Гоголь в художественной литературе сообщение: Произведения Николая Гоголя читать бесплатно онлайн. Скачать художественные книги Николая Гоголя бесплатно на портале «Культура.РФ»

Содержание

Историк или этнограф: кем мог стать Гоголь

https://ria.ru/20090324/165809112.html

Историк или этнограф: кем мог стать Гоголь

Историк или этнограф: кем мог стать Гоголь — РИА Новости, 26.05.2021

Историк или этнограф: кем мог стать Гоголь

Талант Гоголя проявлялся не только в художественной литературе. Среди увлечений писателя, в том числе весьма серьезных, значились история, этнография и биология.

2009-03-24T14:31

2009-03-24T14:31

2021-05-26T15:44

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/165809112.jpg?1658036511622033052

москва

россия

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2009

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Историк или этнограф – кем мог стать Гоголь

<p>Гений Гоголя мог проявиться не только в художественной литературе. Среди увлечений писателя значились история, этнография и биология.</p>

2009-03-24T14:31

true

PT1M34S

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

видео, празднование 200-летия со дня рождения николая гоголя, общество — видео, москва, николай гоголь, литература, история, россия, авторы

14:31 24. 03.2009 (обновлено: 15:44 26.05.2021)

Талант Гоголя проявлялся не только в художественной литературе. Среди увлечений писателя, в том числе весьма серьезных, значились история, этнография и биология.

Н. В. Гоголь и славянские литературы

Книга создана на основе материалов одноименной международной конференции, прошедшей в Институте славяноведения РАН (10–11 ноября 2009 г.) в честь двухсотлетия со дня рождения писателя. Современник национального возрождения большинства славянских народов, Н. В. Гоголь сыграл разностороннюю роль в развитии их литератур. Делая упор на контакты с Гоголем западных и южных славян, авторы, в числе которых литературоведы, историки, культурологи, лингвисты, показывают многообразие гоголевских влияний, неоднозначность восприятия его произведений разными народами, что зависело от их исторических судеб и национальных приоритетов. Особо отмечены те перемены, которые внес в творческий имидж писателя ХХ век, увидевший в нем не только лидера натуральной школы, но и провозвестника авангардных течений.

См. полный текст книги

Содержание

Л. Н. Будагова. Перечитывая Гоголя и Белинского. Вместо предисловия

 

I. О жизни и творчестве Н. В. Гоголя

А. В. Липатов. Универсальное и национальное. Казус Гоголя

В. В. Мочалова. Славянская тема у Гоголя

Л. А. Софронова. «Чужие» и «свои» на страницах ранних гоголевских повестей

А. Л. Хорошкевич. К истории создания повести «Тарас Бульба» Н. В. Гоголя в контексте русско-cлавянских отношений 1830-х гг. и мифа эпохи романтизма о славянском единстве

Н. Е. Ананьева. Польские мотивы и польско-украинские языковые элементы в творчестве Н. В. Гоголя

Р. Х. Миллер (Боудоин). Гоголь в Вене. 1839–1840 гг.

Б. Подлесник (Любляна). Олицетворение у Гоголя. К вопросу о роли авторского голоса в процессе музеизации

Л. Н. Будагова. Гоголь – провозвестник славянского литературного авангарда

М. Ю. Досталь. Гоголь и первые российские университетские слависты

И.

Р. Монахова. Украинские и русские народные песни в жизни Гоголя

А. Г. Кузнецова. Гоголевские материалы в музее-заповеднике «Абрамцево»

 

II. Восприятие Гоголя и его произведений

На Украине

А. В. Колесник (Дрогобыч). Н. В. Гоголь в современной Украине

 

В Белоруссии

Ю. А. Лабынцев и Л. Л. Щавинская. «Гоголевская молитва» в народных литературах восточных славян

Ф. Молина-Морено (Мадрид). Гоголевская русалка: воспоминания о «майской ночи» в Полесье

 

В Польше

Е. З. Цыбенко. Гоголь и польская литература (ХIХ век)

В. А. Хорев. «Тарас Бульба» в Польше

С. Ф. Мусиенко (Гродно). Сатирический эффект «Набросков углем» Г. Сенкевича в свете традиций Н. В. Гоголя

О. В. Цыбенко. Притяжение Рима: Гоголь и Ивашкевич

Л. А. Мальцев (Калининград). Гоголевское «карнавальное» начало в романе В. Гомбровича «Фердидурке»

 

В Чехии

Л. П. Лаптева. Н. В. Гоголь и отражение его творчества в чешской литературе XIX века (по данным В. А. Францева)

С. А. Шерлаимова. К. Гавличек-Боровский – переводчик Гоголя и сатирик

Н. К. Жакова (Санкт-Петербург). Духовные искания Н. В. Гоголя и их чешское восприятие

Е. Ф. Фирсов. Н. В. Гоголь в глазах Т. Г. Масарика

С. В. Никольский. Карел Чапек о Н. В. Гоголе и русской литературе

А. В. Амелина. Н. В. Гоголь и чешская сатира межвоенного периода (И. Гауссман)

Е. П. Серапионова. Н. В. Гоголь в культурной жизни русских эмигрантов в Чехословакии. 1920–1930-е гг.

И. А. Герчикова. Н. В. Гоголь на чешской сцене

 

В Словакии

А. Г. Машкова. Особенности восприятия творчества Н. В. Гоголя в Словакии

Л. Ф. Широкова. Гоголевские мотивы в словацкой прозе (М. Кукучин, Й. Грегор-Тайовский, Я. Есенский)

Н. В. Шведова. Гоголь и словацкий надреализм

 

В Болгарии

М. Г. Смольянинова. Н. В. Гоголь и болгарская литература эпохи Национального возрождения

И. И. Калиганов. Гоголь и развитие болгарской культуры во второй половине XIX – начале XXI в.

 

В Сербии и Хорватии

Л. К. Гаврюшина. Переводы «Мертвых душ» на сербский язык: фрагменты истории и мнение критики

Б. Косанович (Нови Сад). Н. В. Гоголь на сербской сцене

М. Н. Дробышева (Санкт-Петербург). Гоголь на сценах Белграда и Загреба и югославянский театр на рубеже XIX–XX вв.

С. Н. Мещеряков. Гоголь и Павич

 

В Словении

Ю. А. Созина. Гоголь на страницах словенских литературных журналов «Люблянски звон» и «Дом ин свет» (конец XIX – начало XX в.)

А. Енстерле-Долежалова (Прага, Любляна). Влияние творчества Н. В. Гоголя на драматургию Ивана Цанкара

Т. И. Чепелевская. Гоголевские мотивы в творчестве Ивана Цанкара (на примере мотива сна)

 

В Македонии

Д. Ристеский (Скопье). Творчество Н. В. Гоголя в македонской литературной и культурной среде

Н. Радический (Скопье). «Вий» Гоголя и мифологические образы в македонском устном народном творчестве и в художественной литературе

М. Гюрчинов (Скопье). Образ Вия и его воплощение у Н. В. Гоголя и Блаже Конеского (в аспекте русско-македонских литературных связей)

А. Г. Шешкен. Н. В.Гоголь и македонская литература («живые» и «мертвые» души в творчестве Д. Солева)

М. Б. Проскурнина. Гоголевский гротеск в романах Влады Урошевича и Эрмиса Лафазановского

Л. Капушевская-Дракулевская (Скопье). Н. В. Гоголь и македонский фантастический рассказ

В. Мойсова-Чепишевская (Скопье). Читается ли (и как) Гоголь сегодня?

 

Именной указатель

Указатель произведений Н. В. Гоголя

Summary

Введение. Художественный мир Гоголя

Введение

Каждый большой художник — это целый мир. Войти в этот мир, ощутить его многогранность и неповторимую красоту — значит приблизить себя к познанию бесконечного разнообразия жизни, поставить себя на какую-то более высокую степень духовного, эстетического развития. Творчество каждого крупного писателя — драгоценный кладезь художественного и душевного, можно сказать, «человековедческого» опыта, имеющего громадное значение для поступательного развития общества. Щедрин называл художественную литературу «сокращенной вселенной». Изучая ее, человек обретает крылья, оказывается способным шире, глубже понять историю и тот всегда беспокойный современный мир, в котором он живет. Великое прошлое невидимыми нитями связано с настоящим. В художественном наследии запечатлены история и душа народа. Вот почему оно — неиссякаемый источник его духовного и эмоционального обогащения.

В этом же состоит реальная ценность и русской классики. Своим гражданским темпераментом, своим романтическим порывом, глубоким и бесстрашным анализом реальных противоречий действительности она оказала громадное влияние на развитие освободительного движения России. Генрих Манн справедливо говорил, что русская литература была революцией «еще до того, как произошла революция».

Особая роль в этом отношении принадлежала Гоголю. «… Мы не знаем, — писал Чернышевский, — как могла бы Россия обойтись без Гоголя». В этих словах, возможно, всего нагляднее отразилось отношение революционной демократии и всей передовой русской общественной мысли XIX века к автору «Ревизора» и «Мертвых душ».

Герцен говорил о русской литературе: «… слагая песни, она разрушала; смеясь, она подкапывалась». Смех Гоголя также обладал огромной разрушающей силой. Он подрывал веру в мнимую незыблемость полицейско-бюрократического режима, которому Николай I пытался придать ореол несокрушимого могущества; он выставлял на «всенародные очи» гнилость этого режима, все то, что Герцен называл «наглой откровенностью самовластья».

Появление творчества Гоголя было исторически закономерно. В конце 20-х — начале 30-х годов прошлого века перед русской литературой возникали новые, большие задачи. Быстро развивавшийся процесс разложения крепостничества и абсолютизма вызывал в передовых слоях русского общества все более настойчивые, страстные поиски выхода из кризиса, будил мысль о дальнейших путях исторического развития России. Творчество Гоголя отражало возраставшее недовольство народа крепостническим строем, его пробуждавшуюся революционную энергию, его стремление к иной, более совершенной действительности. Белинский называл Гоголя «одним из великих вождей» своей страны «на пути сознания, развития, прогресса».

Искусство Гоголя возникло на основании, которое было воздвигнуто до него Пушкиным. В «Борисе Годунове» и «Евгении Онегине», «Медном всаднике» и «Капитанской дочке» писатель совершил величайшие открытия. Поразительное мастерство, с каким Пушкин отразил всю полноту современной ему действительности и проникал в тайники душевного мира своих героев, проницательность, с какой в каждом из них он видел отражение реальных процессов общественной жизни, глубина его исторического мышления и величие его гуманистических идеалов — всеми этими гранями своей личности и своего творчества Пушкин открыл новую эпоху в развитии русской литературы, реалистического искусства.

По следу, проложенному Пушкиным, шел Гоголь, но шел своим путем.

Пушкин раскрыл глубокие противоречия современного общества. Но при всем том мир, художественно осознанный поэтом, исполнен красоты и гармонии, стихия отрицания уравновешена стихией утверждения. Обличение общественных пороков сочетается с прославлением могущества и благородства человеческого разума. Пушкин, по верному слову Аполлона Григорьева, «был чистым, возвышенным и гармоническим эхом всего, все претворяя в красоту и гармонию». Художественный мир Гоголя не столь универсален и всеобъемлющ. Иным было и его восприятие современной жизни. В творчестве Пушкина много света, солнца, радости. Вся его поэзия проникнута несокрушимой силой человеческого духа, она была апофеозом молодости, светлых надежд и веры, она отражала кипение страстей и того «разгула на пиру жизни», о котором восторженно писал Белинский.

Пушкин охватил все стороны русской жизни, но уже в его время возникла необходимость в более детальном исследовании отдельных ее сфер. Реализм Гоголя, как и Пушкина, был проникнут духом бесстрашного анализа сущности социальных явлений современности.

Но своеобразие гоголевского реализма состояло в том, что он совмещал в себе широту осмысления действительности в целом с микроскопически подробным исследованием ее самых потаенных закоулков. Гоголь изображает своих героев во всей конкретности их общественного бытия, во всех мельчайших деталях их бытового уклада, их повседневного существования.

«Зачем же изображать бедность, да бедность, да несовершенство нашей жизни, выкапывая людей из глуши, из отдаленных закоулков государства?» Эти начальные строки из второго тома «Мертвых душ», может быть, лучше всего раскрывают пафос гоголевского творчества. Значительная его часть была сосредоточена на изображении бедности и несовершенства жизни.

Никогда прежде противоречия русской действительности не были так обнажены, как в 30-40-х годах. Критическое изображение ее уродств и безобразий становилось главной задачей литературы. И это гениально ощутил Гоголь. Объясняя в четвертом письме «По поводу «Мертвых душ» причины сожжения в 1845 году второго тома поэмы, он заметил, что бессмысленно сейчас «вывести несколько прекрасных характеров, обнаруживающих высокое благородство нашей породы». И далее он пишет: «Нет, бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже все поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости».

Гоголь был убежден, что в условиях современной ему России идеал и красоту жизни можно выразить прежде всего через отрицание безобразной действительности. Именно таким было его творчество, в этом заключалось своеобразие его реализма.

В знаменитом рассуждении о двух типах художников, которым открывается седьмая глава «Мертвых душ», Гоголь противопоставляет парящему в небесах романтическому вдохновению тяжелый, но благородный труд писателя-реалиста, дерзающего выставить на всенародные очи «всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога». Больше всего Гоголю была враждебна фальшивая идеализация жизни, всегда казавшаяся ему оскорбительной для художника. Только правда, какой бы дорогой ценой она ни достигалась, достойна искусства.

Гоголь хорошо понимал трагический характер современной ему общественной жизни. Его сатира не просто отрицала и обличала. Она впервые приобрела аналитический, исследовательский характер. В своих произведениях Гоголь не только показывал те или иные стороны русской «ежедневной действительности», но и вскрывал ее внутренний механизм, не только изображал зло, но и пытался выяснить, откуда оно происходит, что его порождает. Исследование вещественной, материально-бытовой основы жизни, ее невидимых черт и возникающих из нее нищих духом характеров, самонадеянно уверовавших в свое достоинство и право, было открытием Гоголя в истории отечественной литературы.

Белинский отмечал, что в авторе «Ревизора» и «Мертвых душ» русская литература обрела своего «самого национального писателя».

Общенациональное значение Гоголя критик видел в том, что с появлением этого художника наша литература исключительно обратилась к русской действительности. «Может быть, — писал он, — через это она сделалась более одностороннею и даже однообразною, зато и более оригинальною, самобытною, а следовательно, и истинною». Всестороннее изображение реальных процессов жизни, исследование ее «ревущих противоречий» — по этому пути пойдет вся большая русская литература послегоголевской эпохи.

Художественный мир Гоголя необыкновенно своеобразен и сложен.

Кажущаяся простота и ясность его произведений не должна обманывать. На них лежит отпечаток оригинальной, можно сказать, удивительной личности великого мастера, его очень глубокого взгляда на жизнь. И то и другое имеет непосредственное отношение к его художественному миру.

Никто из предшествующих автору «Мертвых душ» русских писателей не показал с такой убеждающей художественной силой, реалистической достоверностью отжившие формы крепостнической действительности России. Грибоедов, Пушкин, Лермонтов с позиций дворянской революционности обличали пороки помещичьего строя. В их произведениях глубоко раскрывался идейный конфликт между передовой дворянской интеллигенцией и господствующими реакционными устоями жизни. Чацкий, Онегин и Печорин — каждый из них по-своему отразил различные стороны этого конфликта.

Гоголь не призывал свергнуть царя-тирана и на «обломках самовластья» водрузить знамя вольности. Ему был не свойствен и мятежный ум Чацкого, страстным словом своим предававшего анафеме мир Фамусовых и Скалозубов. Гоголь тоже ненавидел этот мир, но казнил его иными средствами — смехом, который Герцен считал «одним из самых мощных орудий разрушения». В «Ревизоре» и «Мертвых душах» жизнь старой России показана с такой стороны и с такой обличительной силой, с какой ее еще никто не изображал.

Но выражало ли это изображение сознательную тенденцию самого писателя?

В свое время в советском литературоведении довольно широко бытовала легенда об отсутствии у автора «Ревизора» и «Мертвых душ» сознательно-критического отношения к действительности. Утверждалось, что писатель субъективно не разделял обличительного пафоса собственных произведений, что он создавал их якобы вопреки своим убеждениям. Согласно этой теории, Гоголь даже в 30-х и в начале 40-х годов, т. е. в пору своего творческого расцвета, стоял на неизменно консервативных позициях. Обличительный пафос гоголевской сатиры, таким образом, прямо противопоставлялся мировоззрению писателя.

Его талант творил якобы независимо и вопреки мировоззрению. Подобная точка зрения ошибочна и совершенно искажает характер творчества Гоголя, дает неправильное представление о его мировоззрении.

Гоголь — один из самых сложных писателей мира. Его судьба — литературная и житейская — потрясает нас своим драматизмом. Противоречия раздирали его сознание и творчество. В своих произведениях он, разумеется, сознательно разоблачал порядки, которые насаждал несправедливый общественный строй России. Но эта «сознательность» имела определенные границы. Гоголь был далек от мысли о необходимости радикального, революционного преобразования этого строя. Искренне и убежденно ненавидел он уродливый мир крепостников и царских чиновников. В то же время он часто пугался выводов, естественно и закономерно вытекавших из его произведений. Дар гениального художника-реалиста сочетался в писателе с узостью его политического кругозора. В этом смысле Белинский отмечал присущую Гоголю ограниченность «интеллектуального развития», а Чернышевский — «тесноту горизонта». Здесь — истоки той духовной драмы, которую пережил Гоголь в последние годы жизни.

В своем творчестве писатель испытал определенное воздействие идей Белинского. И хотя своей теоретической мыслью он не возвышался до революционных позиций великого критика, но его произведения боролись с тем же политическим врагом, которому противостоял Белинский. В своей известной статье «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина» Ап. Григорьев писал, что «Гоголь стал литературным верованием Белинского и всей эпохи». Автор «Мертвых душ» импонировал Белинскому и всей «молодой России» не только поразительной оригинальностью и художественным совершенством своего творчества, но и направлением этого творчества. Идейная направленность творчества Гоголя была близка Белинскому; кроме того, в самом мировоззрении писателя были такие элементы, которые помогли ему создать произведения колоссальной обличительной силы. В мировоззрении Гоголя было немало отсталых, патриархальных сторон. Он верил в разум правительства и высшую справедливость власти царя. Он полагал, что эффективно улучшить жизнь народа можно лишь путем устранения чиновников всех рангов, недобросовестно относящихся к своим обязанностям. Но в духовном облике Гоголя было и немало черт подлинно прогрессивных. При всей противоречивости мировоззрения Гоголя его реализм обладал такой силой художественного обобщения, подводил читателей к таким выводам, что объективно Гоголь стал союзником Белинского и всей революционной демократии. Именно это имел в виду Ленин, выдвигая свое известное положение об идеях Белинского и Гоголя, «которые делали этих писателей дорогими Некрасову — как и всякому порядочному человеку на Руси…».[1]

В нравственном облике Гоголя-художника всегда выделялась одна примечательная особенность — сознание величайшей ответственности за свое слово. Никакой силой нельзя было заставить Гоголя издать произведение, если он считал, что еще не исчерпал всех возможностей сделать его более совершенным. Он имел высокое нравственное право заявить: «Могу сказать, что я никогда не жертвовал свету моим талантом. Никакое развлечение, никакая страсть не в состоянии была на минуту овладеть моею душою и отвлечь меня от моей обязанности. Для меня нет жизни вне моей жизни». Исповедальный тон этого признания вполне соответствовал проповедническому характеру всего его творчества.

Гоголь был одним из самых удивительных и своеобразных мастеров художественного слова. Среди великих русских писателей он обладал, пожалуй, едва ли не наиболее выразительными приметами стиля. Гоголевский язык, гоголевский пейзаж, гоголевский юмор, гоголевская манера в изображении портрета — эти выражения давно стали обиходными. И тем не менее изучение стиля, художественного мастерства Гоголя все еще остается далеко не в полной мере решенной задачей.

Советское литературоведение многое сделало для изучения наследия Гоголя — возможно, даже больше, чем в отношении некоторых других классиков. Но можем ли мы сказать, что оно уже в полной мере изучено? Едва ли даже когда-нибудь в исторически обозримом будущем у нас появятся основания для утвердительного ответа на этот вопрос. На каждом новом витке истории возникает необходимость заново прочитать и по-новому обдумать творчество великих писателей прошлого.

Классика неисчерпаема. Каждая эпоха открывает в великом наследии прежде не замеченные грани и находит в нем нечто важное для раздумий о делах собственных, современных. Многое в художественном опыте Гоголя сегодня необыкновенно интересно и поучительно.

В этой книге прослежены основные вехи творческого пути Гоголя и сделана попытка осмыслить его художественное наследие в неразрывной связи с общим направлением его духовного развития и, в частности, его взглядов на искусство — во многих отношениях мудрых и проницательных. У меня не было ни намерения, ни возможности с равной обстоятельностью говорить обо всех его произведениях. Одни рассмотрены более подробно, другие — менее. Мне хотелось прежде всего дать ощущение безмерной глубины Гоголя, показать художественное своеобразие его творчества, а также значение его подвига для передовой русской общественной мысли, для нашей отечественной литературы в целом.

Художественные особенности творчества Гоголя | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Гоголь начал свою творческую деятельность как романтик. Однако он обратился к критическому реализму, открыл в нем новую главу. Как ху­дожник-реалист, Гоголь развивался под благородным влиянием Пушкина, но не был простым подражателем родоначальника новой русской литературы.

Своеобразие Гоголя было в том, что он первым дал широчайшее изо­бражение уездной помещичье-чиновничьей России и «маленького чело­века», жителя петербургских углов.

Гоголь был гениальный сатирик, бичевавший «пошлость пошлого чело­века», предельно обнажавший общественные противоречия современной ему русской действительности.

Социальная направленность Гоголя сказывается и в композиции его произведений. Завязкой и сюжетным конфликтом в них являются не лю­бовные и семейные обстоятельства, а события общественного значения. При этом сюжет служит лишь поводом для широкого изображения быта и раскрытия характеров-типов.

Глубокое проникновение в суть основных общественно-экономических явлений современной ему жизни позволило Гоголю, гениальному худож­нику слова, нарисовать образы огромной обобщающей силы.

Целям яркого сатирического изображения героев служит у Гоголя тща­тельный подбор множества подробностей и резкое их преувеличение. Так, например, созданы портреты героев «Мертвых душ». Эти подробности у Гоголя преимущественно бытовые: вещи, одежда, жилье героев. Если в романтических повестях Гоголя даны подчеркнуто живописные пейзажи, придающие произведению определенную приподнятость тона, то в реали­стических его произведениях, особенно в «Мертвых душах», пейзаж яв­ляется одним из средств обрисовки типов, характеристики героев.

Тематика, социальная направленность и идейное освещение явлений жизни и характеров людей обусловили своеобразие литературной речи Го­голя. Два мира, изображаемые писателем, — народный коллектив и «существователи» — определили, основные особенности речи писателя: его речь то восторженна, проникнута лиризмом, когда он говорит о народе, о родине (в «Вечерах…», в «Тарасе Бульбе», в лирических отступлениях «Мертвых душ»), то становится близка к живой разговорной (в бытовых картинах и сценах «Вечеров…» или в повествованиях о чиновно-помещичьей России).

Своеобразие языка Гоголя заключается в более широком, чем у его пред­шественников и современников, использовании простонародной речи, диалектизмов, украинизмов. Материал с сайта //iEssay.ru

Гоголь любил и тонко чувствовал народно-разговорную речь, умело при­менял все оттенки ее для характеристики своих героев и явлений общест­венной жизни.

Характер человека, его социальное положение, профессия — все это необычайно отчетливо и точно раскрывается в речи персонажей Гоголя.

Сила Гоголя-стилиста — в его юморе. В своих статьях о «Мертвых ду­шах» Белинский показал, что юмор Гоголя «состоит в противоположности идеала жизни с действительностью жизни». Он писал: «Юмор составляет могущественнейшее орудие духа отрицания, разрушающего старое и подготовляющего новое».

На этой странице материал по темам:
  • характеристика гоголя
  • основные черты творчества гоголя
  • в чём своеобразие маленького человека у гоголя
  • характеристика гоголя как писателя
  • н.в.гоголь особенности творчества для детей

1 апреля – день рождения Николая Васильевича Гоголя

День рождения великого писателя сам по себе долгое время был загадкой и стал доподлинно известен только после его смерти. В метрике записана дата 20 марта (1 апреля по современному стилю) 1809 года. Хотя современники Гоголя считали днем его рождения 19 марта 1809 года и даже 20 марта 1810 года.
Отец – Василий Гоголь-Яновский был известным писателем, поэтом, драматургом и человеком выдающегося ума. Свободно говорил на пяти языках – русском, польском, немецком, латинском и греческом. После окончания военной карьеры возглавлял домашний театр своего друга и дальнего родственника Дмитрия Трощинского, для которого писал водевили и сказки – и сам же исполнял роли в постановках. И Николай Гоголь с ранних лет интересовался театром, в юности играл в гимназическом театре и был известным автором всевозможных проделок и розыгрышей.
В отличие от своего отца, в языках Николай был слаб. В гимназии высших наук в Нежине, где учился будущий писатель, не считался особенно прилежным студентом. Зато обладал превосходной памятью, благодаря чему мог быстро подготовиться к любому экзамену, а еще делал успехи в словесности и хорошо рисовал.

В этой книге можно познакомиться с художественными, литературно-критическими, публицистическими и духовно-нравственными произведениями о русской идеологии и духовном будущем России.

«Тому, кто пожелает истинно честно служить России, — говорил Гоголь, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова».

С ранних лет Николай Гоголь интересовался необъяснимым, предчувствиями и вещими снами. Исследователи склонны видеть в этом влияние богобоязненной матери, от которой Гоголь унаследовал ранимую душу и тонкое чувствование. Да и сама сельская жизнь, где прошло его детство, всегда наполнена суевериями, легендами и приметами, представлявшими немалый интерес для будущего писателя.
В школьные годы любовь Гоголя к словесности укрепилась в кругу единомышленников – ребята образовали литературный кружок, вскладчину выписывали журналы, а чуть позже стали выпускать собственный, где писатель пробовал силы в стихах. Страстно увлекался Пушкиным, Жуковским, Бестужевым-Марлинским. Стоит заметить, что преподаватель словесности не разделял этой любви к современным авторам, что, впрочем, только укрепляло увлечения молодежи.

«Смех — великое дело, он не отнимает ни жизни, ни имения, но перед ним виновный — как связанный заяц», — говорил Николай Гоголь. Смех Гоголя, в творчестве которого нашли отражение многие элементы народно-праздничной культуры, — смех особый, он несет катарсис — очищение духа светлой грустью и состраданием. Этот сборник — тому подтверждение.

После смерти отца заботы о семье легли на плечи Николая. Рожденный третьим по счету в семье, где появились на свет 11 детей, но только пятеро остались в живых, он к тому моменту был старшим сыном, — страстно любимым матерью, убежденной в его гениальности. Гоголь отказался от наследства в пользу сестер и в 19-летнем возрасте переехал в Санкт-Петербург, ведомый чувством, что провидение уготовило ему великую судьбу.
Мятущаяся душа или безнадежная любовь манили Гоголя в прекрасную далекую страну, где высокие идеалы не расходились бы с монотонной реальностью. Такой страной виделась ему Америка, но долгосрочное путешествие Балтийским морем в ту пору он предпринял в Германию – город Любек, откуда через месяц вновь вернулся в Санкт-Петербург.

Поразительный мир украинского фольклора — мир русалок, ведьм, призраков, демонов и чертей. Мир, где самые удивительные, а порой и страшные события описаны с мягким и лукавым, типично украинским юмором и соседствуют с колоритно изображенным крестьянским бытом XIX века. Пушкин восхищенно писал об этом сборнике: «Вот настоящая весёлость, искренняя, непринуждённая, без жеманства, без чопорности.

А местами какая поэзия!..» В 1830 году в периодике начинают выходить отдельные рассказы из цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки». Детские воспоминания Гоголя переплетаются в них с вымыслом и старинными преданиями, которые рассказывала ему мать. Не только рассказывала – по горячей просьбе сына она писала ему в Санкт-Петербург обо всем, что только могла вспомнить и найти по интересующей теме – обычаи, предания, костюмы, записки, слухи…

Сборник повестей Николая Гоголя «Миргород» — одно из самых замечательных произведений золотого века русской литературы. «Тарас Бульба» — самая известная из повестей, в которой рассказывается о лихой запорожской вольнице, любви и предательстве, о долге и чести, а также о том, ради чего русскому человеку и жизнь не жалко отдать, — о любви к своей родной земле В 1831 году Гоголь стал преподавать в Женском патриотическом институте и быстро обрел славу удивительного рассказчика.

Продвижение на преподавательском поприще в следующие несколько лет привело его в высшие круги русской художественной литературы. Знакомство с Василием Жуковским и Александром Пушкиным зарядило новой творческой энергией. В тридцатые годы вышли повести цикла «Миргород»: «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба», «Вий» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Книга выпущена в издательстве «Детская литература» в 2009 году и рекомендована для среднего школьного возраста. В нее вошли повести из цикла «Миргород»: «Старосветские помещики», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». К началу тридцатых годов также относят замысел знаменитой «Шинели», к середине тридцатых – «Ревизора», основанного на рассказанном Пушкиным сюжете и превратившемся в руках Николая Васильевича в революционное для современного ему русского театра произведение.

Одна из петербургских повестей Николая Гоголя вошла в историю русской литературы как «манифест социального равенства и неотъемлемых прав личности в любом её состоянии и звании». В центре сюжета – «маленький человек», титулярный советник Акакий Акакиевич Башмачкин, который впервые в жизни обзавелся завидной обновкой, но вскоре лишился ее. Позже и сюжет «Мертвых душ» из короткой шутки, рассказанной Пушкиным, переродился в масштабную работу, благодаря которой появилось на свет одно из самых ярких произведений русской художественной литературы. Завершал свою главную поэму Гоголь за границей – около десяти лет провел писатель в Европе – Германии, Швейцарии, Франции, Италии, время от времени приезжая в Россию.

Впервые «Ревизор» был поставлен в 1836 году. Комедия поразила современников новизной и оригинальностью и вызвала бурю разноречивых откликов. С тех пор гоголевский «Ревизор» не сходит с подмостков театров и служит основой многочисленных экранизаций, а имена его персонажей стали нарицательными. В настоящем издании представлены также пьесы «Женитьба», «Игроки» и «Театральный разъезд», полные неожиданных сюжетных коллизий и забавных недоразумений, за которыми угадывается грустная серьезность автора, гениального художника и тонкого исследователя «тайн души и сердца человека».

Неоднозначная реакция публики на его произведения укрепляла его уверенность в собственной провидческой судьбе, превосходящей судьбу «обычного обывателя», и стремление «служить Богу в литературе». Гоголь все явственнее переходил к нравоучениям и пророческому тону, все больше удаляясь от своих друзей и привычного круга. На несколько лет он сосредоточился на изучении церковных трудов и мучительно переживал непонимание и даже негодование вчерашних поклонников его таланта.
К 1852 году Николай Гоголь стал крайне, даже мистически-религиозным, писательству нередко предпочитал молитвы и говение. Однажды на всенощной молитве он услышал голоса, предсказавшие скорую смерть. В это же время писатель завершил рукопись второй части «Мертвых душ», единственным читателем которой стал протоиерей Матфей Констаниновский – и резко высказался насчет некоторых глав. Возможно, это стало одной из причин полного отречения Гоголя от литературы в пользу служения богу. К тому же приближался Великий пост, придерживаться которого писатель начал заранее и фанатично – с детства отличавшийся слабым здоровьем он практически ничего не ел и совсем не выходил из дому.

Это издание поэмы «Мертвые души» приурочено к 200-летию со дня рождения великого русского писателя Николая Гоголя. Первая публикация «Мертвых душ» состоялась в 1842 году.

В этой поэме, как писал сам автор, нашло отражение «все хорошее и дурное, что есть в России от нас». Книга иллюстрирована работами Сергея Чайкуна.

Однажды ночью он попросил слугу растопить печь и сжег пачку рукописей, среди которых был и печально известный второй том «Мертвых душ». Наутро Гоголь объяснил это желанием избавиться только от заранее приготовленных ненужных вещей и влиянием злого духа, заставившего его сжечь все. В начале марта по современному календарю Николай Гоголь слег без сил и, несмотря на принудительное лечение, 4 марта (21 февраля) 1852 года скончался.
В числе незначительного имущества, оставшегося после него, оказалась внушительная библиотека из 234 книг. Для оценщиков, однако, они не представляли совершенно никакой ценности и были распроданы без разбора и описи по копейке за штуку. Позже, из работ биографов и писем стало известно, что незадолго до смерти Николай Гоголь раздал все деньги на благотворительность, а оставшиеся после него «бумаги» успели забрать до описи слуга и дворецкий, которые затем передали их матери писателя. В числе черновиков оказались несколько глав второго тома «Мертвых душ», через три года изданные племянником Николая Васильевича.

Рим в мире Гоголя. Руф Игоревич Хлодовский

ХЛОДОВСКИЙ Р.

(Источник: Иностранная литература, 1984, №12, сс. 203 — 210)

 

— Встретили ли вы сейчас у Гоголя то,
что можно назвать «абсолютным шедевром»?

— «Рим»! Когда я перечитывал его, меня удивило,
что раньше он мне не нравился, я как-то даже пробегал его,
не вчитываясь, а теперь просто был поражен.

Валентин Катаев (Из интервью)

 

«Рим» — рассказ, жанрово определенный Гоголем как «отрывок»,—читают действительно не так уж часто. Между тем для понимания Гоголя «Рим» существен. В нем подведены важные итога и намечена большая историческая идея. Имея в виду «отрывок» и называя его «превосходной статьей», П. В. Анненков вспоминал в очерке «Гоголь в Риме летом 1841 года»: «Под воззрение свое на Рим Гоголь начинал подводить в эту эпоху и свои суждения вообще о предметах нравственного свойства, свой образ мыслей и, наконец, жизнь свою».

Последние замечания особенно примечательны. Анненков вспоминал о Гоголе, уже прочитав «Рим» и воспринимая зрелого, классического Гоголя сквозь призму этого отрывка. Примечательно также и то, что» заговорив о «Риме», Анненков сразу сбивается на Рим — вечный город, на Рим-Град. В мире Гоголя этот Рим занимал огромное место. Едва оправившись от придавившего его известия о гибели Пушкина, Гоголь писал В. А. Жуковскому: «Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр —все это мне снилось. Я проснулся опять на родине и пожалел только, что поэтическая часть этого сна,—вы, да три-четыре оставивших вечную радость воспоминания в душе моей,— не перешли в действительность… О, Пушкин, Пушкин! Какой прекрасный сон удалось мне видеть в жизни, и как печально было мое пробуждение! Что бы за жизнь моя была после этого в Петербурге; но как будто с целью всемогущая рука промысла бросила меня под сверкающее небо Италии, чтобы я забыл о горе, о людях, о всем и весь впился в ее роскошные красы. Она заменила мне все… Я весел? душа моя светла. Тружусь и спешу всеми силами совершить труд мой. Жизни, жизни! еще бы жизни! Я ничего еще не сделал…»

В Риме было сделано много» Там написаны первый том «Мертвых душ» и «Шинель»; в Риме были коренным образом переработаны «Тарас Бульба» и «Портрет»; в Риме получили окончательную редакцию «Женитьба. » и «Ревизор». Вскоре после того, как осенью 1841 года Гоголь приехал из Италии в Россию, Белинский написал об авторе «Мертвых душ»: «Он совершенно отрешился от малороссийского элемента и стал русским национальным поэтом во всем пространстве этого слова».

«Важное значение города Рима в жизни Гоголя,-— справедливо отметил Анненков,— еще не вполне исследовано».

Слова о Риме-родине не были у Гоголя. случайной, сгоряча брошенной фразой. Он повторял их часто и настойчиво. В апреле 1838 года Гоголь признавался М, П. Балабиной: «…когда я увидел наконец во второй раз Рим, о, как он мне показался лучше прежнего! Мне казалось, что будто я увидел свою родину, в которой несколько лет не бывал я, а в которой жили только мои мысли. Но нет, это все не то, не свою родину, но родину души своей я увидел, где душа моя жила еще прежде меня, прежде чем я родился на свет».

Вечный, классический Рим как бы прародина русского, необычайно русского писателя Гоголя. Чем более русским ощущал себя Гоголь, тем ближе и роднее становился Рим.

В 1840 году Гоголь написал сестре из Вены, прося ее передать привет А. С. Данилевскому и наказать, чтобы тот писал ему почаще, «А вечный адрес мой он знает: Roma».

В устах Гоголя слово «вечный» звучало весомо. Вечный город воспринимался им как вечная родина. Национальному самосознанию Гоголя это никак не противоречило. «О России, — утверждал он, — я могу писать только в Риме. Только там она предстанет мне вся, во всей своей громаде».

Понимаю, что эти гоголевские слова могут показаться несколько неожиданными. Читатель вправе спросить: почему, почему только в Риме?

Попробую ответить. Хотя знаю, что это весьма непросто. Однако сделать вид, будто в мире Гоголя никакого Рима реально не существовало, было бы вряд ли правильно, да и просто неразумно. «Поглядите на меня в Риме, — приглашает всех нас, а отнюдь не одного лишь П. А. Плетнева великий русский писатель, — поглядите на меня в Риме, и вы много во мне поймете того, чему, может быть, многие дали название бессмысленной странности».

Тема Рима или, точнее, Италии появилась в творчестве Гоголя рано. Первое опубликованное им произведение называлось «Италия» (март 1829 года). Это было стихотворение, написанное неуклюжими октавами и изобиловавшее банальностями заурядного романтизма. Его можно было бы счесть не слишком удачной пробой пера или даже случайной опиской. Возможно, так оно и было. Между тем тема Италии в творчестве Гоголя нарастала. В заключительных строках «Записок сумасшедшего» в голос измученного санитарами Поприщина властно ворвался глас великого писателя, который некоторое время спустя примется за поэму о мертвых душах: «Дайте мне тройку быстрых, как вихорь, коней! Садись, мой ямщик, звени, мой колокольчик, взвейтеся кони, и несите меня с этого света! Далее, далее, чтобы не видно было ничего, ничего. Вон небо клубится передо мною; звездочка сверкает вдали; лес несется с темными деревьями и месяцем; сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой — Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном? Матушка, спаси твоего бедного сына!»

Это очень гоголевские строки. Они по-гоголевски пронзительные и по-гоголевски пророческие. Под таинственный звук струны в тумане Италия и русские избы в мире Гоголя соприкоснулись, и их казалось бы непредвиденное соприкосновение освятилось единственным для всякого русского человека словом «матушка». Это — факт, и для нашей литературы факт этот весьма знаменателен. В «Записках сумасшедшего», скажет Белинский, «такая бездна поэзии, такая философия…».

При всей своей видимой неожиданности тема Италии и пока еще неназванного Рима зазвучала в заключительных аккордах гоголевских «Арабесок» вовсе не вдруг, а очень естественно, органично и, более того, вполне закономерно.

Не стану анализировать гоголевские тексты первой половины 30-х годов, а просто сошлюсь на выводы одной, как мне кажется, яркой книга. «… Идея возвращения в детство, к истокам, в цельный мир прекрасного,— пишет Игорь Золотусский,— это идея всей прозы Гоголя этих лет и идея его статей, помещенных в «Арабесках». И всюду бесцветный север и гармонический (и яркий) юг противопоставляются друг другу. И в «Тарасе Бульбе» (косвенно), и в «Старосветских помещиках» (открыто), и в повестях «Арабесок»… На это есть намек в «Портрете», где укором Чарткову становится картина, привезенная из Италии. Об этом говорит и порыв Поприщина, переносящегося из Петербурга на юг Европы» [1].

Строго говоря, последняя фраза не вполне точна. Гоголевская тройка мчит Поприщина с юга на север, к русским избам, к давно уже поджидающей его матушке. На последней странице «Арабесок» напророчен последний путь Гоголя в Россию. Однако в главном Золотусский прав. В «Арабесках» содержались важные предсказания, которые действительно настойчиво указывали на юг, на Италию. Древние не зря называли поэтов «vates». Поэты — пророки, потому что, осознавая себя, они осознают судьбу воплотившегося в них слова. В первой трети XIX века судьба только что возникшей русской национальной поэзии вплелась в историческую судьбу русского народа. В истории человечества бывают моменты, когда подлинно реальным оказывается идеальное. В истории Европы — и в этом ее трагическое величие — такого рода моментов было не так уж мало. Гоголь понимал это как никто другой в современной ему России.

В 1834 году он обнародовал в «Арабесках» «Несколько слов о Пушкине». Глава начиналась словами: «При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте». Сказано это было смело, оригинально, но в 1834 году никого уже, по-видимому, ошеломить не могло. В начале века национальное самосознание формировалось в России стремительно и революционно. Однако то, что двумя фразами дальше скажет о пока еще живом тридцатилетнем Пушкине двадцатилетний Гоголь, не может не поразить даже теперь. Гоголь пишет: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа; это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет».

Говоря о Пушкине, Гоголь говорит не о гениальной, невиданной, всех изумлявшей поэзии, а о человеке, о гениальном русском человеке, свободном и гармоничном, о человеке-артисте, как его назовет потом Виссарион Белинский и независимо от него Александр Блок. Эта черта очень русская, национально, классически русская — и в то же время необычайно итальянская, национально итальянская, классически ренессансная. Именно в Италии эпохи Возрождения европейский человек впервые осознал себя самодовлеющей индивидуальностью, внутренне свободным человеком-творцом. Это стало одной из причин, почему на рубеже XV и XVI веков «в Италии наступил невиданный расцвет искусства, который явился как бы отблеском классической древности и которого никогда уже больше не удавалось достигнуть» [2].

В наше время отрицание художественных абсолютов становится делом обычным. Вероятно, в этом есть своя закономерность. Но покорно принимать ее не хочется. Гоголь счел бы отрицание художественной абсолютности искусства Высокого Ренессанса еще большим абсурдом, нежели поприщинское «мартобря 86 числа». Идеальный человек представал перед ним вживе. Молодой Гоголь встречался с ним, разговаривал, жадно ловил его советы и подсказки и даже был с эстетическим абсолютом на дружеской ноге. Идеальным русским человеком для Гоголя был уникальный, но тем не менее вполне реальный, очень живой, веселый Александр Сергеевич, жену которого он как-то второпях назвал Надеждой Николаевной. «Несколько слов о Пушкине» многое проясняют во всем Гоголе, а значит, и то, почему в его мире такое большое место занял вечный» классический Рим. Пушкин и Италия, «златая Италия», в мире Гоголя постоянно соприкасаются.

Ощущение русскости побуждало Гоголя тянуться к идеальному человеку. Поначалу казалось, что дорасти до Пушкина вполне возможно. Ободряло само присутствие Пушкина и его поддержка. В несколько загадочной записи «1834» Гоголь клялся своему, как тогда казалось, гармоническому гению: «Я совершу… Я совершу. Жизнь кипит во мне. Труды мои будут вдохновенны» .

В 1834 году был начат «Ревизор». Однако именно успех этой сатирической комедии убедил Гоголя в том, что произведение он создал, может быть, и замечательное, но совсем не пушкинское. Это повергло его почти что в отчаянье. Он обиделся на всех, даже на Пушкина и бросился назад — на Запад.

 

В Италию Гоголь добирался кружным, но, как он скажет потом, единственно правильным путем. Прежде чем отправиться в Рим, Гоголь побывал в Германии, в Швейцарии, в Париже, куда он, по его словам, заехал, сам того не желая. «Я попал в Париж почти нечаянно. В Италии холера, в Швейцарии холодно. На меня напала хандра, да притом и доктор требовал для моей болезни перемены места».

Париж Гоголю был ни к чему. «Париж город хорош для того,— писал он Н. Я. Прокоповичу,— кто именно едет для Парижа, чтобы погрузиться во всю его жизнь,., Жизнь политическая, жизнь вовсе противоположная смиренной художнической, не может понравиться таким счастливцам праздным, как мы с тобой»,

Гоголь шутит со своим школьным приятелем и шутливо, по-школьнически, примеривается к пушкинскому Моцарту. Он не подозревает, что через два дня Пушкин сядет в сани и поедет на Черную речку стреляться с Дантесом. Пушкин пока еще жив, и затеянный в России роман пишется у Гоголя легко и весело. «Мертвые текут живо,— сообщает он Жуковскому,— свежее и бодрее, чем в Веве».

Весть о гибели Пушкина застала Гоголя в Париже. Она потрясла и переворотила весь его мир. Россия без Пушкина на какое-то время перестала для Гоголя быть Россией. Пушкин обернулся мечтой, национальной грезой России. Расстояние до гармонически развитого русского человека стало опять огромным, но в преодолимости его Гоголь не сомневался. Весной 1837 года он уехал из Парижа в Рим, в частности и потому, что твердо верил в историческую, а главное — эстетическую осуществимость русской национальной мечты об истинно прекрасном, идеальном человеке. Задуманный в духе «Ревизора» многоплановый сатирический роман стал превращаться в Италии в величаво текущую эпопею, в русскую национальную поэму. В Риме завязывалась главная, сквозная тема классической русской литературы XIX столетия, тема воскресения, возрождения в человеке человека. Происходило это не без участия итальянской национальной классики— литературы и искусства Высокого Ренессанса. Поездка Гоголя в Рим оказалась для судеб европейской культуры не менее эпохальной, нежели итальянское путешествие Гёте.

Первые впечатления от Рима были глубокими и, несмотря ни на что, праздничными и радостными. Гоголю вдруг показалось, будто он перенесся в прекрасный мир юности, причем не величавой юности всей европейской культуры, а своей собственной, нежинской, украинской. Город Рим представился Миргородом. «Мне кажется,— писал Гоголь из Рима одному из своих приятелей по нежинской гимназии,— что будто бы я заехал к старинным малороссийским помещикам. Такие же дряхлые двери у домов, со множеством бесполезных дыр, марающие платье мелом, старинные подсвечники и лампы в виде церковных. Блюда все особенные, все на старинный манер. Везде доселе виделась мне картина изменений. Здесь все остановилось на одном месте и далее нейдет».

На первый .взгляд это тоже может показаться шокирующе неожиданным. В 30-е годы XIX века папский Рим Григория XVI был едва ли не самым консервативным и, более того, самым реакционным государством Западной Европы. Тем не менее мы очень бы ошиблись, предположив, будто в Риме Гоголя восхитил общественно-политический застой и клерикальное мракобесие. Гоголь не любил, да и просто не умел пользоваться понятиями современной ему публицистики. Однако, когда сегодня вчитываешься в письма Гоголя из Рима и в отрывок «Рим», становится совершенно ясно, что в казалось бы остановившейся жизни Вечного города автор «Тараса Бульбы» и «Старосветских помещиков» увидел не застой теократического государства, а устойчивость жизненных основ, которые требовались в XIX веке для того, чтобы строить классическое здание национальной русской литературы, соизмеримое с по-ренессансному гармоничным пушкинским идеалом истинно прекрасного человека, Анненков не просто во многом верно оценил отрывок «Рим», но и поставил его в контекст жизни я творчества Гоголя конца 30-х-—начала 40-х годов. «Влияние Италии и особенно Рима,— отмечает он, — начинает все более усиливаться и проявляется отвращением к европейской цивилизации., наклонностью к художественному уединению сосредоточенностью мысли, поиском за крепким основанием, которое могло бы держать дух в напряженном довольстве одним самим собой»,

П. В. Анненков выражается по-гегельянски. Если перевести его слова на обычный русский язык, то получится, что Гоголь приехал в Италию, дабы отыскать в Риме основы, на которых русская национальная культура, как это уже случилось в эпоху Возрождения с национальной культурой Италии, могла бы обрести необходимую ей свободу и вместе с ней идеальную форму для воплощения национального самосознания русского слова и русского народа.

Передавая одну из своих римских бесед с Гоголем, Анненков пишет: «Вот,— сказал он раз,— начали бояться у нас европейской неурядицы — пролетариата. .. думают, как из мужиков сделать немецких фермеров… А к чему это?.. Можно ли разделять мужика с землею?.. Какое же тут пролетарство? Вы ведь подумайте, что мужик наш плачет от радости, увидав землю свою; некоторые ложатся и целуют ее как любовницу. Это что-нибудь да значит?.. Об этом-то и надо поразмыслить…» Вообще он был убежден тогда, что русский мир составляет отдельную сферу, имеющую свои законы, о которых в Европе не имеют, понятия. Как теперь смотрю на него, когда он высказывал эти мысли своим протяжным, медленно текущим голосом, исполненным силы и выражения. Это был совсем другой Гоголь, чем тот, которого я оставил недавно в Париже… Все в нем установилось, определилось и выработалось» (курсив мой.—Р. X.). «…Взлелеянный уединением Рима, он весь предался творчеству и перестал читать и заботиться о том, что делается в остальной Европе. .. В Риме он только перечитывал любимые места из Данте, Илиады Гнедича и стихотворений Пушкина…»

С Анненковым не во всем можно согласиться: Гоголь в Риме не отделял Россию от Запада, а наоборот, включал при нем и в нем рождавшуюся национальную русскую культуру в гуманистическую культуру Европы, которую он всегда рассматривал как единую, органически развивающуюся историческую целостность. В Риме он читал не только Данте и Гомера, но и многих современных ему западноевропейских писателей, в частности Диккенса. Однако самое главное в «римском» Гоголе Анненков если не до конца понял, то во всяком случае почувствовал и угадал. В Риме Гоголь делал великое русское дело, считая его делом европейским и в известном смысле всемирным, всечеловеческим. Вот почему он так резко, может быть даже излишне резко, противопоставил якобы остановившуюся жизнь Вечного города стремительным изменениям враждебного человеку капиталистического «прогресса», с которым столкнулся в Западной Европе и который навсегда отвратил его от уже не революционного, а очень буржуазного Парижа. Вот почему он так болезненно остро отреагировал на статью Белинского «Объяснение на объяснение по поводу поэмы Гоголя «Мертвые души», в которой замечательный и высоко ценимый Гоголем критик заметил, что в гоголевском отрывке, где есть удивительно яркие и верные картины действительности, «есть и косые взгляды на Париж: и близорукие взгляды на Рим».

Последние слова Белинского особенно задели Гоголя. «Он хочет,—писал Гоголь С. П. Шевыреву,-—чтобы римский князь имел тот же взгляд на Париж и французов, какой имеет Белинский. Я бы был виноват, если бы даже римскому князю внушил такой взгляд, какой имею я на Париж. Потому что и я, хотя могу столкнуться в художественном чутье, но вообще не могу быть одного мнения с моим героем. Я принадлежу к живой и современной нации, а он к отжившей».

О Париже Гоголь действительно судил и непримиримее и строже, чем молодой князь из «Рима», но с изображенным в отрывке итальянцем у Гоголя было немало общего. Гоголь недаром наделил итальянского князя «живой душой». Только тогда, когда в молодом князе «развернулась его живая итальянская природа, дремавшая под скучным надзором аббата», душа его отозвалась на «сильное политическое движение в журналах», начатое Июльской революцией 1830 года, и у него возникло «желание побывать в заальпийской, в настоящей Европе»: «Вечное ее движение и блеск заманчиво мелькали вдали. Там была новость, противоположность ветхости итальянской, там начиналось XIX столетие, европейская жизнь».

Гоголь показывает блестящий, бурлящий город глазами очарованного молодого итальянца, и авторское отношение к Парижу выдает лишь стиль, лишь риторика анафористически выстроенных периодов: «Он зевал перед светлыми, легкими продавицами, только что вступившими в свою весну… Он зевал и перед книжной лавкой, где, как пауки, темнели на слоновой бумаге черные виньетки. .. Он зевал и перед машиной, которая одна занимала весь магазин.., Он зевал пред лавками… Он зевал и на широких бульварах…» Бурление западноевропейской столицы на поверку оказалось бессодержательной суетой, засасывающей и съедающей живого человека. Даже светские львы обернулись «парижскими крокодилами», В гоголевском отрывке наметились некоторые бальзаковские темы, в частности столь важная для почти всей западноевропейской литературы XIX века тема утраты иллюзий. «Во многом он разочаровался,— говорит Гоголь об итальянском князе.— Тот же Париж, вечно влекущий к себе иностранцев… уже показался ему много, много не тем, чем был прежде».

Несомненно, философия истории Гоголя (а такая философия у Гоголя была, и не случайно Анненков в 1846 году увидел у него «лицо философа») грешила ничем не прикрытым идеализмом. Негодования Белинского по поводу «Рима» понять не сложно. Тем не менее упрекать Гоголя за его глухоту к социально-утопическим идеям Фурье и усматривать один лишь философский идеализм в художественной картине великого русского мастера было бы по меньшей мере несправедливо. Вспомним хотя бы, как воспринял послереволюционный буржуазный Париж уже не воспитанный малограмотным аббатом итальянский князь, а высокообразованнейший А.И. Герцен. Кроме того, не надо забывать и о том, что намеренно тенденциозное изображение суетного и пустого бурления Парижа понадобилось поэту Гоголю не ради глумливого осмеяния «француза», а для художественного противопоставления жизни мнимой и мертвой жизни классического искусства, а также — и это главное — для выявления роли национальной русской культуры в европейской жизни XIX столетия. Отрывок «Рим» — произведение, по-гоголевски пророческое. В нем рассказано не только об утрате романтических иллюзий, но и о возрождении великих гуманистических идеалов. Разойдясь с Белинским, Гоголь во многом сошелся с Герценом, основоположником «русского социализма», И в этом не было ничего особенно странного.

Вернемся, однако, к итальянскому князю.

Разочаровавшись в Париже, князь уехал домой, в Рим. Маршрут его повторяет маршрут Гоголя. Возвращение князя описано в отрывке подробно. Чем ближе к Риму, тем больше сливается «живая итальянская природа» князя с воскресшей душой русского поэта. Возвращение князя в Рим превращается в возвращение Гоголя на свою вторую духовную родину, туда, где обретает он опять Россию Пушкина, Россию идеального, истинно прекрасного человека.

Тщательно, я сказал бы даже концептуально-тщательно (а потому и несколько схематично) описывает Гоголь Рим, увиденный молодым князем. Сходство героя и автора превращается почти в тождество. Теперь уже итальянец, исконный уроженец Рима, уподобляется русскому поэту. Гоголь пишет о князе: «…он уединился совершенно, принялся рассматривать Рим и сделался в этом отношении подобен иностранцу, который сначала бывает поражен мелочной, неблестящей его наружностью, испятнанными, темными домами, и с недоумением вопрошает, попадая из переулка в переулок: «где же огромный древний Рим?» — и потом уже узнает его, когда мало-помалу из тесных переулков начинает выдвигаться древний Рим, где темной аркой, где мраморным карнизом, вделанным в стену, где порфировой потемневшей колонной».

Миргород превращается в Град, в Рим-город.

Уподобив открывающего для себя Рим итальянского князя иностранцу, Гоголь вместе с тем отделил его от праздных-иностранных туристов, в том числе и русских, которых сам он всегда сторонился и глубоко презирал: «Но не так, как иностранец, преданный одному Титу Ливию и Тациту, бегущий мимо всего, к одной только древности, желавший бы в порыве благородного педантизма срыть весь новый город,-— нет, он находил все равно прекрасным: мир древний, шевелившийся из-под темного архитрава, могучий средний век, положивший везде следы художников-исполинов и великолепной щедрости пап, и, наконец, прилепившийся к ним новый век с толпящимся новым народонаселением».

И снова взволнованный голос уже не князя, а самого автора выдает стиль, та же риторика анафористически выстроенных периодов. Но смысл ее уже прямо противоположен тому, который несли в себе гоголевские анафоры, возникавшие на страницах, посвященных Парижу. Вместо «он зевал…» настойчиво повторяется «ему нравилось..,»: «Ему нравилось это чудное их слияние в одно, эти признаки людной столицы и пустыни вместе… живой крик рыбного продавца у портика, лимонадчик с воздушной, украшенной зеленью лавчонкой перед Пантеоном. Ему нравилась самая невзрачность улиц темных, неприбранных, отсутствие желтых и светленьких красок: на домах, идиллия среди города… Ему нравились эти беспрерывные внезапности, неожиданности, поражающие в Риме».

Гоголь не только увидел, как в Риме соприкоснулись две великие европейские идеи, языческая и христианская, и как от их взаимопроникновений родилось величайшее классическое искусство Ренессанса, но он непосредственно воспринял гуманистическую культуру итальянского Возрождения как все еще живое явление европейской действительности, прикосновение к которому жизненно необходимо русскому художнику, «ибо высоко возвышает искусство человека, придавая благородство и красоту чудную движеньям души».

Только что вернувшийся из Швейцарии в Италию Гоголь писал М. П. Балабиной, делясь с ней чувствами, охватившими его при второй встрече с Римом: «>..и был так полон в это время, и мне казалось, что я в таком многолюдном обществе, что я припоминал только, чего бы не забыть, и тот же час отправился делать визиты всем своим друзьям. Был у Колисея, и мне казалось, что он меня узнал, потому что он, по своему обыкновению, был величественно мил и на этот раз особенно разговорчив. Я чувствовал, что во мне рождались такие прекрасные чувства! стало быть он со мной говорил. Потом я отправился к Петру и ко всем другим, и мне казалось, они все сделались на этот раз гораздо более со мной разговорчивы».

Мы очень многое потеряем, если увидим в этом только литературные метафоры и гоголевские преувеличения. Надо верить Гоголю. Надо верить русскому гению. А не то мы утратим самые важные ориентиры и очень многого не поймем. Во всяком случае, в столь важном для всех нас мире Гоголя.

Когда в отрывке «Рим» Гоголь принимается описывать искусство ренессансно-барочного Рима, окончательно перестаешь понимать, о ком он, собственно, говорит, о молодом итальянском князе или же о себе самом, о русском писателе дописывающем «Мертвые души», переделывающем «Портрет» и гармонизирующем драматургическую целостность «Ревизора»: «И чем далее вглубь уходили улицы, тем чаще росли дворцы и архитектурные созданья Браманта, Борромини, Сангалло, Деллапорта, Виньола, Бонаротти — и понял он, наконец, ясно, что только здесь, только в Италии, слышно присутствие архитектуры и строгое ее величие, как художества».

Гоголь досконально знал, понимал и ощущал Рим, как никто другой в современной ему Европе, и, вероятно, именно потому, что он был глубоко русским поэтом. Умная и хорошо понимавшая Гоголя А. О. Смирнова-Россет свидетельствует: «Николаю Васильевичу Рим, как художнику, говорил особенным языком. Это сильно чувствуется в его отрывках о «Риме». St. Beuve встретил его на пароходе, когда после смерти Иосифа Виельгорского они ехали в Марсель… St. Beuve говорил, что ни один путешественник не делал таких точных и вместе оригинальных наблюдений».

Стендаля Сент-Бёв знал. Из гоголевской заметки «Путешествие Александры Осиповны», как это убедительно показал откомментировавший заметку С. Н. Дурылин, могли бы получиться несравненные «Прогулки по Риму», Если Гоголь не стал состязаться с французским писателем, то произошло это прежде всё потому, что даже в Риме Гоголя волновали мысли не о Риме как таковом, а о России. Когда в 1837 году М. П. Погодин усиленно звал Гоголя вернуться на родину и даже, кажется, высказывал сомнение в искренности гоголевского патриотизма, Гоголь ему ответил: «Я живу около года в чужой земле, вижу прекрасные небеса, мир, богатый искусством и человеком. Но разве перо мое принялось описывать предметы, могучие поразить всякого? Ни одной строки не мог посвятить я чуждому. Непреодолимою цепью прикован я к своему, и наш бедный, неяркий мир наш, наши курные избы, обнаженные пространства предпочел я лучшим небесам, приветливее глядевшим на меня. И я ли после этого могу не любить своей отчизны?»

Это было написано до опубликования в погодинском «Москвитянине» отрывка «Рим». Однако и после того, как «Рим» был опубликован, Гоголь мог бы повторить сказанное им в 1837 году Погодину.

Гоголь приехал в Рим несравненно более подготовленным к восприятию Вечного города, чем главный герой его отрывка. Некогда широко распространенное мнение, будто Гоголю «недоставало образования» — одна из типично гоголевских мистификаций, жертвой которой стал и сын прославленного русского историка А. Н. Карамзин. Именно потому, что, еще будучи в России, Гоголь вживался в искусство итальянского Возрождения, он сумел взглянуть на Рафаэля, Тициана, Микеланджело совсем свежим взглядом, заново открыть их непреходящую ценность и увидеть в высококлассических произведениях итальянского гения не только титаническую, ренессансную силу, но и несокрушимую жизненную опору, которая потребовалась ему тогда, когда он принялся пробуждать, казалось бы, мертвые российские души.

После того как молодой итальянский князь из гоголевского отрывка увидел и заново открыл для себя величавую, нетленную красоту классического Рима, ему захотелось разгадать его загадку, понять смысл и значение Вечного города в жизни современной обуржуазившейся и опошлившейся Европы. Герою «Рима» предстояло подняться до автора.

Мало-помалу итальянского князя перестала удовлетворять «жизнь в созерцаньях природы, искусств и древностей»: «Среди сей жизни почувствовал он, более нежели когда-либо, желание проникнуть поглубже историю Италии, доселе ему известную эпизодами, отрывками; без нее казалось ему неполно настоящее, и он жадно принялся за архивы, летописи и записки».

Какие именно записки и летописи прочел князь, в отрывке не сказано. Но зная, что читал и советовал читать Гоголь, представить это все-таки можно. Составленный Гоголем перечень авторов (назначение его пока не вполне ясно) начинают итальянские имена: Тирабоски, Вазари, Ланци, Гвиччардини. Муратори, Макьявелли. Все это — имена историков. Все они занимались историей культуры итальянского Возрождения. Особенно примечательно занесение в этот список имени Лодовико Антонио Муратори. С его имени начинается и итальянский раздел составленной Гоголем (видимо, в 1834 году) «Библиографии средних веков». «Из сочинений, относящихся к общей истории Италии,— писал молодой Гоголь,— более всего замечательны два сочинения Муратори «Scriptores rerum Italicorum» и «Antiquitates Italicae medii aevi», раскрывающие ясно существование городов и республик в средние века».

Трудно сказать, как ив какой мере полно познакомился двадцатилетний Гоголь с латинскими сочинениями замечательного итальянского историка-просветителя первой половины XVIII века и собранными им многочисленными документами и хрониками. Строить какие-либо предположения, когда дело касается Гоголя,— занятие в высшей мере рискованное. Как бы то ни было, не подлежит сомнению одно: основное, самое главное, то, что принципиально и выгодно отличало Лодовико Муратори не только от Вольтера, но и от большинства западноевропейских просветителей, создатель «Тараса Бульбы» осознал поразительно правильно. По свидетельству Смирновой-Россет, Гоголь как-то сказал ей: «Историю еще не писали так, чтобы живо обрисовался народ или личности. Вот один Муратори понял, как описать народ, у него одного слышится связь, весь быт его народа, его связь с землей, на которой он живет».

У молодого князя из отрывка «Рим», несомненно, было больше возможностей, чем у Гоголя, изучить собранные Муратори хроники, а также прочитать сочинения Макьявелли, Гвиччардини, Тирабоски. Читал он, кажется, много, усердно и внимательно. Во всяком случае, ему удалось довольно верно схватить суть, гуманистический смысл той яркой, весьма противоречивой, отнюдь не идиллической эпохи, которую назовут потом итальянским Возрождением. Князь «был поражен величием и блеском минувшей эпохи Италии. Его изумляло такое быстрое разнообразное развитие человека на таком тесном углу земли, таким сильным движеньем всех сил. Он видел, как здесь кипел человек… целый ряд великих людей, столкнувшихся в одно и то же время; лира, циркуль, меч и палитра; храмы, воздвигающиеся среди браней и волнений; вражда, кровавая месть, великодушные черты и кучи романтических происшествий частной жизни среди политического, общественного вихря и чудная связь между ними; такое изумляющее раскрытие всех сторон жизни политической и частной, такое пробуждение в столь тесном объеме всех элементов человека, совершавшихся в других местах только частями и на больших пространствах!» (курсив мой. — Р. X.)

В сопоставлении с богатой, процветающей ренессансной Италией XV — XVI вв. экономически отсталая, захолустная Италия первой половины XIX века показалась молодому князю особенно жалкой, и это его искренне печалило. «…Неужели,— думал он,— не воскреснет никогда ее слава? Неужели нет средств возвратить минувший блеск ее?»

На некоторое время князь мысленно вернулся к пылким мечтам университетской юности, когда под влиянием революции во Франции поверил в возможность общественно-политического возрождения Италии, в идеалы Рисорджименто (в 20 — 30-е годы XIX века «это было любимой мыслью молодежи»). Однако опыт, приобретенный им в послереволюционном Париже, не пропал даром. Князь понял, «как близорука была молодежь», а главное, «как близоруки бывают политики, упрекающие народ в беспечности и лени» и на этом основании полагающие, будто они могут вершить судьбами мира, не оглядываясь на народ, на его слово и на его идеалы.

Герой отрывка и автор постепенно сближаются, и большие исторические надежды русского поэта начинают одушевлять почти уже по-европейски «омертвевшего», разуверившегося в Риме итальянского князя. «…Утешительная, величественна* мысль приходила сама к нему в душу, и чуял он другим, высшим чутьем, что не умерла Италия, что слышится ее неотразимое вечное владычество над всем миром, что вечно веет над нею ее великий гений, уже в самом начале завязавший в груди ее судьбу Европы…»

Молодого князя укрепляла в таких его мыслях вовсе не одна лишь итальянская музыка, которая в XIX веке по-прежнему звучала «и на берегах Сены, Невы, Темзы, Москвы, Средиземного, Черного моря, в стенах Алжира, и на отдаленных, еще недавно диких, островах», нет, его воодушевлял теперь уже совсем по-гоголевски увиденный Вечный город, в котором малороссийский Миргород влился в ренессансно-барочный Римгород. Молодой итальянский князь думает о значении Рима для современного мира, и его мысли воспринимаются уже как мысли национального русского поэта, увидавшего на монументальном полотне Александра Иванова не «Появление Мессии» (так называл картину сам художник), а явление Христа народу и именно поэтому предугадавшего, что русской классической литературе предстоит величественно завершить историческое развитие европейской гуманистической культуры, зародившееся в XIV—XV веках в недрах ренессансной Италии. Князь думает: «И самое это чудное собрание отживших миров, и прелесть соединенья их с вечно цветущей природой — всё существует того, чтобы будить мир, чтоб жителю Севера, как сквозь сон, представлялся иногда этот Юг, чтоб мечта о нем вырывала его из среды хладной жизни, преданной занятиям, очерствляющим душу,-— вырывала бы его оттуда, блеснув ему нежданно уносящею вдаль перспективой, колизейскою ночью при луне, прекрасно умирающей Венецией, невидимым небесным блеском и теплыми поцелуями чудесного воздуха,— чтобы хоть раз в жизни был он прекрасным человеком. ..» (курсив мой.— Р. X.).

Герой отрывка не только снова соединяется с автором, но и отходит в его тень. На первом плане высвечивается сам Гоголь, тот Гоголь, которого трагическая гибель прекрасного русского человека Пушкина надолго приковала к Риму, который обрел в классическом Риме необходимые ему нравственно-эстетические и вместе с тем актуально жизненные устои и который именно поэтому уверовал в Риме в великое историческое будущее национальной русской культуры, русского народа, всей России.

Рассказывая о тех уроках, которые извлек герой отрывка «Рим» из добросовестного изучения собранных Муратори итальянских средневековых хроник, Гоголь замечает: «Итог всего этого был тот, что он старался узнавать более и более свой народ».

В казалось бы захолустном, папском Риме пред князем и перед теперь уже неотделимым от него русским поэтом предстал народ, о котором трудно сказать, какой это народ — народ древней, прекрасной Италии или же народ великой, еще не раскрывшейся России. Герой «Рима» увидел «народ, в котором живет чувство собственного достоинства… il popolo, а не чернь», который «носит в своей природе прямые начала времен первоначальных квиритов», в котором «все как-то согласовалось с важностью Рима», «живой, не торопящийся народ, живописно и покойно расхаживающий по улицам, закинув полуплащ или набросив себе на плечо куртку, без тягостного выраженья в лицах, которое так поражало его на синих блузах и на всем народонаселении Парижа». И вместе с тем герою гоголевского отрывка открылась «стихия народа сильного, непочатого, для которого как будто бы готовилось какое-то поприще впереди».

Видя в народе уже не простонародье, не низменную чернь, a «il popolo», Гоголь как бы смотрит на народ глазами Петрарки или Микеланджело и не только потому, что он народ по-ренессансному идеализирует, но также и потому, что он как-то очень по-возрожденчески смотрит на народ сквозь призму идеального, «универсального человека», сквозь призму изобразительного искусства и поэзии. Говоря о впечатлениях обогащенного чтениями Муратори молодого князя, Гоголь пишет: «…женщины казались подобными зданьям в Италии: они или дворцы, или лачужки… Он ими наслаждался, как наслаждался в прекрасной поэме стихами, выбившимися из ряда других и насылавшими свежительную дрожь на душу». Художественно чуткий Аполлон Григорьев не зря усмотрел в героине «Рима» Аннунциате «создание могущественной кисти мастеров древней Италии». Описанная в начале отрывка величавая, спокойная красавица превращается посреди ликующего римского карнавала в истинно прекрасную женщину из народа, в Аннунциату, увиденную глазами молодого итальянского князя, уже разглядевшего в итальянском народе «il popolo» и по-ренессансному отождествившего себя с тем самым народом, которого приобщение к подлинной красоте превратило в художника, в творца: «Всё, что рассыпалось и блистает поодиночке в красавицах мира, всё это собралось сюда вместе. Взглянувши на грудь и бюст ее, уже становилось очевидно, чего недостает в груди и бюстах прочих красавиц. Пред ее густыми блистающими волосами показались бы жидкими и мутными все другие волосы. Ее руки были для того, чтобы всякого обратить в художника… Это была красота полная, созданная для того, чтобы всех равно ослепить. Тут не нужно было иметь какой-нибудь особенный вкус; тут все вкусы должны были сойтись, все должны были повергнуться ниц: и верующий, и неверующий упали бы пред ней, как пред внезапным появленьем божества. Он видел, как весь народ, сколько его там ни было, загляделся на нее, как женщины выразили невольное изумленье на своих лицах, смешанное с наслажденьем, и повторяли: «О, bella!»; как всё, что ни было, казалось, превратилось в художника и смотрело пристально на одну ее» (курсив мой. — Р. X.).

В ренессансно-барочном, классическом Риме великий русский поэт Гоголь окончательно понял, что всякое истинно национальное искусство народно, что оно порождено народом и принадлежит народу. «Полная красота,— скажет он в «Риме»,— дана для того в мир, чтобы всякий ее увидал, чтобы идею о ней сохранял вечно в своем сердце. Если бы она была просто прекрасна, а не такое верховное совершенство, она бы имела право принадлежать одному, ее бы мог он унести в пустыню, скрыть от мира. Но красота полная должна быть видима всем. Разве великолепный храм строит архитектор в тесном переулке? Нет, он ставит его на открытой площади, чтобы человек со всех сторон мог оглянуть его и подивиться ему» (курсив мой. — Р. X.).

Однако Гоголь не был бы Гоголем, то есть национально русским классическим писателем,, если бы остался на уровне ренессансной поэзии или даже изобразительного искусства классического итальянского Возрождения. В идеализированном по-ренессансному итальянском «Popolo» он разглядел не только потомков квиритов, но и вполне реальный народ современного ему живого Рима и сумел изобразить его с такой реалистической поэтичностью, до которой не поднимались ни поразивший Гёте Карло Гольдони, ни восхищавший Гоголя и в то время еще неизвестный не только в Европе, но и в самой Италии Джузеппе Джоакино Белли [3].

В поисках Аннунциаты князь добрался до Затибрия, поднялся на холм и оказался на площадке подле церкви Сан-Пьетро ин Монторио, откуда открывается прекрасный вид на весь город: «…здесь князь взглянул на Рим и остановился: пред ним в чудной сияющей панораме предстал вечный город… Боже! какой вид! Князь, объятый им, позабыл и себя, и красоту Аннунциаты, и таинственную судьбу своего народа, и всё, что ни есть на свете».

Князь позабыл об Аннунциате только потому, что, созерцая Рим, он ее по-настоящему обрел. Красавица Аннунциата — это и есть подлинный Рим, его бессмертная народная душа.

«Рим» только назван «отрывком». На самом деле это произведение, обладающее классической, ренессансной законченностью.

Вчитавшись в «Рим» и взглянув на Вечный и вечно живой город глазами уже не князя, а русского поэта, понимаешь, почему в Риме Гоголем овладела жажда гармонии и совершенства и почему именно там, работая над «Мертвыми душами» и перерабатывая «Тараса Бульбу» и «Портрет», он сумел удовлетворить эту свою жажду, О влиянии Рима, ренессансного Рима, на стиль классической прозы Гоголя писал еще в 1842 году С. П. Шевырев. Перед всеми тогдашними критиками Гоголя у него было то несомненное преимущество, что он видел Гоголя в Риме. Некоторые из его наблюдений замечательны. Но не буду умножать цитаты. Не стану также перечислять итальянские и собственно римские реалии, сохранившиеся в текстах «Мертвых душ», «Портрета» и даже «Шинели». Это делалось и, видимо, еще будет делаться. Тема* эта совсем особая. Отмечу только одно соответствие, существующее между первыми строками отрывка «Рим» и заключительными строками первого тома поэмы:

«Попробуй взглянуть на молнию, когда, раскрывши черные, как уголь, тучи, нестерпимо затрепещет она целым потоком блеска: таковы очи у альбанки Аннунциаты»,

«Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях?,. Русь, куда же несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Явление Аннунциаты предвещало не только открытие вечно живого Рима — оно предвещало открытие народной России.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Стилистика прозы Н.В. Гоголя. Сочинение по литературе

Николай Васильевич Гоголь оказал огромное влияние на развитие русской художественной прозы. Мы видим гоголевские традиции у Достоевского, Булгакова, А.Белого и многих других, Гоголь наметил многие тенденции, по которым развивалась далее русская стилистика.

Стиль Гоголя — это приближение прозы к поэзии, недаром «Мертвые души» названы «поэмой». У Николая Васильевича в изобилии встречаются многосложные предложения, сравнительные обороты, мы видим целую сокровищницу эпитетов. Но главное, что делает прозу Гоголя поэтичной, — огромное количество метафор, игра на скрытых значениях слов.

Как глобальный прием у Гоголя выступает олицетворение, то есть перенесение на неживой предмет каких-либо качеств живого:

Можно было видеть, как звезды, собравшись в кучу, играли в жмурки…

или:

Ему казалось, что все дома устремили на него свои бесчисленные огненные очи и глядели.

Со словом у Гоголя могут происходить интереснейшие явления. Оно может получать совершенно новые, не свойственные ему значения, и это создает особый юмор повествования. Так Собакевич расправляется с осетром: сначала к нему «пристроился», а потом его «доехал» и «пришипился», осетра «отделавши». Иногда у слова появляются неожиданные смысловые связи. Ноздрев — «исторический» человек не потому, что о нем написано в истории, но потому, что он в истории постоянно влипает.

Еще один прием Гоголя — прием ключевых слов, когда целые сцены могут быть построены на игре значений. Так, встреча Пескарева с Незнакомкой в повести «Невский проспект» построена на глаголе «лететь».

Гоголь обожает использовать высокую книжную лексику там, где несоответствие этой лексики с содержанием будет давать комический эффект:

Но ткач и кум мужественно отстояли мешок.

Иронию создает и целая система иносказаний, когда о предмете говорится не впрямую, а с помощью новоизобретенных речевых оборотов:

Запятки были заняты лицом лакейского происхождения…

или

Будочник поймал у себя на воротнике какого-то зверя и, подошел к фонарю, казнил его тут же у себя на ногте.

Стилистика Гоголя очень эмоциональна и лирична. Он, в отличие от Пушкина, допускает прямые обращения автора к читателю.

Проза Николая Васильевича Гоголя — жемчужина великой русской литературы, она вызывала восхищение и у Толстого, и у Достоевсого, и у Булгакова, и они во многом следовали гоголевским традициям.

Goldeneye обзор фильма и краткое содержание фильма (1995)

Действительно. Даже сам Бонд изменился. В исполнении Пирса Броснана, пятого агента 007, он более чувствителен, более уязвим, более психологически совершенен, чем Бонды, которых играют Шон Коннери, Джордж Лэзенби, Роджер Мур и Тимоти Далтон. Все они в разных стилях были холодны и бесстрастны. Бонд Броснана чувствует себя как дома в казино Монте-Карло, но он более знающий, более осведомленный об отношениях. Я не уверен, что это хорошо.Агент 007 в какой-то степени не должен быть в курсе шуток. Ему определенно никогда не придется слушать диалог агента 006, подобный следующему: «Мартини с водкой заглушает крики всех мужчин, которых вы убили. И всех тех женщин, которых вы не смогли защитить».

Возможно, наши популярные представления о мужественности изменились настолько, что Джеймс Бонд уже не может существовать по-старому. В «GoldenEye» мы получаем гибрид, современный Бонд, привитый к формуле.

Результат небезынтересный.Спецэффекты и трюки, конечно же, удовлетворительно зрелищны, в том числе блестящие кадры угона высокотехнологичного вертолета, погони между автомобилем и танком, столкновения танка с поездом и такие неожиданные бонусы, как Русский кантри- и вестерн-бар со славянским акцентом «Stand by Your Man».

Сюжет включает в себя спутник Земли, который скрывается на секретной орбите и может нарушить связь с Землей, давая человеку, который контролирует его, власть над правительствами и рынками.После того, как Ксения Онатопп (бывший летчик-истребитель) и ее сообщники угоняют бесценный вертолет «Тигр», неуязвимый для спутника, Бонд выслеживает ее до Санкт-Петербурга, Россия, где находится оружейный синдикат «Янус». Это приводит к сексуальной сцене с участием Онатоппа, которая во многом обязана борьбе сумо.

При просмотре фильма я увлекся спецэффектами и изящными трюками и с некоторым удовлетворением наблюдал за запоздалым вхождением Бонда в более современный мир. Броснан был вполне адекватен, хотя все более поздние Бонды страдают от того, что реально Шона Коннери никто никогда толком не заменит.Я достаточно хорошо провел время, я думаю, хотя я никогда особо не вмешивался. Меня трясло, но не шевелило.

Миямото предложил GoldenEye покончить с тем, что Бонд пожимает руки всем своим врагам в больнице • Eurogamer.net

Бывший продюсер Rare Мартин Холлис рассказал, как Сигэру Миямото предложил закончить GoldenEye N64.

Никогда не говори никогда.

Выступая на фестивале GameCity в Ноттингеме на выходных, Холлис поделился некоторыми советами, которые его команда получила от высшего руководства Nintendo.

Миямото общался с Rare по факсу на последних этапах разработки GoldenEye 007 (спасибо, The Guardian).

Легендарный дизайнер Nintendo, прославившийся созданием семейных талисманов, таких как Марио и Донки Конг, беспокоился, что шутер от первого лица будет слишком жестоким.

«Один момент заключался в том, что было слишком много убийств крупным планом — он нашел это слишком ужасным», — вспоминает Холлис. «Не думаю, что я что-то сделал с этим входом.

«Вторым моментом было то, что он считал игру слишком трагичной со всеми убийствами.Он предположил, что было бы неплохо, если бы в конце игры ты пожимал руки всем своим врагам в больнице.»

Можно с уверенностью сказать, что и этот совет не был принят во внимание.

Но Холлис добавил титры с перекличкой актеров, подчеркнув, что вся игра была вымыслом.

«Последовательность говорила людям, что это не настоящее убийство», — заключил Холлис.

Несмотря на это, Холлис признал, что большая часть Goldeneye была создана под влиянием игр Nintendo, таких как Mario 64 и Zelda: A Link to the Past.В частности, команда взяла уроки из Mario 64 в том, как она проектировала открытые уровни.

Холлис также упомянул, что Rare отклонила предложение адаптировать следующий фильм о Бонде («Завтра не умрет никогда»).

«У нас был небольшой разговор, трое или четверо из нас в команде. Это было что-то вроде «Нет». Мы отправили сообщение в ответ: «Ответ — нет. фильм». И это было все».

«Вы могли подумать, что на коммерческой основе кто-то из Nintendo сказал бы: «Ну, вы уверены?», но из уважения к создателю и важности людей, которые на самом деле сделали игру, это было Это.»

Война Яна Флеминга и реальная операция «Золотой глаз» ‹ CrimeReads

Совершенно непонятно, как Ян Флеминг попал в Португалию в июне 1940 года. Ехать по суше было бы крайне маловероятно, а поскольку его целью было добраться до Мадрида, если ехать по суше, то зачем ехать в Португалию? Он мог бы отправиться морем, но ему пришлось бы получить визу у португальского консула в Бордо. Их можно было получить бесплатно, тысячи были выданы консулом Аристидесом де Соузой Мендесом.Однако большинство людей путешествовали по суше, и приток был настолько велик, что испанцы закрыли границу с Францией и усилили напряженность между Лиссабоном и Мадридом. Соуза Мендес заплатил за этот гуманный поступок своей карьерой и разорением своей семьи разъяренным доктором Антонио Де Оливейра Салазара, диктатором Португалии.

Мог ли Йен вылететь из Бордо? За две недели до этого сэр Сэмюэл Хоар вместе с женой вылетел на юг, чтобы занять пост посла в Мадриде. Его самолет заправился в Бордо, где он обнаружил, что «аэродром номинально все еще используется.Его рейс следовал через Лиссабон и должен был стать последним гражданским рейсом, вылетевшим из Бордо. Он вспоминал: «Наше прибытие не вызвало особого интереса у горстки сотрудников, которые все еще находились на аэродроме, и с чувством предчувствия, что, пообедав, мы покинули Францию». Хор, нервный человек, не с нетерпением ждал возможности занять свой новый пост в Мадриде.

Джон Пирсон в своей книге «Жизнь Яна Флеминга » утверждает, что Флеминг первым вернулся в Англию морем: «HMS Arethusa ждал у Аркашона, чтобы забрать британского посла, и когда он отплыл, лейтенант-коммандер Флеминг должен был приплыть в ей.

Возможно, это более вероятно, так как тогда Флеминг мог улететь в Лиссабон; 4 июня BOAC начала выполнять рейсы с аэродрома Хестон к западу от Лондона в столицу Португалии. В испанской столице события приняли для Британии неблагоприятный оборот. Режим Франко изменил военный статус Испании с «нейтралитета» на неопределенный «невоенный статус», что свидетельствовало о явной симпатии к Оси. 10 июня Италия Муссолини вступила в войну, и многие ожидали, что Испания последует ее примеру.

Статья продолжается после рекламы

***

В июне 1940 года Алану Хиллгарту был сорок один год, почти на десять лет старше Флеминга, красивый мужчина с оливковым цветом лица и темными блестящими глазами. В возрасте двенадцати лет его отправили в Осборн-колледж на острове Уайт для подготовки к вступлению в Королевский флот, где его прозвали «маленьким даго». Он служил во время Первой мировой войны, в основном в Средиземноморье. Именно на флоте он начал писать, его первый рассказ был опубликован в журнале Sketch в июле 1918 года.   В 1922 году, после восьми лет службы, Алан по собственному желанию был уволен в отставку.   У него не было горящих амбиций остаться во флоте. В 1923 году он заменил свою годовую пенсию в размере 97 фунтов стерлингов единовременной суммой в 1370 фунтов стерлингов.   Затем он взялся за перо, чтобы зарабатывать на жизнь писательством, и много путешествовал.

Через два года после ухода из флота он изменил свое настоящее имя с Джорджа Хью Джослин Эванс на Алан Хиллгарт, впервые использовав его в качестве псевдонима в своих произведениях.

В 1930 году Хиллгарт женился на разведенной Мэри Хоуп-Морли, и они переехали на Майорку. Ни один из его приключенческих романов не продавался особенно хорошо. Он действительно продал права на экранизацию «Черная гора » американской компании за 5000 долларов, но фильм так и не был снят.   В 1932 году он был назначен британским правительством исполняющим обязанности «вице-консула» в Пальме.

Годфри и Алан встретились в 1938 году, когда Repulse посетил Майорку. Они обнаружили, что у них много общего, поскольку оба служили в кампании Галлиполи в качестве младших офицеров.У Годфри была миссия посетить британскую миссию недалеко от Барселоны. Это было в разгар гражданской войны в Испании, и он беспокоился, что его корабль может попасть под налеты итальянской авиации. Однако Хиллгарт через свои контакты в испанском командовании и итальянских ВВС добился соглашения о том, что во время визита Repulse в этом районе не будет проводиться никаких рейдов. Годфри был впечатлен и назвал это выдающимся подвигом «в практической дипломатии».   В августе 1939 года по инициативе Годфри Хиллгарт занял пост военно-морского атташе в Мадриде и был отозван в действующий список ВМФ.

Статья продолжается после рекламы

***

Враг, с которым Алан Хиллгарт столкнулся в Испании в первые месяцы войны, был могущественным и хорошо зарекомендовавшим себя. Проницательный глава абвера адмирал Вильгельм Канарис хорошо знал Испанию, служил там в Первую мировую войну и с 1937 года построил несколько станций на Пиренейском полуострове. Имея большое количество агентов и контактов, абвер пользовался еще одним преимуществом: он мог тесно сотрудничать с испанской секретной службой «Сирена», которой руководил генерал Мартинес Кампос, еще один старый друг Канариса.

Ян Флеминг остановился у Хиллгартов в Мадриде. Затем он и Алан отправились по дороге в Гибралтар, взяв с собой Мэри, чтобы прикрыть прогулку обзорной поездкой, хотя они управляли Белым прапорщиком с автомобильной антенны. Мэри не впечатлила Иэн как офицер NI, так как он оставил свой бумажник в ресторане, но она нашла его забавным.

Главной целью их поездки было заложить основы секретной диверсионно-разведывательной операции на Пиренейском полуострове на случай вторжения немцев, а также создать офис NI в Гибралтаре.По пути они встретили полковника Уильяма Донована, главу разведки Соединенных Штатов, находившегося с ознакомительным визитом в Европе. Они проинформировали его о жизненно важных усилиях, предпринимаемых для сохранения нейтральности Испании. Из Гибралтара Ян отправился в Танжер, чтобы создать там убежище на случай падения Скала.

Вернувшись к своему рабочему столу в Лондоне к августу, Ян начал работу над секретной операцией для Испании и Гибралтара на случай прихода немцев. Итак, откуда взялось название «Золотой глаз»? В конце концов, Флеминг позже назовет свой дом на Ямайке Goldeneye.Вполне вероятно, что в то время он читал роман Карсона Маккаллера « отражений в золотом глазу». Может быть, это имя чем-то напомнило ему Испанию. Роман не публиковался до 1941 года издательством Houghton & Mifflin, но был опубликован в октябрьско-ноябрьском выпуске журнала Harper’s Bazaar и, вероятно, рекламировался в выпуске за август-сентябрь.

Статья продолжается после рекламы

Вскоре после возвращения Флеминг написал Хиллгарту, поблагодарив его и Мэри за их гостеприимство и доброту к нему и восхваляя прекрасную работу Алана в качестве военно-морского атташе в Мадриде.Он добавил, что NI повезло иметь такую ​​сильную команду «в нашем последнем европейском оплоте», в результате чего «вы вносите большой вклад в победу в войне». Позже в том же письме он обратился к Golden Eye:

.

4) К настоящему времени у вас будет сигнал о получении сообщений Golden Eye. Мейсон Макфарлейн [генерал-лейтенант Ноэль Мейсон-Макфарлейн, губернатор Гибралтара] не возражает, и CNS [командующий военно-морской базой] собирается вынести свое решение, которое, я не сомневаюсь, будет благоприятным.

Он заключил с Португалией:

7) Я обсуждал включение Португалии в «Золотой глаз» по пути через Лиссабон и получил реакцию военно-морского атташе в самом общем плане. Это было передано планировщикам, и я не сомневаюсь, что ответ будет «да» и что Оуэну будет приказано отправиться в Гибралтар, чтобы доложить делегации.

При планировании Золотого глаза было много работы в то время, когда у Яна было много звонков в свободное время. Для начала операцию пришлось разделить на два плана: операцию «Ороситель» для оказания помощи испанцам, если они будут сопротивляться немецкому вторжению, и операцию «Брак», если испанцы будут сотрудничать с немцами.И то, и другое означало бы, что Секция H недавно сформированного SOE развернет диверсионные группы, используя испанских партизан, для нападения на транспортные пути и склады горючего. Отобранные члены этих команд начали обучение в горной местности Шотландии в переоборудованном фермерском доме в Камусдарахе недалеко от Инвернесса в декабре 1940 года. В одном отчете отмечалось, что «самое поразительное в испанских войсках — это их гордость за то, что они служат в британской армии, и также их благодарность за работу, которая была проделана в этой стране от их имени.

Статья продолжается после рекламы

Ян, без сомнения, был рад снова отправиться в Испанию в феврале 1941 года, чтобы изучить «Золотой глаз» на месте. Он был бы счастлив оторваться от своего стола и от препирательств между SIS и SOE по поводу операции, а также уйти от бомб Люфтваффе. В Блице ему удалось выжить в трех зданиях, которые были сильно повреждены. Одним из них был отель «Карлтон», где он остановился, потому что световые люки в его квартире на Эбери-стрит, 22 нельзя было легко затемнить, поэтому ему пришлось искать временное жилье.Здесь его комната на третьем этаже была разрушена бомбой. Ян помог спасти официанта и горничную, которые были погребены под обломками. Позже он пошел спать с другими жильцами в гриль-комнату.

16 февраля Ян вылетел в Лиссабон, а затем в Мадрид, где ему выдали паспорт курьера из посольства от того же дня. Он был выдан, чтобы облегчить его путешествие между Скалой и Мадридом. У него был боевой нож коммандос, который он купил у Уилкинсона и носил с собой в зарубежных командировках.На лезвии было выгравировано его имя и звание. Его увлечение гаджетами распространилось и на перьевую ручку, в которую можно было поставить картридж с цианидом или слезоточивым газом, который он тоже носил с собой. Он был полностью готов исследовать свои фантазии о жизни секретного агента.

Флеминг снабжает своего героя Бонда «тонким, дорого выглядящим атташе-кейсом» Суэйна Адени, чтобы взять его с собой в Стамбул в «Из России с любовью» , полный вкусностей секретных агентов. Он содержит «50 патронов калибра .25» для его «Беретты», а в его тюбике крема для бритья «Палмолив» находится глушитель.

*

Жилые помещения, больницы, пещеры для хранения, вода и санитарные сооружения были встроены в обширную сеть туннелей и камер, протянувшихся по всей длине Скалы. Всего будет проложено 34 мили туннелей, большинство из которых будет закончено к 1943 году. Работы выполняли четыре роты Royal Engineers и канадская туннельная фирма, которые усовершенствовали метод бурения с алмазным бурением — новую технику бурения, которая сэкономил много ручного труда.

Статья продолжается после рекламы

Это явно повлияло на более позднее творчество Флеминга.В году доктор № , Бонд и Ханичайл Райдер заключены в тюрьму доктором Джулиусом Но в лабиринте комнат, встроенных в «склон горы» на Краб-Ки, острове, который заканчивается «утесом». Стены коридоров были обезвожены, а «воздух был прохладен и чист, к ним дул сильнейший ветерок. На работу ушло много денег и хорошая инженерия».

В Гибралтаре Ян создал офис связи «Золотой глаз» с собственной шифровальной связью. Он должен был состоять из команды из десяти военно-морских сил во главе с командиром, включая офицеров-подрывников и старшину-телеграфиста.   Однако, если Испания поддастся на уговоры Германии присоединиться к войне или подвергнется вторжению, маловероятно, что Британия сможет удержать Гибралтар. Чтобы иметь возможность продолжать следить за судоходством союзников в Средиземном море и Атлантике, в Танжере был создан еще один резервный офис, которым командовал Генри Гринлифс.

14 июня 1940 г. Испания оккупировала международную зону Танжер под предлогом гарантии своего нейтралитета. Однако это была уловка, поскольку Франко мечтал аннексировать все Марокко.В то время город Танжер был рассадником агентов с обеих сторон. Абвер открыл там офисы. Всего два с половиной часа на лодке через проливы в Испанию, семь часов по дороге из Касабланки и три часа на самолете из Лиссабона.

Старый город с его рыночной площадью Гранд-Сокко назывался Мединой и состоял из узких улочек, на которые нельзя было въехать. Ян Флеминг наслаждался ночью в городе с Генри Гринлифсом, и пьянящая атмосфера была для него как тонизирующее средство.Таинственный мистер Гринлиф действительно появляется в файлах Адмиралтейства в его отчете коммандеру Г. Х. Бирли в Гибралтаре от 17 апреля 1941 года о его работе в Танжере, который Бирли передал Годфри. В нем Бирли резюмировал: «Наконец я хочу сообщить, что я более чем удовлетворен деятельностью мистера Гринлифса; он хорошо смешивается; является популярным членом сообщества и имеет достаточно личных средств, чтобы разумно развлекаться».   Пьянство Флеминга и Гринлифса прославится в NID; это персонаж типа Феликса Лейтера, который, как и Бонд, любил крепкие напитки? «Лучше выпить последний бурбон и воду из веток», — говорит он Бонду перед тем, как отправиться в Лас-Вегас в «Бриллианты навсегда », когда они уже израсходовали огромное количество.

Статья продолжается после рекламы

Работа Флеминга, казалось бы, принесла ощутимые результаты, которые, должно быть, были для него шуткой, поскольку даже за то короткое время, что он был там, он узнал, что генерал Эрвин Роммель прибыл в Триполи, Ливия, чтобы возглавить только что сформированный Африканский корпус.

Британский консул в Танжере, прямолинейный бывший гвардеец майор Алвари Тренч-Гаскойн занимал этот пост менее года. Скорее всего, его новый атташе или приехавший офицер УРР не слишком впечатлили его кутежами по городу.В конце концов, у него уже было достаточно на его тарелке. Несмотря на свои протесты, Франко разрешил вновь открыть консульство Германии, закрытое с 1914 года. Консульство превратилось в крупную миссию на месте дворца Мендуба, которому предстояло на следующие три года управлять серьезным шпионским центром.   В отчете, отправленном Флемингом Годфри, он отметил: «Хотя генеральный консул Ее Величества [Тренч-Гаскойн] и Гринлиф находятся в дружеских отношениях, первый, я думаю, все еще не может избавиться от ощущения, что Гринлифс является незваным гостем.Такому положению дел не способствовал «тот факт, что Гринлифс и СИС не ладят друг с другом, в то время как генеральный консул Ее Величества безоговорочно верит в СИС».   В более раннем отчете Гринлифса Берли он отметил в отношении SIS: «По вашему указанию я больше не буду связываться с этим Департаментом».

В Мадриде Хиллгарт и Флеминг провели последние обсуждения Золотого глаза, прежде чем Ян вернулся в Лондон. Вероятно, между двумя мужчинами произошел раскол, и они не пришли к соглашению о том, как лучше всего двигаться дальше.Хиллгарт начал понимать, что в этом замешано слишком много людей, и забеспокоился о целесообразности отправки такого количества агентов из SOE, тогда известного как SO2, из саботажного отдела SIS в страну, где они вступили в сговор с уехал в Испанию. Он назвал это «опасной дилетантской деятельностью».   У Флеминга также были сомнения, и он признался Дайксу, что, по его мнению, СИС и SO2 находятся на пути к «краху».

В апреле Ян написал отчет о «разделении интересов между SIS и SO2 (SOE).Он заметил, что с момента создания SO2 «как отдельной организации, занимающейся саботажем во вражеских странах, SO2 и SIS конкурируют». В Испании он чувствовал, что попытки SO2 создать «диверсионную организацию» поставили военно-морского атташе, пытавшегося руководить этими операциями, «в определенной степени скомпрометированными».

Статья продолжается после рекламы

Однако всего за несколько недель до этого в январе Хиллгарт побывал в Лондоне и встретился с Хью Далтоном, министром экономической войны и главой ЗОЕ, который сообщил премьер-министру, что Хиллгарт «согласился контролировать всю нашу деятельность в Испании». .   Годфри был недоволен тем, что его звездный атташе был скомпрометирован, и в апреле написал начальникам штабов, что «разведданные имеют первостепенное значение» и СИС должна иметь приоритет и право «вето» в отношении проектов SO2.

Хиллгарт пытался уладить отношения с Годфри и даже пытался убедить Хоара, британского консула в Мадриде, который был категорически против любого дела с плащом и кинжалом, что SO2 [SOE] может выполнить важную работу по подготовке к немецкому вторжению». при условии их жесткого контроля.»   Позже он написал отчет «Роль военно-морского атташе», так как чувствовал, что должен создать своего рода «замену СИС в Испании». Он объяснил, что это не вызовет проблем, потому что «а) я отчитывался и в DNI, и в CSS, и б) мои отношения с SIS в Мадриде были первоклассными».

*

Два инцидента с SIS вызвали тревогу в посольстве Великобритании в Мадриде и создали дополнительную работу для Хиллгарта. Первый был посвящен Полю Льюису Клэру, французскому военно-морскому офицеру, перешедшему в Королевский флот после падения Франции.Секция SIS O наняла его для высадки агентов во Франции по морю. 23 июля он был в посольстве Виши в Мадриде, раскрывая секреты SIS военно-морскому атташе. Эта новость дошла до Хоара, который запросил немедленные инструкции от SIS, поскольку на следующий день Клэр должна была забрать его паспорт в британском посольстве. Фрэнк Слокум из SIS посоветовал Хиллгарту предпринять «все возможные шаги, чтобы перехватить Клэр». Он также предположил, что SOE может «ликвидировать Клэр», и даже думал о похищении жены Клэр, чтобы попытаться заставить его усмирить.Полковник Стюарт Мензис «C» из SIS был за захват.

Леонард Гамильтон Стоукс, глава мадридского отделения SIS, и Хиллгарт заманили Клэр в посольство, где его избили и накачали морфином. Затем его посадили в машину, и они отправились в Гибралтар с указанием ни при каких обстоятельствах не допускать побега.

Статья продолжается после рекламы

В долгом путешествии на юг Клэр начала приходить в себя и позвала на помощь в испанской деревне.Чтобы заставить его замолчать, его ударили пистолетом по голове, но удар оказался слишком сильным, и он умер. В сообщении агента SIS в Гибралтаре говорилось, что «партия, прибывшая в этот город, полностью уничтожена из-за чрезмерного внимания в пути» и будет утилизирована.   Хоар заявил в Мадриде, что «нам снова пришлось спасать СИС от катастрофы», игнорируя при этом, что Гамильтон Стоукс был офицером СИС.

Тем не менее, Клэр вряд ли удалось убить со спокойной ловкостью агента 007, когда возникла необходимость, например, когда Бонд имел дело с мексиканским бандитом в начале Голдфингер , а затем «посмотрел на оружие, которое это сделало.Режущая кромка его правой руки была красной и опухшей». Он продолжает тренировать руку в самолете, чтобы она «быстро» зажила, поскольку «неизвестно, как скоро оружие снова понадобится».

Были протесты со стороны МИД Испании после того, как Vichy France передала по радио об этом деле. Двумя днями позже лондонская Daily Telegraph нанесла ответный удар заголовком «Нацисты изобретают похищение людей».   Позже Флеминг сообщил Красному Кресту, что Клэр «пропала без вести, предположительно утонула» на борту SS Empire Hurst , потопленного вражеской авиацией 11 августа 1941 года.После войны, чтобы защитить СИС, вдове Клэр выплатили пенсию.

Второй инцидент, вызвавший тревогу, произошел с подполковником Дадли Врангелем Кларком. В этом случае Хиллгарту пришлось забрать его из испанской тюрьмы после того, как он был арестован за переодевание.

Статья продолжается после рекламы

Кларк был главой отдела обмана в Каире в штаб-квартире на Ближнем Востоке. Он побывал в Лиссабоне, затем в Мадриде под прикрытием военного корреспондента The Times. На самом деле он был там, чтобы установить контакты, чтобы помочь своему отделу с помощью SIS.Он видел Гамильтона Стоукса в посольстве 17 октября 1941 года, а на следующий день был арестован испанской полицией на главной улице в женском костюме, в лифчике и во всем остальном. Он сказал полиции, что был писателем, пытающимся залезть под кожу женского персонажа. Затем он сказал Хиллгарту, что везет одежду своей подруге в Гибралтар, несмотря на то, что вся одежда подходит ему, включая туфли на высоком каблуке. Позже он утверждал, что это была уловка, чтобы посмотреть, выдержит ли его прикрытие испанцы и немцы.

Когда опасность немецкого вторжения весной 1941 года казалась вероятной, Хиллгарт посетил Гибралтар, чтобы проверить, все ли в порядке. К своей ярости, он обнаружил, что, когда миссия переместится в Испанию, командовать ею будет бригадный генерал Билл Торр, военный атташе. Он писал Готфриду в гневе: «Я не совсем понимаю, кем мне быть и чем заниматься — то ли просто лакеем посла и отлученным от миссии, то ли каким-то прославленным переводчиком… Пожалуйста, уведите меня оттуда к другому». работу, где я могу быть полезен.   Годфри быстро вмешался, чтобы повысить Хиллгарта до бездействующего звания коммодора и назначил его главным британским офицером связи. Годфри написал ему, что говорил с премьер-министром о «Золотом глазе» и что операция все еще находится на рассмотрении. Он заверил его, что выдвинул предложения, которые «согласовывались с вашими пожеланиями и в соответствии с рекомендациями, которые Флеминг привез из Испании и о которых, как я знаю, вы знаете».

Годфри подумал, что Хиллгарт написал свое письмо «довольно поспешно», и заверил Хиллгарта, что он «соблюдает свои интересы и что я достаточно ценю ваши услуги в Испании, чтобы приложить все усилия для защиты вашего будущего статуса от посягательств с любой стороны.

Позже в том же году Хиллгарт написал отчет о «Золотом глазе», в котором утверждал, что «тот факт, что вторжение еще не произошло, не оправдывает никаких послаблений. Однако я чувствую, что первоначальный план с военно-морской точки зрения был излишне амбициозным».

Статья продолжается после рекламы

Это был, конечно, первоначальный план Флеминга, но адмирал Годфри остался доволен его работой. По возвращении в Лондон Йен молчал о поездке, хотя и сказал Мод Рассел, работавшей в NI, что «он наслаждался весенним цветением миндаля в Севилье.

В письме к Хиллгарту он похвалил его: «Это счастье, что у нас есть такая команда в нашем последнем европейском оплоте, и результаты уже показали большой вклад, который вы все вносите в победу в войне». Он также пообещал Хиллгарту несколько сигар Генри Клея, которые тот умолял выкурить сам, «и не отдавать их [своим] негодяям-друзьям».

_________________________________________

Из ВОЙНЫ ЯНА ФЛЕМИНГА: ВДОХНОВЕНИЕ 007 Марка Симмонса.Copyright © 2021 Марк Симмонс. Перепечатано с разрешения издательства Rare Bird Books.

Как смотреть фильмы об агенте 007 в хронологическом порядке

(Фото United Artists, Sony Pictures / Everett Collection)

Если вы хотите посмотреть все фильмы о Джеймсе Бонде по порядку, вы сразу же наткнетесь на самое интересное: все фильмы Шона Коннери в его первом показе — классика франшизы. Перед уходом Коннери от роли агента 007 в фильме 1971 года « Diamonds Are Forever » вы увидите сольную запись Джорджа Лэзенби (« On Her Majesty’s Secret Service » 1969 года) и комедийную пародию Casino Royale 1967 года, которая была сделана вне Eon Productions. , компания, основанная для того, чтобы вывести Бонда из книги на большой экран.



Роджер Мур взял на себя роль от «Живи и дай умереть » 1973 года до «Вид на убийство » 1985 года, а Коннери вернулся в последний раз в не-Eon «Никогда не говори никогда снова » в 1983 году.

Тимоти Далтон дважды появлялся в роли Бонда, завершая 80-е с The Living Daylights и License to Kill .

После шести лет, самого длительного периода между сменами ведущих актеров, Пирс Броснан дебютировал с фильмом GoldenEye 1995 года и ушел с Die Another Day 2002 года.

В 2006 году Дэниел Крейг был представлен как последний Бонд в городе с Casino Royale , и он уйдет на пенсию с давно отложенным No Time to Die . С его выпуском в 2021 году Крейг станет рекордсменом по продолжительности непрерывного непрерывного действия актера, представляющего Бонда.

Продолжайте, чтобы увидеть полный список того, как смотреть все фильмы о Джеймсе Бонде по порядку!

#27

Скорректированная оценка: 101096%

Консенсус критиков: в сериале Dr.№ стильно открывает франшизу о Бонде.

Описание: В фильме, положившем начало саге о Джеймсе Бонде, агент 007 (Шон Коннери) сражается с загадочным доктором Ноу, гением науки… [Подробнее]

#26

Скорректированная оценка: 102214%

Консенсус критиков: второй фильм о Джеймсе Бонде, Из России с любовью — остросюжетный, динамичный триллер времен холодной войны, в котором есть несколько наэлектризованных боевых сцен.

Сводка: Агент 007 (Шон Коннери) возвращается во второй части серии о Джеймсе Бонде, на этот раз сражаясь с секретом… [Подробнее]

#25

Скорректированная оценка: 104437%

Мнение критиков: «Голдфингер » — это место, где Джеймс Бонд, каким мы его знаем, оказывается в центре внимания — в нем есть одна из самых известных реплик агента 007 («Мартини.Взболтать, но не мешать») и множество гаджетов, которые станут визитной карточкой серии.

Описание: Специальный агент 007 (Шон Коннери) сталкивается лицом к лицу с одним из самых известных злодеев всех времен и… [Подробнее]

#24

Скорректированная оценка: 93137%

Мнение критиков: Великолепно отрисованные декорации и непреходящее обаяние Шона Коннери делают Thunderball большим и веселым приключением, даже если оно не совсем соответствует предыдущим высотам серии.

Описание: Возглавляемая одноглазым злодеем Эмилио Ларго (Адольфо Чели) террористическая группа SPECTER захватывает две боеголовки с самолета НАТО… [Подробнее]

#23

Скорректированная оценка: 77718%

Консенсус критиков: с экзотическими местами, впечатляющими спецэффектами и достойным центральным злодеем, «Живешь только дважды» преодолевает запутанную и неправдоподобную историю, чтобы создать еще один запоминающийся ранний фильм о Бонде.

Описание: Во время холодной войны пропадают американские и российские космические корабли, и каждая сверхдержава считает, что виновата другая. Как более]

#22

Скорректированная оценка: 28398%

Консенсус критиков: дурацкая, устаревшая пародия на клише шпионских фильмов, Casino Royale растрачивает весь свой звездный состав на блуждающий, в основном без смеха сценарий.

Синопсис: В этой дурацкой пародии на фильмы о Джеймсе Бонде Дэвид Нивен играет культового жизнерадостного шпиона, который сейчас на пенсии и живет… [Подробнее]

#21

Скорректированная оценка: 87836%

Консенсус критиков: единственное появление Джорджа Лэзенби в роли агента 007 — прекрасное начало серии, в котором представлена ​​​​одна из самых интригующих девушек Бонда в лице Трейси ди Винченцо (Дайана Ригг), захватывающие дух визуальные эффекты и несколько отличных погонь на лыжах.

Описание: Агент 007 (Джордж Лэзенби) и авантюристка Трейси Ди Виченцо (Дайана Ригг) объединяют усилия, чтобы сразиться со злой организацией SPECTER… [Подробнее]

#20

Скорректированная оценка: 68932%

Консенсус критиков: Diamonds is Forever — в значительной степени производная история, но, тем не менее, она довольно интересна благодаря великолепным трюкам, остроумным диалогам и присутствию Шона Коннери.

Описание: Расследуя загадочные действия на мировом рынке бриллиантов, агент 007 (Шон Коннери) обнаруживает, что его злой заклятый враг Блофельд (Чарльз Грей)… [Подробнее]

#19

Скорректированная оценка: 69764%

Консенсус критиков: Хотя фильм «Живи и дай умереть» не является одним из самых популярных фильмов о Бонде, в нем Роджер Мур добавляет свою печать к сериалу, добавляя стиль и улучшенное чувство юмора.

Описание: Когда Бонд (Роджер Мур) расследует убийства трех своих коллег-агентов, он находит себе цель, уклоняясь от злобных убийц,… [Подробнее]

#18

Скорректированная оценка: 43942%

Консенсус критиков: средний фильм о Бонде, Человек с золотым пистолетом страдает от двусмысленных диалогов, примечательного отсутствия гаджетов и злодея, который затмевает 007.

Описание: Крутой правительственный агент Джеймс Бонд (Роджер Мур) ищет украденное изобретение, которое может превратить солнечное тепло в… [Подробнее]

#17

Скорректированная оценка: 85357%

Консенсус критиков: хоть это и намекает на абсурдность последующих частей, «Шпион, который меня любил» — элегантный стиль, злобные злодеи и хитроумие делают его лучшим из эпохи Роджера Мура.

Описание: В кругосветном задании, в ходе которого он съезжает на лыжах с края утесов и ведет машину глубоко под водой, британец… [Подробнее]

#16

Скорректированная оценка: 64395%

Мнение критиков: игра Moonraker с одним из самых нелепых сюжетов серии, но оснащенная первоклассными гаджетами и впечатляющими наборами, одновременно и глупа, и интересна.

Описание: Агент 007 (Роджер Мур) выходит на орбиту в этом захватывающем приключении, которое перенесет его в Венецию, Рио-де-Жанейро и… [Подробнее]

#15

Скорректированная оценка: 75067%

Консенсус критиков: Только для ваших глаз меняет некоторые из диковинных основных продуктов Бонда на более трезвую прогулку, и в результате получается приятное приключение, хотя и без некоторых напыщенных острых ощущений, которые, возможно, ищут фанаты.

Описание: Когда британский корабль тонет в чужих водах, мировые сверхдержавы начинают лихорадочную гонку за его грузом:… [Подробнее]

#14

Скорректированная оценка: 46186%

Мнение критиков: Несмотря на пару захватывающих экшн-сцен, Octopussy — шаблонный, анахроничный выход Бонда.

Синопсис: Джеймс Бонд (Роджер Мур), возможно, встретил свою пару в Octopussy (Мод Адамс), чарующей красотке, вовлеченной в разрушительную… [Подробнее]

#13

Скорректированная оценка: 70412%

Консенсус критиков: Хотя перефразированная история кажется довольно скучной и ненужной, возвращение как Шона Коннери, так и более заниженного Бонда делает Никогда не говори никогда снова смотрибельным ретридом.

Описание: Стареющий Джеймс Бонд (Шон Коннери) совершает нехарактерную ошибку во время обычной тренировочной миссии, из-за чего М (Эдвард Фокс)… [Подробнее]

#12

Скорректированная оценка: 41945%

Консенсус критиков: Абсурд даже по стандартам Бонда, Вид на убийство отягощен манерными шутками и заметной нехваткой энергии.

Описание: После извлечения микрочипа из тела умершего коллеги в России британский секретный агент Джеймс Бонд (Роджер Мур)… [Подробнее]

#11

Скорректированная оценка: 77472%

Консенсус критиков: новичок Тимоти Далтон играет Джеймса Бонда с большей серьезностью, чем в предыдущих частях, и результат получился захватывающим и красочным, но иногда лишенным юмора.

Описание: Британский секретный агент Джеймс Бонд (Тимоти Далтон) помогает офицеру КГБ Георгию Коскову (Йерун Краббе) дезертировать во время исполнения симфонии. Во время… [Подробнее]

#10

Скорректированная оценка: 81722%

Консенсус критиков: Лицензия на убийство мрачнее, чем многие другие фильмы о Бонде, Тимоти Далтон играет этого персонажа энергично, но в нем все же есть солидные погони и боевые сцены.

Описание: Джеймс Бонд (Тимоти Далтон) отправляется в свое самое смелое приключение после того, как становится ренегатом и выслеживает одного из международных… [Подробнее]

#9

Скорректированная оценка: 84368%

Консенсус критиков: первый и лучший фильм о Бонде Пирса Броснана, GoldenEye переносит сериал в более современный контекст, и в результате получается фильм об агенте 007, высокотехнологичный, динамичный и урбанистический.

Описание: Когда мощная спутниковая система попадает в руки Алека Тревельяна, также известного как Агент 006 (Шон Бин), бывшего союзника, ставшего врагом,… [Подробнее]

#8

Скорректированная оценка: 60703%

Консенсус критиков: компетентная, хотя иногда и по цифрам, часть франшизы 007, Tomorrow Dies Never может не похвастаться самым оригинальным сюжетом, но его последовательность действий действительно захватывающая.

Синопсис: Медиамагнат Эллиот Карвер (Джонатан Прайс) хочет, чтобы его новостная империя достигла каждой страны на земном шаре, но китайцы… [Подробнее]

#7

Скорректированная оценка: 57455%

Консенсус критиков: Измученный посредственным сценарием, неровной игрой и довольно примитивным сюжетом, «И целого мира мало» частично спасают некоторые занимательные и действительно достойные Бонда боевые сцены.

Синопсис: Бонд (Пирс Броснан) должен поторопиться, чтобы разрядить международную борьбу за власть, когда мировые запасы нефти висят на волоске…. [Подробнее]

#6

Скорректированная оценка: 62411%

Консенсус критиков: для некоторых его действие может показаться слишком чрезмерным, но «Умри, но не сейчас» щедро создан и успешно вызывает классические темы Бонда из более ранних частей франшизы.

Описание: Джеймс Бонд (Пирс Броснан) схвачен северокорейскими агентами и должен отбыть изнурительный тюремный срок. Наконец-то его выпустили,… [Подробнее]

#5

Скорректированная оценка: 105580%

Консенсус критиков: Казино «Рояль» избавляется от глупостей и гаджетов, которые преследовали недавние выходы Джеймса Бонда, а Дэниел Крейг дает то, чего ждали поклонники и критики: едкое, преследующее, напряженное переосмысление агента 007.

Описание: Получив лицензию на убийство, агент британской секретной службы Джеймс Бонд (Дэниел Крейг) направляется на Мадагаскар, где обнаруживает… [Подробнее]

#4

Скорректированная оценка: 75406%

Мнение критиков: жестокий и затаивший дыхание, Quantum Of Solace доставляет нежные эмоции наряду с неистовыми действиями, но, наступая на пятки Casino Royale , он все же немного разочаровывает.

Описание: После смерти Веспер Линд Джеймс Бонд (Дэниел Крейг) делает свою следующую миссию личной. Охота на тех, кто… [Подробнее]

#3

Скорректированная оценка: 108082%

Консенсус критиков: Сэм Мендес возвращает Бонда к жизни в умном, сексуальном, захватывающем боевике, который считается одним из лучших фильмов об агенте 007 на сегодняшний день.

Описание: Когда последнее задание Джеймса Бонда (Дэниел Крейг) идет не по плану, это приводит к катастрофическому повороту событий: агенты под прикрытием… [Подробнее]

#2

Скорректированная оценка: 77451%

Консенсус критиков: Spectre приближает перезагруженный Бонд Дэниела Крейга к славному, динамичному зрелищу предыдущих фильмов, хотя, по общему признанию, он опирается на устоявшуюся формулу агента 007.

Описание: Загадочное послание из прошлого приводит Джеймса Бонда (Дэниел Крейг) в Мехико и Рим, где он встречает… [Подробнее]

#1

Скорректированная оценка: 105716%

Мнение критиков: это не самое элегантное или самое смелое приключение агента 007, но Нет времени умирать завершает работу Дэниела Крейга во франшизе в удовлетворительном стиле.

Описание: В фильме «Не время умирать» Бонд оставил действующую службу и наслаждается спокойной жизнью на Ямайке. Его мир… [Подробнее]

На устройстве Apple? Следите за Rotten Tomatoes в Apple News.

Все 27 фильмов о Джеймсе Бонде в рейтинге Tomatometer

Вы знаете его имя. У тебя есть его номер.С 1962 года Джеймс Бонд был шпионом, чья репутация предшествует ему: как международный человек-загадка, как гуру гаджетов и шпионских острых ощущений, и как агент, который никогда не сталкивался с границей — страной или личным пространством — он не мог проникнуть через .

Экранизация Яна Флеминга началась на ура: «Доктор № » остается одним из самых рецензируемых фильмов агента 007, положив начало той первой легендарной эпохе Шона Коннери в костюме жизнерадостного мошенника, которого женщины жаждут, а мужчины тщетно стремятся быть .Показательный пример: Казино «Рояль» 1967 года было не менее шести Джеймсов Бондов в своих фальшивых стенах, и ни один из них не стоял в подметки к Мошеннику. Этот некомический фильм — фильм о Джеймсе Бонде с наихудшими отзывами, и он был снят за пределами привратников франшизы Eon.



Правление Коннери было прославлено — фильмы с участием покойного актера занимают три из пяти первых мест в этом списке — над каждой империей садится солнце, и, таким образом, наступила эпоха Лэзенби. Мягкое управление для Джорджа, да, с выпуском только на секретной службе Ее Величества 1969 года, хотя и сертифицированным свежим.

Затем пришло время переехать Роджеру Муру, который предложил слегка подмигивающего и умного Бонда для тех выгоревших времен 70-х. Три его фильма — «Гнилые», три — «Свежие» и один — «Сертифицированный свежий». Неплохо, и он даже побывал в космосе.

В 1981 году Коннери вернулся за не-Eon Bond Никогда больше не говори никогда , как раз в тот момент, когда штаб-квартира нанимала на эту работу Тимоти Далтона. «Бонд» Далтона: крутой и угрожающий, а также его фильмы « Огни дневного света » и « Лицензия на убийство » современные фанаты хвалят их за мрачный и суровый взгляд на шпионскую игру.Это то, что Дэниел Крейг подхватит в будущем, но с большим бюджетом и меньшим количеством тематических песен.

Пирс Броснан вернул утонченную сексапильность, как лучший Бонд в не очень великих фильмах. GoldenEye  был опьяняюще веселым сертифицированным свежим, в то время как три следующих за ним были гнилыми.

После того, как Остин Пауэрс на десять лет вывел франшизу из себя, Эон решил возродить Джеймса Бонда в виде задумчивого, жестокого громадины, которого мы имеем сегодня. Казино Рояль  было возвращением к форме, ухмылка и случайная улыбка Дэниела Крейга адаптированы для современного циничного зрителя. Skyfall также был сертифицирован как свежий, но не было так много критической любви к промежуточному Quantum of Solace и самому последнему Spectre 2015 года.

Прошло шесть лет, прежде чем Нет времени умирать , самое долгое ожидание между фильмами о Бонде. В 15 лет Крейг является рекордсменом по продолжительности непрерывного владения Бондом на экране, но Коннери расширил свои появления в роли Бонда на 21 год.Теперь мы открываем секретные файлы для каждого фильма о Джеймсе Бонде, когда-либо оцениваемого Tomatometer!

#27

Скорректированная оценка: 28398%

Консенсус критиков: дурацкая, устаревшая пародия на клише шпионских фильмов, Casino Royale растрачивает весь свой звездный состав на блуждающий, в основном без смеха сценарий.

Синопсис: В этой дурацкой пародии на фильмы о Джеймсе Бонде Дэвид Нивен играет культового жизнерадостного шпиона, который сейчас на пенсии и живет… [Подробнее]

#26

Скорректированная оценка: 41945%

Консенсус критиков: Абсурд даже по стандартам Бонда, Вид на убийство отягощен манерными шутками и заметной нехваткой энергии.

Описание: После извлечения микрочипа из тела умершего коллеги в России британский секретный агент Джеймс Бонд (Роджер Мур)… [Подробнее]

#25

Скорректированная оценка: 43942%

Консенсус критиков: средний фильм о Бонде, Человек с золотым пистолетом страдает от двусмысленных диалогов, примечательного отсутствия гаджетов и злодея, который затмевает 007.

Описание: Крутой правительственный агент Джеймс Бонд (Роджер Мур) ищет украденное изобретение, которое может превратить солнечное тепло в… [Подробнее]

#24

Скорректированная оценка: 46186%

Мнение критиков: Несмотря на пару захватывающих экшн-сцен, Octopussy — шаблонный, анахроничный выход Бонда.

Синопсис: Джеймс Бонд (Роджер Мур), возможно, встретил свою пару в Octopussy (Мод Адамс), чарующей красотке, вовлеченной в разрушительную… [Подробнее]

#23

Скорректированная оценка: 57455%

Консенсус критиков: Измученный посредственным сценарием, неровной игрой и довольно примитивным сюжетом, «И целого мира мало» частично спасают некоторые занимательные и действительно достойные Бонда боевые сцены.

Синопсис: Бонд (Пирс Броснан) должен поторопиться, чтобы разрядить международную борьбу за власть, когда мировые запасы нефти висят на волоске…. [Подробнее]

#22

Скорректированная оценка: 60703%

Консенсус критиков: компетентная, хотя иногда и по цифрам, часть франшизы 007, Tomorrow Dies Never может не похвастаться самым оригинальным сюжетом, но его последовательность действий действительно захватывающая.

Синопсис: Медиамагнат Эллиот Карвер (Джонатан Прайс) хочет, чтобы его новостная империя достигла каждой страны на земном шаре, но китайцы… [Подробнее]

#21

Скорректированная оценка: 62411%

Консенсус критиков: для некоторых его действие может показаться слишком чрезмерным, но «Умри, но не сейчас» щедро создан и успешно вызывает классические темы Бонда из более ранних частей франшизы.

Описание: Джеймс Бонд (Пирс Броснан) схвачен северокорейскими агентами и должен отбыть изнурительный тюремный срок. Наконец-то его выпустили,… [Подробнее]

#20

Скорректированная оценка: 64395%

Мнение критиков: игра Moonraker с одним из самых нелепых сюжетов серии, но оснащенная первоклассными гаджетами и впечатляющими наборами, одновременно и глупа, и интересна.

Описание: Агент 007 (Роджер Мур) выходит на орбиту в этом захватывающем приключении, которое перенесет его в Венецию, Рио-де-Жанейро и… [Подробнее]

#19

Скорректированная оценка: 77451%

Консенсус критиков: Spectre приближает перезагруженный Бонд Дэниела Крейга к славному, динамичному зрелищу предыдущих фильмов, хотя, по общему признанию, он опирается на устоявшуюся формулу агента 007.

Описание: Загадочное послание из прошлого приводит Джеймса Бонда (Дэниел Крейг) в Мехико и Рим, где он встречает… [Подробнее]

#18

Скорректированная оценка: 68932%

Консенсус критиков: Diamonds is Forever — в значительной степени производная история, но, тем не менее, она довольно интересна благодаря великолепным трюкам, остроумным диалогам и присутствию Шона Коннери.

Описание: Расследуя загадочные действия на мировом рынке бриллиантов, агент 007 (Шон Коннери) обнаруживает, что его злой заклятый враг Блофельд (Чарльз Грей)… [Подробнее]

#17

Скорректированная оценка: 75406%

Мнение критиков: жестокий и затаивший дыхание, Quantum Of Solace доставляет нежные эмоции наряду с неистовыми действиями, но, наступая на пятки Casino Royale , он все же немного разочаровывает.

Описание: После смерти Веспер Линд Джеймс Бонд (Дэниел Крейг) делает свою следующую миссию личной. Охота на тех, кто… [Подробнее]

#16

Скорректированная оценка: 69764%

Консенсус критиков: Хотя фильм «Живи и дай умереть» не является одним из самых популярных фильмов о Бонде, в нем Роджер Мур добавляет свою печать к сериалу, добавляя стиль и улучшенное чувство юмора.

Описание: Когда Бонд (Роджер Мур) расследует убийства трех своих коллег-агентов, он находит себе цель, уклоняясь от злобных убийц,… [Подробнее]

#15

Скорректированная оценка: 70412%

Консенсус критиков: Хотя перефразированная история кажется довольно скучной и ненужной, возвращение как Шона Коннери, так и более заниженного Бонда делает Никогда не говори никогда снова смотрибельным ретридом.

Описание: Стареющий Джеймс Бонд (Шон Коннери) совершает нехарактерную ошибку во время обычной тренировочной миссии, из-за чего М (Эдвард Фокс)… [Подробнее]

#14

Скорректированная оценка: 77718%

Консенсус критиков: с экзотическими местами, впечатляющими спецэффектами и достойным центральным злодеем, «Живешь только дважды» преодолевает запутанную и неправдоподобную историю, чтобы создать еще один запоминающийся ранний фильм о Бонде.

Описание: Во время холодной войны пропадают американские и российские космические корабли, и каждая сверхдержава считает, что виновата другая. Как более]

#13

Скорректированная оценка: 75067%

Консенсус критиков: Только для ваших глаз меняет некоторые из диковинных основных продуктов Бонда на более трезвую прогулку, и в результате получается приятное приключение, хотя и без некоторых напыщенных острых ощущений, которые, возможно, ищут фанаты.

Описание: Когда британский корабль тонет в чужих водах, мировые сверхдержавы начинают лихорадочную гонку за его грузом:… [Подробнее]

#12

Скорректированная оценка: 77472%

Консенсус критиков: новичок Тимоти Далтон играет Джеймса Бонда с большей серьезностью, чем в предыдущих частях, и результат получился захватывающим и красочным, но иногда лишенным юмора.

Описание: Британский секретный агент Джеймс Бонд (Тимоти Далтон) помогает офицеру КГБ Георгию Коскову (Йерун Краббе) дезертировать во время исполнения симфонии. Во время… [Подробнее]

#11

Скорректированная оценка: 81722%

Консенсус критиков: Лицензия на убийство мрачнее, чем многие другие фильмы о Бонде, Тимоти Далтон играет этого персонажа энергично, но в нем все же есть солидные погони и боевые сцены.

Описание: Джеймс Бонд (Тимоти Далтон) отправляется в свое самое смелое приключение после того, как становится ренегатом и выслеживает одного из международных… [Подробнее]

#10

Скорректированная оценка: 84368%

Консенсус критиков: первый и лучший фильм о Бонде Пирса Броснана, GoldenEye переносит сериал в более современный контекст, и в результате получается фильм об агенте 007, высокотехнологичный, динамичный и урбанистический.

Описание: Когда мощная спутниковая система попадает в руки Алека Тревельяна, также известного как Агент 006 (Шон Бин), бывшего союзника, ставшего врагом,… [Подробнее]

#9

Скорректированная оценка: 85357%

Консенсус критиков: хоть это и намекает на абсурдность последующих частей, «Шпион, который меня любил» — элегантный стиль, злобные злодеи и хитроумие делают его лучшим из эпохи Роджера Мура.

Описание: В кругосветном задании, в ходе которого он съезжает на лыжах с края утесов и ведет машину глубоко под водой, британец… [Подробнее]

#8

Скорректированная оценка: 87836%

Консенсус критиков: единственное появление Джорджа Лэзенби в роли агента 007 — прекрасное начало серии, в котором представлена ​​​​одна из самых интригующих девушек Бонда в лице Трейси ди Винченцо (Дайана Ригг), захватывающие дух визуальные эффекты и несколько отличных погонь на лыжах.

Описание: Агент 007 (Джордж Лэзенби) и авантюристка Трейси Ди Виченцо (Дайана Ригг) объединяют усилия, чтобы сразиться со злой организацией SPECTER… [Подробнее]

#7

Скорректированная оценка: 105716%

Мнение критиков: это не самое элегантное или самое смелое приключение агента 007, но Нет времени умирать завершает работу Дэниела Крейга во франшизе в удовлетворительном стиле.

Описание: В фильме «Не время умирать» Бонд оставил действующую службу и наслаждается спокойной жизнью на Ямайке. Его мир… [Подробнее]

#6

Скорректированная оценка: 93137%

Мнение критиков: Великолепно отрисованные декорации и непреходящее обаяние Шона Коннери делают Thunderball большим и веселым приключением, даже если оно не совсем соответствует предыдущим высотам серии.

Описание: Возглавляемая одноглазым злодеем Эмилио Ларго (Адольфо Чели) террористическая группа SPECTER захватывает две боеголовки с самолета НАТО… [Подробнее]

#5

Скорректированная оценка: 108082%

Консенсус критиков: Сэм Мендес возвращает Бонда к жизни в умном, сексуальном, захватывающем боевике, который считается одним из лучших фильмов об агенте 007 на сегодняшний день.

Описание: Когда последнее задание Джеймса Бонда (Дэниел Крейг) идет не по плану, это приводит к катастрофическому повороту событий: агенты под прикрытием… [Подробнее]

#4

Скорректированная оценка: 105580%

Консенсус критиков: Казино «Рояль» избавляется от глупостей и гаджетов, которые преследовали недавние выходы Джеймса Бонда, а Дэниел Крейг дает то, чего ждали поклонники и критики: едкое, преследующее, напряженное переосмысление агента 007.

Описание: Получив лицензию на убийство, агент британской секретной службы Джеймс Бонд (Дэниел Крейг) направляется на Мадагаскар, где обнаруживает… [Подробнее]

#3

Скорректированная оценка: 101096%

Консенсус критиков: в сериале Dr.№ стильно открывает франшизу о Бонде.

Описание: В фильме, положившем начало саге о Джеймсе Бонде, агент 007 (Шон Коннери) сражается с загадочным доктором Ноу, гением науки… [Подробнее]

#2

Скорректированная оценка: 102214%

Консенсус критиков: второй фильм о Джеймсе Бонде, Из России с любовью — остросюжетный, динамичный триллер времен холодной войны, в котором есть несколько наэлектризованных боевых сцен.

Сводка: Агент 007 (Шон Коннери) возвращается во второй части серии о Джеймсе Бонде, на этот раз сражаясь с секретом… [Подробнее]

#1

Скорректированная оценка: 104437%

Мнение критиков: «Голдфингер » — это место, где Джеймс Бонд, каким мы его знаем, оказывается в центре внимания — в нем есть одна из самых известных реплик агента 007 («Мартини.Взболтать, но не мешать») и множество гаджетов, которые станут визитной карточкой серии.

Описание: Специальный агент 007 (Шон Коннери) сталкивается лицом к лицу с одним из самых известных злодеев всех времен и… [Подробнее]

GoldenEye 007 Достижения Xbox появились в сети, возможно, намекая на новый порт. Достижения были замечены для игры онлайн.

TrueAchievements, веб-сайт, который отслеживает активность Xbox Achievement, недавно получил список достижений Goldeneye 007, которого раньше никто не видел. Есть 55 достижений, которые приносят в общей сложности 1000 игровых очков, и это еще один намек на то, что это может быть новый порт.

Как многие помнят, разрабатывалась обновленная версия GoldenEye 007 для Xbox Live Arcade для Xbox 360, которая была почти закончена, но была отменена из-за проблем с лицензией. В то время у игр XBLA было ограничение в 200 игровых очков, поэтому увидеть GoldenEye 007 с 1000 игровых очков — интересное событие.

Кроме того, веб-сайт TrueAchievements также показывает, что есть только две учетные записи Xbox, которые заработали какое-либо из этих достижений — BIGsheep и xtinamcgrath. При поиске по этим именам выясняется, что BIGsheep и xtinamcgrath являются сотрудниками Rare Джеймсом Томасом и Кристиной МакГрат.

Вы играли в GoldenEye 007?

ДА НЕТ

Хотя это не обязательно означает, что новый порт GoldenEye 007 на консолях Xbox неизбежен, это захватывающая перспектива для поклонников, поскольку мы начинаем новый год.

В феврале 2021 года файлы игры для отмененного ремастера GoldenEye 007 от Rare были опубликованы в Интернете, всего через месяц после того, как полное прохождение кампании игры было опубликовано на YouTube. Демонстрация показала, что вы можете переключаться между старыми и новыми визуальными эффектами, такими как ремастеры Halo, и что он может работать со скоростью 60 кадров в секунду и воспроизводиться в 4K.

Пока мы ждем, чтобы узнать больше об этом возможном переносе GoldenEye 007, ознакомьтесь с официально анонсированным Project 007 — новой игрой о Джеймсе Бонде от IO Interactive, разработчика Hitman.

Есть для нас совет? Хотите обсудить возможную историю? Пожалуйста, отправьте электронное письмо по адресу newstips@ign.com .

Адам Бэнкхерст — обозреватель новостей IGN. Вы можете следить за ним в Twitter @AdamBankhurst и на Twitch .

Обсерватория «Золотой глаз» подлежит сносу после повреждения

Шон Бин встречает своего создателя в «Золотом глазу». (Фото: Eon/MGM)

Телескоп в Пуэрто-Рико, который использовался в качестве места съемок финала приключения Джеймса Бонда GoldenEye , должен быть снесен из соображений безопасности.

Обсерватория Аресибо стала местом противостояния между агентом 007 Пирса Броснана и его предателем, бывшим коллегой по МИ-6 Алеком Тревельяном, которого сыграл Шон Бин.

У Бонда есть возможность спасти Тревельяна, когда двое мужчин болтаются под антенной спутниковой антенны злодея, но позволяют ему упасть насмерть — одна из многих смертей Бина на большом экране.

Подробнее: 25 лет GoldenEye

Теперь культовое сооружение должно быть выведено из эксплуатации и снесено Национальным научным фондом США после того, как здание было признано не подлежащим восстановлению.

Телескоп был поврежден в августе, когда вспомогательный кабель выскользнул из гнезда и оставил большую «дыру» в тарелке шириной 1000 футов внизу.

На этом снимке с воздуха видно отверстие в панелях тарелок обсерватории Аресибо в Пуэрто-Рико, 19 ноября 2020 года. (Фото Рикардо Ардуенго/AFP через Getty Images) «значительного проскальзывания» других кабелей, что делает площадку небезопасной для проведения ремонтных работ.

Это привело к рекомендации вывести 305-метровый телескоп из эксплуатации и впоследствии уничтожить в рамках «контролируемого сноса», предназначенного для обеспечения безопасности остальной части обсерватории.

Структура ранее пережила повреждения, полученные во время урагана «Мария» в 2017 году и землетрясений в 2019 и 2020 годах.

Директор NSF Сетураман Панчанатан сказал: «В течение почти шести десятилетий обсерватория Аресибо служила маяком для прорыва в науке и того, как может выглядеть партнерство с сообществом.

«Несмотря на то, что это глубокое изменение, мы будем искать способы помочь научному сообществу и поддерживать тесные отношения с народом Пуэрто-Рико».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.