Спарта что такое: Спарта — это… Что такое Спарта?

Содержание

Спарта. Древнее государство на территории Греции, история Спарты кратко, государственный строй древней Спарты, обычаи, быт в Спарте

Остальной мир

Спарта

Спартанский образ жизни хорошо описал Ксенофонт в своем произведении: «Лакедемонская политика». Он писал, что в большинстве государств каждый обогащается, как только может, не брезгуя никакими средствами. В Спарте, напротив, законодатель с присущей ему мудростью лишил богатство всякой привлекательности. Все спартариаты – бедные и богатые ведут совершенно одинаковый образ жизни, одинаково питаются за общим столом, носят одинаково скромную одежду, их дети без всяких различий и поблажек военной муштре. Так что приобретательство лишено в Спарте всякого смысла. Деньги Ликург (спартанский царь) превратил в посмешище: настолько они неудобны. От сюда и выражение «спартанский образ жизни», означает — простой, без всяких излишеств, сдержанный, строгий и суровый.

Все древние классики от Геродота и Аристотеля и до Плутарха сходились на том, что до прихода Ликурга к управлению Спартой существующие там порядки были безобразными. И что худших законов не было ни в одном из тогдашних греческих городов-государств. Ситуация усугублялась тем, что спартанцы должны были постоянно удерживать в повиновении массы коренного греческого населения некогда покоренных земель, превращенного в рабов или полузависимых данников. Само собой разумеется, что внутриполитические конфликты создавали угрозу самому существованию государства.

В древней Спарте существовала причудливая смесь тоталитаризма и демократии. Основоположник «спартанского образа жизни» легендарный реформатор древности Ликург создал, по мнению многих исследователей, прототип как социал-коммунистических, так и фашистских политических систем ХХ в. Ликург не только преобразовал политическую и хозяйственно-экономическую систему Спарты, но и полностью регламентировал личную жизнь сограждан. Суровые меры по «исправлению нравов» предполагали, в частности, решительное искоренение «частнособственнических» пороков — алчности и корыстолюбия, для чего были почти полностью обесценены деньги.

Ликурговы помыслы, таким образом, не просто преследовали цель навести порядок, но были также призваны решить проблему национальной безопасности Спартанской державы.

История возникновения Спарты
Спарта, главный город области Лакония, находилась на западном берегу реки Эврот и простиралась на север от современного города Спарта. Лакония (Лаконика) — сокращенное название области, которая полностью звалась Лакедемон, поэтому обитателей этой местности часто именовали «лакедемонянами», что равнозначно словам «спартанец» или «спартиат».

С VIII века до н.э. Спарта начала расширяться за счет покорения соседей — других греческих городов-государств. В ходе 1-й и 2-й Мессенских войн (между 725 и 600 до н.э.) была покорена область Мессения к западу от Спарты, а мессенцы были превращены в илотов, т.е. государственных рабов.

Отвоевав еще часть территории у Аргоса и Аркадии, Спарта перешла от политики завоеваний к наращиванию своего могущества через заключение договоров с различными греческими городами-государствами. В качестве главы Пелопоннесского союза (начал возникать ок. 550 до н.э., оформился ок. 510-500 до н.э.) Спарта фактически превратилась в мощнейшую военную державу Греции. Тем самым была создана сила, ставшая противовесом надвигавшемуся вторжению персов, объединенные усилия Пелопоннесского союза и Афин с их союзниками привели в решительной победе над персами при Саламине и Платеях в 480 и 479 до н.э.

Конфликт между двумя величайшими государствами Греции, Спартой и Афинами, сухопутной и морской державой, был неизбежен, и в 431 до н.э. разразилась Пелопоннесская война. В конечном счете, в 404 до н.э. Спарта взяла верх.

Недовольство спартанским засильем в Греции привело к новой войне. Фиванцы и их союзники во главе с Эпаминондом нанесли спартанцам тяжелое поражение и Спарта стала терять былое могущество.

Спарта обладала особым политическим и социальным устройством. Во главе спартанского государства издавна стояли два наследственных царя. Они проводили заседания вместе с герусией — советом старейшин, в который пожизненно избирались 28 человек старше 60 лет. В народном собрании (апелле) участвовали все спартанцы, достигшие 30 лет и имевшие достаточно средств для того, чтобы исполнять то, что считалось необходимым для гражданина, в частности, вносить свою долю на участие в совместных трапезах (фидитиях). Позднее возник институт эфоров, пяти чиновников, которых избирало собрание, по одному от каждой области Спарты. Пять эфоров имели власть, превосходившую власть царей.

Тип цивилизации, который именуется теперь «спартанским», не характерен для ранней Спарты. До 600 до н.э. спартанская культура в целом совпадала с образом жизни тогдашних Афин и других греческих государств. Обломки скульптур, изящная керамика, фигурки из слоновой кости, бронзы, свинца и терракоты, обнаруженные в этой местности, свидетельствуют о высоком уровне спартанской культуры точно так же, как и поэзия спартанских поэтов Тиртея и Алкмана (7 в. до н.э.). Однако вскоре после 600 до н.э. произошла внезапная перемена. Искусство и поэзия исчезают. Спарта внезапно превратилась в военный лагерь, и с этих пор милитаризованное государство производило только солдат. Внедрение этого образа жизни приписывается Ликургу – наследственному царю Спарты.

Спартанское государство состояло из трех классов: спартиаты, или спартанцы; периэки («живущие рядом») — выходцы из союзных городов, окружавших Лакедемон; илоты – рабы спартанцев.

Голосовать и входить в органы управления могли исключительно спартиаты. Им запрещалось заниматься торговлей и, чтобы отвадить их от извлечения прибыли, использовать золотые и серебряные монеты. Земельные участки спартиатов, обрабатываемые илотами, должны были давать своим владельцам достаточный доход для приобретения военного снаряжения и удовлетворения повседневных потребностей. Спартанцы-хозяева не имели права освобождать или продавать прикрепленных к ним илотов; илоты давались спартанцам как бы во временное пользование и являлись собственностью спартанского государства. В отличие от обыкновенного раба, который не мог иметь никакой собственности, илоты имели право на ту часть произведенных на своем участке продуктов, которая оставалась после уплаты фиксированой доли урожая спартанцам. Для предотвращения восстаний имевших численный перевес илотов и поддержания боеготовности собственных граждан постоянно устраивались тайные вылазки (криптии) с целью убийства илотов.

Торговлей и производством занимались периэки. Они не участвовали в политической жизни Спарты, но обладали некоторыми правами, а также привилегией служить в армии.

Благодаря труду многочисленных илотов спартиаты могли посвящать все свое время физическим упражнениям и военному делу. К 600 до н.э. насчитывалось около 25 тыс. граждан, 100 тыс. периэков и 250 тыс. илотов. Позднее число илотов превосходило число граждан уже в 15 раз.

Войны и экономические невзгоды сокращали численность спартиатов. Во время греко-персидских войн (480 до н.э.) Спарта выставила ок. 5000 спартиатов, но столетием позднее в битве при Левктре (371 до н.э.) их сражалось только 2000. Упоминается, что в 3 в. в Спарте насчитывалось лишь 700 граждан.

Спартанское воспитание
Государство контролировало жизнь граждан от рождения до самой смерти. При рождении всех детей подвергали осмотру старейшин, которые решали здоровы ли они, сильны и не увечны ли. В последнем случае дети, как не могущие стать способными орудием государства, обрекались на гибель, для чего сбрасывались в пропасть с Тайгетской скалы. Если же они были здоровы, то возвращались родителям на воспитание, которое длилось до 6 лет.

Воспитание было крайне суровым. С 7 лет ребенок полностью принадлежал власти государства, и почти все время дети посвящали физическим упражнениям, в ходе которых допускались удары ногами, укусы и даже царапание друг друга ногтями. Все городские мальчики разделялись на разряды и классы и жили вместе под наблюдением назначенных государством надзирателей. Надзиратели, в свою очередь, со всеми подчиненными находились под начальством главного надзирателя – педонома. Эту должность обычно занимал один из знатнейших и почетнейших граждан. Этим совместным воспитанием достигалось то, что все дети были проникнуты одним общим духом и направлением. Кроме гимнастики спартанцев учили в школе играть на флейте и петь религиозные воинственные гимны. Скромность и уважение к старшим были первым долгом молодых людей.

Детей воспитывали в величайшей простоте и умеренности, подвергали всякого рода лишениям. Пища их была дурна и настолько недостаточна, что они должны были сами добывать себе недостающее пропитание. Для этого а также для развития в молодых спартиатах находчивости и ловкости, им позволялось безнаказанно красть что-либо из съестного, но если вор попадался, то его больно наказывали. Одежда детей состояла из простого плаща, и они всегда ходили босиком. Спали на сене, соломе или тростнике, собираемом ими самими из реки Эврот. Ежегодно в праздник Артемиды мальчиков секли до крови, и некоторые из них падали мертвыми, не произнеся ни одного звука, не издав ни одного жалобного стона. Этим думали достигнуть того, что вышедшие из таких мальчиков мужчины не будут бояться в сражении ни ран, ни смерти.

По истечении испытательного срока, в 15 лет подростки попадали в группу эйренов. Здесь в основе обучения были строевые занятия и овладение оружием. Базу собственно физической подготовки составляли пятиборье (пенатлон) и кулачный бой. Кулачный бой, а также приемы рукопашной схватки составляли «спартанскую гимнастику». Даже танец служил подготовке воина: по ходу ритмических движений требовалось имитировать поединок с противником, метание копья, манипулировать щитом, чтобы увернуться от камней, которые бросали во время танца воспитатели и взрослые. Спартанские юноши обыкновенно ходили по улицам тихим, ровным шагом, с опущенным взором и, держа руки под плащом (последнее считалось в Греции признаком скромности). Они с детства приучались не плодить речей, а отвечать коротко и сильно. Отсюда подобные ответы и теперь называются «лаконичными».

В двадцать лет спартиат оканчивал свое воспитание и поступал в войско. Он имел право вступить в брак, но навещать жену мог лишь тайком.

В 30 лет спартиат становился полноправным гражданином, мог законно жениться и участвовать в народном собрании, но львиную долю времени он проводил в гимнасии, лесхе (что-то вроде клуба) и фидитии. Брак заключался между молодыми людьми свободно, по склонности. Обыкновенно спартиат похищал свою подругу (впрочем, с ведома родителей) и несколько времени виделся с ней тайком, а потом уже открыто объявлял ее своей женой и вводил в дом. Положение жены в Спарте было довольно почетное: она была госпожою в доме, не вела такой затворнической жизни, как на Востоке и отчасти у других греческих племен, и в лучшие времена Спарты обнаруживала высокий патриотический дух.

Спартанские девочки также проходили атлетическую подготовку, включавшую в себя бег, прыжки, борьбу, метание диска и копья. Ликург ввел такое обучение для девочек для того, чтобы они вырастали сильными и смелыми, способными произвести на свет крепких и здоровых детей. Спартанки были известны своей красотой во всей Греции; спартанские кормилицы вошли в такую славу, что везде богатые люди старались поручать им своих детей.

Обычаи и быт спартанцев
Законы, касавшиеся частного образа жизни полностью были направлены на уничтожение неравенства.

Спартанцам предписан был самый строгий образ жизни. Например, мужчины не могли обедать дома, они собирались за общие столы, где обедали группами, или товариществами. Этот обычай общественных столов назывался сиссития. Каждый член товарищества доставлял к столу определенное количество муки, вина, плодов и денег. Обедали они очень умеренно, любимое кушанье их составляла черная похлебка, сваренная на свинине, с приправой из крови, уксуса и соли. На покрытие издержек такого общего стола каждый спартанский гражданин обязан был ежемесячно доставлять какое-то количество съестных припасов: ячменной муки, вина, сыра и фиг. Приправы приобретались на незначительные денежные взносы. Самые бедные люди, которые были не в состоянии платить эти взносы, освобождались от них. Но от сисситии мог быть освобожден только тот, кто был занят жертвоприношением или чувствовал усталость после охоты. В этом случае, чтобы оправдать свое отсутствие, он должен был послать в сисситию часть принесенной жертвы или убитого им животного.

В частных жилищах Ликургом был изгнан всякий признак роскоши, для чего им было предписано не употреблять при постройке домов никаких других инструментов, кроме топора и пилы.

Естественным следствием простоты таких отношений и потребностей было то, что деньги в государстве не обращались в большом количестве, и при ограниченности торговли с другими государствами, в особенности в первые времена, легко обходились без золота и серебра.

В одежде и жилищах соблюдалась также величайшая простота. Только перед битвой спартанцы наряжались как на праздник: они надевали тогда багряные плащи, украшали венками свои длинные волосы и шли с песнями под звуки флейт.

При необыкновенной привязанности спартанцев к своим законам и обычаям умственное развитие их задерживалось всею системою древних учреждений, приспособленной к их государственному устройству. И когда в других греческих государствах появлялись ораторы, софисты, философы, историки и драматические поэты, умственная сторона воспитания у спартанцев ограничивалась лишь обучение к грамоте и письму, священным и воинственным песням, которые они пели на празднествах и начиная битву.

Такая самобытность в нравах и образовании, которую поддержали законы Ликурга, еще больше усиливала противоположность между спартанцами и всеми остальными эллинами, вела к еще большей отчужденности природного характера спартанско-дорийского племени. Поэтому, хотя и указывают на Ликургов закон, по которому ни один иностранец не мог оставаться в Спарте дольше необходимого времени и не имел права долго жить вне отечества, очевидно, что это был просто обычай, вытекавший из самой сущности вещей.

Природная суровость Спарты уже сама по себе удаляла от нее чужеземца, и если что и могло привлекать его туда, так это только одна любознательность. Для спартанца же любая сторона не могла иметь никакой заманчивости, так как там он встречал чуждые ему обычаи и условия жизни, к которым он приучался с самого детства относиться не иначе, как с презрением.

Кроме изложенных законов, устанавливающих умеренность, сохранность телесного здоровья, презрение ко всякого рода опасностям, существовали еще и другие постановления, непосредственно стремившиеся образовать из спартанцев воинов и храбрых мужей.

Пребывание в военном лагере считалось праздником. Здесь строгость домашней жизни получала некоторое облегчение и жилось несколько свободнее. Багряная одежда, носимая спартанцами на войне, венки, которыми они украшались, вступая в сражение, звуки флейт и песен, сопровождавших их при наступлении на врага, — все это придавало страшной прежде войне веселый торжественный характер.

Храбрые воины, павшие на поле битвы, погребались увенчанные лавровыми венками. Еще почетнее было погребение в багряной одежде; имена указывались только на могилках убитых в сражении. Трус же наказывался оскорбительным позором. Кто бежал с поля битвы или уходил из строя, тот лишался права участвовать в гимнастических играх, в сисситиях, не смел ни покупать, ни продавать, одним словом, во всем выставлялся на всеобщее презрение и поношение.

Поэтому матери перед битвой напутствовали своим сыновьям: «Со щитом или на щите». «Со щитом» — значит, ожидаю твоего возвращения с победой. «На щите» — значит, путь лучше тебя принесут мертвого, нежели ты побежишь с поля боя и вернешься в бесславии.

Заключение
Спартиаты намеренно ввели у себя деспотию, которая лишала индивидуума свободы и инициативы и уничтожала влияние семьи. Однако спартанский образ жизни весьма импонировал Платону, который включил в свое идеальное государство многие из ее милитаристских, тоталитарных и коммунистических черт.

Воспитание подрастающего поколения считалось в Спарте делом государственной важности и прямой задачей государства.

В сущности, Спарта была довольно отсталое аграрное государство, которое не только не заботилось развитием своих производительных сил, но, как это ни парадоксально, больше того, видело своей целью всяческое воспрепятствование ему. Торговля и ремесло считались здесь занятиями, позорящими гражданина, этим могли заниматься лишь пришлые (периэки), да и то в сравнительно ограниченных масштабах.

Однако отсталость Спарты состоит не только в структуре ее экономики. В сущности, здесь еще очень сильны пережитки родовой организации общества, полисное начало проявляется слабо, и не в последнюю очередь именно это обстоятельство мешает ей объединить Грецию. Впрочем, пережитки родовой организации, и слабость полисного начала накладываются на строгие идеологические ограничения. Античный полис жестко увязывает свои представления о свободе, кроме всего прочего, еще и с полной хозяйственной независимостью. Просто в Спарте, как, может быть, ни в каком другом греческом государстве, и общая отсталость и стремление к абсолютной экономической самодостаточности проявились в наиболее резкой и контрастной форме.

Спарту не зря считают самым странным государством Древней Эллады: эта репутация прочно закрепилась за ней еще у древних греков. Одни смотрели на спартанское государство с нескрываемым восхищением, другие же клеймили царившие в нем порядки, считая их дурными и даже аморальными. И, тем не менее, именно Спарта, военизированная, закрытая и законопослушная, стала образцом идеального государства, придуманного Платоном, уроженцем вечного соперника Спарты — демократических Афин.

Назад в раздел

СПАРТА — Что такое СПАРТА?

Слово состоит из 6 букв: первая с, вторая п, третья а, четвёртая р, пятая т, последняя а,

Слово спарта английскими буквами(транслитом) — sparta

Значения слова спарта. Что такое спарта?

Спарт

Спарт (лат. spartum, производное от греч. sparton). В Испании и в еще большей степени в Африке выращивали растение эспарто (испанский дрок). Урожай собирали с помощью перчаток, выдергивая стебли из земли.

dictionary_of_ancient.academic.ru

Спарт. В Испании и в еще большей степени в Африке выращ. растение эспарто (испан. дрок). Урожай собирали с помощью перчаток, выдерг. стебли из земли. Волокна обрабатыв. подобно льну и конопле.

drevniy_mir.academic.ru

Спарта

Спа́рта (др.-греч. Σπάρτη, лат. Sparta) или Лакедемон (др.-греч. Λακεδαίμων, лат. Lacedaemon) — древнее государство в Греции в области Лакония на юге полуострова Пелопоннес, в долине Эврота.

ru.wikipedia.org

СПАРТА, главный город области Лакония (юго-восточная часть Пелопоннеса), самое дорическое из всех государств Древней Греции. Древняя Спарта находилась на западном берегу реки Эврот и простиралась на север от современного города Спарта.

Энциклопедия Кругосвет

СПАРТА (Лакедемон) — древнегреческий полис в Лаконике (Пелопоннес), превратившийся (после завоевания в 8-6 вв. до н. э. южной части Пелопоннеса) в крупное государство.

Большой энциклопедический словарь

Спарта (I Макк. XII, 2) — страна, находившаяся в южной части Пелопонеса. Главный город оной был Спарта, один из известнейших и древнейших городов древней Греции.

Библейская энциклопедия. — 2005

Спарты

СПАРТЫ СПАРТЫ (σπαρτοί, «посеянные»), в греческой мифологии богатыри, выросшие из земли, которую основатель Фив Кадм засеял зубами убитого им дракона.

Энциклопедия мифологии

Спарты. В греч. миф. богатыри, выросшие из земли, к-рую основатель Фив Кадм засеял зубами убитого им дракона. Появивш. на свет в полном вооруж., С. сразу же стали сраж. друг с другом, пока их не осталось пятеро: Хтоний (земляной человек)…

drevniy_mir.academic.ru

Спарта&К

Женский баскетбольный клуб «Спарта энд К» (ранее «Спартак») — российская команда по баскетболу из города Видное. Клуб основан в 2005 году в городе Видное, Московская область.

ru.wikipedia.org

Спарта и К

Мужской баскетбольный клуб «Спарта и К» — российская команда по баскетболу из города Видное. Клуб был основан в 2010 году на базе Училища олимпийского резерва по баскетболу «Спартак» (Московская область, г. Видное).

ru.wikipedia.org

Спарта (футбольный клуб, Прага)

Спа́рта Прага (чеш. Athletic Club Sparta Praha fotbal) — пражский футбольный клуб, является наиболее популярным и самым успешным среди чешских клубов. Выступает в Гамбринус Лиге. За последние десять лет Спарта семь раз становилась чемпионом Чехии.

ru.wikipedia.org

«ХК Спарта»

«ХК СПАРТА» (HC «Sparta») (Прага, Чехословакия, с 1993 — Чехия), в 1893—1894 — «АК Краловске Винограды», в 1894—1948 — «АК Спарта», в 1948—1951 — «Сокол Братрстви-Спарта», в 1951—1953 — «Сокол Спарта-Соколово», в 1953—1965 — «Спартак-Соколово»…

Хоккей. — 2006

Примеры употребления слова спарта

В случае нехватки финансов «Спарта» продолжит выступать в КФК?

Вернусь ли в «Спартак», если «Спарта» прекратит существование?

Ее главный соперник пражская «Спарта» финишировала с отставанием в два очка.

Отметим, что «Спарта» испытывает финансовые трудности, и Тихонов может ее покинуть.

Я желал Андрею Тихонову успехов, однако знал, что «Спарта» имеет трудности.


  1. спартанский
  2. спартанцев
  3. спартанцем
  4. спарта
  5. спартиат
  6. спарт
  7. спархивать

Спарта что такое sparta значение слова, Исторический словарь

Значение слова «Спарта» в Историческом словаре. Что такое спарта? Узнайте, что означает слово sparta — толкование слова, обозначение слова, определение термина, его лексический смысл и описание.

Спарта

Исторический словарь
Прослушать

«Спарта» в других словарях:

Спарта

— (Лакедемон) — древнегреческий полис в Лаконике (Пелопоннес),превратившийся (после завоевания в 8-6 вв. до н. э. южной частиПелопон… и еще 1 определение Энциклопедический словарь

Спарта

— Таранто. Словарь географических названий

спарта

— Главный город области Лакония (юго-восточная часть Пелопоннеса), самое дорическое из всех государств Древней Греции. Древняя Сп… Энциклопедия Кольера

спарта

— Спарта (·1Мак.12:2) — страна, находившаяся в южной части Пелопонеза. Главный город оной был Спарта, один из известнейших и древне… Библейская энциклопедия

Связанные понятия:


Спарта, Греция | Город Спарта на карте

В древние времена Спарта была одна из самых важных городов не только Греции, но и всей Европы.

Спарта – древний город-государство была самой значительной военной силой Греции и играла важнейшую роль в истории Пелопоннеса.

Большинство жителей Спарты были рабами , которые каждую осень во время Криптия, могли быть безнаказанно убиты гражданином Спарты.

Хотя древние спартанцы и не увлекались искусством философии и не оставили нам никаких письменных работ, они навсегда вошли в историю и заслужили почтение за их доблесть, отвагу и сохранение греческих ценностей.

Слово «спартанец» стало нарицательным, будучи синонимом жесткого и сурового воспитания, которому подвергались спартанские юноши в период, когда этот город соперничал с Афинами, являясь одним из главных греческих полисов.

История Спарты очень насыщена и интересна. В Древности, Спарта была известна как самое сильное государство с самой мощной военно-морской силой в масштабах всей страны. В те времена, Афины и Спарта были надежными союзниками против персидских захватчиков , хотя и стали врагами после того , как все утихло.

Интересным фактом является то, что Спарта имела двух королей. В эпоху, когда эта территория была известна как Дорическое Государство Спарта, она имела несколько путанную систему правления, которая позволяла в одно и то же время правление двух наследных королей, имеющих абсолютно равные полномочия.

Современная Спарта расположена в южной части Греции , а число ее жителей составляет примерно 18 000 человек ( по данным переписи 2001 года).

В основном, местное население занято в сельском хозяйстве. Спарта славится своими оливками и переработкой цитрусовых.

Спарта и ее окрестности очень интересное место для посещения, особенно для любителей истории. Но следует заметить, что существующие здесь памятники прошлого задержат вас не более чем на час-два. К ним относятся театр, руины храма и маленький Археологический музей.

Физическое воспитание в Спарте

Спарта (иначе Лакедемон) в VIII – IV вв. до н.э. представляла собой государство в Греции в области Лакония и размещалсь в южной части острова Пелопоннес, в долине реки Эврот. Древняя Спарта являлась аристократическим государством, в котором были заведены особые порядки. В частности, искусственно сдерживалось развитие частной собственности, чтобы подавлять порабощенное население – илотов; постоянно предпринимались попытки сохранить равенство между свободными гражданами полиса и тому подобные. Образовалось государство в результате разложения первобытнообщинного общества.

Во главе государства стояли два царя, были также совет старейшин и народное собрание. Греческая мифология освещает традицию двух царей. По легенде предки Геракла родом из Микен с острова Пелопоннес, и после его смерти захотели вернуть свои земли. Но бог Аполлон пожелал, что лишь третьему поколению Гераклидов это удастся. После завоевания остров разделили на три части. Лаконику получили Прокл и Эврисфен, которые и явились родоначальниками двух царских родов – Агиадов и Эврипонидов.

Само название города-полиса Спарты отождествляется во всем мире с непоколебимостью, мощной слаженной военной системой и сильными духом и телом воинами. Во времена Спарты война считалась основным занятием.

Каждый спартанец, не задумываясь, отдал бы жизнь за свое государство, потому что не было большей чести для воина как умереть в бою. Общественные интересы ставились превыше всего. Главным было государство. Исключений не было Воспитание, его система и принципы ярко характеризуют и отражают то время, в которое были созданы или разработаны.

В связи с тем, что Спарта считала войну основным занятием, воспитание детей было полностью положено на служение этому «благородному» делу. Даже Аристотель в своих трудах отметил, что в Лакедемоне воспитание граждан направлено только на военную подготовку и физическое закаливание организма. Спартанский полис основной целью педагогической считал создание военизированной нации. Все силы и средства были направлены на развитие особой системы подготовки нового поколения, способного к выживанию в любых условиях.

Физическое воспитание в Спарте состояло из нерушимой системы воспитательных мер и воздействий: холодная вода (воин должен быть закаленным), твердая постель (воин спит на земле), скудное питание, неприхотливость в быту, беспрекословное подчинение старшему, жесткая дисциплина.

Над воспитательной работой установили строгий государственный контроль. В программу обучения входили только те предметы и дисциплины, которые способствовали эффективному развитию физической силы и умений, моральной выдержки и стойкости. Воспитание молодого поколения в Спарте известно своими лишениями, жестокостью и тяжелыми испытаниями, которые должны были взрастить настоящих воинов-защитников.

Должный образовательный результат обеспечивали физические упражнения, которые нередко проводились сутками. Государство развивало в детях качества, достойные настоящих воинов: храбрость, отвагу, выдержку, самообладание, выносливость, хладнокровие и молчаливость.

История сохранила информацию о «естественном отборе» младенцев. Не важно, в какой семье был рожден малыш. При наличии физических дефектов он не имел права жить в обществе. Одни источники утверждают, что «отбракованные» младенцы сбрасывались в пропасть, другие — о том, что такие дети растились отдельно и не имели права на гражданство.

Обучение проходили только дети, рожденные в полноправных гражданских семьях, за исключением царских отпрысков. Самыми главными качествами для спартанца были выносливость и невероятная подготовка к самым разнообразным жизненным трудностям. Прививали данные качества с младенчества. После первого года рождения ребенка отучали от страха темноты и одиночества. Для этого малыша запирали в темных помещениях на сутки и более. Отучать маленьких деток от капризов и нытья «воспитателям» хорошо помогала палка. Прибегая к физическому наказанию, как к единственно правильному решению воспитательного процесса, даже семейные отношения имели под собой бесчувственную сухую почву с тем же бичеванием и битьем. Спартанцы считали такое воспитание единственно правильным, поэтому даже на предметах искусства можно найти подобные сюжеты. Например, на одной из ваз запечатлена женщина, которая собственной сандалией избивает ребенка. Это подчеркивает прочную связь физического наказания с обыденностью спартанского общества.

Военной выправке учили с самых ранних лет. Младенцы отдавались кормилицам и нянькам, которые держали своих подопечных в строгости, не баловали. Младенцев не пеленали, когда было холодно, купали их в холодной воде, учили слушать и молчать. После седьмого дня рождения о мальчиках заботилось государство. Всех детей собирали в специальные отряды – агелы – по шесть человек в каждом. Руководил этими отрядами прославившийся на поле брани воин, который служил наглядным примером правильного поведения для подрастающих спартиатов.

Воспитание контролировалось не только командиром отряда, но и социумом в целом. Наиболее эффективным приемом служило натравливание одного отряда на другой. Нередко в таких схватках мальчишки погибали, но это никого не удивляло: смерть жила среди спартанцев, став привычной «соседкой» для каждого. На подобного рода состязания приглашались девочки, что служило дополнительным стимулом для юных спартиатов.

На пятый год обучения условия воспитания становились более суровыми. 12-летние мальчики не мылись, ходили практически нагими, спали на соломенных подстилках под открытым небом, самостоятельно добывали себе пропитание. Детей, попавшихся на воровстве, жестоко наказывали плетью. Но порицали не за воровство, а за нерасторопность. Успешных же «воров» поощряли за ловкость, осторожность и хитрость.

Детей приучали к молчаливости, скрытности. Яркой иллюстрацией спартанского воспитания может служить история про мальчика, укравшего лисенка. По дороге домой ему повстречались воины. Во время беседы животное, спрятанное под плащом, распороло мальчику живот острыми когтями и зубами. На лице юнца не отразилась даже тень боли, но через некоторое время он упал замертво, истекши кровью. Настолько важным было умение скрывать свои чувства.

Архаическая Спарта. Искусство и политика. Аннотация к монографии. Введение. (Андреев Ю. В.)

Андреев Ю. В.

Архаическая Спарта. Искусство и политика

20

АРХАИЧЕСКАЯ СПАРТА. КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА

(Аннотация к монографии)

За Спартой уже давно закрепилась репутация одного из самых необычных и вместе с тем загадочных государств древности. Сама ее история производит впечатление какого-то странного трудно объяснимого парадокса. В самом деле, находясь в зените славы и могущества и пользуясь благодаря своему огромному военному потенциалу почти непререкаемым международным авторитетом, это государство пребывало, тем не менее, в состоянии затяжной экономической стагнации, свело к минимуму все свои контакты с внешним миром и, казалось, было обречено на абсолютное творческое бесплодие. В сравнении с той чрезвычайно важной ролью, которую Спарта сыграла в политической и военной истории Древней Греции, ее вклад в развитие греческой культуры может показаться совсем ничтожным. После прославленных поэтов VII в. до н.э., Алкмана и Тиртея, Спарта не дала миру больше ни одного сколько-нибудь известного писателя, философа, ученого или художника. Греческие историки объясняли эту странную ситуацию как результат сознательного выбора самих спартанцев, добровольно подчинившихся тягостному, но мудрому решению своего великого законодателя Ликурга.

21

Допустимый минимум исторической информации, заключающийся в античном предании о Ликурге, вероятно, может быть сведен к представлению о некоем скачке или перевороте, в результате которого спартанское государство превратилось в своеобразный военный лагерь, наглухо изолированный от всей остальной Греции. Радикальный сдвиг такого рода был невозможен без сознательного и целенаправленного вмешательства правящей верхушки спартанского общества в естественный процесс его социально-экономического развития. При отсутствии надежных письменных свидетельств основным индикатором пережитой Спартой трансформации становится археологический материал и, в первую очередь, многочисленные и разнообразные произведения лаконского искусства, датируемые преимущественно VII—VI вв. до н. э. Пережив краткий, но чрезвычайно яркий и интенсивный расцвет в первой половине VI в., лаконская художественная школа начинает быстро деградировать и уже к началу V в. почти полностью отмирает. Этот резкий спад творческой активности спартанских мастеров при практически одновременном прекращении ввоза изделий чужеземных ремесленников и отсутствии собственного денежного чекана, несомненно, следует воспринимать как симптом перехода к политике сознательной самоизоляции Спарты и начала ее внутреннего перерождения в результате проведения в жизнь широкой программы социальных и политических преобразований, вошедших в историю под именем «Ликургова законодательства». Таким образом, археология открывает перед нами возможность достаточно точной хронологической фиксации важнейшего переломного момента или, скорее, периода в истории спартанского государства, о котором античные историки имели лишь крайне неясные и расплывчатые представления.

В предлагаемой вниманию читателей монографии Ю. В. Андреева дается развернутая характеристика яркой и своеобразной культуры архаической Спарты, а также выясняются основные исторические предпосылки и обстоятельства ее упадка. Обрисованная в книге спартанская социальная система с такими неотъемлемыми ее чертами, как возведенная в ранг государственного принципа ксенофобия, жестокое подавление личных интересов граждан во имя «высших интересов» государства, доведенный до абсурда культ равенства и т. п., дает наглядное представление об одной из наиболее парадоксальных тупиковых форм античной цивилизации и тем самым непосредственно подводит читателя к вопросу об основных закономерностях ее развития, о том сложном диалектическом взаимодействии элементов прогресса и регресса, которое составляло основное историческое содержание этого процесса.

Монография рассчитана как на специалистов-археологов и историков, так и на широкий круг читателей, интересующихся историей культуры античного мира.

Ю. В. Андреев

22

[ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ]

Определенный прогресс* в изучении истории Спарты, как и в истории любого другого древнего государства, бесспорно существует, и несмотря на остающееся еще множество вопросов, мы знаем теперь о Спарте, несомненно, больше, чем знали о ней ученые сто лет тому назад. Прогресс этот заключается в следующем: во-первых, число фактов, имеющихся в нашем распоряжении, не остается неизменным, оно, хотя и медленно, но увеличивается. Находят новые письменные документы. Так, например, сравнительно недавно (в 1967) был опубликован новый отрывок древних комментариев к Алкману, найденный среди папирусов знаменитого Оксиринха. Отрывок позволяет уточнить датировку времени жизни этого спартанского поэта и в то же время проливает некоторый свет на государственный строй ранней Спарты и ее внешнюю политику. Наиболее крупный вклад в изучение ранней истории Спарты внесла еще в начале XX столетия археология. Раскопки 1906—10 гг., проводившиеся в Спарте английскими археологами из Британского археологического института в Афинах, неожиданно для многих принесли большой материал (керамику, изделия из терракоты, слоновой кости, янтаря, драгоценных металлов) и заставили ученых, во-первых, пересмотреть уже принятую хронологию древнейшего периода спартанской истории и, во-вторых, совершенно по новому подойти к самой проблеме происхождения Спартанского государства.

Кроме того, общий прогресс, несомненно имевший место за последние 50 лет, в изучении истории Греции в целом не мог не затронуть хотя бы и косвенно также и изучение истории Спарты. Так, например, исследования, проводившиеся в области микенской культуры, позволяют нам теперь составить несколько более отчетливое представление о Лаконии и Мессении до прихода дорийцев. Также и для более поздних периодов греческой истории, архаического и классического, накопление нового материала, главным образом археологического и эпиграфического, так или иначе затрагивает и Спарту, поскольку изменяется тот угол зрения, под которым мы рассматриваем это государство.

23

Наконец, дальнейшее развитие и совершенствование зародившегося еще в XIX веке сравнительно-исторического метода также позволяет расширить и обогатить наши знания о Спарте, уточнить и проверить некоторые из принятых прежде оценок, другие совершенно отбросить в сторону. Здесь прежде всего следует учитывать колоссальный прогресс этнографической науки в последнее время. Этнографические параллели могут быть с успехом использованы для прояснения многих темных моментов в ранней истории Греции. Это показало уже «Древнее общество» Моргана и другие последующие работы. Особенно много дают экскурсы в область этнографии как раз при изучении таких своеобразных, замкнутых в себе и как бы выпавших из общего русла истории греческого мира государств, как Спарта или города дорийского Крита. Хотя, с другой стороны, не следует подходить к этнографии, как к какой-то универсальной отмычке, с помощью которой можно объяснить все тайны древних. Историческая действительность, как мы увидим, намного сложнее.

Конечно, ни археология, ни этнография сами по себе не способны заменить настоящую историю. Они могут лишь дополнить ее или корректировать. Поэтому не только ранняя (архаическая), но и классическая Спарта остаются еще и теперь для нас загадкой. Начиная с IX и кончая III вв. до н. э. вся внутренняя история Спарты, за исключением очень немногих твердо установленных фактов, строится в современной научной литературе как цепь более или менее правдоподобных гипотез. С этими гипотезами нам и придется в дальнейшем иметь в основном дело.

Теперь же мне хотелось бы остановиться на некоторых общих проблемах ранней истории Спарты, используя тот материал, который дают исследования ближайших к нам двух-трех десятилетий.

Спартанское государство было основано вторгшимися в Пелопоннес с севера в конце II тысячелетия до н. э. племенами дорийцев. Этот кардинальный факт можно считать твердо установленным. Его подтверждает, во-первых, неоспоримый факт принадлежности спартанцев к дорийской диалектической группе, во-вторых, предание, сохраненное Тиртеем и другими более поздними писателями, которое после Ю. Белоха никто как будто не пытался оспаривать. Этот вопрос можно считать более или менее ясным, но дальше начинается сплошной дремучий лес неясностей и загадок. Сразу же встает целый ряд вопросов: Когда дорийцы появились в Лаконии и когда именно они основали здесь свое государство? Было это государство единым и охватывало всю Лаконию целиком или же первоначально существовало несколько дорийских государств на территории Лаконии, одним из которых была Спарта? Что произошло с местным додорийским населением Лаконии (было оно уничтожено, порабощено или, наконец,

24

ассимилировано завоевателями)? С этим вопросом, как вы уже догадываетесь, связаны самым непосредственным образом вопросы о происхождении илотов и периеков. Наконец, что представляла собой древнейшая Спарта, какие ее черты унаследовала «известная» нам классическая Спарта, а что она унесла с собой в вечность?

Ни на один из этих вопросов наука ответить сейчас не в состоянии, т. к. данные источников крайне скудны. Возможны лишь более или менее вероятные гипотезы. С некоторыми из них мы и познакомимся.

До прихода дорийцев (в микенский период) территория Лаконии, как и соседняя Мессения, была довольно густо заселена. Гомер, как известно, локализует в Лаконии (в Спарте — само название, очевидно, древнее дорийского государства) одного из главных своих героев — Менелая. Дворец его своей царственной роскошью не уступает дворцу Алкиноя на Схерии. В «Каталоге кораблей» (как теперь принято считать, древнейшей части «Илиады») перечисляются 10 лаконских городов. Среди них Лакедемон и Спарта (Лакедемон назван κοίλη, лежащим в горной впадине, хотя эпитет этот не дает возможности установить точное местонахождение города, который в других местах иногда заменяет у Гомера Спарту). Но и помимо Гомера, о заселенности Лаконии в микенский период свидетельствуют многочисленные археологические находки: следы поселений, погребения, среди которых такие первоклассные памятники, как купольная гробница в Вафио. Правда, таких значительных центров микенской культуры, как, скажем, Пилосский дворец в Мессении, на территории Лаконии до сих пор еще не найдено. Поэтому не удается пока и точно определить местонахождение резиденции Менелая. Большинство археологов склоняется к тому, что она находилась на левом берегу Еврота, как раз напротив будущей Спарты. Догадка подтверждается, во-первых, остатками довольно значительного поселения, хотя дворец не найден, во-вторых, тем, что уже в историческую эпоху, начиная с геометрического периода, т. е. с IX в., здесь существовал храм, в котором Менелаю воздавались божеские почести (само место называлось «Менелайон»).

Когда пришли дорийцы?

Исходя из того, что микенское поселение на месте Менелайона было разрушено, как и многие другие поселки в Лаконии и по всему Пелопоннесу в конце так называемого LHIIIB периода, можно датировать их появление самым концом XIII или началом XII вв. Многие ученые склоняются сейчас, однако, к той мысли, что это были вовсе не дорийцы, а какие-то другие племена, еще до дорийцев, опустошившие ахейскую Грецию, а затем исчезнувшие в неизвестном направлении. Дорийцы появились лишь в конце следующего LHIIIC периода,

25

т. е. сто лет спустя, в конце XII в. Но и в этом случае остается непонятным, где они находились еще целых сто лет, вплоть до начала так называемого Протогеометрического периода. Древнейшая керамика, найденная на территории самой Спарты, относится именно к этому периоду и поэтому приходится признать, что до этого место либо вообще не было заселено, либо оказалось заселенным после очень большого перерыва (не меньше, чем в 200 лет). По находкам керамики можно установить, что дорийское поселение в Спарте

26

появилось не ранее 1000 г. до н. э. Но что это было за поселение: просто деревня или группа деревень, или укрепленный военный лагерь — об этом никто ничего не знает.

Какую территорию занимало первоначально спартанское государство?

На этот счет уже в древности существовало несколько противоречивых версий. Одни, как, например, Эфор, склонны были считать, что Лакония была завоевана дорийцами вся сразу от северных отрогов Тайгета и границ с Аркадией вплоть до мысов Тенар и Малея. Эфор называет даже имя человека, который выдал дорийцам и их вождям Гераклидам всю Лаконию, — это был якобы ахеец Филонон. В благодарность за свою услугу он получил в свое личное управление город Амиклы с прилегающей территорией. Сами Гераклиды — братья-близнецы Еврисфен и Прокл, родоначальники двух будущих царских династий, укрепились в Спарте и управляли остальной Лаконией через царей, которых они посылали в отдельные города, причем вся страна была разделена на шесть частей. Далее Эфор сообщает, что жители этих окрестных, зависимых от Спарты городов уже тогда назывались периеками, хотя положение их первоначально мало чем отличалось от положения самих спартиатов (они, по словам историка, могли принимать участие в делах государства и занимать должности). Однако, вскоре положение изменилось. Агис, сын Еврисфена, отнял у периеков их права и обязал платить Спарте дань. Все будто бы подчи-

27

нились. Одни лишь жители приморского города Гелоса подняли восстание, были побеждены спартанцами и превращены в рабов — илотов (гелотов). Таков один из вариантов ранней истории Спарты.

Эфор — весьма почтенный историк, к тому же один из древнейших наших источников. Поэтому его схема была взята за основу и многими современными учеными. Ее придерживался, например, Бузольт. Но есть и другие варианты предания, заметно отличающиеся от версии Эфора. Один из них приводит Павсаний в «Описании Эллады». По его словам, завоевание Лаконии носило медленный и постепенный характер. Сначала были подчинены ее северные районы по границе с Аркадией, позднее (только при седьмом царе из династии Агиадов — Телекле) началось завоевание южной Лаконии, были присоединены Амиклы и другие города, лежащие в этой части. Наконец, при преемнике Телекла Алкамене очередь дошла до Гелоса (город был разрушен, а жители его стали рабами). Произошло это уже незадолго до начала I Мессенской войны, т. е. где-то в середине VIII в. Сохранился отрывок из «Лакедемонской политии» Аристотеля, в котором упоминается фиванская фратрия Эгеидов, оказавшая спартанцам весьма значительную помощь в борьбе с ахейцами, засевшими в Амиклах. Один из Эгеидов, Тимомах, предводительствовал спартанской армией, а впоследствии во время праздника Гиакинфий, справлявшегося в Амиклах, его доспехи носили в торжественной процессии. Это сообщение, восходящее, вероятно, к местной спартанской традиции, как будто подтверждает рассказ Павсания о долгом противостоянии дорийской Спарты ахейским Амиклам, которое продолжалось, по меньшей мере сто лет (от Агиса до Телекла). В какой-то мере этот вариант предания подтверждают и данные раскопок. Они показывают, что Амиклы, в отличие от большинства пелопонесских культурных центров, продолжали сохранять свое прежнее население на протяжении всего переходного периода (это видно из того, что переход от позднемикенской керамики к протогеометрической происходил здесь без сколько-нибудь заметных хронологических разрывов; примерно то же самое мы наблюдаем в Афинах). Исходя из этого, автор недавно вышедшей книги «Лакония и Спарта», Фр. Кихле выдвинул гипотезу о том, что Амиклы — это и есть гомеровский Лакедемон, что власть ахейских ванактов сохранилась здесь вплоть до VIII в. до н. э. Все это время спартанцы были заперты в северной части долины Еврота и не имели доступа в Южную Лаконию.

Сейчас едва ли можно выбрать какую-то одну определенную версию древнейшего периода истории Спарты (с X по VIII вв.) и на ней построить хотя бы приблизительно верный очерк главных событий периода. Обе основные версии, имеющиеся в нашем распоряжении, и версия Эфора, и версия Павсания, сами

28

по себе, есть ничто иное, как гипотезы. Их основой были, по всей вероятности, списки спартанских царей. Хотя эти списки и хранили в Спарте как святыню и греческие историки, начиная уже с Геланника Лесбосского, всегда к ним охотно прибегали при решении всяких спорных хронологических вопросов, едва ли можно считать их сколько-нибудь надежной основой для восстановления ранней истории Спарты. Ведь эти списки не могли быть составлены ранее VIII в. до н. э. До этого спартанцы, как и другие греки, не знали письма и никаких записей не могли вести. Как и начало списка афинских архонтов, начало списка царей не более, чем простая калькуляция, основой которой могло быть только устное предание.

В принципе версии Эфора и Павсания, если приглядеться к ним повнимательнее, не исключают, а скорее взаимно дополняют друг друга. Можно представить себе, что дорийцы, вторгшиеся в Лаконию, расселились по всей стране, причем кое-где они согнали с насиженных мест ахейское население, а кое-где с ним смешались. Так возникли города периеков, о которых говорит Эфор, образовавшие под главенством Спарты нечто вроде федерации. Однако, как это обычно бывает с такого рода племенными союзами, возникшими на базе завоевания, лаконская дорийско-ахейская федерация очень быстро распалась, и начался следующий этап — период упорной борьбы за гегемонию между отдельными общинами. Об этой борьбе говорит Павсаний, может быть, опираясь здесь в какой-то степени на отголоски устной традиции, сохранившиеся в каком-то из его источников. Наиболее длительной и упорной была борьба Спарты с ближайшим к ней из периекских ахейских (или ахейско-дорийских) полисов — Амиклами. Об этом свидетельствует отрывок из «Лакедемонской политии» Аристотеля, на который мы уже ссылались. Когда и как закончилась эта борьба, мы не знаем. В известный нам период Амиклы входили в состав Спартанского государства на правах одного из кварталов (ком), на которые делилась территория города Спарты (это не была периекская община). Справлявшиеся в Амиклах Гиакинфии были одним из главных спартанских праздников (см. Xen. Hell.), причем сам Гиакинф — божество не только додорийского, но явно догреческого происхождения, считался, как известно, одним из возлюбленных Аполлона. В этом слиянии культов многие усматривают результат слияния двух общин — ахейской (в Амиклах) и дорийской (в Спарте). Слияние это, по-видимому, произошло на условиях полного равноправия. Другие ахейские или дорийские общины, находившиеся дальше от Спарты и не столь значительные, как Амиклы, были возвращены под эгиду Спарты, но уже на иных условиях не как полноправные сограждане спартанцев, а как зависимые от полиса-гегемона периеки, хотя определенную внутреннюю автономию, эле-

29

менты своей первоначальной общинной организации они сохраняли и в более позднее время. Поэтому во внешних сношениях спартанское государство рассматривалось обычно не как полис в собственном значении слова, а как федерация общин (Лакедемон или Лакедемоняне, а не Спарта и Спартиаты, фигурируют во всех документах, касающихся спартанской внешней политики).

Можно далее предположить, что некоторые из городов Лаконии, оказывавшие спартанцам в ходе завоевания особенно упорное сопротивление, политически ими уничтожались, т. е. жители их расселялись по деревням, лишались всяких гражданских прав и облагались данью. Такой диойкизм был излюбленным приемом спартанцев в обращении с побежденными и в более позднее время. Судьба Гелоса, о которой рассказывают и Эфор, и Павсаний может считаться типичной, хотя отсюда не следует, что мы обязательно должны принять ту этимологию термина «илоты», которую выдвигают здесь оба автора. Возможны и различные другие объяснения этого слова. Однако, происхождение илотии, пожалуй, лучше представить себе именно таким образом. При этом вовсе не обязательно думать, что с самого начала илоты были поделены между спартиатами, как и земля, на которой они сидели, и таким образом возникла система клеров, с прикрепленными к ней рабами, которая, как мы знаем, существовала в Классической Спарте. В период завоевания Лаконии дорийцы были, по-видимому, еще достаточно примитивным народом. У них не было ни классов, ни государства. Организация рабовладельческого хозяйства хотя бы даже и в самой примитивной его форме была бы для них слишком резким скачком в новое качество. Даже, если предположить, что нечто подобное позднейшей спартанской системе эксплуатации илотов уже существовало в ахейских государствах Лаконии до прихода дорийцев (хотя для такого предположения у нас нет никаких данных), то и в этом случае остается весьма сомнительным, чтобы дорийцы сразу могли перенять такую систему у своих предшественников и пустить ее снова в ход (в этом случае илоты, как думают некоторые, должны были просто поменять хозяев). Гораздо более вероятно, что, как это и бывает чаще всего в таких случаях, между победителями и побежденными устанавились отношения данничества: отдельные поселки илотов платили дань всей общине спартиатов, а не отдельным ее членам, как позднее. Такого рода государственные рабы (мноиты) существовали в более позднее время в городах дорийского Крита. В эпоху дорийского завоевания Лаконии аналогичные отношения могли сложиться и здесь.

В целом весь процесс завоевания английская исследовательница Краймс очень удачно уподобляет процессу завоевания Италии Римом. Часть лаконских городов сохранила свою, правда, сильно урезанную автономию, подобно рим-

30

ским союзникам. Другие были расселены по деревням и обложены данью, наподобие категории так называемых dediticii, но не стали сразу же и непосредственно рабами.

О внутреннем устройстве спартанского государства в этот период мы практически почти ничего не знаем. Политический строй классической Спарты, как известно, резко отличался от политического строя большинства других греческих государств. Еще в IV—III вв. Спарта продолжала сохранять некоторые черты, роднящие ее с тем, что можно назвать «государством гомеровской эпохи». Спартанская конституционная система, если оставить в стороне эфорат, складывалась из трех основных элементов: двойная царская власть, герусия и народное собрание. Эти три органа власти названы уже в древнейшем из всех известных нам не только в истории Спарты, но, по-видимому, и в истории всей Греции политических документов — так называемой «Большой Ретре». «Ретра» — документ в высшей степени загадочный, время происхождения ее сколько-нибудь точно не установлено, и сам текст успешно может быть истолкован с самых различных, иногда прямо противоположных позиций. Одно, однако, не вызывает сомнений — три органа власти, типичные для любой гомеровской общины: цари, совет «старцев» и народ, авторам ретры уже хорошо известны. Отсюда можно заключить, что такова и была организация спартанского государства в самых общих чертах, начиная уже с древнейших времен.

Некоторую особенность ранней Спарты, отличающую ее от других гомеровских государств, составляет только наличие двух царских династий одновременно. Выдвигались самые разнообразные объяснения этого странного феномена. Наиболее широкое распространение получила гипотеза, согласно которой одна из династий, Агиады, была ахейского происхождения, другая Еврипонтиды — дорийского. Само двоецарствие, как думают приверженцы этой гипотезы, возникло после слияния двух общин: дорийской Спарты и ахейских Амикл в одно государство. Вся эта гипотеза построена, по сути дела, на одном только факте, о котором упоминает Геродот: когда Клеомен I, во время спартанской оккупации Афин в 510 г. хотел было войти в храм Афины на Акрополе, жрица пыталась ему воспрепятствовать, ссылаясь на древний религиозный закон, запрещающий дорийцам переступать порог святилища. Тогда Клеомен будто бы сказал: «Не дориец я, женщина, а ахеец». Само по себе это сообщение мало что значит: ахейцами могли считать себя обе царские династии Спарты, так как по преданию обе они вели свой род от сыновей Геракла, который не был дорийцем.

Сторонники другой гипотезы (например, Краймс) считают, что сначала было даже не два царских рода, а целых три в соответствии с числом фил (три дорийские филы фигурируют еще у Тиртея). Впоследствии один из этих родов

31

пресекся или был изгнан и осталось два. Другие думают, что сначала была только одна династия Агиадов, а затем пришли Еврипонтиды и были посажены на престол врагами Агиадов. При этом ссылаются на то, что Агиады (по словам того же Геродота) пользовались в государстве несколько большим авторитетом, чем Еврипонтиды, а список царей из этого рода — несколько длинней списка другой династии. Возможны и различные другие теории. В целом вопрос о происхождении двоецарствия в Спарте не может быть решен с помощью имеющихся сейчас сведений. Хотелось бы обратить ваше внимание лишь на некоторые обстоятельства, которые могли бы, если не помочь решить проблему, то хотя бы указать направление, в котором следует искать ответ. Двоецарствие, как особая форма власти, вообще говоря, известна и помимо Спарты (оно существовало, например, в Эпире, откуда, может быть, пришли дорийцы). Некоторые намеки на подобную же ситуацию можно найти и у Гомера, если пара братьев Агамемнон — Менелай здесь и не вполне подходит, т. к. у каждого из них свой домен, то предводители ликийцев, Главк и Сарпедон, явно сообща управляют своим племенем и у них даже общий темен. Наконец, сравнительно недавно смелую гипотезу выдвинул известный греческий археолог Спиридон Маринатос: рассматривая золотые маски из шахтовых микенских могил, он пришел к выводу, что в Микенах правили одновременно две царские династии, принадлежащие даже к разным этническим типам (для одной характерны большие, выпученные «бычьи» глаза, для другой — узкие, щелевидные вроде прорезей в забрале шлема). Если это предположение хоть в какой-то степени оправданно, можно допустить, что спартанская система двойной царской власти — это просто слепок более ранней микенской политической системы.

Если о политическом устройстве ранней Спарты (до VII в.) трудно сказать что-либо определенное, то общественный ее строй (я имею в виду прежде всего саму общину спартиатов) в эту эпоху уже совершенно неразличим для нас, т. к. и письменные, и археологические свидетельства отсутствуют почти полностью. Вероятно, как и в других греческих государствах той поры, какую-то роль здесь играли родовые объединения типа фратрий и фил (три дорийские филы, как было уже сказано, существовали в Спарте еще во времена Тиртея, во второй половине VII в. и, вероятно, продолжали сохраняться и поздней — к этому вопросу мы еще вернемся).

Первый значительный комплекс источников, проливающий некоторый свет на внутреннюю жизнь Спарты, появляется только во второй половине архаического периода (он относится в основном к VII—VI вв. до н. э.) и включает в себя преимущественно данные раскопок, а также произведения спартанских поэтов той поры.

32

Как я уже говорил, в 1906—10 гг. в Спарте производила раскопки Британская археологическая экспедиция. Английские археологи не ставили своей задачей обследовать всю ту территорию, которую когда-то занимал город Спарта (практически это было бы и невозможно). Они сосредоточили свои усилия лишь на одном объекте — древнем святилище Артемиды Орфии (одна из наиболее почитаемых в Спарте богинь; она считалась покровительницей эфебов, подобно Деметре κουροτρόθος в Афинах; перед ее алтарем происходили знаменитые порки спартанских юношей). Было установлено, что святилище здесь существовало с древнейших времен. Первый храм, очень примитивный, был построен из сырцового кирпича, хотя на каменном фундаменте, еще в IX в. (может быть одновременно с возникновением Спартанского государства). В VI в. на его месте воздвигли другой храм, теперь уже целиком каменный. В обоих святилищах было найдено множество художественных изделий из глины, янтаря, слоновой и простой кости, различных металлов. В основном это либо вотивные предметы, посвященные богине, либо всякого рода реквизит, упот-

33 Руины храма Артемиды Орфии

Спарта

реблявшийся при богослужении (сюда можно отнести, например, вырезанные из янтаря изображения самой богини). Особо нужно выделить большое скопление расписной керамики самых различных стилей от геометрического до чернофигурного. Открытие это произвело в свое время сенсацию и вызвало оживленные отклики в научной литературе. Не было сомнений, что большая часть обнаруженного здесь материала местного происхождения (до этого таких больших скоплений вещей такого именно типа в других местах не находили. Хотя лаконский стиль, например, вазовой живописи был известен и раньше, но эти вазы были приписаны Киренской школе — например, килик Аркесилая). Оказалось, таким образом, что Спарта, наравне с Коринфом, Халкидой, Афинами и другими городами была одним из крупнейших художественных центров Греции архаического периода. В своем развитии лаконское искусство прошло те же основные стадии, что и искусство других районов Греции. Это особенно хорошо можно видеть на примере керамики. По своим художественным качествам изделия лаконских мастеров нисколько не уступают изделиям лучших

34

греческих школ этого периода. (В некоторых случаях даже и превосходят их, например маски).

Взятые сами по себе эти факты уже говорят о многом. Они свидетельствуют, во-первых, о довольно высоком уровне развития торговли. Не говоря уже о том, что такие вещи, как янтарь, слоновая кость, египетские изображения священных жуков-скарабеев, могли попасть в Спарту только с Востока — из Малой Азии или, скорее, из Финикии и Леванта, сильное восточное влияние чувствуется и в изделиях самих спартанских ремесленников, найденных в храме Орфии. Достаточно широко представлена, например, керамика ориентализирующего стиля. Люди, изображенные на костяных пластинках, одеты по восточной моде в сапоги с загнутыми носами, их волосы и бороды уложены фестончиками на ассирийский манер. Объяснить это можно либо тем, что сами спартанцы в это время одевались на восточный лад, либо тем, что местные ремесленники копировали в своих изделиях какие-то восточные образцы. В обоих случаях — влияние восточной культуры на культуру Спарты не вызывает сомнений, но то же самое можно сказать и о всей остальной Греции архаического периода. Значит, Спарта не была еще в то время тем замкнутым, искусственно изолированным мирком, каким она стала позднее.

Второй вывод, напрашивающийся даже при беглом знакомстве с теми темами и сюжетами, которые мы встречаем на изделиях лаконских мастеров: быт и культура спартанцев этой эпохи мало чем отличались от быта и культуры ионийских греков Малой Азии или жителей Коринфа и Сикиона в Северном Пелопоннесе. Конечно, речь здесь может идти только о высших слоях общества, об аристократии, т. к. бо́льшая часть тех произведений искусства, которые были обнаружены при раскопках святилища Орфии, предназначались именно для нее. На костяных рельефах, геммах, рисунках на вазах мы видим этих спартанских καλοὶ καγαθοὶ, выезжающими на охоту верхом на конях или весело пирующими в обществе обнаженных гетер. Аналогичные сцены можно встретить в вазовой живописи Коринфа, городов Эвбеи, любого другого греческого полиса в эпоху господства аристократии. Очевидно, жизнь спартанской знати была в этот период такой же разгульной и веселой.

Итак, Спарта, которая предстает перед нами в произведениях лаконских ремесленников и художников VII—VI вв. до н. э. — это совсем не та угрюмая казарменная Спарта, которую мы знаем по сочинениям Ксенофонта и Плутарха. Археология разрушила этот ставший уже хрестоматийным в европейской науке образ или, по крайней мере, ограничила его во времени (оказалось, что Спарта не с самого начала была такой, какой ее себе обычно представляли).

35

Следует сказать, что еще задолго до начала раскопок английской экспедиции науке уже был известен ряд фактов, относящихся к архаическому периоду истории Спарты. Эти факты при надлежащем изучении могли сказать внимательному наблюдателю, что в VII—VI столетиях жизнь спартанцев была совсем иной, чем в последующее время. Но на них мало кто обращал тогда внимание. Ходячие представления о Спарте не выходили за рамки того, что рассказывается в биографии Ликурга у Плутарха. Между тем, судя по беглым заметкам, рассеянным там и здесь в сочинениях поздних авторов (вроде Афинея), в ранний период в Спарте справлялись великолепные празднества: Карнеи, Гимнопедии, Гиакинфии. Непременной частью каждого из них был музыкальный агон. На эти состязания стекались лучшие поэты и музыканты со всей Греции: Терпандр с Лесбоса, Полимнест из Колофона, Сакад из Аргоса, Фалет из Гортины (на Крите), Ксенодам с о-ва Киферы, Ксенокрит из Локр, наконец, Алкман из Сард. О большинстве из них мы ничего не знаем. Показательно, однако, что они все как один чужеземцы. Кроме поэтов упоминаются также скульпторы: Феодор с Самоса, Бафикл из Магнезии. Значит, железного занавеса, отделявшего Спарту от внешнего мира в V в., тогда в VII—VI вв. до н. э. еще не существовало.

Из перечисленных поэтов наиболее известны: Терпандр, Фалет и Алкман. От первых двух почти ничего не сохранилось. Известно, однако, что Терпандр первым одержал победу на Карнейских состязаниях и основал в Спарте «первую музыкальную школу» (он же усовершенствовал лиру, снабдив ее семью струнами вместо четырех). Критянин Фалет также впервые, если верить традиции, стал организовывать хоры во время праздника Гимнопедий и сам сочинял для них песни. В поздней легенде имена Терпандра и Фалета причудливым образом сплетаются с именем Ликурга — своей музыкой они будто бы помогали законодателю успокаивать умы взволнованных политическими распрями граждан.

О музыкальности спартанцев говорят многие авторы V-IV вв. и более позднего времени. В эпиграмме Иона Самосского, высеченной на пьедестале статуи Лисандра в Дельфах, Спарта названа «городом прекрасных хоров». И в это время музыкальные праздники, очевидно, были здесь одним из главных развлечений, но заезжие знаменитости в них участия не принимали, т. к. визы на въезд выдавались спартанскими властями весьма скупо.

Терпандр, Фалет и другие поэты архаической эпохи, подвизавшиеся в Спарте — для нас всего лишь бледные тени. Мы не знаем их стихов, и поэтому нам очень трудно их себе представить как живые образы живых людей. Гораздо более реальная и полнокровная фигура — Алкман. От него хотя и в отрывках дошло довольно много стихов. Чаще всего одна, две строчки, редко — четверостишие, и уж совсем уникальной находкой было открытие (в 1855) папируса с большим

36

отрывком из так называемого парфения Алкмана в честь Диоскуров (или, по древней версии, Артемиды). Парфении — буквально «девичьи песни», гимны, исполнявшиеся хорами спартанских девушек. Алкман, очевидно, специализировался на сочинении именно таких песен и, может быть, сам руководил репетициями. Но, кроме того, Алкман писал лирические стихи, и как лирик он, пожалуй, интереснее, чем автор торжественных хоров в честь богов. Хотя сохранившихся отрывков не так уж много, и они, как правило, очень невелики, по ним можно судить о степени дарования поэта (это, несомненно, одна из звезд первой величины на небосводе тогдашней греческой поэзии). Кроме того стихотворные отрывки Алкмана любопытны с точки зрения историко-бытовой, особенно если учесть, что поэт жил не в обычном греческом государстве, а в Спарте (хотя и был лидийцем по происхождению). По духу лирическая поэзия Алкмана очень близка поэзии таких поэтов той же поры, как, например, Алкей, Мимнерм, несколько позднее Анакреонт. В ней нет ничего специфически спартанского. Можно сказать, что она носит вполне интернациональный характер. Преобладают темы эротические, описания пиршеств, невольно вызывающие в памяти рисунки на лаконских вазах этой же или несколько более поздней эпохи, встречаются просто пейзажные сцены. С точки зрения социально-политической истории Спарты особенно интересен один фрагмент: «Я подарю тебе котел на трех ножках, в который ты будешь собирать пищу. Он еще ни разу не стоял на огне. Скоро он наполнится гороховой похлебкой, до которой, когда она горячая, такой охотник всеядный Алкман (ὁ παμφάγος Ἀλκμὰν) после солнцеворота (т. е. зимой). Ведь он не ест изысканных кушаний. Ему подавай что-нибудь попроще (τὰ κοινὰ), то что ест народ». Здесь нет еще и намека на знаменитое спартанское равенство с его черной похлебкой. Образ жизни знати, ее пища резко отличаются от пищи и быта простого народа.

Итак, комплексное изучение спартанской культуры архаического периода (в основном данных искусства и поэзии) показывает, что жизненный уклад спартанцев в это время резко отличался от того, что нам известно о классической Спарте, а следовательно и сам характер государства был другим. Не было жестокой военной муштры, начинавшейся чуть ли не с младенческого возраста и преследовавшей спартанца вплоть до гробовой доски, не было всякого рода ограничений и предписаний, с помощью которых государство во всех мельчайших деталях регламентировало жизнь каждого гражданина, не было, наконец, той сознательной политики изоляционизма, вследствие которой не только иностранцам визы на въезд выдавали весьма неохотно, а время от времени все нежелательные элементы из их числа устранялись за пределы государства, но и самим спартанцам запрещено было выезжать за границу без

37

особой надобности, т. е. без дипломатического поручения или разведывательного задания властей.

Показательно, что за период с 720 по 576 гг. более половины всех победителей на олимпийских играх (судя по сохранившимся спискам) составляли спартанцы. Спарта, следовательно, принимала активное участие в этом крупнейшем из общегреческих празднеств.

Вообще, если ставить вопрос шире, мы можем сказать, что архаическая Спарта принимала самое живое и непосредственное участие в том духовном (культурном) и одновременно экономическом (материальном) подъеме, который переживала в это время вся Греция. Это был живой, растущий социальный организм.

  • * Отрывок из лекции Юрия Викторовича «Происхождение Легенды о Спарте, ее развитие в классической древности и европейской исторической науке». (Здесь и далее примечания, отмеченные звездочкой, сделаны мною — Л. Ш.)

Источник: Андреев Ю. В. Архаическая Спарта. Искусство и политика. — СПб.: Нестор-История, 2008. 342 с., илл.

Со щитом или на щите? Чем сейчас заняты потомки спартанцев

  • Став Димитропулос
  • BBC Travel

Автор фото, Robert George Young/Getty Images

Этот полуостров на одной из оконечностей греческого Пелопоннеса долгое время жил изолированной от остальной Греции жизнью: здесь правили кланы — по своим законам, берущим начало, как утверждают местные жители, в порядках древней Спарты.

Зазубренные скалы полуострова Мани — это самая южная оконечность Пелопоннеса. Здесь кончается материковая Греция, дальше — только море и острова.

Ландшафт здесь напоминает морские волны — то вверх, то вниз. На вершинах холмов — каменные башни домов, словно маленькие замки, обращенные спиной к горному массиву Тайгет и глядящие вдаль, за горизонт, туда, где Ионическое море сливается с небом.

Это земля маниотов, жителей патриархальной общины полуострова Мани и потомков, как сами они утверждают, легендарных воинов древней Греции, спартанцев, известных своими жесткими нравами и военными порядками в обществе.

Автор фото, HowardOates/Getty Images

Подпись к фото,

Полуостров Мани — это самый юг материковой Греции

«Ваша лалаггия», — говорит Гиоргос Ойкономеас, подавая мне поджаренное до хруста в оливковом масле местное блюдо из теста.

Он сложен как воин — крепок и широкоплеч. Но его морщинистое лицо излучает тепло и спокойствие.

Ойкономеас вырос в деревушке Неохори на северо-западном берегу полуострова Мани и никогда отсюда не уезжал.

Всю свою жизнь он хозяйничал в кафенейо, традиционной греческой кофейне, а сейчас отошел от дел — больше не обслуживает посетителей, а по утрам приходит в свою кафенейо поболтать с друзьями о политике, местных новостях и о семейной жизни.

Пока я надкусываю хрустящую лалаггию, и тесто как будто тает у меня на языке, Ойкономеас объясняет, что этот вкус был знаком воинам Спарты тысячи лет назад.

«Первый спартанский царь Лелег, наверное, был первым и в приготовлении лалаггии», — говорит он.

«Если вам интересно, какой была жизнь в древней Спарте, вы в правильном месте, — добавляет он. — Мы здесь настолько спартанцы, насколько это вообще возможно».

Автор фото, STRINGER/Getty Images

Подпись к фото,

Маниоты считают, что произошли от древних спартанцев

Почти три тысячелетия назад, когда Древняя Греция состояла из полисов, городов-государств, большая часть полуострова Пелопоннес принадлежала Спарте и ее союзникам.

В отличие от жителей другого, соперничающего полиса, Афин, где жили философы и художники, спартанцы были воинами. Говорят, что мальчиков начинали обучать военному делу с семи лет, чтобы к 20 они превратились в полностью готовых к боям солдат.

Женщины не имели никакого отношения к армии, но часто получали формальное образование и имели право владеть собственностью, что было редкостью для других греческих городов-государств. Спартанки были известны своим независимым нравом.

Разгромив Афины в Пелопоннесской войне, Спарта достигла пика могущества в V веке до нашей эры.

Однако владычество Спарты, сумевшей восстановить против себя все остальные полисы Греции, продлилось недолго. Уже в 371 году до н. э. режим спартанцев пал под ударами армии другого полиса — Фив.

(Фивы до этого долгое время были союзниками Спарты, но попытки спартанцев подавить складывающуюся в Фивах демократию разгневали фиванцев. Они объединились в несколькими другими полисами, в том числе с Афинами, против Спарты — Прим. переводчика.)

Тогда и начался закат Спарты, но те спартанцы, кто укрылся на крошечном полуострове Мани, отделенном от остальной Греции горами Тайгет, защищали свою территорию на протяжении веков — и от фиванцев, и от Османской империи, и от египтян, и от франков.

На море маниоты были так же коварны, как и на суше: совершали пиратские нападения, а в качестве наемников участвовали в набегах на другие приморские страны.

Они настолько прославились своей жестокостью, что иноземные захватчики обходили Мани стороной.

Автор фото, Robert George Young/Getty Images

Подпись к фото,

Вплоть до XIX века маниоты хозяйничали на своем полуострове, изолированном от остального Пелопоннеса

Вплоть до середины XIX столетия регион оставался самоуправляемым, но в конце века греческое правительство урезало его автономию.

Однако только в 1970-х, когда были построены новые шоссе, ведущие на Мани, на полуострове появились пришельцы из окружающего мира, в том числе туристы.

Конфликтность маниотов распространялась не только на внешний мир. Во времена автономии на полуострове правили местные кланы, или семьи, и эти кланы боролись между собой за власть. Кровавые вендетты вспыхивали и длились годами.

«Если член другой семьи вдруг чем-то опозорил члена вашей семьи, вся семья созывалась за круглый стол, чтобы решить, до какой степени суровым должно быть наказание», — объясняет Ойкономеас.

«Это наказание распространялось на весь другой клан, не только на виновника. Так маниоты понимали семейную гордость», — Ойкономеас рассказывает, что вплоть до недавнего времени сыновей здесь называли ружьями, а дочерей — бочками с порохом в фундаменте семейного дома.

Ныне маниоты посвящают свою жизнь более мирному делу — например, выращиванию оливковых деревьев.

Регион славен своим оливковым маслом, которое здесь добавляют повсюду — от сыра до блюд из морепродуктов.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Современные маниоты заняты мирными делами — например, ловят рыбу

Однако воинственное прошлое не забыто. Древняя спартанская максима «со щитом или на щите», впервые, как считается, произнесенная женой спартанского царя Леонида перед битвой при Фермопилах против захватчиков-персов (480 г. до н.э.), популярна здесь и поныне.

Почти каждый, кто родился и вырос здесь, скажет вам, что в его венах течет спартанская кровь.

«Маниоты происходят от древних спартанцев, точка», — подчеркивает Ойкономеас.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Туристы смогли оценить красоту этих мест только в 1970-х

В свои 86 лет Ойкономеас прекрасно помнит, как мать засовывала ему в рот сваренные вкрутую яйца, приговаривая, что он должен вырасти сильным, потому что он — единственный сын и от него будет зависеть продолжение рода и сохранение семейных традиций.

Он вспоминает, как его тетки в ночь перед похоронами одного из родственников пели траурные песни, оплакивая мертвого так, что волосы вставали дыбом — ритуал, описанный в «Одиссее» Гомера.

Однако ученые не располагают твердыми доказательствами того, что нынешние жители Мани — прямые потомки древних спартанцев.

В наше время невозможно добыть ДНК настоящего спартанца, все что осталось — это легенды.

Некоторые историки и антропологи говорят, что в древних и современных ритуалах (например, оплакивания умерших) так много сходства, что это можно рассматривать как признак родства древних спартанцев и современных маниотов, однако с этим не согласен Басил Гунарис, профессор новейшей истории в Университете Аристотеля в Салониках.

«Естественная антропология и история не пересекаются, — говорит он. — Когда люди живут в одной и той же местности, в одном и том же природном окружении, это приводит к тому, что во многом их традиции и привычки могут быть схожими. Но это не имеет никакого отношения к их ДНК».

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Некоторые эксперты указывают на схожесть традиций и обычаев спартанцев и маниотов. Но как насчет ДНК?

Кофейня, где мы сидим с Ойкономеасом, быстро наполняется обгоревшими на греческом солнце посетителями. Мой собеседник прихлебывает кофе, наблюдая за тем, как его преемник справляется с наплывом клиентов.

Кафенейо маленькая, но на бойком месте, рядом с центральной площадью Неохори. Сюда втиснут десяток квадратных деревянных столов, а клацанье тарелок и жужжание кофейного автомата не оставляют шансов посидеть в тишине.

«Я тут беседовал с одним профессором, который не согласен с утверждениями о вашем родстве с древними спартанцами», — говорю я ему, вытирая с пальцев крошки от жареной выпечки.

Ойкономеас невозмутимо пододвигает мне еще одну лалаггию. «Надо было ему сказать: и тан и эпи тас, — говорит он. — Со щитом или на щите».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Определение слова «спартанец» по Merriam-Webster

Spar · загар | \ ˈSpär-tᵊn \ 1 : уроженец или житель древней Спарты.

2 : человек большого мужества и самодисциплины

1 : или относящиеся к Спарте в Древней Греции

2а часто без заглавной буквы : отмечен строгой самодисциплиной или самоотречением спартанский спортсмен

б часто без заглавной буквы : отличается простотой, бережливостью или отказом от роскоши и комфорта. спартанский номер

d : неустрашим ни перед болью, ни перед опасностями

Спарта | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Основные отличия Афин от Спарты

Ключевые моменты

  • Спарта была известным городом-государством в Древней Греции, расположенным на берегу реки Еврот в Лаконии на юго-востоке Пелопоннеса.
  • Благодаря своему военному превосходству, Спарта была признана лидером объединенных греческих сил во время греко-персидских войн и победила Афины во время Пелопоннесской войны.
  • Поражение Спарты от Фив в битве при Левктре в 371 г. до н. Э. Положило конец выдающейся роли Спарты в Греции, но она сохраняла свою политическую независимость до римского завоевания Греции в 146 г. до н. Э.
  • Спарта функционировала при олигархии двух потомственных королей.
  • Уникальное в Древней Греции по своей социальной системе и конституции, спартанское общество уделяло большое внимание военному обучению и совершенствованию.
  • спартанских женщин пользовались статусом, властью и уважением, которым не было равных в остальном классическом мире.

Условия

Спарта

Известный город-государство в Древней Греции, расположенный на берегу реки Еврот в Лаконии. Доминирующая военная мощь Древней Греции.

agoge

Строгий режим образования и обучения, обязательный для всех спартанских граждан мужского пола, за исключением первенцев правящих домов Эврипонтид и Агиад.

Спарта была известным городом-государством в Древней Греции, расположенным на берегу реки Еврот в Лаконии на юго-востоке Пелопоннеса. Он возник как политическое образование примерно в 10 веке до нашей эры, когда вторгшиеся дорийцы поработили местное недорианское население. Около 650 г. до н. Э. Он стал доминирующей военной силой в Древней Греции. Учитывая ее военное превосходство, Спарта была признана лидером объединенных греческих сил во время греко-персидских войн.Между 431 и 404 годами до н. Э. Спарта была главным врагом Афин во время Пелопоннесской войны, в которой она вышла победителем, хотя и дорого. Поражение Спарты от Фив в битве при Левктре в 371 г. до н.э. положило конец выдающейся роли Спарты в Греции. Тем не менее, он сохранял свою политическую независимость до римского завоевания Греции в 146 году до нашей эры.

Политическая география Древней Греции. На карте показано политическое устройство Греции в архаическую эпоху.

Спартанцы уже считались сухопутными войсками, с которыми нужно было считаться, когда в 480 г. до н. Э. Небольшое войско спартанцев, феспийцев и фиванцев сделало легендарный последний бой в битве при Фермопилах против огромной персидской армии во время греко-греко-греческой войны. Персидские войны.Греческие войска понесли очень большие потери, прежде чем были окружены и разбиты. Год спустя Спарта возглавила греческий союз против персов в битве при Платеях, где их превосходное вооружение, стратегия и бронзовые доспехи оказались огромным преимуществом в достижении громкой победы. Эта решающая победа положила конец греко-персидской войне, а также амбициям персов по распространению в Европе. Несмотря на то, что сражались в рамках союза, победа была зачислена Спарте, которая была фактическим лидером всей греческой экспедиции.

В более поздний классический период Спарта боролась между Афинами, Фивами и Персией за господство в регионе. В результате Пелопоннесской войны Спарта приобрела огромную военно-морскую мощь, позволив ей подчинить себе многие ключевые греческие государства и даже одолеть элитный афинский флот. Период спартанской гегемонии начался в конце V века до нашей эры, когда Спарта победила Афинскую империю и вторглась в персидские провинции в Анатолии.

Спарта функционировала при олигархии.Государством правили два наследственных царя из семейств Агиад и Эврипонтид, оба предположительно потомки Геракла и равные по власти, так что никто не мог действовать против власти и политических постановлений своего коллеги. Уникальное в Древней Греции своей социальной системой и конституцией, спартанское общество было полностью сосредоточено на военной подготовке и совершенстве. Его жители были классифицированы как спартиаты (спартанские граждане, пользующиеся полными правами), мотхаки (неспартанцы, свободные люди, воспитанные как спартанцы), периойки (вольноотпущенники) и илоты (государственные крепостные, часть порабощенных, не спартанцев). , местное население).

Мужчины-спартанцы начали военную подготовку в возрасте семи лет. Тренинг был разработан, чтобы поощрять дисциплину и физическую выносливость, а также подчеркивать важность спартанского государства. Мальчики жили в общественных беспорядках, и, по словам Ксенофонта, чьи сыновья присутствовали на агоге , мальчиков кормили «ровно столько, чтобы они никогда не становились вялыми из-за переедания, а также давали им почувствовать вкус того, чем это не является. иметь достаточно ». Помимо физической подготовки и тренировок с оружием, мальчики изучали чтение, письмо, музыку и танцы.Особые наказания применялись, если мальчики не отвечали на вопросы достаточно лаконично (т. Е. Кратко и остроумно).

Спартанский гоплит. Мраморная статуя гоплита в шлеме (V век до н.э.), Археологический музей Спарты, Греция.

В возрасте 20 лет спартанский гражданин начал свое членство в одной из syssitia (столовых или клубов), которые состояли примерно из 15 членов каждый и были обязательными. Здесь каждая группа научилась связывать друг друга и полагаться друг на друга.Спартанцы не имели права избираться на государственные должности до 30 лет. Только коренные спартанцы считались полноправными гражданами и были обязаны проходить военную подготовку в соответствии с законом, а также участвовать и вносить финансовый вклад в один из syssitia .

Спартанки

Спартанские женщины-гражданки пользовались статусом, властью и уважением, которым не было равных в остальном классическом мире. Более высокий статус женщин в спартанском обществе начался с рождения.В отличие от Афин, спартанских девушек кормили той же едой, что и их братьев. Их также не запирали в отцовском доме, не лишали возможности заниматься спортом или гулять на свежем воздухе. Спартанки даже занимались спортом. Самое главное, что спартанский закон запрещал девушке вступать в брак в возрасте 12 или 13 лет, а не вступать в брак до тех пор, пока она не достигнет подросткового возраста или до 20 лет. Причины откладывания брака заключались в том, чтобы обеспечить рождение здоровых детей, но в результате спартанские женщины избавлялись от опасностей и длительного вреда для здоровья, связанных с беременностью среди подростков.

Спартанские женщины, которых с детства лучше кормили и в хорошей форме после физических упражнений, имели гораздо больше шансов дожить до старости, чем их сестры в других греческих городах, где средняя продолжительность жизни составляла 34,6 года, что примерно на десять лет ниже, чем у мужчин. В отличие от афинских женщин, которые носили тяжелую, скрывающую одежду и их редко видели вне дома, спартанские женщины носили платья ( peplos ) с разрезами по бокам, чтобы обеспечить более свободное передвижение, и свободно передвигались по городу, ходя пешком или управляя колесницами.

любопытных детей: кем были спартанцы?

Это статья из серии для детей «Любопытные дети». В беседе детей просят присылать вопросы, на которые им нужен эксперт. Приветствуются все вопросы: узнайте, как войти внизу. Вам также может понравиться подкаст «Представь это», совместное производство ABC KIDS listen и The Conversation, основанное на «Любопытных детях».


Кем были спартанцы? — Тристан, молодой читатель, оставивший комментарий к более ранней статье «Любопытные дети», переизданной ABC.

Спартанцы были жителями одного из самых больших и могущественных городов Древней Греции.

Еще в древние времена спартанцы славились своим образом жизни. С самого раннего возраста спартанские дети учились бороться и практиковать строгость, физическую форму и подчиняться приказам. Также устраивались имитационные бои.

Этот вид формального обучения, называемый agōgē , начался, когда им было около семи лет, и продолжался до 29 лет.Мальчики и девочки обучались отдельно.

Молодые спартанцы жили не со своими семьями, а в больших жилых помещениях с другими ровесниками. Возможно, было весело жить среди множества других детей, хотя находиться вдали от дома в таком юном возрасте тоже могло быть довольно страшно.


Прочитайте больше: Любопытные дети: большинство вулканологов умирают из-за слишком близкого приближения к вулканам?


Почему спартанцы были так одержимы борьбой?

Одной из важных причин этой одержимости боями была постоянная возможность, что им понадобятся эти навыки дома, в самой Спарте.

Спартанский шлем в Британском музее. Flickr / Джон Антони, CC BY

Спарта однажды покорила и захватила целую группу людей, живших поблизости. Этих «илотов» (как их называли) заставили работать, заниматься сельским хозяйством, чтобы спартанцы могли сосредоточиться на военной подготовке. Илоты также помогали спартанцам в войнах с другими народами.

Но илоты были недовольны потерей свободы, а илотов было намного больше, чем спартанцев.Это означало, что они могли восстать и дать отпор захватившим их спартанцам. Спартанцы предотвратили эту вездесущую угрозу, будучи постоянно начеку и готовыми к войне.

Известные войны и сражения

Спартанцы вели много важных войн и сражений. Вместе с афинянами они подняли оружие против персидского царя Ксеркса в Персидских войнах (490-449 гг. До н.э., что означает около 2500 лет назад).

Впечатление художника от битвы при Фермопилах.Викимедиа

В знаменитом сражении при Фермопилах группа из 300 спартанцев под предводительством царя Леонида героически защищала узкий горный перевал, хотя их было намного меньше, чем врагов.

Все спартанцы погибли, включая царя Леонида. Однако в конце концов оставшиеся спартанцы выиграли войну вместе с афинянами и другими греками.

Древний историк Геродот, писавший об этой войне, сообщает нам, что в Фермопилах был установлен камень, чтобы напоминать всем прохожим о храбрости и преданности тех спартанцев, которые там погибли.На камне было написано:

Иди, скажи спартанцам, кто читал:

Мы выполнили их приказ и лежим здесь мертвые.

Позже, во время Пелопоннесской войны (431-404 г. до н.э.), спартанцы больше не сражались вместе с афинянами и их союзниками, а сражались против них. Вы не удивитесь, узнав, что Спарта победила.

И все же афинский историк Фукидид не предвидел такого исхода, когда начал вести записи той войны, хотя сам в ней участвовал.Учитывая, что спартанцы были так известны своей армией, возможно, он знал лучше.

Древняя Спарта с ее неповторимым образом жизни давно прошла. Но сегодня в Греции на том же месте, что и древний город, все еще есть город под названием Спарта.

Итак, в некотором смысле спартанцы все еще существуют, хотя в наши дни они, как правило, немного менее строги и, конечно, не так хороши в борьбе с копьями и щитами, как древние.


Прочитайте больше: Любопытные дети: Почему в английском так много разных правил правописания?


Здравствуйте, любопытные ребята! У вас есть вопрос, на который вы хотите дать ответ эксперта? Попросите кого-нибудь из взрослых прислать нам свой вопрос.Вы можете:

* Отправьте свой вопрос по адресу [email protected]
* Сообщите нам в Twitter, пометив @ConversationEDU хэштегом #curiouskids или
* Напишите нам на Facebook

CC BY-ND

Сообщите, пожалуйста, свое имя, возраст и город, в котором вы живете. Если хотите, вы также можете отправить аудиозапись своего вопроса. Отправляйте сколько угодно вопросов! Мы не сможем ответить на все вопросы, но сделаем все, что в наших силах.

фактов о Спарте для детей — История для детей

Спарта

Спарта была важным и могущественным городом-государством в Древней Греции.

Он был расположен в юго-восточной части Греции на берегу реки Еврот.

Другие области, которыми управляла Спарта, включали Лаконию и Мессению.

Спарта была известна как общество воинов и имела господствующую армию.

Спартанцев не учили и не заставляли изучать искусство, театр или философию.Спартанцы изучали военное искусство и изучали, как лучше всего доминировать над своим противником на поле боя.

У них была самая сильная армия из всех древнегреческих городов-государств.

Каждый спартанец с раннего возраста готовился стать солдатом.

Территория древней Спарты

История Спарты

Спарта впервые стала известной около 650 г. до н. Э.

Спартанская армия возглавляла все древнегреческие города-государства в Персидских войнах с 492 г. до н. Э. до 449 г.Н.э., когда они победили персов.

Самая известная битва спартанских солдат произошла при Фермопилах во время Персидских войн.

Триста спартанских солдат сыграли важную роль в спасении древнегреческой армии, когда они отбивались от сотен тысяч персов во главе с персидским царем Ксерксом.

Спарта не всегда дружила с другими древнегреческими городами-государствами, особенно с Афинами.

Например, спартанцы вели Пелопоннесские войны против Афин в течение 27 лет, наконец, победив Афины в 404 г.

н. Э.

Поскольку Спарта отказалась, они проиграют битву при Левктре Фивам в 371 году до н. Э. Спарта оставалась независимым городом-государством до 146 г. до н. Э. когда Древняя Греция в целом была завоевана Римской империей.

Граждане и жители Спарты

В Спарте было много разных людей.

Граждане Спарты пользовались большим количеством прав, таких как право на справедливое судебное разбирательство, право стать хорошо подготовленным солдатом и жить в казармах города-государства.

Стать гражданином Спарты временами было сложно.

Человеку нужно было доказать, что он был спартанским происхождением, чтобы стать гражданином.

Это влечет за собой оплату кому-либо исследования их наследия.

Если человек не может оплатить исследования или доказать, что он потомок, он не может стать гражданином Спарты.

Неграждан в Спарте называли Периойкой.

Эти люди пользовались многочисленными свободами.

Они могли свободно путешествовать в другие города, торговать товарами и даже владеть землей.Многие из людей были лаконского происхождения.

Самым низким социальным классом народов Спарты были рабы.

Эти люди назывались илотами и обычно обрабатывали свои земли.

Когда пришло время сбора урожая, от них потребовали передать половину урожая спартанским гражданам.

Илотов регулярно раз в год избивали спартанские граждане.

От них требовалось носить одежду из шкуры животных, и если илот был пойман при побеге, его убили.

Спартанская армия

Спартанская армия была свирепой группой солдат.

Когда спартанская армия вступила в бой, они сформировали строй фаланги.

Солдаты стояли рядом друг с другом в несколько рядов.

Они двинулись вперед, как одна группа со своими щитами, известными как аспи, сцепившимися вместе, нанося удары своим врагам копьем, называемым дори.

Спартанские солдаты также носили небольшой меч под названием ксифос.

Их одежда представляла собой тунику малинового цвета, которая не позволяла врагу видеть кровотечение из раны.

Спартанский солдат поклонялся своему щиту, и считалось позором, если спартанский солдат терял свой щит во время битвы.

Спартанский шлем на выставке в Британском музее.

Жизнь в Спарте

Жизнь в Спарте сильно различалась для мужчин и женщин.

спартанских мальчиков воспитывали их матери до семилетнего возраста, когда они поступали в военную школу под названием Агоге.

Здесь их учили читать и писать, но в основном готовили сражаться в спартанской армии.

спартанских юношей жили друг с другом в бараках.

Их ежедневно били, давали очень мало еды, и заставляли сражаться друг с другом.

Агоге был местом, где спартанских мальчиков учили, как жить во время битв.

В возрасте 20 лет мальчики вступили в спартанскую армию.

Девочки, с другой стороны, также пошли в школу в возрасте семи лет.

Их также учили, как быть сильными с помощью упражнений и атлетических видов спорта.

Но их школа не была тренировочным полигоном для женщин-солдат.

Девочек выдали замуж до 18 лет.

Спартанские женщины пользовались гораздо большей свободой, чем другие древнегреческие женщины.

Они могли владеть бизнесом, землей и могли выезжать за пределы дома без разрешения мужа или отца.

Во время войны ожидалось, что спартанские женщины будут заботиться обо всем дома, включая защиту своих земель от врагов, когда это необходимо.

Факты о Спарте
  • Спартой правили олигархия и два короля.
  • Было пять человек, которых звали Эфоры, которые наблюдали за царями. Также был совет из 30 человек, которые вместе с двумя королями создали новые законы.
  • Каждый спартанец считал себя потомком Геракла, греческого героя.
  • спартанских мужчин должны были быть боеспособными до достижения 60-летнего возраста, когда они могли уйти в отставку из спартанской армии.
  • Молодые спартанские мальчики регулярно воровали еду.Когда и если их ловили на краже, их наказывали за то, что их поймали, а не за воровство.
  • Спартанцы нередко убивали илота или периойкоя и не получали наказания.
  • Спарта считалась обществом воинов, и если в спартанской семье был уродливый или больной ребенок при рождении, ребенок был убит.
  • Спартанцы не создавали красивых произведений искусства, как другие древнегреческие города-государства.

Часто задаваемые вопросы

Как спартанцы воспитывали мальчиков?

Мальчиков воспитывали матери до семи лет.Затем они получили военное образование в Агоге. Спартанские мальчики обучались в Агоге, чтобы стать спартанскими солдатами.

Какими правами и свободами пользовались спартанские девушки и женщины?

Девочек учили быть в хорошей физической форме и иметь крепкие семьи.

Они поженились до 18 лет. Спартанские женщины могли владеть землей, предприятиями и могли выезжать за пределы своего дома без разрешения самого старшего спартанского мужчины в семье.

Чем знаменита Спарта?

Спарта известна как общество воинов.Город-государство достиг пика своего могущества после того, как они победили Афины в Пелопоннесских войнах. Их общество основывалось на военной службе и верности городу-государству.

Где была Спарта в Древней Греции?

Спарта располагалась на берегу реки Еврот в юго-восточной Греции.

Какие социальные классы были в Спарте?

спартанских граждан должны были доказать, что они произошли от спартанских потомков.

Граждане получили больше прав.Периои были в основном выходцами из Лаконии.

Они могли владеть землей, торговать товарами и свободно перемещаться между городами.

Илоты были рабами, которые обрабатывали земли в Спарте.

Периойкои и илоты могли быть убиты в любой момент без всякой причины гражданином Спарты.

Что вы узнали?

  1. С каким противником сражались спартанцы в битве при Фермопилах?

Персы

  1. Как назывался боевой порядок спартанской армии?

Фаланга

  1. В какой войне Спарта победила Афины?

Пелопоннесские войны

  1. Где тренировались спартанские мальчики, чтобы стать спартанскими солдатами?

Agoge

  1. Какие три типа социальных классов существовали в Спарте?

Спартанские граждане, периойки и илоты

Дом бесстрашных спартанцев

Статуя короля Леонида I в современной Спарте

Город Спарта расположен у подножия горного хребта Тайгет в южной части Пелопоннеса в Греции, известной как Лакония.Этот город, ныне представляющий собой бетонные джунгли из жилых и офисных зданий 1960-х годов, скрывает выдающееся прошлое. Более 2500 лет назад Спарта была домом для бесстрашных спартанских воинов, которые какое-то время представляли самый могущественный народ Древней Греции. Однако этот доминирующий древний город вырос из скромных корней. Он постепенно развивался из небольшого поселения, состоящего всего из пяти деревень, расположенных на берегу реки Еврот. В соответствии со своими культурными ценностями, город оставался маленьким и невзрачным на протяжении всего классического периода, предпочитая простые деревянные конструкции сложной мраморной архитектуре Афин.

Радикальная социальная реформа в Спарте

Карта древнего Пелопоннеса

Спартанские артефакты, датируемые 7 веком до н.э. и ранее, демонстрируют высокое мастерство и творческий подход, особенно в образцах изделий из бронзы. Однако с конца 7 века спартанское общество претерпело кардинальные изменения. Был введен новый этос, который поощрял равенство граждан и непоколебимую лояльность к государству. Это внутреннее внимание означало, что Спарта вскоре стала изолированным городом-государством, который отвергал импортную роскошь.Горы, окружающие Лаконию, облегчили эту изоляцию и позволили городу отрезать себя от остальной Греции.

Одним из многих последствий этого разделения было то, что торговые пути были закрыты, и импорт товаров постепенно прекратился. Без внешнего творческого влияния качество спартанского мастерства сильно пострадало и, возможно, так и не восстановилось полностью.

Греческое бронзовое зеркало с фигурной спартанской подставкой, VII век до н.э., через Met Museum

спартанцев считали, что эти социальные изменения были внесены законодателем по имени Ликург.Ликург — загадочная фигура, и никаких окончательных подробностей о нем не известно. Многие историки предполагают, что в какой-то момент в VII веке до нашей эры был лидер, который провел радикальные реформы и постепенно превратился в фигуру легенды.

Реформы Ликурга затронули все аспекты спартанского общества, включая структуру руководящих органов. Была разработана система правления, состоящая из двух королей, пяти ведущих магистратов, известных как ephors , совета из 30 старейшин, известного как героусия , и собрания граждан мужского пола, известного как ecclesia .Эта система была разработана для обеспечения справедливости и уменьшения вероятности того, что один человек получит абсолютную власть.

Театр в Мессении сегодня

Вам нравится эта статья?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей

Спасибо!

Проверьте свой почтовый ящик, чтобы подтвердить подписку.

Спарта была уникальной в Древней Греции тем, что была обществом, порабощавшим других греков, в основном из соседнего региона Мессения.Эти люди были известны как илоты, и их массовое порабощение было решающим как для успеха, так и для окончательного провала спартанского общества.

670 г. до н.э. разразилась Вторая мессенская война между Спартой и Мессенией. Спустя 17 долгих лет Спарта наконец одержала победу и вскоре превратила все население Мессении в государственных рабов или илотов. Илоты в первую очередь должны были обрабатывать землю и обеспечивать спартанцев продуктами. Это, в свою очередь, высвободило время для обучения мужчин-граждан военному искусству.

Каменный рельеф спартанцев в бою

Одним из основных недостатков этого массового порабощения было то, что население Спарты стало непропорционально большим, и илоты превосходили численностью граждан в 20: 1. Страх перед восстанием илотов быстро рос, и поэтому была применена политика жестокости, чтобы держать рабское население под контролем.

В начале каждого года илотам объявлялась война, и граждане могли законно охотиться на них и убивать их в течение определенного периода времени.Однако стоит также отметить, что, в отличие от рабов в других местах Древней Греции, илотам разрешалось вступать в брак и образовывать семейные единицы. Им также разрешалось хранить часть своей продукции и поклоняться богам.

Спартанские женщины Молодые спартанцы тренируются, Эдгар Дега, 1860

Женщины в древней Спарте обладали гораздо большей независимостью, чем женщины в любом другом греческом городе-государстве. Поначалу это может показаться странным для такого консервативного и дальновидного общества.Но женская независимость была основана на идее, что свобода ведет к хорошему физическому и психическому здоровью, а это, в свою очередь, приводит к тому, что здоровые женщины рожают здоровых детей. Производство и поддержание населения граждан имели решающее значение для выживания Спарты.

В результате девочек воспитывали физически сильными работниками общества. Плутарх говорит нам, что девочек учили бегать, бороться и метать копье, а также танцевать и играть музыку. Судя по всему, женщины даже тренировались обнаженными, как и мужчины.Девочек также обучали основам грамотности и счета, чтобы они могли эффективно вести домашнее хозяйство, пока мужчины были на войне.

Бронзовая статуэтка танцующей спартанской женщины, VI век до нашей эры, Британский музей

Спартанские женщины выходили замуж позже, чем другие греческие женщины, потому что им разрешалось ждать, пока они не будут готовы физически и эмоционально. Выйдя замуж, их главной целью в жизни было рождение детей. Прелюбодеяние также поощрялось как способ увеличения населения.

В Спарте женщин воспитывали, чтобы они чувствовали себя уверенно и использовали свой голос. Их поощряли насмехаться над мужчинами с раннего возраста и бросать вызов их мужественности. Считалось, что это увеличивает амбиции и умственные способности мужчин. Другие греки очень критически относились к спартанкам и считали их распутными и опасными. Говорят, что афиняне дали им прозвище «огрызатели бедра!»

Военное образование Спарты

Спартанская мать и сын, Луи-Жан-Франсуа Лагрене, 1771

Большое количество илотов-рабов в Спарте сильно увеличило тревожную потребность государства в военной силе.Одна из самых важных реформ Ликурга заключалась в изменении структуры и обучения армии. В результате Спарта превратилась в общество, которое почти полностью вращалось вокруг войны.

Система образования в Спарте, известная как agoge , готовила мальчиков к войне с раннего возраста. В возрасте семи лет мальчики покинули дом и отправились жить в армейские казармы под присмотром eirens , молодых спартанцев, которые ранее преуспели в agoge . Мальчики проводили время, наращивая свою физическую и умственную силу, выполняя серию опасных тренировочных упражнений.Преподавались только основам чтения и письма, поскольку считалось, что все другие предметы отвлекут мальчиков от их послушания государству.

Греческий киликс (чаша) с изображением гоплита

Заключительный этап обучения был зарезервирован для самых лучших молодых бойцов, вошедших в загадочную криптею . Мы мало знаем о деталях повседневной жизни в krypteia , но лучше всего ее можно охарактеризовать как тип секретной оперативной группы, целью которой было выследить и убить особо сильных и способных илотов.После полной подготовки эти молодые люди стали элитной силой в армии, которая веками оставалась непобежденной.

Почему спартанская армия была так успешна?

Каменный рельеф с изображением боевого строя фаланги

Одной из главных причин военного успеха Спарты была их организованность и тактическая осведомленность в бою. Наиболее ярко это видно в их боевом построении — фаланге. Фаланга была прямоугольной формацией, которая выстроила людей и их оружие так близко, что противник не мог проникнуть через их позиции.

Греческий железный меч Махайра (более коротких спартанских образцов не сохранилось), V – IV века до нашей эры, через Met Museum

Спартанская военная техника была простой, но эффективной. У каждого солдата, известного как гоплит, был щит, копье и меч. Эти мечи были короче, чем у других греческих образцов, так как спартанцы предпочитали рукопашный бой. Гоплиты носили простой шерстяной плащ, окрашенный в красный цвет, чтобы скрыть пятна крови. Интересно, что они также носили длинные волосы, чтобы придать им более крупный и, следовательно, более устрашающий вид на расстоянии.

Спартанцы были безжалостны в битвах. Если вражеские силы начнут отступать, спартанцы будут преследовать их, пока они не будут схвачены и убиты. Сдаться в бою было для спартанских солдат судьбой хуже смерти. Была известная поговорка, которую спартанские жены и матери говорили своим сыновьям и мужьям, уходя на битву: «Вернись со своим щитом или неси его».

Битва при Фермопилах

Каменный рельеф царя Ксеркса и его приближенных в Персеполе

В начале V века до нашей эры разразилась война между Персией и Грецией.Греческие города-государства объединились, чтобы отразить массовое вторжение во главе с персидским царем Дарием. Однако изоляционистская Спарта изначально не хотела участвовать в военных действиях и явно не участвовала в Марафонской битве 490 г. до н.э., в которой греки заметно победили более многочисленных персов.

В 480 г. до н.э. персы, возглавляемые теперь царем Ксерксом, начали второе вторжение в Грецию. Огромная персидская армия вскоре двинулась на юг через Грецию. Но по пути персы подошли к далекому и узкому горному перевалу в Фермопилах.Именно здесь спартанцы во главе с королем Леонидом сыграли, пожалуй, свою самую известную роль.

Бюст Леонидаса I, Археологический музей Спарты

Греческие союзники, к которым теперь присоединилась Спарта, подготовили своевременную атаку и убили многие тысячи персов в первые два дня битвы. Однако случилась катастрофа, когда греков предал местный житель, который показал персам другой путь через перевал. Как только греки обнаружили предательство, Леонид распустил большую часть греческих войск и сохранил только свои элитные силы из 300 спартанских гоплитов.Удивительно, но этим 300 мужчинам удалось сдержать персидскую армию в течение целых двух дней, прежде чем они уступили своей судьбе.

Несмотря на то, что битва закончилась поражением греков, невероятная храбрость, проявленная спартанцами, значительно подняла боевой дух греческих союзников. Менее чем через месяц персы потерпели поражение в битве при Саламине, и Ксеркс отступил в свой дворец в Персеполе.

Акрополь в Афинах

Менее чем через 50 лет после этой исторической победы отношения между бывшими союзниками, Спартой и Афинами испортились.Спарта, в лучшие времена проявлявшая ксенофобию, опасалась растущей Афинской империи, в то время как Афины все более подозрительно относились к спартанской военной мощи.

В 431 г. до н.э. между ними началась война, известная сегодня как Пелопоннесская война. Длительный конфликт расколол Грецию на две части: Спарта и ее союзники, Пелопоннесская лига, с одной стороны, и Афины и ее союзники, Делосская лига, с другой.

Чернофигурная греческая ваза с изображением сцены битвы

За этим последовало много лет тупика.Афины и их превосходящий флот кораблей одерживали победы на море, а Спарта и ее бесстрашные гоплиты одерживали победы на суше. Многое из того, что мы знаем об этих годах, взято из рассказа афинского историка и бывшего генерала армии Фукидида. Однако его афинское происхождение означает, что мы должны с осторожностью читать многие детали, которые он сообщает.

В последние годы V века Спарта обратилась за помощью к своему бывшему врагу, Персии. Вместе они осадили город Афины.В 404 году до нашей эры Афины наконец сдались, население ее города голодало и страдало от вспышки чумы.

Закат Спарты

Надгробие Фив, 1 век до н.э., через Археологический музей Фив

По иронии судьбы, именно эта победа над Афинами вызвала упадок самой Спарты. После поражения Афин Спарта стала лидером огромной империи, и для этой должности она была совершенно не подходящей. Ее многолетняя изоляция означала, что это внезапное взаимодействие с внешними влияниями и культурами имело разрушительный эффект.Постепенно спартанское общество отошло от строгой самодисциплинированной жизни к роскоши внешнего мира.

В то же время город Фивы набирал силу и вступал в битву со спартанцами, чтобы захватить контроль над Пелопоннесом. В 371 г. до н.э. фиванцы победили спартанцев в битве при Левктре и освободили Мессению с тысячами порабощенных илотов. В течение нескольких коротких лет без рабочей силы рабов, поддерживающих спартанскую систему, структура общества и его военное превосходство рухнули.

Театр Спарты сегодня, через Archeology Travel

Древняя Спарта была обществом контрастов, в котором качества лояльности и равенства между немногими сильно зависели от порабощения многих.

Наследие Спарты и ее влияние на западную цивилизацию, возможно, менее очевидно, чем у Афин. Но важно признать, что во многом благодаря бесстрашным воинам Спарты культура древних Афин пережила угрозу со стороны Персии.В конце концов, именно афинская культура, ее демократические ценности, философия, искусство и литература так тесно сформировали западный мир, каким он является сегодня.

Расцвет городов-государств: Афины и Спарта [ushistory.org]

Древние цивилизации 1. Откуда мы знаем? а. Археологи и их артефакты б. Антропологи и их люди c. Историки и их время d. Географы и их пространство 2. Доисторические времена а. «Я люблю Люси» б. Еда, одежда и кров c. Страница прямо из истории d.Первые технологии: огонь и инструменты 3. Древний Египет а. Жизнь вдоль Нила б. Египетская социальная структура c. Династии d. Мумии e. Пирамиды f. Женщины Древнего Египта 4. Ранний Ближний Восток а. Жизнь в Шумере б. Вавилония ок. Кодекс Хаммурапи: око за око d. Ассирийцы: конница и завоевания e. Персидская империя ф. Финикийцы: отплытие g. Евреям и страна молока и меда з. Рождение христианства i. Мухаммед и вера ислама 5. Древняя Греция а. Возвышение городов-государств: Афины и Спарта б.Рождение демократии c. Боги, богини и герои d. Греческая литература e. Искусство и архитектура f. Мыслители г. Александр Великий h. Олимпийские игры 6. Древний Рим а. Римская республика б. Юлий Цезарь ок. Отель Pax Romana d. Жизнь народа e. Гладиаторы, колесницы и римские игры f. Падение Римской империи 7. Африка а. Королевство Гана б. Мали: Культурный центр c. Бенин и его королевский двор d. Великое Зимбабве e. Жизнь в пустыне 8. Южная Азия: Индия и за ее пределами а.Ранняя цивилизация в долине Инда б. Кастовая система c. Расцвет индуизма d. Рождение и распространение буддизма e. Период Гуптов в Индии 9. Китай а. Среднее царство б. Династия Шан — первая зарегистрированная история Китая ок. Династия Хань — Культурные высоты d. Династия Тан — Золотой век e. Даосизм и конфуцианство — древние философии 10. Япония: островная нация а. Японская религия и духовность б. Ранняя история и культура c. Феодальная Япония: эпоха воина d.Боевые искусства e. Жизнь в период Эдо 11. Империи Центральной и Южной Америки а. Кровь королей: мир майя б. Расшифровка символов майя c. Империя инков: Дети Солнца d. Мир ацтеков e. Столкновение культур: Столкновение двух миров
Акрополь играл важную роль в жизни Афин. На этой вершине холма находился не только знаменитый Парфенон, но и храмы, театры и другие общественные здания, способствовавшие развитию афинской культуры.

География играет решающую роль в формировании цивилизаций, и это особенно верно в отношении Древней Греции.

Греческий полуостров имеет две отличительные географические особенности, которые повлияли на развитие греческого общества. Во-первых, у Греции легкий доступ к воде. Земля содержит бесчисленные разбросанные острова, глубокие гавани и сеть небольших рек. Этот легкий доступ к воде означал, что греки могли естественным образом стать исследователями и торговцами.

Во-вторых, гористая местность Греции привела к развитию полиса (города-государства) примерно в 750 г. до н. Э. Из-за высоких гор людям было очень трудно путешествовать и общаться.Таким образом, каждый полис развивался независимо и часто очень отличался друг от друга. В конце концов, полис стал структурой, с помощью которой люди организовали себя. Афины и Спарта — два хороших примера городов-государств, которые сильно контрастировали друг с другом.

Афины: Аналитический центр


Жизнь афинянок была нелегкой. Они не пользовались теми же правами или привилегиями, что и мужчины, будучи почти такими же низкими, как рабы в социальной системе.

Афины — город-государство, родина многих важных идей.Древние афиняне были вдумчивыми людьми, которым нравилось систематическое изучение таких предметов, как наука, философия, история и многие другие.

Афиняне уделяли большое внимание искусству, архитектуре и литературе. Афиняне построили тысячи храмов и статуй, олицетворяющих их понимание красоты. Сегодня термин «классический» используется для описания их непреходящего стиля в искусстве и архитектуре.

Афиняне также пользовались демократической формой правления, при которой власть разделяла часть народа.

Спарта: Военная мощь

Жизнь в Спарте сильно отличалась от жизни в Афинах. Город-государство Спарта, расположенный в южной части Греции на полуострове Пелопоннис, создал милитаристское общество, управляемое двумя королями и олигархией, или небольшой группой, осуществлявшей политический контроль.

Арес Боргезе, 420 до н. Э. Фото © Maicar Förlag — GML

Арес, греческий бог войны, был особенно подходящим покровителем Спарты, которая, как известно, была довольно воинственным обществом.Когда они не сражались с другим городом-государством, спартанцы оттачивали свои военные навыки, готовясь к следующему сражению.

В начале своей истории жестокое и кровавое восстание рабов заставило спартанцев изменить свое общество. Спартанец Ликург разработал строгий свод законов, требующих от народа полной самоотдачи государству. Целью закона было научить граждан становиться закаленными солдатами, чтобы они могли отбиваться от потенциальных врагов или восстаний рабов. Результатом стал жесткий образ жизни, не похожий ни на один в Греции того времени.Стремление спартанцев к развитию военного государства оставляло мало времени для искусства и литературы.

Спартанский младенец должен быть выносливым и здоровым. Чтобы проверить силы ребенка, родители оставляли его на ночь на горе, чтобы посмотреть, сможет ли он выжить самостоятельно до следующего утра. К семи годам спартанских мальчиков забрали из семей и прошли серьезную военную подготовку. Они всегда носили униформу, ели небольшими порциями мягкую пищу, тренировались босиком, чтобы укрепить ноги, и были строго наказаны за непослушание.Мальчики жили вдали от своих семей в бараках до 30 лет, даже после того, как поженились. Ожидалось, что мужчины будут готовы служить в армии до 60 лет.

Ожидалось, что и от женщин будут верны и преданы государству. Как и мужчины, женщины следовали строгой программе физических упражнений и вносили активный вклад в спартанское общество. Хотя им не разрешалось голосовать, спартанские женщины обычно имели больше прав и независимости, чем женщины в других греческих городах-государствах.

Выигрыш при проигрыше

Разногласия между Афинами и Спартой в конечном итоге привели к войне между двумя городами-государствами.Известная как Пелопоннесская война (431-404 г. до н. Э.), Спарта и Афины собирали союзников и воевали на протяжении десятилетий, потому что ни один город-государство не был достаточно сильным, чтобы победить другие.


Вся Эллада когда-то носила оружие, их жилища были незащищенными, а их общение друг с другом небезопасно; действительно, ношение оружия было для них такой же частью повседневной жизни, как и для варваров. [2] И тот факт, что люди в этих частях Эллады все еще живут старым образом, указывает на время, когда один и тот же образ жизни когда-то был одинаково общим для всех.[3] Афиняне первыми сложили оружие и стали вести более легкий и роскошный образ жизни; действительно, только в последнее время их богатые старики перестали носить льняное белье и завязывать узел своих волос галстуком из золотых кузнечиков — мода, которая распространилась среди их ионийских сородичей и долгое время преобладала среди стариков. люди там. Туицидид, Пелопоннесская война, (перевод Ричарда Кроули 1910 года)

С войной пришли голод, чума, смерть и несчастья.Но война не может убить идеи. Несмотря на возможную военную капитуляцию Афин, афинская мысль распространилась по всему региону. После временных неудач эти представления стали более широко распространяться и развиваться с течением веков.

Падение Империи

Клеомброт [царь Спарты]. . . не вошел в Беотию. . . в том месте, где его ждали фиванцы и где они охраняли узкий проход. . . но, выступив с берега моря, он расположился лагерем в Левктре.. . и фиванцы расположились лагерем на противоположном холме не очень далеко. . . . Затем его друзья отправились к Клеомброту и сказали: «Если вы позволите фиванцам уйти без боя, вам грозит самое серьезное наказание от вашего государства». . . Услышав эти слова, Клеомброт был побужден вступить в бой. . . .

Пространство между [двумя армиями] было равниной, поэтому спартанцы разместили свою конницу перед своей фалангой, и фиванцы сделали то же самое.Но фиванская кавалерия была прекрасно обучена. . . в то время как спартанская конница была крайне бедна. . . . Когда Клеомброт начал вести к врагу, в первую очередь он сделал это до того, как его собственная армия даже заметила, что он ведет. Затем вступившая в бой кавалерия и спартанцы были быстро разбиты. В своем бегстве всадники напали на своих гоплитов, а затем на них напали фиванские полки. Люди вокруг Клеомброта сначала одержали победу. . . но когда был убит Дейон, военачальник, и сподвижник царя Сфодрий, и его сын Клеоним, и телохранитель царя, и помощники военачальника были убиты, оставшаяся часть армии была отброшена плотной массой солдат. противники отступили.И те из спартанцев, которые были на левом фланге, когда увидели, что правое оттеснено, тоже уступили. . . . (Ксенофонт, Hellenica ).

Решающее поражение спартанской армии гоплитов от вооруженных сил Фив в битве при Левктре в 371 г. г. до н. Э. год завершил эпоху в греческой военной истории и навсегда изменил греческий баланс сил. Одна за другой старые убеждения «золотого века» пятого века были брошены под сомнение и ниспровергнуты, но образ военной непобедимости Спарты до этого момента оставался надежным оплотом.

Однажды одного вида и звука приближающейся линии спартанских солдат было достаточно, чтобы сломать нерв противников, даже до удара оружия. В своих фирменных алых накидках, кивающих перьях шлема из конского волоса и плотно упорядоченных щитах, каждый из которых украшен L ( лямбда, для «Лакедемон» или «Лакония», два названия спартанской родной территории), спартанцы выглядели как череда пульсирующих горизонтальных разрядов молний, ​​непрерывные ряды воинов размеренными шагами шагают вперед под пронзительную музыку военных волынщиков.Их способность быстро перемещаться по труднопроходимой местности, внезапно концентрировать свои силы и выполнять сложные тактические маневры перед боем была легендарной. Шок от их последней атаки был столь же верным и смертоносным, как громовое оружие бога неба Зевса.

Незадолго до Левктры, в 404 г. г. до н. Э. г., спартанцы решительно разбили Афины, долгое время их самого опасного врага. Тем самым Спарта захватила гегемонию в греческом мире. Leuctra, должно быть, показался многим наблюдателям современной сцены дождем с ясного голубого неба.Тем не менее, оглядываясь назад, если мы более внимательно посмотрим на историю Спарты как военного общества, крах на Leuctra начинает обретать смысл. К тому времени, когда они встретили там фиванцев, Спарта уже давно переживала серьезные неприятности; Это был лишь вопрос времени, когда кто-нибудь найдет способ использовать глубокие внутренние слабости Спарты. История упадка и падения Спарты — наглядный урок тесной взаимосвязи между социальной организацией и военной мощью.

Город-государство Спарта, занимающий центральную часть южного греческого полуострова Пелопоннес, возвышался над плодородной долиной реки Еврот и над ним возвышался скалистый хребет Тэгет.Спарта, контролирующая территорию площадью около 3500 квадратных миль, несомненно, была величайшей военной державой классической Греции. При ближайшем рассмотрении это замечательное исследование противоречий: Спарта, давно известная среди греков своей конституционной стабильностью и рассматриваемая многими древними писателями как воплощение традиционных греческих ценностей гражданской ответственности, личной храбрости и откровенно честной речи, оказалась коварное, самообманчивое, хрупкое и безнадежно запутавшееся общество в самый момент своего наиболее заметного успеха.Воплощение греческой «республики гоплитов», Спарта, в конце концов, не смогла выставить достаточно воинов-гоплитов, чтобы предотвратить военную катастрофу. В основе этих очевидных противоречий лежало общество, сила которого заключалась в глубоко консервативном социальном порядке, основанном на сохранении ошеломляющего множества взаимно враждебных социальных каст. Каждая спартанская каста должна была состоять из совершенно одинаковых человеческих единиц, и каждая каста должна была оставаться совершенно отличной от всех остальных. На вершине этой строгой иерархии стояли сами спартанцы — военная элита, гордо называвшая себя hoi homoioi, «Сходства».’

Жизнь подобного спартанцу была привилегией, но не легкостью. При рождении молодой спартанский мужчина был доставлен перед советом старейшин и обследован на предмет физических уродств. Если он не соответствовал стандартам, его переносили в близлежащее ущелье, где оставляли умирать от разоблачения. В возрасте семи лет мальчика, пережившего первоначальную проверку, забрали у матери, чтобы он начал свое формальное обучение дисциплине и послушанию, обучение, которое продлится до конца его жизни. Молодые спартанцы были разделены между «стадами» молодежи в образовательном режиме, который напоминал отряд бойскаутов в аду.Каждым стадом управляли старшие мальчики, которым было поручено приводить (буквально, в случае определенных ритуалов выносливости) младших в форму. Фактически, детским садом в Спарте руководили самые суровые ребята из младших классов, а их, в свою очередь, подтолкнули к новому уровню жесткости суровые старейшины, мужчины, у которых было такое же воспитание.

Молодые люди, проходящие обучение, были изолированы от остального общества; Возможно, неудивительно, что гомосексуальные отношения между мальчиками и юношами считались нормой.Действительно, было позором, что за мальчиком не ухаживал старший юноша. Спартанцы считали, что гомосексуальные отношения между молодыми людьми поощряют солидарность отрядов и боевую доблесть, полагая, что любовник наверняка не постыдится перед своей возлюбленной, отступив от очереди.

Спартанскую молодежь учили постоять за себя. Они спали под открытым небом, участвуя в бесконечных военных учениях, спортивных состязаниях и инсценированных битвах. Чтобы повысить свою ловкость и находчивость, они должны были воровать большую часть еды у местных фермеров.Потенциальные Подобные научились полагаться на себя и своих товарищей по отряду — а дьявол забирает всех остальных. Институциональное воровство — это контекст истории спартанского мальчика, который украл лису и спрятал живое животное под плащом. После задержания юноша категорически отрицал факт воровства и ни разу не вздрогнул, когда отчаявшаяся собака прогрызла его внутренности. Несомненно, апокрифический, часто рассказываемый рассказ дает некоторое представление о стандарте стойкости, который спартанцы установили как идеал для себя, а стойкий умирающий спартанский вор является подходящим символом для общества, которое в конечном итоге окажется мертвым на своем пути. ноги, съеденные изнутри собственным непреклонным кодом.

Достигнув двадцати лет, юный спартанец попытался устроиться в одну из коллективных столовых, вокруг которых была организована жизнь Подобных. Юноша, которому не удалось попасть в одну из частей, никогда не становился настоящим Подобным; он был вынужден присоединиться к низшей касте, его жизнь была в руинах, прежде чем она должным образом началась. Подразделения столовой, в каждой из которых находилось около пятнадцати человек, составляли основу организации армии и общества: спартанец сражался бок о бок, жил (до брака) и ел со своими товарищами по столовой.Он был обязан им абсолютной верностью и регулярно обедал.

В принципе, каждый спартанец унаследовал выделенный государством участок земли и набор крепостных илотов, которые обрабатывали его. Эта земля была условно достаточна для его пропитания и достаточной для того, чтобы регулярно вносить в столовую. Если из-за неудачи или плохого управления спартанец не мог выдержать своего раунда — накормить своих однокашников, когда подошла его очередь, — его изгоняли из отряда и понижали в звании из числа подобных.

Неповиновение приказу или проявление какого-либо намёка на страх во время битвы были дополнительными основаниями для исключения.Было несколько низших каст людей, выпавших (или чьи предки выпали) из рядов элитных схожих; каждому дали уничижительное имя: «Низшие», «Тремблеры» и тому подобное. «Тремблеры» действительно сражались со спартанской армией, но отдельными (и явно более низкими) подразделениями. Короче говоря, в Спарте была значительная социальная мобильность, но в основном нисходящая. Аналогичный мог быть понижен в должности за ряд недостатков; ни он, ни его потомки не могли рассчитывать на возвращение в привилегированную элиту.

Ключевой привилегией, которой пользовались аналогичные, была возможность на постоянной основе участвовать в общественных делах: военная подготовка, сражения, надзор за молодежью и управление штатом. Предполагалось, что зарабатывание денег не имеет никакого отношения к его жизни. (Многие действительно зарабатывали деньги, но они должны были действовать скрытно.) Все взрослые подобия были членами Гражданской ассамблеи спартанцев (Апелла), и как таковые они имели право одобрять все вопросы государственной политики (особенно решения по стоит ли идти на войну).Однако обычно их одобрение выражалось только в криках в пользу решений, принятых внутренней элитой спартанских магистратов.

Помимо двух потомственных королей, которые служили религиозными деятелями и фельдмаршалами, Спартой управляли пять государственных чиновников, называемых эфорами (надзирателями), которые ежегодно избирались своими равными. Эфоров, в свою очередь, посоветовал совет из двадцати восьми старейшин, выбранных из числа высших спартанцев. В этой системе было много места для путаницы; линия власти между двумя королями и эфорами была неясной, и на практике многое зависело от личности людей.Столкновения между конкурентоспособными, упрямыми королями и непримиримыми эфорами привели к тупиковой ситуации в спартанской политике. Иногда эти тупики выходили из-за личной инициативы, то смелой, то глупой. Самый амбициозный царь Спарты запомнился как «Клеомен Безумный». Хотя в конце его жизни его поведение стало чрезвычайно жестоким и неустойчивым, именно агрессивная политика Клеомена в отношении своих соседей, возможно, послужила поводом для обвинения в безумии. Внутренняя социальная жесткость Спарты странным образом дополнялась крайне неустойчивой внешней политикой.

The Spartan Similar не пользовался большим физическим комфортом — по крайней мере, на публике. «Сходство» означало недопущение публичной демонстрации богатства или вкуса к роскоши. От каждого спартанца требовалось одеваться в грубую одежду, точно такую ​​же, как у его собратьев, чтобы содержать свою семью в простом доме, ничем не отличавшемся от домов других спартанцев, есть грубые закуски (особенно суп из черной фасоли, известный среди греков своей неприятностью). предусмотрены в подразделениях столовой. Он будет проводить большую часть своей жизни на публике под ревнивыми и бдительными глазами своих собратьев-подобных.Он не будет проводить много времени дома. Его дети мужского пола, конечно, росли в стадах, в том же суровом режиме, который он перенес.

Он мало времени проводил в компании своей жены; действительно, он мог бы одолжить ее другому подобному для целей разведения. Ожидалось, что спартанские женщины безоговорочно примут такое обращение и посвятят себя воспитанию доктрины послушания, храбрости и долга в своих детях. Это спартанская мать, которая, возможно, апокрифически, повелела своему сыну вернуться с военной миссии «со своим щитом или на нем» — победителем или трупом.

В течение долгого времени, с середины седьмого века до начала четвертого, эта строгая система работала, чтобы производить лучших солдат в греческом мире. Спартанский подобный провел всю свою жизнь, готовясь к суровым битвам, и он стал необычайно хорош в этом. Это не значит, что он был берсерком, способным победить нескольких противников в единоборстве. Историк V века Геродот представил себе разговор на тему военной доблести между Демаратом, спартанским царем в изгнании, жившим в Персии, и Ксерксом, царем Персидской империи: В 480– гг. До н. Э.C. Ксеркс готовился вторгнуться в Грецию с огромной армией, и ему было интересно узнать, с какими людьми он может столкнуться. Услышав, что спартанцы были лучшими воинами Греции, он призвал Демарата. Поскольку Ксеркс ожидал сражения с коэффициентом, близким к десяти к одному, он полагал, что не столкнется с большими трудностями. Но Демарат быстро его развел: спартанцев отличало не выдающееся умение сражаться как личность; скорее, это была интенсивная дисциплина и обучение, которые позволяли им эффективно сражаться в тесном отряде гоплитовой фаланги.

Поскольку спартанцы не разбивали ряды, а неуклонно продвигались, плечом к плечу, со сцепленными щитами, они в полной мере воспользовались построением фаланги: сплошной стеной щитов, ощетинившейся колющими копьями. Персы Ксеркса с ужасом узнали, насколько разрушительной может быть спартанская фаланга: сначала в Фермопилах, где всего 300 спартанцев, оставшихся в качестве арьергарда в узком горном перевале, нанесли ужасающие потери элитной персидской пехоте, а затем в Платеях, где Спартанцы также оказались способными победить лучшую персидскую кавалерию.Спартанская фаланга, насчитывавшая около 9000 человек в то время, когда Демарат обращался к Ксерксу, была огромной по греческим стандартам; на своей собственной территории он был настолько близок к неудержимой силе, с которой когда-либо сталкивался древний мир. Однако правительственные и социальные структуры Спарты были просто неспособны справиться с эпохой быстрых перемен. И это именно то, с чем Спарта — вместе с другими греческими городами-государствами — столкнулась в тяжелые полвека между битвами при Мантинее в 418– годах до нашей эры. и Leuctra в 371 B.С.

Во время битвы при Мантинее, которая проходила примерно в середине долгой Пелопоннесской войны (431-404, до н.э., ), некогда безупречная репутация Спарты среди греков уже сильно запятнала. Война между имперскими Афинами, смелой демократической военно-морской державой, и Пелопоннесской лигой, в которой доминируют спартанцы, затянулась намного дольше, чем кто-либо ожидал: оптимистичные спартанцы ожидали, что Афины сдадутся после двух или трех сезонов кампании.Хотя у Афин был прекрасный флот, надежные линии поставок за границу и денежные ресурсы морской империи. И все же Спарта возглавила испытанную коалицию пелопоннесских государств. Пелопоннесская лига могла выставить на вооружение сухопутную армию, не имеющую себе равных по численности, а тяжелая пехота Спарты обеспечивала превосходное передовое преимущество. Начиная с лета 431 года превосходящая пелопоннесская сухопутная армия неоднократно разоряла родную территорию Афин — Аттику. Но он не смог серьезно повлиять на силу или внутреннюю сплоченность Афин и оказался совершенно непригодным для ведения осадной войны.

Шесть лет войны, 425 г. г. до н. Э. В году произошла серьезная неудача: спартанская армия провалила нападение на Пилос, мыс на юго-западном побережье Пелопоннеса, который был захвачен и укреплен афинянами. Спартанцы пытались обойти стены Пилоса, пытаясь высадиться с моря, но когда внезапно появился афинский флот, спартанский отряд оказался на небольшом прибрежном острове Сфактерия. Афиняне блокировали остров и высадили легковооруженные войска.В конце концов, преследование снарядами привело к капитуляции и пленению нескольких сотен спартанских воинов.

Поражение Sphakteria было шоком; это доказало, что спартанские солдаты не непобедимы. Более того, продолжающееся присутствие афинян в Пилосе подпитывало мечты илотов о независимости. Ситуация была серьезной, но спартанцы нашли в своих рядах подлинно новаторского военачальника. Брасидас с разношерстной армией, состоящей в основном из новобранцев илотов, открыл новый фронт в северной Греции, угрожая доступу Афин к жизненно важным рынкам зерна и лесным ресурсам.Игровое поле снова стало равным: опасения Спарты перед восстаниями илотов, спровоцированными присутствием гарнизона Пилоса, теперь уравновешивались страхами афинян перед крахом империи на севере. Несколько лет спустя был заключен нелегкий Никийский мир; Первый этап войны закончился, и многие афиняне и спартанцы вздохнули с облегчением. Но некоторые из ключевых союзников Спарты считали, что Мир был подписан преждевременно, без надлежащих консультаций, и что их интересы были ущемлены в условиях мира.Тем временем коварные и амбициозные афиняне, в том числе пресловутый Алкивиад, вступали в дипломатические интриги со своими спартанскими коллегами; Результатом стала совершенно запутанная международная ситуация на некогда чистом Пелопоннесе. К 418 году, когда военные действия возобновились, многие греки сомневались, что легендарная спартанская храбрость, решимость и прямолинейность — это не что иное, как хитрый обман. Фанатическая приверженность Спарты секретности во всех вопросах, касающихся ее военной организации, стала выглядеть как прикрытие.

Однако, как отмечает афинский генерал, ставший историком Фукидид, все сомнения развеялись в битве при Мантинее. Для спартанцев это было обязательное занятие на их собственном пелопоннесском заднем дворе. Столкнувшись с опасной коалицией недовольных бывших союзников и традиционных врагов, спартанцы и их оставшиеся верные союзники выставили армию гоплитов примерно из 10 000 человек, включая примерно 4 000 из элитных Сходников.

Битва началась с очень плохого начала для спартанской стороны: король Агис, как командующий, предпринял в последнюю минуту тактическую передислокацию, чтобы избежать обхода с фланга.Он отозвал два полка подобий, не укомплектованных полными спартианцами, с линии и развернул их на своем левом фланге, затем приказал двум полкам подобий отойти с правого фланга и заполнить брешь. Но, поставив безопасность своих товарищей по отряду выше блага армии в целом, два аналогичных командира полков отказались подчиняться приказу. Это оставило опасную брешь в левом фланге спартанцев. Их противники устремились через брешь, отбросив спартанцев назад и нанеся многочисленные жертвы.

Меньшая армия рухнула бы. Но царь Агис уверенно повел спартанский центр в наступление и быстро обратил в бегство противостоящие им войска. В самом деле, говорит Фукидид, «большинство [противников Агиса] не выдержали даже первого удара, но сразу же уступили место, когда спартанцы атаковали, и некоторые фактически были растоптаны ногами в их стремлении уйти, прежде чем враг настигнет их». затем повернул свои войска влево и обратил в бегство удачный на мгновение правый фланг противника.Победившие спартанские солдаты отправились домой как раз вовремя, чтобы отметить важный праздник в их напряженном религиозном календаре. Они также изгнали двух командиров полков, которые отказались от приказа, обвинив их в трусости.

Это была спартанская военная машина в том виде, в каком греки представляли ее в своих снах и кошмарах.

Поражение афинян и их союзников при Мантинее стало благоприятным знаком для оставшейся части войны. Хотя это продолжалось еще четырнадцать лет, Спарта в конце концов взяла верх; Афины сдались в 404 г. г.Около г. Спарта и Персия, великая территориальная империя Востока, которая в конечном итоге вступила в войну на стороне Спарты, разделили добычу: Персия восстановила контроль над культурно греческим западным побережьем Анатолии. Спарта, ныне бесспорно доминирующее государство материковой Греции, установила дружественные правительства и гарнизоны в островных и северных греческих государствах, ранее подчинявшихся Афинам. Казалось, начало нового спартанского века.

Однако только тридцать четыре года спустя, в Левктре, Спарта была навсегда исключена из рядов великих держав Эгейского моря.Leuctra была не просто неудачей — она ​​знаменовала конец спартанской власти и влияния. Напротив, Афины, побежденный соперник Спарты в Пелопоннесской войне, пережили, казалось бы, катастрофические события конца пятого века и продолжали процветать до тех пор, пока подъем Македонии в конце четвертого века не положил конец эпохе по-настоящему независимых материковых городов. состояния. Подобно тому, как приверженность афинян демократии помогает объяснить замечательную послевоенную стойкость Афин, так и быстрый крах Спарты объясним в свете весьма своеобразного подхода к правительству и социальной организации.

Именно кастовая система является ключом к военным успехам Спарты, к первоначальному развитию структуры «вооруженных лагерей» спартанского подобного общества и к окончательному краху Спарты. Существовали три основные касты: ниже вышестоящих схожих была промежуточная каста «обитателей края» ( периойкои): свободных людей, которые занимались торговлей и сельским хозяйством и служили в вооруженных силах, но не имели права голоса или участия в правительство. Многие обитатели окраины, похоже, не были особенно враждебны спартанскому режиму, но и у них не было никаких причин быть особенно лояльными по отношению к подобным, когда дело доходило до кризиса.Под жителями края стояла огромная крепостная каста илотов. Илот был привязан к земле; он не мог быть куплен и продан, как раб движимого имущества, но он также не мог переехать с фермы, к которой он был назначен, и он был должен значительную часть годового урожая спартанскому подобию, которому государство назначило его хозяин.

Изначально илоты были двух основных разновидностей: выходцы из Лаконии и мессенцы. Мессенские илоты, жители самого западного пальца Пелопоннеса, когда-то были свободными гражданами своего собственного полиса; они были завоеваны Спартой в колониальных войнах восьмого и седьмого веков до н.c. Именно в ходе этих упорных войн возникла военная машина Спарты. Несмотря на столетия порабощения, мессенские илоты помнили о своем свободном происхождении; они рассказывали истории о своем храбром сопротивлении в древних конфликтах со спартанцами. Эти народные воспоминания стимулировали волю к сопротивлению всякий раз, когда появлялась возможность, мессенские илоты восстали против своих хозяев и бежали к крутым склонам горы Итхом, которая возвышается над плодородной мессенской равниной. Наиболее документированные события мессенских восстаний произошли в 463– годах до нашей эры.Около г., после землетрясения, в результате которого погибло несколько спартанцев и было нарушено сообщение на Пелопоннесе. Поколение спустя, во время Пелопоннесской войны, илоты устремились в укрепленный афинский лагерь в Пилосе — спартанская паника из-за призрака афинской поддержки вооруженного восстания илотов спровоцировала необдуманные действия, приведшие к разгрому Sphakteria.

Спартанское общество полностью зависело от систематической эксплуатации илотов, как сельскохозяйственных рабочих, так и носильщиков во время военных экспедиций: в Платеях во время Персидских войн каждый спартанский гоплит посещал семь илотов.Но поскольку илоты, особенно из Мессении, были далеки от добровольных соучастников, спартанцы были вынуждены тратить огромные силы, пытаясь удержать свою крепостную касту на своем месте. Спарта, как общество, неизбежно была обращена внутрь себя и против самой себя. Подобные провели свою жизнь, нервно охраняя илотов на предмет признаков восстания и одержимо наблюдая друг за другом на предмет признаков несоответствия — потому что только непрерывный фронт мог сдерживать гораздо более многочисленные илоты.

Чтобы напомнить всем о реальном положении дел на территории Спарты, Спартанская Ассамблея ежегодно официально объявляла войну населению илотов.Отдельные илоты подвергались ритуальному унижению — например, заставляя их пить огромное количество алкоголя в качестве наглядных уроков для молодых спартанцев в отношении достоинств умеренности. Но более серьезной была устрашающая модель Krypteia — «Секретная материя». Хотя, как и многое в Спарте, модель Krypteia намеренно окутана тайной и дезинформацией, похоже, что прежде, чем попасть в столовую, Он должен был служить в качестве члена очень засекреченной команды финансируемых государством убийц.Молодые члены Krypteia крались по территории Спарты, особенно ночью, и убивали тех илотов, которые считались выдающимися в любом случае — для илота могло быть смертельно опасно считаться красивым, умным или амбициозным. Сколько илотов на самом деле умирали под ножами или гарротами членов Krypteia каждый год, неизвестно, но нет никаких сомнений в том, что спартанцы намеревались провести жизнь илота в постоянной незащищенности и явном ужасе — никогда не зная, когда был нанесен удар упадет, или почему.

В некоторых случаях индивидуализированное, случайное насилие Krypteia не считалось достаточным. Фукидид отмечает, что спартанцы когда-то так боялись непреклонного характера [илотов] и их численности, что разработали следующий план: они провозгласили, что илоты сами должны составить список тех илотов, которые оказали наилучшую услугу Спарте. во время военных действий, подразумевая, что эти люди будут вознаграждены своей свободой. Фукидид продолжает: «Тем не менее, это было испытание, проведенное с верой в то, что те, кто проявит больше духа и первым выступит, чтобы заявить о своей свободе, с наибольшей вероятностью восстанут против Спарты.«Около 2000 человек были должным образом отобраны; они надевали праздничные гирлянды и приносили благодарственные жертвы богам. «Вскоре, однако, спартанцы покончили с ними, и никто так и не узнал, как именно каждый из них был убит».

И все же спартанцы вскоре обнаружили, что в действительности они не могут обойтись без солдат илотов; За несколько лет до Мантинеи спартанский полководец Брасид одержал заметные победы над зависимыми афинскими владениями в северной Греции во главе армии, в которую входило 700 илотов, служивших гоплитами — предположительно, они были завербованы теми же обещаниями, которые когда-то предлагались менее удачливым людям. соотечественники.Но на этот раз спартанцы, очевидно, чувствовали, что они не могут позволить себе тратить зря людские ресурсы: если илоты погибнут в битве, тем лучше и скатертью им будет спасение во время кампании, но теперь они считались слишком ценными, чтобы их можно было зверски убивать. И на этот раз спартанцы подтвердили свое слово: оставшиеся в живых среди солдат Брасида были освобождены спартанцами и поселились вместе с некоторыми ранее освобожденными илотами в городе Лепреон на северо-западном побережье Спарты.

Как и в случае с подобными, унитарная каста илотов начала разделяться. Очевидный сдвиг в политике от истребления амбициозных илотов к использованию их в качестве наемников указывает на проблему, которая стала серьезной к последним десятилетиям V века — до н.э. : Подобных просто не хватило, чтобы справиться с работой самостоятельно.

Общая причина, казалось бы, стремительного падения численности подобных людей достаточно ясна. Потери на поле боя были относительно высокими, но, что еще более важно, суровые спартанские правила долга и конформизма делали нисходящую мобильность из рядов Схожих относительно легким делом, а продвижение вверх в ряды Сходных было практически невозможным.С началом Пелопоннесской войны спартанское общество больше не могло эффективно изолировать себя от влияния более широких греческих и средиземноморских культур: спартанцев обязательно отправляли подальше от дома, подальше от тщательного контроля своих собратьев, и на длительные периоды. времени. В то время как Спарта изо всех сил пыталась соответствовать способности имперских Афин нанимать наемников, поддерживать разветвленные армии в течение еще более продолжительного сезона кампании и строить надежный флот, некогда закрытая спартанская экономика все больше вовлекалась в более широкие сети обмена.По мере того как спартанская экономика становилась все более монетаризированной, земельное богатство концентрировалось в руках все меньшего и меньшего числа.

Многие аналогичные, следовательно, оказались неспособными поддерживать свои взносы в столовую, и был признан нижестоящим. Унижение, связанное с попаданием в ряды суб-подобных, было слишком горьким для некоторых спартанцев, чтобы их проглотить. В последние годы пятого века ликование спартанцев по поводу их победы в Пелопоннесской войне было смягчено разоблачением смелого революционного заговора группы низших во главе с неким Цинадоном.Ненависть Синадона и его товарищей к спартанской системе выражалась в их выраженной готовности «пожирать себе подобных». Подобно мальчику и лисе, спартанское общество было почти буквально поглощено изнутри.

Демографические процессы, приведшие к социальному понижению Чинадона и его товарищей, стали еще более заметными в десятилетия после Пелопоннесской войны. Выиграв войну, Спарта немедленно начала пожинать плоды распавшейся Афинской империи.Спартанцы были отправлены в качестве наместников в бывшие афинские владения. Неудивительно, что в свете их юношеского образования в области воровства, их укоренившейся привычки презирать всех несходных и внезапного знакомства с роскошью неспартанского мира эти правители, как правило, были хищными и сердечно возмущались теми, кем они правили. Спустя десятилетия после победы 404 года Спарта заключала и разорвала союзы, проявляя небрежное пренебрежение международными последствиями; Спартанцы с хорошими связями, которые участвовали в глупых, жадных или оппортунистических военных операциях, часто вопиющем нарушении договорных обязательств и традиционных греческих нравов, обнаружили, что их родное правительство было более чем готово закрывать глаза на их грешки.В конце концов, они были членами клуба инсайдеров и причиняли вред только «посторонним». Другие греки, будь то традиционные союзники или враги Спарты, становились все более недовольными спартанской гегемонией, и вскоре была организована новая антиспартанская коалиция. С постоянно уменьшающимся запасом дипломатического доверия спартанцы все чаще пытались сохранить свой авторитет грубыми демонстрациями военной мощи. Кровавая битва при Коронее в 394– гг. До н. Э. , который описал Ксенофонт, был тому примером:

[Царь Агесилай] немедленно контрмаршировал свою фалангу и повел ее против [фиванцев].И фиванцы тоже, когда увидели, что их союзники бежали к Геликону, желая прорваться к своим людям, сомкнули свои ряды и решительно двинулись вперед. Что касается того, что случилось потом, Агесилая, бесспорно, можно назвать храбрым, но он выбрал не самый безопасный путь. . . он подошел лицом к лицу с фиванцами. И, ударяя щитом по щиту, они толкали, сражались, убивали и умирали. Наконец некоторые фиванцы прорвались к Геликону, хотя многие были убиты при отступлении. И когда он победил, Агесилай сам был ранен.. . приказал Гилису, военачальнику, выстроить армию в боевом порядке и установить победный трофей, а всем мужчинам — увенчать себя в честь бога и всем флейтистам — играть.

Дело было сделано: спартанские хмели по-прежнему не имели себе равных; но Агесилай потерял около 350 человек, и Спарта не могла позволить себе многих из этих дорогостоящих побед. Каждая жертва на поле боя означала на одного меньше. Подобно тому, как противостоять все более многочисленным и решительным внутренним и внешним врагам Спарты.Более того, уже не было ясно, что абсолютное господство Спарты над традиционной тактикой гоплитов будет длиться вечно. В 390 году спартанцы были ошеломлены поражением изолированного спартанского полка и потерей около 250 человек от рук смешанных афинских сил гоплитов и легко вооруженных пельтастов — высокомобильных и высококвалифицированных наемных стрелков, которые использовали копья и легкие целевые щиты, тактика и оружие, заимствованные у наемных фракийцев с побережья Черного моря. Тем временем враги Спарты все больше и больше узнавали о военной тактике Спарты.Среди подобных издавна была принята мудрость, согласно которой Спарта должна избегать слишком частых сражений с одним и тем же врагом; к 371 г. до н. э. фиванцы более или менее непрерывно сражались со спартанцами более двух десятилетий; фиванские генералы хорошо изучили сильные и слабые стороны Спарты на поле боя — и оказались более чем способны их использовать.

Спартанцы послали две трети своей постоянной армии на Левктру, но оказалось, что это всего 700 подобных и, возможно, 1600 других лаконцев.Слишком мало, чтобы одержать победу, переигрывая закаленных в боях противников; их слишком мало, чтобы противостоять многочисленным рядам фиванских гоплитов с их поддерживающим составом отточенной кавалерии. А потом их было слишком мало, чтобы остановить последовавшую за этим разрушительную серию фиванских вторжений в Лаконию; Спартанки, которые никогда не видели вражеских солдат, были вынуждены стать свидетелями разграбления и разграбления богатых окраин.

Спартанцев снова было слишком мало, чтобы помешать фиванцам построить новую укрепленную столицу для мессенцев на склонах горы Итхом.Огромные каменные стены Мессены, которые до сих пор являются памятником греческой военной инженерии, были печатью гибели Спарты. Фиванцы освободили мессенцев, и Мессена стала независимым городом-государством — государством, непримиримо враждебным своему бывшему хозяину. Без принудительного труда илотов Мессении Спарта не смогла бы сохранить свои военные традиции и быстро превратилась в еще один полис второго уровня, способный время от времени выигрывать приграничные стычки со своими соседями, но никогда больше не игрок на более широкой греческой арене.

К римской эпохе Спарта превратилась не более чем в антикварный тематический парк; туристы стекались со всего греческого мира, чтобы посмотреть, как спартанские мальчики терпят жестокие порки в старомодных состязаниях на выносливость, которые удобно проводить в открытом театре, чтобы вместить измученные кровожадные толпы. Эти зрелища служили жалким напоминанием о преданности дисциплине и общественному долгу, которая поддерживала когда-то гордое общество подобных воинов. Сегодня греческий город Спарта — это шумный региональный центр; Долина Еврот по-прежнему прекрасна, но есть несколько археологических памятников о ее славном и ужасном прошлом: по иронии судьбы руины бывшего города илотов Мессена, которые возвышаются над равниной Каламаты, гораздо более впечатляющие.

Спартанское общество часто идеализировали, во многом из-за его длительного военного успеха. Социальный философ эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо взял Спарту в качестве модели для своей влиятельной книги The Social Contract . Американские революционеры в 1776 году и французские революционеры в 1789 году смотрели на Спарту как на идеализированную «республику добродетели». С тех пор бесчисленные местные спортивные команды получили прозвище «спартанцев», а некоторые американские города получили название «Спарта».Но важно помнить, что настоящая, оригинальная Спарта сломалась с резким треском, потому что не могла согнуться. Спартанцам не удалось отыграться после Leuctra, потому что они не смогли найти способ отклониться от укоренившихся привычек жесткой иерархии, государственного терроризма и социального подчинения. Леуктра была судьбой Спарты, потому что эти привычки заставляли спартанцев окружать себя врагами за границей, одновременно утоляя гневный голод тех беспокойных внутренних субъектов, которые с радостью съели бы немногочисленных оставшихся подобных сородичей в сыром виде.

Эта статья была написана Джозией Обером и первоначально опубликована в выпуске MHQ летом 1998 года.

Чтобы получить больше отличных статей, подпишитесь на MHQ: Ежеквартальный журнал военной истории сегодня!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.