Сизифов труд миф: Сизифов труд — это… Что такое Сизифов труд?

Содержание

краткое содержание. Сизифов труд в Древней Греции

Среди мифов Древней Греции, одним из самых известных является миф о Сизифе — царе, обманувшем богов. Но не одно деяние не остается без наказания, когда дело касается властителей Олимпа, и царь Сизиф получил свою кару, обреченный на вечный «сизифов труд».

 

 

Краткое содержание мифа о Сизифе

Жестокой каре подвергнут коринфский царь Сизиф. Когда-то он осмелился обмануть самого Зевса. Разгневанный бог послал за ним Смерть. Но хитрый Сизиф устроил Смерти почетную встречу и пригласил ее к столу. Когда она уселась, он привязал ее к сиденью, а затем крепко запер. С того момента никто в мире не умирал, больные мучились и напрасно просили, чтобы смерть прекратила их страдания. В городах и деревнях быстро увеличивалось число стариков. Сам Гадес удивлялся, почему так долго никто не является в подземное царство, и послал узнать, куда подевалась Смерть. Когда ее нашли, могучий бог Арес выпустил Смерть на свободу и первым отдал ей Сизифа, с тем чтобы она отвела его в преисподнюю. Но и в этот раз верх взяли изворотливость и коварство Сизифа.

 

Приказал он своей жене не предавать его тело земле и не совершать никаких погребальных обрядов. Оказавшись после этого в подземном царстве, Сизиф начал жаловаться на жену — просить позволения выйти наверх, дабы он мог наказать ее. С помощью лести и заискивания Сизиф в конце концов уговорил жену Гадеса – Персефону, разрешить ему вернуться на три дня домой. Но Сизифу куда больше нравилось находиться на белом свете, чем в подземелье, поэтому он и не думал возвращаться. Пришлось явиться за ним самому богу Гермесу и насильно доставить обратно в преисподнюю.

 

За последние две уловки и за обманы, совершенные ранее, он понес тяжкое наказание. Сизиф осужден вкатывать на крутую гору огромный камень. По всему подземному царству слышимо его тяжелое дыхание. Пот ручьями стекает по его лицу. И в тот момент, когда уже близка вершина горы, и можно вскоре присесть отдохнуть, камень вырывается из рук и скатывается вниз. Приходится Сизифу бежать вслед за ним и вновь толкать его в гору. И так изо дня в день. Никогда не кончается тяжелый, но напрасный Сизифов труд.

Что значит выражение сизифов труд. Сизифов труд значение

С детства каждый из нас наверняка слышал крылатое выражение «Сизифов труд». Что оно означает? Кто такой Сизиф и чем он вынужден был заниматься? Давайте в этом разберемся, а заодно вспомним и другие фразеологизмы, пришедшие к нам из античных времен.

В мифах древней Греции встречается такой персонаж, как Сизиф, который являлся царем Коринфа. Жил Сизиф весело и припеваючи в своем роскошном дворце, хитрил, обманывал и изворачивался. Его жертвами были земные люди, которые не имели над ним никакой власти. Однажды он решил, что можно перехитрить даже богов, за что впоследствии и поплатился жестоко. История его заключается в следующем. Когда он понял, что к нему пришел бог смерти Танат, Сизиф отвлек его обманом и заковал в цепи. С этого момента люди перестали умирать, а боги царства теней были лишены даров, которые живые люди им давали за своих умерших родственников.

Об этом безобразии узнал Зевс, который прогневался и послал бога войны Ареса за Танатом, потребовав, чтобы его немедленно освободили. После освобождения бог смерти сразу же ввергнул нечестивца Сизифа в свое царствие теней. Долго ждали Аид и его супруга Персефона священных даров от жены Сизифа, но все напрасно, так как он заранее предупредил ее о том, чтобы никаких даров за него никто не приносил. Тут опять Сизиф решил слукавить, объявив богам о строптивости жены, которая якобы не желает расставаться с богатствами. Он пообещал Аиду разобраться с женой, для чего ему необходимо было ненадолго посетить землю, но он тут же обещал вернуться обратно.

Грозный Аид так же, как до этого Танат, поверил лжецу и вернул его на землю. Оказавшись дома, Сизиф назвал гостей и закатил знатный пир. В очередной раз он посмел посмеяться над богами. Боги такого не прощают, но обманщик не хотел даже думать об этом. Сизиф был низвергнут в царство теней и в наказание получил страшную кару. Ежедневно с подножия высокой горы он вынужден был катить вверх огромный тяжелый камень, но, уже почти достигнув вершины, камень срывался вниз. Это продолжается вечно. Сизифов труд тяжел и бесполезен, но такова воля богов. Этот миф может многому нас научить, если внимательно прочитать и как следует задуматься. Прежде чем над кем-то посмеяться или обмануть, вспомните Сизифов труд — такой бессмысленный и тяжелый.

Не один Сизиф получил наказание от богов. Сам сын Зевса Тантал там же в Аиде вынужден стоять по горло в чистой прозрачной воде и видеть перед собой ветви с роскошными плодами. Он испытывает страшную жажду и голод, но склонившись, чтобы сделать глоток воды, он видит, как она уходит сквозь землю, а протягивая руки к плодам, он понимает, что не может дотянуться до них. Эти муки Танталу были даны за насмешки и гордыню по отношению к богам. Мы должны твердо помнить, что прежде чем совершить какой-то поступок, надо все обдумать. Так и в работе. Взявшись за выполнение задания, следует все распланировать, чтобы это был не Сизифов труд (напрасный и никому не нужный), а действительно необходимое и полезное дело. Кстати, создатели PERPETUM MOBILE или вечного двигателя, выполняли Сизифов труд, значение которого — бессмысленная, бесполезная работа. Они плохо были знакомы с физическими законами и годами изобретали то, чего не может быть вообще.

У фразеологизма Танталовы муки совершенно другое значение. Оно означает близость чего-то очень желанного, необходимого и, в тоже время, невозможность этим обладать. Мы испытываем настоящие Танталовы муки, когда хотим невозможного. Возникает это зачастую потому, что мы не соизмеряем цели и свои реальные возможности, впоследствии испытывая душевные терзания. Трезво оценивая ситуацию, успехов в делах можно добиваться всегда. Главное, чтобы то, что вы делаете, было небесполезным, иначе такая работа превратится в Сизифов труд, значение которого вам уже известно.

Происхождение и значение фразеологизма «мартышкин труд»

Наверняка многие из нас слышали такое известное выражение, как «мартышкин труд». Что оно обозначает и откуда пришло в нашу речь? Не все, наверное, четко понимают, когда правильно употреблять его, так же как не всем известен первоисточник этого выражения.

Происхождение фразеологизма «мартышкин труд»

Это выражение берет свое начало в басне известного поэта И.А. Крылова. Его произведение под названием «Обезьяна» послужило толчком к возникновению крылатого выражения. Сама фраза «мартышкин труд» в таком виде в басне не встречается. Её автор — критик Д. И. Писарев. Произведение Крылова вдохновило его на создание этого фразеологизма, ибо он посчитал, что в ней очень красочно описывается явление, которое можно встретить повсеместно в нашей жизни.

Согласно сюжету басни, обезьяна позавидовала крестьянину, который тяжело трудится и получает за это от прохожих благодарность и похвалу. Она также решила снискать народное уважение и почет. Обезьяна не придумала ничего лучше, как имитировать процесс тяжелой работы, повторяя движения мужика. Героиня басни Крылова начала возиться с чурбаном, перекладывая его с места на место. Это занятие утомило ее, однако ни от одного человека не услышала она ни одобрения, ни похвалы.

«Мартышкин труд»: значение фразеологизма

Что же символизируют собой действия глупой обезьяны? Словосочетание «Мартышкин труд» означает бесполезную работу; усилия, которые не приносят абсолютно никакого результата, то есть бессмысленные старания, никому не нужные и никем не ценимые. Обезьяна в басне Крылова совершает действия, которые не несут никакого смысла. Они создают лишь видимость важной работы. Ради получения похвалы она просто воспроизводит движения человека, который действительно работает. В итоге мартышка устает так, что даже пот льется с неё градом. Но окружающим, конечно же, заметно, что её усилия всего лишь «театральное представление», а не осмысленный и эффективный труд. Поэтому она так и не услышала похвал в свой адрес.

Фразеологизм «мартышкин труд» употребляется в том случае, когда хотят подчеркнуть бессмысленность каких-то стараний, пустую трату сил и времени на то, что не принесёт никаких результатов. Иными словами – напрасный труд.

Схожий по значению фразеологизм

Существует еще одно крылатое выражение, сопоставимое по смыслу с фразеологизмом «мартышкин труд». Этим словосочетанием является «Сизифов труд». Происходит оно из древнегреческой мифологии.

Царь Сизиф был отменным мошенником. Ему удалось обвести вокруг пальца бога смерти и темного повелителя Аида. За эти грехи он был наказан тем, что должен был поднимать огромный камень на гору. Причем совершать это действие бесчисленное количество раз.
Почти достигнув вершины горы, камень срывался вниз. Сизифу приходилось вновь и вновь доставлять камень наверх, и каждый раз он терпел поражение.

Выражение «Сизифов труд» обозначает усиленные старания, которые при кажущейся эффективности, не приносят никакой пользы. Так же как и «мартышкин труд», значение этого фразеологизма основано на напрасности прилагаемых усилий. Но между этими значениями есть и существенное различие.

Усилия мартышки были показательные. Её никто не заставлял разыгрывать видимость деятельности, поэтому «мартышкиным трудом» называют просто бессмысленные действия, которые никогда не приведут к какому-то нормальному результату. А Сизиф вынужден был тяжело работать, прикладывать множество усилий, заведомо зная о том, что дело обречено на провал.

Заключение

Наш афоризм очень чётко характеризует бесполезность некоторых действий, совершаемых людьми. Труд только тогда является почетным, когда он приносит пользу. Ведь судят всегда не по количеству приложенных усилий, а по конечному результату. Когда человек только разыгрывает видимость каких-то действий, он вызывает лишь осуждение и смех.
Ни на какой почёт личность, уподобляющаяся персонажу Крылова, рассчитывать не может. Жалок и смешон тот, кто пытается имитировать тяжёлый труд. Бесполезное и бессмысленное занятие никогда не будет вызывать благодарность и уважение. Человек, который занимается «мартышкиным трудом», понапрасну тратит свое время, так как ни результатов никаких не достигнет, ни уважения окружающих не заслужит.

Объясните,значение фразеологизма»сизифов труд»

Настюша

Это тяжелая бесполезная работа.. миф о сизифе: Сизифа наказал какой то бог и он всю жизнь закатывал на гору огромный камень, а он постоянно скатывался и сизифу приходилось опять его закатывать.. и так всю жизнь

Бесполезный тяжелый труд

Сизиф, точнее Сисиф (др. -греч. Σίσυφος) — в древнегреческой мифологии строитель и царь Коринфа, после смерти (в Аиде) приговорённый богами вкатывать на гору тяжёлый камень, который, едва достигнув вершины, каждый раз скатывался вниз.

Какие фразеологизмы имеют мифологическое происхождение? Определите их значение

Зарыть талант в землю, яблоко раздора, остаться с носом, тянуть канитель, нить Ариадны, видать виды, пиррова победа, заблудшая овца, возвращаться на круги своя, вавилонское столпотворение, Сизифов труд?

Пользователь удален

Мифологическое происхождение;

1) Яблоко раздора. яблоко, подброшенное Эридой на свадьбе Пелея и Фетиды. На яблоке была надпись «прекраснейшей» и ставшее причиной ссоры Геры, Афины и Афродиты, которая косвенным образом привела к Троянской войне. Поэтому выражение «яблоко раздора» стало своего рода эвфемизмом для любой незначительной вещи или события, которое может привести к масштабным, непредсказуемым и, зачастую, разрушительным последствиям.
2) Нить Ариадны. Когда Тесей решился убить минотавра, которому афиняне по требованию отца Ариадны посылали ежегодно позорную дань из семи юношей и семи девиц, и таким образом избавить отечество от чудовища, он получил от любившей его Ариадны клубок ниток, выведший его из лабиринта, где обитал минотавр.
3) Сизифов труд. Сизифв древнегреческой мифологиистроитель и царь Коринфа, после смерти (в Аиде) приговорённый богами вкатывать на гору тяжёлый камень, который, едва достигнув вершины, каждый раз скатывался вниз.
Отсюда выражения «сизифов труд» , «сизифов камень» , означающие тяжёлую, бесконечную и безрезультатную работу и муки.

4)Относительно Вавилонского столпотворения точно не скажу, но я бы отнесла это скорее к мифологическому происхождению. Есть в Библии. Вроде это библейский миф.

1)«Зарывать талант в землю» выражение происходит от евангельской притчи о талантах.
2)Тянуть канитель крылатая фраза. Позаимствованное из французского языка слово «канитель» означает тончайшую нить — серебряную или золотую, которую с давних пор употребляли в золототканом деле для расшивания различных узоров. Процесс изготовления такой драгоценной нити всегда был очень трудоемким и кропотливым занятием, требующим предельного внимания и осторожности. Отсюда и пошло расхожее выражение «тянуть канитель» , которое можно объяснить как какое-нибудь долгое, многотрудное занятие. Со временем выражение это приобрело еще и несколько иной смысл, означающий бесполезную потерю времени.
3)видать виды. а) много пережить, испытать. б) (шутл.) быть потрепанным, потертым.
4) заблудшая овца. крылатая фраза. есть притча о заблудшей овце. Под словами «заблудшая овца» теперь подразумевают хорошего, но случайно сбившегося «с пути истинного» человека.
5)Возвращаться на круги своя. Все вернется на круги своя — выражение из Библии, c церковно-славянского языка на круги своя переводится как на круги свои. В соответствующем месте Библии имеется в виду ветер, дующий сначала на юг, потом на север и затем вновь возвращающийся на то место, с которого он начинал дуть. Смысл выражения: все повторяется; все обычно когда-то вновь начинается с самого начала.
6) Пиррова победа — победа, доставшаяся слишком дорогой ценой; победа, равносильная поражению.
Происхождением это выражение обязано сражению при Аускуле в 279 до н. э. Тогда эпирская армия царя Пирра в течение двух дней вела наступление на войска римлян и сломила их сопротивление, но потери были столь велики, что Пирр заметил: «Ещё одна такая победа, и я останусь без войска» .
7) Остаться с носом — позволить одурачить себя.

«Сизифов труд» — эта фраза знакома многим из нас: кому-то – понаслышке, а кому-то – по собственному опыту. И, конечно же, значение её известно – обычно о Сизифовом труде говорят, когда речь идёт о долгой, мучительной и безрезультатной работе и муках. Но почему именно Сизиф? Что за образ послужил для столь знаменитого фразеологизма? Вот об этом знает далеко не каждый, и мы бы хотели рассказать вам, откуда произошло выражение «Сизифов труд».

Сизиф

Для начала дадим краткую справку:

Сизиф , а если выражаться правильнее, Сисиф – это один из персонажей мифологии Древней Греции. Он был сыном Энареты и Эола, супругом дочери Атланта – плеяды Меропы, от которой у него были сыновья: Альм, Ферсандр, Орнитион и Главк.

Сизиф был строителем и царём древнегреческого полиса (города) Коринфа (сегодня он называется Эфирой), которого после смерти боги приговорили к «каторжным работам» — закатыванию на гору, расположенную в находящейся под царством Аида глубочайшей бездне под названием Тартар, тяжёлого камня, который как только достигает вершины, постоянно скатывается вниз. Отсюда, собственно, и пошло рассмотренное нами выше выражение.

По словам легендарного древнегреческого поэта-сказителя Гомера, Сизиф был хитрым, корыстолюбивым и порочным человеком, который впервые среди греков (эллинов) воспользовался обманом и хитростью.

Мифов, связанных с Сизифом, существует несколько вариантов, каждый из которых довольно интересен.

Мифы о Сизифе

Все имеющиеся мифы о Сизифе дают нам объяснение того, почему он был так жестоко наказан богами.

Согласно одной версии, причиной наказания Сизифа послужила дочь Асопа – Эгина. После того как её похитил Зевс, Асоп начал её искать, но всё безрезультатно. Тогда Сизиф сказал Асопу, что знает, как найти Эгину, но расскажет, только если Асоп согласится дать ему воду в акрополь Коринфа – Акрокоринф.

Другая версия гласит, что Сизиф находился во враждебных отношениях со своим братом Салмонеем, и, как и было предсказано Аполлоном, изнасиловал его дочь Тиро, родившую впоследствии ему двух сыновей. Тиро же, узнав о том, что её сыновья хотят убить Салмонея по наставлению Сизифа, убила их самих. За всё это Сизиф и был наказан.

Самой же распространённой версией считается такая: однажды Сизиф путём обмана похищает Танатоса (бога смерти), заковывает и оставляет у себя в плену (есть также версия, где Сизиф обманывает и заковывает в цепи не Танатоса, а Аида). По причине отсутствия Танатоса, на планете люди больше не умирают. Из-за этого начинают беспокоиться боги, но предпринять ничего не могут. Однако несколько лет спустя, богу войны Аресу удаётся спасти Танатоса. Чтобы отомстить Сизифу, Танатос исторгает его душу, а затем уводит в царство теней умерших людей.

Но Сизиф отличился снова: перед тем как умереть, он запретил жене совершать обряд погребения в случае его смерти. Не сумев дождаться погребальных подношений, Аид с Персефоной разрешают Сизифу на некоторое время вернуться в мир живых, чтобы он наказал жену за то, что он нарушила сакральные обычаи, и после устроила традиционные похороны с жертвоприношениями.

Затем Сизиф должен был возвратиться в царство Аида. Но он не вернулся, а продолжал пребывать в своём дворце, радуясь тому, что он является единственным из всех смертных, кому удалось вернуться в мир живых из царства теней. Время шло, и то, что Сизиф не вернулся, было обнаружено только несколько лет спустя. За тем, чтобы вернуть обманщика, был послан Гермес.

Проступки, которые Сизиф совершил при жизни (включая посмертные) стали причиной наказания Сизифа: на протяжении вечности он должен был закатывать на гору огромный валун, который всё время скатывался вниз, и повторять это действие раз за разом.

С течением времени образ Сизифа прочно вошёл в творчество различных деятелей искусства. Например, он стал одним из персонажей в сатировских драмах Эсхила, таких как «Сисиф-камнекат», «Сисиф-беглец» и «Феоры, или Истмийские состязания», а также в пьесе Софокла «Сисиф», сатировской драме Еврипида «Сисиф» и пьесе Крития «Сисиф». Но кроме своего отражения в драматургии Древней Греции, образ Сизифа был отражён и в творчестве деятелей нового времени – литераторов (Робер Мерль и Альбер Камю) и художников (Тициан).

И не будет лишним рассмотреть образ Сизифа в работе одного из самых ярких представителей абсурдизма – Альбера Камю. Далее вы поймёте, почему.

Сизиф в эссе Альбера Камю

Если вы когда-нибудь интересовались абсурдизмом, то знаете, что это философское представление о существовании человека заключается в том, что его бытие не имеет смысла. И именно у Камю Сизиф становится человеком, поднявшимся над бессмысленностью жизни и обретшим в ней своё собственное предназначение, а также гордость. Речь идёт о философском эссе Адьбера Камю 1942 года «Миф о Сизифе». Кстати, «Миф о Сизифе» — это программное произведение в философии абсурдизма.

В своей работе Камю делает попытки ответить на вопрос: «Стоит ли жизнь труда того, чтобы её проживать?» — единственный вопрос, согласно мнению Камю, который имеет значение в философии.

Учитывая то, что боги, наказавшие Сизифа, считали, что тяжёлый и бесполезный труд – это самое ужасное, что только может быть, Камю рассматривает Сизифа как абсурдного героя, живущего полноценной жизнью, ненавидящего смерть и обречённого на бессмысленную работу.

Наибольший интерес герой мифов вызывает у писателя, когда первый вновь и вновь спускается с горы к её подножию, чтобы найти скатившийся камень. Данный момент является наиболее трагическим, т.к. именно в этот миг Сизиф приходит к полному осознанию своего безнадёжного положения. Сизиф потерял надежду, но также у него нет и судьбы, которую он не мог бы преодолеть, испытывая к ней презрение.

У Сизифа есть его камень, представляющий собой целое достояние, и даже малейший кусочек которого является для него целым миром. В конце концов, Альбер Камю приходит к заключению, что в действительности «всё хорошо», и единственное, что Сизифу нужно сделать, это представить себя счастливым человеком.

Необычно и интересно то, что Камю предлагает смотреть на бесконечную и бессмысленную работу Сизифа, как на своеобразную метафору жизни современного человека, которая впустую тратится им на офисы, конторы, цехи заводов и другие подобные этим места. Камю говорил: «Сегодняшний рабочий каждый день своей жизни трудится над одной и той же задачей, и эта судьба не менее абсурдна. Но это трагично только в редкие моменты, когда это осознаётся».

Автор данной статьи не претендует на звание писателя, творящего шедевральные произведения, или философа, который может высказать суть проблемы в нескольких фразах, поэтому не судите его строго за то, что будет сказано ниже.

А сказать хочется о том, что сравнение Сизифова труда Альбером Камю с жизнью человека нового мира, несмотря на то, что сделано оно было более полувека назад, даже сегодня является очень актуальным. Миллионы людей проводят свои жизни в бетонных коробушках, пытаясь свести концы с концами, выполняя работу, нужную кому угодно, только не им, зарабатывая деньги на ежедневные и зачастую сиюминутные нужды. Это ли не Сизифов труд? И это ли не абсурдизм во всей его красе? Неужели в этом есть смысл? Многие из нас вкатывают свой «камень» на свою «гору» каждый в своём «Тартаре», и тратят на это целую жизнь. Это действительно так, ведь такая жизнь представляется тяжкой ношей, постоянно требующей внимания и действий.

Но вот с чем не согласен автор, так это с тем, что жизнь лишена смысла. Жизнь дана каждому из нас не просто так – у всего в этом мире есть предназначение, от маленькой букашки до самых высоких и неприступных гор, от ничего не значащего клерка до большого начальника – каждый является частью целого. Пусть это и покажется слишком идеалистическим, но в жизни любой человек может , дабы не быть человеком абсурда.

Если нравится жить, то нужно стремиться к тому, чтобы наполнить жизнь яркими красками и эмоциями, или хотя бы предпринимать попытки к этому. Если жизнь кажется «пустой тратой времени», то посвятить её можно подготовке к «жизни после». Единственное и главное – суметь найти себя, понять, что нравится, к чему лежит душа. А если даже это не помогает, то можно непрестанно наблюдать за своим «камнем», который ты пытаешься взгромоздить на вершину. Возможно, по прошествии времени, и для вас в одном миллиметре этого камня будет заключена целая вселенная.

Но всё же, не стоит делать свою жизнь абсурдной. Не превращайте её в Сизифов труд. Живите!

Древняя культура мира насыщена глубокими архитепическими символами, возникшими из мифов, легенд, былин. Пришедшее в русский язык из древнегреческой поэмы Гомера «Иллиада» выражение «сизифов труд» стало устойчивым и нарицательным. У многих людей, при упоминании словосочетания возникает образ: человек из последних сил катит камень на вершину горы.

Что такое сизифов труд?

У каждого человека есть обязанности перед собой, близкими и через упорный труд люди добиваются улучшения своего положения – в их мечтах, при выполнении тяжелой работы есть — построенный в уме результат является вдохновением. Античное выражение «сизифов труд» — это тяжкая и безрезультатная работа лишенная смысла и перспективы. Тщетность и бесплодность усилий вызывают у человека, отчаяние как и у древнегреческого царя Сизифа в бесконечных попытках водрузить камень на вершине горы Тартар.

Сизифов труд — мифология

Как возникло крылатое выражение Сизифов труд — миф древних греков повествует об этом. Царь Сизиф — первый из смертных воспользовался хитростью и вероломством во взаимоотношениях с богами. Правитель Коринфа так упивался своей властью, награбленным и богохульствовал, что когда пришла его смертная пора, решил перехитрить богов и властвовать дальше, за что очень жестоко поплатился и вынужден был в царстве Аида катить в гору тяжелый камень, который каждый раз с грохотом падал вниз. Существует несколько вариантов мифа о Сизифе:

  1. Правитель коринфян обманом заковал в цепи бога смерти Танатоса (Аида). Люди стали бессмертными, что не устраивало богов. Зевс отправляет своего сына Ареса (бога войны), который освобождает бога смерти. Танатос, разгневавшись, забирает душу Сизифа. Царь предупредил жену не устраивать пышные похороны, и Аид, не дождавшись подношений вынужден отпустить хитрого царя, чтобы он уговорил жену поднести дары богам. Сизиф не только не вернулся в подземное царство, но и хвалился, как он смог обмануть Танатоса. Гермес вернул Сизифа и боги наказали его тяжким трудом.
  2. Сизиф из-за вражды с братом Салмонеем изнасиловал его дочь Тиро, родившую в последствии двух детей, которые по предсказанию Апполона отомстят Салмонею. Тиро узнав это — в гневе уничтожила детей. Происшествие с Тиро и череда других нечестивых поступков привело к ярости богов сотворивших для него кару, вошедшую в историю выражением «сизифов труд».

Сизифов труд — легенда

Труд Сизифа стал легендой, и человек невольно сравнивает себя с этим древнегреческим царем, когда занимается тяжелым изнурительным трудом. Благодаря усилиям люди становятся ближе к своим мечтам, но всегда ли громадные затраты ресурсов приводят к реализации желания? Два Царя Сизиф и Тантал — что их объединяет? Выражения сизифов труд и танталовы муки часто применимы в тех случаях, когда напрасный труд создает видимость близости желаемого, но так и не становится реальным результатом.


Когда один человек говорит другому, что тот занимается сизифовым трудом — это означает, что он не одобряет действия этого человека и считает, что он тратит время и силы впустую. «Сизифов труд» — это невыносимо сложная работа, которая не приносит никакого результата. Это выражение пришло в обиход русской речи из древнегреческой мифологии. Сизиф, сын Эола и Энареты, понёс кару за свои нечестные поступки, которые разгневали богов, обрекших его на тяжелую работу — бесконечное вкатывание громадного камня в гору, который едва достигал вершины и падал вниз. О том, почему Сизиф заслужил такое наказание, сказано в «Мифе о Сизифе».

Миф о Сизифе

Легенда гласит, что Сизиф был ловким, пронырливым, изворотливым правителем города Коринфа, который жил в великолепном дворце всю жизнь накапливал свои несметные богатства. У него не сложились хорошие отношения с богами, потому что он был очень хвастливым, корыстолюбивым и неуважительно отзывался о них. Однажды Зевс очень разгневался на Сизифа и послал к нему бога смерти Таната, чтобы тот отправил его в подземное царство Аида. Когда Танат явился в коринфский дворец, Сизиф принял вид радушного и гостеприимного хозяина, в результате чего Танат потерял бдительность и был закован в цепи. Сизифу удалось избежать своей участи, но из-за того, что Танат не мог исполнять свои обязанности, все люди перестали умирать, даже те, кто с нетерпением ждал своей смерти — измученные больные и тяжело раненые.

Аид, бог царства мёртвых, был в полном замешательстве, а бог войны Арес сильно разгневался на Сизифа и освободил Таната, который незамедлительно забрал душу Сизифа и направился с ней в подземное царство. Но коварный Сизиф не был похоронен женой, потому что запретил ей это делать, т.к. намеревался хитростью вернуться в мир живых в случае смерти. Под предлогом необходимости заставить жену похоронить его тело Сизиф уговорил Аида дать ему разрешение ненадолго вернуться в своё тело. Разумеется, вместо того, чтобы поступить по договоренности, Сизиф начал как раньше жить в своё удовольствие и развлекаться.

Разъяренный Аид вновь отправил Таната забрать обманщика в царство мёртвых, что и было сделано. Но оставить хитрого Сизифа без покарания боги не могли и придумали ему соответствующее его деяниям наказание. Нескончаемой задачей этого обманщика в подземном царстве стало вкатывание гигантского камня на гору. Суть в том, что закатить камень такого огромного размера на гору было невозможно, в результате он всё время скатывался к подножию горы, а Сизифу приходилось напрягать все силы, чтобы снова и снова катить его наверх.

Видео по теме

Источники:

  • Сизифов труд. Миф о Сизифе
  • Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа Источник: https://kulturologia.ru/blogs/061117/36513/
  • Сизифов труд

Любое препятствие, возникающее на пути достижения некой важной цели, люди называют камнем преткновения. Однако мало кто знает об истоках появления этого выражения, имеющего, как оказывается, весьма религиозные корни.

Преткновенный соблазн

Согласно библейским писаниями, возникшая по велению Бога в Сионе каменная глыба, так называемая «Скала соблазна», была призвана преграждать путь отступникам, заставлять их претыкаться, спотыкаться об него. Впервые это выражение встречается в строках Нового завета. Именно на камнях преткновения по дороге в Иудею люди испытывали серьезные затруднения.

Выражение «камень преткновения» трактуеся как непреодолимое или сложно преодолимое препятствие на пути к достижению цели.
Часто камнем преткновения называют божественное начало, праведный дух и строгие религиозные законы, отвергаемые грешниками и теми, кто отказывается от праведного образа жизни.

Сегодня подобная идиома достаточно распространена в сфере бизнеса и касается в основном медленного хода бюрократической машины, ставящей препоны к достижению целей.

Подмена понятий

Зачастую этим выражением ловко играют журналисты, порой, не понимая истинное значение это фразы. Выражение «камень преткновения» подменяется на словосочетание « », имеющее совершенно иной смысл и принятое подчеркнуть незначительность источника конфликта. Само выражение «яблоко раздора» имеет греческие корни и, скорее всего, было взято из мифов и легенд данной страны. Яблоко является лишь своеобразным поводом для дальнейшей эскалации конфликта и возникновения его тяжелых последствий буквально из ничего, на ровном месте, безо всяких видимых причин, в то время как камень преткновения скорее служит дилеммой, препятствующей воцарению мира и спокойствия и требующей немалых затрат сил и времени.

Любопытно, что в дореволюционных словарях применение выражения в речи иллюстрировали следующей фразой: «Женщина — это главный камень преткновенія въ дѣятельности человѣка»

Не следует также путать камень преткновения с краеугольным камнем, изначально служившим символом закладки

С детства каждый из нас наверняка слышал крылатое выражение «Сизифов труд». Что оно означает? Кто такой Сизиф и чем он вынужден был заниматься? Давайте в этом разберемся, а заодно вспомним и другие фразеологизмы, пришедшие к нам из античных времен.

В мифах древней Греции встречается такой персонаж, как Сизиф, который являлся царем Коринфа. Жил Сизиф весело и припеваючи в своем роскошном дворце, хитрил, обманывал и изворачивался. Его жертвами были земные люди, которые не имели над ним никакой власти. Однажды он решил, что можно перехитрить даже богов, за что впоследствии и поплатился жестоко. История его заключается в следующем. Когда он понял, что к нему пришел бог смерти Танат, Сизиф отвлек его обманом и заковал в цепи. С этого момента люди перестали умирать, а боги царства теней были лишены даров, которые живые люди им давали за своих умерших родственников.

Об этом безобразии узнал Зевс, который прогневался и послал бога войны Ареса за Танатом, потребовав, чтобы его немедленно освободили. После освобождения сразу же ввергнул нечестивца Сизифа в свое царствие теней. Долго ждали Аид и его супруга Персефона священных даров от жены Сизифа, но все напрасно, так как он заранее предупредил ее о том, чтобы никаких даров за него никто не приносил. Тут опять Сизиф решил слукавить, объявив богам о строптивости жены, которая якобы не желает расставаться с богатствами. Он пообещал Аиду разобраться с женой, для чего ему необходимо было ненадолго посетить землю, но он тут же обещал вернуться обратно.

Грозный Аид так же, как до этого Танат, поверил лжецу и вернул его на землю. Оказавшись дома, Сизиф назвал гостей и закатил знатный пир. В очередной раз он посмел посмеяться над богами. Боги такого не прощают, но обманщик не хотел даже думать об этом. Сизиф был низвергнут в царство теней и в наказание получил страшную кару. Ежедневно с подножия высокой горы он вынужден был катить вверх огромный тяжелый камень, но, уже почти достигнув вершины, камень срывался вниз. Это продолжается вечно. Сизифов труд тяжел и бесполезен, но такова воля богов. Этот миф может многому нас научить, если внимательно прочитать и как следует задуматься. Прежде чем над кем-то посмеяться или обмануть, вспомните Сизифов труд — такой бессмысленный и тяжелый.

Не один Сизиф получил наказание от богов. Сам Тантал там же в Аиде вынужден стоять по горло в чистой прозрачной воде и видеть перед собой ветви с роскошными плодами. Он испытывает страшную жажду и голод, но склонившись, чтобы сделать глоток воды, он видит, как она уходит сквозь землю, а протягивая руки к плодам, он понимает, что не может дотянуться до них. Эти муки Танталу были даны за насмешки и гордыню по отношению к богам. Мы должны твердо помнить, что прежде чем совершить какой-то поступок, надо все обдумать. Так и в работе. Взявшись за выполнение задания, следует все распланировать, чтобы это был не Сизифов труд (напрасный и никому не нужный), а действительно необходимое и полезное дело. Кстати, создатели или выполняли Сизифов труд, значение которого — бессмысленная, бесполезная работа. Они плохо были знакомы с физическими законами и годами изобретали то, чего не может быть вообще.

У фразеологизма Танталовы муки совершенно другое значение. Оно означает близость чего-то очень желанного, необходимого и, в тоже время, невозможность этим обладать. Мы испытываем настоящие Танталовы муки, когда хотим невозможного. Возникает это зачастую потому, что мы не соизмеряем цели и свои реальные возможности, впоследствии испытывая душевные терзания. Трезво оценивая ситуацию, успехов в делах можно добиваться всегда. Главное, чтобы то, что вы делаете, было небесполезным, иначе такая работа превратится в Сизифов труд, значение которого вам уже известно.

Сизифов труд происхождение фразеологизма кратко. Сизифов труд. Миф о Сизифе

«Сизифов труд» — эта фраза знакома многим из нас: кому-то – понаслышке, а кому-то – по собственному опыту. И, конечно же, значение её известно – обычно о Сизифовом труде говорят, когда речь идёт о долгой, мучительной и безрезультатной работе и муках. Но почему именно Сизиф? Что за образ послужил для столь знаменитого фразеологизма? Вот об этом знает далеко не каждый, и мы бы хотели рассказать вам, откуда произошло выражение «Сизифов труд».

Сизиф

Для начала дадим краткую справку:

Сизиф , а если выражаться правильнее, Сисиф – это один из персонажей мифологии Древней Греции. Он был сыном Энареты и Эола, супругом дочери Атланта – плеяды Меропы, от которой у него были сыновья: Альм, Ферсандр, Орнитион и Главк.

Сизиф был строителем и царём древнегреческого полиса (города) Коринфа (сегодня он называется Эфирой), которого после смерти боги приговорили к «каторжным работам» — закатыванию на гору, расположенную в находящейся под царством Аида глубочайшей бездне под названием Тартар, тяжёлого камня, который как только достигает вершины, постоянно скатывается вниз. Отсюда, собственно, и пошло рассмотренное нами выше выражение.

По словам легендарного древнегреческого поэта-сказителя Гомера, Сизиф был хитрым, корыстолюбивым и порочным человеком, который впервые среди греков (эллинов) воспользовался обманом и хитростью.

Мифов, связанных с Сизифом, существует несколько вариантов, каждый из которых довольно интересен.

Мифы о Сизифе

Все имеющиеся мифы о Сизифе дают нам объяснение того, почему он был так жестоко наказан богами.

Согласно одной версии, причиной наказания Сизифа послужила дочь Асопа – Эгина. После того как её похитил Зевс, Асоп начал её искать, но всё безрезультатно. Тогда Сизиф сказал Асопу, что знает, как найти Эгину, но расскажет, только если Асоп согласится дать ему воду в акрополь Коринфа – Акрокоринф.

Другая версия гласит, что Сизиф находился во враждебных отношениях со своим братом Салмонеем, и, как и было предсказано Аполлоном, изнасиловал его дочь Тиро, родившую впоследствии ему двух сыновей. Тиро же, узнав о том, что её сыновья хотят убить Салмонея по наставлению Сизифа, убила их самих. За всё это Сизиф и был наказан.

Самой же распространённой версией считается такая: однажды Сизиф путём обмана похищает Танатоса (бога смерти), заковывает и оставляет у себя в плену (есть также версия, где Сизиф обманывает и заковывает в цепи не Танатоса, а Аида). По причине отсутствия Танатоса, на планете люди больше не умирают. Из-за этого начинают беспокоиться боги, но предпринять ничего не могут. Однако несколько лет спустя, богу войны Аресу удаётся спасти Танатоса. Чтобы отомстить Сизифу, Танатос исторгает его душу, а затем уводит в царство теней умерших людей.

Но Сизиф отличился снова: перед тем как умереть, он запретил жене совершать обряд погребения в случае его смерти. Не сумев дождаться погребальных подношений, Аид с Персефоной разрешают Сизифу на некоторое время вернуться в мир живых, чтобы он наказал жену за то, что он нарушила сакральные обычаи, и после устроила традиционные похороны с жертвоприношениями.

Затем Сизиф должен был возвратиться в царство Аида. Но он не вернулся, а продолжал пребывать в своём дворце, радуясь тому, что он является единственным из всех смертных, кому удалось вернуться в мир живых из царства теней. Время шло, и то, что Сизиф не вернулся, было обнаружено только несколько лет спустя. За тем, чтобы вернуть обманщика, был послан Гермес.

Проступки, которые Сизиф совершил при жизни (включая посмертные) стали причиной наказания Сизифа: на протяжении вечности он должен был закатывать на гору огромный валун, который всё время скатывался вниз, и повторять это действие раз за разом.

С течением времени образ Сизифа прочно вошёл в творчество различных деятелей искусства. Например, он стал одним из персонажей в сатировских драмах Эсхила, таких как «Сисиф-камнекат», «Сисиф-беглец» и «Феоры, или Истмийские состязания», а также в пьесе Софокла «Сисиф», сатировской драме Еврипида «Сисиф» и пьесе Крития «Сисиф». Но кроме своего отражения в драматургии Древней Греции, образ Сизифа был отражён и в творчестве деятелей нового времени – литераторов (Робер Мерль и Альбер Камю) и художников (Тициан).

И не будет лишним рассмотреть образ Сизифа в работе одного из самых ярких представителей абсурдизма – Альбера Камю. Далее вы поймёте, почему.

Сизиф в эссе Альбера Камю

Если вы когда-нибудь интересовались абсурдизмом, то знаете, что это философское представление о существовании человека заключается в том, что его бытие не имеет смысла. И именно у Камю Сизиф становится человеком, поднявшимся над бессмысленностью жизни и обретшим в ней своё собственное предназначение, а также гордость. Речь идёт о философском эссе Адьбера Камю 1942 года «Миф о Сизифе». Кстати, «Миф о Сизифе» — это программное произведение в философии абсурдизма.

В своей работе Камю делает попытки ответить на вопрос: «Стоит ли жизнь труда того, чтобы её проживать?» — единственный вопрос, согласно мнению Камю, который имеет значение в философии.

Учитывая то, что боги, наказавшие Сизифа, считали, что тяжёлый и бесполезный труд – это самое ужасное, что только может быть, Камю рассматривает Сизифа как абсурдного героя, живущего полноценной жизнью, ненавидящего смерть и обречённого на бессмысленную работу.

Наибольший интерес герой мифов вызывает у писателя, когда первый вновь и вновь спускается с горы к её подножию, чтобы найти скатившийся камень. Данный момент является наиболее трагическим, т.к. именно в этот миг Сизиф приходит к полному осознанию своего безнадёжного положения. Сизиф потерял надежду, но также у него нет и судьбы, которую он не мог бы преодолеть, испытывая к ней презрение.

У Сизифа есть его камень, представляющий собой целое достояние, и даже малейший кусочек которого является для него целым миром. В конце концов, Альбер Камю приходит к заключению, что в действительности «всё хорошо», и единственное, что Сизифу нужно сделать, это представить себя счастливым человеком.

Необычно и интересно то, что Камю предлагает смотреть на бесконечную и бессмысленную работу Сизифа, как на своеобразную метафору жизни современного человека, которая впустую тратится им на офисы, конторы, цехи заводов и другие подобные этим места. Камю говорил: «Сегодняшний рабочий каждый день своей жизни трудится над одной и той же задачей, и эта судьба не менее абсурдна. Но это трагично только в редкие моменты, когда это осознаётся».

Автор данной статьи не претендует на звание писателя, творящего шедевральные произведения, или философа, который может высказать суть проблемы в нескольких фразах, поэтому не судите его строго за то, что будет сказано ниже.

А сказать хочется о том, что сравнение Сизифова труда Альбером Камю с жизнью человека нового мира, несмотря на то, что сделано оно было более полувека назад, даже сегодня является очень актуальным. Миллионы людей проводят свои жизни в бетонных коробушках, пытаясь свести концы с концами, выполняя работу, нужную кому угодно, только не им, зарабатывая деньги на ежедневные и зачастую сиюминутные нужды. Это ли не Сизифов труд? И это ли не абсурдизм во всей его красе? Неужели в этом есть смысл? Многие из нас вкатывают свой «камень» на свою «гору» каждый в своём «Тартаре», и тратят на это целую жизнь. Это действительно так, ведь такая жизнь представляется тяжкой ношей, постоянно требующей внимания и действий.

Но вот с чем не согласен автор, так это с тем, что жизнь лишена смысла. Жизнь дана каждому из нас не просто так – у всего в этом мире есть предназначение, от маленькой букашки до самых высоких и неприступных гор, от ничего не значащего клерка до большого начальника – каждый является частью целого. Пусть это и покажется слишком идеалистическим, но в жизни любой человек может , дабы не быть человеком абсурда.

Если нравится жить, то нужно стремиться к тому, чтобы наполнить жизнь яркими красками и эмоциями, или хотя бы предпринимать попытки к этому. Если жизнь кажется «пустой тратой времени», то посвятить её можно подготовке к «жизни после». Единственное и главное – суметь найти себя, понять, что нравится, к чему лежит душа. А если даже это не помогает, то можно непрестанно наблюдать за своим «камнем», который ты пытаешься взгромоздить на вершину. Возможно, по прошествии времени, и для вас в одном миллиметре этого камня будет заключена целая вселенная.

Но всё же, не стоит делать свою жизнь абсурдной. Не превращайте её в Сизифов труд. Живите!

Крылатая фраза «сизифов труд » означает бессмысленную и тяжелую работу. Бывает так,что человек занимаясь,каким нибудь трудом и раздраженный монотонной работой восклицает: «Да это настоящий Сизифов труд «. Так же эту идиому могут произнести окружающие граждане видя всю бесперспективность данной работы.Однако,если этих людей спросить,кто такой этот Сизиф,то вряд ли многие дадут точный и конкретный ответ.

У историков сложилось весьма неоднозначное отношение к персонажу древнегреческих легенд коринфскому царю Сизифу.Этот правитель являлся сыном бога ветров по имени Эол.Поскольку у Сизифа были божественные корни,то он был очень умен,хитер и злопамятен.Он построил город,который назвал Коринф и стал его правителем.Город процветал,многочисленные торговые караваны и корабли заходили в него.Сизиф со временем стал очень богат,о его сокровищах ходили легенды.Теперь он стал свысока смотреть на каких то нищих богов с Олимпа,за это его и наказали.

До Сизифа дошли слухи,что бог Зевс украл красивую девушку,дочь бога реки по имени Асоп.Как только эта весть дошла до ушей правителя Коринфа,он тотчас поведал об этом самому Асопу.Это стукачество здорово разозлило Зевса и тот послал за Сизифом саму смерть.Однако Сизиф был сыном бога,поэтому сумел поймать смерть и заковать ее в цепи,попутно избавив таким образом всех людей от смерти.
На этот раз на Сизифа разозлился не только Зевс,но и все боги Олимпа.Непокорным властителем решил заняться бог войны Арес,он схватил его и отвел его в глубокое подземелье.Однако любимая жена Меропа спасла его и он сбежал обратно в Коринф.Тогда за дело взялся сам Гермес Трисмегист,он поймал этого прыткого царя и вернул пленника под землю вновь.

За свою гордыню и непослушание боги Олимпа обрекли Сизифа на вечные мучения.Они придумали ему изощренную пытку,коринфянин должен поднимать огромную каменную глыбу на гору,как только она достигала вершины,то сразу же срывалась и оказывалась у подножия скалы.Царю приходилось начинать все сызнова.

Поскольку наказание богов Олимпа было мучительным не только из за тяжелого камня,который надо было закатывать в гору,но и из за бессмысленности этого труда.Поэтому выражением «сизифов труд » стали обозначать не столько тяжелую,сколько совершенно бессмысленную работу.

Некоторые используют синонимы этого выражения,такие как:»мартышкин труд» и «сизифов камень». Древние греки вообще являются кладезем всевозможных пословиц и поговорок,многие из которых используются и сегодня,в том числе и фразеологизм «сизифов труд «.

Читайте еще .

Рассмотрим известный фразеологизм «сизифов труд» .

Сизиф – первый авантюрист Древней Греции, а может быть – и всего мира.

Ниже описаны значение, происхождение и источники фразеологизма, а также даны примеры из произведений писателей.

Значение фразеологизма

Сизифов труд – бесполезные, повторяемые вновь и вновь усилия

Синонимы: мартышкин труд, напрасный труд, носить воду решетом, сизифова работа

В иностранных языках имеются прямые аналоги фразеологизму «сизифов труд»:

  • Sisyphean toil, labor of Sisyphus (английский язык)
  • Sisyphusarbeit (немецкий язык)
  • rocher de Sisyphe, supplice de Sisyphe (французский язык)

Сизифов труд: происхождение фразеологизма

Как известно, бог Зевс наказал царя Коринфа Сизифа: в подземном царстве мертвых он должен был безостановочно вкатывать на гору тяжелый камень, который, почти достигнув вершины, сразу же катился обратно.

История весьма древняя, поэтому как следует разобраться в ней сложно. Во всяком случае можно отметить, что Сизиф был не просто царем, а праправнуком Прометея, создателем города Коринфа, а также, как ни странно, так называемым любимцем богов. Боги приглашали Сизифа на свои пиры на Олимпе.

Возникает естественный вопрос, за что же боги так сурово наказали любимца богов? Похоже, за то, что называется «по совокупности преступлений»:

  • Прежде всего, боги были возмущены тем, что Сизиф стал разглашать людям их тайны, услышанные на пирах.
  • Сизиф обманом заковал бога смерти Танатоса, пришедшего забрать его душу в царство мертвых, и держал его в плену несколько лет. В результате люди перестали умирать, нарушился установленный порядок вещей, в частности – перестали приноситься жертвы подземным богам. Рассерженный бог войны Арес освободил Танатоса, а еще более рассерженный Танатос освободил Сизифа от души и отвел ее в царство теней умерших.
  • Сизиф обманул богов в Аиде. Он успел наставить свою жену, чтобы она не совершала погребальных обрядов по нем. Боги подземного царства мертвых Аид и Персефона были озадачены отсутствием погребальных жертв, поэтому разрешили Сизифу вернуться ненадолго на землю, чтобы проучить жену и организовать себе достойные похороны, а богам – достойные жертвоприношения. Вместо этого он остался пировать с друзьями в своем дворце.
  • А также разнообразные преступления против людей (ограбление путешественников, мошенничество и прочие безобразия).

Так что трудно упрекнуть Зевса в несправедливости. Морально сомнительный успех Сизифа был связан с тем, что он первым среди греков воспользовался хитростью и обманом. К этому оказались не готовы не только люди, но и боги.

Источники

Миф о Сизифе изложен в поэме «Одиссея» древнегреческого поэта Гомера (IX в. до н. э.).

Само же выражение «сизифов труд» принадлежит римскому поэту Проперцию (I в. до н. э.).

Примеры из произведений писателей

Говорить бывало, когда мы остаемся одни, ужасно трудно. Какая-то была Сизифова работа. Только выдумаешь, что сказать, скажешь, опять надо молчать, придумывать. (Л.Н. Толстой, «Крейцерова соната»)

В этом вся тихая радость Сизифа. Ему принадлежит его судьба. Камень – его достояние. Точно так же абсурдный человек, глядя на свои муки, заставляет умолкнуть идолов. В неожиданно притихшей вселенной слышен шепот тысяч тонких восхитительных голосов, поднимающихся от земли. Это бессознательный, тайный зов всех образов мира – такова изнанка и такова цена победы. Солнца нет без тени, и необходимо познать ночь. Абсурдный человек говорит “да” – и его усилиям более нет конца. Если и есть личная судьба, то это отнюдь не предопределение свыше, либо, в крайнем случае, предопределение сводится к тому, как о нем судит сам человек: оно фатально и достойно презрения. В остальном он сознает себя властелином своих дней. (А. Камю, «Миф о Сизифе. Эссе об абсурде»)

Получается горький парадокс: страдать проще, чем созидать. Вся Россия — пьющий Гамлет. Выход только один. Хочешь вырваться из страданий — созидай! Другого лекарства нет и не будет. Даже сизифов труд освобождает нас от бесполезных рассуждений о бесполезности сизифова труда. (Ф.А. Искандер, «Государство и совесть»)

Когда один человек говорит другому, что тот занимается сизифовым трудом — это означает, что он не одобряет действия этого человека и считает, что он тратит время и силы впустую. «Сизифов труд» — это невыносимо сложная работа, которая не приносит никакого результата. Это выражение пришло в обиход русской речи из древнегреческой мифологии. Сизиф, сын Эола и Энареты, понёс кару за свои нечестные поступки, которые разгневали богов, обрекших его на тяжелую работу — бесконечное вкатывание громадного камня в гору, который едва достигал вершины и падал вниз. О том, почему Сизиф заслужил такое наказание, сказано в «Мифе о Сизифе».

Миф о Сизифе

Легенда гласит, что Сизиф был ловким, пронырливым, изворотливым правителем города Коринфа, который жил в великолепном дворце всю жизнь накапливал свои несметные богатства. У него не сложились хорошие отношения с богами, потому что он был очень хвастливым, корыстолюбивым и неуважительно отзывался о них. Однажды Зевс очень разгневался на Сизифа и послал к нему бога смерти Таната, чтобы тот отправил его в подземное царство Аида. Когда Танат явился в коринфский дворец, Сизиф принял вид радушного и гостеприимного хозяина, в результате чего Танат потерял бдительность и был закован в цепи. Сизифу удалось избежать своей участи, но из-за того, что Танат не мог исполнять свои обязанности, все люди перестали умирать, даже те, кто с нетерпением ждал своей смерти — измученные больные и тяжело раненые.

Аид, бог царства мёртвых, был в полном замешательстве, а бог войны Арес сильно разгневался на Сизифа и освободил Таната, который незамедлительно забрал душу Сизифа и направился с ней в подземное царство. Но коварный Сизиф не был похоронен женой, потому что запретил ей это делать, т.к. намеревался хитростью вернуться в мир живых в случае смерти. Под предлогом необходимости заставить жену похоронить его тело Сизиф уговорил Аида дать ему разрешение ненадолго вернуться в своё тело. Разумеется, вместо того, чтобы поступить по договоренности, Сизиф начал как раньше жить в своё удовольствие и развлекаться.

Разъяренный Аид вновь отправил Таната забрать обманщика в царство мёртвых, что и было сделано. Но оставить хитрого Сизифа без покарания боги не могли и придумали ему соответствующее его деяниям наказание. Нескончаемой задачей этого обманщика в подземном царстве стало вкатывание гигантского камня на гору. Суть в том, что закатить камень такого огромного размера на гору было невозможно, в результате он всё время скатывался к подножию горы, а Сизифу приходилось напрягать все силы, чтобы снова и снова катить его наверх.

Видео по теме

Источники:

  • Сизифов труд. Миф о Сизифе
  • Что такое «сизифов труд» на самом деле, или Как хитрейший из греков, сумел перехитрить владыку Олимпа Источник: https://kulturologia.ru/blogs/061117/36513/
  • Сизифов труд

Любое препятствие, возникающее на пути достижения некой важной цели, люди называют камнем преткновения. Однако мало кто знает об истоках появления этого выражения, имеющего, как оказывается, весьма религиозные корни.

Преткновенный соблазн

Согласно библейским писаниями, возникшая по велению Бога в Сионе каменная глыба, так называемая «Скала соблазна», была призвана преграждать путь отступникам, заставлять их претыкаться, спотыкаться об него. Впервые это выражение встречается в строках Нового завета. Именно на камнях преткновения по дороге в Иудею люди испытывали серьезные затруднения.

Выражение «камень преткновения» трактуеся как непреодолимое или сложно преодолимое препятствие на пути к достижению цели.
Часто камнем преткновения называют божественное начало, праведный дух и строгие религиозные законы, отвергаемые грешниками и теми, кто отказывается от праведного образа жизни.

Сегодня подобная идиома достаточно распространена в сфере бизнеса и касается в основном медленного хода бюрократической машины, ставящей препоны к достижению целей.

Подмена понятий

Зачастую этим выражением ловко играют журналисты, порой, не понимая истинное значение это фразы. Выражение «камень преткновения» подменяется на словосочетание « », имеющее совершенно иной смысл и принятое подчеркнуть незначительность источника конфликта. Само выражение «яблоко раздора» имеет греческие корни и, скорее всего, было взято из мифов и легенд данной страны. Яблоко является лишь своеобразным поводом для дальнейшей эскалации конфликта и возникновения его тяжелых последствий буквально из ничего, на ровном месте, безо всяких видимых причин, в то время как камень преткновения скорее служит дилеммой, препятствующей воцарению мира и спокойствия и требующей немалых затрат сил и времени.

Любопытно, что в дореволюционных словарях применение выражения в речи иллюстрировали следующей фразой: «Женщина — это главный камень преткновенія въ дѣятельности человѣка»

Не следует также путать камень преткновения с краеугольным камнем, изначально служившим символом закладки

С детства каждый из нас наверняка слышал крылатое выражение «Сизифов труд». Что оно означает? Кто такой Сизиф и чем он вынужден был заниматься? Давайте в этом разберемся, а заодно вспомним и другие фразеологизмы, пришедшие к нам из античных времен.

В мифах древней Греции встречается такой персонаж, как Сизиф, который являлся царем Коринфа. Жил Сизиф весело и припеваючи в своем роскошном дворце, хитрил, обманывал и изворачивался. Его жертвами были земные люди, которые не имели над ним никакой власти. Однажды он решил, что можно перехитрить даже богов, за что впоследствии и поплатился жестоко. История его заключается в следующем. Когда он понял, что к нему пришел бог смерти Танат, Сизиф отвлек его обманом и заковал в цепи. С этого момента люди перестали умирать, а боги царства теней были лишены даров, которые живые люди им давали за своих умерших родственников.

Об этом безобразии узнал Зевс, который прогневался и послал бога войны Ареса за Танатом, потребовав, чтобы его немедленно освободили. После освобождения сразу же ввергнул нечестивца Сизифа в свое царствие теней. Долго ждали Аид и его супруга Персефона священных даров от жены Сизифа, но все напрасно, так как он заранее предупредил ее о том, чтобы никаких даров за него никто не приносил. Тут опять Сизиф решил слукавить, объявив богам о строптивости жены, которая якобы не желает расставаться с богатствами. Он пообещал Аиду разобраться с женой, для чего ему необходимо было ненадолго посетить землю, но он тут же обещал вернуться обратно.

Грозный Аид так же, как до этого Танат, поверил лжецу и вернул его на землю. Оказавшись дома, Сизиф назвал гостей и закатил знатный пир. В очередной раз он посмел посмеяться над богами. Боги такого не прощают, но обманщик не хотел даже думать об этом. Сизиф был низвергнут в царство теней и в наказание получил страшную кару. Ежедневно с подножия высокой горы он вынужден был катить вверх огромный тяжелый камень, но, уже почти достигнув вершины, камень срывался вниз. Это продолжается вечно. Сизифов труд тяжел и бесполезен, но такова воля богов. Этот миф может многому нас научить, если внимательно прочитать и как следует задуматься. Прежде чем над кем-то посмеяться или обмануть, вспомните Сизифов труд — такой бессмысленный и тяжелый.

Не один Сизиф получил наказание от богов. Сам Тантал там же в Аиде вынужден стоять по горло в чистой прозрачной воде и видеть перед собой ветви с роскошными плодами. Он испытывает страшную жажду и голод, но склонившись, чтобы сделать глоток воды, он видит, как она уходит сквозь землю, а протягивая руки к плодам, он понимает, что не может дотянуться до них. Эти муки Танталу были даны за насмешки и гордыню по отношению к богам. Мы должны твердо помнить, что прежде чем совершить какой-то поступок, надо все обдумать. Так и в работе. Взявшись за выполнение задания, следует все распланировать, чтобы это был не Сизифов труд (напрасный и никому не нужный), а действительно необходимое и полезное дело. Кстати, создатели или выполняли Сизифов труд, значение которого — бессмысленная, бесполезная работа. Они плохо были знакомы с физическими законами и годами изобретали то, чего не может быть вообще.

У фразеологизма Танталовы муки совершенно другое значение. Оно означает близость чего-то очень желанного, необходимого и, в тоже время, невозможность этим обладать. Мы испытываем настоящие Танталовы муки, когда хотим невозможного. Возникает это зачастую потому, что мы не соизмеряем цели и свои реальные возможности, впоследствии испытывая душевные терзания. Трезво оценивая ситуацию, успехов в делах можно добиваться всегда. Главное, чтобы то, что вы делаете, было небесполезным, иначе такая работа превратится в Сизифов труд, значение которого вам уже известно.

человек абсурда глазами Альбера Камю — Моноклер

Рубрики : Философия

Become a Patron!

Публикуем эссе Альбера Камю «Миф о Сизифе», в котором писатель размышляет, кто такой «человек абсурда» и как он может жить в этом бессмысленном мире.

Подъём, трамваи, … работа, ужин, сон; понедельник, вторник, среда… всё в том же ритме… Но однажды встаёт вопрос «зачем?». Всё начинается с этой окрашенной недоумением скуки.

— так Альбер Камю в 40-х гг. прошлого века приступил к описанию абсурда бытия, подхватив идеи набирающего силу экзистенциализма.

Как мы помним, предпосылкой развития таких философских направлений, как экзистенциализм и (позднее) абсурдизм, стал целый ряд взаимосвязанных причин, в числе которых провозглашённая Фридрихом Ницше в конце XIX века «смерть бога», череда пустопорожних кровопролитных войн XX столетия, подтвердившая для большинства отсутсвие этого бога и обнажившая бездну бессмысленности человеческого существования, и, конечно, ставшее очевидным абсолютное одиночество человека в равнодушном мире.

«Стоит ли жизнь труда быть прожитой?» — закономерный вопрос, который возникал почти у каждого свидетеля безумного века. Именно с этого вопроса начинает Альбер Камю своё программное эссе «Миф о Сизифе», ставшее своеобразным манифестом философии абсурдизма. Публикуем одноимённую главу из работы Камю, в которой писатель ёмко и достаточно безапелляционно отвечает на этот вопрос и рассказывает, кто он, герой, способный жить в бессмысленном мире, этот человек абсурда.

 

Миф о Сизифе

Боги приговорили Сизифа поднимать огромный камень на вершину горы, откуда эта глыба неизменно скатывалась вниз. У них были основания полагать, что нет кары ужасней, чем бесполезный и безнадежный труд.

Если верить Гомеру, Сизиф был мудрейшим и осмотрительнейшим из смертных. Правда, согласно другому источнику, он промышлял разбоем. Я не вижу здесь противоречия. Имеются различные мнения о том, как он стал вечным тружеником ада. Его упрекали прежде всего за легкомысленное отношение к богам. Он разглашал их секреты. Эгина, дочь Асопа, была похищена Юпитером. Отец удивился этому исчезновению и пожаловался Сизифу. Тот, зная о похищении, предложил Асопу помощь, при условии, что Асоп даст воду цитадели Коринфа. Небесным молниям он предпочел благословение земных вод. Наказанием за это стали адские муки. Гомер рассказывает также, что Сизиф заковал в кандалы Смерть. Плутон не мог вынести зрелища своего опустевшего и затихшего царства. Он послал бога войны, который вызволил Смерть из рук ее победителя.

Говорят также, что, умирая, Сизиф решил испытать любовь жены и приказал ей бросить его тело на площади без погребения. Так Сизиф оказался в аду. Возмутившись столь чуждым человеколюбию послушанием, он получил от Плутона разрешение вернуться на землю, дабы наказать жену. Но стоило ему вновь увидеть облик земного мира, ощутить воду, солнце, теплоту камней и море, как у него пропало желание возвращаться в мир теней. Напоминания, предупреждения и гнев богов были напрасны. Многие годы он продолжал жить на берегу залива, где шумело море и улыбалась земля. Потребовалось вмешательство богов. Явился Меркурий, схватил Сизифа за шиворот и силком утащил в ад, где его уже поджидал камень.

Уже из этого понятно, что Сизиф – абсурдный герой. Таков он и в своих страстях, и в страданиях. Его презрение к богам, ненависть к смерти и желание жить стоили ему несказанных мучений – он вынужден бесцельно напрягать силы. Такова цена земных страстей. Нам неизвестны подробности пребывания Сизифа в преисподней. Мифы созданы для того, чтобы привлекать наше воображение. Мы можем представить только напряженное тело, силящееся поднять огромный камень, покатить его, взобраться с ним по склону; видим сведенное судорогой лицо, прижатую к камню щеку, плечо, удерживающее покрытую глиной тяжесть, отступающую ногу, вновь и вновь поднимающие камень руки с измазанными землей ладонями. В результате долгих и размеренных усилий, в пространстве без неба, во времени без начала и конца, цель достигнута. Сизиф смотрит, как в считанные мгновения камень скатывается к подножию горы, откуда его опять придется поднимать к вершине. Он спускается вниз.

Сизиф интересует меня во время этой паузы. Его изможденное лицо едва отличимо от камня! Я вижу этого человека, спускающегося тяжелым, но ровным шагом к страданиям, которым нет конца. В это время вместе с дыханием к нему возвращается сознание, неотвратимое, как его бедствия. И в каждое мгновение, спускаясь с вершины в логово богов, он выше своей судьбы. Он тверже своего камня.

Этот миф трагичен, поскольку его герой наделен сознанием. О какой каре могла бы идти речь, если бы на каждом шагу его поддерживала надежда на успех? Сегодняшний рабочий живет так всю свою жизнь, и его судьба не менее трагична. Но сам он трагичен лишь в те редкие мгновения, когда к нему возвращается сознание. Сизиф, пролетарий богов, бессильный и бунтующий, знает о бесконечности своего печального удела; о нем он думает во время спуска. Ясность видения, которая должна быть его мукой, обращается в его победу. Нет судьбы, которую не превозмогло бы презрение.

Иногда спуск исполнен страданий, но он может проходить и в радости. Это слово уместно. Я вновь представляю себе Сизифа, спускающегося к своему камню. В начале были страдания. Когда память наполняется земными образами, когда непереносимым становится желание счастья, бывает, что к сердцу человека подступает печаль: это победа камня, это сам камень. Слишком тяжело нести безмерную ношу скорби. Таковы наши ночи в Гефсиманском саду. Но сокрушающие нас истины отступают, как только мы распознаем их. Так Эдип сначала подчинялся судьбе, не зная о ней. Трагедия начинается вместе с познанием. Но в то же мгновение слепой и отчаявшийся Эдип сознает, что единственной связью с миром остается для него нежная девичья рука. Тогда-то и раздается его высокомерная речь: «Несмотря на все невзгоды, преклонный возраст и величие души заставляют меня сказать, что все хорошо». Эдип у Софокла, подобно Кириллову у Достоевского, дает нам формулу абсурдной победы. Античная мудрость соединяется с современным героизмом.

Перед тем, кто открыл абсурд, всегда возникает искушение написать нечто вроде учебника счастья. «Как, следуя по столь узкому пути?..» Но мир всего лишь один, счастье и абсурд являются порождениями одной и той же земли. Они неразделимы. Было бы ошибкой утверждать, что счастье рождается непременно из открытия абсурда. Может случиться, что чувство абсурда рождается из счастья. «Я думаю, что все хорошо», — говорит Эдип, и эти слова священны. Они раздаются в суровой и конечной вселенной человека. Они учат, что это не все, еще не все исчерпано. Они изгоняют из этого мира бога, вступившего в него вместе с неудовлетворенностью и тягой к бесцельным страданиям. Они превращают судьбу в дело рук человека, дело, которое должно решаться среди людей.

В этом вся тихая радость Сизифа. Ему принадлежит его судьба. Камень – его достояние. Точно так же абсурдный человек, глядя на свои муки, заставляет умолкнуть идолов. В неожиданно притихшей вселенной слышен шепот тысяч тонких восхитительных голосов, поднимающихся от земли. Это бессознательный, тайный зов всех образов мира – такова изнанка и такова цена победы. Солнца нет без тени, и необходимо познать ночь. Абсурдный человек говорит “да” – и его усилиям более нет конца. Если и есть личная судьба, то это отнюдь не предопределение свыше, либо, в крайнем случае, предопределение сводится к тому, как о нем судит сам человек: оно фатально и достойно презрения. В остальном он сознает себя властелином своих дней. В неумолимое мгновение, когда человек оборачивается и бросает взгляд на прожитую жизнь, Сизиф, вернувшись к камню, созерцает бессвязную последовательность действий, ставшую его судьбой. Она была сотворена им самим, соединена в одно целое его памятью и скреплена смертью. Убежденный в человеческом происхождении всего человеческого, желающий видеть и знающий, что ночи не будет конца, слепец продолжает путь. И вновь скатывается камень.

Я оставляю Сизифа у подножия его горы! Ноша всегда найдется. Но Сизиф учит высшей верности, которая отвергает богов и двигает камни. Он тоже считает, что все хорошо. Эта вселенная, отныне лишенная властелина, не кажется ему ни бесплодной, ни ничтожной. Каждая крупица камня, каждый отблеск руды на полночной горе составляет для него целый мир. Одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Сизифа следует представлять себе счастливым.

1942 г.

Обложка: Франц фон Штук, «Сизиф», 1920.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

«Миф о Сизифе» за 7 минут. Краткое содержание эссе Камю

: В мире нет разумности, веры и надежды на будущее. Но у человека, пытающегося найти смысл жизни, есть выбор — либо добровольно уйти из этого мира, либо бросить вызов бессмыс­ленности и абсурду.

Абсурдное рассуждение

Книга начинается с примечания о том, «что абсурд, который до сих пор принимали за вывод, берётся здесь в качестве исходного пункта». Основным вопросом любой философии является вопрос о смысле жизни:

Есть лишь одна по-настоящему серьёзная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, — значит ответить на фундамен­тальный вопрос философии.

Продолжение после рекламы:

Самоубийца признаётся, «что жизнь кончена, что она сделалась непонятной». Но что лежит в основе его выбора? Решение добровольно уйти из жизни созревает «в безмолвии сердца». При этом внешние события являются лишь толчком, когда «этой малости… достаточно, чтобы горечь и скука, скопившиеся в сердце самоубийцы, вырвались наружу».

Для понимания того, что может выбрать человек в этой ситуации, необходимо выявить факторы, толкающие человека на этот поступок. Безразличие мира, сознание своей смертности, бессмыс­ленность жизни — всё это лишь способы проявления чувства абсурда, среди которых, безусловно, главным является скука:

Подъём, трамваи, … работа, ужин, сон; понедельник, вторник, среда… всё в том же ритме… Но однажды встаёт вопрос «зачем?». Всё начинается с этой окрашенной недоумением скуки.

Сталкиваясь с окружающим миром, разум бессилен найти истину в себе и мире. Это «столкновение между иррацио­нальностью и исступлённым желанием ясности, зов которого отдаётся в самых глубинах человеческой души» — причина абсурда. Человек хочет быть счастливым и найти смысл жизни, но мир не даёт ответа на эти вопросы. Человек обладает разумом, мир непостижим, а абсурд является связующим звеном между ними. Отрицая элемент абсурдности в жизни, человек не решает проблему смысла, а лишает себя разумного выбора. Все мыслители перепрыгивали «абсурдные стены», предлагая уход в религию и надежду на будущее. Автор называет это «философским самоубийством», так как данный подход не решает проблему.

Брифли существует благодаря рекламе:

Вера в Бога не даёт «вечной свободы», но человек может быть свободен в своём выборе и поступках. Принимая абсурд, человек не верит и не надеется на будущее. Он становится свободным в своём желании быть, решая не прожить жизнь лучше, а пережить в ней как можно больше. Смысл жизни — сознательное поддержание «жизни абсурда», а не бег от неё в самоубийство. Такой бунт придаёт жизни новый смысл и красоту, так как «нет зрелища прекраснее, чем борьба интеллекта с превосходящей его реальностью».

Абсурдный человек

Что представляет собой человек, принимающий абсурд? Абсурдного человека характеризуют следующие признаки:

  • Отрицание абсолютных и моральных ценностей. Это «не означает, что ничто не запрещено. Абсурд показывает лишь равноценность последствий всех действий. Он не рекомендует совершать преступления (это было бы ребячеством), но выявляет бесполезность угрызений совести».
  • Мужество жить в абсурдном мире, отрицая самоубийство. Абсурдный человек «вступает в этот мир вместе со своим бунтом, своей ясностью видения. Он разучился надеяться. Ад настоящего сделался, наконец, его царством».
  • Вера в свои силы, при которой «он отдаёт предпочтение своему мужеству и своей способности суждения. Первое учит его вести не подлежащую обжалованию жизнь, довольствоваться тем, что есть; вторая даёт ему представление о его пределах. Уверившись в конечности своей свободы, отсутствии будущности у его бунта и в бренности сознания, он готов продолжить свои деяния в том времени, которое ему отпущено жизнью».
  • Отсутствие религиозной веры и надежды на будущее, при которой «абсурдный человек готов признать, что есть лишь одна мораль, которая не отделяет от бога: это навязанная ему свыше мораль. Но абсурдный человек живёт как раз без этого бога».

Автор приводит примеры различных типов абсурдного человека — это Дон Жуан, Актёр, Завоеватель и Творец.

Продолжение после рекламы:

Дон Жуан дарит любовь всем женщинам, отдавая предпочтение не качеству, а количеству.

Он покидает женщину вовсе не потому, что больше её не желает. Прекрасная женщина всегда желанна. Но он желает другую, а это не то же самое.

Не надеясь ни на что, соблазнитель не теряет себя в потоке меняющихся женщин. Он живёт «здесь и сейчас»: разве важно, что будет после смерти, если впереди столько наслаждений?

Актёр живёт своими ролями, «словно бы заново сочиняет своих героев».

Он изображает их, лепит, он перетекает в созданные его воображением формы и отдаёт призракам свою живую кровь.

Герои различных эпох живут в нём. Но смерть настигает актёра и «ничем не возместишь те лица и века, которые он не успел воплотить на сцене». Актёр, подобно путешественнику, идёт по дороге времени. Спектакль, разыгрываемый на сцене, является яркой иллюстрацией абсурдности жизни.

Завоеватель — это, как правило, авантюрист. Являясь хозяином собственной судьбы, он достигает всего в свой жизненный срок. Какой смысл надеяться на «память в сердцах потомков», если жизнь закончится? Цель Завоевателя — снискать успехов в настоящем, так как они «преходящи, в них могущество и пределы ума, то есть его эффективность».

Завоеватели — это те, кто чувствует силы для постоянной жизни на этих вершинах, с полным сознанием собственного величия… Завоеватели способны на самое большее.

Брифли существует благодаря рекламе:

Все персонажи объединены признаками абсурдного мышления: осознанность, вера в свои силы и отрицание надежд на будущее.

Абсурдное творчество

Абсурдный человек должен быть творческой личностью. Только творчество, выражая подлинную свободу, может преодолеть абсурд. Творец ясно понимает, что он смертен и его творения неизбежно обречены на забвение. Художник, например, просто изображает то, что видит и переживает. Он не стремится объяснить мир, зная, «что у творчества нет будущего, что твоё произведение рано или поздно будет разрушено, и считать в глубине души, что все это не менее важно, чем строительство на века, — такова нелёгкая мудрость абсурдного мышления». Творчество является редкой возможностью примирить своё сознание с абсурдностью окружающей реальности. Творец придаёт форму своей судьбе.

Проблематикой абсурда пронизано всё творчество Достоевского. В его романах ярко обрисовано мироощущение абсурдного человека. Писателю удалось показать «всю пытку абсурдного мира», но найти выход из абсурдного тупика русский гений не смог. Взывая к Богу, Достоевский лишь ставит проблему абсурда, но не решает её. Он пытается дать ответ, но «абсурдное произведение, напротив, не даёт ответа». Абсурдное творчество — это «бунт, свобода и многообразие».

Миф о Сизифе

Книгу завершает этюд о самом ярком абсурдном бунтаре в истории человечества. Это Сизиф, которого «боги приговорили поднимать огромный камень на вершину горы, откуда эта глыба неизменно скатывалась вниз». Герой мифа получает наказание за свои земные страсти и любовь к жизни. Известно, «что нет кары ужасней, чем бесполезный и безнадёжный труд», но герой презирает выпавший ему жребий. Его жизнь заполнена новым смыслом, в котором сознание побеждает судьбу, обращая страдания в радость. Муки, испытываемые Сизифом под тяжестью камня, — это и есть бунт против абсурдного мира.

Существование современного человека схожа с судьбой Сизифа — она во многом абсурдна, наполнена скукой и бессмыс­ленностью. Но человек может обрести смысл жизни, отвергнув самоубийство. Чувство абсурда, возникающее в результате осознания абсурда, позволит ему переоценить свою судьбу и стать свободным.

Сизиф учит высшей верности, которая отвергает богов и двигает камни… Одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Сизифа следует представлять себе счастливым.

Миф о Сизифе: эссе об абсурде — краткое содержание Камю


Краткое содержание

В своем произведении автор о. Абсурд неизменно связан со смыслом жизни, и основной проблемой философии является самоубийство. Самоубийцы перестают понимать собственную жизнь, и решают от нее избавиться.

«Причин для самоубийства много», и самые явные среди них не всегда являются самыми действенными. Горечь жизни и нестерпимая скука могут скапливаться в человеке годами, чтобы самый неожиданный момент вылиться наружу желанием покончить с этим существованием.

Автор утверждает, что предметом изучения эссе является «связь между абсурдом и самоубийством, выяснение того, в какой мере самоубийство есть исход абсурда». Он объясняет, что суицид не способен решить жизненные проблемы, и приходит к выводу, что «абсурд – это ясный разум, осознающий свои пределы».

Отличительными качествами абсурдного человека является осознанность, вера в свои силы и отрицание светлых надежд на будущее. Одним из ярких представителей абсурдных людей, по мнению автора, является герой древнегреческих мифов по имени Сизиф. По воле богов он был приговорен к вечному каторжному труду. Сизиф таскал огромные камни на вершину горы, откуда они неизменно скатывались вниз. Боги были уверены, «что нет кары ужасней, чем бесполезный и безнадежный труд». Причиной же столь страшного наказания послужило «презрение к богам, ненависть к смерти и желание жить» Сизифа.

Жизнь современного общества во многом напоминает горькую участь Сизифа. Но понимание абсурда позволит пересмотреть свои взгляды на жизнь и обрести свободу. Сизиф счастлив в своей ежедневной работе – «одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека».

Абсурдное рассуждение

Книга начинается с примечания о том, «что абсурд, который до сих пор принимали за вывод, берётся здесь в качестве исходного пункта». Основным вопросом любой философии является вопрос о смысле жизни:

Есть лишь одна по-настоящему серьёзная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии.

Самоубийца признаётся, «что жизнь кончена, что она сделалась непонятной». Но что лежит в основе его выбора? Решение добровольно уйти из жизни созревает «в безмолвии сердца». При этом внешние события являются лишь толчком, когда «этой малости… достаточно, чтобы горечь и скука, скопившиеся в сердце самоубийцы, вырвались наружу».

Продолжение после рекламы:

Для понимания того, что может выбрать человек в этой ситуации, необходимо выявить факторы, толкающие человека на этот поступок. Безразличие мира, сознание своей смертности, бессмысленность жизни — всё это лишь способы проявления чувства абсурда, среди которых, безусловно, главным является скука:

Подъём, трамваи, … работа, ужин, сон; понедельник, вторник, среда… всё в том же ритме… Но однажды встаёт вопрос «зачем?». Всё начинается с этой окрашенной недоумением скуки.

Сталкиваясь с окружающим миром, разум бессилен найти истину в себе и мире. Это «столкновение между иррациональностью и исступлённым желанием ясности, зов которого отдаётся в самых глубинах человеческой души» — причина абсурда. Человек хочет быть счастливым и найти смысл жизни, но мир не даёт ответа на эти вопросы. Человек обладает разумом, мир непостижим, а абсурд является связующим звеном между ними. Отрицая элемент абсурдности в жизни, человек не решает проблему смысла, а лишает себя разумного выбора. Все мыслители перепрыгивали «абсурдные стены», предлагая уход в религию и надежду на будущее. Автор называет это «философским самоубийством», так как данный подход не решает проблему.

Вера в Бога не даёт «вечной свободы», но человек может быть свободен в своём выборе и поступках. Принимая абсурд, человек не верит и не надеется на будущее. Он становится свободным в своём желании быть, решая не прожить жизнь лучше, а пережить в ней как можно больше. Смысл жизни — сознательное поддержание «жизни абсурда», а не бег от неё в самоубийство. Такой бунт придаёт жизни новый смысл и красоту, так как «нет зрелища прекраснее, чем борьба интеллекта с превосходящей его реальностью».

Брифли существует благодаря рекламе:

Отец и дед древнегреческих героев

Многим известен миф о Сизифе, краткое содержание которого можно передать следующим образом. Смертному удалось перехитрить богов, на несколько лет отодвинуть смерть, вернуться после нее обратно в мир живых и прожить счастливо еще несколько лет. Это делает Сизифа действительно богоравным.

Известен первый царь Коринфа и тем, что сын Сизифа Главк был растерзан кобылицами, после чего превратился в божество, пугающее лошадей на бегах. Внук Сизифа Беллерофонт стал знаменитым героем и самым верным союзником троянцев в войне с греками.

Множество вариантов

Сизиф — кто он такой? Применимо ли к нему выражение «бог Сизиф»? Чем он знаменит? Этот коринфский царь не был олимпийцем, но богом был его отец – повелитель всех ветров Эол. Матерью была смертная женщина Энарета, подарившая мужу кроме Сизифа пятерых сыновей и пять дочерей.
Может быть, такое обилие сестер и братьев сделало будущего царя Коринфа олицетворением хитрости, жестокости, порочности и корыстолюбия. Миф о Сизифе имеет несколько вариантов его прижизненных деяний и причин для жестокого наказания, полученного им после смерти. Самым большим его грехом считалось абсолютное неуважение к богам. Он выбалтывал смертным все их тайны, причем совсем не бескорыстно.

Под другим ракурсом

Естественно, такой яркий, хотя и спорный образ древнегреческого фольклора не мог не привлечь к себе внимание писателей и художников. В 70-е годы в Театре сатиры шла пьеса о Сизифе, роль которого с блеском исполнял талантливый Б. М. Тенин, Ареса же играл молодой А. Д. Папанов. В этой пьесе Сизиф представал смелым человеком, не боявшимся богов, над которыми он постоянно издевался и подтрунивал. Но самым культовым является образ этого героя в произведении знаменитого автора «Чумы».

Сизиф Камю – бунтарь, бросивший вызов богам, любящий жизнь, полную страстей, и отказавшийся от богов, осознанно приняв наказание. Он относится к своему камню как к достоянию, заменившему ему весь мир. Он поднимается над абсурдом того, на что он обречен.

Абсурдный человек

Что представляет собой человек, принимающий абсурд? Абсурдного человека характеризуют следующие признаки:

  • Отрицание абсолютных и моральных ценностей. Это «не означает, что ничто не запрещено. Абсурд показывает лишь равноценность последствий всех действий. Он не рекомендует совершать преступления (это было бы ребячеством), но выявляет бесполезность угрызений совести».
  • Мужество жить в абсурдном мире, отрицая самоубийство. Абсурдный человек «вступает в этот мир вместе со своим бунтом, своей ясностью видения. Он разучился надеяться. Ад настоящего сделался, наконец, его царством».
  • Вера в свои силы, при которой «он отдаёт предпочтение своему мужеству и своей способности суждения. Первое учит его вести не подлежащую обжалованию жизнь, довольствоваться тем, что есть; вторая даёт ему представление о его пределах. Уверившись в конечности своей свободы, отсутствии будущности у его бунта и в бренности сознания, он готов продолжить свои деяния в том времени, которое ему отпущено жизнью».
  • Отсутствие религиозной веры и надежды на будущее, при которой «абсурдный человек готов признать, что есть лишь одна мораль, которая не отделяет от бога: это навязанная ему свыше мораль. Но абсурдный человек живёт как раз без этого бога».

Автор приводит примеры различных типов абсурдного человека — это Дон Жуан, Актёр, Завоеватель и Творец.

Продолжение после рекламы:

Дон Жуан дарит любовь всем женщинам, отдавая предпочтение не качеству, а количеству.

Он покидает женщину вовсе не потому, что больше её не желает. Прекрасная женщина всегда желанна. Но он желает другую, а это не то же самое.

Не надеясь ни на что, соблазнитель не теряет себя в потоке меняющихся женщин. Он живёт «здесь и сейчас»: разве важно, что будет после смерти, если впереди столько наслаждений?

Актёр живёт своими ролями, «словно бы заново сочиняет своих героев».

Он изображает их, лепит, он перетекает в созданные его воображением формы и отдаёт призракам свою живую кровь.

Герои различных эпох живут в нём. Но смерть настигает актёра и «ничем не возместишь те лица и века, которые он не успел воплотить на сцене». Актёр, подобно путешественнику, идёт по дороге времени. Спектакль, разыгрываемый на сцене, является яркой иллюстрацией абсурдности жизни.

Завоеватель — это, как правило, авантюрист. Являясь хозяином собственной судьбы, он достигает всего в свой жизненный срок. Какой смысл надеяться на «память в сердцах потомков», если жизнь закончится? Цель Завоевателя — снискать успехов в настоящем, так как они «преходящи, в них могущество и пределы ума, то есть его эффективность».

Завоеватели — это те, кто чувствует силы для постоянной жизни на этих вершинах, с полным сознанием собственного величия… Завоеватели способны на самое большее.

Все персонажи объединены признаками абсурдного мышления: осознанность, вера в свои силы и отрицание надежд на будущее.

Брифли существует благодаря рекламе:

Бездонный кладезь

Греческая мифология – это бездонный запасник для всех видов литературы и искусства с древности до наших дней. Этот важнейший вид фольклорного творчества охватил все исторические периоды Древней Греции, донес до наших времен миропонимание и мироощущение ее народа. Множество героев, объединенных принадлежностью к одной стране, десятки характеров и судеб заставляют авторов многих стран мира вновь и вновь обращаться к ним. Имена очень многих героев, их судьбы и подвиги давно стали нарицательными. Русская дореволюционная литература постоянно апеллировала к героям мифов. Не зная древнегреческих легенд, многие высказанные мысли и сравнения понять сложно.

Сизиф


Для начала дадим краткую справку:

Сизиф, а если выражаться правильнее, Сисиф – это один из персонажей мифологии Древней Греции. Он был сыном Энареты и Эола, супругом дочери Атланта – плеяды Меропы, от которой у него были сыновья: Альм, Ферсандр, Орнитион и Главк.

Сизиф был строителем и царём древнегреческого полиса (города) Коринфа (сегодня он называется Эфирой), которого после смерти боги приговорили к «каторжным работам» — закатыванию на гору, расположенную в находящейся под царством Аида глубочайшей бездне под названием Тартар, тяжёлого камня, который как только достигает вершины, постоянно скатывается вниз. Отсюда, собственно, и пошло рассмотренное нами выше выражение.

По словам легендарного древнегреческого поэта-сказителя Гомера, Сизиф был хитрым, корыстолюбивым и порочным человеком, который впервые среди греков (эллинов) воспользовался обманом и хитростью.

Мифов, связанных с Сизифом, существует несколько вариантов, каждый из которых довольно интересен.

Чуждый русскому самосознанию

Французский писатель Альбер Камю (1913 –1960), названный при жизни современниками «совестью Запада» написал свой «Миф о Сизифе. Эссе об абсурде» в 1941-1942 годах. Это произведение считается программным документом философии абсурдизма. В этом сложном эссе, о котором написано очень много, решается один вопрос: «Стоит ли жить вообще, если твоя жизнь состоит из изнурительного, не приносящего радость труда?» Альбер Камю – западный писатель. Его взгляды на жизнь, позиционируемая им абсурдность человеческого бытия, атеизм, оправдание аморальности не совсем совпадают с самосознанием русского человека, для которого сострадание является одной из важнейших черт. У Камю, как говорит один из исследователей его творчества, идеи «являют собой типично западную рафинированную интеллигентщину в виде орнаментального блуждания ума».

Абсурдное творчество

Абсурдный человек должен быть творческой личностью. Только творчество, выражая подлинную свободу, может преодолеть абсурд. Творец ясно понимает, что он смертен и его творения неизбежно обречены на забвение. Художник, например, просто изображает то, что видит и переживает. Он не стремится объяснить мир, зная, «что у творчества нет будущего, что твоё произведение рано или поздно будет разрушено, и считать в глубине души, что все это не менее важно, чем строительство на века, — такова нелёгкая мудрость абсурдного мышления». Творчество является редкой возможностью примирить своё сознание с абсурдностью окружающей реальности. Творец придаёт форму своей судьбе.

Проблематикой абсурда пронизано всё творчество Достоевского. В его романах ярко обрисовано мироощущение абсурдного человека. Писателю удалось показать «всю пытку абсурдного мира», но найти выход из абсурдного тупика русский гений не смог. Взывая к Богу, Достоевский лишь ставит проблему абсурда, но не решает её. Он пытается дать ответ, но «абсурдное произведение, напротив, не даёт ответа». Абсурдное творчество — это «бунт, свобода и многообразие».

Реклама:

Миф о Сизифе

Среди мифов Древней Греции, одним из самых известных является миф о Сизифе — царе, обманувшем богов. Но не одно деяние не остается без наказания, когда дело касается властителей Олимпа, и царь Сизиф получил свою кару, обреченный на вечный «сизифов труд».

Краткое содержание мифа о Сизифе

Жестокой каре подвергнут коринфский царь Сизиф. Когда-то он осмелился обмануть самого Зевса. Разгневанный бог послал за ним Смерть. Но хитрый Сизиф устроил Смерти почетную встречу и пригласил ее к столу. Когда она уселась, он привязал ее к сиденью, а затем крепко запер. С того момента никто в мире не умирал, больные мучились и напрасно просили, чтобы смерть прекратила их страдания. В городах и деревнях быстро увеличивалось число стариков. Сам Гадес удивлялся, почему так долго никто не является в подземное царство, и послал узнать, куда подевалась Смерть. Когда ее нашли, могучий бог Арес выпустил Смерть на свободу и первым отдал ей Сизифа, с тем чтобы она отвела его в преисподнюю. Но и в этот раз верх взяли изворотливость и коварство Сизифа.

Приказал он своей жене не предавать его тело земле и не совершать никаких погребальных обрядов. Оказавшись после этого в подземном царстве, Сизиф начал жаловаться на жену — просить позволения выйти наверх, дабы он мог наказать ее. С помощью лести и заискивания Сизиф в конце концов уговорил жену Гадеса – Персефону, разрешить ему вернуться на три дня домой. Но Сизифу куда больше нравилось находиться на белом свете, чем в подземелье, поэтому он и не думал возвращаться. Пришлось явиться за ним самому богу Гермесу и насильно доставить обратно в преисподнюю.

За последние две уловки и за обманы, совершенные ранее, он понес тяжкое наказание. Сизиф осужден вкатывать на крутую гору огромный камень. По всему подземному царству слышимо его тяжелое дыхание. Пот ручьями стекает по его лицу. И в тот момент, когда уже близка вершина горы, и можно вскоре присесть отдохнуть, камень вырывается из рук и скатывается вниз. Приходится Сизифу бежать вслед за ним и вновь толкать его в гору. И так изо дня в день. Никогда не кончается тяжелый, но напрасный Сизифов труд.

Что означает выражение «Сизифов труд»? Миф о Салмонее. | Уголок историка

Сизиф и «Сизифов труд»

Сизиф – в древнегреческой мифологии основатель и правитель города Коринфа. Прославился своей корыстью, хитростью и самонадеянностью, за что в конечном итоге и поплатился. Как утверждает легенда, ему удалось обмануть самих богов, причем не один раз. За это после своей смерти Сизиф был приговорен богами на бесконечный, тяжелый труд и вечные муки в царстве мертвых.

Родителями Сизифа были Эол и Энарета, союз которых произвел на свет в общей сложности двенадцать детей (семь мальчиков и пять девочек). В дальнейшем потомки Эола стали родоначальниками нескольких крупных династий древнегреческих мифических царей.

Как уже упоминалось, Сизиф являлся правителем города Коринфа. Свои огромные богатства он смог нажить с помощью обмана, коварства и изворотливости ума. Никто не мог сравниться с Сизифом в этих не самых лучших качествах человека.

История, которая привела к столь печальным последствиям для Сизифа, началась с того, что верховный бог Зевс задумал соблазнить наяду Эгину, дочь речного бога Асопа. Зевс похитил Эгину из города Флиунт и, опасаясь своей жены покровительницы брака Геры, спрятал ее на острове Энона (впоследствии переименованный в честь Эгины), где овладел ею, по одной из версии в облике орла, по другой в огненном обличие. В музее немецкого города Мейнингена находится картина голландского художника Фердинанда Боля (1616-1680 гг.) «Эгина в ожидании Зевса». Кстати, от этого соития родился будущий царь острова Эгина – Эак, в древнегреческой мифологии почитаемый как самый благочестивый и справедливый из смертных.

Вернемся к нашей легенде. Тем временем обеспокоенный отец похищенной девушки Асоп начал поиски своей дочери. Добравшись до Коринфа, он поинтересовался у Сизифа, не знает ли он, что-нибудь про его дочь. А Сизиф знал. Дело в том, что Сизиф случайно видел, как Зевс похищал Эгину и где спрятал ее. Корыстный Сизиф решил открыть тайну верховного бога Зевса, но взамен потребовал, чтобы Асоп создал в крепости города Коринфа неиссякаемый источник чистейшей воды. О чем же еще можно попросить у обычного речного бога?

Зевс, узнав, что какой-то смертный пытался помешать его планам, решил покарать предателя, отослав к Сизифу бога смерти Танатоса для препровождения данного субъекта в подземное царство мертвых к богу Аиду. Сизиф, толи заметив, толи почувствовав приближение смерти – неважно, главное, что он и здесь отважился пойти на хитрость – обмануть саму смерть. Подкараулив Танатоса, он внезапно напал на него и заковал в оковы. И нарушился обычный уклад жизни и смерти, порядок на всей земле. Перестали попадать умершие души в царство теней, ведь люди больше не умирали.

Разгневанный Зевс послал к Сизифу бога войны Ареса, чтобы тот освободил Танатоса, который в свою очередь выполнил бы задание и отправил бы Сизифа, куда и должен был, в подземное царство Аида. Все именно так и произошло. Но вот только и тут хитрый Сизиф сумел подстраховаться и смог вывернуться, опять всех обманув.

Оказывается, по традиции с умершим человеком надо совершить определенные погребальные обряды, преподнести жертвы и дары богам на его надгробие. Сизиф же загодя подговорил свою жену, чтобы она ничего подобного не делала – не предавала его тело земле и не приносила жертвы богам. Жена выполнила свое обещание. Богам сильно не понравилось такое пренебрежение к заведенным порядкам.

И хитрец Сизиф сумел убедить богиню плодородия и царства мертвых Персефону, а также бога подземного царства мертвых Аида вернуть его на землю, чтобы он смог наказать и вразумить свою жену. А после этого обещал вернуться обратно. Естественно свое обещание он и не думал выполнять. Вернувшись в мир живых, Сизиф стал веселиться и пировать, одним словом предался всем земным удовольствиям. Мало того, он хвалился перед всеми, что он единственный из смертных, кто смог вернуться из царства мертвых.

Но, как говориться, награда все же нашла своего героя. Теперь уже разгневанный Аид послал смерть за Сизифом, которая исторгла его душу и вернула его назад в царство мертвых навсегда, где уже Сизифа ждал весьма неприятный сюрприз. В наказание за все его обманы, которые он совершил за свою жизнь, а также коварство, хитрость и жадность решили боги приговорить Сизифа на вечные мучения. Обречен он был вкатывать на высокую гору огромный камень. Катить тяжело, пот струится градом, а передохнуть нельзя, еще чуть-чуть и вершина, одно усилие и камень наверху, конец работе и свобода, ан нет – камень вырывается из рук и с грохотом летит вниз, взвивая вверх клубы пыли. И вновь, и вновь обманщику Сизифу приходиться начинать все с начала. Это наказание ассоциируется с тщетностью попыток Сизифа одержать победу над волей богов. Вот как описывает муки Сизифа древнегреческий поэт-сказитель Гомер в поэме «Одиссея»:

«Видел я также Сизифа, казнимого страшною казнью;
Тяжкий камень снизу обеими влек он руками
В гору; напрягши мышцы, ногами в землю упершись.
Камень двигал он вверх; но едва достигал до вершины
С тяжкою ношей, – назад устремлялся обманчивый камень.
Снова силился вздвинуть тяжесть он, мышцы напрягши.
Тело в поту, голова вся покрыта черною пылью».

Вот так древнегреческий миф стал рождением известного фразеологизма «Сизифов труд», означающий с одной стороны тяжелую и изнуряющую, а с другой – бестолковую и безрезультатную работу.

Миф о Салмонее

Салмоней, являющийся братом Сизифа, также привлек внимание богов своей дерзостью, самовозвеличиванием и самонадеянностью. Был женат на дочери царя Тегеи Алкидике, которая во время родов умерла, оставив дочь Тиро. Салмоней – основатель и правитель города Салмоны. Как видим из названия города, названного в честь себя любимого, Салмоней являлся человеком гордым и самолюбивым. Его, одурманенный нарциссизмом, разум сыграл с ним злую шутку. Он вдруг вбил себе в голову, что он подобен богу и равен по значимости самому Зевсу. Чтобы заставить всех поверить, что он бог, Салмоней, имитируя гром и молнию, ездил на сильно грохочущей, запряженной четверкой лошадей, колеснице по городу, бил по медным сосудам и метал в толпу зажженные факелы.

Вот как описывает сие действо великий древнеримский поэт Публий Вергилий Марон, или просто Вергилий (15 октября 70 год до н.э. – 21 сентября 19 год до н.э.), в своем незаконченном опусе «Энеида»:

«Ездил торжественно он на четверке коней, потрясая
Факелом ярким у всех на глазах по столице Элиды.
Требовал, чтобы народ ему поклонялся как богу.
То, что нельзя повторить, – грозу и грома раскаты,
Грохотом меди хотел и стуком копыт он подделать».

Разгневанный Зевс, как и положено Громовержцу, сразил зарвавшегося наглеца своей божественной молнией и низверг его в Тартар – глубочайшую бездну под царством мертвых Аида, где был обречен гордец Салмоней сидеть и дрожать от страха под скалой, которая могла обрушиться и раздавить его в любое мгновение.

«Принужден он сидеть под огромной скалой,
И живет он под нею с тех пор
В вечном страхе попасть под обвал,
Позабыв обо всем, что имел».

Такие строки написал древнегреческий поэт Пиндар (522/518 год до н.э. – 488/438 год до н.э.) о наказании Салмонея.

Ярость Зевса была настолько сильна, что он стер с лица земли и весь город Салмоны со всеми его жителями. В живых оставил только дочь Салмонея – Тиро, одним из потомков которой стал предводитель легендарных аргонавтов Ясон.

Вот так два брата поплатились за свою чрезмерную хитрость и жадность, гордыню и самоуверенность, и были наказаны богами.

Миф о Сисифе

Миф о Сизифе

Альбер Камю

Боги приговорили Сизифа непрестанно катить скалу к вершина горы, откуда камень упадет под собственным весом. Они почему-то думали, что нет более ужасного наказание, чем бесполезный и безнадежный труд.

Если верить Гомеру, Сизиф был самым мудрым и благоразумным из смертные.Однако согласно другой традиции, он был склонен к практиковать профессию разбойника. Я не вижу в этом противоречия. Мнения расходятся относительно причин, по которым он стал тщетным тружеником преисподняя. Во-первых, его обвиняют в некоторой легкомыслии по отношению к боги. Он украл их секреты. Эгина, дочь Эсопа, была унесен Юпитером. Отец был шокирован этим исчезновением и — пожаловался Сизиф.Тот, кто знал о похищении, предложил рассказать об этом при условии, что Эсоп даст воду цитадели Коринф. Небесным молниям он предпочел благословение воды. За это он был наказан в преступном мире. Гомер говорит нам также что Сизиф заковал Смерть в цепи. Плутон не мог вынести вида его безлюдная, безмолвная империя. Он послал бога войны, который освободил Смерть от рук своего победителя.

Говорят, что Сизиф, находясь на грани смерти, опрометчиво хотел испытать любовь его жены. Он приказал ей бросить его непогребенное тело в середину общественной площади. Сизиф проснулся в преисподней. И там, раздраженный послушанием, столь противоречащим человеческой любви, он получил от Плутона разрешение вернуться на землю, чтобы наказать жену. Но когда он снова увидел лицо этого мира, наслаждался водой и солнцем, теплыми камнями и море, он больше не хотел возвращаться в адскую тьму.Воспоминания, признаки гнева, предупреждения были бесполезны. Еще много лет он жили перед изгибом залива, сверкающим морем и улыбками Земля. Требовался указ богов. Пришла Меркьюри и схватила дерзкого мужчину за шиворот и, вырвав его из утех, повели насильно вернуться в подземный мир, где его камень был готов для него.

Вы уже поняли, что Сизиф — герой абсурда. Он, как во многом из-за его страстей, как и из-за его пыток.Его презрение к богам, его ненависть к смерти и его страсть к жизни завоевали его невыразимое наказание, при котором все существо направлено на то, чтобы ничего не достичь. Это цена, которую нужно заплатить за страсти этой земли. Нам ничего не сказано о Сизифе в преисподней. Мифы созданы для воображение вдохнуть в них жизнь. Что касается этого мифа, можно увидеть просто все усилия тела, пытающегося поднять огромный камень, чтобы перекатить его и сотню раз толкнуть вверх по склону; каждый видит лицо скривился, щека прижалась к камню, плечо подпирало масса, покрытая глиной, стопа заклинивает, новый старт с руками протянутая, полностью человеческая безопасность двух забрызганных землей рук.На в самом конце его долгих усилий, измеренных безвозвратным пространством и временем без глубина, цель достигнута. Затем Сизиф наблюдает, как камень падает через несколько мгновений к более низкому миру, откуда ему придется его подтолкнуть снова к вершине. Он возвращается на равнину.

Именно во время этого возвращения, этой паузы меня интересует Сизиф. А лицо, которое трудится так близко к камням, уже само по себе камень! Я вижу этого человека возвращаясь вниз тяжелым, но размеренным шагом, навстречу мучениям, он никогда не узнает конца.Этот час, как передышка, которая возвращается так же верно, как и его страдания, это час сознания. На каждом из те моменты, когда он уходит с высоты и постепенно опускается к логова богов, он выше своей судьбы. Он сильнее своего рок.

Если этот миф трагичен, то это потому, что его герой сознательный. Где действительно ли была бы его пытка, если бы на каждом шагу надежда на успех поддержал его? Сегодняшний рабочий каждый день в своей жизни работает одновременно задачи, и его судьба не менее абсурдна.Но это трагично только в редких случаях. моменты, когда он становится сознательным. Сизиф, пролетарий богов, бессильный и непокорный, знает всю свою жалкую состояние: это то, о чем он думает во время спуска. Ясность, которая должно было составлять его пытку и одновременно венчать его победу. Там нет судьбы, которую нельзя преодолеть презрением.

Если спуск, таким образом, иногда совершается в печали, это также может занять место в радость.Этого слова не слишком много. Снова мне кажется, что Сизиф возвращается к его скале, и горе было в начале. Когда изображения Земля слишком крепко цепляется за память, когда зов счастья становится слишком настойчиво, бывает, что в сердце человека возникает меланхолия: это Победа рока, это сам рок. Безмерное горе слишком тяжело нести. Это наши Гефсиманские ночи. Но сокрушительные истины погибают от признания.Таким образом, Эдип с самого начала повинуется судьбе без зная это. Но с того момента, как он узнает, начинается его трагедия. Тем не менее на в тот же момент, слепой и отчаянный, он понимает, что единственная связь, связывающая он в мире — крутая рука девушки. Тогда потрясающее замечание звучит: «Несмотря на столько испытаний, мой преклонный возраст и благородство моя душа заставляет меня заключить, что все хорошо «. Эдип Софокла, как Кирилов Достоевского, таким образом, дает рецепт абсурдной победы.Древняя мудрость подтверждает современный героизм.

Нельзя открыть абсурд, не соблазнившись написать руководство счастья. «Что! — такими узкими путями?» Есть только один мир, однако. Счастье и абсурд — два сына одной земли. Они неразлучны. Было бы ошибкой сказать, что счастье обязательно возникает из абсурда. Открытие. Также бывает, что падение абсурда проистекает из счастья.»Я прихожу к выводу, что все ну, — говорит Эдип, и это замечание священно. Оно отзывается эхом в дикой природе и ограниченная вселенная человека. Он учит, что все не было, не было, измученный. Он изгоняет из этого мира бога, пришедшего в него с неудовлетворенность и предпочтение бесполезным страданиям. Это делает судьбу человеческое дело, которое должно быть решено среди людей.

В этом заключена вся безмолвная радость Сизифа. Его судьба принадлежит ему.Его рок — вещь. Точно так же и абсурдный человек, когда он созерцает свое мука, заставляет замолчать всех идолов. Во Вселенной внезапно восстановили свое тишина, мириады удивленных маленьких голосов земли поднимаются. Бессознательные, тайные звонки, приглашения от всех лиц, они необходим реверс и цена победы. Нет солнца без тени, и очень важно знать ночь. Абсурдный человек говорит да, и его отныне усилия будут непрекращающимися.Если есть личная судьба, там нет высшей судьбы, или, по крайней мере, есть, но он заключает, что неизбежное и подлое. В остальном он знает себя хозяином его дней. В тот тонкий момент, когда человек оглядывается на свою жизни, Сизиф возвращается к своей скале, в этом легком повороте он созерцает ту серию несвязанных действий, которые становятся его судьбой, созданный им, объединенный под его взором и вскоре запечатанный его смерть.Таким образом, убежденный в полностью человеческом происхождении всего человеческого, слепой жаждет увидеть, кто знает, что у ночи нет конца, он все еще на идти. Скала все еще катится.

Я оставляю Сизифа у подножия горы! Всегда находишь свое снова бремя. Но Сизиф учит высшей верности, которая отрицает боги и поднимает скалы. Он тоже приходит к выводу, что все хорошо. Эта вселенная отныне без хозяина не кажется ему ни бесплодным, ни бесполезным.Каждый атом этого камня, каждая минеральная чешуйка горы, наполненной ночью, в сам образует мир. Самой борьбы за высоту достаточно, чтобы наполнять сердце мужчины. Надо представить Сизифа счастливым.

Современный взгляд на миф о Сизифе

В своем знаменитом эссе 1942 года « Миф о Сизифе » экзистенциалист Альбер Камю проанализировал судьбу главного героя-абсурдиста. Перед Сизифом, которому было поручено катить валун на вершину крутого холма, чтобы он постоянно катился по нему и возвращался вниз, он обречен на банальную вечность; существование, в котором отрицается любой шанс на достижение цели.

Естественно, тревожный момент, который больше всего вдохновляет Камю, — это момент, в течение которого Сизиф должен осознать абсурдность своего положения, когда он сознательно спускается по склону, снова возвращаясь к валуну у подножия холма, готовясь повторить миссию, которую он знает. он потерпит неудачу:

Если этот миф трагичен, то потому, что его герой сознательный. В самом деле, где были бы его пытки, если бы на каждом шагу его поддерживала надежда на успех? Сегодняшний рабочий работает каждый день в своей жизни над одними и теми же задачами, и его судьба не менее абсурдна.Но это трагично только в те редкие моменты, когда приходит в сознание. Сизиф, пролетарий богов, бессильный и непокорный, знает всю степень своего жалкого положения: это то, о чем он думает во время своего нисхождения.

Действие документального фильма Зиада Калтума « Taste of Cement », снятого в 2017 году, происходит в выздоравливающем, пострадавшем от бомбардировок Бейруте, в разрушительной современной интерпретации сизифовского мифа. В фильме рассказывается о ежедневной борьбе беженцев-строителей, которые покинули разоренную войной Сирию, чтобы восстановить разрушенные многоэтажные дома в чужом городе.

В связи с введением комендантского часа строители вынуждены жить в недостроенных зданиях, никогда не покидая своего рабочего места, поскольку они с тревогой читают сообщения об авиаударах Ливана по их родным местам. Будучи бессильными вернуться в Сирию и опасаясь за безопасность своих семей, сущий ад для рабочих одновременно неопределенен и мучительно однообразен.

Любой, кто знаком с эссе Камю, конечно, знает пресловутое решение: нужно восстать против богов, принимая — даже принимая — абсурдность жизни; создавая свой собственный смысл даже в самых душераздирающих сценариях, чтобы вернуть себе свою индивидуальность и искать освобождения через осознанное счастье.

Тем не менее, история Taste of Cement и безымянные персонажи, которые она представляет, кажется, находятся на пороге «осознания» Сизифа, в отличие от преодоления угнетающей скуки через подрывное удовлетворение. Сам фильм представляет собой кинематографическую интерпретацию происхождения Сизифа, выраженную через описание ситуации, возможно, слишком трагичной и устойчивой, чтобы ее мог принять даже стоический сизифов образ. Сам директор Калтум связывает тяжелое положение рабочих с положением Сизифа как в прямом, так и в переносном смысле:

… каждое утро эти люди взбираются наверх с огромной корзиной с цементом, кладут ее на крышу и снова спускаются вниз, чтобы сделать то же самое на следующее утро.Что меняется внутри круга, так это то, что это новый этаж, каждые две недели или около того у них новый этаж. Итак, мы говорим о капиталистической версии этого, в которой мы движемся вверх и вверх.

Насмехаясь соблазнительным ритмом сверкающего Средиземного моря, видимого из пустых высоток, рабочие могут любоваться этим запретным пейзажем только через далекие виды со своих башен. По сравнению с мощными прибойными волнами, постоянно медленный поток жидкого цемента кажется насмешливым, когда его разливают, поражая чувства рабочих до тех пор, пока вкус материала и запах не проникают в каждую клеточку их существа.

И как беженцы (образно говоря) задушены цементом, из которого они строят, разрушительные воздушные налеты заманивают в ловушку их близких и соседей в Сирии под обломками их собственных цементных домов. Кадры травмированных мирных жителей, просеивающих обломки после бомбардировки, — это резкое изменение темпа документального фильма. Тем не менее, быстрое (хотя и плавное) возвращение к задумчивым неподвижным снимкам беженцев в Ливане отражает порочный круговорот, в котором оказались сирийцы.Один город восстанавливают, а другой разрушают, и, таким образом, наша сизифова сказка проходит полный круг.

Стиль Калтума в Taste of Cement является задумчивым и рефлексивным, представляя мрачный поворот в эстетике феномена «медленного телевидения», который приобрел известность в Скандинавии за последнее десятилетие. Расширенные кадры высотных лесов и утилитарных строительных площадок — часто обрамленные внутри и акцентированные моторизованным пульсом бездушных машин — составляют большую часть документального фильма, наделяя его пронзительной тишиной даже среди промышленного шума сварки и молотка.

Медитативный визуальный комментарий Taste of Cement призывает публику самостоятельно созерцать суровость изображений в контексте их устрашающего существования. Обманчивые своей простотой, эти длинные застойные кадры представляют собой моменты, в которых сознание Сизифа реализуется кинематографически, усиливается на экране за счет хладнокровной надвигающейся силы. Медленный темп и художественное оформление Калтума побуждают зрителя к глубокому эмоциональному вкладу, который должен не ошибиться в трагедии ситуации, когда его приглашают разделить экзистенциальный страх.

Ярко посвященный «всем рабочим в изгнании», Вкус цемента Калтума представляет собой поэтически новаторский антивоенный фильм в духе революционного кино — визуальное осуждение зла, причиненного конфликтом, и неумолимой системы, в которой есть нет выхода для рабочего человека.

Миф о Сизифе

Альбер Камю (1913-1966)

И Сартр, и Камю действовали в Французское Сопротивление и оба получили Нобелевскую премию по литературе.Камю блестящий роман The Stranger , великолепно очерчивает экзистенциальное темы абсурда, тоски, отчаяния и отчуждения, но Камю всегда отрицал, что он был экзистенциалистом. Вместо этого он утверждал, что мир было настолько абсурдным, что философ должен логически размышлять о самоубийстве. Альтернативой для Камю было отказаться от мира и возглавить активную героическая жизнь. Герой обыденной жизни — это человек, решительно берет на себя ответственность, которую налагает жизнь, прекрасно зная, что все бесполезно и бессмысленно, такое отношение проявляется в очерк «Миф о Сизифе.«В греческой мифологии Сизиф был герой-изгой, любивший обманывать богов. Когда пришла смерть (Танатос) для него Сизиф связал его, и никто не умер, пока не вмешался Зевс. Затем Сизифа отправили в Аид, но он получил временный отпуск, так что он мог вернуться в мир, чтобы наказать жену за то, что она не дала ему должного захоронение. На самом деле Сизиф проинструктировал ее бросить его тело в улица, чтобы у него был повод вернуться. Освободившись от Аида, он отказался возвращаться и в конце концов умер от старости.Боги были так разъярены что на протяжении всей вечности они требовали, чтобы Сизиф скатал огромный камень холм только для того, чтобы упасть обратно, как только достигнет гребня. В Божественный план состоял в том, чтобы занять Сизифа слишком занятым, чтобы спланировать еще один побег, но, как Камю заключает: «Надо представить Сизифа счастливым» в действии.

Боги приговорили Сизифа непрестанно катить скалу на вершину горы, откуда камень падал бы под собственным весом. Они почему-то думали, что нет более ужасного наказание бесполезным и безнадежным трудом.

Если верить Гомеру, Сизиф был самым мудрым и расчетливым из смертных. По другому по традиции, однако, он был склонен заниматься профессией разбойника с большой дороги. Я не вижу в этом противоречия. Мнения расходятся относительно того, почему он стал бесполезным тружеником преступного мира. Во-первых, его обвиняют в определенное легкомыслие по отношению к богам. Он украл их секреты. Эгина, дочь Эсопа, была похищена Юпитер. Отец был потрясен этим исчезновением и пожаловался Сизифу.Тот, кто знал о похищение, предложили рассказать об этом при условии, что Эсоп даст воду цитадели Коринфа. К небесные молнии он предпочитал благословение воды. За это он был наказан в преступном мире. Гомер также сообщает нам, что Сизиф заковал смерть в цепи. Плутон не мог вынести вида своей покинутой, тихая империя. Он отправил бога войны, который освободил Смерть от рук ее победителя.

Говорят также, что Сизиф, находясь при смерти, опрометчиво хотел испытать любовь своей жены.Он приказал ей бросил свое непогребенное тело посреди городской площади. Сизиф проснулся в преисподней. И там, раздраженный послушанием, столь противоречащим человеческой любви, он получил от Плутона разрешение вернуться на Землю в чтобы наказать жену. Но когда он снова увидел лицо этого мира, наслаждался водой и солнцем, теплым камни и море, он больше не хотел возвращаться в адскую тьму. Напоминания, признаки гнева, предупреждения были бесполезны. Еще много лет он прожил перед изгибом залива, сверкающим морем и улыбками Земля.Требовался указ богов. Пришла Меркьюри, схватила наглеца за шиворот и, вырвав его из его радостей, насильно привел обратно в подземный мир, где его камень был готов для него.

Вы уже поняли, что Сизиф — герой абсурда. Он — это , столько его страстей, сколько через его пытки. Его презрение к богам, его ненависть к смерти и его страсть к жизни завоевали его невыразимое наказание, при котором все существо направлено на то, чтобы ничего не достичь.Это цена, которую нужно заплатить для страстей этой земли. Нам ничего не сказано о Сизифе в преисподней. Мифы созданы для воображение, чтобы вдохнуть в них жизнь. Что касается этого мифа, то можно увидеть лишь все усилия тела, пытающегося поднять огромный камень, перекатить его и сотню раз толкнуть вверх по склону; можно увидеть сморщенное лицо, щека прижалась к камню, плечо удерживало покрытую глиной массу, ступня вклинивала ее, новое начало с раскинутыми руками, полностью человеческая безопасность двух сгустков земли.В самом конце его долгих усилий Если измерить пространство без неба и время без глубины, цель достигнута. Затем Сизиф смотрит на камень через несколько мгновений броситься вниз к этому нижнему миру, откуда ему придется снова подтолкнуть его к саммит. Он идет на равнину.

Именно во время этого возвращения, этой паузы меня интересует Сизиф. Лицо, которое так близко к камням трудится, — это уже сам камень! Я вижу, как этот человек идет вниз тяжелым, но размеренным шагом к мучениям которому он никогда не узнает конца.Тот час, как передышка, которая вернется так же непременно, как его страдания, это час сознания. В каждый из тех моментов, когда он сходит с высоты и постепенно опускается к логовищам богов он превосходит свою судьбу. Он сильнее своей скалы.

Если этот миф трагичен, то это потому, что его герой сознательный. В самом деле, где были бы его пытки, если бы на каждом шагу его поддерживала надежда на успех? Сегодняшний рабочий работает каждый день своей жизни в одном и том же задач, и судьба эта не менее абсурдна.Но это трагично только в те редкие моменты, когда приходит в сознание. Сизиф, пролетарий богов, бессильный и непокорный, знает всю степень своего жалкого положения: оно это то, о чем он думает во время спуска. Осознанность, которая должна была стать его пыткой одновременно, венчает его победа. Нет судьбы, которую нельзя преодолеть презрением.

Если нисхождение иногда совершается в печали, то оно может происходить и в радости. Это слово не слишком много. Мне снова кажется, что Сизиф возвращается к своей скале, и горе было в начале.Когда образы земли слишком крепко цепляются за память, когда зов счастья становится слишком настойчивым, бывает, что в сердце человека поднимается меланхолия: это победа скалы, это сама скала. Безмерное горе слишком тяжело нести. Это наши Гефсиманские ночи. Но сокрушительные истины погибают от признания. Таким образом, dipus с самого начала подчиняется судьбе, не подозревая об этом. Но с того момента, как он узнает, начинается его трагедия. Все же в в тот же момент, слепой и отчаянный, он понимает, что единственная связь, связывающая его с миром, — это холодная рука девушки.Затем раздается потрясающее замечание: «Несмотря на столько испытаний, мой преклонный возраст и благородство моя душа заставляет меня заключить, что все хорошо ». Таким образом,« dipus »Софокла, как и« Кирилов »Достоевского, дает рецепт абсурдной победы. Древняя мудрость подтверждает современный героизм.

Нельзя открыть абсурд, не соблазнившись написать руководство о счастье. «Что! такие узкие пути …? «Но есть только один мир. Счастье и абсурд — два сына одного и того же Земля.Они неразлучны. Было бы ошибкой сказать, что счастье обязательно возникает из абсурда. открытие. Бывает, что чувство абсурда рождается от счастья. «Я прихожу к выводу, что все хорошо», говорит dipus, и это замечание священно. Он отзывается эхом в дикой и ограниченной вселенной человека. Он учит, что все нет, не был исчерпан. Он изгоняет из этого мира бога, пришедшего в него с неудовлетворением и недовольством. предпочтение бесполезным страданиям. Он превращает судьбу в человеческое дело, которое должно решаться между людьми.

В этом заключена вся безмолвная радость Сизифа. Его судьба принадлежит ему. Его рок — это его дело. Так же, абсурдный человек, когда он созерцает свои мучения, заставляет замолчать всех идолов. Во Вселенной внезапно восстановился его тишина, мириады удивленных маленьких голосов земли поднимаются. Бессознательные, секретные звонки, приглашения от всех лица, это необходимая обратная сторона и цена победы. Нет солнца без тени, и это необходимо чтобы узнать ночь. Абсурдный человек говорит «да», и впредь его усилия будут непрекращающимися.Если есть личный судьба, не существует высшей судьбы или, по крайней мере, есть одна, которую он считает неизбежной и презренной. Для в остальном он знает себя хозяином своего времени. В тот тонкий момент, когда человек оглядывается В течение своей жизни Сизиф возвращается к своей скале, в этом легком повороте он созерцает эту серию несвязанных друг с другом действия, которые становятся его судьбой, созданы им, объединены под его взором и вскоре скреплены его смертью. Таким образом, убежденный в полностью человеческом происхождении всего человеческого, слепой, жаждущий увидеть, кто знает, что ночь не имеет конца, он все еще в пути.Скала все еще катится.

Я оставляю Сизифа у подножия горы! Всегда снова находишь свою ношу. Но сизиф учит высшей верности, которая отрицает богов и поднимает камни. Он тоже приходит к выводу, что все хорошо. Этот отныне вселенная без хозяина не кажется ему ни бесплодной, ни бесполезной. Каждый атом этого камня, каждый минеральная пластинка этой наполненной ночью горы сама по себе образует мир. Сама борьба к вершинам — это достаточно, чтобы заполнить сердце мужчины.Надо представить Сизифа счастливым.

Сизифово задание | Идиомы онлайн

Также:

Сизифов труд
Сизифова ноша

Значение идиомы «Сизифова задача, а»

A Сизифова задача — бессмысленная, бесплодная и бесполезная задача, которую нужно повторять снова и снова; и бесконечная задача. ,

Сравните титаническую задачу.

Примеры использования

«Фрэнсис застрял перед сизифовой задачей: заставить враждующие группировки увидеть точку зрения друг друга и прийти к компромиссу.”

«Мой старый начальник считал, что правильным способом обращения с сотрудником было бы вовлекать его в сизифовы задачи, перемещая запасы с одного места на другое без всякой цели, кроме как для того, чтобы оставаться занятыми».

Происхождение

Эта редко используемая идиома происходит от греческого мифа о царе Сизифе, правившем Эфирой. Он оскорбил богов своими хитроумными замыслами, такими как обман смерти, обманув Танатоса, из рода мертвецов, связав себя своими собственными цепями, таким образом не только сам избежав смерти, но и предотвратив смерть всех остальных.Это разозлило Бога Войны, так как битвы без призрака смерти не выглядели красочно! Доброго Сизифа даже затащили в Подземный мир только для того, чтобы отговорить его. Что еще хуже, он был ужасным правителем. Он даже рассердил богиню гостеприимства Ксению, убивая путешественников и гостей, поощряя торговлю и путешествия.

В конце концов, Зевс сам отправил Сизифа в Тартар, который был низшей частью Подземного мира и, по сути, современным эквивалентом ада. Там Сизиф был наказан тем, что вынужден был провести вечность, катая огромный валун в гору.Этот труд был достаточно трудным, но когда ему все же удавалось преуспеть, валун скатывался с другой стороны холма, заставляя его начинать все сначала. Таким образом, нескончаемая и бесплодная задача стала известна как сизифов труд или сизифов труд.

Другие идиомы, начиная с S

Другие идиомы, связанные с мифологией

Другие идиомы собственных имен

Другие идиомы задач

Эта страница содержит одну или несколько партнерских ссылок.См. Полное раскрытие партнерской информации.

Другие идиомы

Скажи «Да» бедствию — Миф о Сизифе Альбера Камю

«Боги приговорили Сизифа непрестанно катить камень на вершину горы, откуда камень упадет под собственным весом. Они почему-то думали, что нет более ужасного наказания, чем бесполезный и безнадежный труд ». Так начинается знаменитое эссе философа-экзистенциалиста Альбера Камю « Миф о Сизифе ».[1] Но что за человек был Сизиф? Что он сделал, чтобы навлечь на себя гнев богов? Счета различаются.

Согласно Камю, Гомер описал Сизифа как «самого мудрого и благоразумного из смертных». [2] Другие переводы В Илиаде используется «хитрый». [3] Хотя коннотации этих двух описаний сильно различаются, Сизиф был по крайней мере умен. Король Коринфа Сизиф однажды предложил помочь речному богу Асопу найти его потерянную дочь в обмен на источник пресной воды для его королевства.К сожалению, сам Зевс скрылся с дочерью Асопа, и после того, как Сизиф привел Асопа к ней на помощь, Зевс послал своего брата Аида, чтобы тот принес Сизифа на смерть. [4] Но Сизиф обманул бога подземного мира и держал его в плену, чтобы ни один смертный не мог умереть. Когда Арес, бог войны, наконец спас Аида, а Сизиф погиб, он попросил жену отказаться от традиционных погребальных обрядов. Поскольку такая оплошность в греческой традиции считалась крайне нечестивой, Сизиф убедил Аида позволить ему вернуться на Землю, чтобы исправить эту ошибку.[5, 6] Однако Сизиф не собирался возвращаться в подземный мир после того, как его задача была выполнена, и он прожил еще много лет, прежде чем Аид выследил его и приговорил к камню.

Сизиф вряд ли был обычным грешником. Описания его смертных подвигов указывают на то, что он был умным человеком, который хорошо относился к своему царству, любил жизнь и желал остаться на Земле как можно дольше. И ради этого духа боги обрекли его на самую механическую и вечно разочаровывающую задачу в загробной жизни.Человек, который выжил, чтобы обмануть смерть, просто умер; он был приговорен к бесконечному существованию повторения, которое боги, должно быть, считали полной противоположностью удовольствий, которые он находил в жизни.

Суть сизифовых пыток заключается в этом бесконечном повторении. Каждый раз, когда он достигает вершины горы, камень снова падает вниз. Он должен подталкивать его на гору не один раз, не дважды, а снова и снова на всю вечность. Беда Сизифа — его сознание. Он осознает природу своей судьбы.Он знает, какой урон нанесла его телу и его воле последняя поездка, какую потерю принесла каждая предыдущая поездка, и он знает, что ему придется пройти через все это снова. Параллели здесь с повседневной человеческой жизнью очевидны, если мы рассматриваем жизнь как серию задач, которые необходимо выполнить, и препятствий, которые необходимо преодолеть. Но нет никакой надежды на окончательный и абсолютный успех в жизни, как и Сизифу не избежать наказания. Всегда есть другая задача, другое препятствие, и человеческая жизнь космически несопоставима со временем и смертностью.

Тем не менее Камю напоминает нам, что «нет судьбы, которую нельзя преодолеть презрением». [7] Как только Сизиф осознает неизбежность своей участи, он частично обретает контроль. Скала сидит перед ним. Он может снова загнать его в гору. Боги, которые поместили его туда, перестают иметь значение. Задача в его силах. Каждое успешное восхождение на гору — это победа. Каждый перезапуск внизу — это возможность. Поэтому, заключает Камю, «самой борьбы за вершину достаточно, чтобы наполнить сердце человека.Надо представить Сизифа счастливым ». [8] Для Сизифа каждая ступенька вверх, каждое успешное восхождение — это еще одна победа над его усталостью, над богами и над своим прошлым, и этих совокупных побед достаточно для его счастья.

Для меня очень важен миф о том, что проблема Сизифа носит физический характер. Этот выбор, безусловно, отражает эпоху первоначального повествования истории (в конце концов, это та же культура, которая подарила нам Олимпийские игры), но древние греки тоже не нуждались в великих мыслителях (см. Эзопа, Архимеда, Аристотеля, Демокрита). , Евклид, Гиппократ, Гомер, Платон, Пифагор, Сократ, Софокл и Зенон для начала).Но обратите внимание на уменьшенное влияние следующего пересмотра истории:

Боги приговорили Стива к тому, чтобы он постоянно решал одну и ту же головоломку судоку. Но каждый раз, когда Стив собирался ввести последнее число, вся его работа пропадала, и ему приходилось начинать заново с нуля.

Мне трудно увидеть романтический блеск первоначального мифа в тяжелом положении Стива. Мы можем представить себе бедного Стива, прикованного цепью к столу, сгорбившегося над обеспокоенным клочком газеты, отчаянно записывающего числа, прежде чем они смываются.Вряд ли такая же благородная фигура, как Сизиф, напрягающийся под своей скалой.

Неужели судьба Стива слишком близка к дому по сравнению с нашей современной жизнью? Изменится ли наше отношение к этой истории, если задачей Стива будет решить последнюю теорему Ферма, вылечить рак или раскрыть секрет термоядерного синтеза? Думаю, нет. Физические достижения пользуются большой популярностью в нашем обществе — сравните зарплаты профессиональных спортсменов с зарплатами математиков, онкологов и физиков-ядерщиков.

Что делает историю Сизифа такой неотразимой и такой трагичной, так это ее физическая сущность, ее очень осязаемая природа. Нет полумер, никаких двусмысленностей. Скала Сизифа лежит на вершине горы или нет. Интеллектуальные занятия слишком абстрактны, слишком неопределенны, чтобы нести символику мифа. Мы можем легко представить себе ученого, который разрабатывает лекарство от всех известных форм рака, только для того, чтобы увидеть рост какой-то новой мутации, которая сопротивляется ее панацеи. Действительно ли она вообще вылечила рак? Но когда камень достигает вершины горы, камень достигает вершины горы.Задача Сизифа выполнена. Аид может заставить скалу снова скатиться вниз или установить новую вершину перед Сизифом, но это новые проблемы, а не продолжение одного долгого стремления.

Точно так же чистые физические мучения задачи Сизифа вызывают у нас отклик, в отличие от интеллектуального эквивалента. Нет конца агонии Сизифа, когда он упирается в свой камень. Его руки и плечи царапают и кровоточат о зазубренный камень, пот стекает по его лбу, каждое мышечное волокно в его теле горит и кричит под тяжестью.Возможно, демоны придут, чтобы хлестать его, если он слишком долго задержится на дне, прежде чем снова возьмется за свою задачу. Как демоны узнают, размышляет ли Стив о хитросплетениях сумм экспонент или просто мечтает об Элизии? Все видят боль Сизифа. Все признают его усилия. И когда ему это удается, мы все можем признать его триумф.

Я никоим образом не собираюсь умалять интеллектуальные достижения. Гений Леонардо да Винчи, Марии Кюри и Альберта Эйнштейна бесспорен. Но «Сизиф» Камю демонстрирует психологическую силу физических достижений.Из-за физического, осязаемого, определенного характера задачи Сизифа «его судьба принадлежит ему». [9] Каждая вершина горы — это победа самого Сизифа. «Надо представить Сизифа счастливым», потому что он способен снова и снова преодолевать невзгоды. Представьте, чего бы он мог достичь (физически, интеллектуально или иначе), если бы он не был приговорен к своей скале. Сомневается ли кто-нибудь в его достижении, к которому он стремился?

По своей сути, Миф о Сизифе — это аргумент против самоубийства.Для Камю «есть только одна по-настоящему серьезная философская проблема — самоубийство». [10] Если жизнь безнадежна и мучительна, оправдано ли с моральной точки зрения самоубийство? Камю говорит нет. Миф о Сизифе , как защита этой точки зрения, представляет собой эссе о моральном выборе, представленном в образе непрекращающегося физического труда. Он учит силе и нравственности использования свободы воли для преодоления физических препятствий. И хотя аргумент Камю применим к любым препятствиям, встречающимся в нашей жизни, именно физическая природа сизифовского вызова делает этот миф таким вдохновляющим.В ближайшие месяцы я более подробно расскажу о связи между физическим действием и моралью. Камю дает нам хорошее начало, поскольку мы готовимся к восхождению на эту гору.

___________________

  1. Камю, Альбер. Миф о Сизифе и другие очерки. Нью-Йорк: Vintage International, 1991, стр. 119.
  2. Там же, с. 119.
  3. Гомер. Илиада . Пер. Роберт Фэглз. Нью-Йорк: The Penguin Group, 1991.
  4. Д’Олер, Ингри и Эдгар Парин. Книга греческих мифов . Нью-Йорк: Dell Publishing, 1992, стр. 126-127.
  5. Там же, стр. 127.
  6. Пинсент, Джон. Греческая мифология . Нью-Йорк: Питер Бедрик Букс, 1982.
  7. Камю, стр. 121.
  8. Там же, с. 123.
  9. Там же, с. 123.
  10. Там же, с. 3.

Джон Салвест | МИФ О СИЗИФЕ

<<



{щелкните изображение, чтобы увидеть больше}

Миф о Сизифе
Линкольн Американская Башня
Мемфис, Теннесси,
30 октября — 5 ноября 1991 г.

(совместно с Ежегодной конференцией искусств Юго-Восточного колледжа Встреча)

Миф о Сизифе начался с доставки двух деревянных поддоны в вестибюле старого офисного здания в центре Мемфиса.Эти поддоны вмещали 1354 стандартных бетонных кирпича, и на каждый кирпич было набито одно слово из текста «Мифа о Сизифе», эссе Альбера Камю, в котором он сравнивает Сизифа с « рабочий, судьба которого не менее абсурдна ». по ходу выставки / перформанса я нес кирпичи, три одновременно подниматься по 21 лестничному пролету на верхний этаж здания, где полный текст постепенно выкладывался в удобочитаемом виде в номере с видом на реку Миссисипи.Как скала Сизифова, текст разобрали, а кирпичи вернули на уровень земли.

Ниже приведены выдержки из «Интервью с Джон Салвест »под управлением Джеффа Кессинджера в мастерской художника. в Джонсборо 25 мая 1991 г. Полное интервью опубликовано в Обзор конференции по искусству Юго-Восточного колледжа, Том XII, номер 1, 1991.

Kessinger: Давайте поговорим о Миф о Сизифе .Как вы выбрали американскую башню Линкольна в качестве места строительства?

Salvest: До поступления в Юго-Восточный колледж 1990 г. Грант на выставку художественной конференции У меня возникла идея проект, но не имел в виду особого места. Мой единственный критерий заключалось в том, что проект предполагал явное вертикальное движение. Итак, высокий здание казалось наиболее подходящим местом. Когда я получил грант я начал думать о подходящих местах в Мемфисе.Прожив несколько лет в Мемфисе, я была хорошенькой. знаком с центром города. Только одно здание пришло на ум как потенциальный сайт. Так что я поехал в Мемфис из Джонсборо и сразу поехал в Американская башня Линкольна. Позже я узнал, что это уменьшенная точная копия Вулворт-билдинг в Нью-Йорке, и что это было завершено в 1923 году. Снаружи он казался идеальным, потому что на нем есть патина. возраста и потому, что его вертикальность была преувеличена, как ракета корабельный.Когда я вошел в здание и увидел вестибюль, я был даже в большем восторге. Он был маленьким и довольно элегантным. вроде что то из Mystery Train . Его небольшой масштаб был идеально, потому что поддоны из кирпича будут иметь визуальный эффект там внизу здания. Никто не собирался пропустить груды кирпичей по трафарету прямо у лифта. Также есть лестница, ведущая на антресоль второго этажа, восхождение вверх.Я подумал, подойдут ли верхние этажи, поэтому я пошел и поговорил с Доном Лавлейсом, управляющим зданием, о проект.

Кессинджер: А как управляющий зданием отреагировал на ваше идея?

Salvest: Он был очень восприимчив к этому. Я объяснил, что проект будет реализован во время региональной конференции, которая будет проведена в Crowne Plaza, что примерно в четырех кварталах от отеля, и я думаю это помогло моему делу.Я спросил, знает ли он миф. Он этого не сделал. Так, Я объяснил миф и немного предыстории проекта. Он взял я поднялся на двадцать первый этаж, который является верхним этажом. Этот, конечно, это был важный элемент. Это было невероятно. Целый верхний этаж — одна комната с красивыми окнами, выходящими на река и центр города. Это довольно большая комната и габариты не может быть более совершенным.В моем первоначальном предложении макет для в тексте говорилось, что это примерно десять на двадцать шесть футов. Эта комната шестнадцать на двадцать шесть футов, поэтому мне нужно будет адаптировать конфигурацию только немного, чтобы соответствовать пространству. Кроме того, лестница, которая начинается на антресольном уровне снова появляется и открывается прямо в комнату. Даже если вы воспользуетесь лифтом, который тоже ведет в комнату, есть это визуальное напоминание о немеханическом восхождении.Это действительно театрально и это прекрасная обстановка для проекта.

Кессинджер: Сизиф обречен на бесполезный и безнадежный труд как наказание за ряд вмешательств в благочестивые дела. Вы сказали, что поделились чем-то с Сизифом как скульптор. Как далеко вы можете принять эту метафору? Вы проходили через привилегированные информация богов смертным?

Салвест: Не знаю.Я не могу сказать, что я ушел любую конфиденциальную информацию, кроме той, в широком смысле, мы все боги или все могут быть богами. Я имею в виду, что под сознанием нашей судьбы, мы можем стать ее хозяевами. Как заявляет Камю в своей эссе, «сокрушительные истины гибнут от признания». Я думаю, это верно не только для заводских рабочих, но и для художников. В качестве пока у нас есть способность размышлять о своей смертности и все же все еще продолжаем, то мы сами создатели и контролеры судьбы.

Кессинджер: Труд Сизифа был наказанием. Однако ты причастен к подвигу. Никто не заставляет вас заниматься своим искусством.

Salvest: Верно. То есть никого, кроме меня. Несколько лет я работал в Порт-Ньюарк в Нью-Джерси, где я был экспедитором по импорту / экспорту автомобилей. Видя бесконечное количество Тойот и БМВ произвело на меня большое впечатление.Что работа требовала много повторяющегося и систематического труда, и это действительно представил мне некоторые вещи в перспективе. Я понял, как сильно я обиделся делать одно и то же снова и снова, когда кто-то другой выполнение заданий. Теперь я относительно независимый человек и я даю себе повторяющиеся задачи для выполнения. Это безумие. Если кто-то еще сказал мне потратить весь день на сортировку кнопок или алфавита лапшу или точить карандаши, пока не начнется бурсит, я бы рассердился.Но пока я говорю себе это делать, все в порядке.

Кессинджер: Художника часто считают самообладателем. или самореализации. Его или ее работы часто рассматриваются как разные от тех, чей труд оплачивается строго денежно. Ты как художник размышляет об этом? Не была тщетность Сизифова труд должен быть наказанием?

Salvest: Да.Это должно было быть наказанием, но я думаю что Камю предполагает в своем эссе, что боги не могли или не могли не предвидеть удовлетворения, которое Сизиф смог испытать в его задаче. Удовлетворение приходит от признания Сизифа и признание своей бесполезности. Это то, что Камю называет триумфом героя абсурда. Это сообщение можно применить к любым человеческим усилиям, самомотивированный или иным образом.Но разочарование, которое испытывает большинство художников в простом выживании в поисках личного удовлетворения может вызвать чтобы они более пристально относились к тяжелому положению Сизифа.

Кессингер: В первоначальном мифе Сизиф не получил что угодно из его осужденной задачи, кроме страдания.

Salvest: Я не думаю, что первоначальный миф много говорил о Душевное состояние Сизифа. Я думаю, что Камю даже упоминает об этом.Предполагается, что это наказание, которое может привести только к страданиям, но, войдя в психику осужденного смертного, Камю видит возможность для Сизифа, по крайней мере во время нисхождения, превзойти его судьба.

Кессинджер: Мне кажется, что суть мифа в том, что Сизиф служить примером для всеобщего обозрения. Это важно для читатель, или в вашей работе, для зрителя, чтобы завершить работу.

Salvest: Думаю, это правда. В эссе Камю говорит: «Мифы созданы для того, чтобы воображение вдохнуло в них жизнь ». мой проект осуществляется в американской башне Линкольна, количество информации, доступной зрителю, будет минимальным — просто какой-то парень тащит кирпичи со словами на двадцать один пролет лестницы, разложив их, а затем снова спустив вниз.Мне не терпится увидеть, как люди, особенно те, у кого нет опыта знание проекта, интерпретирует то, что они видят. я надеюсь на это пробуждает воображение или два.

Кессинджер: Камю дал Сизифу возможность стать превосходит свою судьбу только в те моменты, когда он спускается с холма, не тогда, когда он изо всех сил пытался поднять камень. Для вас абсурдная деятельность имеет значение всегда, а не только тогда, когда вы спускаетесь по лестнице.

Salvest: По крайней мере, я предвижу такое чувство по этому поводу. Я сравниваю этот проект с более старой работой под названием Insomnia . это действительно вдохновило Миф о Сизифе . Эта работа также использовались расписные кирпичи, но на самом деле речь шла о невозможности спать по ночам. Логистика транспортировки и демонстрация того, что пьесы были второстепенными по отношению к реальной теме.Процесс упаковка, перемещение, разгрузка, установка, а затем та же процедура в обратном порядке несколько раз становилась абсурдной и разочаровывающее упражнение. Я действительно не ожидал этого аспекта работа. Я ожидаю, что буду чувствовать себя иначе, выполняя The Myth из Сизифа , потому что это задумано как абсурдное упражнение. Возможно, вы захотите уточнить у меня позже, когда я набросаю вручную трафарет 1354 кирпича и перевезли из Джонсборо в Мемфис и обратно.

<<

Мы не сизифы. — Проект реабилитации

BY: Проект реабилитации

Мы не сизифы.

«Миф о Сизифе», философское эссе 1942 года, касается того ставшего культовым образ человека (Сизифа), который был «обречен на то, чтобы непрерывно катить камень на вершину горы, откуда камень падал бы под собственным весом». . » Это проклятие должно было передать идею о том, что «нет более ужасного наказания, чем бесполезный и безнадежный труд.”

Во многих отношениях, как защитникам и заинтересованным членам сообщества, можно легко почувствовать себя Сизифом. Мы катим мяч вверх, вверх и вверх только для того, чтобы он рухнул на подножие холма. Мы снова и снова возвращаемся к пресловутой «квадратуре». Одна из областей, где это «чувство Сизифа» могло присутствовать у обвиняемых по уголовным делам в Иллинойсе, касается опознаний очевидцев. В настоящее время существует научный консенсус относительно проблем с опознанием очевидцев в определенных сценариях.Этот консенсус противоречит нашей интуиции. В частности, в случаях сексуального посягательства здравый смысл заключался в том, что абсолютно невозможно, чтобы жертва могла неправильно идентифицировать нападавшего. Доказательства ДНК снова и снова показывают, что «здравый смысл» просто ложен. В свете этой науки другие штаты разрешили экспертам представить эту науку в уголовных процессах. Кроме того, законодательные органы, в том числе законодательный орган штата Иллинойс, приняли законы, направленные в первую очередь на сокращение ошибочной и ненадежной идентификации.(Шаг, который должен предотвратить использование ненадежной идентификации в суде).

Тем не менее, в Иллинойсе, после ужасно узкого и недальновидного решения 1990 года под названием People v. Enis, обвиняемых по уголовным делам, которым грозили десятилетия тюремного заключения, не смогли представить научные доказательства, которые позволили бы им объяснить, почему жертва преступления, несмотря на их уверенность может быть ошибочной. И решение Enis возобладало, несмотря на то, что растущий общепризнанный хор социологов продемонстрировал недостатки в убеждении очевидцев.Таким образом, отставая от других штатов, обвиняемым по уголовным делам в Иллинойсе было по существу запрещено давать научные свидетельства, которые могли бы объяснить , почему наши «здравые» представления об опознании свидетелей неверны.

По крайней мере, до сих пор.

Пару недель назад своим знаменательным решением Верховный суд Иллинойса изменил курс. В деле People v. Lerma наконец было признано, что здравый смысл, которого придерживаются присяжные заседатели, часто ошибочен.И что социальная наука «незнакома среднему человеку» и «на самом деле… противоречит здравому смыслу». Действительно, Верховный суд штата Иллинойс теперь признал, что «ложная идентификация очевидца в настоящее время является единственным величайшим источником неправомерных приговоров в Соединенных Штатах и ​​ответственным за более неправомерные приговоры, чем все другие причины вместе взятые». Как правильно выразился Суд: «За 25 лет, прошедших после Enis , мы не только убедились, что опознания очевидцев не всегда так надежны, как кажется, но мы также узнали с научной точки зрения, почему это часто бывает дело.”

Во многих смыслах этот должен быть моментом, когда, в отличие от мифа, Сизиф, наконец, сможет толкнуть камень через вершину холма. Десятилетия работы pro se обвиняемых по уголовным делам, государственных защитников по всему штату и ревностная защита невиновных организаций, таких как Центр неправомерных приговоров на Северо-Западе, наконец окупились. Десять лет назад — черт возьми, даже 5 лет назад — можно было легко почувствовать, что, что касается справедливого судебного разбирательства, основанного на свидетельских показаниях, обвиняемые в уголовных преступлениях в Иллинойсе были приговорены к «бесполезному и безнадежному труду» проклятие Enis .Сегодня, с радостью, Lerma является позитивным напоминанием о том, что мы — члены сообщества, защитники, обвиняемые в уголовных преступлениях, ищущие справедливой встряски, — не Сизиф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.