Сайты о истории отечества: Фонд «История Отечества»

Содержание

Правление фонда "История Отечества"

Правление фонда осуществляет текущее руководство деятельностью фонда, за исключением решения вопросов, отнесенных уставом фонда к компетенции совета фонда и исполнительного директора фонда. Правление фонда возглавляет исполнительный директор фонда.

Могилевский Константин Ильич

Исполнительный директор фонда, Председатель правления фонда, член Президиума Совета Российского исторического общества, Председатель Правления Российского исторического общества

Зайцев Илья Владимирович

Заместитель директора Государственного музея Востока

Леонтьева Татьяна Геннадьевна

декан исторического факультета Тверского государственного университета, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Твери

Пивовар Ефим Иосифович

президент Российского государственного гуманитарного университета, Председатель правления Российского общества историков-архивистов

К компетенции правления фонда относятся:

  • разработка и утверждение годовых планов деятельности фонда, реализация мероприятий по приоритетным направлениям деятельности фонда, определенным советом фонда;
  • утверждение структуры и штатного расписания фонда;
  • утверждение внутренних документов фонда, за исключением тех, утверждение которых отнесено к компетенции совета фонда и исполнительного директора фонда;
  • подготовка для рассмотрения советом фонда предложений о создании филиалов и открытии представительств фонда, разработка проектов положений о них;
  • подготовка и представление совету фонда годового отчета о деятельности фонда, в том числе годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности;
  • подготовка и представление совету фонда финансового плана доходов и расходов фонда, а также предложений о внесении в него изменений;
  • подготовка и представление совету фонда предложений об участии фонда в других юридических лицах и управлении ими, в том числе о наделении представителя фонда полномочиями для участия в составе органов управления этих юридических лиц;
  • образование научных, экспертных и иных советов и групп по программам и проектам, реализуемым фондом, и утверждение положений о них;
  • иные вопросы.

УТВЕРЖДЕН
решением совета фонда
«История Отечества»
8 декабря 2016 года

 

 

Корсунь-Шевченковская наступательная операция: историческая правда России от РВИО

Кампания на Украине зимой 1943-1944 годов со всей очевидностью показывает преимущества владения стратегической инициативой. Перехватив инициативу, Красная Армия, последовательно наносила удары на разных участках фронта, меняя их направления, расшатывала и обваливала немецкую оборону, не давая врагу закрепиться.

Корсунь-Шевченковская операция не была исключением, а стала достаточно ярким примером реализации этой стратегии на практике. После успешно проведенной в январе 1944 года войсками 2-го Украинского фронта И. С. Конева Кировоградской операции, завершившейся освобождением узла дорог и города Кировограда, к этому району оказалось приковано внимание германского командования. На подступы к Кировограду была выдвинута элитная дивизия «Великая Германия», в помощь ей были направлены и другие части. Продолжение наступления 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова на этом направлении привело бы к большим потерям. Однако подготовка к танковому удару от Кировограда на запад только имитировалась, в том числе в радиоэфире. Вместо этого танки армии Ротмистрова были скрытно переброшены на другое направление. У советского командования были совсем другие планы.

В надежде на перелом хода событий на Правобережной Украине в свою пользу германское командование сохраняло за собой примыкающие к Днепру позиции в районе Черкасс. Здесь оборонялись соединения 42-го и 11-го армейских корпусов, самым сильным соединением из которых была дивизия СС «Викинг». Этой группировке на стыке немецких 1-й танковой и 8-й армий, фланги которой охватывались советскими войсками, не давали приказа на отход. Гипотетически позиции в районе Черкасс могли быть использованы как для удара вдоль Днепра в тыл 1-му Украинскому фронту в районе Киева, так и на юг – в тыл 2-му Украинскому фронту. Но возможность для такого масштабного контрнаступления немцам так и не представилась.


Немецкие танки «Тигр». Январь 1944 года

Напротив, советское командование в январе 1944 года наметило в качестве цели следующей операции легкомысленно открытые фланги 42-го и 11-го корпусов. Следует подчеркнуть (обычно на этом не заостряется внимание), что решение на наступление смежными флангами двух фронтов принималось советским командованием в условиях напряженных боев с немецкими танками на смежных участках. Войска 1-го Украинского фронта Н. Ф. Ватутина отражали контрудары противника и даже вынуждены были отходить на отдельных направлениях. Однако эти бои означали, что противник ввел в бой свои танковые дивизии и операция на окружение может быть осуществлена без угрозы контрударов в первые дни ее осуществления.

Один из парадоксов планирования Корсунь-Шевченковской операции заключался в том, что помимо окружения противника планировалось деблокирование собственных окруженных частей. В полосе 40-й армии 1-го Украинского фронта в тот момент находились окруженные 136-я стрелковая дивизия, полк 167-й стрелковой дивизии и 6-я мотострелковая бригада. Они вырвались вперед в предыдущих боях и оказались окружены противником. Наши части заняли круговую оборону и ждали помощи. Снабжение самым необходимым осуществлялось самолетами, окруженцы активно вели разведпоиски. Теперь 40-я и 27-я армии должны была прийти на выручку своим товарищам. Эшелоном развития успеха для замыкания будущего «котла» стала свежесформированная 6-я танковая армия А. Г. Кравченко. Армия тогда насчитывала 245 танков и САУ.

На 2-м Украинском фронте прорыв осуществлялся смежными флангами 4-й гвардейской армии и 53-й армии с вводом в прорыв 5-й гвардейской танковой армии. На 24 января 5-я гвардейская танковая армия насчитывала 219 танков и 18 САУ (173 Т-34, 10 Т-70, 36 «Валентайнов»). Еще одним козырем стал для 2-го Украинского фронта 5-й гвардейский кавалерийский корпус. После 730-километрового марша с 4-го Украинского фронта корпус был сосредоточен для участия в новом наступлении. Интересной особенностью инженерной подготовки стало ограждение неразминированных участков. Все мины на только что освобожденных территориях снять не успевали, и некоторые опасные дороги и поля просто огородили заборами.


И.С. Конев и П.С. Ротмистров на наблюдательном пункте в ходе Корсунь-Шевченковской наступательной операции. Зима 1944 года

По плану операции войска 1-го Украинского фронта должны были пройти 50 км, а 2-го Украинского фронта – 75 км. Поэтому 2-й Украинский фронт начинал наступление на день раньше. 24 января войска ударной группировки И. С. Конева перешли в наступление передовыми батальонами, вскрывающими истинный передний край противника, а утром 25 января поднялмсь в атаку главные силы 53-й и 4-й гвардейских армий. В тот же день в прорыв были введены силы 5-я гвардейской танковой армии.

1-й Украинский фронт перешел в наступление 26 января. Окруженцы 136-й стрелковой дивизии услышали гул приближающейся канонады. В 13.15 28 января в расположение 136-й стрелковой дивизии вышли советские танки. В журнале боевых действий дивизии появилась фраза: «Противник бежит, бросая вооружение и технику. Артиллерия дивизии ведет огонь по отходящим обозам…». Уже 28 января в районе Звенигородки соединились 20-й танковый корпус 5-й гвардейской танковой армии с 5-м гвардейским корпусом 6-й танковой армии. Кольцо окружения за спиной двух немецких корпусов замкнулось. В окружение попали почти 60 тысяч человек из состава двух немецких армейских корпусов. Внутренний фронт окружения был образован в том числе 5-м гвардейским кавкорпусом. Окруженные были вскоре объединены под управлением штаба 11-го армейского корпуса генерала Штеммермана и зафиксированы в документах как «группа Штеммермана».

По сути, располагавшая крупными танковыми силами ГА «Юг» пропустила удар и оказалась перед необходимостью принятия срочных мер. Прецедент Сталинграда крайне негативно повлиял на психологическое состояние вермахта. Если ранее угроза окружения не воспринималась как катастрофа, то после Сталинграда это становилось поводом для отхода. Поэтому окруженную «группу Штеммермана» стремились деблокировать любой ценой, собирая крупные танковые силы, организуя снабжение окруженных с воздуха.


Корсунь-Шевченковская наступательная операция 24 января – 17 февраля 1944 года

Деблокирующий удар нанесли два немецких танковых корпуса – Брейта и Форманна. Они были усилены тяжелым танковым полком Бёке из 80 «Тигров» и «Пантер». Бои шли в исключительно трудных условиях. Маневр обеих сторон сдерживала оттепель. Если зимы 1941-42 и 1942-43 годов были суровыми, то зима 1943-44 годов была на удивление мягкой и теплой. Дороги раскисли, и лишь танки с большим трудом передвигались в месиве грязи. Для парирования контрудара командование 1-го УФ подтягивает 2-ю танковую армию Богданова.

Тем временем, согласно военным традициям, окруженным предлагается сдаться. Переданный через парламентеров ультиматум был отклонен. Одновременно все активнее работал комитет «Свободная Германия», и немецкие командиры получили письма с предложением сдаться от плененного в Сталинграде генерала фон Зейдлица. Для одного из командиров дивизий в «котле» он являлся командиром в 1940 году, что придавало особый вес словам пленного генерала.

Грянувшие в середине февраля морозы сковали землю и заставили активизироваться корпус Брейта. Он предпринял еще одну попытку пробиться к окруженным. Немецкие «Тигры» и «Пантеры» двинулись от деревни Лисянка к Шендеровке. Развернулись танковые бои. Танковые армии Кравченко и Богданова оборонялись, контратаковали и снова оборонялись. Оставалось все меньше «Тигров» и «Пантер».


Пленные немцы после разгрома корсунь-шевченковской группировки. Февраль 1944 года

Одновременно окруженные немецкие дивизии начали сами пробиваться изнутри «котла». Отчаянным рывком им удалось пройти несколько километров и захватить деревню Шендеровка. 12 февраля И. В. Сталин раздраженно телеграфировал Г. К. Жукову: «Прорыв корсуньской группировки противника… в направлении Шендеровки произошел потому, что слабая по своему составу 27-я армия не была своевременно усилена». Затем задача ликвидации окруженного противника была возложена на И. С. Конева, ему в подчинение передается 27-я армия.

16 февраля группа Штеммермана получила от командующего ГА «Юг» Э. фон Манштейна приказ «своими силами решительно прорываться на рубеж деревни Журжинцы, высота 239, и там соединиться с 3-м танковым корпусом». Высота 239 была ключевой позицией на пути из окружения. Здесь река Гнилой Тикич изгибалась, и при прорыве через высоту 239 ее не нужно было форсировать. Напротив, дорога в обход высоты приводила на берег Гнилого Тикича. Командиры окруженных дивизий сочли, что высота 239 удерживается корпусом Брейта, и им нужно дойти только до нее. Вечером 16 февраля началось уничтожение неисправной и оставшейся без горючего техники.

Под покровом темноты в ночь на 17 февраля начался прорыв. Под удар попала советская 180-я стрелковая дивизия под командованием Героя Советского Союза генерал-майора Меркулова. Поддерживающие прорыв самоходки немцев подрывались, на месте прорыва осталось почти 600 трупов, но натиск массы отчаянно рвущихся из кольца сдержать все же не удалось. 180-я стрелковая дивизия взяла в плен 1720 человек, было захвачено 500 автомашин и 1000 повозок с грузом. Для понимания масштабов: численность 180-й стрелковой дивизии к концу операции составляла менее 5 тыс. человек.


Уничтоженная немецкая техника после сражения под Корсунь-Шевченковским. Февраль 1944 года

Однако у высоты 239 везение пробивающихся из «котла» кончилось. Высота оказалась занята советскими частями и превращена в неприступный опорный пункт. Оставалось только идти в обход. Почти 20 тысяч человек оказались на берегу Гнилого Тикича. Берега этой речки стали могилой для многих немцев из окруженных дивизий. Немцы бросались в ледяную воду, пытаясь преодолеть речку вплавь, многие утонули. Вскоре с севера к Гнилому Тикичу подошли советские танки. Их выстрелы стали пробивать бреши в рядах столпившихся на берегах реки немцев. Отход превратился в беспорядочное бегство. Тем, кто смог преодолеть Гнилой Тикич, удалось дойти до Лисянки, где стояли передовые части корпуса Брейта. Из «котла» удалось вырваться примерно половине солдат и офицеров из состава окруженных частей. Вся техника и тяжелое оружие были брошены. Солдаты выходили в лучшем случае с винтовками и пулеметами. Был убит командир окруженной группировки генерал Штеммерман. Советскими войсками было взято в плен около 18 тысяч человек.

С 1 по 17 февраля участвовавшие в операции войска 1-го Украинского фронта потеряли около 2,5 тыс. человек убитыми, 2,1 тыс. пропавшими без вести, а всего – более 12 тыс. человек.

В целом же деблокирование группы Штеммермана стало для танковых войск группы армий «Юг» затратным предприятием с сомнительными успехами и тяжелыми последствиями. Наступление крупными силами танков в условиях оттепели привело к массовому выходу из строя бронетехники, которая на следующем этапе боев (Проскуровско-Черновицкая и Уманско-Ботошанская операции) стала трофеями Красной Армии.

Источник фото: http://encyclopedia.mil.ru


Читайте также:

Штурм Будапешта

Битва за «город победы». Никопольско-Криворожская операция

Город-крепость на Неве

7 сайтов, которые гораздо интереснее учебников

Школьные и университетские курсы часто построены так, что не вызывают особого интереса к предмету. Учить список дат сражений или писать шаблонные сочинения — просто скучно. Но есть сайты, которые точно интереснее (а иногда информативнее) учебников, не заставят зевать и помогут понять, что учиться — действительно увлекательно.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Проект 1917

Предмет: история

Проект 1917 — это «возможность узнать историю 1917 года от современников и главных героев событий самого важного года в истории России XX века». Автор идеи — журналист и писатель Михаил Зыгарь. Главная страница проекта сделана в виде стены социальной сети, на которой каждый день пишут император Николай II, Владимир Ленин, Максим Горький, Казимир Малевич и их современники. Все события происходят ровно сто лет назад, и перед вами буквально разворачивается история.

Проект документальный: тексты для постов взяты из писем, воспоминаний, дневников и других документов эпохи. Тексты сокращены, но рядом всегда есть ссылка на оригинал. Вы можете прочитать, что занимало мысли тех людей, проследить, что случилось с каждым из них в 1917 году.

На сайте проекта есть несколько категорий.

  • Сегодня. Та самая социальная сеть, в которой публикуются заметки совершенно разных людей о сегодняшнем дне сто лет назад.
  • Сюжеты. Здесь можно найти те же воспоминания участников революции 1917 года, разделённые по категориям: «Русские сезоны», «Двоевластие», «Все люди — сестры!», «Гражданин Романов», «Родзянко VS Марков» и другие.
  • Герои. Полный список исторических личностей, расположенных по алфавиту.
  • Видео. Ролики об исторических событиях 1917 года: об убийстве Распутина, итогах 1916 года и крушении Российской империи. Есть даже выпуск новостей из Петрограда во время Февральской революции.
  • 4 дня революции. Карта, на которую нанесены основные события 1917 года, с комментариями очевидцев событий.

Читать: если хотите пощеголять цитатами и подробностями жизни известных людей перед преподавателем или друзьями, если серьёзно интересуетесь событиями 1917 года, различаете великих князей и революционеров или уверены, что история — это скучно и академично.

Не читать: если хотите хорошо сдать ЕГЭ. Проект посвящён только одному году российской истории, а ЕГЭ наступит раньше, чем этот год закончится.


2. Арзамас

Предмет: история, литература, философия, искусство.

На самом деле охват Арзамаса ещё больше: тут расскажут про то, что надо знать, чтобы понимать мультики Миядзаки, откуда пошёл костюм-тройка, как писать под Бродского и как лучше всего принести жертву богам. Это своеобразный гуманитарный университет со своим журналом и еженедельными курсами или «гуманитарными сериалами», которые выходят по четвергам. Недавно Арзамас запустил свой настоящий университет — цикл лекций в большом зале Российской государственной библиотеки.

Раздел «Курсов» пополняется каждый четверг. Один курс посвящён одной теме: например, миру Анны Ахматовой или социологии как науке. Каждый курс состоит из коротких видеолекций, прочитанных учёными, и материалов, подготовленных редакцией: справочных заметок и длинных статей, фотогалерей и фрагментов кинохроники, цитат из забытых книг и интервью со специалистами.

В разделе «Журнал» ежедневно появляются материалы, которые не связаны с темами курсов, но всё равно очень интересные. Интервью с учёными, редкие архивные документы, обзоры книг, дизайн дня, растение дня, язык дня, исторические аудиозаписи. Есть даже подкаст на SoundCloud, где можно услышать голоса Зощенко, Гумилёва и Толкина. Последние три материала из «Журнала» всегда видны на главной странице.

Читать: если хотите лучше понимать литературу XX века, узнать о том, как была устроена Древняя Греция (и была ли она вообще), кто такие диссиденты и что называют авангардом. Помогает студентам гуманитарных вузов и старшеклассникам освежить знания перед экзаменами.

Не читать: если считаете, что вся литература скучна, история предсказуема, а миром правят естественные или точные науки.


3. N + 1

Предмет: естественные науки

N + 1 — это естественно-научное издание обо всём самом важном, что происходит в мире науки. Редакция находит самые интересные новости и материалы из достоверных источников: журналов Nature, Science, с официальных сайтов компаний и университетов. Объясняют всё довольно простым языком, никакой специальной подготовки или учёной степени, чтобы понять, не требуется. На всякий случай у каждой статьи стоит уровень сложности.

Все материалы поделены на четыре категории: наука, технологии, космос и гаджеты. Прочитав несколько статей, можно разобраться в том, как нейросети делают из ваших фотографий творения Ван Гога и Моне, изучить топ самых интересных (по мнению редакции) космических кораблей и узнать, какой возраст у человека самый непредсказуемый.

Читать: если хотите лучше понимать современную науку, не вестись на популярные заблуждения и быть в курсе космических побед Илона Маска.

Не читать: если погружаетесь в науку, чтобы успешно сдать экзамены. N + 1 точно не заменит учебник, но расскажет о том, что в нём не написано.


4. British Council

Предмет: английский язык

Главная проблема школьников и студентов, которые учат язык — грамматика. Запомнить все эти времена, артикли и прочие правила невероятно сложно, особенно если они написаны занудным языком учебников. На сайте British Council есть целый раздел, посвящённый изучению английского языка, и он гораздо интереснее.

Сначала пользователю предлагают пройти небольшой тест и определить уровень владения языком. Сразу под тестом висят уроки, которые можно отсортировать по уровню и теме. Отдельно на сайте можно найти игры, задания по грамматике и для расширения вокабуляра и обучающие видео. Ещё можно набить руку в написании эссе и деловых писем или получить несколько советов для подготовки к IELTS.

Кроме того, на сайте есть раздел «I wanna talk about…», в котором можно найти топики практически на любую тему: от футбольной команды Coventry City до жизни в одиночку. Раздел будет особенно полезен старшеклассникам.

Читать: если учебники по грамматике слишком запутаны для вас и вы не знаете, с чего начать эссе на английском или как написать письмо в университет вашей мечты.

Не читать: если письменный английский и уровень грамматики вас устраивает, а хочется улучшить только устную речь. Или вам просто не очень интересен английский.


5. Горький

Предмет: литература

Даже не столько литература, сколько чтение и книги. «Горький» пишет о новых и старых, художественных и научно-популярных, русских и зарубежных книгах. Публикуют там и новости о литературе, рецензии, интервью и репортажи. То есть можно найти и интервью с Борисом Гройсом, и статью о космической опере (это такой жанр фантастики).

Сайт поделён на четыре категории. В «Рецензиях» всегда можно найти разборы новых и старых книг русской и зарубежной литературы, во «Фрагментах» — почитать самые интересные отрывки малознакомых произведений, рубрика «Контекст» реагирует на события дня интервью, опросами и удачно подобранными книгами, а на «Книжной полке» расставлены последние новинки с рецензиями и всеми необходимыми данными.

Читать: если не знаете, какую книгу из последних прочитать, хотите найти литературу, скажем, о Ленине или посмотреть, как выглядит жанр рецензии. Или вы просто до упоения любите книги и всё, что с ними связано.

Не читать: если вы думаете, что это поможет подготовиться к ЕГЭ (нет!), и если от одного вида современной литературы вас воротит и вы, как Фамусов, лучше бы сожгли все эти книги.


6. WAS

Предмет: история

Это сравнительно новый сайт, который сильно отличается от привычных форматов подачи истории. От того же «Дилетанта», например. И уж тем более от уроков истории в школе. На WAS нет зубрёжки фамилий и дат, военных сводок и смены королей. Есть понятная история понятным языком. Например, гид по форме военных Второй мировой войны (с подробным разбором, где и в чём воевали), разбор истории детских крестовых походов и сексуальной революции во Франции.

Вся навигация осуществляется по хештегам: #кровь, #еда, #преступления, #секс и #война. Может показаться, что сайт довольно кровожаден, но это не так. Среди самых интересных заголовков можно найти такие: «Эпидемия надорванных животиков», «Как Генрих VIII без „Тиндера“ страдал» и «Купи слона и перетащи его через Альпы». Вы можете узнать, почему Аль Капоне стал уборщиком в тюрьме, зачем казаки дразнили своих противников и что ел Шевченко в ссылке. Если вам всё ещё не стало интересно, то, вероятно, история просто не для вас.

Читать: если вы любите теории заговоров и любовные похождения. Или если вам на самом деле нравится читать об исторических личностях, но школа портит всё удовольствие.

Не читать: если вам просто нужно сдать экзамен, зазубрить все даты/имена/города и вы хотите забыть об истории как можно скорее.


7. BBC Learning English

Предмет: английский язык

Вы скажете, что английский уже был, но поверьте, Би-би-си есть что вам предложить. Если British Council скорее подходит для тех, кто хочет подтянуть грамматику и научиться правильно писать, то Би-би-си делает упор на восприятие на слух и устную речь.

Так как сама по себе компания больше известна как новостное медиа, авторы проекта решили сфокусироваться на новостях. В ежедневной рубрике «News review» пользователей ждёт видео с разбором новости и объяснением, как использовать слова оттуда в обычной речи. Рубрика находится внутри раздела «English you need», который разбит по урокам и вполне может заменить скучную часть учебника по английскому.

Вообще новости здесь подаются сразу в трёх форматах. «Lingohack» даёт видеосводку из новостей за весь день, «Words in the News» разбирает один новостной сюжет буквально по словам, а «News report» работает как новостное радио — на аудиоформат. После каждого материала есть задание, основные слова, которые нужно запомнить, и расшифровка того, о чём говорили спикеры.

Выбрать занятия можно по уровню английского, есть даже секция для тех, кто уже преодолел уровень В2, а такое редко встречается даже на учебных сайтах. На сайте также есть раздел «The English we speak», который держит пользователей в курсе особенностей современного, а не классического английского. Для тех, кто всегда спешит, Би-би-си делает шестиминутные видео с разбором какой-нибудь темы, например, тренда на мультикарьеризм.

Читать: если вы хотите понимать формат британского вещания, понимать на слух любую речь, а не только слова магнитофонной леди на уроках. И разбираться, на каком языке сейчас действительно говорят в Британии.

Не читать: если вы учите немецкий или французский и вам нет никакого дела до языка Би-би-си.

История, история СПб 470 - Полезные сайты по отечественной истории

http://www.emc.komi.com/10/07/02.htm - схемы, справочный материал, тесты по истории России с IX по XX вв.

http://www.encspb.ru/index.php - энциклопедия Санкт-Петербурга

historydoc.edu.ru - коллекция исторических документов

oldru.narod.ru - история Киевской Руси

praviteli.org - правители России и СССР

istrodina.com - российский исторический иллюстрированный журнал "Родина"

rulex.ru- русский биографический словарь

http://www.ote4estvo.ru/- отечественная история

http://www.history-illustrated.ru/index.php НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ

http://www.lants.tellur.ru/history/index.htm - Отечественная история: коллекция текстов и ссылок.

http://www.magister.msk.ru/library/history/ - Книги Карамзина, Соловьева, Ключевского, Татищева, Платонова - самых известных русских историков.

http://historydoc.edu.ru/ - Коллекция аннотированных ссылок на тексты исторических источников, размещенные в Интернете.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Заглавная_страница - Википедия. Свободная энциклопедия.

http://www.vokrugsveta.ru/encyclopedia/index.php?title=%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_IV_%D0%93%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D1%8B%D0%B9 - Страница с которой можно получить доступ ко всем основным книгам об Иване Грозном.

http://statehistory.ru/ - История государства. История России.

http://catalog.historyworlds.ru/ - все сайты по различным периодам отечественной и зарубежной истории.

http://elib.ispu.ru/library/history/ - История России с древнейших времен до середины 19 века. Учебное пособие. Обширный и хорошо структурированный материал по истории России.

http://historylinks.ru/ - каталог сайтов по истории + Сайт представляет собой попытку упорядочить ту часть рунета, которая посвящена истории.

http://www.historichka.ru/ - Исторический сайт + Исторический форум

Общая история российской империи http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%8...

http://www.hist.msu.ru/ER/ библиотека электронных ресурсов исторического факультета МГУ

http://www.istorik.ru/index.htm - исторические карты, статьи, персоналии, монографии и др.

http://www.bibliotekar.ru/brok.htm - Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона

http://clarino2.narod.ru/rus_history.htm история России в кратких статьях, генеалогия русских князей. История России с древнейших времен до конца XVII в. История России с конца XVII до конца XIX века. Правители Руси. Генеалогия русских князей.

http://www.rulex.ru/abc.htm настоящее сетевое издание является частью гиперпроекта Большой Русский Биографический Словарь.

http://ppt-history.ru/ - Презентации, рефераты и доклады по истории.

Как разобраться в истории России • Arzamas

Что нужно знать о допетровской Руси, где читать летописи, какая книга, рассчитанная на массового читателя, может стать настольным учебником? Arzamas составил список книг и сайтов, с помощью которых можно погрузиться в историю России

Игорь Данилевский. Древняя Русь глазами современников и потомков

(IX–XII вв.). М., 1998.
Игорь Данилевский. Русские земли глазами современников и потомков (XII–XIV вв.). М., 2001.

Профессор Школы исторических наук Высшей школы экономики, доктор исторических наук Игорь Николаевич Данилевский назвал свое учебное пособие по истории русских земель не учебником, а курсом лекций. Это позволило автору обойтись без подробного пересказа событийной истории, но построить рассказ вокруг проблемных мест — вопросов, на которые историки дают разные ответы, не только исходя из данных, имеющихся в их распоряжении, но и из собственных представлений о том, как следует читать источники, а иногда и из своих мировоззренческих установок. Зачем все это понимать, почему нельзя обойтись рассказом о событиях, о которых нам уже вроде бы достоверно известно, Данилевский поясняет, например, во введении ко второй книге.

«Вряд ли нас волнует тот факт, что однажды, около 227 000 средних солнечных суток назад, приблизительно на пересечении 54 с. ш. и 38 в. д., на сравнительно небольшом участке земли (ок. 9,5 км²), ограниченном с двух сторон реками, собралось несколько тысяч представителей биологического вида Homo sapiens, которые в течение нескольких часов при помощи различных приспособлений уничтожали друг друга. Затем оставшиеся в живых разошлись: одна группа отправилась на юг, а другая — на север…
Между тем именно это и происходило по большому счету на самом деле, объективно на Куликовом поле…
Нет, нас интересует совсем иное. Гораздо важнее, кем себя считали эти самые представители, как они представляли свои сообщества, из-за чего и почему они пытались истребить друг друга, как они оценивали результаты происшедшего акта самоуничтожения и тому подобные вопросы. Так что нас, скорее, волнует то, что происходило в их головах, а не то, что происходило „на самом деле“…
<…>
Именно поэтому заявление, что автор намеревается написать историю так, как она происходила в действительности, не более чем искреннее заблуждение того или иного автора либо намеренное введение в заблуждение читателя. Необходимо достаточно строгое разделение наших представлений о том, что и как происходило в прошлом, от того, как все это представлялось современникам».

Игорь Данилевский

Настоящие лекции — попытка разобраться, что стоит за теми или иными интерпретациями, и поиск пути к пониманию того, что именно хотел сообщить автор (или редактор) источника и почему выбрал для этого именно те слова, которые мы теперь читаем.

«Приступая к работе еще над курсом лекций по истории Древней Руси, я прежде всего должен был ответить для себя на вопрос: о чем будет эта книга? О моих представлениях о Древней Руси? О том, как сами древнерусские жители представляли себе свою жизнь? Или же как эту жизнь представлял себе тот или иной историк? И если я изберу последний подход, каким критериям будет подчинена селекция взглядов, нашедших отражение в море исторических (или претендующих на то, чтобы называться историческими) сочинений?
Задавшись такими вопросами, очень скоро убеждаешься, что единственным сколько-нибудь оправданным путем в этих условиях будет простое сопоставление всех трех точек (точнее, групп некоторого множества точек) зрения. Только так можно осознать, чего стоят наши знания о прошлом, получить реальный масштаб приближения современного человека к тому, как это было на самом деле».

Игорь Данилевский

Прочитав это, можно подумать, что два курса лекций могут быть интересны специалистам, которым есть дело до мелких разночтений и противоречий. В действительности в истории Руси IX–XIV веков практически нет важных положений, которые не вызывали бы споров и сомнений, так что читатель двух этих книг получает представление о самых разных аспектах жизни Киевской Руси и Руси так называемого удельного периода: что такое дружина и кого летописцы называют «варягами», что делали участники вече, кто и как облагался данью, была ли Киевская Русь государством (и что вообще это значит), какой была роль церкви в удельный период, как летописцы воспринимали нашествие татар, что известно о славянском языческом пантеоне, как устроен русский православный храм, был ли Александр Невский героем или изменником и прочее, — но представление осознанное: понимание, откуда берется то или иное положение, дает возможность сформировать свое к нему отношение, а не просто принять его на веру.


Марк Алешковский. Повесть временных лет: судьба литературного произведения в Древней Руси. М., 1971.

Многим наверняка покажется знакомым стандартное оформление обложки этой книги, разработанное в свое время издательством «Наука» для публикации популярной литературы: издания этой серии были характерным атрибутом советского интеллигентского досуга. Вышедшая в 1971 году работа известного археолога Марка Хаимовича Алешковского представляет собой краткое изложение оригинальных взглядов автора на начальные этапы истории русского летописания. Несмотря на сложность темы, книга написана в максимально доступном стиле (и этим, чего греха таить, выгодно отличается от большинства увесистых «летописеведческих» сочинений). Так что проследить за развитием мысли сможет даже незнакомый с древнерусской проблематикой человек.

Авторские рассуждения начинаются с вопроса о том, когда была закончена последняя версия Повести временных лет. Затем, отталкиваясь от противоречий, имеющихся в этой самой поздней версии важнейшего летописного сочинения домонгольской поры, автор разграничивает вставки редактора и первоначальный текст Нестора, а затем, сделав ряд любопытных наблюдений об истории древнерусской исторической книжности, ставит вопрос об источниках Нестора — о тех устных рассказах и письменных сочинениях, на которые печерский летописец конца XI — начала XII века непременно должен был опираться в своем масштабном по историческому охвату труде. Двигаться против течения времени естественно для археолога, ведь по очевидным причинам первыми ему попадаются самые поздние слои. Но такое же обратное хронологии развитие мысли естественно и для филологических исследований русской средневековой литературы: ведь если древние произведения доходят до нас по большей части в составе поздних переработок, то сначала приходится снимать напластования более близких к нам эпох, а только потом приниматься за настоящий древний текст. Иначе говоря, уже самим своим построением книга наглядно демонстрирует читателю, как работают исследователи Древней Руси.

Не все положения, высказанные автором в начале 1970-х годов, однозначно принимаются современной наукой. Некоторые мысли Марка Алешковского явно не прошли проверку временем, другие, например идея о ежегодном пополнении летописи новыми известиями, активно обсуждаются и сейчас. Но в любом случае, благодаря живой, неофициальной тональности, книга позволяет читателю проникнуть в мастерскую историка, причаститься не только эпохальным достижениям, но и духу исследовательской работы над Повестью временных лет.


Валентин Янин. «Я послал тебе бересту…» / послесловие Андрея Зализняка. М., 1998.

Первая берестяная грамота была обнаружена в Новгороде 26 июля 1951 года, а на сегодня известно более тысячи разнообразных писем на бересте. В большинстве своем берестяные грамоты очень лаконичны, и в то же время эти краткие деловые заметки позволяют исследователям представить себе повседневную жизнь русского средневекового города, узнать о радостях и тревогах рядового человека Древней Руси, познакомиться с разговорным древнерусским языком, не испытавшим «облагораживающего» воздействия церковнославянской книжной нормы. Значение берестяных грамот как исторического и лингвистического источника трудно переоценить.

Книга известного отечественного историка и археолога, многолетнего руководителя Новгородской археологической экспедиции Валентина Лаврентьевича Янина впервые увидела свет в 1965 году и с тех пор дважды существенно пополнялась с учетом новых находок (а они случаются каждый год). Ученый начинает с того, что знакомит читателя с общей атмосферой археологических раскопок в средневековом Новгороде, объясняя попутно, как образуется культурный слой и как по глубине залегания определяют приблизительную дату создания объекта. Далее, когда базовые «секреты ремесла» уже раскрыты, можно переходить к конкретике — отдельным авторам и адресатам сохранившихся берестяных писем. Перед читателем возникают фигуры мальчика Онфима с его школьными друзьями и влиятельных бояр Мишиничей, знаменитого иконописца Олисея Гречина и неизвестной влюбленной женщины XI века. При этом Янин не преподносит существующие интерпретации берестяных грамот как готовое знание, а знакомит свою аудиторию со всеми этапами истолкования очередной «записочки» — от обнаружения и первоначального прочтения до длительного, по сути, детективного поиска точек пересечения с уже известными документами на бересте, пергамене и бумаге. В итоге читатель получает возможность вместе с учеными прочувствовать и отчаяние, когда текст остается непонятым, и сопровождающий открытия исследовательский азарт.

Отдельного внимания заслуживает послесловие Андрея Анатольевича Зализняка, посвященное тому, как берестяные грамоты изучают лингвисты. На ряде предельно наглядных примеров Зализняк объясняет, в чем значение грамот на бересте как лингвистического источника, какие проблемы приходится решать при переводе берестяных грамот на современный русский язык и в чем примечательные особенности древненовгородского диалекта, занимавшего особое положение среди диалектов древнерусского языка.

Естественно, популярная книга не заменит знакомства с профессиональной литературой по берестяным грамотам — многотомным сводом «Новгородские грамоты на бересте» и двумя изданиями «Древненовгородского диалекта» Андрея Зализняка. Кроме того, совершенно необходимо посетить сайт «Древнерусские берестяные грамоты» — полную базу данных, включающую фотографии, прориси и транскрипции большинства известных на сегодня берестяных грамот, а также большой массив ссылок на специальную исследовательскую литературу. Однако для первоначального знакомства с темой книга Янина подходит.


Джон Феннел. Кризис средневековой Руси 1200–1304. М., 1989.

Британский историк, крупнейший специалист в области славистики, профессор Оксфордского университета Джон Феннел взялся за это исследование (первое издание вышло в 1983 году), чтобы восполнить для западного читателя пробел в области русской истории XIII века: на европейских языках до него не было монографий, посвященных указанному периоду. Между тем XIII век был ознаменован первым походом на Русь татаро‑монголов, установлением ига, падением Киева, столкновениями с набиравшим силу Ливонским орденом и проявлявшими интерес к восточным землям немцами (Невская битва и сражение на Чудском озере). Под «кризисом», вынесенным в заглавие, историк понимает постепенный упадок княжеской власти, повлекший за собой распад Древнерусского государства и поражение в борьбе с монголами.

В своих исследованиях Феннел опирается на летописи, стараясь отделить привнесенное летописцем и поздними редакторами личное отношение — и, кажется, ему удается сохранить беспристрастный взгляд. В частности, это позволяет историку поставить под сомнение некоторые прежде общепринятые в историографии точки зрения, например о значении Ледового побоища и — шире — личности Александра Невского. Фигуру Невского Феннел считает несколько переоцененной, а его отношения с татарами — чуть ли не откровенно компрадорскими.

«Но была ли эта победа столь великой? Явилась ли она поворотным моментом в русской истории? Или это просто митрополит Кирилл или кто-то другой, написавший Житие, раздул значение победы Александра, чтобы скрасить в глазах своих современников последовавшее раболепствование Александра перед татарами? Как обычно, источники того времени не помогают ответить на такого рода вопросы. Наиболее полное описание битвы содержится в Новгородской первой летописи; что касается отражения этого эпизода в летописи Суздальской земли, то в ней не сохранилось никаких фрагментов из личных великокняжеских хроник Александра, а значение всего события приуменьшено, причем настолько, что героем оказывается не Александр, а его брат Андрей. <…> О масштабах сражения мы можем судить, только анализируя приводимые сведения о потерях, на этот раз — со стороны противника: Новгородская первая летопись сообщает, что „паде чюди (эстонцев) бещисла, а немець 400, а 50 руками яша (взято в плен)“. Если летописец считает этих 450 человек рыцарями, тогда приводимая цифра является, несомненно, крупным преувеличением, поскольку в то время, когда произошло сражение, два ордена имели чуть больше ста рыцарей и, вероятно, многие из них, если не большинство, сражались в этот момент с другими врагами в Курляндии под началом ландмейстера ливонского Дитриха фон Грюнингена. Во всяком случае, древнейший и наиболее оригинальный западный источник, Ливонская рифмованная хроника, написанная в последнем десятилетии XIII века, сообщает, что только двадцать рыцарей погибло и шестеро попали в плен. Свидетельство Ливонской хроники не дает оснований считать это военное столкновение крупным сражением, даже если принять во внимание стремление автора к стыдливому приуменьшению потерь своей стороны».

Джон Феннел


Ирина Карацуба, Игорь Курукин, Никита Соколов. Выбирая свою историю. Развилки на пути России: от Рюриковичей до олигархов. М., 2014.

Книга разбита на главы, соответствующие поворотным моментам в русской истории: принятие христианства, введение опричнины, победа народного ополчения во времена Смуты, петровские реформы, восстание декабристов и так далее. В каждой из этих точек, по мнению авторов, Россия делала свой выбор. Если отвлечься от поставленных авторами вопроса «А как могло быть иначе?», то работа Карацубы — Курукина — Соколова заключается в тотальной ревизии истории России и связанных с ней распространенных заблуждений. Ледовое побоище было локальным и малозначимым сражением, московские князья первое время дружили с Ордой против своих соседей, еще Александр I собирался отменить крепостное право — все это не новость и не сенсационные открытия, но лишний раз напомнить об этом стоит. Дело в том, что история России, набухшая от официальных концепций, документальных фильмов на федеральных каналах и многочисленных перепрочтений, требует аккуратной работы, основанной не на открытиях и закреплениях, а на внимательной работе с источниками — чего в книге как раз предостаточно.

При этом книга определенно рассчитана на массового читателя: легко и местами остроумно написанная, она, несмотря на некоторую свою ангажированность (Россия регулярно выбирает из всех путей худший), может служить настольным учебником по истории.


Издания древнерусской литературы Портрет Николая Ивановича Новикова. Картина Дмитрия Левицкого. 1797 год © Wikimedia Commons

Издавать древнерусскую литературу начали еще в XVIII веке — в частности, свой вклад в это дело внес известный просветитель екатерининского времени Николай Иванович Новиков. Удивительно плодотворным для публикации древнерусской письменности оказалось суровое к наукам и музам царствование Николая I, когда появилось сразу несколько многотомных изданий исторических источников — и, что особенно важно в контексте данного курса, появились первые тома Полного собрания русских летописей, издание которого продолжается по сей день.

В каждом томе Полного собрания публикуется текст одной летописи, сопровождающийся предисловием, специализированным археографическим аппаратом, представляющим особенности рукописи, и, если летопись известна в нескольких копиях-списках, разночтения, а также одним или несколькими указателями. Некоторые особо пространные памятники летописания (Никоновская летопись) могут занимать несколько томов.

Значительная часть Полного собрания русских летописей отсканирована и выложена в интернет. Однако необходимо предостеречь неподготовленного энтузиаста, желающего напрямую приобщиться к источнику знаний: тексты публикуются как есть, без перевода и практически без адаптации, в лучшем случае — со знаками препинания по современной норме. Запутать могут даже названия летописей, сложившиеся стихийно и не имеющие никакой внутренней логики: скажем, если летописи имеют номера (Софийская I, Псковская II и т. д.), то номера эти присваиваются не в порядке того, как летописи возникали, а в порядке того, как их обнаруживали или публиковали, поэтому Новгородская IV летопись древнее и Новгородской II, и Новгородской III… Разобраться без специальной подготовки практически невозможно. Тем, кто все-таки дерзнет, может помочь страница, на которой сотрудники Института русского языка имени В. В. Виноградова выложили ряд важнейших лингвистических справочников, в том числе «Материалы для Словаря древнерусского языка» Измаила Срезневского и Словарь русского языка XI–XVII веков.

Иного рода серия «Библиотека литературы Древней Руси», электронная версия которой доступна на сайте Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. Первое издание этой серии (выходившей тогда под названием «Памятники литературы Древней Руси») увидело свет в 1976–1994 годах, а первый том второго издания вышел в 1997 году. Основатели серии (а ее главным редактором был Дмитрий Сергеевич Лихачев) ставили перед собой задачу познакомить с литературным наследием допетровской эпохи максимально широкие читательские круги. Поэтому все публикуемые тексты (и в том числе тексты летописей) сопровождаются переводом на современный русский язык и примечаниями, раскрывающими смысл малоизвестных исторических деталей и темных мест. Первое издание серии несет на себе отпечаток позднесоветской эпохи как в том, что касается отбора произведений, так и в содержании комментариев, практически игнорирующих религиозную символику и аллюзии на Священное Писание. Однако эти недостатки были исправлены во втором издании, которое дает весьма подробную картину литературной жизни XI–XVII веков.  

Сайты, посвященные истории Великой Отечественной войны.


"Неизвестная война"
Сайт о неизвестных или мало известных страницах истории войны через призму личных переживаний. Создатель сайта и автор воспоминаний - Ломоносов Дмитрий Борисович (ветеран ВОВ) .
"Мемориал"
Электронный банк данных советских воинов, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.
"Победители. Солдаты великой войны"
Поименные списки ветеранов ВОВ, воевавших в разных областях России. Мультимедийная карта войны.
"Soldat.ru" - база данных погибших в ВОВ
На сайте размещены Книги Памяти, электронные справочники РККА: командный состав, полевые почты, дислокация госпиталей, подводные лодки и т.д.
"Забытый полк"
Информация о пропавших без вести солдатах.
"Искатель"
Группа военной археологии "Искатель" (г.Москва)
"Герои войны"
Сайт о Героях Советского Союза. Высокая цель авторов сайта реализована достоверными средствами.
"Рабоче-Крестьянская Красная Армия"
Сайт посвящен предвоенному анализу состояния РККА и РКВМФ с углубленной разработкой материала по составу и формированиям РККА.
"Межгосударственный Союз Городов-Героев "
Сайт посвящен Городам-Героям
"Военно-морская история 1855-1945 гг."
История кораблестроения и войн 1855-1945 гг. Большой фотоархив.
Военно-исторический клуб "Ленинградец"
История пограничных и внутренних войск НКВД. Военная реконструкция.
"Победа Витебск"
Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944 г.г.
"Наша Победа"
Сводки Совинформбюро. День за днем - проект РИА Новости.
"Огонь войны"
Сайт посвящен молодогвардейцам, защитникам Брестской крепости, подпольщикам.
"Подводный Флот России"
Портал посвящен истории, современности и будущему подводных сил страны.
"Сайт военной истории"
История, литература, журналистика, документы войн и военных конфликтов. Большой архив фотографий.
"Военно-исторические исследования"
Санкт-Петербургский общественный научный фонд "Военно-исторические исследования"
"Проект "Солдаты 20 века"
Жизнеописания полководцев и наркомов Победы, военачальников, солдат и офицеров. Достоверная картина основных сражений.
"Воздушный Таран"
Cайт посвящен таранам в небе и летчикам его совершившим.
"Фотокорреспондент Роберт Диамент"
Фотоархив военного корреспондента Р. Диамента «Северный флот в боях за Родину 1941-1945 гг.
"Защитники Отечества"
Всероссийский интернет-конкурс "Защитники Отечества".
"Великая Оболганная война"
Сайт посвящен опровержению неподтвержденных фактов в истории ВОВ".
"Подвиг"
Военно-патриотический сайт о Великом достоянии нашей Родины. Хронология событий, битвы в истории нашей Родины.
"Оружие мира"
Портал посвящен истории и современности арсенала всего мира.
"История России: ХХ век"
Мультимедиа - учебник.
"Родословие, генеалогия"
Семейное родословное древо, список погибших в годы ВОВ, статьи о России.
"Защитники родины "
Сайт о русских солдатах.
"История государства"
Сайт посвящён истории России. Разоблачение устойчивых мифов, сложившихся вокруг российской истории.
"История Второй Мировой войны"
Военно-Исторический портал, посвященный Второй Мировой войне.
"Красные соколы"
Биографии, боевой путь, награды и фото лучших авиаторов лётчиков-асов России с 1914 по 1953 гг.
"Электронная Книга Памяти Украины 1941-1945"
Электронная Книга Памяти Украины 1941-1945.
"История пропаганды"
Плакаты, видео и статьи по истории пропаганды разных стран и народов от 19 века до нашего времени.
"История Пскова и Псковщины"
Новые публикации и архивные материалы.

Сайт Государственного музея политической истории России

Дорогие друзья! 

Представляем Вам нашу новую разработку – сайт Государственного музея политической истории России, полностью созданный нашей компанией!

http://polithistory.ru/

Важная особенность сайта – тесная интеграция с автоматизированной системой КАМИС, работающей в музее.

Сразу же на главном экране мы имеем возможность совершить «Виртуальный тур» по залам музея. Это дополнительный модуль КАМИС, который позволяет готовить и выгружать из базы данных панорамы, планы музея, аннотации к экспозициям, данные о экспонатах.

В разделе «Виртуальный музей» помимо «Виртуального тура» представлены фотогалерея, фильмы, видеоэкскурсии, проект «Музей семейных историй», в котором музей предлагает посетителям рассказывать истории своих семей.

Кроме того, в настоящее время музей готовит контент для представления своих коллекций на сайте с помощью модуля КАМИС «Коллекции-онлайн».
 
Также в работе раздел «Исторический календарь». В этом разделе пользователь сможет познакомиться с предметами, сгруппированными по различным эпохам от конца 18 века до наших дней в формате таймлайна.

В разделе «Визит в музей» посетитель может ознакомиться с информацией о всех программах, экскурсиях, выставках и экспозициях, которые проходят в музее или планируются, а также посмотреть архив мероприятий. 

Кроме того, на стартовой странице сайта есть «Календарь событий», который поможет спланировать визит в музей. У музея есть 2 филиала в разных частях города и для удобства поиска добавлен фильтр по каждому из зданий.

Также в карточке каждого события при наведении курсора мыши на название музей выпадает карта, чтобы посетитель мог сориентироваться по расположению здания филиала.

На сайте разработан раздел «Музейный киоск», с помощью которого посетитель может ознакомиться с сувенирами и печатной продукцией, которую можно приобрести. Цены указаны, что позволяет заранее спланировать покупки.

Раздел «Детям» включает в себя мероприятия, ориентированные на посетителей от дошкольного возраста до старшеклассников, с фильтром по возрастным категориям и видам событий. Здесь можно выбрать как «музейные занятия» для группы детей, так и «отдых всей семьёй».

В разделе «Наука и образование» можно узнать о проведении научных конференций и ознакомиться с изданиями музея.

В разделе «История музея» рассказана история музея от его основания до наших дней в формате с удобной навигацией.

Существует английская версия сайта. Она реализована удобным для администраторов сайта образом: страницы ненужно дублировать. Достаточно добавить перевод странички и она появится в английской версии. Это сокращает время на создание контента.

«Отечество», Нина Бунжевац - The New York Times

Всего в нескольких кадрах Бунжевац улавливает суть нескольких отношений: непростая связь между ее сильной, властной бабушкой и ее более хрупкой матерью; соперничество братьев и сестер между ней и ее сестрой Сарой; взрослое напряжение, достигающее детей через подслушанные разговоры. На одной панели Сара устраивает вечеринку по случаю дня рождения, а в соседней комнате среди взрослых разгорается спор о Питере. «Вы хуже Гитлера!» дядя девочек кричит на бабушку, когда Сара собирается задуть свечи на дне рождения.

Одно из самых ярких повествований в «Отечестве» происходит, когда Буньевац показывает исторические события из жизни людей. Ее запойный, темпераментный отец не причиняет семье ничего, кроме горя, и, кажется, едва ли заслуживает сочувствия. Но поскольку Буньевац рассказывает историю изолированного, отчаявшегося человека, который прожил жизнь почти непрерывных неудач, попав в ловушку сочетания исторических сил и неправильного личного выбора, он предстает как трагическая фигура.

Другая сюжетная линия следует за дедушкой Буньеваца по отцовской линии, который родился в Индиане, но вернулся в свою родовую деревню в Югославии после того, как заболел полиомиелитом.Он выздоровел, но начал пить. Призванный незадолго до начала Второй мировой войны, он был схвачен усташами, хорватскими фашистскими ополченцами , и закончил свою жизнь в концентрационном лагере Ясеновац. Его сын Петр вырос во время немецкой оккупации и потерял мать после войны. Его эмоциональное расстройство становилось все более эмоциональным после каждой потери, его отправляли в военное училище, а затем арестовали и посадили в тюрьму на три года за политические граффити против Тито.

Рассказывая историю своей семьи американской аудитории, Буневац сталкивается с проблемой: вероятно, большинство читателей лишь смутно знакомы со сложной историей Балкан, которая является ключом к пониманию эволюции ее отца в сербского националиста.Ее решение состоит в том, чтобы перемежать историю своей семьи с картами и общей историей. Эти отступления удаются, если они естественным образом связаны с окружающей историей. Например, когда она рассказывает о судьбе своего деда во Второй мировой войне, она объясняет обращение с сербскими заключенными в лагерях Ясеновац (она включает ужасный рисунок «Сербосека», ручного оружия, буквально переводимого как «сербокут»).

Исторические отрывки менее удачны, когда Буневац уходит далеко в прошлое, за пределы семейной истории, например, когда она объясняет общее этническое и культурное происхождение сербов и хорватов и корни их возможного антагонизма.Здесь она запихивает слишком много имен, фактов и политических деятелей на несколько страниц - например, раздел, объясняющий историю свободы сербского отечества, - делая их читаемыми как заросшие сноски. Решить эту проблему непросто. Часть этой информации можно было бы включить в семейную историю и проиллюстрировать конкретными примерами. Но некоторые должны стоять сами по себе, и, возможно, эти события можно было бы расширить в отдельные разделы. Похоже, Бунжевац был вынужден уместить эти факты на несколько страниц, чтобы сохранить повествовательный баланс, чтобы «Отечество» было сосредоточено в первую очередь на семье.

Обзор: [Без названия] на JSTOR

Информация журнала

Как официальное издание Американского общества исследований восемнадцатого века. (ASECS), "Исследования восемнадцатого века" обязуется публиковать лучшие из современных работ по всем аспектам восемнадцатого века культура. Журнал выбирает эссе, в которых используются разные способы анализ и дисциплинарные дискурсы, чтобы выяснить, как недавно историографические, критические и теоретические идеи затронули ученые озабочены восемнадцатым веком.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций. Журналы The Press - это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу.Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований. Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру.Проект MUSE® Project MUSE - ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты для научного сообщества, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру. Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций.Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

Примечание: Эта статья представляет собой обзор другой работы, такой как книга, фильм, музыкальная композиция и т. Д. Оригинальная работа не включена в покупку этого обзора.

LHRT Journal | Круглые столы

Библиотеки: культура, история и общество - официальный рецензируемый журнал Круглого стола по истории библиотек.

Единственный журнал в Соединенных Штатах, посвященный истории библиотек, LCHS позиционирует историю библиотеки как отдельную научную область, продвигая инновационные междисциплинарные исследования взаимоотношений библиотек с их уникальной средой

Сейчас принимаются заявки ! LCHS приветствует отправку исследовательских работ и оценочных обзоров книг, которые дополняют миссию нашего журнала по помещению библиотек в их более широкий исторический контекст. Подробную информацию о подаче можно найти по адресу: http: // www.psupress.org/Journals/jnls_LCHS.html

Оглавление
v1 (1), весна 2017
v.1 (2), осень 2017
v.2.1, весна 2018
v. 2.2, осень 2018

v1 (1), весна 2017 г. Свободно доступно онлайн через JSTOR

Уэйн А. Виганд

Стивен А. Ноултон

Николь А. Кук

Кристин Паули

Дебра Голд Хансен

Ричард Джеймс Кокс

В.1 (2), осень 2017

Элиза Жиффард и ее книги, 1797–2015: наследие библиотеки эпохи Регентства

Шарлотта Прайдл

Библиотеки и контроль над ценами издателей: система цен нетто (1901–1914) и современные цены на электронные книги

Мэй Чжан и Джонатан Сенчин

Библиотеки - это дома книг: белизна в строительстве школьных библиотек

Сюзанна М. Штауфер

Конфликтующие философии: два университетских библиотекаря и президентский

Мег Шахтер

Реформа и революция: библиотеки центров содержания несовершеннолетних в 1970-е годы

Джини Остин

Рецензия на книгу - Публика для чтения: публичные библиотеки Нью-Йорка, 1754–1911 гг. Глинн, Том.Отзыв: Энтони Бернье

v.2.1, весна 2018

Библиотека Томаса Б. Кэтрона и преобразование Нью-Мексико
Майкл Л. Тейлор

«Об устранении цветной линии просто не может быть и речи»: Развитие службы черных библиотек в Атланте и интеграция публичной библиотеки Атланты
Даллас Ханбери

«Дух строителя»: библиотечная карьера Джулии Карсон Стокетт
Лиза Р.Линделл

Один штат, два отделения: публичная библиотека района Квинс и финансовый кризис 1970-х годов в Нью-Йорке
Джеффри А. Кресслер

Обзоры книг

Древние библиотеки и гуманизм эпохи Возрождения: Библиотека Юстуса Липсиуса Хендриксон, Томас
Рецензия: Патрик М. Валентайн

Библиотеки света: дизайн британской публичной библиотеки в долгие 1960-е годы Блэк, Алистер
Рецензия: Энтони Бернье

Что читал в Мидлтауне: культура печати в маленьком американском городке Фельзенштейн, Фрэнк, Джеймс Дж.Connolly
Обзор: Калиста Уильямс

v. 2.2, осень 2018 г.

«Дух отечества»: немецко-американская культура и сообщество в библиотеке и архиве Немецкого общества Пенсильвании, ок. 1887–1920
Александр Лоуренс Эймс

«Хорошо отобранный и хорошо связанный»: довоенная американская домашняя библиотека
Дэвид Пурификато

Библиотеки еврейских поселений в Аргентине
Ирен Мюнстер

Приступая к работе: ученики библиотеки Редондо-Бич, Калифорния, 1909–1924 гг.
Лиза Бланк

Сто лет библиотекам и библиотечной профессии в Каталонии
Алекс Косиалс, Моника Баро и Тереза ​​Манья

Дариква, уроженец Англии, жаждущий представить отечество на Afcon

Правый защитник «Ноттингем Форест» Тендаи Дариква Давняя мечта представить Зимбабве на Кубке африканских наций сбудется в этом месяце, и он надеется помочь команде разобраться в этом. Турнир.

Дариква, уроженец Ноттингема, который до прихода в Форест в 2017 году провел большую часть своей клубной карьеры в «Честерфилде» и «Бернли», имеет зимбабвийского отца Тимоти и многолетнюю амбицию носить майку национальной сборной.

«Это было то, чем я хотел заниматься в течение многих лет. У меня была возможность несколько лет назад, но обстоятельства в моей карьере сложились не так. Теперь я нахожусь здесь, и я очень этому рад», - он сказал Рейтер перед поездкой в ​​Египет.

«Всегда были какие-то контакты (с Зифой), многие из которых были неформальными на протяжении многих лет.Но как только у меня появилась возможность, я ухватился за нее.

«Это было немного сложнее с моими документами, потому что раньше у меня был британский паспорт».

Зимбабве сыграли вничью в группе A и сыграют в первом матче турнира против Египта 21 июня. Они сразятся с Угандой пятью днями позже и Демократической Республикой Конго 30 июня.

Дариква сказал об амбициях команды: «В первую очередь мы хотим попытаться выйти из группы.

» Мы не знаем, как далеко мы можем зайти в турнире, но главная цель - попасть туда и хорошо выступить, и если мы это сделаем Я считаю, что мы можем перейти к последним этапам.

«Это грандиозный турнир, некоторые из величайших игроков в истории играли в Кубке Наций в предыдущие годы и продолжают играть сегодня.

« Это огромная возможность для всех нас, игроков и сотрудников, поэтому мы хотим, чтобы чтобы поехать туда и просто посмотреть, как далеко мы сможем зайти ».

Афкон 2019: Подтвержденные списки команд на 23 игрока на Кубок африканских наций

Дариква дебютировал на соревнованиях (его дебют в товарищеском матче состоялся в 2017 году против Лесото) в решающем отборочном матче "Афкон" с двумя головами против Демократической Республики Конго в октябре прошлого года и сыграл 45 минут в субботней товарищеской ничьей 0: 0 с Нигерией.

Он добавил: «Это всегда было частью моей жизни. Я вырос, как говорится,« по ту сторону воды », но у меня были прочные связи со своей семьей в Зимбабве и через отца в Англия, поэтому я очень рад быть здесь.

«Все игроки и персонал встретили меня хорошо. Я чувствую себя одним из старших членов группы. У нас действительно хорошие отношения, и, надеюсь, мы сможем поехать на Кубок Наций и хорошо выступить ».

Государство, интеллигенция и эвакуированная культура в регионах России, 1941-1945 гг.

Абстрактные

В диссертации исследуется эвакуация элитных культурных учреждений Советского Союза и интеллигенции из Москвы и Ленинграда в региональные центры России и Центральной Азии во время Второй мировой войны.Эвакуация и сопутствующая мобилизация культуры сформировали советские регионы в послевоенный период, сохраняя при этом долгосрочные последствия для отношений между государством и интеллигенцией, а также для интеллигенции как группы. Я утверждаю, что эвакуация культуры сыграла ключевую роль в ведении тотальной войны. Эвакуированные культурные учреждения возглавили массовые мобилизационные кампании, которые было бы трудно заменить, поскольку они зависели от участия элитных советских художников, актеров и писателей.Советская культура и ее наиболее элитные производители функционировали как привилегированная форма пропаганды режима во время войны, и интеллигенция работала над тем, чтобы максимально расширить влияние этой пропаганды. Я оцениваю, как эвакуация формировала отношение региональных советских сообществ к советской культуре, и анализирую корректировку, которую потребовало внезапное прибытие таких престижных представителей «центра» - во время войны четкие границы между центром и периферией внезапно стали размытыми. .Кампания военного времени по распространению культуры в массы привела к росту культурных ожиданий и дальнейшему прояснению иерархии в регионах, где следы эвакуации продолжали влиять на региональные города и жителей культурно и материально в послевоенный период. Наконец, для успеха эвакуации и последовавших за ней мобилизационных усилий требовалось активное участие интеллигенции в тот момент, когда советское государство не могло его обеспечить; Советская интеллигенция сплотилась вокруг государства во время войны, но ее участие было продиктовано личным интересом в самых разных формах, а также лояльностью.Его готовность помочь государству дала ему мощный рычаг в извлечении привилегий и выгод от государства во время и после войны. Это исследование углубляет наше понимание важности советского тыла во Второй мировой войне и проливает новый свет как на роль культуры в крупномасштабных мобилизациях, так и на отношение интеллигенции к тоталитарным режимам, особенно в моменты кризиса.

Призрачное наследие | Дэвид А. Белл

Christophe Lehenaff / Alamy

Салон де Юэ, Музей Ниссима де Камондо, Париж, 2014.Моис Камондо смоделировал особняк по образцу Малого Трианона в Версале и наполнил его произведениями искусства и мебелью времен правления Людовика XVI. После своей смерти в 1935 году он завещал его французскому государству в честь своего сына Ниссима, погибшего в Первой мировой войне.

Большинство эпох и мест имели свои знаковые формы самовыражения. Сегодня у нас есть тщательно подобранная страница в социальных сетях с бесконечной серией метко названных «селфи». В Европе раннего Нового времени было ежедневное зрелище придворного общества с его изящными, остроумными, якобы беспечными аристократами, которые держали каждый мускул под жестким контролем и каждый предмет одежды был точно уложен.А затем был континентальный fin de siècle , в котором собраны изображения танцоров канкан, картины импрессионистов и роскошные венские кофейни. Для богатых буржуазных семей, которые доминировали в европейском обществе в то время, проявление себя происходило в значительной степени через приобретение и демонстрацию предметов, особенно предметов искусства и мебели. Были ли когда-нибудь более переполненные гостиные, чем в Париже или Берлине примерно в 1900 году? Величайший писатель того времени Марсель Пруст неизгладимо описал, как даже самые банальные материальные предметы могут взбалтывать пепел воспоминаний и настойчиво теребить разум.

Отношения между собой и объектами лежат в основе изящно написанного и глубоко трогательного произведения Джеймса Маколи The House of Fragile Things . На первый взгляд кажется, что книга имеет узкую направленность: опыт горстки французских еврейских семей с конца девятнадцатого века до Второй мировой войны с особым вниманием к коллекционированию произведений искусства. Но на самом деле это гораздо больше: медитация на формирование и выражение личности посредством приобретения и дарения прекрасных вещей, взгляд в мир, разрушенный ужасами двадцатого века, и трагическая история о безответной любви мужчин и женщин за страну, которая жестоко напала на них.

Эти мужчины и женщины были членами большой еврейской буржуазии, чьи предки-иммигранты приобрели огромные состояния в банковском деле и торговле и переехали во Францию ​​из-за свободы и деловых возможностей, которые предлагала страна. К концу девятнадцатого века младшие члены семьи стали неотличимы от французских неевреев своего класса по образованию, речи, одежде, вкусам и занятиям. На яркой фотографии в книге изображен Авраам Саломон де Камондо (1781–1873), патриарх банковской династии, который большую часть своей жизни провел в Константинополе; он одет, как турецкий паша, в замысловатой мантии и тюрбане.Непосредственно под страницей находится его внук Моис (1860–1935), образ образцового молодого французского джентльмена fin de siècle в красиво сшитом костюме и галстуке. Их семьи изначально были набожными и наблюдательными, но сменяющие друг друга поколения демонстрировали все меньшую привязанность к иудейской вере. Многие из них вышли замуж за неевреев, а некоторые обратились в католицизм. Все чаще их настоящей религией была сама Франция, которой они сохраняли непоколебимую и страстную преданность.Это был Бог, который подведет их, но они поклонялись ему до конца.

Маколи нашел относительно немного личной переписки своих подданных, но тем не менее сумел создать их яркие портреты. Эти взаимосвязанные семьи - Камондо, Рейнаки, Канны д'Анвер и ветвь Ротшильдов - были страстными покровителями и коллекционерами искусства. Ренуар нарисовал трех дочерей Луи и Луизы Каэн д'Анверс. Портреты излучают невинность, с типичными для художника пастельными тонами и милыми, обаятельными выражениями девушек (см. Иллюстрацию на странице 20).Моис Камондо, который женился на старшей дочери Ирен в 1891 году, перестроил элегантный особняк в восьмом округе Парижа, самом престижном районе Парижа, по образцу Малого Трианона в Версале. Он наполнил его картинами и мебелью времен Людовика XVI и особенно ценил все, что могло принадлежать Марии-Антуанетте.

Маколи предполагает, что дореволюционный период символизировал для Камондо, как и для многих нееврейских коллекционеров, «воображаемый социальный мир, в котором элиты ... были свободны вести веселую и изысканную жизнь», с физическими пространствами, характеризующимися «сдержанностью, гармонией и заказывать.В то же время его особняк служил психологической цели для этого контролирующего перфекциониста, жена которого бросила его и перешла к итальянскому католическому графу всего через шесть лет брака, оставив ему воспитывать двоих детей. В своих тщательно обставленных комнатах он мог представить себя абсолютным монархом в стиле Бурбонов своего собственного маленького королевства и найти там противоядие от хаоса своей личной жизни. Он отказался даже временно расстаться со своими любимыми вещами, объяснив однажды Метрополитен-музею в Нью-Йорке, что «это похоже на наказание - так долго разлучаться с предметом, столь дорогим мне.

Теодор Рейнах, другой наследник банкиров, чей сын Леон женился на дочери Камондо Беатрис, построил классическую греческую виллу на скалистом выступе Лазурного берега. Один из величайших ученых-эрудитов своего времени, обладающий опытом в математике, нумизматике и музыке, он переводил Шекспира и даже в свободное время сочинил оперное либретто и был, прежде всего, одним из величайших авторитетов того периода в области греческой античности. Он не обставил виллу оригинальными предметами, но он сам спроектировал каждый предмет мебели, «чтобы отразить простоту древнегреческих шаблонов.Он назвал виллу Керилос, в честь греческого слова, означающего безмятежный или зимородок, символ мира, спокойствия и плодородия.

Вдохновленная Керилосом, наследница Ротшильдов (и двоюродная сестра Теодора по браку) Беатрис Эфрусси де Ротшильд приобрела большой участок в 800 метрах от отеля и построила грандиозную виллу в венецианском стиле с роскошными садами. Она участвовала во всех аспектах проектирования и строительства, включая инновационную опорную конструкцию для крыши здания, которую она запатентовала.Как и Моис Камондо, она украсила свою собственность французскими картинами и предметами искусства восемнадцатого века, поместив многие из них в отдельные комнаты, невидимые для посетителей. Разведенная с мужем, родившимся в России (который заразил ее сифилисом, оставив ее бесплодной), и ее семья относилась к ней как к склонной к скандалам и эксцентричной, по словам Маколи, она «искала утешения в материальности».

Как отмечает Маколи, серьезное коллекционирование - это форма не только самовосприятия, но и социального и политического самовыражения.В своих коллекциях и покровительстве искусству эти еврейские мужчины и женщины заявляли о своих правах на французскую идентичность, несмотря на ожесточенное сопротивление. Теоретически евреи пользовались полными гражданскими правами во Франции с первых лет Французской революции. В условиях воинственно светской Третьей республики, основанной в 1870 году, они пользовались большими свободами и возможностями, чем их единоверцы где-либо еще в мире. Евреи занимали высокие посты во французском правительстве, академических кругах, мире искусства, особенно в банковском деле и промышленности.Но когда они пришли к этому, они столкнулись с нарастающими волнами антисемитизма. Для таких авторов, как Эдуард Драмон, автор зловонного и бешено популярного трактата La France juive (1886), эти «космополиты без корней» символизировали все ненавистное в светской, капиталистической, республиканской современности и в том, как она якобы разрушала более древнюю, органическую эпоху. , преимущественно сельское и набожное французское общество. Во время дела Дрейфуса, которое началось с вопиюще несправедливого осуждения еврейского военного офицера за государственную измену в 1894 году, злобные антисемитские оскорбления исходили из правых газет и католических кафедр и спровоцировали насилие по всей стране.

Богатые и известные семьи, такие как Камондо, Канны д'Анверс и Рейнахи, были особенно заманчивыми целями. Их успех в принятии французского образа жизни вызвал у антисемитских авторов особый ужас. Французские братья Эдмон и Жюль Гонкур (в честь которых до сих пор названа самая престижная литературная премия Франции) язвительно прокомментировали Луизу Кахен д'Анверс, что «еврейки сохраняют особую беспечность из-за своего восточного происхождения», и продолжили говорить, что она имела «Грива вьющихся волос, напоминающая змеиное гнездо.Ренуар, известный антисемит, принимал заказы богатых евреев, но высмеивал их в своей переписке. Он пожаловался своему коллеге на якобы скупость Луи Каэна д'Анвера, который на самом деле заплатил ему больше, чем он получал за всю свою карьеру за любой отдельный портрет. Антисемитские авторы были особенно возмущены тем, что евреи покупали предметы культурного наследия Франции. Как отмечает Маколи, Драмон работал антикваром, и в его глазах «коллекционирование было актом еврейского насилия», еще одним варварским «вторжением».По мнению антисемитов, евреи не могли обладать надлежащим французским вкусом и неизбежно грабили приобретенные ими предметы, выставляя их в неприглядной, абсурдной и оскорбительной манере.

В этой нестабильной и опасной атмосфере еврейские семьи сопротивлялись, настаивая на совместимости французского и иудаизма. Брат Теодора Рейнака Джозеф помог вести битву за реабилитацию Дрейфуса (которая, наконец, произошла в 1906 году) и написал то, что до сих пор остается наиболее полным и авторитетным отчетом об этом деле.Тем временем Теодор в книгах и очерках приводил аргументы в пользу того, что он называл «некой тайной близостью между еврейским духом и французским духом». Он утверждал, что ценности еврейских пророков нашли свое наиболее полное выражение во времена французского Просвещения и Французской революции.

Маколи утверждает, что в своем коллекционировании и покровительстве искусствам такие фигуры, как Моис Камондо и Беатрис Эфрусси де Ротшильд, косвенно приводили аналогичные доводы. Их дома продемонстрировали, что евреи могут строить и украшать так же со вкусом и аутентично по-французски, как и любой выходец из Галлии, и собирать коллекции, которые дышат духом более старой, более изящной и более спокойной Франции.А поскольку французы того периода обычно считали Древнюю Грецию прямым предком и источником вдохновения для своей собственной цивилизации, «Керилос» Теодора Рейнаха представлял, по-своему, дань уважения и Франции.

В 1920-е и 1930-е годы Моис Камондо, Теодор Рейнах и Беатрис Эфрусси де Ротшильд сделали еще один большой шаг, чтобы продемонстрировать, что они являются выдающимися и подлинно французскими гражданами и коллекционерами. После своей смерти каждый из них подарил французскому государству в качестве музеев дома, которые они с такой любовью построили и украсили.То же самое сделали и некоторые другие представители еврейской крупной буржуазии. Эти дома остались такими же, какими их оставили строители, и французское правительство часто использует их для государственных нужд. В 2019 году президент Эммануэль Макрон принял в Керилосе китайского лидера Си Цзиньпина.

Но пожертвования не привели к тому, что эти семьи были приняты в качестве полностью французских благотворителей patrie , и здесь история Маколи становится мрачной. Благодаря своим замечательным исследованиям он реконструировал взаимосвязанные судьбы семей Камондо, Кахен д'Анверс и Рейнах в чудесных деталях.Их участники не всегда выглядят героями, но большинство из них так или иначе стали жертвами.

Фонд E.G. Bührle

Пьер Огюст Ренуар: Mlle Irène Cahen d'Anvers , 1880

Несмотря на то, что она объединила две семьи, свадьба Беатрис Камондо и Леона Рейнаха в 1919 году была скромным мероприятием, гораздо менее щедрым, чем свадьба родителей Беатрис, Мойзы Камондо и Ирен Каэн д'Анверс, двадцать восемь лет назад.Ужасающая бойня Первой мировой войны унесла миллионы убитых Беатрис брата Ниссима и кузена Леона Адольфа. (Именно смерть Ниссима побудила Моиса покинуть свой особняк государству и назвать то, что до сих пор известно как Musée Nissim de Camondo, в честь его павшего сына.) бросил ее, а впоследствии женился и развелся с итальянским графом. Расширенные семьи распадались и рассыпались.Из двух других дочерей Cahen d’Anvers, написанных Ренуаром (сестры Ирен, тети Беатрис), Алиса вышла замуж за британского генерал-майора, а Элизабет - за французскую католичку, а затем за французскую протестантку (разводясь с обеими). К концу 1930-х годов, когда в руках государства оказалось так много величественных семейных домов и коллекций произведений искусства, они перестали быть очевидными показными целями для антисемитской ненависти.

Это их не спасло. В июне 1940 года немецкая армия сломила сопротивление союзников и завоевала Францию.После бегства в Бордо французский парламент проголосовал за героя Первой мировой войны, стареющего реакционного маршала Филиппа Петена. Когда немцы оккупировали север Франции и побережье Атлантического океана, Петен и его сторонники установили свой коллаборационистский режим в курортном городе Виши и быстро начали «национальную революцию», направленную на свержение достижений либеральной светской Третьей республики. По собственной инициативе он принял два «еврейских закона», которые запрещали большинству евреев занимать государственные должности, в средствах массовой информации, в сфере искусства, бизнеса, академических кругов и других профессий.Популярная выставка в Париже в конце 1941 года представила евреев паразитами, стремящимися развратить и уничтожить Францию.

Камондо и Рейнаки сначала не могли поверить, что им грозит опасность, и поэтому упустили лучшую возможность сбежать или спрятаться. Беатрис Рейнах, которая развелась со своим мужем и совершенно искренне обратилась в католицизм в 1942 году, написала другу в том же году: «Я уверена, что я чудесным образом защищена…». Достаточно ли у меня будет лет, чтобы благодарить Бога и Деву за их защиту? » Ее зять Жюльен Рейнах, выдающийся ученый, как и его отец Теодор, остался в Керилосе, работая над переводом текста римского права.В письме в Генеральный комиссариат по еврейским вопросам Виши в октябре 1941 года он протестовал против необходимости платить новые штрафы, наложенные на евреев, и перечислял все, что он внес в искусство и науку во Франции. «Я разделил свою жизнь, - настаивал он, - между служением родине, созданием семьи и постоянной работой в ряде научных и литературных областей». Подчеркнутые слова были лозунгом «Национальной революции» Виши: travail , famille , patrie , которые заменили liberté , égalité , fraternité .

В 1942 году немцы обратились к режиму Виши с просьбой помочь депортировать евреев из Франции в концентрационные лагеря и лагеря смерти на востоке. Виши с энтузиазмом согласился и использовал французскую полицию для облавы на евреев, содержания их в лагерях и других объектах (включая печально известный крытый велосипедный стадион Vél d’Hiv в Париже в июле 1942 года), а также для отправки их в Польшу. В конечном итоге Виши участвовал в депортации около 76000 евреев, почти все из которых погибли в Холокосте. Защитники Виши до сих пор заявляют, что режим в основном нацелился на евреев иностранного происхождения, не имеющих французского гражданства, но, как показали многие ученые и, как далее подчеркивается в книге Маколи, ни один французский еврей не был в безопасности.

Беатрис Рейнах и ее дочь Фанни были арестованы 5 декабря 1942 года и отправлены в концлагерь Дранси на окраине Парижа. Там наследница состояния Камондо работала над чисткой овощей для супа и уборкой на кухне. Ее бывший муж Леон и их сын Бертран были пойманы через неделю при попытке перебраться через границу в Испанию и также заключены в тюрьму в Дранси. Леон, Бертран и Фанни были депортированы из Франции в Освенцим в ноябре 1943 года.По прибытии никого из них не отправили в газовые камеры, но 31 декабря Фанни умерла от болезни. 14 марта 1944 года та же участь постигла Бертрана, а через два месяца - Леона. Беатрис прибыла в Освенцим в марте 1944 года и была убита 4 января 1945 года, всего за две недели до того, как Красная Армия освободила лагерь. В ее французском свидетельстве о смерти говорится, что она «умерла за Францию», но, как отмечает Маколи, на самом деле она «умерла из-за Франции». Ее тетя Элизабет, несмотря на то, что несколько десятилетий назад обратилась в христианство, была депортирована в Освенцим и умерла там 15 апреля 1944 года.Жюльен Рейнах был арестован в Керилосе в сентябре 1943 года и отправлен сначала в Дранси, а затем в Берген-Бельзен. Он пережил войну, но его здоровье было безвозвратно разрушено, и он умер в 1962 году. Как заключает Маколи, «весь социальный мир, построенный поколением еврейских коллекционеров, был быстро и намеренно разрушен с одобрения - и даже при поддержке - ту же нацию, которую они защищали ».

Последствия войны не принесли ни конца, ни утешения оставшимся в живых из этих семей.Мать Беатрис, Ирен, которой удалось избежать ареста и депортации, «не теряла времени даром, чтобы забрать то, что осталось от ее отчужденной и убитой дочери». Она приложила особые усилия для восстановления портрета девушки, нарисованного Ренуаром, который принадлежал Беатрис, который был украден во время войны и который недолго принадлежал Герману Герингу. Получив его, Ирен незамедлительно продала его Эмилю Георгу Бюрле, швейцарскому бизнесмену, который предоставил нацистам военное снаряжение; он до сих пор находится в коллекции, названной в его честь.(Он был кратко показан в фильме Жан-Люка Годара Breathless и стал популярным рекламным изображением в Японии.) Ирен и ее другая дочь вскоре потратили остаток состояния Камондо.

Сегодня даже семейные гробницы начали разрушаться из-за невнимательности, а похороненные там мужчины и женщины в значительной степени ушли в небытие. Музеи, с любовью подаренные Франции этими семьями, мало что делают для ознакомления посетителей с их историей. На сайте Музея Ниссима де Камондо не упоминается, что из четырех потомков Моиса Камондо один погиб за Францию, а трое других были убиты с помощью французского государства.Маколи пишет, что, несмотря на красоту особняка и выставленных в нем предметов, «невозможно пройти ... без ощущения сокрушительной пустоты». Если история семей в последнее время привлекает больше внимания, то во многом это связано с тем, что английский художник Эдмунд де Ваал, потомок семьи Эфрусси (с которой вышла замуж за Беатрис Эфрусси де Ротшильд), написал о них трогательно. *

С 1990-х годов французское государство пошло на некоторый путь признания своего соучастия в Холокосте и информирования своих граждан о том, что произошло.В 1995 году президент Жак Ширак произнес мрачную речь, в которой сказал: «Эти темные часы навсегда запятнали нашу историю и являются оскорблением нашего прошлого и наших традиций». Но битвы за военную память продолжаются. В 2018 году президент Макрон настоял на том, чтобы воздать должное маршалу Петену за его службу в Первой мировой войне, и возрождающиеся французские ультраправые в последние годы стали более агрессивно защищать Виши. (Как ни странно, один из главных защитников, Эрик Земмур, является евреем.) Франция могла бы сделать больше в музеях, подаренных ей еврейскими гражданами, чтобы почтить память тех мужчин и женщин, которые ничего не хотели, чтобы их считали полностью французскими.Для начала, он мог бы убедиться, что каждый посетитель имеет возможность приобрести на французском языке копию преследующей книги Джеймса Маколи.

Германия стала толерантной нацией только болезненными маленькими шагами

После 12 лет фашизма, шести лет войны и концентрированного геноцидного убийства во время Холокоста национализм должен был быть полностью дискредитирован. Однако этого не было. На протяжении десятилетий сохранялись националистические настроения. Они преобладали по обе стороны так называемого железного занавеса и преобладали на Глобальном Севере, а также в развивающемся мире Глобального Юга.Даже в Федеративной Республике Германии отказ от `` клетки, называемой Отечеством '' - как Китенхев, главный герой романа Вольфганга Кеппена Теплица (1953), назвал свою удручающе националистическую Западную Германию, - начался не сразу.

Однако когда поворот действительно начался, страна Китенхёва отправилась в замечательное путешествие - не одно стремительное движение по шоссе к космополитизму, а скорее медленное, которое потребовало ряда небольших шагов, ведущих к постепенному созданию более мирного мира. разнообразная и исторически честная нация - лучшая Германия.

После крушения Третьего рейха немцы широко обвинили другие страны во Второй мировой войне. «Каждый немец знает, что мы не виноваты в развязывании войны», - утверждал нацистский журналист Хильдегард Розелиус в 1946 году. Для «каждого немца» это знакомство американского фотографа Маргарет Бурк-Уайт определенно преувеличило. Но в 1952 году 68 процентов опрошенных немцев дали иной ответ, чем «Германия», на вопрос о том, кто начал Вторую мировую войну, и только в 1960-х годах это мнение упало в меньшинство.

В середине 1950-х годов почти половина всех опрошенных немцев ответили «да» на утверждение, что «если бы не война, Гитлер был бы одним из величайших государственных деятелей 20-го века». До конца 1950-х годов почти 90 процентов ответили, кроме «да», на вопрос, должна ли их страна признавать линию Одер-Нейсе, новую границу с Польшей. Возможно, наиболее показательным из всего было их отношение к евреям. 12 июня 1946 года Ханна Арендт высказала Дольфу Штернбергеру, одному из самых известных публицистов оккупированной Германии, мнение, что «Германия никогда не была более антисемитской, чем сейчас.«Еще в 1959 году 90 процентов опрошенных немцев считали евреев принадлежащими к другой расе, в то время как только 10 процентов думали об англичанах с этой точки зрения.

Сумма этих взглядов позволяет предположить, что клетка Китенхева, называемая Отечеством, оставалась закрытой более двух десятилетий после падения Третьего Рейха.

Как и в большинстве стран Европы и мира, Германии не хватало мощного дискурса, альтернативного национализму. До 1970-х годов Декларация прав человека Организации Объединенных Наций не пользовалась особой популярностью в послевоенной Европе.Региональная принадлежность, например к Европе (или панафриканизм или панарабизм), была более жизнеспособной, но пока ограничивалась небольшим числом элит. Резкая защита капитализма также мало способствовала истощению запаса националистических стереотипов. А на западной стороне «железного занавеса» антикоммунизм скорее поддерживал, чем подрывал нацистский национализм.

Более того, послевоенный мир был наводнен новыми национальными государствами, особенно когда наступила постколониальная эпоха. В 1945 году в ООН была представлена ​​только 51 независимая страна: 30 лет спустя - 144.Будь то в Индии Джавахарлала Неру или в Гане Кваме Нкрумы, национализм и обещания самоопределения разожгли антиколониальные движения за независимость в Азии и Африке. В Европе национализм также продолжал формировать претензии на права групп и территориальные границы. В Германии, разделенной и не полностью суверенной до 1990 года, это послужило основой для дискуссий о возможном объединении, о праве изгнанных этнических немцев на возвращение на свою восточноевропейскую родину и о законности восточных границ Германии.Действительно, только в 1970 году, через четверть века после войны, Федеративная Республика Германия наконец признала законной границу Германии (установленную на Потсдамской конференции в 1945 году) с Польшей. И все же почти половина граждан Западной Германии выступила против признания.

Образ мыслей некогда нацифицированной вооруженной нации составлял один набор подкреплений

Распространение исключительного национализма в послевоенный период также отражало новую основную реальность.Вторая мировая война создала Европу, состоящую из почти однородных национальных государств. Ряд западноевропейских стран, которые теперь считаются разнообразными, в то время были прямо противоположными. Население Западной Германии, родившееся в чужой стране, составляло всего 1,1 процента, и этот незначительный процент оказался образцом для мозаичного континента в целом. В Нидерландах было еще меньшее количество иностранцев, а иностранцы составляли менее 5 процентов населения Бельгии, Франции и Великобритании.В межвоенные годы в странах Восточной Европы, таких как Польша и Венгрия, были значительные этнические меньшинства и большое еврейское население. В послевоенный период их почти не было, и поляки и венгры остались в основном сами по себе.

Также во время деглобализации европейцы не часто выходили за пределы своих границ, и немцы не были исключением. В 1950 году большинство немцев никогда не бывали за границей, кроме как в качестве солдат. Около 70 процентов взрослых женщин никогда не выезжали из Германии.Путешествие, роскошь, которой пользуются немногие, не было популярным до середины 1950-х годов, а международные путешествия стали по-настоящему массовым явлением только в 1970-х, когда у большинства людей были собственные машины. В первые десятилетия туризма немцы в основном посещали немецкоязычные направления, такие как замки на Рейне или северные склоны Альп. В эти десятилетия немногие немцы, за исключением высокообразованных, знали иностранные языки, и большинство других европейцев, если не считать рабочих-мигрантов, не исключение.

Таким образом была укреплена клетка, названная Отечеством. Сохранение в мире национализма привычек мысли когда-то нацифицированной вооруженной нации составляло один набор подкреплений. Относительная однородность послевоенных наций и отсутствие зарубежного опыта мирного времени составляли другое. Также было третье подкрепление, удерживающее клетку закрытой. Это было то, что немцам было что скрывать.

В послевоенный период Германия была полна военных преступников. Европейские суды осудили около 100 000 немецких (и австрийских) преступников.Общая сумма обвинительных приговоров союзниками по Второй мировой войне, включая Соединенные Штаты, Советский Союз и Польшу, еще больше увеличивает это число, равно как и более 6000 правонарушителей, которых западногерманские суды отправят в тюрьмы, и почти 13000, которые гораздо более суровый судебный режим Восточной Германии осужден.

Тем не менее, многое еще нужно было скрыть. На нижнем уровне нацистской системы командования ужасающее количество преступников различных оттенков соучастия отделались безнаказанно и без последствий.Может быть достаточно двух резких примеров. Только 10 процентов немцев, когда-либо работавших в Освенциме, даже предстали перед судом, и только 41 из примерно 50 000 членов кровавых немецких полицейских батальонов, ответственных за убийство полумиллиона человек, когда-либо видел тюрьму изнутри.

Судебные процессы и приговоры раскрывают только часть истории соучастия. Многие немцы, не причастные к преступлениям, приобрели недорогую собственность и товары. Подробные отчеты из северогерманского города Гамбурга показывают, что только в этом городе около 100 000 человек купили конфискованные товары на аукционах еврейских товаров.По всей Федеративной Республике дома, синагоги и предприятия, когда-то принадлежавшие соседям-евреям, теперь находились в руках немцев. Mutatis mutandis , то, что было верным в отношении количества людей, причастных к убийствам и кражам Третьего рейха, также верно и в отношении того, что люди знали. « Davon haben wir nichts gewusst » («Мы ничего не знали об этом [убийстве евреев]»), граждане Западной Германии не уставали повторять в первые десятилетия после войны. Историки сейчас спорят, знала ли на самом деле треть или даже половина взрослого населения о массовых убийствах, даже если большинство ученых признают, что немногие немцы имели подробные сведения об Освенциме.

Немцы здесь разделили европейскую судьбу, даже если им было больше всего скрывать. В своей новаторской статье «Прошлое - другая страна: мифы и память в послевоенной Европе» (1992) покойный Тони Джадт указал на ставки, на которые почти вся оккупированная Европа прикрывала сотрудничество с нацистскими властителями. Это было не просто забвение, как иногда предполагают. Скорее, это включало постоянное и сознательное сокрытие. В конце концов, многие люди (особенно в Восточной Европе, где преобладали евреи) обогатились, просыпаясь в `` еврейских мехах '', как говорится, и занимая еврейские дома в том, что, несомненно, было одним из величайших принудительных реальных -сословные переводы современной истории.

По всем этим причинам клетку, называемую Отечеством, было нелегко покинуть, и вместо того, чтобы представить секретный ключ, открывающий ее дверь, имеет больше смысла проследить за тяжелой работой, связанной с ослаблением ее трех основных измерений: воюющая нация, однородная нация и нация сокрытия. Только когда западные немцы смогли расстаться с этими ментальными шаблонами, они смогли даже начать выходить из клетки. К счастью, в послевоенную эпоху Германия была благословлена ​​продолжительным процветанием, увеличением иммиграции и течением времени.В сочетании с небольшими, часто смелыми шагами отдельных лиц и организаций, эти факторы позволили западным немцам в конечном итоге принять мир, разнообразие и причину исторической правды: короче говоря, выйти из клетки.

Типично для наций, когнитивно все еще находящихся в состоянии войны, проблемой для многих немцев была измена

Видение «живой, а не смертоносной концепции Отечества», как выразился Дольф Штернбергер в 1947 году, было заложено еще в первые годы оккупации.Штернбергер, отрезавший букву «А» от своего имени, выступал за другой тип нации, который требовал открытости и вовлеченности, но не заканчивался прославлением убийства и умирания на войне или маргинализации и преследования других. . Нация как источник жизни, как опекун своих граждан, а не как средство силы, экспансии, войны и смерти: это было первоначальным видением Штернбергера.

Это была концепция Германии, которую западные немцы постепенно приняли, символически заменив военное государство государством всеобщего благосостояния, заменив казармы и танки на универмаги и высокопроизводительные автомобили.Благодаря бархатному переходу, когда ВВП на душу населения в период с 1950 по 1980 год увеличился в четыре раза, немцы пришли к выводу, что их недавнее демократическое прошлое было намного предпочтительнее даже мирных лет Третьего Рейха. Забывая, насколько прочной и тесной была клетка в послевоенный период, современные критики часто насмехались над этим поверхностным принятием «справедливой демократии». Тем не менее, имея более широкий кругозор, мы теперь знаем, что процветание и отсутствие войны являются фундаментальным предварительным условием глобального перехода к демократии, большая часть которого произошла в послевоенную эпоху.В 1939 году примерно 12 процентов населения мира жили в условиях демократии, но к концу 20 века почти 60 процентов жили.

Медленный выход Германии из менталитета вооруженной нации был важен для ее присоединения к демократическим странам мира. Но выход был отнюдь не легким. В этом контексте поучительно увековечивание памяти консервативных участников сопротивления, которые пытались убить Гитлера 20 июля 1944 года, но потерпели неудачу. В 1951 году около 40 процентов немцев заявили, что они за участников сопротивления, в то время как около 30 процентов были против них, а остальные не знали или не знали о так называемой операции «Валькирия».Типично для наций, мысленно все еще находящихся в состоянии войны, проблема для многих немцев была воспринята как измена во время войны. Особенно это касалось мужчин. Более половины всех немецких мужчин считали покушение морально неправильным. И даже из тех, кто одобрял это, значительная часть думала, что сопротивляющимся следовало подождать до окончания войны.

Сохранение менталитета нации, вооруженной оружием, затмило один из самых спорных вопросов ранней Федеративной республики: воссоздание армии в 1955 году.Возникла широкая коалиция, от церковных организаций до профсоюзов, чтобы предостеречь от последующей ремилитаризации немецкого общества. Когда стало ясно, что армия будет возрождена, те же активисты работали над тем, чтобы солдаты были «гражданами в униформе», готовыми отказываться от заведомо неэтичных приказов. Таким образом, по замыслу новая армия, Bundeswehr , олицетворяла отказ от прусских и нацистских традиций. Тем не менее, около 80 процентов офицеров этой недавно созданной федеральной обороны когда-то служили в вермахте , вооруженных силах нацистской Германии.

Основные координаты державной нации - как и в первую четверть века после окончания Второй мировой войны. Однако постепенно европейцы «изобрели мир», по словам военного историка Майкла Ховарда, и стали думать о войне как о неестественном состоянии, неподходящем цивилизованным обществам.

Дискуссия заключалась не в том, следует ли разрешить иностранным рабочим оставаться в стране, а в том, на каких условиях и при какой поддержке

В послевоенной Германии отказ от военной службы по соображениям совести был надежным показателем этого нового отношения к миру.В первые годы Бундесвера почти все призванные молодые люди приходили на службу. Но к началу 1970-х годов количество заявлений о признании отказниками от военной службы по соображениям совести превысило 20 000 и продолжало расти в течение 1970-х и 80-х годов, так что за два года до объединения число заявителей приблизилось к 80 000. К этому времени немецкие движения за мир, реагируя на сверхдержавы, превратившие две Германии в вооруженные лагеря, подорвали престиж всего военного дела среди молодежи.К 2000 году немцы были одними из наименее готовых взять в руки оружие и сражаться за свою страну: только треть опрошенных заявили, что сделают это.

Выход из клетки, называемой Отечеством, также занял больше времени для тех, кто видел свою принадлежность с точки зрения этнической принадлежности и воспринимал нации как этнически однородные единицы. Этот второй выход также начался позже, чем конфронтация с милитаристским прошлым Германии, и, по иронии судьбы, строительство Берлинской стены 13 августа 1961 года сильно ускорило его.Стена, призванная положить конец оттоку квалифицированной молодежи из Восточной Германии на Запад, разжигала национальные страсти в краткосрочной перспективе, но не в долгосрочной перспективе. Следующее поколение молодых западных немцев пришло к выводу, что решение «два государства, одна нация», как позже выразился канцлер Западной Германии Вилли Брандт, было постоянным. Стена также ускорила усилия Западной Германии по привлечению гастарбайтеров (гастарбайтеров), поскольку массовый приток из Восточной Германии (более 3 миллионов человек в период с 1945 по 1961 год) внезапно прекратился.

Соседи в Эссене, Западная Германия, в 1982 году отмахиваются от турецкой семьи, уезжающей на ежегодный отпуск в Турцию. Фото Хеннинга Кристофа / ullstein bild via Getty

Словно поворотами калейдоскопа, этническое созвездие Запада Германия начала меняться, сначала медленно, потом быстро. Так называемая остановка найма рабочих 1973 г., призванная сократить приток иностранцев до минимума, фактически удвоила количество рабочих, приезжающих в Западную Германию, и побудила их привести свои семьи.К 1982 году, когда Западная Германия все еще не оправилась от нефтяного кризиса и безработица составляла 10 процентов, в стране внезапно появилось 7,5 процента иностранного населения. Почти 80 процентов западных немцев считали, что в их стране сейчас проживает слишком много иностранцев. Такого мнения придерживались даже 60 процентов западных немцев, отождествляющих себя с новой партией зеленых.

Споры, которые продолжаются до сих пор, уже начались относительно того, в какой степени Западная Германия стала тем, что Хайнц Кюн, уполномоченный по иностранным делам в правительстве Гельмута Шмидта, назвал бы «нацией иммигрантов».Произошла необратимая ситуация, писал Кюн в 1979 году, и «тем, кто желает остаться… должна быть предложена безусловная и постоянная интеграция». Меморандум Кюна, о котором забыли все, кроме специалистов по истории немецкой иммиграции, эффективно изменил основы дискуссии - не о том, следует ли разрешить иностранным рабочим оставаться в Германии, а на каких условиях и при какой поддержке. Это также вызвало зарождающуюся дискуссию о том, в какой степени иностранцы были не гостями, а Mitbürger , согражданами.

В жизни наций маленькие открытия могут иметь глубокие последствия. В эти послевоенные годы всеобщее процветание позволяло немцам путешествовать в качестве туристов, а не в качестве солдат, и действительно, ни одна крупная европейская страна не доставляла столько туристов в другие европейские страны, как Западная Германия. Что еще более важно, процветание продолжало привлекать рабочих в Федеративную Республику. К концу века в объединенной Германии будет иностранное население примерно в восемь раз больше, чем в 1950 году; в процентном отношении население иностранного происхождения в 2000 году не сильно отставало от населения США.

Тем не менее, если изоляция предыдущих десятилетий исчезла, этническая сегрегация осталась, а настроения против иностранцев продолжали отравлять как частную, так и общественную сферу. Действительно, после объединения в 1990 году оно разразилось еще большим насилием, чем когда-либо прежде. Начиная с городов на востоке, где была высокая безработица, перспективы мрачные, а опыт общения с иностранцами ограничен, жестокое и часто смертельное насилие против иностранцев происходило в Хойерсверде, Дрездене, Ростоке-Лихтенхагене и многих других общинах и вскоре распространилось на западную Германию.К 1993 году экстремисты, выступающие против иностранцев, убили почти 50 не-немцев, а к концу десятилетия - более 100.

Конец ли концепции иммигрантской нации, как многие предупреждали? Лучшие свидетельства говорят об обратном. В ответ на убийства сотни тысяч немецких демонстрантов (по некоторым оценкам, более миллиона) вышли на улицы, чтобы публично выступить против насилия. Это были мужчины и женщины всех возрастов, социальных слоев и политических убеждений. Многие никогда раньше не выступали.Но они хотели, чтобы мир знал, что «это не мы». «Мы» было для них важно. Ибо это был призыв против ксенофобских националистов в их среде и за более инклюзивную нацию. И к концу 90-х этот общий призыв стал трансформироваться в жесткую политику. В 2000 году новые правила о гражданстве отразили новый инклюзивный дискурс, сделав значительные уступки jus soli , идее о том, что вы являетесь гражданином того места, где вы родились, в отличие от jus sanguinis , старой немецкой меры, определяющей гражданство по крови.Почти сразу около миллиона иммигрантов стали гражданами Германии. С середины 1990-х годов количество браков между двумя странами увеличилось вдвое, составляя более 7 процентов всех гетеросексуальных браков в Германии. Однако новая иммиграционная нация была далеко не безоговорочной территорией, как показал рост ксенофобных популистов в разгар кризиса с беженцами 2016 года. И все же здесь, как и в 1990-е годы, количество немцев, которые вышли, чтобы публично продемонстрировать толерантность и протянуть руку помощи, было достойным похвалы.

Терпеливая работа по поминовению пропавших без вести в предыдущие десятилетия теперь продолжалась с удвоенной силой

Самым замечательным преобразованием было, однако, третье: как Германия столкнулась со своим прошлым. Он не сразу столкнулся с этим. Конечно, можно оправдать аргумент, что подлинный и честный поворот в прошлое может начаться только после того, как пройдут основные военные испытания и вопрос реституции собственности будет урегулирован и урегулирован. Следуя этой логике, можно было ожидать всплеска интереса к национал-социалистическому прошлому после испытаний конца 1950-х - начала 60-х годов.Но в конце 1960-х гг. Страстное убеждение, а не терпеливое переосмысление было в порядке вещей, и политическая идеология, вместо углубления исторического анализа, часто закрывала понимание. Остается спорным утверждение, что серьезный и устойчивый интерес к национал-социалистическому периоду не проявился в конце 1960-х годов, и что вместо этого наступило `` второе забвение '', как один ведущий западногерманский историк описал 1970-е годы.

Интерпретация, которая приуменьшает важность прорыва конца 1960-х годов, переносит поворот в конец 1970-х и начало 1980-х годов, когда сошлись четыре события.Первым было 40-летие в 1978 году ноябрьского погрома ( Хрустальная ночь ) 1938 года; он вызвал большое количество поминовений, особенно в крупных городах Западной Германии. Второй - выход в эфир минисериала американского телевидения Holocaust (1979). Некоторую часть этого видели около 20 миллионов немцев, в основном в Федеративной Республике, и сама структура повествования побуждала их идентифицировать себя с главной героиней - бесстрашной Ингой Хелмс Вайс, которую играет Мерил Стрип, которая вышла замуж за еврейскую семью. и сделала все, что могла, чтобы спасти их.Третьим событием, о котором говорят реже, стало завершение продолжавшихся два десятилетия дебатов о сроках давности за нацистские преступления, когда в парламенте Западной Германии было принято единодушное голосование - 255 за отмену таких юридических щитов, 222 против - позволяя властям Западной Германии продолжать охоту на нацистов, виновных в убийстве. И, наконец, четвертое мероприятие: крупный общенациональный конкурс сочинений для старшеклассников в 1981 году, на который было подано около 13 000 работ по теме «Повседневная жизнь в национал-социализме».

Слияние этих четырех событий вызвало эффект цунами. Исследования - в школах и сообществах - резко возросли. По всей стране буквально тысячи школьных учителей, архивистов, пенсионеров, заинтересованных граждан и школьников - таких как реальная Анна Росмус, история которой была рассказана в фильме Майкла Верховена The Nasty Girl (1990) - копались в местных архивах и исследовали, что происходит в их собственных общинах, часто работая с евреями, которые когда-то жили в этих городах и поселках, а теперь находятся в Израиле, Франции, Великобритании, Аргентине или США.Внезапно терпеливая работа поминовения, которой не хватало в предыдущие десятилетия, была возобновлена ​​с удвоенной силой. Люди восстановили синагоги, обнажили заброшенные бараки, которые когда-то использовались для размещения подневольных рабочих, и обнаружили буквально сотни подлагерей концентрационных лагерей по всей Германии. Они выступали, писали статьи, издали книги. Вряд ли какой-либо город в Германии с населением более 20 000 человек и местом, где когда-то жили евреи, теперь не знает, что произошло тогда, и какая участь постигла живших там евреев - бывшего еврейского Mitbürger , как теперь стали называть их многие немцы.

История того, как Германия столкнулась со своим прошлым, часто рассказывалась, последняя из которых - в книге Сьюзан Нейман Уроки у немцев: гонка и память зла (2019). Менее распространено объединение этого конфликта с конфронтацией Германии с ее милитаристским прошлым и ее превращением в иммигрантскую нацию. Слияние этих трех способов заново построить Германию - превратить ее в мирную нацию, нацию иммигрантов и правдивую нацию - позволило немцам выйти из националистической клетки, которую Китенхёв назвал Отечеством.

Конечно, метафора не идеальна. В основном немцы не вышли из клетки, оставив нацию позади; в основном они не стали космополитами или европейцами, даже если для некоторых это был путь. Когда в опросе общественного мнения в 2001 году немцев попросили выбрать между идентичностями, подавляющее большинство ( c 75 процентов) выбрали в качестве основного идентификатора «немцев», а не «европейцев» или «гражданин мира». Эти опросы показывают, что немцы вышли из клетки, став лучшими немцами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *