Спартак герой древности: СПАРТАК. 100 великих героев

Содержание

СПАРТАК. 100 великих героев

СПАРТАК

(ок. 120 — 71 до н.э.)

Вождь крупнейшего восстания рабов в Древнем Риме в 74/73-71 годах до н.э.

Имя «Спартак» в мировой истории созвучно со словом «герой». Называться спартаковцем значило много: это был и борец за независимость и свободу, и человек, отстаивающий справедливость, и человек, ведущий суровый образ жизни. Причем утвердилась такая терминология много-много столетий тому назад.

…Спартак родился во Фракии (современной Болгарии). О его жизни античные авторы сообщают противоречивые сведения. Согласно одним источникам, он был военнопленным, попал в рабство и был определен в школу гладиаторов в городе Капуе. По другой версии, фракиец служил наемником в римской армии, затем бежал и, попав в плен, был отдан в гладиаторы.

Сведения сходятся в одном: Спартак отличался физической силой, ловкостью и смелостью, искусно владел оружием. За свои способности получил свободу и стал учителем фехтования в гладиаторской школе.

Спартак пользовался огромным авторитетом среди гладиаторов капуйской школы Лентула Батиака, а затем и среди восставших рабов Древнего Рима.

О физической силе Спартака и его умственных дарованиях Плутарх говорил, что «он более походил на образованного эллина, чем на варвара». «Сам великий своими силами и тела и души» — так отзывается о вожде восставших рабов другой древнеримский писатель Саллюстий.

Величайшее в Древнем мире восстание рабов имело под собой самую благоприятную почву. Войны наводнили Италию рабами различных этнических групп: галлы, германцы, фракийцы, эллинизированные жители Азии и Сирии… Главная масса рабов была занята в сельском хозяйстве и находилась в крайне тяжелых условиях. Жизнь римских рабов из-за их жестокой эксплуатации была крайне непродолжительной. Однако это особо не тревожило рабовладельцев, поскольку победоносные походы римской армии обеспечивали бесперебойные поставки дешевых рабов на невольничьи рынки.

Из городских рабов на особом положении находились гладиаторы. Без гладиаторских представлений в Древнем Риме той эпохи не обходилось ни одно празднество. Хорошо обученных и тренированных гладиаторов выпускали на арену, чтобы они на утеху тысяч римских граждан убивали друг друга. Существовали особые школы, где физически крепких рабов обучали гладиаторскому искусству. Одной из наиболее известных школ гладиаторов находилась в провинции Кампания, в городе Капуя.

Восстание рабов в Древнем Риме началось с того, что группа рабов-гладиаторов (около 70 человек) бежала из капуйской школы после раскрытия в ней заговора и нашла убежище на вершине вулкана Везувий. Всего же участников заговора под руководством Спартака было больше — 200 человек, но стража гладиаторской школы и города Капуи разгромили заговорщиков еще в самом начале их выступления. Беглецы укрепились на труднодоступной горной вершине, превратив ее в военный лагерь. С долины к нему вела только одна узкая тропа.

К началу 73 года до н.э. отряд Спартака быстро вырос до 10 тысяч человек. Ряды восставших гладиаторов каждодневно пополняли беглые рабы, гладиаторы, разоренные крестьяне провинции Кампания, перебежчики из римских легионов. Спартак рассылал небольшие отряды по окрестным поместьям, всюду освобождая рабов и отбирая у римлян оружие и продовольствие. Вскоре вся Кампания, за исключением городов, защищенных крепкими крепостными стенами, оказалась в руках восставших рабов.

Вскоре Спартак одерживает ряд убедительных побед над римскими войсками, пытавшимися в зародыше подавить восстание рабов и уничтожить его участников. Вершина Везувия и подступы к потухшему вулкану стали ареной кровопролитных боев. Римский историк Саллюстий писал о Спартаке тех дней, что он и его товарищи-гладиаторы были готовы «скорее погибнуть от железа, чем от голода».

Осенью 72 года до н.э. было полностью разгромлено войско претора Публия Вариния, а сам он чуть не попал в плен, что повергло власти Рима в немалое смятение. А перед этим спартаковцы наголову разгромили римский легион под командованием претора Клодия, который самонадеянно поставил свой укрепленный лагерь прямо на единственной тропе, которая вела к вершине Везувия. Тогда гладиаторы сплели из виноградных лоз длинную лестницу и ночью спустились по ней с горного обрыва. Римский легион, внезапно атакованный с тыла, был разбит.

Спартак проявил прекрасные организаторские способности, превратив войско восставших рабов в хорошо организованную армию по образцу римских легионов. Помимо пехоты в спартаковской армии имелась кавалерия, разведчики, посыльные, небольшой обоз, который не обременял войска во время походной жизни. Оружие и доспехи или захватывались у римских войск, или изготовлялись в лагере восставших. Было налажено обучение войск, и тоже по римским образцам. Учителями рабов и итальянской бедноты выступали бывшие гладиаторы и беглые легионеры, прекрасно владевшие различным оружием и боевым построением римских легионов.

Армия восставших рабов отличалась высоким моральным духом и дисциплинированностью. Первоначально командиры всех рангов избирались из числа наиболее опытных и надежных гладиаторов, а затем назначались самим Спартаком. Управление спартаковской армией строилось на демократической основе и состояло из совета военачальников и собрания воинов. Был установлен твердый распорядок лагерной и походной жизни.

О других руководителях мощного восстания рабов в Древнем Риме почти ничего не известно. В истории сохранились только имена Крикса и Эномая, двух, по всей видимости, германцев, которые были избраны восставшими гладиаторами в помощники Спартаку, став военачальниками его армии.

Первые победы восставших рабов нашли широкий отклик. Из Кампании восстание распространилось на южные области Италии — Апулию, Луканию, Бруттию. К началу 72 года до н.э. армия Спартака выросла до 60 тысяч человек, а во время похода на Юг она достигала, по разным данным, численности в 90-120 тысяч человек.

Римский сенат был крайне обеспокоен размахом восстания рабов. Против Спартака были направлены две армии во главе с опытными и прославленными победами полководцами — консулами Г. Лентулом и Л. Геллием. Они надеялись добиться успеха, воспользовавшись начавшимися разногласиями среди восставших. Значительная часть рабов хотела вырваться из Италии через Альпы, чтобы обрести свободу и вернуться на родину. Среди них был и сам Спартак. Однако примкнувшая к рабам итальянская беднота этого не желала.

В спартаковской армии произошел раскол: от нее отделилось 30 тысяч человек под командованием Крикса. Этот отряд восставших (историки по сей день спорят о его составе — были ли это германцы или италики) в битве у Гарганской горы в Северной Апулии был уничтожен римлянами под командованием консула Люция Геллия. Легионеры если и брали в плен восставших, так только для того, чтобы их казнить.

Армия Спартака оказалась сильно ослабленной такой потерей. Однако предводитель восставших римских рабов оказался талантливым полководцем. Воспользовавшись разобщенностью действий наступавших на него армий консулов Г. Лентула и Л. Геллия, он разбил их поодиночке. В каждой битве хорошо организованная и обученная армия восставших рабов демонстрировала свое превосходство над римскими легионами. После двух таких тяжелых поражений римскому сенату пришлось спешно стягивать в Италию войска из отдаленных провинций.

После этих двух больших побед армия Спартака прошла по Адриатическому побережью Италии. Но и как карфагенский полководец Ганнибал, вождь восставших рабов не пошел на Рим, который трепетал перед реальной угрозой появления огромной армии восставших рабов и итальянской бедноты перед своими стенами.

В Северной Италии, в провинции Цизальпинская Галлия, в битве при Мутине (южнее реки Падус — По) в 72 году до н.э. Спартак наголову разбил войска проконсула Кассия. От Мутины римляне бежали к берегам Тирренского моря. Известно, что Спартак не преследовал Кассия.

Теперь восставшим рабам, мечтавшим обрести свободу, было рукой подать до Альпийских гор. Им никто уже не мешал совершить переход через Альпы и оказаться в Галлии. Однако по неизвестным причинам армия восставших повернула от Мутины назад и, вновь обойдя Рим стороной, пошла на юг Апеннинского полуострова, держась близкого побережья Адриатического моря.

Римский сенат направил против восставших рабов новую армию, на сей раз 40-тысячную, под командованием опытного полководца Марка Красса, происходившего из сословия всадников и отличавшегося жестокостью при наведении должного порядка в армии. Он получает под свое начало шесть римских легионов и вспомогательные войска. Легионы Красса состояли из опытных, закаленных в войнах солдат.

Осенью 72 года до н.э. армия восставших рабов сосредоточилась на Бруттийском полуострове Италии (современная провинция Калабрия). Они намеревались переправиться на остров Сицилию через Мессинский пролив на кораблях малоазиатских киликийских пиратов. Скорее всего, Спартак решил поднять на восстание рабов в этой, одной из богатейших, провинции Древнего Рима, которая считалась одной из его житниц. К тому же история этой итальянской области знала немало выступлений рабов с оружием в руках, и Спартак скорее всего был наслышан об этом.

Однако киликийские пираты, побоявшись стать кровными врагами могущественного Рима, обманули Спартака, и их корабельные флотилии не пришли к берегам Бруттии, в порт Регия. В этом же портовом городе морских судов не оказалось, поскольку богатые горожане-римляне при приближении восставших покинули на них Регий. Попытки же переправиться через Мессинский пролив на самодельных плотах успехом не увенчались.

Тем временем армия Марка Красса зашла в тыл восставшим рабам. Легионеры возвели в самом узком месте Бруттийского полуострова линию типичных римских укреплений, которая отрезала армию Спартака от остальной Италии. Был выкопан ров от моря и до моря (длиной около 55 километров, шириной и глубиной 4,5 метра) и насыпан высокий вал. Римские легионы привычно заняли позиции и приготовились отразить нападение противника. Тому оставалось только одно — или терпеть сильный голод, или с большим риском для жизни идти на штурм сильных римских укреплений.

Спартаковцы сделали единственный для себя выбор. Они пошли на внезапный ночной штурм вражеских укреплений, завалив глубокий и широкий ров деревьями, хворостом, трупами лошадей и землей, и прорвались на север. Но при штурме укреплений восставшие потеряли около двух третей своей армии. Большие потери понесли и римские легионы.

Вырвавшийся из Бруттийской западни Спартак быстро пополнил в Лукании и Апулии ряды своей армии освобожденными рабами и итальянской беднотой, доведя ее численность до 70 тысяч человек. Он намеревался весной 71 года до н.э. внезапным нападением захватить главный порт на юге Италии, в провинции Калабрия — Бриндизий (Брундизиум). На захваченных здесь кораблях восставшие рассчитывали беспрепятственно переправиться в Грецию, а оттуда могли легко добраться и до Фракии, родины Спартака.

Тем временем римский сенат послал на помощь Марку Крассу прибывшую морем из Испании воевавшую там против иберийских племен армию полководца Гнея Помпея и крупный воинский отряд под командованием Марка Лукулла, спешно вызванный из Фракии. Войска Лукулла высадились в Бриндизии, встав прямо перед спартаковской армией. Все вместе, эти римские войска превосходили армию восставших рабов.

Узнав об этом, Спартак решил не допустить соединения римских армий и разбить их поодиночке. Однако эта задача осложнялась тем, что армия восставших была еще раз ослаблена внутренними раздорами. От нее во второй раз отделился большой по численности отряд (примерно 12 тысяч человек, не пожелавших уходить из Италии через Бриндизий), который, как и отряд Крикса, был почти полностью уничтожен римлянами. Это сражение произошло вблизи Луканского озера, где победителем оказался Марк Красс.

Спартак решительно повел свою армию численностью около 60 тысяч человек навстречу легионам Марка Красса, как наиболее сильному из своих противников. Вождь восставших стремится удержать в своих руках инициативу в войне против Рима. В другом случае его ожидало только полное поражение и гибель созданной им армии. Противники встретились в южной части провинции Апулия северо-западнее города Таренто в 71 году до н.э.

По некоторым сведениям, восставшие рабы по всем правилам римского военного искусства решительно атаковали римскую армию в ее укрепленном походном лагере. Римский историк Аппиан писал: «Произошла грандиозная битва, чрезвычайно ожесточенная, вследствие отчаяния, охватившего такое количество людей».

Перед битвой Спартаку, как военному вождю, подвели коня. Но он, выхватив меч, заколол его, сказав, что в случае победы его воинам достанется много хороших коней римлян, а в случае поражения он не будет нуждаться и в своем. После этого Спартак повел свою армию на легионы Марка Красса, которые тоже жаждали победы над «презренными» в римском обществе рабами.

Битва была очень ожесточенной, поскольку побежденным в ней не приходилось ждать пощады от победителей. Спартак сражался в первых рядах своих воинов и пытался пробиться к самому Марку Крассу, чтобы сразиться с ним. Он убил двух центурионов и немало легионеров, но, «окруженный большим количеством врагов и мужественно отражая их удары, был, в конце концов, изрублен в куски». Так описывал его гибель знаменитый Плутарх. Ему вторит Флор:

«Спартак, сражаясь в первом ряду с изумительной отвагой, погиб, как подобало бы только великому полководцу».

Армия восставших после стойкого и поистине героического сопротивления была разбита, большая часть ее воинов пала смертью храбрых на поле брани. Легионеры не даровали жизни раненым рабам и по приказу Марка Красса добивали их на месте. Победители так и не смогли найти на поле битвы тело погибшего Спартака, чтобы тем самым продлить свое торжество.

Около 6 тысяч восставших рабов бежали из Апулии после понесенного поражения в Северную Италию. Но там они были встречены и уничтожены испанскими легионами Гнея Помпея, который как ни торопился, но так и не успел к решающему сражению. Поэтому все лавры победителя Спартака и спасения Древнего Рима достались Марку Крассу.

Однако с гибелью Спартака и разгромом его армии восстание рабов в Древнем Риме не закончилось. Разрозненные отряды восставших рабов, в том числе и воевавших под знаменами самого Спартака, в течение нескольких лет еще действовали в ряде областей Италии, в основном на ее юге и Адриатическом побережье. Местным римским властям пришлось приложить немало усилий для их полного разгрома.

Расправа победителей с захваченными в плен восставшими рабами была жестокой. 6 тысяч пленных спартаковцев римские легионеры распяли вдоль дороги, ведущей из Рима в город Капую, где находилась гладиаторская школа, в стенах которой Спартак и его товарищи составили заговор с целью освобождения себя и множества других рабов Древнего Рима.

Восстание Спартака глубоко потрясло Древний Рим и его рабовладельческий строй. Оно вошло в мировую историю как крупнейшее восстание рабов во все времена. Это восстание ускорило переход государственной власти в Вечном городе от республиканской формы правления к императорской. Созданная Спартаком военная организация оказалась настолько крепкой, что в течение длительного времени могла с успехом противостоять отборной римской армии. Образ Спартака нашел широкое отражение в мировой художественной литературе и искусстве.

Спартак. Герой в Древности

Спартак — предположительно фракиец, был обращен римлянами в рабство. Даже несмотря на то, что в скором времени ему была дарована свобода, он возглавил восстание на территории современной Италии. Произошло это в период 74-71 годов до нашей эры.

Был ли Спартак на самом деле фракийцем? Римские армии действительно воевали во Фракии и Македонии в то время, когда Спартак предположительно мог быть захвачен. Однако по стилю боя все гладиаторы тогда делились на две категории: галлы и фракийцы. Раб мог принадлежать и к другому народу, но проходить обучение в школе одного из этих двух стилей. Поэтому Спартак мог быть назван фракийцем по принадлежности к школе, а не к народу. Он обучался в школе гладиаторов Батиата, которая была названа так в честь ее владельца Лентула Батиата.

Клятва Спартака, французская скульптура. Париж, 1871

В 74-71 годах до нашей эры произошло восстание Спартака. Последователей у него было немало — 70 человек. Спартак был не единственным лидером восстания, кроме него были еще Крикс, Эномай, Каст и Гай Ганник. Восставшие захватили ножи и оружие на кухне школы гладиаторов и совершили побег в кальдеру Везувия около Неаполя. К ним присоединились рабы с плантаций. Сбежавшие грабили и разоряли округу. Постепенно число восставших пополнялось новыми беглыми рабами. Наконец, размер армии, согласно некоторым предположениям, достиг 90 000.

Cенат отправил навстречу восставшим претора Клавдия Глабра. Его сопровождало 3 000 неопытных рекрутов, которые только недавно были набраны в армию. Пути, которые вели от Везувия, были перекрыты. Однако для Спартака это было не помехой. Он вместе со своими людьми спустился по другому склону вулкана, при этом использованы были веревки из виноградной лозы. Спартак зашел к правительственным отрядам с тыла, и тем ничего не оставалось, как обратиться в бегство.

Гибель Спартака

Это был не единственный успех армии Спартака, которой удалось разбить еще два римских легиона. Стоит отметить, что в армии Спартака были не только мужчины, но и женщины, и даже дети и состарившиеся в рабстве люди. Вскоре восставшие двинулись в Галлию. Сенат на борьбу с ними отправил двух консулов, у каждого из которых было два легиона. Однако Спартак победил и одного, и второго. Кроме того, достигнув Мутины, он разбил легион Гая Кассия Лонгина, который был правителем Цисальпийской Галлии.

Вероятно, Спартак хотел вывести свою армию в Галлию, или даже в Испанию, где можно было объединиться с другим мятежником по имени Квинт Серторий. Несмотря на это, его решение было изменено, предположительно, соратники не разделяли его планы, а просто хотели продолжить грабежи. Согласно некоторым предположениям, некоторые последователи Спартака пересекли Альпы и вернулись домой.

Отдохнув, армия повстанцев двинулась на юг, где разбила еще два римских легиона. К концу 72 года до нашей эры Спартак достиг Региума на Мессинском проливе. Киликийские пираты должны были доставить его со сподвижниками на Сицилию. Однако помешали этому 8 легионов Красса, богатейшего в то время римлянина, которые перекрыли ему выход из Калабрии. Сенат отозвал в Италию Гнея Помпея из Испании и Луция Лукулла из Анатолии.

Пираты обманули Спартака. Он прорвал укрепления Красса и отправился к Брундизию. Красс не упустил его, он настиг восставших у границы Апулии и Лукании. Конечно же, случился бой, в котором рабы были разбиты, а Спартак вскоре погиб у реки Силари.

Практически все, кто был захвачен, были распяты. Причем тела на крестах висели годами, а может даже десятилетиями, так как Красс так и не отдал приказ снять их с крестов. Некоторые рабы бежали на север, но там им также не было спасения, так как Помпей вскоре разбил их войско.

Спартак, подробная биография

(дата рождения неизвестна — умер в 71 году до н. э. ) вождь восстания рабов против римлян

Имя Спартака стало легендарным еще при его жизни. Обездоленные рабы произносили его с надеждой, а римские аристократы — с ненавистью.

Некоторые историки считают восстание Спартака мелким и незначительным событием в истории Древнего Рима, а его самого — предводителем шайки бандитов.

О Спартаке действительно мало что известно. Никто не знает точно, где он родился, в какой семье и сколько лет ему было в момент смерти, в 71 году до н. э. Неизвестно также, как он умер — то ли погиб в бою, то ли был казнен.

Некоторые ученые полагают, что Спартак происходил из царского рода Спартокидов. Но такое мнение ничем не подтверждается и, по-видимому, не имеет серьезных оснований.

Древние историки и писатели тоже сообщают о нем весьма противоречивые сведения, из которых, однако, можно составить о Спартаке более или менее точные представления.

Он родился во Фракии (сейчас это часть территории северо-западной Греции и Болгарии) и стал одним из вождей племени фракийцев, искусным и умелым воином. Может быть, он даже служил в римской армии, но потом бежал и возглавил освободительную борьбу фракийцев против римлян. Затем Спартак попал в плен к римлянам, и в наказание они сделали его гладиатором.

Гладиаторами (от латинского gladius — меч) называли профессиональных бойцов, которые сражались на арене. Впервые бои гладиаторов были организованы в Риме в 264 году до н. э. в подражание этрускам, которые проводили такие сражения во время погребальных церемоний.

В Древнем Риме бои гладиаторов тоже сначала устраивали на похоронах знатных римлян, но потом они стали одним из самых любимых зрелищ и развлечений римского народа. Были даже организованы специальные школы, где будущих гладиаторов учили владеть различными видами оружия. Гладиаторами становились военнопленные, дезертиры, преступники, рабы. В одну из таких школ и попал Спартак.

Жизнь гладиаторов была очень трудной, даже труднее, чем у остальных рабов. Они или побеждали на арене и могли получить свободу, или погибали. Победить было нелегко: ведь их противники в бою тоже хотели победить и выжить. Часто им приходилось сражаться даже с дикими зверями, что вызывало у публики неописуемый восторг.

Спартак тоже сражался на арене и всегда побеждал, хотя это не доставляло ему никакого удовлетворения. От многих других гладиаторов он отличался не только физической силой, но и умом. Древнегреческий писатель Плутарх писал, что Спартак «более походил на образованного эллина, чем на человека его племени». То же самое отмечал и римский историк Саллюстий, характеризуя Спартака как «человека выдающегося и физическими силами, и духом».

Способности Спартака были замечены, и он стал учителем фехтования в гладиаторской школе Лентула Батиата в итальянском городе Капуе. Однако смириться со своим положением не захотел. Он организовал заговор, в котором участвовало около 200 рабов-гладиаторов.

Заговор был раскрыт, однако Спартаку вместе с несколькими другими заговорщиками удалось бежать, и они укрылись на горе Везувий. Их было совсем немного — всего 70 человек, но скоро к ним присоединились рабы из всех дальних и ближних окрестностей.

На подавление восстания из Рима были присланы войска. Римские легионы осадили Везувий, где находились восставшие рабы, и решили взять их измором. Спартаку удалось обмануть римлян: он спустился со своим войском с горы и ударил в тыл римским отрядам. Гладиаторы разгромили римлян, захватили оружие и отправились на север, в сторону Альп. Слава о Спартаке распространилась по всей Италии, и со всех сторон к нему продолжали стекаться рабы.

Если сначала восставшие представляли собой неорганизованные толпы, вооруженные лишь ножами и заточенными кольями, то скоро они превратились в настоящую армию. Спартак со своими соратниками обучал рабов воинскому искусству, постепенно у них появилось хорошее вооружение, и они могли на равных сражаться с римскими легионами. Росла и численность войска восставших. В отдельные моменты, особенно после успешных сражений с римлянами, их число достигало 60 тысяч человек.

Восстание приобрело невиданный размах, но среди восставших начались споры по поводу того, что делать дальше. Один из отрядов численностью около 10 тысяч человек под руководством Крикса отделился от основного войска и был разгромлен римлянами в районе горы Гаргано. Остальное войско Спартак повел на север. Предполагают, что он хотел вывести восставших из Италии и помочь им вернуться в родные места. Но многие рабы отказались от этого, и ему пришлось повернуть назад. Он предпринял еще одну попытку спасти свое войско и хотел договориться с пиратами, чтобы те переправили их на остров Сицилия. Но пираты обманули его и не дали корабли.

Тем временем против Спартака вышел большой, хорошо обученный, закаленный во множестве сражений отряд под предводительством Красса. К нему присоединились легионы, вызванные Сенатом из Испании и с Балканского полуострова.

Спартак привел свое войско на юго-запад Италии, где оказался в западне у Красса. Не решаясь напасть на Спартака, Красе занял узкий перешеек, по которому шел единственный путь в глубь страны. Здесь римляне выкопали глубокий ров и насыпали вал. Они были уверены, что восставшие не смогут вырваться из этой западни, однако в зимнюю ночь Спартак штурмом овладел этим укреплением и вывел свое войско.

В это время в Италию прибыли легионы под командованием героя Карфагена Помпея. Чтобы не допустить его соединения с Крассом, Спартаку пришлось двинуть против него все свои войска. В 71 году до н. э. между ними произошла битва на реке Силариус. Войска Спартака были разбиты, а сам вождь, по одной из версий, погиб в бою. Римляне жестоко расправились с восставшими: 6000 бывших рабов и гладиаторов были распяты на крестах вдоль Аппиевой дороги.

Так закончилось самое крупное в истории восстание рабов под руководством Спартака. Однако, несмотря на поражение, Спартак остается одним из самых известных и легендарных героев древности. Ему посвящен и роман итальянского писателя Р. Джованьоли «Спартак».

Настоящая история Спартака — гладиатора, посрамившего римские легионы | История | ИноСМИ

«Я Спартак!» Неотъемлемой частью Страстной недели являются древние римляне, наводнившие все каналы телевидения, и фильмы на библейскую тематику, в частности рассоривший Стэнли Кубрика и Кирка Дугласа «Спартак» (1960 год), не отличающийся достоверностью событий и так и не ответивший на вопрос, кто же такой был Спартак.


Помимо того, что рассказывается в легенде, о Спартаке мы знаем мало. В книгах древних авторов говорится, что Спартак — солдат, выходец из Фракии (современная Болгария), который служил во вспомогательных частях римского войска, и поэтому был хорошо знаком с военной тактикой Римской империи. Согласно легенде, Спартак дезертировал, был схвачен, вынужден был работать на меловом карьере, а благодаря своим знаниям военного дела был выкуплен гладиаторской школой в Капуе, принадлежавшей Лентулу Батиату.


Самое известное восстание рабов


Хотя попытать счастья мечтали даже многие свободные люди, гладиаторские школы набирали в основном пленников, осужденных ad gladium («к мечу») и на принудительные работы, и рабов, отправленных в эти школы своими хозяевами для прохождения обучения с целью дальнейшей службы в качестве телохранителей. Обучение было тяжелейшим, для постоянных сражений на арене требовалась стойкая выдержка. При этом гладиаторы, которым надо было беречь свое здоровье, жили в комфортных условиях, а через некоторое время могли выкупить свою свободу.


Среди рабов, составлявших более 20% населения всей Римской империи и подвергавшихся всевозможным оскорблениям и притеснениям со стороны своих хозяев, гладиаторы были привилегированным классом, прежде всего, потому что у них был постоянный доступ к оружию. Летом 73 года до н.э. восемьдесят гладиаторов под предводительством Спартака сбежали из школы в Капуе и спрятались у подножия Везувия. Именно оттуда поднялось знаменитое многотысячное восстание рабов.
Среди гладиаторов, во главе которых стояли Спартак и два кельта — Крикс и Эномай, были выходцы из всех уголков Римской империи — фракийцы, кельты, германцы и славяне. Оружия у них почти не было, и они полагались только на свои силы. Вскоре Спартак, искусный военачальник, сумел организовать разрозненную толпу мужчин и женщин из разных племен в войско, способное разбить две консульские армии и очень скоро уже готовившее новобранцев в свои ряды.


В то время лучшие римские войска находились вне пределов Апеннинского полуострова. Преторы Гай Глабр и Вариний оказались застигнуты врасплох на склоне Везувия этой армией новобранцев, в которую стекались не рабы из больших городов, а беглые крестьяне, дезертиры и другие сельские жители.


Учитывая серьезность ситуации, тогдашние консулы Луций Геллий и Гней Лентул лично взялись за командование операцией. Луций Геллий отправился на юг и разбил двадцатитысячную армию Крикса на склонах горы Гарган в Апулии. Гней Лентул в это время сражался с войсками Спартака на севере, и Геллий решил присоединиться к нему, чтобы окончательно усмирить восстание. Однако Гней Лентул был разбит. Спартак атаковал Геллия, и даже соединенная консульская армия не смогла противостоять фракийцу.


Жестокие меры


Обеспокоенный масштабом восстания, Сенат направил сражаться со Спартаком Марка Лициния Красса, одного из богатейших и влиятельнейших людей Рима. Красс, получивший должность претора, желая навести порядок в римских легионах, возобновил древний римский обычай децимации. Каждая десятка солдат бросала жребий, и того, на кого он падал, оставшиеся девять забивали камнями или дубинками. К тому же, для 90% оставшихся воинов паек пшеницы был изменен на ячмень, а палатки они должны были ставить за пределами военного лагеря. Подобное ужесточение мер скорее вредило боевому духу, но оно было уместно в такой ситуации, когда группа рабов смогла поднять восстание в самом сердце Апеннинского полуострова.


Al Jazeera
Претор, командовавший восемью легионами, вначале испытал несколько неудач в борьбе с непобедимым Спартаком, но вскоре он стал успешно отвоевывать территории у повстанцев. Красс приказал возвести длиннейшую укрепленную стену, длиной около 65 километров, чтобы запереть армию восставших на полуострове на самом юге Италии.


Как пишет британский историк Адриан Голдсуорти (Adrian Goldsworthy) в своей книге «Во имя Рима: люди, которые создали империю», Спартак и его войско, видя, что они заперты, договорились с киликийскими пиратами, обещавшими перевезти мятежников на Сицилию, которая смогла бы стать неприступным оплотом восставших. Однако римляне, предвидя намерения Спартака, подкупили пиратов, чтобы те предали фракийского раба.


В отчаянье вождь мятежников попытался применить тактику Ганнибала. В грозовую ночь он собрал как можно больше быков и волов, прикрепил факелы к их рогам и пустил их на самую незащищенную зону противника. Римские силы сосредоточились там, куда направлялись факелы, но вскоре обнаружили, что это не люди, а быки. Восставшие воспользовались суматохой и незамеченными перешли перевал.


Жестокое наказание


Несмотря на хитрый маневр, Спартак вынужден был встретиться с легионами Красса. В 71 году до н.э., перед началом операции, бывший гладиатор перерезал горло своему коню, чтобы показать, что он готов биться до последнего. Так это и случилось. Плутарх пишет, что фракийский воин устремился на Красса, убил двух его центурионов, и пал, окруженный врагами. Большая часть восставших погибла в бою, 6 тысяч воинов сдались и были распяты вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима в качестве устрашения остальным рабам. Тело Спартака так и не было найдено ни среди распятых, ни среди убитых в бою.


После победы Крассу, мечтавшему о триумфе, Сенат назначил лишь малый триумф с овацией, чтобы из образа Спартака не сделали мученика. Между тем, Гней Помпей, который тоже участвовал в заключительной части кампании, стал добиваться для себя консульства и триумфа за заслуги в Испании, что и было ему предоставлено. Так, Помпей, победивший только несколько тысяч рабов, незаслуженно завладел большей частью славы Красса. «Красс лишь разбил рабов, бросившихся в бегство, а Помпей выкорчевал корни восстания», настаивал любимый палач диктатора Суллы. Разногласие между Крассом и Помпеем вылилось в новые политические события следующих лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

ВОССТАНИЕ РАБОВ ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ СПАРТАКА

1. Причины и начало восстания.

В I веке до н. э. число рабов в Италии продолжало увеличиваться, а положение их оставалось невыносимо тяжёлым. Это привело к новым восстаниям, самым грандиозным из которых было великое восстание рабов под предводительством Спартака.

Толчком к восстанию послужило бегство гладиаторов из тюрьмы в городе Капуе. Гладиаторы тайно готовились к восстанию. Римляне узнали об этом. Однако нескольким десяткам гладиаторов удалось взломать двери тюрьмы и бежать. Они укрылись на скалистой вершине горы Везувий, густо заросшей диким виноградом.

Беглецы избрали своим предводителем Спартака. Он происходил с севера Балканского полуострова и был взят в плен римлянами. За попытку бежать из плена его отдали в гладиаторы. Спартак отличался огромной силой, умом и храбростью.

Первоначально у гладиаторов не было иного оружия, кроме палок и кухонных ножей. Смельчаки нападали на имения рабовладельцев, на обозы и вооружались захваченным у врага,оружием. К Спартаку стали присоединяться рабы из окрестных имений.

 Цветная иллюстрация XIII. Нападение восставших рабов на римских воинов. Почти обнажённые и плохо вооружённые рабы напали на римский отряд. Внезапность и смелость нападения принесли им успех — сопротивление римлян в основном уже сломлено. Четыре воина, закрывшись щитами, ещё обороняются, но рабы забрасывают их камнями. Восставшие спешат вооружиться мечами и копьями убитых римлян.

 

Сильный отряд римских воинов осадил убежище рабов. Он занял единственную тропинку, шедшую со скалы вниз. Римляне думали, что голод заставит восставших сдаться. Но рабы сплели из виноградных лоз длинные лестницы и ночью спустились с крутого обрыва. Римляне считали здесь спуск невозможным и не выставили охраны. Восставшие неожиданно напали на римский отряд и уничтожили его.

 

2. Войско восставших — грозная сила.

Вести об успехах восставших разнеслись по всей стране. Из разных областей Италии к Спартаку бежали рабы, не хотевшие мириться со своей участью.

К осени 73 года до н. э. под предводительством Спартака собралось несколько десятков тысяч рабов. Здесь были

  • галлы,
  • сирийцы,
  • македоняне,
  • люди многих других народностей.

Из этой массы рабов, говоривших на разных языках и часто не понимавших друг друга, Спартак организовал войско по образцу римского. День и ночь в лагере восставших кузнецы ковали оружие. Спартак запретил грабить крестьян и установил среди своих воинов твёрдую дисциплину. Войско восставших стало грозной силой.

 

3. На пороге свободы. 

Спартак хотел вывести рабов из Италии, чтобы каждый из них мог вернуться к себе на родину. Он повёл своё войско на север. По пути рабы громили имения рабовладельцев.

Сенат направил против восставших обоих консулов с войсками. Консулы хотели окружить и истребить рабов. Но Спартак не дал им соединиться и разбил их поодиночке.

С боями восставшие прошли всю Италию с юга на север и вышли в долину реки По. Только Альпы отделяли рабов от свободы. Но в их лагере начались раздоры. Многие рабы не желали уходить из Италии. Они требовали похода на Рим. Спартак повернул обратно.

 Карта Римская республика IV-I в.в. до н.э:

4. Восставшие в западне.

При известии о возвращении войск Спартака рабовладельцев охватила страшная тревога. Спешно они собрали большую армию. Многие из них сами пошли сражаться с рабами. Командующим армией был назначен богач Красе. Кроме того, сенат вызвал в Италию войска из Испании и с Балканского полуострова.

Спартак видел, что у него недостаточно сил для осады Рима, и повёл свою армию на юг Италии. Войско Красса преградило ей путь. Однако рабы разбили стоявшие на их пути два легиона. Среди римлян был так велик страх перед восставшими, что иногда целые отряды прославленного римского войска обращались в бегство при одном приближении воинов Спартака.

Со своим войском Спартак прошёл на юго-западный мыс Апеннинского полуострова. Он хотел переправиться в Сицилию и там поднять восстание рабов. Пираты обещали перевезти восставших через пролив, но обманули их. Рабы построили плоты, но буря их разметала. Как ни близка была Сицилия, восставшим не удалось на неё переправиться.

Красе не решался напасть на войско Спартака, но занял перешеек, соединявший мыс с остальной Италией. Римляне выкопали ров и насыпали вал во всю ширину перешейка. Рабы оказались в западне. Среди них начался голод.

 

5. «Лучше смерть от железа, чем от голода».

Спартак обратился с речью к своему войску и сказал, что лучше умереть от железа, чем от голода. Он воодушевил своих воинов и в зимнюю бурную ночь повёл их на штурм укреплений Красса. Восставшие засыпали в одном месте ров, овладели валом и вырвались из западни.

Среди восставших опять возникли гибельные разногласия. Часть рабов была недовольна запрещением грабить население и отделилась от армии Спартака. Красе неожиданно напал на отделившихся и всех их перебил.

В это время в Италии высаживались легионы, вызванные с Балканского полуострова, и подходили под командованием полководца Помпея войска из Испании. Чтобы не допустить соединения римских армий, Спартак двинулся против Красса.

 

6. Последняя битва.

В 71 году до н. э. произошла последняя битва войск Спартака с римлянами. В сражении Спартак пытался пробиться к Крассу, чтобы убить его и лишить римлян предводителя. Под его могучими ударами пали два командира противника. Один римлянин, не осмеливавшийся, по-видимому, сразиться со Спартаком лицом к лицу, ранил его сзади копьём в бедро, не защищенное доспехами. (Этот момент изображён на рис. 141.) Раненый Спартак не отступил ни на шаг. Он продолжал сражаться, стоя на одном колене.

По свидетельству римлян, восставшие сражались с большим мужеством. Но перевес сил был на стороне врага. Войско рабов, ослабленное расколом, было разбито. Римляне, окружив Спартака, изрубили его. Даже тела его не удалось , найти на поле сражения. Остатки войска рассеялись.

Подоспевшие легионы Помпея истребляли рабов, уцелевших в битве. Пленных римляне распяли. Шесть тысяч столбов с умиравшими на них рабами стояли вдоль дороги из Капуи в Рим.

 Цветная иллюстрация XIV. Казнь рабов. Рабов, осуждённых на смерть, обычно распинали. Руки и ноги распинаемого привязывали к столбу с перекладиной. Один конец столба зарывали в землю; человек на нём умирал медленной, мучительной смертью под палящими лучами солнца.

 

Римское рабовладельческое государство выполнило, хотя и с трудом, свою основную задачу — подавило восстание рабов. В это время оно ещё располагало огромными силами.

Непримиримая борьба между классами рабов и рабовладельцев шла во всём древнем мире. В Риме, где рабовладельческий строй достиг наибольшего развития, борьба рабов приобрела наиболее грандиозные размеры и была особенно ожесточённой и упорной.

В. И. Ленин высоко оценил восстание рабов и самого Спартака. Он говорил: «…Спартак был одним из самых выдающихся героев одного из самых крупных восстаний рабов».

Хотя восстание под предводительством Спартака и потерпело поражение, оно страшно испугало рабовладельцев. Даже через десятки лет они с трепетом вспоминали о нём и боялись новых восстаний. После восстания рабовладельцы стремились ещё более укрепить Римское государство, оберегавшее их от восстаний рабов.

  • < РАЗОРЕНИЕ КРЕСТЬЯН В ИТАЛИИ И ИХ БОРЬБА ЗА ЗЕМЛЮ
  • -> УСТАНОВЛЕНИЕ ВЛАСТИ ЦЕЗАРЯ В РИМЕ >

Спартак — это… Что такое Спартак?

Спартак (лат. Spartacus; год рождения точно неизвестен (около 110 до н. э.[1]), Фракия — 71 до н. э., около реки Силари, Апулия) — римский раб-гладиатор, возглавил восстание на территории современной Италии в период 74 до н. э. — 71 до н. э.. Его армия, состоявшая из беглых гладиаторов и рабов, разбила в ряде сражений несколько римских легионов, в том числе две консульские армии. Эти события вошли в историю как Восстание Спартака, третье во времени крупнейшее восстание рабов в Риме после двух первого и второго Сицилийского восстания.

Происхождение Спартака

Многие источники называют Спартака фракийцем, захваченным в рабство либо пленником в войне с Римом, либо мятежником или дезертиром из римских вспомогательных войск в Македонии[источник не указан 260 дней] (вспомогательные войска набирались из жителей подчинённых стран, которые добровольно шли сражаться за Рим). По одной из версий, был представителем племени Мед)[источник не указан 240 дней]. Римские армии действительно вели боевые действия во Фракии и Македонии в то время, когда Спартак предположительно мог быть захвачен, однако все гладиаторы по стилю боя тогда делились на две категории: галлы и фракийцы. Раб мог принадлежать к любому другому народу, но обучаться в школе одного из этих двух стилей. На это указывает и Плутарх, характеризуя Спартака: «он был культурным и образованным человеком, больше похожим на грека, чем на фракийца»[2]. Аппиан пишет: «он раньше воевал с римлянами, попал в плен и был продан в гладиаторы». В то время как более раннее время его жизни остаётся неясным, точно известно, что Спартак обучался в школе гладиаторов Батиата, названной так в честь её владельца Лентула Батиата. Спартак следовал идеям философа Гая Блоссия из Капуи, которые можно коротко сформулировать следующими словами: «последний станет первым (и наоборот)».

Восстание рабов

Начало восстания

В 74—73 г. до н. э. Спартак и около 70 его последователей подняли восстание. Захватив ножи на кухне школы гладиаторов и оружие в её арсеналах, восставшие бежали в кальдеру Везувия около Неаполя. Там к ним присоединились рабы с плантаций. Группа грабила и разоряла округу, хотя Спартак, вероятно, прилагал все усилия чтобы усмирить их. Его ближайшими помощниками стали гладиаторы из Галлии Крикс и Эномай. Со временем число восставших пополнялось новыми беглыми рабами, пока, по некоторым утверждением, размер армии не достиг 90 000 (по другим подсчётам лишь 10 000). По данным итальянского писателя Рафаэлло Джованьоли, очень подробно описавшего структуру армии рабов и имена командиров каждого ее подразделения, в периоды наибольшего размаха восстания, армия Спартака достигала 80.000 или чуть больше человек.

Успех восстания Спартака был предопределен тем, что Рим в этот период вел две тяжелые войны на двух противоположных концах света — в Испании и Малой Азии.

Война в Испании с Квинтом Серторием. В этой военной кампании командовал Гнея Помпея Великого.

Война в Малой Азии с восточным правителем Митридатом. В этой военной кампании очень успешно командовал римский полководец Луций Лициний Лукулл (согласно другой статье командующим был младший брат Луция Лициния — Марк Теренций Варрон Лукулл), в наше время гораздо более известный своими пирами[источник не указан 260 дней].

На момент начала востания в Риме, и вообще во всей Италии, не было ни одного легиона действующей боеспособной армии. Потому Спартак со своей плохоэкипированной армией гладиаторов и рабов стал действительно очень серьёзной угрозой Риму. Сенат Рима располагал только новобранцами, набранными наспех рекрутами, которые были легкой мишенью для армии восставших. Превышение общего количества всех рабов над количеством всех свободных граждан Рима, насчитывавшихся в то время, было столь значительно, что делало всеобщее восстание рабов серьёзной угрозой республике.

Сенат, не придав значения восстанию, отправил претора Клавдия Глабра (по другой версии его номен был Клодий; преномен неизвестен) всего лишь с 3000 неопытных рекрутов, недавно набранных в армию. Они перекрыли пути, идущие от Везувия, но Спартак со своими людьми, используя верёвки из виноградной лозы, спустился по другому крутому склону вулкана, зашёл к правительственным отрядам с тыла и обратил их в бегство. Флор выдвигает версию, что восставшие спустились в жерло Везувия и вышли на склон через сквозной ход.

Военные успехи

Армия Спартака разбила ещё два римских легиона, отправленные для её уничтожения перед тем как встать на зимние квартиры. В лагере Спартака были не только способные носить оружие мужчины, но и женщины, дети, состарившиеся в рабстве люди. Весной они двинулись на север, в Галлию. Сенат отправил против них двух консулов (Луция Геллия Публиколу и Гнея Корнелия Лентула Клодиана), каждого с двумя легионами. 10000 Германцев, отделившихся от основного войска, были разгромлены Геллием, Эномай, возглавлявший их, убит. Однако Спартаку удалось победить сначала Лентула, а затем и Геллия. Достигнув Мутины (совр. Модена), он разбил легион Гая Кассия Лонгина, правителя Цизальпийской Галлии.

События начала 71 г. до н. э.      Силы Спартака     Легионы Красса

Решение остаться в Италии

Спартак, очевидно, хотел вывести свою армию в Галлию, а, возможно, и Испанию, чтобы соединиться с мятежником Квинтом Серторием. Однако он изменил своё решение, вероятно, в связи с убийством Сертория, либо под давлением соратников, желавших решительных действий против Рима. Существует мнение, что часть его последователей, не участвовавших в боях (около 10 000), всё же пересекли Альпы и вернулись домой.

После отдыха, армия повстанцев двинулась на юг, разбила ещё два легиона Марка Лициния Красса, богатейшего в то время римлянина. На исходе 72 до н. э. Спартак добрался до Региума (совр. Реджо-ди-Калабрия) на Мессинском проливе. Он договорился с киликийскими пиратами доставить его с людьми в Сицилию, а в это время 8 легионов Красса перекрыли ему выход из Калабрии, вырыв ров и построив укрепления от моря до моря. Сенат отозвал в Италию Гнея Помпея из Испании и Луция Лициния Лукулла из Анатолии, где тот вёл важную для Рима войну с Митридатом VI.

Пираты обманули Спартака. Он прорвал укрепления Красса и двинулся к Брундизию (совр. Бриндизи), однако Красс настиг его у границы Апулии и Лукании. В бою восставшие были разбиты, а Спартак вскоре погиб у реки Силари. Согласно одному из литературных источников, Спартак был убит солдатом из Помпей по имени Феликс, который уже после войны на стене своего дома в Помпеях выложил мозаикой изображение своего боя со Спартаком.

После битвы римляне обнаружили 3000 невредимых пленных легионеров в лагере побеждённых. Тело Спартака, однако, так и не нашли.

Примерно 6000 захваченных рабов было распято вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима. Красс так и не отдал приказа снять тела с крестов, они висели на них годами, а, возможно, десятилетиями (Красс был убит парфянами близ крепости Сеннака через 18 лет после разгрома Спартака).

Около 5000 рабов из армии Спартака бежало на север. Позже их разбил Гнея Помпей , благодаря чему он получил лавры полководца, окончившего эту войну.

Легенда

Так и неизвестно, почему Спартак повернул на юг, когда уже стоял у ворот Галлии. Возможно, это его величайшая ошибка, а возможно многочисленные победы сделали его слишком самонадеянным, или он рассчитывал поднять новое восстание в Сицилии, захватив при этом ещё больше трофеев. Если же следовать версии о желании соединиться с Квинтом Серторием, то причина здесь одна: мятеж Квинта Сертория к тому времени был уже подавлен, но Спартак, находясь в школе гладиаторов, просто не мог об этом знать.

Но даже несмотря на то, что он никогда не изучал науку управления армиями, Спартак остаётся гениальным полководцем, долгое время побеждавшим в войне, где лучшее обеспечение было на стороне врага. Несмотря на окончательный итог этой войны, Спартак стал легендой уже при жизни. Люди присоединялись к нему, веря, что когда-нибудь он приведёт их к свободе. Легенда о нём живёт и поныне.

Первоисточниками по восстанию Спартака стали работы историков Плутарха, Аппиана, Луция Флора, Оросия и Саллюстия. Все они излагают события с точки зрения противников Спартака[источник не указан 260 дней].

Образ Спартака в наши дни

Политика

Спорт

В СССР с 1935 года существовало спортивное общество «Спартак» (название было предложено Николаем Старостиным именно по имени античного героя, судьба которого описывалась в книге Рафаэлло Джованьоли «Спартак»[3], впервые опубликованной в 1874 году), давшее начало целому ряду клубов и команд в разных видах спорта из различных городов СССР; самыми известными были два московских «Спартака» — футбольный и хоккейный. Среди болельщиков московского «Спартака» есть группировка, именующая себя «гладиаторами» и использующая в качестве символа шлем античного Спартака. По образцу СССР команды с названием «Спартак» позже появлялись и в странах Восточной Европы, некоторые существуют и сейчас (Болгария — возможная родина фракийца Спартака; Венгрия; Словакия).

Искусство

Образ Спартака отражён в многочисленных литературных и музыкальных произведениях, театральных постановках и кинофильмах.

Литература
  • Итальянский писатель Рафаэлло Джованьоли написал роман «Спартак» в 1874. Он был переведён на многие европейские языки, в том числе в 1880—1881 на русский.
  • Говард Фаст написал исторический роман «Спартак».
  • Артур Кёстлер также написал роман о Спартаке, назвав его «Гладиатор».
  • Также известен роман «Спартак» шотландского писателя Льюиса Грассика Гиббона.
  • Роман «Дети Спартака» польской писательницы Галины Рудничка.
  • Повесть «Спартак» советского писателя В. Г. Яна, 1933
  • Научно-популярный труд «Спартак» современного украинского писателя и историка Андрея Валентинова, и фантастический роман «Ангел Спартака» того же автора.
  • Тодор Харманджиев «Спартак-Фракиец из племени медов».
  • Поэма «Легенда о Перпериконе» (2008) Михаила Казовского посвящена одной из версий того, как Спартак был обращен в рабство. См. также его повесть «Спартак чемпион!» (1994), написанную в жанре сатирического фэнтези.
Театр
Кинематограф
  • «Спартак» (итал. Spartaco) — фильм Италии 1913 года, режиссёр Джованни Энрико Видали
  • «Спартак» — фильм СССР 1926 года, режиссёр Мухсин-Бей Эртугрул, в роли Спартака — Николай Антонович Дейнар
  • «Спартак» (итал. Spartaco) — фильм Италии 1953 года, режиссёр Риккардо Фреда, в роли Спартака — Массимо Джиротти
  • «Спартак» (англ. Spartacus) — фильм США 1960 года, режиссёр Стэнли Кубрик, в роли Спартака — Кирк Дуглас
  • «Спартак» (англ. Spartacus) — минисериал США 2004 года, режиссёр Роберт Дорнхельм, в роли Спартака — Горан Вишнич
  • «Спартак: Кровь и песок» (англ. Spartacus: Blood and Sand) — сериал США 2010 года, режиссёры Майкл Хёрст, Рик Джейкобсон, Джесси Уарн, в роли Спартака — Энди Уитфилд
  • «Спартак: Месть» (англ. Spartacus: Vengeance) — сериал США 2012 года, режиссёры Майкл Херст, Рик Джейкобсон, Джесси Уарн, в роли Спартака — Лиам Макинтайр

Ономастика

Имя собственное Спартак — одно из немногих «революционных» имён, появившихся в СССР в 20-30-х годах XX столетия[4] и сохранившихся до настоящего времени. Имеются сведения об употреблении этого имени в странах СНГ, в частности, в России и на Украине.[5][6] Известный носитель имени — актёр Спартак Мишулин.

Прочее

Примечания

Литература

Исторические источники

На русском языке

Вторичная литература

  • А. Мишулин. Революции рабов и падение римской республики.Историческая библиотечка журнала Борьба классов Издательство ЦК ВКП (б) Правда,1936.
  • Валентин Лесков. Спартак. М.: Молодая гвардия, 1987.
  • А. Валентинов. Спартак. М.: 2002.
  • Карышковский, Пётр Осипович Восстание Спартака. М., 1956.
  • Дерзновение / Д. Валовой, М. Валовая, Г. Лапшина. — М.: Мол. гвардия, 1989. — 314[6] c., ил. C.16-26.
  • Пламен Павлов, Станимир Димитров. Спартак — синът на Древна Тракия. София, 2009.
  • Н.Филдс. Восстание Спартака: Великая война против Рима: 73-71 гг. до н. э. / Пер. с англ. М.: Эксмо, 2012. — 96 с., ил. — Серия «Великие битвы, изменившие ход истории», 2 000 экз., ISBN 978-5-699-47335-9

Ссылки

Голоса истории живые. Инсценированные рассказы из истории древнего мира. Пластинка 4. Восстание Спартака. Прогулка по Риму

Голоса истории живые. Инсценированные рассказы из истории древнего мира. Пластинка 4. Восстание Спартака. Прогулка по Риму

Альбом: 1 пластинка
Размер: 12″ (гигант)
Запись: 1985 г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее / очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Пластинка 4
Сторона 1 — 17.1 7
ВОССТАНИЕ СПАРТАКА
По книге В. Яна «Спартак»
Ведущий — А. Леонтьев
Спартак — А. Джигарханян
Крикс, Начальник стражи — Ю. Румянцев
Гета, Владелец школы — Ю. Соколов
1-й галл — А. Веселов
2-й галл — М. Васьков

Режиссер Е. Резникова
Использованы музыкальные фрагменты произведений А. Филиппенко, А. Скрябина

Сторона 2 — 23.05
ПРОГУЛКА ПО РИМУ
Инсценировка Е. Резниковой
1-й ведущий, 2-й римлянин — Н. Пеньков
2-й ведущий — А. Борзунов
Грек — Г. Печников
Валерий — В. Проскурин
Кормчий, 1-й римлянин — В. Горелов
Пассажир — Л. Кареев

Режиссер Е. Резникова
Использованы музыкальные фрагменты произведений А. Аренского, П. Рамовша
Для среднего школьного возраста

Звукорежиссер Н. Чибисова.
Редактор С. Еремова
Художник А. Грашин
Составители:
Н. И. Аппарович, Д. И. Полторак

Десятки тысяч «презренных» рабов, которых не считали даже людьми, вооруженные отвоеванным в бою оружием, сохраняя дисциплину и порядок, построенные правильным, не хуже римского, строем, громили одну за одной римские регулярные армии. Об этом говорили, кто с восторгом, кто со страхом, на узких улочках и на роскошных форумах римских городов, в каморках рабов, в жалких лачугах и в просторных атриях домов богачей, в крестьянских хижинах и в богатых римских поместьях, виллах… А ведь Рим находился в зените своего могущества! Длинный список составило бы перечисление всех покоренных Римом царств, городов, народов и племен. На востоке державы римская армия Лукулла добивала войска могущественного царя Понта Митридата, на западе, в Испании, другая армия во главе со знаменитым Помпеем расправлялась с иберийскими повстанцами. А в самой Италии, в центре римских владений, вот уже третий год римские армии не могли добиться успеха в войне, которую презрительно называли «рабской». Презрение сменилось ненавистью, а затем страхом. Никто не решался выставить свою кандидатуру на выборах претора на 71 г. До н. Э. — такого еще не бывало. Вновь избранному, наделенному военной властью полководцу придется выступить во главе вооруженных легионов против рабов. И на это никто не осмеливался. Наконец был избран едва ли не самый богатый римский рабовладелец Марк Красс. Но и он. Начав военные действия, запросил у сената невиданной помощи: пусть будут именем сената вызваны со всеми своими армиями Лукулл и Помпей. Рим напрягал все усилия…
Никогда не забудут в могущественной Римской империи Спартака. Хотя до нашего времени сохранилось не слишком много текстов исторического содержания, о Спартаке пишут тридцать два древних писателя, из которых только семеро являются современниками восстания. Но вот что удивительно: восставших рабов презирали, называли их «разбойниками», а к самому главному «разбойнику», Спартаку, писатели рабовладельческого мира относятся с плохо скрытым восхищением. Его сравнивали с Ганнибалом, называли «похожим на образованного эллина». Исключительная храбрость, благородство, величие духа, военный талант — все это признавали даже враги Спартака.
О Спартаке написано и рассказано намного больше достоверно известного. Он стал популярнейшим героем художественных произведений — романов, повестей, кинофильмов. Интересную повесть о восстании написал для детей советский писатель В. Ян. Небольшой отрывок из этой книги и звучит на пластинке. Интересно, что даже ученые, историки, занимавшиеся изучением восстания, не отказывались от легендарных версий. Например, крупнейший немецкий историк прошлого века Т. Моммзен доказывал, что Спартак будто бы происходил из рода фракийских царей Спартокидов.
А он был простым рабом из Фракии — попал в плен, служил в римских войсках, бежал, был схвачен, отдан в гладиаторы, выступал на арене, за храбрость и необыкновенное умение владеть оружием был освобожден и принят в школу гладиаторов некоего Лентула Батиата в городе Капуе. Вот, пожалуй, и все, что точно известно об этом удивительном человеке до того, как он навеки обессмертил свое имя, подняв знамя войны рабов против рабовладельцев.
Нет более популярного героя древней истории, чем Спартак. И если более чем за две тысячи лет его слава не потускнела, а, наоборот, засверкала новыми красками, то это потому, что имя Спартака для человечества навеки связано с борьбой за свободу.

О многом можно узнать, слушая голоса, звучащие на пластинке. И о многом подумать. На конверте изображен римский юноша, который сопровождает приезжего грека по столице огромной империи времени правления Траяна, последнего крупного римского завоевателя.
Римляне создали огромную державу, основанную на крови и поте миллионов солдат, крестьян, рабов. На столетия Рим стал столицей всего Средиземноморья, сплавом разных культур — италийской и греческой, египетской и азиатской. Какова империя — такова и столица. Город с почти миллионным населением, Рим не должен был иметь себе равных по величественности своих сооружений, по массе сокровищ искусства, в нем собранных. Ко времени Траяна уже двенадцать императоров сменились на престоле. Рим знал Августа, ловкого политикана, позаботившегося о том, чтобы о нем самом и о его правлении осталась наилучшая память и с этой целью украшавшего и благоустраивавшего Рим. С тех пор каждый новый император что-нибудь строил в Риме, как бы подражая Августу и соревнуясь с другими. Правда, величественность сооружений римских императоров мало соответствовала их отнюдь не величественным деяниям. Рим пережил мрачные и страшные десятилетия. Подозрительность преемника Августа — Тиберия привела к массовым политическим убийствам. А правление таких императоров, как Калигула, Нерон, Домициан выродилось в разнузданный террор. Сами императоры тоже не могли наслаждаться безмятежным счастьем. Тиберия задушили, Калигула был заколот кинжалом, Клавдий отравлен, Нерон покончил с собой, Гальба убит разъяренными солдатами, Отон покончил с собой, Вителий отрекся от власти и убит… Мрачное время как бы отражается и в архитектуре Рима. Особенно в императорских форумах — страшна и тяжела их монументальность. А форум Траяна, которым любуются герои пластинки, действительно просторен и праздничен. Что ж, такова была и эпоха, время правления новой династии Антонинов. Оно названо «золотым веком», а сам Траян удостоен был сенатом титула «наилучший император». Он действительно был лучше других императоров, этот Траян, начавший свою карьеру простым легионером. Даже став знаменитым полководцем, он шел в походах пешком впереди своего войска. А став императором, продолжал ходить по Риму, отказавшись от носилок, хотя прежние императоры, по выражению Плиния, «как бы боясь равенства, теряли способность пользоваться своими ногами». Придя к власти, Траян прекратил практику политических доносов и убийств. Прежде Рим был заполнен доносчиками, большинство из которых стали уже профессионалами: за малейшее подозрение в «оскорблении величия императора и римского народа» человек лишался жизни и имущества. Траян решил проблему по-военному: как пишет тот же Плиний, «все доносчики… были посажены на наскоро сколоченные корабли и отданы на волю волн». Время правления Траяна, по выражению, может быть, лучшего из римских историков, Тацита, — это «годы редкого счастья, когда каждый может думать, что хочет, и говорить, что думает». «Великой книгой человечества» назвал архитектуру В. Гюго. Но для того чтобы читать эту книгу, нужно много знать. Как бы ни были прекрасны памятники архитектуры, живыми их делает только история, а значит, люди. Камни мертвы без людей, без прошлого. Прошлое мертво без книг о нем. Каменная книга Вечного города, как называли Рим, должна быть поистине увлекательной, ибо этот город, безусловно, один из немногих на свете, чья судьба и роль в истории исключительны.
Ф. Михайловский

Спартак — Энциклопедия Нового Света

Спартак (ок. 109 до н. Э. — 71 до н. Э. ) лидер крупного восстания рабов против Римской республики, известного как Третья война рабов. Вероятно, родился во Фракии, он мог быть бывшим солдатом, который дезертировал из римской армии, был взят в плен и отправлен в школу гладиаторов в Капуе. В 73 г. до н. Э. , около 70 гладиаторов сбежали на гору Везувий, где к ним присоединились рабы и сельскохозяйственные рабочие.Там разношерстная группа была преобразована Спартаком и его товарищами в первоклассную боевую силу.

Сначала римляне не спешили отреагировать на восстание: Спартак нанес поражение местным римским армиям в трех схватках. Затем рабы совершили набеги по всей южной Италии, где их силы выросли до 70 000–120 000 человек. В 72 г. до н. Э. г. римский сенат послал против рабов двух консулов ​​с четырьмя легионами. Спартак победил эти силы в отдельных сражениях в центральной Италии, после чего попытался вывести рабов на север, к свободе за Альпы.Однако вместо этого они предпочли вернуться в Италию.

Осенью 72 года сенат назначил Марка Лициния Красса лидером войны против рабов. Он набрал еще шесть легионов и занял оборонительную позицию в южно-центральной Италии. В последней битве с главными силами Красса Спартак и 60 000 его людей пали. Красс распял 6600 пленных в битве на Аппиевой дороге от Капуи до Рима.

Тело Спартака так и не было найдено. В девятнадцатом и двадцатом веках он стал легендарным деятелем литературы, искусства и кино.

Биография

Истоки

Фракийские племена: клан Спартака, возможно, был маэди.

Древние источники дают различные сведения о происхождении Спартака. Плутарх описывает его как «грека кочевого происхождения» и говорит, что жена Спартака, пророчица, была порабощена им. Другие предполагают его происхождение как территорию нынешней Болгарии. Однако большинство утверждает, что Спартак родился во Фракии. Аппиан сказал, что он был «фракийцем по происхождению, который когда-то служил солдатом у римлян, но с тех пор был пленником и продан за гладиатора.Флорус охарактеризовал его как «дезертира и грабителя, а впоследствии, исходя из его силы, гладиатора». Совершенно очевидно, что он имел военный опыт, был прирожденным лидером и по какой-то причине оказался в этом положении. гладиатора против его воли.

Первоначальное восстание

Спартак обучался в гладиаторской школе Лентула Батиата недалеко от Капуи. В 73 г. до н. Э. , он и около 70 последователей сбежали из школы. Захватив ножи в поварской мастерской и повозку с оружием, они бежали в район горы Везувий, недалеко от современного Неаполя.Его главными помощниками были гладиаторы из Галлии и Германии по имени Крикс, Каст, Ганник и Эномай. Спартак намеревался покинуть Италию и вернуться домой.

Первые перемещения римских войск и рабов после восстания Капуанов до зимы 73–72 г. до н. Э. Включительно.

К группе сбежавших гладиаторов присоединились беглые сельские рабы, и им удалось захватить регион, разграбить и разграбить. Соотношение рабов и граждан в то время было очень высоким, что усложняло Риму контроль над этим восстанием.Все опытные легионы Рима в то время отсутствовали, и Сенат послал против восставших неопытного претора Клавдия Глабера с ополчением численностью около 3000 человек. Они осадили повстанцев на Везувии, заблокировав их побег. Спартак сделал веревки из лоз и со своими людьми спустился со скалы на другой стороне вулкана, в тыл римским солдатам, и устроил внезапную атаку. Не ожидая неприятностей, римляне не укрепили свой лагерь и не выставили адекватных часовых. В результате большинство римских солдат были пойманы и убиты, включая самого Клавдия Глабера.

Спартак считается отличным военным тактиком, и его опыт в качестве бывшего солдата сделал его грозным врагом, но его люди в основном были бывшими рабами, не имевшими военной подготовки. Укрытие на горе Везувий, которая в то время была спящей и густо заросшей лесом, дала им возможность подготовиться к предстоящим битвам с римлянами. Из-за короткого промежутка времени, ожидаемого до битвы, Спартак делегировал обучение гладиаторам, которые тренировали небольшие группы лидеров, а они затем тренировали другие небольшие группы и так далее, что привело к созданию полностью обученной армии за считанные недели. .Благодаря этим успехам, все больше и больше рабов стекались к спартаковским силам, как и многие пастухи и пастухи региона, значительно пополняя свои ряды с оценками от 70 000 до 120 000. Восставшие рабы провели зиму 73–72 г. до н. Э. вооружают и снаряжают своих новобранцев и расширяют свою территорию набегов на юг, чтобы включить города Нола, Нуцерия, Турии и Метапонтум. К весне они двинулись на север, в сторону Галлии.

Рим реагирует

События 72 г. год н. Э., Согласно версии событий Плутарха.

Встревоженный сенат послал против восставших двух консулов, Гелия Публиколу и Гнея Корнелия Лентула Клодиана, каждый с легионом. Среди рабов Крикс хотел остаться в Италии и грабить, но Спартак хотел продолжить путь на север. Крикс и около 30 000 галлов и германских последователей были тогда побеждены Публиколой, и Крикс был убит в бою. Однако Спартак и его войска победили Лентула, а затем также победили Публиколу и двинулись на север.В Мутине (ныне Модена) он победил еще один легион под командованием Гая Кассия Лонгина, правителя Цизальпинской Галлии («Галлия по эту сторону Альп»). К настоящему времени среди многочисленных последователей Спартака были женщины, дети и пожилые мужчины.

Очевидно, Спартак намеревался двинуть свою армию из Италии в Галлию (ныне Бельгия, Швейцария и Франция) или, возможно, в Испанию, чтобы присоединиться к восстанию Квинта Сертория. Однако источники указывают, что он передумал и повернул обратно на юг под давлением своих последователей, так как они хотели большего разграбления.Однако группа из примерно 10 000 человек могла пересечь Альпы, чтобы вернуться на родину. Остальные двинулись обратно на юг и победили еще два легиона под командованием нового римского полководца Марка Лициния Красса, который в то время был самым богатым человеком в Риме.

В конце 72-го г. до н. Э. г. Спартак расположился лагерем на крайнем юге Италии в Региуме (Реджо-ди-Калабрия), недалеко от Мессинского пролива. Там сорвалась сделка с киликийскими пиратами о доставке их на Сицилию. В начале 71 года г. г. н. Э. Восемь легионов под командованием Красса изолировали армию Спартака в Калабрии. После убийства Квинта Сертория римский сенат также отозвал Помпея из Испании и Марка Теренция Варрона Лукулла из Македонии. Теперь все было готово для окончательного противостояния, когда вся мощь Рима была направлена ​​против Спартака и его армии рабов.

Поражение

На карте показано, как армия Помпея движется на юг, чтобы перехватить Спартака после того, как он прорвал позиции Красса на юге.

Оказавшись в ловушке на юге, Спартак сумел прорваться через оборону Красса и уйти на север, к Брундизию (ныне Бриндизи), но силы Помпея перехватили их в Лукании. Рабы были разбиты в последующем сражении у реки Силарус, где, как полагают, пал Спартак. По словам Плутарха, «после того, как его товарищи обратились в бегство, он остался один, окруженный множеством врагов, и все еще защищался, когда был убит». Аппиан, однако, сообщает, что его товарищи сражались на его стороне до конца: «Спартак был ранен копьем в бедро и упал ему на колено, держа перед собой щит и борясь таким образом с нападающими, пока он и большая часть тех, кто был с ним, были окружены и убиты.«Тело Спартака, однако, найдено не было.

После битвы легионеры спасли 3000 невредимых римских заключенных в лагере повстанцев. Около 6600 последователей Спартака были распяты на Аппиевой дороге от Брундизия до Рима. Красс никогда не приказывал снести тела, поэтому путешественники были вынуждены видеть тела в течение многих лет после финальной битвы. Однако около 5000 рабов избежали плена. Они бежали на север и позже были уничтожены Помпеем, возвращавшимся из римской Иберии.Это позволило ему заявить о себе как о прекращении этой войны. Помпея встретили как героя в Риме, в то время как Красс не получил особого признания или празднования.

Наследие

Гаитянского революционера Туссена Л’Увертюра называли «Черным Спартаком».

Когда Туссен Л’Увертюр возглавил восстание рабов во время Гаитянской революции (1791–1804), один из побежденных противников, граф де Лаво, назвал его «Черным Спартаком». Поздний революционер Карл Маркс назвал Спартака своим героем, назвав его «лучшим товарищем», которого могла предложить древность.Основатель баварских иллюминатов Адам Вейсгаупт в письменной переписке часто называл себя «Спартаком».

Борьба Спартака, которую часто рассматривают как борьбу угнетенного народа, борющегося за свою свободу против рабовладельческой аристократии, с XIX века обрела новое значение для современных писателей. Итальянский писатель Рафаэлло Джованьоли написал свой исторический роман « Спартак, » в 1874 году. Впоследствии он был переведен и опубликован во многих европейских странах.

Спартак также был большим источником вдохновения для революционеров в последнее время, в первую очередь для Спартакистской лиги Веймарской Германии, а также для крайне левых спартаковских групп 1970-х годов в Европе и США. Известный латиноамериканский марксистский революционер Че Гевара был также поклонник Спартака.

История Спатаркуса и его восстания была также предметом кинематографической адаптации Стэнли Кубрика 1960 года романа Говарда Фаста Спартак . В фильме снимались Кирк Дуглас в роли мятежного раба Спартака и Лоуренс Оливье в роли его врага, римского полководца и политика Марка Лициния Красса.Петр Устинов получил премию «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана за роль работорговца Лентула Батиата в фильме. Фраза «Я Спартак!» из этого фильма — из драматической сцены, в которой вся армия утверждает, что он Спартак, а не передаст его врагу, — упоминался в ряде других фильмов, телевизионных программ и рекламных роликов.

В дополнение к историческому роману Говарда Фаста, по которому был снят фильм Кубрика, Артур Кестлер написал роман о Спартаке под названием Гладиаторы .Есть также роман « Спартак » шотландского писателя Льюиса Грассика Гиббона. Спартак — известный персонаж в романе Коллин Маккалоу « Избранное Fortune ». Есть также роман « Ученики Спартака» (Uczniowie Spartakusa) «» польской писательницы Галины Рудницкой. Спартак и его славные гладиаторы, Тоби Брауна, является частью серии детских книг по истории Dead Famous.

В театральном искусстве Спартак — это еще и название балета с партитурой композитора Арама Хачатуряна.Мюзикл Jeff Wayne’s Musical Version of Spartacus был выпущен в 1992 году.

Список литературы

  • Брэдли, Кейт Р. Рабство и восстание в римском мире, 140 г. г. до н. Э. –70 до н. Э. Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1989. ISBN 0253312590.
  • Рубинзон, Вольфганг Зеев. Восстание Спартака и советская историческая письменность . Оксфорд: Oxbow Books, 1987. ISBN 0951124315.
  • Троу, М.Дж. Спартак: миф и человек .Страуд, Соединенное Королевство: Sutton Publishing, 2006. ISBN 0750939079.
  • Винклер, Мартин М. (ред.). Спартак: кино и история. Oxford: Blackwell Publishers, 2007. ISBN 978-1405131802.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 14 декабря 2019 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, , так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедия Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Спартак — Всемирная историческая энциклопедия

На протяжении всей истории — как древней, так и современной — скованные цепями боролись за освобождение от своих угнетателей. Как и в большинстве цивилизаций — ассирийской, греческой и даже американской — рабы в Древнем Риме считались не гражданами, а собственностью, предоставляя рабочую силу, как квалифицированную, так и неквалифицированную, остальной части общества. Очевидно, восстания рабов, будь то в Риме или где-либо еще, представляли опасность для всех граждан, и хотя большинство этих восстаний было быстро подавлено, одно восстание в первом веке до нашей эры вызвало достаточно беспокойства у римского сената, и они в конечном итоге призвали двух своих величайшие генералы, чтобы сокрушить его.В течение двухлетнего периода это «маленькое» восстание, возглавляемое бывшим гладиатором, положило начало тому, что впоследствии стало известно как Третья война рабов. Звали этого человека Спартак.

Хотя о его ранней жизни известно немного, Спартак был родом из Фракии, области к северо-востоку от Македонии, и, возможно, был римским солдатом. Историк Плутарх описал его как культурного и интеллигентного, «более грека, чем фракийца». Как он превратился из солдата в плен (вместе со своей женой) и стал гладиатором, неизвестно; однако из-за своего уникального телосложения и силы он привлек внимание тренера по имени Лентула Батиата и был отправлен в гладиаторскую школу в Капуе, городе к югу от Рима.Жизнь в гладиаторской школе была жестокой и суровой. Итак, в 73 г. до н.э., используя кухонные ножи, он и 78 его товарищей-рабов восстали. После побега они натолкнулись на небольшой караван повозок с оружием и схватили его, спасаясь бегством на ближайшую гору Везувий. Вскоре к нему присоединились местные пастухи, пастухи и рабы, увеличив его маленькую армию до более чем 70 000 человек. Чтобы выжить, они начали грабить всю центральную Италию. В своей «Жизни Марка Луциния Красса» Плутарх писал об их побеге в

году.

Двести из них составили план побега, но их заговор был раскрыт, и те из них, кто узнал об этом вовремя, чтобы предвидеть своего семидесяти восьмилетнего хозяина, вышли из повара, рубя ножи и вертели, и сделали пробираясь через город и освещая путь на нескольких повозках, которые везли оружие гладиаторов в другой город, они схватили их и вооружились.

Поражение Спартака двух римских армий сильно встревожило римский сенат.

Хотя вначале он добился значительного успеха, даже победив армии двух преторов и губернатора Цизальпинской Галлии и захватив их оружие, Спартак понял, что Рим в конечном итоге победит, и поэтому он намеревался отправиться на север, в Альпы и домой. В 72 г. до н. Э. Он разделил свои войска на две части. Половина из них — галлы и германцы — отправились с товарищем-гладиатором Криксом, а остальные — в основном фракийцы — со Спартаком.Хотя он намеревался вернуться во Фракию, многие из его последователей отказались покинуть Италию, вместо этого повернув на юг, в южную Италию. Плутарх писал:

г.

… он двинул свою армию к Альпам, намереваясь, когда он минует их, чтобы каждый пошел в свой дом, кто во Фракию, кто в Галлию. Но они, уверенные в своей численности и преисполненные успехом, не послушались его, а пошли и разорили Италию; так что теперь сенат был не только тронут унижением и подлостью как врага, так и восстания, но и смотрел на это как на вопрос тревоги и опасные последствия.

Бюст Марка Лициния Красса

Диаграмма Лахара (общественное достояние)

Хотя он быстро отказался от всякой мысли о нападении на Рим, успех Спараткуса против армий двух консулов ​​настолько встревожил Сенат, что они призвали бывшего последователя Суллы, Марка Лициния Красса, возглавить армию против него. Надеясь пополнить свои силы, осажденный Спартак нанял пиратов Киликий, чтобы они доставили его на Сицилию. К сожалению, он не добрался до острова, но его деньги сделали.Красс поймал восставших рабов в Бруттии, где были убиты 6000 повстанцев, но Спартак в конце концов смог прорваться (хотя и с одной третью своих сил) и снова сбежать, двигаясь на юг, победив двух лейтенантов Красса в процессе .

В конце концов, однако, он был загнан в угол, побежден при Лукании и убит (хотя его тело так и не было найдено). Плутарх отметил последние мгновения Спартака,

г.

… проталкиваясь к самому Крассу сквозь множество летающих орудий и раненых, он действительно не достиг его, а убил двух центурионов, которые вместе напали на него.Наконец, после того, как его товарищи обратились в бегство, он остался один, окруженный своими противниками, и все еще защищался, когда его ранили.

Распяты более 6000 пленных повстанцев; их тела выставлялись на Аппиевой дороге от Капуи до Рима.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Красс надеялся победить Спартака до возвращения Помпея из Испании. К сожалению, Помпей вернулся вовремя, чтобы победить 5000 последователей Спартака и таким образом украл большую часть славы для себя.Хотя они оба были избраны в консульство в 70 г. до н. Э., Это привело к глубокому конфликту. Плутарх писал:

г.

Крассу повезло, и он не только выполнил роль хорошего полководца, но и отважно разоблачил его личность, однако Помпей имел большую заслугу в этом действии. Ибо он встретился со многими беглецами, убил их и написал сенату, что Красс действительно победил рабов в генеральном сражении, но что он положил конец войне.

Война и роль Спартака в ней имели длительный эффект.Юлий Цезарь, став пожизненным диктатором, вспомнил о восстании и решил предотвратить новое. Посредством ряда законов он надеялся уменьшить зависимость от рабов, поощряя наем бесплатных рабочих. В истории существуют разные мнения о Спартаке: для одних он герой и представитель угнетенных, а другие видят в нем жестокого и бессердечного бунтаря. Как бы его ни смотрели, его помнят за то, что он возглавил самое знаменитое восстание рабов в истории Древнего Рима.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Спартак (впервые опубликовано в 2011 г.). Выявление древности, 19 — Классический обзор Брин-Маура

Предварительный просмотр

На обложке этой книги изображен Спартак, поверженный в бою. На оборотной стороне есть параграф похвалы Брента Шоу, который заканчивается словами: «Скьявоне предлагает тщательную реконструкцию того, что могло случиться, и убедительный анализ проигрышной причины.’Содержание показывает, что есть только три главы: 1 «Беглец»; 2 Командир; 3 Неудачник.

Существует более чем небольшая опасность того, что, прежде чем они дойдут до предисловия, некоторые читатели придут к выводу, что предлагаемое здесь толкование является обычным, что Спартак и его армия никогда не бросали вызов римской власти и что это предприятие всегда было уверен в поражении. Однако, если бы эти читатели не удосужились читать дальше, они пропустили бы новый поворот в старой истории.

Предисловие к американскому изданию понравилось бы американскому писателю Ховарду Фасту, чья книга « Спартак » вдохновила Кирка Дугласа на создание знаменитого фильма. В нем Скьявоне представляет своего главного героя, сказав: «В традициях Запада Спартак является фигурой коллективной памяти в гораздо большей степени, чем академической истории. Персонаж, а не человек, к тому же типично американский персонаж ». (Vii) Если это действительно то, как Спартак рассматривается в некоммунистическом мире, то роман Фаста имеет прямое отношение к этой характеристике.

Это, безусловно, правда, что ученые гораздо меньше интересуются Спартаком, чем широкая публика, и эта книга явно предназначена для более широкой аудитории, чем просто ученых. Здесь нет сносок, хотя точные ссылки находятся в примечаниях на обороте. Его легко читать, и хотя в нем почти 200 страниц, эти страницы маленькие, а шрифт большой.

Есть вступительная записка, озаглавленная «Перед тем, как начать…». Первая строка гласит: «Эта книга не о легенде о Спартаке.Это биографический рассказ, тесно связанный с историческими фактами ». (Ix) Кажется довольно удивительным, что первое предложение первой главы гласит:« Все шло хорошо, как они и надеялись ». (1)

Повествование начинается с драматического спуска рабов вниз по Везувию. В томе, предназначенном для широкого читателя, это яркое начало понятно, но когда утверждается, что повествование будет тесно связано с историческими фактами, кажется довольно странным начинать с некоторого чтения мыслей.Никогда не обсуждается то, что может быть историческим фактом, или какое-либо реальное исследование исходного материала, хотя во вступительных замечаниях читатель информируется о том, что все древние авторы, писавшие о войне рабов, были с римской стороны (x) .

В этом томе содержится множество творческих размышлений, которые, возможно, необходимы при рассмотрении этой темы, поскольку источники настолько скудны; мы даже узнаем температуру для беглецов на Везувии в первом абзаце: «Было не холодно» (1).Позже, при описании зимовки рабовладельческого войска в Лукании, читателю напоминается, что у Спартака была жена: «И вполне вероятно, что его женщина еще была с ним — возможно, зимой они тоже могли зачать ребенка. «Признавая, что это, возможно, необычная деталь, над которой стоит задуматься, автор добавляет:« Мы ничего об этом не знаем, но древние демографические закономерности подтверждают эту идею »(63).

Говард Фаст был бы польщен, хотя кажется, что Скьявоне больше знаком с фильмом, чем с романом, который вдохновил его, поскольку он ссылается на него позже, когда задается вопросом, что случилось с женой Спартака: «Мы больше ничего о ней не знаем. : она была убита? Но, возможно, ей также удалось сбежать.Возможно, у нее был ребенок. Мы хотели бы оставить ее таким образом — как в фильме Кубрика — на свободе и в компании проверенных разбойников в непроходимых лесах между плато Сила и Аспромонте. В конце концов, почему бы и нет? »(143) Действительно, почему бы и нет, за исключением того, что автор заверил нас вначале, что он будет придерживаться фактов.

Спартак Скьявоне очень римский. Скьявоне не только принимает версию о том, что Спартак когда-то служил в римской армии, но также предполагает, что «Возможно, у Спартака был наставник; возможно, он обязательно знал бы кого-нибудь из числа римских офицеров, который замечал его качества и давал советы на регулярной основе.(22) Его теория состоит в том, что Спартак дезертировал, чтобы избежать борьбы со своим собственным народом, Майди, но вскоре был схвачен и доставлен в Рим, чем, должно быть, был впечатлен. «Кто может сказать, сколько раз он представлял себе это в своем воображении: его огромные размеры, необычайное богатство, великолепие его могущественных мест — Капитолийский холм или Курия. И теперь, несмотря на свое несчастное состояние, он мог воспринимать какие-то образы, запахи и звуки… »(26).

Снова и снова, главный аргумент этой книги не в том, что усилия Спартака были обречены на провал, что довольно распространено: см., Например, комментарий Барри Штрауса: «Спартак потерпел поражение» ( The Spartacus War , London 2009: 165).У Спартака Штрауса нет даже больших амбиций: «В конце концов, можно подозревать, он был бы счастлив вырезать небольшое пространство, свободное от Рима, и уйти в отставку в качестве короля или лорда в углу Фракии» ( The Spartacus War , Лондон 2009: 166).

Нам говорят, что цель Спартака не состояла в том, чтобы отменить рабство. Опять же, у нас есть предположение, что всем в древности не хватало воображения и они не могли представить себе общество без рабов, но Скьявоне позволяет Спартаку иметь такую ​​же большую идею.Это было сделано для того, чтобы победить итальянские города и плебеев и вместе с ними в качестве союзников бороться с римской властью. Спартак попытался втиснуть свою повстанческую стратегию в то, что могло бы эффективно оказаться линией разлома в системе римского владычества: вдоль стыка кипящих плебейских масс (старого населения республики), беспокойства италийских общин, и институциональное и политическое отмирание аристократического правления — с трещинами рабской системы на заднем плане.'(118) Спартак был предшественником Катилины, но недооценивал враждебность к рабам среди свободного населения (121).

Причина великой легенды о Спартаке заключалась в том, что в имперский период у огромной части римских граждан, даже рыцарей и сенаторов, была кровь от вольноотпущенников (149). Они, предположительно гордые своей родословной, создали историю героя, который в своей храбрости и успехе, хотя и не в своем окончательном поражении, походил на настоящего римского воина (149).

Согласно Скьявоне, греческий писатель Плутарх ошибся.Спартак не был почти греком; он был почти римлянином. Легенду невозможно убить, поэтому единственный ответ — объединение. Итальянцам это могло показаться трудным, поскольку он сражался с римлянами, но Гарибальди также осознавал силу образа Спартака. Скьявоне заверил нас: «Эта книга не о легенде о Спартаке», но каким-то образом он сам добавил к этой легенде.

взлет и взлет маловероятного героя

Когда на этой неделе Австралийский балет представит свою новую постановку из балета Хачатуряна «Спартак», это станет еще одним моментом в необычной истории реабилитации.Спартак, скромный раб-варвар, восстание которого в конечном итоге потерпело поражение и чьи последователи погибли в самой позорной моде, стал современным символом силы свободы и достоинства человечества.

Современная популярность Спартака должна особенно раздражать многих римских героев республики. Эти люди в разное время платили высокую цену за защиту государства. Пока никто не помнит их имен. Консул Луций Юний Брут был таким патриотом, что приговорил своих сыновей к смерти, когда обнаружил, что они виновны в государственной измене.Братья Горатий поклялись защищать Рим как ее чемпионы. Только один вернулся живым.

Статуя Спартака работы Дени Фойатье, 1830 г., в Лувре. Flickr / Кэрол Раддато, CC BY-SA

Гай Муций сунул правую руку в пылающий огонь, чтобы продемонстрировать вторгшимся этрускам, насколько храбрыми и стойкими были римляне. Это сработало. Этруски просили мира, и Муций всю оставшуюся жизнь был известен как «Левша». Однако сегодня эти цифры почти полностью забыты.

Поговорите о фигуре, стоящей в одиночестве на мосту и кричащей: «Ты не пройдешь», и все будут думать о Гэндальфе из «Властелина колец», а не о Горацие Коклесе, который в одиночку защищал мост через Тибр от подавляющих сил, стремящихся разграбить Рим. .

Римская история полна храбрости и самопожертвования. Что отличает историю Спартака, так это статус главного героя.

Нам мало что известно о точном происхождении Спартака.Согласно нашим источникам, он был родом из Фракии, примерно современной Болгарии. В одном древнем тексте говорится, что он когда-то воевал в римской армии, прежде чем попасть в тюрьму. Все согласны, что он был обращен в рабство и был приговорен к битве как гладиатор.

Спартак мятежник

В наши дни мы склонны чрезмерно преувеличивать статус гладиаторов. Для римлян гладиаторы были низшими из низших. Вы могли восхищаться их мастерством владения мечом, но вы никогда не сомневались в их порочности и отсутствии моральных качеств.Они не могли сравниться с настоящим римским гражданином.


Прочитайте больше: Римские гладиаторы были военнопленными и преступниками, а не спортивными героями.


Именно эта чрезмерно самоуверенная вера в свое естественное превосходство доказала падение многих римских полководцев, посланных против Спартака. Когда Спартак и около 70 его товарищей восстали и сбежали из своей гладиаторской школы недалеко от Капуи в 73 г. до н.э., все предполагали, что этот вопрос скоро будет решен.

Они недооценили мастерство своего противника. Спартак оказался бы мастером внезапной атаки. Он связал лозы вместе, чтобы сделать веревки, и спустился со скал, чтобы атаковать своих врагов сзади. Он дождался, пока римляне купаются, прежде чем совершить набег на их лагерь.

Успех был настолько неожиданным, что римляне начали задаваться вопросом, нет ли в этом чего-то сверхъестественного. Вскоре стали распространяться истории о том, как Спартак был отмечен знамениями и знаками божественного благоволения.В знак отчаяния римляне возобновили наказание в виде истребления, убив каждого десятого из самых трусливых войск, чтобы показать остальным цену поражения.

Спартаку также помог огромный приток рабов и сельской бедноты, присоединившейся к его восстанию. Цифры ненадежны, но некоторые считают, что численность его армии изгоев достигает 90 000 человек.

Безусловно, нанесенный ими ущерб был значительным. В течение двух лет они опустошали итальянскую сельскую местность с севера на юг, пока, наконец, римский генерал Марк Лициний Красс не смог победить Спартака и его армию в открытом бою в 71 г. до н.э.Тело Спартака так и не нашли. Были распяты шесть тысяч узников. Их тела выстроились вдоль дороги из Капуи в Рим.

Изображение рабов, распятых во время восстания Спартака 1878 года, русским художником Федором Бронниковым. Викимедиа

Это была жестокая война с актами варварства с обеих сторон. Спартак регулярно убивал взятых в плен римских пленных. Несмотря на его мольбы, армия Спартака насиловала женщин, изувечила тела, пытала пленников и заживо сжигала людей в их домах.Согласно позднему источнику, один из его командиров даже устроил гладиаторское шоу, используя пленных в качестве гладиаторов. Те, кто когда-то был зрителем, теперь были зрелищем.

Странное наследие

Это были двойные аспекты народного восстания и его статуса раба, благодаря которым восстание Спартака не превратилось в просто сноску в учебниках истории. В 19 веке участники кампании против рабства быстро ухватились за эту историю и превратили ее в эпическую историю о благородном рабе, борющемся за свободу.

Романтические инсценировки истории Спартака, такие как «Гладиатор» Роберта Монтгомери Берда, разыграли перед переполненными залами в Соединенных Штатах и ​​помогли разжечь аболиционистские настроения.

История Спартака оказалась не менее популярной в коммунистических кругах, которых привлекала идея его восстания как предвестника их собственных популярных революций рабочего класса. Карл Маркс был его поклонником. Роза Люксембург, когда она основала Коммунистическую партию Германии, назвала ее в честь Спартака.

Когда коммунист Говард Фаст был заключен в тюрьму за неуважение к Конгрессу за отказ отвечать на вопросы, заданные ему комитетом Палаты представителей по антиамериканской деятельности, он использовал свое время в тюрьме, чтобы написать роман о Спартаке и его революции. Позднее Далтон Трамбо, ставший жертвой анти-красных чисток в Голливуде, преобразовал роман в сценарий знаменитого фильма «Спартак» с Кирком Дугласом в главной роли в роли мятежного лидера.

Кирк Дуглас и Вуди Строуд в Спартаке (1960) IMDB

Понятно, что при такой коммунистической репутации балет Хачатуряна «Спартак» стал популярным произведением в Советской России.Произведение было удостоено Ленинской премии за композицию в 1954 году и долгие годы было украшением Большого театра.

Однако успех балета — это не только результат его идеологических симпатий. Это балет мощной физической силы. Он предъявляет огромные требования к своим ведущим мужчинам. Столкновение солдат и гладиаторов. Страдают рабы. Насилие и эротизм переплетаются. Балет заставляет нас противостоять самым ограничениям мускулов и сухожилий.

Он обнажает нашу человечность, нашу жестокость и благородство.Это может потребовать огромной свободы с историческими событиями, но есть глубокая истина в его признании того, что привлекательность Спартака заключается в первобытном инстинкте тел на свободу.


Спартак. Спектакль Австралийского балета начнется 18 сентября в Мельбурне.

Спартак (Раскрытие античной книги 19)

Альдо Скьявоне в своей короткой книге пытается опровергнуть левую интерпретацию Спартака как лидера революции рабов двумя способами.

Во-первых, он отрицает, что Спартак видел себя лидером восстания рабов, по крайней мере после его побед над консульскими армиями в центральной и северной Италии в 72 г. до н.э., а может быть, даже раньше. Он отказался от идеи, что он был рабом, и развил представление о себе как о втором Ганнибале, пытающемся объединить Италию в антиримский альянс и выступить на Рим. Стремление изобразить Спартака рабом, просто стремящимся сбежать из Италии и вернуться во Фракию, выражало нежелание римлян, как утверждает Скьявоне, позволить этим рабам — деградировавшей и презираемой части населения, которая в то время сильно росла в Италии из-за римских завоеваний — возможно, когда-нибудь был привлечен настоящий революционер, не говоря уже о том, что разгневанные свободные сельские пролетарии когда-либо соблазнились бы присоединиться к нему.

Хотя Скьявоне этого не говорит, тот факт, что римские историки (за исключением Флора, писавшего в годы между Траяном и Адрианом) были на удивление мягкими по отношению к репутации Спартака — Саллюстий объявил его безупречным, а Варрон назвал его невиновным в дезертирстве из римлян. армия — вероятно, уступка, на которую они пошли, чтобы сделать его приемлемым и безопасным в пантеоне врагов Рима. То есть их идеологическое намерение состояло в том, чтобы установить, что только кто-то гордый, благородный и харизматичный, кто-то в основном похож на них самих, а не кто-то, в их сознании от природы «рабский» и униженный, мог когда-либо оказать такое влияние, как он оказал, спаять простых рабов. превращаться в вооруженный отряд и постоянно побеждать профессиональные римские армии на их собственной земле [это моя собственная интерпретация, а не Скьявоне, но она хорошо согласуется с утверждениями Скьявоне, сделанными выше].

Во-вторых, Альдо Скьявоне отрицает, что Спартак сознательно видел себя лидером революции рабов, пытающейся свергнуть римский общественный строй. Автор упрощает себе жизнь, отрицая, что Рим был классовым обществом «в современном и сильном смысле этого слова» (стр. 98), и из этого отрицания естественно следует, что Спартак не мог обладать классовым сознанием как раб. [Скьявоне использует эти марксистские концепции в предупреждающих цитатах, как будто он уже установил, насколько они анахроничны].

Он утверждает (стр. 98 и далее), что классовая структура требует рынка труда, на котором существует формальное юридическое равенство между договаривающимися сторонами, но не существует реального равенства во власти. Он также утверждает, что рост массы рабов в Италии не был результатом какого-либо экономического процесса, а явился результатом исключительно военных завоеваний: латифундии не создавали рабов, как производительные силы создавали пролетариат в Англии; напротив, рабы были условием, в котором могли существовать латифундии, а не наоборот.Кроме того, он считает, что рабов никогда не мотивировало «общее восприятие необходимости свергнуть экономическую систему раз и навсегда» (стр. 102).

Эти утверждения, которые на первый взгляд кажутся слишком ограничительными, произвольными, несвязанными или выдвинутыми просто для того, чтобы подкрепить предвзятую фиксированную идею Скьявоне, на самом деле равносильны утверждению, что римская экономика не была европейской на момент наступления промышленной революции. и поэтому классов, подобных тем, что были в Европе в то время или позже, не могло быть.

Но это в лучшем случае соломенный аргумент. Кто бы не согласился? Столь же правдоподобно можно возразить против Скьявоне, что для существования классового общества должно быть только более или менее смутное семейное сходство между экономическими структурами разных обществ, а не какая-то жесткая и абстрактная универсальная идентичность, которую все они разделяют. Для существования классового общества не обязательно должно существовать полноценное классовое сознание. В конце концов, Маркс провел полезное гегелевское различие между классом в себе и классом для себя.Тот факт, что Рим обладал аристократией с огромной политической и социальной властью и «всадническим» или торговым слоем; тот факт, что оба эти слоя между собой контролировали все средства производства; и тот факт, что непосредственные производители общественного богатства (рабы и свободные ремесленники) стояли на дне груды и видели, как их труд злобно эксплуатируется — всего этого, я думаю, должно быть достаточно, чтобы установить классовый характер римского общества. .

Любопытно, что два основных аргумента Альдо Скьявоне против Спартака как революционера не только не дополняют друг друга, но и делают прямо противоположное.Если римские историки нуждались в оздоровлении репутации Спартака и упрощении его мотивов, то не потому ли, что они остро осознавали угрозу, которую он представлял как революционер и провидец, способный объединить рабов разных национальностей? И если Рим не был глубоко и опасно разделенным обществом, почему римские апологеты были озабочены переписыванием истории Спартака таким образом, чтобы минимизировать его революционный потенциал как народного героя для масс?

В защиту марксизма

В первом веке до нашей эры раб по имени Спартак угрожал могуществу Рима.Спартак (ок. 109 г. до н. Э. — 71 г. до н. Э.) Был лидером (или, возможно, одним из нескольких лидеров) массового восстания рабов, известного как Третья война рабов. Под его руководством крошечный отряд мятежных гладиаторов превратился в огромную революционную армию, насчитывающую около 100 000 человек. В конце концов, чтобы подавить восстание, потребовались все силы римской армии.

Несмотря на заслуженную славу великого революционного лидера и одного из самых выдающихся полководцев древности, о Спартаке известно немногое.Историю всегда пишут победители, а голос рабов на протяжении веков можно услышать только через рассказы угнетателей. То немногое, что мы имеем, взято из отчетов, написанных его заклятыми врагами. Все сохранившиеся исторические записи написаны римскими историками и поэтому враждебны. Часто они противоречивы.

Были и другие лидеры восстания, имена которых дошли до нас: Крикс, Каст, Ганник и Эномай — гладиаторы из Галлии и Германии.Но об этом известно еще меньше. Историю всегда пишут победители, и они точно отражают интересы, психологию и классовые пристрастия правящего класса. Пытаться понять Спартака из этих источников — все равно что пытаться понять Ленина и Троцкого из клеветнических писаний буржуазных врагов русской революции. В этом кривом зеркале можно увидеть только дразнящие проблески настоящего Спартака.

Плутарх пишет:

«И, захватив обороняемое место, они выбрали трех военачальников, из которых Спартак был главным, фракийец одного из кочевых племен и человек не только высокого духа и храбрости, но и разумный. к тому же, и по своей кротости превосходил его положение, и более греческий, чем обычно люди его страны.

Эти слова врага представляют Спартака в выгодном для себя свете, что требует объяснения. Найти это несложно. Человек, который побеждал одну римскую армию за другой и ставил республику на колени, должен был обладать исключительными качествами. Только так римские комментаторы могли начать примириться с тем фактом, что «простые рабы» победили их непобедимые легионы.

Другие римские историки пытаются представить его королевской крови по той же причине.Говорят, что он наделен сверхчеловеческими качествами. Говорят, что его жена была жрицей и так далее и тому подобное. Все это явно является частью римской пропаганды, которая направлена ​​на то, чтобы представить Спартака как человека особенного, и таким образом попытаться уменьшить чувство стыда и унижения, которое испытал мастер-класс, когда он был побежден сельскохозяйственными рабочими, кухонными бойцами и гладиаторами. .

Истинное происхождение Спартака неясно, поскольку в древних источниках нет единого мнения о его происхождении, хотя он, вероятно, был уроженцем Фракии (ныне Болгария).Похоже, он имел военную подготовку и опыт и, возможно, даже присоединился к римской армии в качестве наемника. Плутарх также говорит, что жена Спартака, пророчица того же племени, была порабощена им. В любом случае он был порабощен и продан на аукционе тренеру гладиаторов в Капуе. Аппиан говорит, что он был «фракийцем по происхождению, который когда-то служил солдатом у римлян, но с тех пор был пленником и продан за гладиатора». Флорус говорит, что он «стал римским солдатом, из солдата — дезертиром и грабителем, а затем, учитывая его силу, — гладиатором».

Восстание гладиаторов

Во время восстания Спартака Римская республика вступала в период беспорядков, который закончился с правлением Цезарей. Римские территории расширялись на восток и запад; амбициозные генералы могли прославиться в боях в Испании или Македонии, а затем сделать политическую карьеру в Риме. Рим был милитаристским обществом: битвы устраивались в недавно популярном развлечении гладиаторских боев. Хотя успешных гладиаторов боготворили, с точки зрения социального статуса они были немногим выше осужденных; действительно, некоторые гладиаторы были осужденными преступниками.Остальные были рабами. К этому времени рабство составляло примерно каждый третий житель Италии. Рабы подвергались чрезвычайным и произвольным наказаниям со стороны своих владельцев; в то время как смертная казнь для свободных римлян редко применялась (и казнялась гуманно), рабов обычно распинали.

Спартак обучался в гладиаторской школе ( ludus ) недалеко от Капуи, принадлежавшей некоему Лентулу Батиату. Именно здесь в 73 г. до н.э. Спартак возглавил восстание 74 гладиаторов, которые вооружились, одолели своих стражников и сбежали.Вот как Плутарх рассматривает это в разделе своей «Римской истории», Жизнь Красс :

«Восстание гладиаторов и опустошение Италии, обычно называемое войной Спартака, началось с этого. случай. Некий Лентул Батиат обучил в Капуе очень много гладиаторов, большинство из которых были галлами и фракийцами, которые не из-за совершенной ими вины, а просто из-за жестокости своего хозяина были заключены в тюрьму из-за этой цели борьбы друг с другом. .Двести из них составили план побега, но, будучи обнаруженными, те из них, кто осознал это вовремя, чтобы предвидеть своего семидесяти восьмилетнего хозяина, вышли из кухонной мастерской с ножами и вертелами и двинулись в путь. проехав по городу и осветив по дороге несколько повозок, которые везли оружие гладиаторов в другой город, они схватили их и вооружились. И, захватив обороняемое место, они выбрали трех военачальников, из которых главным был Спартак, фракийец одного из кочевых племен и человек не только высокого духа и храбрости, но также разумом и мягкостью, превосходивший его. состояние, и более греческий, чем обычно люди его страны.

Итак, вооружившись ножами из поварской мастерской и повозкой с захваченным оружием, рабы бежали на склоны Везувия, недалеко от современного Неаполя. Новость о прорыве побудила других последовать за ним. Вскоре к мятежникам присоединился постоянный поток сельских рабов, число которых начало расти. Группа захватила регион, совершая набеги на фермы в поисках еды и припасов. Таким образом, мятежники начали с маленьких побед, которые привели к большему. Плутарх продолжает свой рассказ: «Итак, сначала, разгромив вышедших из Капуи против них и добыв таким образом достаточное количество солдатского оружия, они с радостью выбросили свое, как варварское и бесчестное.

Можно почти вообразить радость от этих ранних побед и радость, с которой гладиаторы отбрасывали ненавистную униформу своего ремесла и одевались как настоящие солдаты, а не рабы. Эта маленькая деталь раскрывает нечто гораздо более важное, чем оружие и снаряжение. В нем обнаруживается растущая уверенность, неприятие не только рабского государства, но и рабского менталитета. Мы видим то же самое в каждой забастовке и в каждой революции в истории, где обычные рабочие — прямые потомки рабов — поднимаются до своего истинного роста и начинают думать и действовать как свободные мужчины и женщины.

Этот бунт рабов ни в коем случае не был уникальным событием. Когда известие о вспышке болезни дошло до Рима, это вызвало некоторую обеспокоенность, но не вызвало ни удивления, ни чрезмерной тревоги. В прошлом веке два восстания рабов, оба на Сицилии, были подавлены ценой десятков тысяч жизней. У великих сенаторов, державших в своих руках контроль над всем миром, не могло быть никаких сомнений в том, что исход этого восстания будет таким же.

Таким образом, сначала римские власти не оценили Спартака так высоко, как более поздние комментаторы.Сенат даже не потрудился послать легион для подавления мятежников, а только ополчение численностью около 3000 человек под предводительством претора Клавдия Глабера. Они явно считали, что это была обычная полицейская операция, и с ней легко справиться. Они думали, что этого будет более чем достаточно, чтобы подавить небольшое количество плохо вооруженных рабов. Но лагерь Спартака стал магнитом для рабов из окрестностей, несколько тысяч из которых присоединились к нему. В отличие от римских солдат и их офицеров, рабы вели отчаянную битву за выживание.Напротив, римские полководцы недооценивали врага и поначалу проявляли чрезмерную слабость.

Хорошо известно, что революционеры могут победить, только перейдя в наступление и проявив величайшую смелость. Римляне осадили повстанцев на Везувии, заблокировав их побег. Рабы оказались в осаде на горе, куда можно было попасть только через один узкий и трудный проход, который римляне охраняли, «окруженный со всех сторон крутыми и скользкими обрывами».В ходе впечатляющего тактического переворота Спартак сделал веревки из лоз и со своими людьми спустился со скалы на другой стороне вулкана, в тыл римским солдатам, и начал внезапную атаку.

Плутарх описывает ситуацию:

«Однако на вершине росло множество диких виноградных лоз, и, срубив столько ветвей, сколько им было нужно, они скрутили их в прочные лестницы, достаточно длинные, чтобы оттуда дотянуться. на дно, с помощью которого они без всякой опасности спустились со всех, кроме одного, который остался там, чтобы бросить им руки, и после этого удалось спастись.Римляне не знали всего этого, и поэтому, наткнувшись на них с тыла, они напали на них врасплох и захватили их лагерь ».

Клавдий Глабер, ожидавший легкой победы над горсткой рабов, вероятно, не удосужился принять элементарные меры предосторожности и укрепить свой лагерь. Он даже не выставил адекватных часовых для наблюдения. Римляне заплатили за это пренебрежение дорогой ценой. Большинство из них были убиты в своих постелях, включая претора Клавдия Глабера. Для римлян это было позорным поражением.Теперь у рабов было оружие и доспехи. Что еще более важно, у них появилось чувство, что они могут сражаться и побеждать. Это был самый большой выигрыш.

Спартак идет на север

Спартак был отличным военным тактиком, что подтверждает идею о том, что он служил вспомогательным солдатом под знаменами Рима. Если это правда, он был бы знаком с тактикой римской армии, и это вместе с отвагой, необходимой для революционера, делало его грозным врагом.Однако его армия в основном состояла из плохо вооруженных и необученных бывших рабов. Это продиктовало его тактику, которая сначала была оборонительной. Они прятались на покрытой густым лесом горе Везувий до тех пор, пока не были должным образом подготовлены к неизбежному столкновению с римской армией.

Понимая, что время до новой, более серьезной битвы истекает, Спартак поручил гладиаторам тренировку небольших групп, которые затем тренировали другие небольшие группы и так далее.Таким образом, он смог создать с нуля полностью обученную армию за считанные недели. И то, что армии рабов не хватало военного опыта, они восполняли героизмом людей, борющихся за само выживание, которым буквально нечего терять, кроме своих цепей.

Было много стычек с римской армией, все из которых закончились победой. Претор Публий Варин был послан против них с двумя тысячами человек, которые они сразили и разбили. Затем Коссиний был отправлен «со значительными силами» и едва не попал в плен лично, когда купался в Салинах.Он с большим трудом сбежал, в то время как Спартак завладел его багажом. Рабы последовали за отступающими римлянами, многих убив. В конце концов, они штурмовали римский лагерь и взяли его, а сам Коссиний был убит.

С каждой такой победой боевой дух повстанцев рос. Отчеты в сенат в Риме, должно быть, были мрачными. Постепенно в умах даже самого тупого аристократа начинала осознаваться правда о том, что здесь они столкнулись с опаснейшим врагом, который обладал огромным количеством резервов, проникших в самое сердце вражеского лагеря, на каждой ферме. в каждом доме были рабы, каждый из которых был потенциальным бунтарем, за которым следовало наблюдать с подозрением и страхом.После этой успешной битвы слава Спартака росла. Сообщение было ясным для всех: римляне больше не были непобедимы.

К ним присоединилось большое количество беглых рабов, и вскоре небольшая группа повстанцев превратилась в армию. По некоторым данным, армия рабов, возможно, наконец насчитывала до 140 000 беглых рабов, привыкших жить в суровых условиях, закаленных годами тяжелого труда и которым нечего терять, сражаясь со своими бывшими хозяевами. Плутарх пишет: «Также несколько пастухов и пастухов, которые были там, крепкие и ловкие, восстали против них, некоторым из них они дали полное оружие, а других использовали в качестве разведчиков и легковооруженных солдат.В итоге слово «несколько» следует читать несколько десятков тысяч.

Армия Спартака провела зиму 73 г. до н.э. в лагере на южном побережье Италии, постоянно наращивая численность, вооружение и боевой дух. Весной он двинулся на север; смелый план, по-видимому, заключался в том, чтобы пройти через всю Италию, пересечь Альпы и бежать в Галлию (современная Франция, в то время в значительной степени неподконтрольной римлянам). По словам Плутарха: «Мудро полагая, что ему не следовало ожидать, что он сможет сравниться с силой империи, он [Спартак] двинул свою армию к Альпам, намереваясь, когда он пройдет их, каждый человек должен отправиться в свой дом, некоторые во Фракию, некоторые в Галлию.

Разделение рабов

Сенат, теперь полностью встревоженный, послал против рабов два легиона под командованием консулов, Геллия Публиколу и Гнея Корнелия Лентула Клодиана. Теперь Спартак столкнулся с самой большой проблемой: армией из двух легионов — 10 000 человек — под командованием Кассия Лонгина, губернатора Цизальпинской Галлии («Галлия по эту сторону Альп», современная Северная Италия). Римляне одержали одну победу, разгромив отряд галлов во главе с Криксом.Причиной этой неудачи стали расколы в рядах повстанцев.

Нелегко было поддерживать единство и дисциплину в армии рабов из разных стран, говорящих на разных языках и поклоняющихся разным богам. Для этого требовался лидер колоссального роста, и даже ему не всегда удавалось. Крикс и галлы отказались идти под предводительством Спартака. Похоже, что Крикс хотел остаться в Италии, соблазненный перспективой грабежа. Спартак хотел продолжить путь на север, в Галлию, как указывает Плутарх:

«Но они, уверенные в своей численности и превозносящиеся своим успехом, не послушались его, а пошли и опустошили Италию; так что теперь Сенат не только был тронут унижением и подлостью как врага, так и восстания, но, посчитав это вопросом тревоги и опасными последствиями, послал к нему обоих консулов, как большое и трудное предприятие.(Плутарх , Красс )

Римский комментатор понял корень проблемы. Некоторые лидеры повстанцев стали слишком самоуверенными, опьяненными своими ранними успехами. По этой причине Крикс покинул Спартак, взяв с собой около 30 000 галлов и немцев. Этот раскол был катастрофической ошибкой: Крикс был побежден Публиколой и пал в битве. Галлы заплатили за это ужасную цену, и 20 000 из них были убиты. Это было первое предупреждение об опасных последствиях раскола в рядах рабовладельческой армии.

Несмотря на катастрофические действия Крикса, Спартак провел похоронные игры в честь вождя галлов, в том числе гладиаторские бои между пленными римскими солдатами. Эта деталь раскрывает благородство характера и истинные лидерские качества. Позже Спартак сначала победил Лентула, а затем Публиколу, как сообщает Плутарх:

«Консул Геллий, внезапно набросившись на группу немцев, которые из-за презрения и уверенности отошли от Спартака, разрубил их всех на куски.Но когда Лентул с большим войском осадил Спартака, он выступил против него и, вступив в битву, разбил своих старших офицеров и захватил весь его багаж. Когда он направился к Альпам, Кассий, претор той части Галлии, которая лежит около реки По, встретил его с десятью тысячами человек, но, будучи побежденным в битве, ему пришлось с трудом сбежать от себя, потеряв одного человека. очень много его людей ».

Это был тяжелый удар по престижу Рима и подорвал доверие Сената.Мало того, что их армия была уничтожена, Спартак захватил fasces , символ римской власти (от которого произошло слово фашизм). В Мутине (ныне Модена) рабы победили еще один легион под командованием Гая Кассия Лонгина, губернатора Цизальпинской Галлии. Вождь рабов теперь казался совершенно непобедимым.

Рабы меняют направление

То, что произошло потом, — одна из великих загадок истории. Рабы были в поле зрения Альп и могли перейти в Галлию и войти в Германию, где они могли бы сбежать от римского владычества, или даже в Испанию, где бушевало восстание.Затем по какой-то причине план изменился, и Спартак повернул назад: его армия снова прошла вдоль Италии. Что послужило причиной этого изменения? Мы не знаем. Возможно, их оттолкнула логика переброски армии через Альпы, или, возможно, рабы были опьянены успехом и привлечены перспективой разграбления богатых итальянских городов.

Однако события больше не двигали Спартак. К настоящему времени армия Спартака пополнилась большим количеством последователей лагеря, включая женщин, детей и стариков, которые присоединились к повстанцам в надежде спастись от рабской жизни.Последователи, не участвующие в боевых действиях, могли насчитывать около 10 000 человек, и всех их нужно было накормить. Это должно было значительно усложнить его движения. Более того, римляне больше не совершали ошибку, недооценивая качества своего врага.

Когда Сенат узнал, что Спартак одержал новые победы над армиями Республики, они пришли в ярость от консулов ​​и приказали им держаться подальше от конфликта. Вместо этого они поручили Марку Лицинию Крассу вести войну.Он был самым богатым человеком в Риме, очень амбициозным политиком и жаждал славы. Красс не был дураком и не ошибся, недооценив своих противников. Его цель состояла в том, чтобы тщательно наращивать свои силы и избежать решающего сражения, будучи уверенным, что в конце превосходящие ресурсы и богатство Рима измотают повстанцев и создадут благоприятные условия для военной победы.

Однако многие из тех, кто присоединился к нему в поисках славы, не разделяли его понимания врага, с которым они столкнулись.Это были богатые молодые парни, которые не понимали, с чем им предстоит столкнуться. Должно быть, они отправились за рабами с таким же духом, как если бы они отправились на охоту на лис. Плутарх сообщает нам: «Многие представители знати пошли с ним добровольцами, отчасти из дружбы, а отчасти ради почестей». И снова эта чрезмерная самоуверенность была рецептом катастрофы.

Пока Красс оставался на границах Пичена, ожидая, что Спартак придет по этому пути, он послал своего лейтенанта Мумиуса с двумя легионами наблюдать за передвижениями врага, но дал ему строгий приказ ни в коем случае не вступать в бой или сражаться.Им было приказано захватить небольшую возвышенность, но делать это как можно тише, чтобы не насторожить врага.

Сверхуверенный, при первой возможности лейтенант Красса вступил в бой и потерпел тяжелое поражение. Они были бы уничтожены, если бы не тот факт, что Красс немедленно появился и вступил в бой. Это оказалось самым кровавым. Очень многие из его людей были убиты, и многие спасли свои жизни, только бросив оружие и позорно убегая.Напротив, Плутарх пишет: «Из двенадцати тысяч трехсот повстанцев, которых он убил, только двое были ранены в спину, остальные погибли, стоя в своих рядах и храбро сражаясь».

Эта храбрость рабов контрастирует с трусливым поведением римлян в более ранних битвах, которые вынудили Красса возродить древнеримский метод наказания: истребление . Пытаясь восстановить дисциплину, Красс сначала строго упрекнул Мумиуса. Затем он снова вооружил солдат, но унизительным жестом заставил их внести залог за оружие, чтобы они больше не расставались с ними.

Затем он выбрал пятьсот человек, которые первыми сбежали, и разделил на пятьдесят групп по десять человек, каждая из которых должна была умереть по жребию «с множеством ужасных и ужасных обстоятельств, представленных на глазах у всех. армия, собравшаяся в качестве зрителей », — рассказывает Плутарх. Это ужасное наказание давно вышло из употребления, и, возродив его, Красс хотел показать, что он имел в виду бизнес. С этого момента каждый римский солдат научился бояться своего полководца больше, чем рабов.

В ловушке

В конце 72 г. до н.э. Спартак и его армия разбили лагерь в Региуме (Реджо-ди-Калабрия), недалеко от Мессинского пролива. Спартак попытался заключить сделку с киликийскими пиратами, чтобы переправить рабов через пролив на Сицилию. По словам Плутарха: «У него были мысли о попытке отправиться на Сицилию, где, высадив две тысячи человек, он надеялся снова разжечь войну рабов, которая была недавно потушена, и, казалось, ему требовалось совсем немного топлива, чтобы снова разжечь ее. Но после того, как пираты заключили с ним сделку и получили его залог, они обманули его и уплыли.

Это показывает хорошее владение тактикой и стратегией. Если бы они смогли добраться до Сицилии и поднять там новое восстание рабов, они могли бы защитить остров от Рима. Не сумев воспользоваться возможностью пересечь Альпы, это был, пожалуй, единственный выход, который ему оставался, кроме прямого нападения на сам Рим. Но проект провалился, потому что пираты предали рабов. Возможно, агенты Красса подкупили их, или они просто боялись, что, помогая рабам, они обрушат на их головы всю тяжесть римской армии.Какой бы ни была причина, армия Спартака теперь оказалась в ловушке в Калабрии.

Мы можем представить себе, какой ужасный удар это нанесло Спартаку и его последователям. Когда план побега на Сицилию провалился, положение рабов стало отчаянным. В начале 71 г. до н.э. против них были брошены восемь легионов под командованием Красса. Они стояли спиной к морю, и им некуда было бежать. Были и худшие новости. Убийство Квинта Сертория, возглавлявшего восстание в Испании, позволило римскому сенату отозвать Помпея из этой провинции.И на всякий случай также отозвали Марка Теренция Варрона Лукулла из Македонии. Римское государство, ранее проявлявшее такое презрение к рабам, сосредоточило все свои силы против них.

Похоже, что после небольшой стычки Спартак распял римского пленника. Римские пропагандисты приводили это как доказательство «варварского и жестокого характера» восставших. Однако распятие было обычным наказанием для рабов. И вся история показывает, что хозяева, а не рабы всегда проявляют самую варварскую жестокость.Возможно, это был преднамеренный акт неповиновения, поскольку распятие было особенно жестоким и унизительным методом казни, который обычно не применялся к римлянам. Этим актом Спартак говорил своим врагам: вы думаете, что жизни рабов дешевы, но мы заставим вас дорого заплатить за свои действия . Этот отчет, как и все другие отчеты, опубликованные римлянами, был призван оправдать кровавое подавление рабов. Но им действительно не требовалось никаких оправданий, чтобы сделать то, что они уже были полны решимости.Этим рабам нужно преподать урок, который никогда не забудет весь мир!

Чрезмерная уверенность сыграла большую роль в поражении восстания, как объясняет Плутарх:

«Спартак после этого смятения удалился в горы Петелии, но Квинтий, один из офицеров Красса, и Скрофа, квестор. , преследовал и догнал его. Но когда Спартак сплотился и встретился с ними, они были полностью разбиты и бежали, и им пришлось много хлопот, чтобы унести своего раненого квестора. Этот успех, однако, погубил Спартака, потому что он воодушевил рабов, которые теперь больше презирали избегать сражений или подчиняться своим офицерам, но когда они были на марше, они подошли к ним с мечами в руках, и вынудил их снова повести их через Луканию против римлян, как раз то, чего хотел Красс в году ». (выделено мной, AW)

Всегда осторожный Красс не хотел немедленной битвы с врагом, сила, отвага и находчивость которого многократно побеждали римлян.Вместо того чтобы атаковать, он приказал своим войскам построить стену через перешеек, чтобы заставить рабов подчиниться голодом. Вся техническая мощь Рима была призвана победить рабов. По словам Плутарха:

: «Эту великую и трудную работу он завершил за короткий срок, превзошедший все ожидания, сделав канаву от одного моря к другому на перешейке суши, длиной триста стадионов и шириной пятнадцать футов. , и столько же в глубину, а над ним возвели удивительно высокую и прочную стену.(Там же). Построив эту стену, он достиг двух целей: не дать своим солдатам деморализовать безделье и лишить врага еды и фуража.

Однако все эти усилия оказались напрасными. Несмотря на эти пугающие разногласия, «Спартак» снова продемонстрировал сверхъестественное владение тактикой. В бурную ночь, посреди метели, Спартак приказал своим последователям засыпать часть рва землей и ветвями деревьев, и таким образом перешел с одной третью своей армии. Но это была последняя демонстрация силы, последний прилив энергии перед окончательным крахом восстания.Этим смелым ударом он сумел прорваться через оборону Красса и убежать к Брундизию (ныне Бриндизи), где высадилась армия Лукулла.

Когда он увидел, что Спартак уклонился от него, Красс испугался, что армия рабов собирается идти прямо на Рим. На самом деле, это был, вероятно, лучший вариант, доступный для него — по сути, единственный вариант: рискнуть всем в одном отчаянном броске и ударить врага в голову. Но это стало невозможным из-за новой вспышки разногласий в рядах рабов.И снова часть армии Спартака взбунтовалась, бросила своего командира и разбила лагерь на Луканском озере. И снова отсутствие единства имело катастрофические последствия. Красс напал на диссидентских рабов и выбил их из озера. Он бы их зарезал, если бы не внезапно появился Спартак, сплотивший войска и остановивший их бегство.

Финальная битва

Несмотря на его недавнюю неудачу, Крассу было ясно, что рабы находятся в трудном положении.Чувствуя, что победа близка, Красс начал сожалеть о том, что ранее написал в Сенат письмо с требованием отозвать Лукулла из Фракии и Помпея из Испании. Как типичный политик того периода, он рассматривал войну как средство завоевания престижа и славы, которые помогут ему занять высокий пост в государстве, как это очень эффективно сделал Юлий Цезарь позже. Если бы другие генералы прибыли в последний момент, перед решающей битвой, это выглядело бы так, как будто они, а не Красс, выиграли войну.Так и случилось. Красс выиграл решающую битву со Спартаком, но вся слава досталась Помпею.

Поэтому Красс очень хотел быть тем, кто даст бой как можно скорее:

«Ибо уже поступили новости о том, что Помпей был под рукой; и люди начали открыто говорить, что честь этой войны принадлежит ему, который придет и сразу же заставит врага сражаться и положит конец войне. Поэтому Красс, желая вступить в решающую битву, расположился лагерем очень близко к врагу и начал строить обходные линии; но рабы сделали вылазку и напали на пионеров.(Плутарх, Красс )

Красс имел превосходящие силы и стремился вступить в решающую битву. Он перехватил армию Спартака и расположился лагерем очень близко к врагу, явно провокация, чтобы заставить рабов сражаться. Рабы обязаны атаковать. Спартак, видя, что со всех сторон прибывают свежие подкрепления, понял, что возможности избежать боя уже нет. Каждый прошедший момент означал усиление римского воинства. Наблюдая за свежими припасами, поступающими со всех сторон в римский лагерь, Спартаку пришлось поставить все на одну последнюю сверхчеловеческую попытку.Говоря словами, которые Карл Маркс позже использовал для описания героического восстания Парижской Коммуны, рабы решили «штурмовать Небеса». Поэтому он собрал свою армию и постарался поднять их боевой дух для предстоящей битвы.

Мы можем только догадываться о его душевном состоянии в этот роковой момент, когда вся судьба восстания зависела от исхода последней битвы. Проявляя незаурядные качества великого полководца, он спокойно приводил в боевой порядок всю свою армию. За этим последовал один из самых трогательных инцидентов в истории.Когда к нему подвели его лошадь, Спартак вытащил свой меч и убил его на глазах у армии рабов, сказав: «Если мы выиграем день, у меня будет много лучших лошадей от врага, а если мы проиграем, я проиграю». не нуждаюсь ни в одном ». Этим действием Спартак не только проявил большое личное мужество и полное пренебрежение своей личной безопасностью, но и послал рабам бескомпромиссное послание: мы выиграем эту битву или мы умрем .

В последний раз рабы сражались с отчаянной храбростью, что вынуждены признать даже римские историки.Но исход этой битвы никогда не вызывал сомнений. Согласно римским источникам, Спартак пробился сквозь массу воинов и направился прямо к Крассу. Среди смертоносного дождя ударов, покрытый ранами, он не достиг своей цели, но убил двух центурионов, которые вместе напали на него. В конце концов, будучи покинутым теми, кто был вокруг него, он сам стоял на своем и, окруженный врагом, храбро защищаясь, был разрублен на куски: Римский историк Аппиан так описывает эту сцену:

«Спартак был был ранен копьем в бедро и упал на колено, держа перед собой щит и борясь таким образом с нападающими, пока он и большая масса тех, кто был с ним, не были окружены и убиты ».(Аппиан Гражданские войны ).

После битвы легионеры нашли и спасли в своем лагере 3 000 римских заключенных — все они не пострадали. Такое цивилизованное обращение с римскими военнопленными резко контрастирует с судьбой последователей Спартака. Красс распял 6000 рабов на Аппиевой дороге между Капуей и Римом — на расстоянии около 200 километров. Их трупы выстроились вдоль дороги от Брундизия до Рима. Поскольку Красс никогда не отдавал приказов о сносе тел, в течение многих лет после последней битвы все, кто путешествовал по этой дороге, видели это жуткое зрелище.

Около 5 000 рабов каким-то образом избежали захвата. Эти расколотые остатки рабской армии бежали на север и были перехвачены на берегу реки Силарус в Лукании Помпеем, возвращавшимся из римской Иберии. Рабы, которые к этому времени, должно быть, были измучены всеми своими усилиями, столкнулись со свежими, хорошо обученными и уверенными в себе легионами самого выдающегося римского полководца. Он приступил к их резне, а позже использовал разделку истощенной и обезумевшей банды измученных беглых рабов в качестве предлога, чтобы заявить о себе как о прекращении войны рабов.

Помпей немедленно написал письмо в Сенат, в котором утверждал, что, хотя Красс победил рабов в решающей битве, он (Помпей) положил конец войне. Впоследствии Помпей был удостоен великолепной победы над Серторием и Испанией, в то время как Красс был лишен чести триумфа, которого он так искренне желал. Вместо этого он был вынужден принять меньшую награду, называемую овацией. Так Помпея «Великого» встретили как героя в Риме, а Красс, к своему великому огорчению, не получил ни чести, ни славы за спасение республики от Спартака.

Эта неблагодарность кое-что говорит нам о психологии рабовладельческого правящего класса Рима. Эти богатые негодяи и лицемеры никогда не могли допустить, что в Спартаке они нашли врага, заставившего их трепетать. Благородные сенаторы удобно забыли ужас, который имя Спартака поразило их сердца всего несколькими месяцами ранее. Как война против армии рабов могла удостоиться почестей триумфа?

Отчаявшись одержать военный триумф, в котором Сенат отказал ему, Красс снова попытался добиться славы в Азии, где он встретил заслуженную смерть при позорных обстоятельствах.Сам Помпей был позже убит в Египте после поражения в гражданской войне против Цезаря. Из этого можно сделать вывод, что в истории все-таки есть доля справедливости. Имена этих людей сегодня полузабыты, а имя Спартака почитается, а память о нем хранится в сердцах миллионов.

Миф и реальность

Легенда о Спартаке жила еще долго после его смерти. Для римлян история восстания рабов была ужасным предупреждением: она предполагала, что общество, построенное на спине рабов и подчиненных народов, может однажды быть ими свергнуто.Четыре века спустя именно это и произошло, и Рим пал перед варварами. Память о Спартаке продолжает жить как символ силы угнетенных масс противостоять своим угнетателям. Он сохраняет всю свою силу и вдохновляет всех, кто сегодня борется за свои права.

Неслучайно во время Первой мировой войны Роза Люксембург и Карл Либкнехт приняли имя римских революционеров, создав Спартакистскую лигу. Карл Маркс также был большим поклонником Спартака.Маркс назвал Спартака своим героем, назвав его «лучшим собратом древности». В письме к Энгельсу от 27 февраля 1861 года Маркс говорит, что читал о Спартаке в Аппиановской Гражданской войне в Риме : «Спартак выступает как самый выдающийся человек во всей истории античности. Великий генерал […] благородного характера, «настоящий представитель» пролетариата древних времен. Помпей настоящий говно […] »(Маркс и Энгельс, Собрание сочинений , том 41, с.265). Трудно не согласиться с такой оценкой любому, кто хоть немного разбирается в истории.

Образ Спартака и его великое восстание стало источником вдохновения для многих современных литературных и политических писателей. Говард Фаст написал знаменитый роман о восстании. Позже Стэнли Кубрик адаптировал роман Говарда Фаста для создания своего выдающегося фильма Спартак (1960). В своей книге Spartacus Ф.А.Ридли пренебрегает как Кубриком, так и Фастом, но несправедлив в обоих случаях.Это просто еще один печальный пример того, как узкая и механическая интерпретация марксизма всегда неспособна увидеть лес за деревьями.

Пост пытался написать не книгу по истории, а исторический роман, и, хотя он, возможно, позволил себе определенные вольности, роман очень хорошо передает дух своего предмета. Это не история, а лучший вид исторического романа, который образно представляет реальные события без серьезного отступления от исторической хроники. Конечно, есть вещи, которые определенно не исторические, особенно в фильме.В отличие от знаменитой сцены в фильме, выживших в битве никогда не просили назвать Спартака, потому что он погиб на поле битвы.

Но мы должны помнить, что это произведение искусства и как таковое имеет право на определенную свободу в представлении исторических событий в драматическом свете. Что еще более важно, произведение искусства может отражать глубокую правду, даже если оно отклоняется от строгой исторической записи событий. Эта драматическая сцена, когда один за другим рабы поднимаются, чтобы бросить вызов своим хозяевам, каждый из которых заявляет: « Я Спартак », на самом деле содержит глубокую истину, которая применима не только к восстанию Спартака, но и ко всем подобным восстаниям угнетали людей на протяжении всей истории.Ибо сила Спартака заключалась именно в том, что он воплощал в себе надежды и чаяния массы рабов, жаждущих свободы. И в каждом из этих мятежных рабов можно сказать, что поселилась маленькая частица Спартака. Что касается последующей сцены массового распятия, то это исторически достоверно.

То немногое, что мы знаем об этом великом человеке, мы знаем из того, что писали о нем его враги. Что мы знаем? Мы знаем достаточно, чтобы сделать вывод, что Спартак был блестящим полководцем и искусным тактиком на поле боя.Вероятно, он был величайшим генералом всей древности. Но он, вероятно, не был революционным лидером дисциплинированной боевой силы, как его представили в фильме и романе. Если у него была четко определенная политическая стратегия, мы об этом не знаем. Литтл объединил свою армию, за исключением цели дальнейшего выживания, и, в конце концов, внутреннее разногласие и явная неразбериха решили ее судьбу так же надежно, как и превосходящие силы Рима.

Был ли Спартак одним из первых предшественников коммунизма? В своем романе Говард Фаст вкладывает следующие слова в уста вождя рабов: «Все, что мы берем, у нас общее, и никто не должен владеть ничем, кроме своего оружия и своей одежды.Так будет в старые времена ». Я не знаю, откуда у Фаста эта идея, но не исключено, что в то время существовали какие-то примитивные коммунистические и эгалитарные идеи — точно так же, как они позже всплыли среди ранних христиан.

Возможно, что в великом восстании рабов 71 г. до н.э. присутствовали утопические или коммунистические течения, основанные на смутных воспоминаниях о далеком прошлом, когда люди были равны и собственность находилась в общем. Но если бы это было так, они были бы скорее ретроспективными, чем прогрессивными, и проявили бы себя как коммунизм потребления («равное разделение»), а не коллективного производства.

В данных условиях такой вариант двигал бы общество не вперед, а назад. Настоящий коммунизм (бесклассовое общество) не может быть построен на основе отсталости и строгости. Это предполагает высокое развитие производительных сил, так что мужчины и женщины могут быть освобождены от бремени труда и могут иметь необходимое время для полного раскрытия своего человеческого потенциала. Этих материальных условий не было во времена Спартака.

Что было бы, если бы рабы победили? Если бы им удалось свергнуть римское государство, ход истории существенно изменился бы.Конечно, невозможно точно сказать, каков был бы исход. Вероятно, рабы были бы освобождены — хотя даже это нельзя принимать как должное. Даже если бы это произошло, учитывая уровень развития производительных сил, общая тенденция могла быть только в направлении какого-то феодализма.

Несколько столетий спустя это стало происходить при Империи, когда рабовладельческое хозяйство достигло своих пределов и вошло в кризис. Рабы были «освобождены», но привязаны к земле как крепостные ( колонии, ).Если бы это произошло раньше, вполне вероятно, что экономическое и культурное развитие пошло бы быстрее, и человечество могло бы избежать ужасов темных веков.

Однако это только предположения. Дело в том, что восстание не удавалось, и не могло быть успешным по ряду причин. Маркс и Энгельс объяснили в Коммунистическом манифесте , что история всех существовавших до сих пор обществ — это история классовой борьбы:

«Фримен и раб, патриций и плебей, лорд и крепостной, цехов и подмастерье, одним словом угнетатели и угнетенные, стояли в постоянном противостоянии друг с другом, вели непрерывную, то скрытую, то открытую борьбу, борьбу, которая каждый раз заканчивалась либо революционным преобразованием общества в целом, либо общей гибелью противоборствующих сторон. классы ».

Судьба Римской империи была ярким примером второго варианта. Основная причина, по которой Спартак в конце концов потерпел неудачу, заключалась в том, что рабы не связались с пролетариатом в городах. Пока последние продолжали поддерживать государство, победа рабов была невозможна. Но римский пролетариат, в отличие от современного пролетариата, не был производительным классом. В основном это был паразитический класс, живший за счет труда рабов и зависимый от своих хозяев.

В этом кроется причина неудач римской революции. Конечным результатом стал крах Республики и рост чудовищной тирании под властью Империи, что привело к длительному периоду внутреннего упадка, социального и экономического упадка и, наконец, к краху варварства.

Зрелище этих самых забитых людей, поднимающихся с оружием в руках и наносящих поражение за поражением армиям величайшей державы мира, является одним из самых удивительных и волнующих событий в истории.В конечном итоге «Спартак» потерпел неудачу. Возможно, его восстание всегда было обречено на провал. Но эта славная страница истории никогда не будет забыта, пока мужчины и женщины руководствуются любовью к истине и справедливости. Эхо этого титанического восстания разносится на протяжении веков и до сих пор является источником вдохновения для всех тех, кто сегодня продолжает борьбу за лучший мир.

Лондон, 20 марта 2009 г.

Является ли Китнисс современным Спартаком?

Китнисс — современный Спартак?

В одной из версий древнегреческого мифа Критское царство побеждает Афины в войне, а затем требует регулярных жертв, чтобы напомнить покоренным людям о могуществе Крита.Афинских мальчиков и девочек берут в качестве подношения, а затем запирают в огромном лабиринте, где их преследует и пожирает чудовищный Минотавр. Эти ужасные убийства продолжаются до тех пор, пока однажды в Афинах не встанет герой, молодой человек по имени Тесей, который вызвался занять место одного из обреченных мальчиков.

Звучит знакомо? Это потому, что Сюзанна Коллинз, автор популярных книг о Голодных играх, при написании своей серии сознательно опиралась на легенды древности. Юный Тесей действительно проявил себя героем: с помощью дочери короля он находит путь через лабиринт и убивает Минотавра.Он завершает цикл угнетения, поэтому дань больше не должна умирать.

В Древнем Риме мы находим еще одну историю, которая может показаться знакомой фанатам Голодных игр. Спартак, гладиатор, вынужден сражаться насмерть с товарищами-рабами на арене, зрелище, чтобы развлечь политическую элиту и умиротворить массы. Но Спартак отказывается использовать в этих ужасных играх. Он возглавляет своих товарищей-рабов в восстании против Римской империи в первом веке до нашей эры, его имя стало объединяющим призывом к свободе.

Китнисс Эвердин, героиня трилогии «Голодные игры», унаследовала мантию Тесея и Спартака. Она наполовину борец за свободу, наполовину политический революционер, а наполовину вынуждена сопротивляться герою. В то время как ее мир обновляется, чтобы отвечать нашим современным тревогам, ее правительство использует сложные технологии, чтобы шпионить за своими гражданами и даже нападать на них; пропаганда сливается с реалити-шоу — в конечном итоге история имеет для нас такую ​​большую силу, потому что она затрагивает борьбу, которой тысячи лет.

Как профессор интеллектуальной истории, специализирующийся на антиутопической традиции, я думаю, что важно понять, почему эти рассказы так хорошо резонируют с нами. Сказки о Тесее, Спартаке и Китнисс — все это повторения одной и той же истории о правителях, применяющих силу принуждения, и о лицах, восставших против них. Эти герои не хотят выдавать себя за новых тиранов. Они ищут только возможность определять свою жизнь и позволяют другим делать то же самое. Подобные герои встречаются во многих величайших историях, рассказываемых в наших фильмах, романах, нашей музыке.Они волнуют наши сердца, потому что борьба между свободой и властью остается очень реальной частью нашего мира. Люди повсюду жаждут свободы преследовать свои собственные цели и мечты. Эти истории — не просто развлечение. Они отражают то, кем мы являемся и чем являемся.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.