Стихотворения м ю лермонтов: Стихи о любви Михаила Лермонтова

Содержание

Михаил Лермонтов — Ангел: читать стих, текст стихотворения полностью

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел,
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Анализ стихотворения «Ангел» Лермонтова

Стихотворение «Ангел» (1831 г.) относится к юношескому периоду творчества Лермонтова. В его основу поэт положил детскую колыбельную песню, которую слышал от матери. Это единственное юношеское произведение Лермонтова, которое он впоследствии сам передал в печать.

Стихотворение написано в то время, когда поэт полностью находился во власти идеалистических представлений.

Он еще не столкнулся с суровым и безжалостным миром, который будет вызывать только презрение. Лермонтову очень далеко до мотивов острого одиночества и демонической темы. Его ощущения чисты и возвышенны.

Центральный образ произведения – летящий по небу ангел, который поет «тихую песню». Это божественное пение приковывает внимание всей природы. Ангел прославляет Бога и райскую жизнь. Он несет с собой юную душу, чтобы вдохнуть ее в младенца. Эта душа абсолютно безгрешна, она внимает песне ангела и навсегда сохраняет ее в своей памяти. Ангелу жаль оставлять невинную душу в «мире печали и слез», поэтому в песне он дарит ей надежду на будущее воскрешение в лучшем мире.

Автор считает, что слова этой песни и ее конкретное содержание не так важны. Ее основное достоинство — мелодичность. Достаточно сохранить в душе хотя бы звук, который вновь сделает песню первозданно живой. В несколько ином виде Лермонтов впоследствии разовьет эту тему в стихотворении «Молитва».

Автор сравнивает человеческую жизнь с бесконечным томлением души, которую может согреть только ангельская песня. «Скучные песни земли» никогда не заменят «звуки Небес». Это очень красивое поэтическое сравнение означает, что для любого человека первостепенными являются духовные ценности.

Произведение написано очень простым и доступным языком. Многократное использование союза «и» в начале строк придает ему библейскую торжественность.

В стихотворении «Ангел» Лермонтов еще не использует религиозные образы в качестве каких-то символов. В нем нет тайного смысла и скрытых намеков. Сюжет произведения не выходит за рамки православных канонов. Это действительно искреннее выражение наивной веры молодого человека, навеянное дорогими воспоминаниями из детства. Ангел может ассоциироваться только с любящей матерью, которая поет младенцу колыбельную песню перед тем, как отпустить его в самостоятельную жизнь, наполненную страданиями и болью.

Михаил Лермонтов — Одиночество: читать стих, текст стихотворения полностью

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;

И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землёй?

Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)
О смерти больше веселится,
Чем о рождении моём…

Анализ стихотворения «Одиночество» Лермонтова

Стихотворение «Одиночество» (1830 г.) относится к раннему периоду творчества Лермонтова. Молодой человек преклонялся перед поэтами-романтиками, особенно перед Байроном. Лермонтову еще предстояло ощутить настоящее одиночество, но он уже восхищался образом независимого гордого изгнанника.

Поэт еще находился во власти юношеского максимализма. Он часто представлял себя в роли независимого от людей героя, которому суждена бурная жизнь, наполненная опасностями и страданиями. Такой герой очень одинок. Автор утверждает, что «делить веселье – все готовы», но далеко не каждый способен разделить грусть и печаль. В этом можно заметить зародыш темы противостояния поэта и толпы, которую Лермонтов впоследствии будет очень детально разрабатывать.

Поэт сравнивает себя с «царем воздушным», грустно взирающим на проходящие годы. Этот образ пока еще очень расплывчат. Неясно, что подразумевает под ним Лермонтов. Это явно не Бог и не Дьявол, так как испытывает страдания и зависит от течения времени. В позднем творчестве поэта ближе всего к нему падший ангел (демон), обреченный на вечное одиночество.

Юного автора уже привлекает тема неизбежной смерти. Он видит «гроб уединенный». Жизнь трудна и приносит только огорчения. Из этого Лермонтов делает неутешительный вывод: лучше поскорее прекратить страдания и встретить смерть, чем пытаться что-то изменить. Поэт считает, что его гибель ни в ком не вызовет чувства сострадания. Он уверен, что она доставит людям больше радости, чем его появление на свет.

Такой крайний пессимизм молодого человека может удивить. Но не стоит считать его искренним проявлением мыслей и чувств Лермонтова. В то время многим романтически настроенным юношам было свойственно аналогичное мнение. Оно было своеобразной данью популярному направлению в литературе и искусстве. С другой стороны, с возрастом люди избавлялись от таких взглядов. Но для Лермонтова такой образ мыслей стал определяющим на всю жизнь. Судьба, как назло, была к нему крайне неблагосклонна, и это лишь укрепляло пессимизм поэта. В результате ощущение одиночества стало настолько сильным, что подтолкнуло его на осознанное стремление к смерти. Косвенным образом оно стало причиной его трагической гибели на дуэли.

Михаил Лермонтов — Утес: читать стих, текст и анализ стихотворения на РуСтих

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко,
И тихонько плачет он в пустыне.

Анализ стихотворения «Утес» Лермонтова

В стихотворении Лермонтова «Утес» представлены два образа, противопоставленных друг другу: старый утёс и тучка, также они сопоставимы по следующим критериям: молодость – старость, беззаботность – обреченность, радость-печаль. Если применимо к утесу использован эпитет «старый», то «имя «»тучки» говорит само за себя, уменьшительно-ласкательный суффикс «к» создает образ тучки молодой, беззаботной, более того, она очень похожа на ребенка. Временное пространство стихотворения неоднозначно. С одной стороны — действие происходит стремительно — тучка ночевала — умчалась — утес остался одинок. Если же взглянуть более обширно, то время достаточно продолжительно. Так, тучка «ночевала на груди утеса-великана», получается, что утес-великан не просто место пребывания, а надежный кормилец, который взрастил свою подопечную, который отдал ей свою заботу, внимание. Но молодость скоротечна. Незаметно приходит старость. Благодаря ассонансу звука «о» мы слышим вой и плач одинокого пустынника… (одиноко, он, глубоко, тихонько). Убегая, тучка оставляет «влажный след в морщине», словно живительную влагу для облегчения жизни верного, мудрого друга. К сожалению, эта влага в скорости испарится, не оставив за собой ни следа воспоминаний о молодости, радости, и останутся лишь слезы — «и тихонько плачет он в пустыне».

В первой строфе преобладает порядок слов, который помогает нам также незаметно проследовать зрительно вслед за тучкой. Заметим, как меняется структурная организация строк во второй строфе. Автор использует инверсию, особенно выделяя слова- «одиноко», «задумался», «тихонько». И мы сами вместе с утесов смотрим прощальным взглядом вослед убегающей молодости-тучки. Плач тихий, потому как он не желает показаться слабым, беспомощным, прямым. Сочувствие автора к «переживаниям» утеса очевидны, не случайно стихотворение названо именно «утес», а не «тучка». И если образ тучки представлен красочной палитрой (золото, лазурь), то ни одной более-менее яркой краски мы не найдем при описании утеса. Здесь важнее другое — автор избегает всего напускного, поверхностного, и сосредотачивает внимание на глубоких внутренних переживаниях.

«200 по встречной»: безвкусное музыкальное посвящение Лермонтову

В этом месяце исполняется двести лет со дня рождения классика русской поэзии Михаила Юрьевича Лермонтова. Отмечают круглую дату по-разному. Литературоведы практически всех городов России проводят открытые чтения его стихотворений, а телевидение подготовило множество интересных сюжетов. Не остались в стороне и музыканты. Лейбл FANCYMUSIC составил коллаж из тридцати двух песен на стихи великого автора.

Когда-то песню «Выхожу один я на дорогу» пела замечательная Анна Герман. Уверенность в том, что именно так должно звучать стихотворение гения в виде романса, крепка и по сей день. Чудесный голос всенародно любимой артистки в сочетании с музыкой композитора Елизаветы Сергеевны Шашиной до сих пор выжимает слезу и у циника. Но этого, конечно, не случилось бы, не будь знаменитое произведение столь мелодичным само по себе. Мелодии разных настроений и тональности вообще проходят через творческое наследие Лермонтова: хорошими песнями могли бы стать многие из его строк. Видимо, так рассудили и составители сборника «Лермонтов 200 по встречной». За названием, напоминающим исключительно о группе «Тату», на самом деле скрывается попытка приобщить к Лермонтову тех, кто о нем почему-то забыл или не знал.

Читателю, не слишком хорошо знакомому с современной отечественной сценой (тем более, «независимой»), вряд ли что-то скажет большинство задействованных здесь имен. Хотя громкие все-таки есть. Это, к примеру, недавний участник «Евровидения» Петр Налич, певица Маша Макарова, бард Уриевский, группа «Фруктовый Кефир» и даже финны KYPCK — металлисты, которые прославились любовью к нашему языку, приправив его смешным акцентом. Но русской поэзии акценты только во вред — будь они языковыми или музыкальными. Убедиться в этом может любой желающий. Благо, денег за странную аудиоантологию ее авторы не просят. Она целиком доступна для прослушивания в интернете — на популярном сервисе «Яндекс. Музыка».

Многие из привлеченных к трибьюту артистов, очевидно, пошли по пути наименьшего сопротивления и набросали слова Лермонтова поверх привычного для себя поп-рока. Кто-то решил, что трехстрофнику «Кавказ» не хватает бесноватой электроники, а «Смерть Поэта» превратилась в бесформенный инструментальный джаз.

Еще несколько вещей подаются в виде беспощадных по своей абсурдности «комических разрядок». Без песни «Выхожу один я на дорогу», разумеется, тоже не обошлось, и участь ее, переведенной на английский, особенно незавидна. I Come out to the Path Alone — образчик панка, уместного в пресном американском радиоформате.

Как нельзя кстати цитата из первоисточника: слушать альбом действительно «и скучно, и грустно». А иногда — просто невозможно. Музыкантов отчасти оправдывает лишь жесткий цейтнот: на то, чтобы придумать эти песни, им дали всего-то по две недели. С другой стороны, никто не мешал отказаться, как это сделал Найк Борзов — большой любитель лермонтовских стихов, явно не приветствующий подобную халатность. Внимательного человека, впрочем, настроит на нужный лад уже обложка. М.Ю. Лермонтов изображен на ней в фотографическом негативе. Содержимому это вполне соответствует: кроме негатива от этих «Двухсот по встречной» ждать решительно нечего.