Спиноза философ биография: Бенедикт Спиноза — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, философ

Содержание

Бенедикт Спиноза — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, философ

Биография

Голландский мыслитель Бенедикт Спиноза был ведущим философом VII века, который в эпоху Просвещения представлял западноевропейское течение натурализм. Вдохновленный идеями Рене Декарта, он использовал рациональный метод и сформулировал собственную точку зрения о познании, Боге и жизненном смысле.

Детство и юность

Бенедикт, или Барух, де Спиноза родился 24 ноября 1632 года в семье голландских евреев-сефардов, изгнанных из Португалии. Отец владел бизнесом по торговле фруктами, а мать помогала ему в лавке, занималась домашним хозяйством и следила за пятерыми детьми.

Следуя традициям религиозных предков, будущий философ ходил в специализированную школу, где, помимо общеобразовательных предметов, изучали Талмуд и иврит. Там наравне с раввинистической литературой он познакомился с трудами древних мыслителей, которые переводил и интерпретировал иудейский богослов Моисей Маймонид.

Вскоре под началом опытных педагогов Саула Мортейра и Менаше бен Исраэля Бенедикт овладел азами латыни и выучил португальский и испанский языки. Он начал интересоваться светскими произведениями, но это не помешало после смерти родителя по старому иудейскому обычаю читать траурную молитву кадиш.

Cercare il denaro, o qualunque altra cosa, nella misura sufficiente a sostenere vita e salute e a conformarci a quei...

Опубликовано La filosofia "moderna" Воскресенье, 5 ноября 2017 г.
Памятник Бенедикту Спинозе

Получив наследство, Спиноза отказался продолжать семейный бизнес и передал права собственности младшему брату и старшей сестре. Он познакомился с коллегиантами и вскоре был изгнан из еврейской общины, благодаря чему сумел продолжить образование в частном иезуитском колледже.

Юноша занимался углубленным изучением естествознания и философии, и больше других его интересовали работы, которые написал Рене Декарт. Зарабатывать на жизнь пришлось преподаванием иврита и шлифовкой оптических стекол, что дало возможность подготовить к печати первый анонимный научный трактат.

В конце 1650-х годов Спиноза возглавил кружок мыслителей, что в корне изменило его биографию и повлияло на последующую жизнь. Его признали угрозой благочестию и морали и принудительно выдворили из Амстердама за то, что он был связан с протестантами и открыто поддерживал рационализм.

Личная жизнь

Согласно фотокопиям сохранившихся документов, Спиноза не заботился о личной жизни, поэтому у него никогда не было ни жены, ни детей. Он вел одинокое существование в Рейнсбурге, Ворбюрге и Гааге, зарабатывая шлифовкой оптики и получая пожертвования от друзей.

Философия

Для того чтобы беспрепятственно заниматься философией, Бенедикт перебрался на юг Голландии и написал текст произведения «Трактат об усовершенствовании разума». Кроме этого, он начал работу над первой книгой знаменитой «Этики» и изучал труды членов Лондонского королевского научного общества.

Основной идеей сочинений этого времени стало познание человеком собственной природы, что привело автора к тщательному изучению логики и метафизики бытия. Это понятие ассоциировалось с бесконечной вселенской субстанцией, которая с любой точки зрения являлась причиной самой себя.

Противореча утверждениям Декарта, который был признанным рационалистом, изгнанный мыслитель наделил все сущее рядом атрибутивных свойств. Описание мышления и протяжения было расценено как вклад в психологию и применено на практике для характеристик физического тела, обладавшего душой.

Опубликовано Benedictus de Spinoza 1632-1677 Понедельник, 28 ноября 2016 г.
Бюст Бенедикта Спинозы

Реальность мира философ определял, как и большинство натуралистов, этика которых изначально строилась на чисто природных способностях. Поэтому понятие «воля бога» он объяснял объективными причинами, наотрез отметая предположения о свободе воли и случайностях.

Всякое действие, внутреннее или внешнее, Бенедикт связывал с материальным миром, который существовал во вселенной, построенной «в соответствии с порядком вещей». Человек, чье тело наделено аффектами, мог достигнуть радости и гармонии, руководствуясь разумом, логикой, законами, желаниями и интуицией.

За смешение понятий из разных областей знания философа критиковали современники и последователи, а некоторые находили в «еретических» идеях признаки кабалы и оккультных наук. Но, несмотря на это, цитаты Спинозы распространились и со временем стали афоризмами, поскольку в России и странах Европы опубликовали каждый написанный труд.

Смерть

Причиной смерти Бенедикта Спинозы 21 февраля 1677 года стал туберкулез легких, который связывали с курением табака. Тело попало в общую могилу, имущество и письма подверглись уничтожению, а чудом уцелевшие философские трактаты издали без имени автора.

Библиография

  • 1660 – «О боге, человеке и его счастье»
  • 1662 - «Трактат об усовершенствовании разума и о пути, которым лучше всего направляться к истинному познанию вещей»
  • 1663 - «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом»
  • 1670 – «Богословско-политический трактат»
  • 1677 – «Политический трактат»
  • 1677 - «Этика, доказанная в геометрическом порядке и разделенная на пять частей»
  • 1677 - «Еврейская грамматика»

Биография Бенедикта Спинозы - биография Спинозы Б.

Дата рождения: 24 ноября 1632 года
Место рождения: Амстердам, Нидерланды
Дата смерти: 21 февраля 1677 года
Место смерти: Гаага, Нидерланды

Бенедикт Спиноза – нидерландский философ.

Барух де Спиноза был рожден 24 ноября 1632 года в Амстердаме в еврейской семье и имел 1 старшего брата и 3 сестер. В 1638 году умерла его мать, а отец начал заниматься торговлей фруктами.

Барух получил домашнее образование, затем посещал религиозную школу Эц Хаим с изучение иврита, Торы и Талмуда.

Также в школе он начал изучать труды Аристотеля и риторику, а чуть позже изучил латынь. Помимо родного языка владел португальским, испанским, французским и итальянским.

Также Спиноза изучал труды еврейских раввинов и арабских философов: Авиценну, Герсонида и Эррера.

Отец Баруха умер, после чего управление его фирмой перешло в руки Баруха и его брата. В 1656 году он начинает увлекаться идеями католицизма, за что был отлучен от общины евреев и взял себе новое имя Бенедикт.

После этого он продал долю в фирме и уехал за город, но пока ему было разрешено находиться в городе стал учиться в частном иезуитском колледже. Там он изучает латынь, греческий язык и философию, естествознание и рисование. Параллельно преподает иврит и читает Декарта.

Вскоре Бенедикт образует кружок по интересам, в который входят его друзья и ученики.

В 1660 году по ходатайству синагоги Спинозу высылают из Амстердама, и он начинает жить в Рейнсбурге. Полученный навык шлифовки линз дает ему доход, а свободное время он посвящает философии и пишет первый труд Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье.

Вскоре выходит очередной трактат Об усовершенствовании разума. Затем следует труд Основы философии Декарта и Этика, точнее ее первый том.

В 1661 году его навещает председатель Лондонского королевского научного общества Ольденбург. В 1663 Спиноза уезжает в Гаагу, где и проводит остаток жизни.

В 1664 году Основы философии Декарта были напечатаны, впоследствии были напечатаны Метафизические размышления, а в 1670 году свет увидел Теолого-политический трактат, после чего все стали считать Спинозу атеистом. Одновременно с этими трудами Спиноза создает произведение Еврейская грамматика.

В 1673 году его приглашают на должность главы кафедры философии в Гейдельбергском университете, но он отказывается, так как опасается, что ему заткнут рот.

В 1675 году пишет последний том Этики, но опубликовать не получается из-за опасности преследований. В 1676 году знакомится с Лейбницом.

21 февраля 1677 года он умирает о туберкулеза.

Достижения Бенедикта Спинозы:

• Труды и сочинения по философии
• Основатель течения натурализма

Даты из биографии Бенедикта Спинозы:

24 ноября 1632 года – родился в Амстердаме
1656 год – отлучение от еврейской общины
1660 год – переезд в Рейнсбург, первый трактат
1663 год – переезд в Гаагу
1664 год – первая публикация трудов
1675 гол – закончил труд Этика
21 февраля 1677 года - смерть

Интересные факты Бенедикта Спинозы:

• В 1678 году его произведения были опубликованы без подписи автора, так как одновременно были запрещены к изданию
• Часть документов и рукописей философа было уничтожено после его смерти
• Главная мысль его как философа учение о субстанции – единой природе
• Был фаталистом
• Научно критиковал Библию
• Его называли философом барокко
• Памятник философу установлен в Гааге возле его дома

Бенедикт Спиноза - краткая биография.

Бенедикт (Барух) Спиноза - голландский философ-натуралист, рационалист, пантеист, одна из ключевых фигур философии Нового времени - являлся уроженцем Амстердама, где появился на свет 24 ноября 1632 г. Отец его был преуспевающим торговцем, имеющим свою фирму. Юным Спинозой была окончена начальная религиозная школа» «Эц-Хаим», однако вскоре наметилось расхождение его мировоззрения с религиозными постулатами.

Так, в 1652 г., беседуя с учениками школы, Спиноза усомнился в божественном происхождении Талмуда, категорично высказался о наличии загробной жизни, бессмертии души и т.д., вследствие чего был вызван в судилище. В 1652 г. сбылось горячее желание Спинозы: его наставником стал доктор филологии Франциск ван ден Энден. Еще одним мыслителем, под влиянием которого во многом сформировалась его позиция, стал итальянский священник Джулио Ванини, относившийся к последователям Джордано Бруно.

Когда в 1654 г. умер отец, Барух вместе с братом принял на себя управление семейной фирмой. В этот период биографии круг его знакомств значительно расширился, в том числе за счет людей, не принадлежавших к еврейской общине. Спиноза отказывается от иудаизма, становится Бенедиктом, продает свою долю в бизнесе брату и намеревается посвятить себя философии. В 1656 г. его изгоняют из общины, наложив проклятие. На какое-то время он переехал в Оверкерк, столичный пригород, но вскоре, вернувшись в Амстердам, становится учащимся частного колледжа. В это время состоялось его ознакомление с сочинениями Декарта.

В 1660 г. синагога Амстердама обращается к муниципальным властям с официальной просьбой предать Спинозу суду, т.к. он угрожает благочестию и морали. Философ уезжает из Амстердама и перебирается в деревню Рейнсбург, где зарабатывает шлифовкой линз. Здесь, неподалеку от Лейдена, им были написаны «Краткий трактат о Боге», «О человеке и его счастье», а также работы «Трактат о совершенствовании разума», первая часть «Этики», больше половины «Основ философии Декарта». Переехав в 1663 г., летом, в Ворбюрг, он в 1664 г. издает в Гааге сочинение, посвященное декартовской философии. Оно стало единственным прижизненным изданием, подписанным его собственным именем. Это произведение принесло ему известность, сделало в глазах просвещенной общественности крупным мыслителем.

В 1670 г. в Амстердаме вышел анонимный «Теолого-политический трактат». В нем Спиноза ратовал за независимость философии от религиозных мировоззрений, за свободу мышления и слова. Благодаря этой работе было положено начало изучению Библии как объекта научных исследований. В трактате Спиноза раскритиковал постулат о том, что Священное Писание имеет божественное происхождение. Поскольку возглавляли государство братья де Витт, которые относились к Спинозе лояльно, ему не угрожало ничего серьезного, но в 1674 г. ситуация изменилась после того, как один из братьев был убит. Происхождение трактата больше не оставалось тайной, Спинозу подвергли травле, его сочинения внесли в список запрещенных книг.

В мае 1670 г. состоялся переезд Спинозы в Гаагу, и в этом городе он провел остаток жизни. В 1673 г. пфальцский курфюрст пригласил его возглавить философскую кафедру Гейдельбергского университета, однако Спиноза ответил отказом, дорожа независимостью в высказывании суждений. В 1675 г. был завершен труд, которым считается главным в его творческом наследии - «Этика, доказанная в геометрическом порядке». В этом сочинении изложены и систематизированы все основные положения философских взглядов Бенедикта Спинозы. Обстановка не позволила опубликовать работу, и она распространялась в ближайшем окружении философа в виде переписанной рукописи.

На протяжении 20 лет Спиноза страдал от туберкулеза. Эта болезнь унесла его жизнь, когда ему было лишь всего 44 года. 21 февраля 1677 г. философ умер; тело похоронили в общей могиле.

Спиноза Барух: Электронная еврейская энциклопедия ОРТ

СПИНО́ЗА Барух (Бенедикт; Benedictus Baruch Spinoza; 1632, Амстердам, — 1677, Гаага), нидерландский философ.

Содержание:

  1. Биография
  2. Философия Спинозы
  3. Влияние Спинозы на философию Нового времени

Родился в семье марранов, вернувшейся к иудаизму после эмиграции из Португалии в Нидерланды. Отец Спинозы был преуспевающим купцом, видным членом общины выходцев из Португалии (см. сефарды) в Амстердаме. Спиноза учился в амстердамской общинной школе, славившейся по всему еврейскому миру, и иешиве «Кетер Тора»; его наставниками были Менашше бен Исраэль и Ш. Л. Мортейра (родился, по-видимому, в 1596 г. — умер в 1660 г.). Традиция приписывает возникновение критических взглядов Спинозы на религию влиянию вольнодумца, бывшего иезуита Ван ден Эндена, под руководством которого Спиноза изучал латинский язык. Однако исследователи 19–20 вв. склонны считать, что главным источником взглядов Спинозы были неортодоксальные воззрения, существовавшие в среде просвещенных членов еврейской общины Амстердама (см. Уриэль Акоста).

В начале 1656 г. еретические взгляды Спинозы, которые разделяли врач Хуан де Прадо (1614–1672?) и учитель Даниэль де Рибера, привлекли внимание общинного руководства. Спиноза подвергал, среди прочего, сомнению, что Моисей был автором Пятикнижия, что Адам был первым человеком и что закон Моисея обладает превосходством над «естественным правом». Возможно, эти еретические взгляды отражали влияние французского вольнодумца маррана И. Ла Пейреры (родился в 1594 г. или 1596 г. — умер в 1676 г.), чье сочинение «Преадамиты» («Люди до Адама») было напечатано в Амстердаме в 1655 г.

Х. де Прадо вынудили отречься от своих взглядов; Спиноза отказался последовать его примеру, и 27 июля 1656 г. на него был наложен херем. Документ о хереме был подписан Ш. Л. Мортейрой (см. выше) и другими раввинами. Членам еврейской общины было запрещено какое-либо общение со Спинозой.

После отлучения Спиноза, по-видимому, учился в Лейденском университете; в 1658–59 гг. он встречался в Амстердаме с Х. де Прадо; о них в донесении испанской инквизиции из Амстердама указывалось, что они отвергают закон Моисея и бессмертие души, а также считают, что Бог существует лишь в философском смысле. По сообщениям современников, ненависть еврейской общины к Спинозе была так сильна, что предпринимались даже попытки его убить. Враждебное отношение общины побудило Спинозу написать апологию своих воззрений (на испанском языке; не сохранилась), которая, по-видимому, легла в основу написанного им позднее «Богословско-политического трактата».

Около 1660 г. Спиноза покинул Амстердам, изменил имя на Бенедикт (латинский эквивалент имени Барух), завязал знакомство с некоторыми протестантами и поселился в Рейнсбурге, где зарабатывал на жизнь шлифовкой линз. С 1664 г. по 1670 г. он жил в пригороде Гааги Воорбурге, затем — до конца жизни — в Гааге. Переписка Спинозы свидетельствует, что в 1663 г. он разрабатывал свою философскую систему, намереваясь представить ее на обсуждение в философском клубе. В том же году он написал на латыни «Принципы философии Рене Декарта» — единственную работу, вышедшую не анонимно. В этом труде излагается в геометрической форме и подвергается критике философия Р. Декарта, оказавшая значительное влияние на мысль самого Спинозы.

В 1670 г. был напечатан анонимно «Богословско-политический трактат» Спинозы, содержащий критику религиозной идеи откровения и защиту интеллектуальной, религиозной и политической свободы. Это рационалистическое нападение на религию вызвало сенсацию. Книга была повсюду запрещена, поэтому продавалась с фальшивыми титульными листами. Из-за постоянных нападок Спиноза отказался от публикации «Трактата» на голландском языке. В пространном письме одному из лидеров сефардской общины Амстердама Оробио де Кастро (1620–87) Спиноза защищался от обвинений в атеизме.

Хотя Спиноза старался не вмешиваться в общественные дела, во время французского вторжения в Голландию (1672) он поневоле оказался втянутым в политический конфликт, когда друг и покровитель Спинозы, Ян де Витт (фактический глава нидерландского государства), был убит разъяренной толпой, считавшей его и его брата виновными в поражении. Спиноза написал воззвание, в котором называл жителей Гааги «самыми низкими варварами». Лишь благодаря тому, что хозяин квартиры запер Спинозу и не выпустил его на улицу, жизнь философа была спасена.

В 1673 г. пфальцский курфюрст предложил Спинозе кафедру философии в Гейдельбергском университете, обещая полную свободу преподавания с условием, что он не будет нападать на господствующую религию. Однако Спиноза отверг это предложение, желая сохранить свою независимость и душевный покой. Спиноза отказался и от предложения посвятить свой труд французскому королю Людовику XIV, переданного вместе с приглашением в Утрехт от имени французского командующего принца Л. де Конде. Посвящение королю гарантировало бы Спинозе пенсию, но философ предпочел независимость. Несмотря на это, по возвращении в Гаагу Спиноза был обвинен в связи с неприятелем; ему удалось доказать, что многие из государственных сановников знали о его поездке и одобряли ее цели.

В 1674 г. Спиноза завершил свой главный труд — «Этика». Попытка опубликовать его в 1675 г. окончилась неудачей из-за давления протестантских теологов, утверждавших, что Спиноза отрицает бытие Божье. Отказавшись от публикации своего труда, Спиноза по-прежнему вел скромную жизнь. Он много писал, обсуждал философские вопросы с друзьями, в том числе с Г. Лейбницем, однако не пытался внушать кому-либо свои радикальные взгляды. В 1677 г. он умер от чахотки.

Спиноза был первым мыслителем нового времени, который не принадлежал к какой-либо церкви или секте. «Этика» Спинозы была опубликована впервые в книге «Посмертные произведения» (на латыни, 1677; одновременно в голландском переводе). В «Посмертные произведения» были включены также неоконченный труд «Трактат об усовершенствовании человеческого разума» (написан на латыни около 1661 г.), «Политический трактат» (завершенный незадолго до смерти автора), «Краткое изложение грамматики языка иврит» (неокончено) и избранные письма. Над грамматикой языка иврит Спиноза начал работать по просьбе друзей за несколько лет до смерти; она была задумана как самоучитель иврита, однако Спиноза разбирал в ней и сложные вопросы филологии. Поскольку Спиноза писал главным образом для своих друзей-христиан, он следовал системе, принятой при изложении грамматики латинского языка, использовал некоторые ее термины. Он предложил также классификацию букв еврейского алфавита, основанную на фонетическом принципе. В 1687 г. был опубликован единственный естественнонаучный труд Спинозы — «Трактат о радуге» (переиздан в 1862 г. вместе с неизвестным до того трудом философа «Краткий трактат о Боге, человеке и его блаженстве», написанном до 1660 г., и некоторыми письмами; издание Ван Флотена).

Исследователи расходятся во мнениях по вопросу об источниках философии Спинозы. Известно, что он хорошо знал средневековую еврейскую философию, в особенности Маймонида и Хасдая Крескаса, а также испытал влияние стоицизма, Т. Гоббса и, более всего, Р. Декарта. Некоторые исследователи считают, что на взгляды Спинозы повлияла философия Ренессанса, главным образом Дж. Бруно. Г. О. Вольфсон считал Спинозу «последним средневековым и первым современным мыслителем». Гегель усматривал в учении Спинозы высшее философское выражение еврейского монотеизма. Некоторые ученые находят у Спинозы влияние каббалы. Большинство исследователей признает, что хотя Спиноза и расходился с Декартом во взглядах на ряд важнейших вопросов философии, но воспринял от него идеал построения единой философской системы, основанной на ясном и отчетливом «самоочевидном» знании — по образцу положений математики; у Декарта он почерпнул основные понятия своей системы, хотя и придал им новое, оригинальное содержание.

Метафизика. Учение о субстанции

Целью метафизики для Спинозы было достижение человеком душевного равновесия, довольства и радости. Он считал, что эта цель может быть достигнута лишь с помощью познания человеком своей природы и своего места во вселенной. А это, в свою очередь, требует познания природы самой реальности. Поэтому Спиноза обращается к исследованию бытия как такового. Это исследование приводит к первичному как с онтологической, так и с логической точки зрения бытию — к бесконечной субстанции, которая есть причина самой себя (causa sui). Каждая конечная вещь есть лишь частное, ограниченное проявление бесконечной субстанции. Субстанция — это мир или природа в самом общем смысле. Субстанция одна, так как две субстанции ограничивали бы друг друга, что несовместимо с бесконечностью, присущей субстанции. Это положение Спинозы направлено против Декарта, утверждавшего существование сотворенных субстанций наряду с субстанцией их Творца. «Сотворенные субстанции» Декарта — протяженная и мыслящая — превращаются у Спинозы в атрибуты единой субстанции. Согласно Спинозе, субстанция обладает бесконечным числом атрибутов, однако человеку известны лишь два из них — протяжение и мышление. Атрибуты можно трактовать как реальные действующие силы субстанции, которую Спиноза называет Богом. Бог — единая причина, проявляющаяся в различных силах, выражающих Его сущность. Такая трактовка сближает отношение Бога-субстанции к атрибутам с отношением трансцендентного Божества (см. Эйн-соф) к Его эманациям (см. Сфирот) в каббале. Парадокс отношения бесконечного Божества к внебожественному миру преодолевается в каббале с помощью понятия самоограничения Бога (цимцум).

Три доказательства бытия Бога, приводимые Спинозой, основываются на так называемом онтологическом доказательстве, которое применял и Декарт. Однако Бог Спинозы — это не трансцендентный Бог теологии и теистической философии: Он не пребывает вне мира, но тождествен миру. Этот пантеистический взгляд Спиноза выразил в знаменитой формуле «Deus sive Natura» («Бог или Природа»). Богу Спинозы нельзя приписать никаких личных свойств, в том числе воли. Хотя Спиноза говорит, что Бог свободен, он имеет в виду, что Бог подчинен лишь собственной природе, и поэтому в Боге свобода тождественна необходимости. Лишь Бог как causa sui обладает свободой, все конечные существа обусловлены Богом.

То, что из бесконечного числа атрибутов Бога нам известны лишь два — протяжение и мышление, — вытекает исключительно из ограниченности нашего разума. Каждая отдельная вещь есть частичное раскрытие субстанции и всех ее атрибутов; бесконечный разум Бога знает их во всей полноте. Согласно Спинозе, каждая мысль — лишь часть или модус атрибута мышления. Отсюда следует, что каждая отдельная вещь — не только человеческое тело — обладает душой. Каждая материальная вещь находит выражение в атрибуте мышления как идея в Божественном разуме; это выражение есть мысленный аспект вещи, или ее «душа».

Бог обладает также атрибутом протяжения, однако этот атрибут не тождествен материальному миру, так как материя делима, а бесконечный Бог не может быть разделен на части. Бог обладает протяженностью в том смысле, что Он выражается в самом факте существования материального мира и в закономерности, которой этот мир подчинен. Иная закономерность господствует в области мышления. Каждая из этих областей по-своему бесконечна, однако обе они в равной степени являются атрибутами единого Бога.

Результат деления атрибутов на части — модусы. Каждый модус — это отдельная вещь, в которой находит выражение определенный конечный аспект единой субстанции. Множество модусов бесконечно в силу бесконечности субстанции. Это множество не внеположно Богу, а пребывает в Нем. Каждая отдельная вещь — это частичное отрицание в рамках бесконечной системы. Согласно Спинозе, «каждое определение — это отрицание». Атрибуты делятся на модусы разной степени: непосредственные и опосредованные.

В Боге, или субстанции, Спиноза различает два аспекта: природу творящую (Natura naturans) и природу сотворенную (Natura naturata). Первая — это Бог и Его атрибуты, вторая — мир модусов, бесконечных и конечных. Обе природы, однако, принадлежат единой субстанции, которая является внутренней причиной всех модусов. В царстве модусов господствует строгий детерминизм: каждый конечный модус определяется другим модусом того же атрибута; вся совокупность модусов определяется субстанцией. Крайний детерминизм Спинозы исключает свободу воли; сознание свободы — это иллюзия, вытекающая из незнания причин наших душевных состояний. Детерминизм Спинозы исключает и случайность, представление о которой также является плодом незнания причин того или иного события. Свою этику Спиноза строит на основе строгого детерминизма.

Антропология (учение о человеке)

Человек, согласно Спинозе, — модус, раскрывающийся в двух атрибутах; душа и тело суть разные аспекты одного существа. Душа — это понятие тела, или тело, поскольку оно осознается. Каждое событие в мире одновременно является модусом атрибутов протяжения и мышления. Материальная система — тело — отражается в системе идей — душе. Эти идеи — не только понятия, но и разные психические состояния (чувства, желания и т. д.). Человеку, как и всем другим существам во Вселенной, присуще стремление (conatus) к самосохранению. Это стремление выражает бесконечную Божественную силу. Единственный критерий оценки явлений — польза или вред, приносимые ими человеку. Следует отличать то, что действительно полезно человеку, от того, что только кажется полезным. Этика ставится, таким образом, в зависимость от познания.

Теория познания

Теория познания Спинозы основывается на положении, что человеческое мышление — это частичное раскрытие Божественного атрибута мышления. Критерием истинности мышления Спиноза считает не соответствие понятия предмету, а его ясность и логическую связь с другими понятиями. Соответствие понятия его предмету обеспечивает лишь метафизическое учение о единстве всех атрибутов в единой субстанции. Ошибка заключается в отрыве понятия от целого. Спиноза различает три ступени познания: мнение (opinio), основанное на представлении или воображении; разумное познание (ratio) и интуитивное познание (scientia intuitiva). Высшая ступень познания — интуитивное постижение, рассматривающее действительность «с точки зрения вечности» (sub specie aeternitatis), то есть в сверхвременной логической связи с целым — Богом, или природой. Однако даже высшая ступень познания не обеспечивает сама по себе избавления человека от страстей и страданий; чтобы достичь этого, познание должно сопровождаться соответствующим аффектом (affectus).

Психология

Учение Спинозы об аффектах, занимающее более половины его «Этики», основано на понятии стремления (conatus) к существованию, выражающегося параллельно в телесной и душевной сферах. Аффекты — выражение этого стремления в душевной сфере. Спиноза подвергает различные аффекты анализу (предвосхищающему во многом современную психологию). Человек вырисовывается в этом анализе как в значительной мере иррациональное существо, которому неизвестно большинство его побудительных мотивов и страстей. Познание первой ступени ведет к столкновению в душе человека разных стремлений. Это «рабство человека», преодолеть которое можно только с помощью аффектов, более сильных, чем те, которые над ним господствуют.

Чисто теоретическое знание недостаточно для того, чтобы изменить характер аффекта. Но чем больше человек использует силу своего разума, тем яснее он понимает, что его мысли проистекают необходимым образом из его сущности как мыслящего существа; этим укрепляется его специфическое стремление к существованию (conatus), и он становится более свободным. Благо для человека — это то, что способствует раскрытию и укреплению его естественной сущности, его специфического жизненного стремления — разума. Когда человек познает порабощающие его аффекты (которые всегда сопровождаются печалью или страданием), когда он познает их подлинные причины, — их сила исчезает, и с ней исчезает и печаль. На второй ступени познания, когда аффекты познаются как вытекающие необходимым образом из общих законов, господствующих в мире, печаль уступает место радости (laetitia). Эта ступень познания сопровождается аффектом, более сильным, чем аффекты, свойственные чувственности, так как предмет этого аффекта — вечные законы реальности, а не частные, преходящие вещи, составляющие объекты первой ступени познания.

Высшее благо познается, однако, на третьей ступени познания, когда человек постигает себя в Боге, «с точки зрения вечности». Это познание связано с аффектом радости, сопровождающей понятие Бога как причины радости. Так как сила радости, которую приносит любовь, зависит от природы предмета любви, любовь к вечному и бесконечному предмету — самая сильная и самая постоянная. На интуитивной ступени познания человек познает себя как частный модус Бога, поэтому тот, кто познает себя и свои аффекты ясно и отчетливо, любит Бога. Это «интеллектуальная любовь к Богу» (amor Dei intellectualis). Спиноза использует язык религии: он говорит о «спасении души» и «втором рождении», однако его взгляды далеки от традиционной позиции еврейской и христианской религии. Бог Спинозы тождествен вечной и бесконечной природе. Ему не присущи свойства личности, поэтому человек не может ожидать от Бога ответной любви. Интеллектуальная любовь к Богу, согласно учению Спинозы, — достояние отдельного человека; она не может иметь общественного или морального выражения, которые характерны для исторических религий. Спиноза признает бессмертие души, отождествляемой им с частицей мысли Бога. Чем больше человек постигает свое место в Боге, тем большая часть его души достигает бессмертия. Самопознание человека — часть самопознания Бога.

Политическая философия

Политическая философия изложена в «Этике» Спинозы, но главным образом — в «Богословско-политическом трактате» и «Политическом трактате». В значительной степени она вытекает из метафизики Спинозы, однако в ней обнаруживается также влияние учения Т. Гоббса. Подобно последнему, Спиноза проводит различие между естественным состоянием, в котором не существует никакой общественной организации, и состоянием государственности. Согласно Спинозе, не существует никаких естественных прав кроме одного, тождественного с силой или стремлением (conatus). В естественном состоянии люди подобны рыбам: большие пожирают малых. В естественном состоянии люди живут в постоянном страхе. Чтобы спастись от постоянно грозящей опасности, люди заключают друг с другом договор, согласно которому они отказываются от своих «естественных прав» (то есть возможности поступать по своему усмотрению в соответствии со своими природными силами) в пользу государственной власти. Этот договор не обладает, однако, морально обязывающей силой — договоры следует соблюдать, пока они полезны. Поэтому власть зависит от своей способности принуждать людей повиноваться. Отождествление права с возможностью или способностью, которое было характерно, согласно Спинозе, для естественного состояния людей, признается характерным и для отношения между государственной властью и подданными. Подданный должен подчиняться власти, пока она обеспечивает силой общественный порядок; однако если власть принуждает подданных совершать неблаговидные поступки или угрожает их жизни, восстание против власти — меньшее зло. Разумный правитель постарается не доводить своих подданных до мятежа. Лучшей формой правления Спиноза считает республику, основанную на принципах разума. Эта форма наиболее прочна и устойчива, так как граждане республики подчиняются власти по собственной воле и пользуются разумной свободой. В этом Спиноза расходится с Гоббсом, сторонником абсолютной монархии. В разумно устроенном государстве интересы отдельного человека совпадают с интересами всего общества. Государство ограничивает свободу действий гражданина, но не может ограничивать его свободу мысли и свободу выражать свои мнения. Самостоятельное мышление является существенным свойством человека. Таким образом Спиноза защищает идею свободы совести, предопределившую всю его судьбу. Однако он проводит различие между теоретической и практической сторонами религии: вера — личное дело каждого, но исполнение практических предписаний, в особенности тех, которые касаются отношений человека к его ближним, — дело государства. По мнению Спинозы, религия должна быть государственной; всякая попытка отделить религию (практическую) от государства и создать внутри государства отдельную церковь ведет к разрушению государства. Государственная власть имеет право использовать религию как средство укрепления общественной дисциплины.

Исследуя отношения между религией и государством, Спиноза критически описывает еврейское государство в эпохи Первого и Второго храмов. Некоторые исследователи полагают, что критика Спинозы фактически была направлена против попыток вмешательства протестантского духовенства в государственные дела Голландии. Другие, однако, считают, что объектом критики Спинозы было руководство еврейской общины, в результате конфликта с которым свободный мыслитель оказался вне рамок иудаизма. По мнению Спинозы, еврейское государство в древности было единственной в своем роде попыткой осуществить на практике идею теократии, в которой Богу отводится место, занимаемое в других государственных устройствах монархом или аристократией. Бог не мог править еврейским народом иначе, как через своих посланцев. Законодателем и верховным истолкователем воли Бога был Моисей, а после его смерти возникли две системы власти — духовная (священники и пророки) и светская (судьи, позднее — цари). Первый храм пал из-за борьбы между этими властями, Второй — из-за попыток духовенства подчинить государственные дела религиозным соображениям. Спиноза приходит к выводу, что теократия вообще не может существовать, а кажущийся теократическим режим есть в действительности замаскированное господство людей, которых считают посланцами Бога.

Спинозу обычно считают основателем библейской критики (см. Библия. Толкование экзегезы и критические исследования Библии. Научное исследование и критика Библии). Он пытался найти в самом тексте Библии свидетельства того, что она не является Божьим откровением, превосходящим силы человеческого разума. Спиноза считает, что Библия не содержит доказательств бытия Бога как сверхъестественного существа, однако она показывает, как вселять благотворный страх в сердца простых людей, не способных к отвлеченному мышлению.

Толчок к критическому исследованию Библии дало Спинозе знакомство с сочинением Аврахама Ибн Эзры, который впервые (хотя и в виде намека) высказал сомнение в том, что Моисей был автором всего Пятикнижия. Спиноза утверждает, что определенные части Библии написаны после смерти Моисея другим автором. По мнению Спинозы, и другие книги Библии написаны не теми людьми, которым приписывается их авторство, а жившими позднее. Моисей, по мнению Спинозы, был автором некоторых священных книг, не дошедших до нас. Спиноза считает, что большинство библейских книг (Пятикнижие и исторические книги) было написано во время пленения вавилонского одним автором — Эзрой. Спиноза предполагает, что книгой, которую Эзра читал народу (см. Израиль. Эрец-Исраэль. Исторический очерк. Эпоха Второго храма. Эзра и Нехемия), была книгой Второзаконие.

В своих исследованиях Спиноза опирается на библейские, талмудические и другие источники (например, на сочинения Иосифа Флавия). Исследования Спинозы намного опередили свое время, не вызвав отклика у современников, — евреи не читали сочинений «еретика», а христиане не были готовы к восприятию его идей. Первым и в течение долгого времени единственным автором, черпавшим идеи из книги Спинозы, был французский гебраист, католических монах Р. Симон. Его труд «Критическая история Ветхого завета» (1678) вызвал бурные споры и навлек на автора преследования со стороны церковных властей; однако его критическое исследование Библии недостаточно глубоко по сравнению с исследованием Спинозы.

Прямое или косвенное влияние Спинозы на критические исследование Библии сказалось значительно позднее. Обнаруженное Спинозой различие в именах Бога, встречающихся в книгах Библии, стало одним из главных постулатов библейской критики и легло в основу так называемой документальной гипотезы сложения библейского текста (см. Ю. Вельхаузен). Библейская критика усвоила также идею Спинозы об особенном характере Второзакония, хотя она и отнесла обнародование этой книги к эпохе Иошияху, а Эзре приписала составление так называемого жреческого кодекса (Priestercodex). Рационалистический подход Спинозы к Библии, соответствовавший его философским взглядам, сделал его основателем новой научной дисциплины — библейской критики (см. также Наука о еврействе).

Сразу после опубликования «Богословско-политического трактата» (1670) Спиноза был обвинен в атеизме или, по меньшей мере, в деизме, так как он отрицал наличие у Бога свойств личности и ставил на место Божественного провидения слепую судьбу. Термин «спинозизм» стал применяться без разбора к различным атеистическим учениям, часто не имевшим никакого отношения к философии Спинозы. В 17–18 вв. произведения Спинозы почти никто не читал, что облегчало фальсификацию его взглядов.

От обвинения в склонности к «спинозизму» должен был защищаться Г. В. Лейбниц. Его ученик Х. Вольф указывал на многочисленные различия между философскими системами Спинозы и Лейбница. Французский философ-скептик П. Бейль в своем «Словаре» (1695–97) с похвалой отзывался о личности Спинозы, но высмеивал его монизм. Мнение Бейля усвоили Вольтер и Д. Дидро. Интерес к Спинозе в Германии в эпоху Просвещения пробудился в дискуссии о том, был ли Г. Э. Лессинг последователем Спинозы. Дискуссию начал М. Мендельсон, утверждавший, что Лессинг был пантеистом, однако, в отличие от Спинозы, признавал бытие существ, пребывающих вне Бога, хотя и зависимых от Него. Представитель так называемой философии чувства и веры Ф. Г. Якоби, утверждавший, что Лессинг сам называл себя «спинозистом», видел в учении Спинозы яркое выражение рационализма, которому он противопоставлял религиозное откровение и непосредственную веру. И. Г. Гердер и И. В. Гете отмечали большое влияние Спинозы на их мировоззрение, которое, однако, существенно отличалось от учения последнего.

Немецкие романтики и близкий к ним богослов Ф. Шлейермахер положили начало религиозно-мистической интерпретации философии Спинозы. Г. Гегель видел в учении Спинозы «исходный пункт всей философии». Он указал на противоположность между философией Спинозы и материализмом: Спиноза отрицал не Бога, а бездушную материю. Учение Спинозы, согласно Гегелю, — не атеизм, но «акосмизм». Ф. Шеллинг в своей философии тождества интерпретировал учение Спинозы в мистическом духе. Под влиянием немецкого идеализма английский поэт и философ С. Колридж стремился совместить учение Спинозы с христианской религией. Восторженным поклонником Спинозы был Г. Гейне. Влияние Спинозы в большей или меньшей степени сказалось на философских взглядах Л. Фейербаха, М. Гесса и других мыслителей 19 в. Последователем философии Спинозы был А. Эйнштейн. Особый интерес к философии Спинозы проявляли марксисты. Г. Плеханов видел в нем предшественника диалектического материализма и, ссылаясь на Ф. Энгельса, определял марксистскую философию как «род спинозизма». Советская официальная философия восприняла плехановскую интерпретацию учения Спинозы с некоторыми поправками и отвела последнему в качестве «материалиста» и «атеиста» почетное место среди своих предшественников.

В русской философии Спинозу высоко ценил В. Соловьёв, полемизировавший с неокантианцем А. Введенским, который писал об «атеизме Спинозы». Соловьев рассматривал учение Спинозы как философию всеединства, во многом предвосхитившую его собственную религиозную философию. Л. Шестов видел в рационализме и объективизме Спинозы совершенный образец традиционной философии, порожденной грехопадением и выражающей порабощение человека отвлеченными истинами.

«Богословско-политический трактат» Спинозы оказал большое влияние на деистов 17–18 вв. и стал таким образом одним из косвенных источников современного светского антисемитизма. Рационалистическая трактовка Спинозой библейского повествования, отрицание идеи избранного народа, боговдохновенного пророчества и чуда были использованы деистами в их критике христианства и его еврейских источников. Хотя Спиноза не принял христианства, в своем трактате он явно отдавал предпочтение универсалистской проповеди Иисуса перед партикуляризмом еврейской религии. В произведениях еврейских мыслителей 18–19 вв. содержится скрытая или открытая полемика со взглядами Спинозы, наряду с принятием некоторых его идей (см., например, М. Мендельсон). Ш. Д. Луццатто усматривал в учении Спинозы полную противоположность иудаизму, так как последний отрицал творение, провидение, библейское откровение, свободу воли и мораль (см. выше), основанную на чувстве и милосердии. Отрицательное отношение к идеям Спинозы разделяли и еврейские мыслители, далекие от ортодоксии, например, Г. Коген, который в конце жизни считал пантеизм Спинозы чистым язычеством, противоположностью еврейского монотеизма. Некоторые сторонники Хаскалы проводили параллель между бунтом Спинозы против раввинской ортодоксии и собственной просветительской деятельностью. В их глазах Спиноза был подлинным «наставником колеблющихся» нового времени (А. Крохмаль /см. Н. Крохмаль/; Ш. Рубин, 1823–1913). Израильский критик и ученый Э. Швейд в книге «Ха-иехуди ха-бодед ве-яхадут» («Одинокий еврей и еврейство», 1974) утверждал, что Спиноза, сознательно противопоставивший себя еврейству, не может считаться представителем еврейской философии, несмотря на несомненное влияние еврейских источников на его творчество. Другие авторы (например, Женевьева Брикман в книге «О еврействе Спинозы», 1994) настаивают на том, что в самых критических высказываниях в адрес еврейства Спиноза оставался еврейским мыслителем. Еврейским корням философии Спинозы посвящены работы Л. Рота «Спиноза, Декарт и Маймонид» (1924) и «Спиноза» (1929), Л. Штрауса «Критика религии у Спинозы как основа его библейских исследований» (1930), а также двухтомное исследование Г. О. Вольфсона «Философия Спинозы» (1934).

Некоторые еврейские мыслители считали Спинозу первым евреем, придерживавшимся светских, национальных и даже сионистских воззрений (Спиноза писал о возможности восстановления еврейского государства в Эрец-Исраэль). Н. Соколов призывал к отмене херема, некогда наложенного на Спинозу; его мнение разделяли И. Г. Клаузнер и Д. Бен-Гурион. В 1977 г. в Иерусалиме состоялся международный философский конгресс, посвящен. 300-летию со дня смерти Спинозы. При Еврейском университете в Иерусалиме был создан научный центр по изучению философии Спинозы. В современной философии интерес к Спинозе не ослабевает: ему посвящены исследования английского философа С. Хэмпшира («Спиноза», Хармондсуэрт, 1951), израильских философов Ш. Пинеса («“Богословско-политический трактат” Спинозы, Маймонид и Кант», Иер., 1968) и Й. Йовела (родился в 1935 г.; «Спиноза ве-кофрим ахерим» — «Спиноза и другие еретики», Т.-А., 1989) и других.

Бенедикт Спиноза, биография, история жизни, факты.

С портрета на нас смотрит мечтательный юноша с восточными чертами  лица. Его аскетизму позавидовал бы любой монах, а начитанности в священных книгах – ученый раввин. Барух-Бенедикт Спиноза принадлежал иудаизму и христианству, однако и те и другие отвергли его, не приняв революционности идей. Пытаясь дать вселенной разумное обоснование, он придумывал невероятные вещи. Направление его мысли не получило развития, однако философию Нового времени невозможно представить без оригинальных конструктов Бенедикта Спинозы.

Беженцы из Португалии

Новое время для евреев-сефардов началось с усиления деятельности инквизиции. Движение Реформации вызвало ответную реакцию католической церкви, которая принялась подчищать еретиков без всякого разбора. В отличие от внутри-христианских ересей, иудеи еще с римских времен пользовались свободой вероисповедания. Однако теперь все изменилось. Семья Спинозы бежит от инквизиции из Португалии в веротерпимую Голландию. Здесь родился Барух 24 ноября 1632 года четвертым ребенком от второго брака. Мальчик рано потерял мать, умершую в 1638 году от туберкулеза.

Отец Михаэль позаботился дать сыну приличное еврейское образование. В религиозной школе «Эц Хаим» Барух изучает не только иврит, Тору и Талмуд, но и знакомится с каббалистической мудростью. Как губка впитал живой ум мальчика лучшие идеи средневековой схоластики. Ему недостаточно читать и говорить на нидерландском, испанском и португальском языках. Изучив иврит, Барух осваивает латынь, итальянский и французский.

Помимо Маймонида, юноша знакомится с трудами Хасдая Крескаса и Авраама ибн Эзры, Авраама Когена Эрреры и Иегуды Абарбанеля, Аверроэса, Авиценны и аль-Фараби. Весь этот «самиздат» противоречил догмам католичества и иудаизма, но образованные люди читали для расширения кругозора и такую литературу. Не было и речи, чтобы проповедовать взгляды Хасдая Крескаса, который утверждал, что материя вечна, а творение было необходимо только для упорядочения этой материи. Следует напомнить, что по представлениям христиан и евреев Бог сотворил мир из пустоты.

Период безмятежной юности закончился в 1654 году, когда умер Михаэль Спиноза. Он завещал все деньги сыну Баруху. Эти монеты дали бы юноше независимость и возможность предаться наукам, но сводная сестра Ребекка подала иск, претендуя на часть наследства. Молодой Спиноза нанял лучших адвокатов и оспорил иск, после чего сообщил сестре, что она может забрать все себе, за исключением кровати с балдахином, которая нравилась ему самому. Со времен Сократа нищета лишь украшает философа, и Барух решил повторить жизненный путь великого мудреца. Любимую кровать пришлось разместить в жилище бывшего иезуита Афиниуса ван ден Энде.

Отлучение от веры предков

Еще до переезда в дом ван ден Энде Спинозу отлучают от иудейской общины Амстердама. Напуганные раввины дали понять церковному, то есть, католическому, начальству, что не имеют ничего общего со своим единоплеменником, посмевшим критиковать Библию, которая была общей святыней для иудеев и христиан. Не имея возможности сжечь еретика, как поступила инквизиция с Джордано Бруно, вожди еврейской диаспоры совершили замечательный ритуал отлучения, в котором Барух Спиноза даже не участвовал.

В июле 1656 года в синагоге протрубили в рог, погасили одну за другой свечи, после чего произнесли древнее проклятие: «По произволению ангелов и по приговору святых мы отлучаем, отделяем и придаем осуждению и проклятию Баруха. Да будет он проклят и днем и ночью. Да будет проклят, когда ложится и встает, да будет проклят и при выходе и при входе. Да сотрет Адонай имя его под небом и да предаст его злу, отделив от всех колен Израилевых, со всеми небесными проклятиями, написанными в книге законов. Никто не должен говорить с ним ни устно, ни письменно, ни оказывать ему какие-либо услуги и проживать с ним под одной       крышей, и стоять от него ближе, чем на четыре локтя, ни читать ничего, им составленного или написанного».

Многое из того, что написал этот оригинальный философ, пока не находит подтверждения в научном мире, однако такая «рекомендация» не позволяет нам забыть о нем до сих пор. Изгнанный из иудаизма и освобожденный от беремени отцовского наследства, Барух берет себе новое имя – Бенедикт, которое так же, как и прежнее имя, означает «благословенный». С этим именем он и вошел в историю философии.

Amor dei intellectualis

В усадьбе ван ден Энде располагалась частная школа, где Спиноза работал преподавателем, одновременно совершенствуя свои знания в древних языках и математике. Бывший иезуит, поэт и драматург Афиниус ван ден Энде знакомит Баруха с современной философией, в том числе с Декартом. Механистический принцип устройства космоса очень понравился Спинозе. Ему вообще нравилось все, что имело разумное объяснение. Читая Джордано Бруно, он проигнорировал оккультные рассуждения итальянского мыслителя, но принял идею о бесконечной пантеистической вселенной. В жаркой печи его разума геометрия и теология переплелись в изумительный по красоте узор причин и следствий, объясняющий ход событий в истории мироздания.

Европа XVII века вскипала от вольнодумства. Реформация породила множество сект, которые так любил посещать Спиноза. Он сам создает вокруг себя нечто вроде секты, где проповедует пантеизм и геометрические принципы мироздания. Даже для веротерпимой Голландии это было слишком. Раввины Амстердама доносят на отлученного соплеменника властям, требуя изгнания его из города. Спиноза перебирается в деревеньку Рейнсбург неподалеку от Лейдена, где пишет «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума», «Основы философии Декарта» и «Этику». Его имя уже известно в кругах теологов и философов. Член Лондонского королевского научного общества Генри Ольденбург посещает его здесь, несмотря на предостережение коллег.

После закрытия школы ван ден Энде философ снимает дешевые комнаты в различных городах Голландии, зарабатывая шлифовкой линз. По всей видимости, это ремесло он освоил еще до учительства в частной школе. Он отказывается занять кафедру философии в Гейдельбергском университете, предпочитая свободу. Доход от шлифовки и редкие издания его сочинений составляли сущие гроши, которых едва хватало на оплату жилья и скромное питание. Но Спинозу это не беспокоит. Он готов на любые жертвы ради интеллектуальной любви к Богу (amor dei intellectualis).

Поздние сочинения Спинозы написаны на латинском. Он словно стремится закрыться от простого читателя нагромождением формул и геометрических построений. Круг его знакомых все больше сужается, но среди них – Христиан Гюйгенс, Эренфрид фон Чингаус, Готфрид Лейбниц и уже упомянутый Генри Ольденбург. Робкая влюбленность в дочь Афиниуса ван ден Энде была единственной попыткой философа обрести семейное счастье. Он как будто предвидит краткость отпущенной ему жизни. Капитальный труд «Этика» Спиноза заканчивает до падения своего покровителя картезианца Яна де Витта, но опубликовать его не решается. Возможно, этот факт позволил философу умереть в своей постели, но тучи уже сгустились. После анонимно опубликованного «Теолого-политического трактата» о нем пошла слава безбожника.

Мыслящая материя Спинозы

Со времен Аристотеля сущность европейской философии составляет три темы исследования – косная материя, Бог и человек. Различные направления по-своему объясняли их взаимодействие, соотношение и свойства. Рене Декарт создал оригинальную модель мира, который живет по законам, запущенным некогда Богом. Так часовщик заводит часы, после чего уходит, предоставляя заведенный механизм самому себе. Совершенно очевиден дуализм Бога и сотворенной им вселенной. Они принадлежат к разным материальным субстанциям. Так же и человек, в котором косная материя управляется душой, или мыслящей субстанцией.

Спиноза принимает механический принцип, но не может согласиться с дуалистичностью материи Декарта. По всей видимости, она не могла объяснить всей полноты бытия, которую пытался охватить своим разумом бывший ученик еврейской школы. Его капитальный труд «Этика» включает теологические рассуждения, моральные принципы и все нагромождение законов материального мира. Познающая и непрестанно развивающаяся субстанция мира едина. Бог – уже не творец, но часть мироздания, точнее, признак (атрибут) этого мира. Таким образом, вселенная является единой, вечной и бесконечной субстанцией, имеющей атрибуты протяженности, то есть присутствия ее в пространстве и времени, и мышления.

Перед нами природа, которая изучает себя самое в различных своих проявлениях. Это саморазвитие мыслящей субстанции и есть ее божественность. Человек – часть эксперимента природы, поставленной ею над самое собой. В нем собран не только весь опыт предыдущих экспериментов, но и создан сложнейший механизм восприятия окружающей действительности. В человеке природа осмысленно познает самое себя.

Фантомный философ

Спиноза сделал все, чтобы круг его читателей был максимально узким. Его неудобочитаемые конструкции были понятны только специалистам. После его смерти Спинозу надолго забыли, неожиданно вспомнив лишь в конце XIX века. Идеей мыслящей материи заинтересовались эволюционисты и неортодоксальные физики. Мир стоял на пороге открытия релятивистского принципа и квантовой теории в физике. Волна и частица оказались различными свойствами единой материальной субстанции. Это не значит, что Спинозу стали читать больше, но его имя было у всех на слуху. Знаменитый Остап Бендер назвал трех философов в разговоре с Шурой Балагановым, и один из них – Спиноза.

В Голландии в честь Спинозы названа престижная научная премия, а в Гааге и Амстердаме поставлены ему памятники. Его творчество исследуется и комментируется; ему посвящают свои труды современные мыслители. В современной фантастической литературе его идея о мыслящей материи неожиданно нашла свое воплощение в повести Станислава Лема «Солярис». Возможно, будущие поколения научатся понимать Бенедикта Спинозу лучше, чем мы, увидев в себе мыслящий океан, самодостаточный и бесконечный.

Бенедикт Спиноза - автор, фото, факты из биографии, события на listim.com

Родители Спинозы были еврейскими эмигрантами, переселившимися из Португалии, и он был воспитан в духе ортодоксального иудаизма.

Однако в 1656, после конфликта с городскими властями Спиноза был подвергнут «великому отлучению» еврейской общиной за еретические взгляды (в основном касавшиеся христианства – община опасалась ухудшения отношений с властями), а в 1660 был вынужден покинуть Амстердам и перебрался на несколько лет в деревушку Рейнсбург близ Лейдена, где продолжал поддерживать связи с кружком коллегиантов – религиозного братства, позднее объединившегося с меннонитами. Из Рейнсбурга он переселился в Ворбург – селение вблизи Гааги, а с 1670 до своей смерти 21 февраля 1677 жил в самой Гааге.

Спиноза зарабатывал на жизнь изготовлением и шлифовкой линз для очков, микроскопов и телескопов, а также частными уроками; в последующие годы его доход пополнялся скромной пенсией, которая выплачивалась двумя знатными покровителями. Благодаря этому он вел независимый образ жизни и мог позволить себе занятия философией и переписку с ведущими учеными того времени.

В 1673 ему было предложено место профессора на кафедре философии в Гейдельбергском университете, однако Спиноза отказался от предложения, сославшись на враждебное отношение к нему со стороны официальной церкви.

Главными его произведениями являются Богословско-политический трактат (Tractatus Theologico-Politicus), опубликованный анонимно в Амстердаме в 1670, и Этика (Ethica), начатая в 1663 и законченная в 1675, но изданная только в 1677 на латинском языке в книге Посмертные произведения (Opera Posthuma) вместе с незаконченными трактатами о научном методе (Трактат об усовершенствовании разума, Tractatus de Emendatiae Intellectus), о политической теории (Tractatus Politicus), грамматикой древнееврейского языка (Compendium Grammatices Linguae Hebraeae) и письмами.

Единственной книгой, изданной при жизни Спинозы и под его именем, был труд Начала философии Рене Декарта, части I и II, доказанные геометрическим способом (Renati des Cartes Principiorum Philosophiae Pars I et II, More Geometrico Demonstratae, per Benedictum de Spinoza, 1663).

Бенедикт Спиноза – биография, книги, отзывы, цитаты

Бенедикт Спиноза — великий нидерландский философ-рационалист, натуралист, один из главных представителей философии Нового времени. Говорил на португальском, испанском, нидерландском и немного французском и итальянском языках, владел литературным ивритом.

Имя при рождении — Барух де Спиноза. Из семьи евреев-сефардов, чьи предки после изгнания из Португалии осели в Амстердаме. Отец вел преуспевающую семейную фирму по торговле южными фруктами. Барух посещал начальную религиозную школу «Эц Хаим», где изучал иврит, Тору с комментариями Раши, Талмуд, а также основы еврейского богословия и риторики. Там он познакомился с трудами Аверроэса и Аристотеля в средневековой интерпретации Маймонида,…

Бенедикт Спиноза — великий нидерландский философ-рационалист, натуралист, один из главных представителей философии Нового времени. Говорил на португальском, испанском, нидерландском и немного французском и итальянском языках, владел литературным ивритом.

Имя при рождении — Барух де Спиноза. Из семьи евреев-сефардов, чьи предки после изгнания из Португалии осели в Амстердаме. Отец вел преуспевающую семейную фирму по торговле южными фруктами. Барух посещал начальную религиозную школу «Эц Хаим», где изучал иврит, Тору с комментариями Раши, Талмуд, а также основы еврейского богословия и риторики. Там он познакомился с трудами Аверроэса и Аристотеля в средневековой интерпретации Маймонида, брал уроки латыни. Его учителями были раввины философ-каббалист Исаак Абоаб-да-Фонсека, Менаше бен Исраэль и Саул Мортера.

После смерти отца Барух и его брат Габриэль перенимают управление фирмой. Высказывания Спинозой «неортодоксальных» взглядов, его сближение с сектантами (коллегианты, течение в протестантизме) и фактический отход от иудаизма вскоре приводят к обвинению в ереси и исключению из еврейской общины (херем 1656). Спиноза принимает имя Бенедикт (уменьшительное Бенто), продаёт свою долю в фирме брату и уезжает в пригород Амстердама Оверкерк. Однако вскоре возвращается и поступает учеником в частный колледж экс-иезуита «весёлого доктора» ван ден Эндена, где совершенствует латынь, учит греческий, философию, естественные науки, обучается рисованию и шлифовке оптических стёкол. Здесь же знакомится с трудами Рене Декарта (1596—1650), что расширит горизонт его творческой деятельности, но не повлияет на его «истинную веру» (как он высказывается о философских взглядах). Хотя Декарт и жил в Амстердаме длительное время, но, по-видимому, он и Спиноза никогда не встречались — Спиноза был тогда ещё слишком молод.

В 1660 Амстердамская синагога официально просит муниципальные власти осудить Спинозу как «угрозу благочестию и морали», и последний вынужден покинуть Амстердам, поселившись в Рейнсбурге. Шлифовка линз даёт ему доход, достаточный для жизни. Здесь он пишет «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума», бо́льшую часть «Основ философии Декарта» и первую книгу «Этики». Время от времени к нему наведываются студенты из близлежащего Лейдена. В 1661 его посещает один из председателей Лондонского королевского научного общества Генрих Ольденбург, переписка с которым длится затем многие годы.

В июне 1663 Спиноза переезжает в Ворбюрг, близ Гааги, где знакомится с физиком и математиком Христианом Гюйгенсом, филологом Воссиусом. В 1664 публикует в Гааге «Основы философии Декарта» (единственное сочинение, изданное под собственным именем Спинозы при его жизни) вместе с «Метафизическими размышлениями». Опубликованный анонимно в Амстердаме «Теолого-политический трактат» (1670) создаёт прочное мнение о Спинозе как атеисте. От серьёзных преследований Спинозу спасало то, что во главе государства стояли братья де Витт, благосклонно относившиеся к философу. Параллельно с трактатом он пишет «Еврейскую грамматику».

В мае 1670 Спиноза переезжает в Гаагу, где остается вплоть до своей смерти. В 1673 Спиноза отказывается от приглашения пфальцского курфюрста занять кафедру философии в Гейдельбергском университете, аргументируя это боязнью потерять свободу в высказывании мыслей. В 1675 он заканчивает «Этику» — труд, который в систематизированной форме содержит все основные положения его философии, но после того как в 1672 братья де Витт «потеряли власть» (были убиты в результате государственного переворота), он не решается опубликовать его, хотя рукописные копии ходят в кругу ближайших друзей. В 1675 Спиноза знакомится с немецким математиком Э. В. фон Чирнгаусом, а в 1676 остановившийся в Гааге Г. В. Лейбниц несколько раз посетил Спинозу, и в своей переписке Лейбниц впоследствии поспешил проявить крайнюю степень негативного отношения к иудеям, насмехаясь над ярко выраженной иудейской внешностью Спинозы.

В воскресенье 21 февраля 1677 Спиноза умирает от туберкулёза (болезнь, которой он страдал в течение 20 лет, невольно усугубляя её вдыханием пыли при шлифовке оптических линз, курением — табак считался тогда лечебным средством), ему было всего 44 года. Тело предварительно хоронится 25 февраля и вскоре подвергается перезахоронению в общей могиле. Делается опись имущества (которое включает 161 книгу) и оно распродаётся, часть документов (в том числе, и часть переписки) уничтожается. Произведения Спинозы, в соответствии с его желанием, в том же году публикуются в Амстердаме Rieuwertsz с предисловием Еллеса без обозначения места издания и имени автора под названием B. d. S. Opera Posthuma (на латинском языке), в 1678 — в нидерландском переводе (Nagelate Schriften). В том же 1678 году все произведения Спинозы запрещаются.

Бенедикт де Спиноза | Биография, этика и факты

Бенедикт де Спиноза , еврейское имя Барух, Латинское имя Бенедикт, португальский Бенто де Эспиноса , (родился 24 ноября 1632 года, Амстердам - ​​умер 21 февраля 1677 года, Гаага), голландский еврейский философ, один выдающихся представителей рационализма 17-го века и одной из первых и основополагающих фигур Просвещения. Его шедевр - трактат Этика (1677).

Ранние годы и карьера

Португальские родители Спинозы были среди многих евреев, которые были насильно обращены в христианство, но продолжали тайно исповедовать иудаизм ( см. Marranos). После ареста, пыток и осуждения инквизицией в Португалии они бежали в Амстердам, где отец Спинозы, Майкл, стал крупным купцом и в конечном итоге стал одним из директоров городской синагоги. Мать Спинозы, Ханна, умерла в 1638 году, незадолго до его шестого дня рождения.

Еврейская община Амстердама была уникальной для своего времени. Первоначально в нее входили люди, выросшие в Испании, Португалии, Франции или Италии как христиане и бежавшие в Амстердам, чтобы избежать преследований и свободно исповедовать религию своих предков. Голландские власти проявили терпимость к сообществу при условии, что оно не станет причиной скандала и не позволит кому-либо из его членов предъявить обвинения.

Община создала множество социальных и образовательных учреждений, в том числе мужскую школу Талмуд-Тора, основанную в 1638 году.Студентов там обучали взрослые мужчины, многие из которых до своего прибытия в Амстердам прошли обучение в римско-католических школах. Они учили молодых людей более или менее тому, чему они научились сами, но также добавляли инструкции по различным еврейским предметам, хотя неясно, сколько традиционного иудаизма было включено в учебную программу. Будучи учеником этой школы, молодой Барух Спиноза, вероятно, выучил иврит и изучил некоторые еврейские философии, в том числе философию Моисея Маймонида.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Когда ему было 18 или 19 лет, Спиноза и его брат занялись торговлей тропическими фруктами. В своем киоске на главном канале в Амстердаме Спиноза познакомился с другими молодыми бизнесменами разного религиозного происхождения, некоторые из которых стали его друзьями на всю жизнь.

Есть некоторые свидетельства того, что Спиноза начал привлекать внимание как потенциальный еретик, когда ему было чуть больше 20 лет. После того, как он и двое других молодых людей начали вести занятия в субботней школе, всем троим были предъявлены обвинения в несоблюдении правил поведения, хотя в случае Спинозы протокол расследования не сохранился.Двое других мужчин были обвинены в том, что вызывают у своих студентов сомнения в исторической точности Библии и в том, могут ли существовать другие рассказы о человеческой истории с равным или даже лучшим заявлением о правде.

В 1655 году в Амстердаме появилась книга французского придворного Исаака Ла Пейрера под названием Prae-Adamitae (лат. «Люди до Адама»). Он ставил под сомнение точность Библии и настаивал на том, что распространение людей по всем частям земного шара подразумевает, что люди должны были существовать до Адама и Евы.Ла Пейрер пришел к выводу, что Библия - это история евреев, а не история человечества. Хотя неизвестно, встречался ли Спиноза в то время с Ла Пейрером, один из учителей Спинозы, Менассех бен Исраэль, был знаком с Ла Пейрером и даже вызвал его на дебаты в 1655 году (Менассия также написал опровержение этой работы, которое было никогда не печатался.) Prae-Adamitae вскоре был осужден в Нидерландах и других странах, и его стали рассматривать как одну из самых опасных ересей в печати.Спиноза владел копией этого произведения, и многие идеи Ла Пейрера о Библии позже появились в трудах Спинозы.

Отлучение

Ереси Ла Пейрера вполне могли стать отправной точкой для разлада Спинозы с синагогой в Амстердаме. Летом 1656 г. он был официально отлучен от церкви. На него была наложена серия ужасных проклятий, и членам синагоги было запрещено иметь с ним какие-либо отношения, читать все, что он написал, или слушать все, что он говорил.Заявление об отлучении, или герем (на иврите: «анафема»), читается как дикая атака, предполагая, что Спинозу очень ненавидели и презирали. В конце 20-го века было обнаружено, что в законе херем , вынесенном против Спинозы, использовалась формулировка, данная еврейской общине Амстердама венецианской еврейской общиной в 1617 году и предназначавшаяся специально для еретиков.

Несмотря на суровость отлучения, очевидно, что оно было предпринято с некоторой неохотой.Согласно более позднему рассказу Спинозы, община предложила отменить его и даже выплатить ему пенсию, если он согласится явиться на богослужения в честь праздников и молчать, пока он там будет. Спиноза явно отказался. Через некоторое время после отлучения он изменил свое имя с еврейского Барух на латинское Бенедикт, что означает «благословенный». Несмотря на то, что он был формально исключен из еврейской общины, он, кажется, поддерживал контакты с некоторыми членами, даже принимая участие в еврейской богословской дискуссионной группе в конце 1650-х годов.

До сих пор ведется много споров о том, почему Спинозу отлучили от церкви. Многие ученые, естественно, пытались найти объяснение в религиозных взглядах Спинозы. Тем не менее, они редко принимали во внимание тот факт, что еврейская община в Амстердаме имела очень широкий кругозор и что ее социальные и политические лидеры ( парнасим ) были бизнесменами, а не раввинами. Хотя синагога Амстердама отлучила от церкви более 280 человек за первое столетие своего существования, большинство дел касалось соблюдения правил и положений (например,g., уплата взносов и выполнение брачных договоров), и лишь немногие были связаны с ересью. Более того, хотя раввины могли рекомендовать отлучение от церкви, только парнасим мог его выполнить. В случае Спинозы вполне правдоподобно предположить, что парнас очень неохотно отлучил бы от церкви сына недавно умершего парнас (Майкл Спиноза умер в 1654 году) по идеологическим причинам.

Американский ученый Стивен Надлер утверждал, что отлучение Спинозы было результатом его отрицания бессмертия души.Но Спиноза ничего не писал по этому поводу и не обсуждал этот вопрос напрямую в своей более поздней философии. Только косвенно ясно, что он не верил в индивидуальное бессмертие. Другие ученые пытались сделать приверженность Спинозы философии Рене Декарта центральной проблемой, но неясно, изучал ли Спиноза к тому времени Декарта; в любом случае маловероятно, что parnassim был бы сильно мотивирован взглядами молодого человека на картезианство.Другая возможность состоит в том, что Спиноза был отлучен от церкви из-за его взглядов на толкование Библии и истинность библейских утверждений.

В конечном итоге, однако, его отлучение могло быть больше связано с изложением, а не с содержанием его убеждений. Как предполагают некоторые строго сформулированные разделы Tractatus Theologico-Politicus (опубликовано анонимно в 1670 году), Спиноза, возможно, был агрессивно противен в своей критике устоявшейся религии и нечувствителен к страданиям, которым подвергались старшие марраны в сообществе ( см. ниже Tractatus Theologico-Politicus ).

Хотя херем запрещал евреям читать сочинения Спинозы, нет никаких свидетельств того, что он писал что-либо, кроме коммерческих документов до того времени. Соответственно, многие ученые постулировали существование утерянных еретических книг. Однако более вероятно, что Спиноза в это время все еще разрабатывал свои собственные доктрины. Об этом свидетельствует отчет монаха-августинца из богословской дискуссионной группы, которую посещал Спиноза в Амстердаме.Он сообщил, что Спиноза и его товарищ отлученный от церкви Хуан де Прадо считали, что Бог существует, но только «философски». В этом утверждении содержатся зачатки теории, которую вскоре должен был разработать Спиноза.

Биография Спинозы

Барух Спиноза родился в 1632 году в Амстердаме в скромной еврейской семье и стал одной из ключевых фигур голландского и европейского Просвещения семнадцатого века.

В молодости он считался выдающимся исследователем Талмуда и многообещающим религиоведом.Но вскоре он оказался вне ортодоксальной традиции из-за своих радикальных и неортодоксальных взглядов. Влияние новой ориентации, вдохновленной философскими трудами Рене Декарта и Фрэнсиса Бэкона, среди других, можно было увидеть в очень молодом возрасте. В 1656 году раввины Амстердама отлучили Спинозу от церкви. Он прожил остаток своей жизни точильщиком линз, когда писал анонимно опубликованные философские трактаты и тайно обменивался письмами со многими философски настроенными светилами европейского Просвещения.

Глубоко обеспокоенный политическим будущим Амстердама и Европы, он опубликовал в 1670 году «Теолого-политический трактат », который, среди прочего, был предназначен для поддержки светского и конституционного режима Яна де Витта, большого пенсионного фонда. Нидерланды. В том же году он бежал в Гаагу, опасаясь преследований со стороны репрессивной фракции во главе с принцем Оранским. Его имя стало эпитетом в войне, разразившейся между сторонниками де Витта и принца; Теолого-политический трактат , по словам последователей принца, «выкован в аду евреем-ренегатом и дьяволом и выпущен с ведома Яна де Витта.Когда братья де Витт были убиты в 1672 году фракцией оранжевых, Спиноза считал, что его жизнь находится в большой опасности. Тем не менее он продолжал тесно сотрудничать с голландским математиком и ученым Христианом Гюйгенсом, опубликовавшим основные исследования в области механики, оптики, астрономии и теории вероятностей. Спиноза умер в относительном мире в 1677 году и был похоронен в Гааге.

Учитывая широко распространенную цензуру и преследования философов и ученых в семнадцатом веке, Спиноза проявлял большую осторожность при публикации своих неортодоксальных сочинений, подписывая многие свои работы и письма латинским словом «caute», что означает «осторожность».Единственная работа, которая была опубликована от его имени при его жизни, - это «Принципы картезианской философии » (1663 г.), которые послужили подготовительной работой для многих метафизических взглядов в его «Этика ».

Однако, вместо того, чтобы быть представленным в условно сдержанной манере, работа Спинозы, казалось, была призвана спровоцировать споры в Амстердаме и за его пределами. Его учение о божественном, о психологической основе пророчества и о пределах религиозного авторитета явно бросало вызов утверждениям ортодоксии.Спиноза защищал философскую жизнь от религиозных преследований и выступал за новый, либеральный, демократический режим, поддерживающий эту жизнь.

Радикально демократическое и либеральное учение Спинозы стало символом растущего философского мировоззрения, которое стало пробным камнем в пламенных религиозных и политических спорах, бушующих по всей Европе. Спустя столетие после его смерти эпитет «спинозизм» возник как обвинение против тех, кто открыто исповедовал атеизм, материалистическую метафизику и защитник политического либерализма.

Хотя в свое время Спиноза часто подвергался преследованиям как атеист, его труды сыграли важную роль в формировании философии, теологии и политики будущих столетий. Гегель, например, заявлял своим современникам: «Вы либо спинозист, либо вовсе не философ». Ранние политические сионисты часто ссылались на Спинозу, который поддерживал политическую самостоятельность евреев. Его мысль остается вехой в истории либерального конституционализма, поскольку она обеспечивает одну из самых ясных и убедительных защит свободы слова, демократии и достоинства философской жизни.

Для дальнейшего чтения биографий см. Также:

Роджер Скратон, Спиноза: очень краткое введение , Нью-Йорк: 2002.

Спиноза: Жизнь (9780521002936): Надлер, Стивен: Книги

«Прочитав эту книгу, можно многое узнать о человеке и его времени, а также кое-что о его философских и политических теориях. Надлер в первую очередь политолог, и он хорошо справляется со связью идей Спинозы с политикой и культурой. среда, в которой он жил.Эта книга ясно написана и демонстрирует впечатляющую ученость .... Настоятельно рекомендуется для библиотек школ, изучающих философию или политологию. "Выбор

" Ученые сочтут эту работу достаточно строгой для них, но она также была написана с общим читатель в виду. Спиноза (1832-77) - общеизвестно трудный мыслитель, однако Надлер дал нам не только столь подробную картину жизни Спинозы, какую мы, вероятно, увидим, на основе лучших последних исследований, но и анализ идей Спинозы, которые неспециалист сочтут понятным и провокационным."Леон Х. Броуди, Библиотечный журнал

" С красноречивой трезвостью и сдержанностью эта биография голландско-еврейского мыслителя, которого Бертран Рассел назвал "самым милым из философов", передает большую часть утонченного духа своего предмета ... Спиноза, так часто святой или демонизируемый, наконец получает прекрасную, размеренную биографию ». Киркус Отзывы

« Биография Надлера превосходна, лучшее, что я знаю ... Он помещает выдающегося человека с удивительно натуралистическими идеями на исторический фон и в дискуссию. как со современниками, так и с читателем."Вим Клевер, заслуженный профессор Роттердамского университета

" Богатая и яркая биография одного из самых интригующих мыслителей философии. Надлер ловко соединяет воедино детали жизни и мысли Спинозы, прослеживая его переход от сефардской общины его юности к произведениям его зрелости. В результате получилась исключительная книга, в высшей степени удобочитаемая и основанная на лучших последних научных исследованиях. "Дональд Резерфорд, Университет Эмори,

" Спиноза Надлера: жизнь - великолепное достижение, которое в обозримом будущем будет служить "стандартной" биографией.В нем Спиноза представлен в богато детализированном контексте, который делает все его работы более понятными, чем когда-либо ». Патрик Райли, The Boston Book Review

« Стивен Надлер ... но краткий анализ религиозных и политических противоречий его времени и ясное изложение основных аспектов его мысли. Г-н Надлер эффективно бросает вызов сентиментальному мифу о том, что Спиноза был кротким и мягким, отстраненным от потустороннего мира затворником."Уильям Ф. Гэвин, Washington Times

" Стивен Надлер ... теперь превосходно заполнил этот пробел своей дотошной, размеренной и хорошо читаемой книгой "Спиноза: жизнь". Энтони Готлиб, New York Times Book Review

"[Надлер] оказал большую услугу, проанализировав груды исторических данных об известном философе, чьи идеи до сих пор вызывают серьезные споры. "Дэвид Р. Розенфилд, доктор медицины, Jewish Herald Voice

" ... Надлер сосредотачивается на Спинозе. человек. он предоставляет нам тщательное, увлекательное и контекстуализированное исследование жизни, о которой много упоминали и много мифологизировали, но которая до сих пор ускользала от такого систематического научного исследования."Еврейский квартал"

Полная биография Спинозы основана на подробных архивных исследованиях.

Спиноза, Бенедикт Де | Интернет-энциклопедия философии

Бенедикт де Спиноза был одним из самых важных посткартезианских философов, процветавших во второй половине 17 века. Он внес значительный вклад практически во все области философии, и его труды раскрывают влияние таких расходящихся источников, как стоицизм, еврейский рационализм, Макиавелли, Гоббс, Декарт и множество неортодоксальных религиозных мыслителей его времени.По этой причине его трудно классифицировать, хотя его обычно считают вместе с Декартом и Лейбницем одним из трех основных рационалистов. Учитывая девальвацию Спинозой чувственного восприятия как средства познания, его описание чисто интеллектуальной формы познания и его идеализацию геометрии как модели философии, такая категоризация справедлива. Но это не должно закрывать нам глаза ни в эклектике его занятий, ни в поразительной оригинальности его мысли.

Среди философов Спиноза наиболее известен своей монументальной работой Ethics , которая представляет этическое видение, разворачивающееся из монистической метафизики, в которой отождествляются Бог и Природа.Бог больше не трансцендентный создатель вселенной, который управляет ею через провидение, но сама Природа, понимаемая как бесконечная, необходимая и полностью детерминированная система, частью которой являются люди. Люди обретают счастье только через рациональное понимание этой системы и своего места в ней. Из-за этой и многих других провокационных позиций, которые он защищает, Спиноза остается фигурой чрезвычайно противоречивой. Для многих он является предвестником просвещенной современности, который призывает нас жить, руководствуясь разумом.Для других он враг традиций, которые поддерживают нас, и отрицатель того, что внутри нас благородно. После обзора жизни и творчества Спинозы в этой статье исследуются основные темы его философии, прежде всего в том виде, в каком они изложены в Этике .

Содержание

  1. Жизнь и дела
  2. Геометрический метод и этика
  3. Метафизика
    1. Substance Monism
      1. Определения
      2. Предварительные предложения
      3. Демонстрация субстанциального монизма
    2. Модальная система
      1. Natura naturans и Natura naturata
      2. Два типа режима
      3. Причинный детерминизм
      4. Причинный параллелизм
  4. Разум и познание
    1. Разум как идея тела
    2. Воображение
      1. Чувственное восприятие
    3. Неадекватные идеи
    4. Адекватные идеи
    5. Три вида знаний
  5. Психология
    1. Отказ от воли
    2. Принцип Conatus Принцип
    3. Аффекты
    4. Бондаж
  6. Этика
    1. Свобода от страстей
    2. Conatus и руководство разума
    3. Познание Бога как высшего блага
    4. Интеллектуальная любовь к Богу и человеческое блаженство
    5. Вечность разума
    6. Заключение
  7. Ссылки и дополнительная литература
    1. Тексты и переводы Спинозы
    2. Общие исследования, подходящие для введения
    3. Более углубленные и специализированные исследования
    4. Собрание сочинений о Спинозе

1.Жизнь и творчество

Спиноза появился на свет евреем. Родился в 1632 году, он был сыном родителей Маррано. Они эмигрировали в Амстердам из Португалии, чтобы избежать инквизиции, распространившейся по Пиренейскому полуострову, и жить в относительно терпимой атмосфере Голландии. Отец Спинозы, Майкл, был успешным торговцем и уважаемым членом общества. Его мать, Ханна, вторая из трех жен Майкла, умерла в 1638 году, незадолго до того, как Спинозе исполнилось шесть лет.

Молодой Спиноза, получивший имя Барух, получил образование в академии своей общины, школе Талмуд Тора.Там он получил образование, которое община сочла необходимым, чтобы стать образованным евреем. Это в основном состояло из изучения религии, в том числе обучения ивриту, литургии, Торы, пророческих писаний и раввинских комментариев. Хотя Спиноза, без сомнения, преуспел в этом, он не перешел на более высокие уровни изучения, которые были сосредоточены на Талмуде и обычно выполнялись теми, кто готовился к раввинату. По желанию или по необходимости Спиноза оставил школу, чтобы работать в отцовском бизнесе, который он в конечном итоге перенял вместе со своим сводным братом Габриэлем.

Еврейская община в Амстердаме ни в коем случае не была закрытой, но коммерческая деятельность Спинозы познакомила его с более разнообразными течениями мысли, чем те, с которыми он до сих пор сталкивался. Что наиболее важно, он вступил в контакт с так называемыми «свободомыслящими» протестантами - инакомыслящими от господствующего кальвинизма, - которые сохраняли живой интерес к широкому кругу богословских вопросов, а также к последним достижениям в философии и науке. Это, естественно, включало работу Декарта, которую многие в Голландии считали наиболее многообещающей из нескольких альтернатив схоластике, появившихся в последние десятилетия.Чтобы обсудить свои интересы, эти вольнодумцы организовали небольшие группы, которые они называли колледжами, которые собирались на регулярной основе. Спиноза мог присутствовать на таких собраниях еще в первой половине 1650-х годов, и, скорее всего, именно здесь он впервые познакомился с картезианской мыслью.

Нельзя сказать, что Спиноза перестал добывать ресурсы своей собственной традиции - он погрузился, например, в сочинения таких философски важных фигур, как Маймонид и Герсонид, - но его интеллектуальные горизонты расширялись, и он испытывал беспокойство. это заставило его смотреть дальше.Именно в это время он отдал себя под опеку бывшего иезуита Франциска Ван ден Эндена, который недавно основал латинскую школу в Амстердаме. Ван ден Энден оказался для Спинозы идеальным учителем. Помимо отличной репутации латиниста, он был врачом, который был в курсе всего нового в науке. Он также был известен своим якобы нерелигиозным складом ума и страстным защитником демократических политических идеалов. Можно с уверенностью сказать, что исследования Спинозы с Ван ден Энденом включали в себя не только уроки о том, как отвергать существительные.

Интеллектуальная переориентация Спинозы, однако, дорого обошлась. Его все более неортодоксальные взгляды и, возможно, небрежность в соблюдении еврейского закона обострили его отношения с общиной. Напряжение стало настолько большим, что в 1656 году старейшины синагоги предприняли меры, чтобы отлучить его от церкви. Не сообщая подробностей, приказ об отлучении обвиняет его в «отвратительных ересях» и «чудовищных деяниях». Затем он накладывает на него серию проклятий и запрещает другим общаться с ним, вести с ним дела, читать все, что он может написать, или даже приближаться к нему.Спиноза, возможно, все еще был евреем, но теперь он был изгоем.

Мало что известно о деятельности Спинозы в годы, последовавшие сразу после его отлучения от церкви. Он продолжал учебу у Ван ден Эндена и иногда останавливался в доме своего учителя. Поскольку теперь он не мог заниматься коммерцией, вполне вероятно, что в это время он занялся шлифовкой линз как занятием. Есть также свидетельства того, что он периодически ездил в Лейден, чтобы учиться в университете.Там он получил формальное обучение картезианской философии и познакомился с работами выдающихся голландских картезианцев. В 1661 году он поселился недалеко от Лейдена, в городке Рейнсбург.

Именно в этот период, в конце 1650-х годов, Спиноза начал свою литературную карьеру. Его первая работа, Трактат об исправлении интеллекта , представляет собой попытку сформулировать философский метод, который позволил бы уму формировать ясные и отчетливые идеи, необходимые для его совершенствования.Кроме того, он содержит размышления о различных видах знания, расширенную трактовку определений и подробный анализ природы и причин сомнения. По неизвестным причинам Трактат остался незавершенным, хотя, похоже, Спиноза всегда намеревался завершить его. Вскоре после этого, находясь в Рейнсбурге, Спиноза приступил к работе над своим Кратким трактатом о Боге, человеке и его благополучии . Эта работа, распространенная среди друзей в частном порядке, предвещает многие из тем его зрелой работы, Этика .В частности, он содержит недвусмысленное утверждение самого известного из тезисов Спинозы - тождества Бога и Природы.

Пребывание Спинозы в Рейнсбурге было недолгим. В 1663 году он переехал в город Ворбург, недалеко от Гааги, где поселился в тихой, но занятой жизни. По указанию друзей он немедленно приступил к подготовке к публикации набора уроков, которые он дал студенту в Лейдене по «Принципам философии Декарта» . Результатом стала единственная работа, которую он должен был опубликовать под своим собственным именем, теперь латинизированным до Бенедикта: Принципы философии Рене Декарта, части I и II, продемонстрированные в соответствии с геометрическим методом Бенедиктом де Спиноза из Амстердама г.В качестве условия публикации Спиноза попросил своего друга, Лодевика Мейера, написать предисловие к работе, предупредив читателя, что его цель - только экспозиция и что он не поддерживает все выводы Декарта. Он также приложил небольшой фрагмент, озаглавленный « Метафизические мысли », в котором обрисовал некоторые из своих взглядов. Несмотря на свое восхищение Декартом, Спиноза не хотел, чтобы его считали картезианцем.

Работа Спинозы о Декарте показывает, что он с самого начала интересовался использованием геометрического метода в философии.В дополнение к преобразованию частей Принципов в геометрическую форму, он начал экспериментировать с геометрическими демонстрациями материала, взятого из его собственного Краткого трактата . Именно из этого эксперимента возникла идея полностью геометрического представления его мысли. Он начал работу над этим где-то в начале 1660-х годов, и к 1665 году значительная часть того, что должно было стать Ethics , уже циркулировала в черновой форме среди его друзей в Амстердаме.Хотя к тому времени он уже хорошо разбирался в этом проекте, политический и религиозный климат того времени заставлял Спинозу колебаться в отношении его завершения. Он решил проявить осторожность и приостановил работу над этим, вместо этого обратившись к книге, которая подготовит аудиторию, восприимчивую к Этике. Это был «Теолого-политический трактат » , который он завершил и анонимно опубликовал в 1670 году.

Целью Спинозы в «Богословско-политическом трактате » было доказать, что стабильность и безопасность общества не подрываются, а, скорее, усиливаются свободой мысли, означающей, прежде всего, свободой философствования.Как ясно из текста, он считал, что основная угроза этой свободе исходит от духовенства, которого он обвинял в том, что они играют на страхах и суевериях людей для сохранения власти. Его решение состояло в том, чтобы лишить духовенство всей политической власти, вплоть до передачи власти над религиозной практикой в ​​руки суверена. Суверен, как утверждал Спиноза, должен распространять широкие свободы в этой области, требуя соблюдения не более чем минимального вероучения, нейтрального по отношению к конкурирующим сектам и значения которого можно интерпретировать по-разному.Он надеялся, что это даст философам свободу выполнять свою работу без ограничений сектантства.

Как и следовало ожидать, Богословско-политический трактат был встречен шквалом критики. Он был осужден как порождение зла, а его автор обвинялся в гнусных намерениях при написании этого произведения. Даже некоторые из самых близких друзей Спинозы были глубоко обеспокоены этим. Хотя он усердно пытался избежать этого, Спиноза оказался втянутым в горячие религиозные споры и обременен репутацией атеизма, что ему очень не нравилось.

Последний переезд Спинозы в 1670 году был в Гаагу, где ему предстояло дожить оставшиеся годы. Помимо того, что ему пришлось иметь дело с последствиями своего богословско-политического трактата , он стал свидетелем политической революции, которая завершилась убийством Гранд-пансионата Голландии Яна Де Витта вместе со своим братом Корнелиусом разъяренной толпой оранжистов. Кальвинисты. Спиноза восхищался де Виттом за его либеральную политику и ужаснулся убийству. С ростом фракции оранжистов-кальвинистов он почувствовал, что его собственная ситуация шаткая.

Несмотря на эти отвлечения, Спиноза продолжал действовать. Он предпринял новые проекты, включая написание грамматики иврита, и вернулся к работе над Ethics . Учитывая враждебность, с которой был встречен Теолого-политический трактат , и реалии нового политического ландшафта, он, должно быть, делал это с глубоким чувством пессимизма относительно его шансов на успех. К 1675 году он был завершен. Однако, осознав, что влияние и возможности своих врагов выросли, Спиноза решил не публиковать его.Публичного просмотра окончательного утверждения его философии придется подождать до его смерти.

К этому времени Спиноза был в плохом состоянии здоровья. Ослабленный респираторным заболеванием, он посвятил последний год своей жизни написанию работы по политической философии, своего политического трактата. Хотя он и остался незавершенным после его смерти, намерение Спинозы состояло в том, чтобы показать, как можно улучшить правительства всех типов, и привести доводы в пользу превосходства демократии над другими формами политической организации.Следуя примеру Макиавелли и Гоббса, его аргумент должен был быть неутопическим, основанным на реалистичной оценке человеческой природы, взятой из психологической теории, изложенной в «Этике » . В той части, которую он закончил, Спиноза показал себя проницательным аналитиком различных конституционных форм и оригинальным мыслителем среди либеральных теоретиков общественного договора.

Спиноза мирно скончался в своей арендованной комнате в Гааге в 1677 году. Он не оставил завещания, кроме рукописей своих неопубликованных работ - «Трактата об исправлении интеллекта», «Этики », , «Грамматики иврита» и «Политического трактата». с его перепиской - были найдены в его столе.Они были немедленно отправлены в Амстердам для публикации, и вскоре они появились в печати как B.D.S. Opus Posthuma. Но даже после смерти Спиноза не смог избежать споров; в 1678 году эти работы были запрещены по всей Голландии.

2. Геометрический метод и этика

Открыв шедевр Спинозы, Ethics , сразу поражаешься его формы. Он написан в стиле геометрического трактата, очень похожего на « Элементы » Евклида, причем каждая книга содержит набор определений, аксиом, суждений, схолий и других элементов, составляющих формальный аппарат геометрии.Возникает вопрос, почему Спиноза использовал такой способ представления. Это потребовало огромных усилий, и в результате получилась работа, которую могут пройти только самые преданные читатели.

Отчасти это объясняется тем фактом, что семнадцатый век был временем, когда к геометрии возродился интерес и она пользовалась необычайно высоким уважением, особенно в интеллектуальных кругах, в которых двигался Спиноза. Мы можем добавить к этому тот факт, что Спиноза, хотя и не картезианец, был заядлым исследователем работ Декарта.Как хорошо известно, Декарт был ведущим сторонником использования геометрического метода в философии, и его « Meditations » были написаны в геометрическом стиле more geometryo . В этом отношении Этика может быть названа картезианской по своему вдохновению.

Хотя эта характеристика верна, она требует уточнения. «Медитации » и «Этика » - очень разные работы не только по содержанию, но и по стилю. Чтобы понять это различие, необходимо принять во внимание различие между двумя типами геометрических методов: аналитическим и синтетическим.Декарт объясняет это различие следующим образом:

Анализ показывает истинный путь, с помощью которого рассматриваемая вещь была обнаружена методически, и как бы a priori , так что если читатель желает следовать ему и уделять достаточно внимания всем пунктам, он сделает это. своего собственного и понимает это так же прекрасно, как если бы он сам открыл это. . . . . Синтез, напротив, использует прямо противоположный метод, при котором поиск выполняется как бы a posteriori .. . . Он ясно демонстрирует вывод и использует длинный ряд определений, постулатов, аксиом, теорем и проблем, так что если кто-то отрицает один из выводов, он может сразу показать, что он содержится в том, что было раньше, и, следовательно, читатель каким бы спорным или упрямым он ни был, он вынужден дать свое согласие. (CSM II, 110-111)

Аналитический метод - это путь к открытию. Его цель - привести разум к постижению первичных истин, которые могут служить основой дисциплины.Синтетический метод - это путь изобретения. Его цель состоит в том, чтобы построить из набора первичных истин систему результатов, каждый из которых полностью установлен на основе того, что было раньше. Поскольку « Медитации » - это работа, чья явная цель - установить основы научного знания, целесообразно, чтобы в ней использовался аналитический метод. Однако Ethics преследует другую цель, для которой подходит синтетический метод.

Как видно из названия, Ethics - это произведение этической философии.Его конечная цель - помочь нам достичь счастья, которое можно найти в интеллектуальной любви к Богу. Эта любовь, согласно Спинозе, возникает из познания, которое мы получаем о божественной сущности, поскольку мы видим, как сущности единичных вещей неизбежно вытекают из нее. В связи с этим легко понять, почему Спиноза отдавал предпочтение синтетическому методу. Начиная с утверждений о Боге, он смог использовать их, чтобы показать, как все остальное может быть получено от Бога. Понимая порядок предложений, как они продемонстрированы в Этике , мы, таким образом, обретаем своего рода знание, которое приближается к знанию, лежащему в основе человеческого счастья.Мы как бы находимся на пути к счастью. Из двух методов для этой цели подходит только синтетический.

3. Метафизика

Хотя «Этика » в основном не является работой метафизики, система, которую она излагает, является одним из величайших памятников традиции грандиозных метафизических спекуляций. Что, пожалуй, наиболее примечательно в этой системе, так это то, что это разновидность монизма - доктрина, согласно которой вся реальность в некотором значительном смысле едина.В случае Спинозы это иллюстрируется утверждением, что существует одна и только одна субстанция. Эту субстанцию ​​он определяет как Бога. Хотя на западе у монизма были свои защитники, их было немного и они были очень редки. Спиноза, пожалуй, величайший из них.

а. Вещество Монизм

Спиноза строит свои аргументы в пользу субстанциального монизма на строго аргументированном аргументе, кульминацией которого является IP14. Мы можем лучше всего проследить ход этого аргумента, разбив его на три части. Во-первых, мы исследуем четыре определения, которые играют решающую роль в аргументе.Во-вторых, мы рассмотрим два предложения, к которым апеллирует демонстрация IP14. И в-третьих, переходим к демонстрации самого IP14.

и. Определения

Среди восьми определений, которые открывают первую Книгу Этики , следующие четыре являются наиболее важными для аргумента в пользу монизма субстанции:

ID3: Под субстанцией я понимаю то, что есть в себе и задумано через себя, то есть то, чье понятие не требует понятия другой вещи, из которой оно должно быть сформировано.

Это определение состоит из двух компонентов. Во-первых, субстанция - это то, что существует само по себе. Это означает, что это окончательный метафизический предмет. В то время как другие вещи могут существовать как свойства вещества, вещество не существует как свойство чего-либо еще. Во-вторых, субстанция - это то, что задумано через себя. Это означает, что идея субстанции не включает идею какой-либо другой вещи. Вещества независимы как онтологически, так и концептуально.

ID4: Под атрибутом я понимаю, что интеллект воспринимает субстанцию, как составляющую ее сущность.

Атрибут - это не просто какое-либо свойство вещества, это его сущность. Столь тесная ассоциация атрибута и субстанции, которая является атрибутом, Спиноза отрицает, что между ними существует реальное различие.

ID5: Под модой я понимаю влияние одной субстанции или того, что находится в другом, через которое она также зарождается.

Режим - это то, что существует в другом и зарождается в другом. В частности, он существует как модификация или влияние вещества и не может быть мыслим отдельно от него.В отличие от субстанций, модусы онтологически и концептуально зависимы.

ID6: Под Богом я понимаю существо абсолютно бесконечное, то есть субстанцию, состоящую из бесконечности атрибутов, каждый из которых выражает вечную и бесконечную сущность.

Бог - бесконечная субстанция. Под этим Спиноза имеет в виду и то, что количество атрибутов Бога неограниченно, и что нет ни одного атрибута, которым бы Бог не обладал. Проходя путь через Ethics , мы узнаем, что человеческому разуму могут быть известны только два из этих атрибутов.Это мысль и расширение.

ii. Предварительные предложения

Спиноза переходит от этих определений к демонстрации ряда утверждений, касающихся субстанции в целом и Бога в частности, на основе которых он продемонстрирует, что Бог является единственной субстанцией. Следующие два предложения являются вехами в общей аргументации и явно задействованы при демонстрации IP14:

IP5: В Природе не может быть двух или более веществ одной природы или атрибута .

В поддержку этого предположения Спиноза утверждает, что если бы существовали две или более субстанции, они бы различались либо различием в способах, либо различием в атрибутах. Однако их нельзя различить по разнице в способах, поскольку вещества по своей природе предшествуют их способам. Таким образом, их следует различать по разнице в атрибутах. Спиноза считает, что из этого следует, что никакие две субстанции не могут иметь точно одинаковый набор атрибутов, а также не могут иметь общих атрибутов.Вещества должны быть совершенно непохожими друг на друга.

IP11: Бог или субстанция, состоящая из бесконечных атрибутов, каждый из которых выражает вечную и бесконечную сущность, обязательно существует .

В поддержку этого предположения Спиноза предлагает вариант так называемого онтологического аргумента. Основное соображение, на котором основан этот вариант, состоит в том, что он относится к природе существования субстанции. Спиноза устанавливает это ранее, в IP7, апеллируя к тому факту, что субстанции, будучи совершенно непохожими друг на друга, не могут производить друг друга.Поскольку ничто другое не может произвести субстанцию, субстанции должны быть вызваны самими собой, то есть существовать в соответствии с природой субстанции. Таким образом, абсурдно воображать, что Бога не существует. Как субстанция, состоящая из бесконечных атрибутов, существует божественная природа.

iii. Демонстрация субстанциального монизма

С этими утверждениями у Спинозы есть все необходимое, чтобы продемонстрировать, что существует одна и только одна субстанция и что эта субстанция является Богом:

IP14: Никакая субстанция, кроме Бога, не может быть и не может быть задумана .

Демонстрация этого предложения чрезвычайно проста. Бог существует (по IP11). Поскольку Бог обладает всеми атрибутами (по ID6), если бы существовала какая-либо субстанция, кроме Бога, у нее был бы атрибут, общий с Богом. Но поскольку не может быть двух или более субстанций с общим атрибутом (согласно IP5), не может быть никакой субстанции, кроме Бога. Бог - единственная и неповторимая сущность.

Последствия этого предположения поразительны, и можно увидеть, что Спиноза работает над ними в оставшейся части «Этики » .Совершенно очевидно, что это предположение знаменует собой разрыв с субстанциальным плюрализмом, за который выступает большинство западных философов. Даже Декарт, у которого Спиноза многому научился в области метафизики, постулировал множество ментальных и физических субстанций вместе с Богом, которого он считал парадигмой субстанции. Что еще более важно, это свидетельствует об отказе от классического теизма, идеи о том, что Бог является создателем вселенной, который остается онтологически отличным от нее и управляет ею согласно своей суверенной воле.Спиноза только презирает эту идею и отвергает ее как плод воображения. Каким образом он переосмысливает отношения между Богом, бесконечной субстанцией и порядком конечных вещей, становится ясно только после того, как мы обратимся к его описанию модальной системы.

г. Модальная система

В соответствии с его отрицанием классического теизма, Спиноза классно отождествляет Бога с природой. Природа больше не рассматривается как сила, отличная от Бога и подчиненная ему, но как сила, которая тождественна божественной силе.Фраза Спинозы « Deus sive Natura » («Бог или Природа») отражает это отождествление и по праву считается лаконичным выражением его метафизики. Однако по отдельности эта фраза относительно неинформативна. Это ничего не говорит нам о том, как Спиноза, отвергнув отношения создателя / творения, постулируемые классической моделью, понимает отношения между Богом и системой модусов.

и.
Natura naturans и Natura naturata

Чтобы дополнить свои мысли по этому поводу, Спиноза проводит различие между Природой, взятой в ее активном или производительном аспекте, который он отождествляет с Богом или божественными атрибутами, и Природой, взятой в ее производном или производном аспекте, который он отождествляет с системой модусов. .Первую он называет Natura naturans (буквально: природа naturans), а последнюю он называет Natura naturata (буквально: Natura natured). Использование Спинозой этих формул показательно в двух отношениях. Во-первых, его двойное использование « Natura » свидетельствует об онтологическом единстве, которое существует между Богом и системой модусов. Каждый режим в системе является модификацией ничего, кроме самой субстанции, которой является Бог. Во-вторых, его использование активных « naturata » в первом и пассивного « naturata » во втором сигнализирует о причинной связи между Богом и модальной системой.Бог - это не просто субъект модусов; он - активная сила, которая их производит и поддерживает.

Ввиду онтологического единства, которое существует между Богом и модальной системой, Спиноза осторожно уточняет, что божественная причинность имманентна, а не транзитивна. Это означает, что причинная деятельность Бога не выходит за пределы божественной субстанции и не производит внешних эффектов, как если бы Бог был творцом в традиционном смысле. Скорее всего, в божественной субстанции остается создание множества модусов, составляющих модальную систему.Спиноза сравнивает это с тем, как природа треугольника порождает свои собственные существенные свойства: «Из верховной силы Бога, или бесконечной природы, бесконечно много вещей в бесконечном множестве способов, то есть все вещи, неизбежно истекли, или всегда следуйте той же необходимости и таким же образом, как и из природы треугольника, из вечности и в вечность следует, что его три угла равны двум прямым »(IP17S1). Вся модальная система, Natura naturata , имманентно следует из божественной природы, Natura naturans .

ii. Два типа режима

В эту относительно простую картину Спиноза вводит усложнение. По его словам, существует два типа режима. Первый состоит в том, что он называет бесконечным и вечным режимами. Это всеобъемлющие черты вселенной, каждая из которых следует из божественной природы постольку, поскольку она следует из абсолютной природы тех или иных атрибутов Бога. Примеры включают движение и покой под атрибутом протяженности и бесконечный интеллект под атрибутом мысли.Второй состоит в том, что можно назвать конечным и временным режимами, которые представляют собой просто единичные вещи, населяющие вселенную. Режимы этого типа также следуют из божественной природы, но делают это только потому, что каждая из них следует из тех или иных атрибутов Бога в той мере, в какой они видоизменяются модификацией, которая сама по себе является конечной и временной. Примеры включают отдельные тела под атрибутом протяженности и индивидуальные идеи под атрибутом мысли.

К сожалению, Спиноза мало что делает для объяснения ни того, что представляют собой эти бесконечные и вечные модусы, ни их отношения к конечным и временным модусам.Исходя из утверждения «Трактат об исправлении интеллекта» о том, что законы природы встроены в бесконечные и вечные модусы, многие комментаторы предположили, что Спиноза думал об этих модах как об управляющих способах, которыми конечные модусы влияют на друг друга. Например, если законы удара каким-то образом встроены в бесконечный и вечный режим движения и покоя, то результат любого конкретного столкновения будет определяться этим режимом вместе с соответствующими свойствами (скорость, направление, размер и т. Д.) Тел. вовлеченный.Если это верно, то Спиноза предполагает, что каждая конечная мода полностью определяется пересекающимися линиями причинности: горизонтальной линией, которая тянется назад через серию предшествующих конечных мод, и вертикальной линией, которая движется вверх через серию бесконечных мод и заканчивается в тот или иной из атрибутов Бога.

iii. Причинный детерминизм

Как бы то ни было, возможно, что Спиноза в конечном итоге понимает связь между бесконечными и конечными модами, он ясно говорит об одном - система модусов является полностью детерминированной системой, в которой все полностью определено, чтобы быть и действовать:

IP29: В природе нет ничего случайного, но все было определено исходя из необходимости божественной природы существовать и производить определенный эффект .

Спиноза напоминает нам, что существование Бога необходимо. Это относится к самой природе существования субстанции. Более того, поскольку каждый способ вытекает из необходимости божественной природы, либо из абсолютной природы тех или иных атрибутов Бога, как в случае с бесконечными и вечными способами, либо из тех или иных атрибутов Бога, поскольку он модифицируется модификацией, которая является конечной, как и в случае с конечными модами, все они также необходимы.Поскольку нет ничего, кроме божественной субстанции и ее форм, нет ничего случайного. Любое проявление случайности является результатом недостатка знания либо Бога, либо порядка причин. Соответственно, Спиноза делает центральным в своей теории познания, что адекватное знание вещи означает знать ее в ее необходимости, поскольку она полностью определена ее причинами.

iv. Причинный параллелизм

Здесь возникает очевидный вопрос: возможно ли, чтобы конечные моды, подпадающие под один атрибут, воздействовали и определяли конечные моды, подпадающие под другой атрибут.Ответ Спинозы однозначный: нет. Причинные отношения существуют только между модами, подпадающими под один и тот же атрибут. Его объяснение этому можно проследить до аксиомы, изложенной в начале первой книги:

IA4: Знание эффекта зависит от знания его причины.

С учетом этой аксиомы, если конечная мода, подпадающая под один атрибут, должна была иметь в качестве причины Бога, поскольку он рассматривается под другим атрибутом, то есть, если бы она была вызвана конечной модой, подпадающей под другой атрибут, тогда знание этого режима потребовало бы знания этого другого атрибута.Поскольку это не так, причина этого режима не может быть в Боге, поскольку он рассматривается как другой атрибут. Другими словами, это не может быть вызвано конечной модой, подпадающей под какой-либо другой атрибут.

В применении к модам, подпадающим под те атрибуты, о которых мы знаем - мышление и расширение, - это имеет чрезвычайно важное последствие. Между идеями и телами не может быть причинного взаимодействия. Это не означает, что идеи и тела не связаны друг с другом.В самом деле, это один из самых известных тезисов в Этике , что линии причинно-следственной связи, которые проходят между ними, строго параллельны:

IIP7: Порядок и связь идей такие же, как порядок и связь вещей .

При демонстрации этого предложения Спиноза говорит, что оно является следствием IA4, и оставляет все как есть. Тем не менее очевидно, что это положение имеет глубокие основания в его субстанциальном монизме. Как мысль и протяженность не являются атрибутами отдельных субстанций, так и идеи и тела не являются формами отдельных субстанций.Это «одно и то же, но выражается двояко» (IIP7S). Однако если идеи и тела - это одно и то же, их порядок и связь должны быть одинаковыми. Таким образом, доктрина субстанциального монизма гарантирует, что идеи и тела, хотя и независимы между собой, причинно параллельны.

4. Разум и познание

Именно здесь метафизика Спинозы затрагивает его теорию разума и дает некоторые из ее наиболее глубоких следствий. Совершенно очевидно, что субстанциальный монизм запрещает ему утверждать тот дуализм, который утверждал Декарт, в котором разум и тело рассматриваются как отдельные субстанции.Более того, его утверждение о том, что модусы, подпадающие под разные атрибуты, не имеют причинного взаимодействия, но причинно параллельны друг другу, запрещает ему утверждать, что разум и тело взаимодействуют. Поскольку он серьезно относится к реальности ментального, отвергая дуализм и устраняя взаимодействие, взгляды Спинозы на разум обычно воспринимаются с симпатией, в отличие от взглядов Декарта.

а. Разум как идея тела

Чтобы понять описание разума Спинозы, мы должны начать с IIP7.Это предложение вместе с его схолией подталкивает его к тезису о том, что для каждого конечного способа расширения существует конечный способ мышления, который ему соответствует и от которого он в действительности не отличается. Более подробно, это заставляет его придерживаться тезиса о том, что (1) для каждого простого тела существует простая идея, которая ему соответствует и от которой она в действительности не отличается, и (2) для каждого составного тела существует составная идея, которая соответствует это, и от которого оно в действительности не отделено, как бы составленное из идей, соответствующих каждому из тел, из которых состоит составное тело.Спиноза считает все эти идеи, простые или составные, разумными. В этом отношении он не считает человеческий разум уникальным. Это просто идея, соответствующая человеческому телу.

Занимая эту позицию, Спиноза не имеет в виду, что все умы одинаковы. Поскольку умы являются выражением тел, которым они соответствуют в области мысли, некоторые обладают способностями, которых нет у других. Проще говоря, чем больше способность тела действовать и подвергаться действию, тем выше способность ума, соответствующего ему, для восприятия.Спиноза уточняет:

[В] пропорции, поскольку тело более способно, чем другие, делать много вещей одновременно или подвергаться различным действиям одновременно, поэтому его разум более способен, чем другие, воспринимать многие вещи одновременно. И в той мере, в какой действия тела больше зависят только от него самого и чем другие тела меньше соглашаются с ним в действиях, его разум более способен к отчетливому пониманию. И из этих [истин] мы узнаем превосходство одного ума над другим. (IIP13S)

В этом заключается объяснение совершенства человеческого разума.Человеческое тело, представляющее собой сложную композицию из множества простых тел, способно действовать и подвергаться воздействию множеством способов, недоступных другим телам. Человеческий разум, как выражение этого тела в области мысли, отражает тело как очень сложный состав многих простых идей и, таким образом, обладает способностями восприятия, превосходящими способности других, нечеловеческих умов. Только разум, который соответствует телу сложности, сравнимой с человеческим телом, может иметь способности к восприятию, сравнимые с человеческим разумом.

г. Воображение

Особый интерес Спинозы представляет способность восприятия - воображение. Он считает это общей способностью представлять внешние тела как присутствующие, независимо от того, присутствуют они на самом деле или нет. Таким образом, воображение включает в себя нечто большее, чем способность формировать те умственные конструкции, которые мы обычно считаем образными. Он также включает память и чувственное восприятие. Поскольку очевидно, что без этого невозможно передвигаться по миру, Спиноза признает, что «таким образом я знаю почти все, что полезно в жизни» (TIE 22).

При этом Спиноза последовательно противопоставляет воображение интеллекту и рассматривает его как не более чем путаницу восприятия. Используя его любимую терминологию, идеи воображения неадекватны. Они могут быть важны для передвижения по миру, но они дают нам искаженное и неполное представление о вещах в нем. Чтобы понять почему, полезно начать с чувственного восприятия. Это наиболее важная форма образного восприятия, и именно от нее происходят все остальные.

и. Чувственное восприятие

По мнению Спинозы, чувственное восприятие происходит от воздействия внешнего тела на тот или иной из органов чувств собственного тела. Отсюда возникает сложная серия изменений нервной системы организма. Поскольку разум - это идея тела, он будет представлять эти изменения. Это, утверждает Спиноза, и составляет чувственное восприятие.

Чтобы объяснить, как этот акт репрезентации приводит к восприятию внешнего тела, Спиноза обращается к тому факту, что измененное состояние тела человека является функцией как природы тела, так и природы внешнего тела, вызвавшего это состояние. .Из-за этого представление ума об этом состоянии будет выражать нечто большее, чем природу собственного тела. Он также выразит природу внешнего тела:

IIP16: Идея любого режима, в котором на человеческое тело воздействуют внешние тела, должна включать природу человеческого тела и в то же время природу внешнего тела .

Именно эта особенность акта репрезентации ума - то, что он выражает природу внешнего тела - объясняет, как такой акт конституирует чувственное восприятие.

г. Неадекватные идеи

В свете этого нетрудно понять, почему Спиноза считает чувственное восприятие неадекватным. Основанное на представлении ума о состоянии собственного тела, а не на прямом представлении внешних тел, чувственное восприятие является косвенным. Поскольку это касается всех творческих идей, проблема с ними одинакова:

IIP16C2: Отсюда следует, во-вторых, что наши представления о внешних телах указывают на состояние нашего собственного тела больше, чем на природу внешних тел.

Именно из-за этого Спиноза называет идеи воображения запутанными. Видение, которое они дают о внешних телах, неизбежно окрашивается, так сказать, линзой собственного тела.

Однако замешательство - это лишь один из аспектов неадекватности творческих идей. Такие идеи тоже изуродованы. Причина этого кроется в IA4, который утверждает, что знание эффекта зависит и включает в себя знание его причин. Это условие, которому никогда не могут удовлетворить творческие идеи.Ум может содержать идею внешнего тела, но не может содержать идеи всех причин этого тела. Они, будучи бесконечными, выходят за рамки его возможностей и полностью содержатся только в бесконечном интеллекте Бога. Представления Бога о телах могут быть адекватными, но наши - нет. Они отрезаны от тех идей, которые необходимы для того, чтобы сделать их адекватными.

г. Адекватные идеи

Хотя образные представления о внешних телах являются наиболее важными примерами неадекватных представлений, они не единственные примеры.Далее Спиноза показывает, что представления ума о теле, его продолжительности и частях неадекватны. То же самое и с представлением ума о самом себе. Несмотря на это, он по-прежнему оптимистично оценивает возможность адекватных идей.

Этот оптимизм становится очевидным, когда Спиноза переключает свое внимание с воображаемых идей единичных вещей на интеллектуальные идеи обычных вещей. Эти общие вещи являются либо общими для всех тел, либо общими для человеческого тела и определенных тел, которые регулярно влияют на человеческое тело.Спиноза мало что говорит нам об этих общих вещах, за исключением того, что говорит, что они полностью присутствуют в целом и в каждой части каждого тела, в котором они присутствуют. Тем не менее совершенно очевидно, что класс вещей, общих для всех тел, включает атрибут протяженности и бесконечный и вечный режим движения и покоя. Что входит в класс вещей, общих для человеческого тела и тех тел, которые регулярно влияют на человеческое тело, не так однозначно. Но какими бы они ни были, Спиноза уверяет нас, что наши представления о них могут быть только адекватными.

Чтобы понять почему, рассмотрим нечто общее, А, общее для человеческого тела, и какое-то тело, которое влияет на человеческое тело. А, утверждает Спиноза, будет полностью присутствовать в привязанности, которая возникает в человеческом теле в результате действия внешнего тела, точно так же, как и в самих двух телах. В результате ум, обладая идеей этой привязанности, не только будет иметь представление об А, но его идея не будет ни запутана, ни искажена. Представление ума об А будет адекватным.

Этот результат очень важен. Поскольку любая идея, вытекающая из адекватной идеи, сама по себе адекватна, эти идеи, соответственно называемые общими понятиями, могут служить аксиомами в дедуктивной системе. При разработке этой системы ум участвует в принципиально ином виде познания, чем когда он задействован в любой из различных форм образного восприятия. Во всех формах воображаемого восприятия порядок идей отражает порядок телесных привязанностей, и этот порядок, зависящий от случайных встреч тела с внешними телами, является полностью случайным.Напротив, вывод адекватных идей из общих понятий в дедуктивной системе происходит в совершенно ином порядке. Это Спиноза называет порядком разума. Случай парадигмы - геометрия.

e. Три вида знаний

Имея это различие между адекватным и неадекватным восприятием, Спиноза вводит ряд дополнительных различий. Он начинает с неадекватного восприятия, которое он теперь называет знанием первого рода, и разделяет его на две части. Первый состоит из знаний из случайного опыта ( Expertia vaga ).Это знание «из единичных вещей, которые были представлены нам через органы чувств искаженным, запутанным и неупорядоченным для интеллекта образом» (P40S2). Второй состоит из знания по знакам ( ex signis ), «например, из того факта, что, услышав или прочитав определенные слова, мы вспоминаем вещи и формируем о них определенные идеи, подобные тем, посредством которых мы представляем эти вещи» (P40S2). Обе эти формы знания связывает отсутствие рационального порядка.Очевидно, что знание, полученное на основе случайного опыта, следует порядку воздействий на человеческое тело, но то же самое происходит и с знаниями по знакам. Например, римлянин, который слышит слово « pomum », подумает о яблоке не потому, что существует какая-то рациональная связь между словом и объектом, а только потому, что они были связаны в его или ее опыте.

Когда мы достигаем того, что Спиноза называет вторым видом знания, разумом (соотношение , ), мы переходим от неадекватного восприятия вещей к адекватному.Этот тип знания получается «из того факта, что у нас есть общие представления и адекватные представления о свойствах вещей» (P40S2). Здесь Спиноза имеет в виду то, что было только что указано, а именно формирование адекватных представлений об общих свойствах вещей и движения посредством дедуктивного вывода к формированию адекватных представлений об общих свойствах. В отличие от знания первого рода, этот порядок идей является рациональным.

Мы можем подумать, что, обретя этот второй вид знания, мы достигли всего, что нам доступно.Однако Спиноза добавляет третий тип, который он считает высшим. Он называет это интуитивным знанием ( scientia intuitiva ) и говорит нам, что оно «происходит от адекватного представления о формальной сущности определенных атрибутов Бога к адекватному знанию [формальной] сущности вещей» (P40S2). К сожалению, Спиноза снова неясен на решающем перекрестке, и трудно понять, что он здесь имеет в виду. Кажется, он представляет себе тип знания, которое дает понимание сущности какой-то единичной вещи вместе с пониманием того, как эта сущность по необходимости вытекает из сущности Бога.Более того, характеристика этого вида знания как интуитивного указывает на то, что связь между индивидуальной сущностью и сущностью Бога улавливается одним актом постижения и не достигается никаким дедуктивным процессом. Как это возможно, никогда не объясняется.

Если отвлечься от проблем неизвестности, мы все еще можем увидеть что-то от идеала, к которому стремится Спиноза. Неадекватные идеи неполны. Через них мы воспринимаем вещи, не понимая причин, определяющих их существование, и именно по этой причине мы воображаем их случайными.То, что Спиноза предлагает с третьим видом знания, - это способ исправить это. Однако важно отметить, что он не предполагает, что мы можем иметь это знание относительно продолжительности существования любого конкретного элемента. Как мы уже видели, для этого потребовалось бы иметь представление обо всех временных причинах вещи, которые бесконечны. Скорее, он предполагает, что мы можем иметь это в отношении сущности единичной вещи, как это следует из сущности Бога. Обладать такими знаниями - значит понимать вещи как необходимые, а не как случайные.Это значит, если использовать известную фразу Спинозы, чтобы рассматривать его sub quadam specie aeternitatis в определенном аспекте вечности.

5. Психология

Одна из самых интересных, но малоизученных областей мысли Спинозы - это его психология, центральным элементом которой является его теория аффектов. Спиноза, конечно, был не первым философом, заинтересовавшимся аффектами. Ему достаточно было только взглянуть на работы Декарта и Гоббса в предыдущем поколении и на работы стоиков до них, чтобы найти устойчивые дискуссии на эту тему.Его собственная работа показывает, что он многому научился у этих мыслителей.

Несмотря на свои долги, Спиноза выразил глубокое недовольство взглядами своих предшественников. Его неудовлетворенность отражает натуралистическую ориентацию, которую он хотел привнести в предмет:

Большинство тех, кто писал об аффектах и ​​образе жизни людей, похоже, относятся не к естественным вещам, которые подчиняются общим законам Природы, а к вещам, находящимся вне Природы. На самом деле они, кажется, воспринимают человека в Природе как владычество внутри владычества.Потому что они верят, что человек скорее нарушает, чем следует порядку Природы, что он имеет абсолютную власть над своими действиями и что он определяется только им самим. (III Предисловие)

В противоположность тому, что он считал тенденцией со стороны предыдущих философов рассматривать людей как исключения из естественного порядка, Спиноза предлагает рассматривать их как подчиненные тем же законам и причинным детерминантам, что и все остальное. То, что возникает, лучше всего можно описать как механистическую теорию аффектов.

а. Отказ от свободы воли

При разработке этой новой точки зрения, первое, что стоит на повестке дня Спинозы, - это устранить то, что он считает наиболее распространенным заблуждением, которое мы, люди, имеем в отношении самих себя. Это вера в свободу воли. Спиноза только презирает эту веру и рассматривает ее как заблуждение, возникающее из-за того, что наши представления о наших действиях неадекватны. «[M] en считают себя свободными, - пишет он, - потому что они осознают свои собственные действия и не знают причин, которыми они определяются» (IIIP2S).Если бы мы приобрели адекватные представления о наших действиях, поскольку они несут с собой знания об их причинах, мы немедленно увидели бы это убеждение как заблуждение, которым оно является.

Позиция Спинозы в этом вопросе совершенно очевидно продиктована детерминизмом его метафизики. Разум как конечный режим полностью определен для того, чтобы действовать в соответствии с другими конечными модами. Постулировать способность воли, благодаря которой она становится автономной и независимой от внешних причинных детерминант, означает удалить ее из природы.Ничего из этого у Спинозы не будет. Поскольку разум полностью является частью природы, его следует понимать в соответствии с теми же принципами, которые управляют всеми способами.

г.

Conatus Принцип

Первый и самый важный из этих принципов - это то, что стало известно как Conatus Principle:

IIIP6: Каждая вещь, насколько она может своей собственной силой, стремится упорно оставаться в статусе .

Правильная интерпретация этого принципа далеко не ясна, но, похоже, она предполагает своего рода экзистенциальную инерцию внутри мод.Каждый способ, в пределах своей силы, действует таким образом, чтобы противостоять разрушению или уменьшению своего существа. Спиноза выражает это, говоря, что каждая мода имеет врожденное стремление ( conatus ) к упорству в существовании. Это стремление настолько важно в том, что такое режим, что он определяет его как самую суть режима:

IIIP7: Стремление, посредством которого каждая вещь стремится к упорству в своем бытии, есть не что иное, как действительная сущность вещи .

Хотя это немного загадочно относительно того, что значит сказать, что стремление к модуу является его сущностью, это отождествление будет играть ключевую роль в этической теории Спинозы.Среди прочего, это обеспечит основу, на которой он сможет определить, что означает жизнь, руководствуясь разумом.

г. Аффекты

Спиноза начинает свой рассказ об аффектах с аффектов, возникающих в результате воздействия внешних причин на ум. Это пассивные аффекты или страсти. Он определяет три как основные - радость, печаль и желание - и характеризует все остальные как включающие комбинацию одного или нескольких из них вместе с каким-либо когнитивным состоянием.Например, любовь и ненависть - это радость и печаль в сочетании с осознанием их соответствующих причин. Например, страстное желание - это желание в сочетании с воспоминанием о желаемом объекте и осознанием его отсутствия. Все остальные страсти характеризуются аналогичным образом.

Хотя радость, печаль и желание примитивны, каждое из них определяется в зависимости от стремления ума к настойчивости. Радость - это аффект, благодаря которому ум переходит к большему совершенству, понимаемому как возрастающая сила устремления.Печаль - это аффект, благодаря которому ум переходит к меньшему совершенству, понимаемому как уменьшение силы устремления. А желание - это само стремление к настойчивости, поскольку это осознается умом. Поскольку все страсти происходят из этих первичных аффектов, вся страстная жизнь ума определяется как стремление к настойчивости.

Это может показаться парадоксальным. Поскольку ум стремится к упорству в существовании, он будет казаться активным, а не пассивным.Это верно, но мы должны понимать, что ум стремится как в той мере, в которой он имеет адекватные идеи, так и в той мере, в какой у него есть неадекватные идеи. Страсти определяются только в отношении устремлений ума, поскольку у него неадекватные идеи. На самом деле страсти сами по себе являются разновидностью неадекватных идей. И поскольку все неадекватные идеи вызваны извне, страсти тоже. Именно в этом отношении их следует рассматривать как пассивные, а не как активные.

Это, однако, не относится к тем аффектам, которые определяются в связи с устремлениями ума, поскольку у него есть адекватные идеи.Все такие аффекты, являющиеся разновидностью адекватных идей, активны. Отражая свой анализ страстей, Спиноза принимает два из них как примитивные - активную радость и активное желание - и рассматривает остальное как производное. (Он не признает возможность активной формы печали, так как снижение совершенства ума, которое входит в печаль, может происходить только из-за действия внешних причин.) Поступая так, он постулирует элемент внутри аффективная жизнь, которая не только активна, но, поскольку она основана на устремлениях ума, поскольку у него есть адекватные идеи, является полностью рациональной.Максимальное использование этого элемента - центральная задача этической программы Спинозы.

г. Бондаж

То, что Спиноза хотел бы максимизировать активные аффекты, можно понять в свете его характеристики жизни, ведомой страстями. Такая жизнь - это та жизнь, в которой индивидуум проявляет мало эффективного самоконтроля и подвержен влиянию внешних обстоятельств в значительной степени случайным образом. «Человек, подверженный [пассивным] аффектам, - пишет Спиноза, - находится под контролем не самого себя, а удачи, во власти которой он настолько велик, что часто, хотя и видит лучшее для себя, он по-прежнему вынужден следовать за худшим »(IV Предисловие).Жизнь под влиянием страстей - это жизнь рабства.

К сожалению, степень, в которой мы можем вырваться из-под власти страстей, ограничена. На это есть две причины. Во-первых, ум - это форма ограниченной силы, но она встроена в естественный порядок, в котором существует бесконечное количество способов, мощность которых превосходит его собственную. Думать, что разум может существовать незатронутым в пределах этого порядка, - значит ошибочно предполагать, что он наделен бесконечной силой или что ничто в природе не действует на него.Второе, которое является спецификацией первого, состоит в том, что аффект не сдерживается только потому, что ему противостоит разум. Ему нужно противопоставить более сильный аффект. Проблема в том, что разум часто лишен этой аффективной силы. Это потому, что сила активных аффектов, относящихся к разуму, является функцией только силы ума, тогда как сила пассивных аффектов, страстей, является функцией силы их внешних причин, которые в много случаев больше.В таких случаях разум не может победить страсть и бессилен как проводник. «Этим, - заключает Спиноза, - я показал причину, по которой люди больше движимы мнением, чем истинным разумом, и почему истинное знание добра и зла вызывает беспокойство ума и часто уступает вожделениям любого рода». (IV17S). Такова жизнь в рабстве.

6. Этика

Именно из этого довольно пессимистического диагноза состояния человека взялась этическая теория Спинозы. Ввиду этого совсем не удивительно, что его этика в значительной степени основана на освобождении, освобождении, которое напрямую связано с развитием разума.В этом отношении этическая ориентация Спинозы больше похожа на взгляды древних, чем на его современников. Как и древние, он стремился не столько проанализировать природу и источник морального долга, сколько описать идеальную человеческую жизнь. Это жизнь так называемого «свободного человека». Это жизнь того, кто живет, руководствуясь разумом, а не страстями.

а. Свобода от страстей

Во вступительных предложениях пятой книги Спиноза перечисляет ряд аспектов, в которых разум, несмотря на его состояние рабства, способен ослабить власть страстей над ним.Вообще говоря, он может это делать, поскольку получает адекватные идеи. Это, как говорит нам Спиноза, связано с тем, что «сила разума определяется только знанием, тогда как об отсутствии силы или страсти судят исключительно по недостатку знания, то есть по тому, через что идеи передаются. называется неадекватным »(VP20S). Два примера иллюстрируют эту освобождающую силу адекватных идей.

Во-первых, Спиноза утверждает, что разум способен формировать адекватные представления о своих аффектах. Таким образом, он может формировать адекватные представления о страстях, которые сами по себе являются неадекватными идеями.Поскольку нет реального различия между идеей и идеей этой идеи, те страсти, из которых разум формирует адекватные идеи, тем самым растворяются.

Во-вторых, влияние вещи на разум уменьшается до такой степени, что она понимается как необходимость, а не как случайность. Например, мы склонны меньше огорчаться потерей товара, когда понимаем, что его потеря была неизбежна. Точно так же мы склонны меньше злиться на действия другого человека, когда понимаем, что он или она не могли поступить иначе.Поскольку адекватные идеи представляют вещи как необходимые, а не как случайные, приобретение таких идей тем самым уменьшает их влияние на ум.

Как показывают эти примеры, власть ума над страстями является функцией адекватных идей, которыми он обладает. Освобождение заключается в приобретении знаний, которые укрепляют ум и делают его менее восприимчивым к внешним обстоятельствам. Занимая эту позицию, Спиноза относит себя к давней традиции, восходящей к стоикам и, в конечном счете, к Сократу.

г.

Conatus и руководство разума

Спиноза говорит нам, что образцовая человеческая жизнь - жизнь, которую ведет «свободный человек» - это жизнь, которой руководит разум, а не страсти. Однако это мало что говорит нам, если мы не знаем, что предписывает эта причина. Чтобы сделать это определение, Спиноза обращается к стремлению ума к настойчивости:

Поскольку разум не требует ничего противного Природе, он требует, чтобы каждый любил себя, стремился к собственной выгоде, тому, что действительно полезно для него, желал того, что действительно приведет человека к большему совершенству, и, безусловно, чтобы каждый стремился сохранить свое собственное существо настолько далеко, насколько он может.Это действительно так же необходимо, как и то, что целое больше своей части. (IVP18S)

Рецепт разума эгоистичен. Мы должны действовать в соответствии со своей природой. Но поскольку наша природа идентична нашему стремлению к упорству в существовании, разум предписывает нам делать все, что приносит нам пользу, и искать то, что помогает нам в наших стремлениях. Действовать таким образом, настаивает Спиноза, - значит действовать добродетельно.

Это не означает, что, руководствуясь разумом, мы обязательно вступаем в противоречие с другими.Разум предписывает людям искать любую помощь в стремлении к упорству. Но поскольку блага, необходимые для продолжения существования, достижимы только в контексте социальной жизни, разум диктует, что мы действуем способами, которые способствуют стабильности и гармонии общества. Спиноза заходит так далеко, что заявляет, что в обществе, в котором все живут, руководствуясь разумом, не будет необходимости в политической власти для ограничения действий. Лишь постольку, поскольку люди живут во власти страстей, они вступают в конфликт друг с другом и нуждаются в политической власти.Те, кто живет под руководством разума, понимают это и признают эту власть законной.

г. Познание Бога как высшего блага

Утверждение Спинозы о том, что те, кто живет под руководством разума, естественно, будет жить в гармонии друг с другом, получает некоторую поддержку из его взглядов на высшее благо для человека. Это знание Бога. Поскольку этим знанием могут в равной степени обладать все, кто его ищет, его могут искать все, не втягивая никого в конфликт.

Чтобы установить, что познание Бога - высшее благо, Спиноза снова обращается к тому факту, что стремление разума является его сущностью. Поскольку только то, что следует из сущности ума, является адекватными идеями, это позволяет ему истолковывать стремление разума как стремление к адекватным идеям. Это стремление к пониманию:

IVP26: То, к чему мы стремимся исходя из разума, есть не что иное, как понимание; и разум, поскольку он использует разум, не судит о чем-либо еще полезном для себя, кроме того, что ведет к пониманию .

Отсюда легко показать, что познание Бога - величайшее благо ума. Бог как бесконечная субстанция - это величайшее, что можно вообразить. Более того, поскольку все, кроме Бога, является модусом Бога, и поскольку модусы не могут быть или постижимы без субстанции, которой они являются, ничто иное не может быть или мыслиться отдельно от Бога. Спиноза заключает:

IVP28: Знание Бога - величайшее благо ума: его величайшая добродетель - знать Бога .

Познание Бога - это исполнение стремления ума упорствовать в существовании.

г. Интеллектуальная любовь к Богу и человеческое блаженство

Разрабатывая этот тезис, Спиноза определяет это знание как знание третьего рода. Это знание, которое происходит от адекватного представления о том или ином атрибуте Бога к адекватному представлению о формальной сущности некоторой единичной вещи, которое следует из этого атрибута. Когда мы обладаем знанием третьего рода, мы обладаем адекватным восприятием сущности Бога, рассматриваемой не только как таковой, но как имманентная причинная сила конкретных модификаций, которым она подвержена.Знание первого типа, потому что оно неадекватно, и знание второго типа, потому что оно ограничено общими свойствами вещей, оба не дают нам этого.

При достижении третьего вида знания ум переходит к наивысшему доступному ему состоянию совершенства. В результате он в максимальной степени испытывает активную радость. Что еще более важно, поскольку именно благодаря такому знанию разум понимает, что Бог является причиной своего совершенства, он также порождает активную любовь к Богу.Это Спиноза называет интеллектуальной любовью к Богу. Это аффективный коррелят третьего вида знания.

Оказывается, интеллектуальная любовь Бога обладает множеством уникальных свойств. Между прочим, она совершенно постоянна, в ней нет противоречий, и это та самая любовь, которой Бог любит Себя. Что наиболее важно, оно составляет блаженство того, кто им обладает. Когда такая любовь доминирует в эмоциональной жизни человека, он достигает безмятежности и свободы от страсти, что является признаком мудрости.Таким образом, Спиноза пишет о человеке, который достиг этой любви, что он «едва ли обеспокоен духом, но, будучи по определенной вечной необходимости сознавая себя, Бога и вещи, он никогда не перестает быть, но всегда обладает истинное спокойствие »(VP42S). Это человеческое блаженство.

e. Вечность разума

Комментарий Спинозы о том, что человек, достигший интеллектуальной любви к Богу, «никогда не перестает быть», по меньшей мере вызывает недоумение. Он сигнализирует о приверженности точке зрения, согласно которой разум или его часть тем или иным образом переживает смерть тела:

VP23: Человеческий разум не может быть полностью уничтожен вместе с телом, но кое-что от него остается, что является вечным .

На первый взгляд, это кажется нарушением антидуалистического утверждения Спинозы о том, что разум и тело - это одно и то же, задуманное под двумя разными атрибутами. На основании этого утверждения можно было бы ожидать, что он каким-либо образом отвергнет выживание разума. То, что он утверждает это вместо этого, по понятным причинам вызвало большие споры среди его комментаторов.

По крайней мере, часть проблемы можно решить, приняв во внимание важное различие, которое Спиноза проводит между существованием тела и его сущностью.Существование тела - это его действительная продолжительность во времени. Это включает в себя его появление, изменения, которым он претерпевает в своей среде, и его окончательное разрушение. Напротив, сущность тела недолговечна. Оно основано на вневременной сущности Бога, особенно как на одном из бесчисленных конкретных способов распространения.

Важность этого различия заключается в том, что, обращаясь к доктрине параллелизма, Спиноза может заключить, что существует соответствующее различие в отношении разума.Есть аспект ума, который является выражением существования тела, и есть аспект ума, который является выражением сущности тела. Спиноза охотно соглашается, что аспект разума, выражающий существование тела, не может пережить разрушение тела. Он разрушается с разрушением тела. Однако такова судьба того аспекта ума, который выражает сущность тела. Как и его объект, этот аспект ума непостоянен.Поскольку перестает быть только то, что длительно, на этот аспект ума не влияет разрушение тела. Это вечно.

Здесь мы должны быть осторожны, чтобы не понять того, что говорит Спиноза. В частности, мы не должны воспринимать его как предложение чего-либо, приближающегося к полнокровной доктрине личного бессмертия. Фактически, он отвергает веру в личное бессмертие как результат заблуждения: «Если мы обратимся к общему мнению людей, мы увидим, что они действительно осознают вечность своего разума, но путают его с продолжительностью и приписывают это воображению или памяти, которая, по их мнению, остается после смерти »(VP34S).Люди в некоторой степени осознают вечность своего собственного разума. Но они ошибочно полагают, что эта вечность относится к продолжительному аспекту ума, воображению. Поскольку именно воображение, включая память, составляет уникальную идентичность человека как личности, вера в личное бессмертие также ошибочно.

Ничто из этого не означает, что учение Спинозы о вечности разума не имеет отношения к этике. Хотя воображение не вечно, интеллект вечен.А поскольку интеллект состоит из запаса адекватных идей в уме, ум вечен именно в той мере, в какой он имеет эти идеи. Как следствие, человек, чей разум состоит в основном из адекватных идей, более полно участвует в вечности, чем человек, чей разум состоит в основном из неадекватных идей. Итак, хотя Спиноза не предлагает нам надежды на личное бессмертие, мы можем утешаться тем фактом, что «смерть менее вредна для нас, чем больше ясного и отчетливого знания ума и, следовательно, тем больше разум любит Бога» (VP38S) .

ф. Вывод

Спиноза не претендует на то, чтобы все это было легко. Приобретение адекватных идей, особенно тех, с помощью которых мы достигаем знания третьего рода, является трудным, и мы никогда не сможем полностью избежать влияния страстей. Тем не менее, Спиноза обещает тем, кто прилагает усилия, не личное бессмертие, а участие в вечности в этой жизни. Он закрывает Этика следующими словами:

Если показанный мною способ привести к этим вещам сейчас кажется очень трудным, тем не менее, его можно найти.И, конечно же, то, что встречается так редко, должно быть трудным. Ибо если спасение было близко и могло быть найдено без особых усилий, как почти каждый мог пренебрегать им? Но все хорошее так же сложно, как и редко. (VP42S)

7. Ссылки и дополнительная литература

Все отрывки из текстов Спинозы взяты из переводов, представленных в Собрание сочинений Спинозы . Том I. Отредактировано и переведено Эдвином Керли. (Принстон: Издательство Принстонского университета, 1985).Отрывки из Этики цитируются в соответствии с Книгой (I - V), Определением (D), Аксиомой (A), Предложением (P), Следствием (C) и Схолиумом (S). (IVP13S) относится к Ethics , Book IV, Proposition 13, Scholium. Отрывки из «Трактата об исправлении интеллекта» цитируются по номерам абзацев. (TIE 35) относится к Трактат об исправлении интеллекта , параграф 35.

Все отрывки из текстов Декарта взяты из переводов, представленных в Философские сочинения Декарта .2 тт. Отредактировано и переведено Джоном Коттингемом, Робертом Стоотхоффом и Дугальдом Мердоком (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1985). Отрывки цитируются в соответствии с томом и номером страницы. (CSM II, 23) относится к Cottingham, Stoothoff & Murdoch, Volume II, page 23.

а. Тексты и переводы Спинозы

  • Опера Спинозы . 4 тт. Под редакцией Карла Гебхарта. (Гейдельберг: Карл Винтер, 1925).
    • Стандартное критическое издание сочинений и переписки Спинозы на латинском и голландском языках.
  • Собрание сочинений Спинозы . Vol. I. Отредактировал и перевел Эдвин Керли. (Издательство Принстонского университета, 1985).
    • Первый из двух томов (второй еще не завершен), который, когда будет завершен, станет стандартным переводом на английский язык сочинений и переписки Спинозы.
  • Читатель Спинозы: Этика и другие труды . Отредактировано и переведено Эдвином Керли. (Принстон: Издательство Принстонского университета, 1994).
    • Полезный читатель, который содержит весь текст Этики , а также существенные отрывки из Трактата об исправлении интеллекта, Краткого трактата и Теолого-политического трактата . Также содержит полезные отрывки из переписки Спинозы.
  • Барух Спиноза: Полное собрание сочинений . Отредактировано Майклом Л. Морганом и переведено Сэмюэлем Ширли. (Индианаполис: Хакетт, 2002).
    • Только современный перевод на английский язык полного собрания сочинений Спинозы, включая его переписку.

б. Общие исследования, подходящие для введения

  • Эллисон, Генри. Бенедикт де Спиноза: Введение . (Нью-Хейвен: Йельский университет, 1987 г.).
  • Керли, Эдвин. За геометрическим методом . (Princeton: Princeton University Press, 1988).
  • Ллойд, Женевьева. Спиноза и «Этика» . (Лондон: Рутледж, 1996).
  • Хэмпшир, Стюарт. Спиноза . (Лондон: Пингвин, 1951).
  • Штейнберг, Диана, На Спинозу .(Бельмонт, Калифорния: Wadsworth, 2000).

г. Более продвинутые и специализированные исследования

  • Беннет, Джонатан. Исследование «Этики» Спинозы . (Индианаполис: Хакетт, 1984).
  • Де Дейн, Герман. Спиноза: путь к мудрости . (West Lafayette, IN: Purdue University Press, 1996).
  • Делла Рокка, Майкл. Репрезентация и проблема разума и тела у Спинозы . (Оксфорд: издательство Оксфордского университета, 1996).
  • Донаган, Алан. Спиноза . (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1988). Керли, Эдвин. Метафизика Спинозы: опыт интерпретации . (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1969).
  • Делаханти, Р.Дж. Спиноза . (Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1985).
  • Ллойд, Женевьева, Часть природы: самопознание в этике Спинозы . (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1994).
  • Марк, Томас Карсон. Теория истины Спинозы .(Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1972).
  • Мейсон, Ричард. Бог Спинозы: философское исследование . (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1997).
  • Надлер, Стивен. Спиноза: Жизнь . (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1999).
  • Надлер, Стивен. Ересь Спинозы . (Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2001).
  • Вольфсон, Гарри Острин. Философия Спинозы . 2 тт. (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1934).
  • Woolhouse, R.S. Декарт, Спиноза, Лейбниц: понятие субстанции в метафизике семнадцатого века . (Лондон: Рутледж, 1993).
  • Йовель, Юрмияху, Спиноза и другие еретики . Том I: Маррано разума ; Том II: Приключения имманентности . (Принстон: Издательство Принстонского университета, 1989).

г. Собрание сочинений о Спинозе,

  • Чаппелл, Вир (ред.). Барух де Спиноза .(Нью-Йорк: издательство Garland Publishing, 1992).
  • Керли, Эдвин и Пьер-Франсуа Моро (ред.). Спиноза: проблемы и направления . (Лейден: Э.Дж. Брилл, 1990).
  • Фримен, Юджин и Морис Мандельбаум (ред.). Спиноза: Очерки интерпретации . (LaSalle, Иллинойс: Открытый суд, 1975).
  • Гаррет, Дон (ред.). Кембриджский компаньон Спинозы . (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1996).
  • Грен, Марджори (ред.). Спиноза: Сборник критических эссе .(Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday / Anchor Press, 1973).
  • Грен, Марджори и Дебра Нейлз (ред.). Спиноза и науки . (Дордрехт: Рейдель, 1986).
  • Кеннингтон, Ричард (ред.). Философия Баруха Спинозы . (Вашингтон, округ Колумбия: издательство католического университета, 1980).
  • Ллойд, Женевьева (ред.). Критические оценки Спинозы , 4 тома. (Лондон: Рутледж, 2001).
  • Шанан, Роберт и Дж. Биро (ред.). Спиноза: новые перспективы .(Норман, Оклахома: издательство Оклахомского университета, 1978).

Информация об авторе

Блейк Д. Даттон,
Эл. Почта: [email protected]
Университет Лойолы, Чикаго,
, США,

Барух Спиноза

Барух Спиноза был еврейским голландским философом, который считается одним из великих рационалистов философии 17 века.

Спиноза родился в Амстердаме в 1632 году в семье еврейских эмигрантов, спасающихся от преследований в Португалии.Он был обучен талмудическим наукам, но вскоре его взгляды приняли нетрадиционные направления, которые еврейская община, опасаясь возобновления преследований по обвинению в атеизме, пыталась воспрепятствовать. Спинозе предложили 1000 флоринов, чтобы он умалчивал о своих взглядах, но отказался. В возрасте 24 лет он был вызван в раввинский суд и торжественно отлучен от церкви.

Спиноза отказался от всех наград и почестей и отдал сестре свою долю отцовского наследства, оставив себе только кровать. Он зарабатывал себе на жизнь скромным шлифованием линз. Он умер [в Гааге] в феврале 1677 года от чахотки, которая, вероятно, усугубилась из-за вдыхания мелкой стеклянной пыли на его рабочем месте.

Его философия резюмируется в «Этике», очень абстрактном труде, который открыто не выражает любви к природе, которой можно было бы ожидать от того, кто отождествлял Бога с природой.И исходная точка Спинозы - не природа или космос, а чисто теоретическое определение Бога. Затем работа переходит к доказательству своих выводов методом, смоделированным на основе геометрии, посредством строгих определений, аксиом, утверждений и следствий. Без сомнения, таким образом Спиноза надеялся построить свою философию на самой твердой породе, но метод, а также некоторые аргументы и определения часто неубедительны.

Спиноза считал, что все сущее есть Бог. Однако он не придерживался противоположной точки зрения, что Бог - не более чем сумма того, что существует. Бог обладал бесконечными качествами, из которых мы можем постичь только два: мысль и протяженность. Следовательно, Бог также должен существовать в измерениях, выходящих далеко за пределы видимого мира.

Примечательно, что Спиноза назвал свой главный труд Этика .Он вывел этику путем дедукции из фундаментальных принципов, и поэтому его этика была тесно связана с его взглядом на «Бога или природу» как на все. Он утверждал, что высшим благом является познание Бога, которое способно принести свободу от тирании страстями, свободу от страха, покорность судьбе и истинное блаженство.

Сначала Спинозу осуждали как атеиста - и, конечно же, его Бог не является обычным иудо-христианским Богом. Философы Просвещения высмеивали его методы - не без оснований. Романтики, привлеченные его отождествлением Бога с природой, спасли его от забвения.


Источники : Научный пантеизм

Барух Спиноза | Биография, философия и факты

Барух Спиноза, известный голландский философ, радикальные идеологии которого легли в основу школы спинозизма.Спиноза был причислен к числу самых влиятельных философов и известных рационалистов 17, , века, его шедевр, «Этика», ставил под сомнение традиционные верования и представления о Боге, людях, природе и всей вселенной в целом. , прочно утвердил свои позиции как видное влияние на западную философию и мысль. Его противоречивые взгляды на теологию и моральные устои привели его в разгар горячего конфликта и споров с еврейской и христианской общинами.Однако в 18 и 19 веках его работы начали собирать похвалы и одобрение.

Барух де Спиноза родился 24 ноября 1632 года в Амстердаме, Голландская Республика, в семье Мигеля де Эспинозы и Аны Деборы. Его отец работал преуспевающим португальским торговцем-сефардом-евреем, и Барух вырос в традиционной еврейской среде. Он был зачислен в ешиву Кетер Тора для получения раннего образования, а также обучался языкам. Молодой Барух овладел португальским, ивритом, испанским, французским, голландским и латинским языками.Мать Спинозы скончалась, когда ему было всего шесть лет.

Барух был блестящим учеником и выказывал стремление стать раввином. Однако безвременная смерть старшего брата в 1650 году вынудила его отказаться от образования и заняться семейным бизнесом. В 1653 году он возобновил учебу и начал брать уроки латинского у Фрэнсис ван ден Энден. Фрэнсис поощряла Спинозу к свободомыслию и приветствовала идеи схоластической и современной философии. Его отец скончался в 1654 году, Барух отказался от своей доли наследства, которая перешла к его сестре.Он управлял семейным бизнесом в течение короткого периода времени, однако он столкнулся с серьезным финансовым кризисом во время первой англо-голландской войны, и он отказался от деловых забот, объявив себя сиротой. Унаследовав финансовую помощь от поместья своей матери, Спиноза посвятил свое время философским и оптическим занятиям и начал исследовать рационализм и антиклерикальную секту Ремонстрантов.

Его антитеологическое и радикальное учение, направленное против традиционных доктрин Церкви, привело к наложению запрета на него собранием Талмуд Тора в 1656 году.Он невозмутимо продолжал критику традиционных религиозных обрядов и вскоре стал первым светским евреем современной Европы. В конце концов, он был изгнан из Амстердама, после чего некоторое время оставался в деревне Аудеркерк-ан-де-Амстел. В 1660 году он поселился в Риннсбурге, Лейден, и посвятил свое время написанию большей части своих высоко оцененных литературных произведений. В 1663 году он опубликовал свое первое эссе под названием «Краткий трактат о Боге, человеке и его благосостоянии» , в котором речь шла о его метафизических, эпистемологических и моральных учениях.Вскоре после этого он также опубликовал свою работу по Декарту «Принципы философии» .

В том же году он переехал в Ворбург, где начал сотрудничать с несколькими философами, учеными и теологами для компиляции своей последней работы, «Этика» . Между тем, он также предоставлял свои услуги в качестве точильщика линз и производителя инструментов, чтобы зарабатывать себе на хлеб с маслом. Одновременно он начал работать над «Теологическим политическим трактатом», , в котором анализировались светские и конституционные правительства, был опубликован в 1670 году.Этот трактат вызвал много критики и в 1674 году был запрещен законом.

В 1670 году Спиноза переехал в Гаагу, где продолжил работу над своим политическим трактатом и другими эссе, включая «О радуге», и «Расчет шансов» . Он также начал составлять голландский перевод Библии и еще одну незаконченную работу на иврите, которую позже уничтожил. В 1676 году он закончил составление и опубликовал свой большой опус «Этика».

В том же году его здоровье начало ухудшаться, а в следующем году оно ухудшилось.После продолжительной борьбы с болезнью легких Барух Спиноза скончался 20 февраля 1677 года. Он был похоронен на кладбище христианской Новой церкви в Гааге.

Купить книги Баруха Спинозы

Лучшие книги о Спинозе

Прежде чем мы перейдем к книгам, которые вы порекомендовали, кем был Спиноза и почему он так важен?

Он был важен в свое время, и я думаю, что он важен для нашего времени.Он был самым радикальным и независимым мыслителем 17 века. Он родился в Амстердаме в 1632 году в португальско-еврейской семье, но к 23 годам стало ясно, что он потерял веру и в 1656 году был помещен под герем (фактически отлучен) с крайними предубеждениями Амстердама. Португальско-еврейская община. Мы не знаем точно, в чем заключались обвинения, потому что в документе herem говорится только о «отвратительных ересях» и «чудовищных деяниях». Но в то же время всякий, кто читал зрелые трактаты Спинозы, не должен иметь проблем с пониманием того, что он говорил и сообщал: отрицая бессмертие души; отрицание возможности чудес; говоря, что еврейский закон больше не действует; и настаивая на том, что Библия - всего лишь произведение человеческой литературы.

Был ли он на пути , чтобы стать раввином до отлучения от церкви?

Нет, не был. О Спинозе существует множество мифов, и один из них - то, что он учился на раввина. Но из документов того периода мы знаем, что ему пришлось прервать формальное обучение, потому что умер его отец, и ему нужно было взять на себя семейный бизнес по импорту. Итак, он прошел начальные ступени школы еврейской общины и средние ступени, но мы знаем, что его имя не фигурирует в списках старших классов, где преподавали Талмуд.

Это делает его талант еще более замечательным.

Да. Я думаю, он был не по годам блестящим. Это не значит, что он оборвал свое образование; он только прервал свое формальное еврейское образование. Возможно, он продолжал посещать одну из общинных иешивов или группы обучения взрослых, но он также изучал латынь с местным бывшим священником-иезуитом Францискусом ван ден Энденом. Мы также знаем, что примерно в это время, когда он начал чувствовать неудовлетворенность жизнью торговца, он начал читать философию.Таким образом, он был во многих отношениях тем, что один ранний ученый назвал «самоучкой», но в то же время он имел очень хорошее знание еврейских текстов, включая еврейскую философию.

«Это аура Спинозы. Он был героем, и мы все еще пытаемся понять, почему »

Он покинул еврейскую общину, уехал из Амстердама и написал ряд чрезвычайно важных философских трактатов, в которых предлагались поразительно современные и разумные взгляды на религию, политику и этику.Его взгляды на Бога и его взгляды на человеческое благополучие действительно необычны. Он имеет непреходящую важность и актуальность сегодня, потому что, даже если вы, идя по улице, не столкнетесь с кем-то, кто является лейбницем или картезианцем, вы, скорее всего, столкнетесь с кем-то, чьи взгляды на роль религии в государстве, или чьи взгляды на свободу мысли и слова - это именно то, что Спиноза отстаивал в 17 веке.

И еще я бы сказал о соотношении религии и науки.

Совершенно верно. Да.

Так что, может быть, мы могли бы очень кратко взглянуть на эти три вещи. Каким, в общем, был его взгляд на религию в государстве, свободу мысли и отношения между наукой и религией?

Он не был против религий, но между Спинозой и организованными религиозными властями не было утраченной любви. Он считал их репрессивными и поощрял суеверные церемонии. В то же время он не возражал против того, чтобы люди верили во все, что они хотели, и даже участвовали в частном порядке или в группах в любых религиозных обрядах, которые они хотели.Он выступал против одной формы религиозной организации в гражданском обществе, которая в некотором смысле создает отдельный центр лояльности. Когда у вас есть сильная организованная религия, особенно устоявшаяся религия, вы задаетесь вопросом, преданы ли граждане гражданским властям или же они больше преданы религиозным властям. Это был очень острый вопрос в Голландской республике. Одна из причин, по которой католики изначально подвергались репрессиям, но позже терпели, но никогда полностью не доверяли, заключалась в том, что возник вопрос, были ли они более преданы благосостоянию Голландской республики или Папе в Риме.

Это было то, что Джон Локк поднял в своем письме о толерантности .

Да. Для Локка нет ни католиков, ни атеистов.

Локк не доверял никому из них: католикам, потому что они были в плену у иностранного принца, и атеистов, потому что у них не было книги, на которой можно было бы клясться.

Другой миф о Спинозе состоит в том, что он был сторонником отделения церкви от государства. В каком-то смысле это правда. Он считал, что люди должны иметь право верить и поклоняться так, как им нравится.Но он действительно считал, что любая организованная религия в государстве должна устанавливаться и управляться гражданскими властями. Итак, если должна была быть церковь, она должна была подчиняться государю, потому что государь отвечал за все, что связано с общественным благосостоянием, а публичные религиозные церемонии являются вопросами общественного благосостояния.

Это ясно о взглядах Спинозы на государство и религию. Какова была его позиция в отношении свободы слова?

Взгляды Спинозы на первый взгляд были простыми, но на самом деле немного сложнее.В «Богословско-политическом трактате » есть поразительно смелое и замечательное утверждение, что в государстве люди должны иметь право думать, что они хотят, и говорить то, что они думают. Похоже, там полная толерантность и свобода слова - свобода мысли - это легко, потому что все равно нельзя контролировать мысли людей.

Я думаю, что вы можете контролировать мысли людей, но обычно не напрямую.

По мнению Спинозы, вы не можете.

Но это очень радикальная позиция в отношении свободы слова, даже на сегодняшний день: все идет.

Да. Однако Спиноза немного отступил, потому что он также сказал, что гражданские власти не должны мириться с высказываниями, которые могут спровоцировать политическую подрывную деятельность. То есть нельзя позволять людям говорить вещи, которые нарушат общественное спокойствие и подорвут авторитет суверена. Это, конечно же, открывает огромную банку червей. Кто будет решать, какая речь подрывная? Что ж, государь.

Я думаю, он имел в виду, что в Соединенных Штатах нельзя кричать «огонь!» В переполненном театре; вы не можете участвовать в том, что Верховный суд назвал «словесными спорами».

Это также очень похоже на линию Джона Стюарта Милля относительно ограничений свободы слова. Может быть, здесь есть причинно-следственная история. Я не знаю.

Я думаю, что Милль имеет гораздо более широкое представление о свободе слова, чем Спиноза. Милль считает, что есть очень узкие рамки, в которых должна быть ограничена свобода слова; боевые слова, вызывающие неминуемую опасность, и тому подобное. В противном случае для поиска истины требуется почти полная и абсолютная свобода выражения мнения, или то, что мы в Соединенных Штатах называем «правами Первой поправки».

Чем отличается Спиноза? Где он устанавливает предел? Ограничение речи для предотвращения социального насилия очень похоже на Милля.

Все, что может подорвать авторитет государя или общественный договор.

Значит, это может быть издевательство или юмор.

Совершенно верно. Я предполагаю, что если бы вы столкнули Спинозу, он был бы ближе к позиции Милля. Но утверждения, которые он дает нам в Богословско-политическом трактате , оставляют место для его очень консервативной интерпретации, что суверен будет решать, какие речи являются подрывными, какие речи угрожают их собственному авторитету и, следовательно, на которых они может накладывать ограничения.

Вы написали отличную книгу о Богословско-политическом трактате , которая называется Книга, выкованная в аду . Почему ты это так назвал?

Один из критиков Спинозы сказал, что это «книга, выкованная в аду самим дьяволом». Хороший обзор!

Вы бы хотели, чтобы это было на задней обложке вашей книги! Почему они сочли это таким подрывным, учитывая то, что вы сказали?

В этой книге есть пара тезисов, которые действительно были неприемлемы не только для духовенства в 17 веке, особенно для голландских реформатских духовных лиц, но и для суверенных властей.Например, отрицание возможности чудес. Спиноза идет намного дальше, чем Дэвид Юм столетием позже. Юм только что сказал, что у вас нет оснований полагать, что событие было чудесным. Точка зрения Спинозы заключалась в том, что чудеса метафизически невозможны, потому что Бог - это природа , и, если чудо определяется как Бог, действующий вопреки природе, это логически невозможно. Итак, чудеса - это просто события, естественная причина которых нам неизвестна.

Я не удивился бы, если бы Хьюм согласился с ним в этом, он просто не обязательно выражал эту точку зрения.Это чрезвычайно радикальная позиция, и она в некотором смысле отвечает на вопрос о том, каков был взгляд Спинозы на отношения между наукой и Богом, что я считаю таковым, поскольку он говорит о `` Боге или природе '', ученый является , по сути, раскрывая разум Бога - но, конечно, если вы религиозны, вы подумаете, что это просто скрытый способ быть атеистом.

Да, и я действительно думаю, что Спиноза был атеистом, но я придерживаюсь мнения меньшинства. Вы правы: наука и философия, с одной стороны, и религия и теология, с другой, - разные дисциплины.

Смысл религии и богословия, по сути, состоит в том, чтобы интерпретировать послание Библии и пророческих писаний. А послание пророческих писаний - «относитесь к другим людям справедливо и милосердно».

Цель философии и науки - понять природу. При правильном использовании философия также приведет вас к выводу, что вы должны относиться к другим людям справедливо и милосердно. Но в таком случае вы знаете почему. В то время как в религии и чтении Библии вас вдохновляют на это эти удивительно творческие и поучительные истории.Религия не должна ограничивать то, чего могут достичь наука и философия. Но, опять же, нельзя использовать философию и науку для определения того, о чем религия. Это отдельные сферы.

«Я действительно думаю, что Спиноза был атеистом, но я придерживаюсь мнения меньшинства»

В «Богословско-политическом трактате » есть еще два важных тезиса. Во-первых, Библия - это просто произведение человеческой литературы, собираемое поколениями. Это искаженный, искаженный текст, который передавался веками и составлялся только некоторыми редакторами при очень конкретных исторических и политических обстоятельствах.. Авторы не были учеными или философами, и поэтому он не является источником естественной, исторической или философской истины. Это просто набор вдохновляющих, нравственно поучительных историй.

Это просто потрясающе, не правда ли? Такой современный взгляд.

Да. Для кого-то не было ничего необычным утверждать, что Бог не был буквальным автором всего Священного Писания. И также не было ничего необычного в том, чтобы утверждать, что Моисей не написал каждое слово Торы, потому что есть отрывки о его собственной смерти и о том, что произошло после его смерти.Таким образом, даже авторитетные еврейские раввины, такие как Авраам ибн Эзра, говорили, что Моисей не мог написать каждое слово, и Томас Гоббс также указал на те отрывки, которые Моисей не мог написать. Но Спиноза сказал: «По сути, это просто роман, за исключением того, что есть много авторов, которые не всегда с этим согласны. Это антология рассказов ».

Другая важная идея заключалась в том, что Спиноза свел религию - истинную религию - просто к моральному поведению. Все обряды иудаизма, ислама и христианства - всего лишь суеверные обычаи, не имеющие ничего общего с истинным благочестием.Истинное благочестие - это справедливость и милосердие.

Это еще один удивительно современный гуманистический взгляд. Он явно отверг идею рая и ада?

Да, я выступал за еще кое-что. Спиноза отрицает существование такой вещи, как личное бессмертие. Вера в то, что существует вечный рай, в котором вы будете вознаграждены, или вечный ад, в котором вы будете наказаны, просто порождает суеверные убеждения. Ваша жизнь в этом мире будет управляться иррациональными надеждами и страхами по поводу того, что произойдет в следующем мире.Это жизнь в рабстве и рабстве.

Спиноза считал, что когда ты мертв, ты мертв. Итак, какие бы награды за добродетель ни были в этой жизни - это просто счастье и процветание, которые вы получаете, живя разумной жизнью.

Я понимаю, почему вы находите его таким привлекательным мыслителем и говорите, что он так актуален сегодня. Он звучит так, как вы его перефразировали, как будто он мог бы сейчас говорить со мной о том, во что он верит в отношении религии. Кажется, там совсем не так уж много расстояния.

По этой причине, я думаю, он также нашел отклик в массовой культуре. У вас есть романы и пьесы, оперы и кафе имени Спинозы. В Соединенных Штатах есть даже сеть супермаркетов, которые продают рогалики Спинозы.

Но в целом его нелегко читать, что странно, потому что взгляды, которые вы выразили, очень ясны. Вы думаете, что эту точку зрения можно четко выразить.

Верно, его нелегко читать. Особенно Этика .Я думаю, что это добавляет Спинозы привлекательности. Но, тем не менее, он имеет очень широкую привлекательность: все любят радикала и все любят радикала, отлученного от церкви. И все любят радикала, отлученного от церкви по загадочным причинам. В Спинозе есть такая аура. Он был героем, и мы все еще пытаемся понять, почему.

Барух Спиноза и Эдвин Керли,

Читать

Ваша первая выбранная книга - лучшее издание сочинений Спинозы на английском языке для чтения.Это принстонское двухтомное издание его работ под редакцией Э.М.Керли. Это все его сочинения?

Почти готово. Том I и том II были переведены Эдвином Керли. Том I включает ранние сочинения, Трактат об исправлении интеллекта и Краткий трактат о Боге, человеке и его благополучии и Этика , а также всю переписку до, я думаю, 1665 года.

Второй том включает в себя Богословско-политический трактат и Политический трактат и всю переписку до его смерти в 1677 году.Единственное, что опубликовал Спиноза при жизни, это его краткое изложение «Принципов философии » Декарта . Это в первом томе, и он сделал это от своего имени на латыни. Затем, в 1670 году, он анонимно опубликовал «Богословско-политический трактат », потому что, я думаю, он понимал, насколько скандально он будет воспринят. Все остальное осталось неопубликованным при его жизни и появилось только после его смерти. Причина, по которой я говорю, что это неполное собрание сочинений, заключается в том, что Керли решил не включать «Сборник грамматики иврита » Спинозы .Он написал это в 1670-х годах. Я на самом деле в процессе перевода, так что в принстонском издании будет том III, который будет включать грамматику иврита, а также документ herem . Это будет более точный и, надеюсь, отныне стандартный перевод. Также будут некоторые другие относящиеся к делу документы, в том числе инвентарь его библиотеки, сделанный после его смерти.

Является ли документ herem очень длинным? Какие споры вокруг этого?

Судя по документам и , это было довольно долго.Обычно документ herem в Амстердаме в этот период состоял из пары предложений, в которых говорилось, что «такой-то и такой-то был помещен под herem за нападение на раввина» или что-то в этом роде, и вам говорят, как этот человек смогут исправить положение и реинтегрироваться в сообщество. В случае Спинозы, напротив, это относительно длинный документ, полный проклятий и проклятий, изгоняющий его из народа Израиля, по-видимому, навсегда, без предложения каких-либо средств реституции или реинтеграции.Это на португальском языке. Оригинал документа находится в еврейском архиве муниципального архива Амстердама. Многие переводы были очень неточными, например, они использовали слово «отлучение». На самом деле этого слова нет. Португальцы из Амстердама изобрели слово « enhermar », которое означает « herem », объединяющее иврит с португальским. Так что я думаю, что более дословный перевод лучше.

И, судя по тому, что вы сказали, это более надежный документ, чем получено большинством других людей, которых выгнали из-под и .Так что в том, что он сделал, было что-то действительно провокационное. Это было не просто обычное дело. Некоторые действительно хотели, чтобы он горел в аду.

Да. Он действительно разозлил людей. Но есть споры о том, почему. Некоторые люди думают, что его преступления были не идеями и ересью, а тем, что он занимался бизнесом, который подорвал еврейскую общину в глазах голландцев. Когда его отец умер, он унаследовал большие долги, потому что дела шли плохо.Чтобы избавиться от долга, а не к лидерам еврейской общины, он обратился к голландским властям и объявил себя сиротой, что он мог сделать по закону, потому что ему не исполнилось 25 лет. будучи сиротой, он больше не отвечал по долгам, многие из которых приходились на еврейскую общину. Он стал привилегированным кредитором в имении своего отца. Таким образом, он нарушил правила еврейской общины, в которых говорилось, что все подобные юридические вопросы должны решаться внутри общины.Но также, если член еврейской общины мог уклоняться от уплаты своих долгов таким образом, это было плохо для бизнеса с голландцами.

Предположительно, были также кредиторы, которым не заплатили бы, люди, которые возмущались тем, что он сделал, потому что, если бы не это, им, возможно, в конечном итоге заплатили.

Совершенно верно.

Есть ли более дешевый вариант для Ethics и Treatise для тех, кто не может позволить себе полные научные издания Princeton?

Существует принстонское издание в мягкой обложке перевода Керли «Этики » вместе с отрывками из других статей тома I и издание Хакетта в мягкой обложке «Теолого-политического трактата » , переведенное Сэмюэлем Ширли.

Итак, если вы разговариваете с кем-то, кто никогда ничего не читал Спинозы, к какой книге он должен обратиться в первую очередь?

Я хочу сказать, что вы должны сначала купить Ethics , потому что это его философский шедевр. Но это действительно сложная книга для чтения, потому что она написана в геометрическом евклидовом формате. Итак, я бы предложил Богословско-политический трактат . Это совсем другая книга. Это политическая работа. Это трактат о религии и политике, и он намного доступнее.Это поможет вам понять, чем занимается Спиноза. И тогда вы будете готовы к Ethics .

Предположительно, учитывая сложность Ethics , большинство читателей не поймут его без посторонней помощи, но это суть его философии. Вы выбрали книгу, которую можно было бы читать вместе с ней, чтобы попытаться в какой-то мере контекстуализировать ее?

Да. Это книга Керли « За геометрическим методом: чтение этики Спинозы» .Он относительно короткий, всего около 130 страниц, и это хорошее и доступное введение в основные темы философии Спинозы. Он не уделяет много времени ни политике, ни даже религии. Основное внимание уделяется стандарту Ethics . Есть глава о Боге. Есть глава о человеческом существе - об отношениях разума и тела. А затем третья глава о человеческом благополучии - моральная философия. Вы не сможете получить полное представление об очень широкой системе Спинозы, но я думаю, что это хороший вводный портал для основных идей Ethics .Он описывает это как прочтение «Этики » Спинозы, а не всей философии Спинозы.

Почему Спиноза использовал этот немного странный способ описания философии, как если бы это было геометрическое доказательство?

Я думаю, что отчасти это способ убедиться, что он обосновывает свои выводы с математической достоверностью.

Но метод этого не гарантирует. У него есть атрибуты, но это не то же самое.

Нет. На самом деле, он тоже не питал иллюзий по этому поводу.Но одна из его точек зрения состоит в том, что природа управляется абсолютной необходимостью. Он не просто причинный детерминист: он сторонник необходимости. Для него не могло быть иначе, потому что события причинно детерминированы. Совершенно необходимы и сами законы природы. Итак, какой лучший способ зафиксировать существующие в природе отношения, чем совокупность предложений, которые сами связаны логической необходимостью? Я думаю, он также просто подумал, что это эффективный способ ясно и отчетливо передать довольно сложные идеи.

Это интересно. Томас Гоббс говорит о том, что нашел книгу по геометрии и хотел поставить философию на один уровень с доказательствами Евклида. Кажется, это обычный пробный камень для логических рассуждений в XVI и XVII веках. Если вы искали модель того, что значит ясно рассуждать, исходя из неоспоримых предпосылок, геометрия была этой моделью, точно так же, как мыслители рассматривали часовой механизм как модель сложной машины.

Декарт тоже. Вы упомянули Гоббса.В своем ответе на второй набор возражений в книге Гоббса «Возражения против медитаций» Декарт представляет некоторые выводы из книги «Медитации » в геометрическом формате.

Мы могли бы больше простить Декарта, потому что он был математиком.

Верно, да еще и геометр.

Итак, биографически вы можете понять, почему он мог потянуться за этой моделью. Но еще интересно найти его у Спинозы. По крайней мере, он необычный и немного напоминает книгу Людвига Витгенштейна « Tractatus Logico-Philosophicus ».Есть организационный план, который сильно отличается от любой другой книги, которую я когда-либо читал.

Не забывайте также, что Спиноза был картезианцем, по крайней мере, в ранние годы. Он был вдохновлен Декартом, и его первой опубликованной работой было резюме Декарта Принципов философии . Так что, возможно, он был вдохновлен собственной попыткой Декарта представить философские вопросы в геометрическом формате.

Получайте еженедельный информационный бюллетень Five Books

Другая книга

Керли, «Метафизика Спинозы: эссе в интерпретации », оказала большое влияние, и трудно написать о взглядах Спинозы на Бога и природу, не принимая во внимание его важную интерпретацию.

Почему? Что сложного в представлениях Спинозы о Боге и природе? Кажется, это самая простая часть его философии.

Есть вопрос, пантеист он или атеист, но также и технический словарь, который использует Спиноза. Спиноза говорит, что все, что есть, находится в Боге, и он использует декартовский язык «субстанций», «атрибутов» и «модусов» и говорит, что обычные вещи в мире являются «модами» Бога или субстанции. Что он имеет в виду? В каком смысле все «в Боге»? «Режимы» мы обычно думаем как свойства, унаследованные от вещества.Эта книга может быть сутью, а зеленый - модой. Итак, когда Спиноза говорит «все, что есть, в Боге» и «Бог - единственная субстанция», должны ли мы думать, что мы всего лишь прыщики на коже Бога, что мы «в Боге», как свойства в Боге?

Керли утверждает, что это просто неудобная метафизика. Я думаю, что это не возражение против того, чтобы прочитать Спинозу, сказав: «Ну, это делает его неловким», потому что Спиноза - это неудобно. Он пытается заставить нас радикально переосмыслить то, как мы смотрим на мир.

Итак, ведется много споров о том, как мы должны понимать эту взаимосвязь между конечными вещами, включая нас самих, и бесконечной вечной субстанцией - Богом. В своей книге о метафизике Спинозы Керли пытается переосмыслить ее в терминах законов и фактов и сделать ее более приемлемой для нашего современного научного философского мышления. Я думаю, что это замечательно, но я не думаю, что это правильный способ читать Спинозу.

Интересно.Джонатан Беннет проделал большую работу, чтобы помочь людям понять сложные тексты, перефразируя язык на своем веб-сайте «Ранние современные тексты». Это действительно интересный проект. Книга, которую вы выбрали, называется A Study of Spinoza's Ethics . Опять же, акцентируя внимание на ключевой работе Ethics . Как эта книга соотносится с книгой Керли, первой книгой, которую вы порекомендовали?

Это длиннее. Книга Беннета - это книга, которую ученые Спинозы любят ненавидеть, потому что она такая захватывающая, такая интересная и стимулирующая, и все же она настолько неправильна во многих отношениях - неправильна как в том, как он это делает, так и во многих выводах, которые он делает. .В то же время вы не можете не увлечься предлагаемым им прочтением конкретных утверждений и аргументов Спинозы. К тому же он занимательный писатель. Так, например, он хочет, чтобы мы думали о взаимоотношениях вещество / атрибут / мода в терминах теорий поля в физике, что является действительно интересной и стимулирующей идеей. Будет ли это работать или нет, кого это волнует? Просто здорово видеть, как ум, подобный Беннету, работает над умом вроде Спинозы.

Вы хотите сказать, что его подход антиисторичен?

Да, виной всему.Вот почему: в самом начале своей книги «Этика Спинозы » он говорит: «Я не собираюсь обсуждать какие-либо политические или религиозные сочинения или взгляды Спинозы, потому что я не нахожу их никакой помощи в понимании этики». - огромная ошибка, потому что метафизика и эпистемология Спинозы служили этому крупномасштабному философскому, политическому, религиозному и моральному проекту. Не используя эти политические и теологические сочинения, чтобы помочь ему понять Ethics , Беннетт в последней главе своей книги, по сути, говорит: «Я не могу понять часть V этики .’

Ну, конечно, он не понимает этого. Если вы не смотрите на более широкий контекст, например на еврейский философский контекст Части V, который, на мой взгляд, является своего рода диалогом с Маймонидом, вы не сможете понять его смысл. Так что да, подход Беннета анахроничен как в смысле антиисторичности, так и в том, что он не смотрит на контекст. Это также анахронизм в том смысле, что не принимает во внимание философское образование Спинозы.

Это очень похоже на то, о чем Пол Рассел писал в связи с Дэвидом Хьюмом, что большинство людей читают работы Дэвида Юма, но не читают его современников и поэтому не понимают, в какой степени многие из его явно нерелигиозных аргументов направлены на конкретные богословские позиции, но не открыто.И если вы прочтете его работу в контексте, это станет очевидным. Даже когда он говорит, например, о причинно-следственной связи, это происходит не только потому, что его интересуют абстрактные вопросы о причинно-следственной связи или определенные позиции, которые люди заняли по этому поводу. В основе интереса лежит «аргумент первопричины». Распространенная и странная ошибка философии в том, что многие философы слишком готовы думать, что тексты открываются перед умным читателем, что, поскольку вы философ, вы можете понять философа любого периода, не погружаясь в этот период.Мне кажется довольно очевидным, что вы должны, по крайней мере, взять все доступные доказательства или немного погрузиться в них и иметь некоторое представление о среде, в которой человек говорил эти вещи, и почему он или она могли это сказать.

Особенно, когда речь идет о философах, глубоко укоренившихся в истории, таких как Спиноза и Юм. Приятно думать, что они писали для нас, но писали для своих современников.

Совершенно верно. Они не обязательно будут писать для кого-то после следующей недели.Если есть доказательства, кажется действительно извращенным сказать: «Мне не нужно на это смотреть, это меня не затрагивает». Но, тем не менее, книга интересна. Вы читаете такую ​​книгу, чтобы сосредоточиться на том, что вы на самом деле думаете о Спинозе, а не для того, чтобы узнать, что сказал Спиноза?

Я бы сказал, ни то, ни другое. Мне не нужен Беннет, чтобы рассказывать мне, что сказал Спиноза. У меня есть свои взгляды на это. Я не говорю, что мне не нужна помощь, потому что Спиноза становится все труднее и труднее каждый раз, когда вы его читаете, потому что возникают новые вопросы, и вы замечаете то, чего раньше не замечали.Я всегда обращаюсь к коллегам-ученым, чтобы они помогли мне понять это. Я бы сказал, что иногда Беннет помогает в этом. Он дает вам действительно интересный образный способ размышления о некоторых вещах. Я обращусь к книге Беннета, чтобы помочь мне кое-что понять о Спинозе.

Но это одна из тех книг, как книга Керли, которую нельзя избежать, если вы собираетесь писать на определенную тему - что Беннетт должен сказать, или Керли или Маргарет Уилсон должны сказать по этому поводу. тема.Вот что такое стипендия. Когда я был редактором журнала The Journal of the History of Philosophy , если бы мы получили статью о Платоне, Спинозе или Канте, и она вообще не была связана со стипендией, мы даже не потрудились бы разослать ее рецензентам, потому что философия - это диалог, а история философии - это все же диалог. Просто многие люди, с которыми вы ведете диалог, давно умерли. Но вы не можете избежать диалога с другими учеными. И Беннетт - тот, кто стал незаменимым в этом отношении, потому что он написал такую ​​вдохновляющую и занимательную книгу.

Я прав, что Керли и Беннет примерно одного поколения? Они были заметны в 1960-х и 1970-х годах?

Да.

А как насчет Объясняемость опыта: реализм и субъективность в Теории человеческого разума Спинозы Урсулы Ренц, ваш следующий выбор? Я не знаю Ренца. Она современный писатель?

Да, она наша современница. Ее книга «Объяснение опыта » изначально была опубликована на немецком языке.Пару лет назад вышел перевод, и мы должны быть за это очень благодарны.

На первый взгляд, ее тема узка: предлагает ли Спиноза объяснение нашего восприятия мира? Но, развивая этот тезис по разным темам в Этике , она предлагает нам очень широкое видение системы Спинозы, которое я считаю правильным: Спиноза был одновременно рационалистом и реалистом.

Под рационалистом я не имею в виду - и она не имеет в виду - эту карикатуру на человека, который думает, что можно прийти ко всем знаниям дедуктивно с помощью разума, но для морального рационалиста благосостояние, человеческое процветание и счастье являются вопросом жизни согласно руководству разума.Итак, в ее чтении Спиноза - рационалист как в отношении знания, так и в отношении этики.

«Спиноза становится все труднее и труднее каждый раз, когда вы его читаете, потому что возникают новые вопросы и вы замечаете то, чего раньше не замечали»

Но она также утверждает, что он реалист. Здесь она борется с определенной интерпретацией Спинозы, восходящей к Гегелю, что для Спинозы единственное, что действительно реально, - это Бог или сама природа, а все конечные вещи вокруг нас являются просто субъективными явлениями, с помощью которых мы пытаемся понять понять или разобраться в природе.Она говорит, что Спиноза действительно верил, что мир вокруг нас реален и что существуют конечные длительные вещи и что основные метафизические и эпистемологические основания для нашего знания о них требуют их реальности. Итак, я думаю, что ее книга - хороший противник субъективистскому толкованию метафизики Спинозы.

Какова «субъективная интерпретация» его метафизики?

Это своего рода теория Парменида, согласно которой единственное, что реально, - это «одно», «целое», в терминах Спинозы, «Бог» или «природа».Кажется, что мы видим вокруг себя объекты природы, обладающие метафизической целостностью - столы, стулья, деревья, жирафов. Являются ли эти вещи реальными вещами, которые существуют как длительные существа, хотя они являются частью природы, а все является частью природы, или же разбиение природы на отдельные индивидуумы иллюзорно?

Понятно. А как насчет вашего пятого выбора: Спиноза по философии, религии и политике Сьюзен Джеймс? Расскажи мне об этой книге.

Долгое время Спиноза считался, особенно профессиональными философами, представляющим интерес в первую очередь из-за его метафизики и эпистемологии. И я думаю, что это было педагогически мотивировано. Мы будем преподавать курсы по истории современной философии, где Декарт закладывает эпистемологические и метафизические основы, Спиноза отвечает на них, а Лейбниц отвечает Спинозе и так далее. Итак, студенты, если они читают Спинозу, они читают Этика , но только части I и II.Им остается только гадать, какого черта эта книга называется «Этика», если в ней нет ничего этичного. Речь идет только о Боге, природе, свободе воли и так далее. Итак, долгое время Спинозу не воспринимали всерьез как морального философа или как политического философа. Фактически, он все еще не во многом. Алан Райан в своей большой двухтомной истории политической философии ничего не говорит о Спинозе, ни слова.

Это интересно. В его случае это должно быть умышленное упущение. Я был шокирован, увидев, что А.С. Грейлинг написал эту обширную историю философии, в которой нет ни единой ссылки на Кьеркегора.Иногда это случается случайно.

В недавней книге Грейлинга по философии 17 века Спиноза почти не упоминается, а Лейбница вообще не упоминается.

Но Райан больше похож на ученого философа. Я полагаю, это должно быть его сознательное решение.

Терри Ирвин в своей двухтомной истории этики содержит целую главу о Спинозе.

Может быть, это отражает преподавание, потому что воспринимаемая сложность обучения Спинозы означает, что его нелегко прочитать на курсах бакалавриата.Может показаться прагматичным, что преподавателям философии, если они не специалисты по Спинозе, не нужно было сколько-нибудь глубоко читать Спинозу в учебных целях. А если они пишут синоптическую книгу, им может не прийти в голову, что там есть что-то интересное.

Долгое время Спинозу не воспринимали всерьез как морального философа или политического философа. Только недавно мы начали видеть настоящую работу, проделанную над его моральной и политической философией. В частности, «Богословско-политический трактат » редко преподается на философских факультетах.

Я знаю. Мне стыдно сказать, что я написал книгу о свободе слова и не включил в нее Спинозу, а должен был это сделать. Но я не читал ваш «Книга, выкованная в аду », и я не читал «Трактат » Спинозы. Если бы я написал это сейчас снова, был бы раздел о Спинозе. Но происходит что-то странное. Исторически, возможно, существовал некоторый антисемитизм в британских и американских - особенно британских - философских факультетах, почти неоспоримый антисемитизм, идея о том, что «для нас здесь ничего нет».Иначе почему Спиноза так мало фигурировал в учебной программе?

Долгое время Спиноза вообще находился в упадке, особенно в англо-американской философии, потому что метафизика была в упадке, и как метафизика существовала идея, что Спинозу нельзя принимать всерьез. Спасибо, А.Дж. Айер.

Но до него мы знаем, что Джордж Элиот перевел свой Этика . Он стал источником вдохновения для издания Middlemarch , которое высоко ценится философами, а также литературоведами.Элиот такой важный писатель, и он многое видел у Спинозы. Интересно, как она с ним познакомилась?

Вышло новое издание ее перевода Клэр Карлайл. Это интересный вопрос. Элиот, очевидно, был опытным лингвистом. Она явно чувствовала некую близость к Спинозе. Она сделала перевод до того, как написала какой-либо из своих романов.

Это очень интересно, если он не был широко известной фигурой, из всех переводчиков она выбрала его.

Да. Это действительно интересный вопрос, почему она это сделала.Я не знаю ответа.

Итак, Сью Джеймс возвращает Спинозу на карту с точки зрения этики…

На момент публикации ее книга была одной из очень немногих, посвященных «Богословско-политическому трактату » . Что действительно обсуждается философами, если они говорят о Спинозе, так это Этика . К теолого-политическому трактату обычно обращаются на курсах религиоведения или иудаики. Книга Сью Джеймс была, наряду с более ранней книгой голландского ученого Тео Вербека, одной из немногих книг по «Богословско-политическому трактату » .Книга Джеймса очень удобочитаема. Он охватывает все правильные вещи и действительно возвращает нам Спинозу как крупного систематического мыслителя, а не просто человека, занимающегося метафизикой и эпистемологией между Декартом и Лейбницем.

А Сью Джеймс - не только философ, но и историк идей. Так что, по-видимому, контекст надежно объясняется, а не просто принимается как должное или игнорируется. К примеру, она мыслит совершенно иначе, чем Джонатан Беннет.

Совершенно верно.У нее отличное историческое чутье и понимание контекста.

Является ли ее интерпретация спорной? Включает ли она это в контекст или она обнаруживает в книге что-то, чего не видели другие люди?

Я не вижу, чтобы у нее были какие-то спорные топоры, но она выявляет некоторые темы работы, которые, как мне кажется, ускользнули от внимания, особенно согласованность Теолого-политического трактата с Этикой . В этом отношении это ответ Беннетт, и она показывает, что они являются неотъемлемой частью одного и того же проекта.Фактически вы можете рассматривать саму этику как продолжение богословско-политического трактата , потому что, подрывая в Этике веру в чудеса и бессмертную душу и предлагая нам эту концепцию человеческого процветания, добродетели и счастья , а также разум и свобода, здесь есть политическая цель - подорвать суеверные убеждения. И, подрывая суеверные религиозные убеждения, такие как вера в бессмертие, вы тем самым подрываете политическое влияние, которое духовные лица имели в то время в Голландской республике.

Как вы думаете, у этих двух книг была одинаковая аудитория, или они были написаны для одинаковой аудитории?

Я думаю, что есть некоторое совпадение, но я думаю, что Ethics была написана для философов, знакомых с картезианской лексикой и концептуальной схемой картезианцев, таких как его друзья в Амстердаме, которые изучали ее, когда он ее писал, а также философы в университеты и колледжи. Теолого-политический трактат был нацелен на более широкую аудиторию: либеральных богословов и других образованных членов голландского общества (например, регентов, которые управляли городами), людей, которые будут подчиняться его посланию терпимости, секуляризма и освобождения от религиозные суеверия.В некотором смысле это очень злая книга, потому что она была написана после того, как одного из его друзей бросили в тюрьму за то, что он написал книгу на спинозистские темы. Ошибки, допущенные его другом, заключались в том, что, во-первых, он написал его на голландском языке, чтобы он был доступен для широкого круга читателей, а во-вторых, он написал свое имя на обложке.

Интервью Five Books стоит дорого производить. Если вам нравится это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Спиноза написал «Богословско-политический трактат » на латыни и не назвал свое имя на обложке, но это был ответ на то, что он видел как ползучую нетерпимость в Голландской республике и растущее влияние Голландской реформатской церкви в гражданской сфере. и политические вопросы.

Если бы я рекомендовал книги для широкого читателя, я бы определенно рекомендовал вашу книгу « A Book Forged in Hell », которая мне очень понравилась. Как вы пришли к написанию этой книги? Это не академическая книга, она во многих смыслах переворачивает страницы. Что побудило вас писать в этом жанре?

Давным-давно, после получения должности и с маленькими детьми, я решил, что если я собираюсь уйти, чтобы поработать над чем-то, это должен быть проект, который прочитают более 12 человек.И я думал, что Спиноза был достаточно интересным и важным, чтобы попытаться охватить широкую аудиторию. Пытаться писать общую научную литературу - огромное удовольствие. Мне все еще нравится время от времени писать академические статьи, которые носят более технический характер. И я думаю, что техническая работа позволяет мне писать более общие научно-популярные книги.

Моя новая книга о моральной философии Спинозы, Думай меньше всего: Спиноза о том, как жить и как умереть , по сути, серьезно относится к моральной философии Спинозы и рассматривает уроки, которые он предлагает нам о том, как справляться с нашими эмоциями, как относиться к другим людям, как ценить жизнь и как правильно относиться к смерти.

И вы думаете, что теперь это жизнеспособная философия?

Да, но это не одна из тех книг по саморазвитию, как « Как жить как стоик, ». Я думаю, что они часто упрощают и упрощают. Я смотрю на аргументы Спинозы, но стараюсь сделать их доступными и серьезно относиться к нему как к философу, а не как к гуру самопомощи.

Что означает в отношении смерти вера в то, что загробной жизни нет и нет Бога отдельно от природы? Если я понял его правильно, мы должны жить в согласии с разумом и контролировать свои страсти.

В случае смерти возникает вопрос: «Как вам подойти к смерти?» Если вы думаете, что есть что-то, на что можно надеяться или чего бояться, тогда вы будете жить своей жизнью, руководствуясь этими иррациональными эмоциями. Но смерти нечего бояться. Сообщается, что Эпикур сказал: «Где смерть, меня нет; а где я, смерти нет ». Итак, тебе не следует бояться быть мертвым, потому что тебя не будет рядом, когда ты умрешь. Это не должно быть источником беспокойства. Правильное отношение тоже не было бы положением надежды - уж точно нет.Как сказано в названии книги, не стоит об этом вообще думать, потому что там ничего нет. Когда ты мертв, ты мертв. Вам следует сосредоточиться на том, как улучшить свою жизнь здесь и сейчас, и на радостях, которые приносят нам наибольшее удовлетворение в поисках истинных благ этой жизни, а именно знания и понимания.

Наконец, я думаю, вы вместе со своим сыном написали комикс, в котором фигурирует Спиноза.

Это графическая книга по истории философии 17 века, от Галилея и Декарта до Лейбница и Ньютона, с множеством промежуточных остановок, но Спиноза посвящает себе целую главу.

Как тебе это удалось?

Мой фантастический редактор Princeton University Press Роб Темпио сказал: «Не хотите ли вы написать историю философии семнадцатого века?» И я сказал: «Нет, не совсем. Это было бы просто своего рода поваренной книгой ». Но в то время мой сын только что закончил художественную школу, и я подумал, что было бы действительно весело сделать что-нибудь вместе и начать его карьеру. Итак, я спросил Роба: «А как насчет графической книги по философии семнадцатого века?» И, к моему большому удивлению, он сказал: «Круто!»

Было очень весело работать с моим сыном.Он проделал большую часть работы. Девятьсот рисунков, выполненных вручную и раскрашенных вручную. Думаю, получилось очень хорошо, но я сторонник.

Какая у вас следующая книга после той, которая только что вышла? Это про Спинозу?

Нет, я думаю, это будет биография Декарта. Вы написали популярные книги по философии. Что побудило вас начать этим заниматься?

Честно говоря, быть посредственным философом и штамповать статьи для выполнения обязательств было для меня не очень важным делом.Я делал обучающие и обучающие заметки, которые вполне естественно приводили к вводным книгам. Так что я действительно увлекся этим, и это очень приятно, потому что вы продаете больше копий и видите свои книги в книжных магазинах. Думаю, именно поэтому я застрял в этой вене. Но тогда я думаю, что люди должны использовать свои сильные стороны, и я чувствовал, что моя сила заключалась в общении с широкой аудиторией, с помощью подкастов и так далее, и не обязательно в глубоких научных исследованиях. Так что это самооценка. Некоторые из моих современников просто погружаются в попытки быть оригинальными в очень маленьких областях, которые на самом деле не имеют большого значения.Я думал, что это в каком-то смысле пустая трата жизни.

Не могу с этим согласиться. Также очень интересно получать заметки от читателей, не являющихся учеными.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *