Сто дней наполеона: «Сто дней» Наполеона закончились при Ватерлоо

Содержание

100 дней Наполеона — кратко

Полет орла: сто дней триумфа Наполеона

Сто дней Наполеона I – временной отрезок между триумфальным возвращением в Париж и вторым отречением.

Договор в Фонтебло и условия пребывания Наполеона на Эльбе

11 апреля 1814 года в Фонтебло был подписан договор об условиях отречения Наполеона. Договор подписали с одной стороны Австрия, Россия и Пруссия, с другой стороны – Его Величество император Наполеон. В договоре были определены основные условия отречения:

  1. Наполеон отказывается от верховной власти за себя, наследников и потомков.
  2. Для Его Величества и членов его семьи пожизненно сохранялись все титулы и звания.
  3. Императору, королеве матери, принцам и принцессам назначалась пожизненная рента. Годовое содержание самого Наполеона составило 2 млн. франков.
  4. Корвет, доставивший императора на Эльбу, остался в его собственности.
  5. Е. В. разрешили иметь при себе гвардию в 400 человек из числа добровольцев. Фактически при императоре находилось более
    1000
    солдат, гренадер и кавалеристов.

Что побудило Наполеона к возвращению во Францию?

Возвращение Наполеона I во Францию было обусловлено как внешними, так и внутренними факторами:

  • укрепление международного авторитета России после победы в войне 1812 года;
  • создание тайной коалиции европейских стран против России;
  • рост недовольства политикой Бурбонов во Франции, особенно среди крестьян, опасавшихся, что у них отберут купленные земли;
  • недовольство в армии: после отречения императора была уволена большая часть высших офицеров, служивших Наполеону. 

К началу новой кампании Наполеон I был уверен, что Франция не окажет ему сопротивления. Первым весенним днем 1815 года флотилия из нескольких небольших судов высадилась в бухте Жуан. Таможенники встретили его восторженными криками.

Чего нельзя было сказать о газетчиках. Бывшего императора называли корсиканским чудовищем, людоедом и узурпатором. А при вступлении в Париж те же самые газеты писали: «Его императорское величество приближается к столице!». Под Греноблем

войска королевской армии перешли на сторону Наполеона. Вечером накануне королевская семья покинула Париж, направляясь к границе с Бельгией.

Путь от Жуана до Парижа армия Его Величества Наполеона I прошла за 19  дней.

Интересный факт: протяженность пройденного пути составляет 325 км. Сейчас это один из участков французского национального маршрута №85. В его начале установлен памятный знак: бронзовый орел – символ империи.

Дважды в одну реку

Вновь придя к власти, Наполеон не скупился на обещания. Европейским монархиям он обещал не выходить за границы Франции. 

Перед императором стояли две глобальные задачи:

  1. Либерализация законодательной власти. Был составлен «Дополнительный акт» к конституции. Согласно дополнениям был снижен имущественный ценз для лиц, участвующих в выборах, восстановлен плебисцит (всенародное голосование). Однако изменения не коснулись палаты пэров.
  2. Мир любой ценой. Наполеон I понимал, что ему не выстоять против объединившихся стран новой, Седьмой коалиции, объявившей его «вне закона». Попытки расколоть коалицию не привели к успеху.

Армии европейских стран приближались к французским границам. Императорская армия вошла в Бельгию, выдвигаясь навстречу вражеским войскам. Наполеону успешно атаковал англо-голландскую армию Веллингтона в сражении у Карт-Бра 16 июня 1815 г.  Тяжелые потери понесла и прусская армия под командованием Блюхера у Линьи. Однако армиям союзников удалось соединиться под Ватерлоо (Битва при Ватерлоо 18 июня 1815 г.). Под ударами союзников наполеоновские войска бежали с поля боя.

Интересный факт: национальная гвардия под командованием генерала Камбронна отказалась сдаться даже на самых почетных условиях. Именно тогда прозвучала известная фраза о воинской доблести:

«Гвардия умирает, но не сдается!»

Вернувшись в Париж, Наполеон хотел объявить мобилизацию. Но плата пэров, возглавляемая Лафайетом, его не поддержала. Император снова отрекся от престола. Выехав в Рошфор, Наполеон сдался англичанам. «100 дней Наполеона» закончились у берегов Африки, на острове Св. Елены, где он и умер спустя 6 лет.

7 июля 1815 г. — Завершились Сто дней Наполеона

Хотя французская армия и одержала ряд тактических побед после битвы при Ватерлоо, это не меняло стратегического положения Франции. Наполеон прекрасно понимал это, так же как и то, что страна была уже истощена и не могла больше воевать.

21 июня 1815 года он созвал министров, которые предлагали ему разные варианты развития событий — от объявления диктатуры до роспуска национального собрания. Палата, узнав об этом, под руководством Лафайета объявила себя «нераспускаемой»:

«Палата представителей заявляет, что независимость страны под угрозой. Палата представителей объявляет себя нераспускаемой. Любую попытку распустить её считать государственной изменой. Кто бы не предпринимал такую попытку, он будет объявлен предателем родины и осужден как таковой. Армия и Национальная гвардия, которые вели и продолжают вести бой, защищая свободу, независимость и территорию Франции, заслуживают благодарность отчизны. Военному министру, министрам внешних связей, полиции и внутренних дел срочно прибыть на заседании Ассамблеи».

Однако Наполеона поддерживали рабочие предместья Парижа, они требовали продолжения борьбы против захватчиков. Впоследствии Наполеон говорил, что «…ему бы хватило одного слова, чтобы толпа перерезала бы всю палату». Ничего этого не было сделано. Наполеон всегда опирался на крупную буржуазию, он никогда не был трибуном рабочих. Именно крупная буржуазия отказала ему в поддержке, паника на бирже была этому явным доказательством.

22 июня 1815 г. он отрёкся от престола в пользу своего сына. Он уехал в Мальмезон, но ещё вплоть до 25 июня многие не хотели мириться с отречением. Все прекрасно понимали, что состоится новое пришествие Бурбонов, которых многие ненавидели. Наполеон же был единственным, кто мог противостоять этому, но он уже не поменял своего решения. 28 июня он выехал из Мальмезона в Рошфор с намерением уехать в Америку. На протяжении всего пути и в самом городе его восторженно встречали. 8 июля он вышел на двух фрегатах в море, но дальше острова Экс он пройти не смог — английская эскадра блокировала Францию с моря.

Французские моряки предложили вступить в самоубийственный бой с англичанами, чтобы Император смог уйти в море под шум боя на другом корабле. Но Наполеон уже решил свою судьбу. 15 июля 1815 года он сдался англичанам на корабле «Беллерофон», которые выслали его на остров св. Елены.

100 дней Наполеона во французских карикатурах. Франция. История пропаганды

«Сто дней Наполеона» — короткий период от его возвращения из ссылки на острове Эльба в Париж до окончательного поражения.

Поражение во франко-российской войне 1812 года привело к краху империи Наполеона и в 1814 году, после вступления войск антифранцузской коалиции в Париж, Наполеон отрекся от престола и был выслан на остров Эльба.

Во время своего изгнания на Эльбе Наполеон I внимательно следил за событиями во Франции и за ходом Венского конгресса, который подводил итоги победоносных войн антифранцузской коалиции. Зная недовольство французов правлением Людовика XVIII и о спорах держав-победительниц, Наполеон попытался снова захватить власть.

26 февраля Наполеон вместе с группой соратников отплыл во Францию ​​и через пять дней высадился на юге страны. Король Людовик XVIII отправил против Наполеона войско, которое, однако, перешло на сторону экс-императора. 13 марта Наполеон издал декрет о восстановлении Империи и 20 марта победно вошел в Париж. Король с двором заранее перебрался из столицы в Гент. С 20 марта отсчитываются 100 дней повторного правления Наполеона.

Союзники, напуганные известием о возвращении Наполеона к власти, создали седьмую антинаполеоновскую коалицию. 18 июня при Ватерлоо армия Наполеона была разбита, и 22 июня он повторно отрекся престола. Покинув Францию, Наполеон добровольно прибыл на английский военный корабль «Беллерофонт» в порту Плимута, рассчитывая получить политическое убежище у своих давних врагов — англичан.

Однако Наполеон был арестован и последние шесть лет своей жизни провел в плену на острове Святой Елены, где и умер в 1821 году. В 1840 году останки Наполеона были перевезены во Францию ​​и перезахоронены в Доме инвалидов в Париже.

Советский историк Евгений Тарле с неподражаемой иронией писал: «Правительственная и близкая к правящим сферам парижская пресса от крайней самоуверенности перешла к полному упадку духа и нескрываемому страху. Типичной для её поведения в эти дни была строгая последовательность эпитетов, прилагавшихся к Наполеону по мере его наступательного движения от юга к северу.

Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан».
Второе известие: «Людоед идёт к Грассу».
Третье известие: «Узурпатор вошёл в Гренобль».
Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион».
Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло».
Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своём верном Париже».

Вся эта литературная гамма уместилась в одних и тех же газетах, при одной и той же редакции на протяжении нескольких дней».


«Дьявол платит или Боннино возвращение из ада с острова Эльба». Карикатура 1815 года


Карикатура на Людовика XVIII (король пытается натянуть сапоги Наполеона Бонапарта)


«Прыжок из Парижа в Лилль». Злосчастный французский король Людовик XVIII, страдающий подагрой, хромая, бежит от Наполеона. Карикатура 1815 года


«Неудобоваримый пирог» (под столом валяется Людовик XVIII, за столом слева направо прусский король Фридрих Фильгельм III, Александр I, Веллингтон, австрийский император Франц I. Из пирога вылезает Наполеон). Карикатура 1815 года


«Закат». Вылезая наружу, Наполеон наклоняет колпак для гашения свечей, на котором восседает французский король. Людовик XVIII теряет равновесие, роняя Конституционную хартию, а его корону похищает императорский орёл. Карикатура 1815 года


«Большие маневры или Мошенник марширует на остров Эльба». Карикатура 1815 года, изображающая ссылку Наполеона на остров Эльба


«Робинзон острова Эльба». Карикатура 1815 года


Карикатура на Наполеона на Эльбе


Карикатура на Наполеона на Эльбе


«Качели». Слева на качелях сидят прусский, австрийский и российский монархи, справа — Бонапарт. Он весит больше, чем все монархи антинаполеоновской коалиции. Упал с качелей французский король Людовик XVIII. Карикатура 1815 года


«Цирюльник с Эльбы». Французский солдат бреет Людовика XVIII и восклицает: «Закончено! Вот вы и выбриты!». Король блеет: «Какое мыло!» (на мыле написано «Императорская эссенция»). Под ногами Людовика лежит Конституционная хартия. Карикатура 1815 года


«Судьба Франции». Орден Почетного легиона весит больше, чем все монархи антинаполеоновской коалиции, вместе взятые. Карикатура 1815 года


«Наполеон вернулся с Эльбы». Автор Карл Карлович Штейбен (1788–1856). Е. Тарле: «7 марта утром Наполеон прибыл в деревню Ламюр. Впереди в отдалении виднелись войска в боевом строю… Наполеон долго смотрел в подзорную трубу на выдвинутые против него войска. Затем он приказал своим солдатам взять ружьё под левую руку и повернуть дулом в землю. «Вперед!» — скомандовал он и пошёл впереди прямо под ружья выстроенного против него передового батальона королевских войск. Начальник этого батальона поглядел на своих солдат, обратился к адъютанту командира гарнизона и сказал ему, указывая на своих солдат: «Что мне делать? Посмотрите на них, они бледны, как смерть, и дрожат при одной мысли о необходимости стрелять в этого человека». Он велел батальону отступить, но они не успели. Наполеон приказал 50 своим кавалеристам остановить приготовившийся отступать батальон. «Друзья, не стреляйте! — кричали кавалеристы. — Вот император!» Батальон остановился. Тогда Наполеон подошел вплотную к солдатам, которые замерли с ружьями наперевес, не спуская глаз с приближавшейся к ним твёрдым шагом одинокой фигуры в сером сюртуке и треугольной шляпе. «Солдаты пятого полка! — раздалось среди мертвой тишины. — Вы меня узнаете?» — «Да, да, да!» — кричали из рядов. Наполеон расстегнул сюртук и раскрыл грудь. «Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» Очевидцы до конца дней своих не могли забыть тех громовых радостных криков, с которыми солдаты, расстроив фронт, бросились к Наполеону. Солдаты окружили его тесной толпой, целовали его руки, его колени, плакали от восторга и вели себя как бы в припадке массового помешательства. С трудом их можно было успокоить, построить в ряды и повести на Гренобль.»


«Несомый Свободой, Наполеон был с энтузиазмом встречен и народом, и армией». Карикатура 1815 года


Возвращение с Эльбы. Иллюстрация из книги Уильяма Миллиган Слоана (Sloane, William Milligan, 1850-1928) «Жизнь Наполеона Бонапарта» (Life of Napoleon Bonaparte)


Жюль Верне. Возвращение Наполеона с Эльбы


Joseph Beaume. Наполеон покидает Эльбу и возвращается во Францию 26 февраля 1815 года


Пьер Верне. Возвращение Наполеона с Эльбы. 1815


Английская карикатура на маршала Нея, перешедшего на сторону Наполеона. Ней был осуждён судом Бурбонов и казнён в декабре 1815 года. Е. Тарле: «Выйдя перед фронтом, он [Ней] выхватил шпагу из ножен и прокричал громким голосом: «Солдаты! Дело Бурбонов навсегда проиграно. Законная династия, которую выбрала себе Франция, восходит на престол. Императору, нашему государю, надлежит впредь царствовать над этой прекрасной страной». Крики «Да здравствует император! Да здравствует маршал Ней!» заглушили его слова. Несколько роялистских офицеров сейчас же скрылись. Ней им не препятствовал. Один из них тут же сломал свою шпагу и горько упрекнул Нея. «А что же, по-вашему, было делать? Разве я могу остановить движение моря своими двумя руками?» — ответил Ней.»


Карикатура на побег Наполеона с острова Эльба


Карикатура на Наполеона, вставшего на ноги, и короля Людовика XVIII, перевернувшегося вверх ногами. 1815

Ещё о том, как всё это выглядело 200 лет назад (опять по Тарле):
«20 марта 1815 года, в 9 часов вечера Наполеон, окружённый свитой и кавалерией, вступил в Париж. Несметная толпа ждала его во дворце Тюильри и вокруг дворца. Когда ещё с очень далекого расстояния стали доноситься на дворцовую площадь с каждой минутой усиливавшиеся и наконец превратившиеся в сплошной, оглушительный, радостный вопль крики несметной толпы, бежавшей за каретой Наполеона и за скакавшей вокруг кареты свитой, другая огромная толпа, ждавшая у дворца, ринулась навстречу. Карета и свита, окружённые со всех сторон несметной массой, не могли дальше двинуться. Конные гвардейцы совершенно тщетно пытались освободить путь. «Люди кричали, плакали, бросались прямо к лошадям, к карете, ничего не желая слушать», — говорили потом кавалеристы, окружавшие императорскую карету. Толпа, как обезумевшая (по показанию свидетелей), бросилась к императору, оттеснив свиту, раскрыла карету и при несмолкаемых криках на руках понесла Наполеона во дворец и по главной лестнице дворца наверх, к апартаментам второго этажа. После самых грандиозных побед, самых блестящих походов, после самых огромных и богатых завоеваний никогда его не встречали в Париже так, как вечером 20 марта 1815 г. Один старый роялист говорил потом, что это было самое настоящее идолопоклонство. Едва только толпу с трудом уговорили выйти из дворца и Наполеон очутился в своем старом кабинете (откуда за 24 часа до этого вышел бежавший король Людовик XVIII), как тут же принялся за дела, обступившие его со всех сторон. Невероятное совершилось. Безоружный человек без выстрела, без малейшей борьбы в 19 дней прошел от Средиземного побережья до Парижа, изгнал династию Бурбонов и воцарился снова.»

100 дней Наполеона — Максим Кузахметов — Дилетанты — Эхо Москвы, 13.04.2017

В. Дымарский― Добрый вечер, это программа «Дилетанты». Я ее ведущий, Виталий Дымарский. Сегодня, как и большинстве случаев, когда веду программу я, мы выходим из Санкт-Петербурга, и как в большинстве случаев моим собеседником в этой программе петербургский же историк Максим Кузахметов. Добрый вечер, Максим.

М. Кузахметов― Здравствуйте.

В. Дымарский― В полном соответствии с содержанием апрельского номера журнала «Дилетант» сегодня главный герой нашей программы сам товарищ Наполеон, Наполеон Бонапарт.

М. Кузахметов― Bonaparte.

В. Дымарский― Bonaparte, да. И поскольку Наполеон – фигура настолько объемная, настолько масштабная, что мы поняли, что в одном номере на 30-ти с небольшим страницах мы такую фигуру не уместим, то мы решили взять только один кусочек его жизни, его карьеры, а именно последний, и тема номера не Наполеон вообще, а 100 дней Наполеона. Почему 100 дней, объясните нашим слушателям, Максим.

М. Кузахметов― Начнем с конца, потому что термин «100 дней» вошел в историю после того, как прихвостни вернувшихся Бурбонов Людовика ХVIII после вторичного падения Наполеона отправили Людовику ХVIII письмо: Ваше Величество, истекли 100 дней, когда это корсиканское чудовище пыталось что-то из себя изображать, вы спокойно можете возвращаться в Париж. И вот оттуда 100 дней, как ни странно, конечно, никто не считал и заранее уж тем более не планировал. Но вот по аналогии, может быть, со Столетней войной вот эта история и получила свое название.

В. Дымарский― А можно я сразу анекдот расскажу тогда по поводу «корсиканского чудовища». Он приводится, правда, в журнале. Это анекдот, он очень показательный, кстати говоря, не только по отношению а Наполеону, а по отношению к любому правителю, это анекдот, какие прозвища получал правитель по мере продвижения его к столице, к Парижу. Первое известие, когда он от бухты Жуан пошел к Парижу, первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан». Второе известие: «Людоед идет к Грассу». Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль». Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион» — это продвижение к Парижу. Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенбло». И шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже». Так вот человек из корсиканского чудовища становится его императорским величеством.

М. Кузахметов― Сложно спорить, встречали Наполеона в большинстве случаев действительно с восторгом. Правда, точно так же встречали с восторгом любого правителя. Возвращается Людовик ХVIII – другие ликующие толпы, а потом входят в Париж союзные войска во главе с Александром I, с прусским королем – и снова ликующие толпы встречают их на улицах, и всему этому полно документальных свидетельств, никакого лицемерия, не надо было собирать по разнарядке, на автобусах подвозить ликующие толпы на главные улицы – все честно.

В. Дымарский― … и раздавать гвоздики.

М. Кузахметов― Да, и инструктировать, какие плакатики им в руках держать. Можем перейти к предыстории все-таки к небольшой, потому что она любопытна и поучительна. Ведь первое отречение Наполеона в 1814 году, можно сразу проводить смелую аналогию, как все это происходило. Союзники, все-таки одолев его на территории своих государств в начале 1814 года, вторгаются уже на территорию Франции, но Наполеон достаточно бесстрашно себя ведет. Достаточно долго и успешно он сопротивляется, хотя силы его уступают в разы уже к тому времени объединенным силам. На севере это были в основном русские и пруссаки, а на юге здорово поджимали англичане.

Тем не менее, Наполеон очень уверенно себя ведет. Он совершенно не боялся похода на Париж, потому что был уверен, что все эти трусоватые, как он искренне считал, горе-вояки, он их много раз побеждал, побоятся оставить у себя незащищенные тылы. На севере были французские крепости, которые сходу взять было невозможно, там были сильные гарнизоны, и Наполеон, умело маневрируя, достаточно долго не позволял союзникам никаких активных действий вести. И когда – тут тоже надо отдать должное Александру I, были у него проблески решительности, когда русский царь настоял на том, что, а мы несмотря ни на что, вот у нас там в тылу все что угодно, мы на вражеской территории, а мы все равно пойдем на Париж. Вообще страшно представить, зная, что случилось с французской армией в России, какой ужас должен был бы поселиться в сердцах русских солдат, которые оказались на враждебной территории. Мало ли там что, какая там будет скифская война?

Но произошло все так, как произошло. Наполеон оказался обманутым. Он, кстати, восхитился потом этим шагом, потом он отдавал должное, сказал, что, это блестящий был шахматный ход, когда я оказался в 180-ти километрах, более того, там был сложный маневр, практически на погибель был отправлен русский корпус кавалеристский Винцингероде, чтобы окончательно обмануть Наполеона, и вот русские подступают к Парижу, объединенная русско-прусская армия, русские были в большинстве, а Наполеон в нескольких днях перехода от столицы. И дальше снова показательная история, то есть, если представить себе такой гипотетический совет в Филях, только под Парижем, потому что когда Кутузов оставлял Москву, вообще никто не ожидал, до последнего момента все были уверены – будут защищать, это древняя столица, сильная крепость, в городе 15 тысяч раненых. А Кутузов просто прошел сквозь Москву с солдатами и ушел дальше, и там Ростопчин в ужасе в отчаянии после только понял, что никто город защищать не будет.

Здесь это не так. Наполеона нет, но маршалы организую оборону. Другое дело, что когда опять-таки неисчислимость, они там в разы уступали союзникам русско-прусской армии, взломав оборону – потери были, кстати, огромными, вот в ходе кампании 1814 года самые большие потери были именно при штурме Парижа за один день, 6 тысяч русских солдат были убиты. Французы понесли меньшие потери. Но что дальше остановило бойню? Что Париж может оказаться разрушен, просто вот проламывая оборону из предместий подходят русские и прусские войска к Парижу, но это невозможно. И они вступают, маршалы Наполеона, без санкции своего императора, вступают в переговоры.

Кстати, тоже надо напомнить на всякий случай, что Кутузов-то оставлял Москву, не согласовав с Александром, и тот был вообще в отчаянии и в шоке, написал злобное письмо, что в следующий раз не смейте принимать такие решения, не спросив меня. Тоже как-то он смутно себе представлял эти расстояния, 700 километров между Москвой и Петербургом, да еще по тем дорогам, да еще вручную только спросить, что там Ваше Величество соизволит. Кутузов принял, конечно, смелое решение.

В. Дымарский― У меня, кстати, вопрос по ходу дела из-за реакции Наполеона на то, что произошло в России, я помню только замечательное письмо Александру: брат мой, что вы наделали, зачем вы сожгли этот замечательный город?

М. Кузахметов― Не одно у него было письмо, да.

В. Дымарский― По поводу Москвы, да. А вот другие какие-то его оценки вам встречались?

М. Кузахметов― Конечно. Он был тоже в определенном отчаянии, это же варварство, сжигают свой город, в котором гибнет множество бесценных произведений искусства, ведь именно тогда сгорело «Слово о полку Игореве», мы теперь никогда не сможем экспертизу провести, было это настоящее или нет. Сгорели богатейшие библиотеки. Ладно, там, просто здания, погибли в пламени 15 тысяч раненых, которых никто не вывозил и не собирался их защищать, не говоря уж про несчастных местных жителей.

Так вот, но здесь все иначе. Париж ни в коем случае не должен быть разрушен. И тем не менее, несмотря на жесткие требования о капитуляции, маршалы Наполеона сумели выторговать выход войск со знаменами. Да, они полностью оставили Париж, чтобы он никак не пострадал, но умудрились вывезти десятки тысяч солдат и соединиться с Наполеоном. Но дальше опять любопытное развитие. Наполеон-то был готов и дальше сражаться, защищаться, не давать – любимая стратегия – не давать им соединиться. Да хоть партизанскую войну вести какую-нибудь. Но маршалы его просто сгрудились вокруг него и говорят: нет, Буонапарти, все, враги в Париже, мы не можем допустить, чтобы прекрасная столица Франции, лучший город Европы, крупнейший город Европы на тот момент, хоть как-то пострадал, пока в нем враги. А это был действительно шок. Ведь со времен Столетней войны последний захватчик, который был в Париже, это Генрих V, тогда это просто национальная катастрофа, да еще же он был признан наследником, еще бы как история могла бы повернуться, если бы он там рано не умер, английский король Генрих V.

Что любопытно, потом всю эту историю уже Наполеон воспроизвел, когда возвращался. Так вот, маршалы убедили его отречься, и условия, на которых в итоге Наполеон отправился в свою первую ссылку на остров Эльба, были сверхгуманные. Если вы читаете условия этого договора, надо отдать должное фантастическому гуманизму тех времен, хотя это касалось, конечно, не только монархов или маршалов, в принципе, в те времена геноцида в понимании ХХ века, когда там беспощадно истребляли раненых, больных – да, они могли погибнуть, никто о них особо не заботился, но тем не менее, задачи уничтожить вот так механически физическую силу врага никогда не шло. Сдались в плен – все. Обычно даже отпускали. Другое дело, как они там сами о себе могли позаботиться.

Так вот, а здесь Наполеону потрясающие условия. Он мог выбрать остров, на который он бы мог отправиться, он мог выбрать, с кем должен был поехать в изгнание, почетное в принципе изгнание. Остров, на котором он оказался, Эльбы, это достаточно большой остров в Средиземном море между Корсикой и Италией, там было несколько тысяч жителей, сейчас вот 30 тысяч, наверное, в ту эпоху было где-то раза в два меньше, с большим развитым городом. И надо помнить, у нас-то в учебниках это коротенечко, что попал на остров Эльба и сбежал. А он ведь там провел почти целый год, дольше, чем 100 дней. И очень энергично взялся за дело, все там переустраивая, строительство шахт, фактории.

В. Дымарский― Деятельный человек.

М. Кузахметов― Очень деятельный администратор.

В. Дымарский― Кстати говоря, надо понимать, что его наследие действует до сих пор.

М. Кузахметов― Да. Кодекс Наполеона.

В. Дымарский― Кодекс Наполеона.

М. Кузахметов― Начальное образование обязательное для детей.

В. Дымарский― И даже расстояние от Парижа до ближайшего казино.

М. Кузахметов― Тоже Наполеон?..

В. Дымарский― Да. Он как установил, так до сих пор первое казино стоит в 50-ти километрах от Парижа.

М. Кузахметов― Тем не менее, при всех этих достижениях именно его правление запомнилось самым чудовищным количеством жертв, в пропорциях, конечно, французских солдат. Потом уже во время Первой мировой войны немножко этот рекорд был…

В. Дымарский― Да. А чем все-таки вы объясните его второй приход к власти, его второй поход на власть.

М. Кузахметов― Тут много загадочного, потому что в своих воспоминаниях он любил лукавить. Вот в чем его точно можно упрекнуть, что этот человек в самую последнюю очередь мог бы сказать: да, это была моя ошибка, да, я был неправ. Даже когда вот точно был неправ, находил виноватых среди своих маршалов, родственников, погоды, заговора, но вот сказать: да, это была ошибка – не мог.

Он, конечно, внимательно наблюдал за всем происходящим. Вот любопытно опять-таки его нахождение, первая ссылка. У него же было множество посетителей, к нему регулярно приезжали разные люди, к нему приехала одна из его знаменитых любовниц Валевская с сыном, с его родным сыном, которого он не признал, мы это в журнале упоминаем, что только к 40-ка годам он наконец-таки понял, что может иметь детей, и то, что от него не родила его любимая Жозефина, это все-таки не его вина. Жозефина в это время умерла, по которой он скучал, теплые письма ей писал, а вот его законная жена, австрийская принцесса Мария-Луиза с еще одним сыном не приехала, хотя он настойчиво просил ее, на «вы», там все деликатно, на французском языке. Нет, она там осталась со своим папенькой в Вене, и они так больше и не встретились.

Так вот, там, конечно, оживленнейшее было общение, рядом с ним был Камбронн, о котором мы тоже в журнале пишем, знаменитый французский генерал, который якобы сказал: гвардия умирает, но не сдается – красиво, лично отправился за своим кумиром-императором в ссылку. Конечно, к нему без конца спешили люди, жаловались на все происходящее.

В. Дымарский― Конечно, говорили: возвращайся.

М. Кузахметов― Вот если бы Ваше Величество было бы сейчас в Париже, потому что, ну, вернулись вот эти Бурбоны, но этот Людовик ХVIII… там действительно портреты сами по себе, просто пропасть разделяет этого обрюзгшего ужасного неудачника Людовика ХVIII и молодцеватого Наполеона.

В. Дымарский― Ну, не надо уж так уж прямо о Людовике ХVIII…

М. Кузахметов― Мало ли что о нем говорили. Грешили они в основном, конечно, не на короля, а на его брата, который там уже со всем усердием стал припоминать этим выскочкам революционным, что такое старая аристократия знатная, и кто все эти маршалы, выходцы из низов, из солдатни, у которых никакой родословной. Поэтому, конечно, приезжающие к Наполеону люди на остров Эльбу вдохновляли его с утра до вечера: Ваше Величество, все только и ждут, когда вы вернетесь. И на каком-то этапе Наполеон, почти через год, на авантюру, в общем-то, на эту решился. Потому что, проиграв первый раз, и он же перессорился со всей Европой, на что-то все-таки он рассчитывал.

Я думаю, одним из самых серьезных аргументов, который мог на него повлиять, были сведения о том, что происходит на переговорах по переустройству дальнейшему Европы, на Венском Конгрессе. Он там много месяцев шел, союзники перессорились мгновенно. Кстати, потом Наполеон с удовольствием опубликовал переписку, тайные договоры французского короля с англичанами и с австрийцами, которые были направлены против Пруссии и России. Он хотел Александра I из этой коалиции удалить, но не получилось. Александру I личную неприязнь к Наполеону испытывал, что несмотря ни на какие разоблачения все равно пошел на поводу и у англичан, которые его предали, у австрийцев, которые были скользкие, лишь бы против Наполеона.

Действительно там на Венском Конгрессе никак не могли ни о чем договориться. Наполеон-то, глазом не моргнув, переустраивал Европу. Раз – создал новое королевство какое-нибудь, потом тут же его упразднил. Назначил в Испанию своего брата королем…

В. Дымарский― У него, по-моему, все там были короли по всей Европе.

М. Кузахметов― Почти все.

В. Дымарский― В Швеции, в Италии…

М. Кузахметов― Новое королевство могло быть, не считаясь ни с чем. Придумывал новые королевства. Придумал Голландское королевство, назначил туда родственника кролем.

В. Дымарский― Титулы раздавал налево-направо.

М. Кузахметов― А потом упразднил все это. Присоединил просто к Франции, новая провинция под названием, там, Голландия. Глазом не моргнув. Надо было как-то расхлебывать это наследие, надо было как-то всем договориться, как снова переустроить, что оставить кому чего, и это все затянулось на многие месяцы. Я думаю, для Наполеона это и был шанс, что сейчас они все перессорятся, ненавидят друг друга, помогать больше не станут.

И тут он ошибся. Все-таки все эти короли, монархи, герцоги, все обижены, как бы они ни презирали Бурбонов никчемных, но ненависть к Наполеону оказалась все-таки сильнее. Несмотря на феноменальные первые недели после высадки, когда на его сторону действительно переходили уже не какие-то там одиночки или фанатики, там знаменитый эпизод, как раз он около Гренобля был, Наполеон же вообще не то чтобы сразу смело отправился по главной дороге, он решил сначала продвигаться горными тропами. Вот знаменитая дорога «Полет орла», путь Наполеона, он пошел там очень осторожно. Сохранились картины, на осликах как они горными тропами, почти как переход Суворова через Альпы, перемещаются.

В. Дымарский― Это как раз тот этап, когда он приближался к Грассу.

М. Кузахметов― Да-да. Наполеон не забывал тут же выпускать прокламации, тут же все подробно излагать, обещать все на свете. Он сразу говорил: никакой войны, только мирное сосуществование. Тут же объявил мобилизацию для защиты революционных достижений. Тут же пообещал, что опять не будет никаких дворянских титулов, все будут граждане, все будут братья друг другу. Ну, правда, я буду императором, само собой, а так все будут равны.

Именно у Гренобля там екнуло, наверное, у него сердце, когда ворота открыты, когда построенные против него королевские войска, и офицер, по воспоминаниям современников, командует, да, все – открыть огонь по изменнику-узурпатору. И тут вот, как гласит легенда, Наполеон выезжает впереди своих солдат верных, которые были с ним на острове, которые к нему потом присоединились, и говорит: что же вы не стреляете? Вот же я, ваш император, вот я один, беззащитный, перед вами. Вот – расстегивая мундир – стреляйте мне в сердце, раз я для вас никто. Но тут дрогнули солдаты, конечно же, повалились на колени: Ваше Величество, простите нас. Если такой эпизод был, то надо отдать должное Наполеону – действительно человек был смелый и решительный.

В. Дымарский― Мне кажется, это больше легенда.

М. Кузахметов― Но легенда красивая. И, опять-таки, не осталось никаких воспоминаний, чтобы – вот у нас следующий номер будет уже про гражданскую войну в России – чтобы кто-то растерзал этих офицеров, которые были преданными королю. Ничего подобного, полно воспоминаний, как встречают часть горожан своего кумира Наполеона в том же Гренобле, а роялисты недовольны: опять этот выскочка, опять это корсиканское чудовище… Разгневанные, уезжают в Париж, дальше, может быть, на север, и никаких расправ кровавых тут же, чтобы вот какая-то солдатня пошла там штыками, резать, вешать, убивать.

В. Дымарский― Вообще, может, я ошибаюсь, так по-бытовому воспринимая фигуру Наполеона, но несмотря на все свои приключения, мягко говоря, несмотря на все свои авантюры, Наполеон как-то в памяти человеческой остался такой позитивной фигурой.

М. Кузахметов― Немного это странно, потому что сотни тысяч убитых людей, конечно, на его совести.

В. Дымарский― Да и у нас в России, несмотря на то, что он агрессор же, да? Ну как-то я бы не сказал, что так уж у нас не любят…

М. Кузахметов― Раскольников мечтал стать Наполеоном: тварь я дрожащая или право имею? Чем я хуже Наполеона?

В. Дымарский― Не говоря уже о том, что все сумасшедшие во всех сумасшедших домах.

М. Кузахметов― Да-да. Этот опыт оказался поразительным. Во всяком случае, для ХIХ века.

В. Дымарский― Чем-то все-таки фигура привлекательная.

М. Кузахметов― Это немного странно.

В. Дымарский― Странно, но это так.

М. Кузахметов― Потому что в отличие от Веллингтона, который реально переживал за погибших, мы это упоминаем, потому что он проигрывал сражения, но ни разу не потерял в битве больше, чем его соперники.

В. Дымарский― И ничего. И не вспоминают.

М. Кузахметов― Ну, в Англии вспоминают.

В. Дымарский― Вы были в Ватерлоо? Я был в Ватерлоо. Значит, когда вы приезжаете в Ватерлоо, у вас полное ощущение, если вы ничего не знаете, что это место славы Наполеона. Потому что там все связано с Наполеоном. Все. Там сплошные фигуры Наполеона, везде стоят памятники Наполеону.

М. Кузахметов― Сейчас доберемся немного, добавим реальности.

В. Дымарский― Хорошо.

М. Кузахметов― Там любопытная история с этим Ватерлоо. Но тем не менее с точки зрения XXI века кровавые войны, которые вел Наполеон, его отношение к солдатам, несмотря на то, что он и госпитали, конечно же, открывал и, в принципе, желательно всегда вылечить профессионального солдата, чем нового обучать, и тем не менее, число жертв чудовищное, не осталось воспоминаний, чтобы Наполеон ходил и оплакивал.

В. Дымарский― Не гуманист был.

М. Кузахметов― Нет, как-то спокойно. Ну хорошо, новых наберем, по-новому научим. Смело объявлял наборы. Другое дело, что ресурсы, конечно, у него не были такими неисчерпаемыми. И союзники к 1815 году уже все эти иллюзии, что, да мы сейчас с помощью одного парашютно-десантного полка… конечно, давным-давно развеялись. Каждый прошел по очереди эту цепочку иллюзий от австрийцев, пруссаков и русских и не по одному разу, чтобы вот в 1814-1815 году они действовали исключительно согласованно. И упрекают, кстати, только Веллингтона, что вот он ни с кем не хотел делиться славой, поэтому Блюхера якобы не дождался.

Дальше события развивались стремительно. И опять-таки редко упоминаемое событие, Наполеон, конечно же, вернувшись к власти, тут же наобещал кучу демократических свобод – Конституция, там, референдум, две палаты парламента… И тут же и в частных письмах, и дальше раздосадованно пишет, сколько зла вообще от депутатов. Это же не «Единая Россия» во Франции, это избранные люди, у них есть избиратели, и они тут же начинают с Наполеоном препираться, сразу начинаются проблемы. А бюджет? А на какие деньги? А с какой стати?

Хотя тоже любопытно, малоупоминаемый эпизод, ведь именно накануне высадки, кстати, тоже один из аргументов, что могло подействовать на Наполеона, ведь ему 5 миллионов франков отдал его пасынок, Евгений Богарне, тоже любопытная история. Ведь после первого отречения Наполеона были любопытнейшие договоренности, как гуманно разрешить проблемы с теми монархами, которых Наполеон поназначал, и вот его пасынок, сын его жены Жозефины, он же был королем Италии, и вот просто чтобы мирно решить проблему, человеку дают 5 миллионов марок, чтобы он уступил, не претендовал, никто не ссорился. Он берет эти деньги и передает их Наполеону на нужды империи. Как вот благодарный честный порядочный человек.

Кстати, в дальнейшем он уже в ста днях никакого активного участия не принимал, уехал, в основном он там жил потом в Мюнхене, и опять-таки, в Петербурге, а ведь потомок Евгения Богарне был мужем дочери Николая I, герцог Лейхтенбергский. И вот Мариинский дворец, где сидит наше Законодательное собрание, это его собственный дворец. Вот как родственники Наполеона и в России пригодились.

Но не будем отвлекаться, потому что падчерица его, тоже дочь Жозефины, Гортензия, она приняла очень активное участие в ста днях, всячески поддерживая своего отчима. Там драма у Наполеона собственная с сыновьями, сын Валевской толком не признан, а его родной сын, тогда еще был малолетний, мальчик, там есть слухи, драматическая судьба у этого человека дальше в Вене сложилась. В общем, ближайшими людьми оказались для Наполеона не прямые родственники, хотя один из братьев ему активно помогал, а вот падчерица и пасынок.

Так вот, у Наполеона проблемы с депутатами, все это его злит, но надо решать кучу текущих насущных проблем. Что делать дальше? Мобилизация, войска, а союзники тоже не ждут, энергичнейшие действия предпринимает Веллингтон, он сразу бросил Вену, пока там препираются, с кого мы начнем. Мгновенно договорились вообще союзники, что мы собираем миллионную армию, мы будем уже не просто числом бороться с Наполеоном, а неисчислимостью, 10 на одного, но уже не допустим этих недоразумений. Это все не быстро, тысячи километров отделяют Россию от Франции, а надо что-то делать сразу. Веллингтон мгновенно отправился в Бельгию, там собирает войска, которые у него оказались под рукой, чтобы что-то предпринимать, но и Наполеон не ждет, пока они все соберутся. И тут же отправляется на север, чтобы по очереди механически всех своих врагов начать громить, разбивать и побороться за власть.

В. Дымарский― Таким образом, мы как раз сейчас подходим к Ватерлоо. Но это один из ключевых, наверное, если не ключевой эпизод вот этих ста дней.

М. Кузахметов― В этих событиях, да. И все делится на до Ватерлоо и после Ватерлоо.

В. Дымарский― Уже внутри ста дней. Поэтому нам придется сейчас сделать перерыв на выпуск новостей, после чего мы продолжим программу «Дилетанты».

НОВОСТИ

В. Дымарский― Еще раз добрый вечер, программа «Дилетанты», я ее ведущий Виталий Дымарский, мы в Санкт-Петербурге, в отеле «Гельвеция» с петербургским же историком Максимом Кузахметовым вспоминаем, насколько можем, 100 дней Наполеона, это главная тема нашей сегодняшней программы и заодно главная тема апрельского номера журнала «Дилетант», поэтому мы пытаемся сегодня, с одной стороны, идти по этой главной теме, рассказывая вам дополнительные какие-то вещи, те, которые, может быть, не вошли в журнал, хотя и журнал переполнен, по-моему, интереснейшей информацией, там много других материалов, которые, не сомневаемся, вызовут ваш интерес.

Возвращаясь к Наполеону, надо напомнить, уважаемые слушатели, что мы остановились как раз на Ватерлоо, на ключевом эпизоде вот этих ста дней, которые, как сказал Максим Кузахметов, делятся на до Ватерлоо и после Ватерлоо. А что во время Ватерлоо.

М. Кузахметов― Но все-таки до и после. Осталась масса воспоминаний, каким был вдохновленным Наполеон Бонапарт до этой злополучной битвы, он был энергичным, смелым, решительным, жизнерадостным, с утра битвы каким он был тоже вдохновленным, говорил: наши шансы на победу 99 к 1, он настолько был уверен в победе, это мы упоминаем, что как-то совершенно легкомысленно себя вел. Лег поспать с утра. Накануне шел сильнейший дождь, поле размокло – а, ну, ничего страшного, мы подождем, пока подсохнет. То есть, там идут драгоценные не то что часы, минуты, когда надо что-то делать, там же все на виду. В принципе, союзники успевают быстро реагировать, пока там батальон дойдет, пройдет час перемещений, все же с высот видно. А он ложится поспать, никто его не тревожит. До такой степени он был уверен в победе. И после, потому что все последующие события, тоже надо иметь в виду, что после битвы при Ватерлоо он сдался только почти через месяц. Это все произошло не на следующий день и не через день, никто не торопил его и никто за ним не гонялся. Вот он бродил там дальше по закоулкам Франции, опустошенный, серый, несчастный, замученный, не знал, что делать, грубо говоря. Поэтому делится все, эти 100 дней, на до и после.

Так вот, что же произошло в этой злополучной битве. Битва стала знаменита, стала словом нарицательным уже, и группа «АВВА» обогатила культуру своей знаменитой песней, которая на Евровидении победила. А тем не менее много забавного. Вот мы уже упомянули про то, что Наполеон прилег вздремнуть прямо с утра этой битвы. Главным соперником его был герцог Веллингтон, который командовал объединенными силами, о чем тоже Наполеон хорошо знал. Англичане там составляли только треть, а в этой трети только треть была ветеранами, которые с Веллингтоном воевали в Испании. Надо на всякий случай напомнить, что герцог Веллингтон – это выдающийся полководец, не только в английской истории, вообще в европейской, который умудрился в Португалии, в Испании победить сразу нескольких маршалов Наполеона, причем в большинстве случаев меньшими силами. И оставаясь вдалеке от Англии на чужой территории с ограниченными ресурсами умудрялся фактически парализовать там огромный почти трехсоттысячный на каком-то этапе корпус, армию французских сил. Ну, конечно, там еще партизанили здорово испанцы, но тем не менее, главное зло представляла регулярная армия. Наполеону не хватало этих солдат, дальше в битвах при Лейпциге, в битве народов, ну, может быть, и в России чтобы сокрушить всех своих врагов, и тем не менее крошечными силами – это много лет продолжалось – герцог Веллингтон парализовал французскую армию в Испании.

И вот сошлись они впервые лично в битве при Ватерлоо. И дальше вся битва – это отчаянное сопротивление англичан против беспощадно штурмующих французов. И тут тоже надо отдать должное, можно смело сравнивать это с битвой при Бородино, очень похожая история, когда кто-то обороняется, а кто-то штурмует. И в том, и в другом случае командует Наполеон, только в одном, в первом случае, он встретил главнокомандующего Кутузова, который сидел в избе, с трудом принимал участие в битве, ну, не хочется сейчас отвлекаться и грешить на заслуженного полководца России, но, конечно, полководческим даром назвать это можно с трудом: сидел и слушал донесения. В принципе, просто ему повезло, что такие люди, как Барклай-де-Толли и Багратион по ходу битвы могли меняться корпусами, помогать друг другу, перебрасывать соединения на более опасные участки, а вот Кутузов там отправил казаков и конницу в рейд, а потом почему-то не наградил их после битвы при Бородино, хотя они явно пригодились.

Так вот, здесь аналогичная история. Отчаянный штурм укреплений английских и оборона англичан. И тоже любопытные эпизоды. Когда специально обученные войска, это же гребень, все на высоте находится, оттуда стреляет артиллерия, французы, неся огромные потери, захватывают артиллеристские орудия, а за гребнем стоит пехота или конница английская и в контратаке их отбрасывает, а специально обученные артиллеристы по специальной команде быстро бегут забираются в каре внутрь (каре – когда солдаты строятся в квадрат) и для конницы, то есть, без артиллерии сделать с ними невозможно ничего. Потом они отбрасывают штурмующих французов обратно, артиллеристы возвращаются к своим орудиям и снова начинают сеять смерть и разрушения среди штурмующей пехоты, и все это затягивается на много часов.

И в конце концов Наполеон-то, можно сказать, одолел бы, наверное, англичан, если бы не одно досадное недоразумение, которое ему никак не могут простить даже все его апологеты, все его любители, потому что, конечно, это была его личная ошибка, больше грешить не на кого, хоть он в своих воспоминаниях и понапридумывал еще массу…

В. Дымарский― Оправданий.

М. Кузахметов― Почти треть своей армии он отправил во главе с генералом Груши преследовать прусскую армию, которая накануне была разгромлена. Ну, точнее так, она потерпела поражение, но оставалась боеспособной под командованием Блюхера. И он дал совершенно неправильное направление, почему-то тут Наполеон – он был невысокого мнения обо всех своих соперниках, не веря маневрам, был уверен, что они будут отступать, а если они будут отступать, то туда, куда он подумал, что они будут отступать. И не вошли в соприкосновение и отправились преследовать.

И даже когда офицеры Груши уже слышали канонаду разгорающейся битвы при Ватерлоо, это вот у Цвейга ярко все описано, как они: генерал, ну дайте мне хотя бы горстку солдат, но это же наш Наполеон там – мы должны прийти на помощь… нет – и все. Был приказ – и все, мы должны двигаться дальше. И удаляется от битвы. А в это время крупные прусские силы, несколько десятков тысяч солдат, совершив сложный маневр, к вечеру битвы подходят к Ватерлоо, ну, и меняют картину сражения радикально. Причем, поначалу, тоже все же цветные, там же не было такой универсальной формы для всех, поначалу там еще непонятно было, кто это подошел, может быть, это как раз возвращаются французские силы Груши. Паника там и у тех, и у других, тоже надо отдать должное железной воле Веллингтона и его солдатам.

Но быстро становится понятно, что подходят пруссаки, и тут Наполеон уже под вечер предпринимает последнее отчаянное усилие переломить ход битвы, он бросает в бой свою знаменитую гвардию, тоже яркие остались воспоминания, это так буквально и происходило, как в кино показывают – идут марширующие солдаты, периодически кто-то из них падает, остается лежать на земле, а его товарищи продолжают движение механическим путем. По команде они могут остановиться дать залп, а потом снова продолжают движение, на ходу перезаряжая ружья. И гвардия, несмотря на огромные потери, прошла первую линию обороны, вторую, но все-таки была остановлена контратаками, потому что Веллингтон, в отличие от Кутузова, был все время в центре событий, мотался с фланга на фланг, отдавал распоряжения, кому что делать, и тоже все висело на волоске не раз. Ведь голландский корпус бросил поле битвы при Ватерлоо, голландские части бежали, сея панику, в Брюссель, но англичане и основные силы – основные силы были, кстати, немецкие – ганноверские, нассауские, брауншвейгские части, в то время же не было единой Германии. Так это для нас немножко странно – немцы, а ганноверцы – это одно, а нассаусцы – совершенно другое. И внешне формы здорово отличались.

Так вот, все эти люди не дрогнули. И самое страшное произошло, когда под вечер, совершенно это было неожиданно для Наполеона – ну, грубо говоря, битва могла бы закончиться вничью, ну, как Бородино. Вот взяли господствующие высоты, а потом пришлось отступить по разным причинам, не закрепиться или не нужны – там ведь, например, тоже драматическое событие, мы упоминаем об этом, были захвачены батареи английские, но у кавалеристов под командованием Нея не оказалось – тоже это тема для целой песни – гвоздей, которыми можно было бы заклепать специальное место в орудии, и все – оно стало бы бесполезным. Вот там сотни конников, а ни одного гвоздя. А потом контратака пехоты, приходится отступать, подбегают артиллеристы и снова открывают убийственный огонь по французам.

Так вот, и неожиданно Веллингтон отдает приказ о всеобщей атаке, и вот дальше начинается действительно катастрофа. В принципе, это впервые у Наполеона произошло, вот кроме гвардии, знаменитый эпизод, когда они готовы быть растерянными, уничтоженными, но не сдаться, не отступить, остальные части бегут, все это превращается в грандиозное бегство. И тоже были – ну, мало ли кто там бежал с поля боя – но где-то там через 20 километров начинают они собираться, подходят офицеры, снова формируются, но тут проявили необычайную энергию пруссаки во главе с Блюхером и преследовали почти трое суток отступающих французов, не давая им соединиться нигде. Причем, измучены были все – и англичане были измучены, и немцы были измучены, но тем не менее, вот тут Наполеон всех уже научил, как важно действовать энергично, не давая опомниться, как он распекал накануне битвы при Ватерлоо своих маршалов, что вот не хватило у вас энергии, чтобы добить пруссаков окончательно, еще бы чуть-чуть, еще бы на несколько часов раньше подошли, мы добили бы, рассеяли бы, и армия перестала бы существовать. А так она сохранилась, хоть и уменьшилась вдвое.

И дальше через трое суток французской армии практически не стало. Все что смогли собрать французы, почти целиком остался корпус Груши, это была капля в море по сравнению с теми силами, которые были у союзников, а еще по территории Германии двигалась гигантская русская армия, больше ста тысяч человек, а еще две австрийские армии. Австрийцы сразу в Италию направили половину своих сил, что для них было важнее.

В. Дымарский― Максим, в общем, Ватерлоо – это было начало конца Наполеона.

М. Кузахметов― Ну как сказать? И проходит месяц, пока Наполеон мотается, есть много любопытных эпизодов, дальше-то мы все знаем, как он оказался на острове Святой Елены. Тем не менее, у него было много шансов, тут же энергичные люди: Ваше Величество, так, вы должны объявить себя диктатором, тотальная мобилизация, все как один встаем под знамена, что угодно делаем, но не покоримся. А парламент, всех этих говорунов, распускаем. Даже любопытна реакция парламента – тут же парламент принимает закон о том, что его нельзя распускать. Ну, то есть, противостояние. Да, вот, вы, Ваше Величество, наш кумир, а вот распустить себя не дадим. Но там Наполеон уже не тот. Исчезла вся его энергия. Он долго мучительно пытается как-то выкарабкаться. Он почему-то решил ну, не почему-то, это, может быть, был бы неплохой вариант – бежать в Америку. Но надо же проявлять какую-то энергию, есть много примеров, как там переодевшись – как упрекают несчастного Керенского – в женское платье или в одежду матроса, но человек сумел бежать. Тут Наполеону предлагают, он был уже на побережье: Ваше Величество, переоденем вас в матроса, спрячем там где-нибудь в трюме корабля, пробьемся в Америку, вы будете жить свободным человеком. Или, там, смелый план у французских морских офицеров: мы на своих кораблях – там везде патрулируют, конечно, побережье англичане – мы вступаем с ними в бой, мы гибнем, отвлекаем, а вы на быстроходном фрегате успеете прорваться.

Наполеон думает сутки, вторые – и не принимает никакого решения. Сидит в гостинице неделю почти, сидит, с тоской смотрит на море, на английские корабли, которые там плавают… Ну, и все кончилось знаменитым эпизодом, что он все-таки поднялся на палубу английского корабля и сдался. Опять-таки, ошибся. Он был уверен, что сейчас все ему будут кланяться, придумают ему какой-нибудь гуманный вариант. Он жестоко ошибся. Даже сохранились документы, как в английском уже парламенте с негодованием осуждали английских офицеров, которые Наполеону кланялись, которые приняли его со всеми почестями – да что это такое! Надо было сразу его в железную клетку, в наручники его, это чудовище, который повинен в гибели десятков тысяч английских солдат, а вы там с ним церемонились. Потому что то, что происходило дальше, это, да, уже для Наполеона, для человека, который был повелителем Европы, его личная драма, потому что все, что было предусмотрено – опять-таки, по меркам ХХ века это фантастический гуманизм, а по сравнению со всеми предыдущими событиями это страшнейшее унижение, когда вот ему разрешили взять с собой только горстку людей и отправили – тут уж англичане постарались – на максимально удаленный от всех континентов остров, остров Святой Елены, это уже в глубине Атлантического океана пустынный одинокий. А надо напомнить, что ему было всего лишь 45 лет – в полном расцвете сил.

В. Дымарский― Молодой человек.

М. Кузахметов― Он еще мог там лет 20 держать в страхе всю Европу, если бы ему позволили.

В. Дымарский― Сколько бы он еще уничтожил.

М. Кузахметов― Наполеон всегда говорил, что его цель – это то, что мы сейчас называем Евросоюзом – чтобы не было границ, единая валюта, единые правила торговли.

В. Дымарский― Но под его руководством.

М. Кузахметов― Но под чутким руководством. Ну, в ту эпоху было нормально.

В. Дымарский― Ну да.

М. Кузахметов― Мы это, кстати, в журнале косвенно упоминаем, не в этом, кстати, журнале, а в журнале про Вашингтона, что республиканские порядки, без монарха жизнь казалась немыслимой. Вот Венеция – жили без монарха, и посмотрите, какая-то ничтожная никому не нужная республика. Или вот Польша – остались без короля, и вообще не стало государства. Поэтому это нормально. А это, тем более, не какой попало король, а Наполеон, уважаемый человек.

Я вот, кстати, вступлюсь в чем за Наполеона? Он окружил себя действительно реальными людьми, не по родству, а маршалы, которые его окружали, ведь Наполеон-то фактически бросил армию после Ватерлоо, сломался, но все командование принял знаменитый маршал Даву, который сумел выторговать у союзников амнистию для всех солдат, десятки тысяч солдат, которые собрались под его знаменами – Париж-то уже пал, но тем не менее Даву прямо говорит: если не будет обещана амнистия каждому из французов, которые под моим командованием, мы будем сопротивляться. Просто вот ставит ультиматум. И договорился о том, что действительно была амнистия. В принципе никаких особенных расправ не было. Пострадал там несчастный Ней, человек, который в битве при Ватерлоо, под которым было убито несколько лошадей, без царапины вернулся, а потом был расстрелян, но тут есть своя коллизия – он давал клятву Бурбонам, а Даву не давал.

В. Дымарский― А вот что говорит история по поводу пребывания Наполеона на острове Святой Елены? Во-первых, вынашивал ли он планы третьего своего возвращения во власть?

М. Кузахметов― Думаю, он точно вынашивал, была бы возможность, он бы бежал. Для него самая страшная пытка, в чем он упрекал губернатора знаменитого Хадсона Лоу, чем можно было Наполеона довести до отчаяния – бездействием. Вот чтобы он ничего не мог там делать. Хоть бы у него было там 20-30 солдат, он бы ими как-то командовал, или мог бы там начать строительство каких-то шахт, или организовать там какую-нибудь начальную школу.

В. Дымарский― Вообще было делать нечего?

М. Кузахметов― Ну практически нечего. Он там надиктовал воспоминания, это уже гораздо позже произошло. А вот нечего. Тоже, может быть, не все знают, а мы в журнале публиковали, у знаменитого мариниста Айвазовского есть целая картина: гигантский бушующий океан и крошечная фигурка Наполеона, наверное, нарочито Айвазовский придумал, что вот эта глыба, человек-скала, но все было сделано для того, чтобы он без конца чувствовал унижение.

Там были тысячи английских солдат, которые специальными сигналами должны были показывать его местонахождение каждую минуту в любой части острова. Так специально он не был особенно ограничен, а тем не менее, куда бы он ни отправился, вот все, за ним ходят и ходят. При всем при том, что не поехала за ним, не жена декабриста была его жена, дочь австрийского императора, мы это уже упоминали, никуда она не поехала, жил там он одиноко. Но приближенные люди, которые с ним туда поехали, верные преданные, некоторые были с женами, и тут Наполеон на правах старшего ловко этим пользовался. Это, кстати, было поводом в дальнейшем уже – он же умер тоже сравнительно молодым, самая популярная гипотеза, что его отравили, и один из мотивов…

В. Дымарский― Мы к этому вернемся.

М. Кузахметов― Да, кто бы это мог сделать – обиженный муж, например. Прекрасный мотив, казалось бы, что может быть еще более убедительным. Но тем не менее до сих пор написаны толстенные книги, что, ну, конечно же, Наполеон бежал, конечно же, были очевидцы, которые его лично видели и встречали, но вот он ждал свой звездный час, а, может быть, и не ждал, и там уже много вариантов.

В. Дымарский― … скажут еще, что до сих пор жив – знаете, как обычно… Но по поводу его смерти, ведь версия про отравление возникла уже недавно, она возникла в 90-е годы прошлого века, ХХ, после того, как обнаружили довольно большую дозу мышьяка в волосах…

М. Кузахметов― Да, смертельно опасную.

В. Дымарский― И дальше возникли различного рода версии, одна из версий отравление, другая версия – что мышьяком тогда лечили.

М. Кузахметов― Лечили, конечно.

В. Дымарский― И эта повышенная доза – это просто накопленный мышьяк, и он умер не от него, а мышьяком просто его от чего-то там лечили.

М. Кузахметов― Скорее всего да. Потому что проводились экспертизы из пряди его волос, которые были задолго до ссылки, то есть, еще в 1805, 1807 годах, и уже тогда там тоже доза мышьяка значительно превышала. А он был энергичный, скакал на конях. Скорее всего версия о том, что рак желудка – а ведь от этого же умер его отец, поэтому там предрасположенность могла быть – она вполне имеет право на жизнь, но она просто какая-то скучная.

В. Дымарский― Неинтересная.

М. Кузахметов― Ну что это такое – такой великий человек…

В. Дымарский― Не уровень Наполеона, я бы сказал.

М. Кузахметов― Нет, он должен был, конечно, умереть со шпагой в руке в бою…

В. Дымарский― Или мог быть отравлен.

М. Кузахметов― Жертва заговора, да, завистников. Вот это красиво. Вот он там совратил жену…

В. Дымарский― Конечно, он умер очень молодым, да?

М. Кузахметов― Очень молодым, по меркам XXI века вообще в полном расцвете сил.

В. Дымарский― Поэтому нужна какая-то версия более-менее правдоподобная.

М. Кузахметов― Но человек настолько знаменит, что посвящены теме его смерти толстенные монографии, где подробно анализируется переписка, кто кому что сказал, кто в какую минуту где находился. Я читал любопытные истории, что это же должен быть человек, которому безгранично Наполеон доверяет, который всегда рядом с ним. Перебирается цепочка людей, поваров…

В. Дымарский― И повар там в первую очередь.

М. Кузахметов― А потом его не было, а вот тут он был… Но все это красиво и интересно, но скорее всего, конечно, да, досадный рак желудка. Но можно упомянуть самые романтические гипотезы, связанные с тем, что, конечно, он бежал. Зачем? Потому что у него единственный сын в Вене, этот мальчик, а мальчик, несмотря на то, что его скрывали, все эти проклятые австрийцы заставляли его говорить по-немецки, называли его чуждым именем, а он знал и мечтал встретиться с отцом, отчаянно учил военное дело. И вот на каком-то этапе он заболел, а Наполеон в это время уже был в Италии, скрывался под чужим именем, хотя приближенные знали. И вот, узнав о смерти своего сына, он срочно мчится в Австрию и ночью под покровом темноты пытается пробраться, перемахнув высоченный каменный забор. И дальше темная история, действительно почему-то, согласно инструкции, охранники застрелили человека, тут же вызывают зачем-то французского посла, тут же без всяких разговоров похороны, ничего неизвестно, кто это был – темная история. Ну, какое богатство для фантазии. Решили, что это был, конечно, Наполеон, приехал к смертельно больному сыну, но на том этапе мальчик, правда, выжил, умер все равно молодым. Вот, Наполеон, вот так, романтика, и красиво, и достойно памяти великого человека.

В. Дымарский― Я помню во французском фильме «Наполеон II. Орлёнок», там была более прозаическая версия.

М. Кузахметов― Есть много фильмов о том, как он… есть прекрасный французский фильм, как постепенно обманывают губернатора Хадсона Лоу с двойником, и потом все-таки он бежит. Там осталась масса воспоминаний, каким он был тупым упрямым идиотом, Хадсон Лоу. И Веллингтон говорил, что он тупой идиот. Но в той должности он был прекрасен, чтобы отравить несколько лет жизни Наполеону, унизительно – тоже сохранилась переписка этих людей, когда Хадсон Лоу на правах губернатора вызывает к себе Наполеона, ну, не то чтобы на унизительный допрос, а – явиться ко мне. Наполеон пишет: а я не знаю, кого он там вызывает. Я – Ваше Величество император. Пусть со всеми подобающими регалиями обращается. А так я не пойду к нему.

В. Дымарский― Максим, все-таки как бы то ни было, Наполеон ушел в мир иной, но очень торжественно, я бы сказал, похоронен, и до сих пор его могила в Доме инвалидов. Когда это было принято решение, почему все-таки он с такими почестями?

М. Кузахметов― Надо напомнить на всякий случай, что по прошествии некоторого времени к власти пришли дальние родственники Наполеона…

В. Дымарский― Наполеон III.

М. Кузахметов― Да, это же все через Жозефину. И до сих пор, кстати, в правящих династиях остались потомки от первого брака его жены Жозефины. Потомки Наполеона нигде не сидят. И когда был наконец-таки Наполеон III, он договорился с англичанами, что останки нашего великого полководца, выкупили, кстати, французы и часть земли, где находился дом Наполеона на острове Святой Елены, перевезли в Париж. И в знаменитом Доме инвалидов со всеми почестями – специальное надгробие, там можно пойти полюбоваться. Потому что для французов это действительно выдающийся – полководец, не будем спорить, выдающийся администратор, но сотни тысяч людей погибли по сути не за что. Если смотреть по результатам, чем все закончилось – закончилось тем же, с чего все и начиналось, в границах, как у нас любят говорить, такого-то года.

В. Дымарский― Слушайте, не он один, в конце концов, с таким результатом не единственный правитель в истории, который пришел с таким результатом к концу своего правления.

Все остальные подробности в журнале «Дилетант» в апрельском номере, «100 дней Наполеона». Это был Максим Кузахметов из Санкт-Петербурга. До встречи через неделю.

Сто дней Наполеона. Венский конгресс

«Бурбоны явятся, и Бог знает, что за ними последует… Бурбо̀ны – это внешний мир, но внутренняя война. Посмотрите, что они через год сделают со страной»!

Эти слова принадлежат Наполеону Бонапарту. Он произнёс эту фразу перед своим отречением и ссылкой на Э̀льбу.

Однако император не собирался сдаваться и мириться со своей участью почётного пленника.

Сегодня мы поговорим о том, как дальше развивались события европейской истории.

Вопросы занятия будут следующими:

Реставрация Бурбонов.

Сто дней Наполеона.

Венский конгресс.

6 апреля 1814 года Сена̀т Франции провозгласил королём Людовика XVIII. Он являлся братом казнённого Людовика XVI и до провозглашения реставрации Бурбо̀нов проживал в Англии.

Людовик XVIII понимал, что полное возвращение к прежним порядкам невозможно. Тем не менее, был категорически против нововведений Наполеона. В итоге, под давление императора России Александра I, он всё же даровал французам новую конституцию.

Однако её принципы не соблюдались. Во Франции начались преследования сторонников Наполеона и республики. Свобода слова и печати существовала только номинально.

Кроме того, победители видели в порядках Наполеона угрозу для спокойствия в своих странах. Поэтому в большинстве своём способствовали реставрации монархии во Франции.

Вернувшиеся из эмиграции французы хотели вернуть конфискованную у них в годы революции собственность. Это вызвало опасения у новых владельцев. Из армии уволили 20 тысяч наполеоновских офицеров, посчитав их неблагонадёжными.

Во Франции нарастало недовольство Бурбо̀нами. Многие считали, что при империи жилось лучше.

В это же время обострились разногласия между союзниками по Шестой коалиции. Они никак не могли договориться о том, какой быть новой Европе. Каждый тянул одело на себя. Все эти события дали Наполеону основания считать, что Франция готова к его возвращению. Император решился на авантюру.

«Орёл национальных цветов будет лететь от колокольни к колокольне, пока не долетит до башен собора Парижской Богоматери» –сказал он, покидая Э̀льбу.

1 марта 1815 года Наполеон с преданными ему войсками высадился на юге Франции и двинулся на Париж. Людовик XVIII направил против него тридцатитысячную армию.

Наполеон, увидев стоящие у него на пути правительственные войска, подошёл к ним на расстояние выстрела, расстегнул свой сюртук и сказал: «Солдаты…, вы узнаете вашего императора? Если кто-то хочет меня убить, то вот я здесь».

В ответ прозвучала команда капитана королевских войск: «Огонь!». Вместо исполнения которой солдаты закричали: «Да здравствует император!». В полном составе они перешли на сторону Наполеона.

На всём пути к столице войска переходили на сторону императора.

В эти же дни на Вандо̀мской колонне в Париже появился плакат: «Наполеон – Людовику XVIII. Король, брат мой! Не присылайте мне больше солдат, у меня их достаточно. Наполеон».

По мере продвижения Наполеона на север менялось и настроение французской прессы. Вот заголовки правительственных газет того времени.

Первое известие: «Корсика̀нское чудовище высадилось в бухте Жуа̀н».

Второе: «Людоед идёт к Гра̀ссу».

Третье: «Узурпатор вошёл в Грено̀бль».

Четвёртое: «Бонапарт занял Лио̀н».

Пятое: «Наполеон приближается к Фонтенебло̀».

Шестое: «Его императорское величество ожидается сегодня в своём верном Париже».

20 марта 1815 года армия Наполеона вошла в Париж. Город был занят без единого выстрела. Бонапарта на руках внесли во дворец, из которого накануне бежал Людовик XVIII.

Но продержаться у власти Наполеон смог всего лишь сто дней. Практически все страны Европы ополчились на возвратившегося императора. Бонапарт пытался рассорить союзников, но у него ничего не вышло.

Тогда он решил нанести удар первым.18 июня 1815 года, в Бельгии, состоялась битва при Ватерло̀о. Французская армия её проиграла.

В этом бою прозвучали знаменитые слова генерала Камбро̀нна: «Гвардия умирает, но не сдаётся!» Франция была обессилена. Продолжать войну она не могла.

Последним шансом Наполеона было вооружение народа. Однако он не пошёл на этот шаг и заявил: «Я не хочу быть королём Жакерѝи».

22 июня 1815 года император повторно отрёкся от престола. Он собирался отправиться в Америку. Однако корабли Наполеона были перехвачены англичанами.

На сей раз Наполеон был лишён императорского титула и отправлен в ссылку на крошечный остров Святой Елѐны. Там он находился до момента своей смерти 5 мая 1821 года.

Последними словами великого полководца были: «Франция… армия… аванга̀рд…».

Полная победа над Наполеоном позволила европейским монархам и их главной опоре дворянству начать возрождение старых порядков. На несколько лет в Европе наступил период реакции. Но бороться с преобразованиями Наполеона было уже поздно. За годы Наполеоновских войн претерпели изменения не только границы государств, но и сознание европейцев.

После победы над Францией, в сентябре 1814 года, в столице Австрийской империи Вене была созвана общеевропейская конференция. На ней присутствовало 450 дипломатов из 126 европейских государств (не было только представителей Турции). Венский конгресс (такое название получила эта конференция) стал первым в истории собранием такого количества европейских дипломатов.

От современников конгресс в Вене получил название «танцу̀ющий». Ведь собравшиеся на него представители европейской элиты тратили много времени на балы и иные увеселения.

Основной задачей стран-победительниц стало послевоенное устройство Европы. Прежде всего восстановление власти законных династий, возвращение, насколько это было возможно, старых порядков, урегулирование международных отношений (создание такой системы, при которой исключались бы новые войны), территориальный передел Европы в интересах победившей коалиции.

Хотя на Венском конгрессе и были представлены почти все европейские страны, важные решения принимались только странами-победительницами – Россией, Великобританией, Пруссией, Австрией.

Интересно, что к ним примкнула и побеждённая Франция. Произошло это благодаря дипломатическому таланту французского министра иностранных дел Ша̀рля Морѝса де Талейра̀на.

Уде в октябре 1814 года он писал Людовику XVIII: «Франция, лишь 5 месяцев назад покорённая, уже восстановила своё прежнее положение в Европе и приобрела влияние на важнейшие заседания конгресса».

Талейра̀ну удалось усилить разногласия между победителями. Сохранить за Францией весомый голос в решении европейских дел.

9 июня 1815 года был принят «Заключительный акт Венского конгресса».

В нём были собраны все решения этой конференции. В первую очередь они касались новых границ. Франция была лишена всех завоеваний и восстанавливалась в границах 1792 года. Россия получила большую часть Герцогства Варша̀вского (эти земли получили название Царство По̀льское). Остальные польские земли были поделены между Пруссией и Австрией.

Также к Австрии отошли земли северной Италии, Венѐция. К Пруссии отошла Рѐйнская область и Вестфа̀лия. Швеция получала территорию Норвегии. Из Бельгии и Голландии было образовано королевство Нидерла̀ндов.

Независимым и навечно нейтральным государством признавалась Швейцария. Венский конгресс закрепил раздробленность Италии и Германии. Великобритания получила Ионѝческие острова и остров Ма̀льта – важную морскую базу с Средиземном море.

По решению Венского конгресса власть Бурбонов восстанавливалась не только во Франции. Они получали трон Испании и Неаполита̀нского королевства.

На Францию налагалась огромная контрибуция. В целом государство было сильно ослаблено, что было на руку Англии. Была восстановлена светская власть Па̀пы над Рѝмской областью.

Что немаловажно, именно по итогам Венского конгресса за Россией был полностью признан статус великой державы. В дальнейшем, без учёта её мнения, не проходило решение ни одного важного вопроса.

В результате решений, принятых на Венском конгрессе Европа была охвачена системой договоров, просуществовавшей до середины XIX столетия. Её основной принцип – равновесие сил или европейское равновесие. То есть такой порядок, при котором все государства сдерживают друг друга (политически, в военном плане), чтобы ни одно из них не могло силой навязать другому своё господство, подчинить его себе.

Венский конгресс определил новую расстановку сил в Европе. Она основывалась на балансе сил между Россией, Пруссией, Великобританией, Францией, Австрией.

Главным условием такого баланса было сохранение нерушимости установленного после войны порядка. В частности – политического строя и границ государств.

С этой целью, в сентябре 1815 года, по инициативе Александра I, между императорами России, Австрии и Пруссии был заключён Свящѐнный союз. Вскорости к нему примкнули почти все европейские монархи.

Первые годы своего существования Союз боролся с революциями.

Совместными усилиями великих держав были подавлены выступления в Италии и в Испании. В других вопросах единства в политике членов Союза не существовало.

Желание Священного союза сохранить стабильность на континенте всё больше вступало в противоречие со стремлением народов Европы установить демократические порядки и создать национальные государства.

Таким образом, после первого отречения Наполеона во Франции произошла реставрация монархии Бурбонов.

Но всеобщее недовольство Бурбонами позволило Наполеону в 1815 году вновь стать императором. В истории эти события получили название «Сто дней».

В ходе Войны седьмой коалиции Франция потерпела поражения. Наполеон во второй раз отрёкся от престола и был сослан на остров Святой Елены, где и проживал до совей смерти в 1821 году.

На Венском конгрессе были установлены новые европейские границы. Провозглашён важный принцип новой международной политики – европейское равновесие.

Венский конгресс создал новую расстановку сил в Европе. Одно из лидирующих мест в этой системе принадлежало России.

Для поддержания нового порядка в 1815 году европейские монархи создали Священный союз.

Сто дней. Великий Наполеон

Сто дней

I

У В.Е. Жаботинского есть роман, построенный вокруг библейской истории о богатыре и удальце Самсоне, много лет громившем «…полки филистимские…» и попавшем наконец к филистимлянам в плен. И вот, согласно роману, собрались вместе все филистимские князья, именуемые «саранами», и спорят о том, что же им делать с пойманным. И мнения их разделились – одни стоят за то, чтобы казнить Самсона без промедления, ибо он могуч, отважен и предприимчив, и если вырвется он однажды из заточения – быть беде:

«…опасно держать такого пленника в тюрьме. Человек он необычайный, преград для него нет; если вырвется даже из каменной темницы, никто не изумится…»

Но князь, который и держит Самсона в заточении, казнить его ни за что не хочет и говорит, что «…нельзя рубить голову такому человеку; все равно как нельзя сжечь свиток, исписанный стихами, или разбить серебряный кубок критской работы…».

Наконец, после долгих споров, вносится деловое предложение: «… – Я вас помирю, – вмешался гость из Экрона. – Твои советники правы, отец и брат мой: держать этакую птицу в клетке – все равно, что разложить костер на гумне в день умолота. Но я вас помирю. Я ведь уже давно вожусь с птицами в клетках. Есть у меня на службе раб из холодного заморского края, большой искусник в обхождении с соловьями. Он им осторожно выкалывает глаза: тогда они лучше поют, а улететь не могут. Прав и саран ваш, господа вельможи: пристойно ли вам собрать на площади сволочь нашу и туземную и драть кожу с человека, с которым вы сто раз сидели за столом?..»

И после этого князья филистимские, действующие в романе, в полном соответствии с каноническим текстом Библии выкалывают Самсону глаза, но смертью не казнят и в строгом заключении не держат.

Роман Жаботинского был издан им в эмиграции и вышел впервые как отдельное издание в Берлине, в 1927 году. Соответственно, в русской литературной традиции особенно глубокого следа он не оставил, но история о Самсоне известна всякому, кто заглядывал в Библию.

И она как-то невольно приходит на ум, когда глядишь на то, как вельможи и государи (не «…князья филистимские…», конечно, а «…государи европейские…») решали судьбу императора Наполеона Первого, своего пленника. Ну, «…драть с него кожу на потеху своей и туземной черни…», конечно, никто не собирался – времена были уже не библейские и еще не тоталитарные. Вопрос стоял просто о ссылке. Ссылке – но куда? Талейран и Меттерних высказывались за суровые меры – ссылку куда-нибудь, где он будет отдален от Европы на максимально далекое расстояние и где за ним будут тщательно присматривать. У Талейрана, помимо государственных, были для такого совета и личные причины. Меттерних никакой особой вражды к Наполеону не испытывал и вообще предпочел бы такое решение, при котором на престоле Франции остался бы Наполеон Второй, но коли уж это не получилось, в интересах спокойствия предпочел бы сослать Наполеона куда-нибудь подальше, хоть в Россию, хоть в английские колонии. Англичане, собственно, так сделать и предлагали, и рассматривали свои владения на Мысе Доброй Надежды как место вполне подходящее.

Однако царь Александр I этого не позволил. Царь совершенно искренне считал своего побежденного противника опаснейшим врагом – но и гением, и человеком огромных дарований, и о ссылке его в далекие колонии не хотел и слышать.

В итоге был достигнут компромисс – за Наполеоном сохранялся его императорский титул, в качестве суверенного владения он получал остров Эльба, недалеко от побережья Италии, ему гарантировалась выплата определенных сумм на поддержание его крошечного «двора», он был волен принимать любых посетителей, а в качестве защиты от вполне возможного покушения ему разрешалось взять с собой несколько сотен своих солдат – тех, кто не пожелал оставить своего императора в беде.

Итак, 4 мая 1814 года английским кораблем отрекшийся император Наполеон был доставлен на Эльбу, и ему предоставили возможность устраиваться в его новом владении так, как он посчитает наилучшим.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что значит 100 дней наполеона. «Сто дней»

Slide 1

Домашнее задание
Ваша задача дома –
1. Уметь объяснить выделенное жирным шрифтом в § 9
1. Прочитать § 10 и ответить на вопросы перед ним.

Slide 2

История России

Тема модуля (раздела) 2.

Тема урока

Slide 3

Цели урока по линиям
развития личности
Линии 1-2. Картина мира в фактах и понятиях
На основании фактов сформировать Гражданской войны представление
о ней как о смуте, духовно – нравственном кризисе общества, не
сумевшем остановить братоубийственную бойню. Понятия: Гражданская
война, красное и белое движение, интервенция, интернационалисты,
красный и белый террор.
Линия 3. Историческое мышление.
Осмысление причин широкомасштабности Гражданской войны и её
эскалации, разрастания.
Линия 4-5. Нравственное и гражданско–патриотическое самоопределение.
Осознание, что Гражданская война в России явилась великой
исторической драмой народа, что единственная альтернатива
Гражданской войне – сохранение и укрепление гражданского мира, что не
может быть оправдания никакой разновидности террора.

Slide 4

Slide 5

Актуализация знаний
Объясни понятие – гражданская война.
Какие гражданские войны их курсов истории вы
помните?

Гражданские войны в Риме, Смута в России в начале 17
века, Гражданская война в США между Севером и
Югом…

Slide 6

Актуализация знаний
Напиши даты событий. (На листочках)
1.Свержение самодержавия
2.Захват власти большевиками
3.Разгон большевиками Учредительного собрания
4.Заключение брестского мира с Германией
5.Продотряды, комбеды
1.
2.
3.
4.
5.

Февраль 1917 года
Октябрь 1917 года
Январь 1918 года
Март 1918 года
Весна – лето 1918 года

Slide 7

Тема: Начало братоубийственной войны
Проблема. Почему в России так долго шла гражданская война?
Надо узнать

Slide 8

Поиск решения
Таблица стр. 95
Назови два противоборствующие лагеря в начале
Гражданской войны?
Был ли единым лагерь белых?
Как красные и белые решали вопросы российского
общества?

Slide 9

Поиск решения
Диаграмма стр. 96
Почему на диаграмме расстановка социальных слоёв
представлена не двумя, а тремя цветами?
-Отражена особая позиция крестьянства.

Slide 10

Поиск решения
Диаграмма стр. 96 и таблица стр. 95
Как вы думаете, какую политическую силу была
готова поддержать основная масса крестьянства?
Почему?
-Демократическую контрреволюцию, так как в защиту
крестьянства, которое подвергалось со стороны
продотрядов и комбедов, выступили, прежде всего,
эсеры.

Slide 11

Поиск решения
Таблица стр. 95
Чем были недовольны социальные слои, входившие
в состав лагеря белых?
-Помещики недовольны тем, что лишились земли,
капиталисты – заводов и фабрик, кулаки и казаки –
уравнительным распределением земли и действиями
продотрядов, священники – преследованием со стороны
большевиков, интеллигенция – диктатурой большевиков
и отсутствием свободы слова.

Slide 12

Поиск решения
Таблица стр. 95
По какому вопросу были, прежде всего общие
позиции либералов и эсеров? В чём они
заключались?
-По вопросу о власти. И либералы, и эсеры выступали за
то, чтобы власть была передана всенародному
Учредительному собранию.

Slide 13

Поиск решения
Таблица стр. 95
В чём были различия между ними по вопросу о
власти?
-Эсеры – только за республику, часть либералов
допускала, что в России может быть восстановлена
монархия.

Slide 14

Поиск решения
Таблица стр. 95
По какому ещё вопросу сближались эсеры и
либералы?
-По рабочему – восстановление частной собственности
на заводы и фабрики, но при признании прав
трудящихся. Эсеры допускали рабочий контроль на
частных предприятиях.

Slide 15

Поиск решения
Таблица стр. 95
В чём были существенные различия между эсерами
и либералами?
-По крестьянскому вопросу: эсеры отстаивали
уравнительное землепользование, а либералы –
восстановление частной собственности на землю.
По национальному: либералы – за единую и неделимую
Россию, эсеры – за право наций на самоопределение и
федерацию.

Slide 16

Поиск решения
Таблица стр. 95
Предположите, мог ли быть прочный союз между
эсерами и либералами?
-Нет

Slide 17

Поиск решения
Таблица стр. 95
Были ли общие позиции у большевиков и эсеров?
Какова была главная цель одних и других? Что ещё
сближало эсеров и большевиков?
-Да. Построить справедливое социалистическое
общество. Уравнительное распределение земли между
крестьянами, право наций на самоопределение.

Slide 18

Поиск решения
Таблица стр. 95
В чём состояли принципиальные различия между
ними? Объясните их, исходя из отнесения эсеров к
«демократической контрреволюции».
-Эсеры были против сосредоточения власти в руках
одной партии, за парламентскую республику при
сохранении демократии: власть принадлежит всенародно
избранному Учредительному собранию, существуют
политические свободы, нет насилия против отдельных
групп и слоёв.

Slide 19

Поиск решения
Карта стр. 98 и текст стр. 97-98
Какие события, по вашему мнению, являются
началом гражданской войны в России: февральский
переворот 1917 года, октябрьский переворот 1917
года, разгон Учредительного собрания, выступление
чехословацкого корпуса?

Slide 20

Поиск решения
-Началом гражданской войны считается выступление
Чехословацкого корпуса, так как с него начинаются
полномасштабные военные действия между красными и
белыми.
1.Создание на местах антибольшевистских правительств
2.Совместные действия их армий и Чехословацкого
корпуса, занятие ими Урала и Поволжья
3.Восстание казаков против Советов на Дону
4.Белая добровольческая армия А. И. Деникина очистила
от большевиков Кубань
5.Переход большевиков к всеобщей мобилизации

Slide 21

Поиск решения
Таблица стр. 95
Какой же вопрос был самым главным в борьбе
красного и белого движения? Почему?
-Гражданская война – это война за власть, так как
решение других вопросов находилось в прямой
зависимости от того, в чьих руках власть в стране?

Slide 22

Поиск решения
Определите по тексту и плакатам § 9, какие способы
борьбы использовали белые и красные?

Агитация, пропаганда, мобилизация, военные действия,
террор.

Slide 23

Поиск решения
Сравните плакаты красных и белых. В чём их суть?
На какие слои населения они рассчитаны?

Агитация в свои ряды.
Плакат красных – на рабочих, плакат белых – на более
образованные слои общества.

Slide 24

Нет. Террор носил массовый характер:
террористические акты совершались рабочими,
крестьянами, эсерами, красными, белыми.

Slide 25

Поиск решения
Представьте себя на месте ваших сограждан,
участвовавших в красном и белом терроре. За какие
поступки и почему ты бы чувствовал угрызения
совести?
Как повлиял террор на возможность поиска согласия
в российском обществе?
-Террор ещё более усугубил конфликт в российском
обществе

Slide 26

Поиск решения
Оцените соотношение сил красных и белых для борьбы друг с
другом в 1918 году – есть ли у какой – то из сторон решающий
перевес?
Большевики: центр страны.

На стороне большевиков рабочие и крестьяне – бедняки.
В Красной Армии также сражались тысячи иностранцев –
интернационалистов.
Белые: окраины страны, богатые хлебом.
Совместные действия Чехословацкого корпуса и армий «белых
правительств».
Консолидация, объединение антибольшевистских сил
(социалистов-эсеров и белогвардейцев).
Большинство крестьян поддерживало эсеров.
Военная помощь со стороны интервентов.
Вывод. Очевидно, преимущество на стороне белых.
08.08.11 19:00

Slide 27

Тема: Начало братоубийственной войны
Проблема. Почему в России так долго шла гражданская война?
Надо узнать

1.Каков был состав противоборствующих лагерей? (Какие
социальные слои и политические силы входили в них?)
2.Каковы были их силы и интересы
3.Какие способы борьбы они использовали
4.Каково было соотношение между ними

Ответить на вопросы урока.
Ответь на проблемный вопрос
Гражданская война затянулась, так как в неё было
вовлечено всё российское общество, интервенты,
интернационалисты, конфликт между
противоборствующими сторонами не ослабевал, а
наоборот, нарастал.

«Сто дней Наполеона» — короткий период от его возвращения из ссылки на острове Эльба в Париж до окончательного поражения.

Поражение во франко-российской войне 1812 года привело к краху империи Наполеона и в 1814 году, после вступления войск антифранцузской коалиции в Париж, Наполеон отрекся от престола и был выслан на остров Эльба.

Во время своего изгнания на Эльбе Наполеон I внимательно следил за событиями во Франции и за ходом Венского конгресса, который подводил итоги победоносных войн антифранцузской коалиции. Зная недовольство французов правлением Людовика XVIII и о спорах держав-победительниц, Наполеон попытался снова захватить власть.

26 февраля Наполеон вместе с группой соратников отплыл во Францию ​​и через пять дней высадился на юге страны. Король Людовик XVIII отправил против Наполеона войско, которое, однако, перешло на сторону экс-императора. 13 марта Наполеон издал декрет о восстановлении Империи и 20 марта победно вошел в Париж. Король с двором заранее перебрался из столицы в Гент. С 20 марта отсчитываются 100 дней повторного правления Наполеона.

Союзники, напуганные известием о возвращении Наполеона к власти, создали седьмую антинаполеоновскую коалицию. 18 июня при Ватерлоо армия Наполеона была разбита, и 22 июня он повторно отрекся престола. Покинув Францию, Наполеон добровольно прибыл на английский военный корабль «Беллерофонт» в порту Плимута, рассчитывая получить политическое убежище у своих давних врагов — англичан.

Однако Наполеон был арестован и последние шесть лет своей жизни провел в плену на острове Святой Елены, где и умер в 1821 году. В 1840 году останки Наполеона были перевезены во Францию ​​и перезахоронены в Доме инвалидов в Париже.

Советский историк Евгений Тарле с неподражаемой иронией писал: «Правительственная и близкая к правящим сферам парижская пресса от крайней самоуверенности перешла к полному упадку духа и нескрываемому страху. Типичной для её поведения в эти дни была строгая последовательность эпитетов, прилагавшихся к Наполеону по мере его наступательного движения от юга к северу.

Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан».
Второе известие: «Людоед идёт к Грассу».
Третье известие: «Узурпатор вошёл в Гренобль».
Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион».
Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло».
Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своём верном Париже».

Вся эта литературная гамма уместилась в одних и тех же газетах, при одной и той же редакции на протяжении нескольких дней».


«Дьявол платит или Боннино возвращение из ада с острова Эльба». Карикатура 1815 года


Карикатура на Людовика XVIII (король пытается натянуть сапоги Наполеона Бонапарта)


«Прыжок из Парижа в Лилль». Злосчастный французский король Людовик XVIII, страдающий подагрой, хромая, бежит от Наполеона. Карикатура 1815 года


«Неудобоваримый пирог» (под столом валяется Людовик XVIII, за столом слева направо прусский король Фридрих Фильгельм III, Александр I, Веллингтон, австрийский император Франц I. Из пирога вылезает Наполеон). Карикатура 1815 года


«Закат». Вылезая наружу, Наполеон наклоняет колпак для гашения свечей, на котором восседает французский король. Людовик XVIII теряет равновесие, роняя Конституционную хартию, а его корону похищает императорский орёл. Карикатура 1815 года


«Большие маневры или Мошенник марширует на остров Эльба». Карикатура 1815 года, изображающая ссылку Наполеона на остров Эльба


«Робинзон острова Эльба». Карикатура 1815 года



Карикатура на Наполеона на Эльбе


«Качели». Слева на качелях сидят прусский, австрийский и российский монархи, справа — Бонапарт. Он весит больше, чем все монархи антинаполеоновской коалиции. Упал с качелей французский король Людовик XVIII. Карикатура 1815 года


«Цирюльник с Эльбы». Французский солдат бреет Людовика XVIII и восклицает: «Закончено! Вот вы и выбриты!». Король блеет: «Какое мыло!» (на мыле написано «Императорская эссенция»). Под ногами Людовика лежит Конституционная хартия. Карикатура 1815 года


«Судьба Франции». Орден Почетного легиона весит больше, чем все монархи антинаполеоновской коалиции, вместе взятые. Карикатура 1815 года


«Наполеон вернулся с Эльбы». Автор Карл Карлович Штейбен (1788–1856). Е. Тарле: «7 марта утром Наполеон прибыл в деревню Ламюр. Впереди в отдалении виднелись войска в боевом строю… Наполеон долго смотрел в подзорную трубу на выдвинутые против него войска. Затем он приказал своим солдатам взять ружьё под левую руку и повернуть дулом в землю. «Вперед!» — скомандовал он и пошёл впереди прямо под ружья выстроенного против него передового батальона королевских войск. Начальник этого батальона поглядел на своих солдат, обратился к адъютанту командира гарнизона и сказал ему, указывая на своих солдат: «Что мне делать? Посмотрите на них, они бледны, как смерть, и дрожат при одной мысли о необходимости стрелять в этого человека». Он велел батальону отступить, но они не успели. Наполеон приказал 50 своим кавалеристам остановить приготовившийся отступать батальон. «Друзья, не стреляйте! — кричали кавалеристы. — Вот император!» Батальон остановился. Тогда Наполеон подошел вплотную к солдатам, которые замерли с ружьями наперевес, не спуская глаз с приближавшейся к ним твёрдым шагом одинокой фигуры в сером сюртуке и треугольной шляпе. «Солдаты пятого полка! — раздалось среди мертвой тишины. — Вы меня узнаете?» — «Да, да, да!» — кричали из рядов. Наполеон расстегнул сюртук и раскрыл грудь. «Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» Очевидцы до конца дней своих не могли забыть тех громовых радостных криков, с которыми солдаты, расстроив фронт, бросились к Наполеону. Солдаты окружили его тесной толпой, целовали его руки, его колени, плакали от восторга и вели себя как бы в припадке массового помешательства. С трудом их можно было успокоить, построить в ряды и повести на Гренобль.»


«Несомый Свободой, Наполеон был с энтузиазмом встречен и народом, и армией». Карикатура 1815 года


Возвращение с Эльбы. Иллюстрация из книги Уильяма Миллиган Слоана (Sloane, William Milligan, 1850-1928) «Жизнь Наполеона Бонапарта» (Life of Napoleon Bonaparte)


Жюль Верне. Возвращение Наполеона с Эльбы


Joseph Beaume. Наполеон покидает Эльбу и возвращается во Францию 26 февраля 1815 года


Пьер Верне. Возвращение Наполеона с Эльбы. 1815


Английская карикатура на маршала Нея, перешедшего на сторону Наполеона. Ней был осуждён судом Бурбонов и казнён в декабре 1815 года. Е. Тарле: «Выйдя перед фронтом, он [Ней] выхватил шпагу из ножен и прокричал громким голосом: «Солдаты! Дело Бурбонов навсегда проиграно. Законная династия, которую выбрала себе Франция, восходит на престол. Императору, нашему государю, надлежит впредь царствовать над этой прекрасной страной». Крики «Да здравствует император! Да здравствует маршал Ней!» заглушили его слова. Несколько роялистских офицеров сейчас же скрылись. Ней им не препятствовал. Один из них тут же сломал свою шпагу и горько упрекнул Нея. «А что же, по-вашему, было делать? Разве я могу остановить движение моря своими двумя руками?» — ответил Ней.»


Карикатура на побег Наполеона с острова Эльба


Карикатура на Наполеона, вставшего на ноги, и короля Людовика XVIII, перевернувшегося вверх ногами. 1815

Ещё о том, как всё это выглядело 200 лет назад (опять по Тарле):
«20 марта 1815 года, в 9 часов вечера Наполеон, окружённый свитой и кавалерией, вступил в Париж. Несметная толпа ждала его во дворце Тюильри и вокруг дворца. Когда ещё с очень далекого расстояния стали доноситься на дворцовую площадь с каждой минутой усиливавшиеся и наконец превратившиеся в сплошной, оглушительный, радостный вопль крики несметной толпы, бежавшей за каретой Наполеона и за скакавшей вокруг кареты свитой, другая огромная толпа, ждавшая у дворца, ринулась навстречу. Карета и свита, окружённые со всех сторон несметной массой, не могли дальше двинуться. Конные гвардейцы совершенно тщетно пытались освободить путь. «Люди кричали, плакали, бросались прямо к лошадям, к карете, ничего не желая слушать», — говорили потом кавалеристы, окружавшие императорскую карету. Толпа, как обезумевшая (по показанию свидетелей), бросилась к императору, оттеснив свиту, раскрыла карету и при несмолкаемых криках на руках понесла Наполеона во дворец и по главной лестнице дворца наверх, к апартаментам второго этажа. После самых грандиозных побед, самых блестящих походов, после самых огромных и богатых завоеваний никогда его не встречали в Париже так, как вечером 20 марта 1815 г. Один старый роялист говорил потом, что это было самое настоящее идолопоклонство. Едва только толпу с трудом уговорили выйти из дворца и Наполеон очутился в своем старом кабинете (откуда за 24 часа до этого вышел бежавший король Людовик XVIII), как тут же принялся за дела, обступившие его со всех сторон. Невероятное совершилось. Безоружный человек без выстрела, без малейшей борьбы в 19 дней прошел от Средиземного побережья до Парижа, изгнал династию Бурбонов и воцарился снова.»

Бонапарт провел на Эльбе девять месяцев и 21 день. Выплата императорского содержания в размере 2 миллиона франков была возложена на Людовика XVIII. Однако французский монарх не спешил выполнять это обязательство. Денежные средства требовались Наполеону для выплат личной охране, в которой он ощущал острую необходимость. С континента на Эльбу приходили сообщения о всеобщем недовольстве возвращением Бурбонов – реставрацией, навязанной Талейраном и главами победивших держав. Недовольные находились и среди роялистов. Предметом их недовольства стала начатая Людовиком XVIII политика интеграции созданных Наполеоном государственных структур в старую монархическую систему государственного управления, в то время как многие роялисты надеялись на полное и безоговорочное возвращение к дореволюционному государственному устройству. Эпоха правления Наполеона была периодом стремительного роста среднего класса. Реформы временного правительства и Людовика XVIII, направленные на ограничение влияния среднего класса, вызывали растущий протест.

Наполеон пристально следил за событиями во Франции. В полном соответствии с его прогнозами, сокращение территории империи до размеров дореволюционной Франции вызвало волну недовольства. Негодование французов вызывали рассказы о той бесцеремонности, которую демонстрировала вернувшаяся из эмиграции знать в обращении с ветеранами Великой армии и представителями низших сословий. Обстановка в соседних государствах, измотанных практически непрерывными военными действиями, также была беспокойной.

Противоречивые планы участников Шестой коалиции стали причиной острых дипломатических конфликтов между бывшими союзниками. Среди парижских роялистов и представителей союзных держав шли разговоры о ссылке Бонапарта на остров Святой Елены и, возможно, о его физическом устранении. В этих условиях Наполеон принял решение о возвращении на континент. По его расчетам, возвращение многих десятков тысяч французских военнопленных из России, Германии, Великобритании и Испании позволяло ему быстро сформировать новую армию, состоящую из хорошо обученных ветеранов.

26-го февраля 1815 года, дождавшись, когда судно британского королевского флота, в задачу которого входило патрулирование прибрежных вод Эльбы, ненадолго отправится на другое задание, Наполеон и его сторонники (по разным оценкам, от 600 до 1200 человек) покинули остров на флотилии из небольших судов. Им удалось преодолеть весь путь незамеченными и высадиться на французском побережье несколько дней спустя. На вооружении этого небольшого отряда состояло два артиллерийских орудия. Обратившись к своим солдатам, Наполеон заявил, что они войдут в Париж до дня рождения его сына (20-го марта), не сделав ни единого выстрела.

После шестидневного перехода по обледеневшим горным дорогам Наполеон вышел к Греноблю. По дороге на Гренобль у деревни Лафрэ путников встретили военнослужащие пятого армейского пехотного полка. Отделившись от своих спутников, Наполеон направился к солдатам французской армии, которым был отдан приказ стрелять в императора. Бонапарт приблизился на расстояние выстрела из пистолета. Взволнованные солдаты не торопились выполнять приказ. По свидетельствам очевидцев, Наполеон распахнул шинель и прокричал: «Если кто-нибудь решится убить собственного императора, пусть выстрелит сейчас!» Военнослужащие опустили оружие, прокричали «Да здравствует император!» и присоединились к его отряду. В Гренобле развитие событий приняло аналогичный оборот. Вышедшая из города армия насчитывала 9.000 солдат и офицеров; на ее вооружении находилось тридцать орудий.

Новости о приближающейся императорской армии опережали Наполеона, и повсюду, за исключением роялистского Прованса, его ждал радушный прием. В Леоне он был принят с императорскими почестями. Горожане сняли с поста губернатора, назначенного Людовиком XVIII, и вышли приветствовать Наполеона. Вскоре к его войскам присоединилось несколько его бывших военачальников. Они проигнорировали поступившее от маршала Мишеля Нея распоряжение привезти его в Париж «в клетке, как дикого зверя». Вскоре и сам маршал Ней с шеститысячной армией перешел на сторону Наполеона. Сдержав свое обещание, Бонапарт привел войска в Париж 20-го марта. Парижане приветствовали императора. По пути в столицу не погибло ни одного солдата. Первоначально роялисты оказались не в состоянии организовать сколько-нибудь эффективное сопротивление.

Прибытие в столицу положило начало второму периоду правления императора, который вошел в историю под названием Сто дней Наполеона. Резиденцией Наполеона стал дворец Тюильри, из которого Людовик XVIII бежал в Гент вечером предыдущего дня. Еще 13-го марта, находясь в Лионе, Наполеон отдал распоряжение о роспуске законодательного собрания и созыве Майского поля (Champ de Mai) – всеобщего народного собрания, перед которым стояла задача изменить конституцию наполеоновской империи (традиции Майских полей восходят к Мартовским полям (Campus Martius) – народным собраниям времен династии Меровингов). По свидетельствам современников, в разговоре с классиком французского либерализма Бенжаменом Констаном он сказал: «Я старею. Меня, возможно, устроит безмятежное правление конституционной монархией. И уж наверняка оно устроит моего сына».

Работа над новым Законом была выполнена Бенжаменом Констаном и согласована с императором. Ее результатом стало дополнение имперской конституции, в соответствии с которым были сформированы палата пэров и палата представителей. Членство в палате пэров было наследуемым (первоначально пэры назначались императорским указом), а палата представителей являлась выборным органом. Измененная конституция гарантировала свободу прессы и расширяла избирательные права граждан. Измененный вариант французской конституции был принят по итогам плебисцита, проведенного 1-го июня 1815 года. Вскоре после прибытия в Париж Бонапарт приступил к формированию правительства. Эта задача оказалась довольно сложной, так как представители среднего класса предпочли проявить осмотрительность, опасаясь дальнейших потрясений. Принимая во внимание тот факт, что руководство антинаполеоновской коалиции в это время находилось в Вене, от противников императора можно было ожидать быстрых ответных мер.

Командование союзнических войск собралось в Вене через неделю после прибытия Наполеона в Париж, чтобы выработать программу совместных действий в сложившейся ситуации. По заявлению Наполеона, он был готов к заключению мирного договора, если того пожелает противоположная сторона, но союзники не доверяли ему и желали раз и навсегда отстранить его от власти. Еще за шесть дней до своего триумфального прибытия в Париж Наполеон был объявлен вне закона. Было принято решение о совместном вторжении во Францию. Несмотря на поспешные сборы, союзники смогли подготовиться к вторжению лишь в мае 1815-го.

Это промедление дало Наполеону возможность подготовить собственные войска. Для этого были приняты все меры, направленные на увеличение и усиление французских армий. Войска были пополнены отрядами Национальной гвардии и ополченцами. Однако император не желал проводить новый призыв, опасаясь протестов в широких слоях населения. К концу мая была сформирована Северная армия (L»Armée du Nord), которой предстояло принять участие в сражении при Ватерлоо. Несмотря на все усилия, численность вооруженных сил составила приблизительно 300 000 человек. Им противостояла миллионная армия союзников.

Перед Бонапартом стоял выбор между двумя стратегиями. Он мог расположить войска вокруг Парижа и Лиона и организовать оборону этих городов, рассчитывая измотать союзнические войска, или, напротив, атаковать превосходящие силы противника и попытаться разбить их на несколько частей. Император отдал предпочтение второй стратегии. При организации обороны Парижа и Лиона большая часть французской территории была бы практически беспрепятственно захвачена противником, что, в свою очередь, привело бы к утрате доверия населения, на которое полагался Наполеон. Согласно разработанному императором плану нападения, предполагалось нанести удар по войскам лучших полководцев коалиции, расположенным вдоль северной границы Франции и в Нидерландах, в частности, по армии Веллингтона, принимавшего самое непосредственное участие в последнем разгроме наполеоновских войск. Нанеся поражение Веллингтону, Наполеон смог бы не только защитить самый слабый из своих трех фронтов, но и подорвать мораль солдат противника, расширив лагерь своих сторонников во Франции.

Ранним утром 15-го июня наполеоновские войска, сконцентрированные на северной границе Франции, надвинулись на неприятельские позиции. Наполеон намеревался вбить клин между английскими и прусскими войсками, разгромить прусскую армию, затем сразиться с англичанами. В конечном итоге он надеялся заставить своих противников сесть за стол переговоров и добиться подписания мирного соглашения, в соответствии с которым он сохранял власть в своей стране. Первоначально перед французскими войсками стояла задача занять город Шарлеруа в первой половине дня. Им удалось застать союзническую армию врасплох. Прусские войска, располагавшиеся вокруг Шарлеруа, начали беспорядочное отступление, и хотя наполеоновской армии не удалось выполнить свою задачу в запланированные сроки, результаты были вполне удовлетворительными.

На следующий день Наполеон вновь продвинулся вглубь неприятельской территории. Он отдал нескольким бригадам распоряжение уничтожить остатки прусской армии или отрезать их от основных сил Веллингтона, располагавшихся к северу от Ватерлоо неподалеку от Брюсселя. Остальные французские войска начали марш на Катр-Бра – имевший стратегическое значение перекресток дорог Брюссель-Шарлеруа и Нивель-Намур. В сражении при Катр-Бра, состоявшемся 16-го июня, приняло участие около 20.000 французских военнослужащих.

Первоначально им противостояло 8.000 солдат и офицеров союзнических войск. Прибытие третьей британской дивизии через несколько часов после начала сражения обеспечило численный перевес союзников. Потери союзников составили 4.800 человек, потери французских войск – 4.000 человек. Ни одной из сторон не удалось добиться победы, однако в стратегическом плане преимущество оказалось на стороне Наполеона: войска Веллингтона были не в состоянии прийти на помощь прусской армии в битве при Линьи. В ходе битвы Наполеон столкнулся с множеством проблем. Большей частью, это были трудности в системе передачи информации: приказы терялись или приходили поздно. По этой причине в сражении при Катр-Бра ему не удалось решить многих стратегических задач. Так, большей части прусских войск удалось избежать разгрома. Уцелело и множество союзнических частей, сражавшихся под Катр-Бра. Переформированные они вошли в состав армии Веллингтона в битве при Ватерлоо. Ввиду затруднений в передаче приказов некоторые бригады и соединения наполеоновской армии так и не приняли участия в сражениях.

Победа в битве при Линьи стала последней победой в военной карьере Наполеона. В этой битве 68-тысячной армии Наполеона противостояла 84-тысячная армия под командованием прусского фельдмаршала Гебхарда Леберехта фон Блюхера, князя Вальштадского. Численное превосходство прусской армии едва ли свидетельствовало о реальном соотношении сил. В составе французских войск было множество опытных военачальников, выигравших десятки сражений под руководством Наполеона, в то время как прусская армия образца 1815 года, по мнению исследователей, представляла собой худшее войско, сформированное Пруссией за всю историю революционных и Наполеоновских войн – худшее во всем, что касалось живой силы, снаряжения и организации. Потери прусских войск в битве при Линьи составили, по разным оценкам от 12.000 до 20.000 военнослужащих убитыми и ранеными. Число дезертиров превысило 8.000. Поражение в битве при Линьи не позволило Веллингтону удержать свои позиции у Катр-Бра. 17-го июня его войска отступили в северном направлении.

Наполеон, присоединившийся к маршалу Нею в тот же день, отдал распоряжение о наступлении после полудня, но к этому времени противник уже оставил позиции. Французская армия начала преследование отступающих войск Веллингтона, но этот шаг не принес желаемого результата. Неудачей завершилось и преследование отступающей после поражения при Линьи прусской армии: она беспрепятственно вошла в деревню Вавр, обеспечив себе возможность присоединиться к войскам Веллингтона, занявшим позиции при Ватерлоо.

Битва при Ватерлоо, произошедшая 18-го июня 1815 года, стала решающим сражением последней из наполеоновских кампаний. Под командованием Наполеона находилось около 72.000 солдат и офицеров. На вооружении его армии состояло 246 артиллерийских орудий. Союзнические войска насчитывали 118.000 военнослужащих. Начало битвы было отложено на несколько часов: Наполеон ждал, пока земля просохнет после проливного дождя, прошедшего ночью (мокрая почва не давала возможности развернуть артиллерию). Наполеон намеревался разбить войска противника мощным ударом. Войска Седьмой коалиции отступали на протяжении двух предшествующих дней, и Бонапарт планировал их окончательный разгром.

По приказу императора французская армия атаковала войска Веллингтона, занявшие позиции на плато Мон-Сен-Жан. Союзникам удалось отразить несколько атак. Среди обстоятельств, в конечном итоге обусловивших поражение французов, были трудности в передаче приказов и неосведомленность о действиях противника. Прусские части, подошедшие из Вавра после полудня, атаковали правый фланг французской армии. Начальник штаба Северной армии Эммануэль Груши, ранее получивший приказ уничтожить прусские войска в Вавре, подошел к деревне и вступил в бой с третьим корпусом прусской армии, полагая, что он атакует арьергард беспорядочно отступающего противника. В это время три остальных корпуса прусских войск были переформированы и беспрепятственно маршировали в направлении Ватерлоо на помощь Веллингтону. Таким образом, намерение Бонапарта расколоть войска Седьмой антинаполеоновской коалиции не было реализовано. Совместным натиском союзники отбросили его войска.

После поражения при Ватерлоо победа при Вавре не принесла значимых результатов. Войска под командованием Груши начали упорядоченное отступление, создав основу для объединения других французских частей. Тем не менее, эта армия оказалась не в состоянии сдерживать натиск объединенных войск Седьмой коалиции и отступила к Парижу. Войска Веллингтона и Блюхера двигались следом. В последней битве эпохи Наполеоновских войн, прошедшей под Исси-ле-Мулино, армия Блюхера разгромила войска маршала Даву. Активное участие в этом последнем сражении принял Вандам – дивизионный генерал наполеоновской армии, прославившийся грабежами и несоблюдением субординации. По словам современников, Наполеон однажды обратился к нему со словами: «Если бы таких как ты у меня было двое, единственно верным решением было бы заставить одного из вас повесить другого». В конце ХХ века эта концепция двух Вандамов была реализована в художественном фильме «Двойной удар». Однако даже участие Вандама не переломило ход битвы под Исси-ле-Мулино. Незадолго до этого сражения, в июне 1815 года, Наполеон отрекся от престола. Поражение под Исси-ле-Мулино не позволило французским войскам удержать Париж и положило конец всем надеждам на сохранение наполеоновской власти во Франции.

Наполеон спешно покинул Париж и попытался бежать в Северную Америку, но английское командование предвидело такое развитие событий, и корабли королевского флота блокировали французские порты. 15-го июля Наполеон был поднят на борт английского судна «Беллерофон». В течение нескольких последующих месяцев некоторые французские крепости продолжали держать оборону. Кампания завершилась капитуляцией Лонгви, состоявшейся 13-го сентября. По условиям договора, подписанного в Париже 20-го ноября 1815 года, Людовик XVIII вернулся на французский престол, союзникам было разрешено оккупировать Францию на срок от пяти до семи лет, Бонапартам запрещалось подниматься на французский престол. Наполеон отправился в ссылку на остров Св. Елены. По инициативе русского императора Александра I был образован Священный союз, в состав которого вошли Россия, Пруссия и Австрия. Священный союз был предназначен, в числе прочего, для борьбы с революционными и национально-освободительными движениями в Европе. Наполеон умер на острове Святой Елены в 1821 году.

«100 дней» Наполеона Бонапарта»100 ДНЕЙ»
НАПОЛЕОНА БОНАПАРТА
Дмитрий Мерзляков 8а

«100 дней» Наполеона Бонапарта

«100 ДНЕЙ» НАПОЛЕОНА БОНАПАРТА
20
марта 1815 года после побега с
Эльбы Наполеон Бонапарт
триумфально вошел в Париж начался второй этап его правления
во Франции, который получил
название «Правления 100 дней».

Изгнание на острове

ИЗГНАНИЕ НА ОСТРОВЕ
Поражение во франко-российской войне 1812
года привела к краху империи Наполеона и в
1814 году, после вступления войск
антифранцузской коалиции в Париж,
Наполеон отрекся от престола и был выслан на
остров Эльба.
Во время своего изгнания на Эльбе Наполеон
внимательно следил за событиями во Франции
и за ходом Венского конгресса, который
подводил итоги победоносных войн
антифранцузской коалиции. Зная
недовольство французов правлением
Людовика XVIII и о спорах державпобедительниц, Наполеон попытался снова
захватить власть

Возрождение

ВОЗРОЖДЕНИЕ
26 февраля Наполеон отплыл во Францию и через
пять дней высадился на юге страны. Король
Людовик XVIII отправил против Наполеона войско,
которое, однако, перешло на сторону старого
императора. 13 марта Наполеон издал декрет о
восстановлении Империи и 20 марта победно
вошел в Париж. Король с двором заранее
перебрался из столицы в Гент.

Покинутая Франция

ПОКИНУТАЯ ФРАНЦИЯ
Союзники, напуганные известием о возвращении
Наполеона к власти, создали седьмую
антинаполеоновскую коалицию. 18 июня при
Ватерлоо армия Наполеона была разбита, и 22
июня он повторно отрекся престола. Покинув
Францию, Наполеон добровольно прибыл на
английский военный корабль в порту Плимута,
рассчитывая получить политическое убежище у
своих давних врагов — англичан.
Однако Наполеон был арестован и последние
шесть лет своей жизни провел в плену на острове
Святой Елены, где и умер в 1821 году.

Ватерлоо 1815 | Сотня дней и предшествующие битвы

Период, известный как «сто дней», отмечен событиями, которые произошли между возвращением Наполеона в Париж 20 марта 1815 года после его изгнания на Эльбе и вторым восстановлением короля Людовика XVIII на престоле Франции 8 июля 1815 года. В течение пяти дней после возвращения Наполеона европейские державы на Венском конгрессе объявили его вне закона и обязались увеличить численность войск на местах, чтобы положить конец его правлению раз и навсегда.Этот период времени включал в себя военные сражения в рамках кампании Ватерлоо (15 июня — 8 июля 1815 г.), серию сражений между Северной французской армией и англо-союзными и прусскими армиями, которые завершились решающей битвой при Ватерлоо. и окончательный упадок правления Наполеона.

Товаров на дисплее

  1. Улучшенный протейский пейзаж Моргана, Наполеон на Эльбе

    Лондон: W. Morgan, 1838
    Литография, раскрашенная вручную, 24 x 26 см
    Трансформационные или протейские изображения, ставшие популярными в начале — середине 19 века, представляют собой сцены, которые изменяются или трансформируются при освещении сзади.Первоначально эта сцена изображает Наполеона во время его изгнания на Эльбу, в одиночестве и в полной форме, смотрящего на бескрайнее и пустое море. Если зритель поднесет изображение к солнечному свету или осветит его свечой, перед императором появится толпа обожающих солдат. Эти два изображения представляют собой продолжающиеся военные и политические устремления Наполеона, а также праздничный прием, который ему оказали по возвращении из изгнания.

  2. Retour de Bonaparte (Возвращение Бонапарта)

    Франсуа-Жозеф Хайм (художник)
    Couche Fils (гравер)
    Париж, Жубер, 1815 г.
    Гравюра, раскрашенная вручную 32 x 24.5 см
    Трансформационные или протейские изображения, ставшие популярными в начале — середине 19 века, представляют собой сцены, которые изменяются или трансформируются при освещении сзади. Первоначально эта сцена изображает Наполеона во время его изгнания на Эльбу, в одиночестве и в полной форме, смотрящего на бескрайнее и пустое море. Если зритель поднесет изображение к солнечному свету или осветит его свечой, перед императором появится толпа обожающих солдат. Эти два изображения представляют собой продолжающиеся военные и политические устремления Наполеона, а также праздничный прием, который ему оказали по возвращении из изгнания.

  3. Der grosse Wiener Friedens — Congres zur Welderherstellung von Freiheit und Recht в Европе

    Л. Зуко (гравер)
    Вена, А. Тессаро, 1815 г.
    Гравюра, раскрашенная вручную 33,3 x 26,4 см
    На этой гравюре изображены политические переговоры на Венском конгрессе. Эта конференция лидеров различных европейских государств, проходившая в австрийской столице с сентября 1814 года по июнь 1815 года, стремилась решить политические проблемы, возникшие в результате Французской революционной и наполеоновской войн.Они работали над перестройкой границ, восстановлением мира и уравновешиванием сил в Европе. 13 марта 1815 года, когда конгресс узнал о возвращении Наполеона к власти, они официально объявили его преступником и начали разрабатывать стратегию коллективных военных действий, чтобы победить его.

  4. «Катр Бра» и «Замок Линьи». Битвы при Катр Бра, Линьи и Ватерлоо.

    Николсон Бэйн
    Эдинбург, Майкл Андерсон для Джона Карфрэ, 1819
    В этой книге рассказывается о событиях кампании Ватерлоо и их политических последствиях.Сражения при Катр-Бра и Линьи произошли 16 июня 1815 года, за два дня до битвы при Ватерлоо. В Катр-Бра армия Веллингтона столкнулась с французской армией Севера во главе с маршалом Мишелем Неем. Одновременно Наполеон командовал войсками против Блюхера в Линьи. Французы победили на обоих позициях, сдерживая наступление Веллингтона и победив Блюхера. Однако основная часть войск Блюхера выжила и через два дня присоединилась к войскам Веллингтона. Несмотря на тактические победы французов, военные историки часто классифицируют эти два сражения как упущенные возможности для Наполеона.Если бы императору удавалось более сильное поражение, исход битвы при Ватерлоо мог быть совсем другим.

  5. Фридрих Вильгельм, Герцог фон Брауншвейг-Люнебург-Оельс, findet zeinen rühmvollen Heldentod in der Schlacht von Quatre-Bras d. 16 июня 1815 г.

    Нюрнбург, Фридрих Кампе, ок. 1815
    Гравюра, раскрашенная вручную 25,5 x 21 см
    В этой боевой сцене битвы при Катр-Бра Фридрих Вильгельм, герцог Брауншвейгский, военный герой и командующий черными брансуикерами в составе англо-союзной армии, получает смертельную рану .

Сто дней: Путь Наполеона к Ватерлоо: 9780195081770: Шом, Алан: Книги

Алан Шом не очень высокого мнения о Наполеоне, но, тем не менее, он написал увлекательный рассказ о побеге маленького корсиканца с Эльбы, возвращении к власти и поражении при Ватерлоо. (Этот период на самом деле длился чуть больше 100 дней, но кто считает?) Бонапарт, по мнению Шома, был деспотом, ставившим кумовские интересы выше национальных. По словам автора, он явно не был хорош для страны, которой правил.Но его военные навыки были исключительными, и он мог бы одержать победу на бельгийских полях, если бы его подчиненные не испортили свои обязанности. Шом не открывает новую историческую основу с Сто дней , но он хорошо рассказывает свою историю.

«Стиль разговора делает его доступным для чтения неспециалистам. Долгожданное облегчение от сухой, лишенной юмора прозы большинства академических писем. Легко использовать в курсах. Множество интересных деталей, которые оживляют события. хорошо задокументированы и заслуживают похвалы.«―Джеймс И. Льюис, Городской колледж / CUNY

» Это прекрасный пример «популярной» истории в лучшем виде, мало чем отличающийся от истории покойной Барбары Тачман, в том смысле, что, хотя исследование не «оригинальное», оно тщательный, эффективный и надежный. В результате получилась прекрасная книга, которая будет по-настоящему полезна / интересна академическим специалистам, а также информированным и увлеченным любителям, наполеоновским «любителям». Браво! »- Эрик А. Арнольд младший, Денверский университет

« Хорошо написано. Хорошо иллюстрировано. Это показывает «другую сторону» Наполеона и его соратников ― и огромные трудности, с которыми они столкнулись.»―Пилип Супина, Merryhurst College

» Очень хорошо исследовано и хорошо написано. Тщательный подход. Особая сила в портретах ведущих деятелей ». — Спенсер Такер, Техасский христианский университет

« Краткий и хорошо написанный отчет о событиях от Эльбы до Ватерлоо, сочинения Шома воплощают в жизнь этот краткий, но решающий период французской истории. «―Проф. Джеймс А. Браун, колледж Тугалу, Тугалу, MS

» Обычным читателям понравится этот подробный и увлекательно написанный отчет об эпической исторической драме…. Захватывающее и захватывающее повествование. «- Библиотечный журнал

» [] увлекательный отчет …. В то время как автор проделывает великолепную работу по пересказу положительных и отрицательных моментов второго пришествия Наполеона, реальная сила его живого повествования исходит от него. с точки зрения человеческого масштаба, представленной резкими профилями друзей, врагов и семьи императора …. Яркая реконструкция поворотного момента в мировой истории мастером-летописцем. »- Kirkus Reviews

« Первоклассная реконструкция Наполеона. заключительная кампания.»―Publishers Weekly

» Тщательно исследовано и хорошо написано …. Представляет интерес как для историков, так и для обычного читателя. «- Fort Worth Star-Telegram

» Бодрый, спокойный отчет о Сотне дней, написанный бегло и привлекательной манерой …. Есть отличные наброски Фуше, Талейрана и Карно, а также самый умелый анализ предыстории … а также увлекательный материал о шпионаже и разведке ». — Фрэнк Маклинн, Literary Review (Лондон)

«Несомненно, лучший рассказ об этом эпизоде ​​на английском языке.»―Ричард Холмс, Times Literary Supplement (Лондон)

» Шедевр, оживляющий историю Наполеона. Он очень подробно напоминает неудачную попытку Наполеона восстановить власть в Европе в 1815 году … Его письмо заставляет читателя почувствовать себя так, как будто он вошел в волшебную машину времени, настроенную на Европу начала 19 века », — Напа. Valley Register

«Алан Шом написал колоритный отчет, подкрепленный множеством подробностей и множеством цитат из оригинальных и других источников.«―Sunday Telegraph (Лондон)

» Алан Шом написал блестящую историю окончательного поражения Наполеона. Он тщательно исследован, и повествование вызывает захватывающее чтение ». — East Kent Mercury

« Мудрый Шом держал твердый курс … Это не просто хроника … братья Бонапарт. Его клинический анализ морально и финансово обанкротившегося Джерома выполнен с остроумием и стилем … Шом черпает смысл из того периода, но также поддерживает поток повествования.«―The Herald (Glasgow)

» Живое повествование, увлекательно написанное, с воображением и проницательностью. Студентам это должно понравиться »- Пол Хэнсон, Университет Батлера

« Легкое чтение; авторский лаконичный стиль в плюс; Информация. хорошо собран; приложения заслуживают внимания «. — Д-р Глория Байлз, Хьюстонский баптистский университет.

Об авторе


Алан Шом является автором Трафальгар: Обратный отсчет до битвы, 1803-1805 и Эмиль Зола: Биография .Он бывший профессор современной французской истории и член Гуверовского института.

Сто дней Наполеона и политика легитимности

Об этой книге

Введение

В этой книге исследуется политика легитимности, разыгравшаяся по всей Европе в ответ на драматическое возвращение Наполеона к власти во Франции после его изгнания на Эльбу в 1814 году.Наполеону пришлось восстановить свои претензии на власть с изначально минимальными военными ресурсами. Более того, когда остальная Европа объединилась против него, ему пришлось мобилизовать народную поддержку своему новому режиму, одновременно требуя людей и денег для поддержки неизбежной военной кампании. Первоначальное возвращение, известное как «полет орла», постепенно превратилось в упорную попытку заручиться поддержкой с помощью ряда механизмов, включая поправки к конституции, выборы и публичные церемонии.В то же время его противникам пришлось мобилизовать свои ресурсы, чтобы бросить вызов его возвращению, полагаясь на население, уже измученное войной и обиженное на издержки, которые им пришлось нести. Авторы этого тома исследуют, как для обеих сторон культурная политика стала центральной в поддержке или оспаривании легитимности этих политических порядков на пути к Ватерлоо.

Ключевые слова

Французская революция Восстановление Эльбы Франция Ватерлоо Наполеоновское правление

Редакторы и сотрудники

  • Кэтрин Эстбери
  • Марк Филп
  1. 1.Уорикский университет, Ковентри, Соединенное Королевство,
  2. , 2.Уорикский университет, Ковентри, Великобритания,
  3. ,
.
О редакции

Кэтрин Эстбери — преподаватель французского языка в Уорикском университете, Великобритания. Специализируясь на литературных, театральных и культурных постановках времен Французской революции и Первой империи, она является автором книги «Повествовательные ответы на травму Французской революции» (2012) и критического издания книги Пиксерекура «Фортерес дю Дунай » (2016). .Она работала с рядом организаций наследия в Великобритании, чтобы донести их революционные и наполеоновские коллекции и истории до новой аудитории, включая Waddesdon Manor и Portchester Castle.

Марк Филп — профессор истории и политики Уорикского университета и почетный член Ориел-колледжа Оксфордского университета, Великобритания. Недавние публикации включают «Политическое поведение», (2007), «Идеи реформирования в Британии: политика и язык в тени Французской революции», 1789-1815 гг., (2013), и, в соавторстве с Джоанной Иннес, « Переосмысление демократии». в эпоху революций: Америка, Франция, Великобритания, Ирландия 1750-1850 гг. (2013 г.).

Библиографическая информация

Двое из-за границы: «Сто дней Наполеона» в Cine-Roma; «Weiberregiment» на 86-й улице.

Сотрудничество немецких и итальянских кинокомпаний при поддержке власть имущих в Берлине и Риме привело к созданию исторической картины, которая может сравниться с лучшими вещами в этой области. линия когда-либо появлялась в Голливуде или где-либо еще.Почти со всех точек зрения «Сто дней Наполеона», представленные сейчас в Teatro Cine-Roma, впечатляют; настолько, что временами даже закоренелые покровители кино и презирающие милитаризм и все его произведения, вероятно, будут увлечены энтузиазмом последователей Наполеона и почувствуют определенную симпатию в час бедствия к человеку, который, возможно, считал себя обреченным на то, чтобы принести столетия мира в Европу на острие меча. Коррадо Ракка, один из лучших актеров Италии, дает выдающуюся игру, чему способствует его сходство с изображениями Маленького капрала.С того момента, как он сбежал с Эльбы и приземлился на территории Франции 1 марта 1815 года, до его отречения от престола в Париже 22 июня, через четыре дня после Ватерлоо, фигура Императора доминирует в действии. И синьор Ракка никогда не переигрывает и не слишком увлекается якобы наполеоновскими позами и жестами. Среди других членов актерского состава, чьи характеристики заслуживают высокой похвалы, есть Пино Локки, который делает маленького короля Рима заслуживающим доверия, хотя мастер Локки вряд ли может сойти за него. мальчик 4 лет; Энцо Билиотти, как Фуше, самый известный политик-двойник в истории Франции, и Эмилия Варини в роли матери Наполеона.Роза Страднер, которая также сыграла Мари Луизу в немецкой версии, красива и компетентна. Как и предсказывали европейские театральные критики, когда совместная работа премьера Муссолини и Джоваккино Форцано дебютировала на сцене в 1932 году, фильм явно намного превосходит фильм. играть. Естественно, это во многом связано с большими ресурсами экрана, что показано в таких ярких сценах, как высадка у Канн и битва при Ватерлоо. С точки зрения пропаганды можно было ожидать, что тщетность так называемой Палаты Депутаты, наспех избранные для превращения Наполеона в «конституционного монарха», будут эксплуатироваться.И это.

«СТО ДНЕЙ НАПОЛЕОНА», фильм-диалог на итальянском языке с английскими названиями, режиссер Джоваччино Форцано; Производство Tirrenia. Наполеон. . . . . Коррадо Ракка, король Рима (его сын). . . . . Пино ЛоккиЛетиция, брат Наполеона. . . . . Эмилия ВариниМари Луиза. . . . . Роза СтраднерФуш. . . . . Энцо БилиоттиМеттерних. . . . . Ламберто Пикассо . . . . Аугусто МаркаччиЛуи XVIII. . . . . Эрнест Марини

Наполеоновские войны: Наполеон Бонапарт: Веллингтон: Блюхер: Ватерлоо: Линьи: Катр Бра: Вавр

1815

Поле битвы Предложения по турам по Бельгии
Документальный фильм в походе

Это была последней кампанией наполеоновских войн и, наконец, положил конец Наполеону Бонапарту мечтает остаться императором Франции.

Это началось с теперь уже легендарного побега Бонапарта из ссылки на острове Эльба во Францию который быстро разочаровался в возвращенном Бурбоне король Людовик XVIII.

The бывший император высадился недалеко от Канн с 600 гвардейцами своего телохранителя и двинулся в сторону Гренобля, где он столкнулся с бойцами 5-го полка, которые были отправлены для ареста его.

Продвижение в одиночку Бонапарт сказал: «Солдаты 5-го полка. застрелите своего императора, если осмелитесь «. Никто не стрелял.

Как он наступил на Париж, его военная сила выросла на тысячи старых солдат и регулярных войск, стекающихся под его знамя. На самом деле их так много, что на Вандомской площади появилось объявление. в Париже: «От Наполеона до Людовика XVIII.Мой хороший брат — войска больше не надо присылать — хватит ».

Вкл. 19 марта Бурбоны бежали в Бельгию, а днем ​​позже Бонапарт взял правительство и начал подготовку к Он знал, что наступит военный натиск союзников.

Два через несколько месяцев после возвращения во Францию ​​у Бонапарта была армия из 280 000 человек, половина из которых должна быть выплачена в течение следующих двух месяцев.Как бы впечатляюще ни была эта сила, она была бы направлена ​​на союзными армиями, укомплектованными почти 1 000 000 человек.

Первоначально, однако только герцог Англии Веллингтона (110 000 человек) и Прусского поля Маршал Блюхер (120 000 человек) был достаточно близко, чтобы угрожать Франция и поэтому Бонапарт решил нанести удар раньше цифр. сказал против него.

Перемещение с ошеломляющей скоростью он вторгся в Бельгию со 125 000 человек. в попытке разделить армии Веллингтона и Блюхера и победить каждый в отдельности.

The стратегический план сработал блестяще и, подбирая пруссаки в качестве своей первой цели он послал маршала Ней, чтобы сдержать англо-союзнические силы.

Сто дней: Возвращение Наполеона

«Сто дней» — термин, использовавшийся для описания кратковременного возвращения к власти Наполеона Бонапарта во время последней части наполеоновских войн. Произошло это в 1814–1815 гг.

Бонапарт прибыл на Эльбу 14 мая 1814 года, чуть более чем через месяц после того, как он отрекся от французского императорского престола. Находясь в изгнании, он был в курсе событий в Европе. Он знал, что у Франции снова есть король Людовик XVIII.Он знал, что лидеры Европы вели переговоры на Венском конгрессе. Ему не понравилось то, что он узнал.

Со временем союз, который превратился в сопротивление Французской Империи в лице Наполеона, распался, поскольку конкурирующие желания привели к разногласиям в отношении того, как вести себя по отношению друг к другу. Остальные державы разошлись во мнениях относительно того, как действовать в отношении Польши, Саксонии и других германских государств. Австрия хотела северную Италию. Сила России пугала и запугивала правителей Западной Европы.Ближе к дому, люди Франции не были так счастливы с другим королем (хотя у них был император, служивший над ними в течение нескольких лет). Также фильтрация через были сообщения о том, что новое французское правительство плохо обращается с народом. Все это было известно Наполеону, и, зная все это, вкупе с его желанием изменить мир к лучшему, он вынужден был бежать из своего островного изгнания.

25 февраля 1815 г. из Эльбы вышла флотилия из шести кораблей. На одном из этих кораблей, Inconstant , находился Бонапарт вместе с группой верных ему солдат, которые были с ним на острове.Они достигли Франции 1 марта.

.

Бонапарт и его небольшое войско, небольшое лишь относительно, а в действительности составлявшее около 1000 человек, высадились на берегу недалеко от Канн и двинулись в сторону Парижа. Путь был относительно прямым, за исключением Прованса (все еще очень лояльного к фракции роялистов), которого Бонапарт и его люди избегали, пройдя через Альпы.

Марш в Париж не обошелся без приключений. Путь через Альпы, как всегда, был трудным. Кроме того, хотя группа солдат, марширующих на Париж, неуклонно росла по мере продвижения, реакция различных полков не всегда была благоприятной.7 марта в Гренобле 5-й пехотный полк выступил против вернувшегося императора и его обновленной свиты. Увидев это, Бонапарт расстегнул пальто и спокойно сказал: «Если кто-нибудь из вас застрелит своего императора, вот я». Ни один солдат не стрелял и не атаковал Бонапарта каким-либо иным образом. Вместо этого завершением наступившей тишины стали возгласы «Да здравствует император!» Кроме того, маршал Мишель Ней, который в прошлом выполнял множество приказов Бонапарта, был послан королем с отрядом в 6000 солдат, чтобы арестовать Наполеона и доставить его обратно в Париж в железной клетке.Эти две силы встретились 18 марта, и Ней отказался от своих текущих инструкций, чтобы получить новые от своего бывшего командира. Войска императора двинулись к Лиону, взяв и этот город. К этому времени силы насчитывали 15000 человек.

Король Людовик XVIII покинул Париж 13 марта, а на следующей неделе прибыли Бонапарт и его люди. Они не встретили ни одного выстрела от гнева. К тому времени Венский конгресс объявил Наполеона вне закона. 25 марта знакомая группа стран подписала Договор о союзе; за этим последовала война Седьмой коалиции.

Бонапарт возобновил свой пост императора и 23 апреля учредил новый двухпалатный парламент, нижняя палата которого (Палата представителей) состояла из 300 избранных депутатов, а высшая из которых (Палата пэров) состояла из депутатов. назначается императором. Плебисцит утвердил новую конституцию 25 мая, и парламент открылся 1 июня.

В Договоре о союзе подписавшие (Австрия, Пруссия, Россия и Великобритания) обязались внести по 150 000 человек каждая для противостояния Бонапарту и Франции.У Франции не было такого количества солдат.

Союзники назначили дату вторжения во Францию ​​1 июля. Промежуток между объявлением войны и первым крупным действием союзников должен был дать Австрии и России достаточно времени для достаточной мобилизации своих сил. Кроме того, большая часть британских сил была отправлена ​​в Северную Америку для участия в войне 1812 года. Бонапарт решил не ждать, атаковав прусские силы в Линьи 16 июня, в то время как Ней вступил в бой с британскими войсками у Катр-Ба.Первое было французской победой; последнее было нерешительным. Войска союзников в Катр-Ба отошли к Ватерлоо, на территории нынешней Бельгии. Командующим этими силами был Артур Веллесли, известный как герцог Веллингтон.

Битва при Ватерлоо 18 июня была триумфальной победой союзных войск и катастрофическим поражением для Франции. Неукротимый, Бонапарт поспешил обратно в Париж, пытаясь взять на себя диктаторскую власть по образцу Древнего Рима. После Однако после поражения на поле боя настроение на местах снова изменилось.После консультации со своими министрами, одним из которых был маршал Даву, Бонапарт во второй раз отрекся от престола 22 июня. Его сменил на посту главы правительства Жозеф Фуше. Бывший император уехал в Мальмезон, где в 1814 году умерла его первая жена Жозефина. Он надеялся бежать, возможно, уехать в США, но блокада Королевского флота все еще действовала.

Армия союзников вошла в Париж 7 июля, пробив себе путь через несколько контингентов французских войск.На следующий день Людовик XVIII вернулся и снова занял трон. Тем временем Бонапарт сдался 15 июля и был отправлен в Великобританию (позже он был отправлен во вторую ссылку на остров Св. Елены, даже более отдаленный остров, чем Эльба. Он умер там в мае 1821 г.)

Европейские державы заключили еще одно соглашение, еще один Парижский договор, подписанный 20 ноября 1815 года. Это соглашение подтвердило Заключительный акт Венского конгресса, подписанный 9 июня. Этот второй подряд Парижский договор требовал Франция:

  • , чтобы отказаться от территории, завоеванной в 1790–1792 годах (которая не была предусмотрена договором 1814 года)
  • для выплаты за пятилетний период оккупационной армии Коалиции численностью 150 000
  • для выплаты пятью ежегодными платежами 700 миллионов франков членам Коалиции.

Сто дней: Путь Наполеона к Ватерлоо

Сто дней: дорога Наполеона к Ватерлоо

Автор: Алан Шом

Жанр: Военная история

Издатель: Oxford University Press

Дата публикации: 1992

стр: 417

В феврале 1815 года король Франции Людовик XVIII считал, что с миром все в порядке. Наполеон Бонапарт , однако, видел вещи совсем иначе, чем его изгнание на крошечном острове Эльба.По словам историка и биографа Алана Шома, «к декабрю 1814 года Наполеону Бонапарту просто стало скучно» (11). Эта линия задает тон драматическим событиям, описанным в Сто дней: Дорога Наполеона к Ватерлоо . В нем Шом описывает, как группа стареющих генералов и придворных, включая самого Наполеона, отплыла с крошечного острова в Средиземном море на импровизированном «флоте» кораблей к побережью Франции. Их план состоял в том, чтобы свергнуть короля и во второй раз сделать Наполеона императором.Шом рассказывает сюрреалистичную историю о том, как группа Наполеона столкнулась у кромки воды с местным инспектором здравоохранения, который попытался — но безуспешно — арестовать их.

Когда Наполеон ступил на французскую землю, он развязал яростную цепь событий, которые разыгрались чуть более чем за 100 дней. Конечно, театральное возвращение Наполеона привлекательно как мелодрама, даже если никого не интересуют все закулисные политические махинации или даже битва, которая окончательно победила императора.

Хотя Шом может уважать военные способности Наполеона, он ясно понимает его мотивы: «… Наполеон вторгся во Францию ​​1 марта не для того, чтобы спасти эту страну, а, скорее, для себя» (xii). По словам Шома, мания величия Наполеона, которая привела к такому ужасу и кровопролитию по всей Европе, должна сделать его объектом всеобщих насмешек, однако многие восхищались им и продолжают восхищаться им. Однако эта книга гораздо больше сосредоточена на событиях, которые привел в движение Наполеон, хотя ему не удалось убедить значительную часть армии и населения поддержать его еще раз.Имея лишь ограниченную поддержку населения, ему пришлось бороться с контрповстанцами, готовыми бросить вызов его возвращению.

Наполеон Бонапарт

При всем своем остром уме Наполеон и его подхалимы, казалось, не знали, что времена меняются. Более того, его ответ упрямому населению был следующим: «Если нация хочет счастья, она должна подчиняться приказам и хранить молчание» (192).

После того, как армии Наполеона были разбиты Веллингтоном и другими членами Европейского союза при Ватерлоо 6 июня 1815 года, Шом описывает отчаявшегося человека, желающего увидеть, как его страна вместе с ним сгорит.На следующий день после своего поражения Наполеон говорил о том, чтобы призвать 100000 призывников, прежде чем окончательно поддаться действительности. По настоянию британцев другие члены Альянса согласились позволить Наполеону отправиться в изгнание на остров Св. Елены вместо того, чтобы столкнуться с более суровым наказанием.

Шом подробно описывает политические и военные действия Наполеона, когда он пытался остаться у власти после бегства Людовика XVIII из Парижа.

Значительное место в книге также отведено брату Наполеона Жозефу и другим его братьям и сестрам, хотя они мало повлияли на происходящие события.Также есть глава, в которой рассказывается о карьере бывшего министра иностранных дел Наполеона, грандиозного Талейрана.

Книга содержит много информации о политике и боевых действиях, которая более чем удовлетворит студентов этого периода. В приложении представлена ​​хронология, которая поможет поместить события в более широкий контекст. Но ни один список дат и событий не может адекватно объяснить лихорадочную хватку одного человека, который угрожал миру всего континента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.