Сперанский граф – Сперанский, Михаил Михайлович | ИРКИПЕДИЯ

Сперанский, Михаил Михайлович | ИРКИПЕДИЯ

Среди выдающихся государственных деятелей России XIX века одно из первых мест принадлежит М.М. Сперанскому. Безродный выходец из «жеребячьего сословия», благодаря природному уму и трудолюбию Сперанский в короткий срок сделал блестящую карьеру, познал высочайшие взлеты и горечь падения, оставив по себе память признанного реформатора и выдающегося юриста. По воле судеб оказавшись в 1819 генерал–губернатором в огромном зауральском крае, Сперанский и здесь занялся реформами, благодатное влияние которых сибиряки ощущают и сегодня. Бескорыстное стремление к благу страны надолго останется в людской памяти.

Отправляя Сперанского в Сибирь, Александр I наделил его небывалыми полномочиями. Сперанский ехал в Сибирь в двух лицах – как ревизор и как «главный начальник края», которому поручалось провести ревизию, «придать кого нужно законному суждению», сообразить «на месте полезнейшее устройство сего отдаленного края и сделать оному начертание на бумаге». Весной 1819 г. Сперанский пересек границу Сибири. Первый сибирский город Тюмень произвел на него вид «печальный», в Тобольске – древней столице Сибири – ревизор тоже не задержался. Он спешил в далекий и загадочный Иркутск, как бы предчувствуя, что именно там находится «корень зла». Добравшись наконец до Иркутска, Сперанский через несколько дней напишет ставшие впоследствии знаменитыми строки.

«Если в Тобольске я отдал всех под суд... то здесь оставалось бы всех повесить».

К приезду нового генерал–губернатора Иркутск готовился как никогда. Горожанам надолго запомнилась встреча. Основные сооружения города – Кафедральный собор, Триумфальные ворота и главные улицы – Большая и Заморская – были буквально залиты огнями. Па переправе через Ангару гремел оркестр, а среди огромного стечения народа выделялись губернатор Н.И. Трескин с чиновниками в парадных мундирах и орденах. В дневнике Сперанский так описал первые впечатления об Иркутске: «Вид освещенного города из–за реки был великолепен». Однако уже первое знакомство с результатами управления краем И.Б. Пестелем и Трескиным потрясло Михаила Михайловича. «Чем дальше опускаюсь я на дно Сибири, тем более нахожу зла, и зла почти нестерпимого», – писал он.

Приступая к ревизии, Сперанский был хорошо знаком с укоренившимся в правительственных кругах с Екатерининских времен мнением о том, что все сибиряки – ябедники. А потому обращать внимание на их прощения и жалобы не стоит. С большим трудом он смог убедить жителей губернии в том, «

что жалобы на местное начальство не составляют преступления». И тогда... жалобы посыпались, как из рога изобилия. Число их доходило до трехсот в день. В Иркутске в считанные дни была раскуплена вся гербовая бумага, на которой следовало писать жалобы.

Губернатор Трескин был, по характеристике Сперанского, человек «наглый, смелый, неглупый», но «худо воспитан» и «хитер и лукав, как демон». Под стать ему была и стая чиновников рангом пониже: Верхнеудинский исправник М.М. Геденштром, Иркутский – Войлошников, Нижнеудинский – Лоскутов.

Ревизия вскрыла вопиющую картину злоупотреблений и произвола местной администрации. Сам ревизор писал, что общим предметом «следственных дел стало лихоимство во всех его видах». Трескин был отдан под суд, вместе с ним в различных злоупотреблениях оказалось замешано около семисот чиновников рангом пониже. Сперанский в короткий срок смог вычистить «авгиевы конюшни». В этом его несомненная заслуга.

Быт нашего героя в Иркутске был организован очень скромно. Вместе с приехавшими с ним молодыми чиновниками – Г.С. Батеньковым, К.Г. Репинским, Ф.И. Цейером и другими, они жили и работали в простом, но не очень уютном доме А.А. Кузнецова, расположенном отнюдь не в центре Иркутска, а на окраине, недалеко от реки Ушаковки. Единственной достопримечательностью этого дома был заброшенный сад, ставший любимым местом прогулок Сперанского и сопровождавших его молодых людей. По воскресеньям Сперанский присутствовал на обедне в приходской церкви, любил выехать за город на речку Каю, а к вечеру запросто заглянуть на огонек к знакомым купцам. Уже много лет спустя старожилы Иркутска вспоминали прогуливавшегося на свежем воздухе в любую погоду высокого, чуть сутулого человека, одетого в простую шинель без всяких знаков отличия, скромную кожаную кепку. Трудно было ощутить в этом одиноком страннике выдающегося мыслителя, в обмен на которого Наполеон предлагал Александру I отдать любое из принадлежащих ему государств Европы.

Основным делом Михаила Михайловича в период его двухлетнего пребывания в Иркутске стала не ревизия, а разработка проектов будущей реформы, вошедших в литературу под общим названием «сибирского учреждения» или «сибирских реформ» 1822 г. Сперанский и его «конфиденты» через Сибирский комитет представили на рассмотрение Александру I пакет предложений, состоящий из 10 законопроектов: «Учреждение для управления Сибирских губерний»; «Устав об управлении инородцев»; «Устав о ссыльных»; «Устав об этапах»; «Устав об управлении киргиз–кайсаков»; «Устав о сухопутных сообщениях»; «Устав о городовых казаках»; «Положение о земских повинностях»; «Положение о хлебных запасах»; «Положение о долговых обязатель­ствах между крестьянами и между инородцами», которые были утверждены царем 22 июня 1822 г. Новую систему управления Сибири Сперанский попытался построить на компромиссе интересов верховной, т. е. самодержавной, власти с региональными особенностями и отчетливом понимании невозможности в тот период времени полностью подчинить Сибирь действию общеимперского законодательства.

Правительство со времен Екатерины II на разных уровнях традиционно признавало существенные особенности Сибирского края. Одним из проявлений этого стало намерение Екатерины сделать специальную оговорку о нераспространении губернских учреждений 1775 г на Сибирь. В 1801 г., отправляя И.О. Селифонтова с ревизией в Сибирь, Александр I прямо заявил в указе: «

Мы находим, что сибирский край по пространству своему, по разностям естественного его положения, по состоянию народов, его населяющих... требует... в разделении его... и в самом образе управления особенного постановления», основанного «на достоверном познании местных обстоятельств». Но наиболее ярко мысль о необходимости особой формы управления для Сибири прозвучала в отчете М.М. Сперанского по обозрению края. Вдумчивый ревизор на страницах документа к этой идее возвращается неоднократно. В конечном итоге он приходит к выводу о том, что Сибирь по пространству своему «требует особенных постановлений».

В сибирском законодательстве 1822 г. прежде всего обращают на себя внимание его тщательная предварительная подготовка. М.М. Сперанским и его помощниками, в первую очередь Г.С. Батеньковым; был собран и проанализирован огромный комплекс исходных материалов. Итоговый «пакет» законов в утвержденном виде не только поражает своим объемом – он состоит из 4019 параграфов, – но и отличается исключительно высоким для того времени качеством проработки правовых актов. Наиболее характерной его чертой стало стремление Сперанского обеспечить в новом законодательстве сочетание основополагающих политических принципов функционирования империи, сибирской специфики с решением общегосударственных задач.

Регионализм М.М.Сперанского проявился прежде всего в разделении Сибири на два генерал–губернаторства – Западной и Восточной Сибири. Тем самым по существу было положено начало тому административному разделению Сибири, которое сохранилось и по сей день. Региональными мотивами было навеяно предложение о создании двух Главных управлений и совещательных органов при них – советов. Этот же механизм вводился на уровне губернии и округов (уездов). Создание Сперанским системы противовеса единоличной власти является, как представляется, уникальным явлением в российском законодательстве первой половины XIX в. Значительно позже, в 1860–х гг., нечто похожее можно наблюдать в других генерал–губернаторствах Азиатской России, например, в Туркестане. Однако в тот период времени это было принципиальным новшеством в законодательной практике, навеянным традиционным стремлением сибирской бюрократии к «самовластию». Коллегиальные советы и должны были, по замыслу Сперанского, стать гарантами законности принимаемых решений. Обращает на себя внимание состав Главных управлений, в которые под председательством генерал–губернатора входило по шесть чиновников: трое по назначению самого главного начальника края, а трое представляли интересы министерства внутренних дел, финансов и юстиции. В таком механизме формирования советов нашли сочетание принципы отраслевого, территориального и общегосударственного уровней управления, централизаторские и децентрализаторские тенденции. Эти же основы были зафиксированы в статьях закона, определяющих взаимоотношения генерал–губернатора с общегосударственными ведомствами, представленными в регионе: жандармской и почтовой службами, кабинетскими чиновниками, казенными палатами и др.

Региональные мотивы особенно сильно проявились при разработке «Устава об управлении инородцев». Факт появления в российском законодательстве новой сословной категории – тому доказательство. Само слово «инородцы» в практику русского языка, в юридическую лексику вводится именно Сперанским. Оно отразило эволюцию взаимоотношений правительства с народами Сибири, глубину инкорпорации сибирских аборигенов в общегосударственные политические, экономические и социокультурные механизмы и процессы. Здесь уместно отметить, что на протяжении трехсотлетней истории досоветской Сибири официальное название народов края неоднократно менялось. В XVII в. коренных жителей Сибири называли «ясашными иноземцами», так как Сибирь и ее население еще только начинали входить в состав Российского государства. Однако по мере утверждения в подданстве они переставали быть иноземцами. В XVII и в первые десятилетия XIX в. сибирских аборигенов обычно называли «

ясачными иноверцами», т. е. людьми иной, отличной от христианства религии. В XIX в. в связи с распространением православия среди народов Сибири это название исчезает как неточно отражающее конфессиональную принадлежность аборигенов. Сперанский вводит новый термин – «инородцы», который стал официальным названием народов края и приобрел сословный характер. Таким образом, в самом термине «инородцы» заметны элементы региональной специфики, связанной с изменением юридического и социального статуса этих народов в составе российского государства. В этом же документе обращает на себя внимание и ряд других положений, связанных с сибирской спецификой: разделение аборигенов на три категории – оседлых, кочевых и бродячих, предполагаемая кодификация норм обычного права – с одной стороны, и возможная интеграция аборигенов в общероссийскую административную и экономическую систему – с другой.

Стремление Сперанского учитывать региональные особенности легко прослеживаются и на примере анализа других законов, составляющих комплекс «сибирского учреждения». Примером тому является регламентация податей и сборов, создание государственных запасов хлеба, заключение торговых сделок и т.д.

Вместе с тем нельзя не заметить, что правовой регионализм Сперанского базировался на имперском законодательстве, его постулатах и имел строго дозированные пределы. В «сибирском учреждении» 1822 г. легко прослеживаются идеи Екатерининского Учреждения о губерниях 1775 г., провозгласившего принцип единоначалия в лице генерал–губернатора как исключительно доверенной от императора особе. Сперанский вовсе не собирался ограничивать генерал–губернаторскую власть. В условиях абсолютной монархии это было невозможно, да Сперанский и не желал этого. Однако он попытался поставить деятельность региональной власти в строго определенные рамки законодательства, что явилось несомненным новшеством для региона и империи в целом.

В то же время сам факт наличия генерал–губернаторской власти, пределы и существо которой не были четко прописаны в законодательстве, осложнял вопрос о подчинении ей учреждений различных ведомств, порождал нежелательные, с точки зрения правительства, дискуссии и вопросы. Представляется, что генерал–губернаторская власть вносила определенный элемент децентрализации в систему управления, что явилось прямым порождением противоречий внутренней политики самодержавия в первой половине XIX в. «

Непоследовательность Александра по делам внутреннего благоустройства сказывалась на всех мероприятиях». Так охарактеризовал великий князь Николай Михайлович внутреннюю политику своего венценосного предка.

В такой характеристике видится нам прежде всего сочетание имперских принципов и регионализма в законодательстве 1822 г. В этом смысле «сибирское учреждение» вполне вписывалось в палитру общероссийского законодательства об управлении окраинами государства, т.е. находилось в русле общегосударственной политики. Как известно, в 1809 г. Финляндия, бывшая шведская провинция, после присоединения к России получила автономный статус Великого княжества Финляндского, положение которого было весьма привилегированным даже «по сравнению с коренными областями империи». В декабре 1815 г. император Александр I «

даровал конституцию Польше», считавшейся по тем временам верхом либерализма в Европе. На Кавказе, который представлял собой весьма пестрый конгломерат этносов и религий, проводится административная реформа, имевшая целью прочнее увязать этот важный в стратегическом отношении регион с Россией, но в тоже время построенная с учетом местных этнических, религиозных и иных традиций. Расширение территории государства и как следствие, усложнение внутриполитических, в том числе и управленческих, задач, выдвигали перед правительством задачу поиска путей инкорпорации новых территорий в общеимперское пространство. Одним из таких способов и стала разработка регионально–территориального законодательства, в котором отчетливо отражались геополитические особенности конкретных территорий. Сибирское законодательство 1822 г., основы которого были разработаны в Иркутске, логично вписывалось и дополняло доктрину окраинной политики самодержавия. Оно стало первым опытом комплексного регионального законодательства в империи, действовавшим без существенных изменений вплоть до конца XIX века и опередившим общероссийскую кодификацию на десять лет.

Дамешек Л.М. Личность в истории Сибири XVIII-XX веков: Сб. биограф. очерков. — Новосибирск, 2007. — С. 34-40.

irkipedia.ru

Сперанский Михаил Михайлович 1 января 1772

Граф Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) вошел в историю как великий русский реформатор, основатель российской юридической науки и теоретического правоведения. Его практическая деятельность во многом была связана с реформированием государственно-правовой системы Российской империи.

Граф Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) вошел в историю как великий русский реформатор, основатель российской юридической науки и теоретического правоведения. Его практическая деятельность во многом была связана с реформированием государственно-правовой системы Российской империи. Концепция Сперанского легла в основу знаменитого указа Александра I «О свободных (вольных) хлебопашцах» (1803 г.), согласно которому помещики получили право отпускать крепостных на «волю», наделяя их землей.

М.М. Сперанский родился в семье сельского священника, а образование получил в Петербургской Духовной академии. После завершения обучения состоял в ней профессором математики, физики и красноречия в период 1792-1795 гг., а позже профессором философии и префектом академии. Учебная и административная деятельность Сперанского продолжалась вплоть до 1797 г., когда он перешел на службу в Сенат.

Карьеру Сперанского во многом определила его близость к князю А.Б. Куракину. Как только князь был назначен генерал-прокурором Сената, он склонил Сперанского перейти туда на службу и быстро повысил его до чина коллежского советника и должности экспедитора. Несмотря на подозрительность Павла I и быструю смену генерал-губернаторов - Куракин, затем П.В. Лопухин, А.А. Беклешов и, наконец, в 1801 г. П.Х. Обольянинов - Сперанскому сохранял своё положение благодаря высокому профессионализму. Одновременно Михаил Михайлович являлся секретарем Комиссии по снабжению столицы продовольствием, которую возглавлял наследник престола Александр Павлович. Именно здесь произошло знакомство будущего императора с М.М. Сперанским.

12 марта 1801 г. Александр I вступил на престол, а уже 19 марта Сперанский был назначен статс-секретарём государя.  На данном этапе своей политической карьеры Сперанский выступает автором и редактором многих указов и распоряжений, которые были основой для реформаторского курса императора Александра. К ним относятся восстановление Жалованной грамоты дворянству и Жалованной грамоты городам; отмена телесного наказания священников и дьяконов; ликвидация тайной экспедиции; дозволение ввоза из-за границы книг и нот; восстановление права открывать частные типографии; многочисленные помилования.

Сперанский стал автором проекта преобразования системы органов государственной власти, заняв в 1802 г., в только что образованном Государственном Совете, пост начальника экспедиции гражданских и духовных дел. Вскоре по ходатайству Министра внутренних дел В.П. Кочубея, Сперанский получил должность правителя канцелярии министерства. С 1802 по 1807 гг. Кочубей занимает пост министра, и в сотрудничестве со Сперанским осуществляется ряд нововведений в либеральном духе, в том числе издаются указ о свободных хлебопашцах, разрешение вольного соляного промысла, проводится преобразование медицинского и почтового дел. Деятельность Сперанского в Министерстве была замечена императором Александром I, который назначил его повторно статс-секретарем. В 1808 г. Сперанский сопровождал Александра в Эрфурт на встречу с Наполеоном и в том же году представил свой проект общей политической реформы на рассмотрение императора.

Государственный муж Сперанский, плохо разбирался в придворных интригах и отношениях внутри двора. По его инициативе был введен экзамен для чиновников, а также отменена придворная служба, а все придворные звания становились лишь почётными титулами и не более того. Все это вызывало раздражение и ненависть двора. В день своего 40-летия Сперанский был удостоен орденом Александра Невского. Однако ритуал вручения прошёл непривычно строго, и стало ясно, что «звезда» реформатора начинает тускнеть. Недоброжелатели Сперанского (среди которых был шведский барон Густав Армфельд, председатель комитета по делам Финляндии, и А.Д. Балашов, руководитель Министерства полиции) ещё больше активизировались. Они передавали Александру все сплетни и слухи о госсекретаре. Вместе с тем самоуверенность самого Сперанского, его неосторожные упреки в адрес Александра I за непоследовательность в государственных делах, в конечном счете, переполнили чашу терпения и вызвали раздражение императора.Современники назовут эту отставку «падением Сперанского». В действительности произошло не простое падение высокого сановника, а падение реформатора со всеми вытекающими отсюда последствиями.Сперанский в 1812 г. был обвинен в измене, арестован, уволен со всех должностей и сослан в Пермь, откуда вскоре переведен под надзор полиции в свое небольшое имение Великополье Новгородской губернии. Поначалу он вынужден был закладывать царские подарки и пожалованные ему ордена для того, чтобы обеспечить себе хоть сколько-нибудь достойное проживание.

Опала М.М. Сперанского окончилась в 1816 г. и его назначили губернатором в Пензу, где он прожил около трех лет и предпринял энергичные меры по наведению порядка. В 1819 г. Сперанский стал сибирским генерал-губернатором с чрезвычайными полномочиями для производства ревизии. В 1821 г. он вернулся в Санкт-Петербург с результатами ревизии и с проектом нового Уложения для Сибири. Его планы были утверждены, сам он щедро награжден и назначен членом Государственного Совета и начальником Комиссии о гражданском уложении.

После воцарения Николая IСперанскому было поручено составить полный свод законов Российской Империи от времен правления Алексея Михайловича до Александра I. Эту задачу Сперанский выполнил в 4 года (1826-1830 гг.). За свою государственную деятельность в 1839 г., незадолго до смерти, Сперанский был пожалован титулом графа.

histrf.ru

ЭСБЕ/Сперанский, Михаил Михайлович — Викитека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

< ЭСБЕ Перейти к навигации Перейти к поиску
← Сперанский, Иван ПетровичСперанский, Михаил Михайлович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Сперанский, Михаил Несторович →
Словник: София — Статика. Источник: т. XXXI (1900): София — Статика, с. 188—192 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РБС : Britannica (11-th)
 Википроекты:  Викитека  Википедия  Фото, аудио и видео  Новост

ru.wikisource.org

Сперанский: жизнь и деятельность | История Российской империи

М.М. Сперанский

Наполеон назвал Сперанского „единственной светлою головою в России“. Во время одной из встреч с Александром Наполеон долго разговаривал со Сперанским, затем вместе с ним подошёл к императору и сказал: „Ты обменяешь мне этого человека (Сперанского) на какое-нибудь из моих королевств“.

Михаил Михайлович Сперанский родился 1 января 1772 года в семье потомственных священнослужителей в селе Черкутино Владимирской губернии. В возрасте 7 лет он начал обучение во Владимирской семинарии, где ему дали фамилию Сперанский (от лат. «надежда»). В 1788 г. в С.-Петербурге была открыта Главная семинария при Александро-Невском монастыре, туда направили «надежнейших в благонравии, поведении и учении» семинаристов, среди них был и Михаил Сперанский.

М. Сперанский

М. Сперанский был очень пытливым и способным юношей. Он изучил в подлинниках труды Дидро, Вольтера, Локка, Лейбница, Канта и др. европейских философов и уже тогда стал соотносить прочитанное с русской действительностью — и деспотизм, сословные предрассудки, крепостное право стали видеться ему как зло, которому надо противостоять. Но готовил он себя к духовному служению, и после окончания семинарии его оставили преподавать там математику и философию, а в дальнейшем предполагалось, что он примет монашество и станет служить церкви. Но юноша хотел продолжить образование за границей.

Карьера

Его карьерный рост начался с должности домашнего секретаря богатого екатерининского вельможи А.Б. Куракина и восходил стремительно. В доме Куракина Сперанский подружился с гувернером Брюкнером, молодые люди активно обсуждали идеи, которые их особенно волновали, читали и спорили. В это же время взошедший на престол Павел I назначил друга своей юности Куракина сенатором, а вскоре и генерал-прокурором, в связи с этим грамотный, умный и воспитанный секретарь был ему просто необходим. Он устроил дело так, чтобы Сперанский оставил Петербургскую семинарию и всецело посвятил себя государственной службе. Карьера Сперанского стремительно пошла вверх: через 4 года он становится уже действительным статским советником, всего в 27 лет. Но в это же время разбивается и его личное счастье: прожив всего около года с любимой женой, он становится вдовцом и в дальнейшем всю свою оставшуюся жизнь посвящает дочери, больше не вступая в брак и не имея сердечных привязанностей.

В начале царствования Александра I в ближайшем окружении молодого императора собрались его молодые друзья, которые составили «Негласный комитет», который разрабатывал планы реформирования России: П.А. Строганов, Н.Н. Новосильцев, граф В.П. Кочубей, князь А. Чарторыжский. Все они были против самодержавия, считая, что в просвещенной России невозможен деспотизм, а существование самодержавия невозможно без деспотизма, следовательно – надо уничтожить самодержавие. Странно, но и самого Александра I такие умозаключения не смущали.

К этому времени имя М. Сперанского  было уже известно, его знали как умного и образованного молодого человека, поэтому он естественно должен был войти в число членов «Негласного комитета». Министр внутренних дел граф Кочубей пригласил Сперанского работать в его ведомстве. Его ценили за необыкновенную работоспособность, трудолюбие, умение грамотно сформулировать и оформить любые юридические вопросы. Сперанский являлся сторонником  идеи первенства закона:  «основные законы государства сделать столь неподвижными, чтобы никакая власть преступить их не могла». Молодой реформатор был убежден, что государственный строй России должен быть изменен: деспотия должна уступить место конституционной монархии. Главным орудием реформ Сперанский считал просвещенного государя.

Система государственного устройства России в начале XIX века

Уже тогда М. Сперанский понимал, что система, когда три различные ветви власти соединены в одном лице (императора), не может быть эффективной и обеспечивать правопорядок в государстве. Законы обществом игнорируются главным образом потому, что они не исполняются верховной властью, следовательно, нужны такие законы, которым должны подчиняться все. Поэтому, по мнению Сперанского, надо начинать с политической реформы, а потом уже реформировать гражданское право. Заметим, что такие мысли у молодого реформатора возникли в стабильное в социально-политическом плане время.

Но ситуация в России и в целом в Европе осложнялась в связи с наполеоновскими войнами: Аустерлицкое поражение, невыгодный Тильзитский мир, присоединение вместе со вчерашним врагом Наполеоном к континентальной блокаде Англии привели к кризису власти в России, в обществе говорили о необходимости смены власти… Необходимо было срочно изменить ситуацию – и Александр I делает ставку на молодого, но уже очень популярного Сперанского – он становится его секретарем.  Даже Наполеон высоко оценил способности Сперанского: после личной беседы с ним он спросил у императора: «Не угодно ли Вам, государь, променять мне этого человека на какое-нибудь королевство?»

В декабре 1808 г. Сперанский назначается заместителем министра юстиции, а вскоре получает чин тайного советника, соединенный с должностью директора комиссии законов и Государственного секретаря учрежденного Госсовета. Ему было поручено составить «План государственного образования», которое предусматривало политическое реформирование России. Все подробности этого «Плана» Сперанский обсуждал лично с императором.

План реформ

Суть реформ Сперанского состояла в том, что необходимые для России законы должны быть установлены в короткие сроки и составлены в Конс

www.rosimperija.info

МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ СПЕРАНСКИЙ (1772 - 1839) – Те, кому обязана наука конституционного права – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Становление общественно-политических взглядов М.М. Сперанского

Один из факторов формирования мировоззрения человека – воздействие семьи, ближайшего окружения. Отец Михаила Михайловича был сельским священником. Он немного времени уделял семье, а мать часто была занята делами по дому. Михаил был физически слаб, и поэтому вместо игр со сверстниками часто беседовал со своим дедом и много читал.

В жизни М.М. Сперанского было несколько судьбоносных знакомств. Первым стала встреча с духовником Александра I – протоиереем Андреем Афанасьевичем Самборским – человеком образованным, знатоком астрономии. Будучи в гостях у отца Сперанского, он побеседовал с мальчиком и пригласил его в Петербург.

Приглашение, невзначай данное А.А. Самборским в далеком 1778 году, было принято: после учёбы в семинарии во Владимире, М.М. Сперанский продолжил обучение в Александро-Невской семинарии в Петербурге. Образование в семинарии шло с учетом научных достижений философов-просветителей и представителей точных наук.

Знакомство с генерал-прокурором Алексеем Борисовичем Куракиным – второе судьбоносное знакомство в жизни Михаила Михайловича. Как отмечает В.А. Томсинов, М.М. Сперанский обладал «необыкновенной умственной энергией, искусством быстрого логичного письма»[1], что сыграло немалую роль при его приеме на должность домашнего секретаря. А.Б. Куракин дал поручение написать несколько писем – поручение было выполнено за одну ночь. Удивленный А.Б. Куракин позвал М.М. Сперанского на службу в должности титулярного советника, и тот согласился.

В жизни человека настаёт определенный момент, когда он оказывается на перепутье. Наука перевесила для Сперанского чашу вес, где на другой чаше была религиозная деятельность. Никто не может с уверенностью назвать решающий фактор, определивший этот выбор – быть может, М.М. Сперанский чувствовал, что он может сделать жизнь России лучше, пойдя по этому пути, а может, мыслил слишком вольно – всё это предположения, не более того.

В 1801 году Михаил Михайлович был возведен в чин статского советника. Недалек был момент личного знакомства с императором – это случилось в 1806 году.

М.М. Сперанский как идеолог и практик конституционной монархии: государственная деятельность и воззрения на государство

Михаил Михайлович считал, что власть должна быть ограничена законом, что правительство имеет источником своей власти народ, а сила правительства формируется из силы народной, является производной. В теории М.М. Сперанский выделяет две основные силы: силу народную и силу правительственную. «Силы, вверенные народом правительству, в руках его соединялись в одну массу. Из сил физических составлялись войски, из богатств народных – деньги, из уважения – почести»[2]. Народ должен ограничивать правительство посредством защиты границ власти, для чего ему необходимо консолидироваться, дабы не действовал принцип «разделяй и властвуй». Так как это весьма непростое занятие – следить за соблюдением границ власти, оно должно быть поручено элите, так называемому независимому высшему классу. В записке «Об усовершенствовании народного воспитания» предлагается установление зависимости между чином и уровнем образования, чиновники обязаны были сдавать экзамены. Помимо этого, гарантом законности должны стать, по мнению М.М. Сперанского, свобода печати и гласность.

В записке «О коренных законах государства» М.М. Сперанский различает внешний образ правления – правовую базу – и внутренний – реальную расстановку сил в государстве. Действующая конституция – и есть соотношение этих сил; Сперанский понимает конституцию как существующее положение дел, что впоследствии в 1862 году Ф. Лассаль назовет «фактическим отношением сил». Когда внешний образ правления не соответствует внутреннему, имеет место порок государственного устройства.

В 1809 году Михаил Михайлович по поручению Александра I создает «План государственного преобразования». «Введение к уложению государственных законов» 1809 года включает в себя два отделения: о плане и разуме государственного уложения. В первой идет речь о государственных и коренных государственных законах, во второй о государственном устройстве и законотворчестве.

Гражданские права понимались Сперанским как защита имущества и прав лица, а политические – как гарантия прав гражданских, реализуемая посредством разделения властей. Политические права состояли в «участии в силах государственных: законодательной, судной и исполнительной»[3].

Михаил Михайлович предлагал следующую сословную структуру населения: а) дворяне и люди среднего состояния, которые имеют все гражданские права, а политические – в зависимости от количества имущества, б) рабочий народ, который также имеет гражданские права, но вовсе не обладает политическими. М.М. Сперанский это обосновывал тем, что люди, не имеющие собственности, не способны участвовать в процессе законотворчества. «Какая, например, нужда человеку без собственности ограничивать закон о податях вещественных, когда закон сей на него не падает»[4].

Парламент – Государственная Дума – задумывался Михаилом Михайловичем как верховный законодательный орган, выборы в который должны носить многоступенчатый характер; формирование предполагалось начинать на уровне волостных дум. Законодательная инициатива, по Сперанскому, должна принадлежать правительству, рассмотрение и принятие законов – компетенция Государственной Думы, а утверждение законов – прерогатива императора.

В 1810 году создается Государственный Совет – координационный совещательный орган, и М.М. Сперанский занимает в нем пост государственного секретаря, фактически становясь вторым лицом в государстве. Он оказывает влияние практически на все сферы государственной деятельности – от законотворчества до международной политики.

Но модернизация государства не представляется возможной без трансформации правовой базы. И это становится одной из приоритетных направлений деятельности Сперанского. Лучшим делением законов, по его мнению, было их деление на три рода: закон государственный (конституционный), закон гражданский и закон уголовный. Два последние закона –  уложение[5].

Попытка систематизации законодательства была предпринята при Александре I, которая с 1810 года проходила под руководством М.М. Сперанского. Но так как в 1812 году началась Отечественная война, а при составлении проектов гражданского уложения за образец было взято французское законодательство, работа была прервана.

Николай I в 1826 году создаетВторое отделение Собственной канцелярии Его Величества, где начинается работа по систематизации законодательства, которая должна была включать в себя три этапа: инкорпорацию всех правовых актов Российской империи, что выразилось в издании в 1830 году Полного собрания законов Российской империи в период с 1649 по 1825 годы; инкорпорацию действующего законодательства в виде создания Свода законов, впервые вышедшего в 1832 году; и кодификацию – распределение норм по отраслям с включением новелл.

При М.М. Сперанском были проведены первые два этапа систематизации. Полное собрание законов Российской империи первоначально вышло в составе 40 томов и 4 томов указателей, а Свод законов – в 15 томах. Свод законов заложил основы для развития законодательства Российской империи, без чего была бы немыслима Судебная реформа 1864 года[6].

***

Для кого-то М.М. Сперанский – великий реформатор, для кого-то – масон, «разбудивший» декабристов, для кого-то – неудачливый политик… Разность мнений говорит о сложности образа Михаила Михайловича. Но он, бесспорно, был Государственным деятелем с большой буквы, светилом русской администрации, как назвал его М.А. Корф. Последний так описывал Михаила Михайловича в своём дневнике: «Сперва ничтожный семинарист, потом всемогущий временщик, знаменитый изгнанник, восставший от падения с не увядшими силами, наконец, бессмертный зиждитель Свода законов, столь же исполинского в мысли, как и в исполнении, — он и гением своим, и чудными своими судьбами стал каким-то гигантом над всеми современниками»[7].

Идеи М.М. Сперанского оказали серьезное влияние на последующее развитие российского конституционализма. Систематизация, проведенная М.М. Сперанским, избавила законодательство от противоречий и двусмысленных толкований. Сперанский внёс и весомый вклад в теорию права.

Многим известна история о том, что Наполеон, восхищенный умом Сперанского, сказал императору Александру: «Какого человека имеете Вы при себе! Я отдал бы за него Королевство!»[8]. Действительно, в немалой степени от того, каковы государственные деятели, зависит будущее страны, зависит, куда свернет Тройка-Русь – в болото к засилью Чичиковых или в общество торжествующего права.

 


[1] Томсинов В.А. Сперанский. –М.: Молодая гвардия, 2006. С. 47.

[2] Сперанский M.М. Проектыи записки. М.-Л.: Изд- во Академии наукСССР, 1961. С.35.

[3] Сперанский М.М. «Введение к уложению государственных законов (1809 г.)». Режим доступа:  http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3848894/#sub_para_N_200.

[4] Там же.

[5] Сперанский М. М. Указ. соч.

[6] См.: Томсинов В.А. Указ. соч. С. 409.

[7] Цит. по: Томсинов В.А. Указ. соч. С. 26.

[8] Бантыш-Каменский Д. Н. Словарь достопамятных людей русской земли [В 5 ч.] – СПб.: тип. Карла Крайя. 1847. Ч.3. С.286.

pravo.hse.ru

Сперанские — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сперанские
Описание герба:
Девиз Sperat in adversis
Том и лист Общего гербовника XI, 11
Титул Графы
Часть родословной книги V
Родоначальник М. М. Сперанский
Близкие роды Кантакузены
Российская империя
Эта статья — о дворянском роде. О носителях фамилии см. Сперанский.

Спера́нские — графский род.

Выходцы из духовного сословия, потомство М. М. Сперанского, возведённого 1 января 1839 года в графское достоинство Российской Империи

в воздаяние долговременной, отличной службы и неутомимых трудов на пользу Отечеству

ОГДРИ XI, 11

Его дочь, Елизавета Михайловна (1799—1857), была замужем за А. А. Фроловым-Багреевым (1783—1845) — действительным тайным советником.

Их дочь, Мария Александровна (1826—1887) была замужем за князем Родионом Николаевичем Кантакузиным (1812—1880) — генерал-майором.

Их сын, князь Михаил Родионович Кантакузин (1848—1894) — действительный статский советник. Именным Высочайшим указом, от 19 (31) мая 1872 года, повелено единственному правнуку по дочери покойного действительного тайного советника, графа Михаила Сперанского, князю Михаилу Родионовичу Кантакузину присоединить к свой фамилии и титулу титул и фамилию графа Сперанского и именоваться впредь князем Кантакузиным графом Сперанским.

Титул наследовал его сын, Михаил (1875—1954) — генерал.

Щит пересечен на золото и лазурь. В первой части возникающий Императорский орел, имеющий на груди овальный червленый, с золотою каймою, щит с золотым же вензелевым изображением Имени Императора Николая I. Во второй части два серебряных соболя, стоящие на задних лапах и держащие две, накрест положенные золотые стрелы и такой же лук, и сопровождаемые в главе части серебряной о шести лучах звездою.

Щит увенчан шлемом, украшенным графскою короной. Нашлемник: возникающий Императорский орел, со скипетром и державой и имеющий на груди овальный червленый с золотою кай

ru.wikipedia.org

Сперанский, Михаил Несторович — Википедия

Михаил Несторович Сперанский
Дата рождения 19 апреля (1 мая) 1863(1863-05-01)
Место рождения Москва,
Российская империя
Дата смерти 12 апреля 1938(1938-04-12) (74 года)
Место смерти Москва, РСФСР, СССР
Страна Российская империя Российская империя,
СССР СССР
Научная сфера филология, славистика, история литературы
Место работы Московский университет,
МГУ
Альма-матер Московский университет
Учёная степень доктор словесности
Учёное звание член-корреспондент СПбАН,
академик АН СССР
Научный руководитель

ru.wikipedia.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *