Спор нестяжателей и иосифлян: Спор иосифлян и нестяжателей – краткая таблица-сравнение, последствия и участники

Содержание

из-за чего он был — Рамблер/новости

Среди священнослужителей сложилось два взгляда на принадлежавшее Церкви имущество. Нестяжатели призывали по возможности отказываться от какого-либо имущества и передавать его в государственную казну. Они считали, что смысл жизни служителя Церкви не в обильных запасах, а во Христе. «Имуществом, богатством, сокровищем инока должен быть Господь наш Иисус Христос», — это высказывание святого Игнатия (Брянчанинова) служило сторонникам аскезы своеобразным девизом. Духовным лидером нестяжателей считался инок Вассиан (в миру – князь Василий Патрикеев), религиозный и политический деятель, публицист, ученик преподобного Нила Сорского. К этому течению также принадлежал писатель и переводчик Максим Грек. Другое крыло православного священства ратовало за сохранение церковного имущества. Иосифляне (последователи Иосифа Волоцкого) отстаивали право монастырей на владение землей и другим имуществом в целях осуществления широкой просветительской и благотворительной деятельности. При условии, если власть оставит Церкви роскошные убранства храмов, богатые библиотеки и процветающие монастырские хозяйства, они готовы были во всем поддерживать государство. Судя по сохранившимся документам, сами нестяжатели и иосифляне (именуемые также стяжателями) не использовали таких терминов. Эти названия всего несколько раз встречались в литературе. К примеру, Максим Грек в 1520-х годах написал диалог, в котором о монастырских богатствах спорят «Нестяжательный» и «Любостяжательный». Нужно отметить, что полемика вокруг монастырского имущества выходила за рамки вопросов монашеской аскезы. Так, историк Нина Синицына считает, что нестяжательство следует рассматривать не только как аскетическую норму, но и как этический принцип, своеобразный монашеский идеал, сформировавшийся под влиянием старчества и его отношения к собственности и к использованию чужого труда. На позицию власти по отношению к двум церковным течениям сыграло семейное положение Василия III. Брак великого князя с Соломонией Сабуровой оказался неудачным, супруги никак не могли зачать детей, что послужило поводом к разводу.
Василий сослал Сабурову в монастырь, а сам женился на Елене Глинской. Вассиан Патрикеев смело выступил на защиту брошенной жены, осудив поступок великого князя с позиции христианских норм. Выпад Вассиана вызвал недовольство государя, и, хотя великий князь быстро смягчил свой гнев, это отразилось на его отношении к самому священнику и нестяжательству в целом.

В чем была суть спора иосифлян с исихастами — Рамблер/субботний

Спор иосифлян и нестяжателей, или «русских исихастов», в XV-XVI веках до сих пор является предметом полемики историков и богословов. Единственное, что не вызывает ни у кого сомнений, что полемика эта на многие века вперед определила и судьбу Русской Церкви, и нашего государства.Иосифляне и нестяжатели расходились по многим вопросам, но главным была проблема церковной собственности и, в частности, земель, принадлежащих Церкви. Нил Сорский и его «заволжские старцы» считали, что Церкви не должно принадлежать значимое материальное имущество, что Церковь должна быть «нищенствующей» и жить на милостыню. Иосиф Волоцкий, напротив, полагал, что Церковь должна располагать материальными богатствами, чтобы употреблять их на дело благотворительности, при этом соглашаясь с идеей личного нестяжательства. А потому, кстати, в монастырях иосифлян был весьма строгий устав, и обет личного нестяжательства соблюдался весьма строго.

Политические нужды

Одно время в наибольшей степени на Иосифа Волоцкого, лидера «иосифлян» (которых, кстати, так называть стали значительно позже), воспринимали как корыстного и властного церковного политика, тогда как Нил Сорский, лидер «нестяжателей», рисовался идеалистически. Церковь, в общем, практически разрешила этот спор, канонизировав обоих, но в этой религиозной полемике остается важный политический аспект, о котором и следует поговорить более подробно. Начать здесь стоит с самой эпохи, поскольку и для Руси, и для Православной Церкви это были весьма непростые и крайне интересные времена. В 1480 году, во время правления Ивана III, окончательно стало понятно, что Русь освободилась от татаро-монгольского ига. А до этого, в 1453-м, окончательно пала Византийская империя, захваченная османами. Эти два события повлияли на само мировоззрение церковной и светской аристократии на Руси. Теперь наша страна мыслилась, как некий «последний свободный оплот Православия» в мире, отсюда же возникает и концепция монаха Филофея «Москва – Третий Рим», и преемственность политической русской традиции от византийских императоров. И раз возникает преемственность статуса, то возникает и преемственность многих традиций. К примеру, абсолютизм, а также особое положение православного государя по отношению к Церкви. Власть становится «Божьим даром», сопряженным как с ответственностью, так и с особыми правами. К примеру, на землю. Карташов в «Истории Русской Церкви» приводит такое противоречие: с одной стороны, обширные земельные владения Церкви – это традиция, мотивированная чуть ли не «Константиновым даром» (подлинность которого оспаривается, но в то время сомнений не вызывала). С другой, если царь – помазанник Божий, то он может выступать и как распорядитель по вопросам церковного земельного имущества.

А земля нужна была российским монархам для укрепления власти, для того, чтобы дарить её своей аристократии, укрепляя свой вес и авторитет.

При этом только недавно отгремела очередная княжеская усобица, в рамках которой Киевская митрополия отошла к княжеству Литовскому и появилась митрополия Московская. Москва же возглавила процесс «собирательства русских земель», в том числе, начав длительный и кровавый процесс подчинения Новгорода, который подытожил уже Иван Грозный полным разорением города. В религиозной жизни страны также все было весьма неспокойно. За время ига Церковь обогатилась материально, чему способствовали, в том числе, и ханские ярлыки на земли, но, по отзывам современников, деградировала морально. И на этом фоне все более популярной становилась критика со стороны ереси стригольников и жидовствующих, которые, отвергая Церковь, как сакральный институт, ставили ей в упрек моральное разложение, стяжательство и жажду личного обогащения священнослужителей. Ереси эти, в силу того, что Русь была православным государством, подрывали и авторитет государственной власти.
Вообще, чтобы понимать политическую логику того времени, нужно постоянно держать в уме, что в период XV-XVI веков и далее Церковь была настолько же политическим институтом, насколько государственная власть была институтом религиозным. И вот на этом фоне начинается спор между сторонниками Нила Сорского и Иосифа Волоцкого. И здесь снова нужно уйти от упрощенной модели «чья должна быть земля», поскольку этот вопрос был следствием, и посмотреть на первопричину, которая крылась в статусе Церкви в государственной системе.

И Нил Сорский, и Иосиф Волоцкий хотели, чтобы Церковь была менее зависимой от государства, чтобы она могла быть своеобразным морально-нравственным контролером этого самого государства и политической власти. Но методы, которые они предлагали, были принципиально разными. Если коротко и упрощённо, то Сорский видел идеалом моральную силу, волевую независимость от материального, чтобы через это возвышение священников и монахов, с этой высоты иметь право судить недостойные дела государства. Иосиф Волоцкий, напротив, говорил о необходимости для такого статуса материальной базы. Но не в личной, а в общинной собственности, для активной помощи страждущим, для нужд активного миссионерства и церковного образования. Иван III, а впоследствии и Василий III, а потом и Иван Грозный лавировали от «партии» к «партии», имея свой интерес: право на полноценное владение церковными землями в интересах государства. Именно этим объясняется тот факт, что Иван III приблизил к себе поначалу не только нестяжателей, но и некоторых богословов из рядов жидовствующих, а потом резко поменял свою точку зрения и стал куда более лоялен к иосифлянам.

Кстати, отдельную и особую роль в этой полемике сыграл Максим Грек, бывший доминиканский монах, большой поклонник Савонаролы, перешедший в православие и вывезенный с Афона в Москву для перевода и трактовки Священных Книг. Он, хоть и был нестяжателем, помог переводом Толковой Псалтыри иосифлянам. Так или иначе, но Собор 1504 года, который и стал ареной прямой полемики иосифлян и нестяжателей, единодушно осудил ересь жидовствующих, с другой же стороны на том соборе была поддержана точка зрения именно иосифлян на вопросы церковной собственности, что подтвердил и Стоглавый Собор 1551 года. В том же 1503-1504 году иосифлянами и нестяжателями совместно было осуждено и личное стяжательство, и сребролюбие клириков и епископов. При этом под каноническое прещение впоследствии попал один из горячих сторонников иосифлян и этих прещений – епископ Геннадий Новгородский. Тем не менее, идеологическая победа иосифлян в итоге привела к тому, что в 1589 году Русская Церковь все же стала независимой, автокефальной и возглавлялась теперь не греческим митрополитом, а русским Патриархом. Впрочем, выходя за рамки периода, стоит сказать, что Русская Церковь на протяжении своей дальнейшей истории знала и периоды «принудительного нестяжательства», когда русские монархи, особенно начиная с Петра I, попросту отбирали церковные земли. Возрождение же русского исихазма, как богословской доктрины, через несколько веков сопряжено в первую очередь с Серафимом Саровским, оптинскими старцами и Паисием Величковским, но это уже совсем другая история.

3. Спор между «иосифлянами» и «нестяжателями»

3.  Спор между «иосифлянами» и «нестяжателями»

Различия во взглядах Иосифа и Нила на смысл иночества и на характер монастырской жизни, различия в их аскетических воззрениях наиболее ярко выразились при обсуждении двух мировоззренческих вопросов, которые особенно волновали московское общество в начале XVI в.

Первый вопрос затрагивал основы христианского учения; второй был скорее вопросом практическим и касался отношений между Церковью и государством в Московской Руси.

Ереси и еретики, пытавшиеся извратить учение православной Церкви, были очень редким явлением в Древней Руси. Церковь в ее внутренней миссии боролась лишь с суевериями, остатками язычества и уродливыми формами внешнего благочестия. Еретические движения не потрясали древнерусского христианства [129].

Определенную роль в истории сыграла, правда, ересь стригольников, возникшая в Новгороде в XIV в. Лишь по полемическим сочинениям, направленным против этой ереси, можно составить некоторое общее представление об этом религиозном движении. В конце XV в., опять–таки в Новгороде, появилось новое еретическое движение, известное под названием «ереси жидовствующих», поскольку в нем принимало участие несколько евреев [130].

Это движение приобрело сравнительно широкое распространение в Новгороде и в Москве. Мы не станем подробно распространяться о нем — для нас важнее разница в отношении к ереси со стороны Иосифа и Нила. В главном своем сочинении, «Просветителе», Иосиф очень резко выступает против жидовствующих, спорит с ними и с их религиозными взглядами, поэтому «Просветитель» является очень важным источником по этому вопросу. В других сочинениях, в некоторых посланиях Иосиф предлагает практические меры против еретиков [131]. Будучи сторонником суровых мер, Иосиф допускает даже смертную казнь. Такие взгляды Иосифа натолкнулись на очень сильную оппозицию со стороны нестяжателей из окружения Нила Сорского. Иосиф в полемике против жидовствующих, отстаивая необходимость жестких мер, опирался главным образом на Ветхий Завет, а нестяжатели, возражая ему, исходили из духа Нового Завета.

Они решительно восставали против применения смертной казни христианами; еретики — это грешники, которых, если они не отрекутся от своих заблуждений, следует отлучить от общения с другими христианами и запереть в монастыри, чтобы там чрез поучение они пришли к познанию истины [132]. Хотя на Соборе 1504 г. практически победила точка зрения Иосифа и Церковь осудила некоторых еретиков на смерть [133], все же это различие во взглядах остается очень характерным для двух направлений в монашестве, которые мы рассматриваем.

Другим вопросом, по которому обнаружились расхождения в религиозных воззрениях этих двух направлений, был вопрос о монастырских владениях [134].

Рост монастырских богатств в Московской Руси приобретал все больший размах. Монастыри, возникшие в XIII–XIV вв., постепенно выросли в экономические колонии русского Центра и Севера. Они занимались сельским хозяйством и ремеслами; на монастырских землях жили крестьяне, которые либо работали на монастырь, либо платили оброк. Различные привилегии на земельные владения, полученные монастырями от князей и великих князей, умножали их благосостояние. Монастыри и сами покупали уже распаханные земли и получали имения по дарственным или по завещаниям от князей, бояр, купцов и других лиц; кроме того, монастырские владения росли за счет вкладов, которые вносили поступавшие в монастырь состоятельные люди. Сосредоточение значительной части пригодной для сельского хозяйства земли в руках Церкви наталкивало правительство на мысль вернуть себе земли, потерянные для государственных целей [135].

В церковной иерархии и в монашеской среде сложились два мнения по вопросу о монастырских владениях: одно — иосифлянское, другое — нестяжательское [136]. У нестяжателей, или заволжских старцев, которые отрицали права Церкви и монастырей на земельные владения, были и некоторые предшественники среди русского епископата и монашества [137].

На Соборе 1503 г. московское правительство пыталось опереться на партию нестяжателей и мирно разрешить вопрос о монастырских владениях. Точку зрения противников монастырских владений на Соборе представляли Нил Сорский и Паисий Ярославов. Нил Сорский уже в своих сочинениях не раз решительно высказывался против монастырских владений и личной собственности монашествующих. Но когда на Соборе епископы и другие духовные лица должны были принять решение по этому вопросу и Нил Сорский выразил свое пожелание, «чтобы у монастырей сел не было, а жили бы чернецы по пустыням, а кормили бы ся рукоделием», то, хотя Нила и поддержал старец Паисий Ярославов, это предложение не нашло сочувствия у большинства присутствовавших на Соборе, и всего менее у игумена Волоколамского монастыря Иосифа Волоцкого [138].

В то время как Нил исходил из чисто аскетических воззрений, которые к тому же основывались на канонических правилах Восточной Церкви, Иосиф руководствовался больше церковно–практическими соображениями. Главной задачей монастыря является забота о подготовке церковной иерархии. Эту задачу монастырь может решать лишь в том случае, если в нем созданы для братии (Иосиф подразумевает общежительный монастырь) такие условия жизни, когда монахи освобождены от забот о хлебе насущном, когда они могут целиком посвятить себя подготовке к будущему служению в рядах церковной иерархии — как епископы, настоятели монастырей и т.  д. «Аще у монастырей сел не будет, — формулирует на Соборе 1503 г. свою точку зрения Иосиф, — како честному и благородному человеку постричися?» [139] Взгляды Иосифа нашли на Соборе поддержку у епископов и одержали верх: земли остались во владении монастырей.

Расхождения во взглядах по этому вопросу между главными представителями обеих партий доказывают, насколько противоположными были их аскетические воззрения в целом. Для Нила Сорского главное — внутреннее совершенствование инока в атмосфере подлинной аскезы; воспитанные в этом духе поколения монахов, если им придется совершать свое служение в миру, будут стремиться к чисто христианским целям. Иосиф Волоцкий видел в монастырской аскезе прежде всего средство для подготовки монахов к исполнению церковно–административных задач. Он говорил о необходимости тесной связи церковных и государственных дел; Нил, напротив, требовал их разделения и совершенной независимости друг от друга. Монастыри, по мысли Иосифа, должны нивелировать личность инока; поэтому он сказал однажды, что личное мнение — мать всех страстей, что мнение — это второе грехопадение. Нил же защищал человеческую личность, отстаивал внутреннюю свободу подвижника в его духовном делании.

Победа Иосифа имела эпохальное значение. Его приверженцы набирали силы, в особенности со 2–й четверти XVI в., — краткий промежуток, связанный с митрополитом Иоасафом (1539–1541), который сочувствовал нестяжателям, не имел особого значения для судеб Церкви, и вскоре иосифляне превратились в самую влиятельную, правящую группу в Русской Церкви.

Спор нестяжателей и иосифлян | Киберпоп ТВ

  • «Почему православная Церковь не переходит на принципы нестяжательства?»

Для тех, кто не в курсе, был такой период в истории Русской Церкви примерно в XIII — XIV вв., когда шел спор нестяжателей и иосифлян. У нестяжателей духовным главой, двигателем этого движения был Нил Сорский, который говорил о том, что нужно отказаться от всех материальных благ, быть полностью нестяжателем, ничего не иметь. Церковь должна быть очень скромной, храмы без разных украшений, никаких излишеств у духовенства, потому что это порождает тягу к деньгам, потом конца и края этому не видно. Отсюда появляется зло, поэтому нужно отказаться от денег в Церкви. Всё должно быть минимизировано. Никаких земель, никакой собственности у Церкви быть не должно.

Иосифляне говорили по-другому. Они, конечно, не предлагали богатеть и заниматься только тем, что деньги заколачивать. Они говорили о том, что без денег не будет благотворительности, просвещения, образования, поэтому совсем от денег отказываться нельзя. Да, от них может быть какое-то зло, но важно иметь финансы, на которые Церковь будет осуществлять свою работу, издательскую деятельность. На что, например, издавать книги? Просто так, «за спасибо» издателю? Где брать бумагу и печатать? Если сейчас перейти на принципы нестяжательства, значит, нужно будет отказаться от всех печатных изданий. Кто нам напечатает бесплатно газеты, журналы, книги, в том числе и богослужебные? Как мы будем служить?

Допустим, мы оставим минимум средств только для богослужебных книг. Во что мы тогда превратимся? Этот спор всегда актуален: и во времена иосифлян, и в последующие годы. В Церкви всегда есть люди-альтруисты, которые отказываются от всего, уходят в затвор, в бедные монастыри, на нищие приходы, всё бросают и живут очень скудно. Такие всегда были, есть и будут. Но есть и другие, им противоположные, которые живут в роскоши, но при этом они в душе все равно как нищие. Они не прилепляются к земному богатству, а служат Богу, людям верой и правдой. Это к слову о том, кто такие «нищие духом». Это люди, которые имеют какие-то материальные блага, но не считают это за нечто важное. Они только пользуются этим: есть ― есть, нет ― нет, вот и всё. Самым главным богатством они считают Господа Бога. Это те, про которых Христос сказал: «Блаженны нищие духом, ибо тех есть Царство Небесное» (Мф.5:3).

  • «Как вы относитесь к тому, что во время литургии ходят с подносом и собирают деньги?»

У меня в храме раньше тоже это практиковалось, потому что так было заведено, все к этому привыкли. Причем это было много лет. Но последние года три-четыре я остановил этот процесс. В храме стоят кружки для пожертвования. Если люди захотят внести свою лепту ― они туда бросят, не захотят ― не бросят. Не надо ходить с этими подносами. Я это не поддерживаю, мы это прекратили пару лет назад.

Я не против, конечно. Где-то так заведено, и я не считаю, что в этом есть какой-то грех. Но мне не по себе от этого.

  • «Зачем делать пожертвование? Зачем Богу деньги, Он же Бог?»

Он Бог, но мы же люди! Чтобы храму существовать, нужно оплачивать электричество, газ. Людям, которые работают в храме, нужно платить зарплату. При храме может быть воскресная школа, разные организации, проводятся разные мероприятия социальной направленности. Храм может издавать свою газету, организовывать паломнические поездки. На приходе может работать и педагог, и психолог, и социальный педагог. При храме нужна машина, возможно, и не одна. Могут быть учебные заведения: школы, детские сады, гимназии, семинарии, духовные училища, где нужно людей обучать, платить педагогам зарплату, кормить студентов-воспитанников. Такое есть, но не в каждом храме. Это огромные финансы.

Богу деньги, конечно, не нужны, а церкви нужны.

Фото moritz320 с сайта Pixabay

Навигация по статьям канала Киберпоп ТВ

Стяжатели и нестяжатели - Финансовая грамотность на уроках Всеобщей истории и Истории России

На рубеже XV—XVI веков вспыхнула полемика между двумя направлениями внутри Русской православной церкви, получившая название спора стяжателей (иосифлян) и нестяжателей. Идейным вождём нестяжателей был Нил Сорский, а иосифлян — Иосиф Волоцкий.

Нил Сорский

Нил Сорский в своём монастыре на реке Соре

Нил Сорский (1433—1508) — выходец из знатного боярского рода Майковых, игумен монастыря в Белозерском крае, на реке Соре, по имени которой он и получил прозвание. Монастырь (первоначально деревянный скит) включал крохотную церковь и ряд келий вокруг, где в конце XV века поселился Нил и несколько его единомышленников, названных заволжскими старцами. Здесь отец Нил писал сочинения, в которых проповедовал жизненный аскетизм, необходимость нравственного совершенствования и удаление от суетных мирских дел.

В «Предании ученикам» Нил Сорский требует, чтобы монахи жили исключительно собственным трудом. «Святыми отцами, — пишет он, — нам особенно строго заповедано, чтобы мы приобретали себе пищу и все нужное от праведных трудов своего рукоделия и другой работой». В подтверждение данного требования отец Нил приводит изречение апостола Павла: «Если не работаешь, то и не ешь!» Он также ратует за отказ от монастырских богатств и собственности: «Собирание же имений по насилию и от чужих трудов совсем нам не на пользу». Отец Нил опровергал тех, кто говорил, что богатство необходимо церкви для благотворительности. Он считал, что иноки обязаны творить милостыню «душевную», а не «телесную», то есть помогать верующим людям словом, утешением, молитвой. А для этого никакого материального богатства не требуется. Столь же ложным, по его мнению, является довод о том, что богатство необходимо для возвеличивания церкви. Монастырское братство должно привлекать прихожан «святой жизнью», высокой нравственностью, верностью божьим заповедям. Поэтому «инокам не подобает сребра стяжания имети». Монастырь, по Нилу Сорскому, должен быть религиозно-нравственным центром, а не собирателем земель и богатств.

Слово у Нила Сорского не расходилось с делом. Правила жизни в монастыре на Соре предусматривали крайний ригоризм — как личный, так и общемонастырский. Не существовало общей трапезы. Каждый инок кормился в своём убогом хозяйстве собственной работой. Не подобало «украшати церкви», иметь в кельях ценные вещи. Допускалась «милостыня от христолюбцев», но только «нужная, а не излишняя».

Нило-Сорский монастырь в XIX веке

Ученик Нила Сорского Вассиан по прозвищу Косой, в миру Василий Иванович Патрикеев (около 1470 — после 1531), возглавил нестяжателей после смерти учителя. Он был выходцем из родовитой боярской семьи и даже родственником великого князя. Но в 1499 году из-за участия в дворцовой склоке Патрикеевы впали в немилость, и Василий был насильственно пострижен в монахи. Попав в скит к Нилу Сорскому, Вассиан воспринял учение нестяжателей. «Бог заповедал продать имения, а мы, даже вступая в монастырь, приобретаем себе села и имения, выпрашивая их у вельмож или покупая», — писал он.

Идеи нестяжательства развивал публицист, писатель и переводчик Максим Грек (1470—1556), в миру Михаил Триволис. Выходец из знатной греческой семьи, Максим учился в Италии. В греческом Афонском монастыре он принял монашество, а в 1518 году приехал в Москву по приглашению великого князя Василия Ивановича для перевода греческих книг. Последние годы жизни он провёл в Троице-Сергиевой лавре. Максим Грек писал о крестьянах, отягощённых «лихвами грабительскими», «богопротивным ростовщичеством» со стороны монастырей, о монастырских служителях, которые превращают крестьян сначала в вечных должников, а затем в рабов. Крестьяне пребывают «в скудости и нищете», а монастыри запасают большие объёмы хлеба, не выпуская их на рынок, чтобы побольше нажиться в голодные времена. Монахов он сравнивает с трутнями: они «пресладко» пьют и едят, одеты в роскошные соболя, насыщаются потом крестьян, а о бедных совсем забыли. Максим Грек так описывает проезд по городу церковного иерарха: многочисленные слуги мельтешат вокруг него, «скачут впереди с криками, бичами разгоняя встречающийся и толкающийся народ».

Иосиф Волоцкий

Защитником образа богатой церкви и монастырского землевладения стал игумен Успенского монастыря близ Волоколамска Иосиф Волоцкий, в миру Иоанн Санин (1439—1515). По его имени противников нестяжателей стали именовать иосифлянами. Игумен Иосиф доказывал, что личная скромность и нестяжание монахов могут сочетаться с богатством монастыря как единого целого. По его мнению, богатство церкви играет важную общественную роль, так как оно необходимо для обучения и содержания духовенства, совершенствования церковной службы, привлечения в церковь народа, благотворительности.

Современный Иосифо-Волоцкий монастырь (2011 год)

Примерно в 1507 году Иосиф Волоцкий написал трактат в защиту богатства церкви и её земель. По его словам, покушение на церковное имущество влечёт жестокое наказание и в загробной жизни, и на земле. В качестве примера он описал историю князя Антиохии по имени Марапа, который сначала обидел монастырь, но затем раскаялся и был прощён Богом. Этот пример мог быть адресован как удельному князю, во владениях которого находился тогда монастырь игумена Иосифа, так и Великому князю московскому, дабы развеять его сомнения в вопросе о монастырской собственности.

При этом, как и у Нила Сорского, у Иосифа Волоцкого слова не расходились с делом. Его монахи имели у себя минимум личного имущества, которое, правда, могло увеличиваться с возрастом. Монастырь же получал сёла от волоцкого князя, архиепископа новгородского, окрестных землевладельцев. Знатные иноки и их родственники жертвовали монастырю деньги, скот, другое ценное имущество. Но всем этим богатством владел и пользовался только монастырь в целом, практикуя широкую благотворительность. В обычные годы при обители кормилось 400—500 человек, «кроме малых детей». В голодные годы их численность возрастала до 7 тысяч. Чтобы помочь голодающим, монастырь продавал скот и одежду, а в отдельные годы даже залезал в долги. Для беспризорных детей и сирот был организован специальный приют.

Результаты спора

На Соборе высшего духовенства 1503 году в Москве Нил Сорский выступил с речью против монастырского землевладения, «чтобы у монастырей сёл не было, а жили бы чернецы по пустыням и кормились бы рукоделием». Существует мнение, что эта речь была подготовлена по прямому поручению Ивана III, который нуждался в монастырских землях для размещения на них дворянских поместий. Но большинство церковных иерархов осудило позицию нестяжательства. Собор подтвердил право монастырей владеть землёй и вести активную хозяйственную деятельность. В решении Собора указывалось: «Стяжания церковные являются божьими стяжаниями, они даны Богом, возложены и наречены им, не подлежат продаже, отдаче и присвоению никем и никогда во веки веков».

Иван III некоторое время колебался, какую сторону принять в споре нестяжателей и иосифлян, но в конце концов поддержал сторонников Иосифа Волоцкого.

Выводы (исторический и финансовый)

В монастыре под руководством Нила Сорского каждый монах кормился в своём хозяйстве собственной работой

В монастыре Иосифа Волоцкого богатством владел и пользовался только монастырь в целом. Каждый инок имел у себя минимум личного имущества

Религиозно-философская полемика между нестяжателями и иосифлянами

История спора

Полемика нестяжателей и иосифлян относится к рубежу $XV-XVI$ вв. , и объединяет царствования Ивана III, Василия III и Ивана IV Грозного. Участниками указанного спора являются:

  • со стороны нестяжателей – Нил Сорский, Максим Грек , Кирилл Белозерский, Корнилий Комельский и др.
  • со стороны иосифлян – Иосиф Волоколамский, митрополит Даниил, Вассиан Топорков и др., сочувственно относился к идеологии иосифлян митрополит Макарий, что позволило утвердить ее как общецерковную позицию на Стоглавом соборе.

Интеллектуальный контекст

Духовная и интеллектуальная среда средневековой Руси рубежа $XV-XVI$ веков характеризуется двумя ключевыми идеями.

  1. Во-первых, это концепция « Москва – Третий Рим », определившая предназначение Русского государства, как единственной, после падения Константинополя в $1453$ году, державы, призванной хранить чистоту Православия. Указанная идеология имела как духовно-мистическое значение, так и непосредственное внешне и внутренне политическое выражение в рамках русской истории.
  2. Во-вторых, на активизацию религиозно-философской мысли средневековой Руси указанного периода повлияло развитие ересей. Так накануне своего падения Константинополь заключил Ферраро-Флорентийскую унию с католической церковью, которая была встречена в русской богословской среде отрицательно. Начиная с этого момента, Русская церковь начинает самостоятельно избирать церковных иерархов, боясь влияния католицизма.

Среди ересей, появившихся в русской средневековой среде особенно стоит отметить ересь богомилов, стригольников, жидовствующих. Как нестяжатели, так и иосифляне своими богословскими трудами осуществляли борьбу с указанными ересями.

Спор нестяжателей и иосифлян

Замечание 1

Предметом спора нестяжетелей и иосифлян было решение вопроса о том, должна ли церковь обладать богатством или нет. Из осмысления данной проблемы ими было выведено две социально-политические концепции, каждая по-своему раскрывающие суть православной веры, место и роль церкви в жизни общества, ее соотношение с государственной властью, концепцию царской власти.

По большому счету, нестяжателями и иосифлянами было создано два альтернативных пути государственного развития.

  • Позиция нестяжателей. Концепция нестяжательства, разработанная Нилом Сорским, имеет своими корнями исихастское учение, духовно-мистическую концепцию византийского монашества.

    Религия – это дело внутренней жизни отдельного человека. Она проявляется не во внешнем, но в развитии уровня внутренней жизни человека. Исходя из этого, нестяжатели призывали церковь отказаться от внешнего богатства (пышности храмов, монастырского хозяйств и т.п.). Церковь должна заниматься исключительно душой человека, ей не должно мешать стремлению к умножению земных богатств.

    Нестяжатели были не согласны с устанавливающимся в средневековой Руси сращиванием государства и церкви. Они стоят на позиции разделения религиозной и светской властей. Кроме того, они считали, что государство должно оставлять общественное пространство для проявления свободы человека. Эта мысль нашла выражение в концепции народного совещательного органа в рамках государственной системы Руси, с идеей которой выступили нестяжатели.

  • Позиция иосифлян. Духовный вдохновитель указанного богословского течения Иосиф Волоцкий утверждал, что царь и данная ему власть основываются на божественных законах. Царь поставлен на свое место Богом. Власть государства распространяет не только над телом человек, но и над его душой.

    Иосиф создает теократическую доктрину государства, в которой абсолютная власть царя освящена волей Бога. Власть царя, согласно с ней, распространяет не только на дела государственные, но и на церковные. Цель царской власти – следить за сохранением чистоты Православия.

    По вопросу монастырского имущества иосифляне стояли на позиции его признания. По их мнению, занятие сельским хозяйством, с одной стороны, благотворно влияло на экономическую ситуацию, что укрепляло государственную власть, с другой стороны, оно являлось основой для социального служения Церкви.

Нестяжатели

                                     

6.3. История движения нестяжателей в России. Спор о монастырских имений. (The dispute about monastic estates)

До начала 20-х лет, письменные источники ничего не говорят нам о спорах на монастырских землях. Частная упоминание о монастырских земель Иосиф Волоцкий в послании И. И. Третьяков не указывает на дискуссии. впрочем, на фоне этой тишины является значительным. о в 1509 году на самом деле по ссылке возвращает князь-инок Вассиан Патрикеев. он поселяется в "придворном" Симонов монастырь, и находится под покровительством великого князя Василия. В августе 1511 года митрополит Московский Белозерского становится пострижен Варлаам, бывший настоятель же Симонов монастырь. как Белозерцев имеет тесные отношения. между тем, опальный принц начинает работу над новой версией "Кормчей книги". пережила три издания vassianovka руля, которые указывают на сложную работу над новым сводом канонических правил. и, наконец, в феврале 1520 года после ряда посвящений: епископы становятся Белозерцев. по данным наблюдений Н. А. Казакова, изменен состав коллекции Гурия Тушина: он теперь содержит дополнительные тексты, посвященные вопросам государственной монашеской жизни. выявление интересов Великого Князя, в устройстве афонских монастырей. по его просьбе, пришел с Афона в 1518 году Максим Грек пишет сообщение "Об устройстве афонских монастырей".

Посетитель афонского монаха nestyazhateli явно симпатизирует идеалу, и Вассиан находит поддержку. наверное, не без помощи ученого греческого кормчего появляются 24-е правила VI Вселенский собор и 12-е и 18-е правила VII Вселенского собора с толкованиями Valsamon. поздно Вассиан пишет он "Сказание", которые он включает в свою Кормчего. И в некоторых из своих полемических сочинений, афонский монах, знакомый с реалиями русской жизни, резко ополчается против "Еврейская жадность и кощунство махинациями". И это не абстрактное обвинение. В слове "О неизречённом промысле Божием" обвиняет "угодников Божиих, священников, архимандритов и игуменов", называя праведность лихоимцы худшем праведности фарисеев. преподобный Максим не против монастырских вотчин, но она мешает mnohostranne, немилосердном отношении к своим ближним, любовь к деньгам "Mnohostranne далеко удаляет нас от монашеского Завета, делает преступником своих обетов", - пишет он в диалоге "Предание о твёрдом иноческом жительстве" в диалоге спорю, кто-то Philoctimon и действий, "Любостяжателный" и "Нестяжательный". Зная, что аргументы его противников, которые ссылаются на ветхозаветных праведников, святой Максим пишет: "Где это написано, что они противоречат заповедям закона, дал свое серебро в долг или потребует бедных проценты на проценты, и тех, кто не в состоянии выплачивать взятые в долг, причины роста его многолетних интерес, они забрали свои оставшиеся жалкие последней имущество, а именно сейчас мы смеем делать с бедным сельским жителям, тяготить их с большим интересом и губит их, если вы не можете дать изъяты".

В 1521 году политика Московского государства произошли существенные изменения. отношения с Портой начинают быть сложными. рейд в русские земли летом 1521 года крымских татар, вассалов Турции, свидетельствует о. греки, подданные султана, находятся под подозрением. В 1522 году опал должна быть суверенной казначея греческого Trahnite. становятся очевидными контакты Максим Грек и его круг с послом Турции Skandera Искандер Саки, тоже греческий. В декабре 1521 года удаляется из метрополии, Митрополит Варлаам. вероятная причина опалы главы Русской Церкви следует рассматривать как его отказ дать ложные гарантии безопасности Новгород-Северского удельного князя Василия Chamacoco. очевидно, Варлаам отказался участвовать в преднамеренном обмане, чем и вызвал гнев Великого Князя. в место митрополита- "нестяжателя" принц Вилли был поставлен Волоцкий игумен Даниил, будущий противник фр.

В этих условиях в 1523 году Вассиан Патрикеев начинает борьбу с митрополитом Даниилом. но Вассиан зависимость от не-Греков, своих естественных союзников, ослабить его позиции. полемика принимает политический оттенок. дополнительное раздражение властей отрицательное отношение к автокефалии Русской Церкви. Ее necrosociety неоднократно говорит и Максим Грек. он заканчивается осуждением Максима Грека в 1525 году. Максим Грек был осужден по делу Ивана Барсена-Беклемишев, который впервые выступал в качестве свидетеля. берсень был осужден "непригожие" выступления против великого князя. кроме "непригожих речей" преподобного Максима обвинили в сношениях с турецким султаном и ереси, поводом для обвинений, которые оказались ошибки в переводе "Цветной Триоди" вменил ему. а виноваты русские церковные книги, перевод которой он ушел. после суда он был заключен в Волоколамский монастырь, где, по его словам, запугивает их противников.

С вопросом о монастырских вотчинах связан еще один документ, принадлежащий перу Вассиана. полное название документа "слово ответно противу Ленусик истину Евангелия". в начале списка "Слова ответна" относится к 20-м лет XVI века, и относится ко второй половине 20-х лет. князь-инок выступает против монастырских сел и имений, истязания монахов "убогих братьев", играя в мирской деятельности, в симонии, ростовщичества. В этом документе, Вассиан Патрикеев базируется на 11-е слово "Книги на еретиков" Иосифа Волоцкого, митрополита Даниила, указывающие на учения своего наставника, таким образом, выявляя изменения в "иосифлянской" учение после смерти святого Иосифа. "Противники Вассиан этих слов, правильно истолковал Иосиф Санин, делают диаметрально противоположные выводы.". В "Слове ответном" Вассиан кстати оспариваемого современной канонизации преподобных Пафнутия Боровского и Макария Калязинского.

Следует отметить, воздержание Вассиан в отношении монастырских имений секуляризации церковного имущества, это не предусматривает. монастырские земли должны быть переданы в распоряжение епископа ведомств, должна быть направлена на установление монастырей в епархии. иными словами, Франк предлагает передел собственности внутри Церкви. В объяснении к 11 грани "деревень, что монастырь пакости" говорит: "не монах команды, которыми они обладают, но они исторические данные деревни от Соборной Церкви ikonomou. и заботится о нем каждый требует, по приказу епископа или их пожертвования от благодетеля, но dowlutta их рукоделию". таким образом, позитивная программа князем-иноком монастыря включает в себя трансфер из деревень под юрисдикции епископата и белого духовенства под контроль экономику. монастыри должны соглашаться на эти имения, как только "не довлеются своим рукоделием". радикальным инновациям, третье издание, является возможность исключения вкладов, если монастырь не исполняя евангельские заповеди. В "Собрании некоего старца" в дополнение к упорным отказом монастырских деревень, Вассиан говорит об умеренности в благотворительности, о мощи монахов от своего дела. эти мотивы несомненно связаны с учение преподобного Нила. неожиданное появление статьи "еллинских мудрецов", вероятно, в переводе Максима Грека. это послание Аристотеля с Александром Македонским, и Сократ. это было позже вменяется фр митрополит Даниил в суде 1531 года. тон третье издание значительно укрепилась. если в первых двух выпусках преступить заповеди монахов защитил реферат "фарисеи", в третьем издании говорится более конкретно: это пастыри и князья Церкви. есть тенденция критики общежительные монастыри. эти факты свидетельствуют о нарастании конфликта. он идет к кульминации, который произошел суде 1531 года.

Поводом для нового судебного разбирательства были якобы появился "новые вины" Максим Грек. Максим был снова подвергнут допросу, который возглавил епископ Досифей Zarski Изабелла. новый допросе подтвердил свои предыдущие "вины" Максим "выявил" новый. полный список обвинений, представленных в речи митрополита Даниила. некоторые из них назвали отсутствие признания им своей вины, обвиняли греческого ученого в магию и черную магию "еллинским и жыдовским". среди новых преступлений называемого исправления в богослужебных книгах, объявил "порчей". заряд был поднят, и Вассиан, который вел книгу "справой"., был осужден и был вовлечен в переводе писец Михаил Медоварцев обвинили Даниила в целый ряд ересей. Досифей Топорков, который Вассиан был когда-то хорошие отношения, утверждал, что он не признает нетварной природе Христа, называя его тварью. "Вдруг" нашли, что Максим выступал против монастырских доходов, и не признают русским чудотворцам, которых он называл "смутотворцами". появляется новый мотив обвинения в том, что не был там шесть лет назад. не без оснований А. И. Pigusov предполагает, что суд над Максимом уже начали свергать по тому же делу некогда всесильный князь Вассиан. действительно, по приговору суда, несмотря на новые "страшные" вины Максима Грека, на много легче, он был сослан в Отроч монастырь в Твери под руководством того, кто выступает Тверского епископа Акакия. Максим Грек получает шанс написать его место в Волоцкий монастырь осужден вместе с ним, фр. Вскоре Вассиан умирает, по словам Андрея Курбского, "от рук презлых осифлян".

На фоне усиливающейся конфронтации отношение к преподобный Нил в Волоколамском монастыре в течение долгого времени продолжает оставаться уважительно. лестно volockij новичков прослеживаются вплоть до 30-х лет XVI века. но после этого сочинения преподобного Нила переписки в Волоколамский монастырь. правда, теперь они не подписаны. пожалуй, переломным моментом в отношении Нила Сорского был суд над FR с Патрикеева в 1531 году. во всяком случае, он на суде Досифей Топорков помню, как однажды сказал Князь Вассиан слова, выступает против учения Нила и Иосифа: "как твой Иосиф писал. мой де старец Нил не искать, не писать". В среду Белозерских монахов тоже не просматривается принципиальный антагонизм. в этот период является пострижен Кирило-Белозерского монастыря преподобный Корнилий Комельский монастырь, пишет Устав, который лег в устав Нила и преподобный Иосиф. однако, как насельники монастырских корпораций вскоре был запрещен.

Ненобственников и Владельцев в России XVI века - Статьи

Необладатели и собственники в России XVI века


Противоречие между Необладателями и Владельцы в начале XVI века в России не имели исторический прецедент противопоставления отшельнических ценностей как церкви, так и государству. Конфликт разразился в поворотный момент в истории России и был отмечен влияние отшельника Нила Сорского.

Нил или Николай Сорский или Сорский (1433-1508) был наиболее значимая фигура в пропаганде исихазма и отшельничества в раннем современная Россия.Хотя он написал всего два произведения, скромные инструкции для монахов и отшельники, их влияние и влияние его отшельника были сыграл важную роль в широко распространенном в России отшельническом и аскетическом движении, которое продолжалось веков. Тем не менее, фактическое участие Нила Сорского в споре о неплатежеспособности был косвенным, поскольку в этой трагической драме были задействованы более крупные силы.

Фон

Пятнадцатый и начало шестнадцатого веков стали свидетелями огромных изменений в Россия: национальная консолидация вокруг Московского княжества, автономии Московский Патриархат от Византийского Патриарха Константинополя и появление царизма и политическая теория «третьего Рима», способствовавшая консолидация власти вокруг церкви и государства.Эта настройка Полемика о несобственниках подчеркивает импульс огромной церковной и духовной жизни. светским силам в России бросают вызов скромные, но красноречивые сторонники духовное видение жизни.

Во время борьбы с татарскими оккупантами, завершившейся русскими захватчиками. независимость в конце 1480-х, московские князья установили тесные отношения с митрополитом Московским и другими церковными деятелями в качестве наставников, советников, и сторонники государственной власти. Растущий национализм отвергал поворот на Запад.В 1441 году митрополит Московский Исидор, уроженец Греции, присутствовал на Соборе Флоренция, где осажденный Константинополь объявил недолгую унию с Рим и католическая церковь. По возвращении в Москву Исидор был полностью осужден церковными властями и заключен в тюрьму великим князем за его воспринимается как вероломство.

Московская кафедра оставалась вакантной до 1448 г., когда Русский собор епископы сами избирали митрополита, отвергая почтение к Прерогатива Константинополя выдвинуть его.Флорентийский союз стал спорный момент, когда Константинополь пал от турок в 1453 году. отношения с Константинопольским Патриархатом, Русская Церковь была теперь фактически автокефальный, то есть автономный.

Начало развития политической теории Москвы как «третьего Рима». возникают в результате консолидации достижений как церковью, так и государством. Успешный отказ от Константинополя и Рима плюс консолидация церкви а государственные интересы продвигали идею князя как императора или царя.В царь, как утверждалось, получил от Бога право и власть править как защитник церкви. Церковь получила автономию и защита от царя.

Ни одна из этих идей цезаропапизма не была новой для Европы, но их слияние событий роста русского национализма познакомили их с Россией на этом период. Ведущим поборником государственной власти был игумен Иосиф. Волоколамского монастыря. Джозеф (1440-1515) будет играть ключевую роль в лидерство Владельцев, что прямо противоречит вдохновению Необладатели, Нил Сорский.

Противоречие

Нил Сорский был монахом из высшего сословия, хорошо образованным и много путешествовал. а также сформулировать. Монашеские годы становления в Кирилло-Белозерском монастыре познакомили его с исихазмом, который является одновременно духовным методом молитвы и посредничества, а также вдохновение для стиля монашеской жизни и поведения, которое подчеркивает внутреннее и созерцательное понимание внешних и ритуальных практик.

ноль потратил годы на изучение Отцов Церкви, как показывают его немногочисленные труды, и его утонченность исихазма во время его пребывания на горе.Атос убедил его вернуться в Россию, чтобы основать отшельник на основе его духовных методов. В скит скит на горе. Афонский макет - одиночное жилище для старца и один или два ученика, чья повседневная жизнь была сосредоточена вокруг «интеллектуальной работы», экономическая самодостаточность и милостыня в обмен на советы посетителям и молитва от имени жертвователей.

Пример распространения отшельничества и исихазма, влияющих на устоявшиеся монастыри и их монахи.Вскоре в районе, где находится Нил поселились на берегу реки Сора, в довольно пустынной и неблагоприятной местности. но подходит для сурового отшельнического существования. Поскольку район находился на востоке стороне реки Волги, традиционно разграничивающей русскую цивилизованную жизнь, Монахов-отшельников окрестили «заволжскими старцами».

Их удаленность сочла установил духовенство как неявное суждение о традиционных монашеских практика и авторитет. Их стиль был не просто контрастом стилей, но неявная угроза.

Русские монастыри того времени владели и управляли обширными землями (около трети России) с ее продуктами, крестьянами и товарами. Тесный союз церкви с помещичьей знатью и государством, кроме того, крестьяне приносили в жертву бедность, порабощение рабами, безжалостные наказания и вечный голод и отчаяние.

В эту дихотомию социальной практики и обучения пришло секуляризационное движение, которое стремилось внедрить радикальные богословские убеждения в российское общество.Напоминает больше неортодоксальные протестантские движения в Европе Реформации, возникающая секта отвергала тринитаризм, божественность Христа и действенность таинств. спасти крещение взрослых. Иосиф V назвал секту «иудействующими» и еретиками. Более того, иудействующие выступали за отделение церкви от государства.

В 1503 г. в Москве был созван Церковный собор, который длился два года. В якобы целью было противодействовать росту ереси. Иосиф Волоколамский напал на них как еретики и называли их «иудействующими»."Джозеф призвал светские власти арестовать и наказать их.

Нил Сорский и заволжские старейшины отстаивали православие против них. но утверждал, что принуждение и наказание по своей сути несправедливы и что Христиане, проповедовавшие насилие и нетерпимость, предали собственное учение. Они утверждали, что прощение и пример могут отговорить иудействующих от их ошибочные мнения.

Но подавляющее число участников совета встало на сторону Иосифа. Еретиков арестовывали, заключали в тюрьмы и пытали.27 декабря 1504 г. многие из них были сожжены на костре в Москве. В феврале 1505 г. были сожжены на костре в Новгороде.

Возникает вопрос, присутствовал ли на Соборе сам Нил Сорский. из 1503. Нет никаких прямых доказательств того, что он это сделал. Ни его, ни его современники » писания предполагают это, и это кажется маловероятным, учитывая его возраст и его желание самоуничижение. Но, несомненно, присутствовали и другие представители Заволжья, среди которых Им Вассиан Патрикеев (о ком подробнее ниже).В триумф Иосифа в обращении с еретиками подготовил почву для следующего полемика.

Смотровые площадки

Заволжские старцы воспринимали монастырскую собственность как заблуждение. духовные цели монашества. Монашеское богатство и землевладение с его арендная плата, работа, крестьяне и рабы, нарушившие монашеские обеты бедности, самодостаточность, труд и духовность. Жизнь монаха должна быть жизнью молитвы, созерцания, простота и непривязанность к мирским заботам.Со временем те, кто держит Отшельнические взгляды на собственность и землевладение стали называть «несобственниками».

Наоборот, Иосиф Волоколамский и защитники монастырской и церковной собственности назывались «обладателями». Они утверждали, что собственность обеспечивает жизнеспособность и независимость церкви и ее монастырей. Конфигурация общества и мир (и Россия), утверждали обладатели, был установлен Богом, и Положение церкви было частью нерушимого порядка. Церковная власть работал в тесном сотрудничестве с государством, чтобы регулировать потребности общества.Иосиф Волоколамский утверждал, что Церковь и монастыри содержат школы, больницы, церкви и раздачи еды с их доходами. Он утверждал, что

Святые Божьи церкви и монастыри не должны подвергаться травмам или насилию, и их земли и имущество не могут быть отобраны. ... Для всей Церкви и монастырское имущество, а также плоды монашеского труда посвящены Бог. ... Отнимающий все, что принадлежит монастырю, преступник, и святые правила проклинают его.

На этом этапе шестнадцатого века прямая секуляризация не была вопрос среди не владеющих. Нет никаких доказательств того, что царь был подготовлен конфисковать церковную землю или владения в пользу государства. Не было и Заволжье. старейшины выступают за малоземельную мелкую знать, как считают некоторые наблюдатели. предложенный. Как отшельники без мирских благ, их представления о церкви евангельская бедность и духовная простота, в чем-то аналогичные Духовные францисканцы в Европе воспринимались как угроза устоявшимся заказывать.Предложение о том, чтобы старейшины секуляризировали церковную собственность, было способ отождествления не владеющих с еретиками.

Василий (Василий или Василий) III (1479-1533) стал великим князем Московским в 1505 году. или 8. Один из его первых действий было взять Иосифа Волоколамского и владельцев под свою защита. Неослабевающие усилия царя по расширению и консолидации России повысил статус церкви, что, в свою очередь, способствовало его централизации. В 1510 году инок Псковский Филофей написал Василию:

[Вы] на земле единственный император христиан, лидер Апостольская церковь, которая больше не стоит в Риме или Константинополе, но в Благословенный город Москва. ... Все христианские империи пали. Вместо них стоит особняком Империя нашего правителя в соответствии с книгами Пророки. Два Рима пали, но третий останется, а четвертый будет там. не быть.

Господство владельцев не оспаривалось.

В последующие годы терпимости Василия хватило, чтобы позволить двум красноречивым защитникам лица, не обладающие собственностью, предстать перед судом. Князь и инок Вассиан (Иван) Патрикиев (1470-1532) начался пересмотр канонического права.

Его карьера к этому моменту была было опасно. Обвиняемый Иваном III в заговоре как молодой дворянин, Вассиан был вынужден принять постриг на Кирилло-Белозерский монастырь (монахом был Нил Сорский). Там Вассиан имел познакомился с идеями Нила Сорского и вскоре стал красноречивым защитник не владеющих. Он выступал за милосердие по отношению к еретики на Соборе 1503 года.

Открытая критика владельцев Вассиана не устояла:

Где по преданию Евангелия апостолы и отцы - монахи приказал обзавестись многолюдными деревнями и поработить крестьян в братство? . ... Смотрим в руки богатым, рабски пыжим, льстим им выйти из них какая-то деревня. ... Мы ошибаемся, грабим и продаем христиан, наши братья. Мы мучаем их бичом, как дикие звери.

Другой видной фигурой, поддерживавшей тех, кто не владеет им, был Максим Грек (1480–1556). Максимос был русским ученым, знакомым с Гуманизм эпохи Возрождения во Флоренции и Венеции, когда-то доминиканский, а затем монах, проживающий в Mt. Афон. В 1517 году Василий пригласил его приехать в Москву. переводить греческий богослужебные книги и исправлять русские богослужебные книги, например псалтырь.Нравиться Вассиан, Максим поддерживал непобедимые взгляды заволжских старейшин и хотя его и называли скорее ученым и интеллектуалом, чем монахом-отшельником, он тоже придерживался исихазма.

Но в 1523 году Даниил (1492-1547) стал митрополитом России. Даниэль был ставленником Иосифа Волоколамского и служил администратором Волоколамского монастыря. Даниэль немедленно предпринял шаги, чтобы разогнать не владеющих собой. Как один наблюдатель отмечает, что Даниэль созвал дознание в 1525 году, на котором он отлучил Вассиана и приказал заточить его в Волоколамском монастыре, где вскоре скончался Вассиан. после.Аналогично Даниил,

по самым незначительным уликам осудил Максима в ереси и измене. отношения с турками. Он был отлучен от церкви и закован в кандалы в Иосифо-Волоколамский монастырь. Его тюремщики сказали, что Максим и Вассиан очернил московские литургические нововведения и сомневался в святости ... монахи, владевшие деревнями. Совет также обнаружил «еврейские» отрывки в Перевод Максима [работа].

Максима позже отправили в другой монастырь, где его бросили в темницу. и хлопали в кандалы.Местный епископ осторожно удалил Максима в отдельную камера, где Максиму разрешили книги и письменные принадлежности. В конце концов Максимос был освобожден, но вскоре умер.

Кончина Вассиана и Максима положила конец движению непобедителей. Многие скиты были растворились в этот период, и их монахи и отшельники разошлись. Церковь и государство в последующие годы росли еще больше. самодержавный и могущественный. Видение Нила Сорского было практически уничтожено.

Некоторые наблюдатели утверждали, что два полюса духовности, представленные Иосиф Волоколамский и Нил Сорский были согласны, что оба были названы святыми. Русская Православная Церковь.Однако Иосиф был назван святым в течение одного поколения. о его смерти, в ауре власти, которой обладают обладатели. Нила Сорского не было называли святым до двадцатого века.

Максим тоже был назван святым. Он остался верен видению Нила Сорского. и движение непобедителей. В конце жизни он написал, что отшельник должен

... быть чужим, неизвестным, без страна, без названия, молчит перед родными, знакомыми и твои друзья.Раздайте все, что у вас есть, бедным, пожертвуйте всем своим старым привычки и все по собственному желанию.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

Общие трактовки этого периода включают Кембриджская история России , под редакцией Морин Перри. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006 г .; Изабель де Мадариага: Иван Грозный: первый царь России . Нью-Хейвен, Коннектикут: Йель University Press, 2005 и Timothy Ware: Православная церковь .Лондон: Penguin Books, 1993. Также Nil Sorsky или Sorskiĭ: The Complete Writings . Отредактировано и переведено Джорджем А. Мэлони, предисловие - Джоном Л. Миной. Нью-Йорк: Paulist Press, 2003. Мэлони, Джордж А., Русский исихазм: духовность Нила Сорского . Гаага: Мутон, 1973 г.

Музей фресок Дионисия - Библиотека

Святой Иосиф Волоцкий (светское имя Иван Санин) родился 14 ноября 1440 года в селе Язвище-Покровское, недалеко от города Волоколамска.

Род Саниных происходил из Литвы, но поселился в Волоколамском княжестве.

Когда Ивану исполнилось семь лет, он был послан на наставление к добродетельному и просвещенному старцу (старецу) Волоколамского Крестовоздвиженского монастыря Арсению.

Обладая блестящей памятью, Иван быстро научился читать и писать и стал чтецом и певцом монастырского храма.

В 20 лет Иван покинул родительский дом и поступил в Богородице-Рождественский Боровский монастырь под началом старца св.Пафнутий. Святой Пафнутий любезно принял юношу и 13 февраля 1460 года принял его в ценобиты под именем Иосиф.

Вскоре после этого отец Ивана, который был поражен параличом, принял монашеский постриг в том же монастыре. Ценобит Иосиф был благословлен старшим заботиться о своем родителе, что он и делал до самой смерти. Мать Иосифа тоже постриглась и стала монахиней Волоколамского женского монастыря. Все дети, кроме одного, последовали за своими родителями.

Среди родственников Иосифа было 14 монахов и 4 монахини.Брат Иосифа Вассиан стал архиепископом Ростовским. Другой его брат был епископом Тверским Акакием, а двое его племянников, Досифей и Вассиан Топорковы, стали иконописцами и расписали каменную церковь Успения Пресвятой Богородицы в Волоколамском монастыре Святого Иосифа вместе со знаменитым иконописцем Дионисием. Воистину, род Саниных произвел на свет множество монахов «по милости Божией».

Молодой монах совершал свои суровые послушания на кухне, в пекарне и лазарете.Он проявил большие духовные таланты в литургическом чтении и пении. Он также был талантлив в музыке и прекрасно владел голосом.

После кончины преподобного Пафнутия Иосиф был назначен игуменом (игуменом) Боровского монастыря по воле усопшего.

Святой Иосиф решил преобразить монашескую жизнь, введя в действие очень строгие общеобитические правила, подобные Киево-Печерскому, Свято-Троицкому и Кирилло-Белозерскому монастырям.Однако правило оказалось не по силам братьям. Затем, все еще решив основать обитель со строгим общественным уставом, он с группой своих последователей отправился в Волоколамские леса, знакомые ему с детства.

Выбирая место для нового монастыря, они увидели примету: внезапный шторм начал валить деревья, словно расчищая место для будущего монастыря. Именно на этом месте в июне 1479 года святитель Иосиф с монахами заложил крест и деревянную церковь в честь Успения Богородицы, освященную 15 августа 1479 года. Эти дата и год признаны датой основания Успенского монастыря, который впоследствии получил имя своего основателя.

Постепенно монастырь Святого Иосифа развивался. В 1484-1485 годах каменный Успенский собор заменил деревянный, и в том же году его стены расписали Дионисий и его сыновья Владимир и Феодосий вместе с племянниками и учениками святого Иосифа, ценобитами Досифеем и Вассианом. Также в 1504 году было заложено теплое здание трапезной в честь Богоявления, позже сооружена колокольня с кафедральным собором Одигитрии под ней.

Иосиф создал настоящую монашескую хартию, включающую обширные цитаты из Священного Писания и писаний отцов церкви, хартию, которую он сам назвал «духовным свидетельством». По уставу братья должны были посвящать все свое время молитве или физическому труду.

Еда в монастыре была очень простой. Все носили поношенную одежду, одинаково спокойно переносящую жару и холод. Смех или пустословие не приветствовались. Кельи монахов никогда не запирались, поскольку братьям не разрешалось иметь ничего, кроме религиозных книг и икон. Большую часть ночи они провели в молитве. «Так освятили их послушание и увенчали их любовью».

Святой Иосиф подал пример аскетизма: по крайней мере, в его священной биографии упоминаются «обшарпанные» платья игумена.

Работа и влияние святого Иосифа не ограничивались монастырем. Многие миряне просили совета, и все, кто жил поблизости, считали его своим отцом и защитником. Он помогал обездоленным: если сельчанин нуждался в «семенах для посадки» или «терял свой скот», Иосиф давал то, что было нужно.Один год в Волоколамском районе случился голод, во время которого Иосиф «накормил около семисот человек, не считая детей».

Обитель св. Иосифа, основанная его подвигом и трудом, процветала, в то время как ее основатель, преуспевший годами, готовился к вечной жизни.

Перед смертью он принял божественные таинства, затем собрал братьев и, благословив их, скончался мирно в возрасте 76 лет 9 октября 1515 года.

В мрачные времена Бог назначил Иосифа воинственным защитником Русской Православной церкви, чтобы противостоять церковным разногласиям и ересям, а именно ложному учению секты еврея Схарии, или Жидовствующего, которое распространялось в то время, и для создания Первый свод русского православного богословия, книга «Просветитель», состоящая из 16 глав (слов). Еще одним памятником писаний св. Иосифа был Руль (Педалион, Сводная Кормчая), обширный свод канонов Православной Церкви, начатый св.Иосифа и завершена митрополитом Макарием.

Иосиф оказал влияние на растущее политическое сознание великих московских князей, утверждая, что «царь - это человек по сути, но сила его - сила Бога». Он лично убедил Ивана III заключить в тюрьму и казнить еретиков.

Согласно биографии святого Иосифа, его суровость настроила против него священников и старейшин. Послания заволжских старцев показывают, что заветы христианской благодати и милосердия еще укоренились в России.Напротив, наставления Иосифа были услышаны московскими великими князьями, особенно Василием III, который приказал «вырезать еретикам языки и некоторых сжечь». Однако такая победа над еретиками стала началом мучительного раскола в сознании православных людей.

Не меньшее значение имела роль святителя Иосифа в споре «о монастырских имениях».

На церковном соборе 1503 года Иван III поднял вопрос о секуляризации «церковных и монастырских земель», но Иосиф взял верх, а монастыри сохранили свои владения. В результате монастыри, крупные землевладельцы, были не только центрами образования и производства книг, но и могли прокормить местное население в неурожайные годы, поддержать бедных, инвалидов и больных, а также помочь паломникам и обездоленным.

Тем не менее, некоторые историки придерживаются иного мнения, что Иосиф Волоцкий в своей борьбе с не-собственниками (Нил Сорский и его ученики), не подразумевая этого, нарушил традиции преподобного Сергия, которые сдерживали пышное Великое княжество Московское.Философ Георгий Федотов называет углубляющееся противостояние духовных подходов заволжских невладельцев и иосифлян трагедией русской святости.

Вассиан Патрикеев и Необладатели - История русской литературы

В категории ::: 16 век

Против Иосифа Волоколамского и Даниила выступили более независимые полемисты. Самым талантливым из полемистов, выступавших против иосифианцев, несомненно, был Вассиан Патрикеев, князь, которого Иван III заставил стать монахом Кирилловского монастыря на Белом озере. В начале шестнадцатого века Вассиан стал основателем движения не-собственников, выступавших против владения землей монастырями. Учитель Вассиана, Нилус Сора, уделял мало внимания конкретным вопросам социальной организации. Подобно Иосифу Волоколамскому, он вел теоретические споры с еретиками, возможно, даже помог написать «Просветителя» и проповедовал нравственное совершенство монахов. Лишь к концу своей жизни, в 1503 году, Нил косвенно раскрыл свою точку зрения по практическим вопросам, поддержав Ивана III, когда последний на церковном соборе предложил лишить монастыри земли.Мы не знаем, как именно Нилус оправдал эту поддержку князя. В отличие от своего учителя, Вассиан был прежде всего полемистом и политиком. Он много писал о монастырском землевладении, аргументируя это тем, что монастыри не должны владеть «деревнями с крестьянами», а должны существовать на государственные пособия и собственный труд. 28

Белое озероМонастырь преподобного Кирилла. 16-17 век. Общий вид

Однако Вассиан не был еретиком или сторонником Реформации. В отличие от всех деятелей Реформации, он не подвергал сомнению учение отцов церкви и не выступал против монашества. Напротив, он стремился его усовершенствовать. Он также не поддерживал религиозную терпимость. Он согласился с тем, что еретиков нужно наказывать. Он возражал только против массовых репрессий, которые начали применяться после 1504 года не только против вольнодумцев, но и против их сторонников - как реальных, так и мнимых. Вассиан заявил, что можно снисходительно относиться к раскаявшимся еретикам и выступать против смертной казни.Иосиф Волоколамский утверждал, что древним святым все равно, «если грешника или еретика убьют руками или молитвой». На что Вассиан ответил, что сам Иосиф не вел себя как святые древности: он не творил чудес и не хотел быть привязанным к столбу с еретиками и остаться невредимым. «Мы приветствуем вас… когда вы вышли из пламени», - написал он в ироническом послании Иосифу Волоколамскому от имени «старцев святых Кирилла».

Белое озероМонастырь преподобного Кирилла. Укрепленная башня

Насмешки были также самым сильным оружием этого князя-монаха в его полемике против митрополита Даниила, который судил Вассиана церковным трибуналом (в результате которого он был признан виновным и впоследствии казнен). В ответ на обвинение Даниила в том, что Вассиан не считал Макария Калязинского и других чудотворцев, недавно канонизированных Церковью, святыми, Патрикеев с притворной простотой заметил: «Я знал его, простого человека; … А чудотворец он или нет - решать вам… »Даниил возразил, что в таком случае любой может быть святым, царем или священником,« вольным человеком или рабом ».«Это, сэр, знают только Бог и вы и ваши чудотворцы», - ответил Вассиан с ядовитым смирением.

Белое озероМонастырь преподобного Кирилла. Укрепления

Однако ирония - не единственная особенность полемических произведений Вассиана. В спорах со своими противниками он также мог быть чрезвычайно торжественным и красноречивым, например, когда он обвинял Владык в алчности и в притеснении их «несчастных братьев», крестьян: «Господь говорит:« Раздайте нуждающимся »,» - писал Вассиан, противопоставляя эту новозаветную заповедь поведению землевладельцев, которые вымогали у крестьян все больше и больше процентов и изгоняли безденежных должников с женами и детьми с их земли, «забрав у них корову и лошадь».


Ограничивала ли московская литературная идеология власть царя (1540–1660-е годы)? на JSTOR

Информация о журнале

Русское обозрение - многопрофильный научный журнал, посвященный истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций."Русское обозрение", основанное в 1941 году, - летопись. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» - независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение. Электронная версия "Русского обозрения" - доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять их потребности и реализовывать их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Православная вера - Том III - История Церкви - Пятнадцатый век - Россия

Возвышение Московского государства

Когда Византийская империя пала перед турками-османами, семена грядущей Российской империи пустили корни в Москве. Святителя Димитрия Донского сменили на посту Великого князя Московского три выдающихся вождя XV века: Василий I (или Василий; 1389–1425 гг.), Василий II (период 1425–1462 гг.) И Иван III (период 1462–1462 гг.) 1505).

Эти правители были убеждены, что Бог избрал их, чтобы они возглавили русских в свержении татарского ига и в защите Православия. Они действовали осторожно и сознательно, чтобы консолидировать и расширить власть Московского государства. В основном путем дипломатических переговоров, ведущих к покупкам и аннексиям, они постепенно приобрели власть над соседними городами и провинциями.Они и, вероятно, большинство людей понимали, что сильное централизованное политическое государство необходимо, чтобы объединить всех русских в их сопротивлении татарам и защитить землю от других врагов на западе.

В 1472 году великий князь Иван III женился на Софии Палеологе, племяннице императора Константина XI, последнего из византийских императоров. Теперь Иван был напрямую связан с последней императорской династией Нового Рима. Он взял в качестве своего герба византийского двуглавого орла.

В 1479 году Ивану удалось включить важнейший город-государство Новгород на берегу Балтийского моря в состав Московского государства. Объединение центрального и северного княжеств получило значительный толчок в этой аннексии, но было достигнуто дорогой ценой. Москвичи, с подозрением относящиеся к активным торговым отношениям Новгорода с Западной Европой, прервали связи города-государства с Западом. Как объясняет Николай Зернов в книге « Русские и их церковь »: «Дверь в Европу была закрыта, внешняя торговля остановилась, а дух свободы и предприимчивости, столь явно проявляемый новгородцами, угас.”

В 1480 году, в следующем году, Иван почувствовал, что Россия достаточно сильна, чтобы перестать платить татарам ежегодную дань. В 1498 году он был коронован митрополитом Московским Симоном как «Царь [русское слово« кесарь »], Великий князь и Самодержец всея Руси». Митрополит поручил ему «заботиться о всех душах и обо всем православном мире».

К настоящему времени все элементы идеологии Москвы как «Третьего Рима» были по существу готовы.

Восстание владельцев и не владеющих

В России XV века постепенно сформировались два совершенно разных подхода к монашеской жизни и к отношениям между Церковью и государством.Лидерами двух «партий», которые разделяли наследие преподобного Сергия Радонежского и оба являются канонизированными святыми Церкви, были Нил Сорский (1433–1508 гг.) И Иосиф Волоцкий (1439–1515 гг.).

Святой Нил

Святой Нил (Нил) возглавил партию «Не владеющих». Монахи этого вероисповедания в основном жили за Волгой, поэтому их иногда называли «заволжцами». Предпочитая полуотшельнический образ жизни в маленьких скитах, Несобственники считали, что монастыри не должны владеть большими поместьями и управлять ими.Они считали, что Церковь должна быть свободна от прямого влияния и контроля государства, и решительно выступали против права государства казнить еретиков. Они защищали бедность как главную добродетель, со смирением и духовной свободой, пронизывающими созерцательную, безмолвную и замкнутую жизнь монахов. Они были наследниками мистических, исихастических и кенотических традиций преподобного Сергия и отшельников Киево-Печерского монастыря.

Святой Иосиф

«Владыками» руководил Святой Иосиф.Поэтому их иногда называли иосифянами. Предпочитая большие общежитие монастыри, они считали, что для монастырей уместно владеть большими поместьями, в том числе крепостными, поскольку это обеспечивало бы доход для строительства и содержания их больших построек, а также обеспечивало бы доход для распределения среди бедных. Они считали, что Церковь и государство должны быть в тесной взаимосвязи и что Церковь должна служить социальным и политическим потребностям зарождающейся русской нации. Они подтвердили право государства казнить еретиков.Они подчеркивали строгую аскетическую дисциплину и активное общественное служение среди людей, основанные на строгом соблюдении литургических ритуалов.

В большинстве этих тенденций Владельцы также следовали традиции преподобного Сергия. И преподобный Сергий, и митрополит Московский Алексий сыграли выдающуюся роль в общественной и политической жизни России в прошлом веке, что особенно заметно в видении и деятельности преподобного Феодосия из Киево-Печерского монастыря.

Хотя дух Не-Собственников никогда не был полностью устранен из жизни русского народа, это был путь Владельцев, который доминировал в церковном и национальном развитии России до начала 19 века.

% PDF-1.6 % 395 0 объект > / Метаданные 415 0 R / AcroForm 411 0 R / Страницы 360 0 R / Тип / Каталог / PageLabels 357 0 R >> эндобдж 415 0 объект > поток uuid: fc76958a-c78b-4c81-850f-2c703727829badobe: docid: indd: 90c56dd3-d166-11dc-b1f6-8aff37c042c7устойчивый: pdf5c19b0e4-cfc4-11dc-82c6-cfbef0e4-cfc4-11dc-82c6-cbefad0e4-cfc4-11dc-82c6-cfabe6c228: docd7: docfc5ec8c08d2: docc5d0c8c08d2: docc5c5c5d5d6d2d5d5d6d2ec5d6d2d6d2ec5d2c8 СсылкаStream300.00300.00 Inchesuuid: 09D6EBDC113411DDB8B6B39BE9655E0Buuid: 67B669CE113311DDB8B6B39BE9655E0B 2008-07-11T12: 43: 50-05: 002008-07-11T12: 57: 27-05: 002008-07-11T12: 57: 27-05: 00Adobe InDesign CS3 (5.0.1)

  • JPEG256256 / 9j / 4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD / 7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA + 0AAAAAABAASAAAAAEA AQBIAAAAAQAB / + 4ADkFkb2JlAGSAAAAAAf / bAIQADAgICAgIDAgIDBALCwsQFA4NDQ4UGBITExMS GBQSFBQUFBIUFBseHh5bFCQnJycnJDI1NTUyOzs7Ozs7Ozs7OwENCwsQDhAiGBgiMighKDI7MjIy Mjs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7QEBAQEA7QEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBA / 8AAEQgBAACmAwER AAIRAQMRAf / EAUIAAAEFAQEBAQEBAAAAAAAAAAAMAAQIEBQYHCAkKCwEAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAA AQACAwQFBgcICQoLEAABBAEDAgQCBQcGCAUDDDMBAAIRAwQhEjEFQVFhEyJxgTIGFJGhsUIjJBVS wWIzNHKC0UMHJZJT8OHxY3M1FqKygyZEk1RkRcKjdDYX0lXiZfKzhMPTdePzRieUpIW0lcTU5PSl tcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9jdHV2d3h5ent8fX5 / cRAAICAQIEBAMEBQYHBwYCOwEAAhEDITESBEFR YXEiEwUygZEUobFCI8FS0fAzJGLhcoKSQ1MVY3M08SUGFqKygwcmNcLSRJNUoxdkRVU2dGXi8rOE w9N14 / NGlKSFtJXE1OT0pbXF1eX1VmZ2hpamtsbW5vYnN0dXZ3eHl6e3x9fn9 // aAAwDAQACEQMR AD8A636sfVj6t5h2b6Tff0nBtttwcZ9lj8apznOdUwuc5xZJJKSnS / 5p / VX / AMpun / 8AsLT / AOk0 lK / 5p / VX / wApun / + wtP / AKTSUr / mn9Vf / Kbp / wD7C0 / + k0lK / wCaf1V / 8pun / wDsLT / 6TSUr / mn9 Vf8Aym6f / wCwtP8A6TSUr / mn9Vf / ACm6f / 7C0 / 8ApNJSv + af1V / 8pun / APsLT / 6TSUr / AJp / VX / y m6f / AOwtP / pNJSv + af1V / wDKbp // ALC0 / wDpNJSv + af1V / 8AKbp // sLT / wCk0lK / 5p / VX / ym6f8A + wtP / pNJSv8Amn9Vf / Kbp / 8A7C0 / + k0lK / 5p / VX / AMpun / 8AsLT / AOk0lK / 5p / VX / wApun / + wtP / AKTSUr / mn9Vf / Kbp / wD7C0 / + k0lK / wCaf1V / 8pun / wDsLT / 6TSUr / mn9Vf8Aym6f / wCwtP8A6TSU r / mn9Vf / ACm6f / 7C0 / 8ApNJSv + af1V / 8pun / APsLT / 6TSU5vVvqx9W68 / orK + k4LG3Zz2WNbjVAP aMPNftcAzUbmA / EJKdL6p / 8AiV6N / wCm / F / 881pKdZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJS klKSUpJSklKSUpJTk9Z / 5R6F / wCnCz / 2xz0lK + qf / iV6N / 6b8X / zzWkp1klKSUpJSklKSUpJSklK SUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklOT1n / AJR6F / 6cLP8A2xz0lK + qf / iV6N / 6b8X / AM81pKdZ JSklKSU1Op9Txek432rMLhWXBktG4yZ / uSU5X / PjoP79v / bZSUr / AJ8dB / ft / wC2ykpX / PjoP79v / bZSUr / nx0H9 + 3 / tspKV / wA + Og / v2 / 8AbZSUr / nx0H9 + 3 / tspKV / z46D + / b / ANtlJSv + fHQf37f + 2ykpX / PjoP79v / bZSUr / AJ8dB / ft / wC2ykpX / PjoP79v / bZSU3 + lde6f1l1jcFziaQC / c3b9KY / I kp0UlKSUpJTk9Z / 5R6F / 6cLP / bHPSUr6p / 8AiV6N / wCm / F / 881pKdZJSklKSUjtopyGenfW21szt e0OE / ApKQ / szpv8A3Eo / 7bZ / 5FJSv2Z03 / uJR / 22z / yKSlfszpv / AHEo / wC22f8AkUlK / ZnTf + 4l H / bbP / IpKV + zOm / 9xKP + 22f + RSUr9mdN / wC4lH / bbP8AyKSlfszpv / cSj / ttn / kUlK / ZnTf + 4lH / AG2z / wAikpX7M6b / ANxKP + 22f + RSUr9mdN / 7iUf9ts / 8ikpX7M6b / wBxKP8Attn / AJFJSWnFxcYk 49NdRd9L02hsx4wAkpKkpSSlJKcnrP8Ayj0L / wBOFn / tjnpKV9U // Er0b / 034v8A55rSU6ySlJKU kpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / wAo9C / 9OFn / ALY56SlfVP8A8SvR v / Tfi / 8AnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKcnrP / KPQv ​​/ Th Z / 7Y56SlfVP / AMSvRv8A034v / nmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSkOZVbfh4047 / StsreyuwEja5zSGuka 6FJTyv8AzY + tf / lw / wD7euSUr / mx9a // AC4f / wBvXJKV / wA2PrX / AOXD / wDt65JSv + bh2r / 8uH / 9 vXJKV / zY + tf / AJcP / wC3rklPQ9Fw83BwRj9QvOVcHOJsLnO0PAl + qSm + kpSSlJKUkpSSlJKcnrP / ACj0L / 04Wf8AtjnpKV9U / wDxK9G / 9N + L / wCea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpS SlJKUkpSSlJKUkpyes / 8o9C / 9OFn / tjnpKV9U / 8AxK9G / wDTfi / + ea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkp zuvdWPROnHPFDsoi2mn0azD3etayn26GSN + g7pKcTpn15d1fq7cHBxRZScHKzWFr5fd6OS7FqFe4 MaA8Vl2viPDVKTf8 + sLHx22Z + PYy30X3XNo97KywZbvRJvbjP9QjCt5YAC2CeJSkd316rpz6cd + F kMD2ZjLMZwq + 0i / EFFm0AZBZBre9wky7Qt0IlKdzpfV8Tq9brsMWGtpcG2OYQx4bZZVurf8ARcC6 o95iCRqElN5JSklKSUpJSklKSUpJTk9Z / wCUehf + nCz / ANsc9JSvqn / 4lejf + m / F / wDPNaSnWSUp JSklKSUpJTC26rHqffe9tVVbS59jyGta0akucdAAkpmkphZTVc0NuY2xrXNeA8BwDmEOa7XuHCQk pqU9O6L6looxcX1GNdj3Blde4Ns / TOqfA4d6m4tPMz3SUuOidGa1jG4GKG11upraKa4bW + d9bfbo 106jgpKWf0bphY / 0MXHptc59jbRTWS215a826t1dvY13mQElM + m9Kwek41OLh2hgoprxg + BvdXSH bA9wAmNzj8SfFJTbSUpJSklKSUpJSklKSU5PWf8AlHoX / pws / wDbHPSUr6p / + JXo3 / pvxf8AzzWk p1klKSUpJSklKSU839aPqnX1692TXVjG49Py8QWXM93q3 + j6D9wY4wza / XkbtOSkpF0joX1owevf aMrqDL + lM9cVVOuyLLhW97zTW8Wucx21paS8 + 7tMcpTTxvqp9a8a4u / aFRqy7xlZjKrbqIfddRbk hkB + 6G0bGfQkPdo3ulIsb6mfWbBwHfYc9lOdZ6TLScnJdS + uvDqxjIhkPdbVO8Dc1vB0hJSSn6pf Wksrfm9Q9exttVj6xl5Yr21WYD2sbu3RApvG6JO5pOvCU2MT6r9cp6TbgXZFdl9eNijBtN93pVX4 jcdzGnG2Bm316C / 1PpQYiAkppY31A6tjWUAZ5fVjXMLQbrWl9NWRjZNTbQ0Q4s / WNs8FzTzJCUz6 X9TPrJgDHA6h6foXMteK8nIcLQz9nVk2BzRu3V413sdLW7w0aCQlJvqtgfWN2TTlZl95oxr7WXfa bsoeu12Njs9VlGRVW7W9rnAOhrJdtDva4JT2SSlJKUkpSSlJKcnrP / KPQv8A04Wf + 2OekpX1T / 8A Er0b / wBN + L / 55rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / AMo9 C / 8AThZ / 7Y56SlfVP / xK9G / 9N + L / AOea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKU kpSSlJKUkpyes / 8AKPQv / ThZ / wC2OekpX1T / APEr0b / 034v / AJ5rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / yj0L / 04Wf + 2OekpX1T / wDEr0b / ANN + L / 55rSU6ySlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / yj0L / ANOFn / tjnpKV9U // ABK9 G / 8ATfi / + ea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / wDKPQv / AE4Wf + 2OekpX1T / 8SvRv / Tfi / wDnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKU kpSSlJKcnrP / ACj0L / 04Wf8AtjnpKV9U / wDxK9G / 9N + L / wCea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / 8o9C / 9OFn / tjnpKV9U / 8AxK9G / wDTfi / + ea0lOskpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / 8o9C / wDThZ / 7Y56SlfVP / wASvRv / AE34v / nmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKcnrP8Ayj0L / wBO Fn / tjnpKV9U // Er0b / 034v8A55rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKU kpSSnJ6z / wAo9C / 9OFn / ALY56SlfVP8A8SvRv / Tfi / 8AnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKcnrP / KPQv ​​/ ThZ / 7Y56SlfVP / AMSvRv8A034v / nmtJTrJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKcnrP / KPQv8A04Wf + 2OekpX1T / 8AEr0b / wBN + L / 55rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / AMo9C / 8AThZ / 7Y56SlfVP / xK9G / 9N + L / AOea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKU kpyes / 8AKPQv / ThZ / wC2OekpX1T / APEr0b / 034v / AJ5rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / yj0L / 04Wf + 2OekpX1T / wDEr0b / ANN + L / 55rSU6ySlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSnJ6z / yj0L / ANOFn / tjnpKV9U // ABK9G / 8ATfi / + ea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / wDKPQv / AE4Wf + 2O ekpX1T / 8SvRv / Tfi / wDnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKc nrP / ACj0L / 04Wf8AtjnpKV9U / wDxK9G / 9N + L / wCea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / 8o9C / 9OFn / tjnpKV9U / 8AxK9G / wDTfi / + ea0lOskpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyes / 8o9C / wDThZ / 7Y56Sn // Z
  • application / pdf Библиотека Adobe PDF 8. 0 Ложь конечный поток эндобдж 411 0 объект > / Кодировка >>>>> эндобдж 360 0 объект > эндобдж 357 0 объект > эндобдж 358 0 объект > эндобдж 359 0 объект > эндобдж 361 0 объект > эндобдж 367 0 объект > эндобдж 373 0 объект > эндобдж 374 0 объект > эндобдж 375 0 объект > эндобдж 142 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 143 0 объект > поток HWo8Be ଈ 6 vn \ L [\ ˤ + & ppRp8qy3r1гW8lVzvWXŊ; XmÐAQ, L | (˪; f%. ]] ~~

    Прп. Иосиф (Санин) Волоколамский


    Святой Иосиф Игумен
    То, что праздник святителя Иосифа игумена приходится на неделю после совместного праздника святых Антония и Феодосия Киево-Печерских, может быть «случайным» с точки зрения неправославного человека. И совпадения случаются каждый день. Но, будучи православным в течение трех лет, я дошел до . Не верю совпадениям . У Бога есть способ придать рифмам события как в мире людей, так и в мире природы.

    Святой Иосиф, игумен Волоколамский, в большинстве англоязычных историй России резко контрастирует со своим современником, преподобным Нилом Сорским. Эти двое изображаются как главы двух резко противоположных и антагонистических школ монашества: иосифских «обладателей» и заволжских «несобственников». Однако западные ученые сильно переоценивают это различие. Святой Иосиф и Святой Нил были знакомы друг с другом и действительно были общими учениками. Однако святой Иосиф, отнюдь не чужд полемики со своими соперниками, не имел резких слов в адрес святого Нила. Действительно, святой Иосиф рекомендовал святого Нила своим ученикам, если они были обеспокоены или иным образом нуждались в внутренней молитве. Фактически это был ученик святого Нила, боярин Вассиан Патрикеев, который был фактическим политическим соперником святого Иосифа и его школы. Но различия между святым Иосифом и святым Нилом, хотя и реальны, все же сильно преувеличены западными наблюдателями.

    В этом отношении святые Иосиф и Нил чем-то похожи на святых Антония и Феодосия первого поколения русских монахов.Как и святой Антоний до него, святой Нил был афонским монахом, чьи писания свидетельствуют о влиянии исихастов Синая; хотя святой Нил не совершал крайностей, как святой Антоний, он все же гораздо более сочувствовал отшельнической жизни, святому уединению, внутренним духовным подвигам. Форма аскетизма, которую проповедовал святой Нил, заключалась в полном отказе монашеских общин от собственности; он чувствовал, что монашеские общины должны быть простыми и отделенными от мирских уз, что они не должны имитировать светские отношения между господином и вассалом. В этом только он был несколько противником святого Иосифа.

    Хотя на первый взгляд духовность преподобного Иосифа кажется несколько неакиевской внешней ригоризмом, при ближайшем рассмотрении его образ жизни более сопоставим с образом жизни святого Феодосия. Святой Иосиф родился Иваном Саниным в семье русинских военнослужащих, родом из современной Белоруссии, но впоследствии поселившейся в небольшой деревне недалеко от города Волоколамск. Многих членов его семьи привлекала монашеская жизнь, в том числе его дед, отец и мать, а также двое его братьев.Подобно преподобному Феодосию, духовность преподобного Иосифа с юных лет приобрела глубокий каритарный оттенок, отмеченный, в частности, щедростью и сочувствием, а также послушанием и усердием. В частности, и как послушник, и как полный монах в Боровске, он с истинной и непринужденной теплотой ухаживал за больными и немощными.

    Иосиф тоже был талантливым певцом и предпочитал находиться в каменном монастыре с его небесной акустикой. Как прилежный ученый, он посвятил себя созданию библиотеки для своего аббата святого Пафнутия и обеспечению доступа своих собратьев-монахов к широкому спектру духовных писаний.Учитывая его бодрую энергию, которая так часто проявлялась в делах милосердия в аббатстве, он был естественным кандидатом на престол на престоле при кончине святого Пафнутия. Однако он неоднократно отклонял это предложение, и Иван III заставил его занять позицию игумен . В Боровском монастыре преподобный Иосиф сделал себе имя, строго соблюдая правило общей собственности ; не должно было быть никаких исключений для сыновей боярской семьи.

    Святой Иосиф покинул Пафнутьев монастырь, чтобы основать свой в 1484 году, и лично руководил строительством красивой каменной Успенской церкви с фресками, которая должна была служить его центром. Здесь есть элементы его агиографии, которые выглядят почти как зеркало великого игумена Киево-Печерской Лавры (к примеру которого он прямо апеллировал). Подобно преподобному Феодосию, святитель Иосиф носил низкую и рваную одежду. Его подвижническая жизнь была отмечена больше упорным трудом, чем тишиной и уединением.У него даже был краткий конфликт со своей волевой матерью, которая тоже была монахиней. И, очень похож на Феодосия, он был намного строже к себе, чем к своим собратьям-монахам и послушникам. Как известно, в ранние годы его соблюдение правил было заведомо слабым, и он «очень снисходил до слабостей» своих товарищей. Он служил духовным отцом большому количеству мирян, богатых и бедных. И самое главное, он сделал свой монастырь центром социального обслуживания бедных . Он предостерегал от ростовщичества и злоупотреблений дворянством крепостных и слуг.Его монастырь построил и содержал приют для подкидышей и разоблаченных детей. Часть каждой трапезы в монастыре по общему согласию братьев раздавалась бедным и голодным. Во время голода он не только истощал ресурсы своего монастыря, накормив голодных, но и проповедовал дворянству установить цены на зерно , чтобы бедняки не голодали. Он основал себе дочерний монастырь, который служил лазаретом и лазаретом и финансировался из собственной коммунальной казны.

    Как и святой Феодосий, святой Иосиф был «активистом», вовлеченным в многие политические и религиозные конфликты своего времени. Его манера обращения к князьям имеет определенные отголоски подхода преподобного Феодосия; он считал своей задачей призывать князей в конфликте к добровольному примирению, а не говорить с позиции власти. Хотя святому Иосифу отводится роль одного из первых защитников самодержавия - и на то есть веские основания; он и никто другой несут ответственность за распространение византийского имперского языка «земного бога» в защиту московских царей - его поддержка царя ни в коем случае не была безоговорочной.

    Если самим царем правят ... страсти и грехи, алчность и гнев, злоба и несправедливость, гордыня и ярость и, что хуже всего, неверие и богохульство, то такой царь не Божий слуга, а дьявол, и не царь, а тиран ... не слушайся такого царя, который ведет тебя к нечестию и злу, даже если он истязает, даже если он угрожает смертью.
    Но именно здесь, в его политической деятельности, он начинает вызывать больше споров. Он оказался вовлеченным в кампанию против разразившейся в Новгороде еретической «иудейской» секты, которая уничтожала иконы, нападала на священнические привилегии и мистерии и даже проповедовала против Троицы.Отношение «иудеев» к реальным евреям, мягко говоря, весьма сомнительно, но именно так они характеризовались в православных полемиках того времени, в том числе в полемике самого святого Иосифа. В этих посланиях он защищал классическое учение о Троице и нападал как на еретиков, так и на тех церковников, которые, по его мнению, испытывали недостаток в рвении к вере, которые относились к еретикам слишком снисходительно. Его послания вовлекали его в ожесточенные и злобные ссоры с митрополитом Московским Зосимой и митрополитом Новгородским Серапионом, а также с некоторыми церковными представителями Заволжья.

    Вседозволенность, кротость и вера в уговоры, которые преподобный Иосиф Аббат проявлял к своим братьям в монастыре, к своим духовным сыновьям и дочерям из мирян и даже к своим `` вмешательствам '' среди членов царской семьи, кажется, имеют в значительной степени испарился в этих политических спорах и заменен гораздо более жестким подходом. Святой Иосиф обратился к царю с просьбой судить еретиков в светских судах и наказать их заключением или казнью, в чем ему также противостояли заволжские старцы.

    Святой Иосиф был решительным сторонником тесного союза между Церковью и государством, который, по его мнению, был лучшим способом обеспечить распределение богатства государства среди бедных и лучшим способом предотвратить ересь от укореняться среди людей. По этой же причине он был одним из первых защитников царского самодержавия и теории митрополита Зосимы о Москве как Третьем Риме. Более поздние цари России, особенно самодержавные реформаторы, такие как царь Алексей Тихий, с одобрением цитировали сочинения святого Иосифа.

    Преподобный Иосиф игумен был во многом московским святым. Но нельзя игнорировать его связи с более благородными кенотическими и каритативными наклонностями древней киевской духовности. По этой причине - особенно в свете его исследования различий в образе жизни святых Антония и Феодосия - я считаю обращение Георгия Федотова со святым Иосифом более чем пустяком разочаровывающим и откровенно несправедливым. Несмотря на все свое сочувствие святому Феодосию в киевский период, он, к сожалению, не уделяет должного внимания заботе святого Иосифа о бедных, голодных и больных, и позволяет последнему называться «безжалостным инквизитором».И, несмотря на все его разъяснения об вдохновленном Афоном затворничестве и аскетизме святого Антония, Федотов, похоже, не имеет той же связи со святым Нилом. Несмотря на то, что у Федотова есть ценный момент в том, чтобы подчеркнуть различия между московской и новгородской духовностью и даже, возможно, увидеть эту разницу между святым Иосифом и святым Нилом, в данном конкретном случае это заставляет его преувеличивать эти различия до искажения.

    Святитель Иосиф часто пользовался благосклонностью русских консерваторов за его защиту самодержавия и церковного истеблишмента, а святого Нила - русскими либералами из-за его упора на милосердие и моральное убеждение в отношении преступников.Но нельзя игнорировать социальное измерение работы святого Иосифа и его защиту в российском государстве от имени бедных и угнетенных; также не должно быть уважения, которое святой Иосиф и святой Нил оказывали друг другу, несмотря на различие их духовных подходов.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *