Страна никколо макиавелли: Почему Макиавелли стал любимым автором тиранов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Содержание

Почему Макиавелли стал любимым автором тиранов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Никколо Макиавелли называют первым политологом нового времени. Взглянуть на эту личность с неожиданной стороны предлагает профессор Дирк Хёгес (Dirk Hoeges), автор вышедшей в Германии книги "Власть и иллюзии".

Главный труд Макиавелли - "Государь" - широко и скандально известен. Один из советских словарей иностранных слов толкует "макиавеллизм" как политику, основанную на культе грубой силы, на пренебрежении нормами морали, как коварство, вероломство, двуличие и лицемерие. Однако в высокой нравственности, честности, личном благородстве Макиавелли, как считает не только профессор Хёгес, сомневаться не приходится. Это был очень умный человек, обладавший многочисленными талантами, политик, дипломат, философ, историк, поэт, драматург, театральный режиссер и композитор.

Министр и ссыльный

О жизни Никколо Макиавелли известно довольно много. Он родился в 1469 году, вырос во Флоренции, был ее гражданином и патриотом. Знатное происхождение и незаурядные способности позволили Никколо Макиавелли быстро сделать карьеру. Он присоединился к политическим противникам правившего во Флоренции семейства Медичи и, когда его Медичи были изгнаны, стал исполнять обязанности министра иностранных дел республики.

Но в 1512 году Медичи при поддержке испанских и швейцарских войск вернулись к власти. Макиавелли долго и с пристрастием допрашивали, пытали на дыбе, посадили в тюрьму и не казнили лишь потому, что он в свое время спас от смерти нескольких известных приверженцев Медичи. В конце концов, Макиавелли сослали в деревню Сант-Андреа, в его небольшое поместье. Восемь лет длилась эта ссылка, невыносимая для столь деятельного человека, каким он был.

Семья Макиавелли (у него было шестеро детей) едва сводила концы с концами. Однако, как это порой бывает, ссылка оказалась самым плодотворным периодом его литературного творчества. Именно тогда были написаны "Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия", знаменитый трактат "Государь", биографическое повествование "Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки" о собирателе итальянских земель, комедия "Мандрагора" (кстати, много раз ставившаяся на сценах российских театров), теоретический труд "О военном искусстве".

..

Макиавелли на портрете Санти ди Тито. Фрагмент

Лишь в 1520 году, после смерти Лоренцо Медичи, Макиавелли разрешили вернуться ко двору и даже поручили написать историю Флоренции. Власть как будто снова начинала благоволить к нему. Но в 1527 году произошел новый переворот. Этого удара Никколо Макиавелли уже не выдержал. 21 июня 1527 года он скончался в возрасте 58 лет.

До нас дошел портрет Макиавелли работы итальянского художника Санти ди Тито. На ней изображен худой, коротко остриженный человек с живым, проницательным взглядом. Высокий лоб с залысинами, темные глаза, нос с горбинкой, сжатые как будто в полуулыбке губы... Никакой жестокости, свирепости, коварства в его облике нет. Ничего, что позволило бы предполагать в нем человека, который в трактате "Государь", как говорят, учил политиков забывать о честности, справедливости, верности слову, исповедуя принцип "цель оправдывает средства".

Но что значит: "учил политиков"? Никколо Макиавелли, как напоминает в своей книге "Власть и иллюзии" Дирк Хёгес, адресовал "Государя" вполне конкретному человеку - "его светлости Лоренцо де Медичи". Это было не просто традиционное для тех времен посвящение и не просто подхалимская попытка опального философа вновь снискать расположение своего давнего покровителя.

Макиавелли мечтал покончить с раздробленностью Италии, очистить ее от иноземных завоевателей - испанцев, французов, швейцарцев и немцев, создать сильное государство. Именно эта цель (а не вообще всякая цель) оправдывала в его глазах "средства". Созданию сильной, самостоятельной Италии, по мнению Макиавелли, можно и должно было приносить в жертву всё - в том числе мораль и добродетель. К тому же представления о морали и добродетели были в те времена (полтысячи лет назад), мягко говоря, несколько иными, чем сегодня.

Наставления тиранам

И, тем менее, можно возразить: Макиавелли написал то, что написал. А именно: "Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли". "Надо действовать так, чтобы тех, кто больше уже не верит, заставить верить силой". "Надо побеждать силой или хитростью, внушать народу любовь и страх, устранять людей, которые должны или могут повредить…" Впрочем, высказывания Макиавелли далеко не всегда однозначны. Судите сами: "Есть два способа борьбы: один, опираясь на закон, другой - действуя силой. Первый способ присущ человеку, второй - зверю. Государь должен уметь пользоваться обоими".

Как бы там ни было, но Дирк Хёгес пытался реабилитировать не книгу, а ее автора. Поэтому важно понять, почему Макиавелли все это писал. В той ситуации он был убежден, что тирания является "горьким, но необходимым лекарством". Кроме того, Макиавелли просто называл вещи своими именами, показывал, что природа власти имеет вовсе не божественный характер, что политику определяют не Бог или церковь, а реальные, земные интересы и человеческие слабости. Именно за последовательный антиклерикализм Макиавелли его произведения (не только "Государь", но и фривольные пьески, в которых он насмехался над религией и монахами) вплоть до 1929 года были запрещены католической церковью.

Всё так. Но что касается тиранов, то для очень многих из них "Государь" Макиавелли стал настольной книгой, а его так называемые наставления правителю, данные полтысячи лет назад, принимались как практические рекомендации. Наполеон говорил, что Макиавелли - "единственный писатель, которого стоит читать". Владимир Ильич Ленин очень одобрительно отзывался об "умном флорентийце". Что касается Сталина, то в его времена в СССР книги Макиавелли выходили несколько раз. Причем, в предисловии к изданию 1939 года Макиавелли был объявлен "великим прогрессивным писателем".

Можно, однако, усомниться в том, что Сталин и другие тираны, увлекавшиеся Макиавелли, действительно внимательно читали "Государя". Во всяком случае, они весьма односторонне воспринимали рекомендации автора, совершенно игнорируя, например, такое: "Государь не должен быть … скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив". Или такое: "Государь должен проявлять беспокойство, замечая, что кто-либо почему-либо опасается говорить ему правду". Очень актуально, не правда ли?

Смотрите также:

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Власть и страсть

    Более 300 лет европейская культура и политика формировались под воздействием клана Медичи. Флорентийские правители - богатейшие банкиры и купцы, щедрые покровители искусства и жаждущие власти политики - создали могущественную сферу влияния, в том числе и в Германии. Выставка ''Медичи - люди, власть и страсть'' в музейном комплексе Мангейма Reiss-Engelhorn-Museen рассказывает о жизни семейства.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Курфюрстина Пфальцская

    Мало кто даже из немцев знает о том, что последняя представительница прямой линии рода Медичи, Анна Мария Луиза (1667-1743), заключила в 1691 году брак с курфюстом Пфальцским Иоганном Вильгельмом II (Johann Wilhelm von der Pfalz). 270-летие со дня ее смерти послужило поводом для выставки. Но не только это. Было обнаружено много новых любопытных фактов.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Шапка курфюрста

    В 2012 году провели эксгумацию останков Анны Марии Луизы. При этом ученые сделали необычное открытие: на покойнице была надета шапка курфюрста, а не семейная корона Медичи. Для выставки в Мангейме была создана точная копия головного убора, а также трехмерная модель головы Анны Марии Луизы. Эти и другие экспонаты можно будет увидеть до 28 июля 2013 года.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Не функция, а личность

    Инициаторы проекта хотели показать представителей рода Медичи, прежде всего, не как меценатов, банкиров и политиков, а как живых людей, полных противоречий. Информация для выставки была почерпнута из результатов различных исследований. В Мангейме знакомят и с особенностями работы ученых.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Лоренцо Великолепный

    Пожалуй, он - самый знаменитый из Медичи. Лоренцо Великолепный (1449-1492) был и прожженным политиком, и ценителем прекрасного. Он оказывал поддержку Сандро Боттичелли и сам сочинял стихи. Благодаря ему Флоренция превратилась в центр культуры Возрождения. На снимке - мраморный бюст Лоренцо Медичи, созданный в 19-м веке.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Понтифик Медичи

    Посредством банковских сделок Медичи удалось вовлечь католическую церковь в свою сферу влияния и, таким образом, проложить путь членам семейства к Святому Престолу. На снимке брат Лоренцо Великолепного - папа римский Климент VII, в миру Джулио де Медичи (1478-1534). Он прославился своей бескомпромиссностью, которая, как уверены историки, и привела к отделению Англиканской церкви от Рима.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Великий герцог тосканский

    Козимо I (1519-1574) - символ влиятельности семейства Медичи. Жесткий властитель и абсолютист, он лишил флорентийских патрициев права голоса и подчинил себе почти всю Тоскану. Но лишь незадолго до своей смерти Козимо I удалось добиться звания великого герцога тосканского. Впрочем, в историю он вошел и как благодетель, осушивший, например, болота в окрестностях Пизы - рассадник малярии.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Покровитель Галилея

    Медичи были не только крупными меценатами и коллекционерами произведений искусства, но и покровителями ученых. В числе их протеже - легендарный Галилео Галилей (1564-1642). В честь своего покровителя герцога Тосканского Козимо II ученый назвал открытые им спутники Юпитера ''светилами Медичи''. На выставке можно увидеть и реконструкцию телескопа Галилея, воссозданого в 1906 году.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Город-наследник

    О величии и значении рода Медичи сегодня напоминает великолепие и роскошь Флоренции. Все семейные сокровища, произведения искусства и драгоценности, накопленные целыми поколениями, Анна Мария Луиза де Медичи завещала в наследство городу-музею на реке Арно.

    Автор: Марие Тодескино, Татьяна Вайнман


МАКИАВЕЛЛИ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 18. Москва, 2011, стр. 541-542

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: О. Ф. Кудрявцев

Н. Макиавелли. Портрет работы С. ди Тито. 2-я пол. 16 в. Палаццо Веккьо (Флоренция).

МАКИАВЕ́ЛЛИ (Machiavelli) Ник­ко­ло (3.5.1469, Фло­рен­ция – 22.6.1527, там же), итал. по­ли­тич. дея­тель, мыс­ли­тель, ис­то­рик, пи­са­тель эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния. Из ста­рин­ной дво­рян­ской се­мьи. В юно­сти ос­во­ил лат. яз., сво­бод­но чи­тал древ­них ав­то­ров в ори­ги­на­ле. Вы­со­ко це­нил твор­че­ст­во Дан­те, Ф. Пет­рар­ки и Дж. Бок­кач­чо. С 1494 на гос. служ­бе во Фло­рен­тий­ской рес­пуб­ли­ке. По­сле каз­ни Дж. Са­во­на­ро­лы в 1498 из­бран сек­ре­та­рём Вто­рой кан­це­ля­рии фло­рен­тий­ско­го пра­ви­тель­ст­ва, позд­нее – Со­ве­та де­ся­ти, ве­дав­ше­го ди­пло­ма­тич. и во­ен. де­ла­ми. В те­че­ние 14 лет вы­пол­нял по­ру­че­ния пра­ви­тель­ст­ва, на­прав­лял­ся с по­соль­ст­ва­ми в разл. итал. гос-ва, Фран­цию, ко дво­ру имп. Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии, вёл гос. пе­ре­пис­ку. В 1512 по­сле рес­тав­ра­ции во Фло­рен­ции вла­сти Ме­ди­чи от­стра­нён от дел и при­го­во­рён к го­дич­ной вы­сыл­ке из го­ро­да. В нач. 1513 по по­доз­ре­нию в за­го­во­ре аре­сто­ван и под­верг­нут пыт­ке. Вско­ре по слу­чаю всту­п­ле­ния кар­ди­на­ла Джо­ван­ни де Ме­ди­чи на пап­ский пре­стол под име­нем Льва X ам­ни­сти­ро­ван и от­прав­лен в своё име­ние близ го­род­ка Сан-Ка­ша­но (в ок­ре­ст­но­стях Фло­рен­ции).

В 1513 по прось­бе дру­зей из круж­ка «Са­ды Ру­чел­лаи» М. на­чал ра­бо­ту над «Рас­су­ж­де­ния­ми о пер­вой де­ка­де Ти­та Ли­вия» («Discorsi sopra la prima deca di Tito Livio», 1531; рус. пер. 1869), в кон­це то­го же го­да, рас­счи­ты­вая вер­нуть­ся на гос. служ­бу, при­сту­пил к трак­та­ту «Го­су­дарь» («Il principe», 1532; рус. пер. под назв. «Мо­нарх», 1869). Эти про­из­ве­де­ния, в ко­то­рых М. из­ла­гал свои взгля­ды на по­ли­тич. тео­рию и прак­ти­ку, соз­да­ва­лись па­рал­лель­но («Рас­су­ж­де­ния…» за­вер­ше­ны в 1517, «Го­су­дарь» – в 1514 или 1515) и до­пол­ня­ли друг дру­га. М. счи­тал, что раз­ви­тие ис­то­рии про­ис­хо­дит цик­ли­че­ски; сме­на форм прав­ле­ния (де­мо­кра­тии, ари­сто­кра­тии, мо­нар­хии и со­от­вет­ст­вен­но про­ти­во­стоя­щих им анар­хии, оли­гар­хии, ти­ра­нии) обу­слов­ле­на нравств. со­стоя­ни­ем на­ро­да – сво­его ро­да «ма­те­рии» го­су­дар­ст­ва. Наи­бо­лее пред­поч­ти­тель­ным М. счи­тал т. н. сме­шан­ное го­су­дар­ст­во, со­че­таю­щее эле­мен­ты трёх «пра­виль­ных» ти­пов вла­сти – прав­ле­ния од­но­го (мо­нар­хии), луч­ших (ари­сто­кра­тии), на­ро­да (де­мо­кра­тии). Хо­тя в «Рас­су­ж­де­ни­ях…» М. от­да­вал пред­поч­те­ние рес­пуб­ли­ке, тем не ме­нее в «Го­су­да­ре» вы­сту­пал за еди­но­лич­ную власть, «но­во­го го­су­да­ря», на­де­лён­но­го доб­ле­стью и ве­ли­чи­ем ду­ши. Имен­но та­кой го­су­дарь, по мне­нию М., смо­жет вос­ста­но­вить ра­зо­рён­ную внутр. усо­би­ца­ми и внеш­ни­ми втор­же­ния­ми стра­ну (Ита­лию), про­яв­ляя при этом уни­вер­саль­ные ка­че­ст­ва ре­нес­санс­но­го ге­роя и ис­поль­зуя все воз­мож­ные сред­ст­ва, да­же пре­до­су­ди­тель­ные с точ­ки зре­ния об­ществ. и цер­ков­ной мо­ра­ли. Бу­ду­чи од­ним из пер­вых сто­рон­ни­ков един­ст­ва Ита­лии, М. воз­ла­гал ви­ну за по­ли­тич. раз­дроб­лен­ность стра­ны на ка­то­лич. цер­ковь и пап­ст­во.

В 1515–20 М. соз­дал ряд про­из­ве­де­ний разл. жан­ра: по­эму «Зо­ло­той осёл» («L’asino d’oro»; 1517, изд. в 1549), ко­ме­дию «Ман­д­ра­го­ра» («Mandragola», 1518; рус. пер. 1924), «Сказ­ку об ар­хи­дья­во­ле Бель­фа­го­ре» («Novella di Belfagor arcidiavolo», ок. 1520, изд. в 1549), диа­ло­ги «О во­ен­ном ис­кус­ст­ве» («Arte del­la Guerra», 1519–20, изд. в 1521; наи­бо­лее зна­чит. со­чи­не­ние эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния по этой про­бле­ма­ти­ке), «Жизнь Ка­ст­руч­чо Ка­ст­ра­ка­ни из Лу­ки» («La vita di Ca­struccio Castracani da Lucca», 1520, изд. в 1532). В 1520 М. по за­ка­зу Фло­рен­тий­ско­го ун-та и кар­ди­на­ла Джу­лио де Ме­ди­чи (бу­ду­щий па­па Кли­мент VII) на­чал ра­бо­ту над «Ис­то­ри­ей Фло­рен­ции» («Istorie fiorentine», 1532; рус. пер. 1973), ох­ва­ты­вав­шей пе­ри­од с древ­ней­ших вре­мён до 1492. По сво­ей про­бле­ма­ти­ке «Ис­то­рия Фло­рен­ции» и диа­ло­ги «О во­ен­ном ис­кус­ст­ве» при­мы­ка­ли к гл. про­из­ве­де­ни­ям М. – «Го­су­дарь» и «Рас­су­ж­де­ния…». В «Ис­то­рии Фло­рен­ции» М. впер­вые ак­цен­ти­ро­вал вни­ма­ние на внутр. (со­ци­аль­ной, клас­со­вой) борь­бе «спер­ва сре­ди но­би­лей, за­тем ме­ж­ду но­би­ля­ми и по­по­ла­на­ми и, на­ко­нец, ме­ж­ду по­по­ла­на­ми и плеб­сом», в ко­то­рой он ус­мат­ри­вал дви­га­тель ис­то­рич. раз­ви­тия об­ще­ст­ва. Ок. 1524 М. соз­дал «Речь, или Диа­лог о на­шем язы­ке» («Discorso o Dialogo intorno alla nostra lingua», изд. 1730), на стра­ни­цах ко­то­ро­го от­стаи­вал цен­ность не­ли­те­ра­тур­но­го, нар. язы­ка фло­рен­тий­цев, по­ла­гая, что фло­рен­тий­ский диа­лект дол­жен стать ос­но­вой для фор­ми­ро­ва­ния об­ще­италь­ян­ско­го нац. язы­ка.

В 1520–27 по по­ру­че­нию Ме­ди­чи и др. со­гра­ж­дан со­вер­шил неск. по­ез­док по Ита­лии. В 1526 при­вле­чён Ф. Гвич­чар­ди­ни к ор­га­ни­за­ции обо­ро­ны Фло­рен­ции, ко­то­рой уг­ро­жа­ли вой­ска имп. Кар­ла V. Вес­ной 1527 Боль­шой со­вет от­кло­нил кан­ди­да­ту­ру М. на пост канц­ле­ра в вос­ста­нов­лен­ной по­сле из­гна­ния Ме­ди­чи Фло­рен­тий­ской рес­пуб­ли­ке. Вско­ре по­сле это­го М. скон­чал­ся (по­хо­ро­нен в ц. Сан­та-Кро­че). В 1559 тру­ды М. бы­ли осуж­де­ны па­пой Пав­лом IV и за­не­се­ны в «Ин­декс за­пре­щён­ных книг».

Никколо Макиавелли - писатель, фото, факты из биографии, события на listim.com

Никколо Макиавелли - выдающийся итальянский политический деятель, мыслитель, историк, писатель эпохи Возрождения, поэт, военный теоретик. Он появился на свет 3 мая 1469 г. в дворянской обедневшей семье. Его малой родиной стала деревушка Сан-Кашано, расположенная возле Флоренции. Макиавелли получил хорошее образование, благодаря прекрасному знанию латыни мог читать в оригинале древних авторов, имел прекрасное представление об итальянской классике, но не разделял преклонения гуманистов перед эпохой античности.

Политическая биография Никколо Макиавелли ведет отсчет от 1498 г., он исполняет роль секретаря Второй канцелярии, в том же году его избирают секретарем Совета Десяти, которому предстояло отвечать за военную сферу и дипломатию. На протяжении 14 лет Макиавелли выполнил большое количество поручений правительства, в составе посольств ездил в различные итальянские государства, а также в Германию и Францию, составлял справки и доклады по текущим политическим вопросам, вел обширную переписку. Знакомство с наследием древних, опыт государственной, дипломатической службы стали неоценимым подспорьем в последующем создании социальных и политических концепций.

В 1512 г. Макиавелли пришлось уйти в отставку из-за пришедших к власти Медичи, его как республиканца на год выслали из города, а в следующем году арестовали как предполагаемого участника заговора, пытали. Макиавелли твердо отстаивал свою непричастность, в конце концов его помиловали и выслали в небольшое поместье Сант-Андреа.

С пребыванием в имении связан самый насыщенный период его творческой биографии. Здесь он пишет ряд работ, посвященных политической истории, теории военного дела, философии. Так, в конце 1513 г. был написан трактат «Государь» (издан в 1532 г.), благодаря которому имя его автора навеки вошло в мировую историю. В этом сочинении Макиавелли утверждал, что цель оправдывает средства, но при этом «новый государь» должен преследовать цели, связанные не с личными интересами, а с общим благом - в данном случае шла речь об объединении политически раздробленной Италии в единое сильное государство. Именно неограниченная власть правителя, по мнению убежденного патриота Макиавелли, могла стать единственным способом положить конец бедам его родной страны. Ради этой благой цели справедливостью и нравственностью, интересами граждан и церкви можно пренебречь.

Труды Макиавелли были восприняты современниками с восторгом, пользовались огромным успехом. По его фамилии была названа макиавеллизмом система политики, не пренебрегающая ни одним из способов достижения цели вне зависимости от их соответствия нравственным нормам. Кроме прославившегося на весь мир «Государя», самыми значимыми произведениями Макиавелли считают «Трактат о военном искусстве» (1521), «Рассуждение по поводу первой декады Тита Ливия» (1531), а также «История Флоренции» (1532). Эту работу он начал писать в 1520 г., когда его вызвали во Флоренцию и назначили историографом. Заказчиком «Истории» выступил Папа Климент VII. Кроме того, будучи личностью разносторонне одаренной, Никколо Макиавелли писал художественные произведения - новеллы, песни, сонеты, поэмы и др. В 1559 г. его сочинения были внесены католической Церковью в «Индекс запрещенных книг».

В последние годы жизни Макиавелли предпринимал немало безуспешных попыток снова вернуться у бурной политической деятельности. Весной 1527 г. была отклонена его кандидатура на пост канцлера Флорентийской республики. А летом, 21 июня того же года, находясь в родной деревеньке, выдающийся мыслитель скончался. Место его захоронения не установлено; во флорентийской церкви Санта-Кроче есть кенотаф в его честь.

Никколо Макиавелли о природе государства (к 500-летию трактата «Государь») Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

123

ПРАВОПОРЯДОК: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА №1(2) 2014

НАУЧНЫЙ ДЕБЮТ

УДК 341.218 ас Семагина

O. S. Se magi па

НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ О ПРИРОДЕ ГОСУДАРСТВА (к 500-летию трактата «Государь»)

Статья посвящена работе итальянского мыслителя, философа Никколо Макиавелли «Государь». Автор статьи рассматривает взгляды Макиавелли на природу государства, основные методы правления и умения, необходимые для идеального правителя. В статье проводится анализ трактата флорентийского мыслителя для того, чтобы понять, какова природа государства и каков же он. идеальный правитель, по Макиавелли.

Ключевые слова: государство, правитель, государь, власть, подданные.

NICCOLO MACHIAVELLI THE NATURE OF THE STATE (the 500th anniversary of the treatise «Sovereign»)

This paper is devoted to the work of the Italian thinker, philosopher Niccolo Machiavelli «The Prince». The author considers the views of'Machiavelli on the nature of the state, the main methods of management and skills required for an ideal ruler. The article analyzes the treatise (fa T'lorentine thinker to understand the nature of the state and what is an ideal nder according, to Machiavelli.

Keywords: state, nder. prince, authority, subjects.

500 лет назад, в начале такого далекого от нас XVI века, в не менее далекой от пас Италии дипломат и политик Никколо ди Бернардо Макиавелли рассуждал о щтроде государства и политики. Европа переживала эпоху Возрождения, обретал силу новый общественный слой буржуазия, его идеология вступала в противоречие с традиционным мировоззрением церковной и правящей элиты, с барьерами средневековой раздробленности и междоусобиц. С именем Макиавелли связывают само появление в арсенале политической науки Нового времени термина «stato» «государство» как категории абсолютно светской, очищенной не только от теологических трактовок и аргументации, но и от моральных критериев его оценки. Не волей божьей или человеческой фантазией движимы политические события и изменения в государстве, а объективным «действительным ходом вещей».

Трактат «Государь», написанный, как предполагается, около 1513 г., на первый взгляд, есть лишь перечень советов правителю, желающему удержать власть и извлекать из нее все возможные выгоды. Но через поведенческие стереотипы и человеческие качества государя Макиавелли удается передать опыт истории, некий алгоритм создания прочного фундамента власти.

«Основой (пасти во всех государствах... служат хорошие законы и xopoutee войско... Но хороших законов не бывает там. где нет хорошего войска, и. наоборот, где есть хорошее войско, там хороши и законы... ». А есть ли место праву в таком государстве? Насколько допустимо необходимое, по мнению Макиавелли, в правителе «умение отступать от добра»? Ради удержания личной власти? Или ради доминирующего интереса государственности? Государь управляет «с помощью слуг», но подданные по всей стране «должны знать лишь одного властелина». Означает ли это, что государь, принимая решения, «все в государстве определяет лишь собственным усмотрением», поручая своим чиновникам лишь практическое выполнение своей воли? И почему «с государей в суде не спросишь»? Почему из двух способов достижения повиновения любви к государю и страха перед ним надежнее выбирать страх и поддерживать его «угрозой наказания, которой невозможно пренебречь», и в военное время, и в мирное? Только это, по мнению Макиавелли, способствует «наведению порядка в стране », исключающему совершение преступлений должностными и частными лицами.

Эти вопросы, поставленные мыслителем XVI века, не потеряли актуальности для понимания сути таких категорий, как «государственный суверенитет» и «народный суверенитет», для анализа современных технологий политического господства и соотношения в них критериев добра и зла, вреда и пользы. Не случайно, на наш взгляд, и обращение к этой проблематике молодых исследователей.

Т.К. Махрова, доктор исторических наук

124

№ 1 (2) 2014 ПРАВОПОРЯДОК: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА

Выражение «природа государства» тракту ется обычно в правовом, политическом и социальном контекстах. Значение слова «природа» здесь - переносное: природа - сущность, основные качества чего-либо 11; с. 5341. Этот смысл и раскрывает итальянский мыслитель, философ, политический деятель Никколо Макиавелли (1469-1527) в своем произведении «Государь», написанном около 1513 г. и опубликованном впервые уже после смерти писателя (в 1532 г ).

Судя по этому труду, можно смело сказать, что Николо Макиавелли был патриотом своей страны, который глубоко переживал слабость и разобщенность родины - Италии. Наиболее ясно видны его чувства в последней главе, где автор призывает «овладеть Италией и освободить ее из рук варваров». Макиавелли видит и понимает, до какого позора - заметьте, позора! - дошла страна: «до большего рабства, чем евреи; до большего унижения, чем персы; до большего разобщения, чем афиняне: нет в ней ни главы, ни порядка: она разгромлена, разорена, истерзана, растоптана повержена в прах» 13; с. 661. Как истинный сын своего Отечества. Никколо Макиавелли болеет веем сердцем за настоящее и будущее Италии, видит ее истсрзанность и желание восстать из мрака: «Италия же, теряя последние силы, ожидает того, кто исцелит ей раны, спасет от разграбления Ломбардию, от поборов -Неаполитанское королевство и Тоскану, кто уврачует ее гноящиеся язвы». В каждом слове, каждой фразе ощущается неподдельная любовь гражданина и патриота, сила и страсть чувств человека умного и прозорливого!

В сравнении с этим венчающим все произведение криком души самого автора каким раболепным кажется обращение Н. Макиавелли к Лоренцо Медичи (семья которого правила во Флоренции) и какой холодной и отстраненной - основная часть произведения «Государь»! Причинами этой столь непоследовательной эмоциональности является главная задача писателя -помочь своей стране вернуть былое величие, силу и, если можно так выразиться, обрести государственность.

Макиавелли видит, что Италия его времени - это всего лишь территория, имеющая великую историю и разобщенное настоящее. Автор пытается понять, «есть ли в ней | Италии | материал, которым мог бы воспользоваться мудрый и доблестный человек, чтобы придать ему форму - во славу себе и на благо отечества». На основе вышесказанного можно сделать следующий вывод: Италия - это всего лишь гибкий материал,

пластилин, из которого государство можно лишь вылепить и лишь одному человеку - государю. Что такое Италия, по Макиавелли, без сильного и мудрого правителя - это государство только номинально. Единственным способом кардинально исправить положение автор считает появление единовластного правителя: «столь многое благоприятствует появлению нового государя, что едва ли какое-либо другое время подошло бы для этого больше». Таким правителем, способным возглавить разделенную и ослабленную Италию, вновь вернуть ей былой статус мощного и влиятельного государства, может стать, по мнению Макиавелли, Лоренцо деи Медичи.

Итак, что же такое государство для Никколо Макиавелли? Это, во-первых, во-вторых и в-третьих. - государь. Свой основательный труд Макиавелли так и озаглавил: «Государь». Он постарался вывести образ идеального и удачливого правителя, нс для того, чтобы дать возможность прославиться какому-то знатному дворянину, но для того, чтобы дать своей родине истинного Государя и статус Государства! Именно в великом, могущественном, доблестном, сильном государе видит автор будущее Италии.

Н. Макиавелли максимально упростил задач} для своего претендента на роль правителя, изучив и проанализировав множество биографий великих мира сего. В своем желании препоручить страну роду Медичи Макиавелли призывает и льстит: «и самые большие надежды возлагает она |Италия | на ваш славный дом, каковой, благодаря доблести и милости судьбы, покровительству Бога и Церкви, глава коей принадлежит к вашем} дому, мог бы принять на себя дело освобождения Италии». Писатель понимает, что столь сложная задача может отпугнуть любого, поэтом} пишет: «оно |де.ло по освобождению Италии| окажется нс столь уж трудным, если вы примете за образец жизнь и деяния названных выше мужей». Макиавелли надеется на тщеславие адресата своего послания, говоря, что этот храбрый человек получит причитающиеся ему почести: «если вы соизволите внимательно прочитать и обдумать мой труд, вы ощутите, сколь безгранично я желаю Вашей светлости того величия, которое сулит вам судьба и ваши достоинства» 13; с. 11.

Выше было сказано, что главной составляющей такого великого целого, как государство, является правитель, но наряд} с последним Макиавелли выделяет и подданных, во властвовании над которыми обретается власть и в самом государстве. «По Макиавелли, власть осуществляется

125

ПРАВОПОРЯДОК: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА №1(2) 2014

нормально, если подданные полностью повинуются государю» |2: с. 172|. Автор подробно останавливается и на этом пункте сильной государственности. В составе подданных Макиавелли различает народ, знать и - в некоторых случаях - войско. Автор пишет, что нс было еще ни одного государства, в котором не были бы обособлены эти составляющие - знатные вельможи и простой люд.

По Макиавелли, с людьми знатными следует обращаться осторожно: использовать их, одаривать малостью либо карать и подвергать опале: также знать можно держать в подчинении, если просто натравливать их друг на друга. Автор отмечает, что «государь нс волен выбирать народ, но волен выбирать знать», кроме того, «с враждебным народом ничего нельзя поделать, ибо он многочислен, а со знатью - можно, ибо она малочисленна». Государь должен всегда заручаться поддержкой народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: «знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным». Народ является прочной опорой власти государя, «который не просит, а приказывает, к тому же бесстрашен, не падает духом в несчастье и умеет распоряжениями своими и мужеством вселить бодрость в тех. кто его окружает». Мудрые правители принимали все меры для того, чтобы быть \годными народу и нс ожесточить знать. В подтверждение своего тезиса Никколо Макиавелли приводит в пример Францию, как наиболее хорошо устроенное и хорошо управляемое государство. «В ней |во Франции | имеется множество полезных учреждений, обеспечивающих свободх и безопасность короля, из которых первейшее - парламент с его полномочиями. Устроитель этой монархии, зная властолюбие и наглость

знати, считал, что ее необходимо держать в узде; с другой стороны, зная ненависть народа к знати, основанную на страхе, желал оградить знать» |3; с. 251. Государю следует выказывать «почтение к знати, но нс вызывать ненависти в народе».

Что касается войска, обращаться с последним следует в зависимости от того, является оно орудием достижения и удержания власти или же неким третьим антагонистом народ) и знати. Примером последнего могут послужить слова автора о римских императорах, которым приходилось «сдерживать жестокость и алчность войска». Макиавелли пишет, что «в наше время государям нет такой уж надобности угождать войску, <...> ибо в наши дни государь нс имеет дела с солдатами, которые тесно связаны с правителями и властителями отдельных провинций, как это было в Римской империи. Поэтом) если в то время приходилось больше угрожать солдатам, ибо войско представляло большую силу, то в наше время <. ..> важнее угодить народ), ибо народ представляет большую силу».

Итак, автор приходит к вывод) о том, что сущность государства - это сильный государь, наделенный властью управлять своими подданными, народом и знатью. В человеческих качествах и поведении гос) даря Макиавелли на свой лад раскрывает черты, закономерности политической деятельности персонифицированного в нем (т. с. правителе) самого государства. Именно в этой установке на выявление природы государства, а нс в составлении портрета нужного стране правителя и даче ему советов, приспособленных к злобе дня, заключается, на наш взгляд, глубокий смысл книги.

Примечания

1. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. - М. : Русский язык, 2000. - 1233 с.

2. История политических и правовых учений : учеб. / под общ. рсд. В. С. Нсрсссянца. - М. : Норма. 2004. - 944 с.

3. Макиавелли Н. Государь. - М. : Художественная литература, 1982. - 68 с.

СЕМАГИНА Ольга Сергеевна, магистрант факультета Подготовки сотрудников правоохранительных органов, Южно-Уральский государственный университет» (НИУ). E-mail: scmagina_os?/,mail.m

SEMAGINA Olga Sergeevna, undergraduate, Faculty of Law Enforcement Officers' Training, South Ural State University (National Research University). E-mail: semagina os <7,mail ru

Никколо Макиавелли

Макиавелли Никколо (1469-1527) — итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель, автор военно-теоретических трудов. Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств, что выразил в прославленном труде «Государь». В жизни Никколо Макиавелли можно выделить два этапа: в течение первой части своей жизни он, в основном, занимается государственными делами. С 1512 года начинается второй этап, ознаменованный принудительным удалением Макиавелли от активной политики. Макиавелли оказался в опале, а в 1513 году был обвинён в заговоре против Медичи и арестован. Несмотря на тяжести тюремного заключения и пытки, он отвергал свою причастность и был, в конечном счёте, освобождён. Он удалился в своё поместье в Сант’Андреа-ин-Перкуссина около Флоренции и начал писать трактаты, которые и обеспечили ему место в истории политической философии.
В своих произведениях Макиавелли показывает, что правителю наиболее выгодно опираться на народ, для чего необходимо уважать его свободы и заботиться о его благосостоянии. Нечестность он допускает только лишь в отношении врагов, а жестокость - только к бунтовщикам, чья деятельность может привести к большему ущербу. В работах «Государь» и «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия» Макиавелли рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, учреждений, законов.
Макиавелли - один из немногих деятелей эпохи Возрождения, кто в своих работах затронул вопрос о роли личности правителя. Он считал, исходя из реалий современной ему Италии, страдавшей от феодальной раздробленности, что лучше сильный, пусть и лишённый угрызения совести, государь во главе единой страны, чем соперничающие удельные правители. Таким образом, Макиавелли поставил в философии и истории вопрос о соотношении моральных норм и политической целесообразности.

Список литературы из фондов библиотеки

Бодрова А.С., Никандрова О.В. Взгляд из двух эпох: Макиавелли и Кант об идеальном государстве

Форум молодых кантоведов 
(По материалам Международного конгресса, посвященного 280-летию со дня рождения и 200-летию со дня смерти Иммануила Канта). М.: ИФ РАН, 2005.

 

Политическая, общественная жизнь, социальная проблематика издавна составляют предмет философского осмысления, предмет философии как таковой. Феномен государства и власти, политическая организация жизни общества, историческое развитие общественных отношений нередко оказывались в центре внимания различных философских систем (здесь наиболее яркий пример, очевидно, марксизм). Государство и государственная власть, взаимоотношения между государствами, а также личность властителя-государя стали предметом философских рассуждений Никколо Макиавелли в трактате «Государь» («Il Principio») и Иммануила Канта в трактате «К вечному миру» («Zum ewigen Frieden»).

На первый взгляд может показаться, что у двух великих мыслителей нет точек схождения: слишком рознятся их философские системы и «философские репутации»; но сопоставление названных выше трактатов, объединенных, как мы уже отмечали, сходной тематикой, а также схожие интенции авторов, доказывают наличие определенной связи между философскими рассуждениями Канта и Макиавелли, представленными в данных трактатах. Следует заметить, что сама форма, «философский жанр» трактата задает схожую структуру развития философской мысли. Но при этом следует иметь в виду, что «Государь» и «К вечному миру» несколько нарушают традиционное представление о философском тексте.

В случае Макиавелли посвящение, предваряющее основной текст трактата (а обращен «Государь» к властителю Флоренции Лоренцо Медичи, внуку знаменитого Лоренцо Великолепного), вносит элементы послания-эпистолы, жанра, несомненно, более частного, ставшего особенно актуальным в эпоху Возрождения. Кантовский трактат

 

 

– 105 –

 

отличается нарочитой ироничностью тона, несовпадением исходной ситуации (кабак, на вывеске которого автор видит надпись, направившую философское рассуждение) и серьезности тематики философского рассуждения; отметим, что подобный ироничный тон – характерная черта литературы Просвещения. Таким образом, мы видим, что даже в столь незначительных деталях проявляется расхождение эпох, давших миру творения Макиавелли и Канта.

Важная точка схождения философских трактатов Макиавелли и Канта – общность авторской интенции, подчас скрытой за общими рассуждениями: ведь следует помнить, что цель обоих философских произведений – призыв к конкретному действию, понятному в контексте эпохи создания каждого из трактатов. Как для Макиавелли, так и для Канта важно призвать государей и народ (в меньшей степени) к объединению раздробленных земель Италии – в случае Макиавелли (о чем флорентийский мыслитель открыто говорит в последних главах своего философского труда), и Германии – в случае с Кантом (хотя, безусловно, немецкий философ ставит перед собой более обширную задачу – «вечный мир», договор о всеобщем единении и мирном сосуществовании всех народов).

Объединяет философские позиции Канта и Макиавелли и схожее представление о роли философа (или писателя) в отношении государства: оба они воспринимают себя способными давать практические советы в государственных делах (что касается Макиавелли, то это можно объяснить активной политической позицией, которую занимал Макиавелли во Флорентийской республике в течение довольно длительного времени своей жизни). Обосновывая свое право писать так, как он пишет, то есть давать советы властителю-государю, Макиавелли говорит в посвящении: «Как художнику, когда он рисует пейзаж, надо спуститься в долину, чтобы охватить взглядом холмы и горы, и подняться на гору, чтобы охватить взглядом долину, так и здесь: чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу»[1]. Схожую идеологическую позицию занимает и Кант, причем не только в рамках трактата «К вечному миру», но и в знаменитом «Ответе на вопрос: Что такое Просвещение?».

 

* * *

 

Рассуждения Макиавелли и Канта – взгляд на схожие проблемы, но взгляд из разных эпох: Макиавелли – яркий представитель Ренессанса, Кант – эпохи Просвещения. Именно исходя из

 

 

– 106 –

 

философского контекста каждой из этих эпох – вех истории европейской культуры, необходимо оценивать систему мировоззрения каждого из философов. Следует заметить, что «идеальное государство» – формулировка относительная, условная, и у обоих философов она не встречается. Более того, оба оговаривают, что их проект не идеал, абстрактно-философское построение, а то, что надлежит воплотить в жизнь. Но с точки зрения человека нынешней эпохи, обе концепции организации государственной власти и межгосударственных отношений могут рассматриваться как философская модель, но даже не государства как такового, а его функционирования, что условно можно назвать внешней и внутренней политикой страны. Об этом и пойдет речь в данной работе.

Широко бытует точка зрения, что Макиавелли проповедует жестокость и безнравственность в политике; ему часто приписывается принцип «цель оправдывает средство». Нам хотелось бы попытаться дать иной взгляд на его концепцию. Для этого, прежде всего, постараемся восстановить точку зрения эпохи, когда был создан трактат Макиавелли.

Гуманизм часто сближают с гуманностью в современном понимании этого слова («гуманный» – человечный, отзывчивый, добрый, порядочный, как сообщает «Словарь русского языка» С.И.Ожегова). Но оснований для этого не так и много. Эпоха Возрождения ввела в культурный оборот концепцию абсолютно свободного индивида («личности»), что значит свободного и от «нравственного» закона (заметим, однако, что такие понятия, как «личность», «нравственность» нельзя, как кажется, в полной мере применять к описанию культурных ценностей Возрождения, эпохи, когда эти представления только начинали формироваться[2]). Мораль в Средние века, предшествующую Ренессансу эпоху, представляла собой, по сути, только кодекс религиозных догм. Потому человек Возрождения, сознание которого уже не может характеризоваться как исключительно религиозное, оказывался свободным и от общепринятой моральной нормы.

Понятие закона, права (в современном их понимании) в то время также не сформировалось. В состоянии подобной «неопределенности» сама жизнь в ее конкретно-реальных проявлениях, человеческая история становится точкой отсчета в философских построениях, вытесняя столь высокую в средневековой мысли роль абстрактных рассуждений, крайняя форма которых – схоластика. Макиавелли не стремится ничего изобрести. Он говорит только о том, что есть, и о том, что из этого может получиться.

 

 

– 107 –

 

Совершенно в духе эпохи Макиавелли утверждает власть личности (индивида) над историей, хотя вопрос об этом несколько сложнее, чем кажется на первый взгляд. В одной из финальных глав «Государя», в которой Макиавелли рассуждает о судьбе, о том, «какова власть судьбы над делами людей и как можно ей противостоять», флорентийский философ замечает, что «судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям»[3]. Здесь наиболее ярко проявляется возрожденческая идея cвободы человека, свободы воли, возможности для человека самому решать свою судьбу; хотя и эта свобода относительна (ведь Макиавелли не отрицает власти судьбы). Макиавелли пишет: «Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега, валит деревья, крушит жилища, вымывает и намывает землю: все бегут от нее прочь, все отступают перед ее напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так, – разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время ? То же и судьба: она являет свое всесилие там, где препятствием ей не служит доблесть, и устремляет свой напор туда, где судьба выказывает свое грозное могущество преимущественно там, где не приготовлено против нее никакого сопротивления, и направляет свои главнейшие удары в ту сторону, где нет никаких препятствий, способных ее остановить»[4]. Здесь же Макиавелли формулирует важнейшую для трактата мысль: « если государь всецело полагается на судьбу, он не может выстоять против ее ударов сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени »[5]. Так утверждается активная жизненная позиция человека Возрождения, человека, призванного действовать в соответствии со временем, жить во времени, совершенствовать мир, что, безусловно, выявляет в Макиавелли яркого представителя философии Возрождения, носителя наиболее значимых идей своей эпохи.

Государь Макиавелли – личность, противопоставленная толпе, но не толпе, как абстрактному понятию, а конкретно понимаемой, со своей психологией, спецификой поведения. Макиавелли говорит о том, что бывает в жизни, исходя из личного и исторического опыта.

Однако флорентийский мыслитель делает допущение, превращающее его «практическое пособие» в идеалистический проект (с точки зрения современной эпохи): идеальный государь, каким его рисует Макиавелли, лишен человеческих качеств, кроме необходимых для достижения и сохранения власти: для такого индивида невозможна душевная слабость или, по крайней мере, ее проявление. Задача государя – быть тем, что требует время. Поведение государя,

 

 

– 108 –

 

его поступки должны быть обусловлены не его реальным характером, а необходимостью казаться таким, каким его хочет видеть народ. В связи с этим хотелось бы еще раз подчеркнуть ранее цитированное высказывание Макиавелли в посвящении к трактату: « чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу»[6]. Отношение к государю, само представление о государе – точка зрения народа, и достойный властитель должен ее учитывать. Таким образом, в идеальном властителе отсутствует человеческая личность, характер в понимании Нового времени; для человека Возрождения же – такой герой – мечта о homo universalis, человеке своего времени, способном на очень многое для достижения великой цели. «Универсальный человек» Возрождения чувствует себя в ответе за мир и свое время, его воззрения ярче всего выражены в словах Гамлета: «Век расшатался. И скверней всего, // что я рожден восстановить его» («The time is out of joint: O cursed spite, // That ever I was born to set it right»). Но категория времени понимается здесь по-иному; время ощущается как актуальный момент, в соответствии с которым и надобно действовать. По мнению автора «Государя», умение выбрать подходящее время, совершить поступок тогда, когда это необходимо, – важнейшее качество идеального государя; именно актуальный момент должен диктовать верное решение, а потому измена данному когда-то слову оправдана необходимостью теперешнего момента. Как считает Макиавелли, «если мы сумеем изменять наш образ действий, сообразуясь со временем и обстоятельствами, то счастье нам не изменит»[7].

Макиавелли рассуждает честно: государь хочет сохранить власть, приобрести славу и богатство. Чтобы этого достичь, быть «хорошим (т.е. моральным) человеком» не достаточно и даже опасно. Власть будет прочной, если в обществе нет определенного числа недовольных. Потому понятно, что государю предлагается устранить тех, кто бунтовал против него или претендовал на престол. Сделать это сразу – гораздо гуманнее, чем устраивать казни каждый год. Ныне противников власти просто сажают в тюрьму, но с другой стороны – и они не часто бросаются на правителей с оружием.

Предпосылки Канта иные. Для немецкого философа в полной мере актуальны понятия личности (согласно словарю Ожегова, «личность» – человек как носитель свойств; эти свойства, очевидно, постоянно присущи ему), характера как последовательно развивающейся сущности, но в то же время сохраняющей некоторые свои качества неизменными. Важнейшее место в философской системе Канта занимает понятие нравственности – ср. знаменитое кантовское:

 

 

– 109 –

 

звездное небо над головой и моральный закон во мне[8]. Иной является и эпоха, в которую создавался кантовский трактат. Она значительно ближе к нам, и представления о личности, присущие этой эпохе, в общем, не требуют детальной реконструкции и условно могут отождествляться с современными.

Для Канта ключевыми становятся понятия права и закона. Нигде в своей работе философ прямо не называет Макиавелли, но при внимательном сопоставлении работ возникает мысль о возможном споре, находящимся в подтексте, что наиболее ярко может быть показано на примере сравнительного анализа близких по затрагиваемой в них проблематике фрагментов философских текстов Макиавелли и Канта.

Кант впервые пытается утвердить представление о международном праве. В качестве обязательных он формулирует шесть законов, обосновывая их. Каждый из них можно сопоставить с каким-либо утверждением Макиавелли. Кант пишет: «Ни один мирный договор не должен считаться таковым, если при его заключении тайно сохраняются основы новой войны»[9]. Он объясняет это тем, что в противном случае речь идет только о перемирии, когда каждая сторона втайне готовит предлог для продолжения военных действий в будущем. Макиавелли, рассуждая о подобных соглашениях, писал: «Множество мирных договоров стало мертвой буквой ввиду неисполнения их»[10]. Исходя из такой позиции Макиавелли, договор как таковой едва ли может занимать значимое место в политической организации внутри- или межгосударственных отношений. Ведь заключение договора отнюдь не избавляет от опасности его нарушения, тем более, если учесть взгляды флорентийского философа на то, должен ли государь оставаться верным данному когда-то слову при переменившихся обстоятельствах, в которых актуальная необходимость диктует его нарушение. Отметим также важное различие в философских системах Макиавелли и Канта, связанное с тем, что для немецкого мыслителя речь идет о «вечном мире», о постоянном соблюдении договора в будущем; эта-то самая «вечность» неприемлема для Макиавелли, философа Возрождения, более остро ощущавшего время, время актуальное, сиюминутность момента. Макиавелли в этом отношении более практичен, он исходит не из вневременных, абстрактных категорий, но из практического представления об изменчивом и быстротечном времени; и это представление подсказано самой жизнью. Высказывание флорентийского мыслителя относительно договоров и их соблюдения кажется, более чем справедливым[11] и вполне современно напоминает, что, рассуждая о должном, не следует забывать о

 

 

– 110 –

 

действительном. «Ни одно государство не может рассчитывать, чтобы, заключая тот или другой союз, оно было гарантировано этим от всякой опасности, и должно, напротив, иметь в виду, что во всяком предприятии есть что-то опасное »[12]. Кант в своих рассуждениях исходит из естественной предпосылки человеческого стремления к миру. Макиавелли, напротив, находит, что «страсть к завоеваниям – дело без сомнения весьма обыкновенное и естественное: завоеватели, умеющие достигать своих целей, достойны скорее похвалы, чем порицания»[13]. Не следует считать это проявлением вопиющей безнравственности (это скорее констатация наличествующего факта, верное наблюдение «холодного ума»). К тому же следует учесть, что в эпоху Макиавелли доминировало иное отношение к войне – она признавалась необходимостью, и вовсе не такой уж неприятной. Война – способ выдвинуться и проявить себя. В ней нет ничего аморального с точки зрения той эпохи: тот, кто готов подвергать себя смертельной опасности, не может подвергаться осуждению за то, что представляет таковую для противника. Переходя к тому, что могло бы обеспечить соблюдение мирного договора, Кант утверждает: «Постоянные армии должны со временем полностью исчезнуть. Ибо, будучи постоянно готовыми к войне, они непрестанно угрожают ею другим государствам»[14], «накопление богатств может привести к тем же результатам , другие государства, усмотрев в этом военную угрозу будут вынуждены прибегнуть к упреждающему нападению (так как из вооруженной силы, силы союзов и силы денег – последняя может быть наиболее надежным орудием войны)»[15]. Нам, однако, подобное утверждение представляется более чем спорным. Не пытаясь говорить о возможности подобного в будущем, заметим, что угроза войны, на наш взгляд, – наиболее действенный способ войну предотвратить, вернее таковой не допустить. Исторический опыт показывает, что относительно мирное состояние последних пятидесяти лет вызвано страхом той катастрофы, которой, без сомнения, окажется третья мировая война. Хотя, с другой стороны, та же самая угроза войны провоцирует «гонку вооружений», серьезную конкуренцию в области создания все более и более опасного и смертоносного оружия, повышенное внимание государства к обеспечению вооруженных сил, что в отечественном случае (и по сегодняшний день) дает значительный перекос в распределении бюджетных средств, когда большая часть государственных средств направляется на поддержку армии и ВПК.

 

 

– 111 –

 

К тому же приводит накопление богатств, рост экономического потенциала страны. Государство, обладающее такими «экономическими» средствами, приобретает на международной арене политическое влияние столь значительное, что нападение на него становится немыслимым. С другой стороны, самому этому государству нет никакой необходимости начинать военные действия, так как экономическим путем оно свободно добивается своих целей. Но следует помнить, что в современной ситуации самая опасная угроза исходит не от какого-либо государства в целом (что верно даже в случае с США), связанного международными политическими обязательствами и экономическими отношениями, а от узких групп экстремистов, которым «нечего терять»; а с терроризмом, как показывает международный опыт, пока не может справиться ни одна самая обученная армия. В связи с вышесказанным заметим, что в современном мире представления Макиавелли несколько утратили свою актуальность.

Хотя, безусловно, утверждение Макиавелли о том, что « способны защищаться своими средствами только такие государи, которые располагают достаточным числом людей и суммами денег, чтобы во всякое время выставить значительную армию, способную выдержать битву с врагами»[16], остается, на наш взгляд, вполне правомерным. Международные конфликты последних лет со всей очевидностью показывают, что с теми, кто не располагает данными средствами, мировая общественность считаться не склонна. С другой стороны, способность защищаться вовсе не означает прямой военной угрозы. Обращаясь к тексту трактата Макиавелли, ни на минуту не следует забывать, что нас отделяет от автора не одна эпоха и что, с его точки зрения, люди должны «обладать гибкой способностью изменять свои убеждения сообразно обстоятельствам»[17]. В нынешние времена политик, чьи взгляды близки к представлениям Макиавелли, наверняка предпочел бы экономический способ воздействия. Тем не менее «ни одно государство не может быть могущественным без собственных войск»[18]. Это правило, которое работает в наши времена. Хотя в Европе существуют значительные государства, армии которых не велики, они обладают финансовым могуществом, что, как уже говорилось, равнозначно. Кроме того, их политическое влияние несоизмеримо с влиянием стран, обладающих могущественной армией. И подобное положение дел будет сохраняться, пока в мире остаются молодые и агрессивные страны, склонные к экспансии.

С точки зрения Канта, содержание постоянной армии является нерентабельным, так что «связанные с миром расходы становятся обременительнее короткой войны, сами постоянные армии становятся

 

 

– 112 –

 

причиной вооруженного нападения»[19]. Однако следует помнить, что с того времени, когда создавался трактат немецкого мыслителя, произошли значительные изменения в организации всех без исключения сфер общественной жизни: современная постоянная армия вполне может быть (хотя в России, к сожалению, не является) не слишком обременительной для государства и его граждан, оставаясь тем не менее достаточно сильной. «Ни одно самостоятельное государство (большое или малое – это не имеет значения) ни по наследству, ни в результате обмена, купли или дарения не должно быть приобретено другим государством»[20], – обратим внимание на модальность, выраженную в тексте философского рассуждения Канта: не должно, но приобретается. Для Канта важно показать, как межгосударственные отношения должны строиться в идеале, Макиавелли и в этом вопросе апеллирует к опыту, практике, истории, говорит о том, что происходит в реальности: «Монархии образуются , или входят в уже существующую, когда правители увеличивают свои владения приобретением новых стран. Приобретаются таковые страны или силой оружия или мирным путем »[21]. « Он (государь. – А.Б., О.Н.) должен стремиться сделаться главой и покровителем соседних и менее могущественных государей, но также ослаблять тех из них, чье могущество начинает возрастать, зорко наблюдая, чтобы в управление этими мелкими государствами не вмешивался по какому-либо случаю другой правитель, настолько же могущественный, как и он »[22], « нельзя допускать, чтобы хоть один из этих мелких правителей приобретал слишком много власти; а если бы с кем-нибудь из них это и случилось, то государю легко, при помощи своих войск и расположения других мелких правителей, тотчас же ему воспрепятствовать »[23]. Дело вовсе не в том, что это противоречит нашим представлениям о нравственности. Более того, это противоречит представлениям самого же Макиавелли, которыми он руководствовался в жизни, если судить по фактам его биографии. Он справедливо утверждает, что нравственный человек, которому все это претит, предпочтет остаться частным лицом и предоставит политику другим. Вспомним, что хотя он сам долгое время занимал высокий пост во Флорентийской республике, никогда не делал попытки захватить власть и стремился предотвратить саму возможность подобной попытки другими. В данном случае мы вновь имеем дело с той же практической установкой автора: это неприятное поведение, но оно принесет результат, так поступали всегда (и до сих пор поступают) – значит, надо дать описание подобной реальной практики.

 

 

– 113 –

 

Кант возражает: «Ни одно государство не должно насильственно вмешиваться в политическое устройство и управление другого государства»[24], «если соседняя держава, разросшаяся до чудовищных размеров, вызывает опасения, что она захочет подчинить соседей, поскольку она может это сделать, это не даёт право менее сильным для (объединённого) нападения на нее без предшествующего с её стороны оскорбления»[25].

В приведенном фрагменте вновь отметим присущую кантовскому философскому тексту модальность долженствования. Хотя, безусловно, Кант не создает утопии. Он прекрасно понимает, как далеко действительное от необходимого. И многие замечания мыслителя с некоторой горечью констатируют факты реальной жизни. Так, в главе «О гарантиях вечного мира» Кант говорит, что природа заставила людей стремиться к миру при помощи войны. Действительно, страх – вот возможное орудие прогресса. Со времен философа мы, по крайней мере внешне, приблизились к его идеалу, у нас есть международные организации и международный суд, и многое другое. И образованием их мы, быть может, обязаны именно страху «мирового пожара».

Главный «недостаток» трактата Канта как «практического пособия», с нашей точки зрения – тот же, что и у Макиавелли. В достижении идеала немецкий философ полагается на добрую волю личности. Исходя из его воззрений, разум должен привести человека к наибольшей честности и гуманности. Проблема только в том, что человек – вовсе не столь разумное существо. Со времен Канта немало было сказано о власти эмоций и инстинктов над человеком. И потому воплощать проект Канта должна бы та же сверхличность.

Завершая внешнеполитические и военные темы, обратимся к аспекту собственно ведения войны.

«Война есть печальное вынужденное средство в естественном состоянии утвердить свои права силой. Ни одна из сторон не может быть объявлена неправой »[26], – заверяет нас Кант. Сложно сказать, почему. Ибо, в связи с логикой его рассуждений, неправой должна была бы оказаться напавшая сторона. В любом случае это знак смены взгляда на войну (по сравнению с точкой зрения, доминировавшей в эпоху Возрождения). Для человека Нового времени (вернее, для европейцев, переживших затяжную и кровопролитную Тридцатилетнюю войну 1618-1648 гг.) война подобна стихийному бедствию. «Ни одно государство во время войны с другим не должно прибегать к таким враждебным действиям, которые сделали бы не

 

 

– 114 –

 

возможным взаимное доверие в будущем как засылка тайных убийц, нарушение условий капитуляции, подстрекательство к измене в государстве неприятеля и т.д.»[27] . Гарантией ведения внешней политики и с точки зрения Макиавелли, и с точки зрения Канта является должная внутренняя политика. «Главнейшими основами устройства государств всякого рода служат хорошие законы и хорошо организованные войска, а без хорошо организованного войска в государствах не могут поддерживаться и хорошие законы»[28] – такова точка зрения Макиавелли. « Затруднения чаще всего происходят от новых учреждений, новых государственных форм, которые они (государи. – А.Б., О.Н.) бывают вынуждены вводить, чтобы основать свое правление и обезопасить его . Поэтому дело должно вести таким образом, чтобы тотчас вслед за ослаблением убеждения можно было силой заставить убедиться»[29], – именно для того и существует хорошее войско. При смене власти, системы государственного устройства всегда найдется часть общества, которую больше устраивали прежние порядки – в XVI веке это неминуемо вело к бунту. (Не следует забывать, что реакции прежде были резче и яростней, впрочем, мы имеем в виду только Европу.) Потому, даже вводя более справедливое государственное устройство, правитель должен быть готов к восстанию. При этом Макиавелли вовсе не сторонник жестокой политики. С одной стороны, он указывает, что «при управлении людьми их необходимо или ласкать, или угнетать , если уж приходится угнетать, то делать это следует таким образом, чтобы отнимать у них всякую возможность отмщения»[30]. Но это – горькая правда жизни, которая, к сожалению, не склонна подчиняться нравственным законам. Тем не менее из соображений простого расчета он указывает: «Хорошо организованные государства заботятся о том, чтобы народ был доволен и не очень угнетен, с тем, однако же, чтобы это не сильно раздражало аристократов»[31]. На подобные фразы Макиавелли редко обращают внимание. Достоянием общественности обычно становится подборка цитат, которая скорее характеризовала бы Макиавелли как проповедника безнравственности и жестокости[32]. При внимательном же прочтении становится ясно, что это не так, и беззаконие признается лишь как вынужденный способ, и несколько раз повторяется, что «кнут» следует сменить на «пряник» при первой же возможности. Для шестнадцатого века подобное заявление может быть и вовсе сочтено вершиной гуманности, так как на практике ничего подобного не наблюдалось. Правители не желали внять словам о том, что «аристократию он

 

 

– 115 –

 

(правитель. – А.Б., О.Н.) может каждый день уничтожать или учреждать, усиливая ее значение или, если захочет, совершенно его уничтожая»[33], и предпочитали опираться именно на нее. Очень часто Макиавелли упрекали за характеристику личности государя и за линию внутренней политики, им предлагаемую. Попробуем отнестись к его словам непредвзято. «Между тем, как живут люди, и тем, как должны они жить, – расстояние необъятное; кто для изучения того, что должно бы быть, пренебрежет изучением того, что есть в действительности, тем самым вместо сохранения приведет себя к погибели »[34], «Человек, желающий в наши дни быть во всех отношениях чистым и честным, неизбежно должен погибнуть среди бесчестного большинства»[35], – исходная позиция Макиавелли. Люди, в частной жизни руководствующиеся принципами макиавеллиевского государя, с нашей точки зрения, заслуживают всяческого порицания. Но в жизни общества соблюдение честности невозможно, каждый из нас знает об этом в глубине души. И если говорить о сущем, а не о должном, Макиавелли оказывается прав. «Государям нет никакой надобности обладать в действительности хорошими качествами, но каждому из них необходимо показывать вид, что он всеми ими обладает ; действительное обладание этими качествами вредно для личного блага государей»[36], – это вовсе не значит открытой проповеди безнравственности. Речь просто идет о том, что если государь в действительности обладает этими качествами, он не сможет изменить свою политику в нужный момент. Макиавелли не раз подчеркивает, что мнение о поступках государей не всегда соответствует их сути. Особенно это очевидно на примере скупости и щедрости. Макиавелли, если перевести его представления на язык современной эпохи, говорит о том, что в культуре нашего времени называют «имиджем» правителя. «Всякий государь может и не быть добродетельным, но должен уметь казаться или не казаться таковым, смотря по обстоятельствам»[37], – ты можешь быть чем угодно, но казаться должен, чем нужно. На первый взгляд, такая позиция кажется неприемлемой с нравственной точки зрения. Но в контексте того времени подобные утверждения интерпретируются совершенно иначе. Это не утверждение моральной вседозволенности, а скорее, напротив, сдерживающие указания. Правитель обладает абсолютной властью: это ведет к распущенности, жадности, неограниченной жестокости. «Государь не должен бояться осуждения за те пороки, без которых невозможно сохранение за собой верховной власти»[38], – но все перечисленное – ведет. Потому правитель вынужден сдерживать собственные инстинкты:

 

 

– 116 –

 

«В мирное время государи предохранены от тайных заговоров, если только не возбудили ненависти и презрения своих подданных и сумели так действовать, что народ ими доволен. Для достижения данной цели они не должны жалеть никаких усилий лучшее средство против заговоров – любовь народа»[39].

Таким образом, учитывая контекст эпохи, можно прийти к выводу, что Макиавелли вовсе не проповедует вседозволенность и безнравственность, а скорее обосновывает необходимость сдерживать себя. Но при этом он осознает, что прийти к власти и удержать ее за собой путем честным во всех отношениях довольно сложно, а потому говорит о возможном как о наличном, отдельно от моральных оценок.

Кант же рассуждает именно о должном. Его максимы гораздо больше соответствуют закону справедливости, но гораздо дальше от реального положения вещей. « Если в государственном устройстве обнаружены какие-либо недостатки , то необходимо – и это долг прежде всего глав государств – как можно скорее их устранить , сколько бы жертв эгоизму это ни стоило. До того как появится возможность заменить лучшим устройством , было бы нелепым требовать немедленного устранения этих недостатков. Но можно потребовать от власть имущего, чтобы он понимал необходимость изменений такого рода »[40], – с точки зрения справедливости – безупречно. Очень хотелось бы, чтобы в действительности так оно и было. Но обычно изменения происходят не по доброй воле правителя, а под давлением общественности. Не следует переоценивать разумность людей – страх гораздо более действенен, чем разум. Ожидать, что «политические максимы» будут «исходить не из благополучия и счастья каждого государства , а из чистого понятия правового долга»[41], также сложно. Политик, добиваясь власти, должен создать образ человека, заботящегося о благе, а не о праве. Это основано на общественном мнении, где общественность, общество понимается как единый сложный организм, подчиняющийся своим законам поведения. Кант был бы прав, если бы общество состояло из отдельных мыслящих индивидов, но пока этого не произошло, у данного утверждения останется только модальность долженствования. «Каждый уверен относительно себя самого, что он свято хранил бы понятие права и верно следовал бы ему, если бы он мог ждать того же от любого другого»[42], – но никто не верит, что он может этого ждать.

Подводя некоторый итог вышесказанному, хотелось бы заметить, что наши рассуждения отнюдь не претендуют на исчерпывающий характер; представленная работа – попытка осмысления лишь некоторой части широкого спектра философских проблем, рассматриваемых Кантом и Макиавелли в трактатах «К вечному миру» и «Государь»

 

 

– 117 –

 

Как кажется, именно сопоставительный анализ на первый взгляд столь несхожих философских систем более четко показывает специфику мировоззрения их создателей, особенности развития философской мысли разных эпох, представителями которых являются Иммануил Кант и Никколо Макиавелли. Для нас было важно указать на то, что позиции этих двух мыслителей не во всем противоположны друг другу и что возможен иной, отличный от традиционного, устоявшегося, взгляд на их идеи. Каждый из рассмотренных нами деятелей философской мысли творил в свою эпоху, и только принимая во внимание контекст, можно истолковывать их позиции. И потому, признавая значимость и величие Канта, хочется еще раз напомнить, что «мимо жестких соображений флорентинца не мог, начиная с Шекспира, Сервантеса и Спинозы, пройти никто, кого волновало испытание индивидуальной жизни и души социальной практикой », Макиавелли «вывел» центральные проблемы гуманизма «через узкую протоку Возрождения непосредственно на просторы культуры последующих веков»[43].

 

Примечания

 



[1] Макиавелли Н. Государь. Минск, 1998. С. 18.

 

[2] Ср. высказывание Л.М.Баткина, характеризующее особенности культуры Ренессанса: «Ни об одной культуре вплоть до Нового времени вот уж нельзя было бы сказать, что она пребывала «в поисках индивидуальности», т.е. стремилась уяснить и обосновать независимое достоинство особого индивидуального мнения, вкуса, дарования <...> Получив первые импульсы в итальянском Возрождении, пройдя череду сложных превращений от ХУЛ в. до романтиков, лишь с конца Просвещения эта идея вполне сформировалась..» (Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989. С. 3)

 

[3] Макиавелли Н. Государь. С. 115.

 

[5] Там же. С. 118.

 

[7] Там же. С. 117.

 

[8] Кант И. Критика практического разума // Кант И. Собр. соч.: В 6 т. Т. 4, ч. 1. М., 1965. С. 499.

 

[10] Макиавелли Н. Государь. С. 85.

 

[11] Множество примеров тому дает история, к которой столь часто обращается Макиавелли; в новейшей истории России самый яркий пример, пожалуй, знаменитый пакт Молотова-Риббентропа и секретный протокол, подписанный Германией и Советским Союзом в августе 1939 г., отнюдь не предотвративший нападения фашистской Германии на Россию.

 

[12] Макиавелли Н. Государь. C. 29.

 

[13] Там же. C. 108.

 

[14] Кант И. К вечному миру. C. 8.

 

[16] Макиавелли Н. Государь. C. 58.

 

[19] Кант И. К вечному миру. C. 7.

 

[21] Макиавелли Н. Государь. C. 58.

 

[24] Кант И. К вечному миру. C. 9.

 

[28] Макиавелли Н. Государь. С. 63.

 

[29] Там же. С. 38-39.

 

[30] Там же. С. 24.

 

[31] Там же. С. 90.

 

[32] Так воспринимали флорентийского мыслителя уже в саму же эпоху Возрождения, всего век спустя – например, Ричард Ш в хронике Шекспира свое поведение, осуждаемое автором как явно аморальное, оправдывает, ссылаясь на Макиавелли. Показателен и современный термин «макиавеллизм» – «политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали <...>, коварство, вероломство» (Словарь иностранных слов. Изд. 11-е,. М., 1984. С. 290).

 

[33] Макиавелли Н. Государь. С. 55.

 

[34] Там же. С. 76.

 

[40] Кант И. К вечному миру. C. 40.

 

[42] Там же. С. 43-44.

 

[43] Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989. С. 242.

 

МАКИАВЕЛЛИ, НИККОЛО | Энциклопедия Кругосвет

МАКИАВЕЛЛИ, НИККОЛО (Machiavelli, Niccolo) (1469–1527), итальянский писатель и дипломат. Родился 3 мая 1469 во Флоренции, второй сын в семье нотариуса. Родители Макиавелли, хотя и принадлежали к древнему тосканскому роду, были людьми весьма скромного достатка. Мальчик рос в атмосфере «золотого века» Флоренции при режиме Лоренцо Медичи. Немного известно о детстве Макиавелли. Из его сочинений явствует, что он был проницательным наблюдателем политических событий своего времени; наиболее значительными из них было вторжение в Италию в 1494 короля Франции Карла VIII, изгнание семейства Медичи из Флоренции и установление республики, вначале под управлением Джироламо Савонаролы.

В 1498 Макиавелли был принят на службу секретарем во вторую канцелярию, Коллегию Десяти и магистратуру Синьории – посты, на которые он с неизменным успехом избирался вплоть до 1512. Макиавелли посвятил всего себя неблагодарной и плохо оплачиваемой службе. В 1506 добавил к множеству своих обязанностей работу по организации флорентийской милиции (Ordinanza) и контролирующего ее деятельность Совета Девяти, учрежденным в немалой степени по его настоянию. Макиавелли считал, что следует создать гражданскую армию, способную заменить наемников, в которых крылась одна из причин военной слабости итальянских государств. На всем протяжении службы Макиавелли использовали для дипломатических и военных поручений на флорентийских землях и сбора информации во время зарубежных поездок. Для Флоренции, продолжавшей профранцузскую политику Савонаролы, то было время постоянных кризисов: Италия раздиралась внутренними распрями и страдала от иностранных вторжений.

Макиавелли был близок к главе республики, великому гонфалоньеру Флоренции Пьеро Содерини, и хотя не имел полномочий вести переговоры и принимать решения, миссии, которые ему поручались, часто носили деликатный характер и были весьма важными. Среди них следует отметить посольства к нескольких королевским дворам. В 1500 Макиавелли прибыл ко двору короля Франции Людовика XII, чтобы обсудить условия помощи в продолжении войны с отпавшей от Флоренции мятежной Пизой. Дважды находился при дворе Чезаре Борджа, в Урбино и Имоле (1502), чтобы оставаться в курсе действий герцога Романьи, возросшая власть которого беспокоила флорентийцев. В Риме в 1503 наблюдал за выборами нового папы (Юлия II), а находясь при дворе императора Священной Римской империи Максимилиана I в 1507, обсуждал размеры флорентийской дани. Активно участвовал и во многих других событиях того времени.

В этот «дипломатический» период жизни Макиавелли приобрел опыт и знание политических институтов и человеческой психологии, на которых – как и на изучении истории Флоренции и Древнего Рима – основываются его сочинения. В его докладах и письмах того времени можно обнаружить большинство идей, которые он впоследствии развивал и которым придал более отточенную форму. Макиавелли часто испытывал чувство горечи, и не столько из-за знакомства с оборотной стороной внешней политики, сколько из-за разногласий в самой Флоренции и ее нерешительной политики в отношении могущественных держав.

Его собственная карьера пошатнулась в 1512, когда Флоренция потерпела поражение от Священной лиги, образованной Юлием II против французов в союзе с Испанией. Медичи вернулись к власти, и Макиавелли был вынужден покинуть государственную службу. За ним следили, он был заключен в тюрьму по обвинению в заговоре против Медичи в 1513, его пытали веревкой. В конце концов Макиавелли удалился в унаследованное от отца скромное поместье Альбергаччо в Перкуссине близ Сан-Кашано по дороге в Рим. Спустя некоторое время, когда Юлий II умер и его место занял Лев X, гнев Медичи смягчился. Макиавелли стал посещать друзей в городе; он принимал активное участие в литературных собраниях и даже лелеял надежду вернуться на службу (в 1520 получил должность государственного историографа, на которую был назначен университетом Флоренции).

Потрясение, испытанное Макиавелли после своего увольнения и крушения республики, которой он служил столь верно и ревностно, побудило его взяться за перо. Характер не позволял долго оставаться в бездействии; лишенный возможности заниматься любимым делом – политикой, Макиавелли написал в этот период работы значительной литературной и исторической ценности. Главный шедевр – Государь (Il Principe), блестящий и широко известный трактат, написанный в основном в 1513 (издан посмертно в 1532). Первоначально автор озаглавил книгу О княжествах (De Principatibus) и посвятил ее Джулиано Медичи, брату Льва X, однако в 1516 тот умер, и посвящение было обращено к Лоренцо Медичи (1492–1519). Исторический труд Макиавелли Рассуждения о первой декаде Тита Ливия (Discorsi sopra la prima deca di Tito Livio) был написан в период 1513–1517. Среди других произведений – Искусство войны (Dell'arte della guerra, 1521, написано в 1519–1520), История Флоренции (Istorie fiorentine, писалась в 1520–1525), две театральные пьесы – Мандрагора (Mandragola, вероятно, 1518; первоначальное название – Commedia di Gallimaco e di Lucrezia) и Клиция (вероятно, в 1524–1525), а также новелла Бельфагор (в рукописи – Сказка, написана до 1520). Его перу также принадлежат стихотворные произведения. Хотя споры о личности Макиавелли и его мотивах продолжаются по сей день, он безусловно является одним из величайших итальянских писателей.

Трудно дать оценку произведениям Макиавелли, прежде всего из-за сложности его личности и неоднозначности идей, до сих пор вызывающих самые разноречивые толкования. Перед нами интеллектуально одаренный человек, необычайно проницательный наблюдатель, обладавший редкой интуицией. Он был способен к глубокому чувству и преданности, исключительно честен и трудолюбив, а его сочинения обнаруживают любовь к радостям жизни и живое чувство юмора, впрочем обычно горькое. И все же имя Макиавелли часто употребляется как синоним предательства, коварства и политического аморализма.

Отчасти такие оценки вызваны религиозными причинами, осуждением его трудов как протестантами, так и католиками. Поводом послужила критика христианства в целом и папства в частности; по мнению Макиавелли, папство подрывало воинскую доблесть и сыграло отрицательную роль, став причиной раздробленности и унижения Италии. Вдобавок ко всему его взгляды часто извращались комментаторами, а его фразы об установлении и защите государственности вырывались из контекста и цитировались с целью закрепить расхожий образ Макиавелли – злонамеренного советника государей.

Кроме того, Государь считался его наиболее характерным, если не единственным сочинением; из этой книги очень легко отобрать отрывки, явственно доказывающие одобрительное отношение автора к деспотизму и находящиеся в разительном противоречии с традиционными моральными нормами. В какой-то степени это можно объяснить тем, что в Государе предлагаются чрезвычайные меры в чрезвычайной ситуации; однако сыграло роль и отвращение Макиавелли к полумерам, а также тяга к эффектной подаче идей; его противопоставления приводят к смелым и неожиданным обобщениям. В то же время он действительно считал политику искусством, которое не зависит от морали и религии, по крайней мере когда речь идет о средствах, а не о целях, и сделал себя уязвимым для обвинений в цинизме, пытаясь найти универсальные правила политического действия, которые были бы основаны на наблюдении фактического поведения людей, а не рассуждениях о том, каким оно должно быть.

Макиавелли утверждал, что такие правила обнаруживаются в истории и подтверждаются современными политическими событиями. В посвящении Лоренцо Медичи в начале Государя Макиавелли пишет, что самым ценным даром, который мог бы поднести, является постижение деяний великих людей, приобретенное «многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел минувших». Макиавелли использует историю, чтобы с помощью тщательно отобранных примеров подкрепить максимы политического действия, которые он сформулировал, опираясь на собственный опыт, а не на исторические штудии.

Государь – труд догматика, а не эмпирика; еще менее это сочинение человека, претендующего на получение должности (как часто полагали). Это не холодный призыв к деспотизму, но книга, проникнутая высоким чувством (несмотря на рассудочность изложения), негодованием и страстью. Макиавелли стремится показать различие между авторитарным и деспотическим способами правления. Эмоции достигают апогея в конце трактата; автор взывает к сильной руке, спасителю Италии, новому государю, способному создать мощное государство и освободить Италию от иноземного господства «варваров».

Замечания Макиавелли о необходимости беспощадных решений, если и кажутся продиктованными политической ситуацией той эпохи, остаются актуальными и широко дебатируемыми и в наше время. В остальном его прямой вклад в политическую теорию незначителен, хотя многие из идей мыслителя стимулировали развитие позднейших теорий. Сомнительно также практическое влияние его сочинений на государственных деятелей, несмотря на то что последние часто опирались на идеи Макиавелли (нередко их искажая) о приоритете интересов государства и методов, которые должен использовать правитель в завоевании (acquista) и удержании (mantiene) власти. По сути дела, Макиавелли читали и цитировали адепты автократии; впрочем, на практике автократы обходились и без идей итальянского мыслителя.

Большее значение эти идеи имели для итальянских националистов в эпоху Рисорджименто (политического возрождения – от первых вспышек карбонарства в 20-х годах 19 в. до объединения в 1870) и в период фашистского правления. В Макиавелли ошибочно видели предтечу централизованного итальянского государства. Однако, как и большинство итальянцев того времени, он был патриотом не нации, а своего города-государства.

В любом случае опасно приписывать Макиавелли идеи других эпох и мыслителей. Исследование его трудов должно начинаться с понимания того, что они возникли в контексте истории Италии, конкретнее – истории Флоренции в эпоху захватнических войн. Государь был задуман как учебник для самодержцев, значимый для любых времен. Однако при критическом его рассмотрении не следует забывать о конкретном времени написания и личности автора. Чтение трактата в этом свете поможет понять некоторые неясные места. Остается, однако, фактом, что рассуждения Макиавелли не всегда отличаются последовательностью, и многие из кажущихся его противоречий следует признать действительными. Макиавелли признает как свободу человека, так и его «фортуну», судьбу, с которой энергичный и сильный человек все же может как-то бороться. С одной стороны, мыслитель видит в человеке безнадежно испорченное существо, а с другой – страстно верит в способность правителя, наделенного virtu (совершенной личностью, доблестью, полнотой силы, ума и воли), освободить Италию от иноземного господства; защищая человеческое достоинство, он вместе с тем приводит свидетельства глубочайшей развращенности человека.

Следует также кратко упомянуть о Рассуждениях, в которых Макиавелли сосредоточивает внимание на республиканских формах правления. Сочинение претендует на формулировку вечных законов политической науки, полученных в результате изучения истории, однако его невозможно понять, не принимая во внимание то негодование, которое вызывали у Макиавелли политическая коррупция во Флоренции и неспособность к правлению итальянских деспотов, выставлявших себя в качестве наилучшей альтернативы хаосу, созданному их предшественниками во власти. В основе всех работ Макиавелли – мечта о сильном государстве, не обязательно республиканском, но опирающемся на поддержку народа и способном оказать сопротивление иноземному вторжению.

Главные темы Истории Флоренции (восемь книг которой были преподнесены папе Клименту VII Медичи в 1525): необходимость общего согласия для укрепления государства и неизбежное его разложение при нарастании политических распрей. Макиавелли приводит факты, описанные в исторических хрониках, однако стремится выявить подлинные причины исторических событий, коренящиеся в психологии конкретных людей и конфликте классовых интересов; история нужна ему для того, чтобы извлечь уроки, которые, как он считал, будут полезны для всех времен. Макиавелли, по-видимому, первым предложил понятие исторических циклов.

История Флоренции, отличающаяся драматизмом повествования, рассказывает историю города-государства от зарождения итальянской средневековой цивилизации до начала французских вторжений в конце 15 в. Этот труд проникнут духом патриотизма и решимостью найти рациональные, а не сверхъестественные причины исторических событий. Однако автор принадлежит своему времени, и в этом труде можно найти ссылки на знамения и чудеса.

Чрезвычайную ценность представляет переписка Макиавелли; особенно интересны письма, которые он писал своему другу Франческо Веттори, главным образом в 1513–1514, когда тот был в Риме. В этих письмах можно найти все – от описания мелочей домашней жизни до непристойных анекдотов и политического анализа. Наиболее известно письмо от 10 декабря 1513, в котором изображен обычный день в жизни Макиавелли и дается бесценное объяснение того, как появилась идея Государя. В письмах отражаются не только амбиции и тревоги автора, но также живость, юмор и острота его мышления.

Эти качества присутствуют во всех его сочинениях, серьезных и комедийных (например, в Мандрагоре). В оценке сценических достоинств этой пьесы (ее все еще иногда играют, и не без успеха) и содержащейся в ней злой сатиры мнения расходятся. Однако Макиавелли проводит здесь и некоторые свои идеи – об успехе, сопровождающем целеустремленность, и неизбежном крахе, ожидающем колеблющихся и тех, кто принимает желаемое за действительное. Ее персонажи – включая одного из самых известных в литературе простаков, обманутого мессера Нича, – узнаваемы как типические характеры, хотя и создают впечатление результатов оригинального творчества. В основе комедии – живая флорентийская жизнь, ее нравы и обычаи.

Гением Макиавелли было создано и беллетристическое Жизнеописание Каструччо Кастракани из Лукки, составленное в 1520 и живописующее восхождение к власти знаменитого кондотьера в начале 14 в. В 1520 Макиавелли посещал Лукку как торговый представитель по поручению кардинала Лоренцо Строцци (которому он посвятил диалог Об искусстве войны) и, по своему обыкновению, изучал политические институты и историю города. Одним из плодов его пребывания в Лукке стало Жизнеописание, изображающее беспощадного правителя и известное романтическим изложением идей об искусстве войны. В этой небольшой работе авторский стиль столь же отточен и ярок, как и в других сочинениях писателя.

К тому времени, когда Макиавелли создал главные произведения, гуманизм в Италии уже прошел пик своего расцвета. Влияние гуманистов заметно в стилистике Государя; в этом политическом труде мы можем видеть характерный для всей эпохи Возрождения интерес не к Богу, но к человеку, личности. Однако интеллектуально и эмоционально Макиавелли был далек от философских и религиозных интересов гуманистов, их абстрактного, по существу средневекового подхода к политике. Язык Макиавелли отличается от языка гуманистов; проблемы, которые он обсуждает, почти не занимали гуманистическую мысль.

Макиавелли часто сравнивают с его современником Франческо Гвиччардини (1483–1540), также дипломатом и историком, погруженным в вопросы политической теории и практики. Далеко не столь аристократичный по рождению и темпераменту, Макиавелли разделял многие основные идеи и эмоции философа-гуманиста. Для них обоих характерны ощущение катастрофы в итальянской истории из-за французского вторжения и возмущение состоянием раздробленности, не позволявшей Италии противостоять порабощению. Однако различия и расхождения между ними также значительны. Гвиччардини критиковал Макиавелли за его настойчивые призывы к современным властителям следовать античным образцам; он верил в роль компромисса в политике. По существу, его взгляды более реалистичны и циничны, чем взгляды Макиавелли.

Надежды Макиавелли на расцвет Флоренции и собственную карьеру оказались обманутыми. В 1527, после того как Рим был отдан испанцам на разграбление, что еще раз показало всю степень падения Италии, во Флоренции было восстановлено республиканское правление, продолжавшееся три года. Мечта вернувшегося с фронта Макиавелли получить место секретаря Коллегии Десяти не сбылась. Новая власть его более не замечала. Дух Макиавелли был сломлен, здоровье подорвано, и жизнь мыслителя оборвалась во Флоренции 22 июня 1527.

Никколо Макиавелли - принц, цитаты и факты

Итальянский дипломат Никколо Макиавелли известен прежде всего тем, что написал «Принц», справочник для бессовестных политиков, который вдохновил термин «макиавеллистский» и сделал его автора «отцом современной политической теории».

Кем был Никколо Макиавелли?

Никколо Макиавелли был дипломатом в течение 14 лет во Флорентийской республике Италии во время изгнания семьи Медичи. Когда семья Медичи вернулась к власти в 1512 году, Макиавелли был отправлен в отставку и ненадолго заключен в тюрьму.Затем он написал «Принц », руководство для политиков по использованию безжалостной, корыстной хитрости, вдохновившее термин «макиавеллианец» и сделавшее Макиавелли «отцом современной политической теории». Он также написал несколько стихов и пьес. Он умер 21 июня 1527 года во Флоренции, Италия.

Ранняя жизнь и дипломатическая карьера

Никколо ди Бернардо деи Макиавелли родился во Флоренции, Италия, 3 мая 1469 года - в то время, когда Италия была разделена на четыре соперничающих города-государства и, таким образом, находилась во власти более сильных правительств. по всей остальной Европе.

Молодой Макиавелли стал дипломатом после временного падения правящей семьи Медичи во Флоренции в 1494 году. Он служил на этой должности в течение 14 лет во Флорентийской республике Италии во время изгнания семьи Медичи, за это время он заработал репутацию коварства, получая шокирующее удовольствие. его соратники выглядели более бесстыдными, чем он был на самом деле.

После того, как стало известно о его причастности к безуспешной попытке организовать флорентийское ополчение против возвращения семьи Медичи к власти в 1512 году, Макиавелли был подвергнут пыткам, заключен в тюрьму и изгнан от активной политической жизни.

«Князь»

Хотя изначально это был мрачный период для его карьеры, время вдали от политики Макиавелли дало ему возможность читать римскую историю и писать политические трактаты, в первую очередь «Князь ». Основная тема этого короткого произведения о монархическом правлении и выживании - это способность человека определять свою собственную судьбу в противовес власти судьбы, что было истолковано как политическая философия, согласно которой можно прибегать к любым средствам, чтобы установить и сохранить полную власть.Эта работа была расценена как руководство для политиков по использованию безжалостной, корыстной хитрости и вдохновила на термин «макиавеллистский». Хотя многие считают, что главный герой книги, «принц», был основан на печально известном Чезаре Борджиа, некоторые ученые считают это сатирой.

Папа Климент VIII осудил Князя за то, что он поддерживал власть путем обмана и страха. Один отрывок из книги гласит: «Поскольку любовь и страх вряд ли могут существовать вместе, если мы должны выбирать между ними, гораздо безопаснее бояться, чем любить."

Книги и другие произведения

В дополнение к Принц , Макиавелли написал трактат Об искусстве войны (1521), среди прочего, и несколько стихотворений и пьес, в том числе сатирическую Мандрагору 1524 года.

Спустя годы, смерть и наследие

В последние годы своей жизни Макиавелли проживал в маленькой деревушке недалеко от Флоренции. Он умер в городе 21 июня 1527 года. Его могила находится в церкви Санта-Кроче во Флоренции. По иронии судьбы, ему запретили въезд в последние годы жизни.Сегодня Макиавелли считается «отцом современной политической теории».

Макиавелли, Никколо 1469–1527 Итальянский государственный деятель и политический философ

Никколо Макиавелли был пристальным наблюдателем политических дел, имея опыт как участника правительства, так и писателя книг о политике. Он занимал различные должности в правительстве Флоренции, что позволяло ему встречаться с могущественными правителями и изучать их поведение. Опытный писатель, он писал истории, пьесы и стихи, а также политические произведения.В своей самой читаемой книге The Prince, он описал, как правители должны действовать, чтобы получить и удержать власть. Идеи Макиавелли привлекли значительное внимание в его дни и продолжают оказывать влияние на политических теоретиков в наше время.

Ранняя жизнь и политическая карьера. Никколо Макиавелли вырос во Флоренции в то время, когда городом правил Лоренцо Медичи (также известный как Лоренцо Великолепный). Никколо был другом младшего сына Лоренцо, Джулиано. Макиавелли получил гуманистическое * образование и, вероятно, встречался с некоторыми из великих интеллектуальных и литературных деятелей, действующих во Флоренции.

В 1498 году Макиавелли начал политическую карьеру. Он был назначен координировать отношения Флоренции с ее владениями, посещать города и консультировать правительство по различным проблемам. Кроме того, Макиавелли служил секретарем внешнеполитического ведомства одного из правящих советов Флоренции. На этой должности он представлял город в миссиях по всей Европе. В течение следующих 14 лет Макиавелли проводил большую часть своего времени, обсуждая соглашения, доставляя сообщения, собирая информацию и сообщая о своих наблюдениях членам совета.

Официальные поездки Макиавелли привели его во многие регионы, которые переживали политические кризисы. Он посетил город Пизу, восставшую против флорентийского владычества в 1494 году, а также Имолу и Чезену, где Чезаре Борджиа (1475–1507) изо всех сил пытался сохранить контроль. Правительство Борджиа произвело особенно яркое впечатление на Макиавелли, который позже писал о характеристиках Чезаре как правителя. В начале 1500-х годов Макиавелли был отправлен к папскому двору * Юлия II и ко дворам французского Людовика XII и императора Священной Римской империи Максимилиана I *.

Отчеты Макиавелли флорентийскому правительству иногда вызывали споры. Вместо того, чтобы просто собирать информацию, он часто высказывал собственное мнение. Например, он критиковал Флоренс за то, что она полагалась на иностранных наемников *, а не на отечественные вооруженные силы. Тем не менее, Макиавелли пользовался поддержкой политического лидера Флоренции Пьеро Содерини, который поручил ему планирование, набор и обучение армии для подавления восстания в Пизе. Когда флорентийские войска отвоевали Пизу в 1509 году, политическая репутация Макиавелли достигла своего пика.

От политики к писательству. После триумфа в Пизе политическая карьера Макиавелли пошла на спад. В 1512 году Испания объединилась с папой против Флоренции, и силы Макиавелли оказались не ровней испанским войскам. Содерини подал в отставку, и Медичи вернулись к власти. Из-за его тесной связи с Содерини Макиавелли потерял свою должность в правительстве, был вынужден заплатить большой штраф и не мог выезжать за пределы Флоренции или ее территорий в течение года. Затем, в начале 1513 года, его обвинили в заговоре против Медичи и арестовали.Макиавелли обратился за помощью к своему другу Джулиано Медичи. Однако он не получил свободы до тех пор, пока большое количество заключенных не было освобождено в честь избрания другого члена семьи Медичи Папой Львом X.

К середине 1513 года политическая карьера Макиавелли была завершена. Он удалился в загородный дом своей семьи за пределами Флоренции и переписался со своим другом Франческо Веттори, флорентийским послом при папском дворе. Из их писем возникли многие темы из книги «Принц», , которую Макиавелли написал во второй половине 1513 года.Он посвятил работу племяннику Джулиано Медичи (Лоренцо), новому правителю Флоренции, вероятно, в попытке вернуть себе расположение Медичи. Однако Медичи ясно дали понять, что не собирались нанимать его.

За следующее десятилетие Макиавелли выполнил значительное количество проектов. Между 1515 и 1517 годами он написал книгу о творчестве древнеримского историка Ливия. Он также завершил театральную комедию « Корень мандрагоры » (ок. 1518 г.), которая частично была создана по образцу древнеримских пьес.Кроме того, Макиавелли писал стихи, другие пьесы и различные политические тексты.

Между 1520 и 1524 годами Макиавелли написал свой величайший исторический труд « флорентийских историй». Этот проект помог ему восстановить поддержку Медичи и открыл двери для возможностей для государственной службы. В 1526 году Папа Климент VII (бывший Джулио Медичи) назначил Макиавелли на новую должность, на которой он путешествовал по центральной Италии, инспектируя укрепления и войска. Однако в следующем году флорентийцы изгнали Медичи и восстановили республику *.Связи Макиавелли с Медичи теперь работали против него и заставил новых лидеров Флоренции не доверять ему. Прежде чем он смог очистить свое имя, он заболел и умер.

Политическая философия. За годы государственной службы Макиавелли проявил интерес к ряду философских вопросов, связанных с политикой и правительством. Одна из его основных идей касалась связи между действиями людей и временем. Он утверждал, что природа наделяет каждого человека разным темпераментом и воображением.Хотя они никогда не меняются, времена и обстоятельства меняются. Макиавелли считал, что успех зависит от соответствия действий требованиям времени и что неудача возникает, когда поведение человека не соответствует обстоятельствам.

Макиавелли особенно заботился о военной мощи. Он призвал флорентийское правительство набирать и обучать собственные войска, а не полагаться на иностранных наемников. Он также заявил, что нельзя ожидать, что граждане останутся верными правительству, которое не может ни защитить, ни наказать их.

Макиавелли наиболее полно и ясно изложил свои политические теории в книге «Принц». В первых главах книги он рассматривает различные типы княжеств и качества великих правителей. Он утверждает, что самые успешные принцы обладают качеством, известным как virtù, - способностью действовать эффективно и вдохновлять других духом и дисциплиной. Это качество дает князьям силу, необходимую им для закрепления своих позиций и для принятия важных шагов, таких как проведение реформ.

Макиавелли в своем обсуждении использовал карьеру Чезаре Борджиа в качестве примера. Борджиа, правитель региона Романья в центральной Италии, получил власть благодаря влиянию своего отца, Папы Александра VI. Затем Чезаре работал над укреплением своей власти - он принес мир в беззаконный регион, безжалостно устранил своих соперников и переложил вину за свое суровое правление на других. Тем не менее, несмотря на свои умелые попытки укрепить свое положение, в конце концов он потерял контроль над своей территорией.По мнению Макиавелли, неудача Борджиа произошла из-за того, что он полагался на влияние своего отца, а не на свои собственные virt , чтобы захватить власть. Вдобавок у Борджиа не было крупных вооруженных сил под своим контролем для защиты своего государства. Макиавелли неоднократно подчеркивал, что доморощенные вооруженные силы необходимы для власти принца. Он подчеркивает, что сильные государства должны иметь свои собственные армии и что успешные князья должны посвятить все свое внимание и энергию искусству войны, а также организации и обучению своих войск.

Макиавелли продолжает обсуждение того, как принц должен вести себя по отношению к своим подданным, советникам и другим принцам. Эта часть «Принц » очень противоречива, потому что Макиавелли утверждает, что принц может использовать любые средства для поддержания своей власти. В случае необходимости принц должен быть безжалостным, жестоким, хитрым и готов пренебречь общепринятыми стандартами поведения и морали. Хотя репутация хорошего персонажа может быть полезной, по мнению Макиавелли, она менее важна, чем сохранение власти.

Заключение Принц - это призыв к действию. Макиавелли заявляет, что настало время для появления в Италии «нового принца». Этот принц предоставит необходимые virtù для изгнания иностранцев, оккупирующих страну, и проведения реформ. Далее он предполагает, что этот новый принц может происходить из дома Медичи, который мог бы заслужить благодарность всех итальянцев, выполнив эту великую задачу.

Влияние Макиавелли. Макиавелли считается одним из самых влиятельных политических писателей Запада.Он поднял много важных вопросов о взаимосвязи между политикой, религией и моралью и возродил политические дебаты, которые зародились в древние времена и продолжаются сегодня.

Макиавелли сделал политику более светской *, отделив ее от христианской мысли и ценностей. Он утверждал, что целью политики было создание и поддержание могущественного государства. Более того, он утверждал, что для человека невозможно добиться успеха в политике без отказа от традиционных христианских и моральных принципов.

Макиавелли также повлиял на природу политического письма. Он проанализировал исторические примеры, чтобы узнать, как действуют политические силы. Используя Древний Рим в качестве модели, он защищал республику как форму правления, лучше всего подходящую для защиты свобод граждан и сохранения государства. Хотя некоторые авторы возражали против идей Макиавелли, многие другие стали ценить ясность его наблюдений и его анализа.

( См. Также Медичи, Дом; Политическая мысль; Князья и княжества.)

* гуманист

относится к культурному движению эпохи Возрождения, продвигающему изучение гуманитарных наук (языков, литературы и истории Древней Греции и Рима) в качестве руководства к жизни

* папский

со ссылкой на должность и власть папы

* Император Священной Римской империи

правитель Священной Римской империи, политического органа в Центральной Европе, состоящего из нескольких государств, существовавших до 1806 года

* наемник

наемный солдат

* республика

форма правления эпохи Возрождения с преобладанием ведущих торговцев с ограниченным участием других

* светских

нерелигиозных; связаны с повседневной жизнью

Вихрь противоречий

Макиавелли «Принц » стал одним из самых противоречивых политических произведений, когда-либо написанных.Споры о книге разгорелись еще до ее публикации в 1532 году, через несколько лет после смерти Макиавелли. В 1559 году Папа Павел IV поместил «Принц» в Список запрещенных книг, что почти положило конец дальнейшей публикации произведения во многих католических странах. Ответы на текст были в подавляющем большинстве отрицательными, и к концу 1500-х годов термин Макиавеллианский приобрел зловещее значение. Сегодня этот термин продолжает означать лукавый, лживый, безжалостный и готовый на все, чтобы получить власть.

Макиавелли | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Проанализировать влияние Макиавелли при его жизни и в наши дни

Ключевые моменты

  • Никколо Макиавелли был итальянским историком эпохи Возрождения, политиком, дипломатом, философом, гуманистом и писателем, которого часто называют основателем современной политической науки.
  • Его труды были новаторскими из-за его акцента на практических и прагматических стратегиях, а не на философских идеалах, примером которых являются такие фразы, как «Тот, кто пренебрегает тем, что делается ради того, что должно быть сделано, скорее приводит к гибели, чем к его сохранению.”
  • Его самый известный текст, Принц , оказал огромное влияние со времен его жизни до наших дней как на политиков, так и на философов.
  • Принц описывает стратегии эффективного государственного деятеля и, как известно, включает оправдания предательства и насилия с целью удержания власти.

Условия

Никколо Макиавелли (3 мая 1469 г. - 21 июня 1527 г.) был итальянским историком эпохи Возрождения, политиком, дипломатом, философом, гуманистом и писателем.Его часто называют основоположником современной политологии. В течение многих лет он был высокопоставленным чиновником Флорентийской республики, отвечая за дипломатические и военные дела. Он также писал комедии, карнавальные песни и стихи. Его личная переписка известна на итальянском языке. Он был секретарем Второй канцелярии Флорентийской республики с 1498 по 1512 год, когда Медичи были вне власти. Он написал свою самую известную работу, Принц ( Il Principe ) в 1513 году.

«Макиавеллизм» - широко используемый отрицательный термин для характеристики недобросовестных политиков, которых Макиавелли наиболее хорошо описал в «Принц ». Макиавелли описал аморальное поведение, такое как нечестность и убийство невинных людей, как нормальное и эффективное в политике. Казалось, он даже одобрял это в некоторых ситуациях. Сама книга получила известность, когда некоторые читатели заявили, что автор учил злу и давал «злые рекомендации тиранам, чтобы помочь им сохранить свою власть.Термин «макиавеллистский» часто ассоциируется с политическим обманом, коварством и realpolitik . С другой стороны, многие комментаторы, такие как Барух Спиноза, Жан-Жак Руссо и Дени Дидро, утверждали, что Макиавелли на самом деле был республиканцем, даже когда писал «Принц », и его сочинения были источником вдохновения для сторонников Просвещения. демократическая политическая философия.

Портрет Никколо Макиавелли Макиавелли - политический философ, печально известный своим оправданием насилия в своем трактате Принц .

Самая известная книга Макиавелли Принц содержит несколько политик. Вместо более традиционной целевой аудитории потомственного принца он концентрируется на возможности «нового принца». Чтобы сохранить власть, наследственный принц должен тщательно сбалансировать интересы множества институтов, к которым привык народ. Напротив, перед новым принцем стоит более сложная задача в управлении: он должен сначала стабилизировать свою новообретенную власть, чтобы построить прочную политическую структуру.Макиавелли предполагает, что социальные преимущества стабильности и безопасности могут быть достигнуты перед лицом морального разложения. Макиавелли считал, что лидер должен понимать общественную и частную мораль как две разные вещи, чтобы хорошо править. В результате правитель должен заботиться не только о репутации, но также должен иметь твердую готовность действовать безнравственно в нужное время.

Как политический теоретик, Макиавелли подчеркивал необходимость периодического систематического применения грубой силы или обмана, включая истребление целых благородных семей, чтобы предотвратить любую возможность бросить вызов власти принца.Он утверждал, что насилие может быть необходимо для успешной стабилизации власти и введения новых правовых институтов. Кроме того, он считал, что сила может быть использована для устранения политических соперников, для принуждения сопротивляющегося населения и для очищения сообщества от других людей с достаточно сильным характером, чтобы править, которые неизбежно попытаются заменить правителя. Макиавелли прославился своими политическими советами, благодаря которым его запомнили в истории благодаря прилагательному «Макиавеллианец».”

«Принц » иногда называют одним из первых произведений современной философии, особенно современной политической философии, в которой действующая истина считается более важной, чем любой абстрактный идеал. Это также находилось в прямом противоречии с доминирующими католическими и схоластическими доктринами того времени в отношении политики и этики. В отличие от Платона и Аристотеля, Макиавелли настаивал на том, что воображаемое идеальное общество не является моделью, по которой князь должен ориентироваться.

Идеи Макиавелли оказали глубокое влияние на политических лидеров современного Запада, чему способствовала новая технология печатного станка. В первые поколения после Макиавелли его основное влияние было в нереспубликанских правительствах. Один историк отметил, что Принц был высоко оценен Томасом Кромвелем в Англии и повлиял на Генриха VIII в его повороте к протестантизму и в его тактике, например, во время Паломничества Милости. Копией также владел католический король и император Карл V.Во Франции, после первоначально неоднозначной реакции, Макиавелли стал ассоциироваться с Екатериной Медичи и резней в День Святого Варфоломея. Как сообщает один историк, в XVI веке католические писатели «ассоциировали Макиавелли с протестантами, тогда как протестантские авторы считали его итальянцем и католиком». Фактически, он, очевидно, оказывал влияние как на католических, так и на протестантских королей.

Современная материалистическая философия развивалась в 16, 17 и 18 веках, начиная с поколений после Макиавелли.Эта философия имела тенденцию быть республиканской, больше в первоначальном духе макиавеллизма, но, как и в случае с католическими авторами, реализм Макиавелли и поощрение использования инноваций для попытки контролировать собственное состояние были более приемлемыми, чем его акцент на войне и политике. Результатом стали не только новаторская экономика и политика, но и современная наука, побудившая некоторых комментаторов сказать, что Просвещение 18 века включало «гуманитарное» смягчение макиавеллизма.

Хотя Жан-Жак Руссо ассоциируется с очень разными политическими идеями, важно рассматривать работу Макиавелли с разных точек зрения, а не только с традиционного представления.Например, Руссо рассматривал работу Макиавелли как сатирическую пьесу, в которой Макиавелли разоблачает недостатки единоначалия, а не превозносит аморальность.

Ученые утверждали, что Макиавелли оказал большое косвенное и прямое влияние на политическое мышление отцов-основателей Соединенных Штатов из-за его подавляющего фаворитизма республиканизма и республиканского типа правления. Бенджамин Франклин, Джеймс Мэдисон и Томас Джефферсон следовали республиканизму Макиавелли, когда они выступали против того, что они считали зарождающейся аристократией, которую, как они опасались, Александр Гамильтон создал вместе с партией федералистов.Гамильтон узнал от Макиавелли о важности внешней политики для внутренней политики, но, возможно, отказался от него в отношении того, насколько хищной должна быть республика, чтобы выжить.

Макиавелли и политическая мысль

Никколо Макиавелли и "Принц"


В период позднего средневековья и раннего Возрождения, Италия оказалась в тяжелом положении.Страна была захвачена могущественными иностранными государствами, такими как Франция и Испания. В Риме коррумпированный Александр Борджиа победил на папских выборах путем подкупа, и он быстро присвоил церковные богатство для блага своей семьи. Во Флоренции некогда могущественный Семья Медичи, покровительница искусств и общественных проектов, была в упадке, быстро теряя и набирая силу поочередно десятилетия.Части Италии стали такими республиками, как Генуя, но другие города, такие как Венеция, пали перед диктаторами. Не было наследственных монархия, чтобы управлять страной и без централизованного правительства существовал. Каждый итальянский город был сам по себе как маленький народ, управляется олигархическими семьями, которые жестоко уничтожили бизнес конкурентов таким образом, чтобы современная мафия бледный.Италия буквально рвалась на части и не могла объединиться или защитить полуостров от агрессоров. Это было неподходящее время для итальянца.

Никколо Макиавелли родился в этом нестабильное время смены состояний в 1469 году. Он служил занимал ряд второстепенных государственных должностей и был изгнан или находился в тюрьме на разных этапах своей карьеры.Один из его наиболее заметные должности служили своего рода политическими советник семьи Борджиа. Глава семьи Александр Борджиа был папой; старшим сыном был Чезаре Борджиа, кровожадный молодой военачальник; по слухам, младшая дочь Лукреция отравила себе дорогу через нескольких мужей, чтобы Наполните сундуки Борджиа золотым наследством.Название «Борджиа» было синонимом предательства, убийства и властолюбие.

Макиавелли, разочарованный в безрезультатности споры и распри между итальянскими городами, увидели эффективность членов семьи Борджиа в захвате и поддерживая свою власть. Он сформулировал собственную теорию эффективного правительство в трактате, известном как «Принц», и он построил свой идеальный «принц» на основе Чезаре Борджиа жизнь.Он классно утверждал, что хорошие правители иногда чтобы научиться «не быть хорошими», они должны быть готовы отказаться от этических соображений справедливости, честности и доброты в целях поддержания стабильности государства. Идея шокировал современников, унаследовавших средневековую идеи о божественном царстве, в котором король был назначен Богом с явной целью служить своего рода небесным депутат земли, отстаивающий закон и справедливость.В популярных средневековых по поверью, царь считался «приматом», аватар человеческой добродетели с врожденной властью над меньшими существа в космологической иерархии. Напротив, Макиавелли утверждал, что самые успешные короли - это не те, кто действовал согласно закону, справедливости или совести, но те, кто готов сделать все необходимое, чтобы сохранить собственной власти - и тем самым косвенно сохраняют порядок штат.Его титул "Принц" на самом деле тонкое издевательство над идеей, что правители должны быть благородными в их характер. Значение его титула состоит в том, что Идеализированный Прекрасный Принц - это просто сказка. Макиавелли был отлучен от церкви за отстаивание своих взглядов, но его аргументы оказал глубокое влияние на отношение эпохи Возрождения к правительству. В такой литературе, как драма эпохи Возрождения, «макиавель», или макиавеллианский злодей, стал стереотипным, закручивающим усы злодей - плохой парень, который кажется хорошим перед всеми его товарищи, чтобы предать их еще более эффективно.«Макиавеллисты» стали нарицательными для предательства, коварство, амбиции и безжалостность.

Следующий фрагмент не может быть исторически точный. Впервые в немецкой пропаганде появляется около сотни лет после того, как Макиавелли жил, и он претендует на то, чтобы советов Макиавелли Чезаре Борджиа по подавлению восстания во главе с герцогиней Сфорца.Все, в чем мы можем быть уверены из современных записей следует, что Катерина Сфорца действительно восстала, и что Чезаре Борджиа удалось захватить ее и снова завоевать район. Однако, хотя этот отрывок апокрифичен в происхождение, он отражает суть макиавеллистской политики, и адекватно отражает взгляд современников "Принц."Герцог Сфорца только что умер, и повстанцы в Компаньи Италии восстали против Борджиа правители при овдовевшей герцогине Катерине Сфорца. Мятежник силы сражались в течение трех месяцев кровопролитных боев, закладывая отходы в деревню. Урожай стоял неубранный, гниющий на стебле. Простые люди голодали, а целые деревни горели вниз во время разрушительной войны.Чезаре Борджиа спросил Макиавелли что делать. Макиавелли якобы посоветовал ему так:

«Мой принц, советую угостить Катериной. Сфорца под белым флагом. Ее войска слишком сильно окружены в крепости, и понадобятся месяцы, чтобы укоренить повстанцев вне. Каждый день мы сражаемся, больше твоих верных войск убиты, у большего количества ваших хороших граждан есть повреждение собственности или уничтожены, и урожай остается неубранным, а дети голодать.Битва должна быть завершена. Поэтому мой совет это. Угощай Катериной Сфорца под белым флагом и под предлогом мира. Затем схватите ее и возьмите пленник. Как только она окажется в плену, снимите с нее красивую одежду. и поместите ее в железную клетку, чтобы выставить ее напоказ мятежных войск, и насиловать ее на их глазах перед ты ее убиваешь.Вражеские силы будут знать, что их лидер захвачены и унижены, и масштабы этого деяния так ужаснет их, что они убежат с битвы и бойся и никогда больше не поднимай оружия против своей мощи ».

Якобы так сделал Чезаре Борджиа. Вскоре война закончилась. Для Макиавелли, цель всегда оправдывает средства. Среди его самый известный диктат гласит, что "лучше бояться чем любил "и что" видимость добродетели " важнее самой добродетели.Он также выступает за то, чтобы подготовка к войне должна быть главным занятием лидер, и необходимы постоянные упреждающие действия чтобы не дать другим захватить контроль. Для загружаемых отрывков "Принца" в формате RTF нажмите здесь. Полный текст доступен в Интернете по адресу http://www.ilt.columbia.edu/publications/machiavelli.html.

Биография Никколо Макиавелли

Никколо Макиавелли биография

Личная история

Никколо Макиавелли родился в городе Флоренция, Италия, 3 мая 1469 года.Его отец, Бернардо Макиавелли, был юристом, хотя и не очень зажиточным, и большую часть его доходов приносила семейная собственность, а не его юридическая практика. Однако он сохранил свое членство в гильдии юристов, которая имела большое влияние на флорентийскую политику. Как юрист и человек с любовью к литературе и писательству, Бернардо, вероятно, имел контакты среди влиятельных лиц в политических кругах Флоренции, что позже предоставило Никколо возможность поступить на государственную службу. Никколо вырастет, чтобы разделить литературные амбиции своего отца.

О ранней жизни Макиавелли известно очень мало, но похоже, что он получил типичное для мальчика среднего класса образование, изучая латынь и читая классических римских и греческих авторов, в особенности истории. Хотя Флоренция должна была быть республикой, управляемой ее ведущими гражданами, а не лордами или принцами, во времена юности Макиавелли Флоренция фактически контролировалась могущественной семьей Медичи во главе с Лоренцо де Медичи, прозванным «Великолепным».Флоренция времен Макиавелли была богатым, ярким городом - центром искусства, большим покровителем которого был Лоренцо, и центром интеллектуальной деятельности. У Флоренции был отличный университет, где Макиавелли, возможно, слушал лекции, и, возможно, у него был какой-то контакт с сыном Лоренцо, Джулиано. Поистине великолепные публичные выступления и художественные начинания Лоренцо истощили состояние Медичи, а его преемник Пьеро оказался непопулярным. Медичи отошли от власти в 1494 году, и их сменил Джироламо Савонарола, монах-доминиканец, возглавлявший харизматическое религиозное правительство.

Официальные записи о жизни Макиавелли не появляются до 1498 года, сразу после падения правительства Савонаролы, когда ему должно было быть 29. Флорентийская республика была восстановлена, и Макиавелли был назначен секретарем Второй канцелярии, должность, которую он координировал. отношения с территориальными владениями Флоренции. Как он занял эту должность, не ясно. Участие в правительстве ожидалось от всех ведущих граждан Флоренции, но интеллект и энергия Макиавелли, должно быть, привлекли особое внимание политиков Флоренции.В течение месяца он также стал секретарем Военного совета Десяти, внешнеполитического органа Флоренции, в котором он выступал в качестве посланника, много путешествуя по Италии и Европе, чтобы вести переговоры с потенциальными союзниками, собирать информацию и делать все, что нужно Десяти. Выполнено. Хотя официально он не был послом (должность, предназначенная для членов аристократических семей), он, тем не менее, был профессиональным дипломатом. В 1501 году он женился на Мариетте Корсини, от которой у него было семеро детей. Мало что известно об их отношениях, кроме нескольких бытовых деталей, которые появляются во многих письмах Макиавелли.Макиавелли, похоже, держал более одной любовницы во время своих длительных путешествий, что не было необычным для его времени.

Макиавелли провел 14 лет в должности «флорентийского секретаря». В этот период у него была возможность встретиться и понаблюдать за многими крупными политическими фигурами того периода. Наблюдая и ведя переговоры о Флорентийской республике, он посетил двор Катерины Сфорца (в 1499 г.), короля Франции Людовика XII (в 1500, 1504, 1510 и 1511 гг.), Чезаре Борджиа (в 1502 и 1503 гг.), Пандольфо Петруччи (в 1503 и 1504), Папа Юлий II (в 1503 и 1506) и император Максимилиан II (с 1507 по 1508).Эти визиты и его опыт во внешней политике позже лягут в основу многих принципов, которые он выражает в книге «Принц », а великие личности, с которыми он встречался, образуют примеры, из которых он извлекает уроки. Он также стал другом Пьеро Содерини, который в 1502 году был пожизненно назван gonfaloniere (глава флорентийского правительства). Обескураженный действиями наемников, нанятых флорентийским правительством, он убедил Содерини поддержать план создания местной флорентийской милиции, что очень противоречило желаниям флорентийской аристократии.Макиавелли лично курировал проект, наблюдая за всем, от выбора формы до тренировок и маневров. Он был оправдан в 1509 году, когда флорентийское ополчение наконец смогло захватить соседний город Пизу после конфликтов, которые длились 15 лет. Это стало кульминацией карьеры Макиавелли. Однако Флоренция была верным союзником французов, и папа Юлий II работал над изгнанием французов из Италии. Это привело Флоренцию к конфликту с папой и его испанскими союзниками, которые послали во Флоренцию армии, чтобы свергнуть правительство Содерини.Содерини был человеком ответственности и порядочности, но позже Макиавелли резкими словами говорил о полной неспособности Содерини контролировать своих противников во Флоренции или сократить свои потери с французами. В 1512 году флорентийское ополчение Макиавелли было сокращено более опытными испанскими войсками в соседнем городе Прато, и Содерини был вынужден уйти в отставку. Семья Медичи вернулась во Флоренцию, и вскоре люди потребовали вернуть им власть. Содерини был сослан. Как сторонник правительства Содерини, Макиавелли был отстранен от должности новым режимом, оштрафован и запрещен выезд за пределы флорентийской территории.

Спустя несколько месяцев двое молодых недовольных были арестованы и обнаружены со списком предполагаемых заговорщиков против Медичи. Имя Макиавелли было в списке. Хотя нет никаких указаний на то, что он действительно был причастен, Макиавелли был заключен в тюрьму и подвергнут пыткам, чтобы получить информацию. Из тюрьмы он написал два сонета Джулиано Медичи, прося его заступиться. Он был приговорен к тюремному заключению до выплаты штрафа. Однако, когда дядя Джулиано, Джованни, был избран Папой Львом X в марте 1513 года, была объявлена ​​всеобщая амнистия, и Макиавелли был освобожден.Он удалился в относительную безопасность своего дома за пределами Флоренции, чтобы отдохнуть и подумать о своем будущем. За это время он написал много писем своему другу и коллеге флорентийскому дипломату Франческо Веттори, который был назначен послом в Риме, ища новости из внешнего мира и надеясь, что Веттори сможет порекомендовать его семье Медичи. В этом добровольном изгнании он написал Принц ( Il Principe ), в котором обобщил свои наблюдения о человеческом поведении, лидерстве и внешней политике.Он посвятил работу семье Медичи, чтобы продемонстрировать свою поддержку, но безуспешно. К 1515 году стало ясно, что Медичи не будет иметь с ним ничего общего и что его дипломатическая карьера окончена.

В течение следующих десяти лет, лишенный политической деятельности, которая была делом всей его жизни, Макиавелли обратил свое внимание на писательство. В этот период он выпустил трактат по военному искусству, основанный на его опыте организатора ополчения, и комментарии к трудам классического римского историка Ливия.Изучая рассказ Ливия о Римской республике, Макиавелли подробно обсудил концепцию республиканского правительства. В отличие от The Prince , который поддерживает монархию или даже тиранию, Discourses on Livy часто цитируются как свидетельство республиканских симпатий Макиавелли. Он также написал много стихов и три комедийных пьесы.

Его произведения привлекли внимание кардинала Джулио де Медичи, который в течение нескольких лет контролировал Флоренцию и поручил ему написать историю Флоренции.Он работал над своей флорентийской историей с 1520 по 1524 год. Джулио был избран Папой Климентом VII в 1523 году, а Макиавелли представил ему законченную историю в 1525 году. Примирение с Медичи привело к кратковременному возвращению Макиавелли к государственной службе. Он был назначен ответственным за военные приготовления Климента во Флоренции. Однако Климент по глупости попался на уловку своих римских врагов, которая привела к его унижению и разграблению папского дворца и церкви Св.Питер. Вскоре после этого пал Рим, и великий католический город терроризировали и разграбили в основном немецкие протестантские армии. Этот разгром и угроза, которую представляли для Флоренции наступающие силы врагов Климента, привели флорентийцев к свержению семьи Медичи в 1527 году. Макиавелли, стойкий сторонник и пожизненный защитник флорентийской республики, снова оказался на проигравшей стороне. подозреваемый республиканцами в союзе с Медичи. Однако долго останавливаться на иронии своего положения ему не пришлось.Он умер после болезни в июне 1527 года.

Самая известная работа Макиавелли не была официально опубликована при его жизни, хотя, вероятно, распространялась в рукописных копиях. Князь был впервые опубликован в 1532 году с разрешения Климента VII. В качестве доказательства его популярности за следующие двадцать лет он прошел семь итальянских изданий. В 1559 году все работы Макиавелли были внесены в «Указатель запрещенных книг» - список книг, запрещенных католической церковью за ересь или аморальность.Это никак не повлияло на его популярность, и «Принц » вскоре был переведен на все основные европейские языки. Сегодня Макиавелли по-прежнему считается одним из первых современных политических мыслителей и проницательным комментатором психологии лидерства.

Основные работы

Decennali , длинное стихотворение в двух частях о современной истории Флоренции. Первый Decennale , 1504; Второй Decennale , 1509 или 1514.

Князь ( Il principe ), трактат о лидерстве и политической власти, 1513.

Корень мандрагоры ( Мандрагола ), комикс, около 1516 года. Мандрогола рассказывает историю молодой и красивой Лукреции, которая замужем за старой и глупой Никией. Каллимако влюбляется в Лукрецию и умудряется обмануть Никию, чтобы она полностью одобрила их роман. Считается одной из лучших итальянских комедий того периода.

Беседы о Ливии ( Discorsi sopra la prima deca ldi Tito Livio ), анализ Римской республики, 1514–1518 гг.

Андрия , комикс, около 1517 года. Перевод оригинала римского драматурга Теренция.

Искусство войны ( Dell'Arte della guerra ), трактат по военной стратегии, 1519–2020.

Жизнь Каструччо Кастракани ( Vita di Castruccio Castracani ), биография военачальника, ставшего правителем Лукки в 1520 году.

Флорентийская история ( Istorie fiorentine ), 1520–1524 гг.

Clizia , комикс около 1525. В Clizia юный Клеандро и его стареющий отец Никомако соревнуются за любовь прекрасной Клиции, которая является подопечной Никомако. Считается менее качественным, чем Мандрогола . Создан на основе Casina римского драматурга Плавта.

Белфагор , прозаическая новелла, дата неизвестна. Белфагор - демон, который приходит на землю, чтобы взять жену, чтобы решить, причиняют ли жены мужчинам больше страданий, чем ад.

Медичи: крестные отцы Возрождения. Эпоха Возрождения . Макиавелли

Макиавелли был предназначен для жизни на государственной службе, но стал жертвой тех времен, в которых он жил. Этот сильный игрок ставил против Медичи и заплатил за это до конца своей жизни.

Его стойкость наследие - это его теория о власти и о том, как ее сохранить, где конец всегда оправдал средства.

Семья Макиавелли долгое время служила Флоренции. Никколо Макиавелли, рожденный от отца-ученого на заре правления Лоренцо Великого. Великолепный, был также предназначен для гражданской карьеры, пока армии короля Франции не вторглись в Италию в 1494 году. Его гнев и беспомощность Когда он станет свидетелем того, как его любимый город потеряет независимость, это повлияет на его мнение на всю оставшуюся жизнь.

К 1498 году Флоренция была свободна от иностранных захватчиков, теократии Савонаролы и диктатуры Медичи, и лидеры города хотели возродить Республиканское правительство.Макиавелли работал в канцелярии Флорентийской республики.

Пьеро Содерини, пожизненно избранный магистратом в 1502 году, выбрал умного молодого Макиавелли своим политическим советником и протеже. Поскольку Медичи агитирует за возвращение к власти, Макиавелли пришлось нелегко.

Содерини принял закон, запрещающий любую ассоциацию с или публичная ссылка на семью Медичи. Правительство назначило награду за головы кузенов Медичи. Когда Медичи двинулись навстречу Флоренция от имени папы Юлия II именно Макиавелли была доверена защита города.

Несмотря на его усилия, войска Макиавелли не могли сравниться с папской милицией. В 1512 году они опустошили Прато, укрепленный город недалеко от Флоренция. Игра окончена. Содерини отдал город под власть Медичи. Это был конец всего, что делал и замышлял Макиавелли. ибо все же Макиавелли выжил.

Бросив юношеский идеализм, политтехнолог лоббировал работу внутри нового режима Джованни de'Medici, но его цель была недолгой. Медичи бросили его в тюрьму, пытали и отправили в одиночную ссылку в его загородную резиденцию.Для человека это было наказанием хуже смерти которые считали политику высокого уровня столь же необходимой, как дыхание.

Макиавелли ненавидел изгнание. Он пил в компании крестьян, воевал в местных деревнях и ругал свою судьбу. Ночью он одет в старую мантию офиса, сел за свой стол и написал. Он опирался на свой опыт работы в правительстве и составил манифест для прагматичного руководства.

«Поскольку любовь и страх вряд ли могут существовать вместе, если мы должны выбирать между ними, гораздо безопаснее бояться, чем любить… Я вижу это обязан смотреть на результаты действия, а не на средства, с помощью которых оно было достигнуто ... Удачливый человек - это тот, кто соответствует его плану действие времени.

Макиавелли назвал свою книгу «Принц» и посвятил ее семье Медичи. Он надеялся, что это вернет ему политическую карьеру. Его план провалился. Макиавелли оставался в изгнании до конца своей жизни.

Его наследием было его имя и его манифест, который стал символом нового порода политиков, проницательных, но лишенных морали.

В Тоскане, вслед за взлетом и падением Макиавелли

Средневековая деревня Сант’Андреа в Перкуссине расположена на холмах Тосканы среди усыпанных розами каменных домов и небольших деревенских часовен, окруженных акрами серебристо-зеленых оливковых рощ.Фермеры водят обезьяны, крошечные трехколесные сельскохозяйственные машины, любимые здесь пенсионерами, наполненные фруктами и овощами с их земли, в то время как запах винограда, сбраживаемого для производства местного вина Кьянти, одного из основных производств города, доносится из подземных бочкообразных сводов. кантины. Но, несмотря на то, что я чувствую себя в далеком анклаве, со скамейки в углу одного из тех деревенских садов я могу видеть вдалеке крыши Флоренции, даже разглядывая знакомый купол городского собора, сверкающий в раннее летнее солнце.

Хотя сегодня это место кажется идиллическим, именно здесь пять веков назад политический философ и государственный деятель Никколо Макиавелли, которого многие считают архитектором современной политики, провел более десяти лет в изгнании. Он сидел на этом самом насесте в углу своего сада и тосковал по своему бывшему городскому дому - на виду, но вне досягаемости. Макиавелли родился во Флоренции в 1469 году, и на протяжении большей части его карьеры в правительстве его состояние росло и падало обратно пропорционально состоянию Медичи, флорентийской семьи, пришедшей к власти в эпоху Возрождения и ставшей источником многих из них. художественные сокровища.Будучи канцлером города, пока Медичи сами были в изгнании, Макиавелли принял участие в неудачной попытке помешать им вернуться к власти, за что был заключен в тюрьму, подвергся пыткам и, наконец, сослан на эту семейную ферму. Но хотя, конечно, это было наказанием - быть внезапно переведенным с его правительственного поста в эту уединенную деревню, но это также оказалось для него особенно продуктивным периодом, в течение которого он написал свой великий опус «Принц» чуть менее чем за несколько лет до этого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *