Сколько страниц в книге собачье сердце: Книга: «Собачье сердце» — Михаил Булгаков. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-389-01364-3

Содержание

Михаил Булгаков "Собачье сердце" - Лучше старенький ТТ, чем дзюдо и карате 🙂 — ЖЖ

Пост навеян прочтением повести Михаила Булгакова "Собачье сердце".

Справка

Автор: Булгаков Михаил Афанасьевич
Полное название: "Собачье сердце"
Язык оригинала: русский
Жанр: повесть
Год публикации: 1987
Количество страниц: 92

Краткое содержание повести Михаила Булгакова "Собачье сердце"

Разумеется, подробно рассказывать содержание повести никакого смысла нет, так как его знают все. Суть такова: профессор Филипп Филиппович Преображенский - светило медицины всемирного масштаба. В постреволюционной России (1924-1925 годы) он оказывает услуги по омоложению. Продолжая свои изыскания, он решает провести операцию по пересадки собаке человеческих половых желез и гипофиза, полагая, что это будет способствовать сохранению молодости.

Для этого инетерсного опыта профессор подыскал бродячую собаку по кличке Шарик, вылечил ее и выкормил. Для операции также нужен был донор, им стал убитый в драке пролетарий, пьяница и грубиян Клим Чугункин. После осуществления сложнейшей операции собака стла стремительно приобретать человеческие черты пока совсем не превратилась в человека, очень похожено на Клима. И с этим человеком профессору, его коллеге доктору Борменталю и прислуге предстояло намучиться.

Бывший пес, а ныне человек Полиграф Полиграфович Шариков воплотил в себе все то, что ненавидел профессор: он был груб, труслив, ленив, вороват, как губка впитывал самые дикие идеи, которыми было богато то время ("поделить все поровну" и т.п.). Полиграф Полиграфович гадил в квартире, воровал деньги, приставал к дамам, сквернословил. Кроме этого он попал под влияние председателя домкома Швондера, который ненавидел профессора за то, что тот занимал целых семь комнат дома и имел "неправильное" (не пролетарское) происхождение.

За несколько недель Шариков сделал жизнь обитателей колабуховского дома на Пречистенке невыносимой, а закончилось дело тем, что он написал донос на профессора, доктора Борменталя и прислугу. Профессор с доктором приняли сложное решение и провели повторную операцию, которая превратила Шарикова снова в милого пса Шарика.

Вывод

Несмотря на то, что я практически дословно знаю "Собачье сердце", много раз смотрел экранизацию, я читал это произведение впервые (да-да). Очень понравилось, что не удивительно.
Читать советую!

Михаил Афанасьевич Булгаков. Собачье сердце (London, 1968)

Когда в конце 1967 года Елена Булгакова впервые в жизни оказалась в Париже, ей стало известно, что по ту сторону мирового океана, в выходящей в Нью-Йорке русскоязычной газете «Новое русское слово» как раз в те дни появилось рекламное объявление, извещающее читателей о том, что в ближайшее время парижское издательство «YMCA-Press» выпускает повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце».
До крайности обеспокоенная полученной информацией, булгаковская вдова написала письмо директору помянутого в объявлении издательства Ивану Морозову. Елена Булгакова информировала Морозова о том, что «подлинная рукопись этой повести находится только у меня и в Ленинской библиотеке. Тот текст, который Вы собираетесь выпустить в свет, может быть полон всяких ошибок и искажений, получен Вами неизвестно где и каким образом, и его нельзя считать подлинным произведением Михаила Булгакова». И требовала объяснений.
Объяснения, судя по всему, вдове автора «Мастера и Маргариты» и «Записок покойника» были даны и компромисс достигнут, поскольку ни тогда, в декабре 1967-го, ни в начале 1968 года «Собачье сердце» в каталоге «YMCA-Press» не появилось.
Однако в том же 1968-м булгаковская повесть таки была впервые опубликована — и, как и следовало ожидать, не на родине её автора (на что так сильно уповала его вдова, запрещая её публикацию издательству мсье Морозова), а на проклятом загнивающем Западе. Хотя и не в Париже, а в Лондоне — во флегоновском журнале «Студент» и во Франкфурте-на-Майне — в энтээсовском журнале «Грани». Обе публикации вышли почти одновременно, и установить, какая из них была хронологически первой, а какая — второй, довольно затруднительно. По распространённому в булгаковедении мнению принято считать, что первым был Флегон, опередивший трудовиков то ли на две недели, то ли на три, то ли на целый месяц.
О том, кто таков был книгоиздатель Алекс Флегон, следует рассказать особо, и когда-нибудь я это непременно сделаю. Если же максимально коротко — это был сверхъестественный прохиндей, аферист и жулик-проходимец самого гнусного пошиба — из тех, кого в российских деревнях по устоявшейся с 1812 года традиции принято называть фармазонами и шаромыжниками. В совдеповские времена в СССР он был известен в основном как публикатор легендарного русско-матерного словаря «Beyond The Russian Dictionary» («За пределами русских словарей») и поэтического сочинения Петра Васильевича Шумахера «Лука Мудищев», каковое многие необразованные читатели традиционно приписывают авторству Ивана Семёновича Баркова. А также и тем, что умудрился обокрасть самого Александра Солженицына, издав пиратским образом его роман «В круге первом» под названием «В первом кругу» и не заплатив обосранному им таким образом писателю ни фартинга. В общем, это был совершенно выдающийся хмырь, чья жизнь и судьба достойны того, чтобы стать основой приключенческого романа.
И именно Флегон, по злобной иронии судьбы, стал первопубликатором «Собачьего сердца».
Текст повести, помещённый в издававшемся Флегоном журнале «Студент», не является аутентичным. Он содержит изрядное количество всевозможных тараканов и дерибасов — в основном по части пунктуации, но есть также и синтаксические ошибки и неточности. Что это за текст — в смысле, каким образом он к жулику Флегону попал, — до сих пор с точностью не выяснено. Вероятнее всего, тот разжился копией «Собачьего сердца», хранившейся в Отделе рукописей тогдашней Государственной библиотеки имени Ленина (ГБЛ) в фонде Николая Ангарского, редактора-издателя альманаха «Недра», в котором Булгаков и пытался это своё сочинение опубликовать в 1925 году. Но кто именно передал Флегону этот текст — какой Виктор Луи или ещё какой крендель или луй — до сих пор толком неизвестно. Но из этой истории явственно торчат гэбистские уши.
Елена Булгакова ознакомилась с первой публикацией «Собачьего сердца» во время своего второго приезда в Париж весной 1969 года. Копию журнала «Студент» ей дал тот самый Иван Морозов, директор издательства «YMCA-Press», которому она запретила выпускать повесть больше года назад. Находясь под глубоким эмоциональным впечатлением от прочитанного, она записала в дневнике: «Я прочитала и ахнула: — Там тьма ошибок, безграмотных опечаток, бессмыслиц...» И предложила Морозову: «Я исправлю, но вы дайте мне слово, что подождёте печатать до выхода у нас». Так и порешили.
Опубликовать «Собачье сердце» в Советском Союзе Елене Булгаковой не удалось. Когда стало ясно, что цензурная стенка непрошибаема, она сообщила в Париж, что снимает навязанные ею же ограничения. И булгаковская повесть в том же 1969 году вышла в виде книги — с обложкой, на которой горело ярко-красное сердце, нарисованное самим Юрием Анненковы.

Павел Матвеев

Эта страница просмотрена 3897 раз(а).
Электронную публикацию подготовил(а): Андрей Никитин-Перенский


В случае если Вы являетесь владельцем авторских прав на данную публикацию и не согласны с ее бесплатным размещением в Интернете, просьба сообщить об этом по адресу [email protected] Спасибо.

Мастер и Маргарита: роман. Собачье сердце: чудовищная история. Булгаков Михаил Афанасьевич

Автор: Булгаков Михаил Афанасьевич

дата выпуска: 2015 г.

количество страниц: 448 стр.

переплет: твердый, суперобложка

Артикул: 978-5-699-84015-1

Михаил Булгаков - уникальное явление в русской культуре XX века. О нем все слышали - но мало кто знает что-нибудь достоверно; его собственная биография переплелась с жизнью героев его книг и обросла множеством легенд, домыслов, анекдотов и необъяснимых совпадений. Библиотека Великих Писателей. XX век представляет самые знаменитые произведения Булгакова - мудрую печальную повесть Собачье сердце и блестящий роман Мастер и Маргарита, ставший культовым для многих поколений читателей. Ни одно из этих произведений не было напечатано при жизни писателя. Сейчас справедливость отчасти восстановлена: увидели свет собрания сочинений Булгакова, по его произведениям сняты фильмы и сериалы. Но во все времена главным для писателя и его почитателей была и остается книга, обладающая магией печатного слова, с оригинальными иллюстрациями, полновесными комментариями, биографическими материалами, то есть именно то, что предлагает Вам серия Библиотека Великих Писателей.

Шариков

Профессор Преображенский: Ужас заключается в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех. Петр Вайль: Шариков в литературе, в кино и в жизни. Главное, конечно, в жизни. Образ, возникший под пером Михаила Булгакова в 1925 году, только через 62 года вышел к публике со страниц книги, впервые напечатанной на родине лишь годы перестройки. Вышел и вошел в жизнь так непринужденно и убедительно, что казалось, что он всегда был рядом. Наталья Иванова: Вот этот тип антропологический, открытый Булгаковым в жизни и сконцентрированный в образе Шарикова, он же развивался и существовал все годы советской власти. Владимир Толоконников: Собака не виновата. Мне ее жаль. А воспитан он уже этим самым Швондером. Мариэтта Чудакова: Каменев прочел и высказал свое мнение: "Это острый памфлет на современность. Печатать ни d коем случае нельзя". И 7 мая 1926 года история "Собачьего сердца" на долгие годы закрывается. Петр Вайль: В программе принимают участие профессор Мариэтта Чудакова, актер, исполнитель роли Шарикова в фильме "Собачье сердце" Владимир Толоконников и литературный критик Наталья Иванова. Ведущий Петр Вайль. Созданный талантом профессора Филиппа Филипповича Преображенского и гением писателя Михаила Афанасьевича Булгакова, герой повести "Собачье сердце" пес Шарик, превращенный в человека Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Того грядущего хама, о явлении которого задолго предупреждали самые социально чуткие российские люди.
Борменталь:
Удивительный опыт профессора Преображенского раскрыл одну из тайн человеческого мозга. Скальпель хирурга вызвал к жизни новую человеческую единицу. По строению тела человек совершенный, вес три пуда, рост маленький, ест человеческую пищу, начал курить. Играет на музыкальных инструментах. Прошу вас. Петр Вайль: В книге Булгакова этого эпизода нет. Упомянуто лишь, что Шарику пересажены органы убитого Клима Чугункина, промышлявшего игрой на балалайке по трактирам. Это и позволило кинорежиссеру Владимиру Бортко в фильме "Собачье сердце", снятом в 1988 году, выдумать эффектную сцену. Профессор Преображенский демонстрирует продукт своего выдающегося эксперимента ученой аудитории. Шариков играет и поет, причем так, что потрясенный Преображенский падает в обморок.
Борменталь:
Филипп Филиппович, может, достаточно? Шариков: Эх, говори Москва, разговаривай Россия!
Эх, яблочко, ты мое спелое,
А вот барышня идет, кожа белая,
Кожа белая, шуба ценная,
Если дашь чего, будешь целая.
Эх, яблочко, да с голубикою,
Подходи, буржуй, глазик выколю,
Глазик выколю, другой останется,
Чтоб видал, говно, кому кланяться. Борменталь: Филипп Филиппович, что с вами? Филипп Филиппович, профессор... Несчастье какое...Пульс поверьте. Нашатырный спирт, откройте окна! Профессор Преображенский: Он еще танцует? Борменталь: Танцует. Петр Вайль: Потрясение Шариковым пережили многие поколения советских людей. Об этом я беседую с литературным критиком Натальей Ивановой. Меня часто занимал этот вопрос. Сейчас не надо ничего придумывать. Есть слово шариков, с маленькой буквы. И это абсолютно всенародно понятно, что имеется в виду. Посмотри, какой Шариков идет, похож на Шарикова, это для Шариковых. А вещь напечатана только в 1987 году. То есть, скорость проникновения имени собственного в имя нарицательное просто какая-то фантастическая. Неужели дело в предыдущем самиздатском функционировании? Все-таки не надо переоценивать охват самиздата, это тонкая прослойка интеллигенции. Как это вышло?
Наталья Иванова:
Я думаю, во-первых, сам этот тип антропологический, открытый Булгаковым в жизни и сконцентрированный в образе Шарикова, он же никуда не делся. Он развивался и существовал все годы советской власти. Это было то самое, что взошло и никуда не девалось. С чем постоянно наше общество имело дело. А второе, что было - это, конечно же, телевизионный фильм. Петр Вайль: Фильм Бортко? Наталья Иванова: Да. И когда этот фильм попал на эту подготовленную социальную страту, то мы и получили то, что мы получили. То есть, слово Шариков мгновенно стало нарицательным. Петр Вайль: И блестяще подобранный актер для этой роли. Наталья Иванова: Абсолютно точно. Петр Вайль: Рядом со знаменитым артистом Евгением Евстигнеевым, сыгравшим профессора Преображенского, в роли Шарикова появился никому не известный актер русского театра в Алма-Ате Владимир Толоконников. Его впечатления от этой работы и самого образа записал наш алма-атинский корреспондент Сергей Козлов. Владимир Толоконников: У Шарикова еще и замес Клима Чугункина. Внедрили бы Шарикову Эйнштейна, он был бы Эйнштейном. Гипофиз. Собака не виновата. Мне ее жаль. А воспитан он уже этим самым, Швондером. Преображенский и в фильме же говорит, что самое страшное не Шариков. Самая страшная фигура - Швондер. Правильно, сегодня, когда воровство обретает оборот законности, фильмы снимают про этот криминал долбаный, они отмывают деньги, они диктуют права. Но суть-то не меняется. Булгаков, когда писал, я не думаю, что он политически мыслил, он мыслил, как художник. Конечно, опираясь на наблюдения жизни. Он и Ленина и Сталина имел в виду. Но факт то, что создано художественное произведение, которое, к сожалению, будет долго современным. Существует главное сегодня - разруха в головах. Она так и не кончается. Или вы считаете, что я не прав? Ведь суть не меняется, меняются названия. Порядка-то нет. Воспитания нет. Мимо унитаза мочимся, грубо говоря. Наталья Иванова: Шариков жил. Причем жил постоянно и в литературе. Я могу процитировать одно из стихотворений Дмитрия Александровича Пригова, которое написано, как бы, от лица Шарикова.
Женщина в метро меня лягнула,
Ну, пихаться там куда не шло,
Здесь же она явно перегнула
Палку, и все дело перешло
В ранг ненужно личных отношений.
Я, естественно, в ответ лягнул,
Но и тут же попросил прощенья,
Просто я как личность выше был. То есть, у Пригова только личность немножечко повыше. Тем не менее, атрибуты Шарикова тут присутствуют. Как они присутствовали и в жизни. Петр Вайль: Вы мне напомнили покойного замечательного питерского поэта Олега Григорьева. У него знаменитое четверостишие.
Женщина красивая,
Лежит в кустах нагой,
Другой бы изнасиловал,
А я лишь пнул ногой. Наталья Иванова: Это тоже Шариков. И этот Шариков продолжался не только в жизни, как литературный образ, он продолжался в жизни и как литератор. В какое время Булгаков это создал? Именно тогда, когда напостовцы бушевали. Мы пролетарские писатели, пролетарская литература - самая главная литература. И он весь этот ужас, созданный Шариковыми, собственно говоря, читал. Отношение самого Булгакова к напостовцам, а потом и к РАППу было вполне определенным. А отношение этих писателей к Булгакову тоже было более чем определенным. РАПП вел колоссальную борьбу против всех попутчиков. А он и был попутчиком. Петр Вайль: Напрямую о литературе в самой книжке не пишется, но отголосок очень слышен в этой знаменитой сентенции профессора Преображенского о газетах. Профессор Преображенский: И боже вас сохрани, не читайте до обеда советские газеты! Борменталь: Но ведь других нет. Профессор Преображенский: Вот никаких и не читайте. Наталья Иванова: Да. Но не только СМИ имелись в виду, а и общая идеология, культурная идеология. И недаром получается, что уже 7 июня было принято постановление Политбюро ЦК РКП(б) о политике партии в области художественной литературы. Булгаков абсолютный провидец. Язык абсолютно Полиграфа Полиграфовича. Я процитирую хотя бы одну фразу: "Подъем материального благополучия состояния масс за последнее время, в связи с переворотом в умах, произведенным революцией, усилением массовой активности, гигантским расширением кругозора и т. д., создает громадный рост культурных запросов и потребностей. Петр Вайль: Там, действительно, шариковский такой язык. Вот этот "громадный переворот в умах". С тех пор-то регресс наблюдался. Ведь язык всех последующих правительственных документов, вплоть до сегодняшнего дня, звучит гораздо хуже. Наталья Иванова: Гораздо менее выразительно. Петр Вайль: Гораздо менее выразительно. Гораздо суше, канцелярнее. Они были еще в какой-то степени революционеры. У них что-то кипело в душе. А не просто канцелярские крысы, которые засели на все последующие годы. Потому что сам-то Шариков очень сочно говорит. Шариков: Салфетку туда, галстук сюда. Да, извините, да, пожалуйста, мерси. А так, чтобы по настоящему - это нет! мучите сами себя, как при царском режиме. Петр Вайль: Текст-то замечательный. Поразительно, что Булгаков не жалел для него этого языка. У него Шариков говорит так, что дай бог любому министру образования, хоть бы и сегодняшнему. Наталья Иванова: Это, действительно, совсем другая литература. Сейчас мы от нее несколько отвыкли. В то же время, Платонов сочинял свои вещи. Платонов был накануне "Чевенгура". И отчасти присутствуют эти образы пролетариев в его собственных вещах. Скажем, "Сокровенный человек". Как начинается? Петр Вайль: Хотите, наизусть скажу? "Фома Пухов не одарен чувствительностью. Он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки" - Шариков! Наталья Иванова: Да. Что касается языка - язык тот же. Петр Вайль: Когда к нему обращаются "Господин", как он говорит? Шариков: Я не господин. Господа все в Париже. Петр Вайль: Как отбрил, что называется. Шариков же мерзавец. Но талантливый мерзавец. Наталья Иванова: Автор у него талантливый. Это все работало. Во-первых, это был момент, когда были колоссальные тиражи у толстых литературных журналов. Давайте не забудем про то, что у "Нового мира" в момент публикации "Доктора Живаго" тираж взлетел до 2,2 миллионов, у "Дружбы народов" в момент публикации "Детей Арбата" до 1,8, а у "Знамени" в момент публикации "Собачьего сердца" тираж был 1 миллион экземпляров. Нынешние тиражи, когда мы думаем, что полтораста тысяч это фантастическое достижение: Прочитали мгновенно. Это был настоящий бестселлер. Петр Вайль: В мире принято считать, так называемые, ридершип - количество читающих тот или иной выпуск периодики людей, умножая тираж примерно на 3-4. В России, конечно, надо увеличивать, по понятным всем причинам, на 5-6. Значит можно смело считать, что 5-6- миллионов сразу прочитали "Собачье сердце", а затем подоспел фильм. Владимир Толоконников: Это 1987 год. Я еще не читал, еще не видел повесть. Так получилось, что когда меня вызвали на пробу, у нас была не повесть, а пьеса. Перед тем как лететь, я успел прочитать пьесу. И уже я имел понятие. Когда читал, я, конечно, чуть с ума не сошел от смеха. Я уже имел представление, а кто я, кого - я не знал. Или тот, или другой, или Федор, но никак не думал, что я Шариков. И вот за мои страдания, за мою веру в самого себя, может быть, боженька распорядился, чтобы я. Петр Вайль: Владимира Толоконникова режиссер Владимир Бортко выбрал по фотографии. Владимир Толоконников: Ездила с "Ленфильма", с актерского отдела представитель. Ездила по средней Азии и Казахстану, собирала фотографии. По всему Союзу собирали фото. И вот моя фотография попала на стол к режиссеру. Там их много было. Как мне говорят, он, почему-то на меня на первого указал - первого вызывайте. Пробовал я с Броневым, с Симоновым. Я так и думал, что Броневой будет играть. А оказывается третья проба была с Евстигнеевым. Режиссер рискнул. Меня они не знают. Лучше взять, которого они знают, московского артиста. Петр Вайль: Прошедшие годы настолько связали Толконникова с Шариковым, что это вызывает у него понятное раздражение. Владимир Толоконников: Надоели - "Собачье сердце", "Собачье сердце" - вот так уже. Люди ничего не видят кроме. Что же на одном коньке ездить? Вот меня это поражает. Ну, посмотрите артистов в других работах. Фильм нравится, фильм хороший. Но почему все на одном катаются? Как будто я ничего другого не умею делать. Как только сыграл собаку, меня корреспонденты уже умудряются сравнять с Шариковым. Что он пьет, что он нищенствует. Такие были писатели: Без суда и следствия: Что хотят, то творят. Петр Вайль: Объяснимо раздражение, но явственно и достижение. Владимир Толклонников: Уже история. Вот мне подарили энциклопедию булгаковскую, и там уже есть этот снимок из фильма. В роли Шарикова написана моя фамилия. То есть я уже в энциклопедии, фотография есть. Уже можно сказать, детям есть чем гордиться папой, он уже след оставил на этой земле. Петр Вайль: В своем пути к роли Шарикова Толоконников усматривает ни больше, ни меньше работу провидения. Владимир Толоконников: Вот надо было бы снимать Стеклова, он тогда играл Шарикова в театре. Нагло. Мне рассказывали. А Бог говорит: "Мне его на дух не надо такого. На дух не надо". В общем, не потому, что я такой хороший, а потому что на свете так складываются звезды, что вот эта звездочка попала вовремя на меня. Петр Вайль: Путь книги был куда более труден и драматичен. Об этом говорит литературовед Мариэтта Чудакова. Мариэтта Чудакова: Надо сказать, прежде всего, что Булгаков писал ее для печати. В 60-е годы мы уже не могли себе этого представить. А Булгаков писал ее для советской печати. Я думаю, что он даже верил, что она будет напечатана. Почему? У него были реальные основания. В сборниках, в альманахах "Недра", он напечатал "Дьяволиаду", "Роковые яйца", которые с достаточным запалом антисоветским, и он верил, что очень полюбивший его старый большевик Ангарский, убежденный большевик, любил его как писателя и как человека, и мечтал напечатать эту повесть. И он очень старался в течение почти полутора лет ее напечатать. В сентябре 1925 года такое явное встретил сопротивление со стороны Каменева, который тогда был председателем Моссовета с 18 по 26 год. Петр Вайль: Я понимаю, что реконструировать трудно. Но что в нем увидел Ангарский? Мариэтта Чудакова: Я могу реконструировать. Хотя, все реконструкции, вы совершенно правы, это наша гипотеза - в чужую душу не заглянешь. А в душу старого большевика - тем более. Но, я думаю, что он верил, что это та сатира, которая нам полезна, которая власти полезна. Она поможет нам очистится. Вот "Белую гвардию" он сразу сказал, что печатать не будет. Там все черным по белому написано, на чьей он стороне. Петр Вайль: Вроде бы, на наш, сейчас, взгляд, и Шариков это, безусловно, отчаянная пролетарская тварь. Мариэтта Чудакова: Помогала фантастика, я думаю. И вот сотрудник Ангарского пишет Булгакову: "По просьбе Николая Семеновича, Каменев ее прочел и высказал свое мнение: это острый памфлет на современность, печатать ни в коем случае нельзя". И 7 мая 1926 года все это кончается. Можно сказать, что история "Собачьего сердца" на долгие годы закрывается. Потому, что рукопись забрали при обыске вместе с дневниками. Потом вернули только через несколько лет. Так что тут вопрос уже не стоял печатать - не печатать. Петр Вайль: И так он и не стоял следующие 65 лет. Мариэтта Чудакова: Стоял. Видите ли, Симонов в начале 70-х не раз пробовал, как председатель комиссии по литнаследству Булгакова. Он хотел ее напечатать. Упоминать нельзя было. Я хотела бы всячески подчеркнуть, что повесть была неупоминаема в печати на протяжении всех этих лет. Петр Вайль: Почему же Шариков оказался таким непечатным? Ведь пролетарские монстры Зощенко проходили практически во все времена? Наталья Иванова. Наталья Иванова: Во-первых, конечно, памфлет слишком резкий. Тут я могу присоединиться к товарищу Каменеву, к его оценке. Второе - то, что пролетариат был изображен не просто гротескно, а вдвойне, втройне. В самом начале, когда идет монолог Шарикова, еще собаки, в самом начале, он с такой ненавистью говорит о пролетариате, что просто страшное дело. Вот, что думает Шарик: "Какая-то гадина, а еще пролетарий". Или "Дворники из всех пролетариев самая гнусная мразь". Или "Вот бы тяпнуть за пролетарскую ногу". Петр Вайль: А уж как относится к победившему классу профессор Преображенский? Профессор Преображенский: Да, я не люблю пролетариат. Наталья Иванова: Постоянное упоминание пролетариев со жгуче отрицательной оценкой, а не просто их изображение. Петр Вайль: Ну да, у Зощенко образы работают. Наталья Иванова: А тут - прямая идеологическая декларация. А во-вторых, это же метафора всего нового общества. Недаром отец Сергий Булгаков, еще в 18 году, назвал нового человека "Гомо социализмикус". Из гомо социализмикус был попытка сделать гомо советикус. И вот эту попытку Булгаков в совершенно замечательной метафоре и изобразил. Вивисекция, при которой низшему прививались какие-то детали от высшего человеческого организма, и вот получалось такое страшное чудовище. Включая все: пошлый ЖКХ (нынешнюю коммунальную квартиру), дележку жилплощади, расстановку сил на рынке труда, идеологическое воздействие победившего пролетариата в виде союза с господином Швондером, и так далее. Петр Вайль: Например, помните, что сказано о терроре? "Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно не стояло". Понятно, о каком терроре идет речь. Наталья Иванова: Собственно, с Зощенко я эту вещь даже и не сравниваю. Не сравниваю ни с "Белой гвардией", ни с "Мастером и Маргаритой". Это была краткая, но чрезвычайно емкая метафора всего того, что произошло с Россией. Петр Вайль: Вы, говоря об образе Шарикова, дважды сказали: это то, с чем имело дело наше общество. И в другом случае вы употребили прошедшее время. Нет что ли Шарикова? Наталья Иванова: Ну, конечно, есть. Когда ты смотришь заседание государственной думы, в момент появления депутата Шандыбина, депутата Жириновского, в момент драк, когда кто-то кого-то хватает за волосы, или кто-то с кого-то срывает крест. Ну, никто, кроме Булгакова в голову не приходит. Зощенко даже тут бледнеет. Петр Вайль: Действительно, выбить золотом на мраморе где-нибудь в государственной думе вот это вот. Шариков: Да что тут предлагать. А то пишут, пишут. Конгресс, немцы какие-то:Взять все и поделить. Наталья Иванова: А насчет взять все и поделить - это совершенно точно. Вся история с Юкосом. Потому что взять все и поделить это тоже чрезвычайно современно. Получается, что у кого 8 комнат - вот это неправильно. Давайте отнимем. У кого большое состояние, кто платит очень много налогов - это подозрительно. Представляете, с какой суммы он это платит? Давайте и эту сумму, и это все поделим и угробим нефтяную отрасль. И это все совершенно бессмертная идеология. Петр Вайль: Растворенный в сегодняшней жизни, Шариков из жизни же окружавшей его автора и пришел. Но его образ выглядит несколько одиноким среди героев других книг Булгакова. Вопрос о происхождении Шарикова адресован Мариэтте Чудаковой. Почему возник образ Шарикова у Булгакова? Ведь в его сатире "Роковые яйца", "Дьяволиаде" вот этого образа нового человека нет, или он только мелькает какой-то тенью. Что его, говоря по-современному, достало так? Мариэтта Чудакова: Для него, наоборот, эта фигура была необычайно важной. Эта проблема маленького человека, которая ему была чужда. Он людей маленькими не считал. Эта проблема Гоголя и Достоевского была далека от него. А сам этот новый человек, который оказался рядом с близкими ему людьми, какими был Преображенский и в немалой степени был он сам, этого маленького человека он многократно описал в своих московских очерках. В своих московских хрониках, которые он печатал в газете "Накануне". Потому что там постоянно возникает Василий Иваныч, как он говорит, кошмар в полосатых подштанниках. Тот пьяный рабочий, вечно пьяный, который жил (не один и не два и не три их было) в этой квартире номер 50, в доме номер 10 по Большой Садовой, за которую мы сейчас вновь боремся. И он писал в этих очерках не раз: "Как только я беру перо, чтобы писать о Москве, Василий Иваныч встает надо мной, как крышка гроба. Кошмар в полосатых подштанниках заслонил мне солнце". Всегда были эти люди, но они были советской властью подняты и выдвинуты на первые роли. А в "Собачьем сердце" он просто все это аккумулировал. Поэтому это для него была на протяжении 20-х годов, с 22 года, любимая фигура. Только не в больших произведениях, а в очерках. Петр Вайль: Самиздатская судьба "Собачьего сердца" ведь тоже замечательна. На этот успех работал ведь еще и небольшой размер повести. Ее легко было перепечатать и распространить. Это не "Доктора Живаго" разносить огромными томами. Я помню, что это просто была валюта -дать почитать "Собачье сердце". Мариэтта Чудакова: Я ее читала, прежде чем попала в отдел рукописей, прежде чем столкнулась с архивом Булгакова. Мне ее давала Галя Корнилова, сейчас могу уже назвать, моя соседка. Мы все ее читали. Тогда очень многие ее знали, в конце 20-х. И, среди прочих, я уверена, что если не читал, то был знаком с пересказом содержания Маяковский. Ему много не надо было, чтобы понять суть повести. Он, вернувшись из Америки, в своей лекции упоминал, как пишут о "Роковых яйцах" неправильно там. Перепутали все про змеиные яйца какие-то в Америке. И моя реконструкция такая, что кто-то после этой лекции подошел к нему и сказал: "Владимир Владимирович, а за это время Булгаков еще одну повесть написал". "Какую?". Он к нему ревниво относился, Маяковский. Он не безразлично относился к нему. Они друг к другу относились напряженно, так бы я сказала. Они друг друга хорошо знали. Ему рассказали. И дальше, на мой взгляд, появился Присыпкин. Причем, не сразу, а еще осенью 1927 года Маяковский написал на этот сюжет киносценарий "Позабудь про камин", где действовал еще не Присыпкин, а безымянный рабочий, который, будучи размороженным не через 50 лет, как в "Клопе", а всего через 25, также оказывается, в конце концов, в зоосаде в качестве экспоната. И вот Маяковский, задавая тот же вопрос, как Булгаков, возможно ли из такого субъекта, как Шариков или будущий Присыпкин, сделать полноценного члена общества, и так же отвечая на него в гротескной форме, он, в сущности, присоединился к Булгакову. Потому что финал "Клопа" звучит, как сатира гораздо более резкая, чем у Булгакова. Присыпкин, как помните, орет в зрительный зал, то есть обращается к современникам: "Граждане, братцы, свои, родные, откуда вы, сколько вас, когда же вас всех разморозили, что ж я один в клетке?". Это несомненный диалог Булгакова с Маяковским. Петр Вайль: Ужасно интересный поворот, что каноническое советское произведение выросло из категорически запрещенного - "Клоп" и "Собачье сердце". Мариэтта Чудакова: Если бы не было никаких данных для соображения о том, что Маяковский знал о содержании, тогда другое дело. Но у меня явные данные. Петр Вайль: Присыпкин такой братан Шарикова. Параллели у "Собачьего сердца" обнаруживаются не только в современной Булгакову литературе, но и в прессе и, даже в выступлениях государственных деятелей. Наталья Иванова. Наталья Иванова: Николай Иванович Бухарин в речи, произнесенной в большом зале консерватории 10 марта 25 года, я не знаю, Булгаков закончил уже "Собачье сердце" или нет, речь его называлась "Судьбы русской интеллигенции", сказал вот что. Цитирую дословно. "Поймите, мы несем историческую ответственность ни более, ни менее, как за судьбы всего человечества, как зачинатели. Но мы не проводим экспериментов, мы не вивисекторы, которые ради опыта с мужичком режут живой организм. Мы осознаем свою историческую ответственность". Это просто прямая связь. А устные отзывы на чтение Булгакова: вот отзыв Потехина. "Присутствие Шарикова в быту многие ощутят". Вот многие и ощущали. Петр Вайль: Зловещая тень Полиграфа Полиграфовича Шарикова закрыла пса Шарика. Но Владимир Толоконников с удовольствием вспоминает работу над этой частью фильма. Владимир Толоконников: Меня обвиняли, что нет фантасмагории. Что ровно озвучен пес, на одной ноте. Но это лучшая моя удача, как я озвучил. Никто не узнает моего голоса, что это я сам озвучивал собаку, когда собаку показывали. Борко меня посадил в рамки. Он мне показал материал, а озвучивал я, не глядя на экран, потому что там монтаж должен был быть. Я просто начитывал и боже упаси, уйти в какую-то игру собачью. Он, правда, конкурс объявлял на озвучку. Там и Демьяненко должен был быть, и еще кто-то. А я об этом узнал: "Да вы что, - говорю, - Владимир Владимирович, я в картине, а озвучивать:?". "А ты что, можешь озвучить?". "Да вы что, давайте попробуем". Я как записал, он говорит: "Да чего же я искал, вот это то самое". Петр Вайль: Богатейшая традиция мировой и русской литературы о животных, прослушивается в трогательных монологах Шарика. И бедствующего на зимней улице перед тем, как попасть в профессорский дом, и блаженствующего в этом доме после своих чудесных перевоплощений. Наталья Иванова: Такая собачка замечательная вначале и в конце этого существования. Шарик совершенно прелестный. Вот этот вот Шарик, он пришел к Булгакову из русской литературы. Это наследие Каштанки, Жучки у Пушкина, Белого пуделя у Куприна. И они всегда животные, в русской литературе, всегда были со знаком плюс, как они всегда существуют в рекламных роликах. Говорят, что детей и животных изображать - это значит заранее у потребителя обеспечить позитивную реакцию. Поэтому русская литература всегда имела позитивную реакцию на зверье. У Булгакова что? У Булгакова великолепную зверскую, животную природу испортить может только социально опасный представитель человеческого рода. Петр Вайль: Как у него это сформулировано. Профессор Преображенский: Ужас заключается в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех. Петр Вайль: Паршивые человеческие сердца стояли на пути булгаковской книги. Мариэтта Чудакова была первой, кто хоть как-то сумел прорвать полный запрет. История почти детективная. Мариэтта Чудакова: Я сделала первую попытку, и она удалась, хотя очень причудливо. Потому что она удалась без названия повести. Вы спросите, как это возможно, упомянуть не упоминая. Вот, возможно. Я обрабатывала в начале 70-х годов, будучи сотрудником Отдела рукописей Библиотеки Ленина, огромный архив Булгакова. И, наконец, нужно было написать научный обзор этого архива. Обычно пишется 2-3- листа. Не больше. Но здесь, так как не было биографии печатной, не было ничего, на что можно было сделать ссылку, надо было все сделать тут непосредственно. Я написала большую работу - 11 с половиной печатных листов. Практически монографию. Так вот там один из главнейших вопросов был для меня, написать о рукописи этой и указать ее шифры. Обзор архива - это специфический жанр. Там необходимо описать все основные рукописи данного архива. И если бы я не упомянула о существовании этой рукописи, значит, я на весь мир объявила всем литературоведам и читателям, что такой рукописи в архиве нет. Этого я не могла сделать. Так как нельзя было упомянуть, я решила прибегнуть к такому странному ходу. Описала "Дьяволиаду", описала "Роковые яйца", а дальше написала так: "Что касается той повести, которую пишет Булгаков в начале 25 года, повести, в которой действует профессор Филипп Филиппович, производящий на дому операции по омоложению, а затем ставящий рискованный эксперимент по пересадке гипофиза человека собаке, то многие звенья ее фабулы едва ли не целиком заимствованы из печати тех лет". Вот такой сложной, странной на сегодняшний читательский взгляд формулировкой, я вводила эту повесть. А так как на шла непосредственно после "Дьяволиады" и "Роковых яиц", то для всех было ясно. И описывала всю историю, как ее не удавалось напечатать. Петр Вайль: Но что не удается напечатать, не было сказано. Слова "Собачье сердце" не упоминались? Мариэтта Чудакова: Слов не было. Но я описывала повесть и не только дала шифры ее, но и шифр того заявления Булгакова, в котором он пишет в ГПУ просьбу вернуть ему рукопись "Собачьего сердца". Я указала, по крайней мере, шифр. И вот я попала в самое пекло нашей цензуры. В Китайгородский проезд к главному цензору по художественной литературе и театроведению. Человек был по-своему замечательный, что проявил потом. Хотя совершено был человек на своем месте. Все запрещал, что нужно было. Но потом он выступал, представьте, на суде над КПСС, среди противников и показывал, что такое она была. Что она была не партия, а управляла страной. И вот когда он дошел до верстки моего обзора, до этого места, он сказал: "Это придется, конечно, снимать целиком". "Хотелось бы, - сказала я твердо, - оставить хоть 2-3 строчки упоминания об этой повести". "Ну, вы, конечно, ее не называете, - говорит он раздумчиво, - но ведь говорить о повести и не называть ее - это самиздат". Почему-то он сказал такую странную фразу. И вдруг я слышу, как говорю (уже слышу свой голос, потому, что на размышления времени не было, это осенило меня): "Видите ли, Владимир Алексеевич, ведь повесть напечатана не была, а пока повесть не напечатана, в сущности, названия она не имеет. Любое ее авторское название - это только вариант. Мы можем упоминать его, а можем не упоминать". После этой абракадабры полной он говорит решительно: "Хорошо, оставим все". Никто не ожидал, что пройдут целых две страницы о "Собачьем сердце". Мало того, у нас с ним состоялся такой обмен репликами. Он сказал: "Ну, вы же понимаете, что это никогда не будет напечатано?". На что я такой пассаж себе позволила: "Ну что, Владимир Алексеевич, в нашей стране что значит "никогда"? Это в нашей стране не очень применимо". И я ему дала понять очень недвусмысленно, что мы с ним увидим эту повесть напечатанной. Что он и увидел в 1987 году в журнале "Знамя" спустя всего лишь 60 лет после ее написания, с моим послесловием. Петр Вайль: А когда она была напечатана на Западе? Мариэтта Чудакова: На Западе в 1968 и 69-м. Елена Сергеевна сама ее в подкладке пальто перевозила на Запад, что мне ее племянник-немец рассказывал, который жил и умер в Германии. Все она сама прекрасно возила. Потом пришлось ей отказываться от всего этого. Петр Вайль: Фильм Владимира Бортко к счастью, вышел в 1988 году, в другие времена. Вспоминает Владимир Толоконников. Владимир Толоконников: В картине никого не отберешь, не отнимешь. Вот и получилось такое кино. До сих пор нам нравится. У некоторых она, как настольная книга, эта картина. Я и сам смотрю иногда и восхищаюсь, какой Евстигнеев все-таки классный артист. Сначала я, конечно, был все-таки 50 на 50 недоволен своей работой. Потому что мне казалось, что можно было еще лучше. Потом, через некоторое время я уже думаю, что процентов 70. А теперь уже я смотрю и думаю, что это уже, наверное, не я делал, время все так оттянуло. Это единственная картина, где настолько была дисциплина и по времени все заряжено. Минута в минуту все привозят, здороваемся и уже сидим в образах. Все раскадровано. Там некогда было люлюкаться, ваньку валять. Он и со студии не выходил, Бортко. С утра у нас пауза, выходим, а он с утра и до ночи весь в мыле. Бортко вообще говорил, что снял бы за три месяца картину, если бы мы все были в куче. А то один в одном театре, другой в другом. Я же в Алма-Ате и у меня тоже гастроли. Меня, так как я дальний и не Евстигнеев, меня раньше вызывали, я там сидел, ждал его. И ничуть не жалею. Я бы и месяц сидел. Хорошо. В Питере же, все-таки. Был ансамбль. Никто никому не завидовал, помогали, общались, спорили. И с Евстигнеевым спорили. Поначалу я мандражил. Не то что я не могу, а из уважения к Евстигнееву. Борко мне говорил: "Что ты боишься его?". Ну и я пошел. Я из уважения к авторитету. А потом, ничего, на равных. Даже мои позиции выигрывали в споре. Я даже попрощаться не мог, хотя ехал через Москву, в тот день, когда он умер. Мне бы надо было попрощаться. Может, и хорошо. Он у меня в памяти, как живой. Петр Вайль: Роль профессора Преображенского так и осталась одной из лучших в блистательной карьере Евгения Евстигнеева. А Шариков - высшее достижение Владимира Толоконникова, сжившегося с ролью. Владимир Толоконников: Что я стал Климом Чугункиным, что ли? Я делал то, что написал Булгаков. Оттуда взрыхлял. Как будто я родился, чтобы это сыграть. Петр Вайль: Спустя годы булгаковский образ не слишком меняется в представлении актера, когда он отвечает на вопрос, как сыграл бы Шарикова сейчас. Владимир Толоконников: Может быть, он был бы жестче, хамовитее, может быть. Я терпеть не могу хамство, ненавижу. А хамство сплошь и рядом. Но все равно я бы ничего не придумывал. Я все равно бы от автора шел, что он закладывал. Можно играть бесконечно. Петр Вайль: Продолжаем разговор с Натальей Ивановой. Как насчет перспектив того, о чем идет речь в "Собачьем сердце"? Борменталь: С каждым днем в нем просыпается сознание. Профессор, Шарик разовьется в чрезвычайно высокую психическую личность. Петр Вайль: Как с этим, а? Наталья Иванова: Нет, я думаю, что это совершенно безнадежно. Вы знаете, когда я наблюдаю этот антропологический тип: Он же не меняется. Прелесть то в чем состоит? Какой был, такой и есть. И язык тот же самый. Поэтому, когда мы цитируем высказывания упомянутых и неупомянутых мною депутатов и восторгаемся их языком, это же тот же самый язык. Абсолютно бессмысленная абракадабра, но очень сочная, которую описал Булгаков. "Мы хотели как лучше, а получилось как всегда". Ну, кто это сказал? Что можно с этим сделать, что можно сделать с этим типом? Мы все думали, что когда советская власть кончится, то и гомо советикус сам по себе отомрет. Ничего подобного. Ничего не получается. Я думаю, что здесь не просто какие-то исторические усилия общества нужны, а необходим просто очень большой исторический разрыв. Наверное, действительно, нужны новые поколения, которые выросли уже при новых условиях, и которые не будут разделять то, что уже накопилось, или сделали другие, а будут сами стараться приобрести что-то в этой жизни своим трудом. Верить в просвещение достаточно трудно, но ведь ужас состоит еще и в том, что если мы возьмем современное наше российское телевидение, в его наилучших образцах, которые занимают примерно 95 процентов предоставленного эфирного времени, то мы видим, что Шариковы торжествуют в качестве теперь уже эстрадных звезд. Они уже обрабатывают аудиторию. Может, аудитория просто пришла просто так отдохнуть, а вот к разврату подключается все большее количество масс. Может, человек-то он и не плохой, может, он пришел с какой-то своей работы или фирмы, какие-то учителя, завучи попали на какой-то концерт, и вдруг на них обрушивается два прихлопа, три притопа или вот эти вот сальные чудовищные шутки. Петр Вайль: Действительно, иногда просто подскакиваешь, насколько это цитаты из книжки 80-летней давности. Не буду называть сейчас фамилию, мальчишка этот ни в чем не виноват. Но есть футболист известный, он член национальной сборной России. Я прочел с ним интервью. Что вы читаете, его спросили. Он говорит: "Вот, недавно на сборах, прочел Шопенгауэра. Замечателен следующий вопрос журналиста: и что Шопенгауэр? Парень отвечает: "Дело пишет. Правда, я кое с чем поспорил бы". И вдруг я понимаю, что это же точная цитата, когда Филипп Филиппович и Борменталь спрашивают у Шарикова, что он читает, и тот говорит: "Переписку Энгельса с Каутским". И говорит: "Не согласен". - "А с кем не согласен?" - "А с обоими не согласен". Это точно. Парень, видимо, Шопенгауэра прочел на сборах, а "Собачье сердце" еще нет. Когда прочтет, может, он и узнает эти свои слова из интервью. Фантастическое попадание Булгакова в образ, сродни чуду. Наталья Иванова: Да. И я думаю, что Шариков бессмертен. У меня такое даже ощущение, что Шариковы распространяются. Это такая опасность нашей новой жизни. Петр Вайль: Булгаков писал эту вещь, вы уже сказали о том, что в отличие от Зощенко с его образной системой невероятно выразительной, очень яркой, сильной, эмоциональной, он еще и писал прямую декларацию. И там прямо куски социально-политического трактата. Вот эта знаменитая высказывание Филиппа Филипповича о разрухе. Профессор Преображенский: Когда я вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза, и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной у меня разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: "Долой разруху!" - я смеюсь. Ей богу, мне смешно. Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку. И вот когда он вылупит из себя все эти галлюцинации и займется чисткой сараев, прямым своим делом, разруха исчезнет сама собой. Петр Вайль: Ведь это же применимо, в принципе, ко всем обществам и во все времена. Вот эта формула. Наталья Иванова: Эта формула, что разруха в умах, конечно. Петр Вайль: Это поразительно. И когда он в другом месте говорит: Профессор Преображенский: Все будет, как по маслу. Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замерзнут трубы, потом лопнет паровое отопление, и так далее. Наталья Иванова: Я буду смеяться диким смехом, потому что все то же самое происходит еще и сегодня. Сначала веерное отключение, потом замерзает котел, потом люди остаются без тепла, а потом получается что Булгаков настоящий гений на долгую историю России. Это крик вообще о том, что России предстоит в ближайший век. И когда написана эта вещь? Она написана в 25-м. Я думаю, что столетие ее будут отмечать, когда будут находить, к моему глубокому сожалению, еще параллели в реальной российской жизни. Очень бы хотелось, чтобы этого не было. Но параллелей множество. Собственно, "Собачье сердце" уже разобрано на заголовки. Его можно разбирать на заголовки и дальше. Профессор Преображенский: Ужас заключается в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которые существуют в природе.

Собачье сердце — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100

21—30 из 99

kabanow

Последние сердцебиения советского кинематографа

Безусловно, один из лучших фильмов, снятых «по Булгакову». Атмосфера «булгаковского времени и стиля» переданы просто великолепно. Но, странное дело, когда первый раз посмотрел его… в далёком уже 1988 году, то особо не был в восторге. Обычный телефильм с прекрасной игрой актёров (особенно Владимира Толоконникова и Евгения Евстегнеева). Но, спустя годы, просмотрев ещё и ещё это кинопроизведение, почувствовал некую внутреннюю тягу к фильму. Владимира Бортко «суперрежиссёром» не считаю (до «Собачьего сердца» снял несколько добротных, но посредственных фильмов разных жанров («Комиссия по расследованию», «Блондинка за углом», «Мой папа - идеалист»). После «Собачьего сердца» скатился до уровня «сериалов на потребу дня» («Улицы разбитых фонарей», «Бандитский Петербург»). Особняком в его творчестве стоит сериал «Мастер и Маргарита». Но это вновь Булгаков! И вновь блестящая режиссёрская работа!

Несомненно, «первую скрипку» фильма играет замечательный дуэт Толоконников- Евстегнеев. Это, действительно, надо видеть! Просто словами (каким бы словарным запасом я не обладал) всю актёрскую игру, всю гамму чувств, мимики, буффонады не передать.
Жаль, нет уже с нами великого Евгения Евстегнеева, да и Владимир Толоконников разменивает свой талант на всевозможные дешёвые сериалы (но тому свои причины: жить как-то надо…

прямая ссылка

21 января 2009 | 21:31

Итак, «Собачье сердце». Это настоящая классика русского кинематографа, подлинный шедевр.

Да и как могло быть по-другому. Ведь это экранизация произведения самого Михаила Булгакова. Снимать фильм на такое известное творение всегда большой риск. Но режиссер Владимир Бортко справился неожиданно хорошо. Повесть Булгакова, страшная и веселая одновременно, удивительно органично соединившая в себе быт, фантастику, сатиру; она написана легко, ясным и понятным языком, отличается злободневностью звучания в наши дни. Все это можно смело сказать и об экранизации. Это тот редкий случай, когда режиссер в своей работе передал смысл литературного произведения с предельной точностью. Он обличил политическую демагогию, выступил против невежества и хамства.

Бортко на редкость хорошо удаются фильмы по Булгакову. Он так легко их снимает. Это в полной мере относится и к экранизации «Мастер и Маргарита».

Фильм уже давно разлетелся на знакомые фразы, а герои стали нарицательными. И это лишний раз говорит об успехе фильма.

Особый шарм картина приобрела благодаря тому, что она черно-белый. Это позволило зрителю окунуться в советский мир в самом начале своего становления, такой далекий, но одновременно такой близкий.

Невероятная актерская игра. Особенно хочется отметить Евгения Евстигнеева (профессор Преображенский). Это действительно великий актер, которому виртуозно удавалось воплотить в жизнь свои роли.

Каждый раз смотришь этот фильм по-новому. Карикатурные шутки на советскую власть неизменно заставляют смеяться до слез. Я, честно говоря, не знаю ни одного человека, кто не смотрел этот фильм. Но если вы все-таки его не видели, то это произведение должно быть одним из первых в вашем списке.

10 из 10

прямая ссылка

26 марта 2011 | 17:26

AnGGelina

«Какой я к черту Шарик…»

Я буду коротка, как никогда, ибо краткость сестра таланта, и тем более не вижу смысла доказывать, что фильм экранизирован феноменально.

О книге. Булгаков гений – книга вечна.

О фильме. Именно с фильма ушли в народ «фишковые» фразы. Да, да, а товарищ Шариков, ну прямо в точку! Таким я его всегда и представляла. Впервые экранизация не чуть не уступает книги – безусловно «эх яблочко..» вообще за русскую душу берет.

И того. Гениальность книги в сочетание с невероятной экранизацией фильма дарит нам два шедевра, вне всяких сомнений.

10 из 10

прямая ссылка

21 сентября 2009 | 15:39

karl23

Расстрел советской ментальности

Антисоветская сатира страшной, разрушительной силы. Контрреволюция. Тот, кто разрешал постановку этого фильма, должен был понимать, какой чудовищный удар будет нанесен по советскому мировоззрению, больше того, - это расстрел советской ментальности! Пуля в затылок. Как пропустили такую постановку в советское время?! Невероятно. Самоубийственно. Они бы еще «Архипелаг ГУЛАГ» экранизировали. Но если против Архипелага еще как-то можно бороться, например говорить, что все ложь, то против «Собачьего сердца» и возразить-то нечего, нечем бороться. Булгаковская сатира как стрелы Робин Гуда - летит без промаха, убивает наповал. Я почти вижу как этот фильм раскалывал головы позднее-советских интеллигентов, все еще верующих в в идеалы коммунизма (хотя эта вера уже подгнила) – их идеалы взрывались у них в головах как гранаты!

Сатира это хищник, у нее острые зубы, она может загрызть, разорвать и разбросать какую угодно идею, тем более ту, которая и так дышит на ладан.

10 из 10

прямая ссылка

31 октября 2011 | 18:58

Lena_Lugansk

Самый удачный немедицинский опыт кудесника Бортко

Замечательному рецензенту SuRRenderu, без пяти минут профессионалу
посвящается

От Севильи до Гренады в тихом сумраке ночей…

Блистательный профессор Преображенский, в исполнении Евгения Евстигнеева, проживает в шикарном особняке в Обуховском переулке, - это довольно респектабельный, талантливый, умудренный жизненным опытом и со всех сторон гармоничный человек. По утрам он с упоением фанатичного хирурга режет кроликов, а вечером, вооружившись презентабельной тростью, облаченный в шубу а-ля Шаляпина, вразвалку идет слушать «Аиду».

И бедное несчастное СУЩЕСТВО, как назвал его сам Булгаков, ростом с маленького карлика, которое научилось складывать буквы в слова, но от того не стало человеком. Обладатель самого паршивого человеческого сердца убийцы и алкоголика Клима Чугункина, гумункулус, стоящий только на первой ступени человеческого развития.

Скажите, что между этими двумя героями может быть общего?

К великому моему сожалению и к убийственному сумасшествию профессора, который чуть не натворил своим экспериментом неописуемых бед, но между ними целая повесть. Повесть великого мирового классика, на протяжении которой со страшным звоном бьется дорогая посуда, по квартире бегает маленькое коротконогое создание с претензией на человека, а упомянутый выше Преображенский систематически бьется головой о стену от осознания своей неправоты.

И мое сожаление и внутренний страх – это всего лишь философские рассуждения на тему богатых и бедных. А богатых я люблю, потому отчасти все объясняется очень простыми истинами.

Если богатый – значит умный и талантливый с претензией на трудоголика.

А нищета меня всегда приводит в ужас и транс: в ней живут ленивые люди, убогие и душой и телом.

И не верьте никогда тому, что гений должен быть голодным, нищим и больным! Все это выдумали неудачники-завистники, которым колет глаза чей-то успех.

Сам Булгаков считал что богатство, особенно перешедшее по наследству от родителей, это практика доброты.

Здесь будет уместна цитата классика из ненапечатанной им главы: «Мне нравятся богатые люди. Пишу это в здравом уме и твердой памяти. Смело пишу. Где-то даже дерзко пишу. И все же готов повторить опять и опять: да, мне нравятся богатые. Они спокойно могут сидеть в консерватории и не ерзать на стуле по той причине, что им никак четвертак не отдают! Гори он огнем, этот четвертак!»

Поскольку сюжетные коллизии мы слегка разобрали, приступим к моменту экранизации.

Я с большим обожанием отношусь к Булгакову. И поэтому очень ревностно и близко к сердцу воспринимаю многие режиссерские выпады в его сторону. Многие, но только не выпады Владимира Бортко.

Потому что в честном поединке сошлись два драматурга Булгаков и Бортко, и это тот редкостный момент, когда я опешила: а что лучше книга или фильм?!

А если фанаты творчества великого киевлянина задаются таким вопросом, это может означать только одно: Бортко беспрецедентная умница и он давно перешел с Булгаковым на «ты»!

Их честный поединок, который состоялся в 1988 году, я бы оценила со счетом 1:1 – оба джентльмена оказались не лишь бы какими классиками!

Конечно, Владимир Бортко изумительный хитрец, потому что весь актерский состав, задействованный в фильме, не мог не произвести должного фурора и не влюбить в себя потенциального зрителя.

Евгений Евстигнеев навсегда останется у меня в памяти в образе ироничного и вальяжного интеллигента, сидящим нога за ногу в шелковом халате и бесстыдно высмеивающим красный террор. Он актер с большой буквы и никто лучше него не передал атмосферу хаоса тех лет, когда сущие «собаки» уселись за один стол с господами.

И когда он с неприкрытой ненавистью стучал костяшками пальцев по столу о том, что разруха в головах, а не в клозетах и что невозможно одновременно подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то заморских голодранцев…

У меня от силы его актерской игры в тот момент аж мурашки пошли по телу, и равно как еще не оперированному псу мне вдруг подумалось: «Первоклассный деляга! Ни дать, не взять первоклассный!»

Доктор Борменталь тоже вышел весьма натурально. Борис Плотников воплотил на экране образ эдакого перепуганного и вечно сомневающегося интеллигента, который вроде бы «и вашим и нашим», однако горой стоит за повидавшего виды профессора, что делает ему честь. Весьма странный персонаж на мой взгляд: защитить обессилевшего профессора от направленного дула револьвера ему значительно безопаснее, чем познакомиться с хрупкой девушкой, единственная радость которой «синематограф». Здесь он робок, как исключительный трус, здесь хвост его поджат. И, в общем, за него это с невиданным бахвальством сделал его подопечный еще недавешний пес.

Шариков Полиграф Полиграфович собственной персоной – нелепый галстук, брюки на три размера больше и постоянные вши… Искрометная игра Владимира Толоконникова, изумительно правдоподобный пес, ставший на две ноги. И хотя это единственная его колоритная роль в кинематографе – лучше редко, но метко! Исполосованный скальпелем пес, который к концу фильма вовсю будет размахивать револьвером – это именно его заслуга и низкий поклон артисту от всех благодарных зрителей за эту роль!

Так же не остались в стороне трогательная Зина (Ольга Мелихова) в накрахмаленном чепчике прислуги и эпатажно громогласная Нина Русланова – Дарья Петровна из первоисточника. И ее знаменитая фраза при стихийном наводнении профессорской квартиры: «Да куда ж ты гребешь, дурак?! Ой дурак!!...» - мои знакомые используют ее в качестве междометья.

Да и вообще весь фильм давно растащили на цитаты, чему я искренне рада, потому что пока у нас на устах «гуляет» Булгаков, пусть даже жаргонный и блатной, мы как нация самобытны и живы, и почва у нас под ногами довольно крепкая.

прямая ссылка

13 марта 2009 | 17:38

Сколько раз смотрю этот фильм, столько раз им восхищаюсь. Это самая лучшая экранизация Булгакова.

прямая ссылка

28 декабря 2006 | 14:25

Гениальное произведение про гениального человека! Это самая удачная экранизация из всех произведений М.Булгакова.
Все актёры сыграли ту эпоху правильно, без единой запиночки, даже ни на секунду не думаешь о том, что снято всего 20 лет назад!

Особенное внимание надо уделить Владимиру Толоконникову. Этому великолепному актеру удалось крайне правдоподобно сыграть Шарика, а впоследствии и Полиграфа Полиграфовича.

Фильм пропитан сатирой Булгакова. Побольше бы таких фильмов, так как очень часто режиссеры снимают свою версию произведений нашей литературы, отталкиваясь не от авторской позиции, а от собственной, а этот фильм максимально приближен к тексту книги,что очень радует.

В общем, классика русского кино!

10 из 10

прямая ссылка

25 апреля 2009 | 17:16

Paolo_74

Не читайте перед завтраком советских газет.

Фильм - абсолютный шедевр!

Гениальная повесть гениального Булгакова разыграна просто фантастически. Профессор Преображенский, по моему скромному мнению, - лучшая роль неподражаемого Евстигнеева. Никому до того неизвестный Толоконников - просто бесподобно изобразил Шарикова. Плотников - лучший Борменталь из возможных. Три стопроцентных попадания в три главных роли. Смотреть за их игрой - непередаваемое удовольствие. А интересный, умный, злободневный сюжет, актуальный в любые времена, дает повод не только к получению эстетического наслаждения, но и к умственному и нравственному осмыслению происходящего.

— Не читайте перед завтраком советских газет.
— Так ведь других нет.
— Вот никаких и не читайте.

В полной мере этот диалог можно отнести и к современным реалиям. Не читай в интернете, не слушай по радио, не смотри по телевизору, иначе велики шансы безостановочно отравлять себя токсичным мышлением.

'... кинематограф у женщин — единственное утешение в жизни.'

Замени 'кинематограф' на 'сериалы' - что изменилось?

— Лаской, лаской… Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом…

Многие ли помнят об этом? Сколько кругом неадекватных родителей, орущих на детей. Справедливости ради надо сказать, что выведенный профессором собако-человек, хоть и был живым существом, и даже идейным, заставил того пересмотреть свою точку зрения, не долго умный и интеллигентный профессор продержался в рамках, общаясь с типичным представителем новой эпохи.

А сколько сейчас народа, именующего себя звездами, или еще похлеще, советует нам, простым смертным, из каждого утюга, как надо жить, любить, воспитывать детей и прочее и прочее. Так и хочется сказать им всем:

- И вы в присутствие двух людей, с университетским образованием, позволяете себе давать советы космического масштаба и космической же глупости! А сами в то же время наглотались зубного порошка!

В общем, никогда не устареет Булгаков, никогда не потеряет актуальности этот фильм. Смотрите и получайте удовольствие.

10 из 10

прямая ссылка

03 июля 2015 | 17:35

Eriksh

Гениальный фильм по гениальной книге.

Экранизация литературного произведения дело трудное. А если экранизировать признанный шедевр, то задача режиссера трудна вдвойне. Во-первых, очень тяжело перенести объем книги в киноформат. Тут нужно сохранить содержание, не допустив «белых пятен», и при этом не растянуть фильм до размеров эпопеи. А во-вторых, большинство режиссеров и сценаристов грешат «отсебятиной», которая порой превышает разумные пределы, и от экранизируемой книги остается только лишь название. Во многом именно потому, признанных шедевров, снятых по известной книге, не так уж много. Одной из таких картин смело можно назвать «Собачье сердце».

Режиссер Владимир Бортко идеально адаптировал роман Булгакова в сценарий своего фильма, уместив в две серии все основные события книги. При этом ничего существенного изменено не было, более того, многие диалоги перекочевали в фильм непосредственно из первоисточника. Все актеры выложились на сто процентов, отыграв характеры своих героев. Умудренный опытом профессор Преображенский в исполнении Евгения Евстигнеева, вспыльчивый интеллигент Борменталь, которого сыграл Борис Плотников, ехидный и самодовольный Швондер – Роман Карцев, и конечно же Владимир Толоконников, исполнивший главную роль. Все они словно сошли со страниц книги. Толоконников идеально вписался в образ Шарикова, при этом изменения героя актер улавливал невероятно тонко. Когда я смотрю фильм, то удивляюсь, насколько естественно выглядят сцены Шариковского пьянства. Роль «эксперимента» однозначно лучшая в карьере этого актера.

Фильм снят с эффектом сепии, для предания ему колорита постреволюционного времени. При этом фильм то и дело прерывается псевдодокументальными съемками Ленинграда, создающими эффект старины, и погружающими зрителя в ту эпоху.

Такому тщательному отношению к созданию телефильма стоит позавидовать современным ремесленникам, снимающим сериалы чуть ли не каждый день. Игра актеров, выдержанные в духе Булгаковской книги диалоги, даже декорации и те можно относить к наглядному пособию о том, как можно снять телевизионное кино, сделав его абсолютным шедевром.

Вывод: Нет смысла долго рассказывать об этом великолепном фильме. И если есть еще в стране человек, считающий себя любителям кино, но незнакомый с фильмом «Собачье сердце», немедленно исправьте эту нелепую оплошность.

Оценка: 10 из 10.

прямая ссылка

01 февраля 2011 | 01:00

Творчество знаменитого писателя Михаила Булгакова является одним из важнейших достояний мировой культуры 20 века. Его нетленный роман «Мастер Маргарита» до сих пор будоражит умы общественности и раз за разом становится объектом исследований различных ученых, считающих, что автор вложил в свое произведение множество скрытых подтекстов, которые нуждаются в том, чтобы их отыскали. Вполне естественно, что романы Булгакова взяли в свой оборот и кинематографисты, но вот особыми удачами на этом поприще до поры, до времени они похвастаться не могли. Тот же «Мастер и Маргарита» оказался неподвластным даже именитым классикам, так и не сумевшим подчинить свой воле строптивый мистический роман, не говоря уже о новичках, которых история Булгакова заставляла задумываться о смене профессии из-за неумолимо наступающего творческого провала. Однако стоит признать, что писатель знаменит не только одним произведением. Его творчество насчитывает множество других романов, повестей и рассказов, достойных не меньшего внимания, нежели «Мастер и Маргарита». Так в свое время Леонид Гайдай переработал одну из работ Булгакова в одну из лучших советских комедий всех времен, «Иван Васильевич меняет профессию». Только вот от первоисточника в ленте оказалось не так много, как хотелось бы. Гайдай создал фильм в своем творческом стиле, обессмертив в первую очередь свое имя, а не писателя. Таким образом после «Ивана Васильевича…» в мире кино о Булгакове вновь позабыли, лишь изредка пробуя совладать с «Мастером и Маргаритой», как известно, безуспешно. И вот когда все уже смирились с тем, что Михаил Афанасьевич навсегда останется гением литературы, чьи творения никогда не покорят экраны в формате точных экранизаций, на арену выходит молодой и явно талантливый постановщик Владимир Бортко, в свое время отметившийся с обаятельной трагикомедией «Блондинка за углом». Кинематографист посчитал, что сможет как следует воссоздать повесть Булгакова «Собачье сердце» и с неподдельным ажиотажем принялся за работу. Получив все необходимые разрешения от партийного руководства, Бортко также заручился поддержкой одного из величайших актеров эпохи, Евгением Евстигнеевым, и снял двухсерийный телевизионный фильм, чьей славе могли бы позавидовать многие полнометражные ленты, созданные для проката в кинотеатрах. Владимир Бортко доказал, что творчество Михаила Бугакова – это кладезь идей, которые можно и нужно популяризировать для масс. Главное знать, с какой стороны браться за дело и видеть конечный результат задолго до начала съемок.

«Собачье сердце» увидело свет в 1988 году, в самый разгар Перестройки, благодаря чему режиссеру позволили определенные вольности, и он мог со всей строгостью высмеять определенные моменты истории Советского Союза без страха того, что его лента отправится на «полку» и ее возможно никто и никогда бы не увидел. Итак, сюжет фильма разворачивается в 1920-х годах, в Москве, когда власть захватили Большевики. Гениальный хирург Филипп Филлипович Преображенский (Евстигнеев) потратил долгие годы на совершенствование инновационной технологии омоложения, благодаря чему высшие власти позволили ему не только остаться жить в своей роскошной квартире, но и разрешили продолжать прием многочисленных клиентов на дому в обход обязательному принуждению работы врачей в коммунальных поликлиниках на благо зарождающегося социалистического общества. Ассистентом Преображенского и по совместительству лучшим другом выступает доктор Иван Арнольдович Борменталь (Борис Плотников), скромный молодой человек, обязанный профессору своим благополучием, обеспеченностью и перспективной карьерой. Вместе герои разрабатывают новую операцию, которая должна стать переворотом для всей мировой медицины и навсегда внести имя Преображенского в перечень лучших умов человечества за всю историю. Ученые собираются пересадить семенные железы и гипофиз погибшего человека в тело собаки, тем самым преобразив ее в человекообразное существо. На удивление самого Преображенского, его эксперимент удался и дворовой пес Шарик, обладающий вполне осмысленным сознанием, превратился в пьяницу, дебошира и хулигана Полиграфа Полиграфовича (Владимир Толоконников), которого моментально берет в свой оборот недалекий председатель домкома Швондер (Роман Карцев), обремененный тягостью общественной работы на клеточном уровне…

Владимир Бортко снял свой фильм в нарочито черно-белых тонах, дабы приблизить наше с вами восприятие «Собачьего сердца» к эпохе его действия. Режиссер во всех деталях показывает нам жизнь людей, которые только-только свергли царскую власть, а на ее место пришли большевики, работающие, что называется, для народа. Элитарность общества и его дележ на касты канули в безвестность. На ключевые посты во все органы власти пришли люди из народа, которые не обладали должными навыками управления, но считали себя наиболее пригодными для того, чтобы вершить судьбы миллионов рядовых граждан. Однако вместо долгожданного равенства и сытой действительности, люди столкнулись с массой проблем – голодом, преступностью и самым страшным врагом любой цивилизации – глупостью. И посреди всего этого кошмара возвышается фигура профессора Преображенского, человека старой формации, сумевшего избежать гнева народных масс и сохранившего достоинство. Герой верой и правдой служит науке, но при этом не забывает о том, что прилежные манеры и саморазвитие еще никто не отменял. Преображенский не боится раз за разом выставлять карикатурного начальника домкома Швондера глупцом и практически смеется ему в лицо. И делает это профессор настолько утонченно, что недалекий большевик и его приспешники не могут поделать ничего иного, кроме как удалится восвояси. Немалый интерес также вызывают и разговоры между Преображенским и Борменталем, ставшим полноценным наследником профессора и получающим от него самое главное – знания, формирующие жизненную позицию. Доктор Борменталь не менее важен для истории, нежели профессор, ведь он олицетворяет собой молодого интеллигента, которому в скором времени придется бороться с мраком в одиночку. И он буквально съедает каждое слово Преображенского, понимая, что такие люди должны стоять во главе общества, а не дилетанты наподобие Швондера.

Ну и не могу не отметить великолепного Владимира Толоконникова, навсегда вошедшего в историю кино под прозвищем Шариков. На момент съемок фильма совершенно неизвестный актер приглянулся режиссеру благодаря своему явному таланту и искорке, горящей в глазах. Шариков в исполнении Толоконникова стал образцовым проходимцем, который тем не менее вызывает исключительно положительные эмоции. Когда в кадре появляется наш герой, то это означает только одно – готовьтесь к изрядной доле отборного юмора! Толоконников своим образом высмеивает народ за его недальновидность и глупость. Это самый настоящий символ невежества и олицетворение 1920-х. Возможно кому-то не понравится, как Бортко при помощи Булгакова показал истоки Советского Союза, но от этого никуда не деться – историю никто не в праве переписывать и приукрашать.

В итоге хочу сказать, что «Собачье сердце» по праву считается одним из лучших фильмов своего времени и, безусловно, жемчужиной в карьере Владимира Бортко. Думаю, что Михаил Булгаков был бы рад проделанной работе и оценил бы представленный фильм по достоинству. Так что я не могу пожелать вам ничего иного, кроме как приятного просмотра!

10 из 10

прямая ссылка

02 апреля 2015 | 10:55

показывать: 10255075100

21—30 из 99

Мастер и Маргарита

Годы написания: 1929-1940
Первая редакция
Время начала работы над «Мастером и Маргаритой» Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 годом. В первой редакции роман имел варианты названий «Чёрный маг», «Копыто инженера», «Жонглёр с копытом», «Сын В.», «Гастроль». Первая редакция «Мастера и Маргариты» была уничтожена автором 18 марта 1930 года после получения известия о запрете пьесы «Кабала святош». Об этом Булгаков сообщил в письме правительству: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…».
Работа над «Мастером и Маргаритой» возобновилась в 1931 году. К роману были сделаны черновые наброски, причём здесь уже фигурировали Маргарита и её тогда безымянный спутник — будущий Мастер, а Воланд обзавёлся своей буйной свитой.
Вторая редакция
Вторая редакция, создававшаяся до 1936 года, имела подзаголовок «Фантастический роман» и варианты названий «Великий канцлер», «Сатана», «Вот и я», «Черный маг», «Копыто инженера».
Третья редакция
Третья редакция, начатая во второй половине 1936 года, первоначально называлась «Князь тьмы», но уже в 1937 году появилось заглавие «Мастер и Маргарита». 25 июня 1938 года полный текст впервые был перепечатан (печатала его О. С. Бокшанская, сестра Е. С. Булгаковой). Авторская правка продолжалась почти до самой смерти писателя, Булгаков прекратил её на фразе Маргариты: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?»…
Роман «Мастер и Маргарита» при жизни автора не публиковался. Впервые он вышел в свет только в 1966 году, через 26 лет после смерти Булгакова, с купюрами, в сокращённом журнальном варианте. Роман приобрёл заметную популярность среди советской интеллигенции и вплоть до официальной публикации распространялся в перепечатанных вручную копиях. Жена писателя Елена Сергеевна Булгакова в течение всех этих лет сумела сохранить рукопись романа.

По сохранившимся в архиве многочисленным выпискам из книг видно, что источниками сведений по демонологии для Булгакова послужили посвящённые этой теме статьи Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, книга Михаила Орлова «История сношений человека с дьяволом» (1904) и книга Александра Амфитеатрова «Дьявол в быте, легенде и в литературе средних веков».

Время начала работы над «Мастером и Маргаритой» Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 годом. В первой редакции роман имел варианты названий «Чёрный маг», «Копыто инженера», «Жонглёр с копытом», «Сын В.», «Гастроль». Первая редакция «Мастера и Маргариты» была уничтожена автором 18 марта 1930 года после получения известия о запрете пьесы «Кабала святош». Об этом Булгаков сообщил в письме правительству: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…».

Работа над «Мастером и Маргаритой» возобновилась в 1931 году. К роману были сделаны черновые наброски, причём здесь уже фигурировали Маргарита и её тогда безымянный спутник — будущий мастер, а Воланд обзавёлся своей буйной свитой.

Вторая редакция, создававшаяся до 1936 года, имела подзаголовок «Фантастический роман» и варианты названий «Великий канцлер», «Сатана», «Вот и я», «Черный маг», «Копыто инженера».

Третья редакция, начатая во второй половине 1936 года, первоначально называлась «Князь тьмы», но уже в 1937 году появилось заглавие «Мастер и Маргарита». 25 июня 1938 года полный текст впервые был перепечатан (печатала его О. С. Бокшанская, сестра Е. С. Булгаковой). Авторская правка продолжалась почти до самой смерти писателя, Булгаков прекратил её на фразе Маргариты: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?»…

Роман был впервые опубликован издательством «Художественная литература» в журнале «Москва», 1966, № 11 (ноябрь) и 1967, № 1 (январь) в сокращённом виде.

Булгаков Михаил Афанасьевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

О своем творчестве Михаил Булгаков говорил так: «Черные и мистические краски, в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык , а самое главное — изображение страшных черт моего народа». При жизни писателя его пьесы запрещали к постановке, а повести и романы напечатали только в 1960-х. Сейчас же произведениями «Собачье сердце», «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита» зачитываются со школы.

«Насквозь интеллигентная семья»: детство Булгакова

Михаил Булгаков в детстве. Фотография: империя-росс.рф

Михаил Булгаков (слева в верхнем ряду) с семьей. 1902. Фотография: wikipedia.org

Михаил Булгаков в юности. Фотография: wikipedia.org

Михаил Булгаков родился в Киеве. Его отец, Афанасий Булгаков, был профессором Киевской духовной академии. Он свободно знал греческий, немецкий, французский, английский языки, читал на старославянском. Мать, Варвара Булгакова, работала учительницей в гимназии, но после свадьбы посвятила себя детям. Будущий писатель был старшим ребенком: позже в семье Булгаковых родились дети Вера, Надежда, Варвара, Николай, Иван и Елена. Жалования в академии не хватало, и, чтобы прокормить семью, отец кроме основной работы преподавал историю в институте благородных девиц и служил в канцелярии киевского цензора. Константин Паустовский писал в «Книге скитаний»: «Семья Булгаковых была хорошо известна в Киеве — огромная, разветвленная, насквозь интеллигентная семья За окнами их квартиры постоянно слышались звуки рояля, голоса молодежи, беготня, смех, споры и пение».

Булгаковы жили в живописном месте — на Андреевском спуске. В очерке «Киев-город» писатель позже вспоминал: «Весной зацветали белым цветом сады, одевался в зелень Царский сад, солнце ломилось во все окна, зажигало в них пожары. А Днепр! А закаты!». Чтобы дети проводили больше времени на природе, родители купили дачу. С 1900 года семья переезжала каждое лето в поселок Буча недалеко от Киева — там у них был одноэтажный пятикомнатный дом с двумя верандами.

У Булгаковых часто звучала музыка. По вечерам мать играла на рояле произведения Фридерика Шопена. Иногда скрипку в руки брал отец, и родители вместе пели романсы. Детей часто водили на летние концерты в Купеческом саду над Днепром, старались достать билеты в оперу. На популярного в то время «Фауста» с Федором Шаляпиным в главной роли семья ходила несколько раз. Булгаковы также ставили благотворительные спектакли, в которых играли домочадцы. Представления проходили либо в приютах для инвалидов, либо в квартирах друзей.

Образованием детей занималась мать — «светлая королева», как называл ее Михаил Булгаков. Она прививала им любовь к чтению: в доме была большая библиотека. Сестра писателя Елена Булгакова рассказывала: «Родители, между прочим, как-то умело нас воспитывали, нас не смущали: «Ах, что ты читаешь? Ах, что ты взял?». У нас были разные книги». Михаил Булгаков читал произведения Александра Пушкина и Льва Толстого, приключенческие романы Фенимора Купера и сказки Михаила Салтыкова-Щедрина. Его любимым писателем был Николай Гоголь. Булгаков рано начал писать и сам. Он сочинял короткие рассказы о городских жителях.

В 1901 году Михаила Булгакова зачислили в самую престижную школу города — Первую Киевскую мужскую гимназию. Учеба давалась ему легко: первый, второй, третий и шестой классы будущий писатель закончил с наградами. Воспитание в гимназии было прогрессивным: к ученикам обращались на «вы» и разрешали высказывать собственное мнение. Вместе с будущим писателем учился Константин Паустовский. Он вспоминал: «Никто не давал таких едких и «припечатывающих» прозвищ как Булгаков «Ядовитый имеете глаз и вредный язык, — с сокрушением говорил ему инспектор Бодянский. — Прямо рветесь на скандал, хотя выросли в почтенном профессорском семействе!». Михаил Булгаков пел в гимназическом церковном хоре, играл в футбол и катался на коньках.

«Булгаков был переполнен шутками, выдумками, мистификациями. Все это шло свободно, легко, возникало по любому поводу. В этом была удивительная щедрость, сила воображения, талант импровизатора Существовал мир, и в этом мире существовало как одно из его звеньев — его творческое юношеское воображение»

«Хохотали под венцом ужасно»: женитьба и учеба на медицинском факультете

Михаил Булгаков во время учебы в Киевском университете. 1910-е. Фотография: moiarussia.ru

Семья Булгаковых в Буче. В верхнем ряду слева направо: Михаил Булгаков с матерью Варварой Булгаковой и первой женой — Татьяной Лаппа. 1913. Фотография: wikipedia.org

Михаил Булгаков. 1910-е. Фотография: семейный архив Лары Симоновой / russiainphoto.ru

В 1907 году от болезни умер отец Михаила Булгакова. Мать осталась одна с шестью детьми. Киевская духовная академия выплачивала семье ежемесячную пенсию, однако ее не хватало. Тогда Варвара Булгакова стала преподавать на вечерних женских курсах. Как старший сын Михаил Булгаков начал искать работу, чтобы помочь матери: он занимался репетиторством, а летом служил кондуктором на железной дороге. Несмотря на денежные трудности, все дети продолжали учиться в престижных гимназиях Киева. Мать говорила: «Я не могу вам дать приданое или капитал. Но я могу вам дать единственный капитал, который у вас будет, — это образование».

В 1909 году Михаил Булгаков окончил гимназию и получил аттестат. В июле этого же года он поступил на медицинский факультет Киевского университета. Выпускник быстро определился с профессией: два его дяди со стороны матери работали врачами в Москве и Варшаве, и оба прилично зарабатывали. Этот фактор стал решающим.

В 1911 году Булгаков познакомился с Татьяной Лаппа, которая приехала из Саратова к родственникам на каникулы. Ее тетя дружила с матерью Булгакова, и будущего писателя попросили показать девушке город. Татьяна Лаппа вспоминала: «Целыми днями, не замечая усталости, мы бродили по киевским улицам и паркам, посещали музеи. Куда только он меня не водил. Часто бывали на Владимирской горке А вечерами шли в Оперный театр». Они влюбились в друг друга, однако вскоре Татьяне Лаппа пришлось вернуться домой. Сестра Булгакова писала в дневнике: «Он все время стремится в Саратов, где она живет, забросил занятия в университете, не перешел на 3 курс».

В следующий раз влюбленные увиделись только в 1912 году, когда Татьяну Лаппа приняли на историко-филологическое отделение киевских Высших женских курсов. В 1913 году они обвенчались. Денег не было: пара не умела экономить и тратила то, что переводил отец Лаппа, в тот же день.

«Фаты у меня, конечно, никакой не было, подвенечного платья тоже — я куда-то дела все деньги, которые отец прислал. Мама приехала на венчанье — пришла в ужас. У меня была полотняная юбка в складку, мама купила блузку. Почему-то хохотали под венцом ужасно. Домой после церкви ехали в карете. На обеде гостей было немного. Помню, много было цветов, больше всего — нарциссов»

Когда началась Первая мировая война, Михаил Булгаков учился на четвертом курсе. Раненых было много, и студентов-медиков отправляли дежурить в лазарет Красного Креста. В госпиталь сестрой милосердия устроилась и Татьяна Лаппа. В 1915 году во время призывной кампании в университете Булгаков записался добровольцем на фронт, однако из-за хронической болезни почек его признали «негодным к несению военной походной службы».

Земский доктор

Михаил Булгаков. Фотография: diletant.media

Михаил Булгаков в своей комнате (врачебном кабинете). Киев. 1913. Фотография: Николай Булгаков / nasledie-rus.ru

Михаил Булгаков. Фотография: persons-info.com

В 1916 году Булгаков сдал выпускные экзамены и получил «степень лекаря с отличием». Будущий писатель даже не стал дожидаться торжественного вручения дипломов: он уехал на Юго-западный фронт добровольцем Красного Креста. Летом 1916 года там часто шли бои — генерал Брусилов начал знаменитую операцию «Брусиловский прорыв». Михаил Булгаков работал в фронтовом госпитале сначала в Каменце-Подольском, потом в освобожденном городе Черновцы. Однако в сентябре его отозвали. Все опытные врачи ушли на фронт, и в сельских больницах катастрофически не хватало людей. Тогда недавних выпускников медицинских факультетов стали вызывать со службы и распределять по отдаленным деревням. Михаил Булгаков получил назначение в Смоленскую губернию — он стал заведующим и единственным врачом Никольской земской больницы Сычевского уезда.

Работа была тяжелой, Булгаков делал все: принимал роды, ампутировал руки и ноги, лечил нарывы. В отчетности управы писали: «Он зарекомендовал себя энергичным и неутомимым работником на земском поприще». За год молодой врач принял 15361 больного. В этот период Булгаков начал писать рассказы о том, что происходило с ним во время работы: «Звездная сыпь», «Полотенце с петухом», «Стальное горло». Позже они вошли в цикл «Записки юного врача». В 1917 году он заразился дифтерией, когда лечил больного ребенка. Чтобы уменьшить боль, Булгаков вколол себе морфий. Вещество сразу вызвало зависимость.

В сентябре 1917 года Михаила Булгакова по его просьбе перевели в Вяземскую больницу. Он стал заведующим инфекционным и венерическим отделением.

«И вот я увидел их вновь наконец, обольстительные электрические лампочки! На перекрестке стоял живой милиционер в будке торговали вчерашними московскими газетами, содержащими в себе потрясающие известия, невдалеке призывно пересвистывались московские поезда. Словом, это была цивилизация, Вавилон, Невский проспект»

В декабре 1917 года Булгаков поехал в Москву за разрешением вернуться в Киев, но получил отказ. В городе были беспорядки — шла революция. Булгаков писал: «Недавно в поездке в Москву мне пришлось видеть воочию то, что больше я не хотел бы видеть. Я видел, как толпы бьют стекла в поездах, видел, как бьют людей. Видел разрушенные и обгоревшие дома в Москве. Видел голодные хвосты у лавок, затравленных и жалких офицеров».

От белого военврача до работника ревкома

Михаил Булгаков. Музей М.А. Булгакова, Москва

Михаил Булгаков с первой женой — Татьяной Лаппа среди актеров театра. 1919. Владикавказ. Фотография: wikipedia.org

Михаил Булгаков. Около 1918. Музей М.А. Булгакова, Москва

Освобождение от службы Булгаков получил только в феврале 1918 года. Врач с женой сразу же вернулся в Киев. Их поезд был одним из последних — вскоре город захватили германские войска и началась оккупация. Михаил Булгаков решил специализироваться на венерологии и открыл частный прием. Поборол зависимость от морфия. Теперь по вечерам он писал. Булгаков задумал цикл «Записки юного врача», отрывки которого читал домашним.

Власть в Украине постоянно менялась. После немецкой оккупации страной управлял гетман Скоропадский, потом были Симон Петлюра и Украинская Народная республика, которых сместила Красная Армия. Булгаков писал: «В 1919 году, проживая в городе Киеве, последовательно призывался на службу в качестве врача всеми властями, занимавшими город». Ему приходилось скрываться или убегать. Татьяна Лаппа вспоминала, как муж избежал мобилизации в армию Петлюры: «Он потом рассказал, что как-то немножко поотстал, потом ещё немножко, за столб, за другой и бросился в переулок бежать. Так бежал, так сердце колотилось, думал инфаркт будет». Однако в сентябре 1919 года Булгакову сбежать не удалось — его направили военным врачом во Владикавказ. Жена решила ехать вместе с ним.

В феврале 1920 года белогвардейцы покинули Владикавказ — на город наступали красные. Уехать вместе с армией Булгаков не мог: незадолго до этого он заболел тифом. А когда выздоровел, в городе уже заседал революционный комитет. Нужно было решать, как зарабатывать на жизнь. Диплом врача грозил очередной мобилизацией и отправкой в места боевых действий, поэтому Михаил Булгаков решил сменить специальность и стать писателем.

Он устроился на работу во Владикавказский ревком, где заведовал литературной и театральной секцией. Булгаков отнесся к своим обязанностям ответственно: почти каждый день он организовывал литературные вечера, публичные чтения, лекции по истории культуры. Параллельно ставил на театральной сцене пьесы, которые писал сам. В 1920 году состоялись две премьеры: комедия о бандах времен Гражданской войны «Самооборона» и драма о крахе старых идеалов «Братья Турбины». Михаил Булгаков писал своему двоюродному брату Константину: «Турбины» четыре раза за месяц шли с треском успеха Как бы я хотел, чтобы ты был здесь, когда «Турбины» шли в первый раз. Ты не можешь себе представить, какая печаль была у меня в душе, что пьеса идет в дыре захолустной, что я запоздал на четыре года с тем, что я должен был давно начать делать — писать».

Первые литературные произведения

Михаил Булгаков. Фотография: diletant.media

Слева направо: писатели Валентин Катаев, Михаил Булгаков, Юрий Олеша на похоронах Владимира Маяковского. 17 апреля 1930. Фотография: Илья Ильф / askbooka.ru

Повесть Михаила Булгакова «Дьяволиада» в литературно-художественном сборнике «Недра». Москва: Издательство «Мосполиграф», 1924

В 1921 году Михаил Булгаков переехал в Москву. Сначала он работал хроникером в «Торгово-промышленном вестнике», после его закрытия перешел в газету «Рабочий», а потом устроился обработчиком писем в издание «Гудок». Денег катастрофически не хватало, и Булгаков брался за любую работу. В своем дневнике от 26 января 1922 года он писал: «Вошел в бродячий коллектив актеров: буду играть на окраинах. Плата 125 за спектакль. Убийственно мало. Конечно, из-за этих спектаклей писать будет некогда. Заколдованный круг Питаемся с женой впроголодь». Фельетоны и очерки для «Гудка» тогда писали известные литераторы: Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев, Юрий Олеша, Исаак Бабель. С апреля 1922 года к ним присоединился и Михаил Булгаков. Тексты писателя публиковали почти в каждом номере газеты — в этот период вышли юмористические рассказы «Похождения Чичикова», «Красная корона», «Чаша жизни». Булгаков высмеивал мещан, приспособленцев и лгунов. Часто он черпал идеи из записок, которые присылали в редакцию рабочие корреспонденты.

Параллельно бывший врач писал для эмигрантского просоветского издания «Накануне». В литературном приложении газеты опубликовали первые главы из повести «Записки на Манжетах» — частично автобиографического произведения о голодной жизни современного писателя. Спустя полгода вышла вторая часть текста, на этот раз в журнале «Россия».

Михаил Булгаков все больше времени уделял литературе. В 1923 году он начал работу над романом «Белая гвардия». Днем он писал фельетоны для «Гудка», вечерами трудился над произведением. Татьяна Лаппа вспоминала: «Писал ночами «Белую гвардию» и любил, чтоб я сидела около, шила. У него холодели руки, ноги, он говорил мне: «Скорей, скорей горячей воды»; я грела воду на керосинке, он опускал руки в таз с горячей водой». В романе описывались события Гражданской войны на Украине через жизнь большой интеллигентной семьи. У всех героев были прототипы — родственники или киевские друзья Михаила Булгакова. Писатель даже дал семье девичью фамилию своей бабушки — Турбины. В очерке «Мне приснился сон» он писал: «Помнится, мне очень хотелось передать, как хорошо, когда дома тепло, часы, бьющие башенным боем в столовой, сонную дрему в постели, книги и мороз». Булгаков сравнивал роман с «Войной и миром»: персонажи поневоле оказались в центре политических событий и должны были сделать выбор.

Летом 1923 года Булгаков написал «Дьяволиаду» — повесть о делопроизводителе Короткове, которого свела с ума советская бюрократия. Произведение опубликовали в 1924 году журнале «Недра». После выхода текста писатель Евгений Замятин отметил: «У автора, несомненно, есть верный инстинкт в выборе композиционной установки: фантастика, корнями врастающая в быт, быстрая, как в кино, смена картин Абсолютная ценность этой вещи Булгакова — уж очень какой-то бездумной — невелика, но от автора, по-видимому, можно ждать хороших работ». Михаил Булгаков писал быстро. Уже осенью 1923 года он завершил рассказ «Ханский огонь». Вскоре Булгаков вступил во Всероссийский союз писателей.

МХАТ и Театр имени Вахтангова: Булгаков — драматург

Михаил Булгаков (второй слева) со второй женой — Любовью Белозерской. 1926. Москва. Музей М.А. Булгакова, Москва

Сцена из спектакля Ильи Судакова «Дни Турбиных». 1926. Московский художественный академический театр имени А.П. Чехова, Москва. Мультимедиа арт музей, Москва

Афиша спектакля Ильи Судакова «Дни Турбиных». 1926. Фотография: magisteria.ru

Зимой 1924 года на вечере газеты «Накануне» Михаил Булгаков познакомился с Любовью Белозерской. Во время революции она вместе с мужем эмигрировала во Францию, потом развелась и вернулась в советскую Россию. Вскоре Булгаков расстался с Татьяной Лаппа и женился на Белозерской.

«Нельзя было не обратить внимания на необыкновенно свежий его язык, мастерский диалог и такой неназойливый юмор. Мне нравилось все, принадлежавшее его перу Одет он был в глухую черную толстовку без пояса, «распашонкой». Я не привыкла к такому мужскому силуэту; он показался мне слегка комичным, так же как и лакированные ботинки с ярко-желтым верхом, которые я сразу окрестила «цыплячьими»

В 1924 году Михаил Булгаков написал фантастическую повесть «Роковые яйца». Литератор перенес действие произведения в будущее, в 1928 год. Повесть принесла Булгакову известность: ее напечатали сразу в двух журналах — «Недра» и «Красная панорама», а в 1925 году она вошла в первый сборник писателя «Дьяволиада». Горький писал в письме Михаилу Слонимскому 8 мая 1925 года: «Булгаков очень понравился мне, очень ». В этом же году в журнале «Россия» были опубликованы две части романа «Белая гвардия». Произведение Булгаков посвятил своей новой жене. Однако целиком «Белая гвардия» не была опубликована: журнал разорился, и печать последней части произведения отменили.

В апреле 1925 года Михаил Булгаков получил письмо от режиссера Бориса Вершилова. Тот предложил писателю поставить роман «Белая гвардия» на сцене студии МХАТ. Для этого требовалось переработать его в пьесу. Через несколько дней с Булгаковым связались и из Театра имени Вахтангова — просьба была такой же. Писатель сделал выбор в пользу МХАТа. Все лето Булгаков адаптировал произведение для театра. Педагог и критик Павел Марков 6 июня поторапливал Булгакова: «Театр очень заинтересован в обещанной Вами пьесе ». В сентябре писатель уже читал черновую версию труппе. У драмы было новое название — «Дни Турбиных».

Взамен «Белой гвардии», которую Булгаков отдал во МХАТ, писатель пообещал Театру имени Вахтангова новую пьесу. В декабре 1925 года он закончил «Зойкину квартиру». По сюжету, главная героиня открыла в своей квартире дом свиданий под видом швейной мастерской. Булгаков говорил: «Это трагическая буффонада, в которой в форме масок показан ряд дельцов нэпманского пошиба в наши дни в Москве».

Осенью 1926 года прошли сразу две премьеры Булгаковских пьес. 5 октября в МХАТе сыграли «Дни Турбиных», а 28-го в Театре имени Вахтангова состоялась премьера «Зойкиной квартиры». «Дни Турбиных» за первый месяц показали 13 раз, и все время в зале был аншлаг. Так же популярна была и «Зойкина квартира». Однако критики пьесу не приняли: Булгакова ругали за сочувствие белому движению, «домашнюю контрреволюцию» и «идеологию стопроцентного обывателя».

«Ныне я уничтожен»: обыск, запреты и звонок Сталина

Михаил Булгаков. Музей М.А. Булгакова, Москва

Михаил Булгаков (сидит в центре) с труппой Московского художественного академического театра А.П. Чехова. 1926. Москва. Музей М.А. Булгакова, Москва

Михаил Булгаков. Музей М.А. Булгакова, Москва

7 мая 1926 года в квартиру к писателю пришли с обыском. Политбюро начало кампанию против сменовеховцев — эмигрантов, которые выступали за примирение с Советской Россией. Несколькими днями ранее был арестован и выслан за границы Исайя Лежнев — редактор журнала «Россия», где печатался Михаил Булгаков.

«В один прекрасный вечер, — так начинаются все рассказы, — в один прекрасный вечер на голубятню постучали (звонка у нас не было) и на мой вопрос «кто там?» бодрый голос арендатора ответил: «Это я, гостей к вам привел!». На пороге стояли двое штатских: человек в пенсне и просто невысокого роста человек — следователь Славкин и его помощник с обыском»

Во время обыска у Булгакова изъяли дневник и сатирическую повесть «Собачье сердце». Историю профессора Преображенского, который превратил бездомного пса в грубого, малограмотного, но успешного в советских реалиях Шарикова, писатель надеялся напечатать в альманахе «Недра». Однако в Госбезопасности произведение охарактеризовали так: «…такие вещи, прочитанные в самом блестящем московском литературном кружке, намного опаснее бесполезно-безвредных выступлений литераторов 101-го сорта на заседаниях «Всероссийского Союза Поэтов». Вернуть рукопись удалось только через три года: за писателя вступился Максим Горький. Повесть так и не была напечатана при жизни автора, но текст распространялся в самиздате.

После успешного дебюта Михаил Булгаков написал для МХАТа еще одну драму о гражданской войне — «Бег». События пьесы происходили в начале 1920-х годов: белое движение уже потерпело поражение, бывшие генералы, преподаватели, епископы лишились всего и вынуждены были эмигрировать. Потерянные и беззащитные герои пьесы рассуждали о жизни, долге и семье. Во время работы над этим произведением Булгаков во многом опирался на воспоминания своей жены, Любови Белозеровой, которая сама эмигрировала во время революции. В мае 1928 года Константин Станиславский писал: «Бег» был принят театром восторженно, но Главреперткомом не разрешен к постановке. «Бег» запрещен». Резолюцию главного комитета по контролю за репертуаром поддержал Иосиф Сталин: он лично прочел пьесу.

«Бег» есть проявление попытки вызвать жалость, если не симпатию, к некоторым слоям антисоветской эмигрантщины, — стало быть, попытка оправдать или полуоправдать белогвардейское дело. «Бег», в том виде, в каком он есть, представляет антисоветское явление»

В 1929 году Главрепертком снял с репертуара все пьесы Булгакова. Писатель остался без дохода, бухгалтерия МХАТа требовала вернуть аванс за непоставленную пьесу «Бег». Булгаков писал брату Николаю в Париж: «Я сейчас уже терплю бедствие. 15-го марта наступит первый платеж фининспекции Полагаю, что если какого-нибудь чуда не случится, в квартирке моей миленькой и сырой вдребезги не останется ни одного предмета. Барахло меня трогает мало. Ну, стулья, чашки, черт с ними! Боюсь за книги!». В июне 1929 года Булгаков написал письмо Иосифу Сталину и Михаилу Калинину с просьбой разрешить выезд из СССР. Ему отказали. Тогда литератор подал заявление о выходе из Всероссийского Союза писателей.

Осенью 1929 года Михаил Булгаков написал новую пьесу — «Кабала Святош». Главным героем стал Мольер — неудобный для короля и духовенства писатель, которому постоянно пытались навредить другие герои. Произведение сначала разрешили к постановке, однако 18 марта 1930 года Главрепертком изменил свое решение: по мнению чиновников, Булгаков в пьесе проводил аналогию между бесправным положением писателя при тирании монарха и при диктатуре пролетариата. В этот же день, вернувшись домой, писатель сжег черновики романа «Театр» о закулисье и наброски «Романа о дьяволе». Вскоре Булгаков написал в Правительство СССР: в нем он повторил просьбу об эмиграции.

«Ныне я уничтожен. Уничтожение это было встречено советской общественностью с полной радостью и названо «достижением». Скажу коротко: под двумя строчками казенной бумаги погребены — работа в книгохранилищах, моя фантазия Я прошу принять во внимание, что невозможность писать для меня равносильна погребению заживо»

18 апреля 1930 года в квартире Булгакова раздался телефонный звонок. Говорил Сталин: «Вы где хотите работать? В Художественном театре?» — «Да, я хотел бы. Но я говорил об этом — мне отказали». «А вы подайте заявление туда. Мне кажется, что они согласятся». В мае 1930 года Булгакова зачислили на должность ассистента режиссера во МХАТ.

Последние годы писателя: работа в театре и роман «Мастер и Маргарита»

Михаил Булгаков с третьей женой — Еленой Шиловской. Январь 1935. Москва. Государственный Литературный музей, Москва

Михаил Булгаков (слева) с артистами Московского художественного академического театра А.П. Чехова в радиостудии. 1934. Москва. Фотография: staroeradio.ru

Михаил Булгаков в роли судьи в спектакле «Записки Пиквикского клуба». 1935. Московский художественный академический театр имени А.П. Чехова, Москва. Фотография: wikipedia.org

В театре Булгаков занимался инсценировкой — он собирался ставить «Мертвые души» и «Войну и мир». Писатель говорил своему другу Павлу Попову: «И вот к концу своей писательской работы я был вынужден сочинять инсценировки. Какой блистательный финал, не правда ли? Я смотрю на полки и ужасаюсь: кого, кого еще мне придется инсценировать завтра? Тургенева, Лескова, Островского? Последний, по счастью, сам себя инсценировал, очевидно предвидя то, что случится со мною в 1929 и 1931 году».

В 1932 году Михаил Булгаков развелся с Любовью Белозерской и женился на Елене Шиловской. С ней писатель познакомился на вечере у друзей. Шиловская была замужем за высокопоставленным чиновником. Когда ее отношения с Булгаковым открылись, супруг Шиловской отказался давать развод и запретил видеться с писателем. Однако спустя год он сдался и разрешил жене уехать. Шиловская помогала Булгакову во всем: печатала под диктовку произведения, вела все его дела.

В 1933 году Булгаков вернулся к «Роману о дьяволе». Литератор писал Вересаеву: «Задыхаясь в моих комнатёнках, я стал марать страницу за страницей наново тот свой уничтоженный три года назад роман. Зачем? Не знаю. Я тешу себя сам! Пусть упадёт в Лету!». Булгаков долго подбирал название: роман назывался то «Консультант с копытом», то «Копыто инженера», то «Гастроль (Воланда)». В первом, сожженном варианте Мастера и Маргариты не было вообще: герои появились уже во второй версии. Прототипом Маргариты стала третья жена Булгакова Елена Шиловская. Тогда же история Иешуа и Понтия Пилата из главной линии романа превратилась в сочинение Мастера.

Во время работы над «Мастером и Маргаритой» писатель делал выписки из богословских трудов, энциклопедических словарей и философских учений. Тетради были поделены на темы: «О дьяволе», «Иисус Христос», «О боге». Поэт Константин Симонов говорил: «Этот роман, по-моему, лучшая вещь Булгакова, а если говорить об истории Христа и Пилата, то это вообще одни из лучших страниц русской литературы 20-го века». К 1938 году роман был готов, однако править его Булгаков продолжал до своей смерти.

Параллельно Михаил Булгаков инсценировал произведения для театра: адаптировал «Дон Кихота», написал драму о Пушкине «Последние дни», сочинил либретто «Рашель» по мотивам рассказов Ги де Мопассана.

Осенью 1939 года писатель серьезно заболел. В феврале 1940-го он продиктовал последние правки к роману «Мастер и Маргарита». 10 марта того же года писатель скончался. Его тело кремировали, а прах захоронили на Новодевичьем кладбище.

Heart Dog Булгакова - AbeBooks

Мягкая обложка. Состояние: Удовлетворительное. Собачье сердце: ужасающая история - это веселая сатира Михаила Булгакова на лицемерие коммунистов. Это издание Penguin Classics переведено с примечаниями Эндрю Бромфилда и включает введение Джеймса Мика. В этой сюрреалистической работе автора «Мастера и Маргариты» богатый московский хирург Филипп Преображенский имплантирует гипофиз и яички пьяного мелкого преступника в тело бездомной собаки по имени Шарик.По мере того, как собака медленно превращается в человека, а человек - в неряшливого, развратного правительственного чиновника, жизнь доктора погружается в хаос. Резкое обвинение нового советского человека, «Собачье сердце» было немедленно запрещено советским правительством, когда оно было впервые опубликовано в 1925 году: чередуя ясный реализм с бешеной драматичностью, роман прекрасно передает атмосферу быстро меняющегося времени. Яркий перевод Эндрю Бромфилда сопровождается введением Джеймса Мика, в котором работа помещается в контекст классовой борьбы русских эпохи и рассматривается видение, прогрессивный стиль и непреходящая актуальность автора, который был изолирован и подавлен при жизни.Это издание также содержит примечания и хронологию. Михаил Булгаков (1891-1940) родился в Киеве, сегодняшней столице Украины. После окончания средней школы Булгаков поступил на медицинский факультет Киевского университета, который окончил в 1916 году. О своем опыте врача он написал в своих ранних работах «Заметки о наручниках и записки молодого сельского врача». Его более поздние работы трактовали тему художника и тирана под видом исторических персонажей, но «Мастер и Маргарита» обычно считается его шедевром.Известность, как дома, так и за рубежом, пришла не раньше, чем через четверть века после его смерти в Москве в 1940 году. Если вам нравилось «Собачье сердце», вам может понравиться «Мастер и Маргарита» Булгакова, также доступный в «Классике пингвинов». «Один из величайших современных русских писателей, возможно, величайший» Найджел Джонс, Независимый. Читаемая копия книги, которая может содержать некоторые дефекты, такие как выделение и примечания. Обложка и страницы могут быть помяты и обесцвечиваться.

«Собачье сердце» Михаила Булгакова еще кусается | Михаил Булгаков

Михаилу Булгакову было 33 года, он был врачом, многообещающим драматургом и новелл, когда он пригласил группу людей на чтение своей новой повести «Собачье сердце».В прошлом году он провел аналогичный вечер, посвященный выпуску другой новеллы, «Роковые яйца», и, хотя предыдущее чтение прошло хорошо, он настолько обеспокоился, что задумался в своем дневнике: «Это сатира? Или провокационный жест? … Боюсь, что меня вытащат… за все эти героические подвиги ».

Его предчувствие подтвердилось. Среди примерно 50 человек, собравшихся в московской квартире в марте 1925 года, чтобы познакомить с Шариком, собакой-гуманоидом, и надменным хирургом, создавшим его, был информатор, который резко возражал против своего посланника советского общества.В квартире Булгакова был произведен обыск, рукопись изъята. Хотя он был возвращен ему четыре года спустя и был широко прочитан в самиздате, он не будет официально опубликован на русском языке до 1987 года, почти через полвека после смерти Булгакова.

Шарик впервые появляется в виде облезлой дворняги, съеживающейся в метель после того, как повар облил его кипятком. Из ярко освещенного магазина выходит мужчина («определенно гражданин, а не товарищ или, может быть, даже - скорее всего, джентльмен») от неприятного запаха больницы и сигар.Филипп Филиппович также пахнет колбасой, которую он только что купил, чтобы заманить Шарика обратно в свою квартиру, семикомнатный номер в доме, реквизированном комитетом ревностных молодых революционеров.

Эта начальная сцена так много рассказывает о раннем Советском Союзе, каким его видел Булгаков: Государственный продовольственный магазин, продающий дешевую колбасу из конины, профессиональный «джентльмен» средних лет, цепляющийся за свои привилегии в здании, переданном под пролетарское командование, которое борется за то, чтобы котлы работали, а калоши не были украдены из общего коридора.

В центре всего этого находится ненавидящий кошек Шарик, который буквально разбивает стекло между двумя слоями общества, прежде чем его тащат на операционный стол и подвергают последнему эксперименту Филиппа Филипповича, описанному в ужасных медицинских деталях: посмотрите, что происходит, когда собаке имплантируют яички и гипофиз человека.

Существо, появившееся в результате операции, ходит на двух ногах, пьет, курит и «знает все известные русские ругательства».Ему выдали документы, удостоверяющие личность, на имя Полиграфа Полиграфовича Шарикова, он был назначен «руководителем Департамента по очистке города Москвы, отвечающего за уничтожение бродячих четвероногих (кошек и т. Д.)», Но не раньше, чем он украл как у господ, так и у товарищей, привез бродяг в с улицы и пытался вести себя нечестиво с женщинами в доме, пока они спали.

За год до судьбоносного чтения «Собачьего сердца» Троцкий опубликовал сборник эссе «Литература и революция», в котором приводился довод в пользу народного искусства, способного создать «более высокий социальный биологический тип или… сверхчеловека».

Но если политический обозреватель Булгаков распространял советские теории совершенствования человека через коммунизм, то бывший врач Булгаков также высмеивал западных европейцев, которые стекались к парижскому знаменитому шарлатану Сержу Воронову в надежде, что он сможет восстановить мужественность. с уколом обезьяньих желез. Это дамы с морщинистыми шеями, мужчины с зелеными волосами или лысыми, как тарелки, головами, которых Шарик с недоумением наблюдает, раздеваясь в кабинете Филиповича в надежде, что старые деньги дадут им новую бодрость.

В собственной формулировке Булгакова его новелла является одновременно сатирой и провокационным жестом. Его гениальность состоит в том, что его сатирическая энергия и его провокации настолько разнонаправлены, что спустя 92 года и многие смены режима он все еще кажется свежим дерзким.

Это также буйная научно-фантастическая комедия, предвосхищающая нынешнюю моду на политические антиутопии, и одновременно использующая готический архетип проницательного ученого для высмеивания тщеславия, слишком легко узнаваемого в эпоху косметической хирургии и крионики.

В некотором смысле сам Булгаков был Филипповичем, скептически настроенным денди в коммунистическом доме. Он не публиковал ни одного романа при жизни, полируя и полируя свой шедевр «Мастер и Маргарита», пока не умер. Но что интересно, после некоторого времени в депрессивном состоянии он, кажется, получил от Сталина особое разрешение продолжать работать драматургом и драматургом. Мне нравится думать о его жизни как о победе пассивного сопротивления.

Собачье сердце - Alma Books

Количество Собачье сердце

- ИЛИ -

Купить

Когда бродячую собаку, умирающую на улице Москвы, забирает богатый профессор, он подвергается медицинским экспериментам, в ходе которых ему делают различные пересадки человеческих органов.Когда он начинает превращаться в хулиганского, неухоженного человека по имени Полиграф Полиграфович Шариков, его действия огорчают профессора и его окружение, хотя он оказывается принятым в ряды советского государства.

Пародийная переработка мифа о Франкенштейне и злобная сатира коммунистической революции и концепции нового советского человека, Собачье сердце было запрещено цензурой в 1925 году и распространялось только в самиздатской форме. В настоящее время эта чрезвычайно занимательная сказка стала очень популярной в России и послужила вдохновением для многих адаптаций по всему миру.

«Нет необходимости учиться читать; Во всяком случае, мясо пахнет за милю. Тем не менее, если вы живете в Москве и у вас в голове есть мозг, вы научитесь чтению волей-неволей, не посещая никаких курсов. Из примерно сорока тысяч московских собак только полный идиот не умеет читать слово «колбаса».

Часть полного собрания художественной литературы Булгакова за полцены
ОТЗЫВОВ
  • Один из великих писателей ХХ века.

    В КАЧЕСТВЕ. Byatt

  • Эта история полна метафорической и иронической прозы и представляет собой смесь комического и устрашающего. Он служит пугающим напоминанием о том, что если вы будете делать чудовищные вещи, вы, скорее всего, создадите монстров. Это основное послание остается таким же верным сегодня, как и в 1920-х годах, и поэтому кажется своевременным и современным.

    Nudge Книги

Книга, которая поможет вам выжить, потеряв сердце собаки

Моя подруга-блогер Роксана Хоун из отмеченного наградами блога «Чемпион моего сердца» недавно опубликовала научно-популярную книгу под названием « Heart Dog: Surviving the Lost of your Dog Soul Mate ».Это основано на ее собственном опыте потери своего прекрасного сердечного пса Лилли.
Разве это не красивая обложка?
Описание книги
«Смерть любой собаки тяжела. Смерть Heart Dog - собачьей души. помощник - намного, намного хуже… Даже если вы уже пережили потерю домашнего животного, потерять собачью вторую половинку - другое дело. Типичный совет горя не почти достаточно. Heart Dog отвечает на все важные вопросы о собачьей душе товарищи, предлагает практические идеи, как справиться с ежедневной дозой горя, и вдохновляет найти свое место в мире после таких глубокая потеря.Другие пережили горе. Ты тоже можешь. Пусть сердце Собака будет вашим проводником. " $ 8,99). Мягкая обложка - отличный подарок, если у вас есть друг, который оплакивает потерю своего сердечного пса. Она также доступна для NOOK через Barnes & Nobel и в других форматах электронных книг через Smashwords.

Для меня было честью, что Роксана прислала мне предварительный экземпляр книги для рецензирования.

Вот мой обзор
Когда я потерял Heart Dog, к счастью, у меня было несколько друзей издали, которые знали, что я переживаю, и они мне очень помогли. Если ты испытать шок и опустошение от потери своей собачьей родственной души, и никто из ваших друзей и родственников, кажется, не понимает, слова Роксаны Хоун в Heart Dog могут быть тем дальним другом, который вам нужен.Рассказанная с выгодной позиции о ее собственном сокрушительном горе вместе с данные из опроса 500 человек, потерявших сердце, собаки, книга помогает понять, чего ожидать в ближайшие дни, недели, месяцы и многое другое, пока вы изо всех сил переживаете свое горе и обретаете новую норму. Сердце Собака станет отличным подарком для себя или близкого человека, страдающего от глубокая потеря сердца собаки.

Печальная тема, но заканчивается более счастливой запиской ...
Мы стараемся быть полностью посвященными смеху и улыбкам здесь, в Pooch Smooches.Черт возьми, даже когда мы начали блог, и он был в основном о пути Эбби к раку, мы все равно пытались найти юмор. (Я имею в виду, давай. Где еще ты найдешь блог, в котором легкие собаки названы в честь Бориса и Наташи?)

Я хотел поделиться с вами книгой Роксаны, но я также хотел закончить на более радостной ноте, поэтому я спросил Роксану, может ли она поделиться историей о том, как их очаровательный щенок Кловер переехал к ним после потери Лилли.

Вот история:
После Лилли умерла в декабре 2013 года, особенно после столь долгого и тревожного болезнь, правда в том, что мы не планировали даже думать о усыновить новую собаку или щенка до весны 2015 года.Может быть, даже больше. Поскольку мы не знали, как обстоят дела с нашей пожилой собакой Гинко, мы даже играли с идеей полностью отказаться от собак в течение пока чтобы мы могли путешествовать без забот. Если честно, то концепция испугала меня. За исключением нескольких лет в колледже, я всегда с тех пор, как я родился, жил по крайней мере с одной собакой.

Roxanne & Clover (фотографии любезно предоставлены Р. Хоун)

Так когда мне довелось увидеть в сети профиль усыновления и фотографии Клевера в начале сентября 2014 года, и я спросила мужа, могу ли я посмотреть усыновляя на расстоянии, вы бы видели, как он лицо.Бесценно.

Было нелегко снять внедорожное усыновление (около 1600 миль между горами Голубого хребта Вирджинии и Скалистых гор Колорадо), но судьба и удача были на нашей стороне.

Потребовалось бесчисленное количество телефонных звонков и письма, чтобы усыновить Клевер и привезти ее домой, чтобы успокоить скорбящие сердца. Мой муж сказал, что это звучало так, будто я планировал «черный» в стиле милитари op.

Я многому научился у этот опыт.Вверху списка? Женщины-спасатели собак будут совершать чудеса, чтобы подарить девушке с разбитым сердцем подходящего щенка.

Счастливое трио (фото любезно предоставлено Р. Хоуном)

Спасибо, Роксана, за то, что поделилась своей историей о потере Лилли со всеми через эту книгу. Я знаю, что это должно было быть так сложно писать, но я знаю, что это поможет многим людям. И спасибо, что поделились историей о том, как Clover стала частью вашей семьи.Новый щенок дает нам повод снова улыбаться, даже если мы все еще скорбим о потерянном пушистом члене семьи.

А ты? У вас есть (или были) сердечная собака?

«Сила собаки» Редьярда Киплинга - Стихи

 Теперь Томлинсон избавился от призрака в своем доме на Беркли-сквер,
И Дух подошел к его постели и схватил его за волосы -
Дух схватил его за волосы и унес далеко,
Пока он не услышал, как рев орошаемого дождем брода, рев Млечного Пути:
Пока он не услышал, как шум Млечного Пути стихает, гудит и прекращается,
И они подошли к воротам внутри стены, где Петр держит ключи."Встань, встань сейчас, Томлинсон, и ответь громко и высоко
«Добро, которое вы сделали ради людей или когда-нибудь умерли, -
«То добро, которое вы сделали ради людей на такой одинокой маленькой Земле!»
И обнаженная душа Томлинсона побелела, как вымытая дождем кость.
«О, у меня есть друг на Земле, - сказал он, - это был мой священник и наставник,
«И хорошо бы он ответил за меня, будь он рядом со мной».
- «О том, что вы боролись в любви к ближнему, будет написано честно,
"Но теперь вы ждете у Небесных ворот, а не на Беркли-сквер:
"Хотя мы вызвали твоего друга из постели этой ночью, он не мог говорить за тебя,
«Потому что гонка проводится один и один и никогда не двое и двое."
Затем Томлинсон посмотрел вверх и вниз, и пользы было мало,
Ибо обнаженные звезды ухмыльнулись над головой, и он увидел, что его душа обнажена.
Ветер, что дует между мирами, резал его, как нож,
И Томлинсон подхватил эту сказку и рассказал о своем хорошем в жизни.
«О, это я прочитал в книге, - сказал он, - и мне сказали,
«И это я подумал, что другой человек думал о князе в Московии».
Добрые души стекались, как самонаводящиеся голуби, и велели ему расчистить путь,
И Петр в усталости и гневе крутил звенящие ключи.«Вы читали, вы слышали, вы думали, - сказал он, - но история еще не закончена:
«Ценой того тела, которое у вас было, ответьте - что вы сделали?»
Затем Томлинсон огляделся, и это не принесло пользы,
Ибо тьма прежде оставалась у его лопатки и Небесных Врат:
"О, это я почувствовал, и это я догадался, и это я слышал, как говорят люди:
«И они написали, что другой человек написал о Карле из Норроуэя».
«Вы читали, вы чувствовали, вы догадывались, хороший недостаток! Вы препятствовали Небесным Вратам;
"Между звездами мало места в праздности, чтобы болтать!"
"Ибо никто не может достичь наемной речью соседа, священника и родственников.
"Через заимствованное дело благое дело Божие, которое так справедливо внутри;
«Иди отсюда, иди к Господу зла, ибо твоя судьба еще не пришла,
"А также .. . вера, которую вы разделяете с Беркли-сквер, поддерживает вас, Томлинсон! "

Дух схватил его за волосы, и солнце за солнцем они падали
Пока они не достигли пояса Непослушных Звезд, окаймляющих устье Ада.
Первые красные от гордости и гнева, следующие белые от боли,
Но третьи черные от звенящего греха, который не может снова гореть.
Они могут держаться своего пути, они могут покинуть свой путь, не имея ни души, чтобы пометить его:
Они могут гореть или замерзать, но они не должны прекращаться в Презрении Внешней Тьмы.Ветер, что дует между мирами, до костей укусил,
И он тосковал по вспышке Врат Ада там, как к свету своего собственного очага.
Дьявол он сидел за решеткой, куда тянулись отчаянные легионы,
Но он поймал поспешного Томлинсона и не пропустил его.
"Какова цена хорошего каменного угля, которую я должен заплатить?" сказал он,
«Что ты считаешь себя таким годным для ада и не просишь у меня прощения?
"Я весь брат Адама, что вы должны меня презирать,
«Ибо я боролся с Богом за вашего Первого Отца в тот день, когда он родился."Сядь, сядь на шлак, и громко и высоко ответь
«Зло, которое вы причинили Сынам человеческим или когда-либо умерли».
И Томлинсон взглянул вверх и вверх и увидел в ночи
Живот истерзанной звезды кроваво-красный в свете Адской Пасти;
И Томлинсон посмотрел вниз и вниз и увидел под своими ногами
Лоб измученной звезды молочно-белого цвета в адской жаре.
«О, у меня была любовь на земле, - сказал он, - которая поцеловала меня до моего падения;
«И если вы назовете меня любовью, я знаю, что она ответит на все».
- «Все, что вы делали с любовью, запрети, это будет написано честно,
"Но теперь вы ждете у Врат Адского Рота, а не на Беркли-сквер:
"Хоть мы и насвистывали твою любовь с ее постели сегодня вечером, я думаю, она не сбежала,
«За грех, который вы делаете вдвоем, вы должны заплатить один за другим!»
Ветер, что дует между мирами, резал его, как нож,
И Томлинсон подхватил сказку и рассказал о своих грехах в жизни:
"Один раз я смеялся над силой Любви и дважды над могилой,
«И трижды я похлопал моего Бога по голове, чтобы люди могли назвать меня храбрым."
Дьявол подул на заклейменную душу и отложил ее, чтобы остыть:
"Неужели вы думаете, что я потратил бы свой хороший каменный уголь на шкуру дурака с больным мозгом?
"Я не вижу смысла в том, что ты шутил, или в твоей шутливой шутке.
«Что я должен разбудить моих джентльменов, которые спят втроем на решетке».
Затем Томлинсон огляделся, и в нем было мало изящества,
Врата ада наполнили бездомную душу страхом перед голым пространством.
«Нет, это я слышал», - де Томлинсон, - и это было зашумлено за границей,
"И это я получил из бельгийской книги о словах мертвого французского лорда."
- «Вы слышали, вы читали, вы получили, добрый недостаток! И рассказ начинается заново -
«Согрешили ли вы одним грехом из-за гордости ока или греховной похоти плоти?»
Затем Томлинсон схватился за решетку и заворчал: «Впусти меня ...
«Я имею в виду, что одолжил жену моего соседа, чтобы согрешить смертным грехом».
Дьявол ухмыльнулся за решеткой и высоко поднял костры:
"Вы читали об этом грехе в книге?" сказал он; и Томлинсон сказал: "Да!"
Дьявол подул ему на ногти, и черти побежали,
И он сказал: "Иди, освободи этого хныкающего вора, который приходит в обличье человека:
«Просейте его две звезды и звезды и просейте его достоинства:
"Если это порождение Земли, в линии Адама будет резкий упадок."
Экипаж Эмпусы, такой обнаженный-новый, что они не могут столкнуться с огнем,
Но плачут, что они слишком малы, чтобы грешить до пика своего желания,
За углем они погнались за Душой, и все заграницей разгребали,
Как дети стреляют в чемоданчик или дурацкий клад ворона.
И они вернулись с рваной Вещью, как дети после игры,
И они сказали: «Душу, которую он получил от Бога, он выменял.
«Мы обмолотили копейку печатных и книжных и развеяли стук ветра,
"И много душ, откуда он украл, но его мы не можем найти."Мы обращались с ним, мы тащили его, мы обожгли его до костей,
«И, Сир, если зубы и гвозди показывают правду, у него нет собственной души».
Дьявол он склонил голову к груди и заурчал низко и низко:
"Я весь в родстве с Адамом, и я должен приказать ему уйти.
«Но мы лежим близко, и глубоко мы лежим, и если я уступил ему место,
"Мои гордые господа насмехались бы надо мной прямо в лицо;
"Они назовут мой дом тушеным мясом, а меня беспечным хозяином,
«И… я бы не злил своих джентльменов из-за беспечного привидения."
Дьявол он посмотрел на искалеченную Душу, которая молилась, чтобы почувствовать пламя,
И он подумал о Святом Милосердии, но подумал о собственном добром имени:
«Теперь вы можете поторопить мой уголь и сесть жарить его.
«Ты сам подумал об этой воровстве?» сказал он; и Томлинсон сказал: "Да!"
Дьявол он выдохнул, ибо сердце его было свободно от забот:
«У вас мало души вошь, - сказал он, - но корни греха там,
"И за этот грех должны вы войти, если бы Я был господином,
"Но греховная гордыня правит внутри - ах, сильнее моей собственной."Честь и Ум, проклятые они сидят, каждому Священнику и Блуднице;
"Нет, едва ли я осмелюсь пойти туда, а тебя они замучат до боли".
«Вы ни дух, ни дух», - сказал он; "вы ни книга, ни животное -
"Иди, вернись к плоти снова ради репутации Человека.
"Я весь в роде Адама, что я должен издеваться над твоей болью,
«Но смотри, чтобы ты победил для более достойного греха, прежде чем снова вернешься.
«Иди отсюда, катафалк у твоих дверей - мрачные черные жеребцы ждут -
"Они несут вашу глину на место сегодня.Быстрее, чтобы не опоздать!
«Вернись на Землю с открытыми губами - вернись с открытыми глазами,
"И передайте мое слово Сынам человеческим, или когда-нибудь придете умереть:
"Что за грех, который они совершают вдвоем, они должны заплатить за один за двоих,
«И… Бог, которого ты взял из печатной книги, да пребудет с тобой, Томлинсон!» 

Как украсть собаку

«Половина меня думала, Джорджина, не делай этого. Воровать собаку - это просто неправильно. Другая половина меня думала, Джорджина, ты в плохой ситуации, а ты должен делать все возможное, чтобы выбраться из этого.«

Сводка
Джорджина Хейс в отчаянии. С тех пор, как ее отец уехал, и их выселили из квартиры, ее семья живет в их машине. Поскольку ее мама совмещает две работы и пытается заработать достаточно денег, чтобы найти жилье, Джорджина вынуждена заботиться о своем младшем брате Тоби. И она очень хочет улучшить их положение.

Когда Джорджина замечает плакат с пропавшей собакой с наградой в пятьсот долларов, решение всех ее проблем внезапно оказывается в пределах досягаемости.Все, что ей нужно сделать, это «одолжить» правильную собаку, и ее владельцы обязательно предложат вознаграждение. То, что происходит дальше, было последним, чего она ожидала.

Барбара О'Коннор с явным сочувствием рассказывает историю молодой девушки, которая пытается понять, что правильно, в то время как все остальное кажется неправильным.

Награды и знаки отличия
Ссылки на книги ALA Прочные связи 2007
Лучшие книги 2007 года от Bank Street College
Кооперативный Детский Книжный Центр Выбор 2008
Международная ассоциация чтения «Известные книги для глобального общества», 2008 г.,
Известная торговая книга NCSS-CBC в области социальных исследований, 2008 г.
Рекомендация "Выбор родителей" 2007 г.
Школьная библиотека Журнал Лучшие книги года 2007

Государственные награды
Номинант на премию Colorado Children's Book Award 2010
Книжная почетная премия Гавайев (Нене) 2010, 2011; Номинант 2009
Номинант на премию Illinois Blue Stem Award 2011
Премия Индианы Янга Хузьера Победитель 2011
Номинант на премию Iowa Children's Choice Award 2011,
Канзасская детская книжная премия Победитель 2010
Номинант на премию Кентукки Блюграсс 2009
Номинант на премию "Выбор молодых читателей Луизианы" 2010
Региональная библиотека штата Мэн "Сливки урожая" 2008 г.,
Номинант на премию Мэриленд Черноглазая Сьюзан 2008
Номинант на премию "Детская книга штата Массачусетс" 2010
Миннесота Мод Харт Номинант на премию Лавлейс 2010
Номинант на премию "Золотой сеятель Небраски" 2009 г.
Номинант на премию детской книги Северной Каролины 2008
Номинант на премию "Детская книга штата Род-Айленд", 2008 г.,
Детская книжная премия Южной Каролины Победитель 2009
Детская книжная премия South Dakota Prairie Pasque Победитель 2010
Номинант на государственную книжную премию штата Теннесси 2009
Номинант на премию Texas Bluebonnet 2008
Премия Техасской рогатой жабы 2009
Номинант на премию штата Вашингтон Sasquatch 2010
Номинант на премию Wyoming Indian Paintbrush 2011

Для всех, кто до сих пор не справился с чтением книги о собаке, умирающей в школе

  1. Книги
·

Эй, ребята.Я здесь, чтобы пережить душераздирающий детский опыт. Есть шанс, что вы тоже это пережили. Подойди сюда. Обработаем вместе.

Недавно я вспомнил кое-что тревожное в моей программе 4-го класса.

Мой класс разбили на группы. Каждой группе было поручено прочитать, а затем представить книгу о собаке. Я люблю собак! Я был взволнован.

Но мне не потребовалось много времени, чтобы понять, в каком ужасающем направлении движутся эти книги.

Это не были счастливые собачьи истории вроде

из-за Винн-Дикси . Это были абсолютные кошмары. В каждой книге ... умирает собака. ГРУБАНАЯ СМЕРТЬ.

Я не просил об этом. Одноклассники об этом не просили.

И я не мог не задаться вопросом ... Были ли мы одни в этом страдании или другие тоже подвергались этому?

Вас заставили прочитать

Old Yeller ? амазонка.ком

Владелец старого Йеллера, Трэвис (буквально ребенок), должен убить его, потому что его укусил бешеный волк.

Или

Где растет красный папоротник ? Amazon / Через amzn.to

Две собаки по имени Старый Дэн и Маленькая Энн - брат и сестра. Когда Старый Дэн умирает, защищая своего хозяина Билли от горного льва, Маленькая Энн настолько подавлена, что отказывается есть и пить, и умирает от горя НА СВОЕЙ МОГИЛЕ .

А как насчет

Stone Fox ? Amazon / Через amzn.to

Вилли участвует в гонке на санях со своей собакой Searchlight, чтобы выиграть деньги и спасти ферму своего дедушки. СЕРДЦЕ Searchlight ВЗРЫВАЕТСЯ, и она умирает прямо перед финишем.

Или абсолютный кошмар, которым является

Sounder ? амазонка.ком

Владелец Саундера умирает, пока они вместе охотятся. Пару недель спустя, я думаю, он решает бросить ад, залезает под крыльцо и умирает.

Как насчет

White Fang ?? amazon.com / Через amazon.com

Честно говоря, слишком много, чтобы объяснять. Он просто битком набит волками и собаками.

Думаю, этого было недостаточно, чтобы читать книги, в которых основные сюжетные линии были связаны с смертью собак.Пытки продолжались, когда нас заставляли читать там, где это тоже пробралось в побочные сюжеты.

Как

О мышах и людях . amazon.com / Через amazon.com

NBD, Ленни просто случайно УБИВАЕТ СВОЕГО ЩЕНКА, БЫЛ СЛИШКОМ ГРОБНЫМ с ним.

Или

Убить пересмешника .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *