Соловей и илья: Мультфильм Илья Муромец и Соловей-Разбойник смотреть онлайн

Содержание

Сказка Илья-Муромец и Соловей-Разбойник - читать онлайн

Время чтения: 8 мин.

Скачет Илья Муромец во всю конскую прыть. Его конь, Бурушка-Косматушка с горы на гору перескакивает, реки-озера перепрыгивает, холмы перелетает. Доскакали они до Брынских лесов, дальше Бурушке скакать нельзя: разлеглись болота зыбучие, конь по брюхо в воде тонет. Соскочил Илья с коня. Он левой рукой Бурушку поддерживает, а правой рукой дубы с корнем рвет, настилает через болото настилы дубовые. Тридцать верст Илья настилов настелил - до сих пор по ним люди добрые ездят.

Так дошел Илья до речки Смородиной. Течет река широкая, бурливая, с камня на камень перекатывается. Заржал конь Бурушка, взвился выше темного леса и одним скачком перепрыгнул реку. А за рекой сидит Соловей-разбойник на трех дубах, на девяти суках. Мимо тех дубов ни сокол не пролетит, ни зверь не пробежит, ни змей не проползет. Все боятся Соловья-разбойника, никому умирать не хочется... Услыхал Соловей конский скок, привстал на дубах, закричал страшным голосом:

- Что это за невежа проезжает тут, мимо моих заповедных дубов? Спать не дает Соловью-разбойнику!

Да как засвищет он по-соловьиному, зарычит по-звериному, зашипит по-змеиному, так вся земля дрогнула, столетние дубы покачнулись, цветы осыпались, трава полегла.

Бурушка-Косматушка на колени упал. А Илья в седле сидит, не шевельнется, русые кудри на голове не дрогнут. Взял он плетку шелковую, ударил коня по крутым бокам.

- Травяной ты мешок, не богатырский конь. Не слыхал ты разве писка птичьего, шипения гадючьего. Вставай на ноги, подвези меня ближе к Соловьиному гнезду, не то волкам тебя брошу на съедение.

Тут вскочил Бурушка на ноги, подскакал к Соловьиному гнезду. Удивился Соловей-разбойник

– Это что такое?

Из гнезда высунулся. А Илья, ни минуточки не мешкая, натянул тугой лук, спустил каленую стрелу, небольшую стрелу, весом в целый пуд. Взвыла тетива, полетела стрела, угодила Соловью в правый глаз, вылетела через левое ухо. Покатился Соловей из гнезда, словно овсяной сноп. Подхватил его Илья на руки, связал крепко ремнями сыромятными, подвязал к левому стремени.

Глядит Соловей на Илью, слово вымолвить боится.

- Что глядишь на меня, разбойник, или русских богатырей не видывал?

- Ох, попал я в крепкие руки, видно не бывать мне больше на волюшке!

Поскакал Илья дальше по прямой дороге и прискакал на подворье Соловья-разбойника. У него двор на семи верстах, на семи столбах, у него вокруг железный тын, на каждой тычинке по маковке, на каждой маковке голова богатыря убитого. А на дворе стоят палаты белокаменные, как жар горят крылечки золоченые.

Увидала дочка Соловья богатырского коня, закричала на весь двор:

- Едет, едет наш батюшка Соловей Рахманович, везет у стремени мужичишку-деревенщину.

Выглянула в окно жена Соловья-разбойника, руками всплеснула:

- Что ты говоришь, неразумная! Это едет мужик-деревенщина и у стремени везет нашего батюшку - Соловья Рахмановича!

Выбежала старшая дочка Соловья - Пелька - во двор, ухватила доску железную, весом в девяносто пудов и метнула ее в Илью Муромца. Но Илья ловок да увертлив был, отмахнулся он от доски богатырской рукой, полетела доска обратно, попала в Пельку и убила ее до смерти. Бросилась жена Соловья Илье в ноги:

- Ты возьми у нас, богатырь, серебра, золота, бесценного жемчуга, сколько может увезти твой богатырский конь, отпусти только нашего батюшку, Соловья-разбойника.

Говорит ей Илья в ответ:

- Мне подарков неправедных не надобно. Они добыты слезами детскими, они политы кровью русскою, нажиты нуждой крестьянскою. Как в руках разбойник - он всегда тебе друг, а отпустишь - снова с ним наплачешься. Я свезу Соловья в Киев-город, там на квас пропью, на калачи проем.

Повернул Илья коня и поскакал к Киеву.

Приумолк Соловей, не шелохнется. Едет Илья по Киеву, подъезжает к палатам княжеским. Привязал он коня к столбику точеному, оставил на нем Соловья-разбойника, а сам пошел в светлую горницу. Там у князя Владимира пир идет, за столами сидят богатыри русские. Вошел Илья, поклонился, стал у порога:

- Здравствуй, князь Владимир с княгиней Апраксией, принимаешь ли к себе заезжего молодца?

Спрашивает его Владимир Красное Солнышко:

- Ты откуда, добрый молодец, как тебя зовут? Какого ты роду-племени?

- Зовут меня Ильей. Я из-под Мурома. Крестьянский сын из села Карачарова. Ехал я из Чернигова дорогой прямой, широкой.

Я привез тебе, князь, Соловья-разбойника, он на твоем дворе у коня моего привязан. Ты не хочешь ли поглядеть на него?

Повскакали тут с мест князь с княгинею и все богатыри, поспешили за Ильей на княжеский двор. Подбежали к Бурушке-Косматушке. А разбойник висит у стремени, травяным мешком висит, по рукам-ногам ремнями связан. Левым глазом он глядит на Киев и на князя Владимира.

Говорит ему князь Владимир:

- Ну-ка засвищи по-соловьиному, зарычи по-звериному!

Не глядит на него Соловей-разбойник, не слушает:

- Не ты меня с бою брал, не тебе мне приказывать.

Просит тогда Владимир-князь Илью Муромца:

- Прикажи ты ему, Илья Иванович.

- Хорошо, только ты на меня, князь, не гневайся, закрою я тебя с княгинею полами моего кафтана крестьянского, не то, как бы беды не было. А ты, Соловей Рахманович, делай, что тебе приказано.

- Не могу я свистеть, у меня во рту запеклось.

- Дайте Соловью чару сладкого вина в полтора ведра, да другую пива горького, да третью меду хмельного, закусить дайте калачом ржаным, тогда он засвищет, потешит нас.

..

Напоили Соловья, накормили, приготовился Соловей свистать.

- Ты смотри, Соловей, - говорит Илья, - ты не смей свистать во весь голос, а свистни ты полусвистом, зарычи полурыком, а то будет худо тебе.

Не послушал Соловей наказа Ильи Муромца, захотел он разорить Киев-город, захотел убить князя с княгинею и всех русских богатырей. Засвистел он во весь соловьиный свист, заревел во всю мочь, зашипел во весь змеиный шип.

Что тут сделалось! Башенки на теремах покривились, крылечки от стен отвалились, стекла в горницах полопались, разбежались кони из конюшен, все богатыри на землю упали, на четвереньках по двору расползлись. Сам князь Владимир еле живой стоит, шатается, у Ильи под кафтаном прячется.

Рассердился Илья на разбойника:

- Я велел тебе князя с княгиней потешить, а ты сколько бед натворил. Ну, теперь я с тобой за все рассчитаюсь. Полно тебе обижать отцов-матерей, полно вдовить молодушек, сиротить детей, полно разбойничать. Взял Илья саблю острую и отрубил Соловью голову. Тут и конец Соловья настал.

- Спасибо тебе, Илья Муромец, - говорит Владимир-князь. - Оставайся в моей дружине, будешь старшим богатырем, над другими богатырями начальником. И живи ты у нас в Киеве, век живи, отныне и до смерти.

Илья Муромец и Соловей-Разбойник | Былины

Из того ли‑то из города из Муромля,
Из того села да с Карачарова
Выезжал удаленький дородный добрый молодец;
Он стоял заутреню во Муромли,
А и к обеденке поспеть хотел он в стольный
Киев– град,
Да и подъехал он ко славному ко городу
к Чернигову.
У того ли города Чернигова
Нагнано‑то силушки черным‑черно,
А и черным‑черно, как черна ворона;
Так пехотою никто тут не похаживат,
На добром кони никто тут не проезживат,
Птица черный ворон не пролетыват,
Серый зверь да не прорыскиват.
А подъехал как ко силушке великоей,
Он как стал‑то эту силушку великую,
Стал конем топтать да стал копьем колоть,
А и побил он эту силу всю великую.
Он подъехал‑то под славный под Чернигов‑град.
Выходили мужички да тут черниговски
И отворяли‑то ворота во Чернигов‑град,

А и зовут его в Чернигов воеводою.
Говорит‑то им Илья да таковы слова:
«Ай же мужички да вы черниговски!
Я нейду к вам во Чернигов воеводою.
Укажите мне дорожку прямоезжую,
Прямоезжую да в стольный Киев‑град».
Говорили мужички ему черниговски:
«Ты удаленький дородный добрый молодец,
А и ты славныя богатырь святорусскии!
Прямоезжая дорожка заколодела,
Заколодела дорожка, замуравела;
А и по той ли по дорожке прямоезжею
Да и пехотою никто да не прохаживал,
На добром кони никто да не проезживал:
Как у той ли‑то у грязи‑то у черноей,
Да у той ли у березы у покляпыя,
Да у той ли речки у Смородины,
У того креста у Леванидова
Сиди Соловей‑разбойник во сыром дубу,
Сиди Соловей‑разбойник Одихмантьев сын;
А то свищет Соловей да по‑соловьему
Он кричит, злодей‑разбойник, по‑звериному,
И от его ли‑то, от посвисту соловьего,
И от его ли‑то, от покрику звериного,
То все травушки‑муравы уплетаются,
Все лазуревы цветочки отсыпаются,
Темны лесушки к земли вси приклоняются,
А что есть людей, то все мертвы лежат.

Прямоезжею дороженькой пятьсот есть верст,
А и окольноей дорожкой цела тысяща».
Он пустил добра коня да и богатырского.
Он поехал‑то дорожкой прямоезжею.
Его добрый конь да богатырскии
С горы на гору стал перескакивать,
С холмы на холму стал перемахивать,
Мелки реченьки, озерка промеж ног спущал.
Подъезжает он ко речке ко Смородинке,
Да ко тоей он ко грязи он ко черноей,
Да ко тое ко березе ко покляпые,
К тому славному кресту ко Леванидову.
Засвистал‑то Соловей да и по‑соловьему,
Закричал злодей‑разбойник по‑звериному,
Так все травушки‑муравы уплеталися,
Да и лазуревы цветочки отсыпалися,
Темны лесушки к земле вси приклонилися.
Его добрый конь да богатырскии,
А он на корзни да потыкается.
А и как старый‑от казак да Илья Муромец
Берет плеточку шелковую в белу руку,
А он бил коня а по крутым ребрам;
Говорил‑то он, Илья, да таковы слова:
«Ах ты, волчья сыть да и травяной мешок!
Али ты идти не хошь, али нести не мошь?
Что ты на корзни, собака, потыкаешься?
Не слыхал ли посвисту соловьего,
Не слыхал ли покрику звериного,
Не видал ли ты ударов богатырскиих?»
А и тут старыя казак да Илья Муромец
Да берет‑то он свои тугой лук разрывчатый,
Во свои берет во белы он во ручушки,
Он тетивочку шелковеньку натягивал,
А он стрелочку каленую накладывал,
То он стрелил в того Соловья‑разбойника,
Ему выбил право око со косицею.
Он спустил‑то Соловья да на сыру землю,
Пристегнул его ко правому ко стремечку булатному,
Он повез его по славну по чисту полю,
Мимо гнездышко повез да соловьиное.
В том гнездышке да соловьиноем
А случилось быть да и три дочери,
А и три дочери его любимыих;
Больша дочка эта смотрит во окошечко косящато,
Говорит она да таковы слова.
«Едет‑то наш батюшка чистым полем,
А сидит‑то на добром кони,
Да везет он мужичища‑деревенщину,
Да у правого стремени прикована».
Поглядела его друга дочь любимая,
Говорила‑то она да таковы слова:
«Едет батюшко раздольицем чистым полем,
Да и везет он мужичища‑деревенщину,
Да и ко правому ко стремени прикована».
Поглядела его меньша дочь любимая,
Говорила‑то она да таковы слова:
«Едет мужичищо‑деревенщина,
Да и сидит, мужик, он на добром кони,
Да и везет‑то наша батюшка у стремени,
У булатного у стремени прикована.
Ему выбито‑то право око со косицею».
Говорила‑то и она да таковы слова.
«Ай же мужевья наши любимые!
Вы берите‑тко рогатины звериные,
Да бегите‑тко в раздольице чисто поле,
Да вы бейте мужичища‑деревенщину!»
Эти мужевья да их любимые,
Зятевья то есть да соловьиные,
Похватали как рогатины звериные
Да и бежали‑то они да и во чисто поле
К тому ли мужичищу‑деревенщине,
Да хотят убить‑то мужичища‑деревенщину.
Говорит им Соловей‑разбойник Одихмантьев сын:
«Ай же зятевья мои любимые!
Побросайте‑тко рогатины звериные,
Вы зовите мужика да деревенщину,
В свое гнездышко зовите соловьиное,
Да кормите его ествушкой сахарною,
Да вы пойте его питьицем медвяныим,
Да и дарите ему дары драгоценные».
Эти зятевья да соловьиные
Побросали‑то рогатины звериные
А и зовут‑то мужика да и деревенщину
Во то гнездышко во соловьиное;
Да и мужик‑от‑деревенщина не слушатся,
А он едет‑то по славному чисту полю,
Прямоезжею дорожкой в стольный Киев‑град.
Он приехал‑то во славный стольный Киев‑град
А ко славному ко князю на широкий двор.
А и Владимир‑князь он вышел со Божьей церкви,
Он пришел в палату белокаменну,
Во столовую свою во горенку.
Они сели есть да пить да хлеба кушати,
Хлеба кушати да пообедати.
А и тут старыя казак да Илья Муромец
Становил коня да посередь двора,
Сам идет он во палаты белокаменны,
Проходил он во столовую во горенку,
На пяту он дверь‑ту поразмахивал,
Крест‑от клал он по‑писаному,
Вел поклоны по‑ученому,
На всё на три, на четыре на сторонки
низко кланялся,
Самому князю Владимиру в особину,
Еще всем его князьям он подколенныим.
Тут Владимир‑князь стал молодца выспрашивать:
«Ты скажи‑тко, ты откулешный, дородный
добрый молодец,
Тобе как‑то молодца да именем зовут,
Величают удалого по отечеству?»
Говорил‑то старыя казак да Илья Муромец:
«Есть я с славного из города из Муромля,
Из того села да с Карачарова,
Есть я старыя казак да Илья Муромец,
Илья Муромец да сын Иванович!»
Говорит ему Владимир таковы слова:
«Ай же ты, старыя казак да Илья Муромец!
Да и давно ли ты повыехал из Муромля,
И которою дороженькой ты ехал в стольный Киев‑град?»
Говорил Илья он таковы слова:
«Ай ты, славныя Владимир стольнокиевский!
Я стоял заутреню христовскую во Муромле,
А и к обеденке поспеть хотел я в стольный Киев‑град,
То моя дорожка призамешкалась;
А я ехал‑то дорожкой прямоезжею,
Прямоезжею дороженькой я ехал мимо‑то Чернигов‑град.
Ехал мимо эту грязь да мимо черную,
Мимо славну реченьку Смородину,
Мимо славную березу‑ту покляпую,
Мимо славный ехал Леванидов крест».
Говорил ему Владимир таковы слова:
«Ай же мужичищо‑деревенщина!
Во глазах, мужик, да подлыгаешься,
Во глазах, мужик, да насмехаешься!
Как у славного у города Чернигова
Нагнано тут силы много‑множество,
То пехотою никто да не прохаживал,
И на добром коне никто да не проезживал,
Туды серый зверь да не прорыскивал,
Птица черный ворон не пролетывал;
А у той ли‑то у грязи‑то у черноей
Да у славноей у речки у Смородины,
А и у той ли у березы у покляпые,
У того креста у Леванидова
Соловей сидит разбойник Одихмантьев сын;
То как свищет Соловей да по‑соловьему,
Как кричит злодей‑разбойник по‑звериному,
То все травушки‑муравы уплетаются,
А лазуревы цветки прочь отсыпаются,
Темны лесушки к земли вси приклоняются,
А что есть людей, то вси мертво лежат».
Говорил ему Илья да таковы слова:
«Ты, Владимир‑князь да стольнокиевский!
Соловей‑разбойник на твоем дворе,
Ему выбито ведь право око со косицею,
И он к стремени булатному прикованный».
То Владимир князь‑от стольнокиевский,
Он скорешенько ставал да на резвы ножки,
Кунью шубоньку накинул на одно плечко,
То он шапочку соболью на одно ушко,
Он выходит‑то на свой‑то на широкий двор
Посмотреть на Соловья‑разбойника.
Говорил‑то ведь Владимир‑князь да таковы слова:
«Засвищи‑тко, Соловей, ты по‑соловьему,
Закричи‑тко, собака, по‑звериному».
Говорил‑то Соловей ему разбойник
Одихмантьев сын: «Не у вас‑то я сегодня, князь, обедаю,
А не вас‑то я хочу да и послушати,
Я обедал‑то у старого казака Ильи Муромца,
Да его хочу‑то я послушати».
Говорил‑то как Владимир‑князь
да стольнокиевский: «Ай же старыя казак ты, Илья Муромец!
Прикажи‑тко засвистать ты Соловью да и по‑соловьему,
Прикажи‑тко закричать да по‑звериному».
Говорил Илья да таковы слова:
«Ай же Соловей‑разбойник Одихмантьев сын!
Засвищи‑тко ты в пол‑свисту соловьего,
Закричи‑тко ты во пол‑крику звериного».
Говорил‑то ему Соловей‑разбойник Одихмантьев сын:
«Ай же старыя казак ты, Илья Муромец,
Мои раночки кровавы запечатались,
Да не ходят‑то мои уста сахарные:
Не могу засвистать да и по‑соловьему,
Закричать‑то не могу я по‑звериному,
А и вели‑тко князю ты Владимиру
Налить чару мни да зелена вина,
Я повыпью‑то как чару зелена вина,
Мои раночки кровавы поразойдутся,
Да уста мои сахарни порасходятся,
Да тогда я засвищу да по‑соловьему,
Да тогда я закричу да по‑звериному».
Говорил Илья тот князю он Владимиру:
«Ты, Владимир‑князь да стольнокиевский!
Ты поди в свою столовую во горенку,
Наливай‑ко чару зелена вина,
Ты не малую стопу да полтора ведра,
Подноси‑ко к Соловью к разбойнику».
То Владимир‑князь да стольнокиевский,
Он скоренько шел в столову свою горенку,
Наливал он чару зелена вина,
Да не малу он стопу да полтора ведра,
Разводил медами он стоялыми,
Приносил‑то он ко Соловью‑разбойнику.
Соловей‑разбойник Одихмантьев сын,
Принял чарочку от князя он одной ручкой,
Выпил чарочку‑то Соловей одным духом.
Засвистал как Соловей тут по‑соловьему,
Закричал разбойник по‑звериному,
Маковки на теремах покривились,
А околенки во теремах рассыпались
От его от посвисту соловьего,
А что есть‑то лкэдюшек, так все мертвы лежат;
А Владимир‑князь‑от стольнокиевский,
Куньей шубонькой он укрывается.
А и тут старый‑от казак да Илья Муромец,
Он скорешенько садился на добра коня,
А и он вез‑то Соловья да во чисто поле,
И он срубил ему да буйну голову.
Говорил Илья да таковы слова:
«Тебе полно‑тко свистать да по‑соловьему,
Тебе полно‑тко кричать да по‑звериному,
Тебе полно‑тко слезить да отцей‑матерей,
Тебе полно‑тко вдовить да жен молодыих,
Тебе полно‑тко спущать‑то сиротать да малых детушек»,
А тут, Соловью, ему и славу поют,
А и славу поют ему век по веку.

Источник: Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 года. Изд. 4‑е. В 3‑х тт. М. – Л.,1950, т. 2. №74.

ЧИТАТЬ ПЕРЕЛОЖЕНИЕ БЫЛИНЫ "ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК"

 

БЫЛИНА ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

БЫЛИНА ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

Из того ли то из города из Мурома,
Из того села да Карачарова
Выезжал удаленький дородный добрый молодец.
Он стоял заутреню во Муроме,
Ай к обеденке поспеть хотел он в стольный Киев-град.

Да и подъехал он ко славному ко городу к Чернигову,
У того ли города Чернигова
Нагнано-то силушки черным-черно,
Ай черным-черно, как черна ворона.

Так нехотою никто тут не прохаживат,
На добром коне никто тут не проезживат,
Птица черный ворон не пролетыват,
Серый зверь да не прорыскиват.

А подъехал как ко силушке великоей,
Он как стал-то эту силушку великую,
Стал конем топтать да стал копьем колоть,
А и побил он эту силу всю великую,
Он подъехал-то под славный под Чернигов-град,
Выходили мужички да тут черниговски

И отворяли-то ворота во Чернигов-град.
Ай зовут его в Чернигов воеводою.
Говорит-то им Илья да таковы слова:
- Ай же мужички да вы черниговски!
Я не иду к вам во Чернигов воеводою.

Укажите мне дорожку прямоезжую,
Прямоезжую да в стольный Киев-град.
Говорили мужички ему черниговски:
- Ты удаленький дородний, добрый молодец.

Ай ты славный богатырь святорусский!
Прямоезжая дорожка заколодела,
Заколодела дорожка, замуравела
Ай по той ли по дорожке прямоезжей

Да пехотою никто да не прохаживал,
На добром коне никто да не проезживал.
Как у той ли-то у Грязи у Чёрноей,
Да у той ли у берёзы у покляпыя,

Да у той ли речки у Смородины,
Сидит Соловей-разбойник во сыром дубу,
Сидит Соловей-разбойник, Одихмантьев сын;
А то свищет Соловей да по-соловьему,

Он кричит злодей-разбойник по-звериному,
И от того ли-то от посвисту соловьего,
И от того ли-то от покрику звериного,
То все травушки-муравы уплетаются,

Все лазуревы цветочки отсыпаются,
Темны лесушки к земле все приклоняются,
А что есть людей, то все мертвы лежат.
Прямоезжею дороженькой пятьсот есть вёрст,
Ай окольноей дорожкой цела тысяща.

II

Он спустил добра коня да богатырского,
Он поехал-то дорожкой прямоезжею.
Его добрый конь да богатырский
С горы на гору стал перескакивать,
С холмы на холмы стал перемахивать,
Мелки реченьки, озерка промеж ног пускал.

Подъезжает он ко речке ко Смородинке,
Да ко тоей он ко Грязи он ко Черноей.
Да ко тою ко березе ко покляпыя,
К тому славному кресту ко Леванидову.
Засвистал-то Соловей да по-соловьему,
Закричал злодей-разбойник по-звериному

Так все травушки-муравы уплеталися,
Да й лазоревы цветочки осыпалися,
Темны лесушки к земле все приклонилися.
Его добрый конь да богатырский
А он на корни да спотыкается

А и как старый-то казак да Илья Муромец
Берет плеточку шелковую в беду руку.
А он бил коня да по крутым ребрам.
Говорил-то он Илья таковы слова:
- Ах ты, волчья сыть да и травяной мешок!

Али ты идти не хошь, али нести не можь?
Что ты на корни, собака, спотыкаешься?
Не слыхал ли посвиста соловьего,
Не слыхал ли покрика звериного,
Не видал ли ты ударов богатырскиих?

А й тут старыя казак да Илья Муромец
Да берет-то он свой тугой лук разрывчатый,
Во свои берет во белы он во ручушки,
Он тетивочку шелковеньку натягивал,
А он стрелочку каленую накладывал,
Он стрелил в того-то Соловья Разбойника,
Ему выбил право око со косицею,
Он спустил-то Соловья да на сыру землю.

Пристегнул его ко правому ко стремечку булатному,
Он повез его по славну по чисту полю,
Мимо гнездушка повез да соловьиного.

Во том гнездышке да соловьиноем
А случилось быть да и три дочери,
А и три дочери его любимыих.

Больша дочка - эта смотрит во окошечко косявчато,
Говорит она да таковы слова:
- Едет-то наш батюшка чистым полем.
А сидит-то на добром коне,
И везет он мужичища-деревенщину
Да у правого у стремени прикована.

Поглядела как другая дочь любимая,
Говорила-то она да таковы слова:
- Едет-то наш батюшка раздольицем чистым полем,
Да и везет он мужичища-деревенщину
Да и ко правому ко стремени прикована.

Поглядела его меньша дочь любимая,
Говорила-то она да таковы слова:
- Едет мужичище-деревенщина,
Да и сидит мужик он на добром коне.

Да и везет-то наша батюшка у стремени,
У булатного у стремени прикована
Ему выбито-то право око со косицею.
Говорила-то и она да таковы слова:
- А и же мужевья наши любимые!

Вы берите-ко рогатины звериные
Да бегите-ка в раздольице чисто поле,
Да вы бейте мужичище-деревенщину!
Эти мужевья да их любимые,
Зятевья-то есть да соловьиные,
Похватали как рогатины звериные

Да и бежали-то они да во чисто поле
Ко тому ли к мужичище-деревенщине
Да хотят убить-то мужичища-деревенщину.
Говорит им Соловей Разбойник Одихмантьев сын
- Ай же зятевья мои любимые!

Побросайте-ко рогатины звериные,
Вы зовите мужика да деревенщину,
В свое гнездышко зовите соловьиное,
Да кормите его ествушкой сахарною,
Да вы пойте его питьецем медвяныим,
Да и дарите ему дары драгоценные!

Эти зятевья да соловьиные
Побросали-то рогатины звериные,
А и зовут мужика да и деревенщину
Во то гнездышко да соловьиное.

Да и мужик-от деревенщина не слушался,
А он едет-то по славному чисту полю
Прямоезжею дорожкой в стольный Киев-град.

III

Он приехал-то во славный стольный Киев-град
А ко славному ко князю на широкий двор.
А и Владимир-князь он вышел со божьей церкви,
Он пришел в палату белокаменну,
Во столовую свою во горенку,
Они сели есть да пить да хлеба кушати,
Хлеба кушати да пообедати.

А и тут старыя казак да Илья Муромец
Становил коня да посередь двора,
Сам идет он во палаты белокаменны.
Проходил он во столовую во горенку,
На пяту он дверь-то поразмахивал,

Крест-от клал он по-писаному,
Вел поклоны по-ученому,
На все на три, на четыре на сторонки низко кланялся,
Самому князю Владимиру в особину,
Еще всем его князьям он подколенныим.

Тут Владимир-князь стал молодца выспрашивать:
-Ты скажи-тко, ты откулешний, дородный добрый молодец,
Тебя как-то, молодца, да именем зовут,
Величают, удалого, по отечеству?

Говорил-то старыя казак да Илья Муромец:
- Есть я с славного из города из Мурома,
Из того села да Карачарова,
Есть я старыя казак да Илья Муромец,
Илья Муромец да сын Иванович.

Говорит ему Владимир таковы слова:
- Ай же старыя казак да Илья Муромец!
Да и давно ли ты повыехал из Мурома
И которою дороженькой ты ехал в стольный Киев-град?

Говорил Илья он таковы слова:
- Ай ты славныя Владимир стольно-киевский!
Я стоял заутреню христосскую во Муроме,
А и к обеденке поспеть хотел я в стольный Киев-град,
То моя дорожка призамешкалась.

А я ехал-то дорожкой прямоезжею,
Прямоезжею дороженькой я ехал мимо-то Чернигов-град,
Ехал мимо эту Грязь да мимо Черную,
Мимо славну реченьку Смородину,
Мимо славную березу ту покляпую,
Мимо славный ехал Леванидов крест.

Говорил ему Владимир таковы слова:
- Ай же мужичище-деревенщина,
Во глазах, мужик, да подлыгаешься,
Во глазах, мужик, да насмехаешься.

Как у славного у города Чернигова
Нагнано тут силы много множество
То пехотою никто да не прохаживал
И на добром коне никто да не проезживал,
Туда серый зверь да не прорыскивал,
Птица черный ворон не пролетывал.

А у той ли то у Грязи-то у Черноей,
Да у славноей у речки у Смородины,
А и у той ли у березы у покляпыя.

У того креста у Леванидова
Соловей сидит Разбойник Одихмантьев сын.
То как свищет Соловей да по-соловьему,
Как кричит злодей-разбойник по-звериному
То все травушки-муравы уплетаются.
А лазоревы цветочки осыпаются.

Темны лесушки к земле все приклоняются,
А что есть людей - то все мертвы лежат.
Говорил ему Илья да таковы слова:
Ты. Владимир-князь да стольно-киевский!
Соловей Разбойник на твоем дворе.

Ему выбито ведь право око со косицею,
И он ко стремени булатному прикованный.
То Владимир-князь-от стольно-киевский
Он скорешенько вставал да на резвы ножки,
Кунью шубоньку накинул на одно плечко.

То он шапочку соболью на одно ушко,
Он выходит-то на свой-то на широкий двор
Посмотреть на Соловья Разбойника.
Говорил-то ведь Владимир-князь да таковы слова:
- Засвищи-тко, Соловей, ты по-соловьему,
Закричи-тко ты, собака, по-звериному.

Говорил-то Соловей ему Разбойник Одихмантьев сын:
- Не у вас-то я сегодня, князь, обедаю,
А не вас-то я хочу да и послушати.
Я обедал-то у старого казака Ильи Муромца,
Да его хочу-то я послушати.

Говорил-то как Владимир-князь да стольно-киевский:
- Ай же старыя казак ты Илья Муромец!
Прикажи-тко засвистать ты Соловью да и по-соловьему,
Прикажи-тко закричать да по-звериному.
Говорил Илья да таковы слова:
- Ай же Соловей Разбойник Одихмантьев сын!

Засвищи-тко ты во полсвиста соловьего,
Закричи-тко ты во полкрика звериного.
Говорил-то ему Соловей Разбойник Одихмантьев сын:
- Ай же старыя казак ты Илья Муромец!

Мои раночки кровавы запечатались,
Да не ходят-то мои уста сахарные,
Не могу я засвистать да и по-соловьему,
Закричать-то не могу я по-звериному.

А и вели-тко князю ты Владимиру
Налить чару мне да зелена вина.
Я повыпыо-то как чару зелена вина

Мои раночки кровавы поразойдутся,
Да и уста мои сахарны порасходятся,
Да тогда я засвищу да по-соловьему,
Да тогда я закричу да по-звериному.

Говорил Илья тут князю он Владимиру:
- Ты, Владимир-князь да стольно-киевский.
Ты поди в свою столовую во горенку,
Наливай-ко чару зелена вина.
Ты не в малую стопу - да полтора ведра,
Подноси-тко к Соловью к Разбойнику.

То Владимир-князь да стольно-киевский
Он скоренько шел в столову свою горенку,
Наливал он чару зелена вина,
Да не малу он стопу - да полтора ведра,
Разводил медами он стоялыми,
Приносил-то он ко Соловью Разбойнику.

Соловей Разбойник Одихмантьев сын
Принял чарочку от князя он одной ручкой,
Выпил чарочку ту Соловей одним духом.

Засвистал как Соловей тут по-соловьему.
Закричал Разбойник по-звериному -
Маковки на теремах покривились,
А околенки во теремах рассыпались.

От него, от посвиста соловьего,
А что есть-то людушек - так все мертвы лежат.
А Владимир-князь-то стольно-киевский
Куньей шубонькой он укрывается.

А й тут старой-от казак да Илья Муромец,
Он скорешенько садился на добра коня,
А й он вез-то Соловья да во чисто пола,
Й он срубил ему да буйну голову.

Говорил Илья да таковы слова:
- Тебе полно-тко свистать да по-соловьему,
Тебе полно-тко кричать да по-звериному,
Тебе полно-тко слезить да отцов-матерей,
Тебе полно-тко вдовить да жен молодыих,
Тебе полно-тко спущать-то сиротать да малых детушек!
А тут Соловью ему и славу поют,
А и славу поют ему век по веку!

1 Корзни - корни деревьев.

2 Волчья сыть - волчья еда.

3 Выбил право око со косицею - выбил правый глаз и висок.

4 Стольный Киев-град - в Киеве был престол, по-старинному - стол князя, Отсюда - стольный город.

5 Заутрена - правильно: заутреня-церковная служба, совершаемая рано утром.

6 Обеденка - правильно: обедня - церковная служба, совершаемая в первую половину дня.

7 Пехотою никто не прохаживает - никто не проходит пешком.

8 Воевода - начальник войска, также города и округа.


Краткая историческая справка.

Илья Муромец

(полное былинное имя — Илья Муромец сын Ивана.) — один из главных героев древнерусского былинного эпоса, богатырь, воплощающий народный идеал героя-воина, народного заступника. У Кмиты Чернобыльского (XVI век) Илья — Муравленин, а не Муромец, у Эриха Лассоты (XVI век) — Илья Моровлин, в некоторых былинах XVII века — Илья Мурович или Илья Муровец.

Илья Муромец фигурирует в киевском цикле былин: «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Идолище Поганое», «Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром», «Бой Ильи Муромца с Жидовином». Большинством историков считается, что родина Ильи Муромца — село Карачарово под Муромом (Большинство былин про Илью Муромца начинаются со слов: «Того ли города онъ Муромля, Изъ того ли нунь села да Карачаева…» По данным некоторых историков Российской Империи и современных украинских историков его малой родиной было древнее селение Моровийск на Черниговщине (современное село Моровск, Козелецкого р-на, Черниговской обл. Украины), что ведет из Чернигова в Киев. Данное заключение основывается на возможности слияния в народном эпосе образа Ильи Муромца с преподобным Илией Печерским.

***
Героические былины  - главным героем является  Илья Муромец

По данным С. А. Азбелева, насчитывающего 53 сюжета героических былин, Илья Муромец является главным героем 15 из них (№ 1-15 по составленному Азбелевым указателю.
Обретение силы Ильёй Муромцем(Исцеление Ильи Муромца)

  • Илья Муромец и Святогор
  • Илья Муромец и Соловей-разбойник
  • Илья Муромец и Идолище
  • Илья Муромец в ссоре с князем Володимиром
  • Илья Муромец и голи кабацкие(редко существует в виде отдельного сюжета, обычно прикрепляется к сюжетам о ссоре с Владимиром)
  • Илья Муромец на Соколе-корабле
  • Илья Муромец и разбойники
  • Три поездки Ильи Муромца
  • Илья Муромец и Батый-царь
  • Илья Муромец и Жидовин
  • Илья Муромец и Тугарин (о жене Ильи Муромца)
  • Илья Муромец и Сокольник
  • Илья Муромец, Ермак и Калин-царь
  • Камское побоище
  • Илья Муромец и Калин-царь
  • Поединок Добрыни Никитича с Ильёй Муромцем
  • Илья Муромец и Алеша Попович

По каждому сюжету число отдельных вариантов, записанных от разных сказителей, исчисляется десятками и может превышать сотню (№ 3, 9, 10), в основном их было от 12 до 45 и более.
Большое число сюжетов, посвящённых Илье Муромцу, даёт возможность представить в более или менее цельном виде биографию этого богатыря (как представлялась она сказителям).

***

Биография Ильи Муромца

Согласно былинам, богатырь Илья Муромец до 33-х лет (возраста, в котором погиб и воскрес Христос) «не владел» руками и ногами, а затем получил чудесное исцеление от старцев (или калик перехожих). Кто они — во всех советских изданиях опущено; в дореволюционном же издании былины считается что «калики» — это Христос с двумя апостолами. Калики, придя в дом к Илье, когда никого кроме него не было, просят его встать и принести им воды. Илья на это ответил: «Не имею я да ведь ни рук, ни ног, сижу тридцать лет на седалище». Они повторно просят Илью встать и принести им воды. После этого Илья встаёт, идёт к водоносу и приносит воду. Старцы же велят Илье выпить воду. Илья выпил и выздоровел, после второго питья ощущает в себе непомерную силу, и ему дают выпить третий раз, чтобы уменьшить её. После, старцы говорят Илье, что он должен идти на службу к князю Владимиру.

При этом они упоминают, что по дороге в Киев есть неподъёмный камень с надписью, который Илья тоже должен посетить. После, Илья прощается со своими родителями, братьями и родными и отправляется «к стольному граду ко Киеву» и приходит сперва «к тому камени неподвижному». На камне был написан призыв к Илье сдвинуть камень с места неподвижного. Там он найдёт коня богатырского, оружие и доспехи. Илья отодвинул камень и нашёл там всё, что было написано. Коню он сказал: «Ай же ты конь богатырской! Служи-ка ты верою-правдою мне». После этого Илья скачет к князю Владимиру.

В былине «Святогор и Илья Муромец» рассказывается, как Илья Муромец учился у Святогора; и умирая, тот дунул в него духом богатырским, отчего силы в Илье прибавилось, и отдал свой меч-кладенец.

Лишь немногие былинные сюжеты с именем Ильи Муромца известны за пределами губерний Олонецкой, Архангельской и Сибири (Сборник Кирши Данилова и С. Гуляева). За пределами названных областей записаны доселе только немногие сюжеты:

В средних и южных частях России известны только былины без прикрепления Ильи Муромца к Киеву и кн. Владимиру, и наиболее популярны сюжеты, в которых играют роль разбойники (Илья Муромец и разбойники) или казаки (Илья Муромец на Соколе-корабле), что свидетельствует о популярности Ильи Муромца в среде вольнолюбивого населения, промышлявшего на Волге, Яике и входившего в состав казачества.

Прозаические рассказы об Илье Муромце, записанные в виде русских народных сказок и перешедшие к некоторым неславянским народам (финнам, латышам, чувашам, якутам), также не знают о киевских былинных отношениях Ильи Муромца, не упоминают князя Владимира, заменяя его безымянным королем; содержат они почти исключительно похождение Ильи Муромца с Соловьём-разбойником, иногда и с Идолищем, называемым Обжорой, и приписывают иногда Илье Муромцу освобождение царевны от змея, которого не знают былины об Илье Муромце.

Нередко встречается смешение Ильи Муромца с Ильёй пророком. Смешение это произошло и на предполагаемой эпической родине Ильи Муромца, в представлении крестьян села Карачарово (близ Мурома), причём в рассказах этих крестьян отношения Ильи Муромца к Киеву и князю Владимиру вовсе не упоминаются. Исследование эпической биографии Ильи Муромца приводит к убеждению, что на имя этого популярного богатыря наслоилось много сказочных и легендарных странствующих сюжетов.

***
Мощи Ильи Печерского

Прообразом былинного персонажа часть исследователей считает исторического персонажа, силача по прозванию «Чобиток», родом из Мурома, принявший монашество в Киево-Печерской лавре с именем Илия, и причисленный в 1643 году к лику святых православной церкви как «преподобный Илия Муромец». По этой теории Илья Муромец жил в XII веке и скончался в Киево-Печерской лавре около 1188 года. Память по церковному календарю — 19 декабря (1) января.
Современные антропологи и врачи-ортопеды при исследовании мощей Ильи подтверждают, что нижние конечности этого человека длительное время не действовали, вследствие или врождённого паралича, или родовой травмы. Травма позвоночника была устранена, что позволило ему восстановить подвижность ног.

Теория тождества былинного богатыря с иноком — Чобитько, Киево-Печерской лавры вполне правдоподобна.
Русские летописи не упоминают его имени. После чудесного исцеления, переходит в православие и выбирает себе новое имя Илья.
Мощи покоятся в Ближних Пещерах Киево-Печерской лавры. Надгробная плита Ильи Муромца расположена возле могилы Столыпина. Часть мощей Ильи — Средний палец левой руки, находится в одном из храмов города Мурома, Владимирской области.

Памятники
В 1999 году в городском парке Мурома был установлен памятник Илье Муромцу скульптора В. М. Клыкова
В 2012 году в Адмиральском сквере города Владивостока был установлен памятник святому Илье Муромцу скульптора Зинича. Памятник является подарком группы компаний «Стимэкс» и общественности г. Красноярска городу Владивостоку.

***

Кратко

Местность: Русь
Происхождение: крестьянского происхождения, село Карачарово под Муромом
Отец: Иван Тимофеевич
Мать: Ефросинья Яковлевна
Супруга: Златыгорка (баба Горынинка)
Дети: сын — Сокольник (или дочь поляница в другом варианте)

При создании справки использован материал - http://ru. wikipedia.org/wiki/Илья_Муромец


← БЫЛИНЫ   ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ БЫЛИН →

Еще по данной теме::


Илья Муромец и Соловей-разбойник.Русские былины

В том ли в городе во Муроме, в том ли в селе Карачарове жила-была семья. И росло в той семье чадо милое — Ильюшенька сын Иванович.

Опечалил он родителей своих — был здоровьем слаб, все в избе на печи лежал и не мог он встать на резвы ноженьки.

Так пролежал на печи он тридцать лет и три годика.

Как в одно утро ранее постучали ко Илюшеньке калики-перехожие. Говорят: «Напои ты нас добрый молодец водой студеной, жажда мучает!» Отвечает им Илюшенька: «Стыдно старые за водой посылать безногого!» Тут напрягся Илюшенька и пошел по сырой земле-матушке. Лишь принес он воды студеной страничкам как они молвили: «А ты испей водицы студеной!» Выпил Илья водицы колодезной. Тут случилось чудо чудное. И почувствовал Илья в себе силу богатырскую.

А как стал Илюшенька богатырем, так отправился совершать подвиги ратные.

Узнал он, что возле города Чернигова сидит враг неведомый. Путь его был далек и опасен. Прямоезжая дорожка заколодена, заколодена дорожка замуравлена.

И на добром коне тут никто не прохаживал. Место сие называлось v Черная Грязь, что у реки Смородины. Сидит там Соловей-Разбойник. И свищет он по-соловьиному, кричит по-звериному. И от этого травушка-муравушка заплетается. Все лазоревы цветочки осыпаются. Темны лесушки к земле все преклоняются. И люди, что были там все мертвы лежат.

Когда Муромец подъехал ближе, Соловей засвистел. Его добрый конь стал спотыкаться. Он берет тугой лук разрывчатый и стрелу колену, накладывает и стреляет во врага и выбивает око со косицею. Пристегнул его к стремечку и повез по чисту полю. Прямо в стольный Киев град ко князю Владимиру. И все приговаривал: «Полно тебе свистать по-соловьиному, полно тебе сиротить да малых детушек!»

следующая былина — Добрыня Никитич и Змей

 

👍 Илья Муромец и Соловей-разбойник 🐱

Сказки » Былины, мифы и легенды » Сказания о русских богатырях » Илья Муромец и Соловей-разбойник

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2

Скачет Илья Муромец во всю конскую прыть. Бурушка-Косматушка с горы на гору перескакивает, реки-озера перепрыгивает, холмы перелетает.

Доскакали они до брынских лесов, дальше Бурушке скакать нельзя: разлеглись болота зыбучие, конь по брюхо в воде тонет. Соскочил Илья с коня. Он левой рукой Бурушку поддерживает, а правой рукой дубы с корнем рвет, настилает через болото настилы дубовые. Тридцать верст Илья гати настелил — до сих пор по ней люди добрые ездят.

Так дошел Илья до речки Смородиной.

Течет река широкая, бурливая, с камня на камень перекатывается.

Заржал Бурушка, взвился выше темного леса и одним скачком перепрыгнул реку.

Сидит за рекой Соловей-разбойник на трех дубах, на девяти суках. Мимо тех дубов ни сокол не пролетит, ни зверь не пробежит, ни гад не проползет. Все боятся Соловья-разбойника, никому умирать не хочется…

Услыхал Соловей конский скок, привстал на дубах, закричал страшным голосом:

— Что за невежа проезжает тут, мимо моих заповедных дубов? Спать не дает Соловью-разбойнику!

Да как засвищет он по-соловьиному, зарычит по-звериному, зашипит по-змеиному, так вся земля дрогнула, столетние дубы покачнулись, цветы осыпались, трава полегла. Бурушка-Косматушка на колени упал.

А Илья в седле сидит, не шевельнется, русые кудри на голове не дрогнут.

Взял он плетку шелковую, ударил коня по крутым бокам:

— Травяной ты мешок, не богатырский конь! Не слыхал ты разве писку птичьего, шипу гадючьего?! Вставай на ноги, подвези меня ближе к Соловьиному гнезду, не то волкам тебя брошу на съедение!

Тут вскочил Бурушка на ноги, подскакал к Соловьиному гнезду.

Удивился Соловей-разбойник, из гнезда высунулся.

А Илья, минуточки не мешкая, натянул тугой лук, спустил каленую стрелу, небольшую стрелу, весом в целый пуд.

Взвыла тетива, полетела стрела, угодила Соловью в правый глаз, вылетела через левое ухо. Покатился Соловей из гнезда, словно овсяный сноп. Подхватил его Илья на руки, связал крепко ремнями сыромятными, подвязал к левому стремени.

Глядит Соловей на Илью, слова вымолвить боится.

— Что глядишь на меня, разбойник, или русских богатырей не видывал?

— Ох, попал я в крепкие руки, не бывать мне больше на волюшке.

Поскакал Илья дальше по прямой дороге и наскакал на подворье Соловья-разбойника. У него двор на семи верстах, на семи столбах, у него вокруг железный тын, на каждой тычинке по маковке, на каждой маковке голова богатыря убитого. А на дворе стоят палаты белокаменные, как жар горят крылечки золоченые.

Увидала дочка Соловья богатырского коня, закричала на весь двор:

— Едет, едет наш батюшка Соловей Рахманович, везет у стремени мужичишку-деревенщину!

Выглянула в окно жена Соловья-разбойника, руками всплеснула:

— Что ты говоришь, неразумная! Это едет мужик- деревенщина и у стремени везет вашего батюшку — Соловья Рахмановича!

Выбежала старшая дочка Соловья — Пелька — во двор, ухватила доску железную весом в девяносто пудов и метнула ее в Илью Муромца. Но Илья ловок да увертлив был, отмахнул доску богатырской рукой, полетела доска обратно, попала в Пельку, убила ее до смерти. Бросилась жена Соловья Илье в ноги:

— Ты возьми у нас, богатырь, серебро, золото, бесценного жемчуга, сколько может увезти твой богатырский конь, отпусти только нашего батюшку, Соловья-разбойника!

Говорит ей Илья в ответ:

— Мне подарков неправедных не надобно. Они добыты слезами детскими, они политы кровью русскою, нажиты нуждой крестьянскою! Как в руках разбой ник — он всегда тебе друг, а отпустишь — снова с ним наплачешься. Я свезу Соловья в Киев-город, там на квас пропью, на калачи проем!

Повернул Илья коня и поскакал к Киеву. Приумолк Соловей, не шелохнется.

Едет Илья по Киеву, подъезжает к палатам княжеским. Привязал он коня к столбику точеному, оставил на нем Соловья-разбойника, а сам пошел в светлую горницу.

Там у князя Владимира пир идет, за столами сидят богатыри русские. Вошел Илья, поклонился, стал у порога:

— Здравствуй, князь Владимир с княгиней Апраксией, принимаешь ли к себе заезжего молодца?

Спрашивает его Владимир Красное Солнышко:

— Ты откуда, добрый молодец, как тебя зовут? Какого роду-племени?

— Зовут меня Ильей. Я из-под Мурома. Крестьянский сын из села Карачарова. Ехал я из Чернигова дорогой прямоезжей.

Тут как вскочит из-за стола Алешка Попович:

— Князь Владимир, ласковое наше солнышко, в глаза мужик над тобой насмехается, завирается. Нельзя ехать дорогой прямой из Чернигова. Там уж тридцать лет сидит Соловей-разбойник, не пропускает ни конного, ни пешего. Гони, князь, нахала-деревенщину из дворца долой!

Не взглянул Илья на Алешку Поповича, поклонился князю Владимиру:

— Я привез тебе, князь, Соловья-разбойника, он на твоем дворе, у коня моего привязан. Ты не хочешь ли поглядеть на него?

Повскакали тут с мест князь с княгинею и все богатыри, поспешили за Ильей на княжеский двор. Подбежали к Бурушке-Косматушке.

А разбойник висит у стремени, травяным мешком висит, по рукам-ногам ремнями связан. Левым глазом он глядит на Киев и на князя Владимира.

Говорит ему князь Владимир: .

— Ну-ка, засвищи по-соловьиному, зарычи по-звериному.

Не глядит на него Соловей-разбойник, не слушает:

— Не ты меня с бою брал, не тебе мне приказывать.

Просит тогда Владимир-князь Илью Муромца:

— Прикажи ты ему, Илья Иванович.

— Хорошо, только ты нa меня, князь, не гневайся, а закрою я тебя с княгинею полами моего кафтана крестьянского, а то как бы беды не было! А ты, Соловей Рахманович, делай, что тебе приказано!

— Не могу я свистать, у меня во рту запеклось.

Страницы: 1 2

Поделитесь ссылкой на сказку с друзьями: Поставить книжку к себе на полку
 Распечатать сказку
Читайте также сказки:

Кто такой Соловей-разбойник?


История создания

Исследователи, анализирующие русские былины, утверждают: герой представлял собой симбиоз человека и гигантской птицы. Русские сказочники и сочинители легенд, склонные к очеловечиванию персонажей, создавали затейливые образы наполовину людей, обладающих функционалом или отличительными чертами животных.

Своеобразные гибриды населяют многие сказания и эпические произведения. Авторы изобразили Соловья-разбойника существом, меняющим обличье. Он являет собой чудовище не в конкретный момент, а перевоплощается, обретая те или иные навыки. Былина описывает человеческую личину ярко и живо.


Соловей-Разбойник

Ученые и филологи конца 19 века, исследовавшие отечественный эпос, отмечают, что биография героя могла быть не связанной с миром фауны. Есть вероятность, что Соловей – это фамилия, а разбойник – определение деятельности персонажа. В старину нередко названия представителей живой природы становились персонализированными именами.

Прозвища такого рода были обидными, шутливыми, прославляющими. Точные и характерные часто закреплялись за целым родом и становились фамилией. Любопытно, что, по историческим свидетельствам, династия Романовых ведет свой род от боярина по имени Андрей Кобыла.


Соловей-Разбойник на дереве

Филологи считают, что Соловей – это кличка сродни тем, которые было принято давать в среде разбойников. Легко предположить, что бандит «с большой дороги», обладавший необычайной способностью к громкому свисту, получил такое прозвище и отзывался на него по оклику приятелей. Интересной деталью повествования становится место обитания персонажа.

Он располагался в «гнезде» среди высоких деревьев. По свидетельствам этнографов, отдельные племена и народности прибегали к сооружению временных жилищ на деревьях. Представители суданских племен сооружали поселения из многоэтажных гнезд. На первом этаже хранился провиант, а на верхнем располагались воины. Рядом с городом Торунь в Польше был найден вековой дуб, известный как место, выбранное для проживания крестоносцев.


Птица Симург

Исследователи образа персонажа разделились на два лагеря: восточный и западный. По западной идее Соловья пытались сравнить с Соломоном. Но существовали нюансы, опровергающие это убеждение. Восточное суждение роднило Соловья-разбойника с Симургом, птицей иранского происхождения.

По преданию, на Востоке были богатыри Аулад и Кергасар, прототипами которых стали Алеша Попович и Добрыня Никитич. Аутентичная сказка о Еруслане Лазаревиче повествует о персонаже Ивашке-стороже, в чьем описании есть черты, схожие с чертами, свойственными бандиту из русских сказаний. Былина об Илье Муромце имеет аналоги в западных традициях. Немецкие сказки о Тетлейфе сопровождаются описанием Зигурда, схожим с описанием Соловья.

Кто такой Соловей-разбойник?

Кто не знает Соловья-разбойника? Известнейший он персонаж!

Как свиснет, так и оглушит врага — не выдерживает человек дикого посвиста оборотня. Былины и сказки не дают точного описания разбойника — то ли человек он, то ли птица.

Сидит Соловей в гнезде на двенадцати дубах у проезжей дороги неподалеку от реки Смородины и никого не пропускает по той дороге. Много раз пытались молодцы убить ворога, но все пали в битве с разбойником. Лишь одному Илье Муромцу удалось его победить, поразив в правый глаз, и к князю Владимиру привезти.

Гнездо его «на семи верстах», огорожено тыном, на каждой тыненке насажено по человеческой голове. Там же живут жена Соловья-разбойника и его дети — черные вороны с железными клювами.

В белорусских сказках есть у него родич — рогатый Сокол.

При этом непонятно, кто такой все-таки этот Соловей — ибо, если сидит он в своем гнезде на дереве и свистит оттуда, то больше похож на птицу.

Однако по дороге в Киев Соловей обретает черты человека.

Прежде всего, члены его семьи, выглядывая в окно терем, не могут понять — кто кого везет. То ли Соловей везёт незнакомого мужика, то ли мужик — Соловья. Вполне себе человеческого обличья. Значит, оба богатыря — люди.

И значит, Соловей умеет ездить верхом.

«Будучи побеждён богатырём, он как бы сбрасывает с себя нечеловеческие, фантастические формы», — пишет фольклорист Б.Н. Путилов.

За Ильёй Муромцем установилась слава главного богатыря и защитника Руси, а в образе его противника народ выразил своё резко отрицательное отношение к силам, мешавшим единству русских земель.

Соловей — несомненно образ человеческий, у разбойника, как у богатого человека, «широк двор», «высок терем», «палаты белокаменные», а также вполне обычная семья: жена, дочери, сыновья, зятья.

Соловей ведет себя очень гордо — отговаривает семью отбить его у Ильи Муромца, а в Киеве не просто на равных разговаривает с князем Владимиром, а в некоторых вариантах былин даже требует себе чару вина, чтобы смочить запёкшиеся уста.

Он ровня и богатырю, и князю.

Князь Владимир пожелал услышать свист ворога. Однако как свистнул Соловей, так чуть и не погубил князя с домочадцами. Но тут самому Соловью конец пришел. Илья размахнулся со всего плеча и снес ему голову.

Так кто де Соловей — человек или птица?

«Самый радикальный способ решения данной проблемы, как выяснилось, — пишет фольклорист Б. Морозов, — состоит в том, чтобы признать двойственность Соловья-разбойника… Мнимой». Такую идею высказал в 1891 г. выдающийся отечественный филолог А. А. Потебня. К нему присоединился ряд других учёных. Суть рассуждений А.А. Потебни и его единомышленников заключалась в следующем.

Почему имя Соловей нужно непременно считать указанием на птицу? В старину его мог носить и человек. «Употребление названий животных разного рода в качестве личных имён, — писал А.И. Соболевский, — свойственно едва ли не всему человечеству. Древняя Русь знала его издревле». «То, что ныне воспринималось бы только как забавные, а порою даже обидные для их носителей прозвища, раньше служило «официальными» именами вполне уважаемых людей».

Спрашивается — почему Соловей свистит? Да потому, что народ видел в нем олицетворение разрушительного урагана, а свист его уподобляется шуму бури.

Детьми бури были ветры, которые в мифологии представлялись хищными птицами; вот почему дети Соловья-разбойника — вороны с железными клювами.

Вот такая сказочная загадка — Соловей-разбойник.

©Наталия Будур. Из книги «От Лукоморья до Белогорья. Секреты русской сказки»

Иллюстрации — из свободного доступа в интернете

Источник

Биография и сюжет

Легенда повествует о том, что Соловей-разбойник расположился на дубах в собственном тереме и не пускал никого из проезжающих по дороге в Киев. Отец нескольких сыновей и дочери-богатырши изводит путников свистом и не видит себе равных в округе.

Былинный герой сравнивается с чудовищем. По преданию, он размещался в гнезде, закрепленном на двенадцати дубах, и поражал все вокруг своим мощным свистом. В течение тридцати лет Соловей перекрывал дорогу к Киеву. Никто не мог миновать его, не выдерживая необходимости слушать, как поет Соловей-разбойник.


Соловей-разбойник

История героя не дает точного определения его происхождению. До конца не ясно, был ли он птицей, человеком или невиданным зверем. Персонаж имитировал звуки живой природы, в том числе и диких животных. От ужасающих трелей могучие леса склоняли верхушки, а люди погибали на месте.

Соловья-разбойника одолел Илья Муромец. Русский богатырь привез разбойника на суд князя Владимир и бояр, а затем расправился с бандитом. Это был подвиг, принесший Илье Муромцу славу по всей Руси.


Илья Муромец и Соловей-Разбойник

Соловей-разбойник – герой, порожденный русским эпосом. Это фольклорный персонаж, представляющий собой собирательный образ негативных качеств и характеристик, воплощенных в лице конкретного существа.

Литературоведы подчеркивают раздвоение образа героя, которого можно представить и как птицу, и как человека. При встрече с богатырем бандит свистит, восседая на деревьях, и воображение представляет его в образе чудовищной птицы.


Соловей-Разбойник в плену у Ильи Муромца

Став пленником богатыря, разбойник вызывает боязнь у свидетелей его путешествия к князю. Люди не сразу понимали, кто кого везет на суд: богатырь хулигана или хулиган богатыря. Можно сделать вывод, что Соловей-разбойник был наездником и сам управлял лошадью. Побежденный Ильей Муромцем, Соловей предстает в образе обычного человека.

Оказавшись перед судом, персонаж уговаривает сжалиться над ним и апеллирует к ценностям, много значащим в жизни любого человека: семье и детям, материальным благам. Демонстрируя князю и боярам уникальный свист, герой представляется не птицей, а просто громким свистуном.

Образ и характеристика

Соловей-разбойник являлся довольно злым персонажем русских сказок. Он сидел на развилке дорог из Чернигова в Киев, из-за его свиста никто не мог проехать по дороге. Только один герой – Илья Муромец ни капельки его не боялся. Он даже изловил его. Все дело в том, что он был магическим существом в подобии человека, при чем когда он начинал свистеть многие люди от этого свиста погибали. Не каждому было устоять. Это сделать было очень тяжело. Однако у соловья была довольно большая семья, и он ей дорожил.

По мнению Миллера, Соловей был обыкновенным русским разбойником. Просто умел навести страх на обычных людей. А это прозвище означало просто некую кличку, которую он получил за то, что умел громко свистеть. Миллер выдвигал свои теории, из которых следовало то, что Соловей имел отчество «Рахмантьевич», Некий Ахмат в 1480 году ходил на Москву, но был разбит и бежал. В летописи упоминается разбойник Могута – это и был прототип Соловья, его изловили и привели к князю Владимиру, он громко кричал и наверное крик поэтому превратился в свист. Но так было согласно былине. Образ Соловья-разбойника всегда являлся рудиментом догосударственного эпоса. Это существо другого мира. В некоторых записях записано, что Соловей-разбойник имеет образ птицы. Это был волшебный персонаж.

В то время человек свято верил в существование двух миров, для этого изображения он устанавливал определенные границы. А невиданное существо, достаточно злое рисовал в образе зверя или птицы.

Например Н.И.Коробка смотря на Соловья-разбойника видит в нем только смерть. Он сидит возле реки, она является рекой смерти, а сам Соловей очень похож на Харона, который сидит у переправы и направляет души в Аид.

И древние люди свято в это верили и преклонялись перед чудесами бытия.

Сколько Соловей-разбойник делал гадостей, согласно былинам, отчего получал огромное удовольствие. Только русские богатыри хоть на некоторое время могли усмирить забияку. Ведь он их на дух не переносил, потому что жутко боялся. Зато простые люди были им запуганы до смерти, они даже боялись ходить в лес и искали объездные пути, чтобы попасть в Киев и Чернигов, но не встретиться с ним.

Никто не знает, правда это была или нет, но было это давно.

Другие сочинения: ← Письмо Родиону Раскольникову↑ ДругиеАнализ сказки Жуковского Спящая царевна →

Экранизации

Ни одно легендарное сказание русского эпоса не избежало экранизации. История об отрицательном былинном герое не стала исключением. О приключениях и атаках бандита было снято четыре кинокартины: «Илья Муромец» (1956), «Иван да Марья» (1974), «Там, на неведомых дорожках» (1982), «Соловей-разбойник» (2012).


Николай Лавров, Олег Анофриев, Иван Охлобыстин в роли Соловья-Разбойника

В необычном образе в кадре появлялись актеры Николай Лавров, Олег Анофриев, Иван Охлобыстин. Лента 2012 года оказалась неординарной. В ней персонаж предстал в облике современного героя, не преображающегося в птицу, а способного на иные сумасбродные лихачества.


Соловей-Разбойник в мультфильме

Мультипликационная сфера не оставила героя без внимания. Концерн «Союз» и «Мега-Видео» выпустили серию мультфильмов для детей, главными героями которых стали три богатыря, Змей Горыныч и Соловей-разбойник. Отрицательные персонажи строят козни и интриги, чтобы расправиться с защитниками русских земель, но неоднократно оказываются побежденными.

Описание леса

Сжатой, но детальной характеристикой событий отличается былина «Илья Муромец и Соловей Разбойник». Анализ старинной песни должен включать подробный разбор природы, что позволит школьникам лучше понять обстановку, в которой произошло главное событие произведения. Неизвестный автор использует красочные присказки, повествуя о том, что по дорожке возле города никто пешком не ходит и на коне не ездит, и даже звери и птицы здесь не обитают. Эти эпитеты, перечисленные в песенной форме, прекрасно передают мрачную атмосферу дремучего леса, который проезжает герой. Далее следует один из важных моментов в произведении: это описание боя героя с врагом.

Интересные факты

Персонаж Соловей-разбойник не теряет актуальности с течением времени. Сегодня он выступает не только в качестве фольклорного героя. Креативные решения в отношении образа поражают публику. Любопытной идеей стал календарь нечисти, в котором это персонаж соответствует знаку Зодиака Водолей.


Соловей-Разбойник в календаре нечисти

В музыкальной сфере Соловью тоже уделяли внимание. Герою посвящена композиция, которую исполнял на концертах Владимир Высоцкий.

Первое упоминание отрицательного героя

Понять особенности народного русского творчества позволяет описание былины «Илья Муромец и Соловей Разбойник». В ней отразилось историческое мышление древнерусского общества, в частности, то, как люди того времени представляли себе врагов своей родной земли. Поэтому несмотря на сказочность и фантастичность внешности и поведения злодея, в нем, несомненно, угадывается собирательный образ неприятелей, с которыми древнерусские князья со своей храброй дружиной воевали за границы молодого государства. Из рассказа жителей Чернигова читатель впервые получает представление о том, как выглядит будущий главный противник богатыря. Характеристика былины «Илья Муромец и Соловей Разбойник» поможет школьникам понять особенности ви́дения русским народом врага: он свистит как птица и рычит как зверь, живет в дубу, и от его криков вся природа в буквальном смысле содрогается, а проезжий погибает.

Цитаты

Древняя былина точно описывает образ Соловья-разбойника, но оставляет читателю пространство для полета воображения и самостоятельной работы. Легенда повествует:

«Соловей-разбойник, Одихмантьев сын, Принял чарочку от князя он одной ручкой, Выпил чарочку ту Соловей одным духом».

Цитата подтверждает человеческое происхождение разбойника, убеждая аудиторию в том, что бандиту свойственны человеческие черты. У него есть отец, а значит, он приверженец привычных людских традиций. Герой принимает угощение руками, не крыльями, и его облик полностью соответствует обычной человеческой внешности. В то же время сказатели уточняют:

«Засвистал как Соловей тут по-соловьему, Закрычал, разбойник, по-звериному, Маковки на теремах покривились».

Эта фраза намекает на необычайные способности, благодаря которым персонаж оказывается неуязвимым.

В отличие от народной былины, в современных мультфильмах, где часто используется образ Соловья-разбойника, герой предстает не страшным разбойником, несущим смерть. Он чаще выступает в облике недалекого, пресмыкающегося перед силой бандита, не способного угрожать расправой.

Былина "Илья Муромец и Соловей-разбойник"

Из того ли то из города из Мурома,

Из того села да Карачарова

Выезжал удаленький дородный добрый молодец.

Он стоял заутреню во Муроме,

А и к обеденке поспеть хотел он в стольный Киев-град.

Да и подъехал он ко славному ко городу к Чернигову.

У того ли города Чернигова

Нагнано-то силушки черным-черно,

А и черным-черно, как черна ворона.

Так пехотою никто тут не прохаживат,

На добром коне никто тут не проезживат,

Птица черный ворон не пролётыват,

Серый зверь да не прорыскиват.

А подъехал как ко силушке великоей,

Он как стал-то эту силушку великую,

Стал конем топтать да стал копьем колоть,

А и побил он эту силу всю великую.

Он подъехал-то под славший под Чернигов-град,

Выходили мужички да тут черниговски

И отворяли-то ворота во Чернигов-град,

А и зовут его в Чернигов воеводою.

Говорит-то им Илья да таковы слова:

      Ай, же мужички да вы черниговски!

      Я не иду к вам во Чернигов воеводою.

      Укажите мне дорожку прямоезжую,

      Прямоезжую да в стольный Киев-град.

Говорили мужички ему черниговски:

      Ты, удаленький дородный добрый молодец,

      Ай ты, славный богатырь да святорусский!

      Прямоезжая дорожка заколодела,

      Заколодела дорожка, замуравила.

      А и по той ли по дорожке прямоезжею

      Да и пехотою никто да не прохаживал,

      На добром коне никто да не проезживал.

      Как у той ли то у Грязи-то у Черноей,

      Да у той ли у березы у покляпыя,

      Да у той ли речки у Смородины,

      У того креста у Леванидова

      Сидит Соловей Разбойник на сыром дубу,

      Сидит Соловей Разбойник Одихмантьев сын.

      А то свищет Соловей да по-соловьему,

      Он кричит, злодей-разбойник, по-звериному.

      И от его ли то от посвиста соловьего,

      И от его ли то от покрика звериного

      Те все травушки-муравы уплетаются,

      Все лазоревы цветочки осыпаются,

      Темны лесушки к земле все приклоняются,

      А что есть людей - то все мертвы лежат.

      Прямоезжею дороженькой - пятьсот есть верст,

      А и окольноей дорожкой - цела тысяча.

Он спустил добра коня да богатырского,

Он поехал-то дорожкой прямоезжею.

Его добрый конь да богатырский

С горы на гору стал перескакивать,

С холмы на холмы стал перемахивать,

Мелки реченьки, озерка промеж ног пускал.

Подъезжает он ко речке ко Смородине,

Да ко тоей он ко Грязи он ко Черноей,

Да ко тою ко березе ко покляпыя,

К тому славному кресту ко Леванидову.

Засвистал-то Соловей да по-соловьему,

Закричал злодей-разбойник по-звериному

Так все травушки-муравы уплеталися,

Да и лазоревы цветочки осыпалися,

Темны лесушки к земле все приклонилися.

Его добрый конь да богатырский

А он на корни да спотыкается -

А и как старый-от казак да Илья Муромец

Берет плеточку шелковую в белу руку,

А он бил коня да по крутым ребрам,

Говорил-то он, Илья, таковы слова:

      Ах ты, волчья сыть да и травяной мешок!

      Али ты идти не хошь, али нести не можь?

      Что ты на корни, собака, спотыкаешься?

      Не слыхал ли посвиста соловьего,

      Не слыхал ли покрика звериного,

      Не видал ли ты ударов богатырскиих?

А и тут старыя казак да Илья Муромец

Да берет-то он свой тугой лук разрывчатый.

Во свои берет во белы он во ручушки.

Он тетивочку шелковеньку натягивал,

А он стрелочку каленую накладывал,

Он стрелил в того-то Соловья Разбойника,

Ему выбил право око со косицею,

Он спустил-то Соловья да на сыру землю,

Пристегнул его ко правому ко стремечку булатному,

Он повез его по славну по чисту полю,

Мимо гнездышка повез да соловьиного.

Во том гнездышке да соловьиноем

А случилось быть да и три дочери,

А и три дочери его любимыих.

Больша дочка - эта смотрит во окошечко косявчато,

Говорит она да таковы слова:

      Едет-то наш батюшка чистым полем,

      А сидит-то на добром коне,

      А везет он мужичища-деревенщину

      Да у правого у стремени прикована.

Поглядела как другая дочь любимая,

Говорила-то она да таковы слова:

      Едет батюшка раздольицем чистым полем,

      Да и везет он мужичища-деревенщину

      Да и ко правому ко стремени прикована.

Поглядела его меньша дочь любимая,

Говорила-то она да таковы слова:

      Едет мужичище-деревенщина,

      Да и сидит мужик он на добром коне,

      Да и везет-то наша батюшка у стремени,

      У булатного у стремени прикована -

      Ему выбито-то право око со косицею.

Говорила-то и она да таковы слова:

      А и же мужевья наши любимые!

      Вы берите-ко рогатины звериные,

      Да бегите-ко в раздольице чисто поле,

      Да вы бейте мужичища-деревенщину!

Эти мужевья да их любимые,

Зятевья-то есть да соловьиные,

Похватали как рогатины звериные,

Да и бежали-то они да и во чисто поле

Ко тому ли к мужичище-деревенщине,

Да хотят убить-то мужичища-деревенщину.

Говорит им Соловей Разбойник Одихмантьев сын:

      Ай же зятевья мои любимые!

      Побросайте-ка рогатины звериные,

      Вы зовите мужика да деревенщину,

      В свое гнездышко зовите соловьиное,

      Да кормите его ествушкой сахарною,

      Да вы пойте его питьецом медвяныим,

      Да и дарите ему дары драгоценные!

Эти зятевья да соловьиные

Побросали-то рогатины звериные,

А и зовут мужика да и деревенщину

Во то гнездышко да соловьиное.

Да и мужик-то деревенщина не слушался,

А он едет-то по славному чисту полю

Прямоезжею дорожкой в стольный Киев-град.

Он приехал-то во славный стольный Киев-град

А ко славному ко князю на широкий двор.

А и Владимир-князь он вышел со божьей церкви,

Он пришел в палату белокаменну,

Во столовую свою во горенку,

Он сел есть да пить да хлеба кушати,

Хлеба кушати да пообедати.

А и тут старыя казак да Илья Муромец

Становил коня да посередь двора,

Сам идет он во палаты белокаменны.

Проходил он во столовую во горенку,

На пяту он дверь-то поразмахивал,

Крест-от клал он по-писаному,

Вел поклоны по-ученому,

На все на три, на четыре на сторонки низко кланялся,

Самому князю Владимиру в особину,

Еще всем его князьям он подколенныим.

Тут Владимир-князь стал молодца выспрашивать:

      Ты скажи-тко, ты откулешний, дородный добрый молодец,

      Тебя как-то, молодца, да именем зовут,

       Величают, удалого, по отечеству?

Говорил-то старыя казак да Илья Муромец:

      Есть я с славного из города из Мурома,

      Из того села да Карачарова,

      Есть я старыя казак да Илья Муромец,

Илья Муромец да сын Иванович.

Говорит ему Владимир таковы слова:

      Ай же старыя казак да Илья Муромец!

      Да и давно ли ты повыехал из Мурома

      И которою дороженькой ты ехал в стольный Киев-град?

Говорил Илья он таковы слова:

      Ай ты, славный Владимир стольнокиевский!

      Я стоял заутреню христовскую во Муроме,

      Ай к обеденке поспеть хотел я в стольный Киев-град,

      То моя дорожка призамешкалась.

      А я ехал-то дорожкой прямоезжею,

      Прямоезжею дороженькой я ехал мимо-то Чернигов-град,

      Ехал мимо эту Грязь да мимо Черную,

      Мимо славну реченьку Смородину,

      Мимо славную березу ту покляпую,

      Мимо славный ехал Леванидов крест.

Говорил ему Владимир таковы слова:

      Ай же мужичища - деревенщина,

      Во глазах, мужик, да подлыгаешься,

      Во глазах, мужик, да насмехаешься!

      Как у славного у города Чернигова

      Нагнано тут силы много множество

      То пехотою никто да не прохаживал

      И на добром коне никто да не проезживал,

      Туда серый зверь да не прорыскивал,

      Птица черный ворон не пролетывал.

      А и у той ли то у Грязи-то у Черноей,

      Да у славноей у речки у Смородины,

      А и у той ли у березы у покляпыя,

      У того креста у Леванидова Соловей

      Сидит Разбойник Одихмантьев сын.

      То как свищет Соловей да по-соловьему,

      Как кричит злодей-разбойник по-звериному -

      То все травушки-муравы уплетаются,

      А лазоревы цветочки прочь осыпаются,

      Темны лесушки к земле все приклоняются,

      А что есть людей - то все мертвы лежат.

Говорил ему Илья да таковы слова:

      Ты, Владимир-князь да стольно-киевский!

      Соловей Разбойник на твоем дворе.

      Ему выбито ведь право око со косицею,

      И он ко стремени булатному прикованный.

То Владимир-князь-от стольнокиевский

Он скорешенько вставал да на резвы ножки,

Кунью шубоньку накинул на одно плечко,

То он шапочку соболью на одно ушко,

Он выходит-то на свой-то на широкий двор

Посмотреть на Соловья Разбойника.

Говорил-то ведь Владимир-князь да таковы слова:

      Засвищи-тко, Соловей, ты по-соловьему,

      Закричи-тко ты, собака, по-звериному.

Говорил-то Соловей ему Разбойник Одихмантьев сын:

      Не у вас-то я сегодня, князь, обедаю,

      А не вас-то я хочу да и послушати.

      Я обедал-то у старого казака Ильи Муромца,

      Да его хочу-то я послушати.

Говорил-то как Владимир-князь да стольнокиевский:

      Ай же старыя казак ты Илья Муромец!

      Прикажи-тко засвистать ты Соловья да и по-соловьему,

      Прикажи-тко закричать да по-звериному.

Говорил Илья да таковы слова:

      Ай же Соловей Разбойник Одихмантьев сын:

      Засвищи-тко ты во подсвиста соловьего,

      Закричи-тко ты во полкрика звериного.

Говорил-то ему Соловей Разбойник Одихмантьев сын:

      Ай же старыя казак ты Илья Муромец!

      Мои раночки кровавы запечатались,

      Да не ходят-то мои уста сахарные,

      Не могу я засвистать да и по-соловьему,

      Закричать-то не могу я по-звериному.

      А и вели-тко князю ты Владимиру

      Налить чару мне да зелена вина.

      Я повыпью-то как чару зелена вина -

      Мои раночки кровавы поразойдутся,

      Да и уста мои сахарны порасходятся,

      Да тогда я засвищу да по-соловьему,

      Да тогда я закричу да по-звериному.

Говорил Илья тут князю он Владимиру:

      Ты, Владимир-князь да стольнокиевский,

      Ты поди в свою столовую во горенку,

      Наливай-то чару зелена вина.

      Ты не малую стопу - да полтора ведра,

      Подноси-тко к Соловью к Разбойнику.

То Владимир-князь да стольнокиевский,

Он скоренько шел в столову свою горенку,

Наливал он чару зелена вина,

Да не малу он стопу - да полтора ведра,

Разводил медами он стоялыми,

Приносил-то он ко Соловью Разбойнику.

Соловей Разбойник Одихмантьев сын

Принял чарочку от князя он одной ручкой,

Выпил чарочку ту Соловей одним духом.

Засвистал как Соловей тут по-соловьему,

Закричал Разбойник по-звериному, -

Маковки на теремах покривились,

А околенки во теремах рассыпались.

От него, от посвиста соловьего,

А что есть-то людишек, так все мертвы лежат.

А Владимир-князь - от стольнокиевский,

Куньей шубонькой он укрывается.

А й тут старый-от казак да Илья Муромец,

Он скорешенько садился на добра коня,

А й он вез-то Соловья да во чисто поле,

И он срубил ему да буйно голову.

Говорил Илья да таковы слова:

      Тебе полно-тко свистать да по-соловьему,

      Тебе полно-тко кричать да по-звериному,

      Тебе полно-тко слезить да отцов-матерей,

      Тебе полно-тко вдовить да жен молодыих,

      Тебе полно-тко спущать сиротать да малых детушек!

А тут Соловью ему и славу поют .

А й славу поют ему век по веку!

Авторы русских - Илья Муромец и Соловей-разбойник


французская версия

дюйм церкви Мурома, Илья повторил присягу отречься от насилие до его приезда в Киев. Затем он поспешил дальше. На полпути к месту назначения его конь внезапно остановился и продырявил копытом землю.Живая вода пузырилась. Илья вырезал крест из растущего дуба у дороги и посадил в землю рядом с ямой. Он вырезал на кресте следующие слова: «Илья Муромец, сын крестьянина и богатыря Святой Руси, прошел Сюда'. Позже на этом месте была построена часовня и животные укрепились водой из колодца.


А.Костерин. "Илья Муромец и Соловей-разбойник"
Коробка. 1963 Холуй

В три прыжка добрался жеребец Ильи Чернигов. Три царя осаждали город. Несмотря на его Возмущение Илья не прибегал к вооруженному насилию. Тем не мение, он вырвал из земли гигантский дуб, намного больше, чем тот который он использовал, чтобы сделать крест, и с этим и его конем, который все растоптал, он победил три армии царей.Однако, поскольку у него не было темницы, он поставил трех царей бесплатно. Он нашел жителей города в соборе Чернигова готовятся к смерти. Крестьянин-богатырь объяснил им, что случилось, и что они были свободны. В благодарность просили Илью править их городом, но он дважды отказывался со словами: «Я не правитель и не хочу отдыхать. здесь.Спешу в Киев служить Владимиру ».
Он также отказался от их золота. Черниговцы сказали ему что самая короткая дорога на Киев перекрыта 30 лет. Между камнями росла трава. Три препятствия сделали дорогу абсолютно непроходимой: Брынские болота, засасывает каждого прохожего; Соловей-разбойник (Соловей Разбойник), которого подстерегал т.н. Леванидов. креститься на Смородине 30 лет, при этом лицемерно свистеть, как соловей, невыносимо; и наконец, у семи старых дубов был непроходимый дом дракона, жена, три больших дочери и шесть маленьких сыновей.Однако Илья не унывал, и пошел своей дорогой.
За тридцать верст до Киева ехал Илья Муромец. к Брынским болотам. Он быстро построил мост через болото с дубами вырваны из земли и подошли к Смородине, который возник из ниоткуда, где стоял крест Леванидова. Это крест, на котором поклялись владимирские богатыри. друг другу быть братьями по духу.Голос завизжал: «Кто? тот смелый человек, который осмелится проехать мимо моего гнезда? Илья выбрал несколько маков и заткнул ими уши, чтобы он не слышно рев, шипение и свист Solovei
Илья не упал замертво от страшного шума, как и все другой богатырь, когда-либо вступавший в борьбу с этим «соловьем». Вместо этого он призвал свою испуганную лошадь продолжать неустрашимо.Чтобы увидеть это чудо выносливости, Соловей слишком далеко высунулся из своего гнезда. Илья забыл свое обещание мира и пустил стрелу в правый глаз дракона, чтобы тот выпал из своего гнезда. Герой поймал его, связал, поставил он перевернулся на своем коне и продолжил путь к дому Соловей. Этот дом был семи верст длиной и построен на семи старых дубах.На каждой шпильке перил была отрубленная голова. рыцарь.
Группу увидели жена Соловея, три его дочери и шесть сыновей. приближается. Дети думали, что придет их отец дома с другой жертвой, но их мать могла видеть более ясно. Чтобы спасти мужа, она отправила дочерей на встречу крестьянин отвлекать его, но тщетно.Илья их косил и оттолкнул их. Соловей крикнул: «Дети, спросите у своих мать преподнести этому крестьянину волшебные дары и заключить договор с ним ».
Мать, Акулина Дуденчевна, затем отправила своих шестерых сыновей в Илья со всем украденным. Однако они изменились в воронов и напали на героя. Потом Илья схватился за хлыст и выбили их из воздуха.Наконец, мать и дочери отправились к Илье сами с волшебными подарками. Однако он был непримирим и увез Соловея с собой в Киев. Он сделал Семья обещает, что они перестанут грабить и убивать. Когда он пришел в дом Божий, он попросил у священника прощения за нарушение своего обещания временно отказаться от насилия.
Из Карачарова Илья доехал до Киева в полтора часа привязал свою лошадь и великана Соловея к пост перед королевскими конюшнями и вошел во дворец.Его приветствовал царь Владимир, Красное Солнце, и когда его спросили: он рассказал ему, кто он, откуда он и как был прикован к постели и был парализован в течение 30 лет, но недавно вылечили три калики.
Наконец он сказал, что решил служить Святой Руси в имя Христа на всю оставшуюся жизнь, не ища любая награда за это.Он рассказал, как взял самый короткий дорога из Карачарова в Киев, чтобы предложить царю свои услуги ... Потом вечно подозрительному Алеше Поповичу надоело его рассказ и прервался: "Как ты сказал, что попал сюда?" Он указал в суд, что непобедимый Соловей Разбонек срезал от самой короткой дороги на север за 30 лет. Илья ответил: «Верно то, что говорит этот богатырь.Или, по крайней мере, это было правдой, но Я победил Соловея и привел его сюда. Он привязан кверху вниз к моей лошади. Он не был непобедимым ».
Все богатыри пошли на конюшни. Грабитель съежился. Владимир бросил вызов Соловею доказать силу своего ужасного голоса тогда и там. Соловей ответил: «Никто, кроме этого крестьянина. победил меня. Я буду слушать только его."Илья тогда скомандовал он: "Соловей Разбонек, свисти, шипи, рычай наполовину силы ». Однако Соловей потребовал сначала еды и питья. гигантский обед, он свистел, шипел и ревел, но всем в отчаянии он сделал это изо всех сил. Илья приказал ему стоп, а когда он продолжал свистеть, сразу убил его со стрелкой.Владимир поблагодарил Илью и сделал его первым в России богатырь. Едва король закончил говорить, как Соловей неожиданно приехала жена с тремя дочерьми, шестерыми сыновья и телеги, полные украденных ценностей. Алеша Попович предложил Владимиру принять желание семьи и взять все это богатство в качестве выкупа за тело отца. Илья проигнорировал По предложению Алеши, и по собственному желанию приказал семье прямо со всем ворованным: «Акулина Дуденчевна, возьми тело мужа, похорони прилично, и правильно воспитывай своих детей."Семья ускользнула. Богатыри вернулись во дворец и потешались над Алешей. Поповичу за недооценку нового богатыря.


А.Соцков. "Илья Муромец"
Коробка. 1972 Холуй


Как центральная фигура в России эпическая традиция, Илья Муромец является предметом еще большего количества песен и имеет более полную эпическую биографию, чем любой другой богатырь.. Его внешний вид датируется двенадцатым и тринадцатым веками. показывает, что к тому времени он был уже признанным героем в Киеве. былины. С этого периода характеристики Ильи Муромца как эпический герой, несомненно, изменились. Например, даже хотя его часто называют «старым казаком», фольклористы считают, что это название появилось в шестнадцатом или семнадцатый век.Они также отмечают, что прилагательное «старый» указывает не возраст, а скорее уважение, опыт и стаж.
Значение Ильи Муромца в русском языке культура также свидетельствует о том, что его мощи издавна считались лежать в киевском монастыре, и он появлялся во многих сказках, распространенных в книжках восемнадцатого и девятнадцатого веков. В песня "Илья Муромец и Соловей-разбойник" записан 132 раза и является одним из самых популярных в России былины.Эту былану певцы точнее могли бы назвать "The Первое путешествие Ильи Муромца », потому что в нем он уезжает. свое село Карачарово близ города Мурома совершает свои первые подвиги, а за впервые приехал в Киев, где его приняли богатырем на Князь Владимирский двор.
Былина "Илья Муромец и Соловей". Грабитель »отражает переходный период в российском эпическая традиция, когда мифологические особенности были смешаны с исторические особенности.Прославление героя, победившего чудовище уже не могло удовлетворить артистическое чутье певцов. В результате борьба с монстром теряла свой героический характер. обращение, и только человек, сразившийся с реальным историческим противником мог стать богатырем. Таким образом, мифологический соловей приобретает частичные человеческие характеристики и тюркское отчество; враждебный силы под Черниговом смутно наводят на мысль о борьбе с историческим противники Киевской Руси.


из города Мурома,
Карачарово,
Ездил смелый и крепкий добрый юноша.
Он присутствовал на утрене в Муроме,
г. Он хотел успеть к вечерне в столице Киев.
Он подъехал к знаменитому городу Чернигову.
Рядом с городом Чернигов
Собрана огромная армия,
г. Огромная армия черная, как черный ворон.
Пешком никто не проходил,
Там никто не проезжал на добром коне,
Ни птица, ни черный ворон не пролетали мимо,
Ни одно серое животное не проскальзывало мимо.
Илья подъехал к этому великому войску,
г. Он напал на эту великую армию,
г. Он топтал его своим конем и ткнул копьем,
Он победил эту великую армию.
Подъехал к знаменитому городу Чернигову,
. Черниговцы вышли
И открыл ворота в г. Чернигов,
г. Пригласили Илью стать воеводой в Чернигове.
Илья сказал им эти слова:
«Слава вам, черниговцы мои!
Я не стану воеводой в Чернигове.
Покажи мне прямую дорогу,
Прямая дорога в столицу Киев. "
С ним говорили черниговцы:
«Слава тебе, наш отважный, добрый юноша,
Знаменитый святой русский богатырь!
Прямая дорога засыпана упавшим деревом,
Дорога засыпана и заросла травой,
По прямой дороге
Пешком никто не прошел,
Никто не проезжал мимо на добром коне.
У того болота, у того Черного болота,
У той березы, у той березы кривой,
У того ручья, по Смородиной,
Этим крестом, этим крестом Ливана
Сидит Соловей-разбойник во влажном дубе,
Сидит Соловей-разбойник, сын Одихманты.
Соловей свистит, как соловей, *
Кричит злодей-разбойник, как дикий зверь,
И из свистка соловья,
И от крика дикого зверя
Все травы и луга переплетаются,
Все лазурные цветы теряют лепестки,
Все темные леса склоняются к земле,
И все люди там лежат мертвые.
Прямая дорога - пятьсот верст,
г. Но объездной - целая тысяча ».


лягала коня своего богатыря,
Он ехал по прямой дороге.
Добрый конь его богатыря
Прыгнул с горы на гору
И скакал с холма на холм,
Он перепрыгивал через небольшие ручьи и озера.
Подъехал к ручью Смородина,
До того болота, до того черного болота,
До той березы, до березы кривой,
До того креста, до того знаменитого ливанского
г. Пересекать.
Соловей свистел, как соловей,
Злодей-грабитель кричал как дикий зверь
Так что перепутались все травы и луга,
Лазурные цветы лишились лепестков,
Весь темный лес склонился к земле.
Добрый конь его богатыря споткнулся о какие-то корни.
Старый казак Илья Муромец
В белую руку взял свой шелковый хлыст
И он бил своего коня по его крепким ребрам.
Илья произнес эти слова:
«Еда для волков и мешок с травой!
Разве ты не хочешь идти или не можешь нести меня?
Собака, зачем ты натыкаешься на какие-то корни?
Разве вы не слышали свист соловья?
Разве вы не слышали крик дикого животного?
Разве ты не чувствовал ударов богатыря? »
Потом старый казак Илья Муромец
Взял свой тугой гибкий лук,
Взял в белые руки,
Он натянул шелковую веревку,
Он наложил закаленную стрелу,
Потом он выстрелил в Соловей-разбойник,
Он выбил Соловью правый глаз и висок,
Он уронил Соловья на сырую землю,
Он привязал его к правому стальному стремени,
Он пронес его через знаменитое чистое поле,
Он пронес его мимо гнезда Соловья.
В гнезде соловья ...
Он приехал в знаменитую столицу Киев
г. И вышли на широкий двор знаменитого князя.
Князь Владимир покинул храм Божий,
г. Он ушел в свой белокаменный дворец
г. В его зал, в его столовую ...
Затем князь Владимир допросил юношу:
"Скажи, пожалуйста, откуда ты, добрый добрый юноша,
Как зовут молодежь,
Каким отчеством чествуют смелую молодежь? »
Старый казак Илья Муромец говорил:
«Я из известного города Мурома,
Карачарово,
Я старый казак Илья Муромец,
Илья Муромец, сын Иван! »
Владимир сказал ему эти слова:
«Слава тебе, старый казак Илья Муромец,
г. Вы давно уехали из Мурома
А по какой дороге вы ехали в Киев? "
Илья произнес эти слова:
«Слава Тебе, наш знаменитый Владимир столичный Киев!
Побывал на Христовой утрене в Муроме
И я хотел успеть к вечерне в
столица Киев.
Потом моя поездка задержалась.
Я ехал по прямой,
По прямой дороге я проехал мимо
г. Чернигов,
Я проехал мимо этого болота, мимо того черного болота,
Мимо знаменитого ручья Смородина,
Мимо той знаменитой кривой березы,
Я проехал мимо знаменитого ливанского креста.«
Владимир сказал ему эти слова:
«Слава тебе, мужик мужичок!»
Мужик, ты лежишь у меня на глазах,
Мужик, ты издеваешься надо мной на глазах!
Так как армия многочисленная была собрана
Рядом со знаменитым городом Чернигов,
Пешком никто не прошел,
И никто не проезжал на добром коне,
Серый зверь там не проскочил,
Ни птица, ни черный ворон не пролетали.
К этому кресту, к тому ливанскому кресту
Сидит Соловей-разбойник, сын Одихманты.
Когда соловей свистит, как соловей,
Когда злодей-грабитель кричит, как дикий зверь,
Тогда все травы и луга переплетаются,
Лазурные цветы теряют лепестки,
Все темные леса склоняются к земле,
И все люди там лежат мертвые... "
Илья сказал ему такие слова: «
Владимир, князь столичный Киев!
Соловей-разбойник у тебя во дворе,
Его правый глаз и висок выбиты,
И он привязан к стальному стремени ... "
Затем Владимир, князь столичный Киев,
г. Быстро встал на шустрые ноги,
Набросил на одно плечо шубу из куницы,
Затем набросил соболью шляпу на одно ухо,
Он пошел в свой широкий двор
Посмотреть на Соловья-разбойника.
Князь Владимир сказал тогда такие слова:
«Свисти, соловей, как соловей!»
Кричи, собака, как дикий зверь! »
Затем с ним заговорил Соловей-разбойник, сын Одихманти:
"Принц, я сегодня с тобой не ужинал,
Ты не тот, кого я хочу слушать,
Обедала со старым казаком Ильей Муромцом,
г. Я хочу его послушать.«
Владимир, князь столичный Киев, говорил:
«Слава тебе, старый казак Илья Муромец!»
Приказать Соловью свистеть как соловей,
Прикажи ему кричать, как дикое животное ".
Соловей тогда свистнул как соловей,
Грабитель кричал как дикий зверь
Купола на дворцах были витые,
г. И окна во дворцах были выбиты
Из соловьего свистка,
И все люди там лежали мертвые.
Владимир, князь столичный Киев,
Укрылся под шубой из куницы.
Потом старый казак Илья Муромец
Быстро оседлал своего хорошего коня,
Взял Соловья в чистое поле
И он отрубил свою безрассудную голову.
Илья произнес эти слова:
"Ты насвистел, как соловей,
Ты кричал достаточно, как дикий зверь,
Вы заставили достаточно отцов и матерей плакать,
Вы сделали достаточно молодых жен вдовами,
Вы сделали сиротами достаточно маленьких детей.«
С тех пор песнь прославления пела Соловью,
г. С тех пор ему навечно спели хвалебную песню.

Илья Муромец и Соловей-разбойник

Замечательные рассказы о подвигах выдающихся героев эпических поэм - богатыря - веками передавались из поколения в поколение в Древней Руси.Русские богатыри славятся невероятной силой и патриотизмом; они всегда стремятся защитить свою Родину и восстановить справедливость. Эти рассказы были настолько популярны, что превратились в новый жанр - былина. Однако рассказы о богатырях известны и понятны каждому и по сей день, а иногда служат основой для новой художественной литературы.

Илья Муромец - один из самых популярных эпических героев. Он символ идеального воина и богатыря. В отличие от большинства персонажей подобных историй, Илья не родился героем.Напротив, он родился в типичной деревне в крестьянской семье и был инвалидом с рождения, тридцать лет провел на русской печи, не имея возможности двигаться. Однако после исцеления он приобрел огромную силу, типичную для богатырей. С того самого дня он всегда стремился использовать свои силы на благо людей. Поэтому он покинул деревню и уехал в Киев - он хотел служить своей стране.

Его встреча с Соловьем-разбойником была его первым испытанием и первым подвигом.Соловей-разбойник (Соловей-Разбойник) - мифическое лесное чудовище из русских сказок, жившее на дереве и запугивающее людей и животных. Однако он не нападал и не грабил их. Он спрятался в густом лесу в глуши. Его оружием был оглушительный и, буквально, смертельный свист, от которого дрожали горы и падали деревья. Он был особенно пугающим, потому что перекрывал дорогу на Киев, которая раньше была самой прямой и удобной, но стала заросшей и неходной - пока Илье Муромцу не нужно было ехать в Киев, то есть.

Илья был единственным человеком, который не боялся свистка Соловья, и бесстрашие было именно тем, что требовалось для победы над злодеем. Никакого боя не произошло, Илья просто пустил стрелу из лука. Соловей был побежден, но не мертв. Илья отвез его в качестве трофея в Киев, где показал князю, чтобы доказать свою силу.

Антагонизм между Ильей и Соловьем подчеркнут в этой трехмерной мозаике выбором материалов для фона: то, что кажется искусственным нагромождением кристаллов бычьего кварца в пегматите, на самом деле происходит естественным образом.Символ природы - Соловей-разбойник - изображен в яркой рубашке из того же пегматита (также известного как графический гранит).

Если мы присмотримся к главному герою, Илье Муромцу, его запятнанная временем кольчуга, несущая свидетельства многих сражений, является демонстрацией изысканного мастерства из-за твердой, но чрезвычайно хрупкой природы гематита (название которого происходит от греческого слова «кровь»), который в русском языке часто называют «кровавым камнем».

Выписка из былины «Илья Муромец и Соловей-разбойник»

от г. Мурома,

от села Карачарово,

Ездил смелый и крепкий добрый юноша.

Состоял заутрени в Муроме,

Он хотел успеть к вечерне в

столица г. Киев.

[...]

Илья погнал своего богатыря на хорошего коня,

Он ехал по прямой дороге.

Хороший конь его богатыря

Прыгнул с горы на гору

И простиралась от холма к холму,

Перепрыгнула небольшие ручьи и озера

[...]

Соловей свистит как соловей,

Он кричит, злодей-разбойник, как дикий зверь.

И из свиста соловья,

И от крика дикого зверя

Все травы и луга переплетаются,

Все лазурные цветы теряют лепестки

Весь темный лес склоняется к земле. <...>

Потом старый казак Илья Муромец

Взял тугой гибкий лук,

Взял в белые руки,

Он натянул шелковую веревку,

Наложил закаленную стрелу,

Потом выстрелил в Соловья-разбойника,

Он выбил Соловью правый глаз и висок,

Он сбросил Соловья в бездну,

Он привязал его к правому стальному стремени,

Он пронес его через знаменитое чистое поле.

XXXIV. Илья Муромец и Соловей-разбойник

Шестьдесят сказок из исключительно славянских источников: Великие русские рассказы: XXXIV. Илья Муромец и Соловей-разбойник
Священные тексты Легенды и саги Индекс Предыдущий Следующий
Купите эту книгу на Amazon.com


Шестьдесят народных сказок из исключительно славянских источников , А.Х. Вратислав, [1890], на sacred-texts.com


XXXIV. - ИЛЬЯ МУРОМСКАЯ И СОЛОВИЦА ГРАБИТЕЛЬ.

В знаменитом городе Муром, в селе Карачаров, жил крестьянин Иван Тимофеевич.У него был

с. 168

Единственный ребенок, Илья Муромец. Он сидел, как дети, тридцать лет, а когда прошло тридцать лет, он начал твердо ходить на ногах, почувствовал огромную силу, сделал себе воинское снаряжение и стальное копье и оседлал хорошего коня, достойного герой. Он пошел к отцу и матери и попросил у них благословения. «Мои достопочтенные отец и мать, позвольте мне отправиться в знаменитый город Киф, чтобы совершить мое поклонение Богу и преклонить колени перед князем Киева.Его отец и мать дали ему свое благословение, наложили на него серьезные запреты и сказали по этому поводу: «Езжайте прямо в город Киф; прямиком в город Чернигоф, и по дороге не причиняй вреда, не проливай христианской крови беспричинно ». Иван Муромец получил благословение отца и матери, помолился Богу, простился с отцом и матерью и отправился в путь.

Он ушел далеко в мрачный лес, пока не попал в лагерь разбойников. Грабители заметили Илью Муромца, и их грабительские сердца горели из-за его героического коня, и они стали вместе говорить о том, чтобы отнять у него лошадь, ибо таких лошадей нигде не видели, а теперь неизвестный человек ехал так хорошо. лошадь.И они поднялись на Илью Муромца десятками и двадцатками. Илья Муромец остановил своего героического коня, вынул из колчана стрелу из калины и наложил ее на свой крепкий лук. Он выпустил стрелу из калины по земле, и она пронзила на расстояние сажени под наклоном. Увидев это, разбойники испугались, собрались в шар, упали на колени и сказали: «Ты наш господин и отец, доблестный и добрый юноша!» Мы виноваты перед тобой; принимайте за такой недостаток, как наш, сколько угодно разноцветные одежды и табуны лошадей.Илья улыбнулся и сказал: «Мне некуда поставить; но если хочешь жить, не рискуй дальше! » и поехал в знаменитый город Киеф.

Доехал до города Чернигофа, а под этим городом

с. 169

г. Чернигофа стояли постоянные армии бесчисленных язычников, и они осаждали город Чернигоф и хотели разрушить его и разорить в нем церкви Божии, а также взять в плен самого князя и князя Черниговского. Илья Муромец ужаснулся этой великой силе; тем не менее, он посвятил себя Господу Богу, своему Создателю, и решил рискнуть своей головой ради христианской веры.Илья Муромец начал резать языческие силы своим стальным копьем, и победил все языческие силы, и взял в плен языческого князя, и привел его в город Чернигоф. Горожане вышли из города Чернигофа, чтобы встретить его с честью; сам князь и князь Черниговский. Они приняли доброго юношу с честью и возблагодарили Господа Бога за то, что Господь неожиданно послал спасение на город и не заставил их всех напрасно погибнуть от рук такого языческого воинства.Они приняли его в свои дома, устроили ему большое развлечение и позволили ему продолжить свое путешествие.

Илья Муромец поехал по прямой дороге из Чернигофа в город Киеф, который целых тридцать лет преследовал Соловей-разбойник, который не пропустил ни всадника, ни пешего путешественника и убил их не каким-либо оружием, а только его грабительский свист. Выехал Илья Муромец в открытую местность, увидел следы лошадей, проехал по ним и прибыл в Бранский лес, к илистым болотам, к мостам из калины и к реке Смородинке.Соловей-разбойник воспрепятствовал своей гибели и большому несчастью и, прежде чем Илья Муромец подошел верст в двадцати, стал громко свистеть своим разбойничьим свистом; но сердце героя не испугалось. Потом, не дойдя верст до десяти, он засвистел еще сильнее, и от этого свиста лошадь Ильи Муромца пошатнулась под ним. Илья Муромец подъехал к самому гнезду, построенному на двенадцати дубах. Соловей-разбойник заметил

с.170

г. герой Святой Руси, изо всех сил свистнув, хотел насмерть Илья Муромец.

Илья Муромец снял прочный лук, наложил на него стрелу из калины, выстрелил в гнездо Соловья, попал ему в правый глаз и выбил его. Соловей-разбойник повалился, как мешок с овсом. Илья Муромец взял грабителя Соловья, привязал его к стальному стремену и поехал в сторону знаменитого города Киева. По дороге стоял особняк грабителя Соловья, и когда Илья Муромец подошел к особняку грабителя, окна его были открыты, и в эти окна смотрели три дочери грабителя.Младшая дочь увидела его и закричала своим сестрам: «Снаружи наш отец идет с добычей и ведет к нам человека, привязанного к своему стальному стремену». Но старшая дочь посмотрела и горько заплакала. Это не наш отец идет: это идет неизвестный мужчина и ведет нашего отца ». Они стали кричать своим мужьям: «Дорогие наши мужья! поехать и встретить этого человека и забрать у него нашего отца; не позволяй так презирать нашу семью ». Их мужья, сильные герои, выступили против героя Святой Руси; их кони были хороши, их копья были острыми, и они собирались встретить Илью на своих копьях.Разбойник Соловей заметил это и сказал им: «Мои дорогие зятья, не позорьте себя и не провоцируйте столь сильного героя; скорее со смирением умоляй его выпить чашу зеленого вина в моем доме ». По просьбе зятья Илья превратился в дом, не зная их подлости. Старшая дочь подняла на цепях железную плиту, которую поставили над дверью, чтобы раздавить его. Но Илья заметил ее у дверей, ударил ее копьем и зарезал до смерти.

Когда Илья Муромец прибыл в город Киев, он поехал прямо к княжескому дворцу и вошел в дом, который был площадью

года.

с. 171

белого камня, помолились Богу и преклонили колени перед князем. Кифский князь спросил его: «Скажи мне, добрый юноша, как тебя называют люди и из какого города ты родом?» Илья Муромец ответил: «Милорд, люди зовут меня Маленький Илья, но по отцовской семье я Иваноф; уроженец города Мурома, села Карачаров ». Князь спросил: «По какой дороге вы ехали из Мурома?» «Под Чернигофом и под стенами Чернигофа я разбил бесчисленное войско язычников и освободил город Чернигоф.Оттуда я пошел по прямой дороге, взял в плен могучего героя, грабителя Соловья, и привел его сюда со мной, привязанным к моему стальному стремену ». Князь, рассердившись, сказал: «Какую неправду вы говорите!» Услышав это, герои, Алеша Попович и Добрыня Никитич, полетели смотреть и уверяли князя, что это действительно так. Князь велел принести доброму юноше чашу зеленого вина. Князю захотелось послушать свист разбойника. Илья окутал принца и княжну соболиной мантией, подложил их себе под руки, призвал Соловья и приказал ему наполовину дать Соловей свисток.Но Соловей-разбойник засвистел своим грабительским свистом и оглушил героев, так что они упали на пол. За это Илья Муромец его убил.

Илья Муромец заключил братство с Добрыней Никитичем. Они оседлали своих хороших коней и поехали в открытую местность на поиски приключений; и они ехали целых три месяца, не найдя противника. Но они ехали по открытой местности; пришел бродячий нищий: оборванное платье на его спине весило пятьдесят пудов, его шляпа - девять пудов, его посох был длиной десять саженей.Илья Муромец стал подгонять коня к себе и собирался сопоставить с ним свою героическую силу. Бродячий нищий узнал Илью Муромца и сказал: «О! вы Илья Муромец. Если помните, мы научились читать и писать

с. 172

вместе в одной школе, а теперь вы настраиваете свою лошадь против бедного калека вроде меня, как против врага. Но этого вы не знаете, что в знаменитом городе Киефе случилось большое несчастье. Прибыл неверный, могучий герой, нечистый идолишча.Его голова велика, как пивной котел, плечи на сажень, расстояние между бровями равно размаху, а между ушами - стрела из калины; он ест вола за раз, а котел напивается; и князь Кифский очень огорчен о тебе, потому что ты оставил его в таком недоумении ». Одевшись в нищенское платье, Илья Муромец пошел прямо ко двору князя и героическим голосом закричал: «Ой, это ты, князь Киевский? Пошлите мне милостыню, я бродячий нищий.«Князь увидел его и сказал следующее:« Войди ко мне во дворец, нищий; Я накормлю тебя едой и питьем, а также золотом для твоего путешествия ». И вошел нищий во дворец и стал у печи; он смотрел на то, что происходило. Идолище попросила что-нибудь поесть. Они принесли ему жареного целого быка, и он съел его, кости и все такое. Идолище попросила чего-нибудь выпить. Они принесли ему котел с пивом, который несли двадцать человек; он взял его за ручки и выпил.Илья Муромец сказал: «У отца была жадная кобыла; она переела и умерла ». Идолища этого не выдержал и сказал: «Ой, это ты, бродячий нищий! Почему ты меня оскорбляешь? Мне нечего брать тебя в руки. Нет, что ты? Если бы среди вас был такой, как Илья Муромец, я бы даже с ним подрался ». - Значит, вот такой, как он, - сказал Илья Муромец и, сняв шляпу, легонько ударил его ею по голове. - Но он пробил стену дома, взял труп Идолищи и бросил это за аренду.За это князь почтил Илью Муромца большой похвалой и внес его в список могучих героев.


Далее: Введение

Илья Муромец и Соловей-разбойник, Лубок фото в рамке

Гравюра Ильи Муромца и Соловья-разбойника в рамке, гравюра Лубок, XVIII век

Илья Муромец и Соловей-разбойник, гравюра «Лубок», XVIII век. Гравюры на лубках (множественное число «лубки») были русскими популярными гравюрами с простой графикой, изображающей истории из литературы, религии и народных сказок.Странствующий рыцарь Киевской Руси Илья Муромец - герой русских народных стихов. Находится в собрании Государственного Русского музея, Санкт-Петербург

.

Мы рады предложить этот принт в сотрудничестве с Heritage Images

Heritage Images включает коллекцию изображений наследия

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 14885148

Буш , Скрытый , Прячется , Илья Муромец , Лубок , Мифическая фигура , Грабитель , Грабеж

Современная рама 14 дюймов x 12 дюймов (38 x 32 см)

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

проверить

Pixel Perfect Guarantee

проверить

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Размер продукта 37.6 x 32,5 см (прибл.)

проверить

Изображение без кадра 24,4 x 18,6 см (прибл.)

проверить

Профессиональное качество отделки

Рамка под дерево с принтом 10x8 в держателе для карт. Фотобумага архивного качества. Габаритные внешние размеры 14x12 дюймов (363x325 мм). Задняя стенка из ДВП, прикрепленная скобами к вешалке и покрытая прочным стирольным пластиком, обеспечивает практически небьющееся покрытие, напоминающее стекло. Легко чистится влажной тканью. Молдинг шириной 40 мм и толщиной 15 мм.Обратите внимание, что для предотвращения падения бумаги через окошко крепления и предотвращения обрезания оригинального изображения видимый отпечаток может быть немного меньше, чтобы бумага надежно крепилась к оправе без видимой белой окантовки и соответствовала формату. соотношение оригинального произведения искусства.

Код товара dmcs_14885148_80876_736

Это изображение доступно в виде Печать в рамке , Фотографическая печать , Пазл , Печать на холсте , Печать плакатов , Сумка , Фото кружка , Поздравительные открытки , Подушка , Металл Печать , Репродукция картин , Установленное фото , Стеклянная рамка , Акриловый блок , Печать в рамке , Коврик для мыши , Стеклянные коврики , Стеклянная подставка

Водяной знак не появляется на готовой продукции

Категории

> Животные > Птицы > Воробьиные > Чаты и мухоловки > Соловей

> Животные > Ферма > Лошади > Связанные изображения

> Животные > Млекопитающие > Лошадь > Связанные изображения

> Европа > Россия > Связанные изображения

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Печать в рамке (57,63 - 294,62 доллара)
Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Фотопечать (8,95–128,09 долл. США)
Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Пазл (35,86 - 48,67 долларов)
Пазлы - идеальный подарок на любой случай.

Печать на холсте (38 долларов.42 - 320,24 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Печать на холсте - отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Печать плакатов (14,08–76,85 долларов)
Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Большая сумка ($ 38,37)
Наши сумки-тоут изготовлены из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Фотокружка ($ 12,80)
Наслаждайтесь любимым напитком из подарочной кружки с индивидуальным принтом.На наших кружках напечатано изображение на ваш выбор

Поздравительные открытки ($ 7,65)
Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Подушка (32,01 доллара - 57,63 доллара)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Металлический принт (75,58–511,12 долл.)
Оживите свои фотографии с помощью металлических отпечатков! Прочный металл и роскошная техника печати придадут интерьеру современный вид.

Репродукция изобразительного искусства (38,42 доллара - 512,39 доллара)
Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства с мягкой текстурированной естественной поверхностью.

Фото (16,64 - 166,52 долларов)
Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовые для обрамления

Стеклянная рамка (29,45 - 88,39 долларов) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (38,42–64,04 доллара)
Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Печать в рамке (57,63–320,24 доллара)
Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Коврик для мыши (17,92 доллара США)
Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышками.

Стеклянные коврики (64,04 доллара США)
Набор из 4 стеклянных ковриков.Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Glass Coaster (10,24 доллара)
Индивидуальная стеклянная подставка для посуды. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и термостойкие подходящие коврики также доступны

Русский фольклор - Илья Муромец и Соловей-разбойник. Автор ...

Сегодня я представляю вам мой перевод отрывков из двух польских научных публикаций, которые мне очень нравятся.Выбранные фрагменты сосредоточены вокруг Яровита и Ярило. Мои собственные комментарии будут отмечены «пер. примечание »отказ от ответственности. Приведенные ниже фрагменты являются лишь частью большего текста. Я прошу прощения за любой контекст, потерянный из-за отсутствия более широкой перспективы всей публикации.

Mitologia Słowian by Aleksander Gieysztor

Глава V: Главные божества и мифы

Подраздел: «Многочисленные пути Перуна - Свентовит, Руевит и компания, Яровит-Ярило -Ярило» 6

Божество по имени Яровит (пер.примечание: Херовиту, Геровиту, мн. Яровит) поклонялись в двух местах, заселенных полабскими славянами - в померанском Вольгасте и в Хавельберге, ущелье, населенном племенем бризанцев (мн. Во время миссии бамбергского епископа Оттона в Волгосте в 1128 году один из его священников спрятался от разъяренной толпы в языческом храме и нашел там гигантский щит, покрытый золотыми пластинами, который считался неприкосновенным и использовался только во время войны. как благословение удачи. Проповедник схватил священный щит и убежал из храма, запугав преследующую толпу - в тот момент, когда им показалось, что они видят самого Яровита.Один из писателей сравнивает его с Марсом, другой называет богом войны - несомненно, Яровит был богом войны. Трудно сказать, была ли в его храме статуя, так как убегающий священник заметил только щит. Щит - это ритуальный объект во многих воинских культах, например, в римской Regia (пер. Примечание: королевский дом на древнем Форуме Romanum) самый священный щит охранялся стражей. Так называемый «Камень Яровита» в церкви Св. Петра в Вольгасте (пер. Примечание: Вольгаст сейчас расположен в северо-восточной части Германии) - это надгробие, датируемое самыми ранними христианскими временами.Один из полабийских сельских жителей увидел, как Яровит явился ему «в одеждах своего кумира», чтобы предупредить его о приближающихся миссионерах - так что, похоже, существовал какой-то его идол / статуя (прим. Пер .: эпизод из Vita s. Оттонис III) компании Ebonis).

Нет никаких сомнений в происхождении имени этого божества. Оно произошло от корня jar - jaro, означающего силу или суровость, но также передающего идею силы, исходящую от юности, как в славянском слове «jar», означающем весна. Сходные военные компетенции и аналогичная анатомия имен прочно связывают Яровита и Свентовита (мн. Więtowit) друг с другом и с Перуном - верховным богом-воином.Мы могли бы попытаться проследить за Ивановым и Топоровым (прим. Пер .: известные русские фольклористы) в их попытках укрепить этот тезис путем анализа фольклора и сравнительного религиоведения. Базис для всех ученых здесь - белорусский текст 1846 года, описывающий Ярило как молодого человека в белых одеждах, босиком, с человеческой головой под правой рукой и стеблями ржи в левой руке, в травяном венке, на белом коне. Ритуал, который состоялся 27 апреля, чтобы встретить весну перед первой вспашкой, был проведен процессией молодых девушек, одна из которых в костюме Ярило сидела на белом коне, а другие пели ей

«Ярило» скитался по свету / Рожь в полях росла, женщинам детей давала / И где ступила ногой / Там рожь / Там он в зерне / Там высокие стебли вырастают »

Там по Яровиту и Ярило это также третье имя, связанное с культовыми практиками, «Ярун» (мн. ярун), русинский идол, названный в Лаврентьевском кодексе, а также собрание общеупотребительных славянских слов, рутинских «jarovoj» - «весны», «весенний». ; польское слово «jare», используемое для обозначения посаженных весной зерновых (пер.примечание: в отличие от зерен «озиме», выращиваемых зимой), русское и чешское слово для весеннего «баночка».

Насколько мы можем сомневаться в дате и качестве этого белорусского текста, нельзя отрицать, что в этих верованиях присутствует архаичная нотка - белые одежды и белая лошадь, цветы и стебли ржи, голова победившего всадника, босиком человек, касающийся земли ногами культово значимым образом, заставляющий зерно прорастать везде, где он ступает, открывая поля весной своим именем, обозревая поля.Он был принят, его черты слились с чертами Святого Георгия (Sveti Jurij), который отмечается в некоторых местах 23 апреля (пер. Примечание: юлианский, а не грегорианский), сопровождаемый сожжением женского чучела под названием Марена / Марзанна. олицетворяющий зиму или смерть, предвестник весны. Иногда юного Ярило сопоставляют со старым Ярило, который уступает свое место - возможно, теряет его в схватке со своим молодым соперником.

В образе Яровит-Ярило-Яруна складывается немного двойственности.С одной стороны, он воин, с другой - смотритель сельскохозяйственной деятельности, которая, вопреки мнению Ивановых и Топорова, не принимает никаких странных натуралистических интерпретаций со стороны народа, поскольку, естественно, принадлежит к владычеству верховных божеств - даже Юпитер спускается, чтобы благословить римского фермера во время его весеннего праздника Виналии, который приходится на… 23 апреля.

Нам также необходимо изучить топонимастические свидетельства: город Ярилово и не менее четырех поселений под названием Ярилович в районе Великого Новогрода.В Воронежской епархии 18 века празднества проводились вокруг идола по имени Ярило со среды по пятницу или в субботу на неделе после Зеленой недели, а уже в 1673 году праздник возглавил мужчина, украшенный цветами и колокольчиками, с раскрашенным в красный цвет лицом. белый.

Religia Słowian Анджей Шиевский

Глава V: Затерянные боги

Подглав: «Божества плодородия и растительности», фрагменты

Мы можем увидеть ассоциацию солнечных героев еще более заметно в Яре. , которому поклонялись в Вольгасте и Хавельберге.Само его имя «Яровит», «Молодой Виктор» связано с весной, юношеской силой и сексуальной страстью (как в славянских словах «jar» - весна, «jurny» - мужественный, мужественный, или словосочетание «stary ale jary» означает что-то вроде «старое, но крепкое»). Этот конкретный бог наблюдал за плодородием полей и лесов, людей и животных - по крайней мере, мы можем догадаться по угрозам священника Яровита в адрес всех тех, кто выберет «немецкого бога» (прим. Пер.: Авраамического бога) местным жителям. божество.В Вольгасте священный золотой щит Яровита описывался как «большой и изысканно сделанный», ясный солнечный символ, к которому никто, кроме бога или его жреца, не мог прикоснуться. Как величайшая святыня в храме полабиан, он также был символом победы - давайте не будем забывать, что Отто Бамбергский описывает Яровита как бога войны, подобного Марсу. Как величайший, неприкосновенный священный объект и в то же время предвестник победы, он полностью соответствует по своему символизму белому коню Свентовита.В «Vita s. Оттонис »мы находим четкую ссылку на Яровита как на военного бога, его имя переводится на латынь как« Марс »(« deo suo Gerovito, qui lingua Latina Mars dictur »). Как и у Свентовита, мы видим трио взаимосвязанных ассоциаций: плодородие - солнечный герой - война.

Праздники Ярило, упомянутые миссионерами Отто, вероятно, были праздником посадки 15 апреля. Это могло означать «сошествие» бога среди людей, совершенное с помощью священного щита.То, что бог говорил устами Шерки (славянского жреца), мы знаем из других версий «Vita s. Оттонис »(пер. Примечание: житийные писания о святом Отто). Ученые пытаются реконструировать дохристианские праздники с помощью этнографических материалов XVIII века, касающихся Ярило (правда, не Яровита) русинского и белорусского происхождения. В текстах, обнаруженных в Воронежской епархии, упоминается, что местный епископ положил конец празднеству вокруг Ярила, которое состоялось 23 апреля по юлианскому календарю (15 апреля соответствует григорианскому языку).В христианском контексте Ярило заменен Святым Юрием (описание того же ритуала, что описано выше, девушка, одетая как Ярило, та же песня). Люди танцевали хоровод (коровод) на свежем воздухе и завершали день праздником с элементами оргиастики. Целью ритуалов было закрытие зимы и открытие весны; Ярило открывает врата земли, выпуская пружину наружу.

Атрибуты Ярило ясно указывают на его роль бога растительности и плодородия.Девушка, принимающая его подобие во время праздника, также известная как Wiosnołka или Wiesnowka (перевод: произносится «vyos-NOHW-kah» или «vyes-NOHV-kah»), может быть отголоском «божественной невесты», подношения бог, стимул приехать с весной. Во многих песнях упоминается, что Ярило заставляет землю прорастать и цвести, когда он идет, но также призывает к себе танцующих девушек. Круговые танцы, белые одежды, белая лошадь и отрезанная голова - все это элементы солярной символики. Голова принадлежит Старому Ярило, которого обезглавил его маленький сын.Подобные символы существуют во всем мире - от кельтского куроя до майя Хунакпу. Молодой Ярило взрослеет и умирает по мере сбора урожая, затем в конце лета устраивают похороны - на этот раз главные роли сыграли молодые замужние женщины, а не девушки. Они сделали изображение Ярило (приложив дополнительные усилия для формирования его репродуктивных органов), которое назвали Кострубом («СТОИМОСТЬ-роб»), а затем поместили его в могилу, в землю, так как на земле солнце теряет свои силы и умирает, позволяя новому солнцу взять верх.Люди пели и кричали о смерти Ярило и просили его снова сесть на лошадь в золотом седле. Попытки реконструировать ритуалы, кажется, показывают, что молодого Ярило на белом коне сравнивали со старым Ярило на черном козле. Южные славяне практикуют аналогичные ритуалы сжигания старого бадняка (кусок дерева с раздвоенными корнями) в канун Рождества, чтобы освободить место для молодого Божича (сына бога). У западных славян нет божества, соответствующего Ярило - они закрывают зиму ритуалами с участием Марены / Марзанны, за которыми следует процессия, несущая вокруг «маик» или «nowe lato», символизируемые пиком вечнозеленого хвойного дерева или петухом как солнечная птица.

Славяне были земледельческим обществом, поэтому аграрные божества были их основным источником отношений с божественными космическими силами. Существует определенный миф / архетип, характерный для первых земледельцев, миф о творческом убийстве, в котором первое рождение, рост и урожай вызваны первой смертью - смертью божества, героя, предка, который умирает, жертвуя собой ради люди, и из его тела появляются первые растения, позволяющие людям выжить. Этот миф, заключенный во многих культурах, по-разному ведет к солнечному богу, который умирает и циклически возрождается, чья индивидуальная судьба отражается в цикле выращивания зерна.Стебли теряют голову под серпами, чтобы люди могли кормиться. Ярило (а может, и Яровит) приносит такие же жертвы.

Art: Jaruna by Ada Konieczna

Былина "Илья Муромец и Соловей-разбойник": анализ, характеристика героев и описание

Былина «Илья Муромец и Соловей-разбойник», анализу которого и посвящен настоящий обзор, рассказывает о временах Киевской Руси.Цикл произведений об этом герое пользовался большой популярностью у россиян и в настоящее время входит в школьную программу по литературе. Эти произведения устного народного творчества отражают исторические реалии Древней Руси, поэтому интересны не только с художественной, но и с литературной точки зрения.

Введение

Одна из самых известных песен о воинах - эпопея «Илья Муромец и Соловей-разбойник». Анализ этого популярного сочинения должен включать как обзор литературных приемов, так и описание исторического контекста повествования.Рассказ начинается с описания путешествия, которое совершил герой в столице страны Киеве. Защитив утреннюю церковную службу в Муроме, он решил не отставать от мессы в столице. Его описание полностью соответствует языку народных песен. Героя называют смелым, сильным, славным воином. Следующие несколько строк посвящены местам, в которых он работает. Студентам следует сосредоточиться на описании окрестностей Чернигова, где, по мнению неизвестного автора, существует черная сила.

Описание леса

Краткое, но подробное описание событий отличается былн «Илья Муромский и Соловей-разбойник». Анализ старинной песни должен включать в себя подробный анализ природы, что позволит учащимся лучше понять среду, в которой происходило главное событие произведения. Неизвестный автор использует красочные поговорки, рассказывая, что никто не ходит по тропе возле города и не ездит верхом, и даже звери и птицы здесь не живут.Эти эпитеты, перечисленные в песенной форме, прекрасно передают мрачную атмосферу густого леса, через который проходит герой. Далее следует один из важных моментов пьесы: это описание битвы героя с противником.

Образ героя в бою

Былина «Илья Муромец и соловей-разбойник», анализ которой, следуя композиции песни, следует разделить на несколько смысловых частей, акцентирует внимание на героических подвигах героя.В строчках, посвященных битве, автор несколько раз повторяет слово «сила», употребляя его по-разному, желая в наиболее выразительной форме передать мощь армии противника, которую разбил герой. Стремясь подчеркнуть подвиг персонажа, он подробно рассказывает о том, как воин уничтожал врага, избивая, топчая его конем и используя копье.

Раскрытие персонажа в разговоре с жителями

Анализ эпической повести «Илья Муромец и соловей-разбойник» необходимо продолжить тщательным анализом поведения героя во время разговора с Черниговым, который за свой боевой подвиг попросил его стать их губернатором.Здесь необходимо отметить исторические реалии, отраженные в песне: в рассматриваемое время звание командира было военным, в его функции входила обязанность защищать и защищать город от вражеских атак, осад, вести войска в бой или организовывать милиция. Следовательно, такая просьба со стороны жителей означает признание его воинских заслуг и боевой доблести. Анализ эпоса «Илья Муромец и Соловей-разбойник» должен включать раскрытие характера героя через его речь, язык.Он говорит простым народным языком, в его словах звучат знакомые читателю песенные эпитеты, что сближает его с простыми крестьянами из города Чернигова. Второй важный момент в этой сцене - прямолинейность и скромность героя. Воин не говорит о своих подвигах, об опасности, которая подстерегает его на пути в Киев, его интересует только путь в столицу, и он просит собеседников объяснить ему путь.

Первое упоминание об отрицательном герое

Описание эпоса «Илья Муромец и соловей-разбойник» позволяет понять особенности русского народного искусства.В нем отразилось историческое мышление древнерусского общества, в частности, то, как люди того времени представляли себе врагов своей Родины. Поэтому, несмотря на сказочность и фантастичность поведения злодея, несомненно, существует собирательный образ врагов, с которыми древнерусские князья со своей храброй свитой сражались за пределами молодого государства. Из рассказа жителей Чернигова читатель впервые получает представление о том, как выглядит будущий главный противник героя.Характерный для эпоса «Илья Муромец и Соловей-разбойник» поможет школьникам понять русские особенности врага: он свистит, как птица, и рычит, как зверь, живет в дубе, и от его криков вся природа буквально содрогается и проезжая часть умирает.

Характеристики героя в бою

Сцена битвы героя и злодея занимает центральное место в произведении. В этом случае ученики должны обратить внимание на поведение двух борцов.Неизвестный автор описывает неторопливые действия героя, который медленно взял лук, всадил в него стрелу, тщательно прицелился и выбил противнику глаза. Благодаря этому спокойному и размеренному повествованию эпос «Илья Муромский и соловей-разбойник» звучит очень эпично. Характеристики героев полностью раскрываются именно в этом противостоянии. И если главный герой сохраняет спокойствие, уверенно, твердо, то его противник, наоборот, действует лукаво, как зверь. Недаром он наделен звериными чертами: он свистит, как птица, кричит, как волк.Такой контраст подчеркивает внимание студентов к герою героя и хищность грабителя.

Инцидент в поле

Далее в эпосе рассказывается, как родственники злодея хотели его освободить. Оказалось, что у Соловья были дочери, которые приказали мужьям свекрови догнать рыцаря в поле. Автор акцентирует внимание на огромном количестве скоплений врагов. Здесь следует указать школьникам на то, что им не удалось даже попытаться отобрать у героя добычу.Таким образом, в эпосе как бы подчеркивается, что с ним бороться бесполезно, и если он уже одержал победу, то никакие силы противника не могут взять над ним верх.

В г. Киеве

Следующим важным моментом в произведении является описание столицы, куда герой прибыл вместе со своим ужасным, но побежденным пленником. В этой сцене отразились исторические реалии жизни того времени. Перед читателем предстают картины городской жизни, княжеских покоев, особняков, двора, свиты, отважного отряда.Одно из главных мест в этой сцене - любимый герой народных сказок князь Владимир Красное Солнце. Именно к нему во дворец приходит герой и рассказывает о своем подвиге. Слушатели удивляются сказанному, а потом Илья Муромец ведет их во двор, где находится его связанный соперник. Он приказывает ему продемонстрировать свою силу, и тогда злодей в присутствии принца и его свиты снова свистит и кричит, как животное. Затем голова отрубает ему голову. Сравнительный анализ эпоса «Илья Муромец и соловей-разбойник» с другими произведениями об этом герое показывает, что этот излюбленный народный персонаж по-разному описывался в песнях.Его тогда называют старым славным казаком, храбрым воином или простым крестьянином. Однако главная черта этого героя - непобедимая сила и готовность самоотверженно защищать русскую землю от врагов красной нитью через цикл сказок о нем.

Сказки об Илье Муромце. Об Илье Муромце и соловье разбойника

Едет Илья Муромец целиком на коне. Скушка-Косматушка с горы прыгает на гору прыгает, реки озера перепрыгивают, холмы летают.

Снял Илью с лошади. Он оставил кисть в левой руке, а в правой руке дубы с корнем реки, она укладывает дубовый пол сквозь болото. Тридцать миль использовали Илья Гати - пока через это проходят хорошие люди.

Так Илья добрался до смородиновой реки.

Река широкая, бурлящая, камень перекатывается на камень ..

Бурушка прибита, поднялась над темным лесом и одним прыжком перепрыгнула реку.

Сидит за рекой Столов-Разбойник на трех дубах, девяти кусках.Мимо этих дубов не пролетит ни сокол, ни зверь не сломается, ни рептилия не разобьется. Все боятся соловья-разбойника, не хочу никого умирать ...

Конь Соловия Скоки сушеный, осмотрел на дубах, страшным голосом крикнул:

Что за Невеж проходит здесь, мимо моих заповедных дубов не дают спящего соломенного разбойника!

Да, как он посылает соловья, он скорбит зверя, которому поклоняются в змее, так вся земля дрожала, столетние дубы качались, цветы садились, трава начиналась.Бурушка-Косматушка на колени упала.

А Илья в седле сидит, не шевелится, светлые локоны не топятся на голове. Взял шелковую тесьму, ударил лошадь по крутым склонам:

Травяной мешок, а не богатырь. Вы не слышали пизду птицы, шип парня. Вставай, сдавай меня поближе к соловьему гнезду, а не к волкам, которыми ты будешь хвастаться.

Вот вскочил с куста, покатился к соловьему домкрату,

Соловий-разбойник удивился, высох из гнезда.

И Илья, не мешок времени, натянул тугой лук, пустил стрелу киленовую, стрелку маленькую, весящую целиком в порошок.

Нагрел Предка, полетела стрела, угодила соловью в правый глаз, полетела в левое ухо. Отнесенные соловьи из гнезда, как сноп овсяный. Она взяла его Илью на руки, крепко связанного необработанными ремнями, привязанного к левому австрийцу.

Смотрит соловей на Илью, слово чудо боится.

Что ты на меня глядишь, разбойник, или русские воины не увидели?

Ой, я попал в сильные руки; Видно, больше на залп не буду!

Покакал Илья дальше по прямой и бросился на ферму соловья-разбойника.У него двор на семи верстах, на семи столбах, вокруг него железная мелодия, на каждой лампе в маке, на каждой лепит голову героя убитого. А во дворе палаты белые, как зной, подъезды позолочены.

Увидела дочь соловья Богатыря Кони, кричала на весь двор:

Едет, едет отец Соловий Рахманович, сохнет от слезы куркового села.

Жена жены соловья-разбойника выглянула в окно, забрызгала руками:

Что скажешь, необоснованно! Идет крестьянин-деревенский и везет стремление нашего отца - соловья Рахмановича!

Старшая дочь соловья - Пелка - выбежала во двор, схватила доску утюгом в девяноста порохе и напортачила Илье Муромету.Но Илья Клек да разбит был. Бойской рукой заклинил доску: доска отлетела назад, попала в шкуру, убила ее насмерть. Жена Соловны Ильи бросилась на ноги:

Возьми нас, богатырь, серебро, золото, бесценный жемчуг, сколько ты можешь отнять у своего мальчика коня, отпустив только нашего отца, соловья-разбойника.

Сказал ей Илья в ответ:

Я не ненужные подарки. Их добывают слезы детей, они вода в крови русских, их обвиняют в крестьянской нужде.Как в руках грабитель - он всегда тебе друг, а отпусти - опять с ним скажут. Я еще соловей в Киеве-городе, буду на Квасе, на Калачах подпирать.

Сгнил Илья Коня и забрал в Киев. Привулк Соловей, не утонет.

Едет Илья по Киеву, подъезжает к подопечным княжеским. Коня привязал к колонне ровно, оставил при себе соловья-разбойника, а сам пошел в светлый подъем.

Вот идет князь Владимир Пирс, за столиками сидят русские богачи.Илья вошел, поклонился, стал у порога:

Здравствуйте, князь Владимир с княгиней Апрактией, вы принимаете прибытие хорошо сделанным?

Владимир Красный Солнечный спрашивает:

Откуда ты, любезный молодец, как тебя зовут? Что за племя?

Меня зовут Илья. Я из-под Мурома. Крестьянский сын. Из села Карачаиров. Ехал прямо из родного Чернигова. Я привел тебя, князь, Соловья-разбойник. Он привязан к твоему двору у тебя во дворе.Вы не хотите на него смотреть?

Здесь болтались с князем с княгиней и всеми воинами, спешили за Ильей на Княжеский двор. Подбежал к борушке-косматушке.

А грабитель висит на стремени, висит травяной мешок, на руках или ногах ремни связаны. Он смотрит левым глазом на Киев и князя Владимира.

Сказал ему князь Владимир:

Давай, соловей, По-зверюшки закопали! Не смотрит на него соломенный разбойник, не слушает:

Ты схватил меня с боем, ты мне не приказываешь.

Просьбы Владимир-князь Илья Муромец:

Закажу тебе, Илья Иванович.

Ну только ты на меня, князь, не сердись, я закрою тебя с принцессой этажей моего мужичка кафтана, да и то как бы плохо ни было. А вы, Соловей Рахманович, делаете то, что вам велят.

"- свистеть не умею, запекла во рту.

Дайте соловью сладкого вина за полведра, да, еще горького пива, да, третьего бункера меда, дайте биттер с биттером, тогда он увидит, нас потеет...

Поставил соловья, накормил. Приготовил соловей в свисток.

Глядишь, Соловей, - говорит Илья, - не посмеешь во весь голос свистеть, а свистеть ты полировщик, закопанный в полупирамит, а тебе будет плохо.

Я не слушал соловья Ильи Муромца, он хотел разрушить город Киев, хотел убить князя с княжной, всех русских воинов. Он засвистел на весь соловьиный свист, Заоре изо всех сил повредил весь змеиный шип.

Маковку на тереме запихнули, обереги от стен отвалились, стекла в конях залили, лошадей из конюшни накормили, все богатыри упали на землю, на четвереньках, двор конный. Сам князь Владимир еле жив, ходит, Илья прячется под Кафтаном.

Илья рассердился на грабителя.

Я сказал вам принца с принцессой, чтобы они миловали, и сколько несчастий вы наделали. Что ж, теперь я вместе с вами рассчитаюсь. Полно тебе достать отцов-мам, полностью развернуть плот, облегчить детей, полностью ограбить.

Взял Илью Саблу острый, Соловьеву голову отрезал. Вот и пришел конец соловью.

Спасибо, Илья Муромец, - говорит Владимир-Князу. - Оставайся в моем отряде, ты будешь старшим борти, над остальными героями в голове. А жить в Киеве можно, век жизни, отныне и до смерти.

Обводка П. Поле.

Картины М. В. Нестерова.

Ни синее море прилипло, ни метель у поднятого пола, ни шорох в степной дюре сотрясла - страшный воротник подняли на святую Русь, на хищных ворон налетали человека, облегчили ей от сторона сторон, как будто Тучи Черная.Из степи нагнали на пышной повозке, моря накатили бешеными волнами, из гор высыпали злые люди. И давно Русь ошеломила, у меня не было Духа Рускагго, не было силы мужества на борьбе края, не родились бы воины могучие, готовые взяться за землю Русскую и уцелевшие православные. Многие герои ТЗ в России переехали, и никогда в России их не переведут, пока Земля Русская будет перевернута, Мать Волга перевернется.Избили Тогати и разбойников, они дрались и завязались с недобросовестным образом, они были присущи жителю, и дошли до славы Псни, и они проживут долю нашего Би-би-си ... Это старая Псня, и я присоединюсь к ней. знаменитый русский Богатырь Иль Муромц.

Под славным городом Муром лежит село Карачарово; А в Томе Карачаров Жили-Крестьянин Иван, за Отечество Тимофеевич. Давно бог Иван Детета не давал, он не пережил ему свою семью », наконец-то она послала своего милого ребенка, ребенок сплочен, да и то не в радость, не на помощь старости. .Он родился от сына Ивана в самый Ильин день, тыкал гром и сок, а его родители звали Илья ... стал дятятко и умным, но родился он явно Калкой: - Я не мог стоять на ногах, я не мог двигайте ногами. Так и год прошел, и другой, и Третій - Илья все не ходил, не своими руками и сиднейские топки, ни у родителей нет помощи, ни у них нет радости ... да так и жил Илья до тридцати литов, ложек. Мать взяла пену, кормила с рук, как будто диета неразумная.А на солнышке эти тридцать ЛТ, ни родителей, ни Илья не обидели Бога, на судьбу не жаловались! ..

И вот однажды родители поехали в поле на работу к крестьянину, а Илья остался на один стол дома. Он сидит на топке - его Дума думает о своем, и вдруг слышит, что стучит ему кто-то на стыке косов. "Кто здесь, добрый человек, отзовитесь!" - Сова печь Илья Муромец. И он слышит, что в ответ ему под окном ответили тремя голосами: «Ой, ты Гой Еси, Илья Муромец, крестьянский сын, открой ворота шлагбаумом, впусти меня во двор».»- ответил лопатой Илья Муромец:« Ая ты, переворачиваешься! Я не могу встать в топку, не могу бросить тебе вызов - я сижу здесь, я Сидней Заля 30 Лт: Ни руками, ни ногами не разговариваю. «И снова слышит окно под окном:« Встань, Илья, на ножки пизды, открой нам калитку, впусти меня в широкий двор! »

И вдруг Илья почувствовал, что может стоять на ногах, которые он умыл его рука ... Поднял туфлю, в ворота вышел настежь, впустил Калка во двор, позвал их со двора.

Вошли в катки, поставили перед крестом письменный, поклоняются ученому, вынули ученого, достали из Котомочки дорогой стул - полили ее Крпким, старый стоячий мед привезли в Муромец . Я тоже выпил Илью, этот стул единым духом и зажег огромную силу.

Смотрели на него старейшины и спрашиваем:

- «А вы власть ели?»

- «Общая сила велика!» - Отвечает Илья.

- "Как великая держава?" - спросил Илья Старший.

«И тогда прекрасно, что если бы это был столп от земли и до неба, я бы обратил всю землю».

Они окружили своих старейшин и сказали: «В нем много этой силы - так много, что он, наверное, не снесет его. Надо много черт возьми». И еще она принесла ему сюда Тот же Стул Хани Каракго.

Вроде только Илья ее пил, так я почувствовал, что власть сразу оделась.

- «Ну, штанги ему говорят, - Как твой силуэт сейчас?»

- «Теперь премиум в половину силхола, в половину шелка.«

-« Ну, с тобой и этой мощности будет предостаточно. Вам суждено оказаться в России первым, Великой Богатырой и совершить громкие рациональные подвиги. Слушайте, и наш шнур незаменим. Молчание Бейссо всякими богатирами, не плевать злыми чарами, не пускать сильных обид слабых, борись за землю русских православных и помни, что пока ты хранишь наш сест - ты не записан на битву! «

-« Как я буду бить так же, как будет православная русь, когда я не учил Ратно Длох, когда у меня нет ни заминки молодости, ни ружья, ни героев Богатырского? »

- «Мы учим тебя, Илья, Уму.Выходи завтра в чистое поле, купи жеребенка Pervago, Prenham Prencharchi будет наполнен крошкой воды из воды, и как выйти и сосредоточиться, три Misset уводят его в свой сад и бросают на утреннюю ношу . А если через тыню будет твой жеребенок, да, прыгай вперёд - бери меня, куда идёшь! На такой афере и броня, добра, и славы боевой червяк прибавит! «Как сказали этот иль катящийся глядел, так и стал невидимым.

А Илья делится на себя, он даже не облизывает себя! Откуда взялась видность и сила Богатлиша?« Дай »- думает« Я » Пойду к отцу матери на работу по мужику, помогу им в могильных делах.«

Илья пришел в далекую пустую, Г.Д. Его отец, Мать Пнея Корчевали, польщен и видит, что отец печати сил смутился, расслабился, чтобы уснуть. Илья приступил к уборке - Дубии- деодель поднялась все, пегги-корень поднялась, КР РК потянула, спутники пошли и посыпала - по крайней мере, сейчас на пол комочки пшеницы .... Хотя катаются на ней туда-сюда в Карьете Боярской: ни капельку не трясу

Проснулся отец матери и глаза не делаются.

- «Что за чудо? Кто бы проделал такую ​​работу? Вот это должно было пройти еще полгода, и теперь, по крайней мере, теперь у вас на полу кровавая пшеница!»

Они пришли домой и все еще был поражен. Они видят, что Илюша гулял по двору Бодра и Силена, овладевал руками и ногами, правил за них всем трудом крестьянина. Они стали сыном спросили, как он прижился? И Илья пошутил над его словами, встряхнув, а они его лечили, так как дарят ему силу КрпКой-Богатлиш.Отец был в восторге от матери - они думают: «Вот и будет наш сын сотруднице!»

И Илья, и он ему говорит:

- «НТ, батюшка, не радуйтесь, не волнуйтесь, мне все равно, если мне все равно. Я должен скоро вас уехать, - Старцев-Калк будет казни, стой за русов православных пацанов ».

На следующий день Илья пошел на чисто поле и видит - ведет мужика на базар жеребенка Номдраго: на вид Неказиста, и шерстяной Космат, и Маши не вышло...

Купил Илье того жеребенка не торгуя; То, что просил человек, он ему дал. И я начал его кормить, я начал насытиться, я начал его трахать, но я прошел три промаха - за три рассвета, Матренія стала ему приводить его в свой огород на подросшей ее траве. И такое что-то вышло из жеребенка Космодагаго, чудесного коня, что он и шалун не шалун, и тыны не тыны! Так что он один раз плавит оттенок обратно и вперёд и прыгает ... «Ну, думает Илья, есть именно то, что ты можешь пойти куда хочешь.«Направляя свою лошадь к своей лошади моча моча, попорнопа накрыла его, Полукопье я был умен, Лукой подтянулся, я был голым, пятнышко Пвчан было треп, и я пришел к отцу назначению благословения.

Подарил ему отец матери на прощанье-благословение, простился с Ильей, потряс и пустил на подвиги разумные

Вот и ухаживал за Хатом Илья Муромец Нз Карачаиров на чудесном городе Чернигов, оттуда на Киев-Граде дорогой инеквайн.Стал один только Чернигов разорвал, и видит - под Черниговом стоит власть Басурманской, которая и СТО ... Стоит, город облегчил со стороны сторон, хочет город взять город, в конце концов разрушенный, церковь Богги, чтобы сжечь Тяжелое злодеяние.

А вспомнил Илья Кава Старцев Калк-тревожный; На Бурушке его завербовали, но он ударил бы мощь Басурманской ... Кстати о Кольцах, Палецких перерывах, Короле Топчике: DG соревнуется, - Town Street, GD свернет на переулок.

И вот такое-то поймал Илья Муромец из-за боязни силы басурмана, что солнце зашло в Смитный; и Молодец Чернигов, как увидел с Божьей помощью, Так сразу ил со стороны города со стороны города вылили и дали мне покопаться с силой Басурмана. Все это было упущено из виду - сила не надежда, пришла в то время, чтобы подойти к его чиху.

Взятый Молдовой Чернигов, Илья Великий Чести привел его к князю КНА КННИ, а на первом Мсто наездил князя за свой стол, пригласил его к себе на княжескую службу, велел быть ему виноватым.Илья Муромец отказался говорить, сказать: «ГД МН крестьянскому сыну быть губернатором, у вас много людей старых, опытных - я должен расстрелять свою бригаду, постоять за землю русскую, православную. Так были те же МН, князь, покажи дорогу на Киев-Град, подъезд дороги, чтоб МН не въезжал, не запутайся. »

« Делали хорошо молодцы, милые богатыри! »- Обсуждение Князь Иль Муромзцу - «Видно, что вы все наши ВК в Сыддыме дома, нет необходимости не вставать на пути».Вы не видите, что вам уже тридцать LT NT, отсюда путь в Киев окропляет, а мы в Кииеве. Облегченный на прямой дороге соловей-разбойник, соловей, Одикмантьев Сын, с его проклятием, и NT своим никем: a s'y zerler - и Тот Тот не прорвется; Чёрный ворон - и Тот, не пролетает. Сидит, Соловей, на семи дубах, кулаками разбойника в Нортвезине, забился в Зминовне, клепает в Турине, и НЦ такой хороший проступок, НТ такого коня Богатырского, который дал бы ему сносить: как бы послушайте его, чтобы приземлиться мертвым роллсам.«

Питер Филд

Сказка крестьянского сына Ильи Муромца и его славные подвиги

По древнему эпосу

Очерченный П. Филд.

Картины М. В. Нестерова.

Это не синева моря застряла, не метель в полпути, не шорох в степной дюре ломился - встал на святую русь, страшный воротник, налетел на хищных ворон мужиков Столкнулся с южной стороной, как будто Тучи Черная.Из степей их ругали свирепые фютеры, моря наносили им набегающие волны, из горящих гор уходили злые люди. И давно русь ошеломила, у меня не было Духа Рускаго, не хватило силы мужества на борьбу редакторов, не родилась бы от могучих воинов, готовых сделать голову за землю Русскую и за православную землю. Многие гоятурианцы прошли через руси и никогда в России не переведут, пока Земля Русская будет перевернута, Мать Волга перевернется.То Богатыри били, а грабителей били и во времена разума они были неотъемлемо присущи, его ненавидели ненавистные жители, и она достигла их славы до нас в псне, и они будут жить дебатами наших в средний ... Это про знаменитого русского Богатыря Иль Муромца.

Под славным городом Муром лежит село Карачарово; А в Том Селу Карачарсу Жили-Крестьянин Иван, на Отечестве Тимофеевич. Долгое время бог Иван Дутей не давал, я не носил его, моя семья, «но наконец-то я отправила ребенку симпатичного, ребенок один, и это не в радость, не в помощь старости.Родился у сына Ивана в самый Ильин день, лил гром и сок, и называл его родителей Илья ... стал дятятко и шустро, но явно родился Калѣку: - Я не мог стоять на ногах, я не мог пошевелить твоим ноги. Вот и год прошел, и другой, и Третій - Илья не ходил все, не разговаривал ни руками, и сиднейские топки, ни родители не помогали, ни благословляли его ... да, так и жил Илья до тридцать LѣT, ложек Мать взяла с пеной, с рук кормила, как будто диета неразумная.И за все эти тридцать LѣT ни родители, ни я не обидели Бога ради Бога, они не жаловались на судьбу! ..

И вот однажды родители поехали в поле на работу к крестьянину, а Илья остался на один стол дома. Он сидит на топке - его Дума думает о своем, и вдруг слышит, что стучит ему кто-то на стыке косов. "Кто здесь, добрый человек, отзовитесь!" - Сова печь Илья Муромец. И он слышит, что в упреке ему умирают под окном три голоса: «Ой, ты Гой Еси, Илья Муромец, крестьянин Сын, открой калитку настежь, впусти меня во двор."- Муромец Муромец останавливает их:" Ау - ты, Калюки побеждай! " Я не могу встать в топку, я не могу бросить тебе вызов - я сижу здесь с облаком 30 LѣT: я не говорю ни руками, ни ногами. «И слышно из окна:« Встань, Илья, на ножки ноги, открой нам калитку, впусти в широкий двор! »

И вдруг Илья почувствовал, что он может стоять на ногах, что он приложил руку ... Поспорив печь, вылез за ворота настежь, впустил Калук во двор, позвал их со двора.

Это были калуки в хижинах, поставили перед крестом письменно, поклонялись ученому, вынули из ученого, вынули из Котомочки дорогой стул - полили его Крэпким, старым стоячим медом, привез Илью Муром. Еще я выпил Илью Чар, сингла Дума и Игоря Великого Великого.

Смотрели на него старейшины и спрашивали:

- «Вы силы ели?»

- «Общая сила велика!» - Счастливчик Илья.

- "Как великая держава?" - спросил Илья Старший.

«И тогда прекрасно, что если бы это был столп от земли и до неба, я бы обратил всю землю».

Они окружили своих старейшин и сказали: «В нем много этой силы - так много, что он, наверное, не снесет его. Надо много черт возьми». И они также принесли ему сюда тот же стул с медом Crѣcaggo.

Вроде только Илья ее пил, так я почувствовал, что власть сразу оделась.

- «Ну, говорят калки, - Как твой силуэт сейчас?»

- «Теперь премиум посреди полусилхола».

- «Ну, с тобой и этой силы будет предостаточно. Ей суждено быть на Руси первой, великие мальчики и громкие подвиги тугие. Слушай, а наш начальник незаменим. Бейя разнесла всякими богатирами, делай. не плевать нечистью, не позволять слабому обижаться сильно, борись на Русской православной земле, и помни, что ты еще храни наш суд - тебе не написано о битве! »

-« Как меня съедят в бой, как Сможет ли православный бой воевать за Россию, когда я не обучен рутальному дуалу, когда у меня нет ни конной юности, ни ружья, ни доспехов Богатырского? »

- «Учим тебя, Илья, Уму.Выходи завтра в чистое поле, купи жеребенка Перваго, Пренхама Булоярового, Муха, из святых вод вод, а как сложить и карабкаться, трое мусян выведут его в свой сад и выбросят на утреннюю зарплату; А если через тыню это будет твой жеребенок, да, прыгай вперёд - иди ко мне куда хочешь! По такому конвою и бронетехника, и славы боевой сессии прибавит! «Как они сказали, Иль Калуки проглядел, так и стал невидимым.

И Илья разделен на себя, сам сэмо не носит! Откуда взялась видность и сила Богатлиша?« Дай »- думает« Я ». Пойду к отцу матери на работу по мужику, помогу им в могильных делах.«

Илья пришел в дальний пустой, ГДО его отец, Мать Пнея Корчевали, польщен, и видит, что отец печати сил смутился, отдыхать пришлось поспать. Илья начал убирать - Дубия -деодель, все выросло, корень пегги вырос, морилка, морилка и хвалят, хоть сейчас, хоть сейчас, на полу пшеница, Белоярова .... Хотя катаются на ней назад и впереди Боярской: не трясется либо капелька

Проснулся отец матери и глаза не пошли.

- «Какое чудо пришло? Кто бы проделал такую ​​работу? Вот это должно было пройти еще пол года, а теперь хоть сейчас на пол пшеницы булоярова!»

Пришли домой и до сих пор удивлялись. Они видят, что Илюша ходит по двору Бодра и Силен, принадлежащий его рукам и ногам, правил за них всем трудом крестьянина. Неужели они стали сыном, спросили, как он выздоровел? И колебался Илья по поводу своего утверждения, трясясь, и они были ей полезны, если вели его силой Крупко-Богатлиша.Отец был в восторге от матери - они думают: «Вот и будет наш сын сотруднице!»

И Илья, и он ему говорит:

- «Нет, батюшка, не радуйся, не волнуйся, я не помогу. Я должен скоро оставить тебя, чтобы уйти - глава меморандума-кал kк исполнить, за мальчишек за православную русь ».

На следующий день Илья пошел на чисто поле и видит его - ведет мужика на базар жеребенка Номдраго: на вид Неказиста, и шерстяной Космат, и тот. Маши не вышла...


Купил Илье того жеребенка, не торгуя; То, что просил человек, он ему дал. И я начал его кормить, я начал насытиться, я начал его трахать, но прошло уже три месяца - три Зари Матренія стал ему приносить его в свой огород для Рос на траве. И такое что-то вышло из жеребенка Космодагаго, чудесного коня, что он и шалун не шалун, и тыны не тыны! Так он единовременно плавит тыр обратно и вперед и прыгает... «Ну, думает Илья, на этом коне именно то, что ты можешь ехать, куда хочешь». Он его лошадь к своей лошади мочой ездил, popornopa покрыл его, Semo Spear I был ловко, Lukoy подтянул, Stroke Kolchan Nabil, и пришел к отцу назначения благословения.

Едет Илья Муромец целиком на коне. Скушка-Косматушка с горы прыгает на гору прыгает, реки озера перепрыгивают, холмы летают.

Снял Илью с лошади. Он оставил кисть в левой руке, а правая рука дуба с корнем реки, укрывающейся через болото дуба.Тридцать миль использовали Илья Гати - пока через это проходят хорошие люди.

Так Илья добрался до смородиновой реки.

Река широкая, бурлящая, камень перекатывается на камень ..

Бурушка прибита, поднялась над темным лесом и одним прыжком перепрыгнула реку.

Сидит за рекой Столов-Разбойник на трех дубах, девяти кусках. Мимо этих дубов не пролетит ни сокол, ни зверь не сломается, ни рептилия не разобьется. Все боятся соловья-разбойника, не хочу никого умирать...

Конь Соловия Скоки сушеный, осмотрел на дубах, страшным голосом крикнул:

Что за Невеж проходит здесь, мимо моих заповедных дубов не дают спящего соломенного разбойника!

Да, как он посылает соловья, он скорбит зверя, которому поклоняются в змее, так вся земля дрожала, столетние дубы качались, цветы садились, трава начиналась. Бурушка-Косматушка на колени упала.

А Илья в седле сидит, не шевелится, светлые локоны не топятся на голове.Взял шелковую тесьму, ударил лошадь по крутым склонам:

Травяной мешок, а не богатырь. Вы не слышали пизду птицы, шип парня. Вставай, сдавай меня поближе к соловьему гнезду, а не к волкам, которыми ты будешь хвастаться.

Вот вскочил с куста, покатился к соловьему домкрату,

Соловий-разбойник удивился, высох из гнезда.

И Илья, не мешок времени, натянул тугой лук, пустил стрелу киленовую, стрелку маленькую, весящую целиком в порошок.

Нагрел Предка, полетела стрела, угодила соловью в правый глаз, полетела в левое ухо. Отнесенные соловьи из гнезда, как сноп овсяный. Она взяла его Илью на руки, крепко связанного необработанными ремнями, привязанного к левому австрийцу.

Смотрит соловей на Илью, слово чудо боится.

Что ты на меня глядишь, разбойник, или русские воины не увидели?

Ой, я попал в сильные руки; Видно, больше на залп не буду!

Покакал Илья дальше по прямой и бросился на ферму соловья-разбойника.У него двор на семи верстах, на семи столбах, вокруг него железная мелодия, на каждой лампе в маке, на каждой лепит голову героя убитого. А во дворе палаты белые, как зной, подъезды позолочены.

Увидела дочь соловья Богатыря Кони, кричала на весь двор:

Едет, едет отец Соловий Рахманович, сохнет от слезы куркового села.

Жена жены соловья-разбойника выглянула в окно, забрызгала руками:

Что скажешь, необоснованно! Идет крестьянин-деревенский и везет стремление нашего отца - соловья Рахмановича!

Старшая дочь соловья - Пелка - выбежала во двор, схватила доску утюгом в девяноста порохе и напортачила Илье Муромету.Но Илья Клек да разбит был. Бойской рукой заклинил доску: доска отлетела назад, попала в шкуру, убила ее насмерть. Жена Соловны Ильи бросилась на ноги:

Возьми нас, богатырь, серебро, золото, бесценный жемчуг, сколько ты можешь отнять у своего мальчика коня, отпустив только нашего отца, соловья-разбойника.

Сказал ей Илья в ответ:

Я не ненужные подарки. Их добывают слезы детей, они вода в крови русских, их обвиняют в крестьянской нужде.Как в руках грабитель - он всегда тебе друг, а отпусти - опять с ним скажут. Я еще соловей в Киеве-городе, буду на Квасе, на Калачах подпирать.

Сгнил Илья Коня и забрал в Киев. Привулк Соловей, не утонет.

Едет Илья по Киеву, подъезжает к подопечным княжеским. Коня привязал к колонне ровно, оставил при себе соловья-разбойника, а сам пошел в светлый подъем.

Вот идет князь Владимир Пирс, за столиками сидят русские богачи.Илья вошел, поклонился, стал у порога:

Здравствуйте, князь Владимир с княгиней Апрактией, вы принимаете прибытие хорошо сделанным?

Владимир Красный Солнечный спрашивает:

Откуда ты, любезный молодец, как тебя зовут? Что за племя?

Меня зовут Илья. Я из-под Мурома. Крестьянский сын из села Карачаир. Ехал прямо из родного Чернигова. Я привел тебя, князь, Соловья-разбойник. Он привязан к твоему двору у тебя во дворе.Вы не хотите на него смотреть?

Здесь болтались с князем с княгиней и всеми воинами, спешили за Ильей на Княжеский двор. Подбежал к борушке-косматушке.

А грабитель висит на стремени, висит травяной мешок, на руках или ногах ремни связаны. Он смотрит левым глазом на Киев и князя Владимира.

Сказал ему князь Владимир:

Давай, соловей, По-зверюшки закопали! Не смотрит на него соломенный разбойник, не слушает:

Ты схватил меня с боем, ты мне не приказываешь.

Просьбы Владимир-князь Илья Муромец:

Закажу тебе, Илья Иванович.

Ну только ты на меня, князь, не сердись, я закрою тебя с принцессой этажей моего мужичка кафтана, да и то как бы плохо ни было. А вы, Соловей Рахманович, делаете то, что вам велят.

"- свистеть не умею, запекла во рту.

Дайте соловью сладкого вина за полведра, да, еще горького пива, да, третьего бункера меда, дайте биттер с биттером, тогда он увидит, нас потеет...

Поставил соловья, накормил. Приготовил соловей в свисток.

Глядишь, Соловей, - говорит Илья, - не посмеешь во весь голос свистеть, а свистеть ты полировщик, закопанный в полупирамит, а тебе будет плохо.

Я не слушал соловья Ильи Муромца, он хотел разрушить город Киев, хотел убить князя с княжной, всех русских воинов. Он засвистел на весь соловьиный свист, Заоре изо всех сил повредил весь змеиный шип.

Маковку на тереме запихнули, обереги от стен отвалились, стекла в конях залили, лошадей из конюшни накормили, все богатыри упали на землю, на четвереньках, двор конный. Сам князь Владимир еле жив, ходит, Илья прячется под Кафтаном.

Илья рассердился на грабителя.

Я сказал вам принца с принцессой, чтобы они миловали, и сколько несчастий вы наделали. Что ж, теперь я вместе с вами рассчитаюсь. Полно тебе достать отцов-мам, полностью развернуть плот, облегчить детей, полностью ограбить.

Взял Илью Саблу острый, Соловьеву голову отрезал. Вот и пришел конец соловью.

Спасибо, Илья Муромец, - говорит Владимир-Князу. - Оставайся в моем отряде, ты будешь старшим борти, над остальными героями в голове. А жить в Киеве можно, век жизни, отныне и до смерти.

Обводка П. Поле.

Картины М. В. Нестерова.

Это не синева моря застрявшая, не метель в полпути, не шорох в степи тупой истерзанный - встал на святую русь, страшный воротник, налетел на хищных ворон мужиков, лицом это с южной стороны, как будто Тучи Черная.Из степей их ругали свирепые фютеры, моря наносили им набегающие волны, из горящих гор уходили злые люди. И давно русь ошеломила, у меня не было Духа Рускаго, не хватило силы мужества на борьбу редакторов, не родилась бы от могучих воинов, готовых сделать голову за землю Русскую и за православную землю. Многие гоятурианцы прошли через руси и никогда в России не переведут, пока Земля Русская будет перевернута, Мать Волга перевернется.То Богатыри били, а грабителей били и во времена разума они были неотъемлемо присущи, его ненавидели ненавистные жители, и она достигла их славы до нас в псне, и они будут жить дебатами наших в средний ... Это про знаменитого русского Богатыря Иль Муромца.

Под славным городом Муром лежит село Карачарово; А в Том Селу Карачарсу Жили-Крестьянин Иван, на Отечестве Тимофеевич. Долгое время бог Иван Дутей не давал, я не носил его, моя семья, «но наконец-то я отправила ребенку симпатичного, ребенок один, и это не в радость, не в помощь старости.Родился у сына Ивана в самый Ильин день, лил гром и сок, и называл его родителей Илья ... стал дятятко и шустро, но явно родился Калѣку: - Я не мог стоять на ногах, я не мог пошевелить твоим ноги. Вот и год прошел, и другой, и Третій - Илья не ходил все, не разговаривал ни руками, и сиднейские топки, ни родители не помогали, ни благословляли его ... да, так и жил Илья до тридцать LѣT, ложек Мать взяла с пеной, с рук кормила, как будто диета неразумная.И за все эти тридцать LѣT ни родители, ни я не обидели Бога ради Бога, они не жаловались на судьбу! ..

И вот однажды родители поехали в поле на работу к крестьянину, а Илья остался на один стол дома. Он сидит на топке - его Дума думает о своем, и вдруг слышит, что стучит ему кто-то на стыке косов. "Кто здесь, добрый человек, отзовитесь!" - Сова печь Илья Муромец. И он слышит, что в упреке ему умирают под окном три голоса: «Ой, ты Гой Еси, Илья Муромец, крестьянин Сын, открой калитку настежь, впусти меня во двор."- Муромец Муромец останавливает их:" Ау - ты, Калюки побеждай! " Я не могу встать в топку, я не могу бросить тебе вызов - я сижу здесь с облаком 30 LѣT: я не говорю ни руками, ни ногами. «И слышно из окна:« Встань, Илья, на ножки ноги, открой нам калитку, впусти в широкий двор! »

И вдруг почувствовал Илья, что он может стоять на ногах, что он приложил руку ... Поспорив печь, вылез за ворота настежь, впустил Калука во двор, позвал их со двора.

Это были калуки в хижинах, поставили перед крестом письменно, поклонялись ученому, вынули из ученого, вынесли из Котомочки дорогой Стул - залили Крэпким, старым стоячим медом, принесли Илью Муром. Еще я выпил Илью Чар, сингла Дума и Игоря Великого Великого.

Смотрели на него старейшины и спрашивали:

- «Вы силы ели?»

- «Общая сила велика!» - Счастливчик Илья.

- "Как великая держава?" - спросил Илья Старший.

«И тогда прекрасно, что если бы это был столп от земли и до неба, я бы обратил всю землю».

Они окружили своих старейшин и сказали: «В нем много этой силы - так много, что он, наверное, не снесет его. Надо много черт возьми». И они также принесли ему сюда тот же стул с медом Crѣcaggo.

Вроде только Илья ее пил, так я почувствовал, что власть сразу оделась.

- «Ну, говорят калки, - Как твой силуэт сейчас?»

- «Теперь премиум посреди полусилхола».

- «Ну, с тобой и этой силы будет предостаточно. Ей суждено быть на Руси первой, великие мальчики и громкие подвиги тугие. Слушай, а наш начальник незаменим. Бейя разнесла всякими богатирами, делай. не плевать нечистью, не позволять слабому обижаться сильно, борись на Русской православной земле, и помни, что ты еще храни наш суд - тебе не написано о битве! »

-« Как меня съедят в бой, как Сможет ли православный бой воевать за Россию, когда я не обучен рутальному дуалу, когда у меня нет ни конной юности, ни ружья, ни доспехов Богатырского? »

- «Учим тебя, Илья, Уму.Выходи завтра в чистое поле, купи жеребенка Перваго, Пренхама Булоярового, Муха, из святых вод вод, а как сложить и карабкаться, трое мусян выведут его в свой сад и выбросят на утреннюю зарплату; А если через тыню это будет твой жеребенок, да, прыгай вперёд - иди ко мне куда хочешь! По такому конвою и бронетехника, и славы боевой сессии прибавит! «Как они сказали, Иль Калуки проглядел, так и стал невидимым.

И Илья разделен на себя, сам сэмо не носит! Откуда взялась видность и сила Богатлиша?« Даи »- думает« Я ». Пойду к отцу матери на работу по мужику, помогу им в могильных делах.«

Илья пришел в дальний пустой, ГДО его отец, Мать Пнея Корчевали, польщен, и видит, что отец печати сил смутился, отдыхать пришлось поспать. Илья начал убирать - Дубия -деодель, все выросло, корень пегги вырос, морилка, морилка и хвалят, хоть сейчас, хоть сейчас, на полу пшеница, Белоярова .... Хотя катаются на ней назад и впереди Боярской: не трясется либо капелька.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *