Сказка про елисея царевича – ( 2) / .

Сказка о коварном змее и царевиче Елисее / Прилуцкий Сергей Юрьевич

Прилуцкий Сергей Юрьевич

Сказка о коварном змее и царевиче Елисее

 

Содержание

1. Змей Горыныч и баба Яга замышляют украсть царевну

2. В поисках Елены Елисей отправляется к Шамагану

3. Елисей с Ринатом у Шамагана и бабы Яги

4. Бой со змеем Горынычем и возвращение

 

Часть 1

« Змей Горыныч и баба Яга замышляют украсть царевну »

 

Много былей — небылиц

Собрано со всех страниц.

Так позвольте самому

Рассказать и мне одну.

 

Маятник часов качнулся,

Циферблат уж встрепенулся.

Время сказки началось.

Будь внимателен мой гость.

 

Завертелось всё от змея,

От Горыныча злодея.

Вот в пещере он сидит

Без жены, один, грустит.

 

Неохота жить с змеюкой,

Как и он, такой же злюкой.

Вдруг ещё его сожрёт,

Или пламенем сожгёт.

 

Надо значит из людей

Выбирать, да подобрей,

Чтоб лицом не подвела

И царевною была.

 

Чешуёю он трясёт,

В головах один разброд.

Без Яги — его прабабки,

Не решить ему загадки.

 

С малых лет, живя в пещере,

Соображал он еле— еле.

Самому найти царевну-

Здесь дела его плачевны.

 

И отправился он к ней,

Сей вопрос решать скорей-

Старой костяной ноге,

Что живёт в глухой тайге.

 

Змей летит и шесть голов

Смотрят, где старухин кров.

Как увидел, приземлился,

С речью к дому обратился:

 

— Повернись-ка ты избушка,

Что стоит на курьей ножке,

Ко мне дверью, в лес окном,

А не то, как дам хвостом!.

 

И она вдруг задрожала,

Громко «куд-куда» сказала,

Завертелась понемножку

Дверью к гостю, в лес окошком.

 

Дверь со скрипом отворилась,

Бабка следом появилась.

А как змея увидала,

В обморок чуть не упала.

 

— Это что за чудо-юдо

Вылезло вдруг ниоткуда?

Шесть голов, драконий хвост

И многометровый рост.

 

Ты чего, шестиголовый?

Снова что ли нездоровый?

Вон, попробуй суп из пня,

Чтобы не пугал меня.

 

Иль настойку из ежа,

Страсть она как хороша!

От неё забудешь сразу

Всю обидную заразу!

 

— Да чего мне обижаться?

Ты, старуха, брось кривляться!

Хватит глупым раздраженьем

Портить наши отношенья!

 

Лучше выслушай меня,

Всё же мы одна семья.

 

И ещё скажу тебе:

Не встречают так гостей.

Накормила б, напоила,

Баньку гостю истопила.

 

— Ишь какой! Да бог с тобой,

Заходи, пока живой.

 

Змей наелся и напился,

В бане от души намылся

А потом стал объяснять,

Для чего сюда опять

 

Столько вёрст без остановки,

Пропуская все парковки

Он летел среди глуши

В абсолютнейшей тиши.

 

Говорил, что грустно стало

Вдруг без женского начала.

Только круга своего

Не хотелось б для него.

 

Вот бы из людей сыскать,

Что пером не описать.

Только царских лишь кровей,

Помилей, да поумней.

 

— Ладно, помогу тебе,

Посодействую в судьбе.

Знаю я одно здесь царство,

Небольшое государство.

 

Там живёт царевна наша,

Нет её на свете краше.

Но нам надо поспешить,

Ей ведь замуж выходить.

 

Под покровом ночи, змей,

Украдём её быстрей.

Зуб точу на это царство

Ещё с прошлого коварства.

 

 

Часть 2

«В поисках Елены Елисей отправляется к Шамагану»

 

В это время дочь Елена

Славного царя Ефрема,

Находясь в своей светлице,

Всё мечтала стать царицей.

 

И жених сыскался ей,

Сам царевич Елисей.

Он красив и образован,

В разных областях подкован.

 

Только ночь одну поспать,

Завтра будут их венчать.

А сейчас же от забот

Отдыхает весь народ.

 

Серп и звёзды светят вместе,

Змей с Ягой летят к невесте.

Ведьма сон-дурман пускает,

Всё в округе засыпает.

 

Могут ведьмы колдовать,

Это мы должны признать.

Хочешь, на слово поверь,

Хочешь, сам иди, проверь.

 

Наш Горыныч пыхнул жаром

И стекло исчезло с паром.

Как они здесь появились,

Так же тихо удалились.

 

Змей Горыныч счастлив в дым,

Ведь царевна рядом с ним.

Он с Ягою распрощался

И к себе домой умчался.

 

Месяц глазки закрывает,

Солнце ручки распрямляет.

Челядь вся давно проснулась,

На работу потянулась.

 

Вот послушница царевны,

По делам своим служебным,

Входит к ней в опочивальню;

Видит лишь пустую спальню.

 

А открытое окно

Говорит ей об одном,

Что царевну-то украли

И невесть в какие дали.

 

Тут с служанкой плохо стало,

В обморок она упала.

На полу час пролежала,

А потом внезапно встала.

 

Рассказала всё солдатам

У дверей стоявших рядом.

Те в свистки заголосили,

Генерала пригласили.

 

Царь сам прибыл на свисток.

Еле врач ему помог…

Свадьбу надо отменять,

Дочь любимую искать.

 

— Тут мне надо к чародею.

Он расскажет о злодее,

Кто похитил дочь мою,

Усложнив тем жизнь свою.

 

Но живёт волшебник тот

Между топей и болот,

У себя в горах, в пещере,

От людей поближе к вере.

 

Царь Ефрем уже в годах,

Тяжело ему в горах.

Елисей пускай идёт,

И волшебника найдёт.

 

Если любит он Елену,

То отыщет непременно.

Похитителя найдёт,

Как изменника убьёт.

 

Елисей, как всё узнал,

Долго рассуждать не стал,

Взял в помощники Рината-

В царстве лучшего солдата,

И к Ефрему поскакал.

Тот, что знал, всё рассказал.

 

Царь клубок дал Елисею,

Чтоб добраться к Чародею.

— Ты бросай его скорей

И иди за ним смелей.

 

Катится клубок вперёд,

Елисей за ним идёт.

Путь нелёгкий к Шамагану-

Через топи и вулканы.

 

Неизвестно сколько шли,

Наконец они дошли.

Здесь клубок остановился

И в ущелье провалился.

 

Дождь пошёл вдруг сильный с градом,

Сыпать стало камнепадом,

Ветер шквалистый подул,

Чуть их в пропасть всех не сдул.

 

Шквал внезапно прекратился,

Вход в пещеру им открылся.

Делать нечего, заходят

И на свет вперёд проходят.

 

В той пещере стол стоит.

За столом старик сидит,

Рукопись свою читает,

Ни кого не замечает.

 

Елисей к столу идёт,

А Ринат не отстаёт.

Вдруг собака подбежала,

Чуть их всех не растерзала.

 

Фу, Трезор, оставь ты нас,

Старика раздался глас.

Проходите же друзья,

Непременно рад вам я.

 

 

Часть 3

« Елисей с Ринатом у Шамагана и бабы Яги »

 

— О, великий Шамаган!

Знаешь множество ты тайн,

Взглядом бродишь тут и там.

Может быть поможешь нам?

 

К вам я от царя Ефрема,

Дочь его ищу Елену.

Я жених ей, Елисей.

Мне б найти её скорей.

 

— Я царя Ефрема знаю,

Чувства добрые питаю.

И тебе я помогу,

Ну-ка позови слугу!

 

— Эй! Ринат, скорей беги,

Шамагану помоги.

Зеркало они выносят,

К каменной стене подносят.

 

— «О! Волшебное ты око,

Видишь, как всегда далёко.

Покажи Елену нашу,

Ту, что нет на свете краше!»

 

Мага зеркало признало,

Говорить словами стало:

— Вижу я твою Елену,

Дочку славного Ефрема.

 

У Горыныча в пещере

Ищут пусть свою потерю.

Только надо торопиться.

Он решил на ней жениться.

 

— Эх, не мог Горыныч змей,

Говорит наш Чародей,

Провернуть всё дело это.

Видно есть сообщник где-то.

 

Зеркальце, ещё скажи,

То, что видишь, покажи.

Кто змеюке помогал?

Кто царевну, с ним, украл?

 

Зеркало чуть задрожало,

Им всю правду показало.

Вот они: Горыныч змей,

С ним Яга в красе своей,

Порошок в трубу кидает,

И Елена засыпает;

А Горыныч— змей огнём

Расправляется с окном.

 

Зеркало вдруг засветилось

И на месте испарилось.

 

— Да, не просто Елисей,

Говорит тут чародей,

Будет вытащить Елену,

Но возможно, несомненно.

 

Вот ковёр вам самолёт,

Он к пещере довезёт.

Но сперва к Яге летите,

Пару крепких слов скажите.

И пускай поможет вам.

Так сказал сам Шамаган!

 

Меч возьмите кладенец,

Змею от него конец.

Шапка-невидимка тоже

Обязательно поможет.

 

Ну, давайте, поспешайте

И царевну выручайте.

Ждёт ковёр вас самолёт,

Отправляйтесь-ка в полёт.

 

Елисей летит с Ринатом,

Изучают местность взглядом.

Видят лес они, поляну,

Дом старинный, деревянный;

Не простой, на курьей ножке,

По бокам кривые рожки.

 

Подошли к нему смелей.

Говорят: крутись скорей,

К лесу задом, дверью к нам.

Где Яга-то ваша там?

 

Потихоньку, понемножку,

Не спеша, по чайной ложке

Повернулась к ним избушка,

Вышла из неё старушка.

 

Как Ринату улыбнулась,

Всё внутри перевернулось-

Редкие кривые зубы

И клыки торчат сквозь губы.

 

Елисея увидала,

С нею тоже плохо стало.

Елисей же к ней подходит

И такую речь заводит:

 

— Помогла Яга ты змею,

Подлому тому злодею;

Если не поможешь мне,

Шамаган с тобой в войне.

 

Разболелись у Яги

От тех слов все две ноги.

Хоть одна и костяная,

А болит, ну как родная!

 

Говорит: Молю прощенья!

Я сейчас для искупленья

Подарю кольцо тебе,

Ты носи его везде.

 

Где захочешь очутиться,

То заставь его крутиться.

Повернёшь и вот ты, «Ах!»,

Там, где быть хотел в мечтах.

 

И ещё вот гребешок.

Если вдруг с Еленой шок,

На власа лишь ей оденешь,

Чары змея все развеешь.

 

— Тотоже, смотри Яга,

Костяная ты нога,

Больше зла не совершай

И людей не обижай.

 

— Ты милок прости меня,

Сплоховала что— то я.

Только вы скорей летите

И змеюку накажите.

 

Часть 4

«Бой со змеем Горынычем и возвращение»

 

Елисей вот и Ринат,

На ковре они сидят.

Он их сам туда несёт,

Где Горыныч змей живёт.

 

Долго ль, коротко летели,

Мы опять не углядели.

Только рано или поздно

Видят скалы в море грозном.

 

У пещеры приземлились.

В стороне пока укрылись.

Рядом камень и калина,

Не пройти здесь змею мимо.

 

— Ты Ринат за камнем сядь,

Здесь злодея будешь ждать.

Я же в шапке невидимке

Подожду тут у калинки.

 

Как появится вдруг змей,

То кричи ему смелей,

Вызывай его на драку,

Дохлой называй собакой.

 

Вдруг огнем он будет жечь,

Ты за камень тело спрячь.

Я же сзади шапку сброшу,

На Горыныча наброшусь.

 

Сколько дней они в засаде

Просидели, звёзды глядя,

Это есть большой секрет.

Может знает кто ответ?

 

Змей Горыныч вдруг выходит,

Головами всюду водит.

Тут из камня наш Ринат,

Самый храбрый из солдат.

 

На Горыныча кричит,

По щиту копьём стучит.

Всяко-разно обзывает,

Дохлой псиной называет.

 

Он царю присягу знает,

Честь свою не запятнает.

Воевать, так воевать.

Погибать, так погибать.

 

Шесть голов, двенадцать глаз

Всё свирепее сейчас.

Пышет змей своим огнём,

А Ринат наш за камнём.

Обзывает змея смело,

По-солдатски всё, умело.

 

Елисей же не зевая,

Чудо— шапочку снимая,

Достаёт меч-кладенец,

В фехтовании он спец,

 

И змеюку в поединке

Делит на две половинки,

Шесть голов с неё срубает,

Змей Горыныч погибает.

 

А теперь найти Елену

Предстоит им непременно.

В глубь они пещеры входят,

Долго в лабиринтах бродят.

 

Видят клетку золотую,

В ней царевну молодую.

Прутья толстые с кулак,

Не добраться к ней ни как.

 

Есть зато меч-кладенец,

Пару взмахов и конец,

Вход свободен и открыт,

Но Елена крепко спит.

 

Елисей взял гребешок

И одел ей на висок.

Тут Елена ожила,

Взглядом всюду обвила,

 

Елисея увидала

И к груди его припала.

Завершились все мучения,

Впереди ждёт возвращение.

 

Ну, пора домой тогда.

Эй, Ринат иди сюда.

Вот все вместе собрались.

Елисей сказал: Держись!

 

Повернул кольцо и вот,

У Ефремовых ворот

Наша троица стоит.

Царь Ефрем бегом бежит.

 

Свадьбу сразу же сыграли,

Всех гостей к себе позвали.

Веселились до упаду

Несколько неделей к ряду.

 

Я там тоже братцы был,

Вдоволь ел и много пил.

Всё, что на столе стояло,

То и мне чуть перепало.

 

Сказки этой тут конец.

Кто дослушал— молодец!

 

 

Сергей Прилуцкий, 01.05.2012, Алатырь

 

writercenter.ru

Ресурс Удава :: Читай :: Наши сказки :: Листенон

Действие второе. Царевич Елисей встает со стула, и собирается идти стрелять из лука. В это время в тронный зал входит глашатай.

Глашатай. –Курьер из Китая! Царский заказ доставил.
Царь. –Проси.
Курьер. –Моя вам ваш заказ привезла. Позиция номер одна. Швейная машинка Зингер. Один штука.
Царь - боярам. –Это я в приданое Ельке. Когда женится. Одобряете, бояре? 
Бояре. –Одобряем, батюшка царь.
Курьер. –Позиция номера два. Трусы бабьи модели стрингер пятьдесят восьмая размера.
Царь. –Это я для зазнобы одной заказал в подарок. Одобряете, бояре?
Бояре. -Знамо дело.
Курьер. –Позиция номера три. Боевая арбалета системы стингер для борьба с воздушная цель противника. Одна комплекта.
Горыныч. –Ты что же это, Видя, уничтожить меня вздумал?
Царь. –Да что ты, Горя? Так, ворон в парке пострелять, нервы успокоить. -Елисей! А что бы тебе из арбалета стрелой в небо не пальнуть? Может, толку то больше будет, чем из простого лука?
Царевич Елисей. – Как скажете, батя. Можно и из арбалета попробовать.

Все выходят из дворца на площадь смотреть, как Елисей будет стрелять из арбалета. Царь Видон, перекрестившись, кричит царевичу: – Еля, пли! Царевич стреляет. Стрела с воем уходит в воздушное пространство. Тут, откуда то сверху, раздается лязг и треск, и на дворцовую площадь, кувыркаясь, аварийно приземляется серебристая летающая тарелка. Открывается люк, и из нее выскакивает зеленое существо, видом своим напоминающее лягушонка.
Царь. –Это еще что за лярва?
Зеленое существо, пронзительным голоском. –Я не лярва. Я – принцесса Го из Бу, с планеты Квальфа – Центавра. Летаю по всей галактике, жениха себе ищу.
Царевич Елисей, сокрушенно вздыхая. –Втянул ты меня в трясину, батя. Придется мне, видно, с этой Губой зеленой свой век теперь коротать.
Принцесса. -А ты полетай со мной. Может, и понравлюсь.
Елисей. –Да как же я в твоей суповой тарелке то умещусь?
Принцесса. -А ты меня возьми на руки, да к лицу поднеси поближе.

Елисей нехотя берет принцессу Го из Бу на руки, и подносит ее к лицу. Принцесса неожиданно плюет в него зеленой слюной. На глазах изумленных зрителей царевич начинает зеленеть и уменьшатся в размерах, превратившись, в конце концов, в лягушонка.
Принцесса хватает его за лапку и увлекает к своей тарелке. Они исчезают в ней, закрывается люк. И летающая тарелка с ревом взлетает над дворцовой площадью и исчезает в небесной синеве.

Царь – Горынычу. Горя, за ними, в погоню! Единственного сына инопланетяне уволокли. В долгу не останусь, ты меня знаешь.
Горыныч. –Куда там, в погоню... Вишь, какой у нее двигатель?
Царь – Листертону. –Как думаешь, мил человек, что мне делать то теперь?
Листертон. –Я думаю, вам следует подождать и не волноваться.

Через некоторое время тарелка вновь приземляется на площади. Из нее выходят взявшись за лапки два зеленых лягушонка.
Первый лягушонок – царю. –Бать, а мне понравилось. Клево мы над Русью матушкой полетали. В общем, полюбил я принцессу Го из Бу. Женюсь!
Второй лягушонок - царю. -И мне ваш сын понравился. Полюбила я его всеми своими пятью сердцами.
Царь. –А как же платье подвенечное? Свидетель невесты, все дела?
Второй лягушонок. –Не волнуйтесь. Сейчас вот свяжусь со своими по квайфону, и все  привезут с Квальфа - Центавра  к свадьбе.
Первый лягушонок. –Ладно, бать, не переживай. Мы полетаем с Го из Бу до вечера? Всех приглашаю на свою свадьбу. Пока.

И я на той свадьбе был. Зеленое пиво пил. Скажу, что напиток этот зело хмельной, но бодрящий. Только траву с Квальфа – Центавра не курил. Потому, что не курящий.

udaff.com

Ресурс Удава :: Читай :: Наши сказки :: Листенон

Действие первое. Царский дворец. На троне восседает царь Видон. По его правую руку – на золоченом стуле сидит его сын Елисей. По его левую руку – в кресле, его первый советник и, по совместительству, придворный лекарь – Листертон. Вдоль тронного зала на лавках расселись бояре. У входа, с секирами и пиками, стоят стояре.

Входит глашатай. – К нам чудище пожаловало! Змей Горыныч.
Царь. – Проси.
Стояре встают по стойке смирно. Бояре испуганно смотрят в сторону входа. В тронный зал, гремя чешуей и скрипя половицами, прихрамывая, вламывается Змей Горыныч.
Царь. -Здорово, старина.С чем на сей раз пожаловал?
Горыныч. –Здоров и ты будь, Видя. Как сам то?
Царь. -Да помаленьку. А что хромаешь?
Горыныч. -Приземлился неудачно. Сколько уж лет ты для меня обещаешь личный змеедром построить. И все никак.
Царь. -Это не я, а мои дояре виноваты.
Бояре. -Не дояре, мы батюшка, а бояре.
Царь. –Заткнитесь, собаки. Тьфу на вас! Дояре и есть – только и знаете, что казну доить да расхищать.
Горыныч. -Я к тебе вот по какому делу. Что ж ты, Видя, меня обманул с девками то красными? Привез я их намедни в свою пещеру. Отдохнул часок. А после проверять принялся. Так из двадцати - ни одной девки не оказалось. Все бабы, да к тому же брюхаты.
Царь. –С чего это вдруг ты взял, что брюхаты?
Горыныч. –А они камнями все сталактиты в моей пещере с потолка посшибали и погрызли.
Царь. -А может, ты их плохо кормил? Наклоняется к Листертону и шепчет ему на ухо – скажи, ученый человек, что такое сталактиты?
Листертон. -Это такие каменные сосульки из кальция. Бабам беременным кальций полезен. Ну, по простому сказать – это  мел.
Царь. -Да что ты мелешь, лекарь. Какой еще мел?
Горыныч. -Правильно доктор говорит. Моя, помню, когда на сносях была, все к меловым горам летала и грызла их. И однажды не рассчитала подъемный вес, и в пропасть ухнула. Вместе с младенчиком в утробе. Ой, что то сердце прихватило! Дай ка мне, доктор, снадобья какого, что ли.
Листертон. –Фельдшера! Бочонок валерианы сюда, да побыстрей.
Царь. -Это кто же всех красных девок в моем царстве испортил – обрюхатил?
Царевич Елисей  встает со стула, виновато опустив голову. –Я, батя.
Царь. –Женить тебя пора. Хватит, нагулялся. А то видишь, какой конфуз то вышел.
Царевич Елисей. -Да где же мне жену то найти такую, чтобы я ее любил, и она меня любила?
Царь. -А вот пустим с балкона из лука стрелу. Куда она упадет, там значит, и найдешь свою невесту.
Царевич Елисей. – А вдруг лягушка? Как в сказке, которую мне мамка в детстве сказывала. Как я с ней жить то буду?
Листертон. –Да не факт. Стреляйте, юноша, а там посмотрим.
Царь.-Эй, стрельцы! Подайте ка Елисею лук и стрелы. Ступай, сынок, на балкон. Да стреляй как следует, чтобы стрела подальше улетела. Глаза б мои, тебя, охламона, не видели...

Конец первого действия.

udaff.com

Сказки Пушкина. Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.
Нет как нет! Он горько плачет,

И кого ни спросит он,

Всем вопрос его мудрен;

Кто в глаза ему смеется,

Кто скорее отвернется;

К красну солнцу наконец

Обратился молодец.

„Свет наш солнышко! Ты ходишь

Круглый год по небу, сводишь

Зиму с теплою весной,

Всех нас видишь под собой.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видало ль где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ей“. — „Свет ты мой, —

Красно солнце отвечало: —

Я царевны не видало.

Знать ее в живых уж нет.

Разве месяц, мой сосед,

Где-нибудь ее да встретил

Или след ее заметил“.

Темной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.

„Месяц, месяц, мой дружок,

Позолоченый рожок!

Ты встаешь во тьме глубокой,

Круглолицый, светлоокой,

И, обычай твой любя,

Звезды смотрят на тебя.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ей“. — „Братец мой,

Отвечает месяц ясный: —

Не видал я девы красной.

На стороже я стою

Только в очередь мою.

Без меня царевна видно

Пробежала“. — „Как обидно!“ —

Королевич отвечал.

Ясный месяц продолжал:

„Погоди; об ней быть может

Ветер знает. Он поможет.

Ты к нему теперь ступай,

Не печалься же, прощай“.

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
„Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе,

Не боишься никого,

Кроме бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ее“. — „Постой, —

Отвечает ветер буйный: —

Там за речкой тихоструйной

Есть высокая гора,

В ней глубокая нора;

В той норе, во тьме печальной,

Гроб качается хрустальный

На цепях между столбов.

Не видать ничьих следов

Вкруг того пустого места;

В том гробу твоя невеста“.

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал,
И пошел к пустому месту,
На прекрасную невесту

Посмотреть еще хоть раз.

Вот идет; и поднялась

Перед ним гора крутая;

Вкруг нее страна пустая;

Под горою темный вход.

Он туда скорей идет.

Перед ним, во мгле печальной,

Гроб качается хрустальный,

И в хрустальном гробе том

Спит царевна вечным сном.

И о гроб невесты милой

Он ударился всей силой.

Гроб разбился. Дева вдруг

Ожила. Глядит вокруг

Изумленными глазами,

И, качаясь над цепями,

Привздохнув, произнесла:

„Как же долго я спала!“

И встает она из гроба...

Ах!... и зарыдали оба.

В руки он ее берет

И на свет из тьмы несет,

И, беседуя приятно,

В путь пускаются обратно,

И трубит уже молва:

Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела
Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним,

Говоря: „Я ль всех милее,

Всех румяней и белее?“

И услышала в ответ:

„Ты прекрасна, слова нет,

Но царевна всё ж милее,

Всё румяней и белее“.

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

В двери прямо побежала

И царевну повстречала.

Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Лишь ее похоронили,

Свадьбу тотчас учинили,

И с невестою своей

Обвенчался Елисей;

И никто с начала мира

Не видал такого пира;

Я там был, мед, пиво пил,

Да усы лишь обмочил.

skaz-pushkina.ru

Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях - слушать сказку онлайн mp3, читать сказку c картинками | Сказки Пушкина

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
Ждёт-пождёт с утра до ночи,
Смотрит в поле, инда очи
Разболелись, глядючи
С белой зори до ночи.
Не видать милого друга!
Только видит: вьётся вьюга,
Снег валится на поля,
Вся белёшенька земля.
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог даёт царице дочь.
Рано утром гость желанный,
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелёшенько вздохнула,
Восхищенья не снесла
И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошёл, как сон пустой,
Царь женился на другой.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Ей в приданое дано
Было зеркальце одно;
Свойство зеркальце имело:
Говорить оно умело.
С ним одним она была
Добродушна, весела,
С ним приветливо шутила
И, красуясь, говорила:
“Свет мой, зеркальце! скажи,
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?”
И ей зеркальце в ответ:
“Ты, конечно, спору нет;
Ты, царица, всех милее,
Всех румяней и белее”.
И царица хохотать,
И плечами пожимать,
И подмигивать глазами,
И прищёлкивать перстами,
И вертеться подбочась,
Гордо в зеркальце глядясь.

Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась - и расцвела,
Белолица, черноброва,
Нраву кроткого такого.
И жених сыскался ей,
Королевич Елисей.
Сват приехал, царь дал слово,
А приданое готово:
Семь торговых городов
Да сто сорок теремов.

На девичник собираясь,
Вот царица, наряжаясь
Перед зеркальцем своим,
Перемолвилася с ним:
“Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?”
Что же зеркальце в ответ?
“Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее”.
Как царица отпрыгнёт,
Да как ручку замахнёт,
Да по зеркальцу как хлопнет,
Каблучком-то как притопнет!..
“Ах ты, мерзкое стекло!
Это врёшь ты мне назло.
Как тягаться ей со мною?
Я в ней дурь-то успокою.
Вишь какая подросла!
И не диво, что бела:
Мать брюхатая сидела
Да на снег лишь и глядела!
Но скажи: как можно ей
Быть во всём меня милей?
Признавайся: всех я краше.
Обойди всё царство наше,
Хоть весь мир; мне ровной нет.
Так ли?” Зеркальце в ответ:
“А царевна всё ж милее,
Всё ж румяней и белее”.
Делать нечего. Она,
Чёрной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав её, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась
И до смерти испугалась
И взмолилась: “Жизнь моя!
В чём, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,
Я пожалую тебя”.
Та, в душе её любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
“Не кручинься, бог с тобой”.
А сама пришла домой.
“Что? - сказала ей царица. -
Где красавица девица?” -
“Там, в лесу, стоит одна, -
Отвечает ей она.-
Крепко связаны ей локти;
Попадётся зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть”.

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей душой,
За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем всё шла да шла
И на терем набрела.
Ей навстречу пёс, залая,
Прибежал и смолк, играя.
В ворота вошла она,
На подворье тишина.
Пёс бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась,
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно! -
Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Всё порядком убрала,
Засветила богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: “Что за диво!
Всё так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.
Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися.
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица”.

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.
Вмиг по речи те опознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок;
Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.
От зелёного вина
Отрекалася она;
Пирожок лишь разломила
Да кусочек прикусила
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу
Вверх, во светлую светлицу,
И оставили одну
Отходящую ко сну.

День за днём идёт, мелькая,
А царевна молодая
Всё в лесу; не скучно ей
У семи богатырей.
Перед утренней зарёю
Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса.
А хозяюшкой она
В терему меж тем одна
Приберёт и приготовит.
Им она не прекословит,
Не перечат ей они.
Так идут за днями дни.

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.
Старший молвил ей: “Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица,
Всех нас семеро, тебя
Все мы любим, за себя
Взять тебя мы все бы ради,
Да нельзя, так, бога ради,
Помири нас как-нибудь:
Одному женою будь,
Прочим ласковой сестрою.
Что ж качаешь головою?
Аль отказываешь нам?
Аль товар не по купцам?”

“Ой, вы, молодцы честные,
Братцы вы мои родные, -
Им царевна говорит, -
Коли лгу, пусть бог велит
Не сойти живой мне с места.
Как мне быть? ведь я невеста.
Для меня вы все равны,
Все удалы, все умны,
Всех я вас люблю сердечно;
Но другому я навечно
Отдана. Мне всех милей
Королевич Елисей”.

Братья молча постояли
Да в затылке почесали.
“Спрос не грех. Прости ты нас, -
Старший молвил поклонясь. -
Коли так, не заикнуся
Уж о том”. - “Я не сержуся, -
Тихо молвила она, -
И отказ мой не вина”.
Женихи ей поклонились,
Потихоньку удалились,
И согласно все опять
Стали жить да поживать.

Между тем царица злая,
Про царевну вспоминая,
Не могла простить её,
А на зеркальце своё
Долго дулась и сердилась:
Наконец об нём хватилась
И пошла за ним, и, сев
Перед ним, забыла гнев,
Красоваться снова стала
И с улыбкою сказала:
“Здравствуй, зеркальце! скажи,
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?”
И ей зеркальце в ответ:
“Ты прекрасна, спору нет;
Но живёт без всякой славы,
Средь зелёныя дубравы,
У семи богатырей
Та, что всё ж тебя милей”.
И царица налетела
На Чернавку: “Как ты смела
Обмануть меня? и в чём!..”
Та призналася во всём:
Так и так. Царица злая,
Ей рогаткой угрожая,
Положила иль не жить,
Иль царевну погубить.

Раз царевна молодая,
Милых братьев поджидая,
Пряла, сидя под окном.
Вдруг сердито под крыльцом
Пёс залаял, и девица
Видит: нищая черница
Ходит по двору, клюкой
Отгоняя пса. “Постой.
Бабушка, постой немножко, -
Ей кричит она в окошко, -
Пригрожу сама я псу
И кой-что тебе снесу”.
Отвечает ей черница:
“Ох ты, дитятко девица!
Пёс проклятый одолел,
Чуть до смерти не заел.
Посмотри, как он хлопочет!
Выдь ко мне”. - Царевна хочет
Выйти к ней и хлеб взяла,
Но с крылечка лишь сошла,
Пёс ей под ноги - и лает
И к старухе не пускает;
Лишь пойдёт старуха к ней,
Он, лесного зверя злей,
На старуху. Что за чудо?
“Видно, выспался он худо, -
Ей царевна говорит. -
На ж, лови!” - и хлеб летит.
Старушонка хлеб поймала;
“Благодарствую, - сказала, -
Бог тебя благослови;
Вот за то тебе, лови!”
И к царевне наливное,
Молодое, золотое,
Прямо яблочко летит...
Пёс как прыгнет, завизжит...
Но царевна в обе руки
Хвать - поймала. “Ради скуки
Кушай яблочко, мой свет.
Благодарствуй за обед...” -
Старушоночка сказала,
Поклонилась и пропала...
И с царевной на крыльцо
Пёс бежит и ей в лицо
Жалко смотрит, грозно воет,
Словно сердце пёсье ноет,
Словно хочет ей сказать:
Брось! - Она его ласкать,
Треплет нежною рукою:
“Что, Соколко, что с тобою?
Ляг!” - ив комнату вошла,
Дверь тихонько заперла,
Под окно за пряжу села
Ждать хозяев, а глядела
Всё на яблоко. Оно
Соку спелого полно,
Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто мёдом налилось!
Видны семечки насквозь...
Подождать она хотела
До обеда; не стерпела,
В руки яблочко взяла,
К алым губкам поднесла,
Потихоньку прокусила
И кусочек проглотила...
Вдруг она, моя душа,
Пошатнулась не дыша,
Белы руки опустила,
Плод румяный уронила,
Закатилися глаза,
И она под образа
Головой на лавку пала
И тиха, недвижна стала...

Братья в ту пору домой
Возвращалися толпой
С молодецкого разбоя.
Им навстречу, грозно воя,
Пёс бежит и ко двору
Путь им кажет. “Не к добру! -
Братья молвили, - печали
Не минуем”. Прискакали,
Входят, ахнули. Вбежав,
Пёс на яблоко стремглав
С лаем кинулся, озлился
Проглотил его, свалился
И издох. Напоено
Было ядом, знать, оно.
Перед мёртвою царевной
Братья в горести душевной
Все поникли головой
И с молитвою святой
С лавки подняли, одели,
Хоронить её хотели
И раздумали. Она,
Как под крылышком у сна,
Так тиха, свежа лежала,
Что лишь только не дышала.
Ждали три дня, но она
Не восстала ото сна.
Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили - и толпой
Понесли в пустую гору,
И в полуночную пору
Гроб её к шести столбам
На цепях чугунных там
Осторожно привинтили
И решёткой оградили;
И, пред мёртвою сестрой
Сотворив поклон земной,
Старший молвил: “Спи во гробе;
Вдруг погасла, жертвой злобе,
На земле твоя краса;
Дух твой примут небеса.
Нами ты была любима
И для милого хранима -
Не досталась никому,
Только гробу одному”.

В тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла
И вопрос свой задала:
“Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?”
И услышала в ответ:
“Ты, царица, спору нет,
Ты на свете всех милее,
Всех румяней и белее”.

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.
Нет как нет! Он горько плачет,
И кого ни спросит он,
Всем вопрос его мудрён;
Кто в глаза ему смеётся,
Кто скорее отвернётся;
К красну солнцу наконец
Обратился молодец:
“Свет наш солнышко! Ты ходишь
Круглый год по небу, сводишь
Зиму с тёплою весной,
Всех нас видишь под собой.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видало ль где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей”. - “Свет ты мой, -
Красно солнце отвечало, -
Я царевны не видало.
Знать, её в живых уж нет.
Разве месяц, мой сосед,
Где-нибудь её да встретил
Или след её заметил”.

Тёмной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.
“Месяц, месяц, мой дружок,
Позолоченный рожок!
Ты встаёшь во тьме глубокой,
Круглолицый, светлоокий,
И, обычай твой любя,
Звёзды смотрят на тебя.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей”. - “Братец мой, -
Отвечает месяц ясный, -
Не видал я девы красной.
На стороже я стою
Только в очередь мою.
Без меня царевна, видно,
Пробежала”. - “Как обидно!” -
Королевич отвечал.
Ясный месяц продолжал:
“Погоди; об ней, быть может,
Ветер знает. Он поможет.
Ты к нему теперь ступай,
Не печалься же, прощай”.

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
“Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе,
Не боишься никого,
Кроме бога одного.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених её”. - “Постой, -
Отвечает ветер буйный, -
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места;
В том гробу твоя невеста”.

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал
И пошёл к пустому месту,
На прекрасную невесту
Посмотреть ещё хоть раз.
Вот идёт, и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг неё страна пустая;
Под горою тёмный вход.
Он туда скорей идёт.
Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном.
И о гроб невесты милой
Он ударился всей силой.
Гроб разбился. Дева вдруг
Ожила. Глядит вокруг
Изумлёнными глазами;
И, качаясь над цепями,
Привздохнув, произнесла:
“Как же долго я спала!”
И встаёт она из гроба...
Ах!.. и зарыдали оба.
В руки он её берёт
И на свет из тьмы несёт,
И, беседуя приятно,
В путь пускаются обратно,
И трубит уже молва:
Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела
Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним,
Говоря: “Я ль всех милее,
Всех румяней и белее?”
И услышала в ответ:
“Ты прекрасна, слова нет,
Но царевна всё ж милее,
Всё румяней и белее”.
Злая мачеха, вскочив,
Об пол зеркальце разбив,
В двери прямо побежала
И царевну повстречала.
Тут её тоска взяла,
И царица умерла.
Лишь её похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мёд, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.

ocka3ke.ru

Стихи Сказка о коварном змее и царевиче Елисее I

Содержание
1. Змей Горыныч и баба Яга замышляют украсть царевну
2. В поисках Елены Елисей отправляется к Шамагану
3. Елисей с Ринатом у Шамагана и бабы Яги
4. Бой со змеем Горынычем и возвращение

Часть 1
« Змей Горыныч и баба Яга замышляют украсть царевну »

Много былей - небылиц
Собрано со всех страниц.
Так позвольте самому
Рассказать и мне одну.

Маятник часов качнулся,
Циферблат уж встрепенулся.
Время сказки началось.
Будь внимателен мой гость.

Завертелось всё от змея,
От Горыныча злодея.
Вот в пещере он сидит
Без жены, один, грустит.

Неохота жить с змеюкой,
Как и он, такой же злюкой.
Вдруг ещё его сожрёт,
Или пламенем сожгёт.

Надо значит из людей
Выбирать, да подобрей,
Чтоб лицом не подвела
И царевною была.

Чешуёю он трясёт,
В головах один разброд.
Без Яги -- его прабабки,
Не решить ему загадки.

С малых лет привык лишь жрать,
Всё вокруг огнём сжигать.
А вот отыскать царевну,
Здесь дела его плачевны.

И отправился он к ней,
Сей вопрос решать скорей—
Старой костяной ноге,
Что живёт в глухой тайге.

Змей летит и шесть голов
Смотрят, где старухин кров.
Как увидел, приземлился,
С речью к дому обратился:

--Повернись-ка ты избушка,
Что стоит на курьей ножке,
К лесу задом, мне перёд,
Только не наоборот.

И она вдруг задрожала,
Громко « куд – куда » сказала,
Завертелась понемножку
Дверью к гостю, в лес окошком.

Дверь со скрипом отворилась,
Бабка следом появилась.
А как змея увидала,
В обморок чуть не упала.

--Это что за чудо – юдо
Вылезло вдруг ниоткуда?
Шесть голов, драконий хвост
И многометровый рост.

Ты чего, шестиголовый?
Снова что ли нездоровый?
Вон, попробуй суп из пня,
Чтобы не пугал меня.

Иль настойку из ежа,
Страсть она как хороша!
От неё забудешь сразу
Всю обидную заразу!

-- Да чего мне обижаться?
Ты, старуха, брось кривляться!
Хватит глупым раздраженьем
Портить наши отношенья!

Лучше выслушай меня,
Всё же мы одна семья.

И ещё скажу тебе:
Не встречают так гостей.
Накормила б, напоила,
Баньку гостю истопила.

--Ишь какой! Да бог с тобой,
Заходи, пока живой.

Змей наелся и напился,
В бане от души намылся
А потом стал объяснять,
Для чего сюда опять
Столько вёрст летел в тиши
В абсолютнейшей глуши.

Говорил, что грустно стало
Вдруг без женского начала.
Вот бы из людей кого
Присмотреть бы для него.

Только царских лишь кровей,
Помилей, да поумней.
Чтоб в пещеру прилетев
Он смирить мог весь свой гнев.

-- Ладно, помогу тебе,
Посодействую в судьбе.
Знаю я одно здесь царство,
Небольшое государство.

Там живёт царевна наша,
Нет её на свете краше.
Только надо поспешить.
Ей ведь замуж выходить.

Под покровом ночи, змей,
Украдём её быстрей.
Зуб точу на это царство
Ещё с прошлого коварства.

Часть 2
«В поисках Елены Елисей отправляется к Шамагану»

В это время дочь Елена
Славного царя Ефрема,
Находясь в своей светлице,
Всё мечтала стать царицей.

И жених сыскался ей,
Сам царевич Елисей.
Он красив и образован,
В разных областях подкован.

Только ночь одну поспать,
Завтра будут все гулять.
А сейчас же от забот
Отдыхает весь народ.

Серп и звёзды светят вместе,
Змей с Ягой летят к невесте.
Ведьма сон-дурман пускает,
Всё в округе засыпает.

Могут ведьмы колдовать,
Это мы должны признать.
Хочешь, на слово поверь,
Хочешь, сам иди, проверь.

Вот Горыныч пыхнул жаром
И стекло исчезло с паром.
Как они здесь появились,
Так же тихо удалились.

Змей Горыныч счастлив в дым,
Ведь царевна рядом с ним.
Он с Ягою распрощался
И к себе домой умчался.

Месяц глазки закрывает,
Солнце ручки распрямляет.
Челядь вся давно проснулась,
На работу потянулась.

Вот послушница царевны,
По делам своим служебным,
Входит к ней в опочивальню;
Видит лишь пустую спальню.

А открытое окно
Говорит лишь об одном,
Что царевну-то украли
И невесть в какие дали.

Тут с служанкой плохо стало,
В обморок она упала.
На полу час пролежала,
А потом внезапно встала.

Рассказала всё солдатам
У дверей стоявших рядом.
Те в свистки заголосили,
Генерала пригласили.

Царь сам прибыл на свисток.
Еле врач ему помог…
Свадьбу надо отменять,
Дочь любимую искать.

--Тут мне надо к чародею.
Он расскажет о злодее,
Кто похитил дочь мою,
Усложнив тем жизнь свою.

Но живёт волшебник тот
Между топей и болот,
У себя в горах, в пещере,
От людей поближе к вере.

Царь Ефрем уже в годах,
Тяжело ему в горах.
Елисей пускай идёт,
И волшебника найдёт.

Если любит он Елену,
То отыщет непременно.
Похитителя найдёт,
Как изменника убьёт.

Елисей, как всё узнал,
Долго рассуждать не стал,
Взял в помощники Рината—
В царстве лучшего солдата,
И к Ефрему поскакал.
Тот, что знал, всё рассказал.

Царь клубок дал Елисею,
Чтоб добраться к Чародею.
--Ты бросай его скорей
И иди за ним смелей.

Катится клубок вперёд,
Елисей за ним идёт.
Путь нелёгкий к Шамагану—
Через топи и вулканы.

Неизвестно сколько шли,
Наконец они дошли.
Наш клубок остановился

И в ущелье провалился.

Дождь пошёл вдруг сильный с градом,
Сыпать стало камнепадом,
Ветер шквалистый подул,
Чуть их в пропасть всех не сдул.

Шквал внезапно прекратился,
Вход в пещеру им открылся.
Делать нечего, заходят
И на свет вперёд проходят.

В той пещере стол стоит.
За столом старик сидит,
Рукопись свою читает,
Ни кого не замечает.

Елисей к столу идёт,
А Ринат не отстаёт.
Вдруг собака подбежала,
Чуть их всех не растерзала.

Фу, Трезор, оставь ты нас,
Старика раздался глас.
Проходите же друзья,
Непременно рад вам я.

Часть 3
« Елисей с Ринатом у Шамагана и бабы Яги »

--О, великий Шамаган!
Знаешь множество ты тайн,
Взглядом бродишь тут и там.
Может быть поможешь нам?

К вам я от царя Ефрема,
Дочь его ищу Елену.
Я жених ей, Елисей.
Мне б найти её скорей.

--Я царя Ефрема знаю,
Чувства добрые питаю.
И тебе я помогу,
Ну- ка позови слугу!

--Эй! Ринат, скорей беги,
Шамагану помоги.
Зеркало они выносят,
К каменной стене подносят.

--«О! Волшебное ты око,
Видишь, как всегда далёко.
Покажи Елену нашу,
Ту, что нет на свете краше!»

Мага зеркало признало,
Говорить словами стало:
--Вижу я твою Елену,
Дочку славного Ефрема.

У Горыныча в пещере
Ищут пусть свою потерю.
Только надо торопиться.
Он решил на ней жениться.

--Эх, не мог Горыныч змей,
Говорит наш Чародей,
Провернуть всё дело это.
Видно есть сообщник где-то.

Зеркальце, ещё скажи,
То, что видишь, покажи.
Кто змеюке помогал?
Кто царевну, с ним, украл?

Зеркало чуть задрожало
И всю правду показало.
Вот они: Горыныч змей,
С ним Яга в красе своей.
Порошок в трубу кидает,
Тут Елена засыпает.
И Горыныч змей огнём
Расправляется с окном.

Зеркало вдруг засветилось
И на месте испарилось.

--Да, не просто Елисей,
Говорит тут чародей,
Будет вытащить Елену,
Но возможно, несомненно.

Вот ковёр вам самолёт,
Он к пещере довезёт.
Но сперва к Яге летите,
Пару крепких слов скажите.
И пускай поможет вам.
Так сказал сам Шамаган!

Меч возьмите кладенец,
Змею от него конец.
Шапка-невидимка тоже
Обязательно поможет.

Ну, давайте, поспешайте
И царевну выручайте.
Ждёт ковёр вас самолёт,
Отправляйтесь-ка в полёт.

Елисей летит с Ринатом,
Изучают местность взглядом.
Видят лес они, поляну,
Дом старинный, деревянный;
Не простой, на курьей ножке,
По бокам кривые рожки.

Подошли к нему смелей.
Говорят: крутись скорей,
К лесу задом, дверью к нам.
Где Яга-то ваша там?

Потихоньку, понемножку,
Не спеша, по чайной ложке
Повернулась к ним избушка,
Вышла из неё старушка.

Как Ринату улыбнулась,
Всё внутри перевернулось-
Редкие кривые зубы
И клыки торчат сквозь губы.

Елисея увидала,
С нею сразу плохо стало.
Елисей же к ней подходит
И такую речь заводит:

--Помогла Яга ты змею,
Подлому тому злодею,
Если не поможешь мне,
Шамаган с тобой в войне.

Разболелись у Яги
От тех слов все две ноги.
Хоть одна и костяная,
А болит, ну как родная.

Говорит: Прошу прощенья.
И теперь для искупленья
Подарю кольцо тебе.
Ты носи его везде.

Где захочешь очутиться,
Ты заставь его крутиться.
Повернёшь и вот ты, «Ах!»,
Там, где быть хотел в мечтах.

И ещё вот гребешок.
Если вдруг с Еленой шок,
На власа одень ты ей,
Чары змея все развей.

--Тотоже, смотри Яга,
Костяная ты нога,
Больше зла не совершай
И людей не обижай.

--Ты милок прости меня,
Сплоховала что- то я.
Только вы скорей летите
И змеюку победите.

Часть 4
«Бой со змеем Горынычем и возвращение»

Елисей вот и Ринат,
На ковре они сидят.
Он их сам туда несёт,
Где Горыныч змей живёт.

Долго ль, коротко летели,
Мы опять не углядели.
Только рано или поздно
Видят скалы в море грозном.

У пещеры приземлились.
В стороне пока укрылись.
Рядом камень и калина,
Не пройти здесь змею мимо.

--Ты Ринат за камнем сядь,
Здесь злодея будешь ждать.
Я же в шапке невидимке
Подожду тут у калинки.

Как появится вдруг змей,
То кричи ему смелей,
Вызывай его на драку,
Дохлой называй собакой.

Вдруг огнем он будет жечь,
Ты за камень тело спрячь.
Я же сзади шапку сброшу,
На Горыныча наброшусь.

Сколько дней они в засаде
Просидели, звёзды глядя,
Это есть большой секрет.
Может знает кто ответ?

Змей Горыныч вдруг выходит,
Головами всюду водит.
Тут из камня наш Ринат,
Самый храбрый из солдат.

На Горыныча кричит,
По щиту копьём стучит.
Всяко разно обзывает,
Дохлой псиной называет.

Он царю присягу знает,
Честь свою не запятнает.
Воевать, так воевать.
Погибать, так погибать.

Шесть голов, двенадцать глаз
Всё свирепее сейчас.
Пышет змей своим огнём,
А Ринат наш за камнём.

Елисей же не зевая,
Чудо- шапочку снимая,
Достаёт меч- кладенец,
В фехтовании он спец,

И змеюку в поединке
Делит на две половинки,
Шесть голов с него срубает,
Змей Горыныч погибает.

А теперь найти Елену
Предстоит им непременно.
В глубь они пещеры входят,
Долго в лабиринтах бродят.

Видят клетку золотую,
В ней царевну молодую.
Прутья толстые с кулак,
Не добраться к ней ни как.

Есть зато меч кладенец,
Пару взмахов и конец,
Вход свободен и открыт.
Но Елена крепко спит.

Елисей взял гребешок
И одел ей на висок.
Тут Елена ожила,
Взглядом всюду обвила.

Елисея увидала
И к груди его припала.
Завершились все мучения,
Впереди ждёт возвращение.

Ну, пора домой тогда.
Эй, Ринат иди сюда.
Вот все вместе собрались.
Елисей сказал : Держись!

Повернул кольцо и вот,
У Ефремовых ворот
Наша троица стоит.
Царь Ефрем бегом бежит.

Свадьбу сразу же сыграли,
Всех гостей к себе позвали.
Веселились до упаду
Несколько неделей к ряду.

Я там тоже братцы был,
Вдоволь ел и много пил.
Всё, что на столе стояло,
То и мне чуть перепало.

Сказки этой тут конец.
Кто дослушал- молодец!

Сергей Прилуцкий, 01.05.2012, Алатырь

www.sunhome.ru

Королевич Елисей (часть 5) - Любимые сказки из детства

3 Январь 2014       Galina      Главная страница » Современные сказки      Просмотров:  

Цветок папоротника

Предыдущая глава

Навьюченным осликом Егор топал по ночному лесу и мрачно искал причину, зачем на все это подписался. Ну в самом деле, не бросать же Юльку одну! Она бы все равно пошла, даже одна — в геройском порыве спасать и помогать могла горы свернуть. А вот вернулась бы? Кто знает. Вон, порхает вокруг счастливым совенком.

За три дня Егор проштудировал всю информацию про цветок папоротника, которая была в библиотеке. Составил список необходимых вещей и защитных амулетов. Заказал недостающие в интернет-магазине. Составил гороскопы для себя, Юльки и Ария — на всякий случай. Спрогнозировал погоду и давление, внимательно изучил возможное будущее Академии и даже погадал на ромашке. Вроде бы сильных трагедий не выдавало.

Юлька видела все гораздо проще — придем, подождем, сорвем цветок, отдадим Арию, он вылечится — миссия выполнена.

— А! — коротко взвыл Егор, поскользнувшись на мокрой траве и больно расшибив палец ноги о камень.

Сова зашипела и хлопнула его крылом.

— Знаю, — раздраженно сказал Егор, поправляя рюкзак. В лесу было страшновато. Темная купальская ночь скрывала деревья. Тучи затянули небо — ни одной звезды. Чьи-то глаза сверкали из кустов и листьев. Вокруг что-то щелкало, постукивало, шелестело. Казалось, за ними тихонько пробирается вражеская армия. Впрочем, вполне возможно, так и было.

— Долго еще? — спросил Егор у совы. Та покачала головой, в совиной манере поворачивая ее на 180 градусов, и ускорила полет.

За плотным рядом деревьев мелькнуло что-то светлое. Через минуту они вышли на небольшую, ровную полянку. Землю покрывал мягкий слой иголок и листьев.

Юлька приземлилась, круглым желтым глазом глянула на Егора.

— Отойти? – с готовностью предложил он.

Голова опять жутковато вывернулась в отрицательном жесте. Сова вытянула шею, подняла крылья, переступая на лапах. Егор успел подумать, что для птицы шея слишком длинная – когда понял, что превращение началось. Шея продолжала вытягиваться и утолщаться, росли крылья и лапы, постепенно меняясь. Перья уменьшались и скрывались в порах кожи, часть срослась с прической. Глаза, все еще желтые, приняли привычную форму. Когтистые лапы стали причудливой формы мягкими туфельками из желтой рельефной кожи.

Минут через 5 Юлька стояла перед ним в удобном облегающем костюме с широким поясом-органайзером. На вопросительный взгляд отмахнулась – так, мол, всякая мелочь. Сразу принялась за дело.

Расстелила белую скатерть прямо на траве. Ножом начертила круг, захватывая и скатерть, и папоротник. Зажгла свечи, расставила их в деревянных плошках в центре круга. Отблески огоньков падали на ее лицо, руки, танцевали и перепрыгивали. Егор вошел в круг. Свечи вспыхнули и тут же притихли, съежились.

— Теперь ждем.

Юлька выглядела иначе, взрослее, серьезней. Егор даже засмотрелся. Исчезла ее вечная суетливость и возбужденность, да и двигалась она по-другому, плавно, точно.

Странный хруст заставил отвлечься. Круглый ободок, оказалось, светился зеленовато-желтым сиянием, которое легким туманом поднималось вверх.

А за ним была густая, почти ощутимая тьма. Казалось, можно легко вырезать из нее кусок. Не было видно ни деревьев, ни земли, ни неба вокруг, только в маленьком круге-столбе оставался кусочек, где светили звезды.

И в этой темноте что-то шербуршило, вздыхало, стонало, выло, перебирала множеством лапок и усиков.

Юлька, не оборачиваясь и пристально глядя на папоротник, сказала:

— Не пропусти. Он расцветет только на мгновение.

Но Егор уже не мог оторвать взгляда от темноты. Там вспыхивали глаза, появлялись блуждающие огни. Он посмотрел на круг и замер. Точно по краю стелились змеи, сплетаясь в связки. Они бились страшными головами о магическую преграду, струйками стекал яд.

Чуть выше плели паутину пауки. Ползали многоножки. Смертоносными хвостами жалили скорпионы.

— Выбираться будет тяжко, — прикинул Егор. Он почти не боялся, просто было неуютно. Протянул руку к королевской кобре.

— Не трожь!

Юлька отбила его ладонь, не позволив коснуться. На удивленный взгляд сказала:

— Я не знаю точно, как действует магия, но выходить за пределы круга нельзя. Может быть, тебе просто отрежет руку, а может, ты впустишь всю эту нечисть к нам. Во всяком случае, лучше не рисковать.

Егор с уважением посмотрел на нее. Он явно читал какие-то не те книги.

Из темноты отделилось и стало приближаться что-то большое. Двигалось рывками, неуверенно. И чем ближе было это что-то, чем больше Егору казались знакомыми очертания фигуры. А когда по ту сторону круга вначале на колени, а затем и плашмя упал его дедушка, он забыл про все на свете. С ужасом повернулся к Юльке:

— Там! Там!

— Я не вижу того, что ты. Это только галлюцинация. Говорила тебе, не смотри.

Юлька подошла, взяла его за руку и подвела к папоротнику. Провела перед глазами свечой.

— Давай ждать, уже скоро.

Егор бросил последний взгляд на дедушку. Его уже почти полностью облепили змеи. А потом он рассыпался на множество гадов и насекомых.

Просто сидеть было скучно. Хотелось спать, глаза слипались и слезились. Поэтому появление маленькой искорки на папоротнике они чуть было не проворонили. Юлька выдохнула:

— Давай!

Егор протянул руку, но красный огненный цветок оторвался от ветки и сам отлетел в сторону. Знакомый смех эхом разнесся по лесу.

Сбросив плащ на руку, перед ними стояла Лана. Егор покраснел от злости. Где-то рядом услышал печальный всхлип Юльки.

— Верни! Зачем он тебе? – он сжал кулаки и пошел на Лану. Ну и пусть она девчонка! Иногда и девчонкам стоит врезать.

Лана прищурилась:

— Это с каких пор мы такие смелые, а, пророк? Ну-ка, узнай, что будет прямо сейчас!

И не дожидаясь ответа, вытолкнула и Егора, и замешкавшуюся Юльку за пределы круга.

Свечи вспыхнули и погасли все разом. Стало совсем темно — только маленький красный огонек волшебного цветка можно было различить. Совсем рядом зашипели змеи.

Серебряная комета упала на землю и взорвалась ярким всполохом! Нечисть, подвывая, сжималась в клубки и сгорала.

Арий в облаке мерцающего света завис над землей. Он был в бешенстве, глаза без преувеличений метали молнии. Лана, даже не пытаясь вступать в сражение, набросила плащ и исчезла.

Привычно задержав дыхание перед перемещением, она открыла глаза. И уткнулась в прозрачную стену. В другую сторону тоже стена. А за ней все размыто, нечетко. Присмотрелась и поняла, что стоит в обычной трехлитровой банке. Быстро испробовала несколько заклинаний – не работает.

Откуда-то сверху донесся голос. Лана едва узнала в громыхании Ария.

— Сама не выйдешь, не пытайся. Я умею ставить защиту от черномагов. У тебя два выхода, или отдать цветок мне, и я тебя отпускаю, или использовать его для освобождения. Как видишь, в любом случае ты лишишься магии папоротника. Но я тебе обещаю, в случае второго варианта вряд ли твоя жизнь будет спокойной. У меня в запасе много не очень приятных фокусов. И этот – не самый худший.

И он плотно закрыл банку крышкой. А затем швырнул ее по полу – как шар для боулинга.

*

Продолжение

*

Хотите читать сказки, рассказы и другие новинки сразу же, после их появления? Для этого вовсе не обязательно на них подписываться! Просто перейдите по ссылке и нажмите «Да». Теперь все новинки будут отображаться в вашем браузере на странице поиска Yandex.

svoiskazki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о