовлены из нержавеющей стали и титана. На вершине коллекции Romanson — часы из керамики и вольфрама. Поцарапать их практически невозможно. На задней крышке многих моделей можно увидеть надпись: «Saphire Glass» — в этих часах стоит особо прочное сапфировое стекло.

Коллекции Romanson поражают своим разнообразием:
Romanson Adel — это большой выбор моделей с модным дизайном.
Gents Automatic – мужские и женские механические часы с автоподзаводом.
Titanium — коллекция легких современных наручных часов из титана.
Gents Function — многофункциональные часы- хронографы для спортсменов и путешественников.
Trofish — созданная специально для молодежи стала одной из самых ярких коллекций по формам и цветовому исполнению.
Modish — стильные часы оригинальной дизайнерской разработки.
Opus – спортивные и изящные часы
Giselle – коллекция, созданная специально для молодежи
Marigold — часы из драгоценных металлов с бриллиантами
Phil — недорогие и демократичные модели

Компания Romanson, названная в честь швейцарского города Романсхорн, существует более 20 лет. Последние 10 лет она экспортирует свою продукцию в европейские и восточные страны, получая от этого доход в десятки миллионов долларов в год.

Большая часть товаров изготовлена из титановых сплавов и нержавеющей стали. Элитные коллекции выполнены из вольфрама и керамики. Стекло часов Romanson надежно защищено от ударов и проникновения влаги. Если на модели имеется логотип Saphire Glass, то циферблат покрыт дорогим сапфировым стеклом.

Несколько лет назад бренд Romanson был удостоен международного сертификата качества ISO 9001, который окончательно закрепил его позиции на мировом рынке производства часов.

Уникальность коллекций часов Romanson

За все время деятельности компания выпустила несколько десятков коллекций, каждая из которых предлагала неповторимый, уникальный стиль. Знаковыми сериями в истории компании стали Eleve, Modish, Opus, Trofish, Premier и некоторые другие, более ранние разработки.

Коллекция Eleve до сих пор остается непревзойденной по изяществу и женственности. Это были очень тонкие модели с узкими кожаными ремешками, которые предназначались для юных леди.

Модели коллекции Modish стали пределом минимализма. Характерные признаки Modish: четкие очертания корпуса в виде правильных геометрических фигур, отсутствие декора, простота дизайна, однотонность.

Одной из самых дорогих стала коллекция Trofish. Модели украшали всевозможные драгоценности; циферблат покрывало сапфировое стекло. Производители позиционировали Trofish как подарочную коллекцию для женщин.

Premier — одна из последних серий часов бренда Romanson. Это роскошные модели, выпущенные в ограниченном количестве. Изготовлены из нержавеющей стали и титана.

Часы Romanson в России

Бренд очень популярен в нашей стране. Часы корейской компании привлекательны для российского покупателя, прежде всего, доступной ценой. Корейская сборка поначалу вызывала сомнения у аудитории. Но время подтвердило надежность и долговечность товаров этого производителя, поэтому сегодня не остается никаких сомнений по поводу качества часов Romanson. Модели довольно разнообразны по цветовому исполнению и формам, что предоставляет покупателям свободу выбора. Целевая аудитория компании Romanson — женщины. Корейцы верно угадывают вкусовые предпочтения дам: покрывают корпус розовой или желтой позолотой, полируют покрытие, дополняют модели декором. Драгоценные металлы используются довольно сдержанно, что позволяет оставлять стоимость на прежнем уровне и, таким образом, сохранять популярность.

Еще одно различие науки и религии

Мы хорошо знаем, что наука и религия придерживаются различных мнений по многим вопросам, в том числе достаточно фундаментальным. Например, некоторые распространенные религии (в частности, иудаизм и возникшее на его базе христианство) полагают, что планета Земля существует около шести тысяч лет, а наука — что несколько миллиардов. Если воспринимать эти мнения прямо и непосредственно, как это написано, то религия оказывается несовместима со всеми естественными науками. И религиозный человек, если он ученый, может быть либо гуманитарием, либо математиком. Между тем мы так же хорошо знаем, что некоторые ученые-естественники говорили, что они религиозные люди, и, скорее всего, считали себя таковыми.

Заметим, что некоторые авторы, утверждающие, что наука не противоречит религии, зачисляют в категорию верующих многих ученых на основании их довольно туманных высказываний. И хоть не раз этих авторов ловили на передергиваниях, вопрос остается: как может ученый-физик, химик, биолог и т.д. считать себя религиозным, если в священных источниках и в школьном учебнике по его собственной науке приводятся два числа, различающиеся почти в миллион раз?

До какого-то момента автор этой небольшой заметки полагал, что ответ на этот вопрос относительно прост и звучит так. Разные люди предъявляют разные требования к связности, логичности, цельности картины мира. Например, один человек работает в науке или образовании и при этом может считать полезной для страны власть, которая уничтожает науку и образование, а другой не может. Один несет свои деньги в «пирамиду» и играет в лотерею, зная и арифметику, и историю вопроса, другой не несет и не играет и т. д. Так вот, первый может одной головой верить в две противоположные вещи, второму это не удается.

Эта простая идея хороша тем, что отдавала проблему биологам, психофизиологам, психологам и т.п. — почему по важнейшему для выживания свойству люди так различаются? Отчасти помогала ссылка на историю нашей несчастной страны, когда люди день-деньской смотрели на лозунги «Народ и партия едины» и «Слава труду», голосовали «за», но в большинстве своем прекрасно видели, кто един и кому слава, и рассказывали анекдоты. Мне казалось, что двоемыслие, воспетое Оруэллом, отчасти объясняет, почему люди верят одной головой в две противоположные вещи. Но недавно я понял, что ситуация сложнее и интереснее.

Прежде всего, чтобы сравнить два объекта, нужно найти нечто общее, некий параметр, который есть и у того, и у другого, но значения коего различны. Кошку и собаку можно сравнивать по цвету и по конструкции когтей, а кошку и комара — нельзя по когтям, но можно по цвету. И наука, и религия являются набором утверждений и набором предписаний. Сами утверждения и сами предписания сравнивать можно, но бесполезно.

Тезис, что вы в Христа только верите, а вот мы, ученые, знаем, что электрон есть, — наивен. В непосредственном опыте большинству людей не дано ни то, ни другое, а если автор скажет, что раза три-четыре недвусмысленно контактировал с электроном (и один из этих разов так, что мог на этом завершить весь свой опыт), то собеседник спросит, а не имел ли я непосредственных контактов с нейтрино. Ссылка на косвенный опыт и эксперимент «Камиоканде» вызовет контраргумент про плачущие иконы и самовозгорающиеся свечи, а ссылка на авторитет Перышкина и Ландсберга вызовет, естественно, ответ про авторитет Моисея и Сведенборга.

Но и у набора утверждений, и у набора предписаний есть внутренний параметр. Это — степень связности набора. По этому внутреннему параметру, причем не имеющему отношения к истинности и ложности самих утверждений (!), наука и религия различаются радикально. Сначала проиллюстрируем это, а потом посмотрим, какие из этого проистекают следствия.

Человек, который скажет, что не верит в электроны и протоны, или не знает, что это такое, не вызовет у меня большого удивления. Ну, не учился он в школе или всё забыл сто раз, да и вообще нынче школьники… Но человек, который верит в электрон и не верит в протон или верит, что в законе Кулона в знаменателе квадрат, но не верит в этот квадрат в законе всемирного тяготения, вызовет крайнее изумление. Люди, не имеющие отношения к естественным наукам, просто не представляют себе, насколько жестко связано всё в науке и технике. Поэтому разговоры про ошибочность теории относительности вызывают у профессионала-физика и у образованного инженера усмешку — отмените ее формулы, и в то же мгновение погаснут экраны телевизоров, вырубится GPS, сойдут с курса самолеты…

Это же относится к набору предписаний. Человек, не умеющий пользоваться вольтметром, амперметром и токоизмерительными клещами, не диво. Большая часть населения Земли и не видела всего этого, и никогда не увидит — и это ей не мешает жить. Но человек, пользующийся вольтметрами и упорно избегающий амперметров? Приснится же такое…

Наборы утверждений и предписаний в науке и технике являются структурами, связанными как внутри себя, так и друг с другом. Это не исключает «фронтира», зоны развития, где идет построение новых теорий, где, более того, возникают и новые понятия. Но это на переднем крае, окружающем физику, химию и прочие естественные науки, а за ним — университетский, вузовский, для школ с углубленным изучением и просто школьный курс. За ним — сотовый телефон, компьютер, телевизор, самолет, токамак, коллайдер и всё остальное. И оно работает.

Ситуация в религии отличается кардинально. Наборов утверждений существует много, и ее эволюция здесь ни при чем — кстати, в науке она тоже была.

В религии разные наборы существуют одновременно — в каждой религии свой. Во многом они совпадают, особенно если религии имеют общее происхождение или если одна выросла из другой, но во многом и различны. Индуистская картина мира дальше от христианской, чем горизонт событий Вселенной от редакции ТрВ-Наука. Более того, даже в рамках одной религии есть многочисленные варианты. Чем различия мельче, тем вариантов больше. Для некоторых религий я, дилетант, назову десяток вариантов, профессионал-религиовед легко назовет несколько десятков, а если угостить его хорошим кофе с пирожными — еще сотню.

То же относится и к предписаниям. Их множество вариантов, что, кстати, вызывает проблемы у социологов. Чтобы изучать религию и религиозность, надо хоть как-то определить, что оно такое. А это оказывается непреодолимой задачей. Точнее, гораздо хуже — преодолеваемой десятками способов, причем каждый автор предпочитает свой личный и дает свое определение. Более того, даже в рамках одной системы предписаний, оказывается, можно следовать не всем. Да, для измерения напряжения нужно брать вольтметр, а не амперметр, но можно не выставлять на нем правильный предел. И при этом вольтметр не выходит из строя и правильно показывает! А некоторые берут тестер, ставят на «омы» и измеряют напряжение в сети…

Из этой принципиальной разницы проистекают некоторые замечательные следствия.

Первое. Различия в догмах и предписаниях, которые повлекли религиозные войны с их миллионами жертв, вряд ли возможны на почве науки.

Второе. Наука и религия прекрасно совместимы, причем без шизофренического разделения сознания — каллозотомию можно не проводить. Ученый, который хочет по психологическим или социальным причинам причислять себя к верующим, просто берет из религии то, что не противоречит его науке. Например, десять заповедей ни физике, ни биологии не противоречат, а семь — тем более. А если я там кое с чем не согласен, то это уж мое личное дело, могу и из них соблюдать не все. А уж какое при 613 заповедях иудаизма раздолье…

Третье. Наука с ее жесткостью, логичностью и цельностью — удел немногих. Религия с ее гибкостью (хочу — отстаиваю всенощные и покрываю голову, хочу — надеваю юбку, которые некоторые путают с поясом, и нательный крестик поверх водолазки) гораздо психологически комфортнее для человека. А еще я могу долго обсуждать с подругами, как именно я «пощусь», — потому что, оказывается, это можно делать множеством способов. Правда, кто-то скажет, что моя религиозность «ненастоящая», но ведь и я могу про него это сказать.

Четвертое. Дискуссии между ревнителями религии и науки невозможны, и дело не в конкретных утверждениях, а в разном отношении к понятию «утверждение». Шесть дней творения можно понимать множеством способов, в том числе «иносказательно». А тогда тысячи лет легко превратить в миллиарды.

А 220 вольт не иносказательны. Я это очень хорошо помню.

P.S. Некоторые московские журналы, по инерции именующие себя «научнопопулярными», этот текст публиковать не захотели. Один из первых признаков клерикальной интоксикации у неофитов уклонение от обсуждения.

Леонид Ашкинази,
канд. физ.-мат. наук, Московский институт электроники и математики (МИЭМ)

См. также : Еще раз про еще одно различие

От редакции

Точка зрения, высказанная автором, мне представляется очень важной, поскольку она затрагивает один из наиболее «болевых» моментов взаимоотношения науки и религии. В этом кратком комментарии хочется отметить лишь несколько спорных, на мой взгляд, моментов. Можно согласиться с автором в том, что и науку и религию можно рассматривать, как набор утверждений и предписаний, однако принципиально важен, на мой взгляд, характер этих предписаний. К сожалению, в кратком комментарии я не могу сформулировать это достаточно четко, но постараюсь сказать образно. Говоря грубо, то, что человек верит в протон и электрон, почти никак не влияет на его бытовое поведение (за исключением осторожного обращения с электроприборами, хотя для последнего вовсе не обязательно верить в электрон, достаточно просто знать, чего не надо делать). Если человек придерживается определенных религиозных предписаний, то это имеет прямое отношение в первую очередь к тому, как он ведет себя в мире: уступает ли место в метро, ругается ли, посещает ли службы и пр.

Далее автор несколько вольно пишет, что предписания религии можно соблюдать, но не все, и в какой-то момент смешивает собственно религию с модой на религию. Я согласна, что в случаях, когда нет четкого определения религиозности, в религиозные люди относят всех тех, кто себя таковыми называет (как это происходит, кстати, с национальной принадлежностью), поэтому очень легко сказать, что предписания религии вообще можно не соблюдать. Это не совсем так (а если быть религиозным, то и совсем не так), однако, опять же в отличие от науки, здесь начинается разговор о таких вещах, как совесть (моя религия мне это не позволяет) или комфорт (а я так хочу). Ни протон, ни электрон к совести и комфорту отношения не имеют.

И последнее — о религиозных войнах. Автор хорошо формулирует этот итог, однако хотелось бы заметить, что настоящие причины войн и междоусобиц зачастую не связаны с религией. Скорее следует говорить о том, что религия становится удобным обоснованием для войн или способом размежевания на «своих» и «чужих». Наука, конечно, таким потенциалом не обладает.

О.З.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Хан Фэйцзы | Китайский философ

Хань Фэйцзы , латинизация Уэйда-Джайлса Хань Фей-цзы (китайский: «Мастер Хань Фэй») , (род. ок. 280, Китай — умер в 233 г. до н.э., Китай), величайший из китайских законников философы. Его очерки об автократическом правлении произвели такое впечатление на царя Цинь Чжэна, что будущий император принял их принципы после захвата власти в 221 г. до н. э. Книга Hanfeizi , названная в его честь, представляет собой синтез правовых теорий того времени.

Жизнь

Мало что известно о личной жизни Хань Фейцзы. Член правящей семьи Хань, одного из слабейших воюющих государств, находившихся в состоянии конфликта в V–III веках до н. сопровождавший крах феодальной системы в его время. Обнаружив, что его совет правителю родного государства остался без внимания, он изложил свои идеи в письменной форме.Считается также, что дефект речи побудил его прибегнуть к письму. Король Цинь (западное государство) Чжэн, ставший первым императором династии Цинь в 221 г. до н. э., читал и восхищался некоторыми из его эссе. Когда в 234 г. до н. э. Чжэн начал наступление на Хань, правитель Хань отправил Хань Фэйцзы для переговоров с Цинь. Чжэн был рад принять Хань Фэйцзы и, вероятно, планировал предложить ему высокий государственный пост. Ли Си, главный министр Цинь и бывший однокашник Хань Фейцзы, по-видимому, опасаясь, что последний может снискать благосклонность короля благодаря превосходной эрудиции, заключил Хань Фейцзы в тюрьму по обвинению в двуличии. Выполняя приказ Ли Си покончить жизнь самоубийством, он выпил яд, который Ли Си прислала ему, покончив с собой.

Для Хань Фэйцзы было аксиомой, что политические институты должны меняться с изменением исторических обстоятельств. Глупо, сказал он, цепляться за устаревшие обычаи прошлого, как это делали конфуцианцы. Также было аксиомой то, что политические институты приспосабливаются к господствующему образцу человеческого поведения, которое определяется не моральными чувствами, а экономическими и политическими условиями. В голодный год люди едва ли могут прокормить родню, а в год изобилия они пируют случайные посетители — не потому, что они попеременно бессердечны и щедры, а «из-за разницы в количестве пищи, которую нужно иметь.«В древние времена, когда товаров было в избытке, люди пренебрегали ими, но возросшее давление населения на ресурсы привело к экономическому дефициту; следовательно, «сегодняшние мужчины ссорятся и воруют». Следовательно, правитель не должен пытаться сделать людей добрыми, а должен лишь удерживать их от совершения зла. Он также не должен пытаться «завоевать сердца людей», потому что, какими бы эгоистичными ни были люди, они не знают своих истинных интересов. Ум людей ненадежен, как младенец.

Согласно конфуцианцам, так как добродетель дает королю право на власть, неправильное управление лишает это право.Хань Фейзи думал иначе. Какими бы ни были моральные качества правителя и как бы он ни правил, обладание властью ( ши ) влечет за собой рычаги для строгого подчинения. «Подданный, служащий правителю, сын, служащий отцу, и жена, служащая мужу» вместе составляют «непреложный принцип мира». Даже если повелитель людей недостоин, ни один подданный не посмеет посягнуть на его прерогативу. Более того, политический долг имеет приоритет над другими обязанностями. Говорили, что один солдат бежал с поля боя, потому что думал, что если его убьют, то он больше не сможет служить своему отцу.Хань Фэйцзы прокомментировал: «Дочерний сын своего отца может быть предательским подданным своего правителя».

Властью следует пользоваться не по прихоти, а посредством законов ( fa ), которые обнародует правитель и которым все должны подчиняться. «Разумный правитель заставляет закон выбирать людей и сам не назначает их произвольно; он заставляет закон измерять заслуги и сам не выносит произвольных суждений». Он может реформировать закон, но пока он позволяет ему действовать, он должен его соблюдать.

Чтобы обеспечить эффективную бюрократию и защитить свою власть от посягательств или узурпации, правитель должен использовать шу («административные приемы» или «искусство управления государством»).Правители периода Воюющих царств сочли выгодным нанимать людей, обладающих навыками управления, дипломатии и войны. Но как отделить солидный талант от пустой болтовни, стало серьезной проблемой. Шу был ответом Хань Фейзи на проблему. После распределения должностей в соответствии с индивидуальными способностями правитель должен требовать удовлетворительного выполнения обязанностей, возложенных на их должности, и наказывать каждого, кто пренебрегает обязанностями или превышает свои полномочия. Правитель может уполномочить чиновника выполнить внесенное им предложение.Он должен наказывать его не только тогда, когда результаты не соответствуют заявленной цели, но и когда они ее превышают.

Шу также является ответом Хань Фэйцзы на проблему узурпации, из-за которой не один правитель потерял свой трон. Интересы правителя и управляемого несовместимы: «Высший и низший ведут по сто сражений в день». Поэтому правителю надлежит никому не доверять; подозрительно относиться к подхалимам; не позволять никому приобретать неправомерную власть или влияние; и, прежде всего, использовать хитрость для раскрытия заговоров против престола.

Когда верховная власть в безопасности и воцарился порядок, правитель приступает к расширению своего королевства с помощью военной мощи. Сила является решающим фактором в межгосударственных отношениях. Военная мощь неотделима от экономической мощи. Поскольку земледелие является единственным продуктивным занятием, все другие призвания, особенно ученое, не должны поощряться. Давать помощь обездоленным и неразумно, и несправедливо. Собирать налоги с богатых, чтобы помочь бедным, «значит грабить прилежных и бережливых и потакать расточительным и ленивым.

Кунг-чуань Сяо

Текущее время — 2022 — Бюллетень ученых-атомщиков

Во многих странах по-прежнему существует огромный разрыв между долгосрочными обязательствами по сокращению выбросов парниковых газов и краткосрочными и среднесрочными действиями по сокращению выбросов, необходимыми для достижения этих целей. Хотя быстрое возвращение новой администрации США к Парижскому соглашению говорит правильные слова, оно еще не подкреплено действенной политикой.

Развитые страны улучшили свои меры реагирования на продолжающуюся пандемию COVID-19 в 2021 году, но ответные меры во всем мире остались совершенно недостаточными.Планы быстрого глобального распространения вакцин по существу рухнули, в результате чего более бедные страны остались в значительной степени непривитыми и позволили новым вариантам вируса SARS-CoV-2 закрепиться нежелательно. Помимо пандемии, тревожные упущения в области биобезопасности и биозащиты ясно показали, что международному сообществу необходимо сосредоточить серьезное внимание на управлении глобальным биологическим исследовательским предприятием. Кроме того, создание и осуществление программ биологического оружия положило начало новой гонке биологических вооружений.

И хотя новая администрация США добилась прогресса в восстановлении роли науки и доказательств в государственной политике, в 2021 году коррупция в информационной экосистеме продолжалась быстрыми темпами. ложь убедила значительную часть американской общественности поверить в совершенно ложную версию, утверждающую, что Джо Байден не выиграл президентские выборы в США в 2020 году. Продолжающиеся усилия по распространению этой версии угрожают подорвать будущие выборы в США, американскую демократию в целом и, следовательно, , способность Соединенных Штатов возглавить глобальные усилия по управлению экзистенциальным риском.

Ввиду этой смешанной среды угроз — с некоторыми позитивными событиями, противодействующими тревожными и ускоряющимися негативными тенденциями — члены Совета по науке и безопасности считают, что мир не безопаснее, чем в прошлом году в это время, и поэтому решают установить Часы Судного дня снова показывают 100 секунд до полуночи. Это решение никоим образом не свидетельствует о том, что ситуация в области международной безопасности стабилизировалась. Напротив, Часы остаются как никогда близкими к апокалипсису конца цивилизации, потому что мир застрял в чрезвычайно опасном моменте.В 2019 году мы назвали это новой аномалией, и, к сожалению, она так и осталась.

В прошлом году, несмотря на похвальные усилия некоторых лидеров и общественности, негативные тенденции в области ядерного и биологического оружия, изменения климата и различных прорывных технологий, усугубляемые коррумпированной информационной экосферой, подрывающей рациональное принятие решений, удерживали мир в рукой подать до апокалипсиса. Глобальные лидеры и общественность не двигаются с той скоростью или единством, которые необходимы для предотвращения катастрофы.

Лидеры во всем мире должны немедленно взять на себя обязательство возобновить сотрудничество во многих доступных путях и местах для снижения экзистенциального риска. Граждане мира могут и должны организоваться, чтобы потребовать от своих лидеров сделать это — и быстро. На пороге рока нельзя слоняться без дела.

Элементы здравого суждения

Краткая идея
Цель

Основная функция менеджера состоит в том, чтобы выносить суждения — формировать взгляды и интерпретировать неоднозначные данные таким образом, чтобы это привело к правильному решению.

Вызов

У нас нет четкой основы для обучения здравому смыслу или признания его в других. Чтобы оценить суждения лидера, мы часто полагаемся на его или ее послужной список, который может ввести в заблуждение.

Решение

В этой статье определены шесть компонентов, способствующих здравому суждению: обучение, доверие, опыт, непривязанность, варианты и подача. Работая над каждым из них, лидеры могут улучшить свою способность разбираться в двусмысленной ситуации.

Необходимо принять решение. Факты были собраны, а аргументы за и против вариантов изложены, но нет четких доказательств в поддержку какого-либо конкретного варианта. Теперь люди за столом поворачиваются к генеральному директору. То, что они ищут, — это здравый смысл — интерпретация фактов, указывающая на правильный выбор.

Суждение — способность сочетать личные качества с соответствующими знаниями и опытом для формирования мнений и принятия решений — является «основой образцового лидерства», согласно Ноэлю Тичи и Уоррену Беннису (авторам книги «Суждение: как лидеры-победители делают великие дела»).Это то, что позволяет сделать правильный выбор в отсутствие четких, релевантных данных или очевидного пути. В какой-то степени мы все способны формировать взгляды и интерпретировать факты. Что нам нужно, конечно, хорошее суждение.

Много чернил было пролито в попытках понять, из чего состоит здравый смысл. Некоторые эксперты определяют его как приобретенный инстинкт или «интуитивное чувство», которое каким-то образом сочетает в себе глубокий опыт с аналитическими навыками на бессознательном уровне, чтобы произвести понимание или распознать закономерность, которую другие упускают из виду. На высоком уровне это определение интуитивно понятно; но трудно перейти от понимания того, что такое суждение, к знанию того, как его приобрести или даже распознать.

Пытаясь справиться с этой задачей, я разговаривал с руководителями ряда компаний, от крупнейших в мире до стартапов. Я также обращался к профессионалам: старшим партнерам юридических и бухгалтерских фирм, генералам, врачам, ученым, священникам и дипломатам. Я попросил их поделиться своими наблюдениями за их собственными и чужими суждениями, чтобы я мог определить навыки и модели поведения, которые в совокупности создают условия для свежих идей и позволяют лицам, принимающим решения, различать закономерности, которые другие упускают из виду.Я также просмотрел соответствующую литературу, включая лидерство и психологию.

Я обнаружил, что лидеры с здравым смыслом, как правило, хорошо слушают и читают — способны слышать, что на самом деле имеют в виду другие люди, и, таким образом, способны видеть закономерности, которых другие не замечают. У них есть богатый опыт и отношения, которые позволяют им распознавать параллели или аналогии, которые упускают из виду другие, и, если они чего-то не знают, они знают кого-то, кто знает, и опираются на суждение этого человека. Они могут распознавать собственные эмоции и предубеждения и исключать их из уравнения.Они умеют расширять спектр рассматриваемых вариантов. Наконец, они остаются прикованы к реальному миру: делая выбор, они учитывают и его реализацию.

Практики, которые могут принять лидеры, навыки, которые они могут развивать, и отношения, которые они могут построить, будут влиять на их суждения. В этой статье я рассмотрю шесть основных компонентов здравого суждения — я называю их обучение, доверие, опыт, непривязанность, варианты, и доставка — и предложу способы их улучшения.

Обучение: слушай внимательно, читай критически

Здравый смысл требует, чтобы вы превратили знание в понимание. Это звучит очевидно, но, как всегда, дьявол кроется в деталях — в данном случае в вашем подходе к обучению. Многие лидеры торопятся с неправильными суждениями, потому что бессознательно фильтруют получаемую информацию или недостаточно критично относятся к тому, что слышат или читают.

Правда, к сожалению, в том, что немногие из нас действительно усваивают получаемую информацию.Мы отфильтровываем то, что не ожидаем или не хотим слышать, и эта тенденция не обязательно улучшается с возрастом. (Например, исследования показывают, что дети замечают то, чего не замечают взрослые.) В результате лидеры просто упускают большую часть доступной информации — слабость, которой особенно подвержены лучшие работники, потому что самоуверенность так часто приходит вместе с успехом. .

Конечно, существуют исключения. Я впервые встретился с Джоном Бьюкененом в начале его выдающейся четырехдесятилетней карьеры, в течение которой он был финансовым директором в BP, председателем правления Smith & Nephew, заместителем председателя Vodafone и директором в AstraZeneca, Alliance Boots и BHP Billiton.Что меня поразило сразу и на протяжении всего нашего знакомства, так это то, что он уделял мне и всем остальным свое безраздельное внимание. Многие люди с его послужным списком достижений давно бы перестали слушать его в пользу проповеди.

Лидеры с здравым смыслом, как правило, хорошо слушают и читают.

Бьюкенен был более чем хорошим слушателем — он был мастером в извлечении информации, которую люди иначе не могли бы предоставить. Его вопросы были рассчитаны на получение интересных ответов.Он сказал мне, что, решая, например, согласиться ли на пост директора, он будет задавать такие вопросы, как «Где бы вы разместили эту компанию в спектре от белого до серого?» «Сначала это звучит как классическая управленческая фраза, умная, но бессмысленная», — сказал он. «Тем не менее, он достаточно открыт, чтобы давать ответы по широкому кругу вопросов, и достаточно точен, чтобы дать содержательный ответ».

Еще одной проблемой является информационная перегрузка, особенно письменными материалами.Неудивительно, что генеральные директора с огромными требованиями к своему времени и вниманию с трудом справляются с объемом получаемых электронных писем и информационных материалов. Как директор крупной зарегистрированной на бирже компании, я мог прочесть до миллиона слов перед важной встречей. Столкнувшись с таким потоком, возникает искушение просмотреть и запомнить только тот материал, который подтверждает наши убеждения. Вот почему умные лидеры требуют качества, а не количества того, что им достается. Триста страниц для следующей большой встречи? Максимум шесть страниц для пунктов повестки дня Amazon и Банка Англии.

Перегрузка — не единственная проблема, когда дело доходит до чтения. Более тонкий риск заключается в том, чтобы принять написанное за чистую монету. Когда мы слушаем, как говорят люди, мы ищем (сознательно или бессознательно) невербальные подсказки о качестве того, что слышим. Во время чтения нам не хватает этого контекста; и в эпоху, когда термин «фейковые новости» стал общепринятым, лица, принимающие решения, должны уделять особое внимание качеству информации, которую они видят и слышат, особенно материалам, отфильтрованным коллегами или полученным через поисковые системы и обмены в социальных сетях. Действительно ли вы так осторожны в оценке и фильтрации, как должны быть, зная, насколько изменчиво качество? Если вы считаете, что никогда бессознательно не отсеиваете информацию, подумайте, выберете ли вы газету, которая согласуется с тем, что вы уже думаете.

Люди с здравым смыслом скептически относятся к бессмысленной информации. Нас бы сегодня не было в живых, если бы не советский подполковник по имени Станислав Петров. Только после падения коммунизма стало известно, что однажды в 1983 году Петрову, дежурному в советском центре слежения за ракетами, сообщили, что советские спутники обнаружили U.С. Ракетный удар по СССР. Он решил, что значение 100%-ной вероятности было неправдоподобно высоким, и не сообщил информацию наверх, как того требовали его инструкции. Вместо этого он сообщил о неисправности системы. «У меня были все данные [чтобы предположить, что ракетная атака продолжалась]», — сказал он русской службе Би-би-си в 2013 году. «Если бы я отправил свой отчет по служебной цепочке, никто бы не сказал ни слова против». Оказалось, что спутники приняли солнечный свет, отраженный от облаков, за ракетные двигатели.

Улучшить:

Активное слушание, в том числе понимание того, что говорит , а не , и интерпретация языка тела, является ценным навыком, который нужно оттачивать, и существует множество советов. Остерегайтесь собственных фильтров, а также защитной реакции или агрессии, которые могут помешать альтернативным аргументам. Если вам становится скучно и нетерпеливо при прослушивании, задавайте вопросы и проверяйте выводы. Если вы перегружены письменными информационными материалами, сосредоточьтесь на тех частях, где обсуждаются вопросы и проблемы, а не на тех, которые обобщают презентации, которые вы услышите на собрании.(Слишком много комплектов досок заполнено предварительными копиями презентаций.) Ищите пробелы или несоответствия в том, что говорится или пишется. Тщательно подумайте о том, откуда берутся исходные данные, и о вероятных интересах людей, которые их предоставляют. Если можете, получите информацию и информацию от людей, которые придерживаются более чем одной стороны спора, особенно от людей, с которыми вы обычно не согласны. Наконец, убедитесь, что критерии и прокси для данных, на которые вы полагаетесь, верны; ищите расхождения в метриках и пытайтесь в них разобраться.

Доверие: искать разнообразие, а не подтверждение

Лидерство не должно быть делом одиночки. Лидеры могут использовать навыки и опыт других, а также свои собственные, когда они подходят к решению. Кто эти советники и насколько лидер доверяет им, имеют решающее значение для качества суждений этого лидера.

К сожалению, многие руководители и предприниматели берут на борт людей, которые просто повторяют и подтверждают их мнение. Опальные руководители Элизабет Холмс и Санни Балвани из стартапа Theranos считали любого, кто выражал беспокойство или возражение, циником и скептиком.«Сотрудников, которые упорствовали в этом, обычно изолировали или увольняли, а подхалимов продвигали по службе», — сообщает Financial Times. Недавно отсидевший 18 лет в тюрьме Ву Сяохуэй, основатель и лидер китайской страховой группы Anbang, построил разнообразную международную империю, купив крупные активы, в том числе нью-йоркский отель Waldorf Astoria. Он также окружил себя «невпечатляющими людьми, которые просто выполняли его приказы и не задавали им вопросов», — сказал FT один из сотрудников.

Историк Дорис Кернс Гудвин в своей книге «Команда соперников» отмечает, что Авраам Линкольн собрал кабинет экспертов, которых он уважал, но которые не всегда соглашались друг с другом.McKinsey уже давно включила обязательство (а не предложение ) выражать несогласие в качестве центральной части своего ведения бизнеса. В Принципах лидерства Amazon указано, что лидеры должны «искать разные точки зрения и работать над тем, чтобы опровергнуть свои убеждения».

Тим Флач / Getty Images

Джек Ма из Alibaba думает в том же духе. Признавая собственное невежество в технологиях (ему было 33 года, когда он получил свой первый компьютер), Ма нанял Джона Ву из Yahoo своим главным техническим директором, комментируя: «Для первоклассной компании нам нужны первоклассные технологии. Когда придет Джон, я смогу спать спокойно». Ма — не единственный мегапредприниматель, который искал советников с организационными и личными качествами и опытом, чтобы заполнить пустоту в себе. Марк Цукерберг из Facebook нанял Шерил Сандберг по той же причине. А Натали Массне, основатель интернет-магазина модной одежды Net-a-Porter, наняла гораздо более старшего Марка Себбу, «заниженного исполнительного директора Net-a-Porter, который навел порядок в стартапе электронной коммерции в манере Роберта Де Ниро». в The Intern», — сообщает лондонская Times.Мой брат Майкл сказал мне, что одна из причин, по которой сеть салонов оптики его компании под брендом GrandOptical стала крупнейшей во Франции, заключается в том, что он сотрудничал с Даниэлем Абиттаном, чье операционное превосходство дополняло предпринимательское видение и стратегические навыки Майкла.

Улучшить:

Ищите источники надежных советов: людей, которые скажут вам то, что вам нужно знать, а не то, что вы хотите услышать. Когда вы набираете людей, на чьи советы вы будете полагаться, не принимайте результаты за их здравый смысл.Сделайте суждение явным фактором в оценках и решениях о продвижении по службе. Уша Прашар, возглавлявшая орган, занимающийся назначением высших судей в Великобритании, указала на необходимость исследовать то, как кандидат действовал, а не только то, что он или она сделали. Доминик Бартон из McKinsey сказал мне, что он искал то, что было сказано , а не : не упомянули ли люди о каких-либо «реальных» трудностях, неудачах или неудачах в своей карьере на сегодняшний день? Один генеральный директор сказал, что спрашивал людей о ситуациях, в которых у них было недостаточно информации или противоречивые советы.Не пугайтесь оценок, что кандидат «другой». Кто-то, кто не согласен с вами, может предложить вызов, который вам нужен.

Опыт: сделайте его релевантным, но не узким

Помимо данных и доказательств, имеющих отношение к решению, лидеры используют свой опыт при вынесении суждений. Опыт дает контекст и помогает нам находить потенциальные решения и предвидеть проблемы. Если они ранее сталкивались с чем-то вроде текущей проблемы, лидеры могут определить области, на которых можно сосредоточить свою энергию и ресурсы.

Мохамед Алаббар, председатель дубайской компании Emaar Properties и один из самых успешных предпринимателей Ближнего Востока, привел мне пример. Его первый крупный кризис с недвижимостью, произошедший в Сингапуре в 1991 году, научил его уязвимости, связанной с высокой ориентацией на спад, а в сфере недвижимости только те, кто усвоил уроки чрезмерного использования средств во время своего первого краха, выживают в долгосрочной перспективе. С тех пор Alabbar управлял часто драматическими экономическими циклами Дубая и сегодня владеет портфолио, которое включает Бурдж-Халифа, самое высокое здание в мире, и Дубай Молл, один из крупнейших торговых центров в мире.

Но — и это большое но — если опыт имеет узкую основу, фамильярность может быть опасной. Если моя компания планирует выйти на индийский рынок, я могу не доверять суждению человека, чей единственный продукт был запущен в Соединенных Штатах. Я бы, наверное, меньше беспокоился о ком-то, кто также запустил новые продукты, скажем, в Китае и Южной Африке, потому что такой человек с меньшей вероятностью проигнорирует важные сигналы.

Кроме того, лидеры с большим опытом работы в определенной области могут зайти в тупик, вынося суждения по привычке, самодовольству или самоуверенности.Обычно требуется внешний кризис, чтобы разоблачить эту неудачу, для которой отсутствие спасательных шлюпок для «Титаник » является непреходящим символом, а финансовый кризис 2008 года — моментом истины для многих внешне неприступных титанов. Эквивалентом сегодня являются те лидеры, которые недооценили скорость, с которой экологические проблемы выйдут на первый план и потребуют ощутимого ответа.

Улучшить:

Во-первых, оцените, насколько хорошо вы опираетесь на собственный опыт при принятии решений. Начните с того, что проанализируйте свои важные призывы к суждению, чтобы определить, что прошло хорошо, а что плохо, включая то, правильно ли вы опирались на опыт и были ли аналогии, которые вы провели, уместными. Запишите как неправильное, так и правильное. Это сложно, и заманчиво переписать историю, поэтому может быть полезно поделиться своими выводами с тренером или коллегами, которые могут по-другому взглянуть на тот же опыт. Попробуйте также нанять умного друга, который может быть нейтральным критиком.

Лидеры с большим опытом работы в определенной области могут зайти в тупик.

Во-вторых, особенно если вы молодой лидер, работайте над расширением своего опыта. Постарайтесь получить должности за границей или в ключевых корпоративных подразделениях, таких как финансы, продажи и производство. Станьте частью команды по привлечению клиентов для крупной сделки. И как генеральный директор, решающая поддержка, которую вы можете оказать менеджерам с высоким потенциалом, — это более разнообразная экспозиция, поэтому принимайте участие в планировании карьеры. Это не только сделает одолжение молодым менеджерам; это поможет компании и, возможно, вам, потому что расширит опыт, к которому вы можете подключиться.

Отстраненность: выявление, а затем борьба с предубеждениями

Когда вы обрабатываете информацию и опираетесь на разнообразие своих собственных знаний и знаний других людей, очень важно, чтобы вы понимали и устраняли свои собственные предубеждения. Хотя страсть к целям и ценностям — прекрасное лидерское качество, которое может вдохновить последователей на большие усилия, оно также может повлиять на то, как вы обрабатываете информацию, учитесь на собственном опыте и выбираете консультантов.

Таким образом, способность отстраняться, как интеллектуально, так и эмоционально, является жизненно важным компонентом здравого смысла.Но это сложный навык. Как показали исследования в области поведенческой экономики, психологии и наук о принятии решений в последние годы, когнитивные искажения, такие как привязка, подтверждение и неприятие риска или чрезмерная склонность к риску, оказывают сильное влияние на выбор, который делают люди.

Немецкая энергетическая компания RWE представляет предостерегающий пример. В интервью 2017 года ее главный финансовый директор сообщил, что компания инвестировала 10 миллиардов долларов в строительство традиционных объектов по производству электроэнергии за пятилетний период, большую часть которых пришлось списать.RWE провела вскрытие, чтобы понять, почему инвестиции в традиционные энергетические технологии были выбраны в то время, когда энергетическая отрасль переключалась на возобновляемые источники энергии. Было установлено, что лица, принимающие решения, демонстрировали предвзятость статус-кво и подтверждения при оценке инвестиционного контекста. Также был обнаружен ряд случаев, когда действовали иерархические предубеждения: подчиненные, которые сомневались в суждениях своих начальников, скорее молчали, чем не соглашались с ними. Наконец, по словам финансового директора, RWE пострадала от «изрядной дозы ориентированных на действия предубеждений, таких как самоуверенность и чрезмерный оптимизм.

Именно благодаря их способности противостоять когнитивным предубеждениям и сохранять беспристрастность при принятии решений мы часто видим, как финансовые директора и юристы достигают должности генерального директора, особенно когда организация находится в периоде кризиса и рабочие места людей находятся под угрозой. Это качество получило широкую оценку после того, как Международный валютный фонд выбрал Кристин Лагард своим директором после драматического ухода в 2011 году ее предшественника Доминика Стросс-Кана после громкого скандала. Хотя Лагард не была экономистом, что необычно для главы МВФ, она продемонстрировала свои способности на посту министра финансов Франции, несмотря на небольшой политический опыт.И, несомненно, то, что она была партнером в крупной международной юридической фирме, научило ее беспристрастно подходить к переговорам — важнейшая способность в то время, когда мировая финансовая система находилась в тяжелом состоянии.

Улучшить:

Понять, прояснить и принять различные точки зрения. Поощряйте людей участвовать в ролевых играх и симуляциях, которые заставят их рассматривать планы, отличные от их собственных, и могут предоставить безопасное пространство для инакомыслия. Если сотрудников поощряют, например, играть роль конкурента, они могут поэкспериментировать с идеей, которую они могут не захотеть предложить боссу.

Программы развития лидерских качеств — отличный форум, на котором можно оспорить предположения, познакомив людей с коллегами из разных культур и регионов, которые приходят к обсуждению с разными взглядами.

Тим Флач / Getty Images

Наконец, люди со здравым смыслом следят за тем, чтобы у них были процессы, которые держат их в курсе предубеждений. Обнаружив, сколько ценности было уничтожено, RWE ввела новую практику: теперь важные решения требуют, чтобы перед обсуждением были высказаны предубеждения и, когда это необходимо, чтобы участвовал адвокат дьявола.Признайте, что ошибки будут происходить, и сомневайтесь в суждениях любого, кто предполагает, что их не будет.

Варианты: подвергнуть сомнению предлагаемый набор решений

Принимая решение, лидер часто должен выбирать по крайней мере из двух вариантов, сформулированных и представленных его сторонниками. Но умные лидеры не признают, что это все, что есть. Во время финансового кризиса 2008–2009 годов президент Обама потребовал от министра финансов Тимоти Гейтнера объяснить, почему он не рассматривает возможность национализации банков.Гейтнер вспоминает: «У нас был один из тех действительно трудных разговоров. Вы уверены, что это сработает? Ты можешь меня успокоить? Почему ты уверен? Каков наш выбор? Я сказал ему, что, по моему мнению, в то время у нас не было другого выбора, кроме как разыграть то, что мы запустили».

Обама делал то, что должны делать все хорошие лидеры, когда ему говорили: «У нас нет другого выхода», или «У нас есть два варианта, и один очень плохой», или «У нас есть три варианта, но приемлемым является только один». Почти всегда существуют другие варианты, такие как ничегонеделание, отсрочка принятия решения до получения дополнительной информации, проведение ограниченного по времени испытания или пилотного внедрения. Тим Бридон, бывший генеральный директор британской компании по оказанию финансовых услуг Legal & General, описал мне это как «не замкнутость в том, как все представлено».

Оглядываясь назад, можно сказать, что многие ошибочные суждения были неизбежны просто потому, что важные варианты — и риск непредвиденных последствий — даже не рассматривались. Это происходит по разным причинам, включая неприятие риска со стороны людей, дающих потенциальные ответы. Вот почему тщательное изучение набора решений является ключом к принятию решений руководителем.Работа генерального директора не состоит в том, чтобы придумывать все варианты. Но он или она может гарантировать, что управленческая команда предоставит полный спектр возможностей, противодействуя страхам и предубеждениям, которые заставляют команду заниматься саморедактированием. Когда можно обсудить все варианты, решение, скорее всего, будет правильным.

Улучшить:

Нажмите, чтобы получить разъяснения по плохо представленной информации, и бросьте вызов своим людям, если вы считаете, что важные факты отсутствуют. Поставьте под сомнение их взвешивание переменных, от которых зависят их аргументы.Если время кажется ключевым фактором, определите, что это законно. Учитывайте риски, связанные с новыми решениями (стресс и самоуверенность), и ищите возможности снизить их с помощью пилотного проекта. Используйте моделирование, триангуляцию и возможности искусственного интеллекта. Следуйте за Царем Соломоном (популярным кандидатом в ответ на мой вопрос «Как вы думаете, кто имел/имел здравый смысл?») и выясните ставки людей в окончательном решении. Контрольный признак перепроданности при определенном исходе.Каковы личные последствия для них (и для вас), если их решение сработает или не сработает? Проконсультируйтесь с теми, кому вы доверяете. Если никого нет или достаточно времени, попробуйте представить, что сделал бы тот, кому вы доверяете. Получите четкое представление о правилах и этических вопросах, потому что они помогут вам фильтровать свой выбор. Наконец, не бойтесь рассматривать радикальные варианты. Их обсуждение поможет вам и другим узнать о менее радикальных, но заслуживающих внимания, и может побудить других людей высказаться.

Доставка: Фактор возможности выполнения

Вы можете сделать все правильные стратегические выборы, но все же в конечном итоге проиграете, если не проявите рассудительность в отношении того, как и кем эти решения будут реализованы.В 1880 году французский дипломат и предприниматель Фердинанд де Лессепс убедил инвесторов поддержать строительство канала в Панаме, который соединит Атлантический и Тихий океаны. Поскольку де Лессепс только что завершил строительство Суэцкого канала, инвесторы и политики, не понимая, что строительство канала через песок не дает права строить канал через джунгли, не уделили его планам должного внимания. Его подход оказался катастрофически неподходящим, и правительству США пришлось завершить строительство канала, применив совершенно другой подход.

При рассмотрении проектов умные лидеры тщательно обдумывают риски реализации и требуют разъяснений от сторонников проекта. Это так же важно для небольших решений, как и для больших.

Лидер с здравым смыслом предвидит риски после того, как определен курс, и знает, кто лучше всего управляет этими рисками. Это может быть не тот человек, которому пришла в голову идея, особенно если предлагающий придерживается определенного видения, как это было в случае с де Лессепсом.В более общем смысле чутье, креативность и воображение не всегда сопровождаются способностью добиваться результатов — вот почему небольшие технологические фирмы часто с трудом извлекают выгоду из своего вдохновения и их покупают менее изобретательные, но лучше организованные гиганты.

Улучшить:

При оценке предложения убедитесь, что опыт людей, рекомендующих инвестиции, точно соответствует контексту. Если они укажут на свою предыдущую работу, попросите их объяснить, почему эта работа имеет отношение к текущей ситуации.Заставьте сторонников подвергнуть сомнению их предположения, участвуя в «предсмертных» обсуждениях, в ходе которых участники пытаются выяснить, что может привести к провалу предложения. Теперь RWE делает это в рамках процесса оценки проектов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Лидерам нужны многие качества, но в основе их всех лежит здравый смысл. У тех, у кого есть амбиции, но нет здравого смысла, заканчиваются деньги. Те, у кого есть харизма, но нет здравого смысла, ведут своих последователей в неправильном направлении. Те, у кого есть страсть, но нет суждения, бросаются по ложному пути.Те, у кого есть драйв, но нет суждения, встают очень рано, чтобы делать неправильные вещи. Чистая удача и факторы, не зависящие от вас, могут определить ваш окончательный успех, но здравый смысл сложит карты в вашу пользу.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь – февраль 2020 г.

Почему важно разнообразие и инклюзивность на рабочем месте?

Разнообразие и инклюзивность (D&I) — это больше, чем политика, программы или численность персонала. Справедливые работодатели опережают своих конкурентов, уважая уникальные потребности, перспективы и потенциал всех членов своей команды. В результате разнообразные и инклюзивные рабочие места завоевывают более глубокое доверие и большую приверженность со стороны своих сотрудников.

В чем разница между разнообразием и инклюзивностью?

Разнообразие и инклюзивность — две взаимосвязанные концепции, но они далеко не взаимозаменяемы. Разнообразие связано с представлением или составом сущности. Инклюзивность — это то, насколько хорошо вклад, присутствие и взгляды различных групп людей ценятся и интегрируются в окружающую среду.

Окружающая среда, в которой присутствует множество различных полов, рас, национальностей, сексуальных ориентаций и идентичностей, но только точки зрения определенных групп ценятся или имеют какой-либо авторитет или влияние, может быть разнообразной, но не всеобъемлющей.

Что такое разнообразие и инклюзивность на рабочем месте?

Разнообразное и инклюзивное рабочее место позволяет каждому, независимо от того, кем он является и чем занимается для бизнеса, чувствовать равное участие и поддержку во всех областях рабочего места. Часть «все области» важна.

Есть ли у вас разнообразие в рекрутинге, в каждом из ваших отделов и в вашем руководстве? Или у вас есть рабочее место, где 50% ваших сотрудников — женщины, но 0% ваших женщин — менеджеры? У вас есть хорошее представление о цветных сотрудниках в целом, но все они работают в одном отделе?

Эти наводящие вопросы раскрывают истинное разнообразие и вовлеченность на рабочем месте.

Почему важно разнообразие и инклюзивность на рабочем месте?

Исследования показали множество преимуществ разнообразного и инклюзивного рабочего места:

Вовлечение на рабочем месте является одним из наиболее важных ключей к удержанию.

Когда сотрудники не чувствуют, что их идеи, присутствие или вклад действительно ценятся или воспринимаются всерьез в их организации, они в конечном итоге уходят.

Наше исследование корпоративной культуры показывает, что когда сотрудники верят, что к ним и их коллегам будут относиться справедливо, независимо от расы, пола, сексуальной ориентации или возраста, они таковыми и являются.

  • В 9,8 раза больше шансов выйти на работу
  • В 6,3 раза больше гордятся своей работой
  • 5.В 4 раза больше вероятность того, что они захотят надолго остаться в своей компании

Наличие инклюзивной культуры на рабочем месте не только поможет вам привлечь разнообразные таланты, но и поможет вам сохранить разнообразные таланты, которых вы привлекли в первую очередь.

Что такое инклюзивное рабочее место?

Разнообразие, которому не хватает подлинной инклюзивности, часто называют «символизмом». На инклюзивном рабочем месте присутствует не только разнообразие людей, но и разнообразие людей, вовлеченных, развитых, наделенных полномочиями и пользующихся доверием со стороны бизнеса.

В чем разница между разнообразием, включением и принадлежностью?

Разница между разнообразием, включением и принадлежностью заключается в том, что разнообразие — это представительство разных людей в организации, включение — это гарантия того, что каждый имеет равные возможности вносить свой вклад и влиять на каждую часть и уровень рабочего места, а принадлежность гарантирует, что каждый чувствует себя в безопасности и может полностью раскрыть свое уникальное «я» на работе.

Что для всех?

For All™ is Great Place to Work — это определение культуры рабочего места, которое вышло за рамки «разнообразия и инклюзивности».”

Цель подхода Для всех – создать стабильное рабочее место с высоким уровнем доверия для всех, независимо от того, кто они и чем занимаются для организации.

For All — это накопление повседневного опыта, который помогает людям чувствовать, что они принадлежат им, что их уникальные таланты имеют значение и что коллеги и руководители заботятся об их индивидуальных потребностях. Когда компании испытывают очень человеческие акты признания, включения, достоинства и сострадания, именно тогда они могут достичь «Для всех».

For All имеет решающее значение для успеха. Рабочие места сегодня более разнообразны и глобально связаны, чем когда-либо прежде. Учитывая сложности современной рабочей среды, лидеры должны использовать коллективный разум, чтобы максимально раскрыть потенциал каждого человека.

Технологические и социальные изменения продолжают изменять ландшафт в каждой отрасли. Организациям потребуются человеческое суждение, сочувствие, страсть и креативность всех их сотрудников, чтобы реализовать все возможности новых технологий эпохи, повысить гибкость и изобретательность и решить проблемы все более требовательного и громкого рынка.

Организации, которые остаются рабочими местами «Для некоторых», рискуют потерять деньги, меньше зарабатывать и отстать от своих конкурентов в этом разрушительном климате. Тем не менее, компании, добившиеся успеха благодаря For All, смогут извлечь огромную пользу из различий своих сотрудников и будут процветать.

Если вы готовы создать отличное место для работы For All™ — , свяжитесь с нами сегодня, чтобы узнать о наших решениях.


Вступительное слово в Американском университете, Вашингтон, округ Колумбия.

К., 10 июня 1963 г.

Слушайте речь . Просмотр связанных документов .

Президент Джон Ф. Кеннеди
Вашингтон, округ Колумбия
10 июня 1963 г.

Президент Андерсон, члены профессорско-преподавательского состава, попечительский совет, почетные гости, мой старый коллега, сенатор Боб Берд, который получил свою степень благодаря многолетнему посещению вечерней юридической школы, в то время как я получаю свою в течение следующих 30 минут, с отличием гости, дамы и господа:

Я с большой гордостью принимаю участие в этой церемонии открытия Американского университета, спонсируемой Методистской церковью, основанной епископом Джоном Флетчером Херстом и впервые открытой президентом Вудро Вильсоном в 1914 году.Это молодой и развивающийся университет, но он уже оправдал просвещенную надежду епископа Херста на изучение истории и общественных дел в городе, посвященном созданию истории и ведению общественных дел. Спонсируя это высшее учебное заведение для всех, кто хочет учиться, независимо от их цвета кожи или вероисповедания, методисты этой области и нации заслуживают благодарности нации, и я благодарю всех тех, кто сегодня заканчивает учебу.

Профессор Вудро Вильсон однажды сказал, что каждый человек, отправленный из университета, должен быть человеком своей нации, а также человеком своего времени, и я уверен, что мужчины и женщины, получившие честь окончить это учебное заведение, продолжат отдавать от своей жизни, от своих талантов высокую степень общественной службы и общественной поддержки.

«Есть немного земных вещей прекраснее, чем университет», — писал Джон Мейсфилд в своем посвящении английским университетам, и его слова в равной степени верны и сегодня. Он не имел в виду шпили и башни, зелень кампуса и стены, увитые плющом. По его словам, он восхищался великолепной красотой университета, потому что это было «место, где те, кто ненавидит невежество, могут стремиться к знаниям, где те, кто постигает истину, могут стремиться заставить других видеть».

Поэтому я выбрал это время и это место, чтобы обсудить тему, в которой слишком часто преобладает невежество, а истина слишком редко постигается, и тем не менее это самая важная тема на земле: мир во всем мире.

О каком мире я говорю? Какого мира мы ищем? Не Pax Americana, навязанный миру американским военным оружием. Не мир могилы или безопасность раба. Я говорю о подлинном мире, таком мире, который делает жизнь на земле достойной жизни, таком мире, который позволяет людям и нациям расти, надеяться и строить лучшую жизнь для своих детей — не только мир для американцев, но и мир для всех. всем мужчинам и женщинам — не только мир в наше время, но мир на все времена.

Я говорю о мире из-за нового лица войны. Тотальная война не имеет смысла в эпоху, когда великие державы могут иметь крупные и относительно неуязвимые ядерные силы и отказываться сдаваться, не прибегая к этим силам. Это не имеет смысла в эпоху, когда одно ядерное оружие содержит взрывную силу, почти в десять раз превышающую взрывную силу всех союзных ВВС во Второй мировой войне. Это не имеет смысла в эпоху, когда смертельные яды, произведенные ядерным обменом, будут разнесены ветром, водой, почвой и семенами в дальние уголки земного шара и к поколениям, которые еще не родились.

Сегодня ежегодная трата миллиардов долларов на оружие, приобретаемое с целью убедиться, что нам никогда не понадобится его использовать, имеет важное значение для поддержания мира. Но, конечно же, приобретение таких праздных запасов, которые могут только разрушать, но никогда не создавать, не является единственным и тем более самым эффективным средством обеспечения мира.

Поэтому я говорю о мире как о необходимой разумной цели разумных людей. Я понимаю, что стремление к миру не так драматично, как стремление к войне, и часто слова преследователя остаются без внимания.Но у нас нет более срочной задачи.

Некоторые говорят, что бесполезно говорить о мире во всем мире, или о всемирном праве, или о всемирном разоружении, и что это будет бесполезно до тех пор, пока руководители Советского Союза не займут более просвещенную позицию. Я надеюсь, что они делают. Я верю, что мы можем помочь им в этом. Но я также считаю, что мы должны пересмотреть свое собственное отношение — как отдельных лиц и как нации, — поскольку наше отношение так же важно, как и их. И каждый выпускник этой школы, каждый думающий гражданин, отчаявшийся в войне и желающий принести мир, должен начать с заглядывания внутрь себя, с изучения своего собственного отношения к возможностям мира, к Советскому Союзу, к ходу холодной войны. и к свободе и миру здесь, дома.

Во-первых: Рассмотрим наше отношение к самому миру. Слишком многие из нас думают, что это невозможно. Слишком многие считают это нереальным. Но это опасная, пораженческая вера. Это приводит к выводу, что война неизбежна, что человечество обречено, что мы охвачены силами, которым не можем управлять.

Нам не нужно принимать эту точку зрения. Наши проблемы созданы руками человека, следовательно, они могут быть решены человеком. И человек может быть настолько большим, насколько он хочет. Ни одна проблема человеческой судьбы не выходит за рамки человеческих существ. Разум и дух человека часто решали, казалось бы, неразрешимое, и мы верим, что они могут сделать это снова.

Я не имею в виду абсолютное, бесконечное понятие мира и доброй воли, о котором мечтают некоторые фантазии и фанатики. Я не отрицаю ценности надежд и мечтаний, но мы просто вызываем уныние и недоверие, делая это нашей единственной и ближайшей целью.

Вместо этого давайте сосредоточимся на более практичном, более достижимом мире, основанном не на внезапной революции в человеческой природе, а на постепенной эволюции человеческих институтов, на ряде конкретных действий и эффективных соглашений, которые отвечают интересам всех. обеспокоенный.Не существует единого простого ключа к этому миру — нет великой или волшебной формулы, которую могли бы принять одна или две державы. Подлинный мир должен быть продуктом многих наций, суммой многих действий. Он должен быть динамичным, а не статичным, изменяющимся, чтобы отвечать требованиям каждого нового поколения. Ибо мир — это процесс, способ решения проблем.

При таком мире по-прежнему будут ссоры и противоречивые интересы, как это бывает внутри семей и народов. Мир во всем мире, как и мир в сообществе, не требует, чтобы каждый человек любил своего ближнего, — он требует только того, чтобы они жили вместе во взаимной терпимости, представляя свои споры справедливому и мирному урегулированию. И история учит нас, что вражда между народами, как и между отдельными людьми, не длится вечно. Какими бы фиксированными ни казались наши симпатии и антипатии, течение времени и событий часто приносят удивительные изменения в отношения между народами и соседями.

Так что будем упорствовать. Мир не обязательно должен быть недостижим, а война не обязательно должна быть неизбежной. Более четко определяя нашу цель, делая ее более достижимой и менее отдаленной, мы можем помочь всем народам увидеть ее, черпать из нее надежду и неуклонно двигаться к ней.

Второй: Пересмотрим наше отношение к Советскому Союзу. Обескураживает мысль о том, что их лидеры могут действительно верить тому, что пишут их пропагандисты. Удручает чтение недавнего авторитетного советского текста «Военная стратегия» и нахождение, страница за страницей, совершенно беспочвенных и невероятных утверждений, таких как утверждение, что «американские империалистические круги готовятся к развязыванию различного рода войн. .. есть вполне реальная угроза развязывания американскими империалистами превентивной войны против Советского Союза.. . [и что] политические цели американских империалистов состоят в том, чтобы экономически и политически поработить европейские и другие капиталистические страны. . . [и] добиться мирового господства. . . путем агрессивных войн».

Истинно, как было написано давным-давно: «Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним». И все же грустно читать эти советские заявления — осознавать размеры пропасти между нами. Но это также и предупреждение — предупреждение американскому народу, чтобы он не попал в ту же ловушку, что и Советы, не видел только искаженное и отчаянное мнение другой стороны, не считал конфликт неизбежным, примирение — невозможным, и общение как не что иное, как обмен угрозами.

Никакое правительство или социальная система не являются настолько злыми, что их люди должны считаться лишенными добродетели. Как американцы, мы находим коммунизм глубоко отвратительным как отрицание личной свободы и достоинства. Но мы по-прежнему можем приветствовать русский народ за его многочисленные достижения — в науке и космосе, в экономическом и промышленном росте, в культуре и в подвигах.

Среди многих общих черт народов наших двух стран нет ничего сильнее, чем наше взаимное отвращение к войне.Почти уникальные среди крупных мировых держав, мы никогда не воевали друг с другом. И ни одна нация в истории сражений не пострадала больше, чем пострадал Советский Союз в ходе Второй мировой войны. По меньшей мере 20 миллионов человек погибли. Были сожжены или разграблены бесчисленные миллионы домов и ферм. Треть территории страны, включая почти две трети ее промышленной базы, превратилась в пустыню — потеря, эквивалентная опустошению этой страны к востоку от Чикаго.

Сегодня, если снова разразится тотальная война, независимо от того, каким образом, наши две страны станут главными целями.Это парадоксальный, но верный факт, что две самые сильные державы находятся в наибольшей опасности разрушения. Все, что мы построили, все, над чем мы работали, будет разрушено в первые 24 часа. И даже в условиях холодной войны, которая приносит бремя и опасности стольким народам, включая ближайших союзников этой Нации, наши две страны несут тяжелейшее бремя. Ибо мы оба тратим огромные суммы денег на оружие, которое можно было бы лучше направить на борьбу с невежеством, бедностью и болезнями. Мы оба попали в порочный и опасный круг, в котором подозрения с одной стороны порождают подозрения с другой, а новое оружие порождает контроружие.

Короче говоря, и Соединенные Штаты и их союзники, и Советский Союз и их союзники взаимно глубоко заинтересованы в справедливом и подлинном мире и прекращении гонки вооружений. Соглашения с этой целью отвечают как интересам Советского Союза, так и нашим, и можно рассчитывать, что даже самые враждебные нации примут и будут соблюдать те договорные обязательства, и только те договорные обязательства, которые отвечают их собственным интересам.

Итак, давайте не будем закрывать глаза на наши различия, но давайте также обратим внимание на наши общие интересы и на средства, с помощью которых эти различия могут быть разрешены. И если мы не можем положить конец нашим разногласиям сейчас, мы, по крайней мере, можем помочь сделать мир безопасным для разнообразия. Ибо, в конечном счете, наша самая основная общая связь заключается в том, что мы все живем на этой маленькой планете. Мы все дышим одним воздухом. Мы все дорожим будущим наших детей. И все мы смертны.

Третье: давайте пересмотрим наше отношение к холодной войне, помня, что мы не ведем дебатов, не стремясь нагромождать дискуссионные пункты. Мы здесь не распределяем вину и не указываем пальцем на суд.Мы должны иметь дело с миром таким, какой он есть, а не таким, каким он мог бы быть, если бы история последних 18 лет была иной.

Поэтому мы должны настойчиво искать мир в надежде, что конструктивные изменения внутри коммунистического блока могут привести к решениям, которые сейчас кажутся нам недоступными. Мы должны вести наши дела так, чтобы в интересах коммунистов было договориться о подлинном мире. Прежде всего, защищая свои жизненные интересы, ядерные державы должны предотвращать те конфронтации, которые ставят противника перед выбором либо унизительного отступления, либо ядерной войны. Принятие такого курса в ядерный век было бы свидетельством только банкротства нашей политики или коллективного желания смерти всему миру.

Для достижения этих целей американское оружие не является провокационным, тщательно контролируется, предназначено для сдерживания и способно к выборочному применению. Наши вооруженные силы привержены делу мира и проявляют дисциплинированность в сдержанности. Нашим дипломатам поручено избегать ненужных раздражителей и чисто риторической враждебности.

Ибо мы можем стремиться к ослаблению напряжения, не ослабляя при этом нашу бдительность.И, со своей стороны, нам не нужно использовать угрозы, чтобы доказать свою решимость. Нам не нужно глушить иностранные передачи из страха, что наша вера будет подорвана. Мы не хотим навязывать нашу систему никаким нежелающим людям, но мы хотим и можем участвовать в мирном соревновании с любым народом на земле.

Тем временем мы стремимся укрепить Организацию Объединенных Наций, помочь решить ее финансовые проблемы, сделать ее более эффективным инструментом мира, превратить ее в подлинную систему мировой безопасности — систему, способную разрешать споры на основе закона. , обеспечить безопасность больших и малых и создать условия, при которых оружие может быть окончательно упразднено.

В то же время мы стремимся сохранить мир внутри некоммунистического мира, где многие народы, все они наши друзья, разделены по вопросам, которые ослабляют западное единство, вызывают коммунистическое вмешательство или угрожают перерасти в войну. Наши усилия в Западной Новой Гвинее, в Конго, на Ближнем Востоке и на Индийском субконтиненте были настойчивыми и терпеливыми, несмотря на критику с обеих сторон. Мы также пытались подать пример другим, стремясь урегулировать небольшие, но существенные разногласия с нашими ближайшими соседями в Мексике и Канаде.

Говоря о других нациях, я хочу прояснить один момент. Мы связаны союзами со многими народами. Эти союзы существуют потому, что наши и их интересы в значительной степени пересекаются. Наша приверженность защите Западной Европы и Западного Берлина, например, остается неизменной из-за совпадения наших жизненно важных интересов. Соединенные Штаты не пойдут на сделку с Советским Союзом за счет других наций и других народов не только потому, что они являются нашими партнерами, но и потому, что их интересы и наши совпадают.

Однако наши интересы сходятся не только в защите границ свободы, но и в следовании путями мира. Наша надежда — и цель союзнической политики — убедить Советский Союз в том, что он тоже должен позволить каждой нации выбирать свое собственное будущее, пока этот выбор не мешает выбору других. Стремление коммунистов навязать другим свою политическую и экономическую систему является сегодня основной причиной напряженности в мире. Ибо не может быть сомнения в том, что если бы все нации воздерживались от вмешательства в самоопределение других, мир был бы гораздо более обеспечен.

Это потребует новых усилий для достижения мирового права — нового контекста для мировых дискуссий. Это потребует большего взаимопонимания между Советами и нами. А большее понимание потребует большего контакта и общения. Одним из шагов в этом направлении является предлагаемая договоренность о прямой линии между Москвой и Вашингтоном, чтобы избежать с каждой стороны опасных задержек, недопонимания и неправильного толкования действий другой стороны, которые могут произойти во время кризиса.

Мы говорили в Женеве и о других мерах первого шага по контролю над вооружениями, призванных ограничить накал гонки вооружений и уменьшить опасность случайной войны. Нашим главным долгосрочным интересом в Женеве, однако, является всеобщее и полное разоружение, которое должно происходить поэтапно, позволяя параллельным политическим событиям создавать новые институты мира, которые заменят оружие. Стремление к разоружению было делом этого правительства с 1920-х годов.Его срочно разыскивали три предыдущие администрации. И какими бы туманными ни были сегодня перспективы, мы намерены продолжать это усилие — продолжать его для того, чтобы все страны, в том числе и наша собственная, могли лучше понять, в чем заключаются проблемы и возможности разоружения.

Единственная важная область этих переговоров, где конец близок, но где крайне необходимо новое начало, — это договор о запрещении ядерных испытаний. Заключение такого договора, такого близкого и в то же время далекого, остановило бы раскручивающуюся гонку вооружений в одной из ее самых опасных областей.Это дало бы ядерным державам возможность более эффективно противостоять одной из величайших опасностей, с которыми человечество столкнулось в 1963 году, — дальнейшему распространению ядерного оружия. Это повысило бы нашу безопасность — уменьшило бы вероятность войны. Несомненно, эта цель достаточно важна, чтобы требовать от нас неуклонного стремления к ней, не поддаваясь ни искушению отказаться от всех усилий, ни искушению отказаться от нашей настойчивости в отношении жизненно важных и ответственных гарантий.

Поэтому я пользуюсь случаем, чтобы объявить о двух важных решениях в этой связи.

Во-первых: Председатель Хрущев, премьер-министр Макмиллан и я договорились, что вскоре в Москве начнутся обсуждения на высоком уровне, направленные на скорейшее согласование договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Наши надежды должны быть умерены осторожностью истории, но с нашими надеждами уходят надежды всего человечества.

Во-вторых: Чтобы прояснить наши добросовестные и торжественные убеждения по этому вопросу, я заявляю, что Соединенные Штаты не предлагают проводить ядерные испытания в атмосфере до тех пор, пока этого не сделают другие государства.Мы не будем первыми возобновлять. Такая декларация не заменит официального обязывающего договора, но я надеюсь, что она поможет нам его заключить. Такой договор также не заменит разоружения, но я надеюсь, что он поможет нам добиться этого.

Наконец, мои соотечественники, давайте рассмотрим наше отношение к миру и свободе здесь, дома. Качество и дух нашего собственного общества должны оправдывать и поддерживать наши усилия за границей. Мы должны показать это, посвятив свою жизнь жизни, поскольку у многих из вас, выпускников сегодня, будет уникальная возможность сделать это, бесплатно служа в Корпусе мира за границей или в предложенном Национальном корпусе службы здесь, дома.

Но где бы мы ни были, мы все должны в своей повседневной жизни жить согласно вековой вере в то, что мир и свобода идут рука об руку. В слишком многих наших городах сегодня мир небезопасен, потому что свобода неполна.

Исполнительная власть на всех уровнях власти — местном, государственном и национальном — обязана обеспечивать и защищать эту свободу для всех наших граждан всеми средствами, находящимися в пределах их полномочий. Ответственность законодательной власти на всех уровнях, где эта власть в настоящее время недостаточна, заключается в том, чтобы сделать ее адекватной.И все граждане во всех частях этой страны обязаны уважать права всех остальных и уважать законы страны.

Все это имеет отношение к миру во всем мире. «Когда Господу угодны пути человека, — говорит нам Писание, — Он и врагов его примиряет с ним». И не является ли мир, в конечном счете, в основе своей вопросом прав человека — права проживать свою жизнь, не опасаясь опустошения, — права дышать воздухом, который предоставила природа, — права будущих поколений на здоровую жизнь. существование?

Продолжая защищать наши национальные интересы, давайте также защищать интересы человечества.А ликвидация войны и оружия явно в интересах обоих. Никакой договор, как бы он ни был выгоден для всех, как бы жестко он ни был сформулирован, не может обеспечить абсолютную защиту от рисков обмана и уклонения. Но он может — если он достаточно эффективен в своем правоприменении и если он в достаточной степени отвечает интересам тех, кто его подписал, — обеспечить гораздо большую безопасность и гораздо меньший риск, чем непрекращающаяся, неконтролируемая и непредсказуемая гонка вооружений.

Соединенные Штаты, как известно, никогда не начнут войну.Мы не хотим войны. Мы сейчас не ожидаем войны. Этому поколению американцев уже достаточно — более чем достаточно — войны, ненависти и угнетения. Мы будем готовы, если другие пожелают этого. Мы будем готовы попытаться остановить это. Но мы также внесем свой вклад в построение мира во всем мире, где слабые будут в безопасности, а сильные будут справедливы. Мы не беспомощны перед этой задачей и не безнадежны в ее успехе. Уверенные в себе и бесстрашные, мы работаем не над стратегией уничтожения, а над стратегией мира.

Урок: Справедливость и суд после Холокоста

Основной вопрос модуля:  Что мы узнаем о выборе, сделанном людьми во времена Веймарской республики, подъема нацистской партии и Холокоста, о силе и влиянии нашего выбора сегодня?

На последнем уроке учащиеся рассмотрели выбор, сделанный преступниками, свидетелями, защитниками и спасателями во время Холокоста. На этом уроке учащиеся столкнутся с дилеммами, как универсальными, так и специфическими для этой истории, о том, как привлечь виновных к ответственности за свои действия и помочь обществу оправиться от травм войны и геноцида.Изучение этих дилемм начинается со стадии «Суждения, память и наследие» масштаба и последовательности «Истории лицом к лицу». Учащиеся поймут, что процесс поиска справедливости сложен и поднимает вопросы об ответственности, справедливости и наказании. Они столкнутся со значением справедливости и целью судебных процессов, когда узнают, как союзники отреагировали на зверства нацистской Германии и попытались создать прецедент, который, как они надеялись, предотвратит повторение подобных преступлений.Учащиеся соберут доказательства, которые помогут им оценить в конце урока, восторжествовала ли справедливость в Нюрнберге.

Какая справедливость возможна после массовых убийств в невиданных ранее масштабах? Ученый-правовед Марта Миноу пишет, что поиск справедливости в отношении войны и массовых зверств, таких как Холокост, требует баланса между двумя противоположными ответами: местью и прощением. Месть в ответ на войну и геноцид означает месть или возмездие тем, кто спровоцировал войну и совершил злодеяния; это обычно осуществляется самими жертвами, и это может увековечить цикл насилия.Прощение способно разорвать порочный круг насилия, но оно часто оставляет виновных безнаказанными, а просить жертв тяжких преступлений часто бывает слишком много. 1

Спектр справедливости лежит между двумя полюсами мести и прощения. Судебные процессы, подобные тем, что проводились союзниками в Нюрнберге после войны, занимают одно место в этом спектре. На суде ответственность реагировать на преступление возлагается на суд с установленными правилами и процедурами, а не на самих потерпевших.Представляются доказательства, доказывающие или опровергающие совершение подсудимыми преступлений, в которых они обвиняются, и они имеют возможность защитить себя. Виновные наказываются, но только после того, как их вина доказана. Миноу пишет: «Сопротивляясь мести и продолжению войны, [Нюрнбергский] трибунал обратился к принципам, установлению фактов и публичным дебатам». 2

Задолго до окончания войны союзные державы начали обсуждать, как привлечь Германию к ответственности за ее действия во время войны.Они согласились, что Германия нарушила несколько международно признанных правил ведения войны. Военные преступления Германии включали агрессивное вторжение в другие страны, нарушение международных договоров и бесчеловечное обращение с военнопленными, заложниками и гражданскими лицами. Советский премьер Иосиф Сталин предложил казнить до 50 000 военнослужащих немецкой армии. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступал за казнь высокопоставленных нацистских чиновников без суда. На Ялтинской конференции в феврале 1945 года президент США Франклин Д.Рузвельт предложил провести международные суды над немецкими лидерами. Сталин, видя пропагандистскую ценность публичных процессов, с энтузиазмом поддержал этот план. Британцы, хотя и опасались, что такие судебные процессы будут рассматриваться просто как «правосудие победителя», в конце концов тоже согласились.

Однако решение союзников провести судебные процессы привело к дополнительным дилеммам: кого именно следует предать суду? В каких конкретно преступлениях обвинять подсудимых? Могут ли подсудимые нести ответственность за нарушение международных законов, которых еще не существовало, когда они их нарушили? Можно ли после войны доверять народам-победителям справедливый суд над лидерами народов, против которых они сражались и которые они победили?

В июне 1945 года, после капитуляции Германии, союзные державы написали хартию, отвечающую на многие из этих вопросов и учреждающую международный трибунал или суд для проведения процессов над лидерами Германии. Хартия сформулировала преступления, за которые могут быть предъявлены обвинения отдельным лицам и корпорациям, в том числе преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Кроме того, лица, привлеченные к суду, не могли использовать в качестве защиты заявление о том, что они выполняли приказы. Большинство лиц, участвовавших в войне и массовых убийствах, никогда не предстанут перед судом. Вместо того, чтобы пытаться привлечь к ответственности всех, кто сыграл свою роль, трибунал решил сосредоточиться на наиболее видных нацистских лидерах.

В ноябре 1945 года в Нюрнберге начался первый судебный процесс. Из 22 человек, которых судили, пятеро были военачальниками, а остальные были видными деятелями немецкого правительства или нацистской партии. Нюрнбергский процесс рассматривал все преступления Германии, связанные со Второй мировой войной, в совокупности, а не Холокост в частности (в то время понятия Холокоста в том виде, в каком мы его знаем, не существовало). 1 октября 1946 года, после нескольких месяцев свидетельских показаний, допросов и перекрестных допросов подсудимых, а также обсуждения судьями из четырех союзных держав, которые председательствовали на процессах, были оглашены приговоры.Двенадцать подсудимых были приговорены к смертной казни, трое — к пожизненному заключению, четверо — к срокам от 10 до 20 лет, трое подсудимых были оправданы.

После завершения первого судебного процесса в октябре 1946 года Соединенные Штаты провели еще 12 процессов в Нюрнберге под руководством Международного военного трибунала. Среди тех, кто предстал перед судом, были высшие военачальники, высокопоставленные офицеры СС и других полицейских, руководители мобильных карательных отрядов, врачи, участвовавшие в нацистской программе медицинских убийств, и должностные лица других нацистских организаций, занимавшихся расовыми преследованиями.

 Нюрнбергский процесс не обошлось без разногласий. Некоторые люди утверждали , что несправедливо обвинять нацистских лидеров в нарушении законов, которых еще не существовало на момент совершения ими действий, в которых их обвиняли. Это называется ex post facto («постфактум») правосудием и прямо запрещено Конституцией США и законами многих других стран. Другие опасались, что судебные процессы приведут к «правосудию победителя», когда союзные державы будут применять свои собственные законы для предъявления обвинений лицам, обвиняемым в преступлениях.Тем не менее сегодня Нюрнбергский процесс рассматривается в основном как попытка союзников, по словам американского прокурора Нюрнберга Роберта Джексона, «сдержать руку мести и добровольно предать своих пленных врагов суду закона». 3

Судебные процессы и решения, вынесенные после войны в залах судов в Нюрнберге, дали жизнь давним международным законам и со временем вдохновили новые. Каждый из процессов был призван выразить ужас преступлений и боль жертв.Судебный процесс был обнародован, чтобы люди могли не только узнать, но и сами судить о том, что произошло и восторжествовала ли справедливость. Доказательства были записаны, и каждое решение включало аргументацию, на которой оно было основано, чтобы истина могла быть установлена, проверена и перепроверена с течением времени.

Судья Верховного суда США Стивен Брейер заметил, что когда мы узнаем о Холокосте, «мы думаем: нет слов. Компенсационного акта нет. Не может быть мести.И счастливый конец невозможен». Но Нюрнберг «напоминает нам о тех человеческих устремлениях, которые остаются поводом для оптимизма. Это напоминает нам, что после варварства последовал призыв к разумной справедливости». 4 Изучение этого призыва и оценка его успехов и трудностей позволяет нам глубже задуматься о сложности человеческого поведения, о возможности судить сегодня о выборе, сделанном людьми в прошлых поколениях, и о существовании универсальных стандартов правильного и неправильного .

Лидерство в условиях кризиса: Реагирование на коронавирус

Эта статья является первой в серии статей, объединяющих коллективное мышление и опыт McKinsey в отношении пяти моделей поведения, которые помогут лидерам справиться с пандемией и восстановлением.Отдельные статьи описывают организацию через сеть команд; демонстрация нарочитого спокойствия и ограниченного оптимизма; принятие решений в условиях неопределенности; проявление эмпатии; и эффективно общаться.

Пандемия коронавируса предъявляет исключительные требования к лидерам в бизнесе и за его пределами. Гуманитарные потери, наносимые COVID-19, вызывают страх у сотрудников и других заинтересованных сторон. Масштабы вспышки и ее полная непредсказуемость затрудняют реагирование руководителей.Действительно, вспышка имеет признаки кризиса «ландшафтного масштаба»: неожиданное событие или последовательность событий огромного масштаба и ошеломляющей скорости, приводящие к высокой степени неопределенности, порождающей дезориентацию, чувство потери контроля и сильную эмоциональное расстройство.

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Пожалуйста, напишите нам по адресу: McKinsey_Website_Accessibility@mckinsey.com

Признание того, что компания сталкивается с кризисом, — это первое, что должны сделать лидеры. Это трудный шаг, особенно при наступлении кризисов, которые не возникают внезапно, а вырастают из привычных обстоятельств, маскирующих их природу. Примеры таких кризисов включают вспышку атипичной пневмонии в 2002–2003 годах, а теперь и пандемию коронавируса. Видение медленно развивающегося кризиса таким, каким он может стать, требует от лидеров преодолеть склонность к нормальности, из-за которой они могут недооценивать как возможность кризиса, так и последствия, которые он может оказать.

Как только лидеры осознают кризис как таковой, они могут начать принимать ответные меры. Но они не могут реагировать так, как в обычной чрезвычайной ситуации, следуя заранее составленным планам. Во время кризиса, которым правят неизвестность и неопределенность, эффективные меры реагирования в значительной степени импровизированы. Они могут охватывать широкий спектр действий: не только временные перемещения (например, введение политики работы на дому), но и корректировки текущей деловой практики (например, внедрение новых инструментов для содействия совместной работе), которые могут быть полезны для сохраниться даже после того, как кризис миновал.

Во время кризиса руководителям нужен не заранее определенный план реагирования, а модели поведения и мышления, которые не позволят им слишком остро реагировать на вчерашние события и помогут им смотреть вперед. В этой статье мы рассмотрим пять таких моделей поведения и сопровождающие их образы мышления, которые могут помочь лидерам справиться с пандемией коронавируса и будущими кризисами.

Лидерам во время кризиса нужен не заранее определенный план реагирования, а модели поведения и мышления, которые не позволят им слишком остро реагировать на вчерашние события и помогут им смотреть вперед.

Организация реагирования на кризисы: сеть команд

Во время кризиса лидеры должны отказаться от веры в то, что реакция сверху вниз приведет к стабильности. В рутинных чрезвычайных ситуациях типичная компания может полагаться на свою командно-административную структуру для эффективного управления операциями путем выполнения сценария реагирования. Но в условиях кризиса, характеризующегося неопределенностью, лидеры сталкиваются с незнакомыми и плохо понятыми проблемами. Небольшая группа руководителей на самом высоком уровне организации не может собирать информацию или принимать решения достаточно быстро, чтобы эффективно реагировать.Руководители могут лучше мобилизовать свои организации, установив четкие приоритеты реагирования и предоставив другим возможность находить и внедрять решения, отвечающие этим приоритетам.

Чтобы способствовать быстрому решению проблем и выполнению задач в условиях высокого стресса и хаоса, лидеры могут организовать сеть команд. Хотя сеть команд является широко известной конструкцией, ее стоит выделить, потому что относительно небольшое количество компаний имеет опыт ее реализации. Сеть команд состоит из легко адаптируемого набора групп, которые объединены общей целью и работают вместе во многом так же, как люди в одной команде сотрудничают (выставляются).

Экспонат

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: McKinsey_Website_Accessibility@mckinsey.com

Некоторые части сети осуществляют действия, выходящие за рамки обычных деловых операций. Другие части определяют последствия кризиса для рутинной деловой деятельности и вносят коррективы, например, помогая сотрудникам адаптироваться к новым нормам работы.Во многих случаях сеть команд будет включать интегрированный нервный центр, охватывающий четыре области: защита персонала, стабилизация цепочки поставок, взаимодействие с клиентами и финансовое стресс-тестирование (подробнее см. «Реагирование на коронавирус: минимально жизнеспособный нервный центр»). .

Во многих случаях сеть команд будет включать интегрированный мозговой центр, охватывающий четыре области: защита персонала, стабилизация цепочки поставок, взаимодействие с клиентами и финансовое стресс-тестирование.

Эффективные сети команд, вне зависимости от функционального объема, обладают рядом качеств. Они междисциплинарны: опыт показывает, что кризисы представляют собой степень сложности, которая требует привлечения специалистов из разных областей. Они созданы для того, чтобы действовать. Просто запрашивать мнения экспертов недостаточно; эксперты должны собирать информацию, разрабатывать решения, применять их на практике и совершенствовать их по ходу дела. И они адаптируются, реорганизуются, расширяются или сокращаются по мере того, как команды узнают больше о кризисе и изменении условий.

Лидеры должны способствовать сотрудничеству и прозрачности в сети команд. Один из способов сделать это — распределить полномочия и поделиться информацией: другими словами, показать, как должны работать сами команды. В кризисных ситуациях инстинкт лидера может заключаться в том, чтобы консолидировать полномочия по принятию решений и контролировать информацию, предоставляя ее строго по мере необходимости. Если вы будете делать наоборот, команды последуют их примеру.

Еще одна важная часть роли лидера, особенно в эмоциональной и напряженной обстановке, характерной для кризиса, заключается в содействии психологической безопасности, чтобы люди могли открыто обсуждать идеи, вопросы и опасения, не опасаясь последствий. Это позволяет сети команд разобраться в ситуации и понять, как с ней справиться, посредством здоровых дискуссий.

Хотите узнать больше о нашей практике управления персоналом и организацией?

Повышение уровня лидеров во время кризиса: ценность «преднамеренного спокойствия» и «ограниченного оптимизма»

Точно так же, как высшее руководство организации должно быть готово временно переложить некоторые обязанности со своей командно-административной иерархии на сеть команд, они также должны дать другим возможность управлять многими аспектами реагирования организации на кризис.Это включает в себя предоставление им полномочий принимать и реализовывать решения без получения одобрения. Одной из важных функций высшего руководства является быстрое создание архитектуры для принятия решений, чтобы отчетность была четкой, а решения принимались соответствующими людьми на разных уровнях.

Руководители высшего звена также должны удостовериться, что они наделяют нужных людей полномочиями принимать решения по реагированию на кризис во всей сети команд. Поскольку лица, принимающие решения, вероятно, совершат некоторые ошибки, они должны быть в состоянии быстро учиться и вносить исправления, не слишком остро реагируя и не парализуя организацию.В начале кризиса высшие руководители должны будут назначить лиц, принимающих решения, для руководства реагированием на кризис. Но по мере развития кризиса естественным образом появятся новые лидеры реагирования на кризис в виде сети команд, и эти лидеры реагирования на кризис не всегда будут руководителями высшего звена.

В рутинных чрезвычайных ситуациях опыт, возможно, является самым ценным качеством, которым обладают лидеры. Но в новых кризисах ландшафтного масштаба характер имеет первостепенное значение. Лидеры реагирования на кризисы должны быть в состоянии объединить команды вокруг единой цели и сформулировать вопросы для их изучения.Лучшие проявят несколько качеств. Один из них — «преднамеренное спокойствие», способность отстраниться от опасной ситуации и ясно подумать о том, как с ней справиться. Нарочитое спокойствие чаще всего встречается у устойчивых личностей, обладающих смирением, но не беспомощностью.

Еще одно важное качество — «ограниченный оптимизм», или уверенность в сочетании с реализмом. В начале кризиса, если лидеры проявляют чрезмерную уверенность, несмотря на очевидно трудные условия, они могут потерять доверие.Для руководителей более эффективно излучать уверенность в том, что организация найдет выход из сложной ситуации, но также показывать, что они осознают неопределенность кризиса и начали бороться с ним, собирая больше информации. Когда кризис минует, тогда оптимизм будет более полезным (и может быть гораздо менее ограниченным).

Точно так же, как высшее руководство организации должно быть готово временно переложить некоторые обязанности со своей командно-административной иерархии на сеть команд, они также должны предоставить другим возможность управлять многими аспектами кризисного реагирования организации. Это включает в себя предоставление им полномочий принимать и реализовывать решения без получения одобрения.

Принятие решений в условиях неопределенности: сделайте паузу, чтобы оценить и предвидеть, затем действуйте

Ожидание появления полного набора фактов, прежде чем решить, что делать, — еще одна распространенная ошибка, которую совершают лидеры во время кризисов. Поскольку кризис сопряжен со многими неизвестными и неожиданностями, факты могут не стать ясными в течение необходимого периода времени для принятия решения. Но лидеры не должны прибегать только к своей интуиции.Лидеры могут лучше справляться с неопределенностью и чувством жамэ вю (противоположность дежа вю), постоянно собирая информацию по мере развития кризиса и наблюдая, насколько хорошо их ответы работают.

На практике это означает частые паузы в антикризисном управлении, оценку ситуации с разных точек зрения, предвидение того, что может произойти дальше, а затем действие. Цикл «пауза-оценка-ожидание-действие» должен быть постоянным, поскольку он помогает руководителям поддерживать состояние преднамеренного спокойствия и избегать чрезмерной реакции на новую информацию по мере ее поступления.Хотя некоторые моменты во время кризиса потребуют немедленных действий, когда нет времени на оценку или прогнозирование, лидеры в конечном итоге найдут повод остановиться, подумать и подумать, прежде чем предпринимать дальнейшие шаги.

Цикл «пауза-оценка-предвидение-действие» должен быть непрерывным, так как он помогает лидерам сохранять состояние преднамеренного спокойствия и избегать чрезмерной реакции на новую информацию по мере ее поступления.

Два когнитивных поведения могут помочь лидерам в их оценке и прогнозировании.Один из них, называемый обновлением, включает в себя пересмотр идей на основе новой информации, которую собирают команды, и знаний, которые они развивают. Второй, сомнения, помогает лидерам критически рассматривать текущие и потенциальные действия и решать, нужно ли их модифицировать, принять или отбросить. Обновление и сомнения помогают лидерам опосредовать свои дуэльные импульсы, чтобы придумывать решения, основанные на том, что они делали ранее, и придумывать новые решения, не опираясь на прошлые уроки. Вместо этого лидеры используют свой опыт, принимая новые идеи по мере их появления.

Когда лидеры решают, что делать, они должны действовать решительно. Видимая решительность не только укрепляет доверие организации к лидерам; это также мотивирует сеть команд продолжать поиск решений проблем, с которыми сталкивается организация.

Демонстрация сопереживания: первоочередная задача — справиться с человеческой трагедией

Во время кризиса ландшафтного масштаба умы людей в первую очередь обращаются к собственному выживанию и другим основным потребностям. Мне будет плохо или больно? Будет ли моя семья? Что происходит тогда? Кто позаботится о нас? Руководители не должны назначать специалистов по связям с общественностью или юристов для решения этих вопросов.Кризис — это когда для лидеров наиболее важно поддерживать жизненно важный аспект своей роли: вносить позитивные изменения в жизнь людей.

Для этого руководители должны признать личные и профессиональные проблемы, с которыми сталкиваются сотрудники и их близкие во время кризиса. К середине марта 2020 года COVID-19 обрушился на бесчисленное количество людей, унеся тысячи жизней. Было подтверждено более 100 000 случаев; многие другие были спроектированы. Пандемия также вызвала мощные эффекты второго порядка.Правительства ввели запреты на поездки и карантинные требования, которые важны для охраны здоровья населения, но также могут помешать людям помогать родственникам и друзьям или искать утешения в общественных группах или местах отправления культа. Закрытие школ во многих юрисдикциях ложится тяжелым бременем на работающих родителей. Поскольку каждый кризис влияет на людей по-своему, лидеры должны уделять пристальное внимание тому, как люди борются, и принимать соответствующие меры для их поддержки.

Брифинг McKinsey по COVID-19

Наконец, очень важно, чтобы лидеры не только демонстрировали эмпатию, но и были открыты для эмпатии со стороны других и внимательно относились к собственному благополучию. По мере того как во время кризиса накапливаются стресс, усталость и неуверенность, лидеры могут обнаружить, что их способность обрабатывать информацию, сохранять хладнокровие и проявлять здравый смысл снижается. У них будет больше шансов противостоять функциональным нарушениям, если они будут призывать коллег выражать обеспокоенность и прислушиваться к предупреждениям, которые им даются. Инвестирование времени в свое благополучие позволит лидерам поддерживать свою эффективность в течение недель и месяцев, которые может повлечь за собой кризис.

Кризис — это когда для лидеров наиболее важно поддерживать жизненно важный аспект своей роли: вносить позитивные изменения в жизнь людей.Для этого лидеры должны признать личные и профессиональные проблемы, с которыми сталкиваются сотрудники и их близкие во время кризиса.

Эффективное общение: поддержание прозрачности и частые обновления

Сообщения лидеров о кризисе часто попадают не в ту сторону. Снова и снова мы видим, как лидеры проявляют самоуверенный, оптимистичный тон на ранних стадиях кризиса и вызывают у заинтересованных сторон подозрения относительно того, что лидеры знают и насколько хорошо они справляются с кризисом.Власти также склонны приостанавливать объявления на долгое время, ожидая появления новых фактов и принятия решений.

Ни один из подходов не обнадеживает. Как недавно написала Эми Эдмондсон: «Прозрачность — это главная задача лидеров в условиях кризиса. Четко объясните, что вы знаете, чего не знаете и что вы делаете, чтобы узнать больше». Вдумчивое, частое общение показывает, что лидеры следят за ситуацией и корректируют свои ответы по мере того, как они узнают больше.Это помогает им убедить заинтересованные стороны в том, что они противостоят кризису. Лидеры должны уделять особое внимание тому, чтобы заботы, вопросы и интересы каждой аудитории были учтены. Если члены группы реагирования на кризис расскажут из первых рук о том, что они делают, это может быть особенно эффективным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.