Сообщение кровавое воскресенье: Кровавое воскресенье — кратко.

Содержание

Тайны «Кровавого воскресенья» | Проект «Исторические Материалы»

Зачем и кому понадобилось в январе 1905-го дискредитировать монархию?

Ярослав Бутаков

22 (по старому стилю – 9-го) января 1905 года начала свой отсчёт первая российская революция. У событий того рокового дня немало версий. Но одно ясно: массовый расстрел рабочих был спровоцирован не только революционерами, но и кем-то из власть имущих.

Тактические интересы тех и других на время совпали. А в лице печально знаменитого Гапона обе стороны даже организационно слились воедино.

Как нас учили ещё в советской школе, революция «была подготовлена всем ходом исторического развития России». Конечно, были в революции 1905 года японские, американские и прочие иностранные деньги. Но революционная агитация падала на восприимчивую почву.

Заметную роль в радикализации настроений играли вести о неудачном ходе войны с Японией. 20 декабря 1904 (2 января 1905 по н.ст.) года пал Порт-Артур. А.В. Колчак говорил в январе 1920 года допрашивавшей его следственной комиссии эсеро-меньшевистского Полицентра: «Вспышку 1905-1906 гг.

я приписываю исключительно народному негодованию, оскорблённому национальному чувству за проигранную войну». С.С. Ольденбург, написавший в эмиграции двухтомную апологию последнего государя «Царствование императора Николая II», признавал в ней:

«9 января как бы вскрылся гнойник: оказалось, что не только интеллигенция, но и “простой народ” – по крайней мере в городах – в значительной своей части находился в рядах противников существующего строя».

Забастовка, начавшаяся в последних числах декабря 1904 года на Путиловском заводе – одном из крупнейших промышленных предприятий Петербурга, распространилась на другие заводы и фабрики северной столицы. Стачка организационно опиралась на Петербургское общество фабричных и заводских рабочих – легальный профсоюз, созданный в начале 1904 года с одобрения властей.

Легальные профсоюзы были креативом полковника МВД С.В. Зубатова, занимавшего в 1902‑1903 гг. должность начальника Особого отдела департамента полиции МВД. Ещё будучи начальником Московского охранного отделения, он предложил министру внутренних дел В.

К. Плеве систему мероприятий по ограждению рабочего класса от революционной пропаганды. По Зубатову, следовало дать рабочим понять, что самодержавие заботится об интересах рабочего люда. Одновременно Зубатов предлагал предоставить рабочим право организовываться в союзы, но под бдительным контролем властей. Такие легальные профсоюзы должны были, по его мнению, стать школой политического воспитания рабочих в монархическом духе, что позволило бы рабочим быть менее восприимчивыми к революционной агитации.

В принципе идея Зубатова была одним из средств модернизации аппарата управления русского самодержавия, приспособления его к потребностям новейшей эпохи.

В теоретическом отношении его план мог казаться умным и дальновидным. Но случилось то, что случилось. К 1905 году Зубатова уже не было в МВД – его уволил Плеве, но и самого Плеве убили революционеры. Однако созданная ими организация продолжала жить.

Ещё при Плеве обнаружилось, что легальные профсоюзы используются социалистами для открытой пропаганды. Убеждённые революционеры выигрывали в конкуренции с неприспособленными к работе в массах казёнными агитаторами из департамента полиции. Но ещё более негативные для власти последствия имело то, о чём писал в своих воспоминаниях деятель весьма консервативных взглядов В.И. Гурко, бывший в 1906 году товарищем (заместителем) министра внутренних дел П.А. Столыпина:

«Охранная полиция… коль скоро она проникла в числе купленных ею революционеров в подпольные организации,… превратила своих членов в провокаторов. Агентам полиции – членам этих организаций – нужно было побуждать революционеров к активным выступлениям, дабы иметь материал для своих донесений и тем оправдать получаемые ими за их “работу” денежные средства. Охранной полиции, со своей стороны, было весьма на руку искусственно вызывать террористические замыслы, так как это давало возможность вылавливать из революционной среды, так сказать с поличным, наиболее решительных её деятелей».

Судьба зубатовской организации показывает: в начале ХХ века едва ли не любой замысел, направленный на укрепление самодержавия, при своём осуществлении начинал работать против него. Это с особенной силой проявилось во время реформ П.А. Столыпина, начавшихся сразу после революции 1905 года. Перед Россией стояла альтернатива: проводить реформы для предотвращения революции или, ничего не меняя, ждать неизбежной новой революции? Но в том и дело, что реформы в том виде, как они были задуманы Столыпиным, не могли привести ни к чему иному, кроме как к революции! Они и были революцией сами по себе. Пролетаризация крестьянства, к которой вело упразднение общины, грозила ещё б

Итоги второго несанкционированного митинга в Петербурге. Фоторепортаж Znak.com

https://www.znak.com/2021-01-31/itogi_vtorogo_nesankcionirovannogo_mitinga_v_peterburge_fotoreportazh_znak_com

2021.01.31

В Санкт-Петербурге, как и во многих других городах страны, прошел несанкционированный митинг-шествие в поддержку политика Алексея Навального. В отличие от предыдущей акции 23 января (она, напомним, тоже была несогласованная), сегодняшняя была намного жестче по тому, как задерживали людей. Очевидцы и корреспонденты Znak.com и других СМИ говорили о том, что людей били дубинками, применяли электрошокеры, газ, светошумовые гранаты, а один из силовиков даже наставил на митингующего табельное оружие. К концу дня МВД и Росгвардия опровергли использование некоторых спецсредств. Мы собрали самые знаковые и яркие моменты сегодняшнего дня.

Алина Ампелонская / Znak.com

Сбор сегодняшней акции еще на неделе штаб Навального в Петербурге объявил в начале Невского проспекта. Уже вчера по всему центру были выставлены ограждения, на улицы вышли силовики. Как отмечали горожане, на некоторых из них не было отличительных знаков, поэтому понять, кто это — полиция, Росгвардия или военные — было невозможно. 

Сегодня за час-полтора до начала акции в центре города перекрыли движение общественного и личного транспорта, выход из станций метро был закрыт, поезда проезжали центральные станции без остановок. В связи с этим городской штаб Навального объявил новое место сбора — Пионерская площадь у ТЮЗа. Подходы к ней также были блокированы кордонами силовиков и дорожной техникой. 

Александр Дыбин / Znak.com

У всех, кто пытался пройти на Невский проспект, проверяли паспорта. Как передает корреспондент Znak.com, сотрудники ГИБДД сегодня были самыми популярными людьми. Из-за того, что весь центр города был перекрыт, у них все спрашивали, как проехать или пройти. Некоторые, кто приехал в город в отпуск или командировку, интересовались, почему все перекрыто. Один из стражей порядка честно сказал: «Из-за Навального».

К Пионерской площади подогнали автозаки и обычные автобусы, на которых горели надписи «заказной» и «в парк». Очень скоро площадь заполнилась митингующими. Вслед за ними начали прибывать силовики.

Александр Дыбин / Znak.com

«Россия будет свободной», «Свободу политзаключенным», «Навальному свободы», «Отпускай», — скандировали участники акции. Некоторые кидали в ОМОН монетки под крики «сколько стоит совесть», сообщает телеграм-канал «ПЬЯТНИЦА». 

Задержания начались практически сразу и практически сразу с применением спецсредств: дубинок и электрошокеров. Как передает корреспондент Znak.com, людей забирали группами, были участники акции с разбитыми головами, на снегу были кровавые пятна. толпа пыталась отбить тех, кого ведут в автозаки. В ОМОН бросали снежки. Один молодой человек устроил драку с силовиком, в которого бросили краску.


Вскоре силовики выдавили протестующих с Пионерской площади и колонна митингующих двинулась на улицу Марата, а потом к Московскому проспекту. У метро «Звенигородское» стражи порядка по пять-десять человек набрасывались на одного человека, применяли электрошокер и дубинки, после чего уводили задержанных в автозаки, передает корреспондент Znak.com.

Как сообщил шеф-редактор «Новой газеты» в Петербурге Серафим Романов, который оказался в числе задержанных, в автозак, где он сидел, затащили мужчину без сознания. Чуть позже, по его словам, он пришел в себя. Стоит отметить, что сегодня, также как и неделю назад, задержанных журналистов было довольно много. По данным «ОВД-инфо», в Петербурге было задержано семь представителей СМИ. В частности, очень жестко с применением электрошокера задержали фотографа Георгия Маркова, который был в жилете с нашивкой «пресса». Впоследствии его отпустили из автозака.

Федор Данилов / Znak.com

Из знаменитостей сегодня в Петербурге был задержан рэпер Оксимирон. Позже его отпустили из отдела полиции без составления протокола. 

Когда митингующие дошли до Сенной площади, там, по сообщению очевидцев, на которых ссылается телеграм-канал «Задержания Петербург», полиция применила газ после того, как протестующие пытались помощь задержанным. Многие из участников протеста начали сильно кашлять. 

Однако в пресс-службе управления Росгвардии по Петербургу и Ленинградской области изданию «Бумага» сообщили что «31 января в Санкт-Петербурге сотрудниками ГУ Росгвардии в ходе пресечения нарушений общественного порядка на несанкционированной акции спецсредства — светошумовые гранаты и слезоточивый газ — не применялись». С аналогичным заявлением выступило и МВД РФ, сообщает РИА «Новости».

Александр Дыбин / Znak.com

Вскоре после этого «Фонтанка» сообщила о том, что один из сотрудников правоохранительных органов пригрозил протестующим табельным оружием. 

От Сенной площади протестующие переместились к зданию Заксобрания Петербурга. Там к митингующим вышел депутат Госдумы РФ Виталий Милонов. Стоит отметить, что его видели и на Пионерской площади. 

У здания Заксобрания, когда силовики били дубинками о щиты, люди в ответ хлопали в ладоши и скандировали «Это наш город». Вскоре стражи порядка взяли участников акции в кольцо и начали оттеснять к Исаакиевскому собору. 

Алина Ампелонская / Znak.com

Чуть позднее на Гороховой улице митингующие зажгли фонарики на своих мобильниках в знак солидарности друг с другом. Потом с Сенной и близлежащих улиц народ пошел обратно к ТЮЗу, откуда началась сегодняшняя акция: штаб Навального объявил Пионерскую площадь конечной точкой сегодняшней акции. По пути до театра продолжались задержания.  

Как рассказывала редактор проекта «ЯГражданин!» Лера Навроцкая, в Гороховой улице закрыли выходы со всех сторон: «Люди прятались в магазинах, зашел ОМОН и вывел всех людей в автозак. Кому-то повезло, успел уйти. Мы находимся в кольце».

На Пионерской площади, куда пришли митингующие, силовики начали зачистку: митингующих задерживали жестко и с применением спецсредств. Нервы у ОМОНа и полиции были на пределе. Корреспондент Znak.com слышал, как один из бойцов громко и нецензурно сказал, что митингующие его уже утомили.


Вскоре в Петербурге силовики начали уходить с Пионерской площади: было слышно, что им дали «по местам», передает корреспондент Znak.com.

Сколько сегодня народу приняло участие в акции, говорить все затруднились, поскольку митингующие часто делились на группы и рассредотачивались по улицам. По данным «ОВД-Инфо», в Петербурге было задержано около 1000 человек, в том числе несовершеннолетние. Как написал в своем телеграм-канале депутат Заксобрания города Борис Вишневский, в 43-м отдел полиции, куда он приехал для оказания юридической помощи задержанным, была 11-летняя девочка.


Официальных данных от силовиков нет. Единственное официальное сообщение по итогам сегодняшнего митинга дал Следственный комитет, возбудивший по факту нападения на сотрудника правоохранительных органов первое уголовное дело. 

Мьянма: в ходе протестов в субботу убиты более 90 человек. Захватившие власть военные благодарят Россию за поддержку

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В этом году военный парад в Мьянме бойкотировали представители всех стран, кроме России

По сведениям комитета по правам человека ООН, более 90 человек погибли в субботу в результате силового подавления протестов в Мьянме. Эти данные делают 27 марта самым кровавым днем за все время борьбы между захватившими власть в стране генералами и населением, отказавшимся принять переворот.

Новостной портал Myanmar Now сообщает о 114 погибших в субботу от рук силовиков. По меньшей мере 29 человек, в том числе 13-летний ребенок, убиты в Мандалае, втором по величине городе Мьянмы, не менее 24 — в столице страны Янгоне, сообщает Myanmar Now.

Ассоциация помощи политическим узникам (ААРР), местная организация, занимающаяся мониторингом и правозащитной деятельностью, подтвердила гибель по меньшей мере 91 человека, в том числе детей.

Всего, по подсчетам журналистов и активистов, с 1 февраля в столкновениях погибли больше 400 демонстрантов; полиция регулярно открывает огонь по толпе.

Тем временем в столице страны прошел традиционный военный парад, который обычно посещают работающие в Мьянме иностранные дипломаты. Однако в этом году его бойкотировали представители всех стран, кроме России.

США, Британия и Европейский союз осудили насилие. Они уже ввели санкции против лидеров военной хунты.

«Силовые структуры покрыли себя позором, открыв огонь по безоружным мирным жителям», — заявил посол Великобритании в Мьянме Дэн Чагг.

Огонь на поражение

В пятницу вечером государственное телевидение Мьянмы заявило, что люди не должны участвовать в демонстрациях: «После ужасных трагедий и гибели людей вы должны понимать, что в вас могут выстрелить — в спину или в голову», — было сказано в сообщении.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

27 января называют самым кровавым днем за все время протестов в Мьянме, однако даже применение оружия против демонстрантов не останавливает протестующих против захвата власти военными

Власти прямо не говорят, что силы безопасности получили приказ открывать огонь на поражение. Ранее они безосновательно утверждали, что в некоторых людей, погибших во время акций протеста, стреляли из толпы.

Однако подобный тон говорил о решимости не допустить массовых выступлений в День вооруженных сил Мьянмы, который отмечается 27 марта. Он посвящен памяти вооруженного восстания против японской оккупации, начавшегося в 1945 году под руководством Аун Сана. Он был отцом нынешнего лидера демократической оппозиции Аун Сан Су Чжи, которая сейчас находится в тюрьме и подозревается в нескольких преступлениях.

В ответ на захват власти военными США, Великобритания и Европейский союз ввели против руководства страны санкции.

«Настоящие друзья»

27 марта — День вооруженных сил в Мьянме. В прошлые годы на военных парадах в этот день присутствовали многие иностранные дипломаты и военные.

Однако после переворота страна оказалась в международной изоляции, и единственным представителем иностранного государства в этот раз был замминистра обороны России по международному сотрудничеству Александр Фомин.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Главнокомандующий армией Мьянмы Мин Аун Хлаин обещает провести в стране выборы, но не говорит, когда

Главнокомандующий армией Мьянмы Мин Аун Хлаин, которому принадлежит власть, поблагодарил Россию за сотрудничество. «Мы ценим участие российских военных, которые сегодня здесь присутствуют. Власти России и все представители российской армии — наши настоящие друзья, хотя мы находимся на большом расстоянии», — сказал Хлаин.

Как передает Интерфакс со ссылкой на сообщение министерства обороны России, во время переговоров с Хлаиным Фомин заявил, что Мьянма является надежным союзником и стратегическим партнером России в Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Вы, уважаемый господин старший генерал, в прошлом году принимали участие в нашем параде, в юбилейном параде, посвященном 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, — сказал Фомин. — И этот наш визит — ответ на ваш. В этих событиях нас объединяет борьба наших народов против гитлеровского фашизма и японского милитаризма».

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, с 2014 по 2019 год на Россию пришлось по меньшей мере 16% вооружений, закупленных властями Мьянмы.

В Мьянме работает технический центр обслуживания авиатехники и бронетехники, которую поставляет Россия. По данным российского оборонного ведомства, Москва поставила Мьянме 30 самолетов МиГ-29, 12 учебно-боевых Як-130, шесть Су-30СМ, 10 вертолетов Ми-24 и Ми-35П, 8 зенитно-ракетных комплексов «Печора-2М», а также радиолокационные станции, бронетанковую технику и артиллерийские системы.

Оппозиция Мьянмы резко раскритиковала участие России в военном параде, прошедшем на фоне подавления массовых протестов. Яданар Маун, представитель группы «Justice for Myanmar» («Справедливость для Мьянмы»), заявил агентству Рейтер: «Россия помогает террору, развязанному против народа, — цитирует Мауна Рейтер. — Отвратительно, что российские чиновники посещают Мьянму и легитимизируют незаконную военную хунту».

Что происходит в стране

В субботу Мин Аун Хлаин выступил с телевизионным обращением к жителям страны и пообещал со временем провести в Мьянме выборы, хотя не назвал их возможной даты.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Столкновения в городе Мандалай

«Армия хочет сомкнуться со всем народом, чтобы обеспечить демократию, — заявил Хлаин. — Насильственные действия, которые угрожают стабильности и безопасности, нельзя оправдать выдвижением требований». Он добавил, что военным пришлось взять власть в стране из-за «незаконных действий» Аун Сан Су Чжи и ее партии «Национальная лига за демократию».

Тем временем, несмотря на предупреждения военных, в нескольких городах Мьянмы в субботу состоялись акции протеста. Однако на улицы было выведено значительное число сотрудников полиции, которые пытались предотвратить выступления.

Точное число погибших в субботу установить трудно, однако по разным оценкам убито уже по меньшей мере 89 человек. Согласно данным изадния Myanmar Now, за день убито около 90 демонстрантов. Сайт The Irrawaddy сообщает, что в 28 разных районах погибли 59 человек, в том числе трое детей.

Ожесточенные столкновения произошли в крупнейшем городе страны Янгоне, где по меньшей мере четыре человека были убитыоколо полицейского участка в одном из пригородов. Демонстранты также вышли на улицы второго по величине города Мандалай. Они несли флаги партии «Национальная лига за демократию» и приветствовали друг друга салютом из трех пальцев — жестом, принятым у сторонников демократии в Мьянме. Один из журналистов сообщил агентству Франс пресс, что полиция открыла огонь боевыми патронами в городе Лашио на северо-востоке страны.

На размещенных в социальных сетях кадрах видно, что полиция также повсеместно применяла слезоточивый газ.

Переворот

На выборах в ноябре прошлого года партия Аун Сан Су Чжи «Национальная лига за демократию» одержала победу.

Военные во главе с главнокомандующим армией Мьянмы генералом Хлаином не дали вновь избранному парламенту собраться на первую сессию и объявили, что берут власть в свои руки. Они говорят, что итоги ноябрьских выборов подтасованы, но не предъявляют никаких доказательств. Независимые международные наблюдатели признали выборы честными.

Местонахождение Аун Сан Су Чжи в настоящее время неизвестно. Вместе с ней были арестованы президент Мьянмы Вин Мьин и почти все руководство «Национальной лиги за демократию».

Миф о «Кровавом воскресенье» — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Предлагаю вам ознакомиться вот с такой версией событий:

При первых ростках рабочего движения в России Ф.М. Достоевский зорко подметил, по какому сценарию станет оно развиваться. В его романе «Бесы» «бунтуют шпигулинские», т. е. работники местной фабрики, «доведённые до крайности» хозяевами; они столпились и ждут, что «начальство разберётся». Но за их спинами шныряют бесовские тени «доброжелателей». А уж они-то знают, что выигрыш им обеспечен при любом исходе. Пойдёт власть трудящимся навстречу — проявит слабость, а значит, уронит свой авторитет. «Не дадим им передышки, товарищи! Не остановимся на достигнутом, ужесточайте требования!» Займёт ли власть жёсткую позицию, станет наводить порядок — «Выше знамя святой ненависти! Позор и проклятье палачам!»

К началу XX в. бурный рост капитализма сделал рабочее движение одним из главнейших факторов внутрироссийской жизни. Экономическая борьба рабочих и государственное развитие фабрично-заводского законодательства вели совместное наступление на произвол работодателей. Контролируя этот процесс, государство пыталось сдерживать опасный для страны процесс радикализации растущего рабочего движения. Но в борьбе с революцией за народ оно потерпело сокрушительное поражение. И решающая роль здесь принадлежит событию, которое навсегда осталось в истории как «Кровавое воскресенье».


Войска на Дворцовой площади.

В январе 1904 г. началась война России с Японией. На первых порах эта война, идущая на далёкой периферии Империи, на внутреннее положение России никак не влияла, тем более что экономика сохраняла обычную стабильность. Но едва лишь Россия начала терпеть неудачи, в обществе обнаружился к войне живейший интерес. Жадно ждали новых поражений и посылали японскому императору поздравительные телеграммы. Радостно было вместе с «прогрессивным человечеством» ненавидеть Россию! Ненависть к Отечеству приобрела такой размах, что в Японии стали относиться к российским либералам и революционерам как к своей «пятой колонне». В источниках их финансирования появился «японский след». Расшатывая государство, ненавистники России пытались вызвать революционную ситуацию. На всё более дерзкие и кровавые дела шли эсеры-террористы, к концу 1904 г. в столице развернулось забастовочное движение.

Священник Георгий Гапон и градоначальник И. А. Фуллон на открытии Коломенского отдела Собрания Русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга

Тогда же в столице революционерами готовилась акция, которой суждено было стать «Кровавым воскресеньем». Акция была задумана лишь на том основании, что в столице был человек, способный её организовать и возглавить — священник Георгий Гапон, и надо признать, что это обстоятельство было использовано с блеском. Кто мог бы повести за собой невиданную дотоле толпу питерских рабочих, в большинстве вчерашних крестьян, как не любимый ими священник? И женщины, и старики готовы были идти за «батюшкой», умножая собою массовость народного шествия.

Священник Георгий Гапон возглавлял легальную рабочую организацию «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». В «Собрании», организованном по инициативе полковника Зубатова, руководство было фактически захвачено революционерами, о чём не ведали рядовые участники «Собрания». Гапон был вынужден лавировать между противоборствующими силами, пытаясь «стоять над схваткой». Рабочие окружили его любовью и доверием, рос его авторитет, росла и численность «Собрания», но, вовлечённый в провокации и политические игры, священник совершил измену своему пастырскому служению.

В конце 1904 г. либеральная интеллигенция активизировалась, требуя от власти решительных либеральных реформ, а в начале января 1905 г. Петербург охватывает забастовка. Тогда же радикальное окружение Гапона «вбрасывает» в рабочие массы идею о подаче царю петиции о народных нуждах. Подача этой петиции Государю будет организована как массовое шествие к Зимнему дворцу, которое возглавит любимый народом священник Георгий. Петиция на первый взгляд может показаться документом странным, она написана как будто разными авторами: смиренно-верноподданнический тон обращения к Государю сочетается с предельной радикальностью требований — вплоть до созыва учредительного собрания. Иными словами, от законной власти требовали самоупразднения. Текст петиции в народе не распространяли.

Казачий патруль на Невском проспекте 9 января 1905

Петиция 9 января 1905 года

Государь!

Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать. Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся. Нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем . продолжение невыносимых мук (…)

Взгляни без гнева, внимательно на наши просьбы, они направлены не ко злу, а к добру, как для нас, так и для тебя, государь! Не дерзость в нас говорит, а сознание, необходимости выхода из невыносимого для всех положения. Россия слишком велика, нужды ее слишком многообразны и многочисленны, чтобы одни чиновники могли управлять ею. Необходимо народное представительство, необходимо, чтобы сам народ помогал себе и управлял собой. Ведь ему только и известны истинные его нужды. Не отталкивай его помощь, повели немедленно, сейчас же призвать представителей земли русской от всех классов, от всех сословий, представителей и от рабочих. Пусть тут будет и капиталист, и рабочий, и чиновник, и священник, и доктор, и учитель, — пусть все, кто бы они ни были, изберут своих представителей. Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, — и для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов. Это самая главная наша просьба…

Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще и другие:

I. Меры против невежества и бесправия русского народа.

1) Немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические и религиозные убеждения, за стачки и крестьянские беспорядки.

2) Немедленное объявление свободы и неприкосновенности личности, свободы слова, печати, свободы собрания, свободы совести в деле религии.

3) Общее и обязательное народное образование на государственный счет.

4) Ответственность министров перед народом и гарантии законности правления.

5) Равенство перед законом всех без исключения.

6) Отделение церкви от государства.

II. Меры против нищеты народной.

1) Отмена косвенных налогов и замена их прямым прогрессивным подоходным налогом.

2) Отмена выкупных платежей, дешевый кредит и передача земли народу.

3) Исполнение заказов военного и морского ведомств должно быть в России, а не за границей.

4) Прекращение войны по воле народа.

III. Меры против гнета капитала над трудом.

1) Отмена института фабричных инспекторов.

2) Учреждение при заводах и фабриках постоянных комиссий выборных рабочих, которые совместно с администрацией разбирали бы все претензии отдельных рабочих. Увольнение рабочего не может состояться иначе, как с постановления этой комиссии.

3) Свобода потребительско-производственных и профессиональных союзов — немедленно.

4) 8-часовой рабочий день и нормировка сверхурочных работ.

5) Свобода борьбы труда с капиталом — немедленно.

6) Нормальная рабочая плата — немедленно.

7) Непременное участие представителей рабочих классов в выработке законопроекта о государственном страховании рабочих — немедленно.

Вот, государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к тебе. Лишь при удовлетворении их возможно освобождение нашей родины от рабства и нищеты, возможно ее процветание, возможно рабочим организоваться для защиты своих интересов от эксплуатации капиталистов и грабящего и душащего народ чиновничьего правительства.

Повели и поклянись исполнить их, и ты сделаешь Россию и счастливой, и славной, а имя твое запечатлеешь в сердцах наших и наших потомков на вечные времена. А не поверишь, не отзовешься на нашу мольбу — мы умрем здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда дальше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу… Пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим ее!»

http://www.hrono.ru/dokum/190_dok/19050109petic.php

Один из рукописных списков Рабочей петиции 9 января 1905 года

Гапон знал, с какой целью поднимают массовое шествие к дворцу его «друзья»; он метался, понимая, во что он вовлечён, но выхода не находил и, продолжая изображать собою народного вождя, до последнего момента уверял народ (и себя самого), что кровопролития не будет. Накануне шествия царь уехал из столицы, но остановить растревоженную народную стихию никто не пытался. Дело шло к развязке. Народ стремился к Зимнему, а власти были настроены решительно, понимая, что «взятие Зимнего» стало бы серьёзнейшей заявкой на победу врагов Царя и Российского государства.

Власти вплоть до 8 января еще не знали, что за спиной рабочих заготовлена другая петиция, с экстремистскими требованиями. А когда узнали — пришли в ужас. Отдается приказ арестовать Гапона, но уже поздно, он скрылся. А остановить огромную лавину уже невозможно — революционные провокаторы поработали на славу.

9 января на встречу с Царем готовы выйти сотни тысяч людей. Отменить ее нельзя: газеты не выходили (В Петербурге забастовки парализовали деятельность почти всех типографий – А. Е.). И вплоть до позднего вечера накануне 9 января сотни агитаторов ходили по рабочим районам, возбуждая людей, приглашая на встречу с Царем, снова и снова заявляя, что этой встрече препятствуют эксплуататоры и чиновники. Засыпали рабочие с мыслью о завтрашней встрече с Батюшкой-Царем.

Петербургские власти, собравшиеся вечером 8 января на совещание, понимая, что остановить рабочих уже невозможно, приняли решение не допустить их в самый центр города (уже было понятно, что предпологается фактически штурм Зимнего). Главная задача состояла даже не в том, чтобы защитить Царя (его не было в городе, он находился в Царском Селе и не собирался приезжать), а в том, чтобы предотвратить беспорядки, неизбежную давку и гибель людей в результате стекания огромных масс с четырех сторон на узком пространстве Невского проспекта и Дворцовой площади, среди набережных и каналов. Царские министры помнили трагедию Ходынки, когда в результате преступной халатности местных московских властей в давке погибло 1389 человек и около 1300 получили ранение. Поэтому в центр стягивались войска, казаки с приказом не пропускать людей, оружие применять при крайней необходимости.

Стремясь предотвратить трагедию, власти выпустили объявление, запрещающее шествие 9 января и предупреждающее об опасности. Но из-за того, что работала только одна типография, тираж объявления был невели, да и его расклеили слишком поздно.

9 января 1905 г. Кавалеристы у Певческого моста задерживают движение шествия к Зимнему дворцу.

Представители всех партий распределялись между отдельными колоннами рабочих (их должно быть одиннадцать — по числу отделений гапоновской организации). Эсеровские боевики готовили оружие. Большевики сколачивали отряды, каждый из которых состоял из знаменосца, агитатора и ядра, их защищавшего (т.е. тех же боевиков).

Все члены РСДРП обязаны быть к шести часам утра у пунктов сбора.

Готовили знамена и транспаранты: «Долой Самодержавие!», «Да здравствует революция!», «К оружию, товарищи!»

9 января с раннего утра рабочие собирались на сборных пунктах.

Перед началом шествия в часовне Путиловского завода отслужен молебен о здравии Царя. Шествие имело все черты крестного хода. В первых рядах несли иконы, хоругви и царские портреты (интересно, что часть икон и хоругвий были просто захвачены при разграблении двух храмов и часовни на пути следования колон).

Но с самого начала, еще задолго до первых выстрелов, в другом конце города, на Васильевском острове и в некоторых других местах, группы рабочих во главе с революционными провокаторами сооружали баррикады из телеграфных столбов и проволоки, водружали красные флаги.

Участники Кровавого Воскресенья

Поначалу рабочие на баррикады не обращали особого внимания, замечая, возмущались. Из рабочих колонн, двигавшихся к центру, раздавались восклицания: «Это уже не наши, нам это ни к чему, это студенты балуются».

Общее число участников шествия к Дворцовой площади оценивается примерно в 300 тыс. человек. Отдельные колонны насчитывали несколько десятков тысяч человек. Эта огромная масса фатально двигалась к центру и, чем ближе подходила к нему, тем больше подвергалась агитации революционных провокаторов. Еще не было выстрелов, а какие-то люди распускали самые невероятные слухи о массовых расстрелах. Попытки властей ввести шествие в рамки порядка получали отпор специально организованных групп (были нарушены заранее оговоренные пути следования колон, были прорваны и рассеяны два кордона).

Начальник Департамента полиции Лопухин, который, кстати говоря, симпатизировал социалистам, писал об этих событиях: «Наэлектризованные агитацией, толпы рабочих, не поддаваясь воздействию обычных общеполицейских мер и даже атакам кавалерии, упорно стремились к Зимнему дворцу, а затем, раздраженные сопротивлением, стали нападать на воинские части. Такое положение вещей привело к необходимости принятия чрезвычайных мер для водворения порядка, и воинским частям пришлось действовать против огромных скопищ рабочих огнестрельным оружие.

Шествие от Нарвской заставы возглавлялось самим Гапоном, который постоянно выкрикивал: «Если нам будет отказано, то у нас нет больше Царя». Колонна подошла к Обводному каналу, где путь ей преградили ряды солдат. Офицеры предлагали все сильнее напиравшей толпе остановиться, но она не подчинялась. Последовали первые залпы, холостые. Толпа готова была уже вернуться, но Гапон и его помощники шли вперед и увлекали за собой толпу. Раздались боевые выстрелы.

Расстрел рабочего шествия 9 января 1905 года

Примерно так же развивались события и в других местах — на Выборгской стороне, на Васильевском острове, на Шлиссельбургском тракте. Появились красные знамена, лозунги «Долой Самодержавие!», «Да здравствует революция!» Толпа, возбужденная подготовленными боевиками, разбивала оружейные магазины, возводила баррикады. На Васильевском острове толпа, возглавляемая большевиком Л.Д. Давыдовым, захватила оружейную мастерскую Шаффа. «В Кирпичном переулке, — докладывал Царю Лопухин, — толпа напала на двух городовых, один из них был избит.

На Морской улице нанесены побои генерал-майору Эльриху, на Гороховой улице нанесены побои одному капитану и был задержан фельдъегерь, причем его мотор был изломан. Проезжавшего на извозчике юнкера Николаевского кавалерийского училища толпа стащила с саней, переломила шашку, которой он защищался, и нанесла ему побои и раны…

Гапон у Нарвских ворот призывал народ к столкновению с войсками: «Свобода или смерть!» и лишь случайно не погиб, когда раздались залпы (первые два залпа-холостыми, следующий залп боевыми поверх голов, последующие залпы в толпу). Идущие на «взятие Зимнего» толпы были рассеяны. Погибло около 120 человек, ранено было около 300. Немедленно на весь мир был поднят крик о многотысячных жертвах «кровавого царского режима», раздались призывы к его немедленному свержению, и эти призывы имели успех. Враги Царя и русского народа, выдававшие себя за его «доброжелателей», извлекли из трагедии 9 января максимальный пропагандистский эффект. Впоследствии коммунистическая власть внесла эту дату в календарь как обязательный для народа День ненависти.

Отец Георгий Гапон верил в свою миссию, и, шагая во главе народного шествия, он мог погибнуть, но уйти живым из-под выстрелов ему помог эсер П. Рутенберг, приставленный к нему «комиссаром» от революционеров. Ясно, что Рутенберг и его друзья знали о связях Гапона с Департаментом полиции. Будь его репутация безупречна, его, очевидно, тогда пристрелили бы под залпами, чтобы понести в народ его образ в ореоле героя и мученика. Возможность разрушения этого образа властями и послужила причиной спасения Гапона в тот день, но уже в 1906 г. он был казнён как провокатор «в своём кругу» под руководством всё того же Рутенберга, который, как пишет А.И. Солженицын, «уехал потом воссоздавать Палестину»…

Всего 9 января оказалось 96 человек убитых (в том числе околоточный надзиратель) и до 333 человек раненых, из коих умерли до 27 января еще 34 человека (в том числе один помощник пристава)». Итак, всего было убито 130 человек и около 300 ранено.

Так завершилась заранее спланированная акция революционеров. В тот же день стали распускаться самые невероятные слухи о тысячах расстрелянных и о том, что расстрел специально организован садистом-Царем, пожелавшим крови рабочих.

Могилы жертв Кровавого воскресенья 1905 г

В то же время некоторые источники дают более высокую оценку количества пострадавших — около тысячи убитых и несколько тысяч раненых. В частности, в статье В. И. Ленина, опубликованной 18 (31) января 1905 года в газете «Вперед», приводится получившая впоследствии широкое хождение в советской историографии цифра в 4 600 убитых и раненых. Согласно результатам исследования, выполненного доктором исторических наук А. Н. Зашихиным в 2008 году, оснований для признания этой цифры достоверной нет.

Подобные завышенные цифры сообщали и другие иностранные агентства. Так, британское агентство «Лаффан» сообщало о 2000 убитых и 5000 раненых, газета «Дейли мейл» — о более 2000 убитых и 5000 раненых, а газета «Стандард» — о 2000—3000 убитых и 7000—8000 раненых. Впоследствии все эти сведения не подтвердились. Журнал «Освобождение» сообщал, что некий «организационный комитет Технологического института» опубликовал «тайные полицейский сведения», определявшие число убитых в 1216 человек. Никаких подтверждений этого сообщения не найдено.

Впоследствии враждебная русскому правительству печать преувеличивала число жертв в десятки раз, не утруждая себя документальными подтверждениями. Большевик В. Невский, уже в советское время изучавший вопрос по документам, писал, что число погибших не превышало 150-200 человек (Красная Летопись, 1922. Петроград. Т.1. С. 55-57) Вот такова история, как революционные партии цинично использовали искренние чаянья народа в своих целях, подставив их под гарантированные пули солдат защищающих Зимний.

Из дневника Николая II:


9-го января. Воскресенье. Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! …

16-го января Святейший Синод обратился по поводу последних событий с посланием ко всем православным:

«<…>Святейший Синод, скорбя, умоляет чад церкви повиноваться власти, пастырей — проповедовать и учить, власть имущих — защищать угнетенных, богатых — щедро делать добрые дела, а тружеников — трудиться в поте лица и беречься ложных советников — пособников и наемников злого врага».

Николай II 19 января обратился к рабочей делегации со следующей речью:

Вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины…Стачки и мятежные сборища только возбуждают толпу к таким беспорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает и неповинные жертвы. Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить.. Но мятежною толпою заявлять мне о своих требованиях — преступно.

Николай II пожертвовал 50 тыс. в пользу пострадавших 9-го января рабочих.

Говоря о поспешном приказе испуганного начальства, приказавшего стрелять, следует также вспомнить, что атмосфера вокруг царского дворца была очень напряженной, ибо тремя днями ранее было совершено покушение на Государя. 6 января, во время крещенского водосвятия на Неве в Петропавловской крепости произвели салют, при котором одна из пушек выстрелила боевым зарядом в сторону Императора. Выстрел картечью пробил знамя Морского корпуса, поразил окна Зимнего дворца и тяжело ранил дежурившего жандармского пристава. Офицер, командовавший салютом, сразу же покончил с собой, поэтому причина выстрела осталась тайной. Сразу после этого Государь с семьей уехал в Царское Село, где находился до 11 января. Таким образом, Царь о происходящем в столице не знал, его не было в тот день в Петербурге, – однако вину за происшедшее революционеры и либералы приписали ему, называя с тех пор «Николаем Кровавым».

Всем пострадавшим и семьям погибших по распоряжению Государя были выплачены пособия размером в полуторагодичный заработок квалифицированного рабочего. 18 января министр Святополк-Мирский был уволен в отставку. 19 января Царь принял депутацию рабочих от больших фабрик и заводов столицы, которые уже 14 января в обращении к митрополиту Петербургскому выразили полное раскаяние в происшедшем: «Лишь по своей темноте мы допустили, что некоторые чуждые нам лица выразили от нашего имени политические вожделения» и просили донести это покаяние до Государя.

[источники]

источники
http://www.russdom.ru/oldsayte/2005/200501i/200501012.html Владимир Сергеевич ЖИЛКИН

http://gorod.tomsk.ru/index-1205300992.php

http://humus.livejournal.com/1656553.html




Вспомните, как мы выясняли «Потемкинские деревни» — миф или реальность ?, а так же пытались разоблачить Мифы о Средневековье

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=18500

Кровавое воскресенье — Colonel Cassad — ЖЖ

Сегодня очередная годовщина «Кровавого воскресенья» и начала Первой Русской Революции. . 9 января 1905 года войска расстреляли демонстрацию шедшую с петицией к царю-батюшке. Позднее было много споров на тему, кто же во всем этом больше все был виноват — Николай II, дуболомы-сатрапы, большевики, поп Гапон, коварные японцы, зловредные англичане или зловещие жЫдо-масоны.

По сути же, данное событие послужило лишь запалом, к взрыву уже давно копившегося недовольства. Именно с выстрелов «Кровавого Воскресенья» по России по настоящему покатилась Революция, которая в три приема привела к ликвидации многовековой Российской Империи и столь же многовековой монархии, попутно оприходовав многих из тех, кто хотел на этой ликвидации поживиться.

Для левых и в первую очередь для большевиков, события запущенные «Кровавым Воскресеньем» стали тяжелым и болезненным уроком, так как наглядно показали, что при всей «гнилости самодержавия», левые еще не были организационно и политически готовы сокрушить своих оппонентов, причем это касалось не только монархии, но прежде всего — буржуазии, которая вполне себе удовлетворилась Царским Манифестом и первой Думой и фактически помогла спустить Первую русскую революцию на тормозах. Примечательно, но именно события «Кровавого Воскресенья», положили начало парламентаризму в России, так как последствия этого расстрела, вызвали ограниченные политические реформы, в результате которых появилась Первая Государственная Дума и на власть монарха накладывались некоторые формальные ограничения. Разумеется в современной России про эту предысторию сегодняшней «демократии» предпочитают особо не вспоминать.

Но даже подавление революции, не прошло даром. Причины социального взрыва не были устранены ни столыпинскими реформами, ни военно-полевыми судами, ни экономическим ростом начала «десятых». Как только внешние причины поколебали видимую «стабильность», все те системные пороки, которые вскрылись после «Кровавого Воскресенье», вылезли вновь, в более запущенном виде.

Ну а о самом событии, с тех пор, никто лучше Ленина не написал. В отличие от Николая II и его окружения, он извлек свои уроки из неудачной революции и в 1917 году выиграл главный приз в своей жизни — возможность строить в России социалистическое государство. Так что ниже, записки революционного практика, который лучше других своих современников понимал природу революционных процессов. Это не историческое исследование, это именно практическая оценка происходящего и что особенно ценно, многие из выводов Ленина, отлично стыкуются с тем,  что происходило в дальнейшем. Причем учитывая позицию наблюдателя которую тогда занимал Ленин сидя в Швейцарии и то, что он писал все это по горячим следам, стоит лишний раз отметить прозорливость Ильича, который видел то, что для многих было не очевидным даже спустя несколько лет после подавления Революции.

ЧТО ПРОИСХОДИТ В РОССИИ?

Бунт или революция? Таков вопрос, который ставят себе европейские журналисты и репортеры, сообщающие всему миру о петербургских событиях и пытающиеся дать их оценку. Бунтовщики или инсургенты эти десятки тысяч пролетариев, против которых победоносно выступило царское войско? И заграничные газеты, имеющие всего более возможности “со стороны”, с беспристрастием летописцев, рассматривать события, затрудняются ответить на этот вопрос. Они сбиваются постоянно с одной терминологии на другую. И неудивительно. Недаром говорят, что революция есть удавшийся бунт, а бунт есть неудавшаяся революция. Кто присутствует при начале великих и грандиозных событий, кто имеет возможность лишь очень неполно, неточно, из третьих рук знать кое-что из происходящего, — тот, разумеется, не решается высказаться определенно до поры до времени. Буржуазные газеты, по-старому говорящие о бунте, мятеже, беспорядках, не могут не видеть, однако, их общенационального, даже международного значения. А именно это ведь и придает событиям характер революции. И пишущие о последних днях бунта нет-нет переходят к речам о первых днях революции. Поворотный пункт в истории России наступил. Это не отрицается самым заядлым европейским консерватором, полным восторга и умиления перед могучей, бесконтрольной властью всероссийского самодержавия. О мире между самодержавием и народом не может быть и речи. О революции говорят не одни какие-нибудь отчаянные люди, не одни “нигилисты”, какими все еще считает Европа русских революционеров, а все и всякий, сколько-нибудь способный интересоваться мировой политикой.


9 января 1905 года. Начало…

Русское рабочее движение за несколько дней поднялось на высшую ступень. На наших глазах оно вырастает в общенародное восстание. Понятно, что нам здесь, в Женеве, из нашего проклятого далека, становится неизмеримо труднее поспевать за событиями. Но, пока мы осуждены еще томиться в этом проклятом далеко, мы должны стараться поспевать за ними, подводить итоги, делать выводы, почерпать из опыта сегодняшней истории уроки, которые пригодятся завтра, в другом месте, где сегодня еще “безмолвствует народ” и где в ближайшем будущем в той или иной форме вспыхнет революционный пожар. Мы должны делать постоянное дело публицистов — писать историю современности и стараться писать ее так, чтобы наше бытописание приносило посильную помощь непосредственным участникам движения и героям-пролетариям там, на месте действий, — писать так, чтобы способствовать расширению движения, сознательному выбору средств, приемов и методов борьбы, способных при наименьшей затрате сил дать наибольшие и наиболее прочные результаты.

В истории революций всплывают наружу десятилетиями и веками зреющие противоречия. Жизнь становится необыкновенно богата. На политическую сцену активным борцом выступает масса, всегда стоящая в тени и часто поэтому игнорируемая или даже презираемая поверхностными наблюдателями. Эта масса учится на практике, у всех перед глазами делая пробные шаги, ощупывая путь, намечая задачи, проверяя себя и теории всех своих идеологов. Эта масса делает героические усилия подняться на высоту навязанных ей историей гигантских мировых задач, и, как бы велики ни были отдельные поражения, как бы ни ошеломляли нас потоки крови и тысячи жертв, — ничто и никогда не сравнится, по своему значению, с этим непосредственный воспитанием масс и классов в ходе самой революционной борьбы. Историю этой борьбы приходится измерять днями. И недаром некоторые заграничные газеты завели уже “дневник русской революции”. Заведем такой дневник и мы.

ПОП ГАПОН


Труп попа Гапона на даче в Озерках.

Что поп Гапон — провокатор, за это предположение говорит как будто бы тот факт, что он участник и коновод зубатовского общества. Далее, заграничные газеты, подобно нашим корреспондентам, отмечают тот факт, что полиция умышленно давала пошире и посвободнее разрастись стачечному движению, что правительство вообще (и великий князь Владимир в особенности) хотело вызвать кровавую расправу при наиболее выгодных для него условиях. Английские корреспонденты указывают даже, что энергичное участие именно зубатовцев в движении должно было быть особенно выгодным для правительства при таком положении дел. Интеллигенция революционная и сознательные пролетарии, которые всего скорее бы, вероятно, запаслись оружием, не могли не чуждаться зубатовского движения, не могли не сторониться от него. Правительство имело таким образом особенно свободные руки и играло беспроигрышную игру: пойдут-де на демонстрацию наиболее мирные, наименее организованные, наиболее серые рабочие; с ними сладить ничего не стоит нашему войску, а урок пролетариату будет дан хороший; повод для расстрела на улице всех и каждого будет великолепный; победа реакционной (или великокняжеской) партии при дворе над либералами будет полная; репрессия последует самая свирепая.


Войска на Дворцовой площади.

И английские и консервативные немецкие газеты прямо приписывают правительству (или Владимиру) такой план действия. Очень вероятно, что это правда. События кровавого дня 9 января замечательно подтверждают это. Но существование такого плана нисколько не исключает и того, что поп Гапон мог быть бессознательно орудием такого плана. Наличность либерального, реформаторского движения среди некоторой части молодого русского духовенства не подлежит сомнению: это движение нашло себе выразителей и на собраниях религиозно-философского общества и в церковной литературе. Это движение получило даже свое название: “новоправославное” движение. Нельзя поэтому безусловно исключить мысль, что поп Гапон мог быть искренним христианским социалистом, что именно кровавое воскресенье толкнуло его на вполне революционный путь. Мы склоняемся к этому предположению, тем более, что письма Гапона, написанные им после бойни 9 января о том, что “у нас нет царя”, призыв его к борьбе за свободу и т. д., — все это факты, говорящие в пользу его честности и искренности, ибо в задачи провокатора никак уже не могла входить такая могучая агитация за продолжение восстания.

Как бы там ни было, тактика социал-демократов по отношению к новому вожаку намечалась сама собой: необходимо осторожное, выжидательное, недоверчивое отношение к зубатовцу. Необходимо во всяком случае энергичное участие в поднятом (хотя бы и зубатовцем поднятом) стачечном движении, энергичная проповедь социал-демократических воззрений и лозунгов. Такой тактики держались, как видно из вышеприведенных писем, и наши товарищи из Петербургского комитета РСДРП. Как бы ни были “хитры” планы реакционной придворной клики, действительность классовой борьбы и политического протеста пролетариев, как авангарда всего народа, оказалась во много раз хитрее. Что полицейские и военные планы повернулись против правительства, что из зубатовщины, как мелкого повода, выросло широкое, крупное, всероссийское революционное движение, — это факт. Революционная энергия и революционный инстинкт рабочего класса прорвались с неудержимой силой вопреки всяким полицейским уловкам и ухищрениям.

ПЛАН ПЕТЕРБУРГСКОГО СРАЖЕНИЯ

Странно, на первый взгляд, говорить о сражении, когда рабочие безоружные мирно шли подавать петицию. Это была бойня. Но правительство рассчитывало именно на сражение и действовало, несомненно, по вполне обдуманному плану. Оно с военной точки зрения обсуждало защиту Петербурга и Зимнего дворца. Оно приняло все военные меры. Оно убрало все гражданские власти и отдало полуторамиллионную столицу в полное распоряжение жаждущим народной крови генералам с великим князем Владимиром во главе.

Правительство нарочно довело до восстания пролетариат, вызвав баррикады избиением безоружных, чтобы подавить это восстание в море крови. Пролетариат будет учиться этим военным урокам правительства. И пролетариат научится искусству гражданской войны, раз он начал уже революцию. Революция есть война. Это — единственная законная, правомерная, справедливая, действительно великая война из всех войн, какие знает история. Эта война ведется не в корыстных интересах кучки правителей и эксплуататоров, как все и всякие войны, а в интересах массы народа против тиранов, в интересах миллионов и десятков миллионов эксплуатируемых и трудящихся против произвола и насилия.

Все сторонние наблюдатели в один голос признают теперь, что в России эта война объявлена и начата. Пролетариат поднимется снова еще большими массами. Остатки детской веры в царя вымрут теперь так же скоро, как скоро перешли петербургские рабочие от петиции к баррикадам. Рабочие будут повсюду вооружаться. Нужды нет, что полиция удесятерит строгости по надзору за складами и магазинами оружия. Никакие строгости, никакие запреты не остановят городские массы, сознавшие, что без оружия они всегда, по любому поводу, могут быть доведены правительством до расстрела. Каждый поодиночке будет напрягать все усилия, чтобы раздобыть себе ружье или хоть револьвер, чтобы прятать оружие от полиции и быть готовым дать отпор кровожадным слугам царизма. Всякое начало трудно — говорит пословица. Рабочим было очень трудно перейти к вооруженной борьбе. Правительство теперь заставило их перейти к ней. Первый, самый трудный шаг сделан.


Расстрел демонстрации 9 января 1905 года.

Характерный разговор рабочих на одной из улиц Москвы передает английский корреспондент. Группа рабочих открыто обсуждала уроки дня. “Топоры? — говорит один. — Нет, топорами ничего не сделаешь против сабли. Топором его не достанешь, а ножом еще и того меньше. Нет, нужны револьверы, по меньшей мере револьверы, а еще лучше ружья”. Такие и подобные разговоры ведутся теперь по всей России. И эти разговоры после “Владимирова дня” в Петербурге не останутся одними разговорами.

Военный план дяди царя, Владимира, распоряжавшегося бойней, сводился к тому, чтобы не пустить пригороды, рабочие пригороды, в центр города. Солдат постарались всеми силами уверить, что рабочие хотят разрушить Зимний дворец (при помощи икон, крестов и петиций!) и убить царя. Стратегическая задача сводилась к охране мостов и главных улиц, ведущих к Дворцовой площади. И главными местами “военных действий” были площади у мостов (Троицкого, Сампсониевского, Николаевского, Дворцового), улицы, ведущие от рабочих кварталов к центру (у Нарвской заставы, на Шлиссельбургском тракте, на Невском), и, наконец, Дворцовая площадь, куда все же таки, несмотря на все скопища войска, несмотря на весь отпор, проникли тысячи и тысячи рабочих. Задача военных действий, разумеется, страшно облегчалась тем, что все прекрасно знали, куда идут рабочие, знали, что существует лишь один сборный пункт и одна цель. Храбрые генералы действовали “с успехом” против неприятеля, который шел с голыми руками, заранее поведав всем и каждому, куда и зачем он идет… Это было самое подлое, хладнокровное убийство беззащитных и мирных народных масс. Теперь массы долго будут обдумывать и переживать в воспоминаниях и рассказах все происшедшее. Единственным и неизбежным выводом этих размышлений, этого претворения “Владимирова урока” в сознании массы будет тот вывод, что на войне надо действовать по-военному. абочие массы, а за ними и массы деревенской бедноты, сознают себя воюющей стороной, и тогда… тогда следующие сражения в нашей гражданской войне будут проходить уже по “планам” не одних только великих князей и царей. Призыв “К оружию!”, раздавшийся в одной толпе рабочих на Невском 9-го января, не может теперь пройти бесследно.

“ЦАРЬ-БАТЮШКА” И БАРРИКАДЫ

Бросая общий взгляд на события кровавого воскресенья, всего более поражаешься этим сочетанием наивной патриархальной веры в царя и ожесточенной уличной борьбы с оружием в руках против царской власти. Первый день русской революции с поразительной силой поставил лицом к лицу старую и новую Россию, показал агонию исконной крестьянской веры в царя-батюшку и рождение революционного народа в лице городского пролетариата. Недаром европейские буржуазные газеты говорят, что Россия 10-го января уже не то, чем была Россия 8-го января. Недаром названная нами выше немецкая социал-демократическая газета вспоминает, как 70 лет тому назад начиналось рабочее движение в Англии, как в 1834 г. английские рабочие уличными демонстрациями протестовали против запрещения рабочих союзов, как в 1838 году около Манчестера вырабатывали они на громадных собраниях “народную хартию” и пастор Стивенс провозглашал, что “всякий свободный человек, который дышит вольным божьим воздухом и ходит по вольной божьей земле, имеет право на свой собственный очаг”. И этот же самый пастор приглашал собравшихся рабочих взяться за оружие.

У нас в России во главе движения тоже оказался священник, который за один день перешел от призыва — идти с мирным ходатайством к самому царю — к призыву начинать революцию. “Товарищи, русские рабочие!”, — писал свящ. Георгий Гапон после кровавого дня в письме, прочтенном на собрании либералов. — “У нас нет больше царя. Река крови протекла сегодня между ним и русским народом. Пора русским рабочим без него начать вести борьбу за народную свободу. Благословляю вас на сегодня. Завтра я буду среди вас. Сегодня я занят сильно работой на наше дело”.

Это не священник Георгий Гапон говорит. Это говорят те тысячи и десятки тысяч, те миллионы и десятки миллионов русских рабочих и крестьян, которые до сих пор могли наивно и слепо верить в царя-батюшку, искать облегчения своего невыносимо тяжелого положения у “самого” царя-батюшки, обвинять во всех безобразиях, насилиях, произволе и грабеже только обманывающих царя чиновников. Долгие поколения забитой, одичалой, заброшенной в медвежьих углах мужицкой жизни укрепляли эту веру. Каждый месяц жизни новой, городской, промышленной, грамотной России подкапывал и разрушал эту веру. Последнее десятилетие рабочего движения выдвинуло тысячи передовых пролетариев социал-демократов, которые вполне сознательно порвали с этой верой. Оно воспитало десятки тысяч рабочих, у которых классовый инстинкт, окрепший в стачечной борьбе и в политической агитации, подорвал все основы такой веры. Но за этими тысячами и десятками тысяч стояли сотни тысяч и миллионы трудящихся и эксплуатируемых, унижаемых и оскорбляемых, пролетариев и полупролетариев, у которых еще могла оставаться такая вера. Они не могли идти на восстание, они способны были только просить и умолять. Их чувства и настроение, их уровень знания и политического опыта выразил свящ. Георгий Гапон, и в этом состоит историческое значение той роли, которую сыграл в начале русской революции человек, вчера еще никому неведомый, сегодня ставший героем дня Петербурга, а за Петербургом всей европейской печати.

Понятно теперь, почему петербургские социал-демократы, письма которых мы привели выше, относились вначале и не могли не относиться с недоверием к Гапону. Человек, носивший рясу, веривший в бога и действовавший под высоким покровительством Зубатова и охранного отделения, не мог не внушать подозрений. Искренне или неискренне рвал он на себе рясу и проклинал свою принадлежность к подлому сословию, сословию попов, грабящих и развращающих народ, этого не мог с уверенностью сказать никто, кроме разве людей, близко знавших Гапона лично, т. е. кроме ничтожной горстки людей. Это могли решить только развертывающиеся исторические события, только факты, факты и факты. И факты решили этот вопрос в пользу Гапона.

Сможет ли социал-демократия овладеть этим стихийным движением? — с тревогой спрашивали себя наши петербургские товарищи, видя неудержимо быстрый рост всеобщей стачки, захватывающей необычайно широкие слои пролетариата, видя неотразимость влияния Гапона на такие “серые” массы, которые могли бы увлечься и провокатором. И социал-демократы не только не поддерживали наивных иллюзий насчет возможности мирного ходатайства, они спорили с Гапоном, они прямо и решительно отстаивали все свои взгляды и всю свою тактику. И история, которую творили рабочие массы без социал-демократии, подтвердила правильность этих взглядов и этой тактики. Логика классового положения пролетариата оказалась сильнее ошибок, наивностей и иллюзий Гапона. Великий князь Владимир, действующий от имени царя и со всей властью царя, взялся своим подвигом палача показать рабочим массам то, и именно то, что социал-демократы всегда показывали и будут показывать им печатным и устным словом.

Массы рабочих и крестьян, сохранившие еще остаток веры в царя, не могли идти на восстание, — сказали мы. После девятого января мы вправе сказать: теперь они могут идти и пойдут на восстание. “Царь-батюшка” своей кровавой расправой с безоружными рабочими сам толкнул их на баррикады и дал им первые уроки борьбы на баррикадах. Уроки “батюшки-царя” не пропадут даром.
Социал-демократии остается позаботиться о возможно более широком распространении вестей о петербургских кровавых днях, о большей сплоченности и организованности своих сил, о более энергичной пропаганде давно уже выдвинутого ею лозунга: всенародного вооруженного восстания.

ПЕРВЫЕ ШАГИ


Бастующие рабочие Путиловского завода. Январь 1905.

Искрой, которая зажгла пожар, было одно из самых обычных столкновений труда с капиталом, — стачка на одном заводе. Интересно, однако, что эта стачка 12 000 путиловских рабочих, вспыхнувшая в понедельник, 3 января, была больше всего стачкой во имя пролетарской солидарности. Поводом послужило увольнение четырех рабочих. “Когда требование о возвращении их не было удовлетворено, — пишет нам один товарищ из Петербурга от 7 января, — завод стал сразу, очень дружно. Стачка носит вполне выдержанный характер; рабочие отрядили несколько человек охранять машины и прочее имущество от какой-нибудь возможной порчи со стороны менее сознательных. Затем ими была отряжена депутация на другие заводы с сообщением своих требований и предложением примкнуть”. Тысячи и десятки тысяч рабочих стали примыкать к движению. Легальное, зубатовское, рабочее общество, основанное при содействии правительства в целях развращения пролетариата систематической монархической пропагандой, оказало не малую услугу организации движения на его низших стадиях и росту вширь. Случилось то, на что давно уже указывали социал-демократы, говорившие зубатовцам, что революционный инстинкт рабочего класса и дух его солидарности возьмет верх над всякими мелкими полицейскими уловками. Самые отсталые рабочие втянутся в движение зубатовцами, а там уже дальше само царское правительство позаботится толкнуть рабочих дальше, сама капиталистическая эксплуатация подвинет их от мирной и насквозь лицемерной зубатовщины к революционной социал-демократии. Практика пролетарской жизни и пролетарской борьбы пересилит все “теории” и все потуги господ зубатовцев.

Один товарищ, рабочий, член Петербургского комитета Российской социал-демократической рабочей партии, следующим образом излагает свои впечатления в письме к нам от 5-го января:
“Пишу под свежим впечатлением происшедшего только что собрания за Невской заставой рабочих Семянниковского завода. Но прежде всего пару слов о настроения, которое господствует у петербургских рабочих. Как известно, в последнее время здесь начали, возникать или, лучше, возрождаться“зубатовские” организации под руководством попа Гапона. Организации за очень короткое время очень размножились и усилились. Теперь уже существует 11 отделов так называемого “Собрания русских фабричных рабочих”. Как и надо было ожидать, результаты этих собраний должны были быть таковыми, какими они были и на юге.

Теперь, можно с уверенностью сказать, начинается широкое стачечное движение в Петербурге. Почти ежедневно слышно о новой забастовке то на одном, то на другом заводе. Вот уже два дня, как забастовал Путиловский завод. Недели две тому назад бастовала бумагопрядильня Шау на Выборгской стороне. Стачка продолжалась дня четыре. Рабочие ничего не добились. Сегодня-завтра эта стачка снова возобновится. Везде настроение приподнятое, но нельзя сказать, чтобы в пользу социал-демократии. Большая часть рабочих стоит за чисто экономическую борьбу и против политической. Однако надо ожидать и надеяться, что настроение это изменится и рабочие поймут, что без политической борьбы никаких экономических улучшений не добьются. Сегодня забастовал завод Невского судостроительного общества (Семянникова). Местный отдел “Собрания русских фабрично-заводских рабочих” пытается выступить руководителем начинающейся стачки, но это, конечно, ему не удастся. Руководителем будет социал-демократия, несмотря на то, что она здесь страшно слаба.

Вышли листки от Петербургского комитета: два — к прядильной фабрике Шау и один — к путиловским рабочим. Сегодня было собрание рабочих Невского судостроительного завода. Собралось около 500 рабочих. Впервые выступили члены местного отдела “Собрания”. Они отклонялись от политических требований и главным образом выставляли требования экономические. Из толпы раздавались голоса неодобрения. Но тут появился сотрудник “Русской Газеты” Строев, пользующийся большим уважением у петербургских рабочих. Строев предложил резолюцию, как он заявил, выработанную им и представителями социал-демократии. Резолюция эта хотя и подчеркивает противоположность классовых интересов пролетариата и буржуазии, но недостаточно. После Строева говорили товарищи-рабочие социал-демократы, которые защищали эту резолюцию в принципе, подчеркивая, однако, ее ограниченность и недостаточность. Тут началась суматоха, некоторые были недовольны речами социал-демократов и начали срывать собрание. Собрание большинством голосов высказалось против председателя, который был в числе этих срывающих, и выбрало нового председателя, социалиста. Но члены “общества” (зубатовского) не умолкли и продолжали расстраивать собрание. Хотя громадное большинство собрания (90%) и было на стороне социалистов, но собрание в конце концов разошлось ни с чем и отложило решение до завтра. Во всяком случае, можно сказать, что социал-демократам удалось склонить настроение рабочих в свою пользу. Завтра предстоит большое собрание. — Возможно, что будет две-три тысячи человек. — Надо ожидать на днях грандиозной демонстрации, чего-либо подобного июльской на юге в 1903 году. Бастует завод Франко-русского общества — около четырех-пяти тысяч человек. Передают, что началась стачка на бумагопрядильной фабрике Штиглица — около пяти тысяч. Ожидается стачка на Обуховском заводе — пять-шесть тысяч”.

Сопоставляя эти сведения социал-демократа, местного комитетчика (который, разумеется, мог точно знать лишь о событиях в небольшой части Петербурга), со сведениями заграничных, особенно английских, газет, мы должны сделать вывод, что эти последние отличаются весьма значительной точностью.

Стачка росла изо дня в день с головокружительной быстротой. Рабочие устраивали массу собраний и вырабатывали свою “хартию”, свои экономические и политические требования. И те и другие, несмотря на руководство зубатовцев, сводились в общем к требованиям социал-демократической партийной программы вплоть до лозунга: созыв учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права. Стихийный рост невиданной по своим размерам стачки далеко-далеко обгонял планомерное участие в движении организованных социал-демократов. Но предоставим слово им самим.

КАНУН КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ

Мы остановились в своем рассказе о ходе движения на том, как по инициативе Гапона назначено было на воскресенье 9-го января шествие рабочих масс к Зимнему дворцу для подачи “петиции” царю о созыве учредительного собрания. Стачка в Петербурге уже в субботу, 8-го января, стала всеобщей. Даже официальные сведения определяли число забастовавших в 100—150 тысяч человек. Россия не видывала еще такого гигантского взрыва классовой борьбы. Вся промышленная, торговая, общественная жизнь гигантского полуторамиллионного центра оказалась парализованной. Пролетариат на деле показывал, что им и только им держится современная цивилизация, его трудом создаются богатства и роскошь, на нем покоится вся наша “культура”. Город оказался и без газет, и без освещения, и без воды. И эта всеобщая стачка носила определенно выраженный политический характер, являлась непосредственным прологом революционных событий.

Вот как один очевидец описывает, в письме к нам, канун исторического дня:

“С 7 января забастовка в Петербурге сделалась всеобщей. Остановились не только все крупные заводы и фабрики, но и многие мастерские. Сегодня, 8 января, не вышло ни одной газеты, кроме “Правительственного Вестника”4 и “Ведомостей С.-Петербургского Градоначальства”5. Руководство движением находится до сих пор в руках зубатовцев. Мы наблюдаем невиданную в Петербурге картину, и сердце сжимается страхом перед неизвестностью, — окажется ли соц.-дем. организация в состоянии взять хотя через некоторое время движение в свои руки. Положение крайне серьезное. Все эти дни происходят ежедневные массовые собрания рабочих во всех районах города в помещениях “Союза русских рабочих”. Перед ними улицы целые дни наполнены тысячами рабочих. Время от времени социал-демократами произносятся речи и распространяются листки. Принимаются они в общем сочувственно, хотя зубатовцы и пытаются устраивать оппозицию. Когда речь коснется самодержавия, они кричат: “Это нам ни к чему, самодержавие нам не мешает!”. А между тем, в речах, которые произносятся в помещениях “Союза” зубатовцами, выставляются все соц.-дем. требования, начиная с 8-часового рабочего дня и кончая созывом народных представителей на основах равного, прямого и тайного избирательного права. Только зубатовцы утверждают, что удовлетворение этих требований не обозначает свержения самодержавия, а приближение народа к царю, уничтожение бюрократии, отделяющей царя от народа.

Социал-демократы говорят также и в помещениях “Союза”, и речи их встречаются сочувственно, но инициатива практических предложений исходит от зубатовцев. Несмотря на возражения соц.-дем., предложения эти принимаются. Они сводятся к следующему: в воскресенье 9 января рабочие должны пойти к Зимнему дворцу и подать через священника Георгия Гапона петицию царю с перечислением всех требований рабочих, заканчивающуюся словами: “Дай нам все это, или мы умрем”. При этом руководители собраний добавляют: “Если царь не даст, тогда наши руки развязываются, — значит, он враг наш, и тогда уж мы выступим против него, развернув красное знамя. Если прольется наша кровь, она падет на его голову”.

NB! Какие пророческие слова…

Петиция везде принимается. Рабочие дают клятву, что все они придут в воскресенье на площадь “с женами и детьми”. Сегодня петиция будет подписываться по отдельным районам, а в 2 часа все должны собраться в “Народный дом” на окончательный митинг.
Все это происходит при полном попустительстве полиции, — она убрана отовсюду, хотя во дворах некоторых зданий и спрятаны конные жандармы.
Сегодня на улицах вывешиваются объявления градоначальника, запрещающие сборища и угрожающие вооруженной силой. Рабочими они срываются. Войска стягиваются в город из окрестностей. Трамвайных служащих (кондукторов и кучеров) заставили выйти на работу казаки с обнаженными шашками”.

ЧИСЛО УБИТЫХ И РАНЕНЫХ

Относительно числа убитых и раненых известия расходятся. Само собою разумеется, что о точном подсчете нет и речи, а судить на глаз очень трудно. Правительственное сообщение о 96 убитых и 330 раненых, очевидно, лживо, и ему никто не верит. По последним газетным известиям, журналисты 13-го января подали министру внутренних дел список 4600 убитых и раненых, список, составленный репортерами. Конечно, и эта цифра не может быть полной, потому что и днем (не говоря уже о ночи) невозможно было бы подсчитать всех убитых и раненых при всех стычках.
Победа самодержавия над безоружным народом стоила не меньше жертв, чем большие сражения в Маньчжурии. Недаром, как все заграничные корреспонденты сообщают, рабочие Петербурга кричали офицерам, что они успешнее сражаются с русским народом, чем с японцами.


Первые жертвы Русской революции.

http://www.marxists.org/russkij/lenin/works/9-26.htm цинк

Сам царь так описал свое впечатление от произошедшего в своем дневнике.

«Тяжелый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых…»

Вообще, читая его дневник, трудно понять, осознавал ли он в те дни весь масштаб разворачивающихся событий.
Примечателен комментарий известного «белодельца» барона Врангеля,

«Одно мне кажется несомненным: выйди Государь на балкон, выслушай он так или иначе народ, ничего бы не было, разве то, что царь стал бы более популярен, чем был… Как окреп престиж его прадеда, Николая I, после его появления во время холерного бунта на Сенной площади! Но Царь был только Николай II, а не Второй Николай…»

Но царь никуда не вышел, а демонстрацию покромсали ружейными залпами и разогнали шашками. Последствия этого были далекоидущими для них обоих — царь закончил свои дни в подвале Ипатьевского дома, а Врангель доживал свои дни за границей.

Художник Максимилиан Волошин на эту тему заметил:

«Девиз русского правительства «Самодержавие, православие и народность» повержен, во прах. Правительство отринуло православие, потому что оно дало приказ стрелять по иконам, по религиозному шествию. Правительство объявило себя враждебным народу, потому что отдало приказ стрелять в народ, который искал защиты у царя».

Так начиналась Первая Русская Революция.
Впереди были Красная Пресня, броненосец «Потемкин», лейтенант Шмидт, походы Ренненкампфа и Римана, столыпинщина, благословенный 1913-й, Первая мировая, Февраль и Октябрь.


Кровавый январь, кровавое воскресенье

Автор: Олег Мальцев

Краткое

Извечный вопрос: народ – это безмолвная толпа и просто пешка в великих играх власти, или мощная сила, вершащая историю государства и даже человечества в целом. Летописи времён насчитывают немало событий, ставшими переломными моментами в истории, где главными участниками оказались обычные люди, объединившиеся в «толпу» возмущённых. Одно из значимых событий в истории нашего государства обозначено как «кровавое воскресенье 9 января 1905 года». Кратко сказать об этой переломной вехе истории достаточно сложно – много взглядов и мнений историков до сих пор не могут найти точку правды и истинны.

Блок: 1/6 | Кол-во символов: 648
Источник: https://znay.co/391-krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-goda-kratko.html

Причины

1. Военное поражение.
Главой причиной падения авторитета царя и нарастающего всеобщего недовольства стало поражение русской армии 21 декабря в Порт-Артуре. В это время шла русско-японская война. Все говорили, что царь затеял безрезультатную войну, к тому же очень затратную для Российской империи.
2. Забастовка на Путиловском заводе в Петербурге (декабрь 1904 г.) Рабочие, требовавшие 8-мичасового рабочего дня, объясняли свое прошение нехваткой времени для сна и отдыха и непомерными объемами военных заказов в условиях военного времени.

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 548
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11414-krovavyy-yanvar-krovavoe-voskresene.html

Георгий Гапон – гений или злодей?

Ведущая роль в событиях 1905 года отводится священнослужителю Георгию Гапону. Личность весьма неоднозначная. Выходец из Украины, отличавшийся незаурядными способностями, любознательностью, артистизмом и неповторимым умением владеть словом так, что мог «зажечь сердца» на подвиги и свершения.

С ранних лет увлёкшись книгами Толстого, Георгий вдохновил себя на идеологическое следование «добру и любви к ближнему». Его искреннее желание защищать тех, кто соприкоснулся с несправедливостью, стало мощным стимулом для простых работающих граждан доверительно следовать за своим защитником.

Постепенно, после удачных выступлений перед народом, духовная идейность вытеснялась самолюбованием и жаждой стать народным лидером. Продолжая создавать Собрания русских фабрично – заводских рабочих для осуществления защиты прав работающего населения, одновременно находил связующие нити и с представителями действующей власти.

Все это было на руку обеим сторонам «баррикад»: власть оказывалась в курсе народных событий, а простой рабочий народ имел возможность доносить о своих проблемах и требованиях вышестоящим инстанциям. Безоговорочное доверие защитнику

сыграло историческую роль в трагедии 9 января 1905 года.

Блок: 2/6 | Кол-во символов: 1248
Источник: https://znay.co/391-krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-goda-kratko.html

Гапон и его роль

После начала стачек большое влияние приобрел Гапон, который руководил Собранием русских фабрично-заводских рабочих. Тем не мене говорить, что Гапон был ключевой фигурой кровавого воскресенья нельзя. Сегодня широко распространяется идея, что священник был агентом царской охранки и провокатором. Об этом говорят многие видные историки, но еще ни один из них не привел ни единого факта в доказательство этой теории. Контакты между Гапоном и царской охранкой были в 1904 году и сам Гапон этого не скрывал. Более того об этом знали и люди, входившие в Собрание. Но нет ни одного факта, что на январь 1905 года Гапон был царским агентом. Хотя после революции этим вопросом активно занимались. Если уж большевики не нашли в архивах никаких документов, связывающих Гапона со спец службами, то таковых действительно нет. А значит эта теория несостоятельна.

Гапон выдвинул идею создания петиции к царю, организации шествия, и даже сам возглавил это шествие. Но он не управлял процессом. Если бы он действительно был идейным вдохновителем массового подъема рабочих, то в прошении к царю не было бы тех революционных пунктов.

После событий 9 января Гапон бежал за границу. Он вернулся в Россию в 1906 году. Позже был арестован эсерами и казнен на сотрудничество с царской полицией. Случилось это 26 марта 1906 года.

Блок: 3/8 | Кол-во символов: 1342
Источник: https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html

Инцидент на Путиловском заводе

В первых числах декабря 1904 года на Путиловском заводе были уволены 4 рабочих.

Это Фёдоров, Уколов, Сергунин и Субботин. Все они являлись членами Собрания. Уволил их мастер Тетявкин за производственные нарушения. Но в рабочей среде очень быстро распространились слухи, что людей выгнали с завода за их принадлежность к Собранию.

Всё это дошло до Гапона, и он заявил, что данное увольнение является вызовом лично ему. Собрание обязано защищать своих членов, в противном случае ему грош цена. Было принято решение послать 3 депутации.

Первую к Смирнову – директору заводу. Вторую к Чижову – инспектору, курирующему завод. И третью к Фуллону – градоначальнику.

Была утверждена резолюция с требованиями. Это восстановление на работе уволенных и увольнение мастера Тетявкина. В случае отказа предполагалось начать массовую стачку.

К Смирнову и Чижову депутации пришли 28 декабря и получили категорический отказ. Третью депутацию на следующий день встретил градоначальник Фуллон. Он был вежлив, предупредителен и обещал оказать посильное содействие.

О волнениях на Путиловском заводе Фуллон разговаривал лично с Витте. Но тот принял решение не идти на уступки рабочему классу. Второго января 1905 года Гапон и его единомышленники приняли решение о начале стачки, и уже 3 января Путиловский завод остановился. Одновременно с этим на других заводах стали распространяться листовки с перечнем экономических требований к властям.

После начала забастовки Георгий Аполлонович во главе делегации явился к директору завода Смирнову. Ему были зачитаны экономические требования, но директор ответил, что исполнять их отказывается. Уже 5 января забастовка начала охватывать другие заводы столицы, а Гапон решил обратиться со своими требованиями непосредственно к императору. Он посчитал, что только царь сможет решить этот вопрос.

Блок: 3/8 | Кол-во символов: 1839
Источник: https://ezoterik-page.com/krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-god-revolyuciya-nachalo/

Ход событий

Хронология событий января 1905 года:

  • 3 января – мятеж на Путиловском заводе в ответ на увольнение работников. Во главе мятежа – поп Гапон, председатель Собрания.
  • 4-5 января – разрастание мятежа по другим заводам и фабрикам. Вовлечено более 150 тысяч человек. Остановлена работа практически всех заводов и фабрик.
  • 6 января – существенных событий не было, поскольку отмечался праздник «Крещение».
  • 7 января – мятежом охвачено 382 предприятия Петербурга, поэтому события можно было назвать всеобщими. В этот же день Гапон озвучивает идею массового шествия к царю, чтобы передать требования.
  • 8 января – Гапон передает копию Обращения к царю министру юстиции – Н.В. Муравьеву. Правительство с утра стягивает армию в город и перекрывает центр, поскольку очевиден революционный характер требований.
  • 9 января – массовое шестое колоннами к Зимнему дворцу. Расстрел демонстрации правительственными войсками.

Хронология кровавого воскресенья позволяет сделать парадоксальный вывод – события были провокацией, причем обоюдной. С одной стороны были полицейские органы России (хотели показать, что могут решить любую проблему и припугнуть народ), а с другой стороны революционные организации (им нужен был повод, чтобы стачка переросла в революцию, и можно было открыто выступать за свержение самодержавия). И эта провокация был успешной.  Были выстрелы со стороны рабочих, были выстрелы со стороны армии. В результате началась стрельба. Официальные источники говорят о 130 погибших. В действительности жертв было намного больше. Пресса, например, писала (в дальнейшем эту цифру использовал Ленин) о 4600 погибших.

Блок: 2/8 | Кол-во символов: 1649
Источник: https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html

С чем люди шли к царю?

Отдельно стоит огласить основные пункты прошения к царю. Какие требования выдвигались. Перечислим главенствующие чаяния народа:

  1. Личность должна быть свободна и неприкосновенна;
  2. Образование народа осуществлять за счёт государства;
  3. Все равны перед законом;
  4. Отделить церковь от государства;
  5. Отменить инспекционную деятельность на фабриках;
  6. Рабочий день не более 8 часов;
  7. Повысить трудящимся заработную плату;
  8. Косвенные налоги отменить;
  9. Свобода для профсоюзов.

Это не весь перечень обозначенных просьб к самодержавному правителю. Но и этих пунктов достаточно для того, чтоб понять насколько народ был загнан в угол бесправности и отчаянья.

Блок: 4/6 | Кол-во символов: 679
Источник: https://znay.co/391-krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-goda-kratko.html

В преддверии Кровавого воскресенья

Священнослужитель-революционер полагал, что к царскому дворцу должны были прийти многие тысячи рабочих. В этом случае государь был просто обязан рассмотреть петицию и как-то отреагировать на неё.

Текст петиции был зачитан всем членам Собрания. Все её слышавшие поставили подписи под обращением. К концу дня 8 января их насчитывалось более 40 тысяч. Сам же Гапон утверждал, что собрал не менее 100 тыс. подписей.

Ознакомление с петицией сопровождалось речами, с которыми Георгий Аполлонович выступал перед людьми. Они были такими яркими и искренними, что слушатели впадали в экстаз.

Люди клялись, что явятся в воскресенье на Дворцовую площадь. Популярность Гапона в эти 3 дня до кровавых событий достигла немыслимых высот.

Прошёл слух, что он новый мессия, посланный Богом для освобождения простого народа. По одному его слову останавливались заводы и фабрики, на которых работали тысячи людей.

В то же время лидер призывал выйти на шествие без какого-либо оружия, чтобы не дать повод властям применить силу. Запрещалось также брать с собой спиртное и допускать хулиганские выходки.

Ничто не должно было нарушить мирное шествие к государю. Назначили также людей, в обязанность которых входило охранять царя с того момента, когда он появится перед народом.

Однако организаторы мирной демонстрации всё больше укреплялись в мысли, что император не появится перед рабочими. Скорее всего, он вышлет против них войска.

Такой сценарий развития событий был более вероятным. Допускалось также применение оружия со стороны войск. Но назад хода уже не было. В преддверии 9 января город замер в тревожном ожидании.

Блок: 4/8 | Кол-во символов: 1631
Источник: https://ezoterik-page.com/krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-god-revolyuciya-nachalo/

Стихийный характер шествия

Большинство учебников истории говорит, что восстание рабочих в Петрограде было стихийным: рабочие устали от произвола и увольнение 100 человек с Путиловского завода стало последней каплей, которая вынудила рабочих на активные действия.  Говорится о том, что рабочих возглавил только священник Георгий Гапон, но никакой организации в этом движении не было. Единственное чего хотели простые люди – донести до царя тяжесть своего положения.  Тут есть 2 момента, которые опровергают эту гипотезу:

  1. В требованиях рабочих больше 50% пунктов составляют требования политические, экономические и религиозные. Это  никак не связано с повседневными нуждами фабрикантов, и указывает, что за ними были люди, которые использовали недовольство людей для разжигания революции.
  2. Мятеж, который перерос в «кровавое воскресенье» случился за 5 дней. Была парализована работа всех фабрик Петербурга. В движении приняло участие более 200 тысяч человек. Разве может такое произойти стихийно и само собой?

3 января 1905 года вспыхивает восстание на Путиловском заводе. В него вовлечено порядка 10 тысяч человек. 4 января бастовало уже 15 тысяч человек, а 8 января – порядка 180 тысяч человек.  Очевидно, что для остановки всей промышленности столицы и начала бунта 180 тысяч человек нужна была организация. Иначе за такой короткий сроки ничего бы не получилось.

Блок: 5/8 | Кол-во символов: 1387
Источник: https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html

Жестокие события 9 января 1905 года

Почему народ был встречен жестоким отпором с применением оружия – историки до сих пор освещают по-разному. Одни утверждают, что стремление к безграничному лидерству и самоутверждению сыграло с Гапоном злую игру и он оповестил «своих» в соответствующих структурах правопорядка, с целью достигнуть самолично правящих высот.

В добавок к вероятности своей точки зрения эти исследователи истории приводят перечень некоторых пунктов петиции: свобода прессы, политических партий, амнистирование политзаключённых. Вряд ли народ задумывался над важностью этих требований, ибо главной значимостью их просьб являлось избавление от нищеты и разрешение их нужд. Значит текст писался кем-то более заинтересованным.

Другие отметают эту теорию и склоны обвинять «бездействующего» монарха. Действительно, на момент общенародного объединения, в Петербурге царя не было. Он со всей семьёй покинул город накануне. Опять-таки, возникает двоякость ситуации.

До сих пор не ясно, на какое развитие событий рассчитывал царь Николай II, была ли это политика самоустранения (в стране к тому моменту уже создавалась накалённая обстановка: усиливалась активность революционных организаций, промышленность останавливалась, чувствовалась угроза политического переворота) или страх за угрозу жизни своей семьи?

В любом случае отсутствие главного решающего лица на тот момент привело к трагедии. Из дворца не было дано приказа остановить сопротивление народу. В ход пускались не просто угрожающие кличи шествующей толпе, но и беспощадно применялось оружие.

До сих пор точное число убитых и раненых мирных жителей не определено. Многие историки склонны утверждать, что количество жертв доходит до 1000. Официальные же данные гласили о 131 убитых и 238 раненых.

Блок: 5/6 | Кол-во символов: 1778
Источник: https://znay.co/391-krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-goda-kratko.html

Роль Николая 2

Николай 2 очень противоречивая фигура в русской истории. С одной стороны сегодня его оправдывают все (даже канонизировали), но с другой стороны распад Российской Империи, кровавое воскресенье, 2 революции – это прямое следствие его политики. Во все важные для России исторические моменты Никола 2 самоустранялся! Так было и с кровавым воскресеньем. 8 января1908 года уже все понимали, что в стране в столице происходят серьезные события: в стачках принимают участия более 200 тысяч человек, промышленность города остановлена, начали активничать революционные организации, принимается решение ввести армию в город и даже рассматривается вопрос о введении в Петрограде военного положения.  И в такой сложной ситуации царя 9 января 1905 года в столице не было! Историки сегодня объясняют это 2-мя причинами:

  1. Опасались покушения на императора. Допустим, но что мешало царю, который отвечает за страну, находиться в столице под усиленной охраной и руководить процессом, принимая решения? Если боялись покушения, то можно было не выходить к людям, но император просто обязан в такие моменты руководить страной и принимать ответственные решения. Равносильно, если бы при обороне Москвы в 1941 году Сталин уехал и даже не интересовался, что там происходит. Такое даже допустить невозможно! Николай 2 именно так и сделал, и его при этом еще пытаются оправдать современные либералы.
  2. Николай 2 заботился о своей семье и устранился, чтобы защитить семью. Аргумент явно высосан из пальца, но допустим. Возникает 1 вопрос – к чему все это привело? Во время февральской революции Николай 2 точно также, как и при кровавом воскресенье, устранился от принятия решений – в итоге потерял страну, и именно из-за этого его семью расстреляли. В любом случае – царь ответственен не только за семью, но и за страну (вернее, прежде всего за страну).

События кровавого воскресенья 9 января 1905 года они наиболее четко выделяют причины, по которым распалась Российская Империя – царю было глубоко наплевать на происходящее. 8 января все знали, что будет шествие к Зимнему дворцу, все знали, что оно будет многочисленным. Готовясь к этому, вводится армия, издаются (хотя и незаметные для масс) указы, запрещающие шествия. В такой важный для страны момент, когда все понимают, что готовится серьезное событие – царя нет в столице! Можно себе такое представить, например, при Иване Грозном, Петре 1, Александре 3? Нет, конечно. Вот и вся разница. Николай 2 был «местным» человеком, который думал только о себе и семье, а не о стране, ответственность за которую он нес перед Богом.

Блок: 6/8 | Кол-во символов: 2608
Источник: https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html

Кто отдал приказ стрелять

Вопрос о том, кто отдал приказ стрелять во время кровавого воскресенья один из самых сложных. Достоверно и точно можно сказать только одно – Николай 2 такого приказа не отдавал, потому что никак не руководил этими событиями (о причинах говорили выше). Версия о том, что стрельба была нужна правительству также не выдерживает проверки фактами. Достаточно сказать, что 9 января со своих постов были снят Святополк-Мирский и Фуллон. Если предположить, что кровавое воскресенье было провокацией правительства, то отставки главных героев, которые знают правду, нелогичны.

Речь скорее может идти о том, что власть не ожидала такого (в том числе и провокаций), но она должна была это ожидать, особенно когда в Петербург были введены регулярные войска. Дальше армейские генералы просто действовали  в соответствии с приказом «не допускать». Они и не допускали продвижения людей.

Блок: 7/8 | Кол-во символов: 911
Источник: https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html

Заключение

После кровавых событий Георгий Гапон бежал заграницу. В марте 1906 года он был задушен эсерами на одной из дач под Петербургом. Труп его обнаружили 30 апреля.

Дачу арендовал эсер Пётр Рутенберг. По всей видимости он и заманил бывшего рабочего лидера на дачу. Похоронили несостоявшегося вождя на столичном Успенском кладбище.

Десятого января 1905 года государь отправил в отставку градоначальника Фуллона и министра внутренних дел Святополка-Мирского.

Двадцатого января царь принял делегацию рабочих и выразил искреннее сожаление по поводу случившегося. В то же время он осудил массовое шествие, заявив, что идти к нему мятежной толпой – преступление.

После исчезновения Гапона энтузиазм у рабочих пропал. Они вышли на работу, и массовая забастовка закончилась. Но это была лишь небольшая передышка. В недалёком будущем страну ждали новые жертвы и политические потрясения.

Сергей Смирнов

Блок: 7/8 | Кол-во символов: 893
Источник: https://ezoterik-page.com/krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-god-revolyuciya-nachalo/

Кол-во блоков: 19 | Общее кол-во символов: 27172
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:
  1. https://ezoterik-page. com/krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-god-revolyuciya-nachalo/: использовано 4 блоков из 8, кол-во символов 7323 (27%)
  2. https://istoriarusi.ru/imper/krovavoe-voskresenie-9-yanvarya-1905.html: использовано 6 блоков из 8, кол-во символов 9425 (35%)
  3. https://znay.co/391-krovavoe-voskresene-9-yanvarya-1905-goda-kratko.html: использовано 5 блоков из 6, кол-во символов 5121 (19%)
  4. https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11414-krovavyy-yanvar-krovavoe-voskresene.html: использовано 4 блоков из 5, кол-во символов 5303 (20%)

Что нужно знать о «Кровавом воскресенье» | Блоги ОТР

Стрельба на Дворцовой площади у здания Генерального штаба

22 января (9 января по старому стилю) 1905 года при попытке рабочих Санкт-Петербурга подать петицию с экономическими и политическими требованиями государю Николаю Александровичу Романову войска применили оружие. Это событие стало прологом первой русской революции и вспоминается всякий раз, когда отношения власти и народа в России начинают обостряться.

Зубатовщина

С.В. Зубатов

Сергей Васильевич Зубатов. С 1896-го по 1902-й год — начальник Московского охранного отделения, с 1902-го по 1903-й год – глава Особого отдела Департамента полиции, отвечавшего за работу с политическими (легальными и нелегальными) организациями (политический сыск).  Сергею Зубатову принадлежит блестящая мысль — чтобы контролировать общественное движение, его надо возглавить. Под его руководством с 1898 года началась работа с представителями рабочего класса двух российских столиц. В 1901 году сначала в Москве, а затем и в Санкт-Петербурге возникли первые легальные организации, пытавшиеся решить задачи улучшения положения рабочих.

Гапон и гапоновщина

Г.А.Гапон

В конце 1902 года Зубатов, переведенный в северную столицу, знакомится с 32-летним священником Георгием Гапоном. Гапон к тому времени был известным проповедником, сторонником нравственного учения Льва Толстого. Главе Особого отдела понравилось стремление священника помочь страждущим, и он предлагает Гапону присоединится к деятельности по созданию рабочих организаций.

 Но Гапона не устраивал слишком плотный полицейский контроль, и он решил взяться за дело самостоятельно. В августе 1903 года священник со своими сторонниками открывает на Выборгской стороне чайную-клуб. В феврале 1904 года Министерство внутренних дел утверждает устав профессиональной организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». К лету 1904 года влияние гапоновской организации среди рабочих города стало достаточно заметным. В различных районах Санкт-Петербурга у «Собрания» появлялись новые отделения.

 Начало революционных событий

Осенью 1904 года русское общество начало «закипать». На фронте русско-японской войны царское правительство преследовали неудачи. Земские и другие общественные организации все шире стали требовать введения конституции и представительной формы правления, то есть парламента. Большим влиянием в среде интеллигенции, студенчества и земских деятелей пользовался нелегальный «Союз освобождения», в создании которого приняли активное участие философы Николай Бердяев и Сергей Булгаков, экономист Петр Струве, общественные деятели Петр Долгоруков и Николай Львов. В конце ноября 1904 года «Союз» установил контакты с «Собранием русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» Георгия Гапона.

Открытие Коломенского отдела «Собрания фабрично-заводских рабочих». В центре — Георгий Гапон и градоначальник Санкт-Петербурга И.А.Фуллон

Организация шествия

В декабре 1904 года администрация Путиловского завода уволила четверых рабочих- членов гапоновской организации. Гапон и руководство «Собрания» потребовали от директора завода восстановить на работе уволенных. Но руководство отказалось выполнить требования, назвав их необоснованными. 2 января 1905 года на собрании представителей всех 11 городских отделов организации было принято решение начать с 3 января забастовку. К ней присоединились и рабочие некоторых других питерских заводов.

Еще в начале забастовки ее руководители постановили, что в случае неудачи обратятся прямо к царю и подадут на его имя петицию с экономическими и политическими требованиями. Георгий  Гапон сначала сопротивлялся этому решению, но затем был вынужден согласиться. К 5 января бастующим стало ясно, что администрация Путиловского завода не пойдет им на встречу. В этот же день был составлен проект петиции, под которым начали собирать подписи.

Император Николай II 

С начала идея заключалась в том, чтобы отправить к царю делегацию рабочих. Но 6 января Гапон заявил, что обращаться к государю нужно «всем миром». Он привлек к написанию текста петиции несколько литераторов, но не удовлетворившись их вариантом, в ночь с 6 на 7 января написал свой. Он и вошел в историю как Петиция 9 января 1905 года. 7 и 8 января текст обсуждался на собраниях рабочих. После внесения нескольких поправок он был утверждён членами «Собрания». Петиция начиналась с обращения к царю и описания бедственного положения рабочих, после чего следовало изложение их требований. Основным был созыв Учредительного собрания. Кроме этого выдвигались другие политические и экономические требования. Петиция заканчивалась такими словами:

 «Вот, государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к тебе… Повели и поклянись исполнить их, и ты сделаешь Россию и счастливой и славной, а имя твоё запечатлеешь в сердцах наших и наших потомков на вечные времена. А не повелишь, не отзовёшься на нашу мольбу, — мы умрём здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу… Пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим её!»

Расстрел

Войска на Дворцовой площади

7 января правительству стало известно о содержании гапоновской петиции. Политические требования привели чиновников в замешательство. Гапон встретился с министром юстиции Муравьевым, но результатов разговор не дал. 8 января на совещании у министра внутренних дел Святополка-Мирского было принято решение с помощью воинских подразделений не допустить рабочих в центр города. Вечером 8 января об этом решении было доложено Николаю II, находившемуся в Царском Селе. Царь записывает в дневнике:

«Ясный морозный день. Было много дел и докладов. Завтракал Фредерикс. Долго гулял. Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120 000 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник – социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах».

Утром 9 (22 января) колонны рабочих начали движение из пролетарских районов города к Дворцовой площади. По плану Гапона демонстранты должны были собраться там к 2 часам дня и вызвать государя из Царского Села. Замысел заключался в организации встречи царя с делегацией рабочих представителей.

Для противодействия демонстрантам было задействовано примерно 30 тыс. военнослужащих и около 10 тыс. полицейских и представителей охранных ведомств.

Стрельба началась в разных районах города, когда рабочие отказались подчиняться требованию разойтись. Всего за 9 января войсками были произведены залпы на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, близ Троицкого моста, на 4-й линии и Малом проспекте Васильевского острова, у Александровского сада, на углу Невского проспекта и улицы Гоголя, у Полицейского моста и на Казанской площади.

Количество жертв

Вопрос о количестве жертв расстрела всегда вызывал бурную дискуссию. По официальным данным 9 января было убито 96 человек и ранено – 333. В дальнейшем от ран скончалось еще 34 человека. Эти данные были приведены в докладе директора Департамента полиции министру внутренних дел, который предназначался для императора.

Общественность поставила эти цифры под сомнение. В различных газетных материалах счет погибших шел на тысячи и даже на десятки тысяч. В дальнейшем в советской историографии закрепилась оценка, появившаяся в статье Ленина «Революционные дни», опубликованной 18 января 1905 года в газете «Вперед» — 4600 человек убитых и раненых.

9 января 1905 года. У Зимнего дворца

Николай отреагировал на события такой записью в дневнике:

«Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мама приехала к нам из города прямо к обедне.  Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мама осталась у нас на ночь».

Император в дневниковых записях не отличался ни эмоциональностью, ни словоохотливостью.

Последствия

Расстрел демонстрации вызвал взрывной рост забастовочного движения по всей стране. Началась Первая русская революция.

Монархия смогла пережить события 1905-1907 годов, но продержалась только до февраля 1917 -го. Император вместе с семьей был расстрелян в июле 1918 года в Екатеринбурге.

Георгий Гапон вечером 9 января на квартире Максима Горького написал послание рабочим, в котором призвал к вооруженной борьбе против самодержавия. Весь 1905 год скрывался за границей. В ноябре вернулся в Россию. В марте 1906 года на даче в Озерках под Петербургом Гапон был убит группой боевиков-эсеров по обвинению в сотрудничестве с властями и предательстве революции.

Сергей Анисимов

Воскресенье Кровавое Воскресенье: История самой политической песни U2 | автор: The Legends Of Music

С 15 века Западная Европа стала местом одной из самых кровопролитных и травмирующих войн Великобритании, а именно яростного конфликта между Северной Ирландией и Англией. Из всего кровопролития и насилия, имевших место с тех пор, стоит выделить один период. Названный просто «Проблемы», он рассказывает кровавую историю трех десятилетий конфликта, который произошел между ирландскими националистами и ирландскими профсоюзными деятелями с 1960-х по 1990-е годы.Хотя этот кровавый конфликт завершился подписанием «Соглашения Страстной пятницы», его наследие было настолько травмирующим, что помогло повлиять на некоторые из самых громких песен протеста, вышедших из музыкальной индустрии.

Кровавое воскресенье

«Кровавое воскресенье» было обозначением инцидента, произошедшего 30 января 1972 года в Дерри, Северная Ирландия, когда британские солдаты застрелили 28 безоружных гражданских лиц, мирно протестовавших против Операция Деметриус. Из всех людей, погибших в тот день; Тринадцать человек погибли на месте, а еще один мужчина погиб четыре месяца спустя из-за травм. Многие из пострадавших, которые чувствовали это место, были расстреляны в упор, а некоторые из тех, кто помогал раненым, были застрелены. Другие протестующие были ранены резиновыми пулями или дубинками, а двое были сбиты армейскими автомобилями.

Сообщается, что в результате этой бойни погибло самое большое количество людей в результате одного инцидента со стрельбой во время конфликта.Первым, кто обратился к этим событиям в музыкальном плане, был Джон Леннон, который сочинил «Sunday Bloody Sunday» и выпустил его на своем третьем сольном альбоме « Sometime In New York City». Его версия песни прямо выражает его гнев по поводу резни, что также показывает его политические взгляды на сложность давних проблем, существующих между ирландцами и британцами. Когда музыкальные критики разорвали его песню на части и заявили, что она недостаточно сильна, чтобы решить возникшую проблему, его процитировали слова NME Журналисту Рою Карру

: «Я нахожусь в Нью-Йорке и слышу о 13 расстрелянных» мертв в Ирландии, и я немедленно реагирую.И будучи тем, кем я являюсь, я реагирую на четыре такта с гитарным брейком посередине. Я не говорю: «Боже мой, что происходит? Мы должны что-то сделать ». Я говорю: «Сейчас воскресенье, кровавое воскресенье, и они расстреляли людей». Все кончено. Его больше нет. Мои песни не для того, чтобы их можно было переваривать и разбирать, как Мона Лиза. Если об этом подумают люди на улице, это все, что нужно сделать ». [1]

U2’s Sunday Bloody Sunday

Хотя версия песни U2 появилась как сингл ровно через 11 лет, 1 месяц и 21 день после инцидента, это стало катализатором, который вдохновил группу отдать дань уважения павшим. Песня появилась из-за столкновения со сторонниками ИРА (Ирландская республиканская армия) в Нью-Йорке.

Версия песни «Sunday Bloody Sunday» от U2 предназначена для переноса слушателя в раздираемую войной Ирландию 1970-х, где вы в качестве наблюдателя наблюдаете за разворачивающимся ужасом. Вместо этого их версия рассказов вдохновлена ​​их пассивно-агрессивным подходом к ситуации с такими куплетами, как «Как долго мы должны петь эту песню?», Что означает их гнев по отношению к подходу властей к ситуации. Однако за этим стихом сразу же следует «Потому что сегодня вечером мы можем быть как одно, сегодня вечером», что означает, что дверь для мирного договора все еще открыта.

Они также черпают вдохновение во всемирно известной фотографии, на которой Эдвард Дейли был замечен, защищая группу выживших, оказывая помощь раненому мальчику, размахивая окровавленным носовым платком в мирное время.

Структура песни

Успех песни также можно отнести к структуре, которая представляет собой упрощенный размер 4/4, который определяет темп песни (2). Песня начинается с милитаристского барабанного боя, сочиненного Ларри Малленом-младшим, который был записан на лестнице их студии звукозаписи в Дублине, потому что продюсер Стив Лиллиуайт пытался добиться полного звука с естественной реверберацией.Бит напоминает военный оркестр из-за синхронизации паттерна ударных, малого барабана и электрической скрипки (2). Это также сопровождается звездной гитарной работой The Edge, которая состоит из отличительных нисходящих гитарных рифов

с повторяющимися арпеджио. Rolling Stone позже описал этот рифф как «сокрушительный рок-арен-рифф десятилетия» (3). Минорные аккорды, используемые в этом риффе, представляют собой последовательность аккордов Bm – D – G, которая на данный момент помогает установить пассивный характер песни.

По мере того, как песня прогрессирует, агрессия высвобождается, когда Боно заявляет: «Как долго? Как долго мы должны петь эту песню? », Что соответствует тому, что The Edge переключается на более агрессивный образец мажорных аккордов. Агрессивность песни еще больше усиливается агрессивным бас-барабаном, который появляется на каждом такте, прежде чем переходить в припев, где к нему присоединяется бас-гитара Адама Клейтона. В то время как это происходит, The Edge обеспечивает звездный бэк-вокал, сообщая «Sunday Bloody Sunday» участникам. слушателя через гармоническое имитационное эхо.По мере того, как песня переходит к следующему разделу, малый барабан приглушается вместе с гитарами, что черпает вдохновение из грубой агрессии, видимой в куплетах песни, и придает песне более вдохновляющую структуру.

Тексты

В текстах песни упоминается либо событие Bloody Sunday, которое имело место в 1920 и 1970 годах соответственно, но больше внимания уделяется наблюдателю, который напуган циклом насилия и вдохновлен на действия. Это изменение в подходе — радикальное изменение по сравнению с ранней версией песни, которая содержала такие слова, как «Не говори со мной о правах IRA, UDA.». Вместо этого группа решила изменить текст, чтобы продемонстрировать зверства войны, не принимая чью-либо сторону. Вместо этого они выбрали вступительную линию, которая находит отклик у молодых людей, которые ничего не знают об этих проблемах. Есть один библейский стих, который выдвигается в лирике, а именно от Матфея 10:35 («дети матери; братья, сестры, разлученные») и вносит поворот в 1 Коринфянам 15:32 («мы едим и пьем, пока завтра» они умирают », вместо« давайте есть и пить; на завтра мы умрем »).

Наконец, песня заканчивается объявлением ирландцам, что им нужно прекратить сражаться друг с другом и просто заявить о своей победе: «Иисус победил… в [a] воскресенье, кровавое воскресенье».

Живая история

Песня была сыграна группой более 600 раз с момента ее создания в 1982 году (4). Из-за неверно истолкованной лирики Боно был вынужден разъяснить смысл аудитории, заявив: «Это не песня бунтаря, это песня воскресенья, кровавое воскресенье». Хотя эта песня была основным продуктом для группы, они на время исключили ее из своего сет-листа из-за одного такого выступления, на котором раскрылась истинная эмоция песни, и они знали, что никогда больше не смогут повторить эту эмоцию.Это произошло, когда они снимали рок-документ 1998 года « Rattle And Hum» 8 ноября 1987 года на спортивной арене McNichols в Денвере, штат Колорадо. В этой версии Боно продолжает напыщенную речь в середине песни, осуждая взрывы в День поминовения, которые произошли ранее в тот же день в североирландском городе Эннискиллен. Речь шла следующим образом:

«И позволь мне кое-что тебе рассказать». Мне надоело ирландских американцев, которые не возвращались в свою страну двадцать или тридцать лет, подходили ко мне и говорили о сопротивлении , революции дома . .. и славе революции … и слава умирающих за революцию.К черту революцию! Они не говорят о славе убийства во имя революции. Что за слава в том, чтобы вытащить мужчину из постели и застрелить его на глазах у жены и детей? Где в этом вся прелесть? Где слава подрывать парад в честь Дня памяти пенсионеров, их медали вынуты и отполированы на этот день. Где в этом вся прелесть? Чтобы оставить их умирать, калеками на всю жизнь или мертвыми под обломками революции, которой не хочет большинство людей в моей стране.Больше не надо!»

Ссылки

(1) Blaney, J. (2007). Леннон и Маккартни: вместе одни: критическая дискография их сольной работы . Jawbone Press. pp. 65, 68. ISBN 9781

2022.

(2) Ноты для рекламы «Sunday Bloody Sunday». Международное Музыкальное Издательство Универсал-Полиграм . Распространяется издательством Hal Leonard Publishing. ISBN 0–7119–7309–1. Проверено 12 декабря 2006 г.

(3) Коннелли, Кристофер (19 января 1984 г. ).«Обзор под кроваво-красным небом: U2: Обзор». Роллинг Стоун . Архивировано 19 апреля 2008 года. Проверено 17 мая 2010 года.

(4) U2-Vertigo-Tour.com. «U2 в туре — исполняемые песни: Sunday Bloody Sunday

Sunday Bloody Sunday от U2

  • В истории Ирландии есть два« Кровавых воскресенья ». Первый был в 1920 году, когда британские войска открыли огонь по толпе на футбольном матче в Дублине в отместку за убийство британских тайных агентов. Второй был 30 января 1972 года, когда британские десантники убили 13 ирландских граждан во время акции протеста за гражданские права в Дерри, Северная Ирландия.Песня больше про второе Кровавое воскресенье. >>

    Кредит предложения :
    Céire — Дублин, Ирландия

  • Лирика — беспристрастное осуждение исторического кровопролития в Ирландии — политику не стоит обсуждать в Ирландии. Лирика Боно в песне больше о межличностной борьбе, чем о реальных событиях Bloody Sunday.

  • Боно обычно представлял это на концертах, говоря: «Это не бунтарская песня».

  • U2 несколько раз играла в Croke Park, месте проведения Кровавого воскресенья 1920 года в Дублине. Впервые они выступили там в 1985 году в рамках тура Unforgettable Fire.

  • Боно начал писать это с политической лирики, осуждающей Ирландскую республиканскую армию (ИРА), группу боевиков, занимающуюся выводом британских войск из Северной Ирландии.Он изменил их, чтобы указать на зверства войны, не принимая чью-либо сторону.

  • После «New Year’s Day» и «Two Hearts Beat As One» это был третий сингл с War , третий альбом U2 и тот, который сделал их имя нарицательным, по крайней мере, в семьях, где музыкально осведомленные молодые люди жил. Ни одна из этих песен не стала хитом, но все они получили некоторую трансляцию и активизировали живые выступления группы, которые в то время все еще проходили в театрах и на площадках такого же размера на открытом воздухе. Молва помогли им превратиться в настоящих суперзвезд к концу десятилетия.
  • Боно пытался противопоставить кровавую резню 1972 года Пасхальному воскресенью — мирному дню, который отмечают как протестанты, так и католики.

  • Выполняя это, Боно размахивал белым флагом, призывая к миру.Этот образ стал непреходящим благодаря музыкальному видео, которое было снято с живого выступления, которое является частью концертного фильма Live at Red Rocks: Under a Blood Red Sky . Концерт состоялся 5 июня 1983 года в амфитеатре Red Rocks в Колорадо. Режиссер Гэвин Тейлор, он улавливает живую энергию группы, когда они борются с ветром и дождем, чтобы обеспечить энергичное выступление. На этот раз U2 понравились их видео, снятые на открытом воздухе в естественной обстановке.

    Версия концертного альбома Under A Blood Red Sky была записана на фестивале Rockpalast в Германии 20 августа 1983 года.

  • Барабаны Ларри Маллена были записаны на лестнице их студии звукозаписи в Дублине. Продюсер Стив Лиллиуайт пытался добиться полного звучания с естественным эхом.

  • Стив Уикхэм, который впоследствии присоединился к The Waterboys, играл на электрической скрипке на этом треке.

  • Это приобрело новое значение, поскольку конфликт в Северной Ирландии продолжался до 90-х годов.

  • U2 записали это в Денвере для своего фильма Rattle And Hum 8 ноября 1987 года.Это было в тот же день, что и бойня в Эннискиллене, когда 13 человек в Северной Ирландии были убиты бомбой, взорванной Ирландской республиканской армией (ИРА). Возмущенные этими событиями, U2 устроили очень эмоциональное выступление.

  • War был третьим и последним альбомом U2, спродюсированным Стивом Лиллиуайтом, который редко работал с артистами над более чем двумя альбомами, но сделал здесь исключение. Лиллиуайт был продюсером всего несколько лет, когда он начал работать с U2, что помогло в том, что он был близок к их возрасту и не пытался вписать их в общепринятые ограничения.

  • В 2003 году The Edge внес The Clash в Зал славы рок-н-ролла. В своей речи он сказал: «Я не сомневаюсь, что« Sunday Bloody Sunday »не был бы и не мог бы быть написан, если бы не The Clash».

  • Живая версия этой песни играет в финальных титрах фильма 2002 года « Кровавое воскресенье », документальной драмы, воссоздающей события 30 января 1972 года в Дерри, Ирландия. В нем играет Джеймс Несбитт (вы, возможно, помните его как «Свинью Финна» из Waking Ned Devine ) в роли местного члена парламента, который участвует в Движении за гражданские права.>>

    Кредит предложения :
    Jet — Seatown, ST

  • Боно вспоминает настоящее «кровавое воскресенье»

    В своей последней статье New York Times Боно переживает свои собственные переживания «Кровавого воскресенья», одного из самых смертоносных дней конфликта «Неприятностей» между Северной Ирландией. и Англии, и празднует решение нового британского премьер-министра взять на себя ответственность за резню.«Кровавое воскресенье», трагическое событие, которое вдохновило U2 на создание хита «Воскресенье, кровавое воскресенье», произошло 30 января 1972 года, когда военнослужащие британской армии открыли огонь по группе невооруженных протестующих за гражданские права в городе Дерри на севере Ирландии, убив 14, в том числе семеро подростков.

    «Это был день, который заставил конфликт между двумя общинами в Северной Ирландии — католическим националистом и протестантским юнионистом — переместиться в другое измерение: каждый ирландец, находящийся в сознании в этот день, имеет в уме образ Эдварда Дейли, позже епископа Дерри. он поднял окровавленный носовой платок и доблестно ухаживал за ранеными и умирающими », — пишет Боно.

    На прошлой неделе новый премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон признал, что британская армия действовала незаконно в тот день 38 лет назад, открыв дверь для возможных уголовных обвинений. Боно назвал откровение Кэмерона «ярким днем ​​на нашей маленькой скале в Северной Атлантике». «Облаков, которые висели над головой в течение 38 лет, как ни странно, не хватало… резкий дневной свет правосудия, казалось, прогонял тени и стереотипы прошлого. Никто не вел себя так, как ожидалось. «Мир сломал рифму», — пишет Боно.«Новенький британский премьер-министр, все еще в своей оберточной бумаге, сказал вещи, о которых никто не мог подумать, что он… может… произнести…« От имени нашей страны я глубоко сожалею ».

    Боно пишет, что извинения Кэмерона мгновенно помогли залечить раны, открытые уже 38 лет, и что его честность должна отразиться на других неспокойных регионах земного шара. «На самом деле, это может быть так быстро везде. Если из этого кусочка ирландской истории можно извлечь какие-либо уроки для мира … для Багдада … для Кандагара … вот что: все быстро меняется к худшему и медленно меняется к лучшему, но они могут.Они действительно могут », — пишет Боно. «Требуются годы фальстартов, разбитых сердец и откатов и, что самое трагичное, еще больше убийств. Но провидцы, любители риска и, скажем так, герои со всех сторон могут вернуть нас к тому моменту, когда изменения снова станут не только возможными, но и неизбежными ».

    В беззаботном постскриптуме к своей статье Боно вспоминает о работе в студии над «Sunday Bloody Sunday» для U2 и о том, как «песня будет петь везде, где есть рок-фанаты с кефалью и яростью, от Сараево до Тегерана. .«В то время как« Sunday Bloody Sunday »казался хитом — даже несмотря на то, что« это небольшая песня, которая пытается, но не может противопоставить большие идеи », — утверждает Боно, — босс звукозаписывающей компании, наблюдающий за сессиями записи, умолял группу:« Бросьте ‘кровавое ». «Кровавый» не пойдет на радио ». Как показывает история, U2 отклонила эту рекомендацию.

    На случай, если вам интересно …: 12. U2

    «Ходили разговоры об этой следующей песне. Может … может быть, слишком много разговоров. Эта песня не бунтарская.Это песня «Воскресенье, кровавое воскресенье» *

    Боно, вы, сэр, большой толстый лжец. Не бунтарская песня? Ненавижу рассказывать вам это, но «Sunday Bloody Sunday» — это , всего мятежных песен. Это овца в волчьей шкуре. Он берет структуру вашего милитаристского призыва к оружию и переворачивает ее с ног на голову. Музыкальные мечи на орала. В то время как песни протеста 60-х и начала 70-х годов (например, «Turn Turn Turn» The Byrds и даже «Give Peace a Chance» Джона Леннона) призывали мир изменить свои враждебные отношения, все они делали это с аргументированным спокойствием, пытаясь чтобы получить больше мух с медом.Некоторые группы, такие как CSN & Y с «Ohio» и CCR с «Fortunate Son» определенно злились в своих песнях, но все равно производили впечатление хиппи, проповедующих хору. U2 взяли эту мотивацию и довели ее до одиннадцати — черт — пятнадцати.

    «Imagine» пытается изменить мир, внушая вам спокойную сдержанность. «Воскресенье, кровавое воскресенье» пытается изменить мир, убеждая вас кувалдой и мегафоном. У U2 не хватило терпения или желания смягчить свое сообщение, чтобы не разозлить людей. U2 было все равно. Однако они знали, что ставят себя в шаткое положение с ирландскими националистами у себя дома. Эдж написал тексты, которые были еще более острыми (но не в поддержку католических братьев его страны, как вы могли подумать), но группа не хотела заходить так далеко. Но они пошли дальше, чем кто-либо когда-либо делал раньше.

    Сразу же песня начинается с вступления Ларри Маллена младшего в барабан-пулемет. В альбомной версии барабаны были записаны на лестнице их студии звукозаписи в Дублине.Продюсер Стив Лиллиуайт пытался добиться полного звучания с естественным эхом. Эдж, гитарист, играет простой повторяющийся гитарный рифф, пока Боно не открывает слова, которые выливаются из его разочарования. Он просто не может больше этого сдерживать. Лирика возвращается к слухам о кровавой резне в воскресенье.

    Я не могу поверить сегодняшним новостям
    О, я не могу закрыть глаза и заставить их уйти
    Как долго, как долго мы должны петь эту песню?
    Как долго? Сколько?
    Потому что сегодня мы можем быть как один, сегодня вечером


    Печально то, что Боно полностью ушел, что хотя мы можем быть как один сегодня вечером, мы не собираемся быть — по крайней мере, ни время скоро. Вы слышите разочарование в его голосе. Но это еще не все. Это злит его. Так и должно быть. В конфликте между ирландцами, которые хотели, чтобы Северная Ирландия стала частью своей родины, и британцами, которые приехали, чтобы называть Северную Ирландию своим домом, не было победителей.

    К сожалению, басовая партия Адама Клейтона даже не входит в песню до первого припева. И хотя я буду звучать как заезженная пластинка, отказаться от своего эго ради песни — это то, в чем басисты особенно талантливы.Адам просто издает низкие звуки, чтобы сохранить ритм и не отвлекать от выдающейся игры Ларри на барабанах. Там отличная партия скрипки, которую играет местный скрипач Стив Уикхэм, который на самом деле спросил Эджа на автобусной остановке, нужна ли U2 скрипка для их следующего альбома. Оказывается, они это сделали. Иногда он воспринимается как еще один ритм-инструмент, а иногда он играет жалобный вопль, перекликающийся с криком сирен, который, должно быть, наполнял ранний вечерний воздух.

    Как бы хороша ни была альбомная версия этой песни, окончательные версии — это те, которые были записаны вживую.Из них две самые известные — снятые для концертных фильмов. Первый — тот, который помог вывести U2 на национальную известность, выступление, которое было записано в амфитеатре Red Rocks в Денвере в 1983 году. Это выступление, которое цитируется в начале этой записи. Второй был записан (по иронии судьбы, тоже в Денвере) 8 ноября 1987 года, в тот же день, когда произошла бомбардировка в честь Дня поминовения в Эннискиллене, городке на севере Ирландии, где 13 человек были убиты бомбой, взорванной ИРА. Именно на этом представлении разочарование и гнев Боно окончательно взорвались.Он понял, что они не приблизились к решению. Он не мог больше сдерживать это.

    Когда они играют песню вживую, группа часто нарушает аранжировку, упрощая музыку. Эдж слегка играет на своей гитаре приглушенными струнами, сочетающимися с боевым барабанным ритмом Ларри и дополненными басовой партией Адама. Именно здесь, если Боно есть что сказать, он говорит это именно здесь. Они могут поддерживать его столько, сколько ему нужно. В ту ноябрьскую ночь Боно было о чем сказать:

    А теперь давай я тебе кое-что скажу.С меня достаточно американцев ирландского происхождения, которые не возвращались в свою страну двадцать или тридцать лет, подходили ко мне и говорили о сопротивлении, о революции у себя дома. И слава революции, и слава смерти за революцию. К черту революцию! Они не говорят о славе убийства ради революции. Что за слава в том, чтобы вытащить мужчину из постели и застрелить его на глазах у его жены и его детей? Где в этом вся слава? Где же слава в бомбардировке парада пожилых пенсионеров в День памяти, когда их медали вынуты и отполированы на этот день.Где в этом вся слава? Оставить их умирающими, калеками на всю жизнь или мертвыми под обломками революции …. этого большинство людей в моей стране … не хочет. Не пой больше!
    Несмотря на то, что его гнев ощутим, он не позволяет ему дойти до точки, когда насилие будет единственным ответом. Он видел, откуда взялась его страна, и обращается к этому в текстах песен:

    Но я не прислушиваюсь к боевому призыву
    Он поддерживает меня, прижимает меня к стене


    Итак Боно, как и остальные участники U2, делают единственное, что они действительно умеют делать.Поют — и играют. Они пытаются заставить людей осознать тщетность насилия, порождающего насилие, — бесконечный порочный круг, который пожинает терроризм и его возмездие.

    И хотя Боно знает, что сегодня мы можем быть не такими, как одно, мы, , будем . Это неизбежно. У нас должно быть . И именно этот оптимизм, скрытый в песне, наполненной гневом и разочарованием, является неизменным посланием «Sunday Bloody Sunday». Итак, принимая музыкальную структуру, которая имеет больше общего с воодушевляющим призывом к оружию, U2 выкрикивает призыв к миру, выкрикивая его так громко, что вы не можете его проигнорировать.»Не петь больше!» Боно умоляет. Десятки тысяч голосов соглашаются на каждом концерте. Вот как это делает другая сторона, сторона насилия. Заставьте всех в унисон кричать о чем-то в гневе. Но в данном случае это вызов , сбросить оружия. И хотя спорадические вспышки насилия все еще возникают, с подписанием Белфастского соглашения 1998 года, положившего конец боевым действиям между британским правительством и ирландскими боевиками, U2 доказала свою правоту. Мы, , можем сегодня вечером, , быть единым целым.

    Давай, Боно, ты можешь это сказать. В определенной степени вы выиграли. Я даже дам вам строчку: «Эта песня была абсолютно мятежной песней. Эта песня называется« Воскресенье, кровавое воскресенье ».

    * В истории Ирландии есть два кровавых воскресенья. Первое было в 1920 году, когда британские войска открыли огонь. в толпу на футбольном матче в Дублине в отместку за убийство британских агентов под прикрытием. Второй случай произошел 30 января 1972 года, когда британские десантники убили 13 ирландских граждан во время акции протеста за гражданские права в Дерри, Северная Ирландия. Песня больше про второе Кровавое воскресенье.

    Три видео для этого. Первая — это культовая концертная запись Red Rocks, вторая — это альбомная версия, а третья — это запись Rattle и Hum с речью Боно о взрыве в Эннискиллене.

    У Ларри Маллена была отличная цитата, которая, как мне показалось, была слишком длинной для моего поста. У меня уже был такой длинный от Боно.Это похоже на удаленную сцену в фильме. Я не хотел сокращать его, но это просто слишком сильно замедлило работу, на мой вкус. Но это действительно проницательно:

    Мы занимаемся политикой людей, мы не занимаемся политикой. Как вы говорите о Северной Ирландии, «Воскресенье, кровавое воскресенье», люди как бы думают: «О, в то время, когда британские солдаты застрелили 13 католиков»; песня не об этом. Это инцидент, самый известный инцидент в Северной Ирландии, и это самый сильный способ сказать: «Как долго? Как долго мы должны с этим мириться? Меня не волнует, кто есть кто — католики, протестанты, кто угодно. Вы знаете, что люди умирают каждый день от горечи и ненависти, и мы говорим, почему? В чем смысл? И вы можете перенести это в такие места, как Сальвадор, и другие подобные ситуации — люди умирают. Давайте забудем о политике, давайте перестанем стрелять друг в друга, сядем за стол и поговорим об этом … Многие группы принимают чью-то сторону, говоря, что политика — это чушь, и т. Д. Ну и что! Настоящая битва — это гибель людей, это настоящая битва ».

    Сельма в Монтгомери Марч | Мартин Лютер Кинг-младший., Исследовательский и образовательный институт

    25 марта 1965 года Мартин Лютер Кинг привел тысячи ненасильственных демонстрантов к ступеням столицы в Монтгомери, штат Алабама, после 5-дневного 54-мильного марша из Сельмы, штат Алабама, где местные афроамериканцы , Студенческий координационный комитет ненасильственных действий (SNCC) и Южная христианская конференция лидеров (SCLC) проводили кампании за право голоса. Кинг сказал собравшейся толпе: «В истории Америки не было момента более почетного и вдохновляющего, чем паломничество священнослужителей и мирян всех рас и религий, хлынувших в Сельму, чтобы встретить опасность на стороне воинственных негров» (King, Address в заключении Сельмы к Монтгомери Марш, 121).

    2 января 1965 года Кинг и SCLC присоединились к SNCC, Лиге избирателей округа Даллас и другим местным афроамериканским активистам в кампании за право голоса в Сельме, где, несмотря на неоднократные попытки регистрации со стороны местных чернокожих, только два процента были в списках для голосования. . SCLC решили сосредоточить свои усилия в Сельме, потому что ожидали, что пресловутая жестокость местных правоохранительных органов под руководством шерифа Джима Кларка привлечет внимание страны и окажет давление на президента Линдона Б. Джонсон и Конгресс принимают новый национальный закон о правах голоса.

    Кампания в Сельме и близлежащем городе Марион, штат Алабама, в течение первого месяца продолжалась массовыми арестами, но незначительным насилием. Однако все изменилось в феврале, когда участились нападения полиции на мирных демонстрантов. Ночью 18 февраля солдаты штата Алабама присоединились к местной полиции, разгоняя вечерний марш в Мэрион. В последовавшей за этим схватке государственный солдат застрелил Джимми Ли Джексона , 26-летнего церковного дьякона из Марион, когда тот пытался защитить свою мать от дубинки солдата.Джексон умер восемь дней спустя в больнице Сельмы.

    В ответ на смерть Джексона активисты в Сельме и Марион 7 марта отправились маршем из Сельмы в столицу штата в Монтгомери. Пока Кинг был в Атланте, его коллега по SCLC Осия Williams и лидер SNCC Джон Льюис возглавляли марш. Участники марша пробились через Сельму через мост Эдмунда Петтуса, где они столкнулись с блокадой государственных войск и местных законников под командованием Кларка и майора Джона Клауда, которые приказали участникам марша разойтись.Когда они этого не сделали, Клауд приказал своим людям продвигаться. Под одобрительные возгласы белых зрителей солдаты атаковали толпу дубинками и слезоточивым газом. Конная полиция преследовала отступающих участников марша и продолжала избивать их.

    Освещение на телевидении «Кровавого воскресенья», как стало называться это событие, вызвало возмущение в стране. Льюис, которого жестоко избили по голове, сказал: «Я не понимаю, как президент Джонсон может отправлять войска во Вьетнам — я не понимаю, как он может отправлять войска в Конго — я не понимаю, как он может отправлять войска. войска в Африку и не могут отправлять войска в Сельму »(Рид,« Полиция Алабамы использует газ »).

    В тот вечер Кинг начал серию телеграмм и публичных заявлений, «призвав религиозных лидеров со всей страны присоединиться к нам во вторник в нашем мирном, ненасильственном марше за свободу» (Кинг, 7 марта 1965 г.). В то время как активисты Кинга и Сельмы планировали повторить марш через два дня, судья Федерального окружного суда Фрэнк М. Джонсон уведомил поверенного движения Фреда Грэя , что он намеревается издать запретительный судебный приказ, запрещающий марш как минимум до 11 марта, а президент Джонсон потребовал от Кинга отменить марш до тех пор, пока федеральный суд не сможет защитить участников марша.

    Вынужденный рассмотреть вопрос о том, не подчиняться ли ожидающему решению суда, после консультаций поздно ночью и рано утром с другими лидерами гражданских прав и Джоном Доаром, заместителем начальника отдела гражданских прав Министерства юстиции, Кинг проследовал к мосту Эдмунда Петтуса на днем 9 марта. Он привел более 2000 участников марша, в том числе сотни священнослужителей, которые сразу же ответили на призыв Кинга, к месту воскресного нападения, затем остановился и попросил их встать на колени и помолиться.После молитв они встали и повернули маршем обратно к Сельме, избегая новой конфронтации с государственными войсками и обойдя вопрос о том, подчиняться ли постановлению судьи Джонсона. Многие участники марша критиковали неожиданное решение Кинга не наступать на Монтгомери, но его сдержанность была поддержана президентом Джонсоном, который выступил с публичным заявлением: «Американцы во всем мире вместе сожалеют о жестокости, с которой обращались с некоторыми негритянскими гражданами Алабамы, когда они стремились драматизировать свою глубокую и искреннюю заинтересованность в получении драгоценного права голоса »(Джонсон,« Заявление президента »). Джонсон пообещал внести в Конгресс законопроект о праве голоса в течение нескольких дней.

    В тот вечер несколько местных белых напали на Джеймса Риба , белого унитарианского министра, который приехал из Массачусетса, чтобы присоединиться к протесту. Его смерть двумя днями позже поспособствовала росту национальной озабоченности ситуацией в Алабаме. Джонсон лично выразил соболезнования вдове Риба и встретился с губернатором Алабамы Джорджем Уоллесом , оказывая на него давление с целью защитить участников марша и поддержать всеобщее избирательное право.

    15 марта Джонсон обратился к Конгрессу, отождествляя себя с демонстрантами в Сельме в телеобращении: «Их дело должно быть нашим делом. Потому что не только негры, но и все мы должны преодолеть пагубное наследие фанатизма и несправедливости. И мы победим »(Джонсон,« Особое послание »). На следующий день демонстранты Сельмы представили подробный план марша судье Джонсону, который одобрил демонстрацию и запретил губернатору Уоллесу и местным правоохранительным органам запугивать участников марша или угрожать им. 17 марта Джонсон представил в Конгресс закон о правах голоса.

    Марш, санкционированный федеральными властями, покинул Сельму 21 марта. Защищенные сотнями федерализованных национальных гвардейцев Алабамы и агентов Федерального бюро расследований , демонстранты преодолевали от 7 до 17 миль в день. Разбивая палатки по ночам во дворах болельщиков, их развлекали такие знаменитости, как Гарри Белафонте и Лена Хорн. Ограниченное приказом судьи Джонсона до 300 участников марша на отрезке двухполосной автомагистрали, число демонстрантов увеличилось в последний день до 25 000, в сопровождении помощников генерального прокурора Джона Доара и Рэмси Кларка, а также бывшего помощника генерального прокурора Берка Marshall , среди прочего.

    Во время последнего митинга, проведенного на ступенях столицы в Монтгомери, Кинг провозгласил: «Наша цель — это общество, живущее в мире с самим собой, общество, которое может жить со своей совестью. И это будет день не белого человека, ни черного человека. Это будет день человека как человека »(King,« Address », 130). После этого делегация лидеров марша попыталась передать петицию губернатору Уоллесу, но получила отказ. Той ночью, когда переправляли демонстрантов Сельмы домой из Монтгомери, Виола Лиуццо, домохозяйка из Мичигана, приехавшая в Алабаму волонтером, была застрелена четырьмя членами Ку-клукс-клана.Позже Доар привлекла к ответственности трех клановцев за сговор с целью нарушения ее гражданских прав.

    6 августа в присутствии Кинга и других лидеров движения за гражданские права президент Джонсон подписал Закон об избирательных правах 1965 года . Вспоминая «возмущение Сельмы», Джонсон назвал право голоса «самым мощным инструментом, когда-либо изобретенным человеком для сокрушения несправедливости и разрушения ужасных стен, которые заключают в тюрьму людей, потому что они отличаются от других людей» (Джонсон, «Примечания») . В своем ежегодном обращении к SCLC несколько дней спустя Кинг отметил, что «Монтгомери привел к Закону о гражданских правах 1957 и 1960 годов; Бирмингем вдохновил Акт о гражданских правах 1964 года; и Сельма разработала закон о правах голоса 1965 года »(Кинг, 11 августа 1965 года).

    Воскресенье Кровавое Воскресенье | HuffPost null

    Большинство американцев знают песню U2 «Sunday Bloody Sunday». Это очень узнаваемое музыкальное произведение, и песня пользуется популярностью с тех пор, как они ее написали. Но большинство людей в этой стране, которые хотя бы могут подпевать припеву, просто не имеют представления, о чем эта песня. Если они видели живое исполнение гимна, они могут смутно осознавать, что фронтмен Боно непреклонен в том, что «это , а не — песня мятежников», не понимая по-настоящему, о чем он говорит.Не бунтарская песня? Эм, хорошо, Боно, конечно, просто спой для нас, хорошо?

    Боно непреклонен в отношении песни, которую он написал, потому что, как он выразился во время выступления в 1982 году: «Долгое время я был … напуган … напуган написанием песни о том, где я живу. … место, где я живу … Ирландия и ее проблемы … это называется: «Воскресенье, кровавое воскресенье» … это , а не песня мятежников . .. »Боно боялся, что его песня станет популярной. сплоченный крик и приведет к еще большей смерти.Потому что, хотя «кровавый» необъяснимо является «плохим словом» в британском английском, название песни никоим образом не является метафорическим. В нем описывается событие, которое произошло в 1972 году. Кровавое событие. И Боно опасался, что пение об этом приведет к тому же самому — вот почему он кричит: «Мне так надоело! » во время большинства живых выступлений песни. Потому что песня — это призыв к миру, а определенно «», а не «» — сплачивающий призыв к оружию.

    История Ирландии довольно удручающая для изучения, поскольку она носит цикличный характер.Ирландский народ отчаянно сражался с захватчиками и оккупантами дольше, чем письменная история острова существовала. Хотя иногда это приводило к незначительным победам, в основном это приводило к сокрушительным поражениям и казням лидеров повстанцев. Снова и снова и снова. Этот, казалось бы, бесконечный цикл — именно то, что надоело Боно.

    Недавняя история Ирландии (используя гораздо более европейское определение «недавнего», поскольку это насчитывает сотни лет) была борьбой против оккупации острова Англией.И, учитывая цикличность ирландской истории, то, что произошло в 1972 году, было третьим кровавым воскресеньем в этой истории. Первый произошел в 1920 году, и в нем участвовала Ирландская республиканская армия в Дублине во время Войны за независимость Ирландии. Это была оригинальная I.R.A., а не более современное заклинание (которое правильно называется «Временная Ирландская республиканская армия» или P.I.R.A., или просто «Provos» для краткости), состоящее из внуков и правнуков оригинальной I.R.A. Как я уже сказал, цикличный.Второе Кровавое воскресенье произошло в Белфасте годом позже, в 1921 году.

    Третье — то, о чем в основном писал Боно — произошло 30 января 1972 года. Но в то время как первые два были связаны с действиями в продолжающейся войне. Это кровавое воскресенье произошло во время марша за гражданские права. Двадцать шесть невооруженных демонстрантов были застрелены солдатами британской армии на улицах Богсайда в Дерри (в Северной Ирландии, той части острова, которая не обрела независимость в ходе предыдущей войны).

    Причина, по которой все это появляется в новостях на этой неделе, состоит в том, что британский отчет был опубликован по результатам расследования, сформированного для изучения того, что произошло.Следует отметить, что это второе официальное расследование инцидента , но первое можно не принимать во внимание, поскольку оно было не более чем прикрытием, поспешно опубликованным сразу после того, как событие произошло.

    Заключение запроса — поистине потрясающая новость. Это расследование было самым дорогостоящим из когда-либо предпринятых Великобританией и обошлось в сотни миллионов фунтов стерлингов. Он был начат в 1998 году премьер-министром Тони Блэром в ответ на давление со стороны семей погибших, которые хотели, чтобы правда стала известна.

    Двенадцать лет спустя правда вышла наружу — на этой неделе. Из результатов расследования:

    В результате обстрела солдатами … в Кровавое воскресенье 13 человек погибли и столько же получили ранения, ни один из которых не представлял угрозы причинения смерти или серьезного ранения … Непосредственная ответственность за смерть и ранения в Кровавое воскресенье лежит на тех членах компании поддержки, чей неоправданный выстрел стал причиной этих смертей и ранений.

    Далее говорится, что британские солдаты «потеряли контроль» и выстрелили в спину мирным жителям, которые пытались избежать смертельного огня.Были расстреляны мирные жители, пытаясь помочь тем, кто уже был ранен. Солдаты солгали о том, что произошло потом, заявив, что толпа забрасывала их бутылками с зажигательной смесью и камнями (чего не было). Британские солдаты стреляли без всякого предупреждения по безоружным мужчинам и мальчикам. Командир либо не подчинялся приказам, либо безумно превышал свои полномочия.

    Как я уже сказал, это довольно потрясающий материал. И не только по описанным событиям, но и по тому факту, что расследование вообще произошло.Невозможно провести параллели с американским опытом — самое близкое, что я могу придумать, было бы, если бы мы сейчас начали расследование (на которое потребовалось бы 12 лет и сотни миллионов долларов) стрельбы в штате Кент в 1970 году. Я говорю о невероятности того, что американские политики сегодня одобрят такое расследование, когда говорю, что британское расследование Кровавого воскресенья ошеломляет самим фактом его существования.

    Еще более ошеломляющим был премьер-министр Великобритании, стоящий в парламенте и извиняющийся.Опять же, трудно представить себе это в перспективе для американской аудитории. BBC содержит полную расшифровку речи Дэвида Кэмерона, но она настолько необычна, что мне пришлось включить длинный отрывок:

    Г-н спикер, я глубоко патриотичен. Я никогда не хочу верить во что-нибудь плохое о нашей стране. Я никогда не хочу подвергать сомнению поведение наших солдат и нашей армии, которых я считаю лучшими в мире. И я лично убедился в очень сложных и опасных обстоятельствах, в которых мы просим наших солдат служить.Но выводы этого отчета абсолютно ясны. Нет сомнений, нет ничего двусмысленного, двусмысленного. То, что произошло в Кровавое воскресенье, было неоправданным и неоправданным. Это было не правильно.

    Лорд Сэвилл заключает, что солдаты роты поддержки, вошедшие в Богсайд, сделали это в результате приказа, который не должен был отдавать их командир. Он считает, что в итоге первый выстрел в районе марша был произведен британской армией.Он считает, что ни один из раненых, застреленных солдатами роты поддержки, не был вооружен огнестрельным оружием. Он считает, что республиканские военизированные формирования открыли огонь, но ни один из этих обстрелов не послужил оправданием для стрельбы по жертвам среди гражданского населения. И он обнаруживает, что ни в коем случае не было предупреждений со стороны солдат перед открытием огня.

    Он также обнаружил, что рота поддержки отреагировала потерей самоконтроля, забыванием или игнорированием их инструкций и обучения, а также серьезной и повсеместной потерей пожарной дисциплины. Он считает, что, несмотря на доказательства обратного, данные солдатами, никто из них не стрелял в ответ на нападения или угрозы нападения с помощью бомбардировщиков с гвоздями или бензином. И он обнаруживает, что многие солдаты — цитирую «сознательно» — выдвигали ложные сведения, пытаясь оправдать свой огонь. Лорд Сэвилл говорит, что некоторые из убитых или раненых явно спасались бегством или помогали другим умирающим. В сообщении говорится об одном человеке, в которого стреляли, когда он полз от солдат.Другой, по всей вероятности, получил огнестрельное ранение, когда лежал смертельно раненый на земле. В сообщении говорится об отце, который был ранен военным выстрелом после того, как пошел на помощь своему сыну.

    Для тех, кто ищет заявления о невиновности, Сэвилл говорит, что непосредственная ответственность за смерть и ранения в Кровавое воскресенье лежит на тех членах компании поддержки, чей неоправданный выстрел стал причиной этих смертей и ранений. Важно отметить, что, цитирую я, «ни один из пострадавших не представлял угрозы смерти или серьезного ранения и действительно не делал ничего другого, что, с любой точки зрения, могло быть оправдано при стрельбе. «

    Для тех людей, которые ищут в отчете такие термины, как убийство и незаконное убийство, я напоминаю Палате представителей, что эти решения не являются делом для определения трибуналом или политиками. Г-н спикер, это шокирующие выводы, чтобы читать и шокирующие слова, которые нужно сказать. Но, мистер Спикер, вы не защищаете британскую армию, защищая то, что нельзя оправдать.

    Мы не чтим всех тех, кто служил с таким отличием в поддержании мира и соблюдении верховенства закона в Северной Ирландия, прячась от правды.Нет смысла пытаться смягчить или двусмысленно выразить мнение о том, что содержится в этом отчете. Из авторитетных выводов трибунала ясно, что события «Кровавого воскресенья» никоим образом не были оправданы.

    Я знаю, что некоторые люди задаются вопросом, нужно ли по прошествии почти 40 лет после события премьер-министру приносить извинения. Для кого-то из моего поколения «Кровавое воскресенье» и начало 1970-х годов — это то, что, как нам кажется, мы узнали, а не пережили. Но то, что произошло, никогда не должно было произойти.Семьям погибших не следовало жить с болью и обидами того дня и с потерей жизни.

    Некоторые военнослужащие наших вооруженных сил действовали неправильно. В конечном итоге ответственность за поведение вооруженных сил несет правительство, и мне очень жаль, от имени правительства, да и от имени нашей страны.

    Я должен сказать, что требуется большое политическое мужество, чтобы произнести такую ​​речь в таком публичном месте — тем более, что Дэвид Кэмерон находится у власти всего месяц.Вот почему я использую слово «потрясающий». Трудно представить американского политика, выступающего с подобной речью, по любой причине и при любых обстоятельствах. Этот отчет реабилитировал жертв этой трагедии спустя тридцать восемь лет после ее происшествия.

    Ирландия сегодня совсем другое место, чем было в 1972 году. Или когда Боно написал свою песню (которая вышла в 1983 году). U2 долгое время отказывались даже играть эту песню, а в Северной Ирландии они сыграли ее только дважды. Однако совсем недавно они снова начали исполнять эту песню, поскольку время отделяет Ирландию от периода, который они называют «Неприятностями».

    Группа знала, что песня будет интерпретироваться и использоваться так, как они этого не хотели. Первая строчка в песне, как сообщается, изначально была: «Не говорите мне о правах IRA, UDA. «, но был заменен на гораздо менее подстрекательский:» Я не могу поверить сегодняшним новостям «. Что, вероятно, было правильным решением, поскольку послание песни — это призыв к миру, а не призыв к оружию.

    И хотя Отчет, только что выпущенный в Британии, может не полностью ответить на жалобный вопрос, неоднократно задаваемый в тексте песни («Как долго? Как долго мы должны петь эту песню?»), он, безусловно, имеет большое значение для закрытия книги об этой трагедии.

    Другими словами, возможно, этот цикл в истории Ирландии наконец-то разорвется. В результате оглашения заключений отчета насилия не произошло. Вместо этого преобладало чувство облегчения, завершения и освобождения от ответственности. Призыва к оружию не было. Вместо этого был проведен мирный митинг. Вот где начался этот исторический цикл. Так что, возможно, теперь Боно может перестать объяснять, что «это , а не песня мятежников», и вместо того, чтобы чувствовать, что он должен спеть эту песню…. может быть, теперь он сможет просто спеть ее, чтобы порадовать публику, которая хочет услышать старый фаворит. Остается только надеяться.

    Следуйте за Крисом в Twitter: @ChrisWeigant

    Воскресенье, Кровавое воскресенье — U2

    Блестящая песня протеста «Sunday Bloody Sunday» — одна из тех песен, которые прославили легендарных ирландских рокеров U2. Поклонники музыки считают ее одной из величайших протестных песен всех времен и занимает 272 место в рейтинге журнала Rolling Stone «500 величайших песен всех времен». Песня по сути имитирует хаотичную атмосферу зоны конфликта с ее милитаристскими барабанами, «резкими» (простите за каламбур) гитарными риффами и графическими текстами, детально описывающими насилие. В то время как конкретный случай, изображенный в песне, — это Кровавое воскресенье, печально известная стрельба, унесшая жизни тринадцати молодых людей, которая произошла в Дерри, Северная Ирландия, в 1972 году, «Воскресенье, кровавое воскресенье» стало гимном для всех живущих национальностей. в зонах конфликтов по всему миру.Если отбросить структуру и сложности, смысл «воскресенья, кровавого воскресенья» можно выразить простым, но красноречивым вопросом: «Почему мы должны сражаться?»

    Раннее изображение U2. Слева направо: Адам Клейтон, Боно, Эдж, Ларри Маллен младший

    «Я не могу поверить сегодняшним новостям
    Я не могу закрыть глаза и заставить их уйти.
    Как долго, как долго мы должны петь эту песню?
    Как долго, как долго?
    ‘Cos сегодня вечером
    Сегодня вечером мы можем быть как одно целое.

    Первый стих описывает чувство, которое испытывает человек при просмотре изображений или видеозаписей тревожного события, в данном случае расстрела 26 протестующих и гибели 14 мужчин и мальчиков-подростков (все, кроме одного, были безоружны). Боно и Эдж иллюстрируют эмоции ужаса и неверия, которые человек впервые видит или слышит об ужасной трагедии, это чувство, когда вы знаете, что никогда не забудете то, что только что услышали. За этими первыми двумя строчками следует фраза: «Как долго мы должны петь эту песню? Сколько?».Боно и Эдж ставят под сомнение повторяющуюся тенденцию человека использовать насилие для разрешения наших разногласий.

    Четырнадцать жизней, погибших в Кровавое воскресенье 1972 года.

    «Разбитые бутылки под ногами детей
    Трупы разбросаны по тупиковой улице.
    Но я не прислушиваюсь к боевому призыву
    Он подпирает меня, упирается спиной в стену ».

    Второй стих рисует яркую картину последствий конфликта.Люди совершают насильственные действия друг против друга, пытаясь решить свои политические и социальные проблемы, но в конце концов это приносит только больше боли. В ответ люди действуют по отношению друг к другу с еще большим насилием, тем самым принося еще больше боли и страданий. В третьей строке Боно говорит: «Я не прислушусь к боевому призыву», имея в виду, что он не будет действовать таким образом именно по этой причине. Но поскольку многие и прислушиваются к боевому призыву, цикл продолжается. Последняя фраза «прислоняюсь спиной к стене» воплощает безнадежность ситуации, поскольку люди продолжают причинять друг другу боль, даже когда они не могут надеяться достичь чего-либо разрушительными средствами.


    «Битва только началась.
    Многие проиграли, но скажите, кто победил?»
    Окопы, вырытые в наших сердцах,
    И матери, дети, братья, сестры,
    Разорванные на части ».

    Третий стих описывает влияние жестоких конфликтов на тех, кто, хотя и не был непосредственно вовлечен в бунт, может иметь связи с теми, кто участвовал. «Битва только началась», что означает, что, хотя первоначальный конфликт закончился, боли от последствий никогда не прекратятся.Жены, матери, отцы, дети, братья, сестры и друзья четырнадцати жизней, потерянных в Кровавое воскресенье, никогда не забудут — эмоциональная битва только началась. Кровавое воскресенье нанесло вечную рану, которая никогда не заживет. Хотя семьи могут уехать и даже простить годы, отнятые у близких, которых они потеряли, они никогда не вернутся.

    «И это правда, что мы невосприимчивы.
    Когда факт — вымысел, а телевизионная реальность.
    И сегодня миллионы плачут
    Мы едим и пьем, а завтра они умирают ».

    Я нахожу последний стих особенно тревожным, несмотря на то, что он далеко не такой наглядный или кровавый, как предыдущие. В последнем стихе описывается снижение восприимчивости насилия к массам из-за средств массовой информации. Люди отключены от того, что они читают в газетах или видят в новостях. Я не говорю, что люди не сочувствуют жертвам конфликта, но последствия не одинаковы.Слишком часто люди слышат о какой-то трагедии и думают про себя: «О, это ужасно! Как могло случиться что-то настолько ужасное? » а затем просто переверните страницу или смените канал. Люди редко узнают о том, что они видят или слышат в новостях, поэтому цикл продолжается. Дети растут, учатся предвзято относиться к определенным группам — будь то религия, раса, политические взгляды, сексуальная ориентация, профессия, социальный класс, образ жизни, формы самовыражения или любые другие черты, которые, как говорят, «определяют» нас, но на самом деле не имеют ничего общего с тем, как мы взаимодействуем как вид.Они вырастут с мыслью, что они «борются за то, что правильно», но когда убивать с гневом правильно? Остальные из нас ничего не делают, чтобы положить конец насилию, и когда мы делаем это, их часто не замечают, принимают как должное или даже издеваются.

    Сегодня дети в Северной Ирландии учатся ненавидеть друг друга на основе религии.

    Независимо от того, насколько долго или сложно я пытаюсь произносить свои тирады, я никогда не смог бы описать суть «Воскресного кровавого воскресенья» просто и ясно, как Ларри Маллена-младшего, принадлежащего U2.:

    «Мы занимаемся политикой людей, мы не занимаемся политикой. Как вы говорите о Северной Ирландии, «Воскресенье, кровавое воскресенье», люди как бы думают: «О, это время, когда британские солдаты застрелили 13 католиков»; песня не об этом. Это инцидент, самый известный инцидент в Северной Ирландии, и это самый убедительный способ сказать: «Как долго? Как долго мы должны с этим мириться? Мне все равно, кто есть кто — католики, протестанты или что угодно. Вы знаете, что люди умирают каждый день от горечи и ненависти, а мы говорим почему? В чем смысл? И вы можете перенести это в такие места, как Сальвадор, и другие подобные ситуации — люди умирают. Давайте забудем о политике, давайте перестанем стрелять друг в друга, сядем за стол и поговорим об этом … Многие группы принимают чью-то сторону, заявляя, что политика — это чушь, и т. Д. Ну и что! Настоящая битва — это гибель людей, это настоящая битва ».

    — Ларри Маллен, 1983

    Или, говоря словами Боно:

    Чтобы внести изменения, не усугубляя страдания мира, нужно уметь привлекать внимание мира без деструктивных сил.Мирный протест уже становится все более заметным во всем мире.

    Соляной марш Ганди.

    Движение за гражданские права середины 20 века.

    Канадский протест против платы за обучение с использованием кастрюль и сковородок.

    U2, как и многие другие артисты, использует музыку как форму мирного протеста. Они могут создать атмосферу бунта, не прибегая к насилию, в живом исполнении песни.

    А вот более свежий перформанс — и акустическая версия — в котором они делают сообщение более универсальным по отношению к другим конфликтам по всему миру, происходящим сейчас.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.