Стих сельское кладбище: Элегия написанная на сельском кладбище жанр. Анализ элегии «Сельское кладбище» Жуковского В.А

Содержание

Элегия написанная на сельском кладбище жанр. Анализ элегии «Сельское кладбище» Жуковского В.А

Одним из авторов русских элегий является Василий Жуковский. Среди множества написанных им элегий особое место занимает произведение «Сельское кладбище», созданное автором в 1802 году. В нем автор будто противоборствует со своей душой. У лирического героя, кем в данном стихотворении является сам Жуковский, упадническое настроение. Он готов смириться с тем, что рано или поздно все заканчивается смертью, готов опустить руки, не бороться за то, что дорого.

Эта баллада наполнена романтикой сельской жизни, которая восхищала Жуковского. В связи с этим первые строки стихотворения и посвящены воссозданию картины мирной обыденной жизни английских крестьян, закончивших свой трудовой день. Природа, а вместе с ней и люди, приходят к тишине, покою и умиротворенности вечера.

Но поэт при этом уверен, что вечер закончится, после ночи настанет новый день с его проблемами и заботами. Но существует в мире место, которого не касается ни одна из этих людских проблем - старое сельское кладбище. Единственным существом на нем является мудрая птица сова. Автор восхищается здешней тишиной и при этом горестно сожалеет, что людям, захороненным под плитами, уже не возможно восхититься простым людскими радостями, они не могут изменить мир и других людей.

К могилам простых людей герой относится с особым трепетом, называя похороненных здесь жемчужинами. А ведь и вправду, сколько гениальных умов, талантов, добрых, справедливых людей было и есть среди простолюдинов.

При жизни не стоит оценивать человека лишь по внешнему виду и толщине кошелька, а после смерти по надгробью. Главное, чтобы после смерти, о человеке осталась память, чтобы были те, кто любил, помнил и хотел хотя бы изредка приходить к могиле.

Проблема обустройства кладбищ и постоянного ухода за захоронениями наших родных и близких является объемной, а ее решение – благородным делом, как для властей, так и для всех граждан.

Актуальна она и в нашем районе.

Октябрьцы, наверняка, отметили, что за последние месяцы в лучшую сторону изменилось состояние сельского кладбища, расположенного в селе Октябрьское. С территории погоста (возле ворот) исчезли «вековые» мусорные свалки, дорожки приведены в порядок – теперь нет огромных ям, выбоин и луж, установлен металлический вагончик. И это не все изменения.

Как выяснилось, это наш односельчанин Евгений Пирог обратился в администрацию Октябрьского сельского поселения, где заключил договор на безвозмездной основе на осуществление работ по благоустройству территории, предназначенной для погребения, содержания ее в надлежащем состоянии. При встрече Евгений Викторович поделился планами на будущее и рассказал о том, что уже сделано.

Со 2 июля 2018 года определен режим работы кладбища, то есть ограничено движение транспортных средств. Мы закрыли большие ворота, но повесили табличку с телефоном, по которому можно обратиться с вопросами в любое время, - рассказывает Евгений Викторович. – А при необходимости - в случае захоронений, установки памятников и благоустройстве могил, проблем с открытием ворот нет никаких. Хотя жалобы по поводу запертых ворот уже были, но я считаю их необоснованными. Теперь будет вестись книга учета регистрации захоронений.

На сельском погосте расчищена и выровнена также площадка для новых захоронений, уничтожена сорная растительность. Как пояснил мой собеседник, большую безвозмездную помощь в вывозе мусорных куч, особенно перед Родительским днем, оказывает житель с. Октябрьское

Анатолий Корнилов . Спасибо ему за нужное дело.

Из железного вагончика, который установили возле центральных ворот, в будущем хотим оборудовать административный корпус, - продолжает Евгений Викторович. – Уже установили электроопоры, хотим провести здесь освещение и видеонаблюдение. Видеокамеры предотвратят кражи могильных оградок, а такие случаи уже были.

Если администрация Октябрьского сельского поселения выделит необходимые средства, в будущем мы сможем отсыпать щебнем центральные дорожки на сельском погосте, изготовим и установим новые ворота и ограждение.

Ежегодно весной, обычно перед Радоницей, работники Октябрьской сельской администрации совместно с жителями проводят генеральную уборку кладбища. Каждый человек старается привести в порядок могилки родных и близких, собирает скопившийся за зиму мусор. Только не все вывозят его в места для этого предназначенные. В результате, то в одном, то в другом месте появляются огромные свалки. И некоторые участки сельского погоста предстают взору в весьма неприглядном виде. Больно смотреть на заросшие травой заброшенные могилки. Так и хочется сказать, люди добрые, навести чистоту на кладбище – святая обязанность каждого из нас, поэтому не откладывайте на потом такое благое дело, как наведение чистоты на родных холмиках. Это не трудно, а порядка на этом святом месте будет больше.

В этой статье мы проанализируем элегию, которую написал в 1802 году Жуковский, "Сельское кладбище". Данное произведение относится к романтизму и имеет характерные для него особенности и черты.

Для раннего Жуковского излюбленное время суток - переход от сумерек к вечеру, от дня к ночи, от тьмы к рассвету. В эти часы и минуты человек ощущает, что сам он меняется, что не все еще закончено, что жизнь полна тайны и непредсказуема, а смерть, возможно, лишь переход души в неведомое, иное состояние.

Образ кладбища

Итак, перед вами произведение, которое создал Василий Андреевич Жуковский, - "Сельское кладбище". Анализ стихотворения начнем с главного предметного образа, указанного в названии. Любимое место, в котором романтик предается нелегким раздумьям о тленности бытия, - кладбище. Все здесь напоминает о разлуке, о прошлом, которое царствует над людьми. Но делает это не разрывая сердце, мягко, что отмечает Жуковский ("Сельское кладбище"). Анализ стихотворения позволяет нам заметить, что увитые зеленью памятники на могилах, овеянные легким прохладным ветерком, говорят не только о всевозможных потерях, но и о том, что человеческое страдание непременно пройдет, как проходит и радость. В конце концов останется лишь разлитый в природе грустный покой.

Герои элегии

Любимый герой поэта-романтика - он сам, то есть Василий Андреевич Жуковский. "Сельское кладбище" изображает мысли и чувства автора, его философские размышления. Кто как не наделенный особым слухом "певец" способен понять радость и боль жизни, расслышать голоса природы, подняться над мирской суетой, чтобы охватить в едином порыве своей души весь мир, соединиться со Вселенной? Свое "кладбищенское" раздумье посвящает автор, как и Томас Грей, памяти "бедного певца". При этом сознательно делает менее зримыми свои описания, усиливая их эмоциональный настрой, Жуковский (элегия "Сельское кладбище").

Эпитеты в произведении

В данном произведении почти у каждого существительного присутствует прилагательное в качестве эпитета. Подобный прием не случайно ввел в свое "Сельское кладбище" смещает акцент с предметов на характеристики внутреннего мира. Так, стопа - медлительная, селянин - усталый, шалаш - спокойный. Внимание читателя, таким образом, переносится на непредметный признак. Это все присутствует и у Грея. Но русскому поэту мало того: он в свое произведение добавляет еще два слова, которые указывают на состояние: "бледнеет" и "задумавшись". Слово "бледнеет", казалось бы, относится к зрительному ряду. Но если представить это, получается, что в предметном, прямом смысле это означает, что день становится светлее. А в произведении описывается совсем противоположное: наступление вечерних сумерек. Следовательно, слово "бледнеет" означает в элегии нечто совсем иное: исчезает, гаснет, блекнет. Возможно, как и сама наша жизнь.

Звукопись

Этот эффект усиливается во второй строфе. Здесь зрительные образы (хоть и переведенные в другой, эмоциональный план) отодвигаются на второе место, уступая его звуковым. Чем темнота в мире, который описывает поэт, становится непроницаемее, тем более лирический герой ориентируется по звуку. Во второй строфе основная художественная нагрузка ложится именно на звукопись, а не на эпитеты. Этот прием не случайно применяет в своем произведении Жуковский. Стих "Сельское кладбище" благодаря ему становится выразительнее.

Удваивающиеся, протяжные сонорные "н", "м", а также шипящие "щ", "ш" и свистящие "з", "с" создают образ мертвого сна природы. Третья строка обилием этих звуков кажется нам попросту звукоподражательной. Однако она "работает" и на создание определенного настроения, отнюдь не мирного и спокойного, которое характерно для первой строфы, а тревожного.

От строчки к строчке произведение, которое написал Жуковский ("Сельское кладбище"), становится все мрачнее и мрачнее. Как сигнальный звоночек, в конце второй строфы звучит слово, которое играет роль своеобразного стилистического пароля в жанре элегии: "унылый". Это прилагательное обозначает "погруженный безраздельно в печаль, слившийся с этим чувством, не знающий никакого иного настроения, полностью потерявший надежду". Почти синоним заунывного звука - унылый, то есть тоскливый, однотонный, ранящий прямо в сердце.

Излюбленный предромантиками условный пейзаж в третьей строфе углубляет данное настроение. Дикая сова, древний свод, луна, изливающая на природу свой свет, мертвенно-бледный... Если шалаш селянина в первой строфе был назван словом "спокойный" и ничто не нарушало этой невозмутимости, то в третьей нарушен "покой" тихого владычества башни.

Мотив смерти

Продолжаем описывать данное произведение, проводить его анализ. "Сельское кладбище" Жуковский создавал как размышление о смысле жизни, тленности бытия. Вот мы, наконец, и приближаемся к центру элегии, трагически напряженному. Все настойчивее в ней начинает звучать мотив смерти. Автор произведения, стремясь усилить и без того мрачное, тяжелое настроение, дополнительными средствами нагнетает драматизм. Назван "непробудным" сон покойных. Следовательно, не допускается даже надежда о грядущем воскрешении умерших, их "пробуждении". Пятая строфа полностью построена на целом ряде таких отрицаний, как "ни... ни... ничего", и заканчивается жесткой формулой, в которой говорится о том, что ничто не заставит выйти из гробов покоящихся там.

Неизбежность кончины для всех

Развивая тему, Василий Андреевич и на всех людей распространяет свое горькое умозаключение о том, что смерть рано или поздно коснется каждого: и простых людей, и царей, ведь даже "путь величия" ведет ко гробу.

Жестока и беспощадна смерть, как показывает ее анализ. "Сельское кладбище" (Жуковский) описывает ее деяния. Смерть равнодушно забирает нежные сердца, умевшие любить, предназначенные для того, чтобы "быть в венце", но окованные при этом "убожества цепями" (крестьянской необразованностью и бедностью), и прах того, кто родился для того, чтобы "фортуну побеждать", бороться с "бурей бед".

Здесь голос поэта, еще недавно звучавший горько, обличительно, почти гневно, внезапно смягчается. Словно достигнув некоторого предела, приблизившись к отчаянию, авторская мысль плавно возвращается в точку покоя, а ведь именно с нее начинается произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это, таким образом, переносит нас в некое исходное состояние, подобно тому, как жизнь все возвращает на круги своя. Неспроста слово, мелькнувшее отголоском в первой строфе ("шалаш спокойный"), впоследствии, во второй, отвергнутое, вновь занимает в поэтическом языке Василия Андреевича свое законное место.

Что же противостоит смерти?

Весьма противоречиво произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это характеризуется тем, что в нем автор возражает сам себе. Лишь недавно он называл беспробудным сон умерших. То есть поэт говорил о всесилии смерти. И вдруг он трудно и медленно начинает примиряться с тем, что она неизбежна. Автор при этом строит высказывание так, что оно становится двояким, - это одновременно и рассуждение о друге-поэте, безвозвратно умершем, и о самом себе, своей неизбежной смерти.

Чувство безысходности теперь звучит хотя и грустно, но вовсе не безнадежно. Смерть всесильна, это признает Жуковский, но не всевластна, поскольку есть на земле живительная дружба, благодаря которой хранится вечный огонь "нежной души", для которой и прах дышит в урне, она сродни вере.


Внимание, только СЕГОДНЯ!
  • "Людмила" - баллада Василия Жуковского: сюжет, главные герои, содержание

Все интересное

Прекрасным поэтом 19 века является Василий Андреевич Жуковский. Однако, многие знают его не только как замечательного поэта и писателя, но еще и как хорошего переводчика. Жуковский любил переводить поэтов Англии, Германии, Франции и Греции. …

Сентиментализм - это одно из литературных течений конца 18-начала 19 века. Родоначальниками этого направления стало несколько авторов, привнесших в теорию сентиментализма свои черты. Что такое сентиментализм
В отличие от традиционных…

Элегия – это жанр лирической поэзии. Изначально он определялся по форме стиха, позднее доминирующим стало определенное содержание и настроение стихотворения. В настоящее время элегией называется произведение с мотивами грусти и задумчивости. …

Василий Андреевич Жуковский считается одним из родоначальников романтизма в России. Этот поэт в центр своего творчества поставил проблемы внутреннего мира человека. Как сказал про него Белинский, заслуга Жуковского неоценима - он дал "душу и сердце"…

Своим существованием новая русская поэзия во многом обязана основателям, среди которых не последним является Василий Андреевич Жуковский. Черты его стихотворного наследия растворились, оставляя свой привкус, в произведениях Тютчева, Блока, Пушкина и…

Написанное Жуковским в начале XIX века стихотворение «Море» вызвало восхищение у современников поэта. Хоть создано оно было в 1822 году, но напечатали сочинение лишь в 1829 в сборнике «Северные цветы». Выход стихотворения не…

Василий Андреевич Жуковский принес в русскую литературу новое направление - романтизм, который в начале XIX века был распространен только в Европе. Поэт оценил простоту и очарование стихов этого жанра и сам создал огромное количество произведений в…

Василий Жуковский является одним из первых русских поэтов, создавших понятные, простые и легкие для чтения произведения. До этого литераторы работали по принципу, чем сложнее - тем лучше. Нам непросто оценить масштаб гениальности Василия Андреевича,…

Излюбленное время для раннего романтика - переход от дня к ночи, от сумерек к вечеру, от ночной тьмы к рассвету. В такие минуты человек ощущает, что еще не все завершено, что сам он меняется, что жизнь непредсказуема, полна тайны и что смерть, быть может, тоже лишь переход души в иное, неведомое состояние.

Излюбленное место, где романтик предается горестным раздумьям о бренности мира, - кладбище. Здесь все напоминает о прошлом, о разлуке, которая властвует над людьми. Ho при этом напоминает мягко, не разрывая сердце. Памятники на могилах, увитые зеленью, овеянные прохладой ветерка, говорят не только о потерях, но и о том, что страдание пройдет точно так же, как проходит радость. И останется лишь грустный покой, разлитый в природе.

Излюбленный герой поэта-романтика - сам поэт. Кто, как не «певец», наделенный особым слухом, способен расслышать голоса природы, понять боль и радость жизни, подняться над суетой, чтобы в едином порыве охватить душой весь мир, слиться со всей Вселенной?.. Именно памяти «бедного певца» посвящает свое «кладбищенское» раздумье в сумерках английский предромантик Томас Грей и вместе с ним Жуковский.

Ho при этом Жуковский сознательно делает свои описания гораздо менее зримыми, зато усиливает их эмоциональный настрой.

Уже бледнеет день, скрываясь за горою;
Шумящие стада толпятся над рекой;
Усталый селянин медлительной стопою
Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

Здесь практически каждому существительному «подарено» по своему прилагательному (эпитету). Селянин - усталый. Стопа - медлительная. Шалаш - спокойный. То есть внимание читателя смещено с самого предмета на его непредметный признак. Все это есть и у Грея. Ho Жуковскому словно мало того; он добавляет еще два слова, указывающие на состояние: «задумавшись» и «бледнеет». Казалось бы, слово бледнеет связано со зрительным рядом. Ho представьте: если день бледнеет в прямом, предметном смысле, значит, он становится светлее. А в элегии описывается нечто противоположное: наступление сумерек. Стало быть, слово бледнеет здесь означает иное: блекнет, гаснет, исчезает. Может быть, как сама жизнь.

Во второй строфе этот эффект лишь усиливается. Зрительные образы (пусть и переведенные в эмоциональный план) уступают место звуковым. Чем непроницаемее становится темнота в мире, о котором говорит поэт, тем больше он ориентируется по звуку. И основная художественная нагрузка во второй строфе ложится не на эпитеты, а на звукопись:

В туманном сумраке окрестность исчезает...
Повсюду тишина; повсюду мертвый сон;
Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает,
Лишь слышится вдали рогов унылый звон.

Протяженные, удваивающиеся сонорные «м», «нн», шипящие «ш», «щ», свистящие «с», «з». Третья строка «Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает» кажется попросту звукоподражательной. Ho в то же самое время строка эта «работает» своей звукописью и на создание настроения, причем тревожного, отнюдь не такого спокойного и мирного, как в первой строфе.

Элегия от строфы к строфе становится все более мрачной. В конце второй строфы, как сигнальный звоночек, звучит слово, которое в жанре элегии играет роль некоего стилистического пароля: «унылый». Унылый - значит безраздельно погруженный в свою печаль, слившийся с ней, не знающий другого настроения, потерявший надежду. Унылый звук - почти то же самое, что звук заунывный, то есть однотонный, тоскливый, ранящий в самое сердце.

Условный (и опять же излюбленный предромантиками) пейзаж третьей строфы усугубляет это настроение:

Лишь дикая сова, таясь под древним сводом
Той башни, сетует, внимаема луной,
На возмутившего полуночным приходом
Ее безмолвного владычества покой.

Древний свод, дикая сова, луна, изливающая свой мертвенно-бледный свет на всю природу... Если в первой строфе шалаш селянина был назван «спокойным», и ничто этого спокойствия не нарушало, то в третьей строфе «покой» безмолвного владычества башни нарушен.

И вот, наконец, мы вместе с поэтом приближаемся к трагически-напряженному центру элегии. В ней все настойчивее начинает звучать тема смерти. Автор, стремясь усилить тяжелое, мрачное настроение, нагнетает драматизм. «Сон» покойных назван «непробудным». То есть не допускается даже мысль о грядущем воскрешении («пробуждении») умерших. Пятая строфа, которая вся построена на череде отрицаний (ни... ни... ничего), венчается жесткой формулой: «Ничто не вызовет почивших из гробов».

А затем, развив тему, поэт распространяет свое невеселое умозаключение на всех людей:

На всех ярится смерть - царя, любимца славы,
Всех ищет грозная... и некогда найдет;
Всемощныя судьбы незыблемы уставы:
И путь величия ко гробу нас ведет!

Смерть беспощадна. Она одинаково равнодушно забирает и «Прах сердца нежного, умевшего любить», предназначенного «быть в венце иль мыслями парить», однако окованного «убожества цепями» (то есть крестьянской бедностью и необразованностью), и прах того, кто был рожден «Сражаться с бурей бед, фортуну побеждать».

И тут голос поэта, только что звучавший обличительно, горько, почти гневно, неожиданно смягчается. Будто, достигнув предельного накала, приблизившись к полюсу отчаяния, мысль поэта плавно возвращается в точку покоя. Недаром это слово, отголоском мелькнувшее в первой строфе стихотворения («шалаш спокойный свой...») и отвергнутое во второй («безмолвного владычества покой...»), вновь занимает свое законное место в поэтическом языке Жуковского:

И здесь спокойно спят под сенью гробовою -
И скромный памятник, в приюте сосн густых,
С непышной надписью и резьбою простою,
Прохожего зовет вздохнуть над прахом их.

Любовь на камне сем их память сохранила,
Их лета, имена потщившись начертать;
Окрест библейскую мораль изобразила,
По коей мы должны учиться умирать.

Поэт возражает сам себе. Только что он называл сон умерших - беспробудным. То есть говорил о том, что смерть всесильна. И вот он медленно и трудно начинает примиряться с мыслью о неизбежности смерти. Причем строит поэтическое высказывание таким образом, чтобы его можно было понять двояко - как рассуждение о безвременно умершем друге-поэте и как размышление о себе самом, о своей возможной смерти:

А ты, почивших друг, певец уединенный,
И твой ударит час, последний, роковой;
И к гробу твоему, мечтой сопровожденный,
Чувствительный придет услышать жребий твой.

В начале стихотворения от строки к строке нарастает чувство безысходности. Теперь оно звучит пусть грустно, но не безнадежно. Да, смерть всесильна, но не всевластна. Потому что есть живительная дружба, которая способна сохранить пламень «нежной души»; дружба, для которой и «мертвый прах в холодной урне дышит» и которая сродни вере:

Здесь все оставил он, что в нем греховно было,
С надеждою, что жив его спаситель - Бог.

Основа этой дружбы, ее сердечный корень - чувствительность. Ta самая чувствительность, которой посвятил свою повесть Карамзин. И есть нечто глубоко символическое в том, что у истоков новой русской прозы и новой русской поэзии стоят два произведения - «Бедная Лиза» Карамзина и «Сельское кладбище» Жуковского, воспевающие один и тот же идеал - идеал чувствительности.

Между прочим, с точки зрения зрелого европейского романтизма это далеко не главная добродетель. Впечатлительность - да, вдохновение - да, конфликт с пошлым миром обыденности - да, предпочтение стихии покою - да. А вот мягкая чувствительность романтику, как правило, чужда. Ho в том и состоит особенность русского романтизма, что он (во многом благодаря именно Жуковскому) предпочел не отказываться от высших достижений сентиментальной эпохи, не доходить в решении романтических проблем до последнего предела. И лишь спустя два литературных поколения Михаилу Лермонтову предстояло договорить недоговоренное Жуковским, пройти по романтической дороге до ее рокового итога.

Анализ стихотворения

1. История создания произведения.

2. Характеристика произведения лирического жанра (тип лирики, художественный метод, жанр).

3. Анализ содержания произведения (анализ сюжета, характеристика лирического героя, мотивы и тональность).

4. Особенности композиции произведения.

5. Анализ средств художественной выразительности и стихосложения (наличие тропов и стилистических фигур, ритмика, размер, рифма, строфика).

6. Значение стихотворения для всего творчества поэта.

Первоначальный вариант стихотворения «Сельское кладбище» был создан В.А. Жуковским в 1801 году, затем произведение было доработано по просьбе Н.М. Карамзина, являвшегося издателем поэта. Летом 1802 года, находясь в Мишенском, автор практически переписал элегию. И в 1802 году она была опубликована в журнале «Вестник Европы». Посвящено произведение другу поэта, Андрею Тургеневу.

Стихотворение это представляло собой вольный перевод элегии английского поэта-сентименталиста Томаса Грея. Но вместе с тем это было оригинальное и программное произведение не только для творчества В.А. Жуковского, но и для всей русской поэзии. Элегия Грея «Сельское кладбище» была известна в русских переводах еще в XVIII веке. Одновременно с Жуковским над переводом ее работал П.И. Голенищев-Кутузов. Однако все эти переложения не сделали произведение достоянием русской литературы. И лишь стихотворение В.А. Жуковского, как точно заметил В. Соловьев, стало «считаться началом истинно-человеческой поэзии в России». Он даже посвятил этой элегии свое стихотворение, названное «Родина русской поэзии»:

На сельском кладбище явилась ты недаром,
О гений сладостный земли моей родной!
Хоть радугой мечты, хоть юной страсти жаром
Пленяла после ты, – но первым лучшим даром
Останется та грусть, что на кладбище старом
Тебе навеял Бог осеннею порой.

Характерно, что в 1839 году В.А. Жуковский вновь возвратился к работе над элегией и в этот раз он использовал гекзаметр, отказавшись от рифм. И этот новый перевод был очень близок к подлиннику:

Колокол поздний кончину отшедшего дня возвещает,
С тихим блеяньем бредет через поле усталое стадо;
Медленным шагом домой возвращается пахарь, уснувший
Мир уступая молчанью и мне…

Элегию В.А. Жуковского мы можем отнести к медитативной лирике. Вместе с тем, она проникнута философскими размышлениями, психологизмом, насыщена пейзажами.

Все произведение пронизано единым настроением легкой грусти, порожденным размышлениями лирического героя о хрупкости и мимолетности жизни. Открывается стихотворение скромным деревенским пейзажем. Природа вся как будто затихает, погружаясь в сон: «бледнеет день», «В туманном сумраке окрестность исчезает», «повсюду тишина». И этот сон природы предваряет философское размышление о другом сне – вечном. Пейзаж плавно переходит в лирическую медитацию о бренности человеческого бытия. Все развитие элегии представляет собой смену вопросов, возникающих в душе лирического героя. Раздумья о человеческих судьбах построены на сопоставлении, на приеме антитезы. «Наперстники фортуны», исполненные гордого презрения к простым людям, в элегии противопоставлены скромным и мирным труженикам, «праотцам села». Именно на стороне последних симпатии лирического героя. Открывая незыблемое соседство жизни и небытия, он подводит нас к простому выводу: перед лицом смерти все равны – и скромный селянин, и «царь, любимец славы». С горечью говорит он о людях, чью жизнь оборвал нелепый и трагический рок:

Ах! Может быть, под сей могилою таится
Прах сердца нежного, умевшего любить.
И гробожитель-червь в сухой главе гнездится,
Рожденной быть в венце иль мыслями парить!

В стихотворении В.А. Жуковский умело создает ощущение остроты утраты. В третьей части элегии возникает образ безвременно умершего юного поэта, привыкшего встречать зарю на высоком холме. Этот образ зари в данном случае символичен – он перекликается с рождением таланта. Но троекратное повторение этого образа передает нарастающее в стихотворении психологическое напряжение, создает предчувствие беды. Особую динамичность и драматизм придают произведению многочисленные глаголы и многократное употребление автором тире.

Взошла заря – но он с зарею не являлся,
Ни к иве, ни на холм, ни в лес не приходил;
Опять заря взошла – нигде он не встречался;
Мой взор его искал – искал – не находил.

Эпитафия на могиле поэта – это своеобразная кульминация авторских размышлений:

Прохожий, помолись над этою могилой;
Он в ней нашел приют от всех земных тревог,
Здесь все оставил он, что в нем греховно было,
С надеждою, что жив его Спаситель-Бог.

Своеобразие этого философско-психологического стихотворения – в сосредоточенности на внутренних переживаниях лирического героя, раскрывающихся в органической слитности мира природы и мира человеческих чувств.

Композиционно элегия делится на три части. Первая часть – мирный деревенский пейзаж. Вторая часть – размышления на сельском кладбище. Третья часть – мысли о юном поэте, «певце уединенном».

Размер произведения – шестистопный ямб. Четверостишия (катрены) объединены перекрестной рифмой. Поэт использует разнообразные средства художественной выразительности: олицетворения («уже бледнеет день», «под дремлющею ивой», «дубравы трепетали»), эпитеты («златую ниву», «унылый звон», «милый глас», «сердца нежного», «робкие стыдливости»), анафору («Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает, Лишь слышится вдали рогов унылый звон»), риторические вопросы («И кто с сей жизнию без горя расставался?»), восклицания («И путь величия ко гробу нас ведет!»). В элегии мы встречаем церковно-славянскую лексику, слова высокого стиля («денница», «лобзаний», «вотще», «персты»), абстрактно-логические фразеологизмы («Дары обилия на смертных лить рекой», «Бежать стезей убийства»). Все это следы классицистских влияний на творчество В.А. Жуковского. Элегия насыщена аллитерациями («усталый селянин медлительной стопою», «Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает», «ужель смягчится смерть сплетаемой хвалою») и ассонансами («В бездонной пропасти сияет красотой»).

«Сельское кладбище» было с восторгом принято читателями и сразу же поставило В.А. Жуковского в ряд лучших русских поэтов. Как отметили критики, образ юного певца, носителя гуманистических идеалов, страдающего от дисгармонии окружающей его действительности и предчувствующего собственную гибель, становится затем ведущим лирическим героем поэзии В.А. Жуковского.

Конспект урока по литературе "Анализ элегий В. А. Жуковского "Сельское кладбище", "Море"."

Конспект урока по литературе в 9 классе по теме: «Анализ лирических произведений В.А.Жуковского «Сельское кладбище», «Море».

Урок из раздела 2. Русская литература 18 века (19 часов).

Урок 17-ый в разделе и 22-ой по порядку.

Предыдущая тема урока: «Романтизм как литературное направление. В.А.Жуковский - переводчик и поэт».

Последующая тема урока: «Жанр баллады. В.А.Жуковский баллада «Светлана».

Цели урока: 1. Научить учащихся общению с автором через восприятие лирического текста.

2.Развивать восприятие прекрасного, творческое мышление.

3. Формировать интерес к поэзии.

4. Приобщать к отечественному культурному наследию.

5. Обучение анализу лирического произведения на примере стихотворения В.А.Жуковского «Сельское кладбище».

Словарная работа: лирика, жанр элегии, лирический герой, внутренний мир лирического героя, субъективизм.

Оборудование: мультимедийная презентация «В.А.Жуковский – основоположник романтизма в России».

Ход урока

1.Организационный момент. Вступительное слово учителя с показом презентации – индивидуальное домашнее задание.

Здравствуйте, ребята. Я рада видеть вас красивыми и бодрыми. Сегодня на уроке мы продолжим знакомиться с творчеством Василия Андреевича Жуковского. Прежде чем приступить к основной части урока, предлагаю вам посмотреть презентацию учениц вашего класса, которую они приготовили к сегодняшнему занятию. Презентация называется: «В.А.Жуковский –

основоположник русского романтизма» (5 мин.)

2. Постановка учебных целей. Введение в тему.

Ребята, прочитайте внимательно тему урока на доске. Какие цели мы ставим перед собой?

-Научиться анализу стихотворений.

-Развить творческое мышление через восприятие прекрасного.

-Почувствовать гордость за отечественную литературу.

(Сверяем варианты учащихся с целями, написанными на обратной стороне доски.)

Его стихов пленительная сладость

Пройдёт веков завистливую даль

- Эти строки посвятил А.С.Пушкин В.А.Жуковскому, своему учителю и наставнику. Мы будем испытывать гордость за отечественную литературу, развивая творческое мышление, анализируя стихи поэта – Василия Андреевича Жуковского. (5 мин.)

3. Актуализация знаний. Разминка.

-Какую роль в освоении романтизма в России сыграл Жуковский? (основоположник)

- Вспомните основные особенности романтизма как литературного направления. (Характер героя, экзотическая среда, использование стихий природы, опора на фольклор, идея – свобода, объективное - субъективное.)

-Скажите, чем характеризуется раннее творчество Жуковского? (переводами)

Первое стихотворение, которое принесло Жуковскому известность, было «Сельское кладбище», написанное поэтом 1802 году. Это был перевод элегии Томаса Грея под названием «Элегия, написанная на сельском кладбище». Стало очевидно, что в русской поэзии появился талантливый поэт. Его переводы, а потом и непосредственно собственные сочинения являются образцами глубоко поэтической и высоко - нравственной лирики. (3 мин.)

4.Открытие нового знания (поиск решения - актуализация знаний, формулировка правила)

- Что такое лирика? (Лирика – это род литературы, в котором субъективное начало является главным.) (Записи в тетради с прошлого урока)

-Чем отличается субъективное от объективного в лирическом тексте? (стр. 126 статьи учебника).

Звучит выразительное чтение «Сельского кладбища», ученик подготовился заранее.

-Кто же является носителем субъективного в тексте отрывка? (лирический герой).

Давайте на этом этапе урока попробуем проанализировать отрывок из «Сельского кладбища» Жуковского. У вас на столах лежат тексты отрывка, а также примерный план анализа лирического произведения. Работая в парах, вы составите совместный анализ стихотворения. При этом назовите героя данного произведения и дайте его характеристику, т.е. раскройте его субъективное восприятие мира. (5 мин.)

Работа в парах (10-7 мин.)

Применение знаний.

Примерный анализ элегии «Сельское кладбище».

Началом своего поэтического творчества В. А. Жуковский считал перевод «Элегии, написанной на сельском кладбище» английского поэта Томаса Грея. Именно из этого перевода родилось новое и оригинальное явление русской поэзии — стихотворение «Сельское кладбище» (1802).

Центральной темой элегии являются философское размышление о жизни и смерти. Реальный (субъективный) мир быстротечен, все мы смертны в этом мире. И приют от земных тревог чувствительный душою получил в награду от творца друга – прохожего, который помолится над несчастным.

Отсюда главные образы и картины стихотворения – это кладбищенский пейзаж, могилы с надгробиями, косматые ивы – вполне соответствует канонам романтизма экзотическая среда. Лирический герой размышляет о юноше то задумчивом, то скромном, то молчаливом, который встречается путнику на лоне природы. Но судьба непредсказуема – и вот уже пение гробовое и надгробие простое. Не будучи переводом в полном смысле этого слова, «Сельское кладбище» становится произведением русской национальной литературы. В изображении юноши-поэта, размышляющего на сельском кладбище, Жуковский усиливает черты мечтательности, меланхоличности, поэтической одухотворенности, значительно приблизив этот образ к своему внутреннему миру и сделав его максимально близким русскому читателю, воспитанному на сентиментальных стихах.

5.Углубление открытого знания (развитие коммуникативных, интеллектуальных, оценочных и организационных умений). Применение знаний

Учитель просит выступить 2-3 пары с собственным анализом. Спрашивается мнение учеников о том, справилась ли пара с заданием. Если необходимо, то учитель корректирует практические работы выступающих, объясняя, в чём они допустили ошибку. (7 мин.)

Итак, стало очевидно, что в русской поэзии появился талантливый поэт. Пора ученичества для Жуковского миновала. Начинался новый этап его литературной деятельности.

Теперь прошу вас взять листочки с другим текстом. Это элегия Жуковского «Море». Прочитайте стихотворение.

-Какие чувства вы испытали?

-Какие картины нарисовались в вашем воображении после прочтения?

-Опишите лирического героя, которого вы представили.

-В каких строчках заключён смысл элегии, как вы думаете?

-Какие самые яркие слова вы бы выделили в тексте?

-Как лирический герой и море связаны между собой?

Вывод. Человек и природа у Жуковского даны в единстве. «Жизнь души» и есть подлинный предмет элегии Жуковского (5 мин.)

6. Объяснение домашнего задания.

Теперь перед вами стоит следующая задача: Дома сделать презентацию на 5-6слайдов с изображением моря, похожего по описанию с морем Жуковского.

-Скажите, как называют писателей, изображающих море? (маринисты)

-Какого известного русского мариниста вы знаете? (Айвазовский). Попробуйте в Интернете найти его картины и используйте их в презентации. Также на каждом слайде напишите строки стихотворения, соответствующие данной картине. У кого нет компьютера или Интернета, напишите анализ элегии на листочках с текстом стихотворения.(3 мин.)

7. Рефлексия

- Понравился ли урок?

- Что нового вы узнали?

-Можно ли сказать, что мы достигли поставленных целей на уроке?

-Какие чувства вы испытываете, когда слышите имя Василий Андреевич Жуковский?

Оценки за урок сообщаются учителем.(2 мин.)

Самоанализ урока.

Урок провела учитель русского языка и литературы Басова И.В.

Урок литературы в 9 классе. Дата проведения: 21.10.2015 г.

В классе 21 учащийся. На занятии присутствовало 19 человек.

Класс по уровню обученности можно назвать сильным: по итогам прошлого года 13человек получили по литературе оценку за год - 4 и 5.

Учебник - литература. I часть. Учебник – хрестоматия. Авторы – составители: В.Я.Коровина, В.И.Коровин, И.С.Забарский, В.П.Журавлёв, составленный в соответствии с УМК по литературе для учащихся 9 класса.

Урок по теме: «Анализ лирических произведений В.А.Жуковского «Сельское кладбище», «Море».

Урок из раздела 2. Русская литература 18 века (19 часов).

Урок 17-ый в разделе и 22-ой по порядку.

Предыдущая тема урока: «Романтизм как литературное направление. В.А.Жуковский - переводчик и поэт».

Последующая тема урока: «Жанр баллады. В.А.Жуковский баллада «Светлана».

Цели урока: 1. Научить учащихся общению с автором через восприятие лирического текста.

2.Развивать восприятие прекрасного, творческое мышление.

3. Формировать интерес к поэзии.

4. Приобщать к отечественному культурному наследию.

5. Обучение анализу лирического произведения на примере стихотворения В.А.Жуковского «Сельское кладбище».

Тип урока: Объединенный (комбинированный) урок.

На уроках данного типа решается несколько дидактических задач: повторение пройденного и проверка домашнего задания, изучение и закрепление новых знаний.

Комбинированный урок характеризуется постановкой и достижением нескольких дидактических целей. Считаю, что поставленные на уроке цели достигнуты. Учащиеся познакомились с текстом элегий поэта (звучало выразительное чтение элегий, а также напечатанный текст был у каждого на столах), испытали гордость за отечественную литературу (на заслугах Жуковского перед Отечеством акцентировалось внимание во время презентации и в момент формулировки выводов по анализу произведений поэта, во время рефлексии был задан соответствующий вопрос), приобщились к культурному наследию России, научились понимать и анализировать лирические тексты романтического направления (не только за работу на уроке, но и за домашнее задание почти все ученики получили положительные оценки: 4 - 5).

На уроке использовала следующие технологии обучения:

-технология критического мышления

-работа с учебником

-работа в парах

-проектная деятельность (презентации)

-фронтальный опрос

План проведения урока:

1.Организационный момент. Вступительное слово учителя с показом презентации – индивидуальное домашнее задание.

2. Постановка учебных целей. Введение в тему.

3. Актуализация знаний. Разминка.

4.Открытие нового знания (поиск решения - актуализация знаний, формулировка правила). Работа в парах (10-7 мин.). Применение знаний.

5.Углубление открытого знания (развитие коммуникативных, интеллектуальных, оценочных и организационных умений). Применение знаний

6. Объяснение домашнего задания.

7. Рефлексия.

Все планируемые этапы во время урока были пройдены. Трудности составил этап, содержащий работу в парах, из-за продолжительной подготовки учащихся к выступлению учителю хватило времени спросить только одну подготовившуюся пару. Вследствие этого, освободилось 2 – 3 минуты на рефлексию.

Психологическая обстановка во время урока была благоприятной, дети вели себя спокойно, без напряжения. Отвечали на поставленные вопросы уверенно. Активность класса считаю удовлетворительной. Тем более, что получили оценку за материал, пройденный на занятии, практически все, выполнив домашнее задание. Считаю, что цели урока достигнуты, задачи выполнены. К конспекту урока и самоанализу прилагается раздаточный материал, письменные домашние работы некоторых учащихся, а также диск с презентациями.

Василий Андреевич Жуковский. «Сельское кладбище. Анализ произведения сельское кладбище

По мотивам элегии Томаса Грея Жуковский написал стихотворение "Сельское кладбище". В нем нет уныния и плача по загубленным жизням, но есть торжественность момента ухода в мир иной, спокойствие и умиротворенность душ, завершивших земной путь.

Путник, зашедший на кладбище, предается размышлениям о вечных ценностях. Рядом с могильными плитами и крестами он пытается понять смысл человеческого существования. Он понимает, что перед ликом смерти оказываются равны все, и мирный хлебопашец, и храбрый воин. Как бы не различались при жизни судьбы людей, все предстают перед богом равными.

Рассказчик скорбит о всех, но отдает предпочтение простым селянам, которые преобразовывали землю, добывали хлеб насущный. Вспоминает он добрых людей, которых встречал по пути, сильных мужчин и слабого юношу, не успевшего увидеть все радости жизни. Вспоминаются достойные и в памяти продолжают жить. Именно это главное, а вовсе не красота памятника на могиле.

Вплетая в стихотворные строки разговорные слова, добавляя свои душевные переживания, поэт создал произведение, которое принесло ему широкую известность. Из вольного перевода с английского получилось истинно русское стихотворение. Эмоциональная окраска, сентиментальная лиричность и одухотворенность в изображении простых картин обыденной жизни позволило приблизить поэзию к народу.

Сочинение » Жуковский » Сочинение: Анализ стихотворения В. А. Жуковского «Сельское кладбище»

Началом своего поэтического творчества В. А. Жуковский считал перевод «Элегии, написанной на сельском кладбище» английского поэта Томаса Грея. Именно из этого перевода родилось новое и оригинальное явление русской поэзии - стихотворение «Сельское кладбище» (1802). На создание этого произведения оказали влияние многие причины: и изучение западноевропейской поэзии, и опыт переводчика, и литературные вкусы времени, и художественные пристрастия автора, и споры о назначении человека, которые велись в кругу друзей поэта.

Следуя за Томасом Греем в развитии поэтической мысли, Жуковский вносит в свой перевод идеи и настроения, выражающие его собственное мировосприятие. Картина скромного сельского кладбища, описание которого опирается на впечатление от окрестностей родного села поэта Мишенского, настраивает автора на элегический лад:

Под кровом черных сосн и вязов наклоненных,

Которые окрест, развесившись, стоят,

Здесь праотцы села, в гробах уединенных,

Навеки затворясь, сном беспробудным спят.

В центре внимания поэта - размышления о смысле жизни человека, о взаимоотношениях его с окружающим миром. Перед нами искусно организованный поток чувств и мыслей конкретной личности. Элегия представляет собой смену вопросов, как бы стихийно возникающих в сознании лирического героя. Все стихотворение составляет совокупность философских и морально-психологических мотивов, сменяющих друг друга, проникнутых грустным настроением и скрепленных общей идеей скоротечности жизни и превратности счастья. Размышляющий герой констатирует:

На всех ярится смерть - царя, любимца славы,

Всех ищет грозная…и некогда найдет…

Развивая мысль о равенстве всех перед смертью, Жуковский обращает внимание на социальные протиоречия, существующие в обществе. Он отдает свои симпатии не «рабам суеты», не «наперсникам фортуны», а обычным поселянам, потом которых «кропилася» земля. Убежденный в том, что все люди по своей природе равны, он скорбит о этих простых поселянах, роженных «быть в венце иль мыслями парить», но угасих в неведении по слепой случайности:

Их рок обременил убожества цепями,

Их гений строгою нуждою умерщвлен.

В утверждении идеала естественного равенства людей автор близок французскому писателю Ж.-Ж. Руссо, с творчеством которого он познакомился еще в пансионе и, как и многие молодые люди того времени, стал сильно увлекаться его философией.

Своеобразие стихотворения «Сельское кладбище» состоит в сосредоточенности поэта на внутренних переживаниях личности, раскрывающихся в органическом слиянии природы и чувств человека. Передаче этого состояния весьма способствует одушевление природы: «уже бледнеет день», «внимаема луной», «денницы тихий глас», «под дремлющею ивой», «дубравы трепетали», «дню юного дыханья».

Оригинальный перевод «Сельского кладбища» вывляет поэтическую индивидуальность автора, близкого во время создания стихотворения к сентиментализму. Он добивается здесь удивительной мелодичности и напевности стиха, придает ему задушевную интонацию.

Воссоздавая обыденную жизнь, поэт вводит бытовую разговорную лексику: «шалаш», «жук», «пастух», «серпы», «очаг», «плуг», «стадо». Но таких слов в элегии немного. Лексика здесь по преимуществу сентименталистская философско-созерцательная. В стихотворении преобладают слова, относящиеся к душевным переживаниям («презрение», «горести», «вздохнуть», «слезы», «уныло») и широким раздумьям о жизни («безмолвного владычества покой», «на всех ярится смерть», «всемощные судьбы»). Сентиментальны эпитеты и сравнения, такие, как «унылый звон», «сердца нежного», «милый глас», «томными очами», «кроток сердцем», «чувствителен душою».

Яркая эмоционально-мелодическая выразительность стихотворения достигается описательно-лирической структурой фразы («В туманном сумраке окрестность исчезает. »), часто используемой анафорой («Лишь изредка жужжат. Лишь слышатся вдали»), повторениями («Повсюду тишина, повсюду мертвый сон. »), обращениями («А вы, наперсники фортуны»), вопросами («Ужель смягчится смерть?») и восклицаниями («Ах, может быть, под сей могилой!»).

Итак, не будучи переводом в полном смысле этого слова, «Сельское кладбище» становится произведением русской национальной литературы. В изображении юноши-поэта, размышляющего на сельском кладбище, Жуковский усиливает черты мечтательности, меланхоличности, поэтической одухотворенности, значительно приблизив этот образ к своему внутреннему миру и сделав его максимально близким русскому читателю, воспитанному на сентиментальных стихах Дмитриева, Капниста, Карамзина.

Появление «Сельского кладбища» на страницах издаваемого Карамзиным журнала «Вестник Европы» принесло Жуковскому известность. Стало очевидно, что в русской поэзии появился талантливый поэт. Поа ученичества для Жуковского миновала. Начинался новый этап его литературной деятельности.

Внимание, только СЕГОДНЯ!

Одним из авторов русских элегий является Василий Жуковский. Среди множества написанных им элегий особое место занимает произведение «Сельское кладбище», созданное автором в 1802 году. В нем автор будто противоборствует со своей душой. У лирического героя, кем в данном стихотворении является сам Жуковский, упадническое настроение. Он готов смириться с тем, что рано или поздно все заканчивается смертью, готов опустить руки, не бороться за то, что дорого.

Эта баллада наполнена романтикой сельской жизни, которая восхищала Жуковского. В связи с этим первые строки стихотворения и посвящены воссозданию картины мирной обыденной жизни английских крестьян, закончивших свой трудовой день. Природа, а вместе с ней и люди, приходят к тишине, покою и умиротворенности вечера.

Но поэт при этом уверен, что вечер закончится, после ночи настанет новый день с его проблемами и заботами. Но существует в мире место, которого не касается ни одна из этих людских проблем - старое сельское кладбище. Единственным существом на нем является мудрая птица сова. Автор восхищается здешней тишиной и при этом горестно сожалеет, что людям, захороненным под плитами, уже не возможно восхититься простым людскими радостями, они не могут изменить мир и других людей.

К могилам простых людей герой относится с особым трепетом, называя похороненных здесь жемчужинами. А ведь и вправду, сколько гениальных умов, талантов, добрых, справедливых людей было и есть среди простолюдинов.

При жизни не стоит оценивать человека лишь по внешнему виду и толщине кошелька, а после смерти по надгробью. Главное, чтобы после смерти, о человеке осталась память, чтобы были те, кто любил, помнил и хотел хотя бы изредка приходить к могиле.

Томас Грей (1716—1771), английский поэт и филолог. Родился 26 декабря 1716 в Лондоне, в семье нотариуса и биржевого брокера. Грей признан одним из самых образованным английских поэтов (наряду с Мильтоном), его стиль выделяется тщательностью отделки. Один из лучших в Англии мастеров эпистолярного жанра. Умер в своей университетской квартире 30 июля 1771 года...
ELEGY WRITTEN IN A COUNTRY CHURCHYARD (1751)


Thomas Gray
The Curfew tolls the knell of parting day,
The lowing herd wind slowly o"er the lea,
The plowman homeward plods his weary way,
And leaves the world to darkness and to me.

Now fades the glimmering landscape on the sight,
And all the air a solemn stillness holds,
Save where the beetle wheels his droning flight,
And drowsy tinklings lull the distant folds;

Save that from yonder ivy-mantled tow"r
The moping owl does to the moon complain
Of such as, wand"ring near her secret bow"r,
Molest her ancient solitary reign.

Beneath those rugged elms, that yew-tree"s shade,
Where heaves the turf in many a mould"ring heap,
Each in his narrow cell for ever laid,
The rude Forefathers of the hamlet sleep.

The breezy call of incense-breathing Morn,
The swallow twitt"ring from the straw-built shed,
The cock"s shrill clarion, or the echoing horn,
No more shall rouse them from their lowly bed.

For them no more the blazing hearth shall burn,
Or busy housewife ply her evening care:
No children run to lisp their sire"s return,
Or climb his knees the envied kiss to share.

Oft did the harvest to their sickle yield,
Their furrow oft the stubborn glebe has broke:
How jocund did they drive their team afield!
How bow"d the woods beneath their sturdy stroke!

Let not Ambition mock their useful toil,
Their homely joys, and destiny obscure;
Nor Grandeur hear with a disdainful smile
The short and simple annals of the poor.

The boast of heraldry, the pomp of pow"r,
And all that beauty, all that wealth e"er gave,
Awaits alike th" inevitable hour:
The paths of glory lead but to the grave.

Nor you, ye Proud, impute to These the fault,
If Memory o"er their Tomb no Trophies raise,
Where through the long-drawn aisle and fretted vault
The pealing anthem swells the note of praise.

Can storied urn or animated bust
Back to its mansion call the fleeting breath?
Can Honour"s voice provoke the silent dust,
Or Flatt"ry soothe the dull cold ear of death?

Perhaps in this neglected spot is laid
Some heart once pregnant with celestial fire;
Hands, that the rod of empire might have sway"d,
Or waked to ecstasy the living lyre.

But Knowledge to their eyes her ample page
Rich with the spoils of time did ne"er unroll;
Chill Penury repress"d their noble rage,
And froze the genial current of the soul.

Full many a gem of purest ray serene
The dark unfathom"d caves of ocean bear:
Full many a flower is born to blush unseen,
And waste its sweetness on the desert air.

Some village Hampden that with dauntless breast
The little tyrant of his fields withstood,
Some mute inglorious Milton here may rest,
Some Cromwell guiltless of his country"s blood.

Th" applause of list"ning senates to command,
The threats of pain and ruin to despise,
To scatter plenty o"er a smiling land,
And read their history in a nation"s eyes,

Their lot forbade: nor circumscribed alone
Their glowing virtues, but their crimes confined;
Forbade to wade through slaughter to a throne,
And shut the gates of mercy on mankind,

The struggling pangs of conscious truth to hide,
To quench the blushes of ingenuous shame,
Or heap the shrine of Luxury and Pride
With incense kindled at the Muse"s flame.

Far from the madding crowd"s ignoble strife,
Their sober wishes never learn"d to stray;
Along the cool sequester"d vale of life
They kept the noiseless tenor of their way.

Yet ev"n these bones from insult to protect
Some frail memorial still erected nigh,
With uncouth rhymes and shapeless sculpture deck"d,
Implores the passing tribute of a sigh.

Their name, their years, spelt by th" unletter"d muse,
The place of fame and elegy supply:
And many a holy text around she strews,
That teach the rustic moralist to die.

For who, to dumb Forgetfulness a prey,
This pleasing anxious being e"er resign"d,
Left the warm precincts of the cheerful day,
Nor cast one longing ling"ring look behind?

On some fond breast the parting soul relies,
Some pious drops the closing eye requires;
Ev"n from the tomb the voice of Nature cries,
Ev"n in our Ashes live their wonted Fires.

For thee, who, mindful of th" unhonour"d dead,
Dost in these lines their artless tale relate;
If chance, by lonely contemplation led,
Some kindred spirit shall inquire thy fate,

Haply some hoary-headed Swain may say,
"Oft have we seen him at the peep of dawn
Brushing with hasty steps the dews away
To meet the sun upon the upland lawn.

"There at the foot of yonder nodding beech
That wreathes its old fantastic roots so high,
His listless length at noontide would he stretch,
And pore upon the brook that babbles by.

"Hard by yon wood, now smiling as in scorn,
Mutt"ring his wayward fancies he would rove,
Now drooping, woeful wan, like one forlorn,
Or crazed with care, or cross"d in hopeless love.

"One morn I miss"d him on the custom"d hill,
Along the heath and near his fav"rite tree;
Another came; nor yet beside the rill,
Nor up the lawn, nor at the wood was he;

"The next with dirges due in sad array
Slow through the church-way path we saw him borne.
Approach and read (for thou canst read) the lay
Graved on the stone beneath yon aged thorn:"

Here rests his head upon the lap of Earth
A Youth to Fortune and to Fame unknown.
Fair Science frown"d not on his humble birth,
And Melancholy mark"d him for her own.

Large was his bounty, and his soul sincere,
Heav"n did a recompense as largely send:
He gave to Mis"ry all he had, a tear,
He gain"d from Heav"n ("twas all he wish"d) a friend.

No farther seek his merits to disclose,
Or draw his frailties from their dread abode,
(There they alike in trembling hope repose,)
The bosom of his Father and his God.

Василий Андреевич Жуковский
(вольный перевод)

Сельское кладбище. Элегия

СЕЛЬСКОЕ КЛАДБИЩЕ
Элегия

Уже бледнеет день, скрываясь за горою;
Шумящие стада толпятся над рекой;
Усталый селянин медлительной стопою
Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

В туманном сумраке окрестность исчезает...
Повсюду тишина; повсюду мертвый сон;
Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает,
Лишь слышится вдали рогов унылый звон.

Лишь дикая сова, таясь под древним сводом
Той башни, сетует, внимаема луной,
На возмутившего полуночным приходом
Ее безмолвного владычества покой.

Под кровом черных сосн и вязов наклоненных,
Которые окрест, развесившись, стоят,
Здесь праотцы села, в гробах уединенных
Навеки затворясь, сном непробудным спят.

Денницы тихий глас, дня юного дыханье,
Ни крики петуха, ни звучный гул рогов,
Ни ранней ласточки на кровле щебетанье —
Ничто не вызовет почивших из гробов.

На дымном очаге трескучий огнь, сверкая,
Их в зимни вечера не будет веселить,
И дети резвые, встречать их выбегая,
Не будут с жадностью лобзаний их ловить.

Как часто их серпы златую ниву жали
И плуг их побеждал упорные поля!
Как часто их секир дубравы трепетали
И по́том их лица кропилася земля!

Пускай рабы сует их жребий унижают,
Смеяся в слепоте полезным их трудам,
Пускай с холодностью презрения внимают
Таящимся во тьме убогого делам;

На всех ярится смерть — царя, любимца славы,
Всех ищет грозная... и некогда найдет;
Всемощныя судьбы незыблемы уставы:
И путь величия ко гробу нас ведет!

А вы, наперсники фортуны ослепленны,
Напрасно спящих здесь спешите презирать
За то, что гро́бы их непышны и забвенны,
Что лесть им алтарей не мыслит воздвигать.

Вотще над мертвыми, истлевшими костями
Трофеи зиждутся, надгробия блестят,
Вотще глас почестей гремит перед гробами —
Угасший пепел наш они не воспалят.

Ужель смягчится смерть сплетаемой хвалою
И невозвратную добычу возвратит?
Не слаще мертвых сон под мраморной доскою;
Надменный мавзолей лишь персть их бременит.

Ах! может быть, под сей могилою таится
Прах сердца нежного, умевшего любить,
И гробожитель-червь в сухой главе гнездится,
Рожденной быть в венце иль мыслями парить!

Но просвещенья храм, воздвигнутый веками,
Угрюмою судьбой для них был затворен,
Их рок обременил убожества цепями,
Их гений строгою нуждою умерщвлен.

Как часто редкий перл, волнами сокровенный,
В бездонной пропасти сияет красотой;

Как часто лилия цветет уединенно,
В пустынном воздухе теряя запах свой.

Быть может, пылью сей покрыт Гамиден надменный,
Защитник сограждан, тиранства смелый враг;
Иль кровию граждан Кромвель необагренный,
Или Мильтон немой, без славы скрытый в прах.

Отечество хранить державною рукою,
Сражаться с бурей бед, фортуну презирать,
Дары обилия на смертных лить рекою,
В слезах признательных дела свои читать —

Того им не дал рок; но вместе преступленьям
Он с доблестями их круг тесный положил;
Бежать стезей убийств ко славе, наслажденьям
И быть жестокими к страдальцам запретил;

Таить в душе своей глас совести и чести,
Румянец робкия стыдливости терять
И, раболепствуя, на жертвенниках лести
Дары небесных муз гордыне посвящать.

Скрываясь от мирских погибельных смятений,
Без страха и надежд, в долине жизни сей,
Не зная горести, не зная наслаждений,
Они беспечно шли тропинкою своей.

И здесь спокойно спят под сенью гробовою —
И скромный памятник, в приюте сосн густых,
С непышной надписью и резьбою простою,
Прохожего зовет вздохнуть над прахом их.

Любовь на камне сем их память сохранила,
Их ле́та, имена потщившись начертать;
Окрест библейскую мораль изобразила,
По коей мы должны учиться умирать.

И кто с сей жизнию без горя расставался?
Кто прах свой по себе забвенью предавал?
Кто в час последний свой сим миром не пленялся
И взора томного назад не обращал?

Ах! нежная душа, природу покидая,
Надеется друзьям оставить пламень свой;
И взоры тусклые, навеки угасая,
Еще стремятся к ним с последнею слезой;

Их сердце милый глас в могиле нашей слышит;
Наш камень гробовой для них одушевлен;
Для них наш мертвый прах в холодной урне дышит,
Еще огнем любви для них воспламенен.

А ты, почивших друг, певец уединенный,
И твой ударит час, последний, роковой;
И к гробу твоему, мечтой сопровожденный,
Чувствительный придет услышать жребий твой.

Быть может, селянин с почтенной сединою
Так будет о тебе пришельцу говорить:
«Он часто по утрам встречался здесь со мною,
Когда спешил на холм зарю предупредить.

Там в полдень он сидел под дремлющею ивой,
Поднявшей из земли косматый корень свой;
Там часто, в горести беспечной, молчаливой,
Лежал, задумавшись, над светлою рекой;

Нередко в вечеру, скитаясь меж кустами, —
Когда мы с поля шли и в роще соловей
Свистал вечерню песнь, — он томными очами
Уныло следовал за тихою зарей.

Прискорбный, сумрачный, с главою наклоненной,
Он часто уходил в дубраву слезы лить,
Как странник, родины, друзей, всего лишенный,
Которому ничем души не усладить.

Взошла заря — но он с зарею не являлся,
Ни к иве, ни на холм, ни в лес не приходил;
Опять заря взошла — нигде он не встречался;
Мой взор его искал — искал — не находил.

Наутро пение мы слышим гробовое...
Несчастного несут в могилу положить.

Приблизься, прочитай надгробие простое,
Чтоб память доброго слезой благословить».

Здесь пепел юноши безвременно сокрыли,
Что слава, счастие, не знал он в мире сем.
Но музы от него лица не отвратили,
И меланхолии, печать была на нем.

Он кроток сердцем был, чувствителен душою —
Чувствительным творец награду положил.
Дарил несчастных он — чем только мог — слезою;
В награду от творца он друга получил.

Прохожий, помолись над этою могилой;
Он в ней нашел приют от всех земных тревог;
Здесь все оставил он, что в нем греховно было,
С надеждою, что жив его спаситель-бог.

Примечания

«Элегия, написанная на сельском кладбище», переведена В. Жуковским два раза. Второй перевод сделан им после того, как он посетил Англию и то кладбище, на котором Грей написал «Элегию».

«Сельское кладбище». Данный перевод сделан в мае — сентябре 1802 года. Впервые напечатано в журнале «Вестник Европы», 1802, N 24, с посвящением А. И. Т—у (Андрею Ивановичу Тургеневу). Вольный перевод прославленной элегии Т. Грея «Elegy written in a Country Churchyard» («Элегия, написанная на сельском кладбище»). Эта элегия была известна русскому читателю задолго до перевода Жуковского. Уже в 1789 году «Беседующий гражданин» поместил довольно близкий к подлиннику прозаический перевод этого произведения, а ещё ранее, в журнале Новикова «Покоящийся трудолюбец» за 1786 год, был напечатан стихотворный перевод заключительной части элегии под заголовком «Эпитафия господина Грея самому себе». Существовали и другие переводы.

Лишь слышится вдали рогов унылый, звон. — В «Вестнике Европы» к этой строке автором сделано примечание: «В Англии привязывают колокольчики к рогам баранов и коров».

Гампден надменный — Джон Гемпден (1596 — 1643), активный участник английской революции XVII века на первых ее этапах.

В этой статье мы проанализируем элегию, которую написал в 1802 году Жуковский, "Сельское кладбище". Данное произведение относится к романтизму и имеет характерные для него особенности и черты.

Для раннего Жуковского излюбленное время суток - переход от сумерек к вечеру, от дня к ночи, от тьмы к рассвету. В эти часы и минуты человек ощущает, что сам он меняется, что не все еще закончено, что жизнь полна тайны и непредсказуема, а смерть, возможно, лишь переход души в неведомое, иное состояние.

Образ кладбища

Итак, перед вами произведение, которое создал Василий Андреевич Жуковский, - "Сельское кладбище". Анализ стихотворения начнем с главного предметного образа, указанного в названии. Любимое место, в котором романтик предается нелегким раздумьям о тленности бытия, - кладбище. Все здесь напоминает о разлуке, о прошлом, которое царствует над людьми. Но делает это не разрывая сердце, мягко, что отмечает Жуковский ("Сельское кладбище"). Анализ стихотворения позволяет нам заметить, что увитые зеленью памятники на могилах, овеянные легким прохладным ветерком, говорят не только о всевозможных потерях, но и о том, что человеческое страдание непременно пройдет, как проходит и радость. В конце концов останется лишь разлитый в природе грустный покой.

Герои элегии

Любимый герой поэта-романтика - он сам, то есть Василий Андреевич Жуковский. "Сельское кладбище" изображает мысли и чувства автора, его философские размышления. Кто как не наделенный особым слухом "певец" способен понять радость и боль жизни, расслышать голоса природы, подняться над мирской суетой, чтобы охватить в едином порыве своей души весь мир, соединиться со Вселенной? Свое "кладбищенское" раздумье посвящает автор, как и английский поэт-предромантик Томас Грей, памяти "бедного певца". При этом сознательно делает менее зримыми свои описания, усиливая их эмоциональный настрой, Жуковский (элегия "Сельское кладбище").

Эпитеты в произведении

В данном произведении почти у каждого существительного присутствует прилагательное в качестве эпитета. Подобный прием не случайно ввел в свое произведение Жуковский. "Сельское кладбище" смещает акцент с предметов на характеристики внутреннего мира. Так, стопа - медлительная, селянин - усталый, шалаш - спокойный. Внимание читателя, таким образом, переносится на непредметный признак. Это все присутствует и у Грея. Но русскому поэту мало того: он в свое произведение добавляет еще два слова, которые указывают на состояние: "бледнеет" и "задумавшись". Слово "бледнеет", казалось бы, относится к зрительному ряду. Но если представить это, получается, что в предметном, прямом смысле это означает, что день становится светлее. А в произведении описывается совсем противоположное: наступление вечерних сумерек. Следовательно, слово "бледнеет" означает в элегии нечто совсем иное: исчезает, гаснет, блекнет. Возможно, как и сама наша жизнь.

Звукопись

Этот эффект усиливается во второй строфе. Здесь зрительные образы (хоть и переведенные в другой, эмоциональный план) отодвигаются на второе место, уступая его звуковым. Чем темнота в мире, который описывает поэт, становится непроницаемее, тем более лирический герой ориентируется по звуку. Во второй строфе основная художественная нагрузка ложится именно на звукопись, а не на эпитеты. Этот прием не случайно применяет в своем произведении Жуковский. Стих "Сельское кладбище" благодаря ему становится выразительнее.

Удваивающиеся, протяжные сонорные "н", "м", а также шипящие "щ", "ш" и свистящие "з", "с" создают образ мертвого сна природы. Третья строка обилием этих звуков кажется нам попросту звукоподражательной. Однако она "работает" и на создание определенного настроения, отнюдь не мирного и спокойного, которое характерно для первой строфы, а тревожного.

От строчки к строчке произведение, которое написал Жуковский ("Сельское кладбище"), становится все мрачнее и мрачнее. Как сигнальный звоночек, в конце второй строфы звучит слово, которое играет роль своеобразного стилистического пароля в жанре элегии: "унылый". Это прилагательное обозначает "погруженный безраздельно в печаль, слившийся с этим чувством, не знающий никакого иного настроения, полностью потерявший надежду". Почти синоним заунывного звука - унылый, то есть тоскливый, однотонный, ранящий прямо в сердце.

Излюбленный предромантиками условный пейзаж в третьей строфе углубляет данное настроение. Дикая сова, древний свод, луна, изливающая на природу свой свет, мертвенно-бледный... Если шалаш селянина в первой строфе был назван словом "спокойный" и ничто не нарушало этой невозмутимости, то в третьей нарушен "покой" тихого владычества башни.

Мотив смерти

Продолжаем описывать данное произведение, проводить его анализ. "Сельское кладбище" Жуковский создавал как размышление о смысле жизни, тленности бытия. Вот мы, наконец, и приближаемся к центру элегии, трагически напряженному. Все настойчивее в ней начинает звучать мотив смерти. Автор произведения, стремясь усилить и без того мрачное, тяжелое настроение, дополнительными средствами нагнетает драматизм. Назван "непробудным" сон покойных. Следовательно, не допускается даже надежда о грядущем воскрешении умерших, их "пробуждении". Пятая строфа полностью построена на целом ряде таких отрицаний, как "ни... ни... ничего", и заканчивается жесткой формулой, в которой говорится о том, что ничто не заставит выйти из гробов покоящихся там.

Неизбежность кончины для всех

Развивая тему, Василий Андреевич и на всех людей распространяет свое горькое умозаключение о том, что смерть рано или поздно коснется каждого: и простых людей, и царей, ведь даже "путь величия" ведет ко гробу.

Жестока и беспощадна смерть, как показывает ее анализ. "Сельское кладбище" (Жуковский) описывает ее деяния. Смерть равнодушно забирает нежные сердца, умевшие любить, предназначенные для того, чтобы "быть в венце", но окованные при этом "убожества цепями" (крестьянской необразованностью и бедностью), и прах того, кто родился для того, чтобы "фортуну побеждать", бороться с "бурей бед".

Здесь голос поэта, еще недавно звучавший горько, обличительно, почти гневно, внезапно смягчается. Словно достигнув некоторого предела, приблизившись к отчаянию, авторская мысль плавно возвращается в точку покоя, а ведь именно с нее начинается произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это, таким образом, переносит нас в некое исходное состояние, подобно тому, как жизнь все возвращает на круги своя. Неспроста слово, мелькнувшее отголоском в первой строфе ("шалаш спокойный"), впоследствии, во второй, отвергнутое, вновь занимает в поэтическом языке Василия Андреевича свое законное место.

Что же противостоит смерти?

Весьма противоречиво произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это характеризуется тем, что в нем автор возражает сам себе. Лишь недавно он называл беспробудным сон умерших. То есть поэт говорил о всесилии смерти. И вдруг он трудно и медленно начинает примиряться с тем, что она неизбежна. Автор при этом строит высказывание так, что оно становится двояким, - это одновременно и рассуждение о друге-поэте, безвозвратно умершем, и о самом себе, своей неизбежной смерти.

Чувство безысходности теперь звучит хотя и грустно, но вовсе не безнадежно. Смерть всесильна, это признает Жуковский, но не всевластна, поскольку есть на земле живительная дружба, благодаря которой хранится вечный огонь "нежной души", для которой и прах дышит в урне, она сродни вере.

Началом своего поэтического творчества В. А. Жуковский считал перевод «Элегии, написанной на сельском кладбище» английского поэта Томаса Грея. Именно из этого перевода родилось новое и оригинальное явление русской поэзии - стихотворение «Сельское кладбище» (1802). На создание этого произведения оказали влияние многие причины: и изучение западноевропейской поэзии, и опыт переводчика, и литературные вкусы времени, и художественные пристрастия автора, и споры о назначении человека, которые велись в кругу друзей поэта.

Следуя за Томасом Греем в развитии поэтической мысли, Жуковский вносит в свой перевод идеи и настроения, выражающие его собственное мировосприятие. Картина скромного сельского кладбища, описание которого опирается на впечатление от окрестностей родного села поэта Мишенского, настраивает автора на элегический лад:

Под кровом черных сосн и вязов наклоненных,
Которые окрест, развесившись, стоят,
Здесь праотцы села, в гробах уединенных,
Навеки затворясь, сном беспробудным спят.

В центре внимания поэта - размышления о смысле жизни человека, о взаимоотношениях его с окружающим миром. Перед нами искусно организованный поток чувств и мыслей конкретной личности. Элегия представляет собой смену вопросов, как бы стихийно возникающих в сознании лирического героя. Все стихотворение составляет совокупность философских и морально-психологических мотивов, сменяющих друг друга, проникнутых грустным настроением и скрепленных общей идеей скоротечности жизни и превратности счастья. Размышляющий герой констатирует:

На всех ярится смерть - царя, любимца славы,
Всех ищет грозная…и некогда найдет…

Развивая мысль о равенстве всех перед смертью, Жуковский обращает внимание на социальные протиоречия, существующие в обществе. Он отдает свои симпатии не «рабам суеты», не «наперсникам фортуны», а обычным поселянам, потом которых «кропилася» земля. Убежденный в том, что все люди по своей природе равны, он скорбит о этих простых поселянах, роженных «быть в венце иль мыслями парить», но угасих в неведении по слепой случайности:

Их рок обременил убожества цепями,
Их гений строгою нуждою умерщвлен.

В утверждении идеала естественного равенства людей автор близок французскому писателю Ж.-Ж. Руссо, с творчеством которого он познакомился еще в пансионе и, как и многие молодые люди того времени, стал сильно увлекаться его философией.

Своеобразие стихотворения «Сельское кладбище» состоит в сосредоточенности поэта на внутренних переживаниях личности, раскрывающихся в органическом слиянии природы и чувств человека. Передаче этого состояния весьма способствует одушевление природы: «уже бледнеет день», «внимаема луной», «денницы тихий глас», «под дремлющею ивой», «дубравы трепетали», «дню юного дыханья».

Оригинальный перевод «Сельского кладбища» вывляет поэтическую индивидуальность автора, близкого во время создания стихотворения к сентиментализму. Он добивается здесь удивительной мелодичности и напевности стиха, придает ему задушевную интонацию.

Воссоздавая обыденную жизнь, поэт вводит бытовую разговорную лексику: «шалаш», «жук», «пастух», «серпы», «очаг», «плуг», «стадо». Но таких слов в элегии немного. Лексика здесь по преимуществу сентименталистская философско-созерцательная. В стихотворении преобладают слова, относящиеся к душевным переживаниям («презрение», «горести», «вздохнуть», «слезы», «уныло») и широким раздумьям о жизни («безмолвного владычества покой», «на всех ярится смерть», «всемощные судьбы»). Сентиментальны эпитеты и сравнения, такие, как «унылый звон», «сердца нежного», «милый глас», «томными очами», «кроток сердцем», «чувствителен душою».

Яркая эмоционально-мелодическая выразительность стихотворения достигается описательно-лирической структурой фразы («В туманном сумраке окрестность исчезает...»), часто используемой анафорой («Лишь изредка жужжат... Лишь слышатся вдали»), повторениями («Повсюду тишина, повсюду мертвый сон...»), обращениями («А вы, наперсники фортуны»), вопросами («Ужель смягчится смерть?») и восклицаниями («Ах, может быть, под сей могилой!»).

Итак, не будучи переводом в полном смысле этого слова, «Сельское кладбище» становится произведением русской национальной литературы. В изображении юноши-поэта, размышляющего на сельском кладбище, Жуковский усиливает черты мечтательности, меланхоличности, поэтической одухотворенности, значительно приблизив этот образ к своему внутреннему миру и сделав его максимально близким русскому читателю, воспитанному на сентиментальных стихах Дмитриева, Капниста, Карамзина.

Появление «Сельского кладбища» на страницах издаваемого Карамзиным журнала «Вестник Европы» принесло Жуковскому известность. Стало очевидно, что в русской поэзии появился талантливый поэт. Поа ученичества для Жуковского миновала. Начинался новый этап его литературной деятельности.

Анализ стихотворения Василия Жуковского «Сельское кладбище» ❤️| Жуковский В. А

Первая версия произведения была написана Василием Андреевичем в 1801-м году. Она являлась переводом одного из произведений Томаса Грея. Здесь можно было найти и лирические отступления, и пейзажи, и колоритные описания героев.

В 1832-м году Жуковский перевел это произведение еще раз. Это произошло после посещения поэтом сельского кладбища, что помогло ему дополнить произведение собственными мыслями. Несмотря на то, что оригинал произведения принадлежит другому автору, Василий Андреевич Жуковский смог добавить в него свою изюминку, мысли и

стиль.

Каждая фраза произведения наполнена романтизмом. Здесь подробно описывается быт англичан, их работа, возвращение домой, спокойные вечера в окружении родных. Лирический герой – это автор произведения. Он восхищается окружающим миром, красотой природы и размышляет о том, что когда-нибудь хорошие времена закончатся.

Автор понимает, что рано или поздно ночь закончится и наступит новый день с суетой, работой и бытовыми делами. Единственным местом, где нет суеты и забот, остается старое сельское кладбище. Там живет сова, а автор прогуливаясь по нему пускается в философские размышления.

Это место

напоминает ему об утратах и разлуках, но у автора присутствует лишь легкая грусть. По его мнению, под бетонными плитами, в земле, покоятся люди, которых более никогда не коснется суета и быт. С другой стороны поэт размышляет и о том, что эти люди уже ничего не в силах сделать для этого мира.

Автор стихотворения сочувствует умершим, так как они не в состоянии более испытать все радости жизни, увидеть красоту окружающего их мира, прочувствовать спокойствие вечера в кругу близких людей. Произведение достаточно противоречиво и объединяет в себе радость и грусть за погибших людей.

Василий Андреевич смог утонченно передать атмосферу английской природы, чувства уставших после работы людей, лирику смерти и спокойствие этого кладбища. Это произведение – способ показать миру широту души писателя и его способность мыслить глубоко и бесстрашно.

Столь философское произведение заставляет читателя задуматься над понятием жизни. Оценить ее быстротечность и признать всесильность смерти. Все конечно. Рано или поздно, богат человек или беден, смерть придет и за ним. В мире важно не все, что человек видит. Важно лишь то, что внутри него, каким его запомнят люди и что хорошего он для них успел сделать.

Анализ элегии «Сельское кладбище» Жуковского В.А. Жуковский, "Сельское кладбище": анализ стихотворения

Анализ элегии «Сельское кладбище» Жуковского В.А. Жуковский, "Сельское кладбище": анализ стихотворения

Проблема обустройства кладбищ и постоянного ухода за захоронениями наших родных и близких является объемной, а ее решение – благородным делом, как для властей, так и для всех граждан.

Актуальна она и в нашем районе.

Октябрьцы, наверняка, отметили, что за последние месяцы в лучшую сторону изменилось состояние сельского кладбища, расположенного в селе Октябрьское. С территории погоста (возле ворот) исчезли «вековые» мусорные свалки, дорожки приведены в порядок – теперь нет огромных ям, выбоин и луж, установлен металлический вагончик. И это не все изменения.

Как выяснилось, это наш односельчанин Евгений Пирог обратился в администрацию Октябрьского сельского поселения, где заключил договор на безвозмездной основе на осуществление работ по благоустройству территории, предназначенной для погребения, содержания ее в надлежащем состоянии. При встрече Евгений Викторович поделился планами на будущее и рассказал о том, что уже сделано.

Со 2 июля 2018 года определен режим работы кладбища, то есть ограничено движение транспортных средств. Мы закрыли большие ворота, но повесили табличку с телефоном, по которому можно обратиться с вопросами в любое время, - рассказывает Евгений Викторович. – А при необходимости - в случае захоронений, установки памятников и благоустройстве могил, проблем с открытием ворот нет никаких. Хотя жалобы по поводу запертых ворот уже были, но я считаю их необоснованными. Теперь будет вестись книга учета регистрации захоронений.

На сельском погосте расчищена и выровнена также площадка для новых захоронений, уничтожена сорная растительность. Как пояснил мой собеседник, большую безвозмездную помощь в вывозе мусорных куч, особенно перед Родительским днем, оказывает житель с. Октябрьское Анатолий Корнилов . Спасибо ему за нужное дело.

Из железного вагончика, который установили возле центральных ворот, в будущем хотим оборудовать административный корпус, - продолжает Евгений Викторович. – Уже установили электроопоры, хотим провести здесь освещение и видеонаблюдение. Видеокамеры предотвратят кражи могильных оградок, а такие случаи уже были.

Если администрация Октябрьского сельского поселения выделит необходимые средства, в будущем мы сможем отсыпать щебнем центральные дорожки на сельском погосте, изготовим и установим новые ворота и ограждение.

Ежегодно весной, обычно перед Радоницей, работники Октябрьской сельской администрации совместно с жителями проводят генеральную уборку кладбища. Каждый человек старается привести в порядок могилки родных и близких, собирает скопившийся за зиму мусор. Только не все вывозят его в места для этого предназначенные. В результате, то в одном, то в другом месте появляются огромные свалки. И некоторые участки сельского погоста предстают взору в весьма неприглядном виде. Больно смотреть на заросшие травой заброшенные могилки. Так и хочется сказать, люди добрые, навести чистоту на кладбище – святая обязанность каждого из нас, поэтому не откладывайте на потом такое благое дело, как наведение чистоты на родных холмиках. Это не трудно, а порядка на этом святом месте будет больше.

В этой статье мы проанализируем элегию, которую написал в 1802 году Жуковский, "Сельское кладбище". Данное произведение относится к романтизму и имеет характерные для него особенности и черты.

Для раннего Жуковского излюбленное время суток - переход от сумерек к вечеру, от дня к ночи, от тьмы к рассвету. В эти часы и минуты человек ощущает, что сам он меняется, что не все еще закончено, что жизнь полна тайны и непредсказуема, а смерть, возможно, лишь переход души в неведомое, иное состояние.

Образ кладбища

Итак, перед вами произведение, которое создал Василий Андреевич Жуковский, - "Сельское кладбище". Анализ стихотворения начнем с главного предметного образа, указанного в названии. Любимое место, в котором романтик предается нелегким раздумьям о тленности бытия, - кладбище. Все здесь напоминает о разлуке, о прошлом, которое царствует над людьми. Но делает это не разрывая сердце, мягко, что отмечает Жуковский ("Сельское кладбище"). Анализ стихотворения позволяет нам заметить, что увитые зеленью памятники на могилах, овеянные легким прохладным ветерком, говорят не только о всевозможных потерях, но и о том, что человеческое страдание непременно пройдет, как проходит и радость. В конце концов останется лишь разлитый в природе грустный покой.

Герои элегии

Любимый герой поэта-романтика - он сам, то есть Василий Андреевич Жуковский. "Сельское кладбище" изображает мысли и чувства автора, его философские размышления. Кто как не наделенный особым слухом "певец" способен понять радость и боль жизни, расслышать голоса природы, подняться над мирской суетой, чтобы охватить в едином порыве своей души весь мир, соединиться со Вселенной? Свое "кладбищенское" раздумье посвящает автор, как и Томас Грей, памяти "бедного певца". При этом сознательно делает менее зримыми свои описания, усиливая их эмоциональный настрой, Жуковский (элегия "Сельское кладбище").

Эпитеты в произведении

В данном произведении почти у каждого существительного присутствует прилагательное в качестве эпитета. Подобный прием не случайно ввел в свое "Сельское кладбище" смещает акцент с предметов на характеристики внутреннего мира. Так, стопа - медлительная, селянин - усталый, шалаш - спокойный. Внимание читателя, таким образом, переносится на непредметный признак. Это все присутствует и у Грея. Но русскому поэту мало того: он в свое произведение добавляет еще два слова, которые указывают на состояние: "бледнеет" и "задумавшись". Слово "бледнеет", казалось бы, относится к зрительному ряду. Но если представить это, получается, что в предметном, прямом смысле это означает, что день становится светлее. А в произведении описывается совсем противоположное: наступление вечерних сумерек. Следовательно, слово "бледнеет" означает в элегии нечто совсем иное: исчезает, гаснет, блекнет. Возможно, как и сама наша жизнь.

Звукопись

Этот эффект усиливается во второй строфе. Здесь зрительные образы (хоть и переведенные в другой, эмоциональный план) отодвигаются на второе место, уступая его звуковым. Чем темнота в мире, который описывает поэт, становится непроницаемее, тем более лирический герой ориентируется по звуку. Во второй строфе основная художественная нагрузка ложится именно на звукопись, а не на эпитеты. Этот прием не случайно применяет в своем произведении Жуковский. Стих "Сельское кладбище" благодаря ему становится выразительнее.

Удваивающиеся, протяжные сонорные "н", "м", а также шипящие "щ", "ш" и свистящие "з", "с" создают образ мертвого сна природы. Третья строка обилием этих звуков кажется нам попросту звукоподражательной. Однако она "работает" и на создание определенного настроения, отнюдь не мирного и спокойного, которое характерно для первой строфы, а тревожного.

От строчки к строчке произведение, которое написал Жуковский ("Сельское кладбище"), становится все мрачнее и мрачнее. Как сигнальный звоночек, в конце второй строфы звучит слово, которое играет роль своеобразного стилистического пароля в жанре элегии: "унылый". Это прилагательное обозначает "погруженный безраздельно в печаль, слившийся с этим чувством, не знающий никакого иного настроения, полностью потерявший надежду". Почти синоним заунывного звука - унылый, то есть тоскливый, однотонный, ранящий прямо в сердце.

Излюбленный предромантиками условный пейзаж в третьей строфе углубляет данное настроение. Дикая сова, древний свод, луна, изливающая на природу свой свет, мертвенно-бледный... Если шалаш селянина в первой строфе был назван словом "спокойный" и ничто не нарушало этой невозмутимости, то в третьей нарушен "покой" тихого владычества башни.

Мотив смерти

Продолжаем описывать данное произведение, проводить его анализ. "Сельское кладбище" Жуковский создавал как размышление о смысле жизни, тленности бытия. Вот мы, наконец, и приближаемся к центру элегии, трагически напряженному. Все настойчивее в ней начинает звучать мотив смерти. Автор произведения, стремясь усилить и без того мрачное, тяжелое настроение, дополнительными средствами нагнетает драматизм. Назван "непробудным" сон покойных. Следовательно, не допускается даже надежда о грядущем воскрешении умерших, их "пробуждении". Пятая строфа полностью построена на целом ряде таких отрицаний, как "ни... ни... ничего", и заканчивается жесткой формулой, в которой говорится о том, что ничто не заставит выйти из гробов покоящихся там.

Неизбежность кончины для всех

Развивая тему, Василий Андреевич и на всех людей распространяет свое горькое умозаключение о том, что смерть рано или поздно коснется каждого: и простых людей, и царей, ведь даже "путь величия" ведет ко гробу.

Жестока и беспощадна смерть, как показывает ее анализ. "Сельское кладбище" (Жуковский) описывает ее деяния. Смерть равнодушно забирает нежные сердца, умевшие любить, предназначенные для того, чтобы "быть в венце", но окованные при этом "убожества цепями" (крестьянской необразованностью и бедностью), и прах того, кто родился для того, чтобы "фортуну побеждать", бороться с "бурей бед".

Здесь голос поэта, еще недавно звучавший горько, обличительно, почти гневно, внезапно смягчается. Словно достигнув некоторого предела, приблизившись к отчаянию, авторская мысль плавно возвращается в точку покоя, а ведь именно с нее начинается произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это, таким образом, переносит нас в некое исходное состояние, подобно тому, как жизнь все возвращает на круги своя. Неспроста слово, мелькнувшее отголоском в первой строфе ("шалаш спокойный"), впоследствии, во второй, отвергнутое, вновь занимает в поэтическом языке Василия Андреевича свое законное место.

Что же противостоит смерти?

Весьма противоречиво произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это характеризуется тем, что в нем автор возражает сам себе. Лишь недавно он называл беспробудным сон умерших. То есть поэт говорил о всесилии смерти. И вдруг он трудно и медленно начинает примиряться с тем, что она неизбежна. Автор при этом строит высказывание так, что оно становится двояким, - это одновременно и рассуждение о друге-поэте, безвозвратно умершем, и о самом себе, своей неизбежной смерти.

Чувство безысходности теперь звучит хотя и грустно, но вовсе не безнадежно. Смерть всесильна, это признает Жуковский, но не всевластна, поскольку есть на земле живительная дружба, благодаря которой хранится вечный огонь "нежной души", для которой и прах дышит в урне, она сродни вере.


Внимание, только СЕГОДНЯ!
  • "Людмила" - баллада Василия Жуковского: сюжет, главные герои, содержание

Все интересное

Прекрасным поэтом 19 века является Василий Андреевич Жуковский. Однако, многие знают его не только как замечательного поэта и писателя, но еще и как хорошего переводчика. Жуковский любил переводить поэтов Англии, Германии, Франции и Греции. …

Сентиментализм - это одно из литературных течений конца 18-начала 19 века. Родоначальниками этого направления стало несколько авторов, привнесших в теорию сентиментализма свои черты. Что такое сентиментализм
В отличие от традиционных…

Элегия – это жанр лирической поэзии. Изначально он определялся по форме стиха, позднее доминирующим стало определенное содержание и настроение стихотворения. В настоящее время элегией называется произведение с мотивами грусти и задумчивости. …

Василий Андреевич Жуковский считается одним из родоначальников романтизма в России. Этот поэт в центр своего творчества поставил проблемы внутреннего мира человека. Как сказал про него Белинский, заслуга Жуковского неоценима - он дал "душу и сердце"…

Своим существованием новая русская поэзия во многом обязана основателям, среди которых не последним является Василий Андреевич Жуковский. Черты его стихотворного наследия растворились, оставляя свой привкус, в произведениях Тютчева, Блока, Пушкина и…

Написанное Жуковским в начале XIX века стихотворение «Море» вызвало восхищение у современников поэта. Хоть создано оно было в 1822 году, но напечатали сочинение лишь в 1829 в сборнике «Северные цветы». Выход стихотворения не…

Василий Андреевич Жуковский принес в русскую литературу новое направление - романтизм, который в начале XIX века был распространен только в Европе. Поэт оценил простоту и очарование стихов этого жанра и сам создал огромное количество произведений в…

Василий Жуковский является одним из первых русских поэтов, создавших понятные, простые и легкие для чтения произведения. До этого литераторы работали по принципу, чем сложнее - тем лучше. Нам непросто оценить масштаб гениальности Василия Андреевича,…

В этой статье мы проанализируем элегию, которую написал в 1802 году Жуковский, "Сельское кладбище". Данное произведение относится к романтизму и имеет характерные для него особенности и черты.

Для раннего Жуковского излюбленное время суток - переход от сумерек к вечеру, от дня к ночи, от тьмы к рассвету. В эти часы и минуты человек ощущает, что сам он меняется, что не все еще закончено, что жизнь полна тайны и непредсказуема, а смерть, возможно, лишь переход души в неведомое, иное состояние.

Образ кладбища

Итак, перед вами произведение, которое создал Василий Андреевич Жуковский, - "Сельское кладбище". Анализ стихотворения начнем с главного предметного образа, указанного в названии. Любимое место, в котором романтик предается нелегким раздумьям о тленности бытия, - кладбище. Все здесь напоминает о разлуке, о прошлом, которое царствует над людьми. Но делает это не разрывая сердце, мягко, что отмечает Жуковский ("Сельское кладбище"). Анализ стихотворения позволяет нам заметить, что увитые зеленью памятники на могилах, овеянные легким прохладным ветерком, говорят не только о всевозможных потерях, но и о том, что человеческое страдание непременно пройдет, как проходит и радость. В конце концов останется лишь разлитый в природе грустный покой.

Герои элегии

Любимый герой поэта-романтика - он сам, то есть Василий Андреевич Жуковский. "Сельское кладбище" изображает мысли и чувства автора, его философские размышления. Кто как не наделенный особым слухом "певец" способен понять радость и боль жизни, расслышать голоса природы, подняться над мирской суетой, чтобы охватить в едином порыве своей души весь мир, соединиться со Вселенной? Свое "кладбищенское" раздумье посвящает автор, как и Томас Грей, памяти "бедного певца". При этом сознательно делает менее зримыми свои описания, усиливая их эмоциональный настрой, Жуковский (элегия "Сельское кладбище").

Эпитеты в произведении

В данном произведении почти у каждого существительного присутствует прилагательное в качестве эпитета. Подобный прием не случайно ввел в свое "Сельское кладбище" смещает акцент с предметов на характеристики внутреннего мира. Так, стопа - медлительная, селянин - усталый, шалаш - спокойный. Внимание читателя, таким образом, переносится на непредметный признак. Это все присутствует и у Грея. Но русскому поэту мало того: он в свое произведение добавляет еще два слова, которые указывают на состояние: "бледнеет" и "задумавшись". Слово "бледнеет", казалось бы, относится к зрительному ряду. Но если представить это, получается, что в предметном, прямом смысле это означает, что день становится светлее. А в произведении описывается совсем противоположное: наступление вечерних сумерек. Следовательно, слово "бледнеет" означает в элегии нечто совсем иное: исчезает, гаснет, блекнет. Возможно, как и сама наша жизнь.

Звукопись

Этот эффект усиливается во второй строфе. Здесь зрительные образы (хоть и переведенные в другой, эмоциональный план) отодвигаются на второе место, уступая его звуковым. Чем темнота в мире, который описывает поэт, становится непроницаемее, тем более лирический герой ориентируется по звуку. Во второй строфе основная художественная нагрузка ложится именно на звукопись, а не на эпитеты. Этот прием не случайно применяет в своем произведении Жуковский. Стих "Сельское кладбище" благодаря ему становится выразительнее.

Удваивающиеся, протяжные сонорные "н", "м", а также шипящие "щ", "ш" и свистящие "з", "с" создают образ мертвого сна природы. Третья строка обилием этих звуков кажется нам попросту звукоподражательной. Однако она "работает" и на создание определенного настроения, отнюдь не мирного и спокойного, которое характерно для первой строфы, а тревожного.

От строчки к строчке произведение, которое написал Жуковский ("Сельское кладбище"), становится все мрачнее и мрачнее. Как сигнальный звоночек, в конце второй строфы звучит слово, которое играет роль своеобразного стилистического пароля в жанре элегии: "унылый". Это прилагательное обозначает "погруженный безраздельно в печаль, слившийся с этим чувством, не знающий никакого иного настроения, полностью потерявший надежду". Почти синоним заунывного звука - унылый, то есть тоскливый, однотонный, ранящий прямо в сердце.

Излюбленный предромантиками условный пейзаж в третьей строфе углубляет данное настроение. Дикая сова, древний свод, луна, изливающая на природу свой свет, мертвенно-бледный... Если шалаш селянина в первой строфе был назван словом "спокойный" и ничто не нарушало этой невозмутимости, то в третьей нарушен "покой" тихого владычества башни.

Мотив смерти

Продолжаем описывать данное произведение, проводить его анализ. "Сельское кладбище" Жуковский создавал как размышление о смысле жизни, тленности бытия. Вот мы, наконец, и приближаемся к центру элегии, трагически напряженному. Все настойчивее в ней начинает звучать мотив смерти. Автор произведения, стремясь усилить и без того мрачное, тяжелое настроение, дополнительными средствами нагнетает драматизм. Назван "непробудным" сон покойных. Следовательно, не допускается даже надежда о грядущем воскрешении умерших, их "пробуждении". Пятая строфа полностью построена на целом ряде таких отрицаний, как "ни... ни... ничего", и заканчивается жесткой формулой, в которой говорится о том, что ничто не заставит выйти из гробов покоящихся там.

Неизбежность кончины для всех

Развивая тему, Василий Андреевич и на всех людей распространяет свое горькое умозаключение о том, что смерть рано или поздно коснется каждого: и простых людей, и царей, ведь даже "путь величия" ведет ко гробу.

Жестока и беспощадна смерть, как показывает ее анализ. "Сельское кладбище" (Жуковский) описывает ее деяния. Смерть равнодушно забирает нежные сердца, умевшие любить, предназначенные для того, чтобы "быть в венце", но окованные при этом "убожества цепями" (крестьянской необразованностью и бедностью), и прах того, кто родился для того, чтобы "фортуну побеждать", бороться с "бурей бед".

Здесь голос поэта, еще недавно звучавший горько, обличительно, почти гневно, внезапно смягчается. Словно достигнув некоторого предела, приблизившись к отчаянию, авторская мысль плавно возвращается в точку покоя, а ведь именно с нее начинается произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это, таким образом, переносит нас в некое исходное состояние, подобно тому, как жизнь все возвращает на круги своя. Неспроста слово, мелькнувшее отголоском в первой строфе ("шалаш спокойный"), впоследствии, во второй, отвергнутое, вновь занимает в поэтическом языке Василия Андреевича свое законное место.

Что же противостоит смерти?

Весьма противоречиво произведение, которое создал Жуковский ("Сельское кладбище"). Стихотворение это характеризуется тем, что в нем автор возражает сам себе. Лишь недавно он называл беспробудным сон умерших. То есть поэт говорил о всесилии смерти. И вдруг он трудно и медленно начинает примиряться с тем, что она неизбежна. Автор при этом строит высказывание так, что оно становится двояким, - это одновременно и рассуждение о друге-поэте, безвозвратно умершем, и о самом себе, своей неизбежной смерти.

Чувство безысходности теперь звучит хотя и грустно, но вовсе не безнадежно. Смерть всесильна, это признает Жуковский, но не всевластна, поскольку есть на земле живительная дружба, благодаря которой хранится вечный огонь "нежной души", для которой и прах дышит в урне, она сродни вере.

Излюбленное время для раннего романтика - переход от дня к ночи, от сумерек к вечеру, от ночной тьмы к рассвету. В такие минуты человек ощущает, что еще не все завершено, что сам он меняется, что жизнь непредсказуема, полна тайны и что смерть, быть может, тоже лишь переход души в иное, неведомое состояние.

Излюбленное место, где романтик предается горестным раздумьям о бренности мира, - кладбище. Здесь все напоминает о прошлом, о разлуке, которая властвует над людьми. Ho при этом напоминает мягко, не разрывая сердце. Памятники на могилах, увитые зеленью, овеянные прохладой ветерка, говорят не только о потерях, но и о том, что страдание пройдет точно так же, как проходит радость. И останется лишь грустный покой, разлитый в природе.

Излюбленный герой поэта-романтика - сам поэт. Кто, как не «певец», наделенный особым слухом, способен расслышать голоса природы, понять боль и радость жизни, подняться над суетой, чтобы в едином порыве охватить душой весь мир, слиться со всей Вселенной?.. Именно памяти «бедного певца» посвящает свое «кладбищенское» раздумье в сумерках английский предромантик Томас Грей и вместе с ним Жуковский.

Ho при этом Жуковский сознательно делает свои описания гораздо менее зримыми, зато усиливает их эмоциональный настрой.

Уже бледнеет день, скрываясь за горою;
Шумящие стада толпятся над рекой;
Усталый селянин медлительной стопою
Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

Здесь практически каждому существительному «подарено» по своему прилагательному (эпитету). Селянин - усталый. Стопа - медлительная. Шалаш - спокойный. То есть внимание читателя смещено с самого предмета на его непредметный признак. Все это есть и у Грея. Ho Жуковскому словно мало того; он добавляет еще два слова, указывающие на состояние: «задумавшись» и «бледнеет». Казалось бы, слово бледнеет связано со зрительным рядом. Ho представьте: если день бледнеет в прямом, предметном смысле, значит, он становится светлее. А в элегии описывается нечто противоположное: наступление сумерек. Стало быть, слово бледнеет здесь означает иное: блекнет, гаснет, исчезает. Может быть, как сама жизнь.

Во второй строфе этот эффект лишь усиливается. Зрительные образы (пусть и переведенные в эмоциональный план) уступают место звуковым. Чем непроницаемее становится темнота в мире, о котором говорит поэт, тем больше он ориентируется по звуку. И основная художественная нагрузка во второй строфе ложится не на эпитеты, а на звукопись:

В туманном сумраке окрестность исчезает...
Повсюду тишина; повсюду мертвый сон;
Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает,
Лишь слышится вдали рогов унылый звон.

Протяженные, удваивающиеся сонорные «м», «нн», шипящие «ш», «щ», свистящие «с», «з». Третья строка «Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает» кажется попросту звукоподражательной. Ho в то же самое время строка эта «работает» своей звукописью и на создание настроения, причем тревожного, отнюдь не такого спокойного и мирного, как в первой строфе.

Элегия от строфы к строфе становится все более мрачной. В конце второй строфы, как сигнальный звоночек, звучит слово, которое в жанре элегии играет роль некоего стилистического пароля: «унылый». Унылый - значит безраздельно погруженный в свою печаль, слившийся с ней, не знающий другого настроения, потерявший надежду. Унылый звук - почти то же самое, что звук заунывный, то есть однотонный, тоскливый, ранящий в самое сердце.

Условный (и опять же излюбленный предромантиками) пейзаж третьей строфы усугубляет это настроение:

Лишь дикая сова, таясь под древним сводом
Той башни, сетует, внимаема луной,
На возмутившего полуночным приходом
Ее безмолвного владычества покой.

Древний свод, дикая сова, луна, изливающая свой мертвенно-бледный свет на всю природу... Если в первой строфе шалаш селянина был назван «спокойным», и ничто этого спокойствия не нарушало, то в третьей строфе «покой» безмолвного владычества башни нарушен.

И вот, наконец, мы вместе с поэтом приближаемся к трагически-напряженному центру элегии. В ней все настойчивее начинает звучать тема смерти. Автор, стремясь усилить тяжелое, мрачное настроение, нагнетает драматизм. «Сон» покойных назван «непробудным». То есть не допускается даже мысль о грядущем воскрешении («пробуждении») умерших. Пятая строфа, которая вся построена на череде отрицаний (ни... ни... ничего), венчается жесткой формулой: «Ничто не вызовет почивших из гробов».

А затем, развив тему, поэт распространяет свое невеселое умозаключение на всех людей:

На всех ярится смерть - царя, любимца славы,
Всех ищет грозная... и некогда найдет;
Всемощныя судьбы незыблемы уставы:
И путь величия ко гробу нас ведет!

Смерть беспощадна. Она одинаково равнодушно забирает и «Прах сердца нежного, умевшего любить», предназначенного «быть в венце иль мыслями парить», однако окованного «убожества цепями» (то есть крестьянской бедностью и необразованностью), и прах того, кто был рожден «Сражаться с бурей бед, фортуну побеждать».

И тут голос поэта, только что звучавший обличительно, горько, почти гневно, неожиданно смягчается. Будто, достигнув предельного накала, приблизившись к полюсу отчаяния, мысль поэта плавно возвращается в точку покоя. Недаром это слово, отголоском мелькнувшее в первой строфе стихотворения («шалаш спокойный свой...») и отвергнутое во второй («безмолвного владычества покой...»), вновь занимает свое законное место в поэтическом языке Жуковского:

И здесь спокойно спят под сенью гробовою -
И скромный памятник, в приюте сосн густых,
С непышной надписью и резьбою простою,
Прохожего зовет вздохнуть над прахом их.

Любовь на камне сем их память сохранила,
Их лета, имена потщившись начертать;
Окрест библейскую мораль изобразила,
По коей мы должны учиться умирать.

Поэт возражает сам себе. Только что он называл сон умерших - беспробудным. То есть говорил о том, что смерть всесильна. И вот он медленно и трудно начинает примиряться с мыслью о неизбежности смерти. Причем строит поэтическое высказывание таким образом, чтобы его можно было понять двояко - как рассуждение о безвременно умершем друге-поэте и как размышление о себе самом, о своей возможной смерти:

А ты, почивших друг, певец уединенный,
И твой ударит час, последний, роковой;
И к гробу твоему, мечтой сопровожденный,
Чувствительный придет услышать жребий твой.

В начале стихотворения от строки к строке нарастает чувство безысходности. Теперь оно звучит пусть грустно, но не безнадежно. Да, смерть всесильна, но не всевластна. Потому что есть живительная дружба, которая способна сохранить пламень «нежной души»; дружба, для которой и «мертвый прах в холодной урне дышит» и которая сродни вере:

Здесь все оставил он, что в нем греховно было,
С надеждою, что жив его спаситель - Бог.

Основа этой дружбы, ее сердечный корень - чувствительность. Ta самая чувствительность, которой посвятил свою повесть Карамзин. И есть нечто глубоко символическое в том, что у истоков новой русской прозы и новой русской поэзии стоят два произведения - «Бедная Лиза» Карамзина и «Сельское кладбище» Жуковского, воспевающие один и тот же идеал - идеал чувствительности.

Между прочим, с точки зрения зрелого европейского романтизма это далеко не главная добродетель. Впечатлительность - да, вдохновение - да, конфликт с пошлым миром обыденности - да, предпочтение стихии покою - да. А вот мягкая чувствительность романтику, как правило, чужда. Ho в том и состоит особенность русского романтизма, что он (во многом благодаря именно Жуковскому) предпочел не отказываться от высших достижений сентиментальной эпохи, не доходить в решении романтических проблем до последнего предела. И лишь спустя два литературных поколения Михаилу Лермонтову предстояло договорить недоговоренное Жуковским, пройти по романтической дороге до ее рокового итога.

День подходил к концу. Вокруг ни души, лишь изредка слышны, как жужжит жук и звуки скота, возвращающегося домой. Рядом кладбище, вокруг него сосны и старая башня, на которой сидит сова. Покой почивших никто и ничто не потревожит, ни смех детей, ни треск веселого костра.

Раньше они знатно трудились, жали зерно, орали землю. Богатые смеялись над ними, не ставили их труд ни во что. Но смерть неумолима и не щадит никого, она не разделяет бедных и богатых.

Спящих на этом кладбище презирают, их могилы убоги, не украшены венками и тяжелыми плитами. Смерть не смотрит и на это, она беспощадна. Ее не прельщают богатства. Прах и кости одинаковы у всех.

Никто не знает, может быть в этой могиле лежит человек, который любил так нежно и искренне, как больше никто любить не сможет? Быть может, тот, кто лежит в этой могиле, должен был быть великим умом в венце, а теперь черви поселились в его теле.

Очень часто, драгоценный камень, который мы не замечаем, продолжает блистать в пыли. Даже лилия, цветущая в пустыне – благоухает.

Земные тяготы больше не тревожат спящих здесь. Скромный памятник призывает прохожего вздохнуть над ним. Несмотря на все трудности жизни, погребенные здесь сохранили в себе чистоту души и совести.

Каждый, кто расставался с жизнью, пытался отчаянно цепляться за нее. Но покидая этот мир, человек верит, что оставляет пламень своей души своим друзьям и близким. Он слышит в могиле голос своих родных, чувствует их слезы.

Быть может когда-то, старец вспомнит о поэте, почившем здесь и скажет о нем, от что он сидел под этой ивой, лежал возле этой реки, думая о чем-то. А теперь ты, прохожий, помолись над могилой. В ней лежит человек, который теперь свободен от земных оков.

Чему учит рассказ: Смерть забирает все, но даже она не в силах забрать любовь и дружбу. Ничто не вечно, неизбежна и наша кончина, но память о человеке всегда живет в сердцах тех, кто о нём помнит.

Картинка или рисунок Сельское кладбище

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Четвёртый блиндаж Гайдар

    Сорванцы, Колька, Нюрка и Васька, отдыхали летом в дачном поселке. Проводили время ребята, играя и веселясь, не обходилось и без ссор.

  • Краткое содержание Диккенс Домби и сын

    Все происходящее относится к 19 веку. Однажды вечером в семье Домби рождается сын. У него уже есть дочь Флоренс, ей 6 лет. Но так случилось, что жена его не смогла вынести роды и умерла.

  • Краткое содержание Код да Винчи Браун

    Искалеченное тело куратора Жака Соньера обнаруживают в Лувре, на теле какие-то странные знаки. Его устранил Сайлес, который подчиняется некому Учителю, который приказывает искать карту братства в церкви Сен-Сюльпис.

  • Краткое содержание Драгунский Рыцари

    После окончания репетиции, учитель Борис Сергеевич спросил у мальчиков, что каждый подарил маме на праздник Восьмое марта. Денис подарил игольницу. Оказалось, что остальные ребята тоже сшили игольницы маме в подарок

  • Краткое содержание Пастух Шолохова

    Страшная ситуация показана в рассказе – мор коров. Несчастные телята погибают от своей чумы, а пастух Григорий не может им помочь. Приезжают владельцы животных, сокрушаются, пастух чувствуют свою вину

Пятиминутка поэзии-7. Элегия, написанная на сельском кладбище: nicolaitroitsky — LiveJournal

Томас Грей. Elegy Written in a Country Churchyard. Английские поэты и поэзия XVIII известны в России очень неравномерно. Повезло Роберту Бернсу и Уильяму Блейку. А Александер Поуп, Томсон, Купер (Cowper), Крэбб практически неизвестны, или вовсе не переведены, или эти переводы являются библиографической редкостью.
Томас Грей - Здесь, Здесь по-английски и Здесь по-русски (хотя и коротко) о нем рассказано - в среднем положении. Строго говоря, и его у нас толком не знают. Однако его самое знаменитое стихотворение перевел Жуковский и сделал фактом уже русской поэзии.
Но Элегия - которая, в строгом соответствии с жанровыми рамками, вовсе не элегия - достойна большего и лучшего. Это непревзойденный образец так называемой кладбищенской лирики. Я его вспоминаю всегда, когда посещаю кладбище, после чего перечитываю. Так случилось и сегодня. Но дело не только в этом. Томас Грей - поэтический гений, его стихи просты, но глубоки и прекрасны.
Давайте послушаем. Увы, кто читает - не написано. Но все три ролика достойны внимания



Та самая местность, церковь и то самое сельское кладбище при ней, где было написано это стихотворение. Читает Роберт Пауэлл

"ELEGY WRITTEN IN
A COUNTRY CHURCH-YARD"

The curfew tolls the knell of parting day,
The lowing herd winds slowly o'er the lea,
The ploughman homeward plods his weary way,
And leaves the world to darkness and to me.

Now fades the glimmering landscape on the sight,
And all the air a solemn stillness holds,
Save where the beetle wheels his droning flight,
And drowsy tinklings lull the distant folds:

Save that from yonder ivy-mantled tower
The moping owl does to the moon complain
Of such as, wandering near her secret bower,
Molest her ancient solitary reign.

Beneath those rugged elms, that yew-tree's shade,
Where heaves the turf in many a mouldering heap,
Each in his narrow cell for ever laid,
The rude Forefathers of the hamlet sleep.

The breezy call of incense-breathing morn,
The swallow twittering from the straw-built shed,
The cock's shrill clarion, or the echoing horn,
No more shall rouse them from their lowly bed.

For them no more the blazing hearth shall burn,
Or busy housewife ply her evening care:
No children run to lisp their sire's return,
Or climb his knees the envied kiss to share,

Oft did the harvest to their sickle yield,
Their furrow oft the stubborn glebe has broke;
How jocund did they drive their team afield!
How bow'd the woods beneath their sturdy stroke!

Let not Ambition mock their useful toil,
Their homely joys, and destiny obscure;
Nor Grandeur hear with a disdainful smile
The short and simple annals of the Poor.

The boast of heraldry, the pomp of power,
And all that beauty, all that wealth e'er gave,
Awaits alike th' inevitable hour:-
The paths of glory lead but to the grave.

Nor you, ye Proud, impute to these the fault
If Memory o'er their tomb no trophies raise,
Where through the long-drawn aisle and fretted vault
The pealing anthem swells the note of praise.

Can storied urn or animated bust
Back to its mansion call the fleeting breath?
Can Honour's voice provoke the silent dust,
Or Flattery soothe the dull cold ear of Death?

Perhaps in this neglected spot is laid
Some heart once pregnant with celestial fire;
Hands, that the rod of empire might have sway'd,
Or waked to ecstasy the living lyre:

But Knowledge to their eyes her ample page,
Rich with the spoils of time, did ne'er unroll;
Chill Penury repress'd their noble rage,
And froze the genial current of the soul.

Full many a gem of purest ray serene
The dark unfathom'd caves of ocean bear:
Full many a flower is born to blush unseen,
And waste its sweetness on the desert air.

Some village-Hampden, that with dauntless breast
The little tyrant of his fields withstood,
Some mute inglorious Milton here may rest,
Some Cromwell, guiltless of his country's blood.

Th' applause of list'ning senates to command,
The threats of pain and ruin to despise,
To scatter plenty o'er a smiling land,
And read their history in a nation's eyes,

Their lot forbad: nor circumscribed alone
Their growing virtues, but their crimes confined;
Forbad to wade through slaughter to a throne,
And shut the gates of mercy on mankind,

The struggling pangs of conscious truth to hide,
To quench the blushes of ingenuous shame,
Or heap the shrine of Luxury and Pride
With incense kindled at the Muse's flame.

Far from the madding crowd's ignoble strife,
Their sober wishes never learn'd to stray;
Along the cool sequester'd vale of life
They kept the noiseless tenour of their way.

Yet e'en these bones from insult to protect
Some frail memorial still erected nigh,
With uncouth rhymes and shapeless sculpture deck'd,
Implores the passing tribute of a sigh.

Their name, their years, spelt by th' unletter'd Muse,
The place of fame and elegy supply:
And many a holy text around she strews,
That teach the rustic moralist to die.

For who, to dumb forgetfulness a prey,
This pleasing anxious being e'er resign'd,
Left the warm precincts of the cheerful day,
Nor cast one longing lingering look behind?

On some fond breast the parting soul relies,
Some pious drops the closing eye requires;
E'en from the tomb the voice of Nature cries,
E'en in our ashes live their wonted fires.

For thee, who, mindful of th' unhonour'd dead,
Dost in these lines their artless tale relate;
If chance, by lonely contemplation led,
Some kindred spirit shall inquire thy fate, --

Haply some hoary-headed swain may say,
Oft have we seen him at the peep of dawn
Brushing with hasty steps the dews away,
To meet the sun upon the upland lawn;

'There at the foot of yonder nodding beech
That wreathes its old fantastic roots so high.
His listless length at noontide would he stretch,
And pore upon the brook that babbles by.

'Hard by yon wood, now smiling as in scorn,
Muttering his wayward fancies he would rove;
Now drooping, woeful wan, like one forlorn,
Or crazed with care, or cross'd in hopeless love.

'One morn I miss'd him on the custom'd hill,
Along the heath, and near his favourite tree;
Another came; nor yet beside the rill,
Nor up the lawn, nor at the wood was he;

'The next with dirges due in sad array
Slow through the church-way path we saw him borne,-
Approach and read (for thou canst read) the lay
Graved on the stone beneath yon aged thorn.'

The Epitaph

Here rests his head upon the lap of Earth
A youth to Fortune and to Fame unknown.
Fair Science frowned not on his humble birth,
And Melacholy marked him for her own.

Large was his bounty, and his soul sincere,
Heaven did a recompense as largely send:
He gave to Misery all he had, a tear,
He gained from Heaven ('twas all he wish'd) a friend.

No farther seek his merits to disclose,
Or draw his frailties from their dread abode
(There they alike in trembling hope repose),
The bosom of his Father and his God.

Василий Андреевич Жуковский. Перевод. По сути, единственный, потому и лучший
Предыдущие пятиминутки поэзии

Помогите по литературе "Сельское кладбище" 1. Какое настроение вызывает произведение

"Сельское кладбище" представляет собой размышление о жизни, о судьбах человеческих перед лицом вечного. Предмет стихотворения не сама жизнь, не её события и явления, а мысли о жизни. Главное действующее лицо элегии — поэт, место действия — сельское кладбище в Виндзоре. Грей рисует английский пейзаж, создавая местный колорит. Элегические настроения в поэме усугубляются описанием сумерек, душевной тоски поэта. Грей утверждает, что всех уравнивает смерть: «На всех ярится смерть — царя, любимца славы, // Всех ищет грозная, и некогда — найдет» (перевод В. А. Жуковского) . Он противопоставляет добродетельную и счастливую жизнь поселянина пустой и лживой жизни богачей и знати в городах и уверен, что только в ослеплении можно презирать спящих на этом скромном кладбище. Поэт убежден, что и среди крестьян были природные гении, только они остались незамеченными. Судьба затворила крестьянам «просвещения храм» , рок «обременил их убожества цепями» , их гений умертвила нужда; бедность помешала крестьянам прославиться, но она поставила границы их порокам.
Говорит Грей и о назначении поэта: он должен быть «кротким сердцем и чувствительным душою» . В элегии Грея окончательно оформились мотивы «кладбищенской лирики» .
Жуковский, перелагая образы английского поэта в духе свойственной ему романтической настроенности, создал новое произведение; его элегия – первое проявление русского романтизма. Поэт преодолел описательность, свойственную переводам Грея, придал всему странную зыбкость, струение и ту таинственную многозначительность, что обусловлена чисто романтическим мироощущением: герой стоит на границе двух миров - не только традиционно понимаемых Бытия и Небытия, но остро ощущаемого противостояния унылой повседневности и идеального мира прекрасной возможности. Смутное недовольство существующим приобрело здесь вселенский размах и проявилось с такой художественной силой, что оно не могло не удивить первых читателей элегии Жуковского.

В элегии воссоздана идеальная романтическая ситуация: стада, усталый селянин, его шалаш - всё погружено в туманный сумрак, мир озарён лишь светом полночной луны. В гробах сельского кладбища спят непробудным сном праотцы селения. “На всех ярится смерть”.
Судьба бедных поселян сопоставляется с участью любимца фортуны, певца. Оказывается, и его жизненный путь столь же трагичен:

А ты, почивших друг, певец уединённый,

И твой ударит час, последний, роковой;

И к гробу твоему, мечтой сопровождённый,

Чувствительный придёт услышать жребий твой.

Впервые именно в этом стихотворении выражено организующее его поэзию музыкальное начало

анализ стихотворения

В данной статье мы анализируем элегию, написанную в 1802 г. Жуковским «Деревенское кладбище». Это произведение относится к романтизму и имеет свои характерные черты и черты.

Для раннего Жуковского любимое время суток - переход от сумерек к вечеру, от дня к ночи, от темноты к рассвету. В те часы и минуты человек чувствует, что он меняется, что еще не все кончено, что жизнь полна загадок и непредсказуемости, а смерть - только переход души в неизвестность, другое состояние.

Образ кладбища

Итак, перед вами произведение Василия Жуковского «Сельское кладбище». Анализ стихотворения начинаем с основного сюжета изображения, указанного в названии. Любимое место, в котором романтикам сложно задумываться о бренности жизни, - кладбище. Здесь все напоминает о разлуке, о прошлом, которое царит над людьми. Но делает это не разрывая сердце, сказать, что отмечает Жуковский («Сельское кладбище»).Анализ стихотворения позволяет заметить, что заросшие памятники растительности на могилах, прикрытые легким прохладным ветерком, не только всевозможные утраты, но и то, что человеческие страдания остались бы как есть и радость. В конце концов останется только разлитый в природе грустный покой.

Герои Элегия

Любимый герой поэта-романтика - он, то есть Василий Андреевич Жуковский. «Сельское кладбище» отображает мысли и чувства автора, его философские размышления.Кому не нравится особый слух, «певец» способен понять радость и боль жизни, услышать голос природы, подняться над мирскими вещами, охватить одним порывом своей души весь мир, соединиться с Вселенная? Их «кладбищенская» медитация посвящает автору как английскому поэту Томасу Грею премантическому, память о «бедном певце». При этом сознательно делая менее заметными их описания, усиливая их эмоциональность, Жуковский (Элегия «Сельское кладбище»).

Рекомендуем

LP - женщина или мужчина, а это важно?

Те, кто хоть раз удосужился познакомиться с творчеством магии певицы LP, безвозвратно влюбились в ее удивительную харизму, раскрепощенность и увлекательную игру, популярную сейчас на укулеле.Ее настоящие поклонники перестали гадать ...

Песня "Гибралтар-Лабрадор". Смыслы и изображения

Песня «Гибралтар-Лабрадор» Вячеслава Бутусова стала известна широкой публике в 1997 году. Она стала частью звуковой дорожки известного фильма Алексея Балабанова «Брат 2». Сегодня его слушает второе поколение поклонников русского рока. В ...

Юэн МакГрегор: фильмография, биография актер

Зрителям нравятся фильмы с участием обычных актеров.Таким в глазах многих был Юэн МакГрегор. Его фильмография насчитывает более шестидесяти работ, причем разноплановых и многогранных. Эван с одинаковым успехом вникает в образы богатых и по ...

Эпитеты в произведении

В этом произведении почти у каждого существительного есть прилагательное в качестве эпитета. Подобный прибор не случайно введен в свое творчество Жуковским. «Сельское кладбище» смещает акцент с предметов на особенности внутреннего мира. Итак, остановись - неторопливо, мужик - устал, шалаш спокойно.Внимание читателя, таким образом, переносится на непредметно знак. Это все там и серое. Но у русского поэта не только это: он в своем произведении добавляет еще два слова, обозначающих состояние: «бледный» и «думающий». Слово «бледнеет», казалось бы, относится к визуальному ряду. Но если представить, то окажется, что в теме буквально означает, что день становится светлее. А работа описывается как раз наоборот: наступление вечерних сумерек. Поэтому слово «бледный» означает совсем другую элегию: блекнет, блекнет, блекнет.Возможно, как и сама наша жизнь.

Звук

Эффект усиливается во второй строфе. Здесь визуальные образы (правда, переведенные в другую эмоциональную плоскость) отошли на второе место после его звукового сопровождения. Чем тьма в мире, который описывает поэт, становится непроницаемо, тем более лирический герой ориентируется на звук. Во второй строфе основная художественная нагрузка ложится на звук, а не на эпитеты. Этот прием не случайно использован в творчестве Жуковского. Стих «Сельское кладбище» благодаря ему стал более выразительным.

Удвоение, протяжка кономи «н», «м», шипящие «у», «ш» и свистящие «с», «С» создают образ мертвого сна природы. Третья строка обилие этих звуков кажется нам просто подражательной. Однако он «работает» и создает определенное настроение не умиротворяющим и спокойным, что характерно для первого куплета, а настораживает.

От строчки к строчке в произведении, которое написал Жуковский («Сельское кладбище»), становится все мрачнее и мрачнее. В качестве сигнального звонка в конце второй строфы звучит слово, играющее роль стилистического пароля в жанре элегии: «скучно».Это прилагательное означает «полностью погрузился в печаль, смешался с этим чувством, не зная другого настроения, полностью потерял надежду». Почти синоним заунывного звука - глухой, то есть тоскливой, однообразной, болезненной в сердце.

Любимый домомантизм условный пейзаж в третьей строфе углубляет настроение. Дикая сова, древняя арка, луна, изливающая на природу свой свет, бледная ... Если бы избушка крестьянина в первой строфе называлась словом «спокойствие» и ничто не нарушало невозмутимость, нарушало «покой» "Башня Тихоокеанского владычества.

Мотив смерти

Продолжим описание произведения, проведем его анализ. «Сельское кладбище» Жуковского создано как отражение смысла жизни, бренности жизни. Вот мы, наконец, приближаемся к центру трагически напряженной элегии. Все чаще начинает звучать мотив смерти. Автор произведения, стремясь усилить и без того мрачное и тяжелое настроение, дополнительными средствами обостряет драматизм. Вызывается «глубоким» сном умершего.Поэтому не допускается даже надежда на грядущее воскресение из мертвых «пробуждение». Пятая строфа полностью построена на ряде таких отрицаний, как «нет ... нет ... ничего», и заканчивается жесткой формулой, которая гласит, что ничто не может сделать из захороненных там гробов.

Неизбежность смерти для всех

Развивая тему, Василий и все мужчины распространяют свой горький вывод о том, что смерть рано или поздно затрагивает всех: простых людей и царей даже «тропы славы» ведут только в могилу .

Жестокая и беспощадная смерть, как показал ее анализ. «Сельское кладбище» (Жуковский) описывает ее поступки. Смерть спокойно берет кроткое сердце, умеющее любить, предназначенное быть «в проходе», но связанное в то же время «цепями страдания» (крестьянское невежество и бедность), и прах человека, рожденного для «удачи». побеждать », бороться с« бурей неприятностей ».

Здесь голос поэта совсем недавно звучал горько, обвиняюще, почти гневно, вдруг смягчился. Словно достигнув определенного предела, приближаясь к отчаянию, авторские мысли плавно возвращаются к точке покоя, но начинается она с ее произведения, которое создал Жуковский («Сельское кладбище»).Стихотворение, таким образом, приводит нас к какому-то исходному состоянию, так же как жизнь возвращается в нормальное русло. Недаром в слове промелькнуло отголосок первой строфы («мирный приют»), впоследствии, вторая, отвергнутая, возобновила на поэтическом языке Василия Андреевича свое законное место.

Что противостоит смерти?

Весьма неоднозначное произведение, которое создал Жуковский («Сельское кладбище»). Поэма отличается тем, что в ней автор спорит сам с собой. Только недавно он вызвал глубокий сон мертвых.То есть поэт говорил о всемогуществе смерти. И вдруг он становится жестким и медленно начинает осознавать, что это неизбежно. Автор также выстраивает высказывание так, что оно становится двусмысленным, является одновременно рассуждением о друге, поэте, безвозвратно мертвом, и о себе самом, о его неизбежной смерти.

Чувство отчаяния теперь звучит хоть и грустно, но не безнадежно. Смерть Вседержитель, он признает Жуковский, но не всемогущ, поскольку существует на земле животворная дружба, благодаря которой хранится вечный огонь «нежных душ», вдыхающих пепел в урну, сродни вере.

...

Облицовочный метод захоронения. Генеалогия, история, семейная история, американский Юг.

При использовании западно-восточного захоронения могилы практически не совпадали с истинный восток. Вероятная причина того, что это истинный восток, установить не удалось. Даже хотя магнитный компас существовал, когда первые поселенцы основали Джеймс-Таун (Джеймстаун) в 1607 г. его использование было очень ограниченным. Самые ранние могилы из Вирджинии не ориентированы на восток. (См. Могильник Сотни Мартина.) Большинство вероятная причина несовпадения в том, что восток определялся положением солнца на восточный горизонт на восходе солнца в момент создания могильника. Направление задавало восприятие востока, а не компас.

Лицом к восточным захоронениям и геодезии

По словам Луи Симпсона:

В этой Америке, в этой пустыне
Где топор эхом отзывается одиноким звуком,
Поколения трудятся, чтобы владеть
И могила за могилой мы цивилизовать землю.

По мере продвижения пограничных поселенцев на запад, вторгаясь на земли индейцев, необходимость в захоронениях стала неизбежной. Семейный могильник на семейной ферме был первым из приграничных кладбищ. Обычай семейного захоронения территории держались прочно на сельском юге, особенно в Горные районы Аппалачи и Камберленд. Следующим было местное церковное кладбище, но пока семейные фермы и кладбища поместных церквей часто обследовались, определение истинного восток обычно не устанавливался.У них просто не было роскоши хороших опросов, и это маловероятно, что даже компас позже использовался для определения истинного востока для могил. Несомненно, восток направление определялось восходом солнца и менялось каждый день в году.
В ранних земельных записях мы часто находим несоответствия между юридическими описания и фактические обзоры. Причина этого - склонение, что является разницей между истинным севером и магнитным севером. (Линии долготы идут с севера на юг, а стрелка компаса указывает на магнитный север - по крайней мере, на нашей северной стороне экватор.) Добавьте к этому, что на раннем юге использовалась геодезическая система под названием «Встречает и границы », который в лучшем случае был плохим. Конечно, мы не можем полагаться на старые геодезические методы для обеспечения точности современных геодезических систем. Мы должны сделать вывод что серьезное направление почти всегда основывалось на чьем-то мнении, а не на науке.
Потенциально появление городских кладбищ, особенно более поздних, могло позволить точное расположение могил с запада на восток. Конечно, не все кладбища были спроектированы с учетом этого направления.

Мавзолей Уолта Уитмена на кладбище Харли - Камден, штат Нью-Джерси

Мавзолей Уолта Уитмена на кладбище Харли - Камден, штат Нью-Джерси Автор: Учитель математики

с.ш. 39 ° 55.631 з.д. 075 ° 05.626

18S E 491987 N 4419679

Краткое описание: Уолт Уитмен похоронен на кладбище Харли в гробнице собственного дизайна. Тысячи обожающих поклонников, поэтов и всех, кто интересуется историей и культурой, посещают это увлекательное место, где похоронены не только Уитмен, но и 5 его родственников.

Местоположение: Нью-Джерси, США

Дата написания: 14.08.2009 14:04:06

Код путевого знака: WM70FN

Просмотры: 9

Длинное описание:

Уолтер Уитмен (31 мая 1819 - 26 марта 1892) был американским поэтом, публицистом, журналистом и гуманистом. Уитмен - один из самых влиятельных поэтов американского канона, которого часто называют отцом свободного стиха.Его работы были очень противоречивыми в свое время, особенно его сборник стихов «Листья травы», который был охарактеризован как непристойный из-за его откровенной сексуальности. (Википедия)

Публичная демонстрация его тела была проведена в его доме в Камдене; более тысячи человек посетили за три часа, и дубовый гроб Уитмена был едва виден из-за всех цветов и венков, оставленных для него. Он был похоронен в своей могиле на кладбище Харли в Камдене через четыре дня после его смерти. Еще одна публичная церемония прошла на кладбище с речами друзей, живой музыкой и угощением.Позже останки родителей Уитмена и двух его братьев и их семей были перенесены в мавзолей. (Википедия)

Видно, что сюда приезжает много людей, ведь некоторые оставили гроши на петлях защитных железных ворот. Мавзолей окружен зрелыми деревьями с толстыми корнями. В сером строении есть тяжелая гранитная дверь, которая распахивается, но еще более плотно защищена железными воротами. Внутри можно заглянуть и увидеть могилы шести членов семьи Уитменов.Перед мавзолеем находится черный отполированный памятник местному поэту (см. Фото) с его изображением на лицевой стороне и надписью наверху.

Кладбище Харли, основанное в 1885 году, убедило Уитмена выбрать здесь участок, чтобы расширить бизнес. Это сработало! После того, как Уитмен устроил похороны, чтобы похоронить его здесь, их бизнес в этом районе рабочего класса резко увеличился. Возможно, это первое сельское кладбище, построенное в этой стране.

Инструкции по посещению:
Чтобы разместить журнал посещений для путевых отметок в этой категории, вы должны были лично посетить их. При регистрации вашего посещения, пожалуйста, укажите примечание, описывающее ваш опыт посещения, а также любую дополнительную информацию о путевой отметке или окрестностях, которая, по вашему мнению, может быть интересна другим.

Мы особенно рекомендуем вам включить любые фотографии, которые вы сделали во время посещения путевой отметки. Однако разрешены только уважительные фотографии.Журналы, содержащие фотографии, представляющие любую форму неуважительного поведения (в том числе те, которые показывают личные вещи, размещенные на могиле или рядом с ним), будут удалены.

Кладбища, кладбища - среда, свободная от COVID

Малоизвестное кладбище Бруклина

Кладбище Грин-Вуд претендует на одного из самых известных и печально известных личностей страны. Маловероятное туристическое направление выделено на новой выставке. (13 мая)

AP

Кладбище может быть наименее из страшных мест, которые вы можете посетить в 2020 году.

Мертвые люди не распространяют микробы. Они тоже не рассказывают сказок, но вы это знали.

Хотите ли вы окунуться в дух Хэллоуина, пообщаться с поздним и великим, поразмыслить над смыслом жизни или просто прогуляться в среде, свободной от COVID, нет лучшего - или более безопасного - места, где вы можете быть в этом сезоне, чем на живописном кладбище.

«Кладбища поддаются дистанцированию», - сказал Деннис Монтанья, президент Ассоциации изучения надгробий. «В отличие от троп и других мест для отдыха, вы можете проложить свой собственный курс.Вы не ограничены шириной пешеходной тропы ».

Но разве не странно - даже неприятно - брататься с мертвыми сейчас, во время пандемии? В этот момент смерть кажется нам ближе, чем обычно .

Наши предки поняли бы. Болезни, ранняя смертность были частью их мира. И их кладбища отражают это.

«Люди думают о кладбищах как о мрачных местах, но они не понимают», - сказал Прент Клаг, автор книги 1996 г. «Могильный опыт: междисциплинарное руководство по изучению кладбищ».«

« Их не следует бояться или бояться, - сказал Клаг. - Это захватывающие места. У каждого надгробия есть своя история ».

Помните, мертвые хотят, чтобы вы их навещали. Они не вырезали свои имена на этих камнях друг для друга.

урожай. Они провели всю жизнь, выкладывая свои имена. Они не хотят, чтобы о них сейчас забыли. Каждый раз, когда вы посещаете могилу великого, вы массируете давно ушедшее эго.

Вы можете, например, навестить Уолта Уитмена. Он находится в прекрасном семейном мавзолее на кладбище Кэмдена Харли, который он спроектировал и курировал сам.

Или вы могли бы сказать габба габба, привет Джеффри Хайману, более известному как Джои Рамон. Он на кладбище Линдхерст на холме. Вы узнаете, какое надгробие. Это тот, на котором разбросаны медиаторы, ключи, солнечные очки, амулеты, монеты и кости.

Но не менее интересны и могилы так называемых «обычных» людей.Имена и даты, высеченные на граните, афоризмы и мудрые слова, острые замечания и даже случайные остроты - каждое из них - маленькое окно в жизнь.

«Есть юмористические эпитафии, любопытные эпитафии», - сказал Клаг. «Это заставляет кладбище - ненавижу это говорить - оживает, но это очень большая часть жизни».

Камень на 300-летнем кладбище епископальной церкви Святого Петра в Перте Амбой изображает человека, ловящего рыбу с кормы своей лодки. «Господи, я надеюсь, что я достаточно большой, чтобы удержаться», - гласит надпись.

Камень на кладбище Эвергрин в Морристауне отмечает могилу человека, похороненного вместе с тремя его женами. «Наконец-то в состоянии покоя», - говорит он.

И, конечно, на каждом кладбище есть свой классный клоун. «Я сказал вам, что заболел», - говорится на одном камне на Принстонском кладбище пресвитерианской церкви Нассау.

Хеллоуин 2020 в Нью-Джерси: Вот правила, которым вы должны следовать

Для подписчиков: Эти 11 домов в Северном Джерси полностью украшены к Хэллоуину, и стоит съездить, чтобы увидеть

Жуткий сезон : Проведите свой Хэллоуин на одном из этих местных кладбищ.

Кладбища могут быть - короче - хорошими местами для посещения, даже если вы не хотите там жить.

«В некоторых местах есть скамейки, на которых люди могут сидеть», - сказала Джудит Уэлшонс, исполнительный директор Ассоциации кладбищ Нью-Джерси, торговой организации из округа Юнион.

«Люди выгуливают там своих собак, - сказала она, - хотя не все они хороши в уборке».

Кто боится?

Мы склонны думать о кладбищах как о одиноких, зловещих, похожих на Хэллоуин местах, где ветер дует сквозь тисовые деревья, где кричат ​​совы, а из-под сорняков вырастают кривые надгробия с крылатыми черепами.Места, где угрожают летучие мыши, привидения и странные звуки. Есть такие кладбища.

Но есть и другое кладбище. Типа, похожего на парк. Холмы, деревья, лужайки, каменные скамейки, возможно, цветы или пруд.

Движение за «сельское кладбище» или «садовое кладбище», начавшееся в начале 19 века, было намеренным отходом от мрачных пуританских погостов, которые Эбенезер Скрудж посетил в ту памятную ночь, когда его прочитал призрак будущего акт массовых беспорядков.

Эти места были парками - в то время, когда существовало несколько общественных парков. Семьи ходили туда на пикник, любовались красивыми пейзажами и навещали своих умерших. Есть причина, по которой старые кладбища полны памятников и скульптур: это было сделано для развлечения посетителей. Это была единственная скульптура, которую многие люди могли увидеть.

«Есть прекрасные произведения искусства, отличная скульптура», - сказал Клаг. «Если вам нравятся растения, то на многих кладбищах сажают деревья и цветы. Если вы хотите пойти посмотреть на птиц и животных, их все виды.Если вы посидите там 30 минут, вы увидите много всего ».

Кладбище Пер-Лашез в Париже было первым кладбищем такого типа, родившимся в 1804 году; здесь похоронены Шопен, Мольер, Россини, Оскар Уайльд и Джим Моррисон. -Вудское кладбище в Бруклине, основанное в 1838 году, может быть самым известным в нашем районе. Среди знаменитостей - Генри Уорд Бичер, Алиса Рузвельт, Леонард Бернштейн, «Босс» Твид и Чарльз Фельтман, изобретатель хот-дога. у них красивый расклад: холмы, холмистые лужайки, монументальные скульптуры.Говорят, что Калверт Во, дизайнер Центрального парка, понял несколько намеков.

Последний «мемориальный парк» такого типа - это Голливудская лесная лужайка - одна из главных туристических достопримечательностей Калифорнии. На территории отеля расположены часовни, такие как The Wee Kirk o 'The Heather, картина «Иисус на Голгофе» (45 на 195 футов) (в собственном специальном театре) и «тематические» захоронения для детей под названием «Lullabyland» и «Lullabyland». Babyland »сделали его всемирно известным. Или печально известный.

«Они создали вещи, которые стоит увидеть, места для посещения, картины, скульптуры», - сказал Монтанья.«Они построили несколько часовен. Они рано поняли, что люди захотят проводить там свадьбы».

Самая большая его привлекательность, конечно же, - это арендаторы-знаменитости. Кэрри Фишер, Майкл Джексон, Элизабет Тейлор, Кларк Гейбл, Джимми Стюарт, Хамфри Богарт, Уолт Дисней, Ларри Файн, Кэрол Ломбард, W.C. Филдс и Эйми Семпл Макферсон здесь соседи. Но удачи в их поиске.

«Forest Lawn не скажет вам, где они», - сказал Уэлшонс. "Вы можете смотреть куда угодно, но они не дадут вам карту и не скажут, где."

Смотрители в нашем районе могут быть более услужливыми - в зависимости от кладбища и обстоятельств.

Они могут быть счастливы сообщить вам, что такой-то и такой-то находится в области D, третий камень, пятый ряд. Или вы можете посмотреть информация доступна в Интернете. Просто имейте в виду, что кладбища - это, в конечном итоге, место для траура. Так что будьте уважительны.

«Обычно вы можете позвонить в офис и узнать, есть ли у них карты или есть ли у них экскурсии». Уэлшонс сказал

Фильмы, музыка и история

Есть старая поговорка, что в могиле мы все равны.Хуи, конечно.

Если вы хотите выслеживать знаменитостей, но не беспокоить себя, кладбище - это то, что вам нужно. А у нас их очень много. Посетите findagrave.com.

Вы можете, например, начать с кладбища Вудлон в Бронксе, известном своим созвездием великих музыкантов и джаза.

Майлз Дэвис, Дюк Эллингтон, Макс Роуч, Орнетт Коулман, Кинг Оливер, Лайонел Хэмптон, Селия Круз, Ирвинг Берлин, Виктор Герберт и Коулман Хокинс - все, заняв пятерых.И в интересной компании, добавим. Нелли Блай, первая журналистка, работает там на постоянной основе. Герман Мелвилл, еще один житель, живет по соседству с китом загробной жизни.

Звезды могут образовывать группу, как в смерти, так и в жизни. Бен Хехт и Чарльз Макартур, авторы классической газетной комедии «Первая страница», до сих пор делятся подписью (на кладбище Оук-Хилл в Найаке, штат Нью-Йорк) в городе, где они жили. Жена Макартура, звезда театра и кино Хелен Хейз составляет им компанию.Художник Эдвард Хоппер и писатель Карсон Маккаллерс тоже.

Нью-Джерси, со своей стороны, так же густонаселен под землей, как и наверху. Знаменитость для знаменитости, штат может сравниться с Лесной лужайкой в ​​любой день.

У нас есть собственные кинозвезды. Джозеф Уайзман, сыгравший злодейского доктора Но в самом первом фильме о Джеймсе Бонде в 1962 году, находится в Мемориальном парке короля Соломона в Клифтоне. Джон Марли, актер, который нашел голову лошади в кровати в «Крестном отце», находится на кладбище Сидар-Парк в Парамусе.Дор Шари, глава MGM в 1950-х годах, находится на кладбище Монмаут-Филдс в Уэст-Лонг-Бранч. А режиссер Элис Ги-Блаше, первая женщина, владеющая киностудией (Форт Ли, 1912), находится на кладбище Мэрирест в Махве.

Здесь также есть спортивные герои, такие как бейсболист Йоги Берра (Кладбище Врат Небес, Восточный Ганновер), великая теннисистка Алтея Гибсон (Кладбище Роуздейл, Оранж) и боксер «Человек-Золушка» Джеймс Дж. Брэддок (Кладбище Маунт Кармель, Тенафли ). Не говоря уже об истинном бессмертном: рестлер Gorilla Monsoon (Мемориальный парк Лейквью, Синнаминсон).

У нас есть исторические тягачи и шейкеры. Президент Гровер Кливленд находится на Принстонском кладбище. И Аарон Бёрр тоже. Прининг Джордж Макклеллан, губернатор Нью-Джерси и командующий профсоюзами, который так рассердил Авраама Линкольна, находится на кладбище Ривервью в Трентоне (естественно, это самый высокий памятник). Томас Манди Петерсон, первый афроамериканец, проголосовавший в Соединенных Штатах, находится на кладбище Святого Петра, Перт-Амбой. «Преданный церковник и порядочный гражданин», - гласит его надпись.

Ньюсмейкеры более временного типа тоже здесь. Карен Энн Куинлан, чье дело о «праве на смерть» поляризовало Америку в 1980-х, находится на кладбище Врат Небес в Восточном Ганновере. Отец Мичал Джадж, гей-священник, который стал воплощением сострадания 11 сентября, находится на кладбище Holy Sepluchre в Тотове. Жертва террориста Леон Клингхоффер, которого столкнули с круизного лайнера, находится на кладбище Бет Дэвид в Кенилворте.

В музыкальном плане мы являемся звездным гала-концертом. Вы можете посетить Уитни Хьюстон в Вестфилде (кладбище Фэйрвью), Сару Воан в Блумфилде (кладбище Глендейл) и сальсу великого Фрэнки Руиса на Фэйр-Лоун (Мемориальное кладбище Фэйр-Лоун).Вы можете встать рядом с Беном Э. Кингом, солистом группы The Drifters, в Hackensack (Hackensack Cemetery), или посетить фронтмена Drifters, которого он заменил, Клайда Макфаттера, в Paramus (Мемориальный парк Джорджа Вашингтона).

Вернувшись в историю музыки, вы можете аплодировать Артуру Прайору (кладбище Гленвуд, Вест-Лонг-Бранч), второму по величине руководителю оркестра в стране после Соузы - любимому сыну Эсбери, пока не появился Спрингстин. Вы можете отдать синкопированное приветствие двум великим рэгтимерам: «Зезу» Конфри, создателю «Котенка на ключах» (Св.Mary of the Lake Cemetery, Lakewood) и Джозеф Лэмб, который обычно считается одним из «большой тройки» композиторов регтайма наряду со Скоттом Джоплином и Джеймсом Скоттом (Immaculate Conception Cemetery, Upper Montclair).

Пол Уайтмен, коронованный «королем джаза» в 1920-х годах восторженными, но необразованными белыми фанатами, занимает суд в Первой пресвитерианской церкви на кладбище Юинга. Герман Хупфельд, чья песня «As Time Goes By» так очаровала Хамфри Богарта в «Касабланке», находится на кладбище на горе Хеврон в Монклере.

Поэты могут писать бессмертные стихи, но их смертная часть заканчивается, как и все мы. Уолт Уитмен, как уже отмечалось, находится в Камдене. Вы можете найти Аллена Гинзберга в Ньюарке (кладбище Бней Исраэль), Уильяма Карлоса Уильямса в Линдхерсте (кладбище Хиллсдейл) и Джойса «Деревья» Килмера в Нью-Брансуике (кладбище Элмвуд).

Не любите стихи? А что с прозой? Исаак Башевис Сингер (Кладбище Бет Эль, Парамус), Стивен Крейн (Кладбище Эвергрин, Хиллсайд) и Альберт Пейсон Терхьюн, автор книги «Парень: Собака» (Реформатская церковь Помптона, Помптон-Лейкс) - все мальчики из Джерси.Как и Лад, собака (кладбище семейного поместья Терхуне, Уэйн).

Один совет, когда вы приближаетесь к этим поздно знаменитостям: не пытайтесь взять автограф.

Натирка надгробий - практика получения имен и изображений с надгробий с использованием рисовой бумаги и древесного угля - это прекрасное народное искусство, которому все мы научились у учителей и вожатых лагерей. Но для могил это не годится, - сказал Монтанья.

«Так люди могут повредить камни», - сказал он. «Многие камни действительно слишком хрупкие.Мы больше сторонники фотографии, чем трения ».

По возможности всегда звоните заранее, чтобы убедиться, что кладбища открыты. Небольшие кладбища часто доступны круглосуточно и без выходных. На больших кладбищах могут быть заборы, стены и часы посещения.

Кстати, одно последнее предостережение. Не забудьте выйти до закрытия. Или у вас может быть больше приключений на Хэллоуин, чем вы рассчитывали.

«Вы должны убедиться, что вы вышли, прежде чем ворота закроются», Монтанья сказал

Джим Бекерман, репортер по вопросам культуры и развлечений из NorthJersey.com. Чтобы получить неограниченный доступ к его подробным отчетам о том, как вы проводите свободное время, подпишитесь или активируйте свою цифровую учетную запись сегодня.

Эл. Почта: [email protected]

Твиттер: @ jimbeckerman1

Эволюция американских надгробий - Часть 2 - Сохранение Атласа

Нажмите здесь, чтобы перейти к части 1

Памятники Северной Америки 1800-х годов

В предыдущей статье я выделил влияние Европы, колониальные религиозные взгляды и доступность резных камней, которые помогли создать самые ранние резные надгробия в Америке с середины 1600-х до начала 1800-х годов.В этой второй части серии я расскажу об эволюции американских мемориалов с 1800 до начала 1900-х годов.

Четыре взаимосвязанных фактора сошлись воедино, чтобы вызвать серьезные изменения в американских похоронных обычаях и традициях увековечения, начиная примерно с 1800 года. Быстрый рост населения в городах, перенаселенность существующих захоронений, отказ церквей разрешить права на захоронение лицам, не являющимся членами церкви, и промышленная революция - все это способствовали эпическим изменениям в местах захоронения и обычаях.Я попытаюсь кратко и понятно изложить каждый из этих взаимосвязанных факторов.

Я должен признать, что это большая и сложная тема, которую я попытаюсь осветить в следующей статье.

Я начну с краткого обзора колониальной эпохи, чтобы создать исторический контекст для новых читателей или сделать обзор для тех, кто, возможно, читал предыдущую первую часть.

Первые американские надгробные указатели были простыми, скромными и вырезанными из местных материалов.Эти ранние маркеры обычно состояли из песчаника, сланца, известняка, мыльного камня или того, что когда-либо было доступно в местном масштабе и было достаточно мягким, чтобы добывать, резать и вырезать надгробные плиты.

Это первое поколение камней было выбрано из-за их обрабатываемости и часто можно было расколоть до грубой толщины, как кусок дерева, из-за выступающих плоскостей напластования. Некоторые из этих ранних колониальных надгробий выдержали испытание временем и сегодня находятся почти в первозданном состоянии, например, сланцевые камни, найденные в старейших захоронениях Бостона, Королевской часовне и Зернохранилище, датируемые концом 1680-х годов.Другие ранние надгробия не выдержали испытания временем и устарели, например, многие маркеры из песчаника в долине реки Коннектикут.

Большинство колониальных надгробий ручной работы в виде табличек располагались среди исторических кладбищ или в общих городских кладбищах.

По мере того, как колониальная Америка росла в размерах и населении, она быстро развивалась, а вместе с ней и потребность в более крупных запланированных захоронениях. Одновременно религиозных настроений было

.

влияла на ценности американцев и меняла их, а промышленная революция продвигала технологии ускоренными темпами.

В период примерно в начале 1800-х годов многие американские города начали расширяться тревожными темпами с постоянно увеличивающимся населением.

Стоимость недвижимости в этих городах резко возросла. Существующие церковные кладбища и городские зеленые захоронения уже становились переполненными, нуждались в уходе и содержании, многие из них уже пришли в негодность и обветшали. Хотя взаимосвязь между болезнями, микробами и санитарными условиями не была полностью изучена, долгое время опасались, что существует какая-то взаимосвязь.

Некоторые города в северо-восточных штатах отреагировали на эти опасения, создав новые запланированные кладбища на окраинах городов или в соседних городах, где население было невелико и оставалось много открытого пространства. Внутренние городские кладбища начали запрещаться, а существующие городские кладбища были кандидатами на переселение на вновь образованные сельские кладбища. Застройщики хотели вернуть эту ценную землю под новые и более прибыльные строительные проекты.

Первым зафрахтованным кладбищем в Соединенных Штатах было кладбище Гроув-Стрит, которое было зарегистрировано штатом Коннектикут в 1797 году как кладбище Нью-Хейвен. Оно было основано на окраине города после тяжелых эпидемий желтой лихорадки в 1794 и 1795 годах. Считающееся первым запланированным кладбищем в Америке, оно содержало семейные участки, что позволяло заранее планировать смерть и продавать участки заранее. Позже это было переименовано в кладбище на Гроув-стрит. Кладбище, от греческого слова, означающего место отдыха, быстро стало широко использоваться в Америке почти для всех новых захоронений.

В колониальную эпоху символика на многих надгробиях не одобрялась церковью, но и не запрещалась. На самом деле, головы ранней смерти, мрачный жнец и его коса, а также изображения песочных часов на надгробиях, возможно, были единственным местом, где разрешалось использовать этот вид народного искусства. Они предупредили, что жизнь коротка и что Бог может избрать ваш конец следующим, поэтому не грешите и не бойтесь.

Хотя точная временная шкала была очень размытой в зависимости от конкретного региона и расстояния от городов, к середине 1700-х годов почти все смертельные головы превратились в изображение души, символизируя полет души на небеса, гораздо менее болезненное отношение отражалось в том, что происходило в обществе и в церкви.

Крылатые херувимы, или чучело души, существовали в течение многих десятилетий, пока не утвердились классические викторианские образы, которыми были урна и ива. Урна, образ греческого возрождения, символизировала душу. Урна использовалась греками для хранения праха кремированных людей, ива, как плакучая ива, символизировала печаль или траур. Это был символ богинь подземного мира, в основном Персефоны и Орфея, которые отправились в подземный мир и принесли с собой ветвь ивы.

Многие из новых сельских кладбищ были несектантскими и внеконфессиональными, их больше заботила глубина вашего кошелька для продажи заранее подготовленных участков.

Поскольку статус в обществе был основан на демонстрации богатства, некоторые вещи никогда не меняются, более крупные и видимые семейные участки, например, у входов и проезжих дорог, продавались по более высокой цене за могилу.

Промышленная революция привела к развитию технологий, которые сделали разработку карьеров и резку камня более быстрыми и менее дорогостоящими. Сначала с помощью энергии пара, а затем электричества, эти достижения позволили быстро и менее трудоемко распиливать и обрабатывать большие каменные блоки в памятники.

Новые производственные инновации в сочетании с запланированной семейной продажей сельских кладбищ, увеличенных в размерах, многокомпонентные памятники становятся менее дорогими, более желанными и все более распространенными.

Как правило, я часто упрощаю, что на протяжении каждого столетия американской истории мемориалы принадлежали к первичному каменному типу и монументальному стилю;

1700-е годы = местные камни, высеченные в надгробиях,

1800-е годы = мрамор, скульптуры, составные памятники, обелиски и колонны из коричневого камня

1900-е годы = гранит и мрамор, переходящие в гранит, с памятниками из двух частей,

Несмотря на то, что это хороший ориентир, точные сроки эволюции монументальных стилей и типов камня сильно различались в зависимости от региона, округов, штатов и городов.Чем дальше от железнодорожных путей находилось место, тем медленнее был переход к новым и разнообразным источникам камня.

Следствие также было верным: чем ближе к существовавшему ранее источнику местного каменного производства, тем позже и медленнее часто становился переход к мрамору и граниту. В некоторых ситуациях переходу препятствовали или он никогда не происходил полностью.

Хотя названия для описания различных типов памятников часто меняются местами, чтобы избежать путаницы, самый ранний тип монолитного цельного надгробия в идеале называют надгробием, или, как его обычно называли в более западных регионах, как надгробие.Более крупные, состоящие из нескольких частей надгробия, которые стали очень распространены в середине - конце 1800-х годов, стали известны как памятники, в частности кладбищенские памятники.

Возможность заранее покупать места для захоронения позволяла возводить более крупные запланированные памятники на семейных участках, иногда до захоронений, отсюда и термин «памятник до необходимости».

Хотя некоторые ограниченные количества мрамора были импортированы из Италии для богатых покровителей в 1700-х годах, его транспортировка из Европы была очень медленной, что делало его слишком дорогим для широкой публики.

Впервые мрамор был добыт в Америке, в Дорсете, штат Вермонт, в 1785 году.

Первые технические достижения произошли в 1805 году с изобретением «многопильной пилы» и «канальной машины», которые позволили добывать и обрабатывать большие блоки. В это время появилось несколько новых мраморных карьеров вдоль мраморной жилы, которая проходит с севера на юг Вермонта, в первую очередь в Ратленде, водопаде Сазерленд (Проктор), Флоренции, Брэндоне и Миддлбери. Вскоре Вермонт стал процветать в области обработки камня не только из мрамора, но также из гранита и сланца.

Камень очень тяжелый, мрамор весит более 150 фунтов на кубический фут, гранит тяжелее, около 180 фунтов на кубический фут, хотя все камни различаются в зависимости от точного химического состава. Из-за такой высокой плотности перемещение и транспортировка на большие расстояния было затруднительным и дорогостоящим. Так было до появления и соединения железных дорог в Северо-Восточной Америке. По мере снижения затрат на транспортировку и разработку карьеров продажи мрамора и гранита увеличились.

В 1800-х годах мрамор рекламировался как постоянный строительный материал, который никогда не выдержит погодных условий и выдержит испытание временем, по крайней мере, так утверждали производители.Современное промышленное загрязнение не было понято и не учтено в этом уравнении, и сегодня кислотные осадки, известные как кислотные дожди, сказываются на исторических мраморных надгробиях и сооружениях по всей Новой Англии, Вашингтоне, округ Колумбия, а также в остальном мире, вызывая эрозию. камень и размытие резных элементов и надписей.

Самым ранним применением гранита в Новой Англии была Королевская часовня, которая была построена в 1754 году из гранитных валунов, выкопанных в Куинси, расколотых и забитых молотком и доставленных в Бостон.В начале 1800-х годов каменотес в Данверсе по имени

Tarbox изобрел новый способ раскалывания камней путем сверления обычных отверстий, а затем вбивания в них небольших клиньев до тех пор, пока камень не расколется чисто. После того, как этот метод был применен, цена на гранит упала, а его использование в строительстве быстро увеличилось.

Гранит и мрамор активно добывались на протяжении 1800-х годов и конкурировали за долю на рынке. Гранит намного тверже мрамора, поскольку он изверженный и на 70% состоит из силикатов, состоящих в основном из слюды, кварца и полевого шпата.Однако гранит было очень трудно резать и обрабатывать из-за его твердости и неровной текстуры.

На самом деле, лучше описать гранит, который медленно выколачивается, а не вырезан. Это была одна из основных причин, по которым потребовалось гораздо больше времени, чтобы стать обычным материалом для надгробий. Ко второй половине 1800-х годов использование гранита значительно увеличилось на более крупных простых надгробиях и обелисках с менее подробной резьбой. Объединение типов и цветов камня в один полихроматический памятник также стало очень распространенным явлением в некоторых регионах, часто с использованием гранита или даже основания из песчаника с мелко вырезанным мраморным надгробием наверху.

Гранит также добывался в Вермонте, но из-за его веса и отсутствия возможности транспортировки тяжелый камень не двигался до тех пор, пока железнодорожные пути не соединили многие регионы с карьерами. К 1848 году соединение Белой реки и близлежащего Бетала с карьером было соединено. Железная дорога Монпилиер и Уайт-Ривер открылась в 1876 году, соединяясь с Барре, но только в 1888 году карьеры были наконец подключены к обширному источнику гранита высокого качества, который до сих пор очень активен.

Вестерли, Род-Айленд, был еще одним источником очень мелкозернистого гранита высокого качества. Начиная с 1846 года каменоломня добывалась, а в течение 30 лет были заняты тысячи людей, добывавших, разрезая и отделывая гранит на строительные блоки, скульптуры и памятники, которые очень ценились за его ровную текстуру и обрабатываемость.

Другой тип камня, который напрямую конкурировал с растущей торговлей мрамором и гранитом, также был одним из первых добываемых материалов в новом мире - песчаником.Портленд, штат Коннектикут, исторически был известен как Ист-Мидлтаун, который стал местом расположения многих карьеров из коричневого камня, начиная с 1690 года, когда Джеймс Стэнклифт заключил контракт с городом Мидлтаун на строительство каменной кладки в обмен на документ на землю. Коммерческая разработка карьеров началась в 1783 году, когда начала свою деятельность компания Brainerd Quarry Company. Коричневый камень - это тип песчаника, который имеет тенденцию быть красного или коричневого цвета, и он образуется, когда пресное озеро и русла рек высыхают и в геологических временных рамках превращаются в камень.Благодаря своему географическому положению Портленд расположен вдоль очень большой жилы из коричневого камня, поэтому многие карьеры процветали на протяжении 1800-х годов и вплоть до 20 -х годов века. Отель

расположен прямо на берегу реки Коннектикут, в центре Коннектикута и Новой Англии.

легко поддающихся резке коричневого камня доставляли по рекам и железным дорогам вдоль и поперек.

Таким образом, в районе Мидлтауна переход на мрамор происходил гораздо медленнее и лишь частично. В конце концов оставшиеся карьеры коричневого камня были затоплены ураганом 1938 года, и производство прекратилось.Бетон долгое время превосходил коричневый камень в строительстве, и к тому времени гранит выигрывал для мемориальных применений из-за своей гораздо большей прочности, поэтому карьеры оставались закрытыми, и до недавнего времени один был вновь открыт.

До того, как мрамор начали коммерчески добывать в Америке, богатые покровители импортировали его из Европы для использования в мемориалах и поделочных каменных работах.

Самая чистая форма мрамора, такая как желанный мрамор Carrera, импортированный из Италии, состоит из почти чистого карбоната кальция, имеет твердый белый цвет, без значительных прожилок или полос.Мрамор образуется из морских раковин и органических веществ, которые сначала становятся известняками после того, как отступит соленая вода, а затем под воздействием тепла и давления, которые могут кристаллизовать камень.

Окраска, отличная от чисто белой, считалась примесью, вызванной смесью других минералов, что делало ее менее желательной с эстетической точки зрения. Резные детали в мемориалах и статуях было намного легче вырезать вручную из чистого белого мрамора с ровной структурой, в отличие от мрамора с прожилками и неровной текстурой.

Бенджамин Чу Тилгман был солдатом и изобретателем, родился в 1821 году, а во время Гражданской войны стал полковником и командиром.

Во время войны Тилгман видел, как переносимый ветром песок на окнах в пустыне, когда он понял, что может преднамеренно пескоструйной обработкой металлических предметов, чтобы удалить ржавчину.

В 1870 году он изобрел процесс пескоструйной обработки и зарегистрировал патент, в котором подробно описаны области применения его техники, такие как заточка напильников, гравировка бутылок и очистка бойлеров.

В 1871 году на 40-й выставке Американского института города Нью-Йорка он был награжден Большой медалью почета института за свое изобретение.

К 1891 году его техника пескоструйной обработки использовалась в мраморном производстве Вест-Ратленда, штат Вермонт, для начертания букв на камне, что стало важным моментом в производстве памятников, но не стало обычным явлением в течение многих последующих лет.

Бостон был колониальным эпицентром высечки надгробий в Америке по нескольким причинам.Это был крупный морской порт, расположенный в центре Новой Англии, с большим населением и богатым источником высококачественного сланца для вырезания замысловатых надгробий. Он также возглавил движение за сельские кладбища, основав в 1831 году кладбище Mt Auburn Cemetery на другом берегу реки Чарльз в Кембридже, Массачусетс.

Хотя кладбище Гроув-стрит в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, существовало более трех десятилетий, Гроув-стрит во многих отношениях представляла собой слияние исторического кладбища с кладбищем в парковом стиле, которое вскоре должно было стать деревенским кладбищем.Тем временем в 1804 году было открыто первое ландшафтное кладбище - кладбище Пер-Лашез в Париже.

Mt Auburn был действительно больше спланированным парком, когда он впервые открыл свои ворота.

В ту эпоху не было запланированных городских парков, так что это действительно помогло подготовить почву для двух отдельных взаимосвязанных американских движений, запланированного городского парка в или на окраине города и запланированного сельского кладбища на окраине города. городе или в прилегающем мегаполисе. Несколько десятилетий спустя почти в каждом крупном городе Америки был хотя бы один большой парк и запланированное сельское кладбище, имитировавшее идеализированную сельскую местность.

Извилистые дороги украшены замысловатыми насаждениями, в ландшафтный дизайн которых включены редкие виды флоры. На территории были построены теплицы для выращивания растений и цветов. Классическая архитектура включала элементы всех растущих и модных движений возрождения, греческие колоннады, египетские обелиски и римские арки были смело переплетены в больших богато украшенных входных воротах. Богато украшенные часовни были построены в хорошо заметных местах для проведения похорон по недавно ушедшим.Искусственные пруды и водные объекты были украшены классическими скульптурами и фонтанами.

Из-за того, что большинство городов в Америке росло очень быстро, мало что планировалось для открытых пространств заранее. От мощеных городов осталось мало травы, а быстрый темп жизни не оставлял времени для размышлений. Люди, которые не забанили город, начали собираться на эти новые и вдохновляющие сельские кладбища в большом и постоянно увеличивающемся количестве. Стало модным кататься в экипаже по извилистым дорогам, устраивать пикники на территории и посещать сельское кладбище прошлых лет, как человек в Нью-Йорке сегодня посещает Центральный парк.

Некоторые кладбища воспользовались интересом публики и начали изменять плату за посещение. У других были проложены троллейбусы к входным воротам и предлагались поездки на карете по кладбищу. Сельское кладбище процветало, так как городское кладбище вымерло как в прямом, так и в переносном смысле. Некоторые кладбища в центре города были перенесены, как они любят говорить, в более идиллическое место для усопших. В некоторых случаях надгробия и связанные с ними человеческие останки были осторожно и аккуратно перемещены и перезахоронены, в других случаях значительная часть того, что находилось под землей, было оставлено, но обнаружено позже, когда близлежащие здания были снесены и расширены.

В Хартфорде, штат Коннектикут, на древнем кладбище, то же самое. Более 6000 душ были благополучно похоронены в 1600 - середине 1800-х годов. Сейчас осталось менее 500 надгробий. Сообщалось, что примерно в 1900 году, когда были раскопаны и расширены подвалы на соседней улице Льюис, которая примыкает к задней части кладбища, было обнаружено много гробов с человеческими останками. Неясно и не сообщается, как это было решено, однако это был далеко не единичный инцидент.

В начале 1800-х годов большинство надгробий были довольно тонкими по своей структуре камнями-таблетками.В местах, где устанавливали мрамор, наиболее распространенный тип камня создавали из мраморных плит толщиной около 2 дюймов. Точные размеры сильно различались, но надгробие среднего размера было несколько футов высотой над землей и было установлено на пару футов в землю. Детям достались камни поменьше. Эпитафии, мудрое изречение и религиозные стихи были обычным явлением ниже сведений об усопших. По мере развития стилей, к середине и концу 1800-х годов, более ранние закругленные верхние камни стали очень простыми с квадратными краями, превратив их в простые прямоугольные каменные надгробные плиты.

-----------------

Эпоха гражданской войны

За один и тот же период времени было установлено много камней разных типов, размеров и стилей бок о бок. Общая тенденция заключалась в том, что цельные плиты-таблички превращались в многослойные, уложенные друг на друга мраморные памятники. Гражданская война была поворотным моментом в этой эволюции. Во время войны было выполнено очень мало каменных работ.

После окончания войн возникла острая необходимость пометить могилы павших солдат обеих сторон конфликта.

3 марта 1873 года Конгресс принял закон, разрешавший всем уволенным с почетом ветеранам гражданской войны быть похороненными на национальном военном кладбище вместе с надгробием. В феврале 1879 года Конгресс принял закон о том, что правительство установит такие же надгробия для солдат Союза, захороненных на частных кладбищах, обычно на простых белых мраморных плитах с именем и званием ушедшего солдата. С этого момента исторически большинство каменных плит, установленных на американских кладбищах, предназначалось для обозначения могил ветеранов.

Стрелы эпохи памятников


После того, как гражданская война окончательно закончилась, возникло огромное желание почтить память многочисленных героев войны, конкретных сражений и местных полков в городах, уездах и на полях сражений.

Генерал-майор Джон Фултон Рейнольдс был самым высокопоставленным офицером, убитым в битве при Геттисберге, и ему поставили первый памятник. Он был освящен в 1872 году и был отлит из четырех бронзовых пушечных стволов.Его большая статуя, подобная жизни, была помещена на гранитное основание и цоколь. И эпоха больших памятников, сложенных из камня и литого металла, и эпоха гранитных кладбищенских памятников была на грани взрыва в массы.

Бронзовые скульптуры отливали тысячи лет, по крайней мере, со времен Древней Греции. Бронза в основном состоит из примерно 90% меди и 10% олова с меньшим количеством других сплавов. В сочетании с технологическим прогрессом и желанием создать большие мемориалы огромное количество статуй было отлито после гражданской войны.

Бронза - очень прочный материал, но также очень дорогой в изготовлении. Некоторые исторические кладбищенские памятники действительно включали бронзовые элементы, но их использование в больших масштабах было непомерно дорогостоящим.

Американская изобретательность проложила путь к альтернативе дорогостоящей бронзе - другому металлу, который выглядел как бронза или камень, но был намного дешевле. Этот новый металл не только был отлит в статуи и памятники гражданской войны, но и стал обычным кладбищенским памятником в определенный переходный период.Компания Monumental Bronze была организована и основана в Бриджпорте, штат Коннектикут, в 1874 году.

Вместо дорогостоящей меди, необходимой для создания бронзы, этот новый металл состоял из почти чистого цинка, гораздо менее дорогостоящего материала. Был разработан процесс отливки этих полых памятников, очень похожих на камень. Их называли белой бронзой, что было блестящим маркетинговым ходом, поскольку бронза была очень модной в викторианскую эпоху.

Были созданы

региональных филиалов, и какое-то время другой материал использовался как для кладбищенских памятников, так и для статуй.Он рекламировался как менее дорогой и более прочный, чем камень, и это оказалось правдой по сравнению с большинством мраморов.

Они также были очень легкими по сравнению с камнем, поскольку на самом деле они были всего лишь раковиной, полой под тонким слоем металла, поэтому каменный памятник, который мог бы весить 1000 фунтов, весил бы всего около 150 фунтов цинка.

Каменная промышленность была очень мощной силой в то время, до того, как современный бетон завоевал популярность в коммерческой строительной индустрии, и они убедили некоторые из наиболее престижных кладбищ, таких как Маунт-Оберн, запретить любые памятники, не сделанные из камня.Несмотря на это, производство цинковых памятников процветало в течение нескольких десятилетий, прежде чем металлы стали слишком ценными во время Первой мировой войны.

В Америке, согласно отчетам компании, статуи солдат и моряков стоят на зелени деревень и городов в 31 из 48 штатов, мало кто осознает, что они построены из цинка, но их сине-серый оттенок выдает их невооруженным глазом.

Оказалось, что единственной серьезной проблемой сохранения является отсутствие внутренней опоры на некоторых больших цинковых памятниках, что иногда может привести к деформации нижнего основания под весом всего памятника.

Золотой период американских мемориалов

Период между гражданской войной и Первой мировой войной следует считать золотым веком американских мемориалов.

Памятники становились больше и дешевле, так как их выпускали серийно по стандартным образцам и размерам. Некоторые компании по производству памятников все еще выгружали большие каменные блоки с железнодорожных платформ и по мере необходимости распиливали и вырезали уникальные памятники, но многие другие начали заказывать готовые памятники у производителей возле карьеров, прямо вдоль железнодорожных путей.

Мраморная промышленность в полной мере занималась добычей и резкой огромных объемов камня, в основном из Вермонта, для использования внутри помещений для украшения и для мощения полов, а также на открытом воздухе для облицовки зданий и строительства памятников. Гранит добывался во все больших количествах, сначала для изготовления фундаментных камней, оснований памятников и менее детализированных применений, но вскоре он стал конкурировать со всеми аспектами строительства и промышленности памятников. Песчаники и известняк добывались в больших количествах в регионах, например, бурый камень из Портленда, Коннектикут.И вышеупомянутые памятники из цинка также активно продавались.

Памятники по почте

В 1888 году Ричард Сирс впервые использовал печатную рассылку для рекламы часов и ювелирных изделий.

В весеннем каталоге 1897 года Sears начала предлагать на продажу товары, относящиеся к кладбищу, в том числе надгробия и арки, сделанные из круглого железного каркаса с кисточками из спиральной проволоки на каждой стойке.

Затем, в осеннем каталоге Sears 1900 года, впервые были рекламированы памятники, построенные из мрамора Royal Blue Vermont, начиная от небольших простых памятников из двух частей мрамора, называемых маркерами, по цене от 5 долларов.Начиная с довольно больших памятников с 3-мя колоннами, стоимость которых составляет около 27 долларов, плюс около 2-6 центов за вырезанную букву для работы над надписью.

К тому времени, когда был распространен весенний каталог 1902 года, был создан целый мемориальный отдел и выпущен отдельный флаер. Sears Roebuck продавала кладбищенские памятники в общих каталогах через каталог осени 1949 года.

Нажмите здесь, чтобы перейти к части 1

Братских захоронений для жертв коронавируса не должны шокировать - так веками хоронили бедняков

Коронавирус контролирует не только то, как мы живем, но и все чаще то, что происходит после нашей смерти.

В начале апреля председатель комитета по здравоохранению городского совета Нью-Йорка Марк Левин вызвал ажиотаж после того, как написал в Твиттере, что город рассматривает возможность временного захоронения жертв COVID-19 в местных парках. Новостные агентства и пользователи социальных сетей с энтузиазмом распространяли его твиты, что казалось зловещим признаком масштабов болезни.

Хотя городские власти заверили жителей, что такие временные захоронения еще не проводились, сделанные с воздуха кадры рабочих в защитном снаряжении, хоронящих тела на острове Харт, городском «поле гончаров», похоже, подтвердили, что эпидемия охватила как наше здравоохранение, так и наше здоровье. индустрии ухода за смертью.

Для людей, которые ожидают «правильных» проводов после смерти, изображения были шокирующими, но для тысяч бедных американцев перспектива захоронения в такой могиле становится все более реальной. В этом тоже нет ничего нового.

Стоимость смерти

Захоронение на острове Харт долгие годы было уделом малоимущих жителей Нью-Йорка. Город приобрел остров в 1868 году и провел на нем первое захоронение в следующем году. С тех пор здесь было захоронено около 1 000 000 человек, поэтому остров у Бронкса является одним из крупнейших гончарных полей в стране, но, конечно же, не единственным.

По всей стране существуют программы по обращению с неимущими умершими, категория, которая включает неопознанные тела или умерших лиц, семьи которых не могут или не будут требовать их тела. Эти программы различаются в зависимости от штата и, во многих случаях, от округа. Большинство из них позволяют семье в течение длительного периода времени забирать останки, а затем полагаются на различные методы утилизации останков.

Чикагские останки находятся на участках, подаренных католической архиепископией на кладбище Маунт-Оливет.Сан-Франциско заключает контракт с кладбищем в соседнем Окленде на утилизацию кремированных останков в море.

Стоимость обращения с этими останками может составлять от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов на одно тело, создавая финансовое бремя для некоторых городов и округов. Часто кремация является предпочтительным методом утилизации из-за ее более низкой стоимости, но в некоторых случаях округа жертвуют умерших медицинской науке, что является бесплатным.

Богатая и наполняющая смерть

Как историк смерти в Америке, я видел, как социально-экономическое положение драматически повлияло на окончательное расположение умерших на протяжении всего времени, особенно после подъема похоронной индустрии после Гражданской войны.К концу XIX века более состоятельные люди могли позволить себе бальзамировать, положить в шкатулку, перевезти на кладбище и похоронить на отмеченном участке, что могло стоить около 100 долларов США - около 3000 долларов в сегодняшних долларах. .

Но те, у кого нет средств, долгое время полагались на то, что община должным образом распорядится их останками. В сельских общинах, где большинство жителей знали друг друга, бедняки могли, по крайней мере, надеяться получить немаркированный участок на местном кладбище - основном месте захоронения до создания общественных захоронений в XIX веке.

В городах, однако, неимущие умершие часто становились обязанностью муниципальных департаментов, таких как совет здравоохранения. По мере того как в конце 19 века повышение заработной платы привлекало рабочих в городские районы, чиновники работали над решением предполагаемых проблем, связанных с индустриализацией и быстрым ростом населения: бедностью, пороками, преступностью и болезнями. Те, кто умирал в государственных больницах, богадельнях, работных домах, детских домах или тюрьмах, обычно хоронили в городе без особых церемоний. Тела помещали в простые гробы и возили прямо к общественным захоронениям с минимальными похоронами.

Могила у входа на кладбище Харт-Айленд в Нью-Йорке. Сет Вениг / AP Photo

К сожалению, погребение на гончарном поле также иногда делало бедных более уязвимыми перед смертью, чем при жизни. В эпоху, когда еще не существовало программ добровольного пожертвования тел, медицинские школы по всей стране часто выбирали бедных, а также преступников и афроамериканцев для проведения анатомической анатомии. Студенты-медики или профессиональные грабители могил, обнаруженные останками под покровом ночи, иногда с явного разрешения подкупленных государственных чиновников или служащих кладбища.Более того, практика ограбления могил в конечном итоге стала юридически санкционированной посредством принятия законов по анатомии, в соответствии с которыми такие штаты, как Массачусетс и Мичиган, разрешили студентам-медикам препарировать невостребованные тела из приютов.

Даже без угрозы рассечения поле горшечника, названное в честь библейского кладбища, богатого глиной, которое первосвященники Иерусалима купили за 30 сребреников Иуды, было местом позора. В результате многие общины сделали все возможное, чтобы защитить себя от такой судьбы.Например, черные церкви, такие как Африканская методистская епископальная церковь в Балтиморе, основали захоронения порабощенных и свободных жителей города. Точно так же афроамериканские благотворительные общества в XIX и XX веках часто оплачивали похороны и похороны своих членов.

Постоянная стоянка

Точно так же в еврейской общине Нью-Йорка были похоронные общества и общества помощи иммигрантам, которые предоставляли аналогичные услуги, гарантируя, что люди остаются частью своей общины даже после смерти.

Такую практику было трудно поддерживать в периоды кризиса. Например, во время смертельных вспышек желтой лихорадки и холеры в 19 веке власти Нью-Йорка, опасаясь заразности мертвых, поспешно закапывали тела в местных парках. В таких случаях трупы помещали в большие траншеи без особых церемоний или интимной заботы. Точно так же, когда грипп охватил Филадельфию в 1918 году, тела хоронили в братских могилах по всему городу. Такие могилы также были обычным явлением после событий со смертельным исходом, таких как наводнение в Джонстауне 1889 года, особенно до того, как тесты ДНК позволили идентифицировать неизвестные останки.

Недавние волнения по поводу острова Харт позволяют нам понять, почему эти массовые захоронения беспокоят нас. Они служат не только напоминанием о нашей собственной смертности, но и о хрупкости наших смертельных ритуалов во время кризиса. Мы все надеемся, что наша смерть будет хорошей смертью в окружении близких, но COVID-19 убивает людей изолированно и ограничивает наши ритуалы. Тем не менее, это уже реальность для многих американцев.

Число захоронений неимущих слоев населения увеличивалось в течение многих лет из-за увеличения расходов на похороны и увеличения разрыва между богатыми и бедными, что теперь еще больше усугубляется экономическими последствиями пандемии.Вероятно, мы увидим увеличение числа людей, для которых такое захоронение остается реальной возможностью даже после того, как пандемия прекратится.

[ Вам нужно разобраться в пандемии коронавируса, и мы можем помочь. Прочтите информационный бюллетень The Conversation.]

Новости | Кладбище Маунт-Оберн

Гора Оберн, признанная национальной исторической достопримечательностью, является одним из самых значительных ландшафтных ландшафтов страны. Здесь искусство садоводства, архитектуры и скульптуры сочетается с красотой природы, чтобы создать место комфорта и вдохновения.Эта 1,5-мильная пешеходная экскурсия будет посвящена историям, памятникам и жизни тех, кто здесь похоронен.

Финансирование программ было частично предоставлено Советом по культуре Массачусетса.

Присоединяйтесь к нам, чтобы отметить завершенную консервацию большого мраморного памятника Амосу Бинни. Названный национальным достоянием и считающийся многими самым важным произведением погребального искусства своего времени, большой мраморный памятник Амосу Бинни был вырезан в Италии Томасом Кроуфордом в 1847 году.Присоединяйтесь к хранителю исторических коллекций, Мэг Л. Уинслоу, , и к сотрудникам службы охраны горы Оберн, чтобы узнать больше о проекте сохранения, а также о значении и символике этого памятного памятника. Встреча в часовне Бигелоу.

Финансирование программ было частично предоставлено Советом по культуре Массачусетса.

Присоединяйтесь к нам, чтобы отметить завершенную консервацию большого мраморного памятника Амосу Бинни.Названный национальным достоянием и считающийся многими самым важным произведением погребального искусства своего времени, большой мраморный памятник Амосу Бинни был вырезан в Италии Томасом Кроуфордом в 1847 году. Пожалуйста, присоединитесь к куратору исторических коллекций, Мэг Л. Уинслоу. , и сотрудники службы охраны горы Оберн, чтобы узнать больше о проекте сохранения, а также о значении и символике этого памятного памятника. Встреча в часовне Бигелоу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *