Стихотворение м: Стихи, пословицы про букву М

Содержание

Стихи, пословицы про букву М

Спор животных

— Смотрите — буква!
Вот те на!
Не в книжке, на дорожке!
как называется она,
Похожая на рожки? —
Ученый пес, бык и коза
Таращат на нее глаза…
Коза прикинула в уме,
Сказала:
— Это буква «МЕ».
Бык возразил:
— Не «МЕ», а «МУ»,
Я лучше знаю, что к чему!
А пес воскликнул:
— Полно вам,
Не спорьте, это буква «АМ»!
— Нет «МУ»!
Нет «МЕ»!
Нет «АМ»! «АМ»! «АМ»!…
Такой поднялся тарарам,
Такой ужасный шум и крик!
Запутались совсем
Ученый пес, коза и бык,
Увидев букву «М».

Замечательное стихотворение со смыслом про букву ЭМ, который решил жениться на букве У, но та ему отказала и он женился на Ы.

Хорошо известно всем:
Где метро, там букву М.
А. Шибаев
***

Взялись за руки друзья
И сказали: «Ты да я —
Это мы».
А между тем
Получилась буква М!

А. Шибаев
***

Взявшись за руки,
Мы встали
И на М похожи стали.
В. Степанов
***

Вот качели —
Буква М!
Здесь качаться
Можно всем!
Е. Тардапан
***

Палочка и палочка
Между ними — галочка.
И понятно сразу всем —
Перед вами буква М.
***

То вниз, то вверх бежит перо,
Рисуя букву М, —
Как бы спускаешься в метро
И вверх идёшь затем.

На гладкий мрамор и гранит
Ложится мягкий свет.
Сама тут лестница бежит —
И всё конца ей нет.
С. Маршак (продожение стихотворения ищите здесь)
***
У моей сестры Марины
Щёки, словно, мандарины.
А сама сестра Марина
Чуть побольше мандарина.
С. Коган
***

Мама! Так тебя люблю,
Что не знаю прямо!
Я большому кораблю
Дам названье «Мама».
Я. Аким
***

Март-месяц, а метель, мороз,

Купили маме мы мимоз…
Е. Благинина
***

Мёд в лесу медведь нашёл, —
Мало мёду, много пчёл.
С. Маршак
***

Собирала Маргарита
Маргаритки на горе.
Растеряла Маргарита
Маргаритки на траве.
Н. Кончаловская
***

Молоток

Тук, тук,
Молоток,
Забей гвоздиков пяток.
Тук, тук,
Тук, тук, тук,
И в подмётку,
И в каблук.
В. Лифшиц
***

Я знаком с одним моржом,
Ест он кашу, пьёт боржом,
Очень любит эскимо.
Вместе ходим мы в кино.
А. Стройло
***

Мяч-хвастун

Крикнул мячик:
— Захочу
И на небо
Улечу!
Завертелся,
Закружился
И в капкане
Очутился.
И. Муравейка
***

Морж водолазов учит:
«Чтоб плавать в море лучше,
Вы ласты надевайте —
И смело вглубь ныряйте!
С меня пример берите —
Активнее гребите!»

Пословицы и поговорки начинающиеся на букву М

Много пчёл, да мало учёл.

Мир освещается солнцем, а человек знаниями.

Мудрым никто не родился, а научился.

У мудрого человека длинные уши и короткий язык.

Материнская ласка конца не знает.

Маленький — да удаленький.

Март с водой, апрель с травой, а май с цветами.

Майская травка и голодного кормит.

Мастер на все руки: и швец, и жнец, и в дуду игрец.

Муравей не велик, а горы копает.

Много гостей, много и новостей.

25 стихов про букву М для детей: изучаем алфавит

Стихи про букву М для детей. Продолжаем нашу подборку стихов про буквы русского алфавита. В данной статье собраны стихи про букву М для лучшего её запоминания ребенком. Все самые лучшие детские стишки про букву М для дошкольников и для 1 класса вы найдете на этой страничке.

⇐ Стихов про букву Л

***

Стихи про букву Н ⇒

Стихи про букву М для детей

Подборка стихов про букву М для детей.

ВНИМАНИЕ! ЗАПИСЬ НА КУРСЫ! ИДЕТ НАБОР!

Подробнее на странице: https://academy.multi-mama.ru/product/multi-predlozhenie/

Милую малышку
Мыла с мылом мышка.
Надо чаще мыться всем,
Прокричала… буква М.

Автор: Лактионов В.

***

Повстречала Мишку Мышка
И сказала: слушай, Мишка,
Мы с тобой похожи теМ,
Что и ты, и я — на М.

Автор: Манфиш А.

***

МаМба встретила Макаку —
Началась такая драка!
МаМба долго извивалась,
Но Макака не сдавалась.

Автор: Шушарина С.

***

МаМа Мыла Мишку МылоМ,
Мишку МаМа утоМила.
Скушал Мишка МиМоходоМ
Миску Маленькую с МёдоМ.

Автор: Смайлз Д.

***

Мчится Мишка на Мопеде
За Малиной в Магазин.
Эх, Машину бы Медведю,
Он бы Маму подвозил.

Автор: Горенбургова Р.

***


Вам нравятся стихи про букву М?

Хотите, чтобы стихи про все буквы русского алфавита всегда были у вас под рукой?

Чтобы Вы могли закреплять материал вместе с ребенком?

Посмотрите нашу Мини-книгу «Стихи про алфавит»

Она сделана в формате .pdf, в ней собраны яркие картинки из статей нашего сайта в хорошем качестве.

Мишка живет в лесу,
Мишка не ест колбасу,
Мишка ест мед и малину
И не болеет ангиной.

Автор: Горюнова И.

***

Маргарита и Марина
Съели восемь Мандаринов.
И к девчонкам на Минутку
Прибежал Малыш Мишутка.

У Мишутки — мармеладка,
Семь конфет и шоколадка.
Но сказали две дивчины:
«Есть полезней витамины!»

Автор: Шотт К.

***

Мишка бурый ищет мёд —
Всполошил лесной народ.

Автор: Дитковская И.

***

Макароны Макароны я люблю,
В этом нет секрета,
Но никто не должен знать,
Что влюблён я в Свету.

Автор: Слуцкая Л.

***

Взялись за руки друзья
И сказали: «Ты да я – Это мы».
А между тем Получилась буква М.

Автор: Д. Смайлз

***

Я МОРКОВКУ посадила МЫШКЕ.
МАМА возразила:
«МЫШИ больше любят сыр.
А МОРКОВКА — сувенир».

Автор: Н. Лимонова

***

ПОИГРАЕМ В ИГРУ?! Квест: МУЛЬТИМИНИКНИГИЯ


1. Отгадайте Ребус с картинки в этом блоке.

2. Введите ОТГАДАННОЕ слово в поле Код Купона по ССЫЛКЕ и получите книгу бесплатно.

3. Найдите остальные Ребусы в других статьях нашего сайта, чтобы собрать ВСЮ КОЛЛЕКЦИЮ Мини-книг БЕСПЛАТНО!

Буква М — это Музыка МаМина,
М — Малина бочок заруМянила,
МарМеладка в прохладном Мороженом,
Маргаритка на Месте положенном.

Буква М — это волны Морские,
Это — Мебельные Мастерские
Пахнут дубом, сосной и Морилкой,
Это — наша соседка Маринка,

Старый Мишка на детской подушке,
Летний дождь на ребячьей Макушке,
Молодая Морковка на грядке,
И смешная Мордашка в тетрадке,

Это — Майский денёк на рассвете,
Это — МИР на огромной планете!

Автор: Цветикова О.

***

Смотрите также:

22 коротких стиха про букву Г для детей

20 коротких стихов про букву Д для дошкольников

20 коротких стихов и загадок про букву Е для детей

Буквы Мишка — косолапый
Называет без проблем,
Он учил их вместе с папой,
Больше всех он любит «М».

С этой буквы слово Мишка
И любимый Мишин мед,
И малина, и мартышка,
Но последняя не в счет,

Муравей, масленок, мышка,
Слово мох и слово мех,
Слово Мама, знает Мишка:
Это слово — лучше всех!

Автор: Зискина К.

***

Мышь-МаМаша Мышку Мыла.
Мыла Мылом! Мылом Мыла!
Мыла Мордочку Малышке
Мышь-Мамаша Милой Мышки.

Автор: Маршалова Т.

***

Медведь мёду может съесть
Мисок пять, иль, может, шесть.
Молоком потом запьёт
Мармелад, малину, мёд.

Автор: Бешенцев А.

***

А если взять две буквы «Л»,
И их соединить,
Получится, конечно, «М»,
Вот так я смог решить.

Автор: Ирис Ревю

***

Мама моет Мишу с мылом:
Масло, мел, фломастер смыла,
Мусс, мороженое, мак,
Мишу не найдёт никак…

Автор: Мельник Н.

***

Мама Милу с мылом мыла.
В глаз попало Миле мыло.
Мама Миле говорила:
— Не сердись, дочурка Мила!
— Не сержусь, — сказала Мила.
— Я выплакиваю мыло.

Автор: Демьянов И.

***

Для дверей — две рамы прямо,
Сверху вдруг прогнулась рама,
Но зато известно всем,
Как построить букву

М. Автор: Рейн С.

***

Мышки Меняли Масло на Мыло,
Мошка Махала крыльяМи Мило,
Мишки Мечтали о Меде в берлоге,
Мчались Машины по Мокрой дороге.

Автор: Вартересьянц Е.

***

ВосеМь МаМонтов в траМвае
Много Мест не заниМают.
Было б Меньше Места, если МаМонт
Мог сидеть на кресле.

Автор: А. Бешенцев

***

УМяли МадаМ и Месье из Марселя
Минтай, Макароны, по Миске Макрели,
ПотоМ Мармелад, Мандарины, Маслины,
И Морс из Морошки, и Мусс из Малины…

Съев Мёд с МиндалёМ, те МадаМ и Месье
Достали огроМный Мешок Монпасье.
Хрустели, Хрустели, Хрустели…
При этоМ совсеМ не толстели.

Автор: О. Цветикова

***

⇐ Стихов про букву Л

***

Стихи про букву Н ⇒

Какие стихи по букву М вам понравились больше всего?

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Бородино»

7 сентября исполнилось 200 лет со дня Бородинской битвы. Это крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года, в которой русские войска под руководством полководца Михаила Кутузова одержали победу над французской армией Наполеона Бонапарта. Бородинское сражение стало символом стойкости и героизма защитников нашей Родины. Предлагаю вспомнить прекрасное стихотворение М.Ю. Лермонтова «Бородино».

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою

За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!..
Земля тряслась — как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой…

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,

Не отдали б Москвы!

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

Все стихи Михаила Исаковского


1943-й год (В землянках…)

В землянках, в сумраке ночном, На память нам придет — Как мы в дому своем родном Встречали Новый год; Как собирались заодно У мирного стола, Как много было нам дано И света и тепла; Как за столом, в кругу друзей, Мы пили в добрый час За счастье родины своей И каждого из нас. И кто подумал бы тогда, Кто б вызнал наперед, Что неминучая беда Так скоро нас найдет? Незваный гость вломился в дверь, Разрушил кров родной. И вот, друзья, мы здесь теперь — Наедине с войной. Кругом снега. Метель метет. Пустынно и темно… В жестокой схватке этот год Нам встретить суждено. Он к нам придет не в отчий дом, Друзья мои, бойцы, И всё ж его мы с вами ждем И смотрим на часы. И не в обиде будет он, Коль встретим так, как есть, Как нам велит войны закон И наша с вами честь. Мы встретим в грохоте боев, Взметающих снега, И чашу смерти до краев Наполним для врага. И вместо русского вина — Так этому и быть!— Мы эту чашу — всю, до дна — Врага заставим пить. И Гитлер больше пусть не ждет Домой солдат своих,— Да будет сорок третий год Последним годом их! В лесах, в степях, при свете звезд, Под небом фронтовым, Мы поднимаем этот тост Оружьем боевым.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


25 октября 1917 года

Я снова думал, в памяти храня Страницы жизни своего народа, Что мир не знал еще такого дня, Как этот день — семнадцатого года. Он был и есть начало всех начал, И мы тому свидетели живые, Что в этот день народ наш повстречал Судьбу свою великую впервые; Впервые люди силу обрели И разогнули спины трудовые, И бывший раб — хозяином земли Стал в этот день за все века впервые; И в первый раз, развеяв злой туман, На безграничной необъятной шири Взошла звезда рабочих и крестьян — Пока еще единственная в мире… Все, что сбылось иль, может, не сбылось, Но сбудется, исполнится, настанет!— Все в этот день октябрьский началось Под гром боев народного восстанья. И пусть он шел в пороховом дыму,— Он — самый светлый, самый незабвенный. Он — праздник наш. И равного ему И нет и не было во всей вселенной. Сияет нам его высокий свет — Свет мира, созидания и братства. И никогда он не погаснет, нет, Он только ярче будет разгораться!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Апрель в Смоленске

Прокатилась весна тротуаром, Расколола суровые льды. Скоро, скоро зеленым пожаром Запылают на солнце сады. Все шумнее ватага воронья, Все теплей перелив ветерка. И в квадрате ожившего Блонья1 Зашумела людская река. А вдали — за стеной крепостною, У сверкающей солнцем стрехи, Петухи опьянились весною И поют о весне петухи. Notes: 1. Блонье — название городского сада в Смоленске, теперь сад им. Серафимовича. Обратно

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Большая деревня

«Москва — большая деревня» (Старинная крестьянская присказка) …И все слышней, и все напевней Шумит полей родных простор, Слывет Москва «большой деревней» По деревням и до сих пор. В Москве звенят такие ж песни, Такие песни, как у нас; В селе Оселье и на Пресне Цветет один и тот же сказ. Он, словно солнце над равниной, Бросает в мир снопы лучей, И сплелся в нем огонь рябины С огнем московских кумачей. Москва пробила все пороги И по зеленому руслу Ее широкие дороги От стен Кремля текут к селу. И оттого-то все напевней Шумит полей родных простор, Что в каждой маленькой деревне Теперь московский кругозор. Москва в столетьях не завянет И не поникнит головой, Но каждая деревня станет Цветущей маленькой Москвой.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


В дни осени

А. И. Исаковской Не жаркие, не летние, Встают из-за реки - Осенние, последние, Останние деньки. Еще и солнце радует, И синий воздух чист. Но падает и падает С деревьев мертвый лист. Еще рябины алые Все ждут к себе девчат. Но гуси запоздалые «Прости-прощай!» кричат. Еще нигде не вьюжится, И всходы — зелены. Но все пруды и лужицы Уже застеклены. И рощи запустелые Мне глухо шепчут вслед, Что скоро мухи белые Закроют белый свет… Нет, я не огорчаюся, Напрасно не скорблю, Я лишь хожу прощаюся Со всем, что так люблю! Хожу, как в годы ранние, Хожу, брожу, смотрю. Но только «до свидания!» Уже не говорю…

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


В заштатном городе

1 В деревянном городе с крышами зелеными, Где зимой и летом улицы глухи, Девушки читают не романы — «романы» И хранят в альбомах нежные стихи. Украшают волосы молодыми ветками И, на восемнадцатом году, Скромными записками, томными секретками Назначают встречи В городском саду. И, до слов таинственных охочие, О кудрях мечтая золотых, После каждой фразы ставят многоточия И совсем не ставят запятых. И в ответ на письма, на тоску сердечную И навстречу сумеркам и тишине Звякнет мандолиной сторона Заречная, Затанцуют звуки по густой струне. Небеса над линией — чистые и синие, В озере за мельницей — теплая вода. И стоят над озером, и бредут по линии, Где проходят скорые поезда. Поезда напомнят светлыми вагонами, Яркими квадратами бемского стекла, Что за километрами да за перегонами Есть совсем другие люди и дела. Там плывут над городом фонари янтарные, И похож на музыку рассвет. И грустят на линии девушки кустарные, Девушки заштатные в восемнадцать лет. 2 За рекой, за озером, в переулке Водочном, Где на окнах ставни, где сердиты псы, Коротали зиму бывший околоточный, Бывший протодьякон, бывшие купцы. Собирались вечером эти люди странные, Вспоминали прожитые века, Обсуждали новости иностранные И играли в русского дурака. Старый протодьякон открывал движение, Запускал он карты в бесконечный рейс. И садились люди, и вели сражение, Соблюдая пиковый интерес. И купца разделав целиком и начисто, Дурость возведя на высоту, Слободской продукции пробовали качество, Осушая рюмки на лету. Расходились в полночь… Тишина на озере, Тишина на улицах и морозный хруст. Высыпали звезды, словно черви-козыри, И сияет месяц, как бубновый туз.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


В позабытой стороне

В позабытой стороне, В Заболотской волости, Ой, понравилась ты мне Целиком и полностью. Как пришло — не знаю сам — Это увлечение. Мы гуляли по лесам Местного значения. Глядя в сумрак голубой, На огни янтарные, Говорили меж собой Речи популярные. И, счастливые вполне, Шли тропой излюбленной; Отдыхали на сосне, Самовольно срубленной. Лес в туманы был одет От высокой влажности… Вдруг пришел тебе пакет Чрезвычайной важности. Я не знаю — чей приказ, Чья тебя рука вела, Только ты ушла от нас И меня оставила. И с тех пор в моей груди — Грусть и огорчение, И не любы мне пути Местного значения. Сам не ведаю, куда Рвутся мысли дерзкие: Всё мне снятся поезда, Поезда курьерские.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


В поле

Мне хорошо, колосья раздвигая, Прийти сюда вечернею порой. Стеной стоит пшеница золотая По сторонам тропинки полевой. Всю ночь поют в пшенице перепелки О том, что будет урожайный год, Еще о том, что за рекой в поселке Моя любовь, моя судьба живет. Мы вместе с ней в одной учились школе, Пахать и сеять выезжали с ней. И с той поры мое родное поле Еще дороже стало и родней. И в час, когда над нашей стороною Вдали заря вечерняя стоит, Оно как будто говорит со мною, О самом лучшем в жизни говорит. И хорошо мне здесь остановиться И, глядя вдаль, послушать, подождать… Шумит, шумит высокая пшеница, И ей конца и края не видать.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


В прифронтовом лесу

Лиде С берез, неслышен, невесом, Слетает желтый лист. Старинный вальс «Осенний сон» Играет гармонист. Вздыхают, жалуясь, басы, И, словно в забытьи, Сидят и слушают бойцы - Товарищи мои. Под этот вальс весенним днем Ходили мы на круг, Под этот вальс в краю родном Любили мы подруг; Под этот вальс ловили мы Очей любимых свет, Под этот вальс грустили мы, Когда подруги нет. И вот он снова прозвучал В лесу прифронтовом, И каждый слушал и молчал О чем-то дорогом; И каждый думал о своей, Припомнив ту весну, И каждый знал — дорога к ней Ведет через войну… Так что ж, друзья, коль наш черед,- Да будет сталь крепка! Пусть наше сердце не замрет, Не задрожит рука; Пусть свет и радость прежних встреч Нам светят в трудный час, А коль придется в землю лечь, Так это ж только раз. Но пусть и смерть — в огне, в дыму - Бойца не устрашит, И что положено кому - Пусть каждый совершит. Настал черед, пришла пора,- Идем, друзья, идем! За все, чем жили мы вчера, За все что завтра ждем!

Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва: Просвещение, 1968.


Вдоль деревни

Вдоль деревни, от избы и до избы, Зашагали торопливые столбы; Загудели, заиграли провода,- Мы такого не видали никогда; Нам такое не встречалось и во сне, Чтобы солнце загоралось на сосне, Чтобы радость подружилась с мужиком, Чтоб у каждого — звезда под потолком. Небо льется, ветер бьется все больней, А в деревне частоколы из огней, А в деревне и веселье и краса, И завидуют деревне небеса. Вдоль деревни, от избы и до избы, Зашагали торопливые столбы; Загудели, заиграли провода,- Мы такого не видали никогда.

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


Весенняя песня

Отходили свое, отгуляли метели, Отшумела в оврагах вода. Журавли из-за моря домой прилетели, Пастухи выгоняют стада. Веет ветер весенний — то терпкий, то сладкий, Снятся девушкам жаркие сны. И все чаще глядят на дорогу солдатки - Не идут ли солдаты с войны. Пусть еще и тиха и безлюдна дорога, Пусть на ней никого не видать,- Чует сердце — совсем уж, совсем уж немного Остается теперь ожидать. Скоро, скоро приказ о победе услышат В каждом городе, в каждом селе. Может статься, сегодня его уже пишут Всем на радость в Московском Кремле.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Весна

Растаял снег, луга зазеленели, Телеги вновь грохочут по мосту, И воробьи от солнца опьянели, И яблони качаются в цвету. По всем дворам — где надо и не надо - С утра идет веселый перестук, И на лужайке принимает стадо Еще зимою нанятый пастух. Весна, весна кругом живет и дышит, Весна, весна шумит со всех сторон!.. Взлетел петух на самый гребень крыши, Да так поет, что слышит весь район. Раскрыты окна. Веет теплый ветер, И легкий пар клубится у реки, И шумно солнцу радуются дети, И думают о жизни старики.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Вишня

В ясный полдень, на исходе лета, Шел старик дорогой полевой; Вырыл вишню молодую где-то И, довольный, нес ее домой. Он глядел веселыми глазами На поля, на дальнюю межу И подумал: «Дай-ка я на память У дороги вишню посажу. Пусть растет большая-пребольшая, Пусть идет и вширь и в высоту И, дорогу нашу украшая, Каждый год купается в цвету. Путники в тени ее прилягут, Отдохнут в прохладе, в тишине, И, отведав сочных, спелых ягод, Может статься, вспомнят обо мне. А не вспомнят — экая досада,— Я об этом вовсе не тужу: Не хотят — не вспоминай, не надо,— Все равно я вишню посажу!»

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Враги сожгли родную хату

Враги сожгли родную хату, Сгубили всю его семью. Куда ж теперь идти солдату, Кому нести печаль свою? Пошел солдат в глубоком горе На перекресток двух дорог, Нашел солдат в широком поле Травой заросший бугорок. Стоит солдат — и словно комья Застряли в горле у него. Сказал солдат: «Встречай, Прасковья, Героя — мужа своего. Готовь для гостя угощенье, Накрой в избе широкий стол,- Свой день, свой праздник возвращенья К тебе я праздновать пришел…» Никто солдату не ответил, Никто его не повстречал, И только теплый летний ветер Траву могильную качал. Вздохнул солдат, ремень поправил, Раскрыл мешок походный свой, Бутылку горькую поставил На серый камень гробовой. «Не осуждай меня, Прасковья, Что я пришел к тебе такой: Хотел я выпить за здоровье, А должен пить за упокой. Сойдутся вновь друзья, подружки, Но не сойтись вовеки нам…» И пил солдат из медной кружки Вино с печалью пополам. Он пил — солдат, слуга народа, И с болью в сердце говорил: «Я шел к тебе четыре года, Я три державы покорил…» Хмелел солдат, слеза катилась, Слеза несбывшихся надежд, И на груди его светилась Медаль за город Будапешт.

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.


* * *

Все исчезло, скрылось за сосновым бором: Речка быстротечная, заросль соловьиная, Ширь полей раздольная — не окинешь взором — И она — хорошая, близкая, любимая. Сердце одинокое тихой грустью сжалось: Что-то позабыто, что-то не досказано, Что-то незабвенное без меня осталось, Что с моею жизнью светлой нитью связано.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Где ж вы, где ж вы, очи карие?..

Где ж вы, где ж вы, очи карие? Где ж ты, мой родимый край? Впереди — страна Болгария, Позади — река Дунай. Много верст в походах пройдено По земле и по воде, Но советской нашей Родины Не забыли мы нигде. И под звездами балканскими Вспоминаем неспроста Ярославские, да брянские, Да смоленские места. Вспоминаем очи карие, Тихий говор, звонкий смех… Хороша страна Болгария, А Россия лучше всех.

Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва: Просвещение, 1968.


Где ты, лето знойное

Где ты, лето знойное, Радость беспокойная, Голова курчавая, Рощи да сады?.. Белая метелица За окошком стелится, Белая метелица Замела следы. Были дни покосные, Были ночи росные, Гнулись ивы тонкие К светлому ручью; На лугу нескошенном, На лугу заброшенном, Встретила я молодость, Молодость свою. Встретила нежданную, Встретила желанную Под густою липою, Под копной волос. Отчего горела я, Отчего хмелела я — От зари малиновой Аль от буйных рос? Разожгла головушку, Разбурлила кровушку, Думы перепутала Звездная пурга… До сих пор все чудится — Сбудется, не сбудется — Белая рубашка, Вечер и луга. По тропе нехоженой Дни ушли погожие, Облетели рощи, Стынут зеленя. Саночки скрипучие Да снега сыпучие Разлучили с милым Девушку, меня. Разлучили-бросили До весны, до осени. До весны ль, до осени ль, Или навсегда Закатилась, скрылася, Скрылась, закатилася Молодости девичьей Первая звезда? Ласковый да радостный, Молодой да сладостный, Напиши мне весточку — Любишь или нет?.. А в ответ метелица По дорогам стелется, Белая метелица Заметает след.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Двенадцать трав

Хорошо походкой вялой Мять в лугах шелка отав, Под Ивана под Купала Собирать двенадцать трав. Под подушку — травы в клети, И в прохладной тишине, Может статься, на рассвете Милый явится во сне… Ночь проходит. День стучится. Просыпается народ. Только суженный не снится, Только ряженный нейдет. Небо радостно над хатой, А на сердце — грусть-тоска. Знать, напрасно были смяты Те отавные шелка.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


До свиданья, города и хаты…

(Походная) До свиданья, города и хаты, Нас дорога дальняя зовет. Молодые смелые ребята, На заре уходим мы в поход. На заре, девчата, выходите Комсомольский провожать отряд. Вы без нас, девчата, не грустите, Мы придем с победою назад. Мы развеем вражеские тучи, Разметем преграды на пути, И врагу от смерти неминучей, От своей могилы не уйти. Наступил великий час расплаты, Нам вручил оружие народ. До свиданья, города и хаты,- На заре уходим мы в поход.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Дума о Ленине

Когда вырастешь, дочка, отдадут тебя замуж В деревню большую, в деревню чужую. Мужики там всё злые — топорами секутся, А по будням там дождь и по праздникам дождь… Из старой русской народной песни В Смоленской губернии, в хате холодной, Зимою крестьянка меня родила. И, как это в песне поется народной, Ни счастья, ни доли мне дать не могла. Одна была доля — бесплодное поле, Бесплодное поле да тощая рожь. Одно было счастье — по будням ненастье, По будням ненастье, а в праздники — дождь. Голодный ли вовсе, не очень ли сытый, Я все-таки рос и годов с десяти Постиг, что одна мне наука открыта - Как лапти плести да скотину пасти. И плел бы я лапти… И, может быть, скоро Уже обогнал бы отца своего… Но был на земле человек, о котором В ту пору я вовсе не знал ничего. Под красное знамя бойцов собирая, Все тяготы жизни познавший вполне, Он видел меня из далекого края, Он видел и думал не раз обо мне. Он думал о том о бесправном народе, Кто поздно ложился и рано вставал, Кто в тяжком труде изнывал на заводе, Кто жалкую нивку слезой поливал; Чьи в землю вросли захудалые хаты, Чьи из году в год пустовали дворы; О том, кто давно на своих супостатов Точил топоры, но молчал до поры. Он стал и надеждой и правдой России, И славой ее и счастливой судьбой. Он вырастил, поднял могучие силы И сам их повел на решительный бой. И мы, что родились в избе при лучине И что умирали на грудах тряпья,- От Ленина право на жизнь получили - Все тысячи тысяч таких же, как я. Он дал моей песне тот голос певучий, Что вольно плывет по стране по родной. Он дал моей ниве тот колос живучий, Который не вянет ни в стужу, ни в зной. И где бы я ни был, в какие бы дали Ни шел я теперь по пути своему,- и в дни торжества, и в минуты печали Я сердцем своим обращаюсь к нему. И в жизни другого мне счастья не надо,- Я счастья хотел и хочу одного: Служить до последнего вздоха и взгляда Живому великому делу его.

Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.


Здесь похоронен красноармеец

Куда б ни шел, ни ехал ты, Но здесь остановись, Могиле этой дорогой Всем сердцем поклонись. Кто б ни был ты — рыбак, шахтер, Ученый иль пастух,- Навек запомни: здесь лежит Твой самый лучший друг. И для тебя и для меня Он сделал все, что мог: Себя в бою не пожалел, А родину сберег.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Зелеными просторами

Зелеными просторами Легла моя страна. На все четыре стороны Раскинулась она. Ее посты расставлены В полях и в рудниках. Страна моя прославлена На всех материках. Колхозы, шахты, фабрики — Один сплошной поток… Плывут ее кораблики На запад и восток; Плывут во льды полярные В морозы, в бури, в дождь. В стране моей ударная Повсюду молодежь. Ударная, упрямая,— Не молодежь — литье. И песня эта самая Поется про нее. О том, как в дни ненастные Она молотит рожь, О том, как в ночи ясные Свои обозы красные Выводит молодежь. Уверенно стоит она У каждого станка. Проверена, испытана Проворная рука. В труде не успокоится И выстоит в бою За мир, который строится, За родину свою.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


И кто его знает…

На закате ходит парень Возле дома моего, Поморгает мне глазами И не скажет ничего. И кто его знает, Чего он моргает. Как приду я на гулянье, Он танцует и поет, А простимся у калитки - Отвернется и вздохнет. И кто его знает, Чего он вздыхает. Я спросила: «Что не весел? Иль не радует житье?» «Потерял я,- отвечает,- Сердце бедное свое». И кто его знает, Зачем он теряет. А вчера прислал по почте Два загадочных письма: В каждой строчке — только точки,- Догадайся, мол, сама. И кто его знает, На что намекает. Я разгадывать не стала,- Не надейся и не жди,- Только сердце почему-то Сладко таяло в груди. И кто его знает, Чего оно тает.

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


Каким ты был, таким остался…

Каким ты был, таким остался, Орел степной, казак лихой… Зачем ты снова повстречался, Зачем нарушил мой покой? Зачем опять в своих утратах Меня ты хочешь обвинить? В одном я только виновата, Что нету сил тебя забыть. Свою судьбу с твоей судьбою Пускай связать я не могла, Но я жила одним тобою, Я всю войну тебя ждала. Ждала, когда наступят сроки, Когда вернешься ты домой, И горьки мне твои упреки, Горячий мой, упрямый ной. Но ты взглянуть не догадался, Умчался вдаль, казак лихой… Какии ты был, таким остался, А ты и дорог мне такой.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Катюша

Расцветали яблони и груши, Поплыли туманы над рекой. Выходила на берег Катюша, На высокий берег на крутой. Выходила, песню заводила Про степного сизого орла, Про того, которого любила, Про того, чьи письма берегла. Ой ты, песня, песенка девичья, Ты лети за ясным солнцем вслед: И бойцу на дальнем пограничье От Катюши передай привет. Пусть он вспомнит девушку простую, Пусть услышит, как она поет, Пусть он землю бережет родную, А любовь Катюша сбережет. Расцветали яблони и груши, Поплыли туманы над рекой. Выходила на берег Катюша, На высокий берег на крутой.

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


Колхозники

Года размерены, и наша цель верна. Мы знаем путь великих наступлений, И тайну полновесного зерна, И силу минеральных удобрений. Своей земле мы предъявили иск За прошлую нужду и недороды. Мы превратили в золотой прииск Крестьянские поля и огороды. Они встречают новую зарю, Которую не видели ни разу. Они живут По нашему календарю, Подвластные великому заказу. Мы их заставили менять покров И чутко слушать голос человечий. Мы Мудрую поэму тракторов Перевели на сельское наречье.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Колыбельная

Месяц над нашею крышею светит, Вечер стоит у двора. Маленьким птичкам и маленьким детям Спать наступила пора. Завтра проснешься — и ясное солнце Снова взойдет над тобой… Спи, мой воробышек, спи, мой сыночек, Спи, мой звоночек родной. Спи, моя крошка, мой птенчик пригожий,- Баюшки-баю-баю. Пусть никакая печаль не тревожит Детскую душу твою. Ты не увидишь ни горя, ни муки, Доли не встретишь лихой… Спи, мой воробышек, спи, мой сыночек. Спи, мой звоночек родной. Спи, мой малыш, вырастай на просторе,- Быстро промчатся года. Смелым орленком на ясные зори Ты улетишь из гнезда. Даст тебе силу, дорогу укажет Родина мудрой рукой… Спи, мой воробышек, спи, мой сыночек, Спи, мой звоночек родной.

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


Крутится, вертится шар голубой…

1 Лесом, полями — дорогой прямой Парень идет на побывку домой. Ранили парня, да что за беда? Сердце играет, а кровь молода. — К свадьбе залечится рана твоя,— С шуткой его провожали друзья. Песню поет он, довольный судьбой: «Крутится, вертится шар голубой, Крутится, вертится, хочет упасть… » Ранили парня, да что за напасть? Скоро он будет в отцовском дому, Выйдут родные навстречу ему; Станет его поджидать у ворот Та, о которой он песню поет. К сердцу ее он прильнет головой… «Крутится, вертится шар голубой…» 2 Парень подходит. Нигде никого. Горькое горе встречает его. Черные трубы над снегом торчат, Черные птицы над ними кричат. Горькое горе, жестокий удел!— Только скворечник один уцелел. Только висит над колодцем бадья… — Где ж ты, родная деревня моя? Где ж эта улица, где ж этот дом, Где ж эта девушка, вся в голубом? Вышла откуда-то старая мать: — Где же, сыночек, тебя принимать? Чем же тебя накормить-напоить? Где же постель для тебя постелить? Всё поразграбили, хату сожгли, Настю, невесту, с собой увели… 3 В дымной землянке погас огонек, Парень в потемках на сено прилег. Зимняя ночь холодна и длинна. Надо бы спать, да теперь не до сна. Дума за думой идут чередой: — Рано, как видно, пришел я домой; Нет мне покоя в родной стороне, Сердце мое полыхает в огне; Жжет мою душу великая боль. Ты не держи меня здесь, не неволь,— Эту смертельную муку врагу Я ни забыть, ни простить не могу… Из темноты отзывается мать: — Разве же стану тебя я держать? Вижу я, чую, что сердце болит. Делай как знаешь, как совесть велит… 4 Поле да небо. Безоблачный день. Крепко у парня затянут ремень, Ловко прилажен походный мешок; Свежий хрустит под ногами снежок; Вьется и тает махорочный дым,— Парень уходит к друзьям боевым. Парень уходит — судьба решена, Дума одна и дорога одна… Глянет назад: в серебристой пыли Только скворечник маячит вдали. Выйдет на взгорок, посмотрит опять — Только уже ничего не видать. Дальше и дальше родные края… — Настенька, Настенька — песня моя! Встретимся ль, нет ли мы снова с тобой? «Крутится, вертится шар голубой…»

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Летят перелетные птицы

Летят перелетные птицы В осенней дали голубой, Летят они в жаркие страны, А я остаюся с тобой. А я остаюся с тобою, Родная навеки страна! Не нужен мне берег турецкий, И Африка мне не нужна. Немало я стран перевидел, Шагая с винтовкой в руке. И не было горше печали, Чем жить от тебя вдалеке. Немало я дум передумал С друзьями в далеком краю. И не было большего долга, Чем выполнить волю твою. Пускай утопал я в болотах, Пускай замерзал я на льду, Но если ты скажешь мне снова, Я снова все это пройду. Желанья свои и надежды Связал я навеки с тобой - С твоею суровой и ясной, С твоею завидной судьбой. Летят перелетные птицы Ушедшее лето искать. Летят они в жаркие страны, А я не хочу улетать, А я остаюся с тобою, Родная моя сторона! Не нужно мне солнце чужое, Чужая земля не нужна.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Лучше нету того цвету…

Лучше нету того цвету, Когда яблоня цветет, Лучше нету той минуты, Когда милая придет. Как увижу, как услышу - Все во мне заговорит, Вся душа моя пылает, Вся душа моя горит. Мы в глаза друг другу глянем, Руки жаркие сплетем, И куда — не знаем сами - Словно пьяные, бредем. Мы бредем по тем дорожкам, Где зеленая трава, Где из сердца сами рвутся Незабвенные слова. А кругом сады белеют, А в садах бушует май, И такой на небе месяц - Хоть иголки подбирай. За рекой гармонь играет - То зальется, то замрет… Лучше нету того цвету, Когда яблоня цветет.

Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва: Просвещение, 1968.


Мастера Земли

В просторы, где сочные травы росли И рожь полновесная зрела, Пришли мастера плодоносной земли, Чья слава повсюду гремела. И, словно себе не поверивши вдруг, Что счастье им в руки далося, Смотрели на север, Смотрели на юг И желтые рвали колосья. Они проверяли победу свою Пред жаркой порой обмолота; Они вспоминали, как в этом краю Седое дымилось болото. Кривыми корнями густая лоза Сосала соленые соки, И резали руки и лезли в глаза Зеленые пики осоки. И был этот край неприветлив и глух, Как темное логово смерти, И тысячу лет Суеверных старух Пугали болотные черти. Но люди, восставшие против чертей, Но люди, забывшие счет на заплаты, Поставили на ноги Жен и детей И дали им в руки лопаты. И там, где не всякий решался пройти, Где вязли по ступицу дроги, Они провели подъездные пути, Они проложили дороги. Глухое безмолвие каждой версты Они покорили Трудом терпеливым. И врезалось поле в земные пласты Ликующим Желтым заливом. Пред ними легли молодые луга, Широкие зори встречая, И свежего сена крутые стога - Душистей цейлонского чая. И в праздник, когда затихает страда И косы блестящие немы, За щедрой наградой приходят сюда Творцы и герои поэмы. И, словно прикованы радостным сном, В ржаном шелестящем затопе Стоят и любуются крупным зерном, Лежащим на жесткой ладони. И ветер уносит обрывки речей, И молкнут беседы простые. И кажется так от вечерних лучей, Что руки у них - Золотые.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


* * *

Мы с тобою не дружили, Не встречались по весне, Но глаза твои большие Не дают покоя мне. Думал я, что позабуду, Обойду их стороной, Но они везде и всюду Всё стоят передо мной, Словно мне без их привета В жизни горек каждый час, Словно мне дороги нету На земле без этих глаз. Может, ты сама не рада, Но должна же ты понять: С этим что-то сделать надо, Надо что-то предпринять.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Мы шли…

Мы шли молчаливой толпою,- Прощайте, родные места!- И беженской нашей слезою Дорога была залита. Вздымалось над селами пламя, Вдали грохотали бои, И птицы летели над нами, Покинув гнездовья свои. Зверье по лесам и болотам Бежало, почуяв войну,- Видать, и ему неохота Остаться в фашистском плену. Мы шли… В узелки завязали По горстке родимой земли, И всю б ее, кажется, взяли, Но всю ее взять не могли. И в горестный час расставанья, Среди обожженных полей, Сурово свои заклинанья Шептали старухи над ней: — За кровь, за разбой, за пожары, За долгие ночи без сна Пусть самою лютою карой Врагов покарает она! Пусть высохнут листья и травы, Где ступит нога палачей, И пусть не водою — отравой Наполнится каждый ручей. Пусть ворон — зловещая птица - Клюет людоедам глаза, Пусть в огненный дождь превратится Горючая наша слеза. Пусть ветер железного мщенья Насильника в бездну сметет, Пусть ищет насильник спасенья, И пусть он его не найдет И страшною казнью казнится, Каменья грызя взаперти… Мы верили — суд совершится. И легче нам было идти.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


На горе — белым-бела…

На горе — белым-бела - Утром вишня расцвела. Полюбила я парнишку, А открыться не могла. Я по улице хожу, Об одном о нем тужу, Но ни разу он не спросит, Что на сердце я ношу. Только спросит — как живу, Скоро ль в гости позову… Не желает он, наверно, Говорить по существу. Я одна иду домой, Вся печаль моя со мной. Неужели ж мое счастье Пронесется стороной?

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


На реке

Перевозчик-водогрёбщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой. (Из народной песни) Сердитой махоркой да тусклым костром Не скрасить сегодняшний отдых… У пристани стынет усталый паром, Качаясь на медленных водах. Сухая трава и густые пески Хрустят по отлогому скату. И месяц, рискуя разбиться в куски, На берег скользит по канату. В старинных сказаньях и песнях воспет, Паромщик идет К шалашу одиноко. Служил он парому до старости лет, До белых волос, До последнего срока. Спокойные руки, испытанный глаз Повинность несли аккуратно. И, может быть, многие тысячи раз Ходил он туда и обратно. А ночью, когда над рекою туман Клубился, Похожий на серую вату, Считал перевозчик и прятал в карман Тяжелую Медную плату. И спал в шалаше под мерцанием звезд, И мирно шуршала Солома сухая… Но люди решили, что надобно — мост, Что нынче эпоха другая. И вот расступилася вдруг тишина, Рабочих на стройку созвали. И встали послушно с глубокого дна Дубовые черные сваи. В любые разливы не дрогнут они,— Их ставили люди на совесть… Паром доживает последние дни, К последнему рейсу готовясь. О нем, о ненужном, забудет народ, Забудет, и срок этот — близко. И по мосту месяц на берег скользнет Без всякого страха и риска. Достав из кармана истертый кисет, Паромщик садится На узкую лавку. И горько ему, что за выслугой лет Он вместе с паромом Получит отставку; Что всю свою жизнь разменял на гроши, Что по ветру годы развеял; Что строить умел он одни шалаши, О большем и думать не смея. Ни радости он не видал на веку, Ни счастье ему не встречалось… Эх, если бы сызнова жить старику,— Не так бы оно получалось!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


На улице

Апрель ударил голубым крылом О городскую черствую дорогу. И вот со звоном выкатился лом Из шумной двери солнцу на подмогу. И целый день в руках играет сталь, Вздыхают глухо ледяные глыбы. Сегодня день — прозрачный, как хрусталь, Сегодня день приветливых улыбок. Весь город напоен ласкающим теплом. Неугомон у каждого порога… Апрель ударил голубым крылом О городскую черствую дорогу.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Огонек

На позиции девушка Провожала бойца, Темной ночью простилася На ступеньках крыльца. И пока за туманами Видеть мог паренек, На окошке на девичьем Всё горел огонек. Парня встретила славная Фронтовая семья, Всюду были товарищи, Всюду были друзья. Но знакомую улицу Позабыть он не мог: — Где ж ты, девушка милая, Где ж ты, мой огонек? И подруга далекая Парню весточку шлет, Что любовь ее девичья Никогда не умрет; Всё, что было загадано, В свой исполнится срок,- Не погаснет без времени Золотой огонек. И просторно и радостно На душе у бойца От такого хорошего От ее письмеца. И врага ненавистного Крепче бьет паренек За Советскую родину, За родной огонек.

Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград: Изд-во Ленинградского университета, 1967.


Ой, туманы мои…

Ой, туманы мои, растуманы, Ой, родные леса и луга! Уходили в поход партизаны, Уходили в поход на врага. На прощанье сказали герои: — Ожидайте хороших вестей.- И на старой смоленской дороге Повстречали незваных гостей. Повстречали — огнем угощали, Навсегда уложили в лесу За великие наши печали, За горючую нашу слезу. С той поры да по всей по округе Потеряли злодеи покой: День и ночь партизанские вьюги Над разбойной гудят головой. Не уйдет чужеземец незваный, Своего не увидит жилья… Ой, туманы мои, растуманы, Ой, родная сторонка моя!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Ой, цветет калина

Ой, цветет калина В поле у ручья. Парня молодого Полюбила я. Парня полюбила На свою беду: Не могу открыться, Слова не найду. Он живет — не знает Ничего о том, Что одна дивчина Думает о нем… У ручья с калины Облетает цвет, А любовь девичья Не проходит, пет. А любовь девичья С каждым днем сильней. Как же мне решиться - Рассказать о ней? Я хожу, не смея Волю дать словам… Милый мой, хороший, Догадайся сам!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Опять печалится над лугом…

Опять печалится над лугом Печаль пастушьего рожка. И, словно гуси, друг за другом Плывут по небу облака. А я брожу неторопливо По этим памятным местам. Какого здесь ищу я дива, Чего я жду — не знаю сам. У этих сел, у этих речек, На тихих стежках полевых Друзей давнишних я не встречу И не дождусь своих родных. Одни ушли, свой дом покинув,— И где они и что нашли? Другим селибу в три аршина Неподалеку отвели… Какого ж здесь искать мне чуда, Моя родная сторона! Но я — твой сын, но я — отсюда, И здесь прошла моя весна. Прошла моя незолотая, Моя незвонкая прошла. И пусть она была такая,— Она такая мне мила. И мне вовеки будет дорог Край перелесков и полей, Где каждый дол и каждый взгорок Напоминают мне о ней. Пусть даже стерлись все приметы, Пусть не найти ее следа, И все ж меня дорога эта Зовет неведомо куда.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Освободителям Ельни

Идут вперед неустрашимо Бойцы — товарищи мои. И Ельня — город мой родимый — Опять в кругу своей семьи. Пусть он разрушен, искалечен,— Он возродится из руин! И подвиг твой да будет вечен, Советский воин-исполин!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Партизанка

Я весь свой век жила в родном селе, Жила, как все,— работала, дышала, Хлеба растила на своей земле И никому на свете не мешала. И жить бы мне спокойно много лет,— Женить бы сына, пестовать внучонка… Да вот поди ж нашелся людоед — Пропала наша тихая сторонка! Хлебнули люди горя через край, Такого горя, что не сыщешь слова. Чуть что не так — ложись и помирай: Всё у врагов для этого готово; Чуть что не так — петля да пулемет, Тебе конец, а им одна потеха… Притих народ. Задумался народ. Ни разговоров не слыхать, ни смеха. Сидим, бывало,— словно пни торчим… Что говорить? У всех лихая чаша. Посмотрим друг на друга, помолчим, Слезу смахнем — и вся беседа наша. Замучил, гад. Замордовал, загрыз… И мой порог беда не миновала. Забрали всё. Одних мышей да крыс Забыли взять. И всё им было мало! Пришли опять. Опять прикладом в дверь,— Встречай, старуха, свору их собачью… «Какую ж это, думаю, теперь Придумал Гитлер для меня задачу?» А он придумал: «Убирайся вон! Не то,— грозят,— раздавим, словно муху…» «Какой же это,— говорю,— закон — На улицу выбрасывать старуху? Куда ж идти? Я тут весь век живу…» Обидно мне, а им того и надо: Не сдохнешь, мол, и со скотом в хлеву, Ступай туда,— свинья, мол, будет рада. «Что ж,— говорю,— уж лучше бы свинья,— Она бы так над старой не глумилась. Да нет ее. И виновата ль я, Что всех свиней сожрала ваша милость?» Озлился, пес,— и ну стегать хлыстом! Избил меня и, в чем была, отправил Из хаты вон… Спасибо и на том, Что душу в теле все-таки оставил. Пришла в сарай, уселась на бревно. Сижу, молчу — раздета и разута. Подходит ночь. Становится темно. И нет старухе на земле приюта. Сижу, молчу. А в хате той порой Закрыли ставни, чтоб не видно было, А в хате — слышу — пир идет горой,— Стучит, грючит, гуляет вражья сила. «Нет, думаю, куда-нибудь уйду, Не дам глумиться над собой злодею! Пока тепло, авось не пропаду, А может быть, и дальше уцелею…» И долог путь, а сборы коротки: Багаж в карман, а за плечо — хворобу. Не напороться б только на штыки, Убраться подобру да поздорову. Но, знать, в ту ночь счастливая звезда Взошла и над моею головою: Затихли фрицы — спит моя беда, Храпят, гадюки, в хате с перепою. Пора идти. А я и не могу,— Целую стены, словно помешалась… «Ужели ж всё пожертвовать врагу, Что тяжкими трудами доставалось? Ужели ж, старой, одинокой, мне Теперь навек с родным углом проститься, Где знаю, помню каждый сук в стене И как скрипит какая половица? Ужели ж лиходею моему Сиротская слеза не отольется? Уж если так, то лучше никому Пускай добро мое не достается! Уж если случай к этому привел, Так будь что будет — лучше или хуже!» И я дубовый разыскала кол И крепко дверь притиснула снаружи. А дальше, что же, дальше — спички в ход,— Пошел огонь плести свои плетенки! А я — через калитку в огород, В поля, в луга, на кладбище, в потемки. Погоревать к покойнику пришла, Стою перед оградою сосновой: — Прости, старик, что дом не сберегла, Что сына обездолила родного. Придет с войны, а тут — ни дать ни взять, В какую дверь стучаться — неизвестно… Прости, сынок! Но не могла я стать У извергов скотиной бессловесной. Прости, сынок! Забудь отцовский дом, Родная мать его не пощадила — На всё пошла, но праведным судом Злодеев на погибель осудила. Жестокую придумала я месть — Живьем сожгла, огнем сжила со света! Но если только бог на небе есть — Он все грехи отпустит мне за это. Пусть я стара, и пусть мой волос сед,— Уж раз война, так всем идти войною… Тут подошел откуда-то сосед С ружьем в руках, с котомкой за спиною. Он осторожно посмотрел кругом, Подумал молча, постоял немного, «Ну, что ж,— сказал,— Антоновна, идем! Видать, у нас теперь одна дорога…» И мы пошли. Сосед мой впереди, А я за ним заковыляла сзади. И вот, смотри, полгода уж поди Живу в лесу у партизан в отряде. Варю обед, стираю им белье, Чиню одёжу — не сижу без дела. А то бывает, что беру ружье,— И эту штуку одолеть сумела. Не будь я здесь — валяться б мне во рву, А уж теперь, коль вырвалась из плена, Своих врагов и впрямь переживу,— Уж это так. Уж это непременно.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Песня о Родине

Александру Фадееву Трансвааль, Трансвааль — страна моя. Ты вся горишь в огне. (Русская народная песня) 1 Та песня с детских лет, друзья, Была знакома мне: «Трансвааль, Трансвааль — страна моя, Ты вся горишь в огне». Трансвааль, Трансвааль — страна моя!.. Каким она путем Пришла в смоленские края, Вошла в крестьянский дом? И что за дело было мне, За тыщи верст вдали, До той страны, что вся в огне, До той чужой земли? Я даже знал тогда едва ль — В свой двенадцать лет,— Где эта самая Трансвааль И есть она иль нет. И всё ж она меня нашла В Смоленщине родной, По тихим улицам села Ходила вслед за мной. И понял я ее печаль, Увидел тот пожар. Я повторял: — Трансвааль, Трансвааль!- И голос мой дрожал. И я не мог уже — о нет!— Забыть про ту страну, Где младший сын — в тринадцать лет — Просился на войну. И мне впервые, может быть, Открылося тогда — Как надо край родной любить, Когда придет беда; Как надо родину беречь И помнить день за днем, Чтоб враг не мог ее поджечь Погибельным огнем… 2 «Трансвааль, Трансвааль — страна моя!..» Я с этой песней рос. Ее навек запомнил я И, словно клятву, нес. Я вместе с нею путь держал, Покинув дом родной, Когда четырнадцать держав Пошли на нас войной; Когда пожары по ночам Пылали здесь и там И били пушки англичан По нашим городам; Когда сражались сыновья С отцами наравне… «Трансвааль, Трансвааль — страна моя, Ты вся горишь в огне…» 3 Я пел свой гнев, свою печаль Словами песни той, Я повторял: — Трансвааль, Трансвааль!- Но думал о другой,— О той, с которой навсегда Судьбу свою связал. О той, где в детские года Я палочки срезал; О той, о русской, о родной, Где понял в первый раз: Ни бог, ни царь и не герой Свободы нам не даст; О той, что сотни лет жила С лучиною в светце, О той, которая была Вся в огненном кольце. Я выполнял ее наказ, И думал я о ней… Настал, настал суровый час Для родины моей; Настал, настал суровый час Для родины моей,— Молитесь, женщины, за нас - За ваших сыновей… 4 Мы шли свободу отстоять, Избавить свет от тьмы. А долго ль будем воевать — Не спрашивали мы. Один был путь у нас — вперед! И шли мы тем путем. А сколько нас назад придет — Не думали о том. И на земле и на воде Врага громили мы. И знамя красное нигде Не уронили мы. И враг в заморские края Бежал за тыщи верст. И поднялась страна моя Во весь могучий рост. Зимой в снегу, весной в цвету И в дымах заводских — Она бессменно на посту, На страже прав людских. Когда фашистская чума В поход кровавый шла, Весь мир от рабского ярма Страна моя спасла. Она не кланялась врагам, Не дрогнула в боях. И пал Берлин к ее ногам, Поверженный во прах. Стоит страна большевиков, Великая страна, Со всех пяти материков Звезда ее видна. Дороги к счастью — с ней одной Открыты до конца, И к ней — к стране моей родной — Устремлены сердца. Ее не сжечь, не задушить, Не смять, не растоптать,— Она живет и будет жить И будет побеждать! 5 «…Трансвааль, Трансвааль!..» — Я много знал Других прекрасных слов, Но эту песню вспоминал, Как первую любовь; Как свет, как отблеск той зари, Что в юности взошла, Как голос матери-земли, Что крылья мне дала. Трансвааль, Трансвааль!— моя страна, В лесу костер ночной… Опять мне вспомнилась она, Опять владеет мной. Я вижу синий небосвод, Я слышу бой в горах: Поднялся греческий народ С оружием в руках. Идет из плена выручать Судьбу своей земли, Идет свободу защищать, Как мы когда-то шли. Идут на битву сыновья С отцами наравне… «Трансвааль, Трансвааль — страна моя, Ты вся горишь в огне…» Пускай у них не те слова И пусть не тот напев, Но та же правда в них жива, Но в сердце — тот же гнев. И тот же враг, что сжег Трансвааль,— Извечный враг людской,— Направил в них огонь и сталь Безжалостной рукой. Весь мир, всю землю он готов Поджечь, поработить, Чтоб кровь мужей и слезы вдов В доходы превратить; Чтоб даже воздух, даже свет Принадлежал ему… Но вся земля ответит: — Нет! Вовек не быть тому! И за одним встает другой Разгневанный народ,— На грозный бой, на смертный бой И стар и млад идет, И остров Ява, и Китай, И Греции сыны Идут за свой родимый край, За честь своей страны; За тех, что в лютой кабале, В неволе тяжкой мрут, За справедливость на земле И за свободный труд. Ни вражья спесь, ни злая месть Отважным не страшна. Народы знают: правда есть! И видят — где она. Дороги к счастью — с ней одной Открыты до конца, И к ней — к стране моей родной Устремлены сердца, Ее не сжечь, не задушить, Не смять, не растоптать. Она живет и будет жить И будет побеждать!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Песня трудовых резервов

С одним желаньем, с думою одною, Со всех концов родной своей земли Мы собралися дружною семьею, Мы все учиться мастерству пришли. Пройдут года, настанут дни такие, Когда советский трудовой народ Вот эти руки, руки молодые Руками золотыми назовет. Куда бы нас отчизна ни послала, Мы с честью дело сделаем свое: Она взрастила нас и воспитала, Мы все — сыны и дочери ее. Мы будем всюду первыми по праву И говорим от сердца от всего, Что не уроним трудовую славу Своей страны, народа своего.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


По росистой луговой…

По росистой луговой, По извилистой тропинке Провожал меня домой Мой знакомый с вечеринки. Возле дома он сказал, Оглядевшись осторожно: — Я бы вас поцеловал, Если это только можно. Я ответила ему, Что, конечно, возражаю, Что такого никому Никогда не разрешаю. Сразу парень загрустил, Огорченный стал прощаться,- Дескать, значит, я не мил, Дескать, лучше б не встречаться. Я в глаза ему смотрю: — Раз такое положенье, То уж ладно,- говорю,- Поцелуй… без разрешенья.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


* * *

Попрощаться с теплым летом Выхожу я за овин. Запылали алым цветом Кисти спелые рябин. Всё молчит — земля и небо, Тишина у всех дорог. Вкусно пахнет свежим хлебом На току соломы стог. Блекнут травы. Дремлют хаты. Рощи вспыхнули вдали. По незримому канату Протянулись журавли. Гаснет день. За косогором Разливается закат. Звонкий месяц выйдет скоро Погулять по крышам хат. Скоро звезды тихим светом Упадут на дно реки. Я прощаюсь с теплым летом Без печали и тоски.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Поэма ухода

(Хуторская Россия) В этой сумрачной хате для меня ничего не осталось, Для моей головы эта темная хата низка… Здесь у каждой стены приютились нужда и усталость, В каждой щели шуршит тараканья тоска. Я, наверно, уйду. Я сегодня недаром встревожен И тревоги своей не могу превозмочь. За окном — тишина. За окном залегло бездорожье И сплошная, закрытая наглухо ночь. Выйдешь в поле, а в поле — ни сукина сына,— Хочешь пой, хочешь вой, хочешь бей головой ворота!— На двенадцать засовов заперта хуторская Россия, И над ней умирает луна — Эта круглая сирота. Вот он, край, где просторному слову появляться не велено, Где насквозь теснота — от земли и до звезд, Где и земли, и воды, и леса поразделены, Где для общего блага оставлен лишь только погост. В каждой хате — свои сновидения длинные, И своя тишина, и свои над рекой соловьи; В каждом поле — своя «пограничная линия», И дороги, и тропы свои. Это здесь человека заедает глухая тревога За погоду, за хлеб, за судьбу посевных площадей. Летом ставится ставка на всевышнего господа бога, А зимою — надежда на «добрых людей». И когда, в недород, все амбары подметены начисто, К «добрым людям» идешь ты за хлебом, скорбя. И цепные собаки довоенного качества У дубовой калитки встречают тебя. Поклонись до земли и проси, бесталанный,— прощения За голодное время, за свою незадачную рожь… И проходят года за мое вам почтение, И теряется молодость за здорово живешь… Долго был я привязан к этому гиблому месту, Но сегодня моя наступила пора: Я уйду. Заберу я и мать и невесту, И коня своего уведу со двора. Я поводья возьму в эту правую руку,— Так водил я когда-то в ночное коней. Свежий ветер по дружбе мне на листьях сыграет разлуку, Провожая меня до больших росстаней. Я возьму напоследок краюху соленого хлеба И уйду на село, где живет незабвенный товарищ Петров, Где зеленые звезды покорно спускаются с неба, Чтоб указывать путь для ночных тракторов. Я к нему подойду — к человеку хорошей науки — И скажу, что пришел под его под колхозную власть. Я вручу ему молодость, силу и руки, И крестьянскую участь, и крестьянскую часть. Он ответит мне — голосом теплым и чистым, Он покажет, где силы мои приложить. Я, наверное, стану неплохим трактористом И сумею доверие заслужить. Решено окончательно. Мой возврат навсегда невозможен. Я — созревшее яблоко, отлетевшее с яблони прочь… Затихающий месяц на дальний пригорок положен, И на музыку ветра положена ночь.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Припомним, друзья и подруги

Посвящается Н-скому заводу Сегодня, на празднике людном, Мы с вами припомним, друзья, Как двигалась в путь многотрудный Рабочая наша семья; Как смертью враги нам грозили, Как шли в Подмосковье бои, Как мы под бомбежкой грузили Станки заводские свои; Как, сидя в теплушках на сене, Глядели мы в сумрак ночной, Как где-то в тумане осеннем Остался наш город родной… Припомним, друзья и подруги, Расскажем без всяких прикрас, Какие свирепые вьюги На пристани встретили нас; Как в старой нетопленной школе Мы жили у мертвой реки, Как сердце сжималось от боли, Что снег заметает станки, Что к ним не придут пароходы Ни с этой, ни с той стороны, Что дальше нам не было ходу, Быть может, до самой весны… Припомним, друзья и подруги, Как ночи и дни напролет По той незнакомой округе Искали мы с вами подвод; Как тяжко тащили на сани Железную грузную кладь,— Тащили и падали сами И, вставши, тащили опять; Как вдаль — по полям, по откосам, По длинной дороге степной — Пошли, потянулись обозы На целые версты длиной. Весь свет застилала пороша, Пройдешь — и не видно следов… И всё же мы вынесли ношу, В которой сто тысяч пудов; И всё же — хоть тяжко нам было — Спасли, отстояли завод. И вот он — на полную силу Работает, дышит, живет! Товарищи, вспомним об этом И будем тверды до конца! И пусть торжествующим светом Наполнятся наши сердца; Пусть душу согреет сознанье, Что мы ни на шаг, ни на миг В суровые дни испытанья Не сдали позиций своих; Что мы никому не давали Позорить рабочую честь И что в фронтовом арсенале И наше оружие есть, И наше грохочет громами В годину великой войны… Когда-то мы делали с вами Часы для советской страны; Когда-то в уюте квартирном, В спокойные ясные дни, На стенах, на столике мирном Секунды считали они. Но в наши дома оголтело Вломились фашистские псы,— И родина нам повелела Готовить иные часы — Часы со смертельным заводом Для тех, кто пошел на грабеж, Для тех, кто над нашим народом Занес окровавленный нож; Часы для злодеев матерых, Что кровь неповинную льют, Часы, после боя которых Враги никогда не встают. Так что же, друзья и подруги,— Пусть будет работа дружна! Пусть наши проворные руки Похвалит родная страна; Пусть станет убийцам грозою Советский завод часовой, Пусть плачут кровавой слезою Они над своею судьбой; Пусть ночи встают гробовые Над тем, кто нацелился в нас, Пусть наши часы боевые Пробьют его смертный час!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Провожанье

Дайте в руки мне гармонь Золотые планки! Парень девушку домой Провожал с гулянки. Шли они — в руке рука — Весело и дружно. Только стежка коротка — Расставаться нужно. Хата встала впереди — Темное окошко… Ой ты, стежка, погоди, Протянись немножко! Ты потише провожай, Парень сероглазый, Потому что очень жаль Расставаться сразу… Дайте ж в руки мне гармонь, Чтоб сыграть страданье. Парень девушку домой Провожал с гулянья. Шли они — рука в руке, Шли они до дому, А пришли они к реке, К берегу крутому. Позабыл знакомый путь Ухажер-забава: Надо б влево повернуть,— Повернул направо. Льется речка в дальний край Погляди, послушай… Что же, Коля, Николай, Сделал ты с Катюшей?! Возвращаться позже всех Кате неприятно, Только ноги, как на грех, Не идут обратно. Не хотят они домой, Ноги молодые… Ой, гармонь моя, гармонь,— Планки золотые!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Прощальная (Далекий мой!..)

Далекий мой! Пора моя настала. В последний раз я карандаш возьму.. Кому б моя записка ни попала, Она тебе писалась одному. Прости-прощай! Любимую веснянку Нам не певать в веселый месяц май. Споем теперь, как девушку-смолянку Берут в неволю в чужедальний край; Споем теперь, как завтра утром рано Пошлют ее по скорбному пути… Прощай, родной! Забудь свою Татьяну. Не жди ее. Но только отомсти! Прости-прощай!.. Что может дать рабыне Чугунная немецкая земля? Наверно, на какой-нибудь осине Уже готова для меня петля. А может, мне валяться под откосом С пробитой грудью у чужих дорог, И по моим по шелковистым косам Пройдет немецкий кованый сапог… Прощай, родной! Забудь про эти косы. Они мертвы. Им больше не расти. Забудь калину, на калине росы, Про всё забудь. Но только отомсти! Ты звал меня своею нареченной, Веселой свадьбы ожидала я. Теперь меня назвали обреченной, Лихое лихо дали мне в мужья. Пусть не убьют меня, не искалечат, Пусть доживу до праздничного дня, Но и тогда не выходи навстречу — Ты не узнаешь всё равно меня. Всё, что цвело, затоптано, завяло, И я сама себя не узнаю. Забудь и ты, что так любил, бывало, Но отомсти за молодость мою! Услышь меня за темными лесами, Убей врага, мучителя убей!.. Письмо тебе писала я слезами, Печалью запечатала своей… Прости-прощай!..

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Прощание

Дан приказ: ему — на запад, Ей — в другую сторону… Уходили комсомольцы На гражданскую войну. Уходили, расставались, Покидая тихий край. «Ты мне что-нибудь, родная, На прощанье пожелай…» И родная отвечала: «Я желаю всей душой - Если смерти, то — мгновенной, Если раны,- небольшой. А всего сильней желаю Я тебе, товарищ мой, Чтоб со скорою победой Возвратился ты домой». Он пожал подруге руку, Глянул в девичье лицо: «А еще тебя прошу я,- Напиши мне письмецо». «Но куда же напишу я? Как я твой узнаю путь?» «Все равно,- сказал он тихо.- Напиши… куда-нибудь!»

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.


Рассказ о кольцевой почте

Дорога стала веселей: Весна поет из всех оврагов… Я заменяю на селе Наркома почт И телеграфов. Моя работа высока И тонкой требует науки: Людская радость и тоска Через мои проходят руки. И в этот теплый месяц май, Когда шумят приветно клены, Пошлет село В далекий край Свои Нижайшие поклоны. Оно расспросит у меня — О чем написано в газете, Какая нынче злоба дня И что хорошего На свете. Оно расскажет городам Свои удачи и напасти… В ответ — Я письма передам И директивы высшей власти. Я передам И вновь пойду Стучаться в окна и калитки, Читая бегло на ходу Полей зеленые открытки. Мне так приятно в двадцать лет Встречать проснувшуюся озимь! Но… ждет журналов и газет Библиотекарша в совхозе. И вновь горит мое лицо, И вновь колышется рубашка, И я Взлетаю на крыльцо Легко, как белая бумажка. Я гляжу на нее Через двери в упор, Я снимаю пред ней Головной убор. Я из кожаной сумки Письмо достаю, Я дрожащей рукою Письмо подаю. И мне За скромные труды Такая щедрая награда!— Она дает стакан воды С улыбкой первого разряда. И брызжет солнце и весна В его сверкающие грани, А у дверей Стоит она — Живой портрет В сосновой раме. Я побежден… Я всё гляжу… Присох язык, и нет вопросов… Да, Я теперь перехожу В распоряженье Наркомпроса. Уж целый год и шесть недель Люблю ее, не забывая. Прости меня, Наркомпочтель, Прости, Дорога кольцевая!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Русской женщине

…Да разве об этом расскажешь В какие ты годы жила! Какая безмерная тяжесть На женские плечи легла!.. В то утро простился с тобою Твой муж, или брат, или сын, И ты со своею судьбою Осталась один на один. Один на один со слезами, С несжатыми в поле хлебами Ты встретила эту войну. И все — без конца и без счета - Печали, труды и заботы Пришлись на тебя на одну. Одной тебе — волей-неволей - А надо повсюду поспеть; Одна ты и дома и в поле, Одной тебе плакать и петь. А тучи свисают все ниже, А громы грохочут все ближе, Все чаще недобрая весть. И ты перед всею страною, И ты перед всею войною Сказалась — какая ты есть. Ты шла, затаив свое горе, Суровым путем трудовым. Весь фронт, что от моря до моря, Кормила ты хлебом своим. В холодные зимы, в метели, У той у далекой черты Солдат согревали шинели, Что сшила заботливо ты. Бросалися в грохоте, в дыме Советские воины в бой, И рушились вражьи твердыни От бомб, начиненных тобой. За все ты бралася без страха. И, как в поговорке какой, Была ты и пряхой и ткахой, Умела — иглой и пилой. Рубила, возила, копала - Да разве всего перечтешь? А в письмах на фронт уверяла, Что будто б отлично живешь. Бойцы твои письма читали, И там, на переднем краю, Они хорошо понимали Святую неправду твою. И воин, идущий на битву И встретить готовый ее, Как клятву, шептал, как молитву, Далекое имя твое…

Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва: Просвещение, 1968.


Слово о России

Советская Россия, Родная наша мать! Каким высоким словом Мне подвиг твой назвать? Какой великой славой Венчать твои дела? Какой измерить мерой - Что ты перенесла? В годину испытаний, В боях с ордой громил, Спасла ты, заслонила От гибели весь мир. Ты шла в огонь и в воду, В стальной кромешный ад, Ложилася под танки Со связками гранат; В горящем самолете Бросалась с облаков На пыльные дороги, На головы врагов; Наваливалась грудью На вражий пулемет, Чтобы твои солдаты Могли идти вперед… Тебя морили мором И жгли тебя огнем, Землею засыпали На кладбище живьем; Тебя травили газом, Вздымали на ножах, Гвоздями прибивали В немецких блиндажах… Скажи, а сколько ж, сколько Ты не спала ночей В полях, в цехах, в забоях, У доменных печей? По твоему призыву Работал стар и мал: Ты сеяла, и жала, И плавила металл; Леса валила наземь, Сдвигала горы с мест,- Сурово и достойно Несла свой тяжкий крест… Ты все перетерпела, Познала все сполна. Поднять такую тяжесть Могла лишь ты одна! И, в бой благословляя Своих богатырей, Ты знала — будет праздник На улице твоей!.. И он пришел! Победа Твоя недалека: За Тисой, за Дунаем Твои идут войска; Твое пылает знамя Над склонами Карпат, На Висле под Варшавой Твои костры горят; Твои грохочут пушки Над прусскою землей, Огни твоих салютов Всплывают над Москвой… Скажи, какой же славой Венчать твои дела? Какой измерить мерой Тот путь, что ты прошла? Никто в таком величье Вовеки не вставал. Ты — выше всякой славы, Достойней всех похвал! И все народы мира, Что с нами шли в борьбе, Поклоном благодарным Поклонятся тебе; Поклонятся всем сердцем За все твои дела, За подвиг твой бессмертный, За все, что ты снесла; За то, что жизнь и правду Сумела отстоять, Советская Россия, Родная наша мать!

Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.


Слушайте, товарищи…

— Слушайте, товарищи! Наши дни кончаются, Мы закрыты — заперты С четырех сторон… Слушайте, товарищи! Говорит, прощается Молодая гвардия, Город Краснодон. Все, что нам положено, Пройдено, исхожено. Мало их осталося - Считанных минут. Скоро нас, измученных, Связанных и скрученных, На расправу лютую Немцы поведут. Знаем мы, товарищи, - Нас никто не вызволит, Знаем, что насильники Довершат свое, Но когда б вернулася Юность наша сызнова, Мы бы вновь за родину Отдали ее. Слушайте ж, товарищи! Все, что мы не сделали, Все, что не успели мы На пути своем,- В ваши руки верные, В ваши руки смелые, В руки комсомольские Мы передаем. Мстите за обиженных, Мстите за униженных, Душегубу подлому Мстите каждый час! Мстите за поруганных, За убитых, угнанных, За себя, товарищи, И за всех за нас. Пусть насильник мечется В страхе и отчаянье, Пусть своей Неметчины Не увидит он!- Это завещает вам В скорбный час прощания Молодая гвардия, Город Краснодон.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Снова замерло все до рассвета

Снова замерло всё до рассвета - Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь. Только слышно — на улице где-то Одинокая бродит гармонь: То пойдёт на поля, за ворота, То обратно вернется опять, Словно ищет в потёмках кого-то И не может никак отыскать. Веет с поля ночная прохлада, С яблонь цвет облетает густой… Ты признайся — кого тебе надо, Ты скажи, гармонист молодой. Может статься, она — недалёко, Да не знает — её ли ты ждёшь… Что ж ты бродишь всю ночь одиноко, Что ж ты девушкам спать не даёшь?!

Русская и советская поэзия для студентов-иностранцев. А.К.Демидова, И.А. Рудакова. Москва, изд-во «Высшая школа», 1969.


Старик Нечай

Ты что ж решил: Нечай — старик, Нечаю всё равно?! Старик, да жить трудом привык… Вот то-то и оно! Не в те ударил ты опять, Не в те колокола: К чему года мои считать,— Ты б сосчитал дела! Я, может, хлеба одного Взрастил за долгий век, Что если в гурт собрать его,— Так что там твой Казбек! А хлеб какой! Отборный сплошь, Лежит — к зерну зерно. Возьмешь в ладони и замрешь… Вот то-то и оно! А сколько сена дал Нечай С бригадою своей? А сено ж пахло, словно чай,— Заваривай и пей! Что тут, что там — я первым был, Не сплоховал Нечай. Да ты, как видно, позабыл, Где здравствуй, где прощай. И вышло так, что я сейчас Остался в стороне,— Знать, на смех курам ты припас Такую должность мне: Весной в поля пойдет народ, А я — сиди с дубьем, Спасай, вояка, огород От кур да воробьев! Добился почести людской, Дождался, старина. Да мне ж, при должности такой, Житья не даст жена. «Ты,— скажет,— что ж, любезный муж, Совсем сошел на нет?..» И стыдно будет мне к тому ж На фронт писать ответ. На фронте сыну моему Два ордена дано,— Читал, наверно, почему… Вот то-то и оно! А чем хвалиться стану я?— Живу, мол, без забот, Мол, вместо чучела меня Послали в огород… Как будто впрямь я вышел весь, Добился до конца. Приятна, что ль, такая весть Для красного бойца? Пусть я старик, но никакой Не вижу в том беды: Давно известно — старый конь Не портит борозды. И ты меня не обижай, Ты дай бригаду мне: Такой получим урожай — На диво всей стране. Уж тут позиций не сдадим, В кусты не удерем, А то еще и молодым, Пожалуй, нос утрем. Уж если слаб я бить врага, Никак не подхожу, Так хлеб растить, косить луга — Всю душу положу! Всё, как на фронте, будет в срок, Всё, как и быть должно: Нечай в работе знает прок… Вот то-то и оно!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Стоит ветла унылая…

Стоит ветла унылая, Шумит она, качается Над высохшим ручьем… А нам, подружка милая, А нам о чем печалиться, А нам жалеть о чем? Пойдем, подружка верная, За озеро, за мельницу, Под месяц молодой. В полях тропа вечерняя Сама собою стелется Нам под ноги с тобой. Над травами зелеными Плывет гармонь влюбленная, Плывет и не плывет. А травы — всё немятые, А парни — неженатые, А всё кругом цветет. Поют в четыре голоса Нам песню величальную Четыре соловья. О чем же ты задумалась, Чего же ты печальная, Ровесница моя?

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


У Ванюши не пахана пашенка…

У Ванюши не пахана пашенка,— Закружила Ванюшу Наташенька. Что ни день — у зеленого ельника Он встречается с дочкою мельника. Осыпает он девушку ласками, Ублажает красивыми сказками, Развлекает ее разговорами Про любовь да про разные стороны. А в селе, у колодцев, как водится, Где досужие кумушки сходятся, Всё уже решено окончательно: Дескать, парень и впрямь завлекательный, Дескать, свадьба предвидится знатная… А на деле — случилось обратное. Заседанье в ячейке назначили, Ваньке выговор примастачили, Припаяли ему внушение, Что вошел с кулаком в сношения, Что в июньскую полночь синюю Искривил комсомольскую линию. Присмолили ему, примастачили, В протоколах про всё обозначили: Не ходи на чужую околицу, Не зарись на кулацкую горницу!

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


У мавзолея Ленина

Проходит ночь. И над землей все шире Заря встает, светла… Не умер он: повсюду в этом мире Живут его дела. И если верен ты его заветам — Огням большой весны,— В своей стране ты должен стать поэтом, Творцом своей страны. На стройке ль ты прилаживаешь камень,— Приладь его навек, Чтобы твоими умными руками Гордился человек. Растишь ли сад, где вечный голод плакал, Идешь ли на поля,— Работай так, чтоб от плодов и злаков Ломилась вся земля. Услышишь гром из вражеского стана У наших берегов,— Иди в поход, сражайся неустанно И будь сильней врагов! Какое б ты ни делал в жизни дело, Запомни — цель одна: Гори, дерзай, чтоб вечно молодела Великая страна; Чтобы, когда в холодные потемки Уйдешь ты — слеп и глух, Твое бы имя понесли потомки Как песню,— вслух.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Уезжает девушка

Скоро па платформе Прозвучит свисток. Уезжает девушка На Дальний Восток. Девушка хорошая - Лучше не сыскать, Девушка любимая - Жалко отпускать. На веселой станции, Солнцем залитой, С девушкой прощается Парень молодой; И не знает парень, Что ей говорить, И не знает парень, Что ей подарить. Всю бы душу отдал, Только не берет, Ласково смеется Да глядит вперед. Подарил бы солнце - Солнца не достать. И решает парень: — Научусь летать. На восток дорогу В тучах проложу, Все, что не досказано, После доскажу. Полечу, как птица, Прямо на зарю, Все, что не подарено, После подарю. Поезд отправляется,- Девушка, прощай! Летчика-молодчика Через год встречай. На ветру колышется Вышитый платок.- Уезжает девушка На Дальний Восток.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Украина моя, Украина!

Памяти неизвестного лейтенанта, геройски погибшего в боях за Украину Пробил час, наступило мгновенье, И в неясной предутренней мгле Поднимались войска в наступленье, Шли войска к украинской земле; Шли на запад по снежным равнинам Земляки, побратимы, друзья… Украина моя, Украина, Мать родная моя! Всё, что думалось, чудилось, пелось, Всё на этом лежало пути… Раньше всех лейтенанту хотелось До своей Украины дойти. Вся в цвету вспоминалась калина, Что под вечер ждала соловья… Украина моя, Украина, Мать родная моя! Сколько б верст до тебя ни осталось — Мы к порогу придем твоему… Но упал лейтенант, и казалось, Что уже не подняться ему: Налетела фашистская мина, Жаркой крови хлестнула струя… Украина моя, Украина, Мать родная моя! Всю тебя искромсали, скрутили, Исковеркали всю чужаки… — Поднимите меня, побратимы, Дайте на ноги встать, земляки! Я рядов боевых не покину,— Пусть умру, но дойду до нее… Украина моя, Украина, Сердце мое!.. Мы противиться были не в силах, Возразить не могли ничего,— В те часы даже смерть отступила Перед жгучим желаньем его. Он поднялся: «За мною, орлята!» — И взметнулась людская волна. И видны уже белые хаты, Украина видна!.. Он дошел до родимого края, С честью выполнил воинский долг, Но, последние силы теряя, Покачнулся, упал и замолк. Скорбно шапки снимала дружина — Земляки, побратимы, друзья… Украина моя, Украина, Ненько моя!..

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Услышь меня, хорошая

Услышь меня, хорошая, Услышь меня, красивая - Заря моя вечерняя, Любовь неугасимая! Иду я вдоль по улице, А месяц в небе светится, А месяц в небе светится, Чтоб нам с тобою встретиться. Еще косою острою В лугах трава не скошена, Еще не вся черемуха В твое окошко брошена; Еще не скоро молодость Да с нами распрощается. Люби ж, покуда любится, Встречай, пока встречается. Встречай меня, хорошая, Встречай меня, красивая - Заря моя вечерняя, Любовь неугасимая!

Песнь Любви. Стихи. Лирика русских поэтов. Москва, Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия», 1967.


Утро

Проснись, Приди И посмотри: Земля наполнена весною И красное число зари Еще горит передо мною. Следы босых моих подошв Встречает радостно природа. Смотри: Вчера был мутный дождь, Сегодня - Трезвая погода. Поселок спит… Он здесь рожден, Чтоб сделать жизнь светлей и выше. И чисто вымыты дождем Его чешуйчатые крыши. Над ним, пойдя на смелый риск, Антенны вытянулись в нитку. …Но вот высокий тракторист Ладонью выдавил калитку. Еще сквозит ночная лень В его улыбке угловатой. Он изучает новый день, Облокотясь на радиатор, И курит медленный табак. Его рубашка — нараспашку; Чрез полчаса, заправив бак, Он выйдет в поле на распашку. Он черный выстелет настил, Он над землей возьмет опеку, И двадцать лошадиных сил Покорны будут человеку. И смело скажет человек, Встречая сумерки косые, Что здесь Окончила свой век Однолошадная Россия.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Хорошо весною бродится…

Хорошо весною бродится По сторонке по родной, Где заря с зарею сходится Над полями в час ночной; Где такое небо чистое, Где ночами с давних пор С молодыми гармонистами Соловьи заводят спор, Поглядишь — глазам не верится: Вдаль на целую версту — То ли белая метелица, То ль сады стоят в цвету. Ветка к ветке наклоняется — И шумит и не шумит. Сердце к сердцу порывается, Песня с песней говорит. И легко, привольно дышится, И тебя к себе зовет Всё, что видится и слышится, Что живет и что цветет.

М.В.Исаковский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1965.


Шел со службы пограничник…

(У колодца) Шел со службы пограничник, Пограничник молодой. Подошел ко мне и просит Угостить его водой. Я воды достала свежей, Подала ему тотчас. Только вижу — пьет он мало, А с меня не сводит глаз. Начинает разговоры: Дескать, как живете здесь? А вода не убывает - Сколько было, столько есть. Не шути напрасно, парень,- Дома ждут меня дела… Я сказала: «До свиданья!» - Повернулась и пошла. Парень стал передо мною, Тихо тронул козырек: — Если можно, не спешите,- Я напьюсь еще разок. И ведро с водой студеной Ловко снял с руки моей. — Что же, пейте,- говорю я, Только пейте поскорей. Он напился, распрямился, Собирается идти: — Если можно, пожелайте Мне счастливого пути. Поклонился на прощанье, Взялся за сердце рукой… Вижу — парень он хороший И осанистый такой. И чего — сама не знаю - Я вздохнула горячо И сказала почему-то: — Может, выпьете еще? Улыбнулся пограничник, Похвалил мои слова… Так и пил он у колодца, Может, час, а может, два.

Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва: Просвещение, 1968.


Я в жизни всем тебе обязан…

Нашей Партии Я в жизни всем тебе обязан, Мне без тебя дороги нет. И я навек с тобою связан С далеких юношеских лет. И там еще, под отчей крышей, И знал, и сердцем чуял я, Что не бывает цели выше, Чем цель высокая твоя. Ты — ум и правда всех народов, Заря, взошедшая во мгле; И мир, и счастье, и свободу Ты утверждаешь на земле. И этот путь свой необычный С тобой лишь мог пройти народ - Путь от лучины горемычной И до космических высот. И не мечта уже, не призрак Маячит нам во мгле глухой - Живое пламя коммунизма Зажгли мы собственной рукой; Зажгли огонь неугасимый На благо всех людей труда. И затемнить его не в силах Уже никто и никогда. И я, твой сын, и горд и счастлив, И благодарен я тебе, Что хоть немного, но причастен К твоим делам, к твоей судьбе.

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


Я вырос в захолустной стороне

Я вырос в захолустной стороне, Где мужики невесело шутили, Что ехало к ним счастье на коне, Да богачи его перехватили. Я вырос там, где мой отец и дед Бродили робко у чужих поместий, Где в каждой хате — может, тыщу лет Нужда сидела на почетном месте. Я вырос там, среди скупых полей, Где все пути терялися в тумане, Где матери, баюкая детей, О горькой доле пели им заране. Клочок земли, соха да борона - Такой была родная сторона. И под высоким небом наших дней Я очень часто думаю о ней. Я думаю о прожитых годах, О юности глухой и непогожей, И все, что нынче держим мы в руках, Мне с каждым днем становится дороже.

Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.


Эхо Победы: стихотворение Марка Юдалевича о первом дне войны БАРНАУЛ :: Официальный сайт города

Порядок приема и рассмотрения обращений

Все обращения поступают в отдел по работе с обращениями граждан организационно-контрольного комитета администрации города Барнаула и рассматриваются в соответствии с Федеральным Законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», законом Алтайского края от 29.12.2006 № 152-ЗС «О рассмотрении обращений граждан Российской Федерации на территории Алтайского края», постановлением администрации города Барнаула от 21.08.2013 № 2875 «Об утверждении Порядка ведения делопроизводства по обращениям граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц, организации их рассмотрения в администрации города, органах администрации города, иных органах местного самоуправления, муниципальных учреждениях, предприятиях».

Прием письменных обращений граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц принимаются по адресу: 656043, г.Барнаул, ул.Гоголя, 48, каб.114.

График приема документов: понедельник –четверг с 08.00 до 17.00пятница с 08.00 до 16.00, перерыв с 11.30 до 12.18. При приеме документов проводится проверка пунктов, предусмотренных ст.7 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»:

1. Гражданин в своем письменном обращении в обязательном порядке указывает либо наименование государственного органа или органа местного самоуправления, в которые направляет письменное обращение, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностного лица, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), почтовый адрес, по которому должны быть направлены ответ, уведомление о переадресации обращения, излагает суть предложения, заявления или жалобы, ставит личную подпись и дату.

2.  В случае необходимости в подтверждение своих доводов гражданин прилагает к письменному обращению документы и материалы либо их копии.

3.  Обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в форме электронного документа, подлежит рассмотрению в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

В обращении гражданин в обязательном порядке указывает свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), адрес электронной почты. Гражданин вправе приложить к такому обращению необходимые документы.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу рассматривается в течение 30 дней со дня его регистрации.

Ответ на электронное обращение направляется в форме электронного документа по адресу электронной почты, указанному в обращении, или в письменной форме по почтовому адресу, указанному в обращении.

Итоги работы с обращениями граждан в администрации города Барнаула размещены на интернет-странице организационно-контрольного комитета.

Стихотворение М. Исаковского «Враги сожгли родную хату». Исполнение и история

 

Поэт-песенник Михаил Васильевич Исаковский написал это стихотворение, что называется, по горячим следам – в 1945 году, когда война закончилась, и фронтовики начали возвращаться домой.

Ведь на родине их ждали не только праздничное ликование по поводу Великой победы.

Были слезы. У кого-то слезы радости от встречи с родными и близкими, дождавшимися своих отцов и сыновей. А у кого-то – слезы безмерного горя и потери тех, кому не суждено было выжить даже в глубоком тылу.

Враги сожгли родную хату, 

Сгубили всю его семью.

Куда теперь идти солдату?

Кому нести печаль свою?

Впервые стихотворение «Враги сожгли родную хату» было опубликовано в 1946 году в журнале «Знамя». М. Исаковский совершенно не думал, что его простые стихи могут стать песней, а песня полюбится народу.

Александр Твардовский показал это стихотворение композитору Матвею Блантеру со словами: «Замечательная песня может получиться!» И как в воду глядел: к проникновенным словам Блантер написал такую же проникновенную музыку. Все редактора – и музыкальные, и литературные, слушавшие песню, сходились во мнении: произведение замечательное! Но в радиоэфир новую песню не пропускали…

«В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже, – вспоминал потом Михаил Исаковский, — прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио «не можем». Оказывается, уж очень сильным диcдиссонансом была песня с господствующим в то время настроением в обществе: бравурным, ликующим, победным! И очень не хотелось лишний раз бередить незаживающие раны — тогда многие «были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение», — поясняет Исаковский. Стихи раскритиковали за «распространение пессимистических настроений».

Очень многие считают эту песню народной. Действительно, своим глубоким чувством и безыскусностью слов она перекликается с народными сочинениями. Сюжет трагического возвращения на родину после ратной службы был весьма распространенным в солдатской песне. Приходит воин, отслуживший 25 лет, и находит на месте родной хаты лишь развалины: матушка умерла, молодая жена состарилась, поля без мужской руки заросли бурьяном. И далее – классические образы из русского эпоса — перекрестье дорог, чисто поле…

Пошел солдат в глубоком горе

На перекресток двух дорог,

Нашел солдат в далеком поле

Травой заросший бугорок.

Почему же так глубоко переворачивают душу эти простые слова? Потому что после страшной кровопролитной войны c германским фашизмом этот сюжет повторился миллионы раз с миллионами советских людей. И чувства, охватившие героя песни, пережиты едва ли не каждым жителем нашей огромной страны.

Стоит солдат — и словно комья

Застряли в горле у него.

Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,

Героя — мужа своего.

Накрой для гостя угощенье,

Поставь в избе широкий стол.

Свой день, свой праздник возвращенья

К тебе я праздновать пришел …»

Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал,

И только тихий летний ветер

Траву могильную качал.

Своим вторым рождением песня обязана была замечательному Марку Бернесу. В 1960-м году он решил исполнить ее на большом концерте во Дворце спорта в Лужниках. Это был настоящий риск: спеть запрещенную песню, да еще на развлекательном бравурном мероприятии. Но случилось чудо — после первых строчек, произнесенных речитативом глуховатым «непевческим «голосом артиста, 14-тысячный зал встал, наступила мертвая тишина. Это молчание продолжалось еще несколько мгновений, когда отзвучали последние аккорды песни. А потом зал взорвался овацией. И это была овация со слезами на глазах…

А после того, как по личной просьбе героя войны маршала Василия Чуйкова песня прозвучала в телевизионном «Огоньке», она стала поистине народной.

Вздохнул солдат, ремень поправил,

Раскрыл мешок походный свой,

Бутылку горькую поставил

На серый камень гробовой:

«Не осуждай меня, Прасковья,

Что я к тебе пришел такой:

Хотел я выпить за здоровье,

А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,

Но не сойтись вовеки нам …»

И пил солдат из медной кружки

Вино с печалью пополам.

Он пил — солдат, слуга народа,

И с болью в сердце говорил:

«Я шел к тебе четыре года,

Я три державы покорил …»

Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд,

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт.

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Молитва» в музыкальной интерпретации М.П. Мусоргского | Шмелёва

1. Антология русского романса. Золотой век / авт. предисл. и биогр. статей В. Калугин. — М. : Эксмо, 2006. — 464 с.

2. Афанасьева Э.М. «Молитва» в русской лирике XIX в. // Рус. стихотворная «молитва» XIX в. : антология / вступ. статья, сост., подгот. текста, прим., библиогр. Э.М. Афанасьевой. — Томск, 2000. — С. 7-56.

3. Библейская энциклопедия : в 2 т. — М. : Центурион, АПС, 1991. — Т. 2. — 496 с.

4. Добровенский Р. Рыцарь бедный. Книга о Мусоргском / Р. Добровенский. — Рига : Лиесма, 1986. — 703 с.

5. Дурандина Е.Е. Вокальное творчество Мусоргского / Е.Е. Дурандина. — М. : Музыка, 1985. — 200 с.

6. Киселёва И.А. Творчество М.Ю. Лермонтова как религиозно-философская система : монография / И.А. Киселёва — М. : МГОУ, 2011. — 324 с.

7. Сабинина М.Д. Мусоргский // История русской музыки : в 10 т. — Т. 7 : 70-80-е годы XIX в. Ч. 1. — М. : Музыка, 1994. — 479 с.

8. Туманина Н. М.П. Мусоргский. Жизнь и творчество / Н. Туманина. — М.; Л. : Музгиз, 1939. — 242 с.

9. Флоренский П.А. Иконостас // Богословские труды. — М. : Изд-во Моск. Патриархии, 1972. — Сб. 9. — С. 371-373.

10. Эйгес И. Музыка в жизни и творчестве Лермонтова // М.Ю. Лермонтов / АН СССР. Ин-т рус. Лит. (Пушкин. Дом). — М. : Изд-во АН СССР, 1948. — Кн. II. — С. 497-540.


Арам Сароян | Краткие стихотворения

Насколько кратким может быть стихотворение? Самым кратким стихотворением на английском языке, вероятно, является та странная конструкция американского поэта Арама Сарояна, которую он написал в семидесятых годах прошлого века. Его четвероногая буква «м» занесена в Книгу рекордов Гиннеса как самое короткое стихотворение в мире. Как читать это стихотворение? Боб Грумман в своем интригующем эссе MNMLST POETRY называет это «крупным планом зарождающегося алфавита». Это может быть сочетание «м» и «н».Это также может быть каламбур на тему «Я есть», подразумевающий формирование самого сознания. Если все это звучит неправдоподобно, Гамман идет дальше в аргументации в пользу стихотворения с текстуальной остротой, которая могла бы посрамить многих ученых. Поэма Сарояна, утверждает он, «визуально помещает нас в центр алфавита, который только начинает формироваться, между буквами m и n. И это напоминает о том, как удвоенное u становится w. Стихотворение также используется как каламбур для слова «я», чтобы указать на какое-то высшее или, возможно, грубое состояние бытия — «am», умноженное на полтора.(Я не уверен, насколько серьезно он во всем этом.)

Еще одно невостребованное стихотворение из одного письма наводит на мысль Гамману, что Книга рекордов Гиннеса может быть ошибочной. Он наткнулся на стихотворение авангардного канадского поэта, издателя и продавца книг Джона Карри (Джона Карри), которое состоит из буквы «i», где титр представляет собой отпечаток большого пальца. И он применяет к этому стихотворению свой судебно-медицинский анализ текста. «Кусочек карри, — объясняет Боб Гамман, — очаровательно превращает стандартную, совершенно не уникальную букву i в саму суть индивидуальности, оставляя на ней отпечаток большого пальца.”

Одним из самых известных стихотворений Арама Сарояна было слово «светлый» в центре чистого листа с нетрадиционным написанием. Это стихотворение было представлено в Американской литературной антологии и, как и все стихотворения в томе, получило денежную премию в размере 500 долларов от Национального фонда искусств, которому тогда было всего пять лет. NEA был создан в 1965 году, в том же году, когда было написано стихотворение. Некоторые видные американские политики возражали против количества присужденных за слово, жалуясь, что это слово не является настоящим стихотворением и даже написано неправильно.Это было первое серьезное противоречие NEA. Спустя годы после того, как это было написано, американский президент Рональд Рейган все еще делал уничижительные намеки на «свет». Для получения дополнительной информации о стихотворении и противоречиях см. Соответствующие ссылки ниже.

Шотландский поэт Эдвин Морган (1920-2010) опубликовал рукотворный буклет, в котором перепечатал девять стихотворений из одного слова, которые впервые были опубликованы в последнем выпуске журнала Poor. Старый. Устала. Лошадь. нет. 27 (около 1967). Ян Гамильтон Финли запросил у своих соавторов стихи, которые «состоят из одного слова с заголовком любой длины, эти два элемента образуют как бы угол, в котором затем содержится значение».Он писал австрийскому поэту Эрнсту Яндлю: «Стихотворение, которое мне больше всего нравится, — это серьезное, потому что многие люди прислали примеры, которые являются лишь кратко остроумными, а форма способна на большее, чем это. В конце концов, у человека есть весь титул, чтобы перемещаться по нему ». Эти стихотворения Эдвина Моргана в остальном не собраны, хотя три («glasgow», «morning» и «blue») включены в Atoms of Delight: антологию шотландских хайку и короткие стихотворения (2000). Ян Гамильтон Финли выпустил свою собственную книгу « Зерна соли: 14 стихотворений из одного слова» , в которой стихи сопровождаются линогравюрами на морские темы.

Геоф Хут придумал термин для описания одной версии однословного стихотворения — PWOERMD — любого однословного стихотворения, такого как знаменитый «свет» Арама Сарояна или «голубь» Джонатана Браннена. (Это слово само по себе является истинным pwoermd, поскольку «pw» в его начале отражает «md» в конце, оставляя псевдоархаи-поэтическое «oer» в середине слова.)

стихотворение + слово (с чередованием букв каждого слова для создания неологизма)

Вот что Рон Силлман сказал о Джеффе Хате: «Хут, если вы читаете его работы или его веб-сайт, — самый серьезный теоретик визуальной поэзии, которого я когда-либо видел.В каком-то смысле он именно то, что нужно жанру, систематический мыслитель и толчок, тот, кто — своим примером, если ничем иным — подталкивает других стараться, добиваться большего успеха ».

Посмеиваясь над односложным стихотворением, особенно с известностью или известностью, которые сопровождали «свет», Дэйв Морис в 1972 году издал Matchbook , журнал однословных стихов по пять центов за копию. Каждый выпуск был напечатан на квадратных страницах в один дюйм, скрепленных скрепками внутри спичечных коробков, подаренных местными предприятиями.Отредактированный вымышленной Джойс Холланд, каждый выпуск содержал девять стихотворений из одного слова, присланных участниками. Вот некоторые из вкладов: —

апокатастаз (Аллен Гинзберг)

Боркен (Кейт Эбботт)

зерновой (Флетчер Копп)

cosmicpolitan (Морти Склар)

embooshed (Синда Уормли)

глотка (Пэт Паулсен)

Джойс (Андрей Кодреску)

meeeeeeeeeeeeee (Дуэйн Акерсон)

щенок (П.Дж. Кастил)

sixamtoninepm (Кит Робинсон)

внизу (Кэрол ДеЛугач)

зумби (Шейла Хелденбранд)

Самым длинным представлением было whahavyagotthasgudtareedare Trudi Katchmar, которое выглядело как сворачивание.

Когда Ян Гамильтон Финли (см. Выше) делает серьезные заявления о поэме из одного слова или когда Геоф Хут создает теоретическую основу для формы, они оба идут дальше, чем я готов признать. Но в однословном стихотворении есть некое, почти извращенное очарование. Что вы думаете? Это весело, фундаментально и процветает или это просто глупость? Комментарий ниже.

Арам Сароян

***

jwcurry

***

Арам Сароян

***

Арам Сароян

***

Арам Сароян

***

(Если у вас возникли проблемы с просмотром этого изображения, оно читается так: — morni, ng)

Арам Сароян

***

 A Far Cool Beautiful Thing, Vanishing (Исчезновение)

синий

Дорогая зеленая камбала

Глазго

Посвящение Жукофскому

в

Опасная слава

утро

 

Якорь Облака

ласточка

***

Чертеж лодки

вода

***

Патч для Rip-tide

парус

***

Серый берег между днем ​​и ночью

сумерки

***

Последнее слово

руль направления

Поэма из одного слова

Без матери.

Дэвид Р. Славитт

***

Последнее дыхание известного философа

Почему. . .

Дуглас А. Макки

***

Любовник пишет стихотворение из одного слова

Ты!

Гэвин Юарт

***

20.06 10 июня 1970

стихотворение

Том Раворт

***

M SS NG

Вор!

Джордж Свид

***

кладбище, сумеречный олень

Джордж Свид

***

UTTER

Джон Брайам

***

голубь

Джонатан Браннен

***

номер

Джонатан Браннен

***

eadacheadacheadach

Гленн Ингерсолл

***

тыс.

Грег Волос

***

ccoommiittee.

Geof Huth

***

косяк

Скальный холм

ССЫЛКИ

Статья фонда «Поэзия» об истории создания стихотворения Арама Сарояна «Свет». Счет стихотворения Сарояна в парижском обозрении

Боб Грумман в MNMLST POETRY

Боб Мердок на очень короткие стихи

Геоф Хут о визуальной поэзии сегодня

PoemHunter.com: Стихи — Цитаты — Поэзия

Стихи разных поэтов со всего мира. Тысячи стихов, цитат и поэтов. Ищите стихи и поэты с помощью Poem Hunter.

02 августа, 2021 Сегодня

ПОЭМА ДНЯ

«Почему я люблю» Вас, сэр?

480

«Почему я люблю» Вас, сэр?
Потому что —
Ветру не нужна трава
Чтобы ответить — Почему, когда Он пройдет
Она не может оставаться на своем месте.

Потому что Он знает — и
Разве ты —
И Мы не знаем —
Достаточно для нас
Мудрость, да будет так —

Молния — ни одного глаза не просила
Почему он закрылся — когда Он был рядом —
Потому что Он знает, что он не может говорить —
И причины не указаны —
—Об разговоре—
Там — предпочтение изысканного народа —

Восход солнца — Сир — побуждает Меня —
Потому что Он восход солнца — и я вижу —
Следовательно — Тогда —
Я люблю Тебя —

ПОЭМА ДНЯ — СОВРЕМЕННАЯ ПОЭМА

Басня о русалке и пьяницах

Все эти люди были внутри,
, когда она вошла полностью обнаженной.
Выпили: начали плевать.
Только что пришедшая с реки, она ничего не знала.
Она была русалкой, которая заблудилась.
Оскорбления текли по ее сияющей плоти.
Непристойности утопили ее золотую грудь.
Не зная слез, она не плакала.
Не зная одежды, у нее не было одежды.
Они почернели ее обожженными пробками и окурками,

ПОЭМА ДНЯ — ЧЛЕНСКАЯ ПОЭМА

дней с моим отцом

Дни с моим отцом были высокими и царственными
Богаты смехом и семейной радостью, мой образец для подражания
Кто сделал меня и моего брата теми мужчинами, которыми мы стали.
Он был родителем-одиночкой после того, как моя мать ушла из дома
Много работал, никогда не сомневался, воспитал двух сыновей
С любовью, пониманием, всегда рядом.
Теперь я стараюсь быть максимально похожим на него
Изящная, нежная душа, любящая Божье творение
Всегда благодарна за дарованные ему благословения.

ЦИТАТА ДНЯ

Странный круг кружится Некоторые проходят, некоторые следуют и некоторые начинают,

01 августа, 2021 Воскресенье

ПОЭМА ДНЯ

Птица упала

Птица спустилась по дорожке:
Он не знал, что я видел;
Он укусил углового червя пополам
И съел парня, сырым.

А потом росу выпил
Из удобной травы,
А потом подпрыгнул боком к стене
Пропустить жука.

Взглянул быстрыми глазами
Которая поспешила за границу, —
Они были похожи на испуганные бусы, подумал я;
Он пошевелил своей бархатной головой

Как один в опасности; осторожный,
Я предложил ему крошку,
И он развернул свои перья
И погреб его мягче домой

Чем весла разделяют океан,
Слишком серебро для шва,
Или бабочки с берегов полудня,
Прыгайте без брызг, пока они плывут.

ПОЭМА ДНЯ — СОВРЕМЕННАЯ ПОЭМА

Оттепель на склоне холма

Думать, чтобы узнать страну, а теперь знать
Склон холма в день, когда солнце отпускает
Десять миллионов серебряных ящериц из снега!
Так часто, как я видел это раньше
Я не могу делать вид, что рассказываю, как это делается.
Похоже, какая-то магия солнца
Поднял коврик, из-за которого они росли на полу
И свет, упавший на них, заставил их бежать.
Но если бы я хотел остановить мокрую давку,
И поймал за хвост одну серебряную ящерицу,

ПОЭМА ДНЯ — ЧЛЕНСКАЯ ПОЭМА

Спасибо, Nature

!

Слава природе
Понедельник, 5 июля 2021 года
9:22 утра

Мы должны благодарить природу
, которая подарила нам светлое будущее
многими вещами бесплатно
, но сегодня вещи, вероятно, будут потеряны

вода была нашим лучшим нужно

ЦИТАТА ДНЯ

Инструменты для исправления ошибок просты в обращении пока они готовы их использовать

31 июл, 2021 Суббота

ПОЭМА ДНЯ

Мы носим маску

Мы носим маску, которая ухмыляется и лжет,
Он прячет наши щеки и затемняет наши глаза, —
Этот долг мы платим человеческому лукавству;
С разорванными и кровоточащими сердцами улыбаемся,
И рот с множеством тонкостей.

Почему мир должен быть неразумным,
Считая все наши слезы и вздохи?
Нет, пусть только нас видят, а
Надеваем маску.

Мы улыбаемся, но, о великий Христос, наши крики
К тебе из измученных душ восстань.
Мы поем, но глина мерзкая
Под нашими ногами и длинная миля;
Но пусть мир мечтает иначе,
Надеваем маску!

ПОЭМА ДНЯ — СОВРЕМЕННАЯ ПОЭМА

Пять строк

Чтобы преодолеть ложь в сердце, на улицах, в книгах
из колыбельных мам
к новостному сообщению, которое докладчик читает,
понимание, любовь моя, какая это большая радость,
, чтобы понять, что ушло, а что в пути.

ПОЭМА ДНЯ — ЧЛЕНСКАЯ ПОЭМА

Брук Пути нежной воды

Брук нежные водные пути
приветствовали внезапные умные ливни
поблагодарили серую красоту голубого неба
и счастливо текли Брукскими путями Теннисона!

Примечание: Брук — прекрасное стихотворение ТЕННИСОНА

ЦИТАТА ДНЯ

«Если вы родились писателем, тогда у вас действительно нет выбора … это все равно, что рвать, когда вы больны, вы должны избавиться от этого».

Откуда я, стихотворение Джорджа Эллы Лайон, писателя и учителя

В ответ на разжигание страха и ненависти, живущие сегодня в нашей стране, я присоединился к Джули Ландсман, писательнице, учителю и активистке из Миннеаполиса, чтобы создать проект «Я пришел».Через наш веб-сайт (iamfromproject.com) и страницу в Facebook мы собираем произведения искусства со всей страны, вдохновленные этой темой. Вы можете послушать наше интервью на радио National Writing Project здесь: https://www.nwp.org/cs/public/print/resource/4673.

Мы хотим собрать все разнообразие наших голосов, и мы планируем заархивировать результаты в Интернете и представить их в той или иной форме в округе Колумбия. Нам бы очень хотелось, чтобы ваш голос был среди них!


Совет искусств Кентукки завершил мой проект «Откуда я?», Включив в него 731 стихотворение из восьмидесяти трех графств.Я благодарю всех в Совете, особенно Тамару Коффи, которая выложила все эти стихи в Интернет. Вы можете посетить этот веб-сайт, чтобы найти карту, на которой вы можете щелкнуть по любому округу и прочитать предложения поэтов всех возрастов.


Откуда я

Я от прищепок,
от Хлорокса и четыреххлористого углерода.
Я из грязи под задним крыльцом.
(Черный, блестящий,
на вкус свекла.)
Я из куста форзиции
голландский вяз
, чьи давно исчезнувшие конечности я вспоминаю
, как свои собственные.

Я из фаджа и очков,
из Имогена и Алафаира.
Я из всезнайки
и прохожих,
из Perk up! и подавить!
Я из. Он восстанавливает мою душу
барашком
и десятью стихами, которые я могу сказать сам.

Я из Бранча Артема и Билли,
жареная кукуруза и крепкий кофе.
От пальца мой дедушка потерял
из шнека,
мой отец закрыл глаз, чтобы не терять зрение.

Под моей кроватью была коробка для одежды
, на которой валялись старые фотографии,
— набор потерянных лиц,
, чтобы плыть под моими мечтами.
Я из тех моментов —
сорванных до того, как я отпочковался —
листопад с генеалогического древа.

Послушайте, как Джордж Элла читает стихотворение.

Посмотрите книгу «Откуда я, откуда берутся стихи» :

Щелкните здесь, чтобы посмотреть оригинальное видео, в котором Джордж Элла читает «Откуда я» в эпизоде ​​ Соединенные Штаты поэзии «Земля и люди».»

«Откуда я родом» выросло из моего ответа на стихотворение из Историй, о которых я еще никому не рассказывала (Orchard Books, 1989; Theater Communications Group, 1991) моего друга, писателя из Теннесси Джо Карсона. Все «Народные пьесы», как их называет Джо, основаны на вещах, которые люди на самом деле сказали, а номер 22 начинается со слов «Я хочу знать, когда ты приедешь из какого-то места». Спикер Джо, один из тех людей, «у которых нет корней, как у деревьев», говорит нам: «Я с межштатной автомагистрали 40» и «Я из той работы, которую проделал мой отец.”

Летом 1993 года я решил посмотреть, что произойдет, если я составлю свой собственный список «откуда я», что я и сделал, в черно-белой книге с крапинками. Я отредактировал их в стихотворение — не мой обычный способ работы — но даже когда это было сделано, я продолжал составлять списки. Процесс был слишком насыщенным и увлекательным, чтобы отказаться от всего лишь одного стихотворения. Понимая это, я решил попробовать это как упражнение с другими писателями, и это сразу же взлетело. Форма списка проста и знакома, и вопрос о том, откуда вы достигает глубины.

С тех пор стихотворение как напоминание о написании прошло удивительным образом. Люди использовали его на семейных встречах, учителя использовали его с детьми по всей территории Соединенных Штатов, в Эквадоре и Китае; они передавали его девочкам, находящимся в заключении для несовершеннолетних, мужчинам, отбывающим пожизненные заключения, и беженцам в лагере в Судане. Его жизнь за пределами моей записной книжки — свидетельство силы поэзии, корней и учителей. Благодарю всех, кто принял это близко к сердцу и передал. Приятно читать стихи, которые вы мне присылаете, окно в это множество молодых душ.

Я надеюсь, что вы не остановитесь на этом. «Откуда я родом» — не только стихотворение, но и карта для множества других писательских путешествий. Вот некоторые вещи, о которых я подумал:

Куда пойти с «Откуда я»

Хотя вы можете преобразовать (редактировать, расширять, переставлять) свой список «Откуда я» в стихотворение, вы также можете рассматривать его как коридор дверей, ведущих к дальнейшим знаниям и другим видам письма. Главное — позволить себе исследовать эти комнаты.Не торопитесь решать, что вы собираетесь писать, исправлять или дорабатывать произведение. Пусть вашей целью будет само письмо. Научитесь позволять этому вести вас. Это поможет вам вести студентов как в их собственном письме, так и в их реакции как читателей. Поищите эти элементы в своем стихотворении WIF и посмотрите, куда еще они могут вас привести:

  • место, которое могло бы открыться в фрагменте описательного письма или в сцене из памяти.
  • Работа ваших родителей может открыться воспоминаниям о том, как они шли с ними, помогали, были на пути.Это может быть запоминающийся диалог ваших родителей о работе. Это могло быть стихотворение, составленное из множества инструментов, которые они использовали.
  • важное событие может открыть для фрирайтинга все воспоминания о этот опыт, а затем записать его как сцену с описанием и диалогом. Также можно позволить описанию стать настройкой и указаниями, а диалог превратиться в игру.
  • Еда могла открываться сценой за столом, наброском персонажа человека, который ее готовил, перечислением различных опытов с ней, эссе процесса ее приготовления.
  • музыка может перенести вас на сцену, где играет музыка; может дать вам возможность чередовать слова песни и слова, которые вы могли бы сказать (или рассказ о том, что вы думали и чувствовали в то время, когда песня была для вас впервые важна («Откуда я пою»).
  • то, что кто-то сказал вам, может превратиться в сцену или стихотворение, запечатлевшее этот момент; может быть тем, что вы хотели сказать в ответ, но так и не сделали.
  • значительный объект мог открыться для сенсорного исследования объекта — что он чувствовал, звучал, обонял, выглядел и на что был похож; потом откуда он взялся, что с ним случилось, воспоминание о вашей связи с ним.Связан ли с этим предметом секрет или желание? Сообщение? Если бы вы могли вернуться к себе, когда этот объект был важен для вас, что бы вы спросили, сказали или дали себе?

Помните, вы эксперт в себе. Никто другой не видит мир так, как вы; ни у кого больше нет вашего материала, на который можно было бы опираться. Вам не нужно знать, с чего начать. Просто начни. Пусть течет. Доверьтесь работе, чтобы она обрела свою форму.

Куда ушли другие с «Откуда я»

Посмотрите визуальное стихотворение по мотивам «Откуда я» Джорджа Эллы Лайон, созданное Джулией Даниэль для Академии интегрированных гуманитарных наук и новых медиа (AIM) средней школы Тамалпаиса, осень 2010 г .:

«Откуда я родом» молодого художника в словах и изображениях:
Зимой 2008 года мудрец Хеннекин Куэнс поступил в университет штата Южная Каролина по программе «Пиши здесь, пиши сейчас: делимся кусочками жизни через Магия цифрового повествования », серия семинаров по написанию и публикации, спонсируемая Центром письма Спартанбургского сообщества.В восемь лет Сейдж была самой молодой среди своей группы, состоящей примерно из 50 учеников, и была полна решимости быть настолько независимой, насколько это было возможно. Ее восхитительный наставник Таша Томас поощряла ее независимость.

Я от больших голубых цапель до малых речных выдр,
Я от больших Metasequioas до высоких стеблей бамбука,
Я от кузенов, которых не знали самые близкие друзья,
Я от моих мамы и папы до моя собака-гончая, крысы-альбиносы и шипящие тараканы с Мадагаскара,
Я от ревущих водопадов к тихим текущим ручьям,
Я от ужасных прогулок зомби и Scarowinds к нежной, любящей принцессы крестной сестре и духовному брату
Я от пиццы пепперони до фрикаделек в микроволновке,
Я со станции вдохновения рисую и пишу в самодельную книгу,
Я от моей старой собаки Чани до красноплечих ястребов,
Я от волшебного клоуна Джека до моего странного родители,
Я от крошечного ребенка до образованной сестры, показываю малышу МинМин, что такое школа,
Я от смелого оленя до расслабляющихся лисиц,
Я от разводки костра в округе, чтобы кататься на хлопке комбинировать,
Я от поклонника Алексы Веги и Майли Сайрус до подростка, любящего шпион (я),
Я из мы с Джо играем с тараканами вместе с другом,
Я от моего наследия до тайного наследия мамы,
У меня есть мнение, что ничто не может измениться…жизнь замечательна!

-Sage Hennequin Kuhens 1-29-08


Гавайский клуб мальчиков и девочек Hale Pono опубликовал сообщение? Откуда я? Дикси Кастильо в своем блоге. Прочтите здесь.


Вот стихотворение по мотивам «Откуда я? написана учеником восьмого класса в рамках исследования The Killer Angels . План урока здесь.


Краудсорсинговая поэма, которая собирает ваши воспоминания о доме: NPR

NPR попросило ваши стихи, вдохновленные воспоминаниями о доме.То, что мы получили, было ошеломляющим: 1400 заявок всего за два дня с линиями, затрагивающими все пять органов чувств, с яркими деталями и тонкими воспоминаниями.

В нашей выноске поэт-резидент NPR Кваме Александер и ведущая Morning Edition Рэйчел Мартин особенно обратили внимание на одно стихотворение: «Откуда я» поэта из Аппалачей Джорджа Эллы Лайон. Сама Лайон ответила на нашу просьбу и оставила что-то в нашем почтовом ящике для представленных материалов:

«Я была поражена и рада услышать, что вы прочитали часть« Откуда я »в номере Morning Edition в понедельник.Мое стихотворение, написанное в 1993 году, было вдохновлено стихотворением Джо Карсона. «Ее стихотворение было взято из того, что она слышала, как кто-то сказал», — сказала она. «Так что« Where I’m From »с самого начала было явлением, которое нельзя было забыть. Это сила поэзии и места, а также голоса в каждом из нас, которые хотят быть услышанными ».

Послушайте, как Джордж Элла Лион читает свое стихотворение «Со страницы»

В качестве лауреата поэтессы Кентукки в 2015 году Лион собрал стихи людей со всего мира на тему «Откуда я».Вот некоторые из ваших:

Откуда я: A Утреннее издание Краудсорсинговая поэма воспоминаний

Я из путешественников и приключений
из «Будь увиденным, а не услышанным!»
из ритуальной и простой песни
из Англии и изгнание
из мятного соуса и баранины.

Я из запеканок и консервированного тунца
Мультики Кеннеди и субботнее утро
Я из Танга в стакане «Даффи Дак»
от настенных телефонов с искореженными шнурами, натянутыми во время частных звонков в слишком далекой комнате
Я пришел с потолков из попкорна
столовых из глянцевого красного дерева

Я из простыней
Накинулся на наши стулья в столовой.
из-за деревьев, на заднем дворе. размер груди
Из жарких июльских дней и прохладных летних ночей
Я из пиццы в воскресенье вечером и из футбола в понедельник вечером

Я из мрамора
Из эмпанада, готовящего на улице
Я из орхидей и манговых деревьев
Я из la Torta Tres leches и ruana
Я от счастливого и серьезного
От тяжелого труда и пота

Я от упорства, уважения и дисциплины.
от больших семейных воссоединений и бесконечного смеха.
Я из никогда не запираемых домов
из проектов в Бруклине
и домино в парке
Я из сальсы и гудков машин

Я из закусочных, торговых центров и акцентов, которые ставят «ау» в кофе.
из-за шелковистого нижнего белья и потных носков, ушибов суставов и шрамов. Я дал себе
из-за желания быть кем-то еще.
Я от матери, которая была еще девочкой;

Я от маленькой девочки, которой просто потребовался перерыв

Я из того времени, когда моя мама пошла в больницу и больше не вернулась;
, когда мои игрушки были в коробке у тротуара, когда мы уезжали.
Я от пения в темноте ночи
Засыпаю звуком собственного голоса.

Я играю в бейсбол на заднем дворе с теннисными мячами, виффл-мячами и даже с круглыми тыквами.
от ночевок на выходных
от оранжевых отжиманий
от опавших листьев, поднятых вихрями во время прогулки в школу,
из ранних утренних радиообъявлений о снежном дне — никакой школы!

Я с Юга и Севера.
от бабушек и дедушек-иммигрантов и солдат Гражданской войны.
Я из красной глины Вирджинии
От звуков скрипки до красоты хора
От джига и катушки
до клоггеров и танцоров.
Из листовой капусты и сала спины,
мальков и белого хлеба
Я из гимнов, разучиваемых по воскресеньям,
лицемерия, проявляемого по понедельникам.

Я из Тома Петти
и детское масло под палящим солнцем
ржаной хлеб и салями.
Я из черных коров,
тако, велосипеды,
и нежная приманка сверчков.

Я от Джеймса Брауна и Сантаны.
из Groovin ‘в воскресенье днем ​​
и Crystal Blue Persuasion.

Я из бесконечных ступенек,
из Калифорнии и Техаса и Дуранго, Колорадо.
От неизвестных предков древнего Юго-Запада,
жителей скал и пуэблоан.
Я с земли —

от городских пейзажей и сонных пригородов
от щелчков цикад и искр светлячков
от звонка книг и дыхания через борьбу.
Я от тебя

а ты от меня
Мы любим

Мы дома
Мы с этого дня и вперед.

Кто написал стихотворение в конце «Формы воды»?

Библиотека Конгресса ежегодно получает сотни вопросов от людей, которым нужна помощь в определении полного текста и авторов стихов, которые они читали годы, если не десятилетия назад. Большинство людей могут вспомнить немногим больше, чем фразу или строчку из искомого стихотворения и общий период своей жизни, когда они его читают (например,g., начальная или средняя школа), а затем надеемся, что наши библиотекари-справочники смогут успешно применить свои детективные навыки для поиска всего стихотворения.

Я и мои коллеги из нового отдела исследовательской и справочной службы библиотеки (бывшего Отдела гуманитарных и социальных наук) задаем подавляющее большинство вопросов «помогите найти стихотворение», которые поступают через библиотечную службу «Спросите библиотекаря», и мы гордимся собой о том, что у читателей есть неплохие успехи в поиске стихов и их источников.При этом не всегда возможно указать точный источник стихотворения или окончательно определить автора стихотворения.

Так обстоит дело со стихотворением в конце фильма Гильермо дель Торо 2017 года — и недавним обладателем премии Оскар за лучший фильм — Форма воды .

В течение последнего месяца несколько кинозрителей, которые видели фильм Форма воды , написали нам в отчаянных поисках первоисточника и автора этого стихотворения. И не только они ищут ответ: поиск по тексту стихотворения в Интернете обнаруживает множество веб-сайтов, онлайн-форумов и социальных сетей — от Reddit до Twitter, — пользователи которых активно пытаются выяснить автора стихотворения.

Стихотворение, как я уже упоминал, появляется в конце Форма воды и вводится рассказчиком фильма, который говорит (, незначительный спойлер! ): «Но когда я думаю о ней, об Элизе, единственное, что приходит на ум, — это стихотворение, которое кто-то прошептал сотни лет назад ».

Затем рассказчик читает следующее стихотворение (которое я не выделил):

Не в силах воспринимать вашу форму, я нахожу вас повсюду вокруг себя. Твое присутствие наполняет мои глаза твоей любовью.Это смиряет мое сердце, потому что ты повсюду.

Джалал ад-Дин Руми. ( Духовные пары ). Персия, 1441 год, скопировано Салах ад Дин Мир Шахом. Рукопись. Отделение Ближнего Востока, Отдел Африки и Ближнего Востока, Библиотека Конгресса.

Я и моя коллега Кэти Вудрелл, ответившая на один из вопросов, полученных Библиотекой о стихотворении, провели поиск по многочисленным полнотекстовым базам данных, поэтическим указателям и онлайн-ресурсам, многие из которых перечислены в моем онлайн-руководстве по поиску стихов, на предмет поиска. стихотворение, но не смог найти точных совпадений.Хотя многие интернет-источники приписывают эти строки суфийскому поэту-мистику 13-го века Руми, мы не нашли точной цитаты, которая могла бы использоваться для проверки авторства Руми. Другие ссылки, с которыми мы столкнулись в Интернете, например, утверждение о том, что стихотворение было написано византийским монахом Симеоном Новым Богословом (942-1022 гг. Н.э.) и появляется в английском переводе его Божественного Эроса , также не подтвердились при просмотре цитируемые работы.

Не найдя авторитетных печатных или сетевых источников, которые идентифицируют автора стихотворения, мы с Кэти внимательно изучили то, что Гильермо дель Торо сказал о стихотворении.Оказывается, дель Торо утверждает, что он нашел стихотворение в сборнике исламских стихов. Это утверждение появляется в обзоре The Shape of Water , опубликованном 23 ноября 2017 года в студенческой газете Университета Северного Кентукки, The Northerner :

Хотя он не помнит, откуда взялся этот стих, дель Торо помнит, как читал его в сборнике исламских стихов, найденном в книжном магазине, который он часто посещал перед тем, как пойти на съемку.

Некоторые дополнительные подробности приведены в интервью Gold Derby в ноябре 2017 года с Ричардом Дженкинсом, который играет Джайлза в фильме.Дженкинс вспоминает, что дель Торо сказал ему об источнике стихотворения:

Повествование сложно. Это действительно трудно. Я вам вот что скажу: я не сказал окончательного рассказа примерно за две недели до того, как перестал стрелять, и Гильермо подошел ко мне и сказал: «Я нашел это стихотворение сегодня в книжном магазине. Это написал человек сотни лет назад », — говорю я в повествовании. Он сказал, что это его любовное письмо к Богу, и мы собираемся его использовать. Вот как это произошло.

В декабре 2017 года во время конференц-звонка по теме The Shape of Water с несколькими колледжами дель Торо раскрывает еще больше об источнике стихотворения:

Тогда мы уже снимали фильм, и это была первая неделя съемок, и я всегда приезжаю на съемочную площадку за час или два до съемочной группы, а я был немного раньше.Затем мой водитель говорит: «Что нам делать?» Когда у меня появляется свободное время, я говорю: «Пойдем в книжный магазин». Итак, мы пошли в книжный магазин, и я просматривал полки. Я нашел это стихотворение в книге о просвещенном поэте, говорящем об Аллахе, говорящем о Боге. Я думал, что это было так великолепно. Это меня очень тронуло, и я купил книгу. Мы получили титры в фильме — они там в конце, и это стало самым красивым завершением, которое я мог себе представить для фильма. Но я решил уже там. В тот день мы записали чтение Ричарда Дженкинса для монтажа, и я знал, что он идеально подойдет для фильма.

Ага! Мы с Кэти подумали, когда прочитали это. Если, как говорит дель Торо, стихотворение или книга указаны в конечных титрах Форма воды , все, что нам нужно сделать, это посмотреть фильм и обратить внимание на источник стихотворения по мере его прокрутки в титрах. Мы с Кэти внимательно посмотрели фильм, держа ручку и бумагу наготове, чтобы записать источник стихотворения. Однако по мере того, как шли титры, у нас был тот же опыт: сначала с нетерпением ждали появления источника, только для того, чтобы это рвение переросло в отчаяние, когда титры закончились без какого-либо упоминания стихотворения или книги.Что произошло? Либо слова дель Торо были переданы неточно, либо его заявление было неточным.

На протяжении всего нашего поиска Кэти и я прекрасно осознавали, что книга, в которой дель Торо якобы прочитал это стихотворение, вероятно, была английским переводом исламской поэзии. Мы полагали, что даже если бы мы не смогли найти английский перевод стихотворения, возможно, знаток исламской поэзии смог бы узнать и направить нас к оригинальной версии стихотворения (на арабском или персидском, возможно).

Поскольку авторство стихотворения чаще всего приписывалось Руми, я отправил электронное письмо Брэду Гучу, автору недавней биографии Руми Тайна Руми: Жизнь и времена суфийского поэта любви , чтобы узнать, не встречал ли он эти строки во время его исследования. По словам доктора Гуча:

Руми написал более трех тысяч газелей и две тысячи робайят, лирических стихотворений, родственных сонетам и катренам. Многие не переведены. Многие из них были переведены необычно неточно.Часто Руми приписывает строчки, которые просто не принадлежат Руми. Эти строки действительно звучат как Руми, но они могли быть написаны суфийским поэтом того времени под влиянием Руми или общего поэтического мышления того времени, или кем-то более поздним под влиянием одного [или обоих]. Итог: я не могу дать вам точную атрибуцию строк, и я не могу сказать, что они определенно принадлежат Руми (хотя они могут быть!).

Фатема Кешаварц, директор Школы языков, литературы и культур Мэрилендского университета в Колледж-Парке, а также председатель и директор Института персидских исследований Рошана при университете.Отвечая на мой запрос по электронной почте, доктор Кешаварц сказал, что «цитата не напоминает мне какой-либо конкретный стих Руми», хотя она отражает ключевые концепции и темы исламской лирической поэзии и собственные работы Руми:

Идея о том, что форма возлюбленного не должна восприниматься влюбленным, потому что любимый вездесущ, стала универсальной любовной темой в исламской лирической поэзии, потому что эта концепция выражена в Коране . Поскольку Руми — самый известный мусульманский мистик, на данный момент я не удивлен, что это будет приписано ему.Кроме того, я не сомневаюсь, что если мы просеем его лирический поэтический корпус, мы найдем много строк, вызывающих бесформенность и вездесущность любимого человека.

Доктор Кешаварц указывает на два стиха из Корана как на часто цитируемые примеры этих идей:

«Куда ни повернешься, есть лик Бога» (определяется суфиями как «возлюбленный» или «истина») ». — Коран 2: 115

«Он есть начало, конец, внешнее и внутреннее». — Коран : 57: 3)

Учитывая информацию, которую мы с Кэти собрали, какие выводы мы можем сделать о происхождении стихотворения?

Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что стихотворение в Форма воды является адаптацией стихотворения дель Торо, прочитанного в сборнике исламских стихов, который он нашел в книжном магазине.Дель Торо мог иметь книгу в руках при адаптации стихотворения или, возможно, вместо этого полагался на свою память о тексте стихотворения. Стихотворение, которое он адаптировал, вероятно, было написано исламским лириком, возможно, на арабском или персидском языках. Хотя стихотворение могло быть написано любым из ряда исламских поэтов, действующих в лирической или мистической традиции, учитывая общую тему стихотворения, Руми быстро стал ведущим кандидатом. Частично это может быть связано с тем, что Руми действует как то, что эксперт по цитатам Гарсон О’Тул называет «Хозяином», хорошо известная фигура, такая как Марк Твен или Йоги Берра, который часто получает признание за заявление, которое он никогда не делал, но которое звучит как что-то, что он мог бы написать или произнести.

Другая возможность состоит в том, что дель Торо является единственным оригинальным автором поэмы. В этом сценарии он придумал историю об обнаружении стихотворения в книге в книжном магазине, возможно, как способ добавить слой тайны или загадочности к источнику стихотворения. Это объясняет его нежелание давать подробный источник стихотворения, если предположить, что он действительно купил книгу, в которой оно появляется, как он утверждал («Это меня очень тронуло, и я купил книгу»).

Конечно, на вопрос об авторстве стихотворения может ответить дель Торо.Действительно ли он купил книгу исламских стихов, в которой, по его словам, нашел это стихотворение? Если да, он может предоставить сведения о публикации книги и даже страницу, на которой появляется стихотворение. Я попытался неформально связаться с дель Торо через Twitter, но ответа не получил. Возможно, некоторые из читателей этого поста достаточно заинтересованы в тайне авторства стихотворения, чтобы связаться с ним другими способами.

Если вы обнаружите какие-либо дополнительные подсказки или предположения о происхождении стихотворения, не стесняйтесь поделиться ниже!

Обновление: Некоторые комментаторы относят стихотворение к суфийскому мистическому поэту 11 -го и 12 -го веков Хакиму Санаи (псевдоним Абу аль-Маджд Мадждуд ибн Адам).Санаи, который проживал в Газне (современный Газни), Афганистан, наиболее известен благодаря «Закрытый сад истины» ( adīqat al-aqīqah ), который считается первой крупной персидской мистической поэмой. Закрытый сад истины был впервые переведен на английский язык Дж. Стивенсоном в 1910 году и доступен в Интернете через цифровую библиотеку HathiTrust. В частности, перевод раздела Прии Хеменуэй на странице 38 из The Book of Everything: Journey of the Heart’s Desire: Обнесенный стеной сад истины Хакима Санаи (2002) довольно близко соответствует как по содержанию, так и по стилю к Стихотворение в Форма воды .Хотя перевод Хеменвея действительно мог быть стихотворением, которое вдохновило Гильермо дель Торо, поскольку он воплощает темы, представленные во многих других суфийских мистических поэзиях, окончательная атрибуция должна исходить от самого дель Торо.

Обновление 2: Комментатор Джули отмечает, что перевод Прии Хеменуэй на странице 41 из Книга Всего (первая строка: «Невозможно различить форму Тебя, / Я вижу твое присутствие повсюду»). на самом деле гораздо ближе по формулировке к тексту стихотворения в конце фильма.Я согласен и считаю, что формулировка достаточно близка к тому, что вполне вероятно, что перевод Хеменуэя адаптирован для фильма дель Торо. Спасибо, Джули!

Обновление 3: В ответ на несколько читателей, которые прокомментировали, что ссылка на Хакима Санаи появляется в финальных титрах фильма, я снова просмотрел финальные титры и обнаружил, что ближе к их финишу, следующая ссылка:

«Адаптированные произведения Хакима Санаи». Атрибуты, появляющиеся в конечных титрах The Shape of Water .

Бинго! Эта атрибуция, которая не называет конкретных «адаптированных произведений», к которым она относится, безусловно, должна относиться к стихотворению в конце фильма.

Так почему я, мои коллеги и многие другие люди пропустили упоминание Хакима Санаи в финальных титрах? Одна из возможностей состоит в том, что финальные титры к театральной версии фильма были пересмотрены для выпуска фильма на DVD, по запросу и на потоковых сервисах. Если какие-либо читатели помнят, что видели Санаи во время просмотра фильма в кинотеатре, сообщите мне об этом в комментариях.

Другая возможность состоит в том, что, поскольку я просматривал кредиты для ссылки, которая включала слово «стихотворение» или «поэзия», я упустил из виду более общую ссылку на «адаптированные произведения».

Наконец, незнание жизни и писаний Хакима Санаи, которое, я полагаю, разделяют многие люди, смотревшие фильм, могло заставить меня и других замалчивать упоминание о нем. И наоборот, если бы в атрибуции упоминался поэт, более широко признанный американской публикой, такой как Руми, гораздо более вероятно, что честь выскочила бы на нас.

Итак, что же эта новая информация оставляет нам в отношении авторства стихотворения? Подводя итог, я считаю, что теперь мы можем довольно уверенно утверждать, что стихотворение, появившееся в конце года «Форма воды », является адаптацией Гильермо дель Торо перевода, сделанного Прией Хеменуэй оригинального стихотворения Хакима Санаи. Перевод Хеменуэй находится на странице 41 ее книги Книга всего: Путешествие желания сердца: обнесенный стеной сад истины Хакима Санаи .

Спасибо множеству комментаторов этого поста за помощь в поиске источника стихотворения.Опять же, если появится какая-либо другая важная информация об источнике стихотворения, я соответствующим образом обновлю сообщение.

Откуда я — Видеопоэма для учителей — Преподавание грязью и чернилами

Учителя — удивительные люди. Учителя заботятся обо всех вокруг, подавляют страхи и продолжают идти вперед, какой бы ужасной ни была ситуация. Чтобы показать нашу любовь к этой удивительной, изнурительной и жизненно важной работе, которую мы выполняем, несколько друзей-творческих онлайн-учителей собрались вместе, чтобы написать стихотворение.Да, мы вместе написали стихотворение из совершенно разных частей страны и собрали здесь видеоверсию, чтобы поделиться с вами.

Это стихотворение под названием «Откуда я» вдохновлено популярными спин-оффами оригинального произведения Джорджа Эллы Райан. Стихотворение основано на идее быть «из» места и связывает всевозможные конкретные существительные и воспоминания об этом месте в различных строфах и длинах строк. Для нас мы сделали версию, похожую на эту «краудсорсинговую поэму» NPR: это интересный способ привлечь огромное количество людей из всех частей вашего школьного сообщества с помощью только камеры и доступа в Интернет.Если вы хотите воссоздать наш опыт взаимодействия с вашим персоналом, студентами или всей школой, вот несколько простых шагов, которые необходимо предпринять:

  1. Разместите текст модели / наставника где-нибудь, где все участники могут его увидеть (для меня это Google Classroom)

  2. Запишите свой собственный образец строфы. Это может быть селфи или закадровый голос с камерой, снимающей вещи, упомянутые в стихотворении.

  3. Настройте общую папку Google Диска. Загрузите свой образец.

  4. Отправьте электронное письмо со своими маршрутами и пригласите всех внести свой вклад в папку.

  5. Используя редактор фильмов, такой как WeVideo (платный), Adobe Spark (бесплатный с ограничениями), iMovie или другие платформы для редактирования видео, которые вам могут понравиться, перетащите каждое видео на временную шкалу. Слегка отредактируйте, чтобы каждое видео плавно переходило в следующее видео.

  6. Добавьте музыку и поделитесь!

Это увлекательный и практичный способ общаться со своими учениками как через дистанционное обучение, так и в традиционных классах.Дайте мне знать ниже, если вы попробуете! Напишите письмо ниже, и я пришлю ПЕЧАТНЫХ КОПИЙ нашего стихотворения, чтобы вы могли увидеть, как все это выглядит!

Что такое стихотворение? — The Atlantic

Wikimedia Commons

Когда я спрашивал студентов, что такое стихотворение, я получал ответы вроде «картина словами», или «средство самовыражения», или «песня, которая рифмуется и демонстрирует красоту. ” Ни один из этих ответов никогда не удовлетворял меня или их, поэтому на какое-то время я перестал задавать этот вопрос.

Однажды я попросил своих учеников принести в класс что-то, что имело для них личное значение. Положив предметы на стол, я дал им три подсказки: во-первых, написать абзац о том, почему они принесли предмет; во-вторых, написать абзац, описывающий предмет эмпирически, как мог бы ученый; и в-третьих, написать абзац от первого лица с точки зрения предмета. Первые две были разминкой. Над третьим абзацем я сказал им написать «Поэма.

Вот что написал один студент:

Поэма

Я могу выглядеть странно или устрашающе, но на самом деле я устройство, которое помогает людям дышать. В нормальных условиях я никому не нужен. Я имею в виду, что меня используют только в экстренных случаях, да и то в течение ограниченного времени. Если тебе повезет, тебе никогда не придется меня использовать. С другой стороны, я вижу какое-то будущее, когда всем придется носить меня с собой.

Вещь, которую он принес в класс? Противогаз. Суть этого упражнения заключалась не только в том, чтобы проиллюстрировать податливость языка или игривость письма, но и в том, чтобы представить идею о том, что стихотворение — это странная вещь, которая действует так, как ничто другое в мире.

Я полагаю, что большинство из нас знали, что стихи странные, с тех пор, как мы были младенцами, которых укладывали спать колыбельными, такими как «Rock-A-Bye Baby», или когда детей учили молитвам, начинающимся с «Отче наш, сущий на небесах … Вскоре возник вопрос: какой идиот поставил эту колыбель на дерево? И какое отношение искусство имеет к моему папе-богу? Но к таким странностям мы привыкли. А позже, в какой-то момент в школе, мы спросили или снова спросили: что такое стихотворение?

Например, в старшей школе мой учитель английского вручил мне «Dover Beach» Мэтью Арнольда и сказал, что я должен написать эссе о том, что это значит.Я не мог разобраться в этом задании, и стихотворение стало объектом моей ненависти. Стихотворение «», а не «», казалось, имело смысл. Вскоре я обнаружил, что каждое стихотворение вызывает раздражение, пятно слов, нелепую загадку, которая мешает как истинному пониманию, так и истинному чувству.

Если вы не поэт или писатель, вполне вероятно, что с годами стихи все меньше и меньше воспринимали вас. Иногда в журнале или в Интернете вы видите такой — с неровным правым краем и произвольными разрывами строк — и он заявляет о себе тем, чем он не является: прозой, непрерывно идущей от левого к правому краю страницы.Стихотворение практически заставляет вас не просто смотреть, но и читать: Я другой. Я особенный. Я другой. Игнорируй меня на свой страх и риск .

Итак, вы читаете его и слишком часто разочаровываетесь в его мягкости, как это можно перефразировать с помощью простой морали, такой как «это тоже пройдет» или «стареть — отстой» — по сути, он не отличается по содержанию от большинства прозы вокруг него. Или вы разочарованы, потому что стихотворение сбивает с толку первоначальное понимание. Он недоступен из-за фрагментированного синтаксиса и грамматики или непонятен своими намеками.Тем не менее, вы похлопываете себя по спине просто за попытку.

Кто из нас считает, что поэзия бесполезна? Кто из нас даже не задается вопросом: «А стихи бесполезны?»

Для сравнения, стихотворение очень редко трогает читателя физически или эмоционально. Другие средства массовой информации гораздо лучше доводят нас до слез — телевидение, кино. А если нам нужны новости, мы читаем статью в Интернете или выбираем нашу ленту в Твиттере. Если мы хотим чего-то среднего между слезами и новостями, мы просто смотрим на наших детей, когда они задают вопрос, который больше похож на утверждение: «Почему взрослые пьют так много пива?»

А если серьезно, разве стихотворение не является домом для глубоких чувств, потрясающих образов, красивой лирики, нежных размышлений и / или острого остроумия? Я так полагаю.Но, опять же, другие искусства или технологии кажутся лучше для этой работы — романы предлагают нам реальные или вымышленные миры, которые можно исследовать или в которые можно сбежать, твиты предлагают нам острые эпиграммы, живопись и дизайн предлагают нам леденцы для глаз, а музыка — ну, признайтесь, поэзия никогда не мог соперничать с этим возвышенным сочетанием текстов, инструментов и мелодии.

Стихотворение помогает уму поиграть с привычными образцами мышления и даже может помочь перенаправить эти модели, заставляя нас заново увидеть знакомое.

Есть по крайней мере одна полезность, которую может воплотить стихотворение: двусмысленность.Двусмысленность — это не то, что школа или общество хотят привить. Вы не хотите неоднозначного ответа на вопрос, по какой стороне дороги вам следует ехать, и должны ли пилоты опускать закрылки перед взлетом. При этом повседневная жизнь — в отличие от чтения приговора к приговору — полна двусмысленности: достаточно ли она любит меня, чтобы выйти замуж? Должен ли я трахнуть его еще раз, прежде чем бросить его?

Но такие наблюдения мало что говорят нам о том, что такое стихотворение на самом деле. Попробуйте краудсорсинг для ответа.Если вы выполните поиск в Википедии по запросу «стихотворение», он будет перенаправлен на «поэзию»: «форма литературного искусства, которая использует эстетические и ритмические качества языка, такие как фоноэстетика, звуковой символизм и т. Д.» Прекрасно говорит по-английски, профессор говорит, но это противоречит происхождению слова. «Поэма» происходит от греческого слова poíēma , что означает «созданная вещь», а поэт в древних терминах определяется как «создатель вещей». Итак, если стихотворение — это произведение, что это за вещь?

Я слышал, как другие поэты определяют стихи в терминах органики: дикие животные — естественные, неукротимые, непредсказуемые, сырые.Но метафора быстро разваливается. Такие животные живут сами по себе, совершенно не обращая внимания на имена, которые им дают люди. В неорганических терминах поэт Уильям Карлос Уильямс называл стихи «маленькими машинами», поскольку он относился к ним как к механическим, созданным человеком и точным. Но и здесь метафора не работает. Изношенную часть автомобиля можно заменить почти такой же деталью и запустить ее, как раньше. В стихотворении слово, замененное другим словом (даже близким синонимом), может изменить все функционирование стихотворения.

Самая продуктивная вещь в попытках дать определение стихотворению посредством сравнения — с животным, машиной или чем-то еще — заключается не в самом сравнении, а в споре над ним. Независимо от того, рассматриваете ли вы стихотворение как машину или дикое животное, оно может изменить машину или дикое животное в вашем сознании. Стихотворение помогает уму поиграть с привычными образцами мышления и даже может помочь перенаправить эти модели, заставляя нас по-новому увидеть знакомое.

Пример: солнце. Его можно определить по словарю как «светящееся небесное тело, вокруг которого вращаются Земля и другие планеты.Но его также можно описать как интуитивного 4-летнего ребенка, смотрящего в окно машины во время долгой зимней поездки: «Мама, разве солнце не является чем-то вроде обогревателя?» Другой пример: мед. Согласно словарю, это «сладкая липкая желтовато-коричневая жидкость, производимая пчелами из нектара, который они собирают с цветов». По словам матерей, это «пчелиная слюна, способная убить младенца».

Как никакая другая книга, сборник стихов представляет собой вещь не для рынка, а как вещь ради себя.

Стихотворение как мысленный объект не представляет трудностей, особенно если принять во внимание степень, в которой тексты популярных песен могут буквально застрять, как говорят нейробиологи, в форме «ушных червей» в синапсах мозга. Смешение слов и мелодий имеет исторически сложившуюся силу, восходящую к школьным стишкам, привлекающим внимание к метаязыку: «Палки и камни могут сломать мне кости, но слова никогда не причинят мне вреда». Эта линия сама по себе может причинить боль, как это ни парадоксально, поскольку она, возможно, вызывает воспоминания о том, что вас называли отвратительными именами, будь то персонализированные (Якич-качок) или обобщенные (верблюжьи-наездники).

Но когда слова больше всего похожи на палки и камни?

Рассмотрим стихотворение, скрывающееся на страницах журнала The New Yorker . Вот он смотрит вам в глаза: вы читаете это так же хорошо, как он читает вас? С точки зрения туши на бумаге, он делает не что иное, как проза вокруг себя, но с точки зрения понимания, он притягивает ваш взгляд и одновременно помещает стихотворение в разреженное и совершенно незаметное положение. Ой, смотри, это драгоценный словечек! Что за трата моего времени!

Но вокруг все это белое пространство.Сколько это стоило? Журнал отказался от ценного места для печати стихотворения вместо того, чтобы печатать более длинную статью или рекламу. Никто не купил копию The New Yorker для стихотворения, за исключением, возможно, поэта, написавшего это стихотворение. Поэма — это текст, продукт написания и переписывания, но, в отличие от статей, рассказов или романов, он никогда не становится предметом, созданным для того, чтобы стать товаром.

Читатели имеют определенную «свободу» в навигации по стихотворению. Предостережение заключается в том, что свобода часто требует большего количества работы, большей самомотивации и определенной степени замешательства.

Новый роман, мемуары или даже сборник рассказов могут принести большие деньги. Конечно, этот потенциал часто не реализуется, но новая книга стихов, которая приносит своему автору аванс более чем в тысячу долларов, встречается крайне редко. Публицисты в издательствах, даже самых крупных, покорно пишут пресс-релизы и рассылают обзорные копии сборников стихов, но никто не скажет вам, что они ожидают, что сборник продаст достаточно копий, чтобы окупить затраты на его печать.Как никакая другая книга, сборник стихов представляет собой вещь не для рынка, а как вещь ради себя.

Воплощением такого «благочестия» являются стихи, которые выставляют свою «искусственность» прямо вам в лицо. «Пасхальные крылья» Джорджа Герберта, которые по-разному называются визуальными стихами, конкретными стихами, стихами-фигурами или каллиграммами, являются каноническим примером из 17-го века:

Крылья стихотворения, птицы или ангелы, совпадают или иллюстрируют текстовое содержание: желание говорящего достичь неба к Господу.Визуальная форма дает то, что мы могли бы назвать небольшим бонусом или lagniappe значения, и она также заставляет нас замечать стихотворение как нечто большее, чем рваное пятно — само пятно имеет значение.

В XIX веке французский поэт Стефан Малларме еще больше продвинул идею страницы как холста в книге Un Coup de Dés («Бросок кости»). Его поэма размером с книгу не только манипулирует черным шрифтом, стилями шрифта и пустым пространством, но также использует границы самой страницы, включая желоб — шов в середине книги — который служит переулком, в котором «Игральные кости» (т.е., слова) брошены.

Разворот из поэмы Стефана Малларме « Un Coup de Dés ».

Поскольку стихотворение позволяет читателю устанавливать множественные связи между фразами и строками — читать поперек, вниз, в комбинации или в соответствии с определенными шрифтами — некоторые ученые рассматривают Un Coup de Dés как предшественник гипертекста. Как читатель, у вас есть определенная «свобода» в навигации по стихотворению. Предостережение заключается в том, что свобода часто требует большего количества работы, большей самомотивации и определенной степени замешательства.

Это возвращает нас к современному затруднительному положению поэзии: стихотворение, которое настолько странно, настолько необычно, также является стихотворением, которое многие считают, что они могут с таким же успехом проигнорировать. Вот стихотворение Арама Сарояна 60-х годов:

Да, это все стихотворение. Я знаю, это кажется глупым. Когда я написал это на доске и попросил своих студентов изучить его, один из них сказал: «Как вы вообще читаете это вслух?» Когда мы попробовали, мы начали понимать смысл стихотворения. Слово «свет» кажется подразумеваемым, но что за очевидная опечатка? После долгого молчания другой студент сказал: «В том-то и дело — в обычном слове« свет »мы не произносим« gh »-« gh »молчит, а двойное« gh »заставляет нас осознать, что еще больше .Поэма обращает внимание на саму систему языка — состав букв в сочетании — и на отношения между звуком и смыслом. Знакомое — такое простое слово, как «свет» — стало новым хотя бы на короткое время. По словам самого Сарояна: «[Т] ​​суть стихотворения состоит в том, чтобы попытаться превратить невыразимое, то есть свет, о котором мы знаем только потому, что он освещает что-то еще, в предмет ».

Когда мы встречаем стихотворение — любое стихотворение — наше первое предположение должно заключаться не в том, чтобы предвосхищать его как нечто прекрасное, а просто как вещь.Лингвисты и теоретики говорят нам, что язык — это прежде всего метафора. Слово «яблоко» не имеет сейчас внутренней связи с этим ярко-красным съедобным предметом на моем столе. Но хитросплетения означающих и означающих исчезают из поля зрения после колледжа. Из-за своего особого статуса — выделенного в журнале или книге, всего этого белого пространства, давящего на него — стихотворение все еще может удивить, хотя бы на мгновение, выходящее за рамки всего реального и виртуального, звукового и цифрового. болтовня, которая окутывает его и нас.

Кто-то может возразить, что страница — это просто метафора всего, что на ней нельзя поместить, и что стихотворение — это просто замена, к лучшему или худшему, пережитому чувству или событию. И все же одна иудейская традиция предостерегает, что родители учат своих детей любить Талмуд, не сначала читая его им, а заставляя их слизывать мед со страниц. Мне это показалось бы идеальным способом испытать как пчелиную слюну, так и поэзию.


Продолжающийся сериал о скрытых жизнях обычных вещей
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.