Сушкова и лермонтов кратко: Е. А. Сушкова. Москва в жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова

Содержание

Е. А. Сушкова. Москва в жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова

Е. А. Сушкова

«Я не люблю – зачем скрывать!»

Лермонтов «К С.»

«Эта женщина – летучая мышь, крылья которой зацепляются за все встречное», – писал Лермонтов о Сушковой[232]. Его слова оказались пророческими: «крылья» «летучей мыши» зацепились за самое дорогое для поэта – за его добрую славу в потомстве – и бросили на нее свою тень.

Е. А. Сушкова-Хвостова – злой гений Лермонтова. Ложный, фальсифицированный образ поэта, созданный сю, вошел в сознание не только читателей, но и биографов Лермонтова.

Отношения Лермонтова с Сушковой имели два этапа. Первый – встречи в Москве и Середникове весной, летом я осенью 1830 года.

Сушкова – приятельница друга Лермонтова – Александры Михайловны Верещагиной. Она часто бывала в Москве у Верещагиных и летом в Середникове у Столыпиных.

Сушкова была на два года старше Лермонтова. Она не первый год выезжала и относилась к Лермонтову с превосходством светской барышни.

Ей нравилось иметь среди своих поклонников остроумного, живого и талантливого мальчика-поэта.

Второй этап относится к декабрю 1834 года, когда Лермонтов встретился с ней в петербургском свете. Теперь их роли меняются. Гвардейский офицер, только что выпущенный из школы, единственный наследник богатой бабушки, представлял завидную партию для отцветающей красавицы. «Она была в тех летах, когда еще волочиться за нею было не совестно, а влюбиться в нее стало трудно»[233],-пишет Лермонтов. Сушкова пытается увлечь поэта и женить его на себе. Лермонтов, заметив это и чувствуя к ней сильную неприязнь, решает скомпрометировать ее в глазах света и тем заставить говорить о себе. Весь роман развертывается в течение месяца, и, чтобы положить ему конец, Лермонтов пишет Сушковой анонимное письмо. Он разоблачает самого себя от лица неведомого доброжелателя.

«Записки» Сушковой в той части, где она описывает свои отношения с Лермонтовым, – месть за оскорбление, которого она не может простить.

В своих воспоминаниях Сушкова изображает себя предметом постоянной и неизменной любви Лермонтова, его музой-вдохновительницей, так, что на нее падают лучи славы великого русского поэта. В то же время она создает фальсифицированный портрет Лермонтова-человека, рисуя его таким, – и она это хорошо знает, – каким было бы наиболее неприятно для него остаться в памяти потомков. К сожалению, ей удается и то и другое. Ее имя входит в биографию Лермонтова, заняв там не надлежащее ему, преувеличенно большое место. Искаженный «сушковский» образ поэта прочно врезается в сознание позднейших поколений.

Биография Лермонтова создавалась очень медленнб. Опубликованный через 16 лет после смерти поэта отрывок из «Записок» Сушковой[234] «Воспоминания о Лермонтове» был первым, что появилось о нем в печати[235].

Еще раньше, в 1844 году, т. е. через три года после смерти поэта, в «Библиотеке для чтения» были напечатаны никогда до этого не публиковавшиеся пять стихотворений Лермонтова с подзаголовком: «Из альбома Екатерины Александровны Хвостовой».

Эти стихи, вместе с другими стихотворениями Лермонтова, были включены в «Воспоминания». «Воспоминания» печатались анонимно, но при сопоставлении со стихами в «Библиотеке для чтения» автор легко мог быть установлен. В «Воспоминаниях» Сушкова рассказывала о своем знакомстве с Лермонтовым в 1830 году и о лете, проведенном вместе в Середникове.

После смерти Е. А. Хвостовой «Записки» были опубликованы в 1869 году в «Вестнике Европы»[236]. Их доставили в редакцию журнала ее дочери, исполняя волю покойной.

В 1870 году вышел первый сборник материалов для биографии Лермонтова. Центральное место в сборнике занимали «Записки» Хвостовой. В книге из 259 страниц 188 было отведено «Запискам». Эта первая книга о Лермонтове имела очень большой успех, быстро разошлась и через год вышла вторым изданием. Интерес к «Запискам» был настолько велик, что они перепечатывались, излагались и истолковывались газетами, как центральными, так и провинциальными.

Русские читатели с жадностью бросились на единственную книгу о Лермонтове, желая хоть что-нибудь узнать о великом русском поэте, о жизни которого в течение 30 лет со дня его смерти ничего еще не было написано.

Что же узнали они из «Записок»?

Людям, с громадным интересом читавшим «Записки», Сушкова рассказывала о не особенно умном, неуклюжем, застенчивом мальчике, который мечтает «попасть в люди» и в «губители сердец». Этот мальчик страстно влюблен в неприступную красавицу Сушкову, которой он по всякому поводу пишет плохие стихи. Правда, среди этих стихов были и такие шедевры, как «Нищий», но Сушкова и к ним относится с той же снисходительной иронией.

Дальше в «Записках» рассказывалось о таком же «неловком» и «неуклюжем» «маленьком гусаре», дуэлянте и забияке, который попал, наконец, в люди, то есть в «высший петербургский свет».

По совершенно непонятным для читателя причинам, без всяких к тому оснований ни в его внутреннем, ни в его внешнем облике, этот маленький, неуклюжий гусар превращается в Дон-Жуана. Он покоряет сердце некогда равнодушной к нему светской красавицы, которую продолжает любить, и потом, опять по непонятным причинам, резко порывает с ней и компрометирует ее в глазах света.

Сушкова владеет мастерством рассказчицы, она не лишена литературного дарования, и ее светская повесть достаточно увлекательна, а портрет героя убедителен и ярок. Но этот портрет ничего не имел общего с автором «Героя нашего времени» и «Демона», всесторонне образованным, передовым человеком своего времени, великим русским поэтом, наследником Пушкина. Несмотря на всю разницу ситуации, напоминающей печоринскую, портрет вышел похожим на Грушницкого. При сопоставлении отдельных мест «Записок» и «Героя нашего времени» сходство становится разительным и явно обнаруживает пародийный прием писательницы.

Правда, «Записки» вызвали резкую критику в журналах и ряд фактических опровержений со стороны лиц, хорошо знавших Сушкову и Лермонтова. Сестра Сушковой – Ладыженская не только указывала на сбивчивость и ошибочность воспоминаний, но и называла их «чистою мистификацией»[237]. К сожалению, эти статьи не перепечатывались и не доходили до широких масс читателей. Они оставались в старых журналах на книжных полках. Уже в 1873 году А. Н. Пыпин возражал против создавшегося обыкновения описывать юношу Лермонтова «со слов г-жи Хвостовой»[238]. В биографическом очерке, приложенном к Собранию сочинений Лермонтова, Пыпин, ссылаясь на людей, хорошо знавших поэта, пытался бороться с укоренившейся традицией «Записок».

Никогда не перепечатывалась и статья П. А. Висковатого «По поводу „Княгини Лиговской“», где первый биограф Лермонтова разоблачил мистификацию «Записок». Висковатый рассказывает, как незадолго перед тем о существовании этого романа ему говорил друг детства и родственник Лермонтова – А. П. Шан-Гирей. Шан-Гирей помнил, как Лермонтов писал роман, в котором, по его словам, «должны были быть выведены деяния Е. А. Сушковой», пытавшейся «завлечь или Лермонтова или его друга Лопухина». «Помню, – говорил он, – что герой пишет ей анонимное письмо и подписывается „Каракула“». Висковатый был очень взволнован, когда прочел этот роман, только впервые опубликованный, и в нем анонимное письмо Печорина к Елизавете Николаевне с подписью «Каракула»[239]. Одновременно в руках Висковатсго оказалось письмо Лермонтова к А. М. Верещагиной, где поэт описывает свое петербургское приключение с Сушковой. Вся петербургская история оказалась, таким образом, изложенной в трех вариантах: 1) вариант Сушковой в «Записках», 2) вариант Лермонтова в письме к Верещагиной и 3) вариант Лермонтова в романе «Княгиня Литовская», где Сушкова выведена под фамилией Негуровой.

В письме к своему московскому другу А. М. Верещагиной Лермонтов с предельной искренностью и строгостью к самому себе рассказывает свою петербургскую историю с Сушковой.

«Вступая в свет, – писал Лермонтов Верещагиной, – я увидел, что у каждого был какой-нибудь пьедестал: хорошее состояние, имя, титул, связи… Я увидал, что если мне удастся занять собою одно лицо, другие незаметно тоже займутся мною… Я понял, что m-lle S., желая изловить меня, легко себя скомпрометирует со мною. Вот я ее и скомпрометировал… Итак, вы видите, я хорошо отомстил за слезы, которые меня заставило проливать 5 лет тому назад кокетство m-lle S….

Она мучила сердце ребенка, а я только подверг пытке самолюбие старой кокетки…»[240]

В своем стремлении «прослыть Лаурой русского поэта», по выражению Е. П. Ростопчиной, Сушкова присваивает себе стихи Лермонтова, которые к ней никакого отношения не имели. Среди них были адресованные другим лицам или написанные гораздо позднее. В некоторых случаях редакция Сушковой несколько расходится с сохранившимся автографом. Так, например, стихотворение «У ног других не забывал» имеет в автографе приписку: «К Л. (опухни ой)». Про стихотворение «Сон», написанное в 1841 году, Сушкова говорит, что оно написано в то время, когда за ней ухаживал друг Лермонтова А. А. Лопухин, которого он якобы собирался вызвать на дуэль, то есть в 1834 году.

Создав новеллу о первой любви Лермонтова, героиней которой она сделала себя, Сушкова ввела в нее стихи Лермонтова, попавшие в ее руки. Ладыженская в своих «Замечаниях на „Воспоминания Е. А. Хвостовой“» говорит о том, что лоскутки бумаги со стихотворными опытами Лермонтова были хорошо известны московским приятельницам поэта[241].

Те, которым они попадались в руки, не считали непременно себя предметом его вдохновения. Многие стихи переписывались в альбомы знакомым девушкам, и могло случиться, что одно и то же стихотворение оказывалось в нескольких альбомах.

«Екатерина Александровна относит к себе множество стихотворений, которые, по всем вероятностям, были только вписаны в альбом ее, как и в альбом других знакомых. Это было в моде тогда», – пишет Висковатый[242]. И действительно, стихотворения «Ангел», «Зови надежду сновиденьем», «У ног других не забывал» имеются в альбоме А. М. Верещагиной, и нельзя ручаться, что их не было в других альбомах.

Из семнадцати публикуемых в «Записках» стихотворений Лермонтова только одно адресовано самим автором Сушковой. В этом установленном по автографу стихотворении «К С.»(ушковой) Лермонтов говорит о том, что он ее не любит и не любил в течение лета 1830 года. Это стихотворение, как известно из приписки Лермонтова, написано при отъезде из Середникова.

Вблизи тебя до этих пор

Я не слыхал в груди огня.

Встречал ли твой прелестный взор –

Не билось сердце у меня.

……………………………………..

Я не люблю – зачем скрывать! – [243]

В таком чистосердечном признании довольно трудно видеть объяснение в любви.

Перед отъездом надо сказать правду, кончить летнюю игру, сбросить маску, которую носил, притворяясь влюбленным:

В [лесу] лесах, по узеньким тропам

Нередко я бродил с тобой.

Их шумом я [пленялся] любовался там –

Меня не трогал голос твой[244], –

читаем в черновом варианте.

Интересно сравнить разночтения между автографом и редакцией Сушковой: в редакции Сушковой вместо «скрывать» – «страдать»[245]. «Я не люблю! Зачем страдать!» – эта фраза совсем не соответствует всему содержанию стихотворения, где говорится не о страданиях любви, а о том, что любви не было. «Я не люблю – зачем скрывать!»-читаем в автографе Лермонтова.

Первое, за все лето 1830 года, обращенное к Сушковой стихотворение Лермонтова написано на заказ: это стихотворение-шутка для инсценировки, затеянной гувернером Аркадия Столыпина. В день отъезда в Москву этой серенадой, распеваемой утром под окном, будили Сушкову:

Я не люблю – зачем скрывать! –

звучит единодушное чистосердечное признание молодежи, дурачившей летом самовлюбленную барышню.

В стихотворении «Благодарю», которое, по словам Сушковой, она получила от Лермонтова на следующий день после стихотворения «Вблизи тебя до этих пор…», есть фраза, связанная с этой середниковской традицией разыгрывания Сушковой:

Я б не желал умножить в цвете жизни

Печальную толпу твоих рабов…[246]

К Сушковой может быть отнесено пять стихотворений Лермонтова. Упомянутое «К С.», «Благодарю», известное по публикации Сушковой и связанное с тем же эпизодом, «Очи NN», написанное летом в той же тетради, что и «К С.», и два стихотворения из следующей тетради: «Ночь (1830 года ночью. Августа 28)» и «Стансы (1830 года) (26 августа)».

В обоих стихотворениях чувство любви перемешивается с презрением. Они являются иллюстрацией к словам Лермонтова, что Сушкова «мучила сердце ребенка».

Возможно ль! первую любовь

Такою горечью облить:

Притворством взволновав мне кровь

Хотеть насмешкой остудить?

(«Ночь»)

Смеялась надо мною ты,

И я презреньем отвечал – …

(«Стансы»)[247]

Автор «Записок»-самовлюбленная экзальтированная женшина, невнимательная ко всему, что не касается ее самой. Она путает факты и хронологию, неверно освещает человеческие отношения, клевещет на друзей. Чтобы удовлетворить свое самолюбие после того унижения, которое по заслугам заставил ее пережить Лермонтов, она создает в своем воображении несуществующую юношескую неразделенную любовь к ней Лермонтова, за которую он якобы мстит ей в Петербурге. Возможно, что этому вымыслу она по временам верит и сама. Все стихи Лермонтова, которые когда-либо попадали в ее руки, она нанизывает на сюжет вымышленного ею романа, рисует себя музой – вдохновительницей поэта.

«Я во все годы собирания материалов и сведений о Лермонтове имел случай встретить до шести неопровержимых (sic)[248] доказательств не только серьезной влюбленности Лермонтова в прекрасных представительниц современного ему общества, но и того, что именно каждая из них была его настоящею любовью… Г-жа Хвостова увеличивает число этих дам», – писал Висковатый[249].

Старшая дочь хозяйки Середникова – Игнатьева пишет: «Хвостова была невозможно аффектированная и пренесносная барышня, над которой все смеялись. Все нарочно притворялись влюбленными в нее. И тогда начиналось представление… Лермонтов, умница и первый насмешник, нисколько в Хвостову влюблен не был…»[250]

Послушаем, что говорит о «романе» сам Лермонтов.

«Эта женщина, – пишет он про Сушкову Марии Александровне Лопухиной пять лет спустя, весной 1835 года, из Петербурга, – летучая мышь, крылья которой зацепляются за все встречное. Было время, когда она мне нравилась. Теперь она почти принуждает меня ухаживать за нею… но, не знаю, есть что-то такое в ее манерах, в ее голосе грубое, отрывистое, надломленное, что отталкивает; стараясь ей нравиться, находишь удовольствие компрометировать ее, видеть ее запутавшейся в своих собственных сетях»[251] – вот блестящая характеристика самозванной Лауры.

Сушкова имела влияние не только на умы русских читателей и биографов Лермонтова, но и на мемуаристов. Большинство воспоминаний о Лермонтове было написано в 70-х и 80-х годах, то есть после выхода в свет «Записок» и до публикации воспоминаний Шан-Гирея.

Многие из писавших о Лермонтове мало знали его И почти забыли. Они считали своим долгом что-то сказать в своих воспоминаниях о великом русском поэте, с которым когда-то встречались в дни юности. На помощь приходил трафарет Сушковой, который каждый раскрашивал по-своему. Образ, созданный Сушковой, обрастал новым содержанием. К нему присоединяли иногда черты портрета лирического героя Лермонтова, нарисованного в романтической манере рукой еще не совсем опытного мастера. Забывали, что автор и лирический герой не одно и то же лицо.

Сушкова жестоко отомстила Лермонтову. Она удовлетворила, хотя и после смерти, свое тщеславие. Присоединив свое имя к имени Лермонтова, она совершенно незаслуженно вошла вместе с ним в историю русской и мировой литературы.

Е.

А. Сушкова — Лермонтов в Москве

Екатерина Александровна Сушкова − мемуаристка, предмет юношеского увлечения Лермонтова. Родилась 18 марта 1812 года в Симбирске. До трех лет воспитывалась в доме деда В.М. Сушкова (1747-1819 гг.), бывшего симбирского губернатора. Затем до шести лет жила с родителями в Пензе и Москве, в 1820 году из-за неурядиц в семейной жизни родителей была насильно забрана отцом у больной сердцем матери и отдана вместе с младшей сестрой на воспитание тетке по отцовской линии, М.В. Беклешовой (1792-1883 гг.).

В доме своей богатой тетки, любившей свет и державшей свой дом открытым для множества гостей, Сушкова жила до замужества, как она сама позже вспоминает, в среде, которую она воспринимала болезненно. Образование она получила очень скудное и нерегулярное. Страдая от одиночества, Екатерина много читала.

В 1829 году ее стали вывозить в свет, для того чтобы сделать выгодную партию. Черноглазая красавица, умная и ироничная, с тех пор имела успех в обществе и пользовалась вниманием кавалеров. Балы, светская жизнь и поездки к родственникам в Москву давали возможность Сушковой вырваться из удручающей атмосферы дома.

В одну из поездок в Москву Екатерина знакомится с жившей по соседству Александрой Верещагиной. В доме Верещагиной весной 1830 года состоялось знакомство Сушковой с Михаилом Лермонтовым. Летом того же года, отдыхая под Москвой в имении Большаково, она также часто посещала Середниково, имение, в котором тогда гостил молодой поэт. Столичная восемнадцатилетняя барышня произвела сильное впечатление на шестнадцатилетнего юношу. Сушковой Лермонтов посвящает целый цикл стихов («сушковский цикл»), рассказывающих о его чувствах к ней, которые так и не нашли ответа в сердце светской барышни, относящейся к поэту с превосходством. Екатерине всего лишь нравилось иметь среди своих поклонников остроумного и талантливого мальчика-поэта, но не более того.

М.Ю. Лермонтов посвящает Екатерине Александровне одиннадцать стихотворений: «К Сушковой», «Благодарю!», «Зови надежду сновиденьем», «Нищий», «Стансы», «К Л», «Я не люблю тебя, страстей…», «Ночь», «Вверху одна горит звезда», «Нет! − я не требую вниманья», «Прости мой друг!. . как призрак я лечу».

Осенью 1830 года Сушкова и Лермонтов расстались до конца 1834 года. Их новая встреча произошла в Петербурге. К этому времени Михаил Лермонтов стал офицером лейб-гвардии Гусарского полка, за Екатериной же Сушковой закрепилась репутация кокетки. У поэта не осталось и следа былой влюбленности. Движимый желанием спасти Алексея Лопухина от брака с Сушковой, против которого были настроены все родные Алексея, Лермонтов в течение месяца оказывает всяческие знаки внимания Екатерине, постоянно бывает у нее дома и изображает влюбленность в нее. Он добивается признания в любви от Сушковой и тем самым компрометирует уже помолвленную девушку в глазах света. Добившись разрыва отношений Екатерины с Алексеем Лопухиным и желая положить конец своей расчетливой игре, Лермонтов пишет анонимное письмо Сушковой, в котором разоблачает себя от лица неведомого доброжелателя. Они вновь расстаются. Эта интрига поэта нашла отражение в его повести «Княгиня Лиговская, где прототипом Елизаветы Николаевны Негуровой является Сушкова.

В 1838 году, через три года после разрыва с Лермонтовым, Екатерина Сушкова выходит замуж за дипломата А.В. Хвостова. До 1840 года она с мужем жила на Кавказе, затем до 1861 года − за границей, в Венеции, Турине, Марселе, Генуе. После смерти А.В. Хвостова в 1861 году Екатерина Александровна возвращается в Петербург, где занимается воспитанием двух подрастающих дочерей.

10 октября 1868 года после непродолжительной болезни Е.А. Сушкова скончалась.

В 1870 году были опубликованы ее «Записки», в которых содержатся воспоминания и ценные сведения о М.Ю. Лермонтове.

< Предыдущая   Следующая >

Екатерина Сушкова | zakharov.ru

Екатерина Александровна Сушкова (в замужестве Хвостова; 1812 — 1868) — русская дворянка, мемуаристка.

 

Будучи сиротой, воспитывалась в доме тетки. Выросла в Петербурге, в Москве имела многочисленных родственников и близкую подругу Сашеньку Верещагину. В 1838 г. Е. А. Сушкова вышла замуж за дипломата А. В. Хвостова, в 1870 г. после смерти Сушковой-Хвостовой были опубликованы ее «Записки», вызвавшие большой интерес как книга воспоминаний о Лермонтове.

В доме Верещагиных весной 1830 г. Екатерина Александровна познакомилась с Лермонтовым

Восемнадцатилетняя столичная барышня, у которой были по словам В. П. Желиховской, произвела сильное впечатление на юного поэта. Летом 1830 года в подмосковном имении Столыпиных Середникове, где гостили Лермонтов и Верещагина и куда часто приезжала из соседнего Большакова Сушкова, достигает своего апогея влюбленность Лермонтова в Miss Black-Eyes. Осенью 1830 г. они расстались до конца 1834 г., когда вновь встретились в Петербурге. К этому времени в жизни обоих произошли большие изменения. Лермонтов стал офицером лейб-гвардии Гусарского полка, за Сушковой прочно установилась репутация кокетки. Она собиралась выйти замуж за Алексея Лопухина, друга Лермонтова. Родные Алексея были против этого брака. О намерениях Лопухина Лермонтов знал из писем Верещагиной, которая, считаясь подругой Екатерины, однако разделяла мнение своей родни на ее счет. Видимо, Верещагина и «благословила» Лермонтова на спасение «чрезвычайно молодого» Алексея от «слишком ранней женитьбы». От былой влюбленности Лермонтова к тому времени не осталось и следа.

Изобразив влюбленность в Екатерину Александровну, Лермонтов повел с нею расчетливую игру. Не понимая этого, Сушкова, по ее словам, действительно в него влюбилась.

Когда Лопухин вернулся в Москву, Лермонтов в письме к Верещагиной (весной 1835 г.) рассказал о ходе своей интрижки с Сушковой,.

Эта интрига нашла отражение в незаконченной повести «Княгиня Лиговская», где Сушкова стала прототипом Елизаветы Николаевны Негуровой.

 

 

(При написании статьи использованы материалы сайта wikipedia.org)

Адресаты любовной лирики Лермонтова – список адресатов для сочинения по теме

Вдохновительницы молодого поэта

Многие адресаты лирики Лермонтова являлись прототипами женщин, к которым поэт был не равнодушен и испытывал некую влюбленность. На протяжении всей жизни автору встречались разные по характеру и миропониманию молодые особы и многие из них разжигали в поэте огненное пламя. Несмотря на то, что в большинстве случаев Лермонтова ожидало любовное разочарование, вызванное не готовностью его избранницы разделить его чувства, автор посвящал им свои произведения, где выражал всю накопившуюся в его душе искренность и чистоту своих чувств.

При первой встрече с юным поэтом молодые особы не всегда были очарованы и повержены его чертами. Так, из воспоминаний В. И. Анненковой можно прочесть то, что первое знакомство ее с Михаилом Юрьевичем несколько ее разочаровало. Его внешний вид, хотя в ту пору он был болен, совсем не очаровали красавицу. Но за не совсем идеальными внешними качествами поэта скрывался ум и большой талант, которыми обладал не каждый молодой представитель светского общества.

Впоследствии, дослужившись до офицерского чина, Лермонтов сам признавал свои внешние несовершенства и смеялся над ними. По признаниям Е. П. Ростопчиной, влюблённой в поэта, за некрасивыми чертами скрывается пылкий ум и порядочность человека. Общаясь с Лермонтовым довольно длительное время, совсем исчезает образ низкорослого человека, одаренного необычайным складом мысли и ума. Близко знакомые с поэтом особы считали его добрым и порядочным человеком. Одна из его муз – А.О. Смирнова однажды сказала, что Лермонтов совсем не злой, а добрый, маскирующейся притворной дерзостью.

Музы и вдохновительницы таланта Лермонтова в большинстве случаев не разделяли питавших к ним чувств поэта. Все красивые произведения, адресованные им, не разжигали в них того пламени, которое пылало в душе поэта. Посвященные им произведения автор обязательно подписывал и не смотря на горечь испытанных поражений, поэт относится к своим адресатам трепетно и нежно, с некой долей чистоты и заботы. Образы прототипов лирических героинь Лермонтова не только вдохновляли поэта, но и являлись для него священными. На основании этого можно сказать, что женщины любовной лирики автора были для него друзьями, музами и вдохновительницами его таланта. К ним поэт обращается и сейчас через свои бессмертные произведения.

В. А. Лопухина

Одной из адресатов лирики Лермонтова является Варенька Лопухина. Михаил Юрьевич познакомился с ней еще, будучи подростком и сильное чувство вспыхнуло в его груди. Варвара Александровна была очаровательна и довольно умна для своих юных лет. Любовь к Лопухиной по-настоящему сильно и ярко воспылала в поэте. Это огромное чувство он пронесет через все свое творчество.

Впервые молодой Лермонтов напишет о Лопухиной в драме «Два брата», описывая ее образ высказываниями одного из героев. Знакомство с В.А. Лопухиной переменило многое в жизни молодого поэта. Он стал более весел, воодушевлен и счастлив. Все вокруг оживало, если она представала перед ним. Но, по воле судьбы, Лопухина выходит замуж за другого человека, чем очень сильно ранит влюбленную душу автора. Ей поэт посвятил целый цикл своих произведений, включающих в себя стихи и поэмы. Стихотворение: «Она не гордой красотою…» написано именно В. А. Лопухиной. В нем автор описывает простоту ее «Улыбки, речи и черты», которые покоили и влюбили в себя поэта. Страдания и горечь этого безответного чувства найдет отражения и в некоторых драмах поэта.

Е. А. Сушкова

Образ Екатерины Александровной Сушковой, с которой поэт познакомился в Москве, остался в жизни и творчестве поэта, как неудержимой кокетки, смеявшейся над влюбленностью еще юного поэта. Для нее Лермонтов написал около одиннадцати стихотворений, объединённых общим названием “сушковский цикл”. Юная влюбленность поэта в Подмосковье оборвалась на некоторое время по причине расставания с красавицей Екатериной.

При повторной встрече с Сушковой в Петербурге, автор был уже офицером, а она готовилась к замужеству с А. Лопухиным, другом поэта. Михаил Юрьевич немного ревновал Сушкову к Лопухину и даже писал его сестре, о том, что выбор ее брата легкомысленен. Своими интригами Лермонтову удалось разорвать намечавшуюся помолвку Алексея и Екатерины. Играя на чувствах других людей, Лермонтову удалось влюбить в себя Е. А. Сушкову. Через некоторое время Е.А. Сушкова выходит замуж, но не за М.Ю. Лермонтова, а за одного из известных дипломатов.
Именно Е.А. Сушковой М.Ю. Лермонтов посвящает стихотворение «Нищий». В данном произведении автор пишет о своих страданиях и чувствах к Екатерине Александровной, а также описывает ту боль, которую причинила она ему своими насмешками и обманами: «Так я молил твоей любви, С слезами горькими, с тоскою; Так чувства лучшие мои, Обмануты навек тобою!»

А.К. Воронцова-Дашкова

Одним их любовных адресатов Лермонтова является встретившаяся на его жизненной дороге Александра Кирилловна Воронцова-Дашкова. Ко времени знакомства поэта с ней, Александра Кирилловна была замужем за богатейшим человеком того времени в России.

В образе Воронцовой-Дашковой поэт увидел необыкновенный склад ума и мысли. С ней приятно была общаться практически на любые темы. Несмотря на не совсем изящные внешние черты графиня была очень остроумна и утончена, практически во всем. Ее живость заражала, оживляла и наполняла все окружающее не известной силой.

Для А.К. Воронцовой-Дашковой Лермонтов пишет одно из своих красивейших произведений “К портрету”. Данное стихотворение автор решается написать под чувством невыразимой радости от получения ею портрета автора.
В данном произведении автор стремится выразить всю красоту души графини и неповторимую живость течения ее будней. В стихотворении он сравнивает Воронцову-Дашкову с: «птичкой» и «змеёй». Автор понимает, что любить такую женщину очень сложно и практически невозможно, поэтому старается забыть ее.

А. М. Верещагина

К Александре Михайловне Верещагиной, немного родственнице Лермонтова, поэт испытывал не только родственные чувства, но и был несколько привязан к ней особой нитью. Познакомившись с ней в Москве, Лермонтов начал испытывать к ней некое влечение. Верещагина была умна и с легкостью могла овладеть той или иной ситуацией. Общение с поэтом сразу же дало Верещагиной понять, что перед ней стоит не простой юноша, а талантливый человек. В своих записках к Михаилу Юрьевичу она признавала его необыкновенный дар и говорила: «Надеюсь, что вы не прекратите писать, и я думаю, что вы пишите хорошо». Признание творческой жилки Верещагиной вдохновляло и радовало М.Ю. Лермонтова. Александра Михайловна была знакома со многими произведениями талантливого поэта и бережно хранила их в своих альбомах.
По воле судьбы А. М. Верещагина выходит замуж и уезжает жить в Германию. Несмотря на свое замужество, она продолжает переписываться с Лермонтовым и хранить многие предметы о нем в своем замке, в то числе и автопортрет Михаила Юрьевича в бурке.

Верещагиной Лермонтов посвящает стихотворение «Звезда», где пишет о ней как о недосягаемом и волшебном свете, манящем к себе. В тоже время «судьбе в укор», автор понимает, что его любовь к этой женщине безнадежна и не имеет будущего.

А. О. Смирнова

Адресатом любовной лирики Лермонтова является и Александра Осиповна Смирнова. Умная, красивая, независимая и привлекательная особа была знакома со многими друзьями Лермонтова, в том числе и им самим. Согласно многим утверждениям свидетелей того времени именно образ А.О. Смирновой был прототипом известной лирической героини Минской, с которой можно встретиться при прочтении повести «Штосс», написанной талантливым Михаилом Юрьевичем. Милые черты Александры Осиповной автор подробно описал в образе героине Минской. Кроме данной поэмы Лермонтов посвятил ей небольшое стихотворное послание, на которое она ничего не ответила.

Строки послания Лермонтова гласят: «При вас я слушать вас хочу», «И я в смущении молчу». Автор понимает сто возникшее в нем чувство также не разделено его избранницей. Он пишет: «Что ж делать?», пытаясь найти ответ и поразить Смирнову своими речами и познаниями, но все тщетно. И опять его корабль не находит причала в желанной гавани.

Н.Ф. Иванова

С образом Натальи Федоровной Ивановой у молодого поэта связано нечто большее, чем обычная дружба. Поэт испытывал к ней мучительное, но огромное любовное чувство. Для нее автор «ивановский цикл» стихотворений, вошедших в его любовную лирику. Всю глубину своих чувств и привязанности к Ивановой Лермонтов выразил строками своего творения: «Я не достоин, может быть, Твоей любви: не мне судить». Образ Н.Ф. Ивановой послужил прототипом героини драмы «Странный человек», где, как и в настоящей жизни, она выбрала не главного героя, а предпочла другого.

Долгое время образ Н.Ф. Ивановой был загадкой для биографов, так как сам поэт писал только ее инициалы «Н. Ф. И.». Благодаря деятельности многих сотрудников удалось разгадать о ком идет речь и поведать миру о безответном чувстве поэта.

Лермонтов – биография и творчество

Михаил Юрьевич Лермонтов — гениальный русский поэт; род. в Москве 2 октября 1814 г. В шотландских преданиях живет имя Лермонта-поэта или пророка; ему посвящена одна из лучших баллад Вальтера Скотта, которая излагает народную легенду, о похищении Лермонта феями. Михаил Юрьевич не знал этого предания, но смутная память о легендарных шотландских предках не раз тревожила его воображение: ей посвящено одно из самых зрелых стихотворений Лермонтова, «Желание».

 

Лермонтов. Краткая биография

 

Из ближайших предков Лермонтова документы сохранились относительно его прадеда Юрия Петровича, воспитанника шляхетского кадетского корпуса. В это время род Лермонтова ещё пользовался благосостоянием; захудалость началась с поколений, ближайших ко времени поэта. Отец его, Юрий Петрович, был бедным пехотным капитаном в отставке. По словам Сперанского, отец будущего поэта был замечательный красавец, но вместе с тем «пустой», «странный» и даже «худой» человек. Этот отзыв основан на отношениях Лермонтова-отца к теще, Елизавете Алексеевне Арсеньевой, урожденной Столыпиной; но эти отношения не могут быть поставлены в вину Юрию Лермонтову — и так, несомненно, смотрел на них сам Михаил Юрьевич, который всю жизнь не переставал питать глубокую преданность к отцу, а когда он умер — к его памяти. Сохранилось письмо четырнадцатилетнего поэта, стихотворения более зрелого возраста — и всюду одинаково образ отца овеян всей нежностью сыновней любви.

Поместье Юрия Лермонтова — Кроптовка, Ефремовского уезда Тульской губернии — находилось по соседству с селом Васильевским, принадлежавшим роду Арсеньевых. Красота Юрии Петровича увлекла дочь Арсеньевой, Марию Михайловну, и несмотря на протест своей родовитой и гордой родни, она стала женой «армейского офицера», который для ее семьи так навсегда и остался чужим человеком. Мария Михайловна, мать Михаила Юрьевича умерла в 1817 г., когда сыну ее не было еще трех лет, но оставила много дорогих образов в воспоминаниях будущего поэта. Сохранился ее альбом, наполненный стихотворениями, отчасти, может быть, ею сочиненными, отчасти переписанными; они свидетельствуют о ее чувствительном сердце. Впоследствии поэт говорил: В слезах угасла мать моя; всю жизнь не мог он забыть, как мать певала над его колыбелью. Кавказ был ему дорог прежде всего потому, что в его пустынях он как бы слышал давно утраченный голос матери…

Бабушка Лермонтова страстно любила внука. Энергичная и настойчивая, она употребляла все усилия, чтобы одной безраздельно владеть ребенком. О чувствах и интересах отца она не заботилась. Лермонтов в юношеских произведениях весьма полно и точно воспроизводил события и действующих лиц своей личной жизни. В драме с немецким заглавием — «Menschen u. Leidenschaften» — рассказан раздор между его отцом и бабушкой. Лермонтов-отец не в состоянии был воспитывать сына так, как этого хотелось аристократической родне, — и Арсеньева, имея возможность тратить на внука «по четыре тысячи в год на обучение разным языкам», взяла его к себе с уговором воспитывать его до 16 лет и во всем советоваться с отцом. Последнее условие не выполнялось; даже свиданиям отца с сыном Арсеньева потом противилась. Ребенок с самого начала должен был сознавать противоестественность этого положения. Его детство протекало в поместье бабушки, Тарханах, Пензенской губернии; его окружали любовью и заботами — но светлых впечатлений детства у него не было. В неоконченной юношеской «Повести» описывается детство Саши Арбенина, двойника самого автора. Саша с 6-тилетнего возраста обнаруживает наклонность к мечтательности, страстное влечение ко всему героическому, величавому, бурному. Лермонтов родился болезненным и все детство страдал золотухой; но болезнь эта развила в ребенке необычайную нравственную энергию. В «Повести» признается ее влияние на ум и характер героя: «он выучился думать… Лишенный возможности развлекаться обыкновенными забавами детей, Саша начал искать их в самом себе. Воображение стало для него новой игрушкой… В продолжение мучительных бессонниц, задыхаясь между горячих подушек, он уже привыкал побеждать страданья тела, увлекаясь грезами души… Вероятно, что раннее умственное развитие немало помешало его выздоровлению»…

Это раннее развитие стало для Лермонтова источником огорчений: никто из окружающих не только не был в состоянии пойти навстречу «грезам его души», но даже не замечал их. Здесь коренятся основные мотивы его будущей поэзии разочарования. В угрюмом ребенке росло презрение к мелочности окружающей жизни. Все чуждое, враждебное ей возбуждало в нем горячее сочувствие: он сам одинок и несчастлив, — всякое одиночество и чужое несчастье, проистекающее от людского непонимания, равнодушия или мелкого эгоизма, кажется ему своим. В его сердце живут рядом чувство отчужденности среди людей и непреодолимая жажда родной души, такой же одинокой, близкой поэту своими грезами и, может быть, страданиями. И в результате: «в ребячестве моем тоску любови знойной уж стал я понимать душою беспокойной». Мальчиком 10 лет его повезли на Кавказ, на воды; здесь он встретил девочку лет девяти — и в первый раз у него проснулось необыкновенно глубокое чувство, оставившее память на всю жизнь, но сначала для него неясное и неразгаданное. Два года спустя поэт рассказывает о новом увлечении, посвящает ему стихотворение: к Гению. Первая любовь неразрывно слилась с подавляющими впечатлениями Кавказа. «Горы кавказские для меня священны», — писал Лермонтов; они объединили все дорогое, что жило в душе поэта-ребенка.

С осени 1825 г. начинаются более или менее постоянные учебные занятия Лермонтова, но выбор учителей — француз Capet и бежавший из Турции грек — был неудачен. Грек вскоре совсем бросил педагогические занятия и занялся скорняжным промыслом. Француз, очевидно, не внушил Лермонтову особенного интереса к французскому языку и литературе: в ученических тетрадях Лермонтова французские стихотворения очень рано уступают место русским. 15-тилетним мальчиком он сожалеет, что не слыхал в детстве русских народных сказок: «в них верно больше поэзии, чем во всей французской словесности». Его пленяют загадочные, но мужественные образы отщепенцев человеческого общества — «корсаров», «преступников», «пленников», «узников».

Спустя два года после возвращения с Кавказа Лермонтова повезли в Москву и стали готовить к поступлению в университетский благородный пансион. Учителями его были Зиновьев, преподаватель латинского и русского языка в пансионе, и француз Gondrot, бывший полковник наполеоновской гвардии; его сменил в 1829 г. англичанин Виндсон, познакомивший его с английской литературой. В пансионе Лермонтов оставался около двух лет. Здесь, под руководством Мерзлякова и Зиновьева, процветал вкус к литературе: происходили «заседания по словесности», молодые люди пробовали свои силы в самостоятельном творчестве, существовал даже какой-то журнал при главном участии Лермонтова. Поэт горячо принялся за чтение; сначала он поглощен Шиллером, особенно его юношескими трагедиями; затем он принимается за Шекспира, в письме к родственнице «вступается за честь его», цитирует сцены из Гамлета. По-прежнему Лермонтов ищет родной души, увлекается дружбой то с одним, то с другим товарищем, испытывает разочарования, негодует на легкомыслие и измену друзей.

Последнее время его пребывания в пансионе — 1829-й год — отмечено в произведениях Лермонтова необыкновенно мрачным разочарованием, источником которого была совершенно реальная драма в личной жизни Лермонтова. Срок воспитания его под руководством бабушки приходил к концу; отец часто навещал сына в пансионе, и отношения его к теще обострились до крайней степени. Борьба развивалась на глазах Михаила Юрьевича; она подробно изображена в юношеской его драме. Бабушка, ссылаясь на свою одинокую старость, взывая к чувству благодарности внука, отвоевала его у зятя. Отец уехал, униженный и оскорбленный более, чем когда-либо, и вскоре умер. Стихотворения этого времени — яркое отражение пережитого поэтом. У него является особенная склонность к воспоминаниям: в настоящем, очевидно, немного отрады. «Мой дух погас и состарился», — говорит он, и только «смутный памятник прошедших милых лет» ему «любезен». Чувство одиночества переходит в беспомощную жалобу; юноша готов окончательно порвать с внешним миром, создает «в уме своем» «мир иной и образов иных существованье», считает себя «отмеченным судьбой», «жертвой посреди степей», «сыном природы». Ему «мир земной тесен», порывы его «удручены ношей обманов», перед ним призрак преждевременной старости… В этих излияниях, конечно, много юношеской игры в страшные чувства и героические настроения, но в их основе лежат безусловно искренние огорчения юноши, несомненный духовный разлад его с окружающей действительностью. К 1829 г. относятся первый очерк «Демона» и стихотворение «Монолог», предвещающее «Думу». Поэт отказывается от своих вдохновений, сравнивая свою жизнь с осенним днем, и рисует «измученную душу» Демона, живущего без веры, с презрением и равнодушием ко «всему на свете». В «Монологе» изображаются «дети севера», их «пасмурная жизнь», «пустые бури», без «любви и дружбы сладкой». Немного спустя, оплакивая отца, он себя и его называет «жертвами жребия земного»: «ты дал мне жизнь, но счастья не дано!…»

Весной 1830 г. благородный пансион был преобразован в гимназию, и Лермонтов оставил его. Лето он провел в подмосковном поместье брата бабушки, Столыпина. Недалеко жили другие родственники Лермонтова — Верещагины; Александра Верещагина познакомила его с своей подругой, Екатериной Сушковой, также соседкой по имению. Сушкова, впоследствии Хвостова, оставила записки об этом знакомстве. Содержание их — настоящий «роман», распадающийся на две части: в первой — торжествующая и насмешливая героиня, Сушкова, во второй — холодный и даже жестоко мстительный герой, Лермонтов. Шестнадцатилетний «отрок», наклонный к «сентиментальным суждениям», невзрачный, косолапый, с красными глазами, с вздернутым носом и язвительной улыбкой, менее всего мог казаться интересным кавалером для юных барышень. В ответ на его чувства ему предлагали «волчок или веревочку», угощали булочками с начинкой из опилок. Сушкова, много лет спустя после события, изобразила поэта в недуге безнадежной страсти и приписала себе даже стихотворение, посвященное Лермонтовым другой девице — Вареньке Лопухиной, его соседке по московской квартире на Малой Молчановке: к ней он питал до конца жизни едва ли не самое глубокое чувство, когда-либо вызванное в нем женщиной.

В то же лето (1830) внимание Лермонтова сосредоточилось на личности и поэзии Байрона; он впервые сравнивает себя с английским поэтом, сознает сродство своего нравственного мира с байроновским, посвящает несколько стихотворений польской революции. Вряд ли, ввиду всего этого, увлечение поэта «черноокой» красавицей, т. е. Сушковой, можно признавать таким всепоглощающим и трагическим, как его рисует сама героиня. Но это не мешало «роману» внести новую горечь в душу поэта; это докажет впоследствии его действительно жестокая месть — один из его ответов на людское бессердечие, легкомысленно отравлявшее его «ребяческие дни», гасившее в его душе «огонь божественный».

С сентября 1830 г. Лермонтов числится студентом московского университета сначала на «нравственно-политическом отделении», потом на «словесном». Университетское преподавание того времени не могло способствовать умственному развитию молодежи; студенты в аудиториях немногим отличались от школьников. Серьезная умственная жизнь развивалась за стенами университета, в студенческих кружках, но Лермонтов не сходится ни с одним из них. У него, несомненно, больше наклонности к светскому обществу, чем к отвлеченным товарищеским беседам: он по природе наблюдатель действительной жизни. Давно уже, притом, у него исчезло чувство юной, ничем не омраченной доверчивости, охладела способность отзываться на чувство дружбы, на малейшие проблески симпатии. Его нравственный мир был другого склада, чем у его товарищей, восторженных гегельянцев и эстетиков. Он не менее их уважал университет: «светлый храм науки» он называет «святым местом», описывая отчаянное пренебрежение студентов к жрецам этого храма. Он знает и о философских заносчивых «спорах» молодежи, но сам не принимает в них участия. Он, вероятно, даже не был знаком с самым горячим спорщиком — знаменитым впоследствии критиком, хотя один из героев его студенческой драмы «Странный человек» носит фамилию Белинский. Эта драма доказывает интерес Лермонтова к надеждам и идеалам тогдашних лучших современных людей. Главный герой — Владимир — воплощает самого автора; его устами поэт откровенно сознается в мучительном противоречии своей натуры. Владимир знает эгоизм и ничтожество людей — и все-таки не может покинуть их общество: «когда я один, то мне кажется, что никто меня не любит, никто не заботится обо мне, — и это так тяжело!» Еще важнее драма как выражение общественных идей поэта. Мужик рассказывает Владимиру и его другу, Белинскому — противникам крепостного права, — о жестокостях помещицы и о других крестьянских невзгодах. Рассказ приводит Владимира в гнев, вырывает у него крик: «О мое отечество! мое отечество!», — а Белинского заставляет практически помочь мужикам.

Для поэтической деятельности Лермонтова университетские годы оказались в высшей степени плодотворны. Талант его зрел быстро, духовный мир определялся резко. Лермонтов усердно посещает московские салоны, балы, маскарады. Он знает действительную цену этих развлечений, но умеет быть веселым, разделять удовольствия других. Поверхностным наблюдателям казалась совершенно неестественной бурная и гордая поэзия Лермонтова при его светских талантах. Они готовы были демонизм и разочарование его счесть «драпировкой», «веселый, непринужденный вид» признать истинно лермонтовским свойством, а жгучую «тоску» и «злость» его стихов — притворством и условным поэтическим маскарадом. Но именно поэзия и была искренним отголоском лермонтовских настроений. «Меня спасало вдохновенье от мелочных сует», — писал он и отдавался творчеству, как единственному чистому и высокому наслаждению. «Свет», по его мнению, все нивелирует и опошливает, сглаживает личные оттенки в характерах людей, вытравливает всякую оригинальность, приводит всех к одному уровню одушевленного манекена. Принизив человека, «свет» приучает его быть счастливым именно в состоянии безличия и приниженности, наполняет его чувством самодовольства, убивает всякую возможность нравственного развития. Лермонтов боится сам подвергнуться такой участи; более чем когда-либо он прячет свои задушевные думы от людей, вооружается насмешкой и презрением, подчас разыгрывает роль доброго малого или отчаянного искателя светских приключений. В уединении ему припоминаются кавказские впечатления — могучие и благородные, ни единой чертой не похожие на мечочи и немощи утонченного общества. Он повторяет мечты поэтов прошлого века о естественном состоянии, свободном от «приличья цепей», от золота и почестей, от взаимной вражды людей. Он не может допустить, чтобы в нашу душу были вложены «неисполнимые желанья», чтобы мы тщетно искали «в себе и в мире совершенство». Его настроение — разочарование деятельных нравственных сил разочарование в отрицательных явлениях общества, во имя очарования положительными задачами человеческого духа.

Эти мотивы вполне определились во время пребывания Лермонтова в московском университете, о котором он именно потому и сохранил память, как о «святом месте». Лермонтов не пробыл в университете и двух лет; выданное ему свидетельство говорит об увольнении «по прошению» — но прошение, по преданию, было вынуждено студенческой историей с одним из наименее почтенных профессоров Маловым. С 18 июня 1832 г. Лермонтов боле не числится студентом. Он уехал в Петербург, с намерением снова поступить в университет, но попал в школу гвардейских подпрапорщиков. Эта перемена карьеры не отвечала желаньям бабушки и, очевидно, вызвана настояниями самого поэта. Еще с детства его мечты носили воинственный характер. Кавказ сильно подогрел их. В пансионских эпиграммах постоянно упоминается гусар, в роли счастливого Дон-Жуана. Усердно занимаясь рисованием, поэт упражнялся преимущественно в «батальном жанре». Такими же рисунками наполнен и альбом его матери. В двадцатых годах и начале тридцатых гражданские профессии, притом, не пользовались уважением высшего общества. По свидетельству товарища Лермонтова, все невоенные слыли «подьячими».

Лермонтов оставался в школе два «злополучных года», как он сам выражается. Об умственном развитии учеников никто не думал; им «не позволялось читать книг чисто-литературного содержания». В школе издавался журнал, но характер его вполне очевиден из «поэм» Лермонтова, вошедших в этот орган: «Уланша», «Петергофский праздник»… Накануне вступления в школу Лермонтов написал стихотворение «Парус»; «мятежный» парус, «просящий бури» в минуты невозмутимого покоя — это все та же с детства неугомонная душа поэта. «Искал он в людях совершенства, а сам — сам не был лучше их», — говорит он устами героя поэмы «Ангел смерти», написанной еще в Москве. Юнкерский разгул и забиячество доставили ему теперь самую удобную среду для развития каких угодно «несовершенств». Лермонтов ни в чем не отставал от товарищей, являлся первым участником во всех похождениях — но и здесь избранная натура сказывалась немедленно после самого, по-видимому, безотчетного веселья. Как в московском обществе, так и в юнкерских пирушках Лермонтов умел сберечь свою «лучшую часть», свои творческие силы; в его письмах слышится иногда горькое сожаление о былых мечтаниях, жестокое самобичевание за потребность «чувственного наслаждения». Всем, кто верил в дарование поэта, становилось страшно за его будущее. Верещагина, неизменный друг Лермонтова, во имя его таланта заклинала его «твердо держаться своей дороги»…

По выходе из школы корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтов живет по-прежнему среди увлечений и упреков совести, среди страстных порывов и сомнений, граничащих с отчаянием. О них он пишет к своему другу Лопухиной, но напрягает все силы, чтобы его товарищи и «свет» не заподозрили его гамлетовских настроений. Люди, близко знающие его, вроде Верещагиной, уверены в его «добром характере» и «любящем сердце»; но Лермонтову казалось бы унизительным явиться добрым и любящим перед «надменным шутом» — «светом». Напротив, здесь он хочет быть беспощаден на словах, жесток в поступках, во что бы то ни стало прослыть неумолимым тираном женских сердец. Тогда-то пришло время расплаты для Сушковой. Лермонтову-гусару и уже известному поэту ничего не стоило заполонить сердце когда-то насмешливой красавицы, расстроить ее брак с Лопухиным, братом неизменно любимой Вареньки и Марии, к которой он писал такие задушевные письма. Потом началось отступление: Лермонтов принял такую форму обращения к Сушковой, что она немедленно была скомпрометирована в глазах «света», попав в положение смешной героини неудавшегося романа. Лермонтову оставалось окончательно порвать с Сушковой — и он написал на ее имя анонимное письмо с предупреждением против себя самого, направил письмо в руки родственников несчастной девицы и, по его словам, произвел «гром и молнию». Потом, при встрече с жертвой, он разыграл роль изумленного, огорченного рыцаря, а в последнем объяснении прямо заявил, что он ее не любит и, кажется, никогда не любил. Все это, кроме сцены разлуки, рассказано самим Лермонтовым в письме к Верещагиной, причем он видит лишь «веселую сторону истории». Только печальным наследством юнкерского воспитания и стремлением создать себе «пьедестал» в «свете» можно объяснить эту единственную темную страницу в биографии Лермонтова. Совершенно равнодушный к службе, неистощимый в проказах, Лермонтов пишет застольные песни самого непринужденного жанра — и в то же время такие произведения, как «Я, матерь Божия, ныне с молитвою»…

До сих пор поэтический талант Лермонтов был известен лишь в офицерских и светских кружках. Первое его произведение, появившееся в печати — «Хаджи Абрек» — попало в «Библ. для Чтения» без его ведома, и после этого невольного, но удачного дебюта Лермонтов долго не хотел печатать своих стихов. Смерть Пушкина явила Лермонтова русской публике во всей силе поэтического таланта. Лермонтов был болен, когда совершилось страшное событие. До него доходили разноречивые толки; «многие», рассказывает он, «особенно дамы, оправдывали противника Пушкина», потому что Пушкин был дурен собой и ревнив и не имел права требовать любви от своей жены. Невольное негодование охватило поэта, и он «излил горечь сердечную на бумагу». Стихотворение оканчивалось сначала словами: «И на устах его печать». Оно быстро распространилось в списках, вызвало бурю в высшем обществе, новые похвалы Дантесу; наконец, один из родственников Лермонтова, Н. Столыпин, стал в глаза порицать его горячность по отношению к такому джентльмену, как Дантес. Лермонтов вышел из себя, приказал гостю выйти вон и в порыве страстного гнева набросал заключительную отповедь «надменным потомкам»… Последовал арест; несколько дней спустя корнет Лермонтов был переведен прапорщиком в нижегородский драгунский полк, действовавший на Кавказе.

Поэт отправлялся в изгнание, сопровождаемый общим вниманием: здесь были и страстное сочувствие, и затаенная вражда. Первое пребывание Лермонтова на Кавказе длилось всего несколько месяцев. Благодаря хлопотам бабушки он был сначала переведен в гродненский гусарский полк, расположенный в Новгородской губ., а потом — в апреле 1838 г. — возвращен в лейб-гусарский. Несмотря на кратковременную службу в Кавказских горах, Лермонтов успел сильно измениться в нравственном отношении. Природа приковала все его внимание; он готов «целую жизнь» сидеть и любоваться ее красотой; общество будто утратило для него привлекательность, юношеская веселость исчезла и даже светские дамы замечали «черную меланхолию» на его лице. Инстинкт поэта-психолога влек его, однако, в среду людей. Его здесь мало ценили, еще меньше понимали, но горечь и злость закипали в нем, и на бумагу ложились новые пламенные речи, в воображении складывались бессмертные образы.

Лермонтов возвращается в петербургский «свет», снова играет роль льва, тем более, что за ним теперь ухаживают все любительницы знаменитостей и героев; но одновременно он обдумывает могучий образ, еще в юности волновавший его воображение. Кавказ обновил давнишние грезы; создаются «Демон» и «Мцыри». И та, и другая поэма задуманы были давно. О «Демоне» поэт думал еще в Москве, до поступления в университет, позже несколько раз начинал и переделывал поэму; зарождение «Мцыри», несомненно, скрывается в юношеской заметке Лермонтова, тоже из московского периода: «написать записки молодого монаха: 17 лет. С детства он в монастыре, кроме священных книг не читал… Страстная душа томится. Идеалы». В основе «Демона» лежит сознание одиночества среди всего мироздания. Черты демонизма в творчестве Лермонтова: гордая душа, отчуждение от мира и небеса презрение к мелким страстям и малодушию. Демону мир тесен и жалок; для Мцыри — мир ненавистен, потому что в нем нет воли, нет воплощения идеалов, воспитанных страстным воображением сына природы, нет исхода могучему пламени, с юных лет живущему в груди. «Мцыри» и «Демон» дополняют друг друга. Разница между ними — не психологическая, а внешняя, историческая. Демон богат опытом, он целые века наблюдал человечество — и научился презирать людей сознательно и равнодушно. Мцыри гибнет в цветущей молодости, в первом порыве к воле и счастью; но этот порыв до такой степени решителен и могуч, что юный узник успевает подняться до идеальной высоты демонизма. Несколько лет томительного рабства и одиночества, потом несколько часов восхищения свободой и величием природы подавили в нем голос человеческой слабости. Демоническое миросозерцание, стройное и логическое в речах Демона, у Мцыри — крик преждевременной агонии. Демонизм — общее поэтическое настроение, слагающееся из гнева и презрения; чем зрелее становится талант поэта, тем реальнее выражается это настроение и аккорд разлагается на более частные, но зато и более определенные мотивы. В основе «Думы» лежат те же лермонтовские чувства относительно «света» и «мира», но они направлены на осязательные, исторически точные общественные явления: «земля», столь надменно унижаемая Демоном, уступает место «нашему поколению», и мощные, но смутные картины и образы кавказской поэмы превращаются в жизненные типы и явления. Таков же смысл и новогоднего приветствия на 1840 г.

Очевидно, поэт быстро шел к ясному реальному творчеству, задатки которого коренились в его поэтической природе; но не без влияния оставались и столкновения со всем окружающим. Именно они должны были намечать более определенные цели для гнева и сатиры поэта и постепенно превращать его в живописца общественных нравов. Роман «Герой нашего времени» — первая ступень на этом совершенно логическом пути. .. Роль «льва» в петербургском свете заключилась для Лермонтова крупным недоразумением: ухаживая за кн. Щербатовой — музой стихотворения «На светские цепи», — он встретил соперника в лице сына французского посланника Баранта. В результате – дуэль, окончившаяся благополучно, но для Лермонтова повлекшая арест на гауптвахте, потом перевод в тенгинский пехотный полк на Кавказе. Во время ареста Лермонтова посетил Белинский. Когда он познакомился с поэтом, достоверно неизвестно: по словам Панаева — в СПб., у Краевского, после возвращения Лермонтова с Кавказа; по словам товарища Лермонтова по университетскому пансиону, И. Сатина — в Пятигорске, летом 1837 года. Вполне достоверно одно, что впечатление Белинского от первого знакомства осталось неблагоприятное. Лермонтов по привычке уклонялся от серьезного разговора, сыпал шутками и остротами по поводу самых важных тем — и Белинский, по его словам, не раскусил Лермонтова. Свидание на гауптвахте окончилось совершенно иначе: Белинский пришел в восторг и от личности, и от художественных воззрений Лермонтова. Он увидел поэта «самим собой»; «в словах его было столько истины, глубины и простоты!» Впечатления Белинского повторились на Боденштедте, впоследствии переводчике произведений поэта. Казаться и быть для Лермонтова были две вещи совершенно различные; перед людьми малознакомыми он предпочитал казаться, но был совершенно прав, когда говорил: «Лучше я, чем для людей кажусь». Близкое знакомство открывало в поэте и любящее сердце, и отзывчивую душу, и идеальную глубину мысли. Только Лермонтов очень немногих считал достойными этих своих сокровищ…

Прибыв на Кавказ, Лермонтов окунулся в боевую жизнь и на первых же порах отличился «мужеством и хладнокровием»; так выражалось официальное донесение. В стихотворении Валерик и в письме к Лопухину Лермонтов ни слова не говорит о своих подвигах… Тайные думы Лермонтова давно уже были отданы роману. Он был задуман еще в первое пребывание на Кавказе; княжна Мери, Грушницкий и доктор Вернер, по словам того же Сатина, были списаны с оригиналов еще в 1837 г. Последующая обработка, вероятно, сосредоточивалась преимущественно на личности главного героя, характеристика которого была связана для поэта с делом самопознания и самокритики… По окончании отпуска, весной 1841 г., Лермонтов уехал из Петербурга с тяжелыми предчувствиями — сначала в Ставрополь, где стоял тенгинский полк, потом в Пятигорск. По некоторым рассказам, он еще в 1837 г. познакомился здесь с семьей Верзилиных и одну из сестер — Эмилию Верзилину — прозвал «La Rose du Caucase». Теперь он встретил рядом с ней гвардейского отставного офицера Мартынова, «мрачного и молчаливого», игравшего роль непонятого и разочарованного героя, в черкесском костюме с громадным кинжалом. Лермонтов стал поднимать его на смех в присутствии красавицы и всего общества. Столкновения были неминуемы; в результате одного из них произошла дуэль — и 15 июня поэт пал бездыханным у подножия Машука. Кн. А. И. Васильчиков, очевидец событий и секундант Мартынова, рассказал историю дуэли с явным намерением оправдать Мартынова, который был жив во время появления рассказа в печати. Основная мысль автора: «в Лермонтове было два человека: один — добродушный, для небольшого кружка ближайших друзей и для тех немногих лиц, к которым он имел особенное уважение; другой — заносчивый и задорный, для всех прочих знакомых». Мартынов, следовательно, был сначала жертвой, а потом должен был явиться мстителем. Несомненно, однако, что Лермонтов до последней минуты сохранял добродушное настроение, а его соперник пылал злобным чувством. При всех смягчающих обстоятельствах о Мартынове еще с большим правом, чем о Дантесе, можно повторить слова поэта: «не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку подымал»… Похороны Лермонтова не могли быть совершены по церковному обряду, несмотря на все хлопоты друзей, официальное известие об его смерти гласило: «15-го июня, около 5 часов вечера, разразилась ужасная буря с громом и молнией; в это самое время между горами Машуком и Бештау скончался лечившийся в Пятигорске М. Ю. Лермонтов». По словам кн. Васильчикова в Петербурге, в высшем обществе, смерть поэта встретили отзывом: «туда ему и дорога». .. Спустя несколько месяцев Арсеньева перевезла прах внука в Тарханы. – В 1889 г., по всероссийской подписке, поэту воздвигнут памятник в Пятигорске.

Поэзия Лермонтова неразрывно связана с его личностью, она в полном смысле поэтическая автобиография. Основные черты лермонтовской природы — необыкновенно развитое самосознание, дельность и глубина нравственного мира, мужественный идеализм жизненных стремлений. Все эти черты воплотились в его произведениях, начиная с самых ранних прозаических и стихотворных излияний и кончая зрелыми поэмами и романом. Еще в юношеской «Повести» Лермонтов прославлял волю как совершенную, непреодолимую душевную энергию: «хотеть — значит ненавидеть, любить, сожалеть, радоваться, жить»… Отсюда его пламенные запросы к сильному открытому чувству, негодование на мелкие и малодушные страсти; отсюда его демонизм, развивавшийся среди вынужденного одиночества и презрения к окружающему обществу. Но демонизм — отнюдь не отрицательное настроение: «любить необходимо мне» — сознавался поэт, и Белинский отгадал эту черту после первой серьезной беседы с Лермонтовым: «мне отрадно было видеть в его рассудочном, охлажденном и озлобленном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство того и другого. Я это и сказал ему; он улыбнулся и сказал: дай Бог». Демонизм Лермонтова — это высшая ступень идеализма, то же самое, что мечты людей XVIII в. о всесовершенном естественном человеке, о свободе и доблестях золотого века; это поэзия Руссо и Шиллера. Такой идеал — наиболее смелое, непримиримое отрицание действительности — и юный Лермонтов хотел бы сбросить «образованности цепи», перенестись в идиллическое царство первобытного человечества. Отсюда фанатическое обожание природы, страстное проникновение ее красотой и мощью. И все эти черты отнюдь нельзя связывать с каким бы то ни было внешним влиянием; они существовали в Лермонтове еще до знакомства его с Байроном и слились только в более мощную и зрелую гармонию, когда он узнал эту действительно ему родную душу. В противоположность разочарованию шатобриановского Ренэ, коренящемуся исключительно в эгоизме и самообожании, лермонтовское разочарование — воинствующий протест против «низостей и странностей», во имя искреннего чувства и мужественной мысли. Пред нами поэзия не разочарования, а печали и гнева. Все герои Лермонтова — Демон, Измаил-Бей, Мцыри, Арсений — переполнены этими чувствами. Самый реальный из них — Печорин — воплощает самое, по-видимому, будничное разочарование; но это совершенно другой человек, чем «московский Чайльд-Гарольд» — Онегин. У него множество отрицательных черт: эгоизм, мелочность, гордость, часто бессердечие, но рядом с ними — искреннее отношение к самому себе. «Если я причиною несчастья других, то и сам не менее несчастлив» — совершенно правдивые слова в его устах. Он не раз тоскует о неудавшейся жизни; на другой почве, в другом воздухе этот сильный организм несомненно нашел бы более почтенное дело, чем травля Грушницких. Великое и ничтожное уживаются в нем рядом, и если бы потребовалось разграничить то и другое, великое пришлось бы отнести к личности, а ничтожное — к обществу… Творчество Лермонтова постепенно спускалось из-за облаков и с кавказских гор. Оно остановилось на создании вполне реальных типов и сделалось общественным и национальным. В русской новейшей литературе не признать истинно лермонтовским свойством, а жгучую т ни одного благородного мотива, в котором бы не слышался безвременно замолкший голос Лермонтова: ее печаль о жалких явлениях русской жизни — отголосок жизни поэта, печально глядевшего на свое поколение; в ее негодовании на рабство мысли и нравственное ничтожество современников звучат лермонтовские демонические порывы; ее смех над глупостью и пошлым комедиантством слышится уже в уничтожающих сарказмах Печорина над Грушницким.

 

Тема любви в творчестве Лермонтова. Стихи Лермонтова о любви


Любовь в лирике Лермонтова

Пылкий, страстный и восприимчивый юноша рано начал влюбляться и писать стихи. К сожалению, на любовном фронте поэту не везло. Поэтому тема любви в творчестве Лермонтова зачастую носит мученический, обреченный характер.

В 1829 году пятнадцатилетний поэт пишет стихотворение «Ответ». Это раннее произведение пронизано разочарованием, страданием, слезами. Однако, в отличие от более поздних стихов, в нем отсутствует биографическая основа. Написано оно в духе традиционной в те годы сентиментально-романтической условности.

Екатерина Александровна Сушкова

Тема любви в творчестве Лермонтова стала прослеживаться особенно ярко, когда он впервые по-настоящему влюбился. Его избранницей стала восемнадцатилетняя Екатерина Сушкова, черноокая красавица, одетая по последней моде. С ней он познакомился в 1830 году в Середниково, куда они переехали с бабушкой Елизаветой Арсеньевой. На тот момент поэту было шестнадцать лет, поэтому Сушкова не отнеслась к его чувствам серьезно, считая его мальчиком.

Тема любви в произведениях Лермонтова «Весна», «Итак, прощай! Впервые этот звук…», «Черные очи», «Когда к тебе молвы рассказ…», «Один я в тишине ночной», «Передо мной лежит листок…» основывается именно на чувствах к Екатерине Александровне. В «Черных очах» автор говорит, что в глазах возлюбленной нашел и рай, и ад.

Вскоре Сушкова уехала из Москвы. С Лермонтовым они встретились только четыре года спустя. Обиженный поэт решил отомстить бывшей возлюбленной. Он влюбил ее в себя, из-за чего отменилась свадьба Сушковой с Алексеем Лопухиным, другом Михаила Юрьевича.

Варвара Александровна Лопухина

С Варенькой поэт познакомился весной 1832 года и влюбился без памяти. Она стала самой сильной привязанностью Лермонтова. Именно Лопухина была идеалом женской красоты для поэта. Ее черты он искал в других женщинах, ее воспевал с пламенной страстью в стихах.

Никого сильнее Лопухиной так и не сумел полюбить Лермонтов. Тема любви к ней заняла особенное место в его творчестве. Это и посвященные ей стихи, и персонажи, прототипом которых она стала, и портреты, написанные поэтом. Лопухиной он адресовал стихотворения: «Она не гордой красотою…», «Мы случайно сведены судьбою…», «Оставь напрасные заботы…». Не забывает о ней Лермонтов и в более позднем творчестве: «Я к Вам пишу случайно: право…», «Сон». Посвящения к поэмам «Измаил-Бей» и «Демон» (1831 и 1838 гг.) также адресованы Лопухиной.

Известно, что этих двоих связывала сложная, странная любовь. Лермонтов любил Варю, она ответила на его чувства, но возникшее между ними недопонимание загубило их жизни. До Лопухиной дошли слухи, что Лермонтов женился на Сушковой. В ответ на это она вышла замуж за Бахметова, однако вскоре раскаялась, потому что по-прежнему любила Мишеля. К сожалению, изменить ничего уже было нельзя.

Историю этой мучительной любви Лермонтов частично воссоздал в «Герое нашего времени», в драме «Два брата», в незаконченной «Княгине Лиговской». В этих произведениях Варя стала прототипом Веры.

Вдохновляющие женщины

Если кратко, то любовная лирика Лермонтова всегда была связана с печалью. Среди его вдохновительниц можно выделить такие женские образы:

  • Екатерина Сушкова — первая влюблённость поэта. Девушка сразу привлекла внимание. Она была светской кокеткой старше на несколько лет и не испытывала к нему пылких чувств. Всю обиду от неразделенной любви писатель передал в «Сушковском цикле», а именно в произведениях «Благодарю!», «К Сушковой…». Екатерина не рассматривала молодого человека в роли супруга, а их отношения продлились с 1830 по 1831 год. Спустя пять лет молодые люди встретились. Лермонтов стал бравым гусаром. Узнав, что Екатерина планирует выйти замуж за Лопухина, повёл себя хитро и искусно, скомпрометировав девушку перед окружающими. Напоследок сообщает, что её не любил, а лишь отомстил за насмешки. Эта краткая история стала основой незаконченного интимного романа «Княгиня Лиговская».
  • Варвара Лопухина — главная любовь в жизни Лермонтова. Чувства молодых людей были взаимными, но родители девушки решили отдать её замуж за помещика Н. Ф. Бахметьева. В связи с этим любовная лирика кардинально изменилась. Вареньке поэт посвятил немало произведений. Так, она является прототипом Веры в повести «Герой нашего времени», а в драме «Два брата» автор раскрывает тему неравных браков. Брак Лопухиной был несчастливым, муж был очень ревнивым, а она никак не могла забыть Лермонтова. Лирика поэта в этот период привлекает нежностью и красотой, а произведения трогают до глубины души. Автор осознаёт, что влюблённым не суждено быть вместе, поэтому стремится уйти от мира, любви, окружая себя мученичеством: «Душа моя должна прожить в земной неволе недолго…». После смерти Лермонтова женщина окончательно ослабла, не хотела восстанавливать силы и в 36-летнем возрасте умерла. Лермонтов увековечил историю их любви в романе «Сказки Золотого века».
  • Екатерина Быховец — это дальняя родственница Лермонтова, с которой он познакомился у тётки. Женщина напоминала ему Лопухину — это видно по его творению: «Нет, не тебя так пылко я люблю…». Любовная лирика утрачивает былую силу, стихи наполнены грустью об утраченных чувствах, драматизмом. Только с Быховец Лермонтов был настоящим, но постоянно грустил, скорее всего, ожидая надвигающуюся беду. Женщина была вместе с ним в момент дуэли.

Любовная лирика является центральной темой в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова. На её развитие повлияли его романтические отношения с женщинами. Главный герой его произведений страдает от чувств, но не теряет надежды, что девушка избавит его от одиночества.

«Она не гордой красотою…»

Это дно из первых стихотворений, которые посвятил Вареньке Лермонтов. Тема любви к ней занимает центральное место в его творчестве. По мнению литературоведа Николая Бродского, в стихотворении Лермонтов сравнивает двух любимых женщин: Лопухину и Иванову. Образ героини противопоставлен идеалу светской красавицы. Автор рисует идеальную женщину, которая покоряет не внешней красотой, а внутренней.

В антитезе «гордая красота — чудная простота» заложена главная мысль произведения. «Гордая» означает неприступная, та, которая позволяет себя любить, но не испытывает ответного чувства.

Наталья Федоровна Иванова

В 1831 году Лермонтов увлекся дочерью известного московского писателя Иванова. Наташа на чувства поэта ответила. Девушке льстило, что ей посвящают стихи, уже тогда полные боли и страданий. Тем не менее, всерьез Михаила она не воспринимала, но при этом играла с ним, ожидая более выгодного жениха.

Любовь в лирике Лермонтова стала одной из главных в 1831-1832 годах. Наташе Ивановой он посвятил стихотворения «Прости, мы не встретимся боле…», «Не могу на Родине томиться…», «Измученный тоской и недугом…», «Не ты, но судьба виновата». Через все стихи проходит мотив неразделенной любви, страданий и боли.

Любовные произведения

Пережитые страсти и разочарования автор передаёт в своих творениях. Так, стихотворение «Сонет» заставляет поразмышлять, что такое любовь. Автор в произведении противопоставляет мечты и реальность, проводит грань между возвышенным и земным, настоящим.

Стихотворение «Валерик» демонстрирует весь трагизм любви Лермонтова и не постигнутый им идеал. В произведении возникает образ неверной любви. Юный поэт часто нырял в омут сильных чувств, но обжигался, так как не получал никакой реакции от избранниц. Любовная лирика наполнена тоской и чувством неразделённой любви.

Лирический герой стихотворений:

  • Одинокая личность, которая противостоит всему миру.
  • Он ни в чём не может найти утешения.
  • В любовных делах преследует предательство и измена.

Интимная лирика Лермонтова демонстрирует полное разочарование классика в любви, которая для него оказалась романтическим идеалом.

Из-за одиночества и отверженности он ощущает неустройство в собственной жизни.

«Я не унижусь пред тобою…»

Это стихотворение тоже посвящено Наташе Ивановой, в которую был влюблен Лермонтов. О любви неразделенной, горькой, мучительной пишет поэт. Выше мы говорили о том, что Иванова не воспринимала его как потенциального жениха, однако он об этом не догадывался. Окрыленный Лермонтов писал ей стихи. Вскоре он понял, что был для Наташи только мимолетным увлечением, когда увидел, что она флиртует с другими. Он упрекает возлюбленную в том, что она обманывала его, отняла у него время, которое он мог посвятить творчеству: «Как знать, быть может, те мгновенья, / Что протекли у ног твоих, / Я отнимал у вдохновенья!»

Тема любви в творчестве Лермонтова стала мучительной, после того как ему изменила Наталья. Однако он по-прежнему любит ее, называет «ангелом». Это стихотворение стало прощальным – больше стихов Ивановой Лермонтов не писал.

Особенности любовной лирики М. Ю. Лермонтова

1. Особое место любовной лирики в литературе. 2. Неразделенная любовь юного поэта. 3. Любовная тема в творчестве Лермонтова. 4. Обзорный анализ любовных стихотворений.

Любовная тема в лирике любого поэта занимает особенное место. Это связано с тем, что слишком многое оказывается биографичным. У поэта со счастливой судьбой и стихотворения будут светлыми. И наоборот, несчастья в любви рождают прекрасные, трогательные, но невероятно стихотворные строки. По любовной лирике можно прочитать и жизненную любовную историю поэта, тем более что мало стихотворений такого рода оказывается без подписи, эпиграфа или другого намека на реальный прототип лирической героини. Конечно, для каждого поэта тема любви оказывается сугубо индивидуальной и неповторимой, но общие мотивы — радость, ревность, печаль от неразделенных чувств — все-таки остаются универсальными понятиями. С именем М. Ю. Лермонтова связывают новую страницу в истории русской литературы. Часто рассматривают творчество поэта как исполненное трагизмом и драматизмом. Это рассмотрение не случайно. Много трагичного было в жизни поэта, гражданина, человека, однако много трагичного окружало его в повседневности. Это делало общение со светским обществом тяжким и безысходным. Много стихотворений было написано писателем в 30-х годах XIX века, а это тяжелое для России время — время реакции, недоверия к властям и народу, ссылок. Позднее, характеризуя этот период и общее настроение народа, В. Г. Белинский напишет: «Без отрицания жизнь превратится в стоячее и вонючее болото». Это высказывание стало верной характеристикой творчества поэта, балансирующего на грани между романтизмом мечтаний и идей и печальной, удручающей действительностью. Это противоречие, плотно вошедшее в лирику Лермонтова, приобрело невероятное напряжение. В произведениях неслыханное до этого сочетание — беспощадное отрицание всего грязного, грубого, вещного и могучий полет чистой поэтической мечты. Романтизм Лермонтова основан на вере в существование иного мира, иной жизни, где человек может любить и обрести счастье. Любовь для Лермонтова — особое, ни с чем не сравнимое чувство, потому для нее отведено особенное место в творческих исканиях. И. С. Тургенев скажет о нем впоследствии: «По тому, как может любить человек, мы можем судить о его внутренней зрелости». Формирование личности поэта произошло очень рано — в пятнадцать лет его характер был окончательно сформирован и представлял из себя целостную и динамичную картину. Уже в этом возрасте на свет появляются первые стихотворения о любви, отличающиеся глубоким философским и психологическим содержанием. В дневнике юный поэт пишет: «Мне жизнь все как-то коротка, и все боюсь, что не успею свершить чего-то». Идеалы поэта прекрасны, но недостижимы: он мечтает не просто об изменении уровня жизни, а о наступлении «вечного блаженства». Ему необходимы изменения низменной человеческой сущности, разрешения противоречий, на каждом шагу встречающихся в этом далеком от идеала мире. Вечное существование — вершина поэтических помыслов Лермонтова. Однако даже оно не принесет поэту счастья. Любовная лирика поэта не случайно проникнута нотками трагизма. Она омрачена единственной и неразделенной любовью к другу юности — В. А. Лопухиной. Поэт видит невозможность счастливых отношений и сознательно удаляется от этой любви от мира, окружая себя романтическим ореолом мученичества: Душа моя должна прожить в земной неволе Недолго. Может быть, я не увижу боле Твой взор, твой милый взор, столь нежный для других. Отчужденность от мирских страстей подчеркивается поэтом в тексте стихотворения следующей строкой: «Чего б то ни было земного, но я не сделаюсь рабом». Для поэта не существует понятия скоротечной, приземленной любви — это чувство единственно вечно и прекрасно. Иногда он отходит в сторону от своих верований, но эти строки — минутная слабость поэта: У ног других не забывал Я взор твоих очей. Любя других, я лишь страдал Любовью прежних дней.

Любовь простая, человеческая, кажется поэту только обузой, помехой. В произведении «Я не унижусь пред тобою» он говорит о том, что под напором вдохновения отступают и теряют для него страсти, способные скинуть его душу в бездну отчаяния и злобы. Любовь для него имеет роковой, судьбоносный характер: Меня спасало вдохновенье От мелочных сует, Но от своей души спасенья И в самом счастье нет. Еще одно стихотворение «Сонет» также способно прояснить для читателя понимание любви в лирике Лермонтова. В этом произведении поэт противопоставляет свои идеальные воззрения и мечтания унылой безысходности действительности: Я памятью живу с увядшими мечтами, Виденья прежних лет толпятся предо мной, И образ твой меж них, как месяц в час ночной, Между бродящими блистает облаками. В этом главное отличие лирики поэта от аналогичных произведений А. С. Пушкина. Для него любовь — божественный светлый дар. Это чувство свято и радостно. В его стихотворениях нет привнесенного извне трагизма, ведь любовь только сладостный, чарующий, прекрасный миг в жизни каждого человека. Поэтому во многом любовная лирика Пушкина оказывается более реалистичной, несмотря на проступающие иногда пессимистические нотки. У Лермонтова любовь — высокое, неземное, непостижимое чувство. При этом оно всегда неразделенное или утраченное. Стихотворение «Валерик», часть которого стала самостоятельным произведением — романсом — передает читателю этот трагизм: Безумно ждать любви заочной? В наш век все чувства лишь на срок; Но я вас помню… Для поэта характерным и традиционным становится мотив неверной любви, разлуки по вине любимой, но оказавшейся недостойной высоких и светлых чувств женщины. Разлад между действительностью и мечтой, характерный для романтического направления в лирике, оказывается убийственным для божественного чувства, разрушает его без остатка. Лирика Лермонтова многое дает для понимания мировоззрения, мировосприятия поэта. В стихотворениях видна глубина и чистота, с которой он воспринимает жизнь, душевные переживания и богатство внутреннего мира поэта. Он ищет гармонию, вечную свободу и настоящие, подлинные чувства, но найти это ему не позволяет несовершенство мира и общества:

…Страдания человека —

В противоречивости чувств:

Никто не получал, чего хотел.

А что любил?..

Михаил Лермонтов ~ Нищий (У врат обители святой…) (+ Анализ)


4.7

Средняя оценка: 4.7

Всего получено оценок: 68.

4.7

Средняя оценка: 4.7

Всего получено оценок: 68.

Стихотворение М. Ю. Лермонтова “Нищий” изучается на уроках литературы в 9 классе. Это образец любовной лирики, в котором положение нищего, просящего подаяние у церкви, сравнивается с безнадежной любовью самого поэта. Полный и краткий анализ “Нищий” по плану вы найдёте в нашей статье, которая поможет подготовиться к уроку, сделать более глубокий анализ стихотворения, познакомиться с идеей, историей создания произведения.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории Кучминой Надеждой Владимировной.

Опыт работы учителем русского языка и литературы — 27 лет.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Нищий.
История создания – написано в 1830 году, посвящено Екатерине Сушковой, которую любил молодой поэт.

Тема – людская чёрствость, равнодушие, злость и непонимание.

Композиция – три строфы с чётким разделением лирического сюжета.

Жанр – лирическое стихотворение с чертами притчи и элегии.

Стихотворный размер – четырёхстопный ямб с перекрёстной рифмовкой.

Метафоры – “живая мука”.

Эпитеты – “бедняк иссохший”, “чувства лучшие”, “горькими слезами”.

Антитеза – “хлеб” и “камень”.

Анализ стихотворения Лермонтова «Нищий» (1)

Поэт Михаил Лермонтов в своем творчестве нередко обращался к духовным аспектам жизни. Известно, что он был достаточно набожным человеком, хотя и скептически относился к религии, считая, что именно она делает людей покорными, заставляет терпеть унижения и страдания вместо того, чтобы отстаивать свои интересы.

Тем не менее, доподлинно известно, что во время коротких служебных отпусков Лермонтов нередко совершал паломничества в различные монастыри, пытаясь научиться смирению, которым был обделен от природы. Летом 1830 года вместе с друзьями, среди которых была и возлюбленная поэта Екатерина Сушкова, Лермонтов побывал в Троице-Сергиевой лавре, после чего написал стихотворение «Нищий».


Екатерина Сушкова

Существует версия, что в его основу легли реальные факты, хотя впоследствии Екатерина Сушкова неоднократно опровергала эту информацию. Так или иначе, но именно ее поступок послужил поводом для создания этого произведения, поражающего своей глубиной и жестокостью окружающего мира. В стихотворении речь идет о том, что на паперти возле святой обители поэту повстречался нищий, который действительно нуждался в подаянии. «Бедняк иссохший, чуть живой от глада, жажды и страданья» хотел получить немного денег или же пищи, однако вместо этого кто-то положил в его протянутую ладонь камень. Очевидцы этой сцены утверждают, что это сделала Екатерина Сушкова, решившая таким образом подшутить над слепым, старым и больным человеком. И именно этот ее поступок словно бы отрезвил поэта, который вдруг увидел возлюбленную в совершенно ином свете. Лермонтов вдруг осознал, что точно так же эта женщина шутила с его чувствами, давала ложные надежды и обещания, о которых с легкостью тут же забывала. Ближайшее окружение поэта было прекрасно осведомлено о том, что Лермонтов влюблен в кокетку, которая не воспринимает своего давнего поклонника всерьез. Однако никто не спешил лишать терзающегося ревностью и страстью поэта иллюзий, так как его друзья не понаслышке были знакомы со вспыльчивым характером Лермонтова. В итоге почти 5 лет автор стихотворения «Нищий» был убежден, что рано или поздно Екатерина Сушкова выйдет за него замуж, но этому не суждено было случиться. Не исключено, что на разрыв отношений повлиял безобидный, на первый взгляд, случай в Троице-Сергиевской лавре, который, тем не менее, произвел на поэта неизгладимое впечатление. Лермонтов не только сумел признаться самому себе, что «чувства лучшие мои навек обмануты тобою», но и подавить в себе болезненную любовь к той, которая оказалась этого недостойна.

Ещё по теме: Михаил Лермонтов ~ Сентября 28

Когда стихотворение «Нищий» было опубликовано, в окружении поэта ни у кого не возникло сомнений, кому именно оно адресовано. Однако эта любовная история получила свое неожиданное продолжение. Лермонтов по натуре был человеком довольно злопамятным, он не умел прощать обид и оскорблений даже тем, кого по-настоящему любил. После нелепого и возмутительного поступка Екатерины Сушковой, а также переосмысления своего отношения к ней, поэт решил отомстить избраннице за все и сразу.

Лермонтов и Сушкова не виделись несколько лет, и при очередной встрече, которая состоялась в 1835 году, поэт постарался ничем не выказать своих истинных чувство по отношению к бывшей возлюбленной. Более того, автор проявил не свойственную ему галантность и открыто восхищался красотой Сушковой. В итоге она по-настоящему влюбилась в поэта, и тогда Лермонтов нанес сокрушительный удар по самолюбию той, которая когда-то пленяла его воображение, публично заявив, что Сушкова глупа, лишена привлекательности и не может вызывать других чувств, кроме жалости.

История создания

Стихотворение написано в 1830 году. Это лето юный поэт проводил в подмосковном имении Середниково, где познакомился с красавицей Екатериной Сушковой. Шестнадцатилетний юноша был младше неё на два года, поэтому его знаки внимания не воспринимались всерьёз, девушка потешалась над его чувствами.

Как-то раз при посещении Троице-Сергиевой лавры Лермонтов услышал рассказ нищего, который сетовал на чёрствость молодёжи. Ему вместо подаяния шутники положили в чашу камни. Рассказ настолько впечатлил Лермонтова, что он в тот же день написал стихотворение “Нищий”, в котором провёл параллель со своими болезненными сердечными муками. Девушка оказала настолько сильное впечатление на молодого Лермонтова, что в течение долгих пяти лет его сердце разрывалось от безответной любви. Это были болезненные, мучительные отношения. У Лермонтова написан целый цикл стихов, называемый “сушковским”. К сожалению, издано оно было только после смерти поэта в журнале “Библиотека для чтения” в 1844 году.

Темы и проблемы

Тематика стихотворения «Нищий» может быть раскрыта шире, если Вы напишите Многомудрому Литрекону в комментариях, чего не хватает в этом разделе?

  • Основной темой стихотворения М. Ю. Лермонтова «Нищий» является тема обмана и предательства
    . Главным здесь становится любовный обман. Возлюбленная отвергает чувства лирического героя, несмотря на то, что ее любовь важна для него, как кусок хлеба для изголодавшегося нищего. Его мольбы безответны.
  • Безответная любовь
    — еще одна тема стихотворения. Герой страдает от отсутствия взаимности, и это чувство по силе приравнивается к голоду. Это духовная жажда, которую никак не утолить.
  • Романтические мотивы
    становятся сквозными в творчестве Лермонтова. Главный из них — одиночество. Лирический герой — изгой, которым никто не дорожит. Его не понимают, но уже презирают.
  • Проблемы в стихотворении «Нищий»
    — людская холодность, черствость и месть. Вместо необходимой помощи нуждающийся получает камень. Находясь в бедственном положении, он подвергается еще большим страданиям, обману. Одно и то же событие может быть небольшой шалостью для одного и трагедией для другого. Самое грустное заключается в том, что люди передают свои чувства другим. С нищим поступили жестоко. После случившегося, возможно, он использует этот камень, чтобы достать кусок хлеба силой. Когда-то сам Лермонтов не получил любви от Екатерины Сушковой, и в последствии их отношения закончились местью с его стороны.

Тема

Тема – людская чёрствость, равнодушие, злость и непонимание, отсутствие любви к ближнему, сопереживания. Поэт описывает случай, произошедший у ворот храма: в просящую руку нищего, незрячего, голодного человека кто-то положил камень. Таким камнем стало для молодого Лермонтова равнодушие возлюбленной в ответ на его мольбы и признания в любви. Камень в ответ на мольбы о подаянии символизирует обман, жестокосердие. Болезненные безответные чувства длиною в пять лет стали толчком к написанию молодым Лермонтовым цикла прекрасных стихов, проникнутых страстью, грустью и надеждой.

Основная идея

Смысл стихотворения Лермонтова «Нищий» не сложно понять. Для самого писателя это была возможность выплеснуть свои переживания, свою печаль. При помощи метафоры он придает чувствам глубину. Любовь показана не просто светлым приятным забвением и удовольствием, а жизненной необходимостью. Она как кислород, к которому перекрыли доступ.

Люди могут быть жестоки, чувства могут быть болезненными. Автор сталкивался со всем этим, теперь он передает свои знания читателю. Обман в любви — такое же святотатство, как камень, брошенный нищему. Беднякам покровительствует Бог, и любой обиженный становится ближе к Небесному покровителю, чем обидчик. Поэтому хоть люди и возлюбленная отворачиваются от молящего и смеются над его слабостью, правда на его стороне. Такова главная мысль стихотворения «Нищий».

Жанр

Жанр произведения – лирическое стихотворение. Оно имеет черты притчи: об этом говорит библейский мотив и поучительное символическое повествование. Есть в произведении и черты элегии, учитывая его грустное содержание, стихотворный размер и ритм. Стихотворение написано четырёхстопным ямбом с перекрёстной рифмовкой. Высокая лексика, используемая поэтом, придаёт звучанию торжественность, мелодичность, строгость. Вторая и третья строфа содержат анафору, которая придаёт мелодичность, оттенок безнадёжности, безысходности, сожаления об утраченном.

Система образов

Образ нищего и образ любящего юноши зеркальны. Поэт даёт нам возможность сопоставить их. Точно также он сопоставляет образы светской насмешницы и всего молодого поколения.

Эти пары персонажей связаны идеей страдания. Нарушена цепь естественных человеческих отношений. Из-за этого глупая шутка оборачивается личной трагедией.

Образ камня, подменяющего хлеб, — идеальная метафора жестокости. Камень твёрд, холоден, мёртв. Так же мертва человеческая душа, забывающая законы любви и сострадания.

Средства выразительности

Эпитеты: “бедняк иссохший”, “чувства лучшие”, “горькими слезами” делают лирическое повествование образным и живым. Метафора “живая мука” подчёркивает страдания лирического героя, его тягостные чувства, переживания. Можно проследить наличие скрытого развёрнутого сравнения в смысловом аспекте произведения: рука просящего нищего и душа лирического героя. Обманут просящий, стоящий у “врат святых”, он получает камень вместо хлеба. Ожидания лирического героя, его чувства обмануты так же жестоко и бесчеловечно. Текстовыми антонимами в данном контексте становится пара “камень – хлеб”, образуя яркую антитезу во второй строфе стихотворения.

Анафора – во второй строфе: “И взор являл живую муку…” ”И кто-то камень положил…”, в третьей строфе: “Так я молил твоей любви…” ”Так чувства лучшие мои…”.

Образы и символы

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Нищий» содержит некоторые символы и образы. В самом начале возникает образ «святой обители». Легко догадаться, особенно учитывая историю создания этого стихотворения, что автор имеет в виду под церковью. Однако если вспомнить о последней строфе, которая превращает первые две в метафору, то можно предположить, что святая обитель – это любовь. Лирический герой не может попасть туда, она скрыта от него холодными чувствами возлюбленной. Он не находит радости рядом с ней, она излучает лишь обман.

Сам образ нищего возникает и в других стихотворениях автора, например в «Пророке». В обоих произведениях лирический герой оказывается на месте этого нищего. Это человек одинокий и непонятый, презираемый толпой или дамой сердца. Его не столько обделяют деньгами, сколько чувствами, сопереживанием. Частое использование этого образа автором можно объяснить его любовью к Байрону, ведь байронический герой – изгнанник и одиночка.

Есть в стихотворении «Нищий» и религиозная символика. Камень, который подают нищему вместо хлеба, отсылает читателя к строкам одиннадцатой главы Евангелие от Луки. В них говорится о том, что никакой отец не подаст сыну камень вместо хлеба, змею вместо рыбы, скорпиона вместо яйца. Речь идет о божественном милосердии. Однако в стихотворении этого милосердия нет, и камень становится символом обмана и предательства.

Отмщение

Но Михаил Юрьевич Лермонтов не был тем всепрощающим человеком, который, отступая от своей цели, забывал о собственных обидах. Да, мстительность и решительность всегда присутствовали в его характере. Шанс отомстить ему все же в итоге подвернулся. Прошло время, около пяти лет. В 1835 году Сушкова созрела для романа с Лермонтовым, увидев его все таким же влюбленным и боготворящим ее. К тому времени он уже стал гусаром, более уверенным и смелым, умевшим ухаживать и дарить комплименты женщинам. Но теперь все это стало для него заманчивой и искусной игрой. Ему удалось влюбить в себя Екатерину Сушкову, расстроить ее свадьбу со своим другом Алексеем Лопухиным. Потом он прилюдно унизил ее и объявил, что она смешна и ему более неинтересна. Вот такая была месть за все то, что когда-то чуть не убило его и заставило сильно страдать.

Метафора

Лирическое произведение «Нищий» Лермонтова в третьей части выступает как эпилог, выраженный в образной метафоре. Просящая рука символизирует душу несчастного лирического героя, который молит о взаимной любви, ему нужна она для того, чтобы жить, точно так же, как нищему кусок хлеба, чтобы не умереть с голоду. Но в ответ он получает унизительную насмешку, как нищий — камень. От этого осталась только горечь и разочарование.

Восклицательная интонация в конце произведения («Так чувства лучшие мои обмануты навек тобою!») еще более усиливает обличительный пафос стихотворения. Использование высокой лексики («глада», «взор», «врата») дает некую приятную слуху мелодичность и раскрывает всю глубину чувств. Строки стихотворения полны неуемной боли и раскрывают истинность настоящей любви.

Стихотворение «Нищий» Лермонтова вошло в так называемый Сушковский цикл, так как стихотворений самой Екатерине Сушковой поэтом было посвящено немало.

Художественные особенности

Язык стихотворения сух, лаконичен, прост. Однако Лермонтов не обходится без высокой книжной лексики («врат», «взор являл живую муку», «с слезами») и романтической патетики, что соответствует посылу любовной элегии.

Среди частей речи преобладают прилагательные, характеризующие душевное состояние героев. Автор использует градацию (нарастание) при передаче происходящего у врат обители.

Он усиливает трагизм звучания с помощью усилительных частиц и личных местоимений. Стихотворение завершается восклицательным предложением, в котором поэт выражает прямой упрёк возлюбленной.

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Озеро Чад Гумилева
    Как известно, Гумилев довольно много путешествовал, том числе предпочитал и экзотические страны, которые служили для него не только источником отдохновения, но и вдохновения. Озеро Чад относится к 1907 году, когда Гумилев
  • Анализ стихотворения Мечты Гумилева
    Произведение Гумилев закончил в 1907 году, напечатали же его в 1908 году в сборнике Романтические цветы. В 1906 Гумилев учился во Франции и много путешествовал по Европе
  • Анализ стихотворения Край любимый! Сердцу снятся Есенина
    У Есенина количество любовной лирики вполне сопоставимо с количеством лирики пейзажной, причем эта пейзажная лирика наполнена неимоверной любовью к природе, в частности к родному краю. Характерное название по первой строчке
  • Анализ стихотворения Тютчева Как хорошо ты, о море ночное… 5 класс
    Стихотворение «Как хорошо ты, о море ночное…» Фёдора Тютчева написано в 1865г. И посвящено памяти возлюбленной Елене Денисьевой. Денисьева умерла годом ранее и поэт, как утверждают современники
  • Анализ стихотворения Кузнечик дорогой Ломоносова 6 класс
    Произведение относится к многочисленным переводам, осуществленных автором, и является переложением одного из сочинений древнегреческого поэта Анакреона с добавлением в финале стихотворения двух строк собственного текста.

Михаила Юрьевича Лермонтова, как и всех остальных великих гениев, отличала очень тонкая и ранимая душа. В его ранней лирической поэзии поначалу было много боли, страданий и непонимания. Ведь он тогда еще не мог справляться со своими внезапно нахлынувшими чувствами к такому божеству, как женщина. Мишель, как его звали друзья, мог любить страстно, самоотверженно и буквально до смерти. Очень ярко и трогательно он описывает все эти переживания в своем стихотворении «Нищий». Лермонтов уже потом, в самом конце своей жизни, станет равнодушным циником, а тогда, в 16 лет, для него все еще только начиналось.

История создания и анализ поэмы «Нищая» Лермонтова. «Нищий», анализ стихотворения Лермонтова

Раннее стихотворение «Нищий» написано М. Лермонтовым 17 августа 1830 года. Оно относится к любовной лирике и входит в так называемый «Сушковский» цикл. Ее 16-летний поэт написал под влиянием сильного чувства к 18-летней красавице Екатерине Сушковой. Первая любовь оказалась безответной, принеся юноше вместо радости боль и страдания.Именно поэтому стихотворение проникнуто пронзительным чувством одиночества и неверия во взаимопонимание между людьми.

Произведение, созданное в романтических традициях байронического творчества и посвященное теме безответной любви , является биографическим. Поразительное по глубине стихотворение было создано после поездки Лермонтова в Троице-Сергиеву Лавру летом 1830 года. Он побывал там с бабушкой и семьями друзей, среди которых была и семья Сушковых.В лавре юноша был потрясен до глубины души рассказом о слепом нищем, пожаловавшемся на бессердечную шутку молодых людей, подложивших ему в чашку горсть камешков вместо милостыни. Поэт, видевший в нем некую аналогию своих отношений с Сушковой, взял за основу этот эпизод стихотворения, используя его как символ человеческого равнодушия и душевной глухоты. При жизни поэта она не издавалась, но впервые была опубликована в 1844 году в журнале «Библиотека для чтения».

Название стихотворения отражает его тему: лирический герой подобен нищему в своей просьбе, и так же, как нищий, он остается без всего. Стихотворение построено на детальном сравнении: поэт проводит параллель между двумя случаями человеческого равнодушия.

Композиция поэмы , включающая три строфы-четверостишия, состоит из двух неравных частей. Первая часть (первые два четверостишия) имеет сюжетную линию, посвященную описанию случая с нищим.Яркий центральный образ нищего поэт создает с помощью эпитетов : нищенствующий, иссохший, едва живой от голода и мучений … Лермонтов включает в повествование евангельский мотив (часть Нагорной проповеди Иисуса Христа, в котором приводит пример сына, просящего хлеба) и помещает действие в ворота «Монастырь святого» . .. Умоляющая рука ассоциируется со светлой невинностью, а камень символизирует обман .

Вторая часть поэмы – заключительное четверостишие. Эпилог выражен образно-развернутой метафорой … Душа лирического героя сравнивается с просящей рукой. Лирический герой, молящийся о взаимности, сравнивается с нищим: любовь ему нужна так же жизненно, как человеку, просящему кусок хлеба. В ответ герой получает только насмешку, и он, как нищий, которому суют камень в руку, полон горечи и разочарования. Частичный повтор «Так» и восклицательная интонация усиливают обвинительный пафос второй части стихотворения: «Так мои чувства мои лучшие // Навеки тобой обмануты!» .

Стихотворение написано четырехстопным ямбом , неспешным размером, придающим особую мелодичность произведению и раскрывающим всю глубину чувств героя. Лермонтов использовал для письма перекрестную рифму и «Высокую» лексику ( ворота, взор, радость ).

Полные боли строки стихотворения не только отражают разочарование и тоску героя, но и раскрывают ценность настоящего, искреннего чувства.

  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, сочинение
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Пророк», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Облака», анализ стихотворения Лермонтова

«Нищий» Михаил Лермонтов

У ворот святого монастыря
Стоял просить милостыню
Увял бедняк, мало живой
От радости, жажды и страданий.

Он только хлеба просил,
И взор показал живую муку,
И кто-то положил камень
В его протянутую руку.

Так я молился о твоей любви
С горькими слезами, с тоской;
Так что мои чувства самые лучшие
Навеки обманутый тобой!

Анализ стихотворения Лермонтова «Нищий»

Поэт Михаил Лермонтов в своем творчестве часто обращался к духовным сторонам жизни. Известно, что он был довольно набожным человеком, хотя и скептически относился к религии, считая, что именно она делает людей послушными, заставляет их терпеть унижения и страдания вместо того, чтобы отстаивать свои интересы.

Тем не менее доподлинно известно, что во время коротких официальных отпусков Лермонтов часто совершал паломничества в различные монастыри, пытаясь научиться смирению, которого он был лишен природой. Летом 1830 года вместе с друзьями, среди которых была и возлюбленная поэта Екатерина Сушкова, Лермонтов посетил Троице-Сергиеву Лавру, после чего написал поэму «Нищий».

Есть версия, что она основывалась на реальных фактах, хотя впоследствии Екатерина Сушкова неоднократно опровергала эту информацию.Так или иначе, но именно ее поступок послужил поводом для создания этого произведения, поражающего своей глубиной и жестокостью окружающего мира. В поэме говорится, что на паперти у святой обители поэт встретил нищего, который очень нуждался в милостыне. «Усохший бедняк, чуть живущий от голода, жажды и страданий» хотел получить немного денег или еды, но вместо этого кто-то положил камень в его протянутую ладонь. Очевидцы этой сцены утверждают, что это сделала Екатерина Сушкова, решившая таким образом подшутить над слепым, старым и больным человеком. И именно этот ее поступок как бы отрезвил поэта, который вдруг увидел свою возлюбленную совсем в ином свете. Лермонтов вдруг понял, что точно так же и эта женщина шутила с его чувствами, давала ложные надежды и обещания, о которых легко тут же забывала. Близкое окружение поэта прекрасно понимало, что Лермонтов влюблен в кокетку, которая не воспринимала всерьез своего давнего воздыхателя. Однако никто не спешил лишать терзаемого ревностью и страстью поэта иллюзий, так как его друзья не понаслышке были знакомы с вспыльчивым характером Лермонтова.В итоге почти 5 лет автор стихотворения «Нищий» был уверен, что рано или поздно Екатерина Сушкова выйдет за него замуж, но этому не суждено было случиться. Не исключено, что на разрыв отношений повлиял, казалось бы, безобидный случай в Троице-Сергиевой Лавре, который, тем не менее, произвел на поэта неизгладимое впечатление. Лермонтов не только сумел признаться себе, что «лучшие мои чувства были навеки обмануты тобой», но и подавить в себе мучительную любовь к тому, кто оказался недостоин ее.

Когда стихотворение «Нищий» было опубликовано, в кругу поэта ни у кого не возникло сомнений, кому оно адресовано. Однако эта история любви получила неожиданное продолжение. Лермонтов по натуре был довольно злопамятным человеком, он не умел прощать обид и оскорблений даже тем, кого искренне любил. После нелепого и возмутительного поступка Екатерины Сушковой, а также переосмыслив свое отношение к ней, поэт решил отомстить избраннице сразу за все.

Лермонтов и Сушкова не виделись несколько лет, и при очередной встрече, которая состоялась в 1835 году, поэт старался не показывать своих истинных чувств к бывшей возлюбленной. При этом автор проявил несвойственную ему галантность и откровенно восхитился красотой Сушковой. В результате она по-настоящему полюбила поэта, и тогда Лермонтов нанес сокрушительный удар по самолюбию того, кто когда-то пленил его воображение, во всеуслышание заявив, что Сушкова глупа, лишена привлекательности и не может вызывать других чувств, кроме жалость.

М.Ю. Стихотворение Лермонтова «Нищий» изучается на уроках литературы в 9 классе. Полный и краткий разбор «Нищей» по плану вы найдете в нашей статье. Эти знания помогут подготовиться к уроку, сделать более глубокий анализ стихотворения, познакомиться с идеей, историей создания произведения.

Краткий анализ

История создания — написана в 1830 году, посвящена Екатерине Сушковой, которую любил молодой поэт.

Тема — человеческая черствость, безразличие, гнев и непонимание.

Композиция — четыре строфы с четким членением лирического сюжета.

жанр — лирическая поэма с чертами притчи и элегии.

Стихотворный размер — четырехстопный ямб с перекрестной рифмовкой.

Метафоры — «живая мука».

Эпитеты «Увядший бедняк», «лучшие чувства», «горькие слезы».

Антитеза «Хлеб» и «камень» .

История создания

Стихотворение написано в 1830 году. Это лето молодой поэт провел в подмосковном имении Середниково, где познакомился с красавицей Екатериной Сушковой. Шестнадцатилетний юноша был на два года моложе ее, поэтому его ухаживания не воспринимались всерьез, девушка высмеивала его чувства.

Однажды, посещая Троице-Сергиеву Лавру, Лермонтов услышал рассказ о нищем, который жаловался на черствость юноши.Вместо того, чтобы подать ему милостыню, шутники кладут в чашу камни. Рассказ настолько впечатлил Лермонтова, что в тот же день он написал стихотворение «Нищий», в котором провел параллель со своей мучительной душевной болью. Девушка произвела на молодого Лермонтова такое сильное впечатление, что его сердце долгих пять лет разрывалось от безответной любви. Это были болезненные, мучительные отношения. Лермонтов написал целый цикл стихотворений под названием «Сушковский». К сожалению, она была опубликована только после смерти поэта в журнале «Библиотека для чтения» в 1844 году.

Тема

Тема — человеческая черствость, равнодушие, гнев и непонимание, отсутствие любви к ближнему, сопереживание. Поэт описывает случай, произошедший у ворот храма: в руку нищего, слепого, голодного человека кто-то положил камень. Для юного Лермонтова таким камнем стало равнодушие возлюбленной к его мольбам и признаниям в любви. Камень в ответ на мольбы о милостыне символизирует обман, жестокость. Болезненные безответные чувства, длящиеся пять лет, стали для молодого Лермонтова толчком к написанию цикла прекрасных стихов, проникнутых страстью, грустью и надеждой.

Композиция

Поэма состоит из трех четверостиший. Происходит четкое смысловое разделение на две части. Первые два стиха рассказывают историю голодного нищего, обманутого жестоким, бессердечным человеком; последняя строфа – сравнение личной трагедии поэта, неразделенной любви, с символическим «камнем» – обманом, оказавшимся ответом возлюбленной. По сути, стихотворение представляет собой подробное сравнение человеческого безразличия в общем и личном плане.

жанр

Жанр произведения – лирическая поэма.Она имеет черты притчи: о ней говорит библейский мотив и поучительный символический сюжет. В произведении есть и элегические черты, учитывая его эмоциональность, напевность, поэтичность размера и ритма. Последняя строфа напоминает послание, но четкого адресата нет. Стихотворение написано четырехстопным ямбом с перекрестной рифмовкой. Высокая лексика, используемая поэтом, придает звучанию торжественность, певучесть, строгость. Вторая и третья строфы содержат анафору, придающую напевность, оттенок безысходности, безысходности, сожаления об утраченном.

Средства экспрессии

Эпитеты : «Увядший бедняк», «Лучшие чувства», «Горькие слезы» делают лирическое повествование ярким и образным. Метафора «Живые муки» подчеркивает страдания лирического героя, его болезненные переживания, переживания. В смысловом аспекте произведения прослеживается наличие скрытого детального сопоставления: рука нищего и душа лирического героя. Проситель, стоящий у «ворот святых», обманут; он получает камень вместо хлеба.Столь же жестоко и бесчеловечно обманываются ожидания лирического героя, его чувства. Антонимами в данном контексте являются пары «камень — хлеб», образующие яркую антитезу во второй строфе стихотворения.

Анафора — во второй строфе: «И показал взор живую муку… И кто-то камень положил»…

В третьей строфе: «Так я молился о твоей любви… Так мои чувства самые лучшие…»

1. История создания … Поэма «Нищий» написана М.Ю. Лермонтова в 1830 году. Оно адресовано Е. А. Сушковой, в которую в то время был влюблен поэт.

В августе 1830 года группа молодых людей (в том числе Лермонтов и Сушкова) отправилась пешком из Середникова в Троице-Сергиеву Лавру.

Некоторые современники событий утверждали, что у стен монастыря Сушкова действительно протянула камень нищему, чем произвела на окружающих очень большое впечатление. Сама женщина категорически отвергла этот факт.

Другой аспект — слепой нищий рассказал, что кто-то бросил ему камни вместо монет, потрясенный юноша написал стихи. В этом произведении он сравнил свою любовь, молитву о взаимности и нищего, получившего камни вместо милостыни.

2. Жанр произведения — лирическое стихотворение.

3. Основная идея стихов — человеческая черствость и жестокость. воплощает себя и свою любовь страдающей в образе нищего, смиренно просящего милостыню. Камень, вложенный в его руку, — это отношение Сушковой к поэту.

4. Композиция … Первая строфа ярко описывает образ бедняка у монастырских стен. Во втором — невероятно жестокий поступок, совершенный в шутку одним из паломников. Заключительная строфа представляет собой сравнение влюбленного поэта с описываемым нищим.

5. Размер произведения — четырехстопный ямб с перекрестной рифмовкой.

6. Выразительные средства … Бедственное положение двух страдающих людей подчеркивается эпитетами («увядший», «протянувшийся», «горький»), метафорой («живая мука»).Стихотворение основано на сравнении. Использование в начале стихотворения возвышенных устаревших слов («у ворот», «из глади») придает ему характер народной сказки.

7. Основная идея произведения состоит в осуждении Лермонтовым ветреных и беззаботных светских красавиц, не задумывающихся о своих поступках. По свидетельствам современников, поэт действительно очень любил Сушкову. Преклонение и восхищение Лермонтова приняли болезненные формы. Женщина прекрасно понимала юношу, но намеренно истязала его и просто продолжала с ним играть.

Поэт, измученный муками любви, очень точно описывает свое состояние: «немного жив». Вряд ли обман, изображенный в поэме, действительно имел место. Монастыри на Руси считались святыми местами, где каждый страждущий мог получить облегчение от своих страданий. Достигнув стен монастыря, нищие странники попали под особую защиту самого Господа. Даже отказ подавать милостыню таким людям считался большим грехом.

Лермонтов намеренно допускает явное преувеличение, чтобы усилить впечатление о жестоком поведении своей возлюбленной.Поэт подчеркивает, что он «молился… о любви». Поэтому черствость Сушковой тоже становится грехом. Обманывать лучшие чувства влюбленного человека – настоящее преступление. Даже если Сушкова на самом деле не обманула нищего, посещение монастыря благотворно сказалось на болезненной любви Лермонтова. После него заметно явное охлаждение поэта к боготворимой женщине.

Через несколько лет роли поменялись. Сама Сушкова полюбила Лермонтова, но на этот раз некогда обманутый поэт отнесся к ней с холодным равнодушием.Лермонтова сложно было назвать религиозным человеком, особенно в молодости. К христианским темам и символам поэт обращался в самые трудные периоды своей жизни. Поэтому стихотворение «Нищий» можно рассматривать как настоящий «крик души» безнадежно влюбленного человека.

Другие материалы о творчестве Лермонтова М.Ю.

  • Краткое содержание поэмы «Демон: восточная повесть» Лермонтов М.Ю. по главам (частям)
  • Идеологическое и художественное своеобразие поэмы «Мцыри» Лермонтова М.Ю.
  • Идеологическое и художественное своеобразие произведения «Песня о царе Иване Васильевиче, молодом опричнике и удалом купце Калашникове» М. Ю. Лермонтов.
  • Краткое содержание «Песня о царе Иване Васильевиче, молодом опричнике и удалом купце Калашникове» Лермонтов М.Ю.
  • «Пафос поэзии Лермонтова заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человеческой личности» В.Г. Белинский

Создание истерии. Стихотворение «Нищий», написанное в 1830 году, относится к ранней лирике Лермонтова, когда в его творчестве преобладали романтические тенденции и связанные с ними мотивы тоски, одиночества, разочарования в мире и окружающих людях. Но это была не только дань литературной моде на романтизм, во многом такие настроения отражали реальные обстоятельства жизни молодого поэта. Особенно это проявлялось в лирике о любви и дружбе: ее биография часто становилась причиной того, что автор не стремился публиковать подобные произведения даже много лет спустя.Все это относится к стихотворению «Нищий»: оно, как и многие другие произведения поэта, не было им опубликовано при жизни — ни как отдельное стихотворение, ни в составе сборников. Впервые она была опубликована только после смерти поэта — в 1844 году в «Библиотеке для чтения».

История, положенная в основу сюжета этого произведения, известна из воспоминаний Е.А. Сушкова — адресат этого и ряда других любовных стихотворений Лермонтова раннего периода. Знакомство поэта с этой девушкой произошло летом 1830 года, когда большая молодежная компания стала вместе ездить в подмосковное имение Середнково, принадлежавшее Дмитрию Алексеевичу Столыпину, покойному брату бабушки Лермонтова Елизаветы Алексеевны Арсеньевой.Соседями Столыпиных по имению были Сушковы, а дочь владельца этого имения Екатерина дружила с родственницей Лермонтова Александрой Верещагиной, которая также проводила лето в Середникове. Девушка на два года старше Лермонтова, одетая по последней модной картинке в журнале, уже побывавшая на великосветских балах в Петербурге, Сушкова была очень красива: тонкое душевное лицо, пышная коса, обвивавшая голову дважды, и огромные миндалевидные черные глаза.За эти глаза в компании друзей ее прозвали — Black-Eyes, то есть по-английски «черноглазая». Пятнадцатилетний Лермонтов страстно увлекся семнадцатилетней красавицей, но она считала его еще мальчиком и относилась к нему несколько свысока.

Сушкова много лет спустя вспоминала, как они вместе с Верещагиной, юным Лермонтовым и его бабушкой 14-17 августа 1830 года отправились в знаменитые русские монастыри, расположенные недалеко от их имения: Троице-Сергиеву Лавру и Воскресенский монастырь.В лавре на крыльце подошел к ним слепой старый нищий со своей деревянной чашкой. Когда компания его щедро одарила, он пожаловался на «озорных молодых джентльменов», которые однажды жестоко оскорбили его на днях, насыпав полную чашу камешков. Рассказ старика потряс Лермонтова, увидевшего в нем некую аналогию своим отношениям с Сушковой. Вернувшись домой, он взял карандаш и тут же написал стихотворение под названием «Нищий», почти без помарок.

Жанр и композиция. В отличие от многих стихотворений Лермонтова, относящихся к любовной лирике, «Нищий» не является посланием, и его адресат остается для читателя неясным. Это позволяет автору, несмотря на явную приверженность сюжету поэмы реальному жизненному эпизоду, добиться высокого уровня обобщения; он говорит не только о конкретной женщине и конкретной ситуации, но выражает через сравнение чувство разочарования и меланхолии, связанное с непониманием и обманом в любви. Соответственно, стихотворение построено как развернутое сравнение.Основной композиционный прием – антитеза. Первые два четверостишия посвящены изображению ситуации, происходящей «у врат святого монастыря». Заключительная, третья строфа выражает глубоко личные переживания лирического героя, которые по сравнению с предыдущей сюжетной линией вырастают до значения символа коварства и обмана в любви.

Основные темы и идеи.
Как и во многих стихотворениях Лермонтова о любви, в «Нищем» показано не светлое, стройное чувство, а полное страданий и обид, непонимания и обмана.Для юного романтика весь мир предстает враждебной средой, в которой он чувствует себя бесконечно одиноким. Стремление к универсализации этих тем и мотивов выражается здесь в том, что поэт соотносит вполне определенную историю своих взаимоотношений с конкретной женщиной с евангельским текстом. Не случайно действие первой части поэмы происходит «у врат преподобного монастыря». Сама ситуация издевательства над нищим отсылает читателя к отрывку из Евангелия от Матфея, где Христос проповедует о необходимости добра и милосердия – «всякий просящий получает.Эту важнейшую нравственную категорию он показывает на ярком примере: «Есть ли среди вас человек, который, когда его сын попросит у него хлеба, дал бы ему камень?» Ситуация из стихотворения Лермонтова служит прямым ответом на этот вопрос. :

Только хлеба просил,
И взор показал живую муку,
И кто-то камень положил
В протянутую руку. в ней забывается все самое сокровенное, и потому любовь из светлого, высокого чувства, соединяющего близкие души, превращается в обман, несущий лишь разлуку, боль и страдание.Такие идеи вообще были характерны для любовной лирики Лермонтова, и не только для ранней. Так, в стихотворении, написанном незадолго до смерти, поэт признается:

Так долго и горячо они любили друг друга
С глубокой тоской и безумно мятежной страстью!
Но, как враги, они избегали узнавания и встречи,
И их короткие речи были пусты и холодны.

Мир настолько жесток, что даже после смерти этим влюбленным не дано возможности соединиться — «в новом мире они не узнали друг друга.Быть может, этот мотив оказывается столь устойчивым в любовной лирике Лермонтова, потому что в жизни он не раз переживал разочарование и разрыв с возлюбленной, не способной его понять. И тогда несбывшиеся надежды вызывали возмущенные, горькие слова , которыми поэт обвинял коварных влюбленных в своих стихах:

Так я молился о твоей любви
С горькими слезами, с тоской;
Так мои чувства самые лучшие
Навеки тобой обманутые! Сушкова вскоре не стало.Всего четыре года спустя Лермонтов писал: «Эта женщина — летучая мышь, чьи крылья цепляются за все, что она встречает. Теперь она почти заставляет меня ухаживать за ней… но я не знаю, в ее манере, в ее голосе есть что-то такое резкое, надрывающееся, надтреснутое, что отталкивает; пытаясь угодить ей, вы находите удовольствие в том, чтобы скомпрометировать ее, видя, как она запуталась в собственных сетях. Это признание звучит жестоко, но ведь, по мнению поэта, таков весь мир. Не зря он наделяет подобными чертами своего «героя времени».В одной из сюжетных линий романа «Герой нашего времени» эта давняя история любви нашла свой отклик: любовная игра Печорина с капризной Марией едва не «обернулась трагедией и для него самого, и для девушки.

Художественные особенности В небольшом лирическом стихотворении юного поэта поражает сила и яркость образов, созданных с неподдельным мастерством. Первая часть полна эпитетов, создающих не просто образ нищего, а почти евангельскую картину («у ворот монастыря святого», «иссохший бедняк, мало живой», «и взор его показал живой мучение»).Интонация этой части немного медленная, четырехстопный ямб хорошо передает состояние сосредоточенности и внимания. В последней части после резкого перехода, обозначенного дважды повторенным словом «так», звучат злость и обида, которые выражаются как насыщенная пафосом речь обвинения.

Стоимость работы. Стихотворение «Нищий», благодаря своим ярким, запоминающимся образам, даже в ряду прекрасных любовных стихов, написанных Лермонтовым в зрелый период, привлекло внимание читателей и критиков.С такой же силой обличения коварной возлюбленной звучат и некоторые стихи других поэтов, например, Маяковского. Ведь как бы вы ни относились к любви, сложно отрицать, что иногда она приносит человеку массу разочарований и обид.

E n Ростопчина одарена. Жизнь и творчество Е. П. Ростопчиной после замужества. Графиня Е. Ростопчина

Евдокия Тамбовская Женщина лет пятидесяти, в черном ситцевом платье, повязанном черным платком, сухая, бледная и всегда босая.Ее всегда можно увидеть в Рогожской, на Таганке, в Покровском, в этих теплицах, где растут всякие дури и лицемерия, в этой яме

автора Скляренко Валентина Марковна

Ростопчина Евдокия Петровна (род. в 1811 — ум. в 1858) русская писательница, поэтесса, графиня. Одна из самых известных русских поэтесс второй четверти XIX века, современники считали ее умной и красивой женщиной, отмечали живость характера, доброту, общительность.Посвящается ей

Из книги Суздаль. История. Легенды. Автор легенд Ионина Надежда

  • Специальность ВАК РФ
  • Количество страниц 211

ГЛАВА I. ВОПРОСЫ ПЕРИОДИЗАЦИИ ПРОЗЫ

РАБОТЫ Е.П. РОСТОПЧИНА. 15

ГЛАВА П. РАННЯЯ ПРОЗА Е. П. РОСТОПЧИНОЙ. «ЭСКИЗЫ

БОЛЬШОЙ СВЕТ».48

ГЛАВА III. ОБРАЩЕНИЕ ЕПРОСТОПЧИНОЙ К БОЛЬШИМ ПРОЗАИЧЕСКИМ ФОРМАМ. Ш.1. ЖАНР И КОМПОЗИЦИЯ

РОМАН «СЧАСТЛИВАЯ ЖЕНЩИНА»..86

Ш.2. «ПАЛАЦЦО ФОРЛИ». ОПЫТ ЖАНРА

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. 126

ГЛАВА IV. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПРОЗАИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА Е.П. РОСТОПЧИНА. IV. 1. ПРОЗА Е.П. РОСТОПЧИНА В КОНТЕКСТЕ

ЛИТЕРАТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 1850-Х ГГ. 150

IV.2. ЖАНРОВАЯ СПЕЦИФИКА РОМАНА «В ПУТИ».

Н. АДОБРОЛЮБОВ О РОМАН. 165

Введение (часть автореферата) диссертации на тему «Проза Е.Ростопчина: проблема жанра»

Творчество Евдокии Петровны Ростопчиной /1811-1858/ — сегодня еще малоизученное явление литературного процесса первой половины XIX века. Несмотря на то, что современное литературоведение обратилось к изучению ее поэтического наследия / 50; 157; 158; 159; 229/, вне поля зрения исследователей остался весьма внушительный пласт прозаических произведений писателя. Однако рассказы и романы Б.П. Ростопчина, безусловно, представляют собой интересный объект изучения в историко-литературном плане.

Евдокия Петровна Ростопчина занимает в литературе 1830-х — 1850-х годов совершенно особенное и весьма примечательное место. Вступление Е.П. Ростопчина в литературу была отмечена огромным успехом у читающей публики и вызвала резонанс во многих журналах того времени / «Сын Отечества», «Библиотека для чтения», «Отечественные записки», «Русская мысль», «Русский вестник». и др. /.

Достаточно сказать, что среди известных критиков и литераторов первой половины XIX века, положительно отзывавшихся о ее творчестве, были В.А. Жуковский, М.Юлермонтов, В.Ф. Одоевский, Н.А. Полевой, Н.И. Греч, Ф.В. Булгарин, С.П. Шевырев, А.В. Дружинин, П.А. Плетнев, М.П. Погодин. В.Г. Белинский одним из первых отметил в своих рецензиях, посвященных лирике Е.П. Ростопчина, «поэтическое обаяние» и «высокий талант» начинающей поэтессы /15454/.

Наряду с поэтическим талантом современники заметили прозаический талант Е.П. Ростопчина. Итак,

Н.А. Полевой, будучи редактором журнала «Сын Отечества» и первым прочитав рассказ «Очерки большого мира», пишет в дневнике: «Читал рассказы Ростопчиной.Какая прелесть! Это наша Жорж Санд» /206, X/. Рецензию на Н.А. Полевого следует расценивать как признание современниками несомненных художественных достоинств прозы писателя.

В своем прозаическом произведении Е.П. Ростопчина предстает ярко выраженным, последовательным и убежденным романтиком, о чем свидетельствует весь художественный строй ее рассказов и романов. Осознанное стремление автора возродить былую славу романтизма проявляется во всем: в выборе тем для прозаических произведений и принципов изображения, в трактовке образов, в полемическом настрое авторских отступлений, в стремлении сделать его собственный вклад в развитие жанровой системы романтической прозы.Романтическая натура Е.П. Ростопчиной настолько очевидна, что ни у современников, ни у последующих исследователей ее творчества не возникало сомнения в их принадлежности к романтизму

Темой ее произведений является изображение богатого внутреннего мира неординарной романтической личности, которая живет, страдает и борется в трагическом противостоянии с окружающей действительностью. Внешний конфликт в Е.П. Проза Ростопчиной в соответствии с традициями романтической эстетики приобретает особую остроту на фоне глубокого внутреннего разлада, заставляющего романтического героя сомневаться, спорить с самим собой, мучительно выбирать между чувством и долгом.

Следуя принципам романтизма, в своей тонкой и глубоко проницательной прозе, подчас возвышающейся до высот лирики, Е. П. Ростопчина воспевает высокие нравственные ценности, к которым устремлены помыслы ее героев, глубоко страдающих в условиях эгоистичного, безнравственного и бездушного мира. Свою задачу писатель видит в возрождении идеалов подлинно романтической высокой духовности, благородства духа, рыцарского отношения к жизни, гордости и независимости, жертвенности во имя всепоглощающей любви в обществе, в котором набирают силу прагматизм и корысть.

Таким образом, прозаическое произведение Е.П. Ростопчина становится заметным явлением в литературной жизни русского общества. Однако интерес вызывает не только неповторимое своеобразие ее романтической поэзии и прозы, но и неординарная личность Е.П. Сама Ростопчина, блестяще образованная, умная и тонкая ценительница искусства, образ которой воспевали многие выдающиеся поэты / М.Ю. Лермонтов, А.Н. Майков, Ф.И. Тютчев, Я.П. Полонский и др./. Среди наиболее известных стихотворений, адресованных Э.П. Ростопчина, можно назвать «Додо» (1831) и «Знаю: под одной звездой». . Тютчева, стихотворение «В альбом» (1856) Л.А. Мэя, стихотворение «Отступник» (1857) Н.П. Огарев.

В 1830-1840-е годы Е.П. Ростопчина находится в центре литературной жизни России, о чем она позже напишет: «Я жила в краткости Пушкина, Крылова, Жуковского, Тургенева, Баратынского, Карамзина, этих чистых слав мы любили, восхваляли, благословляли меня в пути по их стопам. 7171, 351/.

Однако уже к концу 1840-х — началу 1850-х годов положение Э.П. Ростопчина в русской литературе менялся. «Блестящий, громкий, всеобщий успех7206, УШ/ сменяется полемикой и непониманием со стороны идейно-эстетических противников писателя.

50-е годы XIX века, когда она создает свои крупные прозаические произведения, являются периодом яркого расцвета критического реализма в русской литературе. Тем не менее, Е.П. Ростопчина остается верна романтическим идеалам, более того, ее проза становится богаче и изощреннее; изучение внутреннего мира героев привлекает глубиной и сложностью анализа. Писательница не желает мириться с закатом романтизма, создавая в своих произведениях возвышенный мир высоких идеалов и благородных героев, которые, по ее мнению, так разительно отличаются от мелочных и прагматически мыслящих «персонажей буржуазных рассказов. » В связи с этим исследование прозы Е.П. Ростопчина представляется нам особенно важной с точки зрения существования романтических традиций в русской литературе в то время, когда романтизм как литературное направление уже утратил свое господствующее положение.

В то же время среди немногочисленных работ, посвященных анализу творчества Евдокии Петровны Ростопчиной, к сожалению, нет ни одной, в которой бы проводилось серьезное специальное исследование ее прозаических произведений. На наш взгляд, необходимо детальное изучение художественных особенностей рассказов и романов писателя, так как они являются значительным и весьма показательным фактом российского историко-литературного процесса.

Как известно, перо Е.П. Ростопчиной, кроме большого поэтического из драматического наследия, принадлежат роман «Чины и деньги» / впервые появился в «Сыне Отечества» и «Северном архиве» в феврале 1838 г. /, «Дуэль» / издан в апреле 1838 г. в «Сыне Отечества» и «Северном архиве»/, повести «Палаццо Форли»/ впервые в «Библиотеке для чтения» в №№9, 10, 11 за 1854 г./, а также романы «Счастливая женщина» /, опубликованные в «Москвитянине» в 1851 г. в №№ 2-3 и в 1852 г. в №№ 1, 2, 3/ и «У пристани» /было издано отдельным изданием в 1857 г./. Однако первое собрание сочинений, в котором один том целиком был посвящен прозе писателя, включая три рассказа и роман «Счастливая женщина», вышло уже в 1890 году.

Последовательная антидемократическая позиция Е.П. Ростопчина не вызывала сочувствия у радикальных кругов русской литературы и критики, поэтому в критических анализах Н.А. Добролюбов и Е.С. Некрасовой, посвященной прозе писательницы, негативным оценкам ее творчества и идейно-эстетическим взглядам. В то же время Н.А. Добролюбов делает в своей рецензии на роман «У пристани» несколько ценных замечаний о наличии в произведении двух смысловых центров и рефлексивной манере авторского повествования /62/. Эссе Э.С. Некрасова отмечает «подкупающую искренность» в изображении женских образов /124/, а также делает замечание о сходстве сюжетных коллизий повести

Е.П. Ростопчина «Дуэль» и роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Несмотря на то, что в дореволюционный период много писалось о творчестве Е.П. Ростопчина / 25; 29; 34; 64; 86; 126; 130; 149; 206; 207; 226:/, серьезные исследования ее прозаического наследия редки. В этом отношении очень интересна работа С. Барайловского /6/. Исследователь отмечает «несомненный прозаический талант», который, по мнению С. Барайловского, заключается в «глубоком психологическом анализе», что является главной чертой прозы писателя.Однако исследователь не избежал некоторых ошибочных выводов, утверждая, что героини «Очерков большого мира» — «случайно появившиеся фигуры», «отодвинутые на задний план» повествования, тогда как именно женские образы в ранних рассказах писателя несут большую смысловую и идейно-эстетическую нагрузку.

Владислав Ходасевич в работе, посвященной обзору жизни и деятельности Е. Н. Ростопчиной, делает интересный и очень важный для понимания жанровых особенностей произведений писательницы вывод о «дневниковом характере» ее творчества /217/ , в котором «столько автобиографических намеков и прямых воспоминаний»…

Дореволюционные исследования творчества

Э.П. Ростопчина специально не обращалась к анализу жанрового своеобразия прозы, однако отмечали художественные особенности романов и рассказов писателя, требующие более глубокого изучения.

В послереволюционный период, на наш взгляд, недостаточно внимания уделялось прозе Е.П. Ростопчина в русском литературоведении. Как правило, ее работы упоминались в обзорном плане в общих работах.

Итак, Р.В. Иезуитова в академическом труде «История русской повести» высказывает ряд интересных мыслей о специфике жанра повести «Чины и деньги» /73/. Справедливо относя этот рассказ к жанровой группе светских рассказов, исследователь делает акцент на социальной критике, которая в «Чинах и деньгах» «призвана обличать язвы и пороки современного общества изнутри» /73,177/.

Анализ историко-литературных исследований позволяет отметить определенное забвение творчества Э.П. Ростопчина в советском литературоведении. За редким исключением / 1; 73; 87/ произведения писательницы и поэтессы практически не изучались вплоть до второй половины восьмидесятых годов нашего века. Э.П. Ростопчину обвиняли в ее аристократическом происхождении, своеобразном мировоззрении, дистанцированности ее творчества от рассмотрения социальных вопросов, верности романтическим принципам. Попав в разряд «реакционной дворянской литературы» /77/, рассказы и романы Е.П. Ростопчина в то время даже не издавалась.

С восьмидесятых и девяностых годов ХХ века возродился интерес как к творчеству Е.П. Ростопчина вообще и в ее прозе, о чем свидетельствует репринт основных прозаических произведений писателя / 170; 171; 180; 181 /. Появляются статьи, посвященные анализу ее рассказов и романов / 49; 50; 156; 162 /.

Однако в современном литературоведении, по сложившейся традиции, именно точка зрения революционных демократов остается решающей в оценке творчества Э. П. Ростопчиной, а статья Н.А. Добролюбова /62/ была признана единственно правильным взглядом на прозу, творчество и личность Е.П. Ростопчина. Ростопчиной, о ее роли и месте в литературном процессе первой половины XIX века.

Итак, М.Ш. Файнштейн пишет о романе «У пристани»: «Прозаическая «Крымская» / о Крымской войне 1855-56 годов оказалась менее удачной. / произведение Е. П. Ростопчиной — роман в письмах «У пристани». «/213, 100/.Как видите, оценка критика-демократа не соответствует реальному положению дел / См. об этом более подробно в главе IV / почти дословно повторяется современным исследователем без всякой попытки подвергнуть сомнению.

Почти такой же взгляд на прозаическое творчество писателя демонстрирует статья Б. Романова «Лирический дневник графини Ростопчиной», где автор, в частности, пишет: «Ее романтическая проза вне времени» /162,24/. .

В последние годы в связи с новыми тенденциями в русском литературоведении/интересом к возвращенной литературе, попытками привлечения гендерного анализа, деполитизацией, разрушением стереотипов, отказом от тенденциозности и др. / предпринимаются попытки пересмотра оценки «благородной» женской прозы и, в частности, прозы Е.П. Ростопчина. и

В этой связи заслуживает внимания работа А. М. Ранчина «История женщины и поэтессы в романе, повести, комедии», где исследователь отмечает близость прозы писательницы к ее поэзии, что не могло не сказаться на жанровом своеобразии рассказов и романов. ЯВЛЯЮСЬ. Ранчин в своем исследовании обозначил важную проблему изучения жанра прозы писателя — стирание жанровых границ / 156.9 /.

Не менее интересна статья Е.М. Грибковой «Открытие Флоренции», в которой рассказ «Палаццо Форли» Е.П. «/1881/Тургенев» /49, 12/, а также отмечает сложность художественного времени и пространства в повести. Таким образом, исследователь ставит интересную задачу — проследить связь между творчеством русских писателей и прозой Е. П. Ростопчиной. .На наш взгляд, работа в этом направлении позволит более точно определить пути развития отдельных жанров в русской литературе и поможет понять влияние западноевропейского романтического искусства на эволюцию творчества писателя.

Кроме того, известны две диссертации, посвященные поэзии Е.П. Ростопчина: В.С.Расторгуева «Поэзия Е.П. Ростопчиной» /Л., 1990/ и Л.И.Щеблыкина «Лирика Е.П. Ростопчиной. Проблемы. поэтики» /М., 1994/, затрагивая отдельные аспекты литературной деятельности Ростопчиной-поэтессы/ 159; 229 /.Некоторые наблюдения исследователей могут помочь в изучении прозаических произведений автора. В частности интересны выводы

Л.И. Щеблыкина о жанровой специфике лирических произведений Е.П. Ростопчина, которые были учтены нами в работе над данным диссертационным исследованием.

Романы и рассказы писателя не только раскрывают творческое своеобразие Е.П. Ростопчиной, но и демонстрируют особенности развития русской литературы 1830-х — 1850-х годов: наличие романтического способа изображения вне романтизма как литературного направления и динамику жанров русской романтической прозы.

Таким образом, актуальность темы данного диссертационного исследования определяется следующим:

Необходимость введения в научный оборот прозаического наследия Е. П. Ростопчина как заметное явление в русской литературе первой половины XIX века;

Необходимость изучения жанровых модификаций романтической прозы, представленных в творчестве писателя;

Необходимость уточнения эволюции жанровых форм в прозе писателя, что в свою очередь может способствовать более точному определению жанровой системы романтизма.

В связи с этим целью настоящего диссертационного исследования является рассмотрение в полном объеме прозаических произведений Е.П. Ростопчина и выявление их жанровых особенностей. Данная цель предполагает решение ряда конкретных задач:

1) проанализировать спектр идейно-эстетических влияний, испытанных Е.П. Ростопчина, сыгравшие значительную роль в становлении творческой личности писательницы и определившие ее мировоззрение; показать, как они преломляются в живой ткани произведений искусства;

2) наметить важнейшие периоды жанровой эволюции творчества Э.проза П. Ростопчиной;

3) выявить своеобразие жанровых разновидностей повести и романа и динамику их развития в творчестве писателя.

Научная новизна работы обусловлена ​​тем, что она является первым опытом комплексного монографического исследования, в котором проза Е.П. Ростопчина рассматривается в полном объеме с точки зрения ее жанрового своеобразия.

Материалом и объектом исследования послужили прозаические произведения Э.П. Ростопчиной, опубликованные в литературных и художественных журналах, изданные отдельными изданиями или вошедшие в собрание сочинений, а также все существенные рецензии и критические высказывания о творчестве писателя.

Теоретико-методологическая основа данной работы основана на достижениях литературоведения и критики 19 века, современного отечественного и зарубежного литературоведения. В работе использован историко-литературный метод с элементами сравнительного и типологического анализа.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что материалы, выводы и обобщения, содержащиеся в работе, могут быть использованы преподавателями гуманитарных факультетов высших учебных заведений при подготовке курса лекций по истории русской литературы XIX века. , спецкурсы и спецсеминары, учебно-методические пособия, а также для дальнейшего изучения творческого наследия ОП Ростопчина и связанные с ней проблемы.

Апробация результатов исследования проводилась в ходе выступлений на ежегодных внутривузовских научных конференциях (г. Балашов, 1996-1999 гг.), межвузовских научных конференциях (г. Тверь, 1997 — 1998 гг.), международных конференциях «Диалог культур: XXI век» ( Балашов, 1996) и «Романтизм и его исторические судьбы: VII Гуляевские чтения» (Тверь, 1998).Основные выводы и результаты диссертационного исследования были доложены на заседаниях «литературного похода» Балашовского филиала СБУ им. Чернышевского и кафедры истории русской литературы Тверского государственного университета.

Рабочий состав. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии (231 название) и содфжита. машинописный текст. Структура работы определяется логикой и задачами исследования, для чего в первой главе дана периодизация прозаического творчества Э. П. Ростопчиной, а в последующих главах дается подробное рассмотрение эволюции жанровых форм на каждом конкретном этапе.

Заключение дипломной работы по теме «Русская литература», Мазалова Марина Алексеевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В ходе исследования эволюции жанров прозы в творчестве Е.П. Ростопчина, мы пришли к ряду мнений.

1.Э.П. Ростопчина за двадцать лет своего прозаического творчества обращалась к разным жанрам: светскому рассказу, живописно-архитектурному, синтетическому рассказу, психологическому роману, роману в письмах и др.В то же время писательница выступала как ярко выраженный, последовательный и убежденный романтик, о чем свидетельствует весь художественный строй ее рассказов и романов: стремление к высшим трансцендентным идеям, потребность отразить в произведениях идеальное содержание и показать идеальное романтический герой. Осознанное стремление Е.П. Ростопчина к возрождению былой славы романтизма проявляется во всем: в выборе тем для прозаических произведений и принципов изображения, в трактовке образов, в полемическом настрое авторских отступлений, в стремлении внести свой вклад в развитие жанровой системы романтической прозы.

2. Следует отметить, что все прозаическое творчество Е.П. Ростопчина отличается своей органической цельностью, благодаря которой определенный круг исследуемых ею проблем углубляется, детализируется, усложняется от работы к работе. Так, критика света, данная в повести «Дуэль», в романе «Счастливая женщина» расширена за счет расширения круга действующих лиц, временных и пространственных рамок. Воспитательные аспекты, намеченные в «Счастливой женщине», углубляются до уровня нравственно-педагогических понятий в романе «У причала».Таким образом, проза писательницы не оставалась статичной, что позволяет говорить об определенной динамике и этапах ее прозаического творчества.

3. Выявление периодов в развитии Э.П. Проза Ростопчиной необходима для понимания формирования ее творческой манеры и развития идейно-эстетических взглядов, что предопределило выбор писательницей той или иной жанровой формы или заставило ее обратиться к созданию некоторых синтетических жанровых разновидностей. Прозаическое произведение Э.П. Ростопчина можно разделить на три этапа.

1 этап — конец 1830-х гг. В это время Е.П. Ростопчина создает романтические светские рассказы, вливающиеся в общий литературный поток мощного развития прозы. Ее стремление к творческому своеобразию в этот период выразилось в попытках расширить границы жанра светского романа за счет включения в структуру произведений элементов других жанров прозы, в частности, физиологического эссе, которое к этому времени уже было широко известно в Французская литература.

2 этап — 1851-1854 гг. В этот период прозаического творчества писательница создала крупные эпические произведения: роман «Счастливая женщина» и повесть «Палаццо Форли», которые можно считать несомненной художественной удачей автора, лучшими ее прозаическими произведениями. Этот период в творческом развитии писателя характеризуется полемической окраской прозы, сложной романтической коллизией, тонким психологизмом в раскрытии внутреннего мира героев. Э.П. Ростопчина в 1851-1854 годах пытается вписать романтическое искусство в контекст русской литературы, используя достижения реалистического психологизма и пытаясь переосмыслить современную терминологию/тип, типическую личность и т. д./.

3 этап — 1855-1858 гг. Заключительный период творчества, время создания романа «У пристани», который отмечен глубоким духовно-личностным кризисом писателя, вызванным резким обострением противостояния представителей демократической литературы и сторонников романтизма. . В структуре лирических отступлений последнего произведения сочетаются полемические, дидактические и назидательные мотивы, а в жанровом построении романа «У пристани» сильно влияние романтической эпистолярности.

4. Наблюдения за жанровой структурой рассказа «Чины и деньги» выявили особую роль хронологической приуроченности событийной стороны повествования, которая призвана создать эффект реальности происходящего. Сходство романа Е.П. Ростопчина и роман М.Юлермонтова «Герой нашего времени», особенно та его часть, которая известна как «Дневник Печорина».

5. В рассказе «Дуэль» сделана попытка совместить светский рассказ и физиологические исследования.В то же время, оставаясь верным романтическому способу изображения действительности, Е.П. Своей целью Ростопчина видит не описание социальной среды (как это будет потом в «натуральной школе») и ее типичных представителей, а углубленное изучение внутреннего мира романтического героя через подробное изображение его жизни и жизни. повседневная жизнь. Попытка совместить в «Поединке» форму светского рассказа и физиологическое исследование отразилась на жанрово-композиционном построении произведения, представляющего собой рассказ в рассказе, переходящий в исповедь, что усиливает психологизм в раскрытии внутреннего мира человека. романтический герой.

6. Характерная для романа «Счастливая женщина» тенденция к эпичному изображению действительности выражается в наличии нескольких сюжетных линий (линия Теклы Войнавской, Марии), в развертывании романного времени и пространства. Специфика жанровой формы «Счастливой женщины» определяется нами как романтический психологический роман, в основе которого лежит мощное лирическое начало. В художественной системе произведения романная основа сложная, включающая элементы лирического, психологического, семейного романа и романа воспитания, в произведении присутствуют признаки жанра светского рассказа.

7. В прозаическом творчестве Е. П. Ростопчиной ощущается сильное влияние западноевропейского романтизма /преимущественно французского/. Художественная структура, сформировавшаяся в произведениях Ж. де Сталя, связанная с противопоставлением двух персонажей: яркой сильной женской личности и слабого, подверженного влиянию мужчины, оказывает заметное влияние на жанровую структуру рассказов и романов писателя. /»Счастливая женщина»/.

8. Синтезируя достижения русской повести 1850-х гг. и идеи французских романтиков В.Хьюго и Дж. де Сталь, Э.П. Ростопчина создает уникальную, синтетическую романтическую повесть «Палаццо Форли», в основе которой лежит сложная структура, где также затрагиваются исторические, архитектурные, пластические, живописные и музыкальные ассоциации, вопросы, связанные с философско-этическими и эстетическими проблемами, и в какой-то степени выделяются определенные темы «общего» рассказа.

9. Жанровая специфика романа «У пристани» выражается в том, что он усложняет структуру романа за счет введения большого количества действующих лиц, совмещения в повествовании точек зрения многих действующих лиц.В то же время в произведении сильно выражено субъективно-личностное начало, так как свое мировоззрение писательница выражает в авторских отступлениях. Последнее прозаическое произведение Е.П. Ростопчину отличает качественно иной уровень психологизма, который находит свое выражение в предельно аналитическом взгляде на внешние обстоятельства и внутренний мир героев. Как и романтическая эпистолярная проза, «У пристани» тесно связана с лирикой, кроме того, в ней присутствуют элементы семейного романа и воспитательного романа.

Изменения, происходящие в русском литературоведении в последние годы, привели к переоценке сложившихся ранее традиционных представлений о развитии русской прозы. Нам кажется, что проза Е.П. Ростопчина по достоинству оценят современные читатели и литературоведы, которые увидят в ней незаурядный художественный талант, позволивший с глубоким психологизмом раскрыть изгибы загадочной женской души.

Список литературы для диссертационных исследований кандидат филологических наук Мазалова Марина Алексеевна, 1999 г.

1.Абрамович А.Ф. Н.Г. Чернищевский и Е.П. Ростопчина // История общественной и литературной борьбы в России 50-60-х гг. XIX век / Известия Иркутского университета. Том 28. Выпуск 1, 1959.С. 156 — 206.

2. Академические школы русского литературоведения. Москва: Наука, 1975. — 514 с.

3. Анненков П.В. Литературные мемуары / Вступ, ст. В.И. Кулешова, комм. А.М.Долотова, Г.Г. Елизаветина, Ю.В. Манн. -М.: Правда, 1989. 688 с.

4. Аронсон М., Рейсер С.Литературные кружки и салоны. М.: 1. Прибой, 1929. 247 с.

5. Афанасьев В.В. «Да, в тени должна сиять женская душа.»: Е.П. Ростопчина, 1811-1858 гг. // Афанасьев В.В. Подношение свободной музе. М.: Худ. лит., 1988. — С. 74-92.

6. Барайловский С. Графиня Ростопчина // Из прошлого отечественной литературы. Воронеж, 1893, — С. 54-116.

7. Барабаш Ю. Я. Вопросы эстетики и поэтики. Москва: Современник, 1978. 348 с.

8.Барсуков Н. Жизнь и творчество М. П. Погодина: в XI томе — СПб, 1897.

9. Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Проблемы эстетики и литературы. М.: Худ. лит., 1975. — с. 234 — 408.

10. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Москва: Искусство, 1989. – 387 с.

11. И. Белецкий А.И. Тургенев и русские писатели 30-60 гг.: Сб. статьи / Под ред. Н.Я.Бродский. Пг.: Книгиздат, Сеятель, 1925. — С. 135 — 166.

12. Белинский В.Г. Поли. цит. сборника: в XIII томе. М.: Изд-во АН СССР. — Том. 6, 1956. — С. 107-154.

13. Белинский В.Г. Произведения Зенеиды Р-вой // Собрание сочинений. соч.: в IX томе. Т.У. М.: Худ. лит., 1979. — С. 364-379.

14. Белинский В.Г. Сб.: в IX томе. Т. 1. М.: Худ. горит 1976. -С. 148-157.

15. Белинский В.Г. Стихи графини Е.П. Ростопчина // Собр.соч.: в IX томе. Том. 1У. М.: Худ. лит., 1978. — С. 453-457.

16. Белинский В.Г. Стихи Лермонтова // Сборник. соч.: в 1Хт. Т. III. М.: Худ. лит., 1977. — с. 279-296.

17. Белинский В.Г. О критике и литературных отзывах «Московского Обозревателя» // Собр. соч.: в IX томе Т.II. М.: Худ. лит., 1976. — С. 126-135.

18. Белкина М.Н. «Светская повесть» 30-х годов и «Княгиня Литовская» Лермонтова // Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтов: Сб. Статьи / Исследования и материалы. -М.: Гослитиздат, 1941.С. 517-532.

19. Берг Н.В. Графиня Ростопчина в Москве // Исторический вестник. 1893. — № 2. — 89-95.

20. Березина В.Г. Русская публицистика второй четверти 19 века /1810-е годы/. Л.: ЛГУ, 1969. — С. 11-17.

21. Беровский Н.Я. О романтизме и его первоосновах // Проблемы романтизма. Вып. 2.М.: Искусство, 1971. — С.192-213,

22. Библиотека для чтения. СПб., 1841, Т. 14.1850, Т.Ю2, 1856, Т. 137.

23. Хороший Д.Д. Литература и реальность. М.: Книгиз-дат, 1959. — 546 с.

24. Хороший Д.Д. Поэзия реальности. М.: Сов. писатель, 1961.-312 с.

25. Бобров Э.А. Графиня Ростопчина // Русский философский вестник. 1908. — № 1, — Отд. 1. — С. 286 — 290.

26. Боборыкин П.Д. А. Потехин // Известия кафедры русского языка и литературы имп.Академии наук. Т.У11, кн. 1. -Спб., 1902.-С.14-28.

27. Буслаев Ф.И. О литературе: Исследования, статьи / Сост. и вошел. статья Е. Л. Афанасьева. М.: Худ. лит., 1990. – 511 с.

28. Бушмин А.С. Преемственность в развитии литературы. Л.: Наука, 1975. – 437 с.

29. Быков В. Русские писательницы // Древняя и новая Россия. 1878. — № 7. — С. 238 — 243.

30. Ванслов В.В. Эстетика романтизма. Москва: Искусство, 1966.-673 р.

31. Вейман Р. История литературы и мифологии. Очерки истории и методологии и истории литературы: Пер. с ним. О.Я. Михеева. М.: Прогресс, 1775, — 342 с.

32. Вердеревская Х.А. Русский роман 40-х 60-х годов XIX века. -Казань: Изд-во КГУ, 1980. — 185 с.

33. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Москва: Искусство, 1977. 562 с.

34. Веселовский Ю.В. Поэзия графини Ростопчиной 1811-1858 гг. // Исследования по русской и зарубежной литературе.Москва: Звезда, 1913. — С.5 — 12.

35. Вестник Европы. СПб., 1891. № 5. — С. 182 — 190.

36. Ветринский И. В сороковые годы. Историко-литературные очерки и характеристики. Москва : типография Скороходова, 1899.-380 с.

37. Ветров С.А. Молодое издание «Москвитянина». Из истории русской журналистики // Вестник Европы. 1886. — № 2, с.581.612.

38. Вишневская Г.А. Вопросы женской эмансипации в русских журналах 1830-1840 гг.// Ученые записки Казанского университета. Выпуск XXVI, 1978. — С. 43 58.

39. Волков И.Ф. Основные проблемы изучения романтизма // К истории русского романтизма. Москва: Наука, 1973. — С. 73-96.

40. Волков И.Ф. Творческие методы и художественные системы. -М.: Искусство, 1983. 428 с.

41. Вопросы романтического метода и стиля: Межвузовский тематический сборник / Отв. изд. Н.И. Гуляев. Калинин: КГУ, 1978. – 261 с.

42. Вопросы романтического мировоззрения метода, жанра и стиля.Калинин: КГУ, 1986. – 249 с.

43. Глуховская И.И. Философско-литературные истоки «сентиментального натурализма» в русской литературе периода натуральной школы // Романтизм в русской и зарубежной литературе. — Калинин: КГУ, 1979. — С. 77 93.

.

44. Гоголь Н.В. Собрание цит.: в 6 т. Т. 3.-М.: Худ. лит., 1952.- 317с.

45. Гинзбург А.Я. О психологической прозе. М.: Худ. лит, 1977. — 389 с.

46. Гладкова Е.Прозаические выдержки Пушкина из мировой жизни // Вестник Пушкинской комиссии. Т.6. М.-ЖЛ: Изд-во АН СССР. 1941, -С. 302-321.

47. Голицын H.H. Библиографический словарь русских писателей. СПб., 1889. — 411 с.

48. Голованова Т.А. Судьбы гоголевского направления в 50-е годы: традиции и новации в идейно-эстетической эволюции повести // Русская повесть XIX века: История и проблемы жанра.Л.: Наука, 1973. — С. 339-382.

49. Грнбкова Е.М. Открытие Флоренции // Е.П. Ростопчина. Палаццо Форли. М.: Московский рабочий, 1993. — С. 5-18.

50. Грибкова Е.М. «Под одной звездой.»: Е.П. Ростопчина в кругу русских писателей // Русская литература. 1994. — Нет. 4. -С. 46-59.

51. Григорян К.Н. Лермонтов и его роман «Герой нашего времени». Л.: Наука, 1975. – 346 с.

52. Грихин В.А. Русская повесть первой трети XIX века // Русский романтический рассказ.М.: Изд-во МГУ, 1983. — С. 5 — 28.

53. Громов В.А. Стихотворение «Блажен нежный поэт» в литературно-общественной борьбе 1850-х годов: Некрасов и Е.П. Ростопчина // Некрасовский сборник / Отв. изд. Ф.Я. Принятие. Л.: Наука, 1988. — С. 109-119.

54. Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. Москва: Искусство, 1959. — 532 с.

55. Гуляев Н.А., Карташова И.В. Введение в романтизм. Тверь: ТГУ, 1991. 251 с.

56. Гуляев Х.А. О специфике романтической субъективности // Вопросы романтического метода и стиля / Отв. изд. Н. А. Гуляев. -Калинин: КГУ, 1971.С. 5-17.

57. Гуляев Х.А. О спорном в теории романтизма // Русская литература. 1966. — № 1. — С. 72-84.

58. Хьюго В. Собр. цит.: в 6т. Т. 1.М.: Правда, 1988. — 655с.

59. Давидович М.Г. Женский портрет у русских романтиков первой половины XIX века // Русский романтизм: Сб.статьи / Под ред. А.И.Белецкий. Л.: Академия, 1929. — С. 88 — 114.

60. Дементьев А.Г. Очерки истории русской журналистики 1840-х 1850-х гг. — М.-Л.: Гослитиздат, 1951. — 414 с.

61. Де-Пуле М. Историко-литературные записки и Российский архив. -1878. -Нет. 10.П. 254 — 256.

62. Добролюбов Х.А. «У причала». Роман в письмах графини Евдокии Ростопчиной // Собр. соч. в Зт. Том. 1, М.: Наука, 1952.С. 423 — 440.

63.Дружинин А.Б. Письма иногороднего подписчика о российской журналистике // Собр. соч.: в X томе Т.VII. СПб., 1865. -С. 153 -160.

64. Дружинин А.Б. Стихи графини Е.П. Ростопчина // Собр. соч. в Х т. Т.И. СПб., 1865.9 72 — 84.

65. Егоров Б.Ф. Очерки истории русской критики середины XIX века. Л.: ЛГПИ, 1973. — 267 с.

66. Елистратова А. Эпистолярная проза романтиков // Европейский романтизм / Отв. изд. И. Неупокоева, И.Штерер. Москва: Наука, 1973. — С. 309-352.

67. Есин А.Б. Психологизм русской классической прозы. М.: Просвещение, 1988. — 174 с.

68. Жанр и состав литературного произведения: Межвузовский сборник / Отв. изд. ЧП Пракин. Калининград: ЮГУ, 1980. -С. 37 — 50.

69. Живописная русская библиотека. СПб. — Т.IV. — С. 15-16.

70. Журнал для образования. СПб. — 1857. — Т. II. — С. 175 — 184.

71. Захаркин А.Ф. Русские поэты второй половины XIX века.-М.: Просвещение, 1975. 255 с.

72. В.Н. Захаров. О сюжете и сюжете литературного произведения // Принципы анализа литературного произведения. Москва: МГУ, 1984. — С. 130 — 136.

.

73. Иезуит Р.В. Светская повесть // Русская повесть XIX века: История и проблемы жанра. М.: Наука, 1973. — С. 169

.

74. Инок /Ф.А.Кони/. Графиня Е.П. Ростопчина и ее стихи // Меркурий мод. 1860. — № 1. — С. 12 — 16.

75.История романтизма в русской литературе / Отв. изд. ТАК КАК. Курилов. Москва: Наука, 1979. — 367 с.

76. История романтизма в русской литературе / Отв. изд. С.Э. Шаталов. Москва: Наука, 1979. – 311 с.

77. История русской литературы: в Зт. М.-Л.: АН СССР, 1963.

78. История русской литературы XIX века. Библиографический указатель / Под ред. КД Муратова. М.-Л.: АН СССР, 1962.-672 с.

79. История русского романа: в 2 т. / Под ред.Г.М. Фридлендер. М.Л.: АН СССР, 1962 — 1964.

80. Капитанова Л.А. Нарративная структура русской романтической повести: 20-е — 30-е годы XIX века. — Псков: ПГПИ, 1997. 303 с.

81. Канунова Ф.З. Эстетика русской романтической повести. -Томск: ТГУ, 1973. 308 с.

82. Карташова И.В. Романтическая традиция и формирование «натуральной школы» // Русский романтизм / Под ред. Н. А. Гуляева. М.: Высшая школа, 1974. — с. 231 — 248.

83.Карташова И.В. Романтические тенденции в русской реалистической прозе 50-х — начала 60-х годов // Русский романтизм / Под ред. Н. А. Гуляева. М.: Высшая школа, 1974. -С. 248 -255.

84. Кедрова М.М. Художественное взаимодействие в творческих системах романтизма и реализма. К постановке проблемы // Художественное произведение и читательское восприятие: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. изд. Г.Н. Ищук.

85. Калинин: КГУ, 1982.С. 15 — 21.

86. Келли Катриона.История русской женской письменности 1820-1992 гг. — Оксфорд, 1994. — 387 с.

87. Киреевский И.В. О русских писателях // Дар бедным. Альманах. Одесса. – 1834. – С. 120 – 159.

88. Кисилев В. Поэтесса и царь: Страницы истории русской поэзии 40-х годов: О творчестве Е.П. Ростопчина // Русская литература. 1965. — № 1. — С. 144 — 156.

89. Кисилев Серегин Б.С. Тайна графини Ростопчиной // Литературная Россия. — 1994. — № 32. — С.4.

90. Китляр П.Н. Актуальные проблемы интерпретации художественного текста И Проблемы филологии и методологии: Материалы межвузовской конференции филологов. Балашов: БГПИ, 1994.- С. 107-112.

91. К истории русского романтизма: Сборник статей / Отв. изд. Манн Ю.В. Москва: Наука, 1979. – 416 с.

92. Кожинов В.В. О «поэтической эпохе» 1850-х гг. / О методологии русской литературы // Русская литература. 1969.-Нет. 3. — С. 45-62.

93. Кожинов В.В. Сюжет, сюжет, композиция // Теория литературы: Основные проблемы исторического освещения. М.: АН СССР, 1962.-С. 148-161,

94. Коровин В.И. Творческий путь Лермонтова. М.: Худ. лит., 1973. — 295 с.

95. Краткая литературная энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1964 — 1968. — 895 с.

96. Л.В. Крестова А.О. Смирнова-Россет. Биографический очерк // А.О. Смиронова-Россет. Записки, дневники, воспоминания, письма / Под ред.В.К. Пявловский. М.: Федерация, 1929. 1. С. 5-61.

97. Крупчанов Л.М. Культурно-историческая школа в русском литературоведении. М.: Просвещение, 1983. — 411 с.

98. Кулешов В.И. Естественная школа в русской литературе М.: Просвещение. 1965. — 396 с.

99. Кулешов В.И. Типология русского романтизма // Романтизм в славянских литературах. М.; Искусство, 1973. — с. 56 — 85.

100. Курляндская Г.Б. Эстетический мир И.С. Тургенев.Орел: Худ. лит., 1944. — 458 с.

101. Ладыгин М.В. Романтический роман: Учебное пособие для спецкурсов. М.: МГПИ, 1982. – 140 с.

102. Ю.В. Лебедев В середине века. Исторические и литературные очерки. М. Современник, 1988. — 206 с.

103. Литературные манифесты западноевропейских романтиков / Сб. текстов и статей. статья А.С.Дмитриева. Москва: МГУ, 1980. – 638 с.

104. Литературный архив. СПб., — 1902. — 10.- С. 65 — 67.

105. Лихачев Д. С. Внутренний мир художественного произведения // Вопросы литературы. 1968. — № 8. — С. 71 — 87.

106. Лосев А.Ф. Символ и его социально-историческое значение // Вопросы русской филологии: Сб. работает. Москва: Наука, 1966. С. 18-36.

107. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства 18-начала 19 веков. — СПб.: Искусство, 1994. — 399 с.

108.Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом охвате // Лотман Ю.М. Статьи по типологии культуры. -Нет. 2. Тарту, 1973. — С. 9 — 41.

109. Лотман Ю.М. Роман Александра Пушкина «Евгений Онегин».

110. Комментарий. Л.: Просвещение, 1980. — 416 с.

111. Маймин Э.А. Владимир Федорович Одоевский // В.Ф. Одоевский. Рассказы и рассказы. М.: Худ лит., 1985. — С. 5 — 20.

113. Манн Ю.В. Динамика русского романтизма.М.: Младое, 1995. – 428 с.

114. Манн Ю.В. Поэтика русского романтизма. М.: Просвещение, 1976. — 375 с.

115. Маркович В.М. Тема искусства в русской прозе романтизма // Искусство и художник в русской прозе 1-й половины XIX века: Сб. работает. Л.: ЛГУ, 1989. — С. 5 — 42

116. Машинский С.Т. Типологическое и конкретно-историческое исследование литературы // Проблемы типологии русского романтизма. Москва: Наука, 1964.— С. 365 — 382.

117. А. Мезьер. Библиографический указатель русской литературы. Ч. I. СПб., 1902. — 348 — 350.

118. Мировоззрение и творчество романтиков: Сб. статьи. -Калинин: КГУ, 1986. 309 с.

119. Мордовцев Д.А. Русские исторические женщины. СПб.: типография Кетца, 1874. – 210 с.

120. Москвич. М., 1852.-Т.2.-№5.-Дет. V, 1852.-Т.З.-Но.Ю.-Отд. V, 1852.-Т.6.-№12.-Отд. V, VI, 1853.-Т.1.-Нет. 1.-Дет.VI, 1853.-Т. Отд. V, 1853.-Т.2. -№5. Отдел УШ.

121. Московский Обозреватель М., 1835. — № 1. — С. 121 — 125.

122. Муратов П.П. Образы Италии. М.: Светоч, 1911. — 529 с.

123. Мурач Л., Полежаев Н. Проблемы романтизма в современном литературоведении // Литература в школе. 1942. № 5. -С. 73-79.

124. Наливайко Д. Романтизм как эстетическая система // Вопросы литературы. 1982. — № 11. — С. 45 — 62.

125.Нойштадт. V. Неизвестные стихи Е.П. Ростопчина 1811 -1858 // Тридцать дней. 1928. — № 2. — С. 94 — 96.

126. Е.С. Некрасова. Графиня Е.П. Ростопчин. 1811 1858 // Вестник Европы. — 1885. — Нс 3. — С. 42 — 81.

127. Неупокоева И.Г. Проблемы литературных связей и взаимодействий // Вопросы литературы. 1959. — № 9. — С. 145 — 180.

128. Никитенко А. В. Стихи графини Ростопчиной // Сын Отечества. -1841. Книга. 2. — № 18.- С. 95 — 104.

129. Никольский В.А. Природа и человек в русской литературе XIX века. Калинин: КГУ, 1973. – 259 с.

130. Обломиевский Д.Д. Романтизм мадам де Сталь // Обломиевский Д.Д. Французский романтизм. Москва: Наука, 1947. — С. 351 — 397.

.

131. Огарев Н. П. О литературе и искусстве // Сочинения: в 2-х т. Т.И. -М.: Худ. лит., 1981, с. 147-169.

132. Одоевский В.Ф. О литературе и искусстве // Сочинения. в 2 т. Т.2.Москва: Современник, 1988.- С. 274 286.

133. Одиноков В.Г. Проблемы поэтики и типологии русского романа XIX века.

134. Одиноков В.Г. Художественная состоятельность русского классического романа.

135. Одоевский В.Ф. Музыкальное и литературное наследие. Москва: Наука, 1956. — С. 542.

.

136. Остафьевский архив князей Вяземских. СПб., 1839. — Т.III. -С УЧАСТИЕМ. 103 — 109.

137. Отечественные записки.-1841.-Т.18.-№.2.-Дивизион U1.136. 1852.-Т.Х.-№11.-Отд.У, 137. 1853.-Т. 91.-Нет. 12.-Отд.У, 138. 1855.-Т.103.-Нет. 12.-Отд.У1.139. 1856.-Т.107.-№. 12.-Отд. В, 140. 1857. Т. 108. — № 1. -Отд. V, 141.1858. Т. 109.- № 2.- Дет. IV.

138. П. Палиевский. Русская классика. Общий характерный опыт. М.: Худ. лит., 1969. — 209 с.

139. Переверзев В.Ф. У истоков русского реалистического романа. -М.: Худ. лит, 1965. 302 с.

140. Письма Ростопчины к Булгарину // Русская старина.1901. — Нет. 2. — С. 187-211.

141. Письма Е.П. Ростопчиной Глинке Н.Ф. // Москвич. -1901, -№11. -С УЧАСТИЕМ. 171-181.

142. Письма Е.П. Ростопчина А. Ф. Кони // Российский архив. -1909. № II. — С. 151-162.

143. Письма Е. П. Ростопчиной к В. Ф. Одоевскому // Русская старина. 1904. — № 7. — С. 98 — 107.

144. Письма А.О.Смирновой Е.П. Ростопчина Н Русский архив.-1905.-Н. 10. С. 112 — 134.

145.П.А. Плетнев На стихи графини Е.П. Ростопчина Н. Современник. -1841. Т. 18. — № 2. — С. 89 — 93.

146. П.А. Плетнев Сочинения и критика: В 2 т. Том. 2. СПб., 1885.-422 с.

147. Погодин Д.А. Из воспоминаний. Графиня Ростопчина и ее вечера // Исторический вестник. 1887. — № 7. — С. 52 -55.

148. Пономарева С.И. Наши писатели: Дополнение к библиографическому словарю русских писателей г-на Голицына. 1891.-156 с.

149.Поспелов Я.И. Вопросы методологии и поэтики.- М.: Наука, 1976.-312 с.

150. Поэты 1840-х 1850-х: Библиотека поэта. Большая серия. -М. — Л.: Наука, 1972. — 428 с.

151. П.И. Пруцкова Русский роман 40-х и 50-х годов // История русского романа. — М.-Л.: Наука. Т.2.1964. — С. 372-403.

152. Ранчин А.М. История женщины и поэтессы в романе, рассказе, комедии // Ростопчина Е.П. Счастливая женщина. М.: Верно. 1991.- С. 5-14.

153. Ранчин А.М. Стою у пустого алтаря: Е.П. Ростопчина в 1850-е годы // ЛГУ. 1995. — Вып. 6. — С. 172 — 187.

154. Ранчин А.М. «50 лет книге» Стихи графини Е.П. Ростопчина // Памятные книжные даты. М.: Худ. лит., 1991. — С. 58 — 62.

155. Расторгуева Б.С. Поэзия Е.П. Ростопчина: канд. дисс. -Л.: ЛГПИ, 1990.- 189 с.

156. Рахманный Г. Писательницы // Библиотека для чтения.1857. — Т. 23. — Отд. — 1.- С. 112-120.

157. Рейзов Б. Поэтическая загадка Жермены де Сталь // Известия АН СССР. Серия литература и русский язык. Т. 25, вып. 25, 1966.- С. 211-241.

158. Романов Б. Лирический дневник графини Евдокии Ростопчиной // Ростопчина Е.П. Стихи. Проза. Письма. -М.: Сов. Россия, 1986.С. 5 — 27.

159. Романтизм: открытия и традиции / Отв. изд. И.В. Карташова. -Калини: КГУ, 1988.217 стр.

160. Романтизм: История, теория, критика: Сб. статьи / Под ред. Н. А. Гуляева. Казань: КГУ, 1976. – 301 с.

161. Е.П. Дочь Дон Жуана Ростопчина // Пантеон. СПб., — 1856.-Т. 28. — № 1. — С 1-110.

162. Ростопчина Е.П. Деревня // Москвитянин. 1852.-Т.2 — 5. -Отд. НАС. 80 — 87.

163. Ростопчина Е.П. Дом сумасшедших в Москве в 1858 г. // Русская старина. 1885. — 3. — С. 248 — 281.

164. Ростопчина Е.П. Одаренный. Драматическое фэнтези по мотивам сказок XVI века // Библиотека для чтения. 1852. — Т. 115. — № 9. — С. 101 — 206.

165. Ростопчина Е.П. Зарисовки большого мира. СПб.; Типография К. Неймана, 1839. — 142 с.

166. Ростопчина Е.П. Палаццо Форли: русская остросюжетная проза. М.: Московский рабочий, 1993. – 264 с.

167. Ростопчина Е.П. Стихи. Проза. Письма. М.: Советская Россия, 1986. – 386 с.

168. Ростопчина Е.П. Семейная тайна // Библиотека для чтения. -1851. Т. X. — Отд. I. — С. 211 -241.

169. Ростопчина Е.П. Собрание сочинений. СПб.: Кас-парское издание. Т. 12.1910.-371 с.

170. Ростопчина Е.П. Произведения графини Е.П. Ростопчина: в 2 тн. -Спб.: типография И.Н. Скороходов, 1890.

171. Е.П. Ростопчина. Стихи графини Е.П. Ростопчина: в 4 т. — СПб.: Смирдин-сон, 1856 1859.

172. Ростопчина Е.П. Стихи графини Е.П. Ростопчина: в 2 тн. 2-е изд. — СПб.: Смирдин-сон, 1857 — 1860.

173. Ростопчина Е.П. Новые и маленькие стихи, поэмы, рассказы и сценки: в 2т. СПб, 1866.

174. Ростопчинай Е.П. Стихи и сценки // Библиотека для чтения. 1956. — Т. 137. — Отд. I. — С. 35 — 93.

175. Ростопчина Е.П. Счастливая женщина: современная биография // Москвитян. 1852. — Т. 2 — 3.-Вып. 5 — 7.

176. Ростопчина Е.П. Счастливая женщина. М.: Правда, 1991. — 427 с.

177.Ростопчина Е.П. Талисман: Избранные слова. Драма. Документы, письма, воспоминания. М.: Московский рабочий, 1987. — 321 с.

178. Ростопчина Ю.И. Семейная хроника. М.: Звезда Орфея, 1912, -420 с.

179. Ростопчина Е.П. У причала / Библиотека для дач, железных дорог и пароходов. СПб.: С мир дин. Т 587 — 96, 1857 — 1860.

180. Русская литература XIX века /1800 1835/: Источниковедческий сборник / Под ред. В.Н. Аношкинойг д-р. М.: МГУ.- 1993. — 592 с.

181. Русская мысль. 1835. — Кн. 3. — № 3. — С. 85.

182. Русская повесть XIX века. История и проблемы жанра / Под ред. Б.С. Мейлах. Л.: Наука, 1973. – 816 с.

183. Русская старина. 1885. — № 3. — Отд. IV, 1891. — № 2. — Отд. IV, 1904.-№7. Отдел В.

184. Русские поэтессы / Сост. Н. В. Банщиков. М.: Советская Россия, 1979. – 250 с.

185. Русские рассказы XIX века 40-50-х годов: в 2 т. — М. .: Гослитиздат, 1952.

.

186. Русская элегия конца 18 начала 19 века: Антология / Подг. текст, комп., вступление. статья и примечания

187. В.В. Афанасьева. М.: Советская Россия, 1985. – 240 с.

188. Русский архив. 1864. — Кн. 3. — № 4.1864. Книга. 3. — № 8.1865. Книга. 3.- № 7,1885.-кн. 4.-№2.1886.-кн. 1.-№6.1888.-кн. 1.. № 3.1889. Книга. 1. — № 1.

189. Русский вестник. 1841. — Т. 2. — Кн. 4.1841. — Т.5. — № 1.

190. Русский романтизм / Под ред. Н. А. Гуляева. М.: Высшая школа, 1974. – 359 с.

191. П.Н. Сакулин В.Ф. Одоевский // Из истории русского идеализма. Т. И.- М.: Одиссей, 1913.С. 59 — 131.

192. Сахаров В.И. Страницы русского романтизма. Москва: Искусство, 1988. — 422 с.

193. Сахаров В.И. Форма времени // Русский романтический рассказ.-М.: Советская Россия, 1980. С. 5 — 43.

194. Сиповский В.В. Из истории развития русского романа и повести.СПб.: Типография Корзина, 1903. — 211 с.

195. Скатов Н.В. русские поэты. М.: Правда, 1977. — 403 с.

196. Славкина И. Кто и как пишет историю русской женской литературы // Новое литературное обозрение. 1997. — № 24. -С. 359 — 372.

197. Соллогуб В.А. Рассказы и воспоминания / Сост. текст, введен. статья и комм. С. И. Чистова. Л.: Худ. лит., 1988. — 720 с.

198. В. И. Сорокин. Теория литературы. М.: Просвещение, 1960.-411с.

199. Сталь J. Corinne, или Италия. -М.: Наука, 1969. 436 с.

200. Сучков Н.П. Мастера русской лирики. -М.: Правда, 1982. 212 с.

201. Д.П. Сушкова К биографии графини Е.П. Ростопчина // Исторический вестник. 1831. — № 6. — С. 300 — 316.

202. Сушков С.П. Биографический очерк // Ростопчина Е.П. Сочинения: в 2-х томах. Т. 2. СПб.: Типография Смирдина, 1890.- С. 1-68.

203. Сушков С.П.Возражения на статью Е.С. Некрасова о графине Ростопчиной // Вестник Европы. 1888. — Т. 3 — № 5. -С. 388-437.

204. Сын Отечества. 1839. — Т. 1. — № 2. — Отд. IV, 1839.-Т. 7-нет. 12.-Отд. В.

205. Тертерян И. Романтизм как целостное явление // Вопросы литературы. 1983. — № 4. — С. 61 — 74.

206. Третьяков «Ты меня помнишь». // Русские богини. -М.: Изограф, 1997.С. 269 ​​- 329.

207. Троицкий В.Ю. Художественные открытия русской романтической прозы 1920-1930-х гг. — М.: Наука, 1989. — 307 с.

208. Ученова В. Вопреки забвению. Творчество русских писателей второй половины XIX века // Дача на Петергофской дороге. Москва: Современник, 1986. — 462 с.

209. Файнштейн М.Ш. Писатели пушкинской эпохи. Историко-рико-литературные очерки. М.: Наука. 1989. — 174 с.

210. Федоров Ф.П. Мир романтического искусства: пространство и время. Рига: Зенантие, 1988.— 214 стр.

211. Фохт У.Р. Спорные вопросы развития романтизма в русской литературе XIX века // Международный конгресс славистов. Славянская литература. М.: Наука, 1973. -С. 219 — 236.

212. Фридман Н.В. Романтизм в творчестве Пушкина. М.: Просвещение, 1980. – 383 с.

213. Ходасевич В. Графиня Е.П. Ростопчина: ее жизнь и лирика // Качающийся штатив. Избранное / Комп. и подготовка В.Г. Пельмушер, 1922 год.С. 114-145.

214. Хомяков А.С. Пол. сборник оп. в 4 т.Т. 2.М.: Академия, 1900.-619 с.

215. П.Я. Чаадаев Статьи и письма / Сост. и вошел. статья Б.Н. Тарасова. 2-е изд. — М.: Современник, 1989. — 365 с.

216. Чернец Ю.И.В. Литературные жанры. Москва: МГУ, 1982. — 215 с.

217. Чернышевский Н.Г. Стихи графини Ростопчиной // Чернышевский Н.Г. Поли. сборник соч., том.3. М.: Госполитиз-дат, 1947.-С. 317-348.

218. Чистова С.И. Художественная литература и воспоминания Вл. Соллогуб // В.А. Соллогуб, рассказы и воспоминания. Л.: Худ. литов, 1988.1. С. 3 24.

219. Шаталов С.Я. Метод времени характерен. — М.: Просвещение, 1976. — 402 с.

220. Чулков В.И. Пути развития русской литературы 20-30-х годов XIX века и творческая эволюция А.И. Полежаев // Проблемы типологии литературного процесса: Межвузовский сборник научных трудов / Гл.изд. С.Я. Фрадкина. — Пермь: ПГПИ, — С. 25 — 38.

.

221. Шаталов Н.И. Из недавнего прошлого // Голос прошлого. -1916.-№ 4.-С. 273-280.

222. Шевырев С.П. Стихи Ростопчиной // Московский Обозреватель. — 1836. — № 6. С. 82 — 87.

223. Шкловский В.Б. По теории прозы. М.: Советский писатель, 1983. — 381 с. 2 т. 2. М.: Наука. 1983. — 622 с.

224. Л. И. Щеблыкина Слова Е.П. Ростопчина. Проблемы поэтики: Дис. дисс. М .: МГПИ, 1994. — 174 с.

225. Эйхенбаум Б.М. О прозе. О поэзии. Л.: Худ. лит, 1986.-456с.

226. Енст С. Каролина Павлова и графиня Евдокия Ростопчина /1807 1893/, /1811 — 1858/// Русский библиофил. -1916. — № 6. -С. 107 — 135.

227. Ямпольский И. Г. Поэты и прозаики: Статьи о русских писателях XIX и начала XX веков. — Л.: Сов. писатель, 1986. — 352 с.

228. Ямпольский И. Г. Середина века.Очерки истории русской поэзии 1840-х 1870-х — Л.: Худ лит., 1974. — 280 с.

Обращаем Ваше внимание, что вышеуказанные научные тексты размещены для ознакомления и получены путем распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с этим они могут содержать ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF-файлах диссертаций и авторефератов, которые мы предоставляем, таких ошибок нет.

Ровно 200 лет назад, 4 января 1812 года, в Москве родилась Евдокия Петровна Ростопчина, урожденная Сушкова — русская поэтесса, переводчица, драматург и прозаик.
Красивая, умная, талантливая… и несчастная…

Лишившись матери в шестилетнем возрасте, Евдокия Сушкова вместе с двумя младшими братьями выросла в Москве в богатой семье деда, отца матери, Иван Александрович Пашков. Девушка много читала и изучала немецкий, французский, итальянский и английский языки.

Некоторое время Евдокия Петровна тщательно скрывала ото всех, что занимается поэзией, но одно из ее стихотворений, «Талисман», случайно попало в руки князя П.А. поставил под ними подпись: Д. С… ва. Эта, по-видимому, странная и непонятная подпись произошла оттого, что Евдокию Петровну обыкновенно называли в ее семье «Додо», а князь Вяземский, не зная ее настоящего имени, считал, что ее зовут Дарья, и потому поставил букву Д. вместо А., то есть Авдотья, как тогда называли в обществе будущую графиню Ростопчину. Это стихотворение, несколько измененное, вошло позднее в поэтический роман: «Дневник девушки» («Стихи графа Ростопчина», изданные в 1859 г., стр.151). Когда «Талисман» появился в печати и имя писательницы почему-то стало известно в Москве, в доме Пашковых, все набросились на нее, всячески упрекая за этот постыдный и неприличный поступок, так что юная поэтесса не раз переживала ужасное время из-за того, что не могла полностью принять дар, данный ей от Бога. ( Сушков Д. К биографии Е. П. Ростопчиной )

Двадцатидвухлетняя Евдокия, чтобы избавиться от домашнего гнета, решила принять предложение молодого и богатого графа Андрея Федоровича Ростопчина (1813-1892), сына бывшего московского главнокомандующего .Свадьба состоялась в мае 1833 года, и молодые люди весело и открыто зажили в своем доме на Лубянке, приняв на себя всю Москву.
По собственному признанию, Ростопчина была, однако, очень недовольна своим грубым и циничным мужем и стала искать развлечений в свете, была окружена толпой поклонников, к которым она была далеко не жестока. Разрозненная светская жизнь, прерываемая частыми и длительными поездками по России и за границу, не мешала Ростопчиной с энтузиазмом предаваться литературным занятиям.

В 1836 году семья переехала в Петербург и была включена в высшее интеллигентное общество столицы. Ростопчина стала подписывать свои публикации Р., а затем и своим полным именем. В творчестве ее поддерживали такие поэты, как Лермонтов, Пушкин, Жуковский. Огарев, Май и Тютчев посвятили ей свои стихи. Гостями ее литературного салона были Жуковский, Вяземский, Гоголь, Мятлев, Плетнев, В.Ф. Одоевский и др.

Большая часть ее песен была стихами о безответной любви.В 1839 году она опубликовала книгу «Очерки большого мира», которая осталась без внимания как читателей, так и критиков. Хотя Ростопчина писала также романы и комедии, ее проза не имела большого успеха.

Графиня Ростопчина славилась не только красотой, но и умом и поэтическим талантом. Небольшого роста, изящно сложенная, с неправильными, но выразительными и красивыми чертами лица. Ее большие, темные и крайне близорукие глаза «горели огнем». Ее речь, страстная и пленительная, текла быстро и плавно.

В свете она была предметом множества сплетен и клеветы, поводом для которых часто давала ее светская жизнь. В то же время, будучи необычайной добротой, она много помогала бедным и все, что получала от своих сочинений, отдавала князю Одоевскому для основанного им благотворительного общества.

Во время заграничной поездки в 1845 году поэтесса написала балладу «Насильственный брак», в которой иносказательно осуждала отношения России с Польшей.

Насильственный брак
… На сироту смотрел я на нее,
И взял ее разоренную,
И дал державной рукой
Она покровительница моя;
Он одел ее парчой и золотом,
Окруженный бесчисленной стражей,
И, чтобы враг ее не соблазнил,
Я сам стою над нею булатом.
Но недовольна и грустна
Жена неблагодарная! ..

Вернувшись в 1847 году из заграничной поездки, совершенно разоренная мужем, графиня Ростопчина поселилась в Москве (Николай I запретил поэтессе появляться в столице) в доме своей свекрови Е. П. Ростопчина, ярая католичка.
Последние годы жизни Евдокии прошли в крайне тяжелой домашней обстановке и постоянной тупой борьбе со свекровью, беспощадно осуждавшей ее светские увлечения и православное воспитание, которое она давала детям.

Ростопчина продолжала писать стихи, пьесы, переводы, но интерес к ее творчеству уже угасал. В последние годы жизни поэтесса высмеивала различные литературные течения в России, в итоге оказавшись в изоляции.

Во время Крымской войны написала ряд патриотических стихов.
В 1852 году был опубликован рассказ «Счастливая женщина».

В 1857 году Огарев написал стихотворение Ростопчиной.

Интересная подробность из воспоминаний родственницы:

Когда графиня Ростопчина была в Москве, она написала, кроме множества небольших стихотворений, один роман «У пристани» и несколько небольших комедий на родном французском драматические пословицы, из которых одна или две были представлены на петербургской сцене.
В ту же эпоху, ровно в 1856 году, придворный книгопродавец Смирдин-сын издал в Петербурге в 4-х томах новое издание стихов графини. Кроме упомянутых выше небольших комедий, графиня Ростопчина написала еще комедию в стихах: «Возвращение Чацкого в Москву», в которой она вывела большинство персонажей бессмертной комедии Грибоедова.
Петербургский актер А. М. Максимов хотел поставить эту комедию в своем бенефисе, но драматическая цензура, состоявшая тогда в 3-м отделе Канцелярии Его Императорского Величества, по особым причинам не смела допустить к постановке этой комедии. комедия.Однако из уважения к литературной славе графини Ростопчиной пьеса ее была доложена Государю и комедия была прочитана лично Его Величеством; но предъявления этого высочайшего соизволения не последовало. Через несколько лет, после смерти писателя, эта комедия вышла отдельным изданием, но литературного успеха не имела, встретив неблагосклонные и явно враждебные отклики со стороны нашей тогдашней публицистики, пытавшейся в то время разрушить литературную власти старого времени.

Почти забытая публикой, после двух лет болезни графиня Ростопчина скончалась от рака 3 декабря 1858 года. Похоронена на старом Пятницком кладбище в Москве.

Вот и все. Такая короткая жизнь красивой женщины, поэтессы, практически неизвестной сейчас. Все на земле когда-то проходит, и жизнь человеческая подобна осеннему листу, безжалостно уносимому ветром…

Осенние листья
Сухие, желтые листы
Предвестники печальной поры
Ты меня любишь! .. Мои сны
К думе похоронной Привыкли,
С думой неземной подружились;
И есть родство, святое родство
Между всем томлением и мной —
Неизгладимо роковое
Клеймо минувших дней над душой! ..

Вскоре после свадьбы Ростопчина с мужем отправились в свое имение, село Анна, Воронежской губернии. Брак был несчастливым. Евдокия так и не смогла полюбить своего мужа.
Иногда она будет называть новый период своей жизни суетой, с которой жила.Светские успехи словно отвлекали ее от мыслей и чувств, не имеющих будущего. «Я погасил без пощады луч вдохновения за свет бальных встреч… Я был женщиной», — говорил в то время поэт. Накануне этого тяжелого для нее времени, весной 1932 года, Ростопчина написала стихотворение «Отвергнутому поэту» — своеобразную эпитафию Александру Пушкину. Дело не в литературе, а в личной жизни. Карточный долг Пушкина продолжал существовать и накапливать неимоверные проценты – его удалось погасить только после смерти поэта, опекунов Натальи Николаевны и детей Пушкина.Но Ростопчина не замкнулась на своем кумире, она искренне сочувствовала Наталье Николаевне, считая ее обреченной на семейные неурядицы.
Через три года семейной жизни Ростопчины переехали в Санкт-Петербург. Имя молодой графини было окружено громкой славой. Журналы охотно предоставляли свои страницы ее стихам, не скупились на восторженные похвалы критиков. Ее особенно поддержал В.А. Жуковский. Он преподнес ей необыкновенный подарок — последнюю черновую тетрадь Пушкина, в которую он еще ничего не успел записать, с благословением «окончить книгу».43
Растопчина, потрясённая, ответила на этот подарок стихами, посвящёнными памяти великого поэта:

С волненьем гляжу, с тоскливой тоской
На сиротскую книжку, на белые простыни,
Где усопший наш одухотворенный рука
Я собирался писать и песни, и мечты;
Где фантазия созрела, в полную силу
Он хотел собрать дивных существ. ..
… И мне, и мне этот подарок! Мне, немощному, недостойному,
Мой духовный отец пришел вручить,
Мне робкую, неопытную, нестройную песню,
Он велел заменить пушкинский чудный стих! .. 44

Ноутбук был не совсем чистым. В нем были черновые зарисовки самого Жуковского, к которым Ростопчина стала добавлять «спрятанные» пушкинские стихи, находившиеся в списках. Появились эпиграммы к Аракчееву, Булгарину и другим, а со временем и стихи самой Ростопчиной около полутора сотен.
В сентябре 1837 года у Ростопчиных родилась дочь Ольга, через год Лидия, а еще через год, в декабре, сын Виктор. Но эти же годы были для Евдокии Петровны и годами вполне серьезных литературных занятий.С 1834 года ее стихи начинают появляться в альманахах и журналах. До 1838 года печатался
то под псевдонимами («Ясновидящий»), то подписываясь инициалами, то вообще без подписи. Но круг посвященных, и не столь узкий, знал, чьи это стихи. Без суеты, медленно, но верно Ростопчина завоевывала известность как среди простых любителей изящной словесности, так и среди известных знатоков.
Переехав в Петербург, Ростопчина зажила оживленной столичной жизнью, посещая балы, маскарады, шумные светские гостиные.Но гораздо более аристократический Петербург занимал ее литературный, художественный, музыкальный Петербург, который был почти неотделим от «света». Брат поэта, С. П. Сушков, свидетельствовал: «С зимы с 1836 на 1837 год я сохранил в своей памяти неизгладимые воспоминания об обедах, часто бывавших у Ростопчиных, на которые Жуковский, Пушкин, князь Вяземский, князь Одоевский, граф Соллогуб и еще некоторые другие лица, принадлежащие по своим тесным связям к этому высокоинтеллектуальному и одаренному кругу…»
Поэтесса принимала своих гостей широко и гостеприимно. Все, кто был тогда талантлив в Северной Пальмире, известны, можно было встретить на ее вечерах. В. А. Жуковский, И. А. Крылов, А. И. Тургенев, Ф. И. Глинка, Ференц Лист, Полина Виардо, Фанни Эльсрель, Рашель
Неизвестно, как часто А. С. Пушкин бывал у Растопчиных, но П. И. Бартенев сообщал: «Пушкин, за день до своего смертного поединка, обедал с графиней и, как сказал ее муж, г. А. Ф. Ростопчин, неоднократно убежал, чтобы намочить голову, пока она не сгорела вместе с ним.
Два стихотворения Ростопчиной — «Эльбрус и я» и «Месть» — были опубликованы в пушкинском «Современнике». В начале 1838 года в журнале «Сын Отечества и северного архива» под псевдонимом «Ясновидящий» одно за другим появились ее рассказы «Чины и деньги» и «Дуэль». В следующем году они выпустят книгу под названием «Очерки большого мира». Все средства от издания своих произведений Евдокия Петровна пожертвовала на благотворительность.
В те годы русский романтическая история была в самом расцвете, рассказы появлялись чуть ли не в каждом номере лучших журналов.Критика на первые прозаические опыты Ростопчиной почти не отзывалась. И все же среди так называемых «светских» рассказов того времени ее рассказы не затерялись, у них было свое лицо. Знакомое противопоставление героя или героини обществу, их трагический разлад с миром — вот основная тема ее рассказов. Рациональному лицемерию Ростопчин противопоставил непосредственность настоящих чувств, идеализм юности, открытую человеческую душу. Она по-своему смело, хотя и в рамках, определенных «предрассудками века», отстаивала право женщины быть личностью, жить чувством, искренне и полно.
Конфликт между человеком, стремящимся к свободе, к естественной, раскрепощенной жизни, и обществом, в основе которого лежат классовые и другие институты, — эта проблема и определила основные лирические темы первой книги стихов Евдокии Ростопчиной, вышедшей в свет к весне 1841 г. и включил стихи 1829 — 1839 гг. При всей похвале, вызванной появлением книги, было отмечено большинство недостатков стихов.
Потом, в посвящении к книге своих стихов, Ростопчина дала довольно точную характеристику собственных стихов: что она, видимо, почувствовала, поняла — наконец, эти страницы — одно из тех интимных повествований, которые осмелишься доверить только близкая душа…». Поэзия Ростопчиной – это лирический дневник.
Вот почему поэтесса ставила под каждым стихотворением дату и место написания. И ее стихи, не вышедшие за лирический круг житейских впечатлений, наполнены проникновенным чувством, трогательны и выразительны. Но в дневнике наряду со значительными событиями Ростопчина записала то, что могло заинтересовать только ее ближайшего адресата, имевшее лишь сиюминутное значение. За поэтически условным, романтическим языком скрывался конкретный смысл.46
А. А. Потебня отмечал, что «у искренних поэтов даже кажущийся случайным образ имеет глубокое основание в личной жизни». И романтическая условность, некоторая экзальтированность лирического выражения нашли выражение в стихах, близких к романсу:

До свиданья! .. Роковая разлука
Настало… О сердце мое! ..
Заплатим длинной мукой
За короткое счастье! .. 47

Несчастная любовь, невозможность простого человеческого счастья, жажда открытости, духовного счастья породили в поэзии Ростопчиной мотивы разочарования, протеста.
Весной 1838 года, взяв заветную пушкинскую тетрадь, Евдокия Петровна уехала из Петербурга в деревню Анну, имение мужа. Все прелести большого света, огней и музыки, оживления блестящей толпы вытеснялись из души поэтессы стремлением к тишине, покою и творчеству. Она уже другая, не та худенькая Додо, не та соблазнительная Евдокия Петровна. Под пером легли на бумагу строки о счастливой воронежской «изгнаннице», о благословенной деревне с милым именем Анна:

Там мой разум подружился
С радостью тихих спокойных размышлений… 48

Три года Ростопчина работала и над стихами, и над прозой. В 1839 году два ее рассказа «Чины и деньги» и «Дуэль» были изданы отдельной книгой под названием «Очерки большого мира». Их главная тема — право на любовь женщины по ее собственному выбору. Вся сознательная жизнь поэтессы доказывала, насколько актуальна для нее эта тема.
Семейная жизнь, по ее словам, была «лишена первого счастья — домашнего тепла». Она пыталась привыкнуть к душевному одиночеству и сознательно избегала привязанностей, которые могли бы украсить ее жизнь.И все же соблазн был слишком велик, чтобы чувствовать себя влюбленной и любимой. Долгий и мучительный роман в итоге связал Ростопчину с Андреем Карамзиным, младшим сыном известного историографа, хорошим другом А. С. Пушкин и друг М.Ю. Лермонтов. Этот роман обсуждался в свете, но Ростопчина была безрассудна в своих чувствах, хотя и понимала, что у него нет будущего. У нее было две дочери, выросшие в Женеве и носившие фамилию Андреева. Остальное подтверждало справедливость предвидения поэтессы: «Я всегда встречала горе на радость.
Охлаждение Карамзина, а после этого известие о его предстоящей женитьбе на красавице Авроре Демидовой Ростопчина приняла с мужеством и великодушием искренне любящей женщины. 49

Прости, прости!.. Одной молитвой
Одним желанием для тебя
Я побеспокою судьбу:
Быть избранным тобой
Уметь бы любить, как я… 50

В феврале 1841 года, приехав в Петербург на каникулы, Михаил Лермонтов увидел не молодую Додо Сушкову, а столичную знаменитость в полном расцвете красоты, славы и таланта.Он увидел женщину, которая многое пережила. Она тоже прекрасно понимала, кто он на самом деле — офицер Мишель Лермонтов. Им было о чем поговорить, что вспомнить, на что пожаловаться и как утешить друг друга. Они читали друг другу стихи, а позже Михаил Юрьевич попросил свою бабушку Елизавету Алексеевну прислать ему в Пятигорск новый сборник Ростопчина. Перед отъездом Лермонтов сказал своему другу, что предчувствует его скорую смерть. «Я была одной из последних, кто пожал ему руку, — вспоминала Ростопчина.Уходя, Лермонтов протянул ей альбом, где написал посвященное ей стихотворение.

Верю: под одной звездой
Мы с тобой родились;
Мы шли одной дорогой,
Нас обманывали одни и те же мечты… 51

Эта встреча двух поэтов была последней. Весной 1845 года Ростопчины всей семьей уехали за границу. Они побывали в Германии, Италии, Швейцарии, Франции, проведя одну зиму в Риме и две в Париже. Евдокия Петровна увидела Италию, о которой когда-то мечтала.

Италия… страна воспоминаний,
Страна гармонии, поэзии, любви,
Родина гения, возвышенных подвигов…
О! Древняя страна чудес, любимая мною давно,
Увижу ли я тебя… -52

Так она писала в 1831 году, еще не увидев Италию. Ее любовь к этой стране возникла сначала из книг; Итальянская тема в те годы все чаще звучала в русской литературе.
Интересным откликом на женитьбу Карамзина на Авроре Демидовой стала итальянская поэма Ростопчиной «Донна Мария Колонна Манчини», написанная в июне 1846 года.Все это произведение есть исповедь Ростопчиной Карамзину, сопровождаемая вопросами к нему, признанием в своем горе, заверениями в любви.
Женитьба Андрея Карамзина сразу лишила Ростопчину возможности вести с ним переписку. Для общения осталась только поэзия, причем языком аллегорий и намеков.
Поэтесса читала в Риме свои новые стихи Н.В. Гоголю и среди них балладу «Женитьба по принуждению». Гоголь посоветовал издать их в Петербурге. Ф. В. Булгарин, которому «Женитьба по принуждению» была отправлена ​​вместе с другими стихотворениями, удивился тому, что знаменитая поэтесса обратилась к нему, но не заметил подвоха.А в декабре 1846 года в верной «Северной пчеле» появилась баллада, намекавшая на угнетенную царизмом Польшу.
А. В. Никитенко записал в своем дневнике: «И цензура, и общественность сначала поняли, что графиня Ростопчина говорила о своем отношении к мужу, которое, как известно, было враждебным. Удивлялись только смелости, с которой она представила публике свои семейные дела, и тому, что Тона связалась с «Северной пчелой». Но теперь выяснилось, что барон — Россия, а насильно взятая жена — Польша.Булгарина срочно вызвали для объяснений к графу Орлову. Король не на шутку разозлился. Номер «Северной пчелы» с балладой было приказано конфисковать и уничтожить. Они потребовали объяснений от Булгарина и Греча, издателей газеты. Вернувшись в сентябре 1847 г. из-за границы, Ростопчин был выслан из столицы.
Взбешенный крамольной балладой, Николай I дал понять, что ее автор является «персоной нон грата» в столице империи. Только смерть царя в феврале 1855 года положила конец опале.Только спустя девять лет поэтесса получила возможность увидеть город, в котором так многое напоминало ей о встречах с Андреем Карамзиным.
В конце октября того же года Ростопчины переехали в Москву. В 1847 году они купили дом на Садовой, куда граф Андрей Федорович перевез богатейшую картинную галерею, собранную его отцом. Картин здесь было около трехсот: Рембрандт, Рубенс, Доу, Тициан… Великолепное убранство, мраморные статуи, работы итальянских мастеров, большая библиотека — особняк на Садовой стал жемчужиной Москвы, а с 1850 года — музеем.Супруги открыли двери всем.
С каждым годом Евдокия Ростопчина писала все меньше лирических стихов, но много работала. Теперь это проза, драмы, написанные большей частью на белые стихи, небольшие комедии, наспех сочиненные для бенефисов знакомыми актерами.
В 1850 году выходит ее роман в стихах «Поэзия и проза жизни. Дневник девушки. Автор пытается передать в романе самые разнообразные оттенки внутреннего мира юной девушки, ее переживаний и житейских забот, атмосферу ее духовной жизни.
Ростопчина возлагала большие надежды на свою драму «Неоперабельный». Но драма не удалась.
Евдокия Петровна присутствовала на вечере у М.П. Погодина, где А. Н. Островский читал свою первую пьесу «Банкрот», переименованную впоследствии в «Наши люди — нас сочтут». Ростопчина поддержала молодого драматурга, оценив его оригинальный характер.
По субботам она принимала в своей гостиной писателей, одним из которых стал А. Н. Островский. Завязь кружка составляли: Мей, Филиппов, Эдельсон, Рамазанов, Щепкин и Самарин.Часто выступали Григорович, И.С.Тургенев, Майков, Щербина, Павлов, Хомяков. Случилось так, что у Ростопчиной было довольно пестрое общество, об одном из таких собраний она заметила:

Какая смесь поэзии и прозы!
Разные мнения и начинания! 53

Услышав в марте 1854 г. о вступлении Андрея Карамзина в ряды русской армии, сражавшейся на Дунае, Ростопчина пишет стихотворение «Эпилог», полное тревоги за его судьбу. Война, несомненно, вызвала в нем всплеск патриотических настроений.Сын известного российского историка не смог остаться в стороне от страшных событий. 16 мая 1854 года он погиб в бою.
Эта трагедия стерла в сознании поэтессы все обиды, все мучительное и мрачное, что принесла разлука с возлюбленным. Его просветленный образ предстал перед ней в небывалом поэтическом ореоле. 54
Последний, московский, период жизни Евдокии Петровны был наполнен напряженной работой. Определяя свою лирику как «правдивую историю», она продолжала размышлять и признаваться в любви и разочаровании.
В 1856 г. вышел в свет первый том ее собрания сочинений, которому предшествовали следующие слова критика: «Имя графини Ростопчиной перейдет к потомкам как одно из ярчайших явлений нашего времени… В настоящий момент она — один из самых одаренных наших поэтов».
Но это был последний отзыв, радующий автора55.
В пятидесятые годы Ростопчина запуталась среди чуждых и непонятных «мнений и начал». Расставшись и с западниками, и со славянофилами, чуждыми вошедшим в литературу разночинским демократам, поэтесса невольно оказалась на консервативных позициях. В стихотворении «Критикам моим» (1856) она совершенно искренне сказала о себе:

Я рассталась с новым поколением
Мой путь уходит от него,
Пониманием, душой и убеждением
Я принадлежу миру иному! ..
Иных богов чту и призываю,
И говорю на другом языке…
Я им чужой, смешной, знаю, что… 56

В пятидесятых годах Е. П. Ростопчина написала роман » Счастливая женщина», в 1854 г. — рассказ «Палаццо Форли», а в 1857 г. — роман в письмах «У пристани».Ее романтическая проза была написана не вовремя и была встречена смущенным молчанием друзей и ненавистными отзывами критиков. Особенно неудачным оказался чрезмерно затянутый и во многом надуманный роман «У пристани». С разгромной оценкой, сделанной в «Современнике» Н.А. Добролюбов.
Видя в равнодушии к своей работе, в резкой критике происки «кружков и групп», Ростопчина не могла не вылить накопившееся раздражение на бумагу.
В 1856 году она написала комедию «Возвращение Чацкого в Москву, или Встреча знакомых лиц после двадцатипятилетней разлуки». Ростопчина высмеивала карикатурных славянофилов и западников и обличала общество, в котором многие так или иначе говорили, а сами вели пустую барскую жизнь, наполненную мелкими корыстными интересами.
Ростопчина не обошлась без нападок на некрасовского «Современника». комедии не пустили ни на сцену, ни в печать, и опубликована она была только после смерти поэтессы, в 1865 году.
Осталась неизданной, и вряд ли предназначалась для публикации автором, сатира «Дом сумасшедших в Москве в 1858 году», написанная Ростопчиной в последний год ее жизни.Она создала галерею колких карикатурных портретов современников из произведений А.С. Хомяков и А.И. Кошелева к М.Н. Катков, больно А. Н. Герцен.
Летом 1857 года Ростопчины, отдыхая в подмосковном имении Вороново, навестили соседей. Во время обеда семейный врач хозяев, сидевший напротив Евдокии Петровны, обратил на нее особое внимание, а в конце вечера попросил кого-нибудь из близких предупредить Растопчина: «Его жена опасно больна.У нее есть все признаки рака.
И сама Евдокия Петровна предчувствовала приближение конца. Она вызвала в Вороново своего дядю, писателя Николая Сушкова, для принятия соответствующих распоряжений.
В Вороново свекровь Ростопчиной открыла католическую школу для местных девочки. Евдокия Петровна не могла смириться с этим. Страсти накалялись. Но вокруг был огромный парк, красивая природа — и это умиротворяло душу поэтессы. В Москве, где она думала с помощью медицины хотя бы продлить свои дни немного, ей пришлось снова жить в доме Ростопчиных на Старой Басманной, жить в вечной атмосфере вражды со свекровью.
Граф Андрей Федорович продал знаменитый дом на Садовой со всеми его дивными коллекциями, движимый страстью к финансовым сделкам, которые неизменно кончались неудачей. Евдокия Петровна всегда избегала материальных дел. Сейчас на это не хватало сил.
Ф.И. Тютчев, посетивший больную, пришел в ужас от того, что осталось от еще недавно блиставшей здоровьем женщины. Она, по его словам, выглядела «слабеющей и увядающей». Но дух Ростопчиной был неукротим. Разговор с ней заставил поэта забыть, что перед ним человек, дни которого сочтены.57
Последний год жизни поэта отмечен не только сатирическими, но и элегическими воспоминаниями. Отказ от настоящего делал прошлое более ярким и желанным.
Наконец, судьба еще раз улыбнулась Ростопчиной, подарив одну и последнюю из тех знаменательных встреч, которые обозначили этапы ее биографии особыми вехами.
По просьбе приехавшего к ней в Москву Александра Дюма, с которым вела переписку Ростопчина, смертельно больная поэтесса написала проникновенные воспоминания о М.Ю. Лермонтов. Отправляя их А. Дюма, она в своем письме писала: «Когда вы его получите, я буду либо мертва, либо очень близка к смерти». Действительно, когда французская писательница читала ее письмо, Ростопчиной уже не было на свете58.
Умерла она в доме на Ново-Басманной 3 декабря 1858 г., отслужилась в Петропавловской церкви и похоронена в Пятницком кладбище.
После смерти Ростопчиной вышли третий и четвертый тома собрания ее сочинений.
Евдокия Ростопчина много писала, обладая счастливым даром импровизации.В четырех томах, подытоживших всю ее поэтическую деятельность, любовные признания сменяются горьким разочарованием, рассуждения соседствуют с романтикой, воспоминание о музыкальном вечере — с письмом близкому другу.
Внутренняя противоречивость, живая многозначность лирического «я», исповедальность и психологизм в выражении чувств, яркое женское начало отличают лирику Ростопчиной, занимающую скромное, но особое место в поэзии 30-40-х годов. Э.П. Ростопчина принадлежала к младшему поколению поэтов пушкинской плеяды, но постоянные мотивы разочарования, романтических размышлений сближали ее творчество с ранней лирикой Лермонтова.
Не надо забывать, что Ростопчина была одной из первых русских поэтесс, что она учила «баб говорить» в то время, когда образованное русское дворянство говорило большей частью по-французски, когда литератор была диковинкой. Сама Ростопчина призналась:

Поэт в кисейном платье и венке
На балу — забавное явление
Для гордых, модных дам, для модных львиц. .. 59

Ростопчина очень любила музыку, сама музицировала, была знаком со многими выдающимися певцами, исполнителями, композиторами.Ее стихи имеют сильное мелодическое начало, часто в них звучала возвышенная красота романса. А некоторые ее стихи предназначались для музыки. И многие стихи Ростопчиной были положены на музыку; ее слова использовали Глинка, Даргомыжский, А. Рубинштейн, Чайковский. 60

В период после замужества окончательно сформировался стиль поэзии Ростопчиной, отличалось жанровое своеобразие ее лирических произведений. В конце творческого пути романтические элегии и песни сменяются сатирическими жанрами, что связано с неприятием Ростопчиной кардинальных перемен в литературном обществе.

Евдокия Петровна Ростопчина (урожденная Сушкова) — русская графиня, поэтесса, переводчица, драматург, прозаик и хороший друг М.Ю. Лермонтов. Евдокия Ростопчина родилась в Москве 23 декабря 1811 года в семье действительного статского советника Петра Васильевича Сушкова и Дарьи Ивановны Пашковой.

В шестилетнем возрасте девочка осталась без матери и вместе с двумя младшими братьями воспитывалась в богатом доме деда по материнской линии, Ивана Александровича Пашкова.

Дедушка и бабушка Евдокии, жившие светской жизнью, очень мало внимания уделяли своим внукам. Их воспитанием занимались гувернантки, которые часто менялись. Они научили девочку всему, что было необходимо для того, чтобы блистать в обществе: русскому, французскому, немецкому, английскому и итальянскому, Закону Божию, рисованию, музыке, танцам, истории, географии и основам арифметики. Евдокия много читала и с ранних лет пробовала писать.

В 1830 году известный писатель князь П.А. Вяземский, находившийся с Пашковыми, заинтересовался стихами юной поэтессы и даже опубликовал одну из ее пьес «Талисман» в сборнике «Северные цветы» за подписью Д. С-ва. Родственники и друзья Евдокии обычно называли ее Додо, поэтому князь, считавший, что это имя происходит от Дарьи, подписал пьесу аббревиатурой этого имени. Пьеса стала дебютом Сушковой в печати.

С незаурядной внешностью, талантливый, открытый, с даром блестящей беседы юный Додо пользовался успехом в мире.Начинающий поэт М.Ю. обратил внимание на очаровательную и многообещающую поэтессу. Лермонтов: ей он посвятил поэму «Крест на скале», а также мадригал «Додо». Услышав о Лермонтове от своей двоюродной сестры Екатерины Сушковой, Евдокия Петровна не изъявила желания познакомиться с ним.

В 1833 году вышла замуж за графа Андрея Федоровича Ростопчина, сына генерал-губернатора, графа Федора Васильевича Ростопчина. Евдокия Петровна согласилась на брак только по настоянию родственников, поэтому счастья в нем она не нашла, однако еще шире распахнулись двери большого мира перед богатой графиней.Ее литературный салон посещали А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, Б.А. Жуковского, Б. Ф. Одоевского и др. В 1839 г. вышла книга ее рассказов «Очерки большого мира», а в 1841 г. — сборник стихов. Будучи человеком необыкновенной доброты, Евдокия Петровна много помогала бедным, а все доходы, которые получала от своих сочинений, жертвовала в благотворительное общество, основанное князем Одоевским.

Личное знакомство Ростопчиной с Лермонтовым произошло у Карамзиных в 1841 году, когда поэт приехал с Кавказа в Петербург.Петербург. Они стали часто встречаться и очень подружились. В апреле 1841 г., после того как Михаил Лермонтов получил приказ уехать в Тенгинский полк на Кавказ, друзья устроили ему прощальный вечер у Карамзиных, где он много беседовал с Евдокией Петровной и делился с ней своими мыслями о своем скором смерть. Графиня, как могла, подбадривала поэта при их последней встрече, но и сама, кажется, что-то почувствовала, и через несколько дней после его отъезда подарила бабушке Лермонтова сборник своих стихов с посвящением для отправки внуку.Посылка с ее книгой пришла, когда поэтессы уже не было в живых.

Потрясенный смертью Лермонтова, Ростопчин в 1841 году в стихотворении «Пустой альбом» создает образ трагически погибшего поэта. Ей также принадлежит цикл стихов, посвященных Лермонтову, и пьеса «В дороге», написанная как напутствие уезжающему на Кавказ поэту.

Графиня скончалась 3 декабря 1858 года и была похоронена на Пятницком кладбище в Москве. Евдокия Петровна Ростопчина до конца своих дней хранила у нее альбом, подаренный Лермонтовым на прощальном вечере у Карамзиных, в котором поэт оставил ей свое последнее посвящение.

Публикации — Quantum Lab

57. Александр В. Грамолин, Дениз Айбас, Дориан Джонсон, Янош Адам и Александр О. Сушков,
«Поиск аксионоподобной темной материи с помощью ферромагнетиков»
Nature Physics 17 , 79-84 (2021)

56. Дениз Айбас, Янош Адам, Эмми Блюменталь, Александр В. Грамолин, Дориан Джонсон, Анналис Клейхиг, Самер Афах, Джон В. Бланчард, Гэри П. Сентерс, Антуан Гарсон, Мартин Энглер, Натаниэль Л. Фигероа , Марина Гил Сендра, Арне Викенброк, Мэтью Лоусон, Тао Ван, Тенг Ву, Хаосу Луо, Хамди Мани, Филип Маускопф, Питер В.Грэм, Сурджит Раджендран, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Дмитрий Будкер и Александр О. Сушков,
«Поиск аксионоподобной темной материи с использованием твердотельного ядерного магнитного резонанса»
Phys. Преподобный Летт. 126 , 141802 (2021)

55. Дениз Айбас, Хендрик Беккер, Джон В. Бланшар, Дмитрий Будкер, Гэри П. Сентерс, Натаниэль Л. Фигероа, Александр В. Грамолин, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Арне Викенброк, и Александр О. Сушков,
«Пределы квантовой чувствительности экспериментов по ядерному магнитному резонансу в поисках новой фундаментальной физики»
Квантовая наука и технологии 6 , 034007 (2021)

54.Андреа Винанте, Крис Тимберлейк, Дмитрий Будкер, Дерек Джексон Кимбалл, Александр О. Сушков, Хендрик Ульбрихт,
«Превышение предела энергетического разрешения с помощью ферромагнитных датчиков крутящего момента»
Phys. Преподобный Летт. 127 , 070801 (2021)

53. Павел Фадеев, Тао Ван, YB Band, Дмитрий Будкер, Питер У. Грэм, Александр О. Сушков, Дерек Ф. Джексон Кимбалл,
”Gravity Probe Spin: перспективы измерения в целом -релятивистская прецессия собственного спина с помощью ферромагнитного гироскопа»
Физ. Rev. D 103 , 044056 (2021)

52. Павел Фадеев, Крис Тимберлейк, Тао Ван, Андреа Винанте, YB Band, Дмитрий Будкер, Александр О Сушков, Хендрик Ульбрихт и Дерек Ф. Джексон Кимбалл,
”Ферромагнитные гироскопы для тестов по фундаментальной физике»
Quantum Science and Technology 6 , 024006 (2021)

Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Александр О.Сушкова,
«Спектральные характеристики аксионоподобной темной материи»
arXiv:2107.11948 (2021)

управляемый кубит»
Phys. Преподобный Летт. 125 , 160505 (2020)

49. Йи Чен, Муамер Кадич, Дэвид Э. Каплан, Сурджит Раджендран, Александр О. Сушков, Мартин Вегенер,
«Обнаружение высокочастотных гравитационных волн с использованием хирального резонансного механического элемента и короткий нестабильный оптический резонатор»
arXiv:2007.07974 (2020)

48. Гэри П. Сентерс, Джон В. Бланшар, Ян Конрад, Натаниэль Л. Фигероа, Антуан Гарсон, Александр В. Грамолин, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Мэтью Лоусон, Барт Пелссерс, Джозеф А. Смига , Евгений Стадник, Александр О. Сушков, Арне Викенброк, Дмитрий Будкер, Андрей Деревянко,
«Стохастические колебания амплитуды бозонной темной материи и пересмотренные ограничения на линейные связи»
arXiv:1905.13650 (2019)

47. Антуан Гарсон, Джон В. Бланшар, Гэри П.Центры, Натаниэль Л. Фигероа, Питер В. Грэм, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Сурджит Раджендран, А. О. Сушков, Евгений В. Стадник, Арне Викенброк, Тенг Ву, Дмитрий Будкер,
”Ограничения на бозонную темную материю из сверхнизкопольных ядерных магнитный резонанс»
Science Advances 5 (10), eaax4539 (2019)

46. Teng Wu, John W. Blanchard, Gary P. Centers, Nataniel L. Figueroa, Antoine Garcon, Peter W. Graham, Derek F. Джексон Кимбалл, Сурджит Раджендран, Евгений В. Стадник, А.О. Сушков, Арне Викенброк, Дмитрий Будкер,
”Поиск аксионоподобной темной материи с помощью жидкостного ядерно-спинового комагнетометра”
Phys. Преподобный Летт. 122 , 1

(2019)

45. Тао Ван, Шон Лоретт, Шон Р. О. Келли, Метин Кайси, YB Band, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, А.О. Сушков, Дмитрий Будкер,
”Динамика левитации ферромагнитной частицы Над сверхпроводником»
Phys. Rev. Applied, 11 , 044041 (2019)

44. Эрик Бойерс, Мохит Пандей, Дэвид К.Кэмпбелл, Анатолий Полковников, Дрис Селс, А. О. Сушков,
«Флоке-инженерное управление квантовым состоянием шумящего кубита»
Phys. Rev. A 100 , 012341 (2019)

43. Александр В. Грамолин, Дениз Айбас, Дориан Джонсон, Янош Адам, А.О. Сушков,
«Повышение чувствительности для поиска темной материи с легким аксионом с помощью магнитного материала»
arXiv: 1811.03231 (2018)

42. А. Гарсон, Д. Айбас, Дж. В. Бланшар, Г. Сентерс, Н. Л. Фигероа, П. В. Грэм, Д.Ф.Джексон Кимбалл, С. Раджендран, М. Гил Сендра, А. О. Сушков, Л. Трамс, Т. Ван, А. Викенброк, Т. Ву, Д. Будкер,
«Эксперимент по прецессии космического аксиона (CASPEr): темно- поиск материи с помощью ядерного магнитного резонанса»
Quantum Science and Technology, 3 , 014008 (2018)

41. T. Wang, DF Jackson Kimball, AO Sushkov, D. Aybas, JW Blanchard, G. Centers, SR O’ Келли, А. Викенброк, Дж. Фанг, Д. Будкер,
«Применение спин-обменной безрелаксационной магнитометрии к эксперименту по прецессии космического аксиона»
Физика темной Вселенной, 19 , 27 (2018)

40.Д. Де Милль, Дж. М. Дойл, А. О. Сушков,
«Исследование границ физики частиц с помощью настольных экспериментов»
Наука 357 , 990 (2017)

39. С. Раджендран, Н. Зобрист, А. О. Сушков, Р Уолсворт, М. Лукин,
«Метод направленного обнаружения темной материи с использованием спектроскопии кристаллических дефектов»,
Phys.Rev.D, 96 , 035009 (2017)

38. DF Jackson Kimball, S. Afach , Д. Айбас, Дж. В. Бланшар, Д. Будкер, Г. Сентерс, М.Энглер, Н. Л. Фигероа, А. Гарсон, П. В. Грэм, Х. Луо, С. Раджендран, М. Г. Сендра, А. О. Сушков, Т. Ван, А. Викенброк, А. Вильжевски, Т. Ву,
«Обзор космического вращения аксиона» Precession Experiment (CASPEr)”
arXiv:1711. 08999 (2017)

37. И. Ловчинский, А.О. Сушков, Э. Урбах, Н.П. де Леон, С. Чой, К. Де Греве, Р. Эванс, Р. Гертнер, Э. , Берсин, К. Мюллер, Л. МакГиннесс, Ф. Железко, Р. Л. Уолсворт, Х. Парк, М. Д. Лукин,
«Ядерно-магнитный резонанс и спектроскопия одиночных белков с использованием квантовой логики»
Наука 351 , 836 (2016)

36.Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Александр О. Сушков и Дмитрий Будкер,
«Прецессирующий магнитометр с ферромагнитной иглой»
Phys. Преподобный Летт. 116 , 1

(2016)

35. Томас Унден, Прия Баласубраманян, Даниэль Лузон, Юваль Винклер, Мартин  Б. Пленио, Мэтью Маркхэм, Дэниел Твитчен, Аластер Стейси, Игорь Ловчинский, Александр О. Сушков, Михаил Д. Лукин , Алекс Ретцкер, Борис Найденов, Лайам П. МакГиннесс и Федор Железко,
«Квантовая метрология, усиленная повторяющейся квантовой коррекцией ошибок»
Phys.Rev. Lett., 116 , 230502 (2016)

34. Линь М. Фам, Стивен Дж. ДеВьенс, Франческо Казола, Игорь Ловчинский, А.О. Сушков, Эрик Берсин, Юнгхюн Ли, Элана Урбах, Паола Капелларо, Парк Хонгкун , Амир Якоби, Михаил Лукин и Рональд Л. Уолсворт,
«Метод ЯМР для определения глубины мелких азотно-вакансионных центров в алмазе»
Phys. Rev. B 93 , 045425 (2016)

33. S.J. DeVience, L.M. Pham, I. Lovchinsky, A.O. Sushkov, N. Bar-Gill, C.Бельтангади, Ф. Казола, М. Корбетт, Х. Чжан, М. Д. Лукин, Х. Парк, А. Якоби, Р. Л. Уолсворт,
«Наномасштабная ЯМР-спектроскопия и визуализация множественных ядерных частиц»
Nature Nanotechnology, 10, 129-134 ( 2015).

32. А. О. Сушков, И. Ловчинский, Н. Чисхолм, Р. Л. Уолсворт, Х. Парк, М. Д. Лукин,
«Магнитно-резонансное детектирование спинов отдельных протонов с использованием квантовой репортерной сети»
Phys. Rev. Lett., 113 , 197601 (2014).

31. Сушков А.О.,Чисхолм, И. Ловчинский, М. Кубо, П.К. Ло, С. Беннетт, Д. Хангер, А. Акимов, Р. Л. Уолсворт, Х. Парк, М. Д. Лукин,
«Полностью оптическое определение спина электрона одиночной молекулы»
Nano Lett., 14 (11), 6443 (2014).

30. Кесслер Э.М., Ловчинский И., Сушков А.О., Лукин М.Д.,
«Квантовая коррекция ошибок в метрологии»
Физ. Rev. Lett., 112 , 150802 (2014).

29. Д. Будкер, П. В. Грэм, М. Ледбеттер, С. Раджендран и А. О. Сушков,
«Эксперимент по прецессии космического аксиона (CASPEr)»
Phys.X, 4, 021030 (2014).

28. Эккель С., Сушков А. О., Ламоро С. К.,
, «Ограничение электрического дипольного момента электрона с помощью парамагнитного сегнетоэлектрика Eu0,5Ba0,5TiO3»,
Phys. Rev. Lett., 109 , 193003 (2012).

27. Карауланов Т., Парк Б.К., Будкер Д., Сушков А.О.,
«Барионное уширение и сдвиг линии D1 Ag He, Ar и N2»
Phys. Ред. A 86 , 014503 (2012 г.).

26. С. Эккель, А. О. Сушков, С.К. Ламоро,
«Трансимпедансный усилитель с линейным откликом и широким динамическим диапазоном».
Rev. Sci. Инстр. 83 , 026106 (2012).

25. А. О. Сушков, В. Дж. Ким, Д. А. Р. Далвит, С. К. Ламоро,
, «Наблюдение тепловой силы Казимира».
Nature Physics 7 , 230 (2011).

24. А. О. Сушков, В. Дж. Ким, Д. А. Р. Далвит и С. К. Ламоро,
«Новые экспериментальные ограничения на неньютоновские силы в микрометровом диапазоне».
Физ. преп.Lett., 107 , 171101 (2011).

23. А. О. Сушков, С. Эккель, С. К. Ламоро,
«Перспективы поиска электрического дипольного момента электрона с помощью сегнетоэлектрической (Eu,Ba)TiO3 керамики».
Физ. Ред. A 81 , 022104 (2010 г.).

22. Рущанский К.З., Камба С., Гоян В., Ванек П., Савинов М., Проклеска Ю., Нужный Д., Книжек К., Лауфек Ф., Эккель С., Ламоро С.К., Сушков А.О., М. Лезаик и Н. А. Спалдин,
«Мультиферроидный материал для поиска постоянного электрического дипольного момента электрона».
Nature Materials 9 , 649 (2010).

21. И.Б. Хриплович, С.К. Ламоро, А.О. Сушков, О.П. , 067601 (2010)

20. В. Дж. Ким, А. О. Сушков, Д. А. Р. Далвит и С. К. Ламоро,
«Поверхностные контактные потенциальные пятна и измерения силы Казимира»,
Phys. Rev.

19. ЛРХантер, К. А. Вирджин, А. В. Бриджес, Б. Дж. Хайденрайх, Дж. Э. Гордон, А. О. Сушков,
«Чувствительный к намагничиванию потенциал на границах раздела гранат-металл».
Journal of Magnetism and Magnetic Materials 322 , 2550 (2010).

18. В. Н. Роуэн-Виталуктук, Д. Х. Райан, А. О. Сушков, С. Эккель, С. К. Ламоро, О. П. Сушков, Дж. М. Кадоган, М. Йетирадж и А. Дж. Студер,
«Смягчение фононной моды при сегнетоэлектрическом переходе в Eu_0,5Ba_0,5TiO3 .»
Сверхтонкие взаимодействия 198 , 1 (2010).

17. Ким В. Дж., Сушков А. О., Далвит Д. А., Ламоро С. К.,
«Измерения силы притяжения на коротком расстоянии между Ge-пластинами с использованием крутильных весов».
Физ. Преподобный Летт. 103 , 060401 (2009).

16. А. О. Сушков, С. Эккель, С. К. Ламоро,
«Перспективы нового поиска электрического дипольного момента электрона в твердой гадолиниевой феррит-гранатовой керамике».
Физ. Ред. A 79 , 022118 (2009 г.).

15. С. Эккель, А. О. Сушков, С.К. Ламоро,
«Измерения магнитной восприимчивости и флуктуаций намагниченности смешанных гадолиниево-иттриевых железных гранатов».
Физ. Ред. B 79 , 014422 (2009).

14. Сушков А.О., Будкер Д.,
«Получение долгоживущего атомарного пара в высокоплотном буферном газе».
Физ. Ред. A 77 , 042707 (2008 г.).

13. Л.-С. Бушар, А.О. Сушков, Д. Будкер, Дж. Дж. Форд и А. С. Липтон,
«Ядерно-спиновая релаксация 207Pb в сегнетоэлектрических порошках.
Phys. Rev. A 77 , 022102 (2008).

12. BK Park, AO Sushkov, and D. Budker,
«Точная поляриметрия с уменьшением двулучепреломления оптического окна в реальном времени».
Rev. 79 , 013108 (2008).

11. Балабас М.В., Сушков А.О., Будкер Д.,
«Усы» рубидия в паровой кювете.
Nature Physics 3 (1), 2 (2007)

10. С. Пустельский, А. Войцеховский, М. Котырба, К. Сыч, Ю. Захоровски, В.Гавлик, А. Чингоз, Н. Лифер, Дж. М. Хигби, Э. Корсини, М. П. Ледбеттер, С. М. Рочестер, А. О. Сушков и Д. Будкер,
«Полностью оптические атомные магнитометры, основанные на нелинейном магнитооптическом вращении с амплитудно-модулированным светом. »
Proceedings of SPIE, 6604 (2007)

9. Д. Будкер, С. К. Ламоро, А. О. Сушков, О. П. Сушков,
«Чувствительность экспериментов по P- и T-нарушениям в конденсированных средах».
Физ. Ред. A 73 , 022107 (2006 г.).

8. В. Гавлик, Л.Крземьен, С. Пустельны, Д. Сангла, Дж. Захоровски, М. Граф, А. О. Сушков, Д. Будкер,
«Нелинейное магнитооптическое вращение с амплитудно-модулированным светом».
Заяв. физ. лат. 88 , 131108 (2006 г. ).

7. Сушков А.О., Вильямс Э., Ящук В.В., Будкер Д., Ламоро С.К. Эффект Керра в жидком гелии при температурах ниже сверхтекучего перехода.
Физ. Преподобный Летт. 93 , 153003 (2004 г.).

6. М. Аузиньш, Д. Будкер, Д. Ф. Кимбалл, С.М. Рочестер, Дж. Э. Сталакер, А. О. Сушков, В. В. Ящук,
«Может ли квантовое неразрушающее измерение улучшить чувствительность атомного магнитометра?»
Физ. Преподобный Летт. 93 , 173002 (2004 г.).

5. Ящук В.В., Сушков А.О., Будкер Д., Ли Э.Р., Ли И.Т., Перл М.Л.,
«Получение сгустков сухого порошка с помощью пьезоэлектрического генератора капель».
Rev. Sci. Инструм. 73, 2331 (2002).

4. Х. Линке, Т. Э. Хамфри, П. Э. Линделоф, А. Лофгрен, Р.Ньюбери, П. Омлинг, А. О. Сушков, Р. П. Тейлор, Х. Сюй,
«Квантовые храповики и квантовые тепловые насосы».
Заяв. физ. А 75 , 237 (2002).

3. Д. Ф. Кимбалл, Д. Будкер, Д. С. Инглиш, С-Х. Ли, А-Т. Нгуен, С.М. Рочестер, А. Сушков, В. В. Ящук, М. Золоторев,
«Прогресс в направлении испытаний фундаментальной симметрии с нелинейным оптическим вращением».
Материалы конференции AIP, № 596, 84 (2001 г.).

2. Х. Линке, П. Омлинг, Т. Э. Хамфри, А. Лофгрен, Р. Ньюбери, А.О. Сушков и Р. П. Тейлор,
«Храповики для электронного туннелирования».
Материалы 25-й Международной конференции по физике полупроводников, 1009 (2001).

1. Х. Линке, Т. Э. Хамфри, А. Лофгрен, А. О. Сушков, Р. Ньюбери, Р. П. Тейлор, П. Омлинг,
«Экспериментальные туннельные трещотки».
Science, 286 , 2314 (1999).

Алексей Сушков | Физика


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ВЕБ-САЙТ


Научные интересы:

Разработка квантовых инструментов

Моя лаборатория занимается настольными экспериментами, разработкой новых квантовых инструментов для точных измерений и использованием их для решения ключевых проблем фундаментальной и прикладной науки. Мы используем азотно-вакансионные (NV) центры в алмазе для получения магнитных изображений в нанометровом масштабе и изучения основ статистической механики и физики многих тел взаимодействующих спиновых систем. Мы также ищем темную материю, используя прецизионные методы ядерного магнитного резонанса (ЯМР).

Избранные публикации:

«Поиск аксионоподобной темной материи с помощью ферромагнетиков» Александр В. Грамолин, Дениз Айбас, Дориан Джонсон, Янош Адам и Александр О. Сушков, Nature Physics , 17 , 79 (2021).

«Поиск аксионоподобной темной материи с использованием твердотельного ядерного магнитного резонанса» Дениз Айбас, Янош Адам, Эмми Блюменталь, Александр В. Грамолин, Дориан Джонсон, Анналис Клейхиг, Самер Афах, Джон В. Бланшар, Гэри П. Центрс, Антуан Гарсон, Мартин Энглер, Натаниэль Л. Фигероа, Марина Гил Сендра, Арне Викенброк, Мэтью Лоусон, Тао Ван, Тенг Ву, Хаосу Луо, Хаосу Луо, Хамди Мани, Филип Маускопф, Питер В. Грэм, Сурджит Раджендран, Дерек Ф. Джексон Кимбалл, Дмитрий Будкер и Александр О.Сушкова, Физ. Преподобный Летт. , 126 , 141802 (2021 г.).

«Пределы квантовой чувствительности экспериментов по ядерному магнитному резонансу в поисках новой фундаментальной физики» Дениз Айбас, Хендрик Беккер, Джон В. Бланчард, Дмитрий Будкер, Гэри П. Сентерс, Натаниэль Л. Фигероа, Александр В. Грамолин, Дерек Ф. Джексон Кимбалл , Арне Викенброк и Александр О. Сушков, Quantum Science and Technology , 6 , 034007 (2021).

«Изучение двухмерной синтетической квантовой холловской физики с квазипериодически управляемым кубитом» Эрик Бойерс, Филип Дж.Д. Кроули, Анушья Чандран, Александр О. Сушков, Phys. Преподобный Летт. , 125 , 160505 (2020 г.).

«Исследуя границы физики элементарных частиц с помощью настольных экспериментов» Д. Де Милль, Дж. М. Дойл, А. О. Сушков, Science , 357 , 990 (2017).

«Ядерно-магнитно-резонансная детекция и спектроскопия одиночных белков с использованием квантовой логики» И. Ловчинский, А. О. Сушков, Э. Урбах, Н. П. де Леон, С. Чой, К. Де Грев, Р. Эванс, Р.Гертнер, Э. Берсин, К. Мюллер, Л. МакГиннесс, Ф. Железко, Р. Л. Уолсворт, Х. Парк, М. Д. Лукин, Science , 351 , 836 (2016).

«Эксперимент по прецессии спина космического аксиона (CASPEr)» Д. Будкер, П. В. Грэм, М. Ледбеттер, С. Раджендран и А. О. Сушков, Phys. X , 4 , 021030 (2014 г.).

«Магнитно-резонансное детектирование спинов отдельных протонов с использованием квантовой репортерной сети» Сушков А.О., Ловчинский И., Чисхолм Н., Р.Л.Walsworth, H. Park, MD Lukin, Phys. Преподобный Летт. , 113 , 197601 (2014 г.).

«Наблюдение за тепловой силой Казимира». Сушков А.О., Ким В.Дж., Далвит Д.А.Р., Ламоро С.К., Nature Physics 7 , 230 (2011).

Полный список публикаций можно найти на указанном выше исследовательском веб-сайте или в профиле профессора Сушкова в Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.