Сообщение о ричарде ченслере: Ченслер Ричард

Содержание

Ченслер Ричард

Ченслер Ричард

Ченслер Ричард (?—1556) — английский мореплаватель. В составе экспедиции X. Уиллоби достиг (1553) устья Северной Двины. Был принят в Москве Иваном IV. Оставил записи о Московском государстве. Положил начало связям России с Европой через Белое море.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 554.


Ченслер, Ченслор (Chancellor), Ричард (год рождения неизвестен - ум. 10.XI.1556) - английский мореплаватель, положивший начало торговым отношениям между Англией и Русским государством. В 1553 году был назначен главным кормчим в экспедиции X. Уиллоби, целью которой было открытие Северо-Восточного прохода из Европы в Индию и Китай. Корабль Ченслера, потерявший во время бури 2 других корабля, прошел в Белое море и достиг (в августе 1553 года) устья Северной Двины. Ченслер и его спутники отправились в Москву, где были приняты царем Иваном IV, который выразил желание установить торговые отношения с Англией. В марте 1554 года Ченслер покинул Москву, получив грамоту на право свободной торговли с Московским государством. Результатом экспедиции было создание в Англии торговой Московской компании. По ее поручению Ченслер в ноябре 1555 года вновь прибыл в Москву и заключил торговый договор с русским правительством. На обратном пути в Англию (куда вместе с ним выехал русский посол

О. Непея) Ченслер погиб при кораблекрушении у северо-восточного берега Шотландии.

Ченслер составил описание своего путешествия 1553-1554 годов, содержащее одно из наиболее ценных свидетельств иностранцев о Московском государстве 16 века и положившее начало русской теме в сочинениях английских путешественников XVI-XVII вв. ("The book of the Great and Mighty Emperor of Russia and Duke of Moskowia", в кн.: Hakluyt R., The principal navigations, voyages, traffiques and discoveries of English nation..., L., 1589; новое издание v. 1, L.-N. Y., 1907; рус. пер. в книге: Английские путешественники в Московском государстве в XVI в., Л., 1937).

В. М. Карев. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 15. ФЕЛЛАХИ - ЧЖАЛАЙНОР. 1974.


Далее читайте:

Исторические лица Англии (Великобритании)  (биографический указатель).

Литература:

Магидович И. П., Очерки по истории географические открытий, М., 1967.

 

 

 

ЧЕНСЛОР РИЧАРД — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Ричард Ченслер. / Ориг.: Richard Chancellor (англ.)

 Английский путешественник, один из зачинателей торговых и дипломатических отношений между Россией и Англией.

По некоторым сведениям Ченслор родился в 1521 году в Бристоле, однако доподлинно  дата и место его рождения неизвестны. К началу 1550-х годов он был опытным мореплавателем. В это время Западный (в обход Южной Америки, через мыс Горн) и восточный (в обход Африки через мыс Доброй надежды) пути в Индию контролировались испанцами и португальцами, поэтому враждовавшие с ними англичане пытались найти альтернативные маршруты. В начале XVI века поиски были сосредоточены на северо-западном направлении, в результате чего был открыт остров Ньюфаундленд.

В середине века поиски переключились на северо-восточное направление. 10 мая 1553 года от берегов Англии отправилась экспедиция, снаряженная компанией «Мистери, содружество купцов-авантюристов, исследующих новые земли, владения и острова». Экспедиция состояла  из трех судов: «Добрая Надежда», «Благое упование» и «Эдуард Благое Предприятие». Руководителем ее стал Хью Уиллоби, Ченслор же был назначен капитаном последнего корабля. Летом того же года экспедиция попала в сильную бурю, в результате чего корабли разделились. «Добрая Надежда» и «Благое упование», отправились на север и, достигнув Новой земли, повернули обратно. Кораблям пришлось зазимовать в устье реки Варзина, где их экипажи погибли при не ясных до конца обстоятельствах.

В это время корабль Ченслора сумел  24 августа достичь устья Северной Двины, бросив якорь неподалеку от Николо-Корельского монастыря. Поняв, что он находится не в Индии, Ченслор выдал себя за посла английского короля и попросил встречи с царем. Иоанн IV, узнавший о прибытии иностранного посла, пригласил его в Москву.  В столице царь и самозванный посол провели переговоры, результатом которых стало получение Ченслором грамоты на беспошлинную торговлю с Россией. Весной 1554 года он отправился в Англию, где вручил грамоту королеве Марии. В том же году компания «Мистери...» была преобразована в «Московскую компанию», получившую эксклюзивное право торговли с Россией.

В 1555 году Ченслор вновь отправился в Россию. Здесь ему удалось заключить договор с царем Иоанном, по которому англичане получали право свободной и беспошлинной торговли в России, основным центром торговых операций были определены Холмогоры. В 1556 году Ченслор отправился обратно в Англию, взяв с собой русского посла Осипа Непея. Неподалеку от берегов Шотландии их корабль попал в сильный шторм, послу удалось спастись, однако сам Ченслор погиб.

Книга о великом и могущественном царе России и князе Московском

На основе путевых заметок Ченслора позднее была выпущена книга. Здесь Ченслор описывал свой визит в Москву и встречу с царем Иоанном IV. Кроме этого в сочинении Ченслора также содержатся сведения о военном деле, политической системе и экономике Русского царства.

Значение экспедиции

Путешествие Ченслора положило начало многовековым дипломатическим, экономическим и культурным контактам между Англией и Россией. «Московская компания» долгие десятилетия обладала монополией на торговлю с Россией.  Благодаря бурному развитию торговых связей между двумя странами были основаны города Северодвинск и Архангельск.

Память

В Северодвинске в честь Ченслора названа одна из улиц. Кроме того на набережной Александра Зрячева установлен памятный знак, посвященный английскому мореплавателю.

 

 

Ченслер, Ричард - это... Что такое Ченслер, Ричард?

Ричард Ченслор (англ. Richard Chancellor) - английский мореплаватель, положивший начало торговым сношениям России с Англией.

1553 год. Корабль капитана Ченслора "Эдуард Бонавентура" огибает мыс Нордкап

В 1553 г. английский король Эдуард VI отправил три корабля в Северный Ледовитый океан, под начальством Хью Уиллоби и капитана Ченслора; разлученные бурей, два из них погибли у берегов Русской Лапландии, а Ченслор благополучно доплыл до Белого моря. 24 августа 1553 г. он вошёл в Двинский залив и пристал к берегу в бухте св. Николая, где был тогда Николо-Корельский монастырь, а впоследствии основан город Северодвинск. От местных жителей, изумленных появлением большого корабля, англичане узнали, что этот берег - русский. Тогда они объявили, что имеют от английского короля письмо к царю и желают завести с русскими торговлю. Снабдив их съестными припасами, начальники Двинской земли немедленно отправили гонца к царю Иоанну Грозному, который пригласил Ченслора в Москву и велел доставить ему все возможные удобства в пути. Ченслор написал о Москве:

«Сама Москва очень велика. Я считаю, что город в целом больше, чем Лондон с предместьями. Но она построена очень грубо и стоит без всякого порядка. Все дома деревянные, что очень опасно в пожарном отношении. Есть в Москве прекрасный замок, высокие стены которого выстроены из кирпича. Царь живет в замке, в котором есть девять прекрасных церквей и при них духовенство».

В Москве Ченслор подал Иоанну грамоту Эдуарда, писанную на разных языках ко всем северным и восточным государям; он обедал у царя, а после имел переговоры с боярами и остался ими доволен. В феврале 1554 г. Ченслор был отпущен Иоанном с ответом английскому королю. Царь писал Эдуарду, что он, искренно желая быть с ним в дружбе, с радостью примет английских купцов и послов. За смертью Эдуарда, Ченслор вручил грамоту Иоанна королеве Марии и своими вестями вызвал большую радость в Лондоне. В 1555 г. он вторично отправился в Россию, на двух кораблях, с поверенными составившегося в Англии общества купцов, Греем и Киллингвортом, чтобы заключить торжественный договор с царём. Иоанн милостиво принял Ченслора и его товарищей, называя королеву Марию любезнейшей сестрой. Был учреждён особенный совет для рассмотрения прав и вольностей, которых требовали англичане; главная мена товаров была назначена в Холмогорах, осенью и зимой; цены остались произвольными. Иоанн дал англичанам торговую грамоту, объявив в ней, что они свободно и беспошлинно могут торговать во всех городах России. В 1556 г. Ченслор отплыл в Англию с четырьмя богато нагруженными кораблями и с русским посланником, вологжанином Осипом Непеей, но буря рассеяла его корабли; только один из них достиг Лондона; прочие погибли близ шотландских берегов, где утонул и сам Ченслор; русский посланник спасся.

Памятный знак Ричарду Ченслеру на острове Ягры

Литература

См. "Anglorum navigatio ad Moscovitas, auctore Clemente Adamo"; "Norden, oder zu Wasser und Lande im Eise und Schnee, mit Verlust Blutes und Gutes zu Wege gebrachte etc. von Rudolf Capel" (Гамбург, 1678). Первое сочинение помещено также в "Historiae Ruthenicae scriptores exteri saec. XVI" (Б., 1841-42). Ср. Карамзин, т. 7 и 8, 239-248 и примеч. 421-435.

"Два капитана"

В России уживаются вместе два толкования его фамилии: Ченслор и Ченслер. Непосредственно в местах, где впервые пристал его корабль, Ричарда чаще именуют Ченслером. Подтверждением этому служит памятный камень англичанину (см. фото. Надпись на камне: «Ричарду Ченслеру, капитану “Эдуарда Бонавентуры”, Лондон, с чьим приходом сюда 24 августа 1553 года начались регулярные отношения России с Англией»). Одна из улиц города Северодвинска на севере острова Ягры, также носит имя Ричарда Ченслера. Южнее он больше известен уже как капитан Ченслор.

Ссылки

Как англичане Москву нашли

Wikimedia Foundation. 2010.

Открытие России. Экспедиция Ричарда Ченслера

Корабль «Эдуард Бонавентура» огибает мыс Нордкап. С акварели Марка Майерса

24 августа 1553 года размеренность жизни жителей деревни Нёнокса в Двинском заливе была нарушена необычайным событием. Все началось с того, что с рыбацкой лодки спокойно и неторопливо занимающейся своим промыслом, был замечен приближающийся со стороны моря большой корабль. Его очертания и размеры были совершенно непривычны для находящихся в лодке рыбаков, и поэтому вполне объяснимо, что они решили поскорее пристать к берегу. Однако, пользующийся преимуществом в ходе, чужак вскоре догнал беглецов и спустил шлюпку. На миролюбивые по интонации возгласы с палубы рыбаки ответить не могли – язык пришельцев им был совершенно не известен. Поморам удалось пристать к берегу, когда их все-таки настигли. Гости были одеты в странные наряды, они подчеркнуто улыбались, и их манера держаться показывала, что они не расположены к агрессии. Все первоначальные попытки наладить контакт к успеху не привели – стороны попросту не понимали друг друга. Поняв, что чужаки настроены миролюбиво, рыбаки успокоились, получили подарки и к своему искреннему облегчению были отпущены.

Вскоре по округе пошел слух о прибытии необычайного корабля из далеких земель. Местные жители постепенно осмелели и стали подплывать к нему, жестами показывая свое миролюбие и по доброте душевной угощая путешественников различной снедью. Вскоре пожаловали и официальные лица. Из установленного с трудом диалога выяснилось, что прибыли гости из страны под названием Англия и ищут путь в Индию и Китай. Путешественникам сообщили, что достигнутая земля не является ни Индией, ни Китаем, а зовется Русью и правит ею царь Иван Васильевич. И что торговать бы с путешественниками весьма были бы рады, но без дозволения начальства никак нельзя. Главный из гостей задумчиво кивал головой, прикидывая что-то в уме.

Так состоялся первый контакт, и начали налаживаться отношения между экипажем корабля «Эдуард Бонавентура», его капитаном Ричардом Ченслером, с одной стороны, и подданными русского царя, – с другой. В столицу русского царства был отправлен гонец с донесением, а гостям любезно предложили подождать ответа высшего руководства. Англичане и понятия не имели о колоссальных просторах этой неизвестной для них страны и о том факте, что в России ответа от начальства можно ждать довольно долго.

Советы Себастьяна Кабота

В первой половине XVI века Англия была еще далека от будущего положения «владычицы морей». Островная монархия была государством обособленным, и не только в силу своего географического положения. Бурная эпоха правления короля Генриха VIII (который в первой половине своего правления получил от Папы Римского титул «защитника веры», а во вторую был официально отлучен от католичества) болезненно сказалась на экономике страны. Генрих VIII решил попытать военного счастья во Франции, в принудительном порядке заставив парламент выделить ему огромную сумму денег. Однако успехи его оказались весьма скромными, а деньги, которых никогда не бывает много, просто закончились.

Желание во что бы то ни стало вступить в брак со своей фавориткой Анной Болейн привело темпераментного короля, чья семейная жизнь похожа на перипетии сказки о Синей Бороде, к конфликту с Папским Престолом и отлучению от католичества. Эдуард, недолго думая, провозгласил себя главой собственной, английской, церкви, став фактическим основателем англиканства. Земли монастырей и церквей были конфискованы – этот процесс сопровождался многочисленными жестокостями, вызывал недовольство и волнение во многих регионах страны.

К концу своего правления бывший «защитник веры», а ныне «генеральный викарий» англиканской церкви утратил прыть, заболел и скончался. Трон унаследовал его сын, ставший английским королем 20 февраля 1547 г. под именем Эдуарда VI. Новый, совсем юный правитель получил корону в девятилетнем возрасте. Мальчик уже знал несколько языков, включая французский и латынь, его окружали мудрые учителя и наставники. Это было нелегкое для Англии время – страна была разорена вследствие политики Генриха VIII, торговля находилась в упадке.

А в Европе набирала силу уже вовсю блиставшая золотом Испания. Изгнав мавров в Северную Африку, она уже в полной мере пользовалась плодами географических открытий, сделанных Христофором Колумбом. Все обширнее становились владения Мадрида в Новом Свете, все более тяжело груженные золотом корабли потянулись через океан. Под ударами Кортеса пала империя ацтеков, Писарро сокрушил инков, и, хотя часть золота индейцам удалось спрятать, о масштабах взятой добычи по дворам европейских монархов ходили легенды. Испания богатела на глазах, ее знать не торгуясь покупала себе самое лучшее и дорогое оружие, изысканные наряды и украшения, щедро соря монетами из переплавленного заокеанского золота.

Открывшая дорогу в Индию Португалия уже не выдерживала слишком напряженного колониального марафона, проигрывая своей могущественной соседке, и, постепенно выдыхаясь, сбавляла темп экспансии. Стало очевидно, что в будущем испанцы возьмут под контроль торговые пути, идущие вокруг Африки на Восток. Морское и военное могущество Мадрида казалось незыблемым, но что было делать «бедным английским торговцам», которым тоже весьма хотелось урвать хоть кусочек сказочных заморских богатств? И желательно кусочек большой и ощутимый для тощих кошельков. Будущие акулы Сити, не превышавшие тогда еще размеров юрких, но уже безжалостных окуней, напряженно думали: им мерещились золотые сундуки, а это в некоторых случаях хороший стимул для напряженной умственной деятельности. Им было над чем поломать голову.


Ганс Гольбейн Младший. Себастьян Кабот

Отправиться в Новый Свет и попытаться сунуть руку в этот, казалось, безразмерный и богатый испанский амбар маленьким, но уже хищным «окунькам» не позволял пока инстинкт самосохранения. Требовалось найти иной, не находящийся под контролем испанцев, путь к богатым странам Востока. Уже было давно известно, что земли, открытые Колумбом, не имеют ничего общего с легендарными Китаем и Индией. В разрешении этой проблемы англичанам помог Себастьян Кабот.

Этот итальянец, на исходе жизни решивший перебраться в Англию, имел репутацию опытнейшего морехода и ученого. Место его рождения точно не установлено. Одним из городов, претендующих на родину Кабота, является Венеция. С ранней молодости Кабот бороздил моря и океаны – ходил со своим отцом, Джоном Каботом, к берегам Америки. Состоял на службе у английского короля Генриха VIII, у испанского короля Фердинанда II. Занимался картографией и землеописанием.

Впоследствии к его услугами и знаниям решили прибегнуть для поиска путей к Молуккским островам. Кабот должен был, следуя по пути Магеллана, обогнуть Южную Америку и выйти в Тихий океан. В 1526 г. он отплыл на четырех кораблях из Испании, но по пути его флагман потерпел крушение, и вместе с другими участниками экспедиции Кабот занялся изучением внутренних районов Южной Америки. В исследовании современного Парагвая и района Ла-Платы мореплаватель провел почти 4 года. Вопреки ожиданиям, ему не удалось отыскать ни много золота, ни сказочных, богатых пряностями, стран.

После своего далеко не триумфального возращения в Испанию Кабот был направлен в контролируемый Мадридом Оран на североафриканском побережье. В 1547 г. сразу после вступления на престол Эдуарда VI старый ученый, составивший к тому времени собственную карту мира, прибыл в Англию, где ему за заслуги перед отцом юного короля была пожалована пенсия. Благодаря своему положению, репутации и знаниям, Кабот пользовался уважением и доверием не только придворных из окружения короля, но и в кругах, связанных с торгово-финансовой деятельностью.

Еще в молодости этот мореплаватель стал приверженцем гипотезы существования Северо-Восточного прохода, через который морем можно из Европы достигнуть Тихого океана и расположенных там Китая и Индии. Кабот считал, что этот, как ему казалось, пролив следует искать в обход Северной Европы и Азии. Привлекательность этой концепции состояла в том, что предполагаемый Северо-Восточный проход никто не контролирует и не претендует на право обладания им. Следовательно, англичане, подобно Колумбу и Васко да Гама, могли быть первопроходцами и монополистами на сделанные открытия. Отпадет надобность связываться с могущественной Испанией, и появится вполне очевидная возможность осуществлять торговлю с Востоком. Ну а где торговля, там и прибыль.

Предприятие обещало быть выгодным, и маленькие хищники из торгово-финансового лондонского пруда заволновались. Постаревший, но не утративший тяги к всевозможным географическим и мореплавательным затеям, воплощение которых можно конвертировать в золото и другие преференции, Кабот четко держал нос по ветру. Он энергично и без усилий встречался с нужными людьми, произносил правильные речи уверенным и авторитетным тоном. Его слушали, делали соответствующие выводы и подсчитывали барыши. Вскоре наступил черед перехода от голой теории к практической фазе.

В 1551 г. в Англии при широкой поддержке властей предержащих и с одобрения молодого короля была создана компания с длинным названием «Мистерия и компания торговцев авантюристов для открытия регионов, доминионов, островов, и мест неизвестных». Основателями этого предприятия кроме самого идейного вдохновителя Себастьяна Кабота были «люди большой мудрости и заботящиеся о благе своей родины», а попросту купцы и финансисты, образовавшие нечто вроде совета директоров. Целью компании с длинным и причудливым названием было нахождение Северо-Восточного прохода и налаживание торговли с Китаем, Индией и другими богатыми восточными странами, минуя тем самым коммерческую монополию Испании и Португалии.

Разумеется, компания представляла собой своего рода акционерное общество. Каждый из его участников обязывался вложить в предприятие определенный взнос, исчисляющийся 25 фунтами, суммой по тому времени немалой. Желающих приобщиться к богатствам Востока хватало, и вскоре из взносов разной величины были собраны 6 тысяч фунтов. На эти средства было решено построить три корабля, вооружить и оснастить их по последнему слову тогдашней техники. Планировалось загрузить туда лучшие английские товары, которые, по мнению местных торговцев, могли пользоваться спросом даже в землях весьма отдаленных.


Сэр Хью Уиллоуби

Строились будущие экспедиционные корабли из лучших сортов дерева, их подводные части были обшиты свинцовыми листами. Когда строительство уже подходило к концу, остро встал кадровый вопрос. Желающих первыми добраться до легендарных Индий было более чем достаточно – тут играли большую роль не только финансовые, но и политические преференции. В первых рядах претендентов в «коммерческие колумбы» находился некто сэр Хью Уиллоуби, джентльмен весьма знатного происхождения. Правление компании высоко ценило его за знатность, связи, и некоторый военный опыт. Хью Уиллоуби обладал высоким ростом и представительной внешностью, что, по мнению организаторов, могло сыграть свою положительную роль при ведении переговоров. Морского опыта этот господин не имел никакого, зато мог изъясняться важно, величаво, убедительно. Его кандидатура была утверждена – сэр Уиллоуби стал адмиралом с «представительной внешностью» и руководителем всей экспедиции.

Второй кандидат, прошедший отбор, был Ричард Ченслер, которого характеризовали, как человека большого ума. Вполне вероятно то, что количество «баллов», необходимых для утверждения этого господина на должность, было увеличено хлопотами молодого дворянина Генри Сиднея, лица из близкого окружения короля Эдуарда VI. Капитаном третьего корабля назначили Корнелия Дюрферта. Всего к экспедиции подготовили три корабля. 120-тонный и наиболее хорошо оснащенный «Bona Esperanza» («Добрая Надежда») под флагом сэра Хью Уиллоуби. 160-тонный и самый крупный «Edward Bonaventure» («Эдуард Благое Предприятие») под командованием Ричарда Ченслера, являвшегося по совместительству еще и главным штурманом экспедиции. И 90-тонный, самый маленький, «Bona Confidentia» («Благое упование»), капитаном которого являлся Корнелий Дюрферт.

Личный состав экипажей состоял из 105 человек. Кроме того, для осуществления коммерческой части предприятия на борту находилось 11 лондонских купцов. Корабли были в достаточной степени снабжены провиантом из расчета плавания сроком на 18 месяцев. Никто из участников экспедиции никогда не был ни в Индии, ни в Китае. Более того, и опытные мореплаватели, входившие в состав экипажей, не имели даже приблизительного понятия, где находится Северо-Восточный проход, какова его протяженность, и доступен ли он для мореплавания. Стремясь хоть как-то разбавить почти полное отсутствие информации (а у англичан ничего не имелось, кроме весьма общих предположений синьора Себастьяна Кабота), было решено опросить двух татар, которые служили в королевских конюшнях. Однако оказалось, что эти господа более склонны к неумеренному потреблению спиртосодержащих жидкостей, чем к аккумулированию знаний. Татары совершенно искренне сообщили, что ничем не могут помочь, поскольку покинули родину давным-давно. Организаторы между тем начали проявлять признаки некоторого волнения, поскольку, по мнению некоторых уважаемых джентльменов, оптимальное время для отплытия было уже упущено. Но подготовка экспедиции находилась в той стадии, когда отменить запущенный процесс уже не представлялось возможным.

Курс на северо-восток


Ричард Ченслер

10 мая 1553 г. флотилия Уиллоуби покинула устье Темзы. Отплытие кораблей вызвало определенный общественный резонанс – в честь экспедиции был дан артиллерийский салют. Ее провожали многие представители родовитой аристократии и, конечно же, купечество. Сам юный король Эдуард VI, являвшийся во многом идейным и финансовым вдохновителем плавания, на церемонии прощания присутствовать не смог. К этому моменту крепкий от рождения юноша был уже серьезно болен чахоткой. Вскоре он умер.

Во время отплытия вдруг выяснилось, что понятие «тщательно подготовленная экспедиция» может быть очень относительным и трактуется по-разному. Часть загодя погруженной провизии оказалась весьма низкого качества (сэкономили) и испортилась. Множество бочек с вином попросту потекли. Тем не менее корабли взяли курс на северо-восток. Плавание сопровождалось трудностями погодного характера – лишь спустя месяц флотилии удалось достигнуть норвежского острова Сенья. Тут 3 августа 1553 г. сэр Уиллоуби решил провести совещание с капитанами двух других кораблей. Было принято решение, что если в случае шторма корабли потеряют друг друга, точкой сбора будет норвежский городок Вардё. Там участникам плавания надлежит дожидаться других при необходимости. Однако, как показали дальнейшие события, этим планам не суждено было исполниться. Налетевший в тот же день шторм разметал корабли. Более хороший ходок, флагманский «Добрая Надежда», вскоре оторвался от более тяжелого «Благого Предприятия» под командованием Ченслера. Где-то в шторме пропало и маленькое «Благое упование».

Потеряв спутников из виду, Ченслер преодолел, наконец, шторм и согласно ранее принятым инструкциям прибыл через неспокойное море в Вардё, но не застал там ни «Доброй Надежды», ни «Благого упования». Его корабль простоял в гавани 7 дней – никаких вестей от Уиллоуби и его спутников не было. Поняв, что ожидание может затянуться, Ченслер решил продолжить плавание самостоятельно. Интересно, что перед отплытием капитан «Благого Предприятия» свел знакомство с неким шотландцем, который настойчиво отговаривал своего собеседника от продолжения похода, ссылаясь на невероятные и практически непреодолимые трудности, которые ожидают путешественников дальше на восток. Ченслер, разумеется, не послушал шотландца – настроен он был решительно, к тому же необходимо принять во внимание довольно сложные отношения между англичанами и шотландцами. Дух экипажа тоже был на высоте. Пополнив запасы провизии и воды, «Благое предприятие» отправилось на восток. Взору путешественников предстал бескрайний и пустынный океан. Их сильно удивил тот факт, что в этих краях вовсе не было, как им казалось, ночи – жители Британских островов не имели тогда понятия о полярном дне и полярной ночи.

Судьба сэра Хью Уиллоуби и его спутников

Что же произошло с двумя другими кораблями экспедиции, пока «Благое Предприятие» уходило на восток? Ход событий удалось восстановить по сохранившимся бортовым журналам. Надо отдать должное тогдашнему морскому авторитету Себастьяну Каботу – именно он настоял на том, чтобы участники экспедиции записывали все происходящее с ними в специальные журналы и делали это ежедневно. Требовалось вносить туда данные о происшествиях, обстоятельствах плавания, выбранном курсе, сделанных открытиях. После окончания шторма флагманский корабль «Добрая Надежда» вместе с отыскавшим его «Благим упованием» попытались вернуться в Вардё, однако не смогли обнаружить это место. Уиллоуби и Дюрферт решили отправиться на северо-восток.

14 августа 1553 г. с кораблей была обнаружена земля. Подходы к безлюдному, защищенному прибрежным льдом берегу оказались мелководными, от спуска шлюпки решено было отказаться. Сэр Уиллоуби приказал определить координаты и занести показания в вахтенный журнал. Если англичане правильно высчитали широту, то они находились у Гусиной земли – у юго-западной оконечности Новой Земли, уже давно посещаемой русскими мореплавателями. Данный факт превратился в миф о некоей «земле Уиллоуби», поиски которой велись даже в XVIII веке.

Три дня английские корабли продвигались к северу, пока на «Благом Уповании» не обнаружили течь, и оба корабля не повернули на юг. 21 августа 1553 г. Уиллоуби записал в журнал, что море становится все более мелким, но самой земли не видно. В конце концов англичане увидели берег и три недели шли вдоль него на запад, то приближаясь, то удаляясь от земли. Еще через неделю корабли обнаружили устье реки – погода начала уже портиться, и Уиллоуби, посовещавшись с офицерами, принял решение стать тут на якорь и зазимовать. Ни людей, ни признаков жилья в этом глухом для путешественников краю обнаружено не было. Шел конец сентября, бухта, по записям Уиллоуби, была богата тюленями, на которых англичане охотились. Посланные в разные направления поисковые группы также не обнаружили ничего, что указывало бы на присутствие человека. Свою последнюю запись в журнале сэр Хью Уиллоуби сделал 8 января 1554 года.


Гибель экипажа «Доброй Надежды» и адмирала Уиллоуби

А весной группой поморов, которые охотились в здешних краях, были случайным образом обнаружены два корабля, присыпанных снегом и стоящих на якорях возле берега в устье реки Варзина. При ближайшем рассмотрении и обследовании обнаружилось, что все находящиеся на борту 63 человека мертвы. Адмирала сэр Хью Уиллоуби нашли в каюте – невидящим взглядом он смотрел в раскрытый вахтенный журнал. Трюмы кораблей были полны самыми различными товарами, в избытке было и провианта. Поморы не притронулись к находке, а доложили о случившемся начальству в Холмогоры, оттуда сообщили уже царю Ивану Васильевичу. Тот распорядился найденный груз опечатать, а тела моряков перевезти в Холмогоры и передать представителям английской стороны.

Все обстоятельства и причина гибели экипажей «Доброй надежды» и «Благого упования» не известны до сих пор. Тела участников экспедиции были обнаружены в совершенно естественных бытовых позах, более того, мертвыми оказались даже корабельные собаки. Тот факт, что оба корабля для лучшего сохранения тепла оказались со всей возможностью герметизированы, щели были тщательно законопачены, может указывать на то, что Уиллоуби и его спутники могли отравиться угарным газом из-за не полностью прогоревших углей в корабельных очагах, а потом свою роль сыграл беспощадный северный мороз.

Ричард Ченслер открывает Россию

Корабль Ричарда Ченслера, управляемый опытным штурманом Стивеном Барроу, оставив за кормой мыс Нордкап, вошел в Белое море. 24 августа 1553 года, все еще не представляя толком, в каких краях он находится, «Эдуард Бонавентура» вошел в устье реки. Вскоре с борта заметили рыбачью лодку, а в ней – «туземцев». «Туземцы», оказавшиеся мрачного вида бородачами, начали сноровисто и торопливо грести к берегу, полагая, что от неизвестных пришельцев, прибывших на большом корабле, ничего хорошего ждать не приходится. Англичане сумели догнать беглецов и завязать с ними некое подобие беседы, используя жесты. Ричард Ченслер обошелся с ними подчеркнуто вежливо и отпустил восвояси. «Туземцы» тоже оказались довольно вежливыми и убрались, не причинив англичанам ущерба.

Вскоре весть о прибытии гостей распространилась по местной округе, оказавшейся устьем реки Двины. От все более многочисленных и дружелюбных посетителей из числа местных Ченслер вскоре выяснил, что земля эта называется Россией, Русью, а управляет ей могущественный царь Иван Васильевич, чьи владения громадны, и злить которого строго не рекомендуется. Ни об Индиях, ни о Китае местные жители слыхом не слыхивали. Ченслер был действительно человеком умным: отчетливо понимая, что торговля с такой огромной и богатой страной не менее выгодна, чем с легендарным Китаем, он начал искать контактов с местным руководством. Англичанам улыбалась перспектива относительной близости России – корабль мог совершить плавание с товаром из Англии и вернуться домой за одну навигацию.

Вскоре на палубу «Благого Предприятия» вступил местный губернатор (очевидно, англичанам трудно было произносить слово «воевода») и поинтересовался намерениями путешественников. Ченслер весьма любезно сообщил ему, что они прибыли из Англии по поручению короля Эдуарда VI с единственной целью – вести торговлю. Ченслер, демонстрируя полное простодушие, попросил разрешения закупить у русских припасы и выделить на корабль нескольких важных заложников для обеспечения безопасности экспедиции. «Губернатор» на это ответил, что по всем вопросам ведения торговли с иноземцами должно получить разрешение Москвы, куда отправят специального гонца. Необходимым провиантом англичан снабдят, а вот заложников оставлять не положено. Да и никто гостей не обидит.

Англичане отметили, что «варвары» весьма дружелюбны. Пока обе стороны обменивались любезностями, гонец во всю прыть, какую только возможно было развить по осенней распутице, мчался к Москве. Известие о прибытии англичан было весьма благосклонно встречено царем Иваном Васильевичем. В это время он как раз занимался налаживанием связей с Западной Европой. Многие старые торговые пути оказались перерезанными. На юге выходы к Черному морю перекрыли татары. Западное направление стало недоступным из-за недружелюбной Польши. Не было надежных выходов и на просторы Балтики.

Чтобы несколько исправить ситуацию, Иван Васильевич, решивший проблему Казанского ханства, готовился к Ливонскому походу. А тут пришла весть о появлении возможности торговать с иноземцами через безопасный север. Иван Васильевич тут же дал согласие на коммерческие отношения с гостями из Англии и пригласил их к себе в Москву. Путь до столицы мог показаться англичанам чрезмерно долгим и трудным, так что все организационные моменты предписывалось решать при помощи местных властей. Получив соответствующие инструкции, царский гонец поспешил обратно.

Но расстояния в России были действительно колоссальными – путь в Москву и обратно занимал много недель. Пока гонец спешил к Белому морю, Ченслер начал подозревать, что «варвары» просто тянут время, не допуская его к своему верховному руководству, и того и гляди учинят какое-нибудь коварство, подобно диким ацтекам: заманят доверчивых англичан в ловушку и всех перебьют. Ченслер прибег к угрозам, что если ему не дадут возможности увидеться с «королем», то он уедет и увезет все товары с собой. Северные «варвары», прекрасно понимая, что дело идет к зиме и полярной ночи, и никуда англичане не денутся, лишь улыбались в бороды и делали вид, что весьма опечалены расстроенными чувствами гостя.

Наконец, видя кипящую предприимчивость господина Ченслера, было решено дать разрешение на его поездку в Москву, не дожидаясь затерявшегося где-то на бескрайних просторах гонца. Его снабдили всем необходимым, выделили эскорт, и англичанин отправился в далекую Москву. Преодолевая просто колоссальные для островного сознания расстояния, Ченслер убедился, что совершенно не представлял себе русских реалий. Справедливости ради следует заметить, что это касается очень многих иностранцев, прибывающих в Россию, и не только лишь с коммерческими целями.

По пути Ченслер встретил заблудившегося было царского гонца с хорошей новостью о том, что царь рад гостям и приглашает их к себе в столицу. Сама Москва удивила капитана своими размерами – он утверждал, что по размеру она превышает Лондон, однако застроена преимущественно деревянными домами без всякой системы. Путешественник отмечал большое количество артиллерии на русских укреплениях, которые, впрочем, осмотреть ему не дали. Спустя 12 дней после прибытия царь Иван Васильевич с необыкновенной пышностью принял Ричарда Ченслера, на свой страх и риск назвавшегося «королевским послом», хотя для такой миссии у него не было ни соответствующих прав, ни полномочий. Надо все-таки отдать должное личностным качествам англичанина: в совершенно чужой стране перед могущественным правителем он не оробел, а провел успешные, оказавшиеся результативными переговоры.

Фрагмент французской гравюры. Иван Грозный принимает Ричарда Ченслера

Иван Васильевич продержал англичанина у себя в гостях до весны, а потом с большим почетным эскортом отправил обратно на север, где его давно дожидались спутники. Кроме богатых подарков Ченслер вез с собой самый главный трофей – царскую грамоту на беспошлинную торговлю с Англией. В 1554 г. «Благое Предприятие» вернулось, наконец, в Англию. К этому времени король Эдуард VI умер, и грамота была вручена королеве Марии. Первоначальных замыслов добраться до Китая и Индии экспедиция не достигла, но практичные лондонские купцы уже видели для себя прекрасную выгоду от торговли с Россией.

Общество «купцов- авантюристов» было официально утверждено правительством и получило более благозвучное название: «Московская торговая компания». Это предприятие просуществует до 1917 года. Во главе модернизированной фирмы встал не потерявший энергии Себастьян Кабот, который совершенно уверенно утверждал, что Россия, хоть и не Китай, – но тоже очень даже хорошо. Чтобы закрепить успех, Ричард Ченслер по горячим следам в 1555 г. вновь отправляется в далекое Русское царство, теперь уже как полномочный, а не импровизированный посол. Вместе с ним прибыли два официальных представителя «Московской компании».

Иван Васильевич встретил гостей милостиво и подтвердил данные ранее привилегии. Весной 1556 г. послы были вновь отпущены с богатыми подарками, а в доказательство своей заинтересованности в торговых отношениях с Англией Иван Васильевич отправил в Англию уже своего представителя – дьяка посольского приказа Осипа Григорьевича Непею. Обратный путь был нелегким. Отплыв на четырех плотно груженных различными товарами кораблях, после четырех месяцев плавания флотилия попала в шторм у берегов Шотландии. Только одному кораблю удалось достигнуть Лондона – остальные затонули. Смерть, которая долгое время обходила Ричарда Ченслера стороной, настигла его практически у родных берегов – отважный моряк погиб. Ну а царскому послу Осипу Григорьевичу Непее повезло больше – ему не только удалось спастись, но и блестяще осуществить возложенную на него непростую дипломатическую миссию. В 1557 г. он, сопровождаемый очередным английским посольством и дарами от королевского двора, вернулся в Россию.

Торговля между Россией и Англией с тех пор приобрела регулярный характер, прекращаясь лишь во время войн, где эти государства были противниками. Значение северных гаваней, в первую очередь появившегося позже Архангельска, было очень велико в торговле с Западной Европой вплоть до основания Санкт-Петербурга. Корабли под английским флагом часто посещали воды Белого моря, и не всегда их визиты носили мирный характер.

Ричард Ченслер


Фрагмент со старинной французской гравюры

Мореплаватель из Англии, который стал основоположником русско-английских торговых отношений.

 

10 мая 1553 года по приказу короля Англии Эдуарда VI в Северный Ледовитый океан отправились три судна. Командовали ними капитан Ченслор и Хью Уиллоби. В результате сильной бури, корабли были разбросаны, и два из них потерпели крушение. Судно Ченслора успешно достигло Белого моря.

24 августа 1553 года корабль мореплавателя добрался в Двинский залив и в бухте св. Николая пристал к берегу. В те времена здесь был Николо-Корельский монастырь, а по прошествии веков, был основан город Северодвинск. Местное население было чрезвычайно удивлено прибытием большого судна. Оно поведало морякам, что берег русский. Английские мореплаватели заверили местное население, что у них имеется письмо от короля Англии российскому царю, и что они хотят торговать с ними. Местные начальники накормили путников, и отправили к царю Иоанну Грозному гонца. Тот пригласил мореплавателя в столицу и приказал обеспечить ему удобства в дороге.

Прибыв в Москву, Ченслор передал царю грамоту, которая была написана разными языками и адресована всем восточным и северным государствам. Моряк имел обед с царем, а затем переговоры с боярами. Ему понравилось. В феврале 1554 года Иоанн Грозный отпустил Ченслора домой, при этом дав ему ответ английскому королю. В своем письме царь писал, что хочет дружбы и примет купцов и послов из Англии. Пока Ченслор был в пути, король Эдуард умер. Потому мореплаватель вручил письмо царя королеве Марии. Вести из России вызвали радость в столице Англии. В Лондоне была организована Московская компания и общество купцов. В 1555 году Ченслор, вместе с поверенными общества Киллингвортом и Греем, на двух кораблях снова отправились в Россию для подписания торжественного договора.

Иоанн хорошо принял путешественников, называя королеву любезнейшей сестрой. Для рассмотрения вольностей и прав, требуемых представителями Англии, был утвержден специальный совет. Мена товаров должна была проходить осенью и зимой в Холмогорах. При этом цены должны были быть произвольными. Англичане получили от царя трговую грамоту, дающую право свободно торговать во всей России. В 1556 году, Ченслор, нагрузил четыре корабля разными товарами, а также взяв с собой посланника из России, Осипа Непея, отправился домой. Однако корабли были снова раскиданы бурей. И к столице Англии приплыл лишь один из них. Другие же, в том числе и корабль Ченслора, потерпели крушение у берегов Шотландии. Утонул и великий мореплаватель. Русский же посланец спасся.

В память о великом моряке, одна из улиц Северодвинска названа в честь Ченслора

«Если бы русские знали свою силу, никто бы не мог соперничать с ними»

В эпоху великих географических открытий англичане были в постоянном поиске новых рынков для торговли – надо было успевать в ускорившейся в Европе погоне за богатствами. И в 1553 г. они снарядили экспедицию для исследования северных вод и земель. Так капитан Ричард Ченслер попал в Россию, был принят царем и познакомился с нравами тех, кого он сначала назвал «русскими варварами». Но он и его спутники нашли и немало интересных, достойных зависти и лучших, чем в Англии, порядков. Обо всем этом он и написал в «Книге о великом и могущественном царе России».

В мае 1553 г. из Англии отплыло три корабля под начальством Хью Уиллоуби, чтобы найти новые земли для торговли и наладить с их народами отношения. Но до России доплыл только один – «Эдуард Бонавентура» («Эдуард Благое дело») под командованием Ричарда Ченслера. Два других несчастных корабля были отнесены в Белое море. Как сообщает Двинская летопись, год спустя их, затертые льдами, нашли местные карелы: «Стоят на якорях в становищах, а люди на них все мертвы и товаров на них много».

Потеряв их и еще надеясь, что товарищи вскоре найдутся, Ченслер и его команда в 27 человек продолжили путешествие. В августе 1553 г. они высадились на русской земле у устья Северной Двины и вскоре были приглашены царем Иваном Васильевичем в Москву.

Примерный морской маршрут экспедиции. Источник: Pinterest

В столице Ченслер и несколько его спутников пробыли 8 месяцев. Об этом городе и его народе у англичан осталось немало впечатлений. Вот что среди прочего писал Ричард о своей поездке.

«Русские люди находятся в великом страхе и повиновении»: о России, Москве и царском могуществе

«Россия изобилует землей и людьми и очень богата теми товарами, которые в ней имеются. […] Земля вся хорошо засеяна хлебом, который жители везут в Москву в таком громадном количестве, что это кажется удивительным. Каждое утро вы можете встретить от семисот до восьмисот саней, едущих туда с хлебом, а некоторые с рыбой. […] Сама Москва очень велика. […] Но она построена очень грубо и стоит без всякого порядка. Все дома деревянные, что очень опасно в пожарном отношении. Есть в Москве прекрасный замок, высокие стены которого выстроены из кирпича. Говорят, что стены эти толщиною в 18 футов, но я не верю этому, они не кажутся такими. […] Царь живет в замке, в котором есть 9 прекрасных церквей и при них духовенство. Я не буду описывать их зданий и сооружений и оценивать их крепости, потому что у нас в Англии замки лучше во всех отношениях. Впрочем, московские крепостные сооружения хорошо снабжены всевозможной артиллерией».

Портрет Р. Ченслера. Источник: luminarium.org

«Этот князь [Иван Васильевич] — повелитель и царь над многими странами, и его могущество изумительно велико. Он в состоянии выставить в поле 200 или 300 тысяч человек, и если он идет сам походом, то оставляет на всех границах своего государства немалое число воинов. […] Все его воины — конные. Пехотинцев он не употребляет, кроме тех, которые служат в артиллерии, и рабочих; […] Сам великий князь снаряжается свыше всякой меры богато; его шатер покрыт золотой или серебряной парчой и так украшен каменьями, что удивительно смотреть. Я видал шатры королевского величества Англии и французского короля, которые великолепны, но все же не так, как шатер московского великого князя. А когда русских посылают в далекие чужеземные страны или иностранцы приезжают к ним, то они выказывают большую пышность. […] Я никогда не слыхал и не видел столь пышно убранных людей. Но это не их повседневная одежда […], когда у них нет повода одеваться роскошно, весь их обиход в лучшем случае посредственный».

Источник: golos.io

«Я думаю, что нет под солнцем людей столь привычных к суровой жизни, как русские: никакой холод их не смущает, хотя им приходится проводить в поле по два месяца в такое время, когда стоят морозы и снега выпадает более, чем на ярд. Простой солдат не имеет ни палатки, ни чего-либо иного, чтобы защитить свою голову […]; а если пойдет снег, то воин отгребает его, разводит огонь и ложится около него. Так поступает большинство воинов великого князя за исключением дворян, имеющих особые собственные запасы. Однако такая их жизнь в поле не столь удивительна, как их выносливость, ибо каждый должен добыть и нести провизию для себя и для своего коня на месяц или на два, что достойно удивления. […] Я спрашиваю вас, много ли нашлось бы среди наших хвастливых воинов таких, которые могли бы пробыть с ними в поле хотя бы только месяц. Я не знаю страны поблизости от нас, которая могла бы похвалиться такими людьми […]. Что могло бы выйти из этих людей, если бы они упражнялись и были обучены строю и искусству цивилизованных войн. Если бы в землях русского государя нашлись люди, которые растолковали бы ему то, что сказано выше, я убежден, что двум самым лучшим и могущественным христианским государям было бы не под силу бороться с ним […]».

Корабль Ченслера «Эдуард Бонавентура». Источник: commons.wikimedia.org

«Можно сказать, что русские люди находятся в великом страхе и повиновении, и каждый должен добровольно отдать свое имение, которое он собирал по клочкам и нацарапывал всю жизнь, и отдавать его на произволение и распоряжение государя. О, если бы наши смелые бунтовщики были бы в таком же подчинении и знали бы свой долг к своим государям! Русские не могут говорить, как некоторые ленивцы в Англии: «Я найду королеве человека, который будет служить ей за меня», или помогать друзьям оставаться дома, если конечное решение зависит от денег. Нет, нет, не так обстоит дело в этой стране; они униженно просят, чтоб им позволили служить великому князю, и кого князь чаще других посылает на войну, тот считает себя в наибольшей милости у государя. Если бы русские знали свою силу, никто бы не мог соперничать с ними, а их соседи не имели бы покоя от них. Но я думаю, что не такова божья воля: я могу сравнить русских с молодым конем, который не знает своей силы и позволяет малому ребенку управлять собою и вести себя на уздечке, несмотря на всю свою великую силу; а ведь если бы этот конь сознавал ее, то с ним не справился бы ни ребенок, ни взрослый человек».

«Гораздо веселее жить в тюрьме»: о русских законах

«Русские законы о преступниках и ворах противоположны английским законам. По их законам они не могут повесить человека за первое преступление, но они могут долго держать его в тюрьме, часто бить его плетьми и налагать на него другие наказания […]; Если это вор или мошенник, каких здесь очень много, то если он попадется во второй раз, ему отрезают кусок носа, выжигают клеймо на лбу и держат в тюрьме, пока он не найдет поручителей в своем добром поведении. А если его поймают в третий раз, то его вешают. Но и в первый раз его наказывают жестоко и не выпускают, разве только у него найдутся добрые друзья или какой-нибудь дворянин пожелает взять его с собой на войну […]. Русские по природе очень склонны к обману; сдерживают их только сильные побои.

Точно так же от природы они привыкают к суровой жизни, как в отношении пищи, так и в отношении жилья. Я слышал, как один русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на воле, если бы только не подвергаться сильным побоям. Там они получают пищу и питье без всякой работы, да еще пользуются благотворительностью добрых людей, а на свободе они не зарабатывают ничего.

Бедняков здесь неисчислимое количество, и живут они самым жалким образом. Я видел, как они едят селедочный рассол и всякую вонючую рыбу. Да и нет такой вонючей и тухлой рыбы, которую бы они не ели и не похваливали, говоря, что она гораздо здоровее, чем всякая другая рыба и свежее мясо. По моему мнению, нет другого народа под солнцем, который вел бы такую суровую жизнь».

Площадь в городе перед церковью. XVI век. (А. Васнецов). Источник: moscowchronology.ru

«Подьячие удивительно умеют черное делать белым и белое черным»

Второй капитан корабля Ченслера, Климент Адамс тоже писал о русских законах: «У русских нет величайшего из республиканских зол – законников, а каждый за себя адвокат […]. Император сам разбирает споры, особенно важнейшие, и, рассмотревши дело, произносит приговор. Нужно сказать, что Русский Князь решает тяжбы с необыкновенным беспристрастием: в верховном правительственном лице это заслуживает, по моему мнению, величайшую похвалу. Впрочем, как бы ни было свято намерение Князя, подьячие удивительно умеют черное делать белым и белое черным; зато уж, если будут уличены, наказываются весьма строго. […] Если кого поймают в воровстве, то заключают в тюрьму и секут розгами. За первую вину не вешают, как у нас, и это называют законом милосердия. Кто попадется в другой раз, тому отрезывают нос и клеймят лоб; за третью вину вешают. Вытаскивающих из карманов кошельки так много, что если б правосудие не преследовало их со всей строгостью, от них не было бы проходу.

Вот, что рассказывают, Государь, твои Англичане, недавно возвратившиеся из Московии».

Москва в 16 в. А. Васнецов. Источник: Pinterest

Результат экспедиции

Согласно Двинской летописи, Иван Грозный «королевенного посла Рыцарта и гостей [прим.: то есть купцов] английской земли пожаловал, в свое государство российской с торгом из-за меря на кораблех им велел ходить безопасно и дворы им покупать и строить невозбранно». Так были завязаны торговые отношения с Англией. В Лондоне прибывшего Ченслера приняли тепло, так как перед англичанами открылись прекрасные торговые перспективы. В 1555 г. была открыта Московская компания, которая уже вскоре активно начала торговать с Россией – привозили сукна, оружие, серу и селитру, необходимые для изготовления пороха, свинец и другие металлы, покупали у русских лен, сало, воск, ценные меха и канаты, ценные для английского кораблестроения. И русские и англичане начали все лучше узнавать друг друга.   


Читайте также: 
Скажи Шотландии «да»: высказывания сторонников независимости страны
Сними это, Джеймс Уокер! Фоторепортаж американца во время гранд-тура по Европе
«На нас обрушилась тьма и ужас»: сражение при Чанселорсвилле 
Узнай мужа по жене: сможешь ли ты соотнести известных супругов? 

Открытие России. Экспедиция Ричарда Ченслера | Ветер истории

24 августа 1553 года размеренность жизни жителей деревни Нёнокса в Двинском заливе была нарушена необычайным событием. Все началось с того, что с рыбацкой лодки спокойно и неторопливо занимающейся своим промыслом, был замечен приближающийся со стороны моря большой корабль. Его очертания и размеры были совершенно непривычны для находящихся в лодке рыбаков, и поэтому вполне объяснимо, что они решили поскорее пристать к берегу.

Корабль «Эдуард Бонавентура» огибает мыс Нордкап. С акварели Марка Майерса

Корабль «Эдуард Бонавентура» огибает мыс Нордкап. С акварели Марка Майерса

Однако, пользующийся преимуществом в ходе, чужак вскоре догнал беглецов и спустил шлюпку. На миролюбивые по интонации возгласы с палубы рыбаки ответить не могли – язык пришельцев им был совершенно не известен. Поморам удалось пристать к берегу, когда их все-таки настигли. Гости были одеты в странные наряды, они подчеркнуто улыбались, и их манера держаться показывала, что они не расположены к агрессии. Все первоначальные попытки наладить контакт к успеху не привели – стороны попросту не понимали друг друга. Поняв, что чужаки настроены миролюбиво, рыбаки успокоились, получили подарки и к своему искреннему облегчению были отпущены.

Вскоре по округе пошел слух о прибытии необычайного корабля из далеких земель. Местные жители постепенно осмелели и стали подплывать к нему, жестами показывая свое миролюбие и по доброте душевной угощая путешественников различной снедью. Вскоре пожаловали и официальные лица. Из установленного с трудом диалога выяснилось, что прибыли гости из страны под названием Англия и ищут путь в Индию и Китай. Путешественникам сообщили, что достигнутая земля не является ни Индией, ни Китаем, а зовется Русью и правит ею царь Иван Васильевич. И что торговать бы с путешественниками весьма были бы рады, но без дозволения начальства никак нельзя. Главный из гостей задумчиво кивал головой, прикидывая что-то в уме.

Так состоялся первый контакт, и начали налаживаться отношения между экипажем корабля «Эдуард Бонавентура», его капитаном Ричардом Ченслером, с одной стороны, и подданными русского царя, – с другой. В столицу русского царства был отправлен гонец с донесением, а гостям любезно предложили подождать ответа высшего руководства. Англичане и понятия не имели о колоссальных просторах этой неизвестной для них страны и о том факте, что в России ответа от начальства можно ждать довольно долго.

Советы Себастьяна Кабота

В первой половине XVI века Англия была еще далека от будущего положения «владычицы морей». Островная монархия была государством обособленным, и не только в силу своего географического положения. Бурная эпоха правления короля Генриха VIII (который в первой половине своего правления получил от Папы Римского титул «защитника веры», а во вторую был официально отлучен от католичества) болезненно сказалась на экономике страны. Генрих VIII решил попытать военного счастья во Франции, в принудительном порядке заставив парламент выделить ему огромную сумму денег. Однако успехи его оказались весьма скромными, а деньги, которых никогда не бывает много, просто закончились.

Желание во что бы то ни стало вступить в брак со своей фавориткой Анной Болейн привело темпераментного короля, чья семейная жизнь похожа на перипетии сказки о Синей Бороде, к конфликту с Папским Престолом и отлучению от католичества. Эдуард, недолго думая, провозгласил себя главой собственной, английской, церкви, став фактическим основателем англиканства. Земли монастырей и церквей были конфискованы – этот процесс сопровождался многочисленными жестокостями, вызывал недовольство и волнение во многих регионах страны.

К концу своего правления бывший «защитник веры», а ныне «генеральный викарий» англиканской церкви утратил прыть, заболел и скончался. Трон унаследовал его сын, ставший английским королем 20 февраля 1547 г. под именем Эдуарда VI. Новый, совсем юный правитель получил корону в девятилетнем возрасте. Мальчик уже знал несколько языков, включая французский и латынь, его окружали мудрые учителя и наставники. Это было нелегкое для Англии время – страна была разорена вследствие политики Генриха VIII, торговля находилась в упадке.

А в Европе набирала силу уже вовсю блиставшая золотом Испания. Изгнав мавров в Северную Африку, она уже в полной мере пользовалась плодами географических открытий, сделанных Христофором Колумбом. Все обширнее становились владения Мадрида в Новом Свете, все более тяжело груженные золотом корабли потянулись через океан. Под ударами Кортеса пала империя ацтеков, Писарро сокрушил инков, и, хотя часть золота индейцам удалось спрятать, о масштабах взятой добычи по дворам европейских монархов ходили легенды. Испания богатела на глазах, ее знать не торгуясь покупала себе самое лучшее и дорогое оружие, изысканные наряды и украшения, щедро соря монетами из переплавленного заокеанского золота.

Открывшая дорогу в Индию Португалия уже не выдерживала слишком напряженного колониального марафона, проигрывая своей могущественной соседке, и, постепенно выдыхаясь, сбавляла темп экспансии. Стало очевидно, что в будущем испанцы возьмут под контроль торговые пути, идущие вокруг Африки на Восток. Морское и военное могущество Мадрида казалось незыблемым, но что было делать «бедным английским торговцам», которым тоже весьма хотелось урвать хоть кусочек сказочных заморских богатств? И желательно кусочек большой и ощутимый для тощих кошельков. Будущие акулы Сити, не превышавшие тогда еще размеров юрких, но уже безжалостных окуней, напряженно думали: им мерещились золотые сундуки, а это в некоторых случаях хороший стимул для напряженной умственной деятельности. Им было над чем поломать голову.

Ганс Гольбейн Младший. Себастьян Кабот

Ганс Гольбейн Младший. Себастьян Кабот

Отправиться в Новый Свет и попытаться сунуть руку в этот, казалось, безразмерный и богатый испанский амбар маленьким, но уже хищным «окунькам» не позволял пока инстинкт самосохранения. Требовалось найти иной, не находящийся под контролем испанцев, путь к богатым странам Востока. Уже было давно известно, что земли, открытые Колумбом, не имеют ничего общего с легендарными Китаем и Индией. В разрешении этой проблемы англичанам помог Себастьян Кабот.

Этот итальянец, на исходе жизни решивший перебраться в Англию, имел репутацию опытнейшего морехода и ученого. Место его рождения точно не установлено. Одним из городов, претендующих на родину Кабота, является Венеция. С ранней молодости Кабот бороздил моря и океаны – ходил со своим отцом, Джоном Каботом, к берегам Америки. Состоял на службе у английского короля Генриха VIII, у испанского короля Фердинанда II. Занимался картографией и землеописанием.

Впоследствии к его услугами и знаниям решили прибегнуть для поиска путей к Молуккским островам. Кабот должен был, следуя по пути Магеллана, обогнуть Южную Америку и выйти в Тихий океан. В 1526 г. он отплыл на четырех кораблях из Испании, но по пути его флагман потерпел крушение, и вместе с другими участниками экспедиции Кабот занялся изучением внутренних районов Южной Америки. В исследовании современного Парагвая и района Ла-Платы мореплаватель провел почти 4 года. Вопреки ожиданиям, ему не удалось отыскать ни много золота, ни сказочных, богатых пряностями, стран.

После своего далеко не триумфального возращения в Испанию Кабот был направлен в контролируемый Мадридом Оран на североафриканском побережье. В 1547 г. сразу после вступления на престол Эдуарда VI старый ученый, составивший к тому времени собственную карту мира, прибыл в Англию, где ему за заслуги перед отцом юного короля была пожалована пенсия. Благодаря своему положению, репутации и знаниям, Кабот пользовался уважением и доверием не только придворных из окружения короля, но и в кругах, связанных с торгово-финансовой деятельностью.

Еще в молодости этот мореплаватель стал приверженцем гипотезы существования Северо-Восточного прохода, через который морем можно из Европы достигнуть Тихого океана и расположенных там Китая и Индии. Кабот считал, что этот, как ему казалось, пролив следует искать в обход Северной Европы и Азии. Привлекательность этой концепции состояла в том, что предполагаемый Северо-Восточный проход никто не контролирует и не претендует на право обладания им. Следовательно, англичане, подобно Колумбу и Васко да Гама, могли быть первопроходцами и монополистами на сделанные открытия. Отпадет надобность связываться с могущественной Испанией, и появится вполне очевидная возможность осуществлять торговлю с Востоком. Ну а где торговля, там и прибыль.

Предприятие обещало быть выгодным, и маленькие хищники из торгово-финансового лондонского пруда заволновались. Постаревший, но не утративший тяги к всевозможным географическим и мореплавательным затеям, воплощение которых можно конвертировать в золото и другие преференции, Кабот четко держал нос по ветру. Он энергично и без усилий встречался с нужными людьми, произносил правильные речи уверенным и авторитетным тоном. Его слушали, делали соответствующие выводы и подсчитывали барыши. Вскоре наступил черед перехода от голой теории к практической фазе.

В 1551 г. в Англии при широкой поддержке властей предержащих и с одобрения молодого короля была создана компания с длинным названием «Мистерия и компания торговцев авантюристов для открытия регионов, доминионов, островов, и мест неизвестных». Основателями этого предприятия кроме самого идейного вдохновителя Себастьяна Кабота были «люди большой мудрости и заботящиеся о благе своей родины», а попросту купцы и финансисты, образовавшие нечто вроде совета директоров. Целью компании с длинным и причудливым названием было нахождение Северо-Восточного прохода и налаживание торговли с Китаем, Индией и другими богатыми восточными странами, минуя тем самым коммерческую монополию Испании и Португалии.

Разумеется, компания представляла собой своего рода акционерное общество. Каждый из его участников обязывался вложить в предприятие определенный взнос, исчисляющийся 25 фунтами, суммой по тому времени немалой. Желающих приобщиться к богатствам Востока хватало, и вскоре из взносов разной величины были собраны 6 тысяч фунтов. На эти средства было решено построить три корабля, вооружить и оснастить их по последнему слову тогдашней техники. Планировалось загрузить туда лучшие английские товары, которые, по мнению местных торговцев, могли пользоваться спросом даже в землях весьма отдаленных.

Сэр Хью Уиллоуби

Сэр Хью Уиллоуби

Строились будущие экспедиционные корабли из лучших сортов дерева, их подводные части были обшиты свинцовыми листами. Когда строительство уже подходило к концу, остро встал кадровый вопрос. Желающих первыми добраться до легендарных Индий было более чем достаточно – тут играли большую роль не только финансовые, но и политические преференции. В первых рядах претендентов в «коммерческие колумбы» находился некто сэр Хью Уиллоуби, джентльмен весьма знатного происхождения. Правление компании высоко ценило его за знатность, связи, и некоторый военный опыт. Хью Уиллоуби обладал высоким ростом и представительной внешностью, что, по мнению организаторов, могло сыграть свою положительную роль при ведении переговоров. Морского опыта этот господин не имел никакого, зато мог изъясняться важно, величаво, убедительно. Его кандидатура была утверждена – сэр Уиллоуби стал адмиралом с «представительной внешностью» и руководителем всей экспедиции.

Второй кандидат, прошедший отбор, был Ричард Ченслер, которого характеризовали, как человека большого ума. Вполне вероятно то, что количество «баллов», необходимых для утверждения этого господина на должность, было увеличено хлопотами молодого дворянина Генри Сиднея, лица из близкого окружения короля Эдуарда VI. Капитаном третьего корабля назначили Корнелия Дюрферта. Всего к экспедиции подготовили три корабля. 120-тонный и наиболее хорошо оснащенный «Bona Esperanza» («Добрая Надежда») под флагом сэра Хью Уиллоуби. 160-тонный и самый крупный «Edward Bonaventure» («Эдуард Благое Предприятие») под командованием Ричарда Ченслера, являвшегося по совместительству еще и главным штурманом экспедиции. И 90-тонный, самый маленький, «Bona Confidentia» («Благое упование»), капитаном которого являлся Корнелий Дюрферт.

Личный состав экипажей состоял из 105 человек. Кроме того, для осуществления коммерческой части предприятия на борту находилось 11 лондонских купцов. Корабли были в достаточной степени снабжены провиантом из расчета плавания сроком на 18 месяцев. Никто из участников экспедиции никогда не был ни в Индии, ни в Китае. Более того, и опытные мореплаватели, входившие в состав экипажей, не имели даже приблизительного понятия, где находится Северо-Восточный проход, какова его протяженность, и доступен ли он для мореплавания. Стремясь хоть как-то разбавить почти полное отсутствие информации (а у англичан ничего не имелось, кроме весьма общих предположений синьора Себастьяна Кабота), было решено опросить двух татар, которые служили в королевских конюшнях. Однако оказалось, что эти господа более склонны к неумеренному потреблению спиртосодержащих жидкостей, чем к аккумулированию знаний. Татары совершенно искренне сообщили, что ничем не могут помочь, поскольку покинули родину давным-давно. Организаторы между тем начали проявлять признаки некоторого волнения, поскольку, по мнению некоторых уважаемых джентльменов, оптимальное время для отплытия было уже упущено. Но подготовка экспедиции находилась в той стадии, когда отменить запущенный процесс уже не представлялось возможным.

Курс на северо-восток

10 мая 1553 г. флотилия Уиллоуби покинула устье Темзы. Отплытие кораблей вызвало определенный общественный резонанс – в честь экспедиции был дан артиллерийский салют. Ее провожали многие представители родовитой аристократии и, конечно же, купечество. Сам юный король Эдуард VI, являвшийся во многом идейным и финансовым вдохновителем плавания, на церемонии прощания присутствовать не смог. К этому моменту крепкий от рождения юноша был уже серьезно болен чахоткой. Вскоре он умер.

Ричард Ченслер

Ричард Ченслер

Во время отплытия вдруг выяснилось, что понятие «тщательно подготовленная экспедиция» может быть очень относительным и трактуется по-разному. Часть загодя погруженной провизии оказалась весьма низкого качества (сэкономили) и испортилась. Множество бочек с вином попросту потекли. Тем не менее корабли взяли курс на северо-восток. Плавание сопровождалось трудностями погодного характера – лишь спустя месяц флотилии удалось достигнуть норвежского острова Сенья. Тут 3 августа 1553 г. сэр Уиллоуби решил провести совещание с капитанами двух других кораблей. Было принято решение, что если в случае шторма корабли потеряют друг друга, точкой сбора будет норвежский городок Вардё. Там участникам плавания надлежит дожидаться других при необходимости. Однако, как показали дальнейшие события, этим планам не суждено было исполниться. Налетевший в тот же день шторм разметал корабли. Более хороший ходок, флагманский «Добрая Надежда», вскоре оторвался от более тяжелого «Благого Предприятия» под командованием Ченслера. Где-то в шторме пропало и маленькое «Благое упование».

Потеряв спутников из виду, Ченслер преодолел, наконец, шторм и согласно ранее принятым инструкциям прибыл через неспокойное море в Вардё, но не застал там ни «Доброй Надежды», ни «Благого упования». Его корабль простоял в гавани 7 дней – никаких вестей от Уиллоуби и его спутников не было. Поняв, что ожидание может затянуться, Ченслер решил продолжить плавание самостоятельно. Интересно, что перед отплытием капитан «Благого Предприятия» свел знакомство с неким шотландцем, который настойчиво отговаривал своего собеседника от продолжения похода, ссылаясь на невероятные и практически непреодолимые трудности, которые ожидают путешественников дальше на восток. Ченслер, разумеется, не послушал шотландца – настроен он был решительно, к тому же необходимо принять во внимание довольно сложные отношения между англичанами и шотландцами. Дух экипажа тоже был на высоте. Пополнив запасы провизии и воды, «Благое предприятие» отправилось на восток. Взору путешественников предстал бескрайний и пустынный океан. Их сильно удивил тот факт, что в этих краях вовсе не было, как им казалось, ночи – жители Британских островов не имели тогда понятия о полярном дне и полярной ночи.

Судьба сэра Хью Уиллоуби и его спутников

Что же произошло с двумя другими кораблями экспедиции, пока «Благое Предприятие» уходило на восток? Ход событий удалось восстановить по сохранившимся бортовым журналам. Надо отдать должное тогдашнему морскому авторитету Себастьяну Каботу – именно он настоял на том, чтобы участники экспедиции записывали все происходящее с ними в специальные журналы и делали это ежедневно. Требовалось вносить туда данные о происшествиях, обстоятельствах плавания, выбранном курсе, сделанных открытиях. После окончания шторма флагманский корабль «Добрая Надежда» вместе с отыскавшим его «Благим упованием» попытались вернуться в Вардё, однако не смогли обнаружить это место. Уиллоуби и Дюрферт решили отправиться на северо-восток.

14 августа 1553 г. с кораблей была обнаружена земля. Подходы к безлюдному, защищенному прибрежным льдом берегу оказались мелководными, от спуска шлюпки решено было отказаться. Сэр Уиллоуби приказал определить координаты и занести показания в вахтенный журнал. Если англичане правильно высчитали широту, то они находились у Гусиной земли – у юго-западной оконечности Новой Земли, уже давно посещаемой русскими мореплавателями. Данный факт превратился в миф о некоей «земле Уиллоуби», поиски которой велись даже в XVIII веке.

Три дня английские корабли продвигались к северу, пока на «Благом Уповании» не обнаружили течь, и оба корабля не повернули на юг. 21 августа 1553 г. Уиллоуби записал в журнал, что море становится все более мелким, но самой земли не видно. В конце концов англичане увидели берег и три недели шли вдоль него на запад, то приближаясь, то удаляясь от земли. Еще через неделю корабли обнаружили устье реки – погода начала уже портиться, и Уиллоуби, посовещавшись с офицерами, принял решение стать тут на якорь и зазимовать. Ни людей, ни признаков жилья в этом глухом для путешественников краю обнаружено не было. Шел конец сентября, бухта, по записям Уиллоуби, была богата тюленями, на которых англичане охотились. Посланные в разные направления поисковые группы также не обнаружили ничего, что указывало бы на присутствие человека. Свою последнюю запись в журнале сэр Хью Уиллоуби сделал 8 января 1554 года.

Гибель экипажа «Доброй Надежды» и адмирала Уиллоуби

Гибель экипажа «Доброй Надежды» и адмирала Уиллоуби

А весной группой поморов, которые охотились в здешних краях, были случайным образом обнаружены два корабля, присыпанных снегом и стоящих на якорях возле берега в устье реки Варзина. При ближайшем рассмотрении и обследовании обнаружилось, что все находящиеся на борту 63 человека мертвы. Адмирала сэр Хью Уиллоуби нашли в каюте – невидящим взглядом он смотрел в раскрытый вахтенный журнал. Трюмы кораблей были полны самыми различными товарами, в избытке было и провианта. Поморы не притронулись к находке, а доложили о случившемся начальству в Холмогоры, оттуда сообщили уже царю Ивану Васильевичу. Тот распорядился найденный груз опечатать, а тела моряков перевезти в Холмогоры и передать представителям английской стороны.

Все обстоятельства и причина гибели экипажей «Доброй надежды» и «Благого упования» не известны до сих пор. Тела участников экспедиции были обнаружены в совершенно естественных бытовых позах, более того, мертвыми оказались даже корабельные собаки. Тот факт, что оба корабля для лучшего сохранения тепла оказались со всей возможностью герметизированы, щели были тщательно законопачены, может указывать на то, что Уиллоуби и его спутники могли отравиться угарным газом из-за не полностью прогоревших углей в корабельных очагах, а потом свою роль сыграл беспощадный северный мороз.

Ричард Ченслер открывает Россию

Корабль Ричарда Ченслера, управляемый опытным штурманом Стивеном Барроу, оставив за кормой мыс Нордкап, вошел в Белое море. 24 августа 1553 года, все еще не представляя толком, в каких краях он находится, «Эдуард Бонавентура» вошел в устье реки. Вскоре с борта заметили рыбачью лодку, а в ней – «туземцев». «Туземцы», оказавшиеся мрачного вида бородачами, начали сноровисто и торопливо грести к берегу, полагая, что от неизвестных пришельцев, прибывших на большом корабле, ничего хорошего ждать не приходится. Англичане сумели догнать беглецов и завязать с ними некое подобие беседы, используя жесты. Ричард Ченслер обошелся с ними подчеркнуто вежливо и отпустил восвояси. «Туземцы» тоже оказались довольно вежливыми и убрались, не причинив англичанам ущерба.

Вскоре весть о прибытии гостей распространилась по местной округе, оказавшейся устьем реки Двины. От все более многочисленных и дружелюбных посетителей из числа местных Ченслер вскоре выяснил, что земля эта называется Россией, Русью, а управляет ей могущественный царь Иван Васильевич, чьи владения громадны, и злить которого строго не рекомендуется. Ни об Индиях, ни о Китае местные жители слыхом не слыхивали. Ченслер был действительно человеком умным: отчетливо понимая, что торговля с такой огромной и богатой страной не менее выгодна, чем с легендарным Китаем, он начал искать контактов с местным руководством. Англичанам улыбалась перспектива относительной близости России – корабль мог совершить плавание с товаром из Англии и вернуться домой за одну навигацию.

Вскоре на палубу «Благого Предприятия» вступил местный губернатор (очевидно, англичанам трудно было произносить слово «воевода») и поинтересовался намерениями путешественников. Ченслер весьма любезно сообщил ему, что они прибыли из Англии по поручению короля Эдуарда VI с единственной целью – вести торговлю. Ченслер, демонстрируя полное простодушие, попросил разрешения закупить у русских припасы и выделить на корабль нескольких важных заложников для обеспечения безопасности экспедиции. «Губернатор» на это ответил, что по всем вопросам ведения торговли с иноземцами должно получить разрешение Москвы, куда отправят специального гонца. Необходимым провиантом англичан снабдят, а вот заложников оставлять не положено. Да и никто гостей не обидит.

Англичане отметили, что «варвары» весьма дружелюбны. Пока обе стороны обменивались любезностями, гонец во всю прыть, какую только возможно было развить по осенней распутице, мчался к Москве. Известие о прибытии англичан было весьма благосклонно встречено царем Иваном Васильевичем. В это время он как раз занимался налаживанием связей с Западной Европой. Многие старые торговые пути оказались перерезанными. На юге выходы к Черному морю перекрыли татары. Западное направление стало недоступным из-за недружелюбной Польши. Не было надежных выходов и на просторы Балтики.

Чтобы несколько исправить ситуацию, Иван Васильевич, решивший проблему Казанского ханства, готовился к Ливонскому походу. А тут пришла весть о появлении возможности торговать с иноземцами через безопасный север. Иван Васильевич тут же дал согласие на коммерческие отношения с гостями из Англии и пригласил их к себе в Москву. Путь до столицы мог показаться англичанам чрезмерно долгим и трудным, так что все организационные моменты предписывалось решать при помощи местных властей. Получив соответствующие инструкции, царский гонец поспешил обратно.

Но расстояния в России были действительно колоссальными – путь в Москву и обратно занимал много недель. Пока гонец спешил к Белому морю, Ченслер начал подозревать, что «варвары» просто тянут время, не допуская его к своему верховному руководству, и того и гляди учинят какое-нибудь коварство, подобно диким ацтекам: заманят доверчивых англичан в ловушку и всех перебьют. Ченслер прибег к угрозам, что если ему не дадут возможности увидеться с «королем», то он уедет и увезет все товары с собой. Северные «варвары», прекрасно понимая, что дело идет к зиме и полярной ночи, и никуда англичане не денутся, лишь улыбались в бороды и делали вид, что весьма опечалены расстроенными чувствами гостя.

Наконец, видя кипящую предприимчивость господина Ченслера, было решено дать разрешение на его поездку в Москву, не дожидаясь затерявшегося где-то на бескрайних просторах гонца. Его снабдили всем необходимым, выделили эскорт, и англичанин отправился в далекую Москву. Преодолевая просто колоссальные для островного сознания расстояния, Ченслер убедился, что совершенно не представлял себе русских реалий. Справедливости ради следует заметить, что это касается очень многих иностранцев, прибывающих в Россию, и не только лишь с коммерческими целями.

По пути Ченслер встретил заблудившегося было царского гонца с хорошей новостью о том, что царь рад гостям и приглашает их к себе в столицу. Сама Москва удивила капитана своими размерами – он утверждал, что по размеру она превышает Лондон, однако застроена преимущественно деревянными домами без всякой системы. Путешественник отмечал большое количество артиллерии на русских укреплениях, которые, впрочем, осмотреть ему не дали. Спустя 12 дней после прибытия царь Иван Васильевич с необыкновенной пышностью принял Ричарда Ченслера, на свой страх и риск назвавшегося «королевским послом», хотя для такой миссии у него не было ни соответствующих прав, ни полномочий. Надо все-таки отдать должное личностным качествам англичанина: в совершенно чужой стране перед могущественным правителем он не оробел, а провел успешные, оказавшиеся результативными переговоры.

Фрагмент французской гравюры. Иван Грозный принимает Ричарда Ченслера

Фрагмент французской гравюры. Иван Грозный принимает Ричарда Ченслера

Иван Васильевич продержал англичанина у себя в гостях до весны, а потом с большим почетным эскортом отправил обратно на север, где его давно дожидались спутники. Кроме богатых подарков Ченслер вез с собой самый главный трофей – царскую грамоту на беспошлинную торговлю с Англией. В 1554 г. «Благое Предприятие» вернулось, наконец, в Англию. К этому времени король Эдуард VI умер, и грамота была вручена королеве Марии. Первоначальных замыслов добраться до Китая и Индии экспедиция не достигла, но практичные лондонские купцы уже видели для себя прекрасную выгоду от торговли с Россией.

Общество «купцов-авантюристов» было официально утверждено правительством и получило более благозвучное название: «Московская торговая компания». Это предприятие просуществует до 1917 года. Во главе модернизированной фирмы встал не потерявший энергии Себастьян Кабот, который совершенно уверенно утверждал, что Россия, хоть и не Китай, – но тоже очень даже хорошо. Чтобы закрепить успех, Ричард Ченслер по горячим следам в 1555 г. вновь отправляется в далекое Русское царство, теперь уже как полномочный, а не импровизированный посол. Вместе с ним прибыли два официальных представителя «Московской компании».

Иван Васильевич встретил гостей милостиво и подтвердил данные ранее привилегии. Весной 1556 г. послы были вновь отпущены с богатыми подарками, а в доказательство своей заинтересованности в торговых отношениях с Англией Иван Васильевич отправил в Англию уже своего представителя – дьяка посольского приказа Осипа Григорьевича Непею. Обратный путь был нелегким. Отплыв на четырех плотно груженных различными товарами кораблях, после четырех месяцев плавания флотилия попала в шторм у берегов Шотландии. Только одному кораблю удалось достигнуть Лондона – остальные затонули. Смерть, которая долгое время обходила Ричарда Ченслера стороной, настигла его практически у родных берегов – отважный моряк погиб. Ну а царскому послу Осипу Григорьевичу Непее повезло больше – ему не только удалось спастись, но и блестяще осуществить возложенную на него непростую дипломатическую миссию. В 1557 г. он, сопровождаемый очередным английским посольством и дарами от королевского двора, вернулся в Россию.

Торговля между Россией и Англией с тех пор приобрела регулярный характер, прекращаясь лишь во время войн, где эти государства были противниками. Значение северных гаваней, в первую очередь появившегося позже Архангельска, было очень велико в торговле с Западной Европой вплоть до основания Санкт-Петербурга. Корабли под английским флагом часто посещали воды Белого моря, и не всегда их визиты носили мирный характер.

https://topwar.ru/122998-otkrytie-rossii-ekspediciya-richarda-chenslera.html

Ричард Ченслер | Encyclopedia.com

Ричард Ченселлор (умер в 1556 году) был первым англичанином, проникшим в Белое море и установившим отношения с Россией.

Ричард Ченселлор, очевидно уроженец Бристоля, приобрел географические и морские навыки у исследователя Себастьяна Кэбота и географа Джона Ди. Кабот всегда интересовался путешествием в Азию через Арктику, и с этой целью король Эдуард VI в 1552–1553 годах учредил ассоциацию английских купцов с герцогом Нортумберлендским в качестве главного покровителя.Они надеялись не только открыть Северо-Восточный проход, но и найти рынок для английской шерстяной ткани.

Сэру Хью Уиллоуби было предоставлено три корабля для поиска, а Ченслер стал заместителем командира. Их разделил норвежский прибрежный шторм; Уиллоуби с двумя кораблями отплыл на восток и обнаружил Новую Землю, но погиб со всеми своими людьми на побережье Лапландии. Канцлер с корабля Эдвард Бонавентура, нашел вход в Белое море и бросил якорь в порту Архангельска.Англичане и раньше бывали в России, но все недавние контакты осуществлялись через немецких купцов Ганзейского союза. Оставив Эдуард в Архангельске, канцлер по суше отправился в Москву, где был благосклонно принят Иваном Грозным. Царь, казалось, был рад помочь разрушить ганзейскую торговую монополию.

Когда канцлер вернулся в Англию летом 1554 года, король Эдуард был мертв, а его преемница Мэри казнила Нортумберленд за попытку посадить на трон леди Джейн Грей.Канцлера не было клеймо, и Московская компания, как теперь называлось объединение, снова отправила его в Белое море в 1555 году. В этом путешествии он узнал, что случилось с Уиллоби, восстановил свои бумаги и узнал об открытии Новая Земля. Канцлер провел лето 1555 года, общаясь с царем, организовывая торговлю и пытаясь узнать, как можно добраться до Китая северным путем.

В 1556 году канцлер отправился в Англию, взяв с собой первого русского посла в своей стране.Осенью они покинули Архангельск; Edward достиг побережья Шотландии, но потерпел крушение у Питлаго, где погиб Ченслер. Русский посланник выжил и добрался до Лондона. Канцлер нашел путь в Россию, и хотя со временем он был заменен на лучший, он долгие годы оставался единственным возможным путем для англичан.

Дополнительная литература

Биография канцлера отсутствует; О его жизни мало что известно, кроме поездок в Россию. Удобное резюме его путешествий и путешествий Уиллоби находится в книге Джеймса А.Уильямсон, Эпоха Дрейка (1938; 4-е изд. 1960). Джозеф К. Хэмел, Англия и Россия: Включая путешествия Джона Традесканта Старшего, сэра Хью Уиллоуби, Ричарда Ченслера, Нельсона и других к Белому морю (пер. 1854; репр. 1968), дает обширное обсуждение канцлера происхождение, но мало биографических подробностей. Материал о канцлере в T. S. Willan, The Early History of the Russia Company, 1553-1603 (1956), основан на работе Хамеля.Ева Г. Р. Тейлор, Tudor Geography, 1485-1583 (1930), дает основу для поиска английского Северо-Восточного прохода. □

РИЧАРД ЧАНЦЛЕР ДОСТИГАЕТ АРХАНГЕЛА 1553 (E6)

xxxxx В 1553 году англичанин Ричард Ченселлор в качестве главного лоцмана принял участие в экспедиции по поиску северо-восточного прохода из Европы на Дальний Восток. Два из трех кораблей были потеряны при выходе на Кольский полуостров, но его судно «Эдвард Бонавентура» вошло в Белое море и достигло Архангельска.Оттуда он отправился по суше в Москву и был хорошо принят царем Иваном IV в году. Он вернулся с выгодным торговым соглашением, что привело к созданию Московской компании в 1755 году. Позже он вернулся в Москву, но в 1556 году был утонул, когда его корабль затонул во время его возвращения.

РИЧАРД ЧАНЦЛЕР ДОСТИГАЕТ АРХАНГЕЛА 1553 (E6)

Благодарности

Канцлер: гравюра, дата и художник неизвестны.Карта (Скандинавия): под лицензией Creative Commons, WikiFoundry - www.thetudorswiki.com. Кабот: работы американского художника Джеймса Херринга (1794- 1867) - Городской музей и художественная галерея, Бристоль, Англия. Карта (Америка): http://teachtechcolorado.com/ed.content.

xxxxx В 1553 году флот из трех кораблей под командованием сэра Хью Уиллоуби отправился на поиски прохода с севера на восток из Европы на Дальний Восток. Во время плавания у берегов Норвегии суда разлучил сильный шторм.Два корабля достигли Кольского полуострова и укрылись там в гавани, но Уиллоуби и оба его экипажа погибли зимой. Англичанин Ричард Ченселлор, главный пилот экспедиции, находился на борту третьего судна «Эдвард Бонавентура». Ему удалось найти выход в Белое море и, плывя на юг, добрался до Архангельска (Архангельска). ( См. Карту ниже.)

xxxxxОтсюда он отправился в сухопутное путешествие в Москву на расстояние около 1500 миль.Он был хорошо встречен царем Иваном IV (на фото) и вернулся с письмом, подтверждающим благоприятные условия торговли Англии с Россией. Результатом этой встречи стало учреждение Московской компании, основанной в 1555 году (M1) и предоставившей монополию на англо-русскую торговлю. После успешного визита канцлер снова отправился в Москву в рамках торговой миссии, но на обратном пути он утонул в кораблекрушении у берегов Шотландии в ноябре 1556 года.

E6- 1547- 1553- E6- 1547- 1553- E6- 1547- 1553- E6- 1547- 1553- E6- 1547- 1553- E6- 1547- 1553- E6

В том числе:

Себастьян

Кабот

xxxxx Человеком, который инициировал поиски северо-восточного прохода , был итальянский мореплаватель Себастьян Кэбот (c1476- 1557), сын известного исследователя Джона Кэбота.Он поселился в Англии в середине 1540-х годов и, известный своими услугами картографа Генриху VIII, быстро снискал расположение двора. Примерно в 1549 году Эдуард VI назначил его великим пилотом Англии и получил пенсию. Стремясь, как всегда, найти более прямой путь к богатствам Востока, именно он организовал экспедицию под командованием Уиллоуби, и именно он, по возвращении Ричарда Ченслера в 1555 году, быстро основал Московскую Торговую Компанию. Авантюристы с самим собой в качестве губернатора.

xxxxx Но Себастьян Кэбот, вероятно, наиболее известен своими исследованиями в Новом Свете. Доподлинно неизвестно, сопровождал ли он своего отца, Джона Кэбота, в его эпоху - , совершая плавание в Северную Америку в 1497 (H7). Однако можно сказать наверняка, что он совершил по крайней мере две экспедиции в Новый Свет. Первый, в 1508 году, был на северном побережье, где он, как и его отец, добрался до Лабрадора, а затем отправился в Гудзонов залив; а второй, в 1526 году, был в Южной Америке по поручению императора Карла V.Достигнув устья реки, которую он назвал Рио-де-ла-Плата, он поплыл вверх по рекам Парана и Парагвай, убежденный, что наконец нашел проход на Дальний Восток. Однако, когда он не нашел выхода, он отказался от своих исследований и начал бесплодные поиски легендарной богатой земли, прежде чем вернуться в Испанию с позором в 1530 году.

xxxxx Как мы увидим, поиски северо-восточного прохода оказались безуспешными, мореплаватели и торговцы обратили внимание на возможность морского пути север- на запад через сегодняшнюю канадскую Арктику.Как мы увидим, первым исследователем, предпринявшим такую ​​попытку, был англичанин Мартин Фробишер в 1576 (L1).

xxxxx Между прочим, по прибытии в Южную Америку Кэбот быстро заметил замысловатые серебряные украшения, которые носили индейцы. Вероятно, поэтому он назвал реку, которую он нашел, Рио-де-ла-Плата (Серебряная река) и назвал область Аргентиной, что означает «серебристая». ……

xxxxx …… Помимо того, что он был способным штурманом, он был еще и опытным картографом.В 1512 году он составил карты юго-западного побережья Франции для планов вторжения Генриха VIII, а в 1544 году он составил карту мира, копия которой находится во Французской национальной библиотеке в Париже.

xxxxx Человеком, который инициировал поиски Северо-восточного прохода, был итальянский мореплаватель Себастьян Кабот (ок. 1476– 1557), сын известного исследователя Джона Кэбота. Прибыв в Англию в середине 1540-х годов, он был назначен великим пилотом Эдуардом VI, и в этом качестве он организовал экспедицию Уиллоуби, а после возвращения Ричарда Ченслера в 1555 году основал Московскую компанию купцов-авантюристов.Но сегодня его помнят за его две экспедиции в Новый Свет, первую в Гудзонов залив, а во вторую - в Южную Америку от имени императора Карла V в 1526 году. Он достиг Рио-де-ла-Плата, а затем совершил плавание по Паране и Парагваю. реки. Обнаружив, что это не выход на Дальний Восток, он отказался от своей миссии и отправился на поиски легендарной страны богатства. Не найдя такого места, он с позором вернулся в Испанию в 1530 году. Затем все внимание было обращено на поиск северо-западного прохода, и это, как мы увидим, впервые предпринял английский мореплаватель Мартин Фробишер в 1576 (L1).

Канцлер школ Нью-Йорка Ричард Карранса уходит в отставку

Канцлер Министерства образования Ричард Карранса уходит в отставку после трех неоднозначных лет руководства крупнейшей школьной системой страны, заявили в пятницу городские власти.

Его последний день будет 15 марта - и его заменит нынешний исполнительный суперинтендант Бронкса Мейша Росс Портер, согласно Министерству энергетики.

«Для меня было честью всей жизни быть канцлером, и от всего сердца я хочу поблагодарить вас за возможность служить своим и моим детям», - сказал Карранса на брифинге для прессы с мэром Биллом де Блазио.

Карранса, 54 года, был взволнован, когда раскрыл причину своего внезапного ухода, поскольку официальные лица работают над открытием школ для примерно 1 миллиона учеников Большого Яблока в условиях пандемии коронавируса.

«Не заблуждайтесь, я житель Нью-Йорка, но не по рождению, а по своему выбору. Проигравший житель Нью-Йорка… - он замолчал, сдерживая слезы.

Придя в себя, он продолжил: «11 семей и близких друзей детства этой пандемии».

Он добавил: «И жителю Нью-Йорка, которому, честно говоря, нужно время, чтобы горевать.Я чувствую, что могу воспользоваться этим временем сейчас, благодаря тому месту, где мы находимся, и той работе, которую мы проделали вместе ».

Канцлер школ Нью-Йорка Ричард Карранза уходит со своего поста. Мэттью Макдермотт

Отставка Каррансы приходится на середину бурного учебного года для родителей и учащихся - гибрид очного обучения и дистанционного обучения, что свидетельствует об уровне заражения COVID-19 окунулись и взлетели по городу.

«Пришло время уезжать», - сказал The Post старший администратор Министерства энергетики США, отметив массовый исход других высокопоставленных лидеров, включая заместителя канцлера Гидру Мендосу, первого заместителя канцлера Шерил Уотсон-Харрис и главного операционного директора Министерства энергетики Урсулину Рамирес.

«Я понимаю, что он столкнулся с некоторыми личными проблемами», - сказал источник. «Это тяжелое время для многих людей. Но сейчас все очень опасно на многих уровнях. Множество вопросительных знаков. Теперь у нас есть еще один большой ".

На вопрос о том, почему он решил уйти сейчас, когда у администрации де Блазио осталось 10 месяцев, Карранса сказал, что это личное решение - и не имеет никакого отношения к политике высокопоставленной должности.

«Послушайте, я ухожу, потому что мне нужно позаботиться обо мне, и мне нужно время, чтобы горевать, и этот город, эта школьная система заслуживает канцлера, который на 100 процентов берет на себя управление и возглавляет сборную по возвращению всех. в сентябре », - сказал он.

Затем в мае 2018 года директор школ Хьюстона, штат Техас, Карранса отправился в путь по пересеченной местности в Нью-Йорк - после того, как де Блазио был первым избранным царем школ, Альберто Карвалью, который руководил системой государственных школ Майами-Дейд, сменил работу. вниз.

Карранса, который также ранее руководил школьным округом Сан-Франциско, рассказал о некоторых достижениях своего правления.

«В крупнейшей школьной системе Америки мы добились истинного прогресса в демонтаже структур и политики, которые являются продуктом десятилетий укоренившегося расизма», - сказал он.«Например, отключив школьные экраны, и мы наконец привлекли внимание к психическому здоровью».

Де Блазио поблагодарил Каррансу за его службу.

«Я восхищаюсь вами за все, что вы сделали, и мы благодарим вас и собирались скучать по вам», - сказал Хиццонер.

Родившаяся на Южной Ямайке, Квинс, Портер станет первой чернокожей женщиной города, которая возглавит крупнейший школьный округ страны.

«В первую очередь я узнала от своего любимого учителя - моей мамы - это важность, которую один учитель придает жизни каждого молодого человека», - сказала она, также отметив других учителей, оставивших след в ее жизни.«Мой долг и ответственность, которые я нес на себе всю свою жизнь, - наклоняться вперед, наклоняться, видеть каждого ученика и создавать для него возможности».

Портер сказала, что для ее администрации главным приоритетом является осуществление инициатив по разнообразию, чтобы «убрать барьеры» в каждом районе.

«Реальность такова, что сегрегация существует, и я не собираюсь уклоняться от важности действительно смотреть на неравенство в процессах приема и действительно продвигать способы создания возможностей и доступа для всех студентов в Нью-Йорке», - сказала она .

Ричарда Карранса заменит нынешний исполнительный суперинтендант Бронкса Мейша Росс Портер. Ангел Шеврестт

Она также сказала, что сосредоточится на возобновлении работы средней школы для очного обучения и подготовке плана открытия всех школ в сентябре.

Портер станет первой чернокожей женщиной в городе, которая возглавит крупнейший школьный округ страны.

Карранса назвал своего преемника «рожденным и выросшим в Нью-Йорке жителем, который ест, пьет, спит и все время думает о Нью-Йорке и его детях.”

«Я так горжусь тем, что этот мэр выбрал первого афроамериканского чернокожего канцлера, который принял эстафету», - сказал он.

С самого начала своего правления Карранса явно возвел расу в центр своей администрации - позиция, которая вызвала аплодисменты с одних сторон, но яростное противодействие со стороны других.

Ричард Карранса и Билл де Блазио выступают в Квинсе. Мэтью Макдермотт

Уроженец Аризоны вызвал особенно ожесточенное противодействие со стороны азиатских общественных групп, которые возражали против инициатив разнообразия, которые резко сократят их количество в лучших городских школах.

Первый спор Каррансы возник еще в начале его администрации, когда он ретвитнул историю о группе родителей Манхэттена, возражавших против изменения политики.

«СМОТРЕТЬ: Богатые белые родители с Манхэттена сердито выступают против плана привлечь больше чернокожих детей в свои школы», - говорится в сообщении.

Этот твит был предвестником грядущих событий на оставшуюся часть пребывания Каррансы в Нью-Йорке.

Откровенный руководитель школы часто конфликтовал с родителями на публичных собраниях - и однажды внезапно покинул хаотичное собрание Куинса во время жаркого разговора с матерью по поводу школьной безопасности.

Канцлер школы Ричард Карранса проработал на своей должности почти два года. Стефан Иеремия

В пятницу Министерство энергетики заявило, что Карранса продвинуло самую крупную школьную систему страны, и привел в качестве доказательства рост числа выпускников и других фундаментальных показателей.

Но критики уже давно обвиняют чиновников в образовании за размывание академических стандартов с целью получения привлекательной статистики - утверждение, появившееся еще до Каррансы.

Карранса также подвергся критике за то, как он справился с пандемией COVID-19, в том числе за то, что в начале этого учебного года он оставил родителей в затруднительном положении, сократив для них окно, чтобы они могли исключить своих детей из полностью удаленного обучения на оставшуюся часть учебного года. год.

Министерство энергетики изначально предлагало ежеквартальное окно для внесения изменений.

В четверг несколько средних школ вновь открылись по всему району, что стало первым разом за несколько месяцев, когда дети ступили в классную комнату.

Однако около 70 процентов городских детей все еще учатся полностью дистанционно, даже несмотря на то, что уровень инфицирования снижается.

Мейша Росс Портер (в центре) беседует с мэром Биллом де Блазио и канцлером Ричардом Карранса во время визита к лидерам завтрашнего дня Ричарду Р.Зеленая средняя школа в Бронксе. Лев Радин / Pacific Press / Shutters

Объявляя о ее назначении, должностные лица Министерства энергетики хвалили Портер как эффективного ветерана Министерства энергетики, имеющего опыт работы на всех уровнях высшего руководства.

«Как пожизненный житель Нью-Йорка, продукт государственных школ нашего города и профессиональный педагог, для меня большая честь служить канцлером», - заявила она в своем заявлении. «Мэр де Блазио и канцлер Карранса заложили для меня невероятную основу, и я готов взяться за дело и привести школы Нью-Йорка к полному выздоровлению.”

Но Портер также видела свою долю противоречий.

Она подняла брови в 2019 году после того, как бросилась в гонку за 45000 долларов, чтобы отпраздновать свое продвижение на высшую позицию.

Во время мероприятия Портер в тиаре вошел в переполненный бальный зал стеклянным лифтом.

Дополнительная информация, предоставленная Лией Юстэчвич и Ноланом Хиксом

Ричард Карранса уходит с поста в Нью-Йорке Канцлер школы

Ричард А. Карранса, который был нанят всего три года назад для реформирования крупнейшей государственной школьной системы страны, объявил в пятницу, что уйдет в отставку в марте, что стало резким шагом после горячих разногласий с мэром Биллом де Блазио по поводу десегрегации политики и посреди города, стремящегося вернуть тысячи учеников в классы.

54-летний г-н Карранса будет заменен на посту ректора школы Мейшей Портер, давним городским педагогом и нынешним директором Бронкса. 47-летняя г-жа Портер станет первой чернокожей женщиной, которая возглавит разросшуюся систему Нью-Йорка, в которой насчитывается более миллиона учеников и 1800 школ. Она вступит в должность канцлера 15 марта.

Г-жа Портер немедленно столкнется с огромной проблемой - попыткой полностью открыть школьную систему этой осенью, возможно, самой сложной и сложной задачей, с которой сталкивается любой чиновник в сфере образования в Америке.В настоящее время открыты только начальные и средние школы, и большинство детей все еще учатся дистанционно на дневном отделении.

Г-жа Портер, уроженка Нью-Йорка, является первым должностным лицом Министерства образования за десятилетия, получившим должность канцлера. Тем не менее, неясно, как долго она будет работать. Новый мэр вступит в должность в январе, и новые администрации постоянно предпочитают выбирать своих собственных высокопоставленных членов кабинета.

Мейша Портер станет канцлером в следующем месяце.Кредит ... Департамент образования Нью-Йорка

«Я знаю, что пандемия далась нелегко для вас или для любого жителя Нью-Йорка. И не заблуждайтесь: я житель Нью-Йорка - хотя и не по рождению, а по собственному желанию. Житель Нью-Йорка, потерявший из-за этой пандемии 11 родственников и близких друзей детства, - сказал г-н Карранса во время пресс-конференции в пятницу, сдерживая слезы. «И житель Нью-Йорка, которому, честно говоря, нужно время, чтобы горевать».

Мистер Карранса оставит одну из самых влиятельных образовательных должностей в Америке всего за 10 месяцев до окончания срока полномочий мистера Карранса.второй и последний срок де Блазио. За время своего относительно короткого пребывания в должности он не смог провести серьезную политику десегрегации, несмотря на его смелые заявления, и школьная система не выглядит значительно иначе, чем когда он пришел к власти.

Он изо всех сил пытался найти политических союзников в городе, который он не знал хорошо, и иногда это показывало, что он знакомился с одной из самых сложных бюрократических систем в стране в режиме реального времени. Хотя он пытался использовать свой статус аутсайдера как способ указать на резкую правду о неравенстве в системе, эти усилия иногда отдаляли его от семей государственных школ.

Но г-н Карранса действительно сыграл важную роль в обеспечении того, чтобы Нью-Йорк стал первым крупным округом в стране, который прошлой осенью полностью, хотя бы временно, вновь открыл школы. Канцлер поддерживал лучшие отношения, чем г-н де Блазио, с некоторыми должностными лицами влиятельного союза учителей, и это помогло ему договориться о возобновлении соглашений.

«Ричард Карранса был реальным партнером в наших усилиях по безопасному открытию школы», - сказал Майкл Малгрю, президент Объединенной федерации учителей.«Слишком часто ему приходилось бороться за кулисами, чтобы потребности студентов, сотрудников и их семей были выше политики».

Заявление г-на Каррансы последовало за годами напряженности с мэром, связанной с принятием важных решений. Канцлер и другие старшие должностные лица системы образования иногда чувствовали, что их опыт отвергается или игнорируется г-ном де Блазио, который управляет школьным округом под контролем мэра.

Эти двое мужчин неоднократно ссорились, в частности, из-за политики десегрегации в школах.

Г-н Карранса с первого дня своего пребывания на посту канцлера поклялся бороться с укоренившейся сегрегацией в школах города, в то время как мэр в значительной степени избегал даже употребления этого слова. В Нью-Йорке находится один из самых сегрегированных государственных школьных округов в стране, и эта проблема усугубилась за последние несколько десятилетий, поскольку город ввел более избирательную политику приема в начальную, среднюю и среднюю школу.

Через несколько месяцев после того, как г-н Карранса стал президентом, стало ясно, что у мэра и канцлера принципиально разные подходы к проблеме, особенно когда дело дошло до избирательной политики приема и программ для одаренных и талантливых.

Г-н де Блазио отрицал, что его канцлер ушел в отставку из-за разногласий по поводу интеграции в радиоинтервью в пятницу, хотя он не отвечал напрямую на аналогичные вопросы, когда сидел рядом с г-ном Каррансой на пресс-конференции ранее в тот же день.

Давно назревшие проблемы возникли в начале этого месяца во время горячего разговора между г-ном Каррансой и г-ном де Блазио о будущем одаренных и талантливых классов, по словам нескольких людей, непосредственно знавших об этом разговоре.После этой встречи г-н Карранса написал заявление об отставке, но не ушел сразу.

Речь шла о том, следует ли городу продолжать разделять 4-летних на одаренные и талантливые классы посредством выборочного процесса приема. Г-н де Блазио сказал, что город продолжит предлагать вступительные экзамены для малышей в этом году, а затем объявит о новой системе приема, прежде чем он покинет офис в январе.

Г-н Карранса постоянно заявлял, что он хотел бы полностью отказаться от испытания, и что одаренная программа города в корне несправедлива.Белые и американские студенты азиатского происхождения занимают около 75 процентов мест в городских программах для одаренных детей, в то время как чернокожие и латиноамериканские дети составляют около 70 процентов от общего числа округов.

Городские власти не будут проводить тест в этом году, но только потому, что образовательная комиссия, которая обычно действует как штамп для мэрии, сделала чрезвычайно редкий шаг, отклонив план де Блазио предложить его. Вместо этого город создаст систему лотереи для детей младшего возраста, рекомендованных воспитателями дошкольного возраста или прошедших короткое собеседование.

В пятницу г-жа Портер заявила, что она привержена политике интеграции, и что она будет уделять приоритетное внимание изменениям в программах для одаренных и талантливых. «Реальность такова, что сегрегация существует, и я не собираюсь уклоняться от того, чтобы по-настоящему взглянуть на несправедливость в отношении правил приема», - сказала она на той же пресс-конференции.

Г-н де Блазио заявил, что «одаренные и талантливые, какими мы их знаем, уйдут» в этом году. Но он не объявил о политике, направленной на изменение реальных программ.

Г-н Карранса стал вторым высокопоставленным членом кабинета министров, покинувшим администрацию г-на де Блазио во время пандемии; Уполномоченный по здравоохранению доктор Оксирис Барбот подал в отставку в августе прошлого года. Она тоже поссорилась с мэром из-за его процесса принятия решений и сказала, что чувствует себя все более маргинализованной.

Г-н Карранса, который руководил школьным округом Хьюстона во время урагана Харви в 2017 году и ранее руководил государственными школами Сан-Франциско, был вторым выбором г-на де Блазио для работы, которую некоторые эксперты в области образования считают второй по значимости в стране после Федеральный секретарь по образованию.

Его наняли в спешке после того, как первый выбор мэра, Альберто М. Карвалью, суперинтендант из Майами, отказался от работы на национальном телевидении. Через несколько дней был назначен г-н Карранса.

С его первой пресс-конференции в качестве канцлера стало ясно, что он гораздо более охотно говорил о сегрегации в школах, чем его начальник. А через несколько месяцев после того, как он вступил в должность, казалось, что его ораторское искусство может воплотиться в жизнь.

В июне 2018 года мэр и канцлер объявили о плане отказа от выборочного вступительного экзамена, который требует поступления в элитные средние школы города, включая среднюю школу Стуйвесант и Высшую научную школу Бронкса.Прием в так называемые специализированные средние школы в значительной степени контролируется Законодательным собранием штата.

Чернокожие и латиноамериканские учащиеся крайне недопредставлены в этих школах, а дети азиатского происхождения с низким доходом представлены чрезмерно. Некоторые американские политики и семьи азиатского происхождения были оскорблены тем, что с ними не проконсультировались по поводу плана, и многие обиделись на неуклюжую защиту г-на Каррансы этого предложения. «Я просто не верю рассказу о том, что какая-либо этническая группа имеет право посещать эти школы», - сказал он вскоре после того, как об этом было объявлено.

Серьезная реакция на этот план со стороны американцев азиатского происхождения быстро убила надежды мэра и канцлера на замену вступительных экзаменов в специализированные школы. Родители, которые боролись за то, чтобы экзамен оставался на месте, с тех пор стали самыми резкими и последовательными критиками г-на Каррансы.

Администрация г-на де Блазио больше не предлагала принципиально новой политики интеграции - до пандемии. В конце прошлого года мэр объявил о некоторых изменениях в правилах выборочного приема, в том числе об отмене правила, по которому учащиеся из некоторых самых богатых районов города получали первоочередное участие в местных средних школах.

Г-н Карранса и его старшие помощники годами заставляли мэра избавиться от этого географического предпочтения, которое распространялось на студентов, живущих в Верхнем Ист-Сайде, Вест-Виллидж и Трайбека. Измененные процедуры приема во время пандемии, по сути, дали г-ну де Блазио повод окончательно отменить правило.

Помимо конфликтов, связанных с интеграцией, у канцлера была привычка публично противоречить мэру по ряду вопросов.

Всего через несколько дней после того, как он приступил к работе, г-н.Карранса назвал идею программы мэра по улучшению школы стоимостью около 800 миллионов долларов под названием Renewal "нечеткой". Позднее канцлеру пришлось защищать программу, даже после того, как город отменил ее из-за неутешительных результатов.

Затем, ранее на этой неделе, канцлер призвал семьи отказаться от стандартизированного тестирования в этом году после того, как администрация президента Байдена заявила, что штаты должны будут сдавать экзамены в условиях пандемии. Позиция г-на Каррансы прямо противоречила заявлению мэра об отказе в проведении испытаний.

Канцлер и мэр объединились в стремлении открыть классы в Нью-Йорке прошлой осенью после поспешного эксперимента по дистанционному обучению.

Мэр закрыл все школы в ноябре из-за роста числа случаев заражения вирусом, а затем в декабре вновь открыл только начальные школы. Ранее на этой неделе ученики средней школы вернулись в свои классы.

Пока не ясно, вернутся ли старшеклассники в школьные здания до осени, хотя г-жа Портер заявила во время пятничной пресс-конференции, что город «готов к открытию средних школ».

«Мы стабилизировали систему так, как никто не думал, что это возможно», - сказал г-н Карранса в пятницу. «Свет в конце туннеля».

Бывший суперинтендант ISD Хьюстона Ричард Карранза уходит из школ Нью-Йорка после

Спустя почти три года после того, как он неожиданно ушел с поста суперинтенданта ISD Хьюстона, ошеломивший образование и политическое сообщество города, Ричард Карранса объявил в пятницу, что планирует уйти с поста канцлера Нью-Йорка. Государственные школы Йорка.

The New York Times сообщила, что уход Каррансы последовал за столкновениями с его боссом, мэром Нью-Йорка Биллом де Блазио, по нескольким направлениям, включая усилия по ускорению усилий по десегрегации и реформированию программ округа для одаренных и талантливых людей.

На пресс-конференции в пятницу Карранса также сказал, что ему «откровенно говоря, нужно время, чтобы скорбеть» после потери 11 членов семьи и близких друзей детства из-за COVID-19.

«Я не знаю, что меня ждет дальше, но я знаю, что возьму дух и богатство Нью-Йорка с собой куда угодно и куда бы я ни пошел», - сказал Карранса в заявлении.

В преддверии своего объявления перспективы Каррансы остаться на этой должности в долгосрочной перспективе казались мрачными.Согласно New York Daily News, на недавнем форуме кандидатов ни один из семи кандидатов в мэры Нью-Йорка от Демократической партии, баллотирующихся на замену ограниченного по сроку полномочий де Блазио, не взял на себя обязательство сохранить нынешнего канцлера в случае его избрания в ноябре.

Внезапная отставка Каррансы в 2018 году также была частично вызвана разногласиями с его боссами: попечительским советом HISD.

В интервью The Atlantic после своего прибытия в Нью-Йорк Карранса раскритиковал отсутствие изменений в модели финансирования кампуса HISD и магнитной системе, утверждая, что обе системы нуждаются в реформах, которые принесут больше пользы темнокожим, латиноамериканцам и студентам с низкими доходами.На прощание Карранса сказал, что «казалось, что у людей просто не хватило смелости принять бой» в Хьюстоне после его ухода.

В то время как Карранса предлагал новую политику на обоих фронтах во время своего 18-месячного пребывания здесь, некоторые попечители утверждали, что его идеи были поспешно проработаны и недостаточно детализированы. За последние три года администраторы HISD внесли незначительные изменения в магнитную систему округа, отменив требования к поступающим в некоторые средние школы.Модель финансирования кампуса округа по существу не изменилась.

Ожидается, что Карранса покинет свой пост в Нью-Йорке 15 марта.

Если не произойдет неожиданное развитие событий в ближайшие несколько недель, трехлетнее пребывание Каррансы в Большом Яблоке будет короче, чем срок пребывания в должности Грениты Латан, временного суперинтенданта, которую опекуны HISD выбрали в марте 2018 года, чтобы занять его место.

Латан оставался временным суперинтендантом HISD в результате весьма необычной цепи событий.

На протяжении всего срока пребывания Латана в должности HISD находился под угрозой сурового вмешательства государства, включая возможное отстранение школьного совета округа, в основном из-за хронически низких академических оценок в средней школе Уитли. Попечители HISD не спешили в 2018 году начать поиск суперинтенданта, отчасти потому, что некоторые не хотели нанимать нового лидера, если государственные чиновники были на грани замены совета.

В марте 2019 года попечители были на грани найма постоянного суперинтенданта.Однако назначенный государством консерватор приказал членам совета уйти в отставку. В судебных протоколах, поданных на этой неделе, юристы Техасского агентства по образованию заявили, что этот шаг был сделан для «стабилизации руководства округа и экономии средств округа».

Чиновники TEA в ноябре 2019 года предприняли шаги, чтобы лишить власти всех попечителей HISD, сославшись на седьмую подряд неудовлетворительную оценку в Уитли, многочисленные факты неправомерного поведения членов совета директоров после расследования штата и продолжающееся присутствие консерватора в округе.Однако судья округа Трэвис издал временный запрет на увольнение совета директоров в январе 2020 года.

После 10-месячного перерыва в ноябре 2020 года попечители проголосовали против удаления временного тега Латана и решили начать еще один суперинтендантский поиск. Члены правления надеются назвать единственного финалиста на эту должность к маю или июню, хотя официальные лица штата продолжают бороться в суде за право заменить попечителей HISD.

иаков[email protected]

Бывший канцлер Карранса работает в образовательной компании в Кремниевой долине