Сафо поэзия: Сапфо стихи: читать все стихотворения, поэмы поэта Сапфо

Сафо (Сапфо). Греческая поэтесса

Сафо (Сапфо, Σαπφώ 630-570 гг. до н.э.) — греческая лирическая поэтесса из Лесбоса, известная своими романтическими стихами и песенной лирикой. Лесбийская любовь также связана с ее именем.

Жизнь Сафо

Мало что известно о ее жизни. Родилась Сафо в богатой семье на острове Лесбос, у неё было три брата, один из которых служил виноделом в городе Митилини. Сафо была замужем за богатым человеком из Андроса, от которого у нее родилась дочь Клеида. «Мой золотой цветок» — так упоминала поэтесса дочку в своем стихотворении.

Сафо была современницей древнегреческого поэта Алкеоса, мудреца и законодателя Питтакоса.

Из-за политических волнений на Лесбосе, которые привели аристократию острова к изгнанию из столицы Митилини, Сапфо временно бежала на Сицилию. Позже, после свержения тирании, она вернулась в Митилини.

Поэзия Сапфо

Вокруг поэтессы всегда собирались молодые красивые девушки из аристократических семей острова, слушая прекрасные стихи Сафо, стараясь научиться искусству музыки и поэзии.

Сапфо восхваляла любовь с серьезностью и страстью гения, она писала эротические стихи, гимны богам и восхищения женщинами. Ее поэзия полна спонтанности и сильных эмоций, многие тексты несли сильный эротизм. описание эротического желания.

Отношения между поэтессой и её ученицами, вдохновленные любовными текстами произведений, были позже признаны неприличными.

Восприятие общества к поэзии Сафо менялось на протяжении веков, в зависимости от отношения к эротизму и сексуальности. От отступничества, которое ее стихи получили в древности, они были сожжены в огне первыми христианами, чтобы снова «заново открыться» в эпоху Возрождения, а затем подвергнуться критике в современной литературе.

После смерти Сафо, на её родине, Лесбосе была выпущена монета с изображением лирической поэтессы. Памятники Сафо были установлены в Сиракузах и Пергаме, в то время как кенотаф был установлен в Сиракузах.

Астероид 80 Sappho, открытый английским астрономом в 1864 году, был назван в честь древнегреческой поэтессы Сафо.

Анализ стихотворения Сафо «К Афродите»

           [К АФРОДИТЕ]

                   Пестрым троном славная Афродита,

                   Зевса дочь, искусная в хитрых ковах!..

                   Я молю тебя, не круши мне горем

                                                        Сердца, благая!

                   Но приди ко мне, как и раньше часто

                   Откликалась ты на мой зов далекий

                   И, дворец покинув отца, всходила

                                                           На колесницу

                   Золотую. Мчала тебя от неба

                   Над землей воробушков малых стая;

                   Трепетали быстрые крылья птичек

                                                         В далях эфира,

                   И, представ с улыбкой на вечном лике,

                   Ты меня, блаженная, вопрошала,

                   В чем моя печаль и зачем богиню

                                                            Я призываю,

                   И чего хочу для души смятенной.

                   «В ком должна Пейто, скажи, любовно

                   Дух к тебе зажечь? Пренебрег тобою

                                                        Кто, моя Сапфо?

                   Прочь бежит — начнет за тобой гоняться.

                   Не берет даров — поспешит с дарами,

                   Нет любви к тебе — и любовью вспыхнет,

                                                      Хочет, не хочет».

                   О, приди ж ко мне и теперь от горькой

                   Скорби дух избавь и, что так страстно

                   Я хочу, сверши и союзницей верной

                                                  Будь мне, богиня.

Поэты и философы Греции называли ее «лесбосским соловьем», «досточтимой», «божественной», «целомудренной», «непорочной», «десятой Музой». «Сапфо фиалкокудрая, чистая, с улыбкою нежной…», – написал о ней ее друг поэт Алкей.

Сафо держала на «счастливом» острове Лесбосе школу, в которую отсылали учиться девушек из лучших семей со всей Эллады. Сафо воспела в своих бессмертных стихах восхищение чудом женской природы. Она одна из всех женщин за все времена сообщила о том, что именно к женщине женщина и чувствует настоящую любовь и страсть, восхищение и нежность.

Жанр этого стихотворения – послание. Сафо обращается к богине любви Афродите как к своей покровительнице.

В стихотворении множество эпитетов (пёстрым троном, вечный лик, горькая скорбь), что придаёт ему образность. Для стиля Сафо характерна метафоричность  и инверсивность (союзница верная, от горькой скорби дух избавь). Имеется лексический повтор (Нет любви к тебе – и любовью вспыхнет), что позволяет выразить лирическому герою своё субъективно-экспрессивное отношение к происходящему. Кроме того, этот повтор одновременно является антитезой как семантической, так и синтаксической.

Как и все древнегреческие поэты, Сафо активно использует перифразы (богиня, благая, блаженная), аллегорию и символику («колесница золотая» как атрибут богини).

Для этого стихотворения, как и для всего жанра в целом, характерны риторические восклицания (благая!) и риторические вопросы (Пренебрёг тобою кто?).

Стихотворение написано гекзаметром, рифма отсутствует. Цельность стиху придаёт чёткая ритмическая организация. Каждая четвёртая строка укорочена и состоит из трёх ударных и двух безударных слогов. Это придаёт стиху особое звучание и «сшивает» воедино все строфы. Условно можно выделить 7 четырёхстрочных строф, поделённых скорее ритмически, чем по синтаксическому или семантическому принципу.

Шкатулка Сапфо. ~ Поэзия (Прозаические миниатюры)



Шкатулка. Лакированный под Палех ящичек… Простой, незамысловатый…Теплый, обласканный лучами солнца, прикосновением ладоней, теплом ветра… Шкатулка, подаренная в детстве… я придумала для нее историю, как и для многих вещей в нашем доме.. Шкатулка Сафо. В ней хранятся обрывки времени, в образе засушенных лепестков фиалки.. У Сапфо были фиалковые глаза..
«Что это значит? » — задумываюсь я на секунду.. Глаза цвета фиалки, темно синие, с густою, бархатистою тенью ресниц.. Она была небольшого роста, Сапфо Митиленская, и некрасива, но в те минуты, когда слетала на нее тень вдохновения, лицо ее оживлялось и менялось тотчас, и она превращалась в прекраснейшую из прекрасных, как говорил Сократ… Шкатулка Сапфо… Почему то я называю ее именно так, найдя среди россыпей заколок для волос, браслетов, нитей жемчуга и янтаря крохотную записную книжку с обрывками строф, недописанных сюжетов, росчерков пером, карандашных набросков.. Я закусываю губы, как от нестерпимой боли, а потом медленно начинаю улыбаться..
Губы раскрыты в улыбке, подобно
Цветку для Алкея…

— наплывает на меня, хранящаяся в недрах памяти строфа… Алкей? Кем был для Сапфо Алкей? Просто другом? Возлюбленным? Соперником – поэтом? Никто не знает теперь…Угадывать же — пытаются многие…. Но иногда человеческая жизнь – непостижимая загадка Вечности, несмотря на простые, казалось бы, линии…
Фиалки из сада, которые ты мне приносишь иногда по утрам, зябкие от росы, чуть колкие, словно испуганные… Я ставлю их в кувшин или маленькую вазу, которая напоминает амфору и в памяти снова всплывает, зажигается не прошенная искра строфы, как искушение древним воспоминанием, миражом » де жа вю»…
И в амфоре засохший лепесток,
Фиалки полудикой, ароматной…

Шкатулка Сапфо… Я бережно касаюсь пальцами лакированного края.. Огненная капля заката попадает на него, и словно обвивает тонкой нитью – бантом. Как будто скрепляет печатью.. Жгучей, вобравшей в себя бусины солнца… Такие же, как и те, которые собирала чуткими пальцами Сапфо, впуская их в душу…..Словно перебирала струны лиры, в ожидании, когда появится на горизонте лодка Фаона, храброго рыбака, плавающего, как дельфин…Фаон пел для нее рыбацкие песни, а однажды, шутя, не задумываясь достал со дна моря редкостную, пеструю жемчужину, белую с черными пятнышками.. Сапфо пошутила тогда, что эта жемчужина вобрала в себя белизну и нежность морской пены из которой вышла Афродита и черноту ночи, возлюбленной Зевса – громовержца, украшающего ее ожерельем молний и зарниц… Фаон возражал, что черные пятна- это слезы прекраснорожденной богини Любви после того, как она потеряла свою надежду на встречу с Парисом.. Ведь небожителям не дозволено роком и властью Зевса любить простых смертных… Дозволено только шутить над ними… Сапфо в ответ на эти тирады лишь загадочно улыбалась…..Улыбаюсь и я, осторожно опуская крышку шкатулки и пряча в ней луч заката, обвивающий тонкой нитью прошедший день, все тайны Души, все недописанные строфы…
Февраль 2012г Светлана Макаренко — Астрикова . Авторский текст.

1

14. Любовная и обрядовая поэзия Сафо.

Сафо давно относится к числу тех поэтов, о которых написано во многие сотни раз больше, чем было создано самим автором. Среди женщин-поэтов, которые когда-либо рождались на Земле, она всегда будет оставаться первой, — не только потому, что время пощадило и донесло до нас восхитительные звуки ее песнопений.

Сафо — это явление за рамками литературы и искусства. Творчество Сафо воплощает в себе некую магическую силу всепроникающей любви. В наше время уже не каждый скажет, кем она была. Мало кто догадывается и где находится остров Лесбос, но всякий знает о существовании рода любви, воплощенного в стихах Сафо. Можно утверждать, что Сафо стоит у истоков чрезвычайно длинной родословной — ее присутствие на протяжении всех 2000 лет, вплоть до наших дней, загадочным образом оказывало влияние на поэтические души.

Главные жанры поэзии Сафо — гимны, свадебные песни (эпиталамии), обрядовые песнопения. В ее стихах — мир женских переживаний, много света, солнца. Широко известен ее гимн «К Афродите», вдохновенное прославление той, кто посылает людям любовь. Для Сафо любовь не только физическое влечение, радость, но и страдание, порой близкое к болезни: «По мне — тот не смертный, а бог безмятежный, Кто может спокойно сидеть пред тобой И слушать твой голос пленительно нежный И смех восхитительный твой».

При виде любимого у нее немеет язык, ее бросает в жар. Любовное переживание у Сафо обычно перекликается с явлениями природы, с картинами ее потрясающей красоты, например с блеском моря, запахом цветов, сиянием луны. Сафо жила в особом мире, населенном богами, светозарными и радостными. Один из дошедших до нас фрагментов состоит всего из строки: «Говорила я во сне с Кипридорожденной» — богиня действительно являлась ей в сновидениях.

Древние называли Сафо «лесбосским соловьем», считали ее «равной богам». Солон, услышав одно из ее стихотворений, сказал, что не хочет умереть прежде, чем не выучит его наизусть. Платону приписывают такое стихотворение: «Девять на свете есть муз, утверждают иные. Вот и десятая к ним, — Лесбоса дочерь, Сапфо!» Образ Сафо привлекал многих поэтов, художников, музыкантов. Она стоит у истоков того, что некоторые критики называют «женской поэзией». В России XX в; ярко представлен творчеством Анны Ахматовой и Марины Цветаевой, тоже в известной мере представительницами «женской поэзии».

Но не только личные, интимные переживания запечатлевала греческая лирика. В Греции создавались стихи, в которых шла речь о событиях, имеющих широкую общенародную значимость, и исполнялись они не индивидуальным поэтом-певцом, но хором. Возникла хоровая лирика. Ее отличал мифологический сюжет, нередко приподнятый торжественный стиль. Главным жанром хоровой лирики была ода. Слово «ода» означает «песня». В дальнейшем одой стали называть стихотворное произведение, торжественное, возвышенное.

Великая поэтесса Сафо впервые заговорила о любви, об упоении победителя и бессильной ярости побежденного; в ту пору родилась и гражданская лирика. Сочетание изумительной художественной фантазии с глубоко человеческими чувствами и стремлениями героев делает стихи Сафо бессмертными. Духом лирики проникнут и следующий по времени вид греческой литературы — драма. То был век расцвета афинской демократии, когда театр был не только зрелищем, но и своего рода университетом, где зрители с благоговением внимали словам поэта-учителя. А поэт не только поучал, но и будил мысль, ставя вопросы, которым суждено было много веков мучительно тревожить людей. Что управляет человеческой жизнью? Что выше – законы государства или неписаные «божественные» законы, т. е. старинные обычаи? Древняя трагедия очищала и возвышала, рождая восхищение мужеством и стойкостью героя, его правотой в борьбе против сил, заведомо неодолимых.

Стихи Сафо излучают свет и тепло, бесконечную радость общения. Она писала обо всем — это и ревность, и обида, и горечь разлук и утрат. В ее стихах любовь к мужчине упоминается лишь однажды, да Она писала стихи на эолийском диалекте. Лирика Сафо, простая и страстная, скорее, более близка к народному эпосу, и то только затем, чтобы сразу же быть решительно отвергнутой в пользу страсти к женщине. Ее темы — любовь и ненависть, нежное общение подруг, девичья красота. Ей первой удалось отразить в стихах внутреннюю жизнь, чувства и ощущения, душевные страдания мучимой ревностью или любовью. Она писала стихи в самых разнообразных стихотворных размерах, и в ее честь один из них до сих пор называется «сапфическим» (т.е., «сапфическая строфа»). Знатоки древнегреческого языка утверждают, что даже самый точный перевод не в состоянии передать мягкое благозвучие стихов Сафо.

С лирой в руках, она декламировала свои жаркие строфы. Все ее произведения или призывы к любви, или жалобы на нее, полные любви и горечи. Она оказала огромное влияние на Горация и Катулла, родственного ей по духу певца нежных чувств и страстей. Страбон не называл ее иначе, как «чудом», утверждая, что «напрасно искать во всем ходе истории женщину, которая в поэзии могла бы выдержать хотя бы приблизительно сравнение с Сафо». Сократ величает ее своей наставницей в вопросах любви.

Сапфо. 50 знаменитых любовниц

Сапфо

(род. ок. 612 г. до н. э. — ум. ок. 572 г. до н. э.)

Великая древнегреческая поэтесса, глава музыкальной и поэтической школы.

«…Те, кому я

отдаю так много, всего мне больше мук причиняют».

Эти строки написаны еще две с половиной тысячи лет назад. Но как много наших современников могут сказать: «Да, и я ощущаю то же самое». А все потому, что любовь — это бессмертное чувство. Бессмертны и люди, его воспевающие.

В истории мировой литературы вряд ли можно найти поэтессу более страстную и более загадочную, чем Сапфо. Что мы знаем о ее жизни? Только то, что родилась она на острове Лесбос. Что мы знаем об острове Лесбос? Только то, что когда-то здесь жила Сапфо. Круг замкнулся. Потому всякому биографу волей-неволей приходится использовать непроверенные сведения, взятые из легенд. Их о великой Сапфо сложили великое множество. Вот пример: по сей день немало людей считают поэтессу первой женщиной, вкусившей плод нетрадиционной любви. Подобное заблуждение бытовало еще в древнем мире. Но вот что написал по этому поводу Лукиан: «Женщины Лесбоса действительно были подвержены этой страсти, но Сапфо нашла ее уже в обычаях и нравах своей страны, а вовсе не изобрела сама».

Лесбос — один из множества небольших островков, которыми щедро усеяно Эгейское море. Греки называли этот остров «блаженным», «счастливым», ведь земля Лесбоса плодородна, а его народ талантлив. И подтверждение этому — Сапфо. Она родилась в небольшом приморском городе Эрес в богатой аристократической семье, но рано осталась без родителей. У нее было три брата — Харакс, Ларих и Эвриг. Скорее всего, Сапфо воспитывалась в школе гетер. В этом заведении девушкам с юного возраста прививали умение держаться в обществе, поддерживать светский разговор и… сочинять. Здесь Сапфо изучила основы стихосложения, освоила декламацию. Но конечно, самое лучшее образование было бы бесполезно, не имей Сапфо врожденного таланта, божественного дара. Представьте себе эту хрупкую невысокую женщину, которая перед собранием сограждан поет-декламирует, играя на лире, пронизанные страстью строки:

«Словно ветер, с горы на дубы налетающий,

Эрос души потряс нам…»

В 595 году до нашей эры на Лесбосе начались политические волнения, и юной Сапфо, как представительнице высшего класса, пришлось бежать на Сицилию. Здесь, судя по всему, она познакомилась с Алкеем, таким же, как она, лесбийским изгнанником. Поэт он был не менее известный и почитаемый, чем Сапфо. Их и по сей день можно увидеть изображенными вместе на уцелевших в вихре столетий древнегреческих вазах. Но если Сапфо была поэтессой, воспевающей любовь, то Алкей был известен прежде всего своей смелой гражданской лирикой — «песнями мятежа». Встретив Сапфо, этот неустрашимый человек стал писать и о чувствах…

Трудно представить внешность Сапфо. Вообще, лесбиянки славились своей притягательностью. Еще Гомер говорил, что женщины Лесбоса «красотой победили всех жен земнородных». Сапфо в одних источниках — златокудрая красавица, в других — черноволосая смуглянка, что далеко от античных канонов красоты. Вот как описывал Сапфо влюбленный в нее поэт Алкей:

«Сапфо святая! С улыбкой нежной, чистой,

С кудрями чудными цвета фиалки темной!»

Восторженный отзыв, не так ли? А вот Овидий вовсе не считал ее такой уж красавицей. В одном из его произведений Сапфо сама говорит о себе: «Если безжалостная природа отказала мне в красоте, ее ущерб я возмещаю умом. Я невелика ростом, но своим именем могу наполнить все страны. Я не белолица, но дочь Кефая (Андромеда) нравилась Персею».

На родной остров она вернулась только через пятнадцать лет и поселилась в Митиленах. Ей было суждено обессмертить этот город. В историю поэтесса вошла под именем Сапфо Митиленской. Она вышла замуж за богатого мужчину, Креокла. У них родилась дочь. Молодая мать была счастлива:

«Есть прекрасное дитя у меня. Она похожа

На цветочек золотистый, милая Клеида».

О, этот цветок Сапфо не променяла бы «на всю Лидию, весь мой милый Лесбос». Но вскоре она потеряла мужа, а по некоторым данным, и дочь…

Что было делать молодой, богатой вдове на Лесбосе? Снова выйти замуж? Претендентов на руку Сапфо, надо полагать, было немало. Среди них — собрат по творчеству и товарищ по сицилийскому изгнанию Алкей. Но он тщетно пытался завоевать сердце «десятой музы», как называл Сапфо Платон. Ему так и не удалось переступить через порог дружбы.

«Хотел бы сказать тебе слово одно,

Да стыд говорить мне мешает».

Эти строки Алкей посвятил прекрасной Сапфо. Чего боялся поэт, которому когда-то не страшен был даже гнев тирана? Неужели так надменна и холодна была «страстная Сапфо»? Да и вообще, о каком душевном холоде можно говорить, если речь идет о женщине, написавшей: «Что касается меня, я буду отдаваться сладострастию, пока смогу видеть блеск лучезарного светила и восторгаться всем, что красиво!» Однако ее ответ на стихотворение Алкея оказался более чем надменным:

«Если б мысли твои были чисты, прекрасны,

С языка не рвалося нескромных речей, —

Никогда б тебе стыд не туманил очей

И слова твои были бы ясны».

Кто знает, почему Сапфо отказывала в любви своему талантливому другу. Быть может, все дело было в ее возрасте?

«Ты мне друг. Но жену

В дом свой введи

Более юную.

Я ведь старше тебя.

Кров твой делить

Я не решусь с тобой».

Что ж, замуж Сапфо выходить не стала. Она возглавила (или основала?) школу риторики и поэзии, которая получила название «Дом муз». «Музы» съезжались к Сапфо отовсюду. Среди ее учениц были и гречанки, и дочери чужих земель. Эрина Феосская, Анагра Милетская, Миртис Антодонская, Коринна Танагрская, Андромеда, Аттида — имена этих женщин, последовательниц Сапфо, сохранила история. О некоторых из них — восхищающие яркой чувственностью строки великой поэтессы. Да, она любила женщин. Как любила все прекрасное в мире. А что может быть красивее женского тела, женской души? К тому же такая любовь вполне укладывалась в рамки моральных воззрений Античности.

«…И каждый раз, как только я

С тобой сойдусь, от нежной встречи

Замлеет вдруг душа моя

И на устах немеют речи…

А пламя острое любви

Быстрей по жилам пробегает…

И звон в ушах… и бунт в крови…

И пот холодный проступает…

А тело, — тело все дрожит…

Цветка поблекшего бледнее

Мой истомленный страстью вид…

Я бездыханна… и, немея,

В глазах, я чую, меркнет свет.

Гляжу, не видя… сил уж нет…

И жду в беспамятстве… и знаю

Вот, вот умру… вот умираю».

Это отрывок из оды Сапфо «К моей любовнице». Ода посвящена любовнице ее брата Родопе. Она была куртизанкой в египетском городе Навкратисе, но Харакс, брат Сапфо, приехав в Египет по торговым делам, влюбился в эту женщину, выкупил ее из рабства и привез в Митилены. Поэтесса со всей присущей ей пылкостью души полюбила Родопу, но та осталась холодна. Сапфо оставалось только завидовать брату:

«Блаженством равен тот богам,

Кто близ тебя сидит, внимая

Твоим чарующим речам,

И видит, как в истоме тая,

Из этих уст к его устам

Летит улыбка молодая».

Можно себе представить, какие ссоры в семье Сапфо вызвала эта молодая женщина. Хараксу пришлось увезти Родопу назад в Навкратис, подальше от сестры-соперницы. Но то ли боги, с которыми Сапфо так свободно общалась в своих произведениях, решили отомстить за подопечную, то ли Хараксу просто не суждена была счастливая жизнь с Родопой, но он потерял ее. В эту прекрасную женщину влюбился сам фараон и сделал ее своей любовницей. «Бедный брат, охваченный любовью к прелестнице, воспылал страстью к ней, нанеся себе ущерб, соединенный с позором. Обеднев, он плавает на легких веслах по лазурному морю и теперь неудачно ищет богатств, неудачно потеряв их. Он ненавидит меня за неправдивые упреки. Вот что дала мне свобода, вот что дал мне любящий язык», — так писал Овидий о тогдашнем состоянии Сапфо.

Сапфо посвящала свои бессмертные творения и многим другим женщинам. Аттида, Иорго, Телезиппа, Анактория, Гонгилия — для кого из них звучал голос поэтессы: «Я спою для моей возлюбленной. Вперед, моя божественная лира, — говори!» Но любовь для Сапфо всегда неразрывно связана с ревностью, а значит, и со страданиями. «Я видела ее, она рвала цветы… молоденькая девушка, с цветочной гирляндой, опутывающей ее прекрасную шею», — это Сапфо написала об Аттиде. Эта ее ученица, пожалуй, чаще всего заставляла сердце поэтессы обливаться кровью в приступах ревности. Как часто Сапфо проводила в слезах ночи напролет, так и не дождавшись, что красавица Аттида разделит с ней ложе. «Неужели, Аттида, это она очаровала твое сердце! — восклицала ревнивица, имея в виду Андромеду. — Женщина дурно одетая, не знающая искусства походки, в одежде с длинными складками». И с горечью продолжала: «Любовь, разбившая мои члены, снова обуревает меня, сладострастная и лукавая, точно змея, которой нельзя задушить». Любовь часто приносила Сапфо боль. Шло время — и та или иная воспитанница покидала ее. Кто-то из них выходил замуж, и тогда Сапфо могла с грустной улыбкой сказать: «Что колечком своим так гордишься ты, дурочка!» А потом вылить тоску расставания в таких строках:

«Мертвой быть я хотела бы…

Плача, так она дом покидала мой.

Вот, что в миг тот сказала мне:

„О, как страшно страдаю я,

Псапфа! Нет, не хочу расставаться я!“

Ей же так отвечала я:

„С чистым сердцем езжай к себе,

Только помни, тебя как любила я…“»

Однако Сапфо писала не только о любви. «Сапфо, поющая о красоте, говорит прекрасным и сладким слогом — и об эротах, и о весне… и все прекрасные слова как бы вотканы в ее поэзию; некоторые же она изобрела сама», — писал о поэтессе Деметрий Фалерский. Ее стихотворения, описывающие природу родного Лесбоса, завораживают. Читая эти строки, мы как будто сами находимся на этой древней земле, где вечерами «сладко пахнет анис и медуница».

«Сверху низвергаясь, ручей прохладный

Шлет сквозь ветви яблонь свое журчанье,

И с дрожащих листьев кругом глубокий

Сон истекает».

Ее стихи действительно звучали «сладко», ведь писала Сапфо на прекрасном эолийском диалекте. Она использовала свой, особый стихотворный ритм. Впоследствии подобный стих был назван «сапфическим». Ее гимны, оды, эпитафии, элегии, застольные песни пользовались большой популярностью у современников благодаря возвышенности и в то же время поразительной простоте. Ведь Сапфо — обычная женщина, любящая красивые одежды, украшения, цветы; ее, как и всякую красавицу, больше всего страшит старость. Вчитайтесь в эти строки. Разве можно было более точно выразить страх перед грядущим уродством, безысходность и в то же время смирение?!

«Будет день — и к вам, молодые девы,

Старость подойдет нежеланной гостьей,

С дрожью членов дряблых, поблеклой кожей,

Чревом отвислым, —

Страшный призрак!»

…И смерть ее окутана легендой. Считается, что Сапфо покончила жизнь самоубийством, бросившись с Левкадской горы в море. Поэтесса, воспевавшая любовь к женщине, искала в темных водах забвения из-за несчастной любви к надменному юноше! Предание повествует о молодом Фаоне, который за деньги перевозил людей с Лесбоса на противоположный берег. Однажды прекрасная Афродита обернулась старухой и воспользовалась услугами кормчего. Фаон не захотел брать деньги у старой женщины. Богиня щедро отблагодарила вежливого юношу, подарив ему особую волшебную мазь, которая сделала его самым прекрасным мужчиной на земле. В сети этой красоты и попала, говорят, уже немолодая Сапфо. Впрочем, вполне возможно, что речь в этой легенде идет вовсе не о нашей героине, а о другой Сапфо, известной куртизанке, жившей намного позднее поэтессы. Эта путаница в именах привела к тому, что в дальнейшем жизни двух различных женщин связали в одну биографию, создав образ талантливой, но изысканно-распутной лесбиянки.

К сожалению, судьба большинства произведений Сапфо неизвестна. В III–II вв. до н. э. все ее стихотворения и элегии были объединены в десять книг. В копиях эти сборники существовали еще в раннем Средневековье. Но в эпоху костров инквизиции огню предавали и менее «богохульные» книги…. Так или иначе, но долгое время бессмертные строки стихотворений Сапфо существовали только в виде цитат в работах других авторов. И все же, несмотря ни на что, мы и сегодня с удовольствием читаем слова любви, написанные две с половиной тысячи лет назад.

Сапфо стала наставницей в творчестве для Горация и Катулла. А Сократ говорил о ней как о своей наставнице в вопросах любви. Ведь любовь для Сапфо была не просто чувством, она стала ее дорогой на Олимп, тернистой и ухабистой. «Я любила, я многих в отчаянии призывала на свое одинокое ложе, но боги ниспослали мне высшее толкование моих скорбей… Я говорила языком истинной страсти с теми, кого сын Киприды ранил своими жестокими стрелами…. Пусть меня бесчестят за то, что я бросила свое сердце в бездну наслаждений, но, по крайней мере, я узнала божественные тайны жизни! Моя тень, вечно жаждущая идеала, сошла в чертоги Гадеса, мои глаза, ослепленные блестящим светом, видели зарождающуюся зарю божественной любви».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Сафо — первая воспела лесбийскую любовь

Сафо (Сапфо, Сафо Митиленская), дата рождения — около 630 года до н. э. — древнегреческая поэтесса. Если Гомер — отец эпической поэзии, то Сафо создала лирику.

Слова любви в стихах Сафо до сих пор звучат так страстно, словно сорвались с горячих губ только что. До нее никто из поэтесс не смел говорить о любви так открыто и с такой силой, наполняя стихи глубокими личными переживаниями. В основе лирики Сафо лежат традиционные фольклорные элементы, преобладают мотивы любви и страсти к различным персонажам обоих полов.

Слово «лесбиянка» происходит от названия её родного острова Лесбос, а в английском языке также используется образованное от её имени слово «сафический»; оба этих слова стали применяться для обозначения женской гомосексуальности только в XIX веке.

Сафо говорила о любви, как о «сладостно-горьком чудовище, от которого нет защиты». Ее метафоры удивительно точно отражают пережитые чувства — огонь под кожей, звон в ушах и т. п.

«Страстная Сафо»

«Страстная Сафо», так называли современники поэтессу, родившуюся острове Лесбос. Её отец был «новым» аристократом, будучи представителем знатного рода он занимался торговлей. Помимо Сафо в семье было трое сыновей. В шесть лет девочка осиротела, и родственники отдали её в школу гетер.

Как и другие девушки острова, она получила суровое воспитание и разностороннее образование. Знойная брюнетка занималась гимнастикой, участвовала в конкурсах красоты, изучала музыку и поэзию в школе гетер. Девушка с юности увлеклась стихосложением. Она писала оды, гимны, элегии, слагала празничные и застольные песни.

Когда на острове начались волнения и его жители попытались свергнуть жестокого тирана Мирсила, Сафо и ее братьям пришлось искать убежища в в Сиракузах на острове Сицилия до смерти Мирсила. На родину она вернется уже зрелой женщиной и прославленной поэтессой. Она поселилась в городе Митилены, почему впоследствии её и стали называть Сафо Митиленской.

По канонам красоты того времени, которые задавали изнеженные белокожие афинянки, Сафо не была красавицей: небольшого роста, очень смуглая, с живыми блестящими глазами.

«Я не велика ростом, но своим именем могу наполнить все страны», — говорила Сафо.

Вскоре по возвращению между Сафо и ее соратником по изгнанию, поэтом Алкеем, вспыхнула любовь, которой суждено было остаться платонической. Яркая личность поэтессы одновременно привлекала и отпугивала Алкея. Он считал себя недостойным любви великой Сафо и долго не осмеливался признаться ей в своем чувстве.

Роман с Алкеем угас, а братья Сафо подобрали ей мужа — богатого купца Керкиласа. Спустя год у них родилась дочь (названная по имени матери Сафо, Клейс, или Клеида), которой поэтесса посвятила цикл стихов. Но судьба не долго позволила Сафо наслаждаться семейным счастьем. Вскоре ее муж и дочь умерли. Лишенная семьи, Сафо всецело отдалась творчеству. Своим поэтическим даром она прославилась на всю Элладу.

Социальный статус женщины на о. Лесбос отличался большей свободой, чем в прочих областях греческого мира. Женщины в социальной активности здесь не имели почти никаких ограничений. Наравне с мужскими союзами и общественными объединениями могли создаваться и женские содружества, так называемые — фиасы. Сафо возглавила один из женских союзов — школу риторики, которую назвала Домом муз, посвященную Афродите. Это был своеобразный античный салон, где дочери знатных семейств собирались для того, чтобы сочинять и декламировать стихи, а заодно и находить удовольствие в обществе друг друга, предоставив мужчинам творить античную историю.

Здесь устраивались пиры, рекой лилось вино и нежные руки тянулись навстречу нежным рукам. «Что касается меня, я буду отдаваться сладострастию, пока смогу видеть блеск лучезарного светила и восторгаться всем, что красиво», — писала Сафо. А что может быть прекраснее женщин. В культуре Древней Греции однополая любовь была довольно частым явлением. Современники Сафо не видели в этом ничего предрассудительного. Поэтесса пользовалась уважением Алкея, Салона, Платона и других величайших людей древности. Сократ величал ее своей наставницей в вопросах любви, а изображение знаменитой поэтессы помещалось на монетах.

Произведения Сафо пронизаны любовной страстью и восхищением, радостью нежного общения и ревностью. Сафо любила так, как дано любить не многим, без остатка отдавая себя страшной стихийной силе, с которой невозможно бороться.

Но молодость неумолимо уходила от нее. Любовные неудачи ранили сердце. Однажды брат Сафо за огромные деньги выкупил из рабства прекрасную гетеру Радопу. Она была так красива, что Сафо тоже воспылала к ней страстью и стала соперницей собственному брату. Но юная красавица осталась равнодушна к чувствам Сафо, а брат увез ее с Лесбоса.

Последняя любовь

За свою последнюю любовь Сафо заплатила самую высокую цену. По преданию, она влюбилась в красавца грека Фаона, который остался холоден к страсти уже не молодой и некрасивой Сафо, забывшей ради него всех своих подруг. «И пусть меня бесчестят за то, что я бросила свое сердце в бездну наслаждения. Но по крайней мере я узнала божественные тайны жизни, мои глаза, ослепленные блестящим светом видели зарождающуюся зарю божественной любви». Сафо поднялась на вершину Левкадской скалы и бросилась в море.

Современные ученые, однако, считают эту историю недостоверной. Эта легенда — сплетение мифа о морском божестве острова Лесбос Фаоне, который однажды перевозил Афродиту, и она дала ему специальное снадобье, благодаря которому все женщины, его видевшие, влюблялись в него. Этот миф красиво сплетался с образом известной поэтессы Сафо, и поэтому возникла такая легенда.

Сафо была слишком сильной, слишком талантливой и самодостаточной, чтобы найти счастье в мире, где безраздельно властвовали мужчины, поэтому была на много веков забыта. Только в XХ веке общество оказалось готовым воспринять независимую и одаренную женщину, свободную и в любви и в творчестве.

Купол Преисподней: Сапфо «Сборник стихов»

Купол Преисподней: Сапфо «Сборник стихов»

Сапфо
ГИМН АФРОДИТЕ

Радужно-престольная Афродита,
Зевса дочь бессмертная, кознодейка!
Сердца не круши мне тоской-кручиной!
Сжалься, богиня!

Ринься с высей горних,— как прежде было:
Голос мой ты слышала издалече;
Я звала — ко мне ты сошла, покинув
Отчее небо!

Стала на червонную колесницу;
Словно вихрь, несла ее быстрым лётом,
Крепкокрылая, над землею темной
Стая голубок.

Так примчалась ты, предстояла взорам,
Улыбалась мне несказанным ликом...
«Сапфо! — слышу.— Вот я! О чем ты молишь?
Чем ты болеешь?

Что тебя печалит и что безумит?
Все скажи! Любовью ль томится сердце?
Кто ж он, твой обидчик? Кого склоню я
Милой под иго?

Неотлучен станет беглец недавний;
Кто не принял дара, придет с дарами;
Кто не любит ныне, полюбит вскоре —
И безответно...»

О, явись опять — по молитве тайной
Вызволить из новой напасти сердце!
Стань, вооружась, в ратоборстве нежном
Мне на подмогу!

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос

И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться:
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слова.

Но немеет тотчас язык, под кожей
Быстро легкий жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же —
Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Члены все охвачены, зеленее
Становлюсь травы, и вот-вот как будто
С жизнью прощусь я.
Но терпи, терпи: чересчур далёко
Все зашло...

(Перевод В.Вересаева)


* * *

Близ луны прекрасной тускнеют звезды,
Покрывалом лик лучезарный кроют,
Чтоб она одна всей земле светила
Полною славой.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Сверху низвергаясь, ручей прохладный
Шлет сквозь ветви яблонь свое журчанье,
И с дрожащих листьев кругом глубокий
Сон истекает.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Приди, Киприда,
В чащи золотые, рукою щедрой
Пировой гостям разливая нектар,
Смешанный тонко.

(Перевод В. Вересаева)


ПЕЩЕРА НИМФ

Вы сюда к пещере, критяне, мчитесь,
К яблоневой роще, к священным нимфам,
Где над алтарями клубится облак
Смол благовонных,

Где звенит в прохладе ветвей сребристых
Гулкий ключ, где розы нависли сенью
И с дрожащих листьев струится сонно
Томная дрема.

Там на луговине цветущей — стадо.
Веет ароматами трав весенних,
Сладостным дыханьем аниса, льется
Вздох медуницы.

Ты любила там пировать, Киприда,
В золотые кубки рукою нежной
Разливая нектар — богов напиток
Благоуханный.

(Перевод Я. Голосовкера)


К БРАТУ ХАРАКСУ

Если ты не к доброй, а к звонкой славе
Жадно льнешь, друзей отметаешь дерзко, -
Горько мне. Упрек мой — тебе обуза:
Так уязвляя,

Говоришь и пыжишься от злорадства.
Упивайся ж досыта. Гнев ребенка
Не преклонит сердце мое к поблажке —
И не надейся;

Оплошаешь. Старую птицу в петли
Не поймать. Дозналась, каким пороком,
Щеголяя, прежде болел, какому
Злу я противлюсь.

Лучшее найдется на белом свете.
Помыслы к иному направь. Поверь мне,
Ум приветливостью питая,— ближе
Будем к блаженным.

(Перевод Я. Голосовкера)


МОЛЕНИЕ К ГЕРЕ

Предо мной во сне ты предстала, Гера,
Вижу образ твой, благодати полный,
Взор, который встарь наяву Атридам
Дивно открылся.

Подвиг завершив роковой Арея
И причалив к нам от стремнин Скамандра,
Им отплыть домой удалось не прежде
В Аргос родимый,

Чем тебя мольбой, и владыку Зевса,
И Тиопы сына склонить сумели.
Так и я тебя умоляю: дай мне
Вновь, как бывало,

Чистое мое и святое дело
С девственницами Митилен продолжить,
Песням их учить и красивым пляскам
В дни твоих празднеств.

Если помогли вы царям Атридам
Корабли поднять,— заступись, богиня,
Дай отплыть и мне. О, услышь моленье
Жаркое Сапфо!

(Перевод Я. Голосовкера)


К АНАКТОРИИ

Конница — одним, а другим — пехота,
Стройных кораблей вереницы — третьим..
А по мне — на черной земле всех краше
Только любимый.

Очевидна тем, кто имеет очи,
Правда слов моих. Уж на что Елена
Нагляделась встарь на красавцев... Кто же
Душу пленил ей?

Муж, губитель злой благолепья Трои.
Позабыла все, что ей было мило:
И дитя и мать — обуяна страстью,
Властно влекущей.

Женщина податлива, если клонит
Ветер в голове ее ум нестойкий,
И далеким ей даже близкий станет,
Анактория.

Я же о тебе, о далекой, помню.
Легкий шаг, лица твоего сиянье
Мне милей, чем гром колесниц лидийских
В блеске доспехов.

Знаю, не дано полноте желаний
Сбыться на земле, но и долей дружбы
От былой любви — утоленье сердцу
Лучше забвенья.

(Перевод Я. Голосовкера)


ГОНГИЛЕ

...................
Мне Гонгила сказала:
«Быть не может!
Иль виденье тебе
Предстало свыше?»

«Да,— ответила я,— Гермес —
Бог спустился ко мне во сне.
К нему я:
«О владыка,— взмолилась,—.
Погибаю.

Но клянусь, не желала я
Никогда преизбытка
Благ и счастья.
Смерти темным томленьем
Я объята,

Жаждой — берег росистый, весь
В бледных лотосах, видеть
Ахерона,
В мир подземный сойти,
В дома Аида».

(Перевод Я. Голосовкера)


* * *

Я к тебе взываю, Гонгила,— выйди
К нам в молочно-белой своей одежде!
Ты в ней так прекрасна. Любовь порхает
Вновь над тобою.

Всех, кто в этом платье тебя увидит,
Ты в восторг приводишь. И я так рада!
Ведь самой глядеть на тебя завидно
Кипророжденной!

К ней молюсь я...

(Перевод В. Вересаева)


К ЖЕНЩИНАМ

Им сказала: женщины, круг мне милый,
До глубокой старости вспоминать вам
Обо всем, что делали мы совместно
В юности светлой.

Много мы прекрасного и святого
Совершили. Только во дни, когда вы
Город покидаете, изнываю,
Сердцем терзаясь.

(Перевод Я. Голосовкера)


* * *

Твой приезд — мне отрада. К тебе в тоске
Я стремилась. Ты жадное сердце вновь —
Благо, благо тебе! — мне любовью жжешь.

Долго были в разлуке друг с другом мы,
Долгий счет прими пожеланий, друг,—
Благо, благо тебе! — и на радость нам.

(Перевод Я. Голосовкера)


* * *

Мнится, легче разлуки смерть,—
Только вспомню те слезы в прощальный час,

Милый лепет и жалобы:
«Сапфо, Сапфо! Несчастны мы!
Сапфо! Как от тебя оторваться мне?»

Ей в ответ говорила я:
«Радость в сердце домой неси!
С нею — память! Лелеяла я тебя.

Будешь помнить?.. Припомни все
Невозвратных утех часы,—
Как с тобой красотой услаждались мы.

Сядем вместе, бывало, вьем
Из фиалок и роз венки,
Вязи вяжем из пестрых первин лугов,—

Нежной шеи живой убор,
Ожерелья душистые,—
Всю тебя, как Весну, уберу в цветы.

Мирром царским волну кудрей,
Грудь облив благовоньями,
С нами ляжешь и ты — вечерять и петь.

И прекрасной своеи рукой
Пирный кубок протянешь мне:
Хмель медвяный подруге я в кубок лью...»

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Стоит лишь взглянуть на тебя,— такую
Кто же станет сравнивать с Гермионой!
Нет, тебя с Еленой сравнить не стыдно
Золотокудрой,

Если можно смертных равнять с богиней...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Между дев, что на свет
солнца глядят,
вряд ли, я думаю,
Будет в мире когда
хоть бы одна
дева столь мудрая.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Словно ветер, с горы на дубы налетающий,
Эрос души потряс нам...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

...Те, кому я
Отдаю так много, всего мне больше
Мук причиняют.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Венком охвати,
Дика моя,
волны кудрей прекрасных.

Нарви для венка
нежной рукой
свежих укропа веток.

Где много цветов,
тешится там
сердце богов блаженных.

От тех же они,
кто без венка,
прочь отвращают взоры...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Эрос вновь меня мучит истомчивый —
Горько-сладостный, необоримый змей.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Издалече, из отчих Сард
К нам стремит она мысль, в тоске желаний.

Что таить?
В дни, как вместе мы жили, ты
Ей богиней была одна!
Песнь твою возлюбила Аригнота.

Ныне там,
В нежном сонме лидийских жен,
Как Селена, она взошла —
Звезд вечерних царицей розоперстой.

В час, когда
День угас, не одна ль струит
На соленое море блеск,
На цветистую степь луна сиянье?

Весь в росе,
Благовонный дымится луг;
Розы пышно раскрылись; льют
Сладкий запах анис и медуница.

Ей же нет,
Бедной, мира! Всю ночь она

В доме бродит... Аттиды нет!
И томит ее плен разлуки сирой.

Громко нас
Кличет... Чуткая ловит ночь
И доносит из-за моря,
С плеском воды, непонятных жалоб отзвук.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Дети! Вы спросите, кто я была. За безгласную имя
Не устают возглашать эти у ног письмена.
Светлой деве Латоны меня посвятила Ариста,
Дочь Гермоклида; мне был прадедом Саинеад.
Жрицей твоей, о владычица жен, величали Аристу;
Ты же, о ней веселясь, род наш, богиня, прославь.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Тело Тимады — сей прах. До свадебных игр Персефона
Свой распахнула пред ней сумрачный брачный
чертог.
Сверстницы, юные кудри отсекши острым железом,
Пышный рассыпали дар милой на девственный
гроб.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

У меня ли девочка
Есть родная, золотая,
Что весенний златоцвет —
Милая Клеида!
Не отдам ее за все
Золото на свете.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

И какая тебя
так увлекла,
в сполу одетая,
Деревенщина? . . . .
Не умеет она
платья обвить
около щиколки.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Срок настанет: в земле
Будешь лежать,
Ласковой памяти

Не оставя в сердцах.
Тщетно живешь!
Розы Пиерии

Лень тебе собирать
С хором подруг.
Так и сойдешь в Аид,

Тень без лика, в толпе
Смутных теней,
Стертых забвением.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Кто прекрасен — одно лишь нам радует зрение,
Кто ж хорош — сам собой и прекрасным покажется.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Я роскошь люблю;
блеск, красота,
словно сияние солнца,

Чаруют меня...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

...но своего
гнева не помню я:
Как у малых детей,
сердце мое...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Покрывал этих пурпурных
Не отвергни, блаженная!
Из Фокеи пришли они,
Ценный дар...

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Киферея, как быть?
Умер — увы! —
нежный Адонис!
«Бейте, девушки, в грудь,
платья свои
рвите на части!»

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Критянки, под гимн,
Окрест огней алтарных
Взвивали, кружась,
Нежные ноги стройно,
На мягком лугу
Цвет полевой топтали.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Уж месяц зашел; Плеяды
Зашли... И настала полночь.
И час миновал урочный...
Одной мне уснуть на ложе!

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Ты мне друг. Но жену
в дом свой введи
более юную.
Я ведь старше тебя.
Кров твой делить
я не решусь с тобой.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

А они, хвалясь, говорили вот что:
«Ведь опять Дориха-то в связь вступила,
Как и мечтала».

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Ты, Киприда! Вы, нереиды-девы!
Братний парус правьте к отчизне милой!
И путям пловца и желаньям тайным
Дайте свершенье!

Если прежде в чем прегрешил — забвенье
Той вине! Друзьям — утешенье встречи!
Недругам — печаль... Ах, коль и врагов бы
Вовсе не стало!

Пусть мой брат сестре не откажет в чести,
Что воздать ей должен. В былом — былое!
Не довольно ль сердце мое крушилось
Братней обидой?

В дни, когда его уязвляли толки,
На пирах градских ядовитый ропот:
Чуть умолкнет молвь — разгоралось с новым
Рвеньем злоречье.

Мне внемли, богиня: утешь страдальца!
Странника домой приведи! На злое
Темный кинь покров! Угаси, что тлеет!
Ты нам ограда!

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Мать милая! Станок
Стал мне постыл,
И ткать нет силы.

Мне сердце страсть крушит;
Чары томят
Киприды нежной.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Эй, потолок поднимайте,—
О Гименей! —
Выше, плотники, выше!
О Гименей!
Входит жених, подобный Арею,
Выше самых высоких мужей!

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Яблочко, сладкий налив, разрумянилось там, на высокой
Ветке,— на самой высокой, всех выше оно. Не видали,
Знать, на верхушке его? Аль видали, да взять —
не достали.

(Перевод Вяч. Иванова)


* * *

Все, что рассеет заря, собираешь ты, Геспер, обратно:
Коз собираешь, овец, — а у матери дочь отнимаешь.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

«Невинность моя, невинность моя,
Куда от меня уходишь?»
«Теперь никогда, теперь никогда
К тебе не вернусь обратно».

(Перевод В. Вересаева)


* * *

С амвросией там
воду в кратере смешали,
Взял чашу Гермес
черпать вино для бессмертных.
И, кубки приняв,
все возлиянья творили
И благ жениху
самых высоких желали.

(Перевод В. Вересаева)


СВАДЬБА АНДРОМАХИ  И  ГЕКТОРА

...Глашатай пришел,
Вестник Идэй быстроногий, и вот что поведал он;
...............................................
Слава по Азии всей разнеслася бессмертная:
«С Плакии вечнобегущей, из Фивы божественной
Гектор с толпою друзей через море соленое
На кораблях Андромаху везет быстроглазую,
Нежную. С нею — немало запястий из золота,
Пурпурных платьев и тканей, узорчато вышитых,
Кости слоновой без счета и кубков серебряных».
Милый отец, услыхавши, поднялся стремительно.
Вести дошли до друзей по широкому городу.
Мулов немедля в повозки красивоколесные
Трои сыны запрягли. На повозки народом всем
Жены взошли и прекраснолодыжные девушки.
Розно от прочих Приамовы дочери ехали.
Мужи коней подвели под ярмо колесничное,—
Все молодые, прекрасные юноши............
...............................закурилися ладаном.
В радости жены вскричали, постарше которые,
Громко мужчины пеан затянули пленительный,
Звали они Дальновержца, прекрасного лирника,
Славили равных богам Андромаху и Гектора.

(Перевод В. Вересаева)


* * *

Пели мы всю ночь про твою, счастливец,
Про ее любовь и девичьим хором
Благовоннолонной невесты с милым
Славили ночи.

Но не все ж тебе почивать в чертоге!
Выйди: светит день, и с приветом ранним
Друга ждут друзья. Мы ж идем дремотой
Сладкой забыться.

(Перевод Вяч. Иванова)


К АЛКЕЮ

Когда б твой тайный помысл невинен был,
Язык не прятал слова постыдного,—
Тогда бы прямо с уст свободных
Речь полилась о святом и правом.

(перевод В. Вересаева)


* * *

Мать моя говорила мне: [Доченька]:
«Помню, в юные дни мои
Ленту ярко-пунцовую
Самым лучшим убором считали все,
Если волосы черные;
У кого ж белокурые
Кудри ярким, как факел, огнем горят,
Той считали к лицу тогда
Из цветов полевых венок».
Ты ж велишь мне, Клеида, тебе достать
Пестро шитую шапочку
Из богатых лидийских Сард,
[Что прельщают сердца митиленских дев,],
Но откуда мне взять, скажи,
Пестро шитую шапочку?
Ты на наш митиленский [народ пеняй,],
Ты ему расскажи, не мне
О желанье своем, дитя.
У меня ж не проси дорогую ткань.
О делах Клеонактидов,
О жестоком изгнании —
И досюда об этом молва дошла...

(Перевод С. Лурье)

ПРИМЕЧАНИЯ (С. Апта, Ю. Шульца.)

Сапфо родилась во второй половине VII пока до н. э. на острове Лесбосе и возглавляла у себя на родине одну из музыкально-поэтических школ. Ряд песен Сапфо посвящен ее ученицам. Во время гражданской войны на Лесбосе бежала в Сицилию, впоследствии, в числе других изгнанников, возвратилась на родину. По преданию, кончила жизнь самоубийством из-за несчастной любви, бросившись в море со знаменитой Левкадской скалы, но предание это не заслуживает доверия. Политическая борьба на Лесбосе, занимающая большое место в поэзии Алкея, в творчестве его современницы Сапфо прямого отражения не нашла.

Главная тема Сапфо — любовь, неодолимая, иногда мучительная страсть. Именем Сапфо назван излюбленный размер ее стихотворений — сафова, или сапфическая строфа (см., например, «Гимн Афродите»).

К брату Хараксу. — Упреки Сапфо брату вызваны его увлечением фракийской рабыней Дорихой.

Моление к Гере. — Скамандр — река в Трое.

«Стоит лишь взглянуть на тебя…» — Гермиона — дочь легендарной Елены.

«Издалече, из отчих Capд…» — Стихи обращены, как полагают филологи, к ученице Сапфо Аттиде, подруга которой Аригнота уехала в Сарды, столицу Лидии (в Малой Азии).

«Дети! Вы спросите, кто я была…» — Это и следующее стихотворения представляют собой надгробные надписи, автором которых позднейшие антологии называют Сапфо.

«И какая тебя так увлекла…» — Спола — женская одежда, которую при ходьбе прижимали к ноге выше щиколотки.

«Срок настанет…» — Розы Пиерии — то есть дары муз. Пиерия — область в Македонии, древнейший центр культа муз.

«Покрывал этих пурпурных…» — Фокея — афинская колония в Малой Азии.

«Киферея, как быть?..» — Киферея — одно из прозвищ Афродиты.

«Ты, Киприда! Вы, нереиды-девы!..» — Судя по этому стихотворению, Харакс порвал с Дорихой, и Сапфо согласна предать забвению ссору с братом.

«Все, что рассеет заря…» — Геспер — божество вечерней звезды.

Свадьба Андромахи и Гектора. — Плакия (Плак) — лесистая гора в Малой Азии,у подножья которой была расположена Фива (Фивы) — родина Андромахи.

К Алкею. — Ответ Сапфо на стихи Алкея.

«Мать моя говорила мне…» — Стихотворение восстановлено по двум фрагментам, найденным на разных папирусах.


Сайт создан в системе uCoz

Сафо | Фонд Поэзии

Мало что достоверно известно о жизни Сапфо, или Псапфы на ее родном эолийском диалекте. Она родилась, вероятно, около 620 г. до н.э. в аристократической семье на острове Лесбос во время большого культурного расцвета этой местности. Судя по всему, местом ее рождения был Эрессос или Митилини, главный город острова, где она, похоже, жила какое-то время. Даже имена членов ее семьи сообщаются непоследовательно, но, похоже, у нее было несколько братьев, она была замужем и имела дочь по имени Клейс.Сапфо, кажется, тоже обменялась стихами с поэтом Алкеем. Ученые обсудили ее вероятные политические связи и предложили правдоподобные биографические подробности, но они остаются в высшей степени умозрительными.

В древности Сафо регулярно считали одним из величайших поэтов и часто называли «Поэтессой», так же как Гомера называли «Поэтессой». Платон провозгласил ее «десятой музой», и ее чествовали на монетах и ​​гражданских скульптурах. Тем не менее, древняя непристойная традиция нападала на нее и высмеивала ее за очевидные сексуальные предпочтения.Действительно, факты ее жизни часто искажались, чтобы служить моральным или психологическим целям ее читателей. Фрагмент анакреонтии, написанный в поколении после того, как Сафо насмехается над лесбиянками. Сапфо высмеивали сценаристы Новой комедии. Овидий рассказал историю Фаона, который, согласно некоторым преданиям, отверг любовь Сафо и заставил ее прыгнуть со скалы на смерть. Христианские моралисты объявили ей анафемы. Многие современные редакторы проявили «галантность» и «осмотрительность», удаляя или изменяя слова или строки в ее стихотворениях, которые, по их мнению, будут неправильно поняты читателями.Эта история ее приема сама по себе является частью значения Сафо.

Возможно, текст, который лучше всего представляет более чисто поэтическое влияние Сапфо, — это номер 31, который каталогизирует физические симптомы любовной тоски у писательницы, когда она наблюдает за своим любимым, болтающим с мужчиной. Это стихотворение хранится в году «На возвышенном» (около I века н.э.), автор которого, традиционно известный как Лонгин, цитирует его как пример достижения великой возвышенности за счет умелой компоновки содержания.Отмечая огромную страсть, точность наблюдения и удачное сочетание деталей, он спрашивает в импрессионистической манере, характерной для поклонников Сафо: «Вы не удивлены?» Для этого критика Сафо иллюстрирует «самое крайнее и интенсивное выражение эмоций», и его чтение, несомненно, является примером основного способа, которым были прочитаны ее работы. При всей ее метрической сложности и новаторстве (один из метров, в котором она сочиняла свои стихи, позже стал известен как «сапфический» метр), при всей богатой гласными мелодии ее стиха, именно содержание очаровало ее читателей.Ее стихи, несмотря на все их блестящее мастерство, неоднократно хвалили как непосредственные, простые, прямые и честные.

Этому стихотворению подражали Феокрит и Аполлоний Родосский; это было переведено Катуллом; Сэр Филип Сидней; Перси Биши Шелли; Джордж Гордон, лорд Байрон; Альфред Теннисон; и многие другие, в том числе греческий поэт XIX века Александрос Соутсос. Один только этот список может предложить кое-что о характере влияния Сафо на романтическое представление о поэте как о чувственном существе, о том, чью одинокую песню можно услышать, в отличие от классической модели поэта как социально определенного ремесленника, который разговаривает с человеком. группа.

Тот же акцент на непреодолимой силе любви присутствует во многих песнях Сафо. Действительно, даже когда она писала в более традиционных жанрах древней поэзии, эротические темы Сафо находят свое выражение. Стихи, адресованные отдельным лицам (например, эпистолярное стихотворение № 2), а также ритуальные и религиозные стихи имеют аналогичное содержание. То, что когда-то было значительным корпусом брачных песен, теперь известно лишь по нескольким фрагментам, может быть прочитано как публичное церемониальное утверждение Эроса. Точно так же величественный гимн Афродите (стихотворение 1), хотя и принадлежит к известной поэтической форме, поражает большинство читателей личным протестом, скорее эгоистичным, чем религиозным по своим чувствам.Только если действительно серьезно отнестись к свидетельству о первичной силе сексуальной энергии в человеческой жизни, от самых ранних так называемых фигур Венеры в Анатолии до работ Зигмунда Фрейда, природа и сила сафического благочестия становятся более объяснимыми.

В ее поэзии, однако, почитание эротики освобождается от сельскохозяйственных ассоциаций и традиционных формул и кажется скорее естественным выражением человека, наблюдения которого соответствуют сложности ее опыта и включают противоречивые и агрессивные эмоции.Любовь, хоть и апофеозная, не подвергается цензуре и не упрощается. В стихотворении 1, гимне Афродите, страсть напряжена почти до мстительности. Автор, кажется, ищет мастерства, а не взаимности; неясно или неважно, приведет ли божественное вмешательство к счастью для всех. Настоятельных требований тела, а не социальной или космической гармонии достаточно, чтобы мотивировать богиню и ее поклонника. В других стихотворениях Сафо еще более едко, например, приближаясь к уровню проклятия в стихотворении 37.Соперники или те, кто отвергает ее подходы, провоцируют жестокую враждебность, как это видно в стихотворениях 55 и 158.

Однако чаще всего акцент делается на собственных страданиях поэта, вызванных «горько-сладкой» любовью (стихотворение 130). Обычаи любовной тоски — неуверенности, бессонницы, рабства, рабства — знакомые по Овидию, трубадурам и более поздним писателям, включая лириков блюзовых песен, полностью развиты в Сафо. Например, можно процитировать стихи 51, 134 и многие другие. Один небольшой фрагмент, номер 38, просто говорит: «Ты сожги меня.«В ярких и запоминающихся образах поэт заявляет, что ее сердце было разбито любовью, которая ударила, как обрушивающийся на деревья горный ветер (стих 47), а в другом она сравнивает своего возлюбленного с цветком, растоптанным на дороге (стихотворение 105с). Чаще всего и трогательно эмоции — это просто трепет перед красотой (как в стихах 156, 167 и др.) Или тоска, как в прекрасном изображении плода, находящегося вне досягаемости (стихотворение 105а).

Ее отношение к любви привлекло много внимания, как положительного, так и отрицательного.Возможно, именно как символ эротики Сафо была наиболее известна. В древности и в наше время были те, кто восторженно аплодировал ее празднованию физической любви. Катулл, Алджернон Чарльз Суинберн, Джон Аддингтон Симондс, Пьер Луис, Майкл Филд, некоторые современные феминистские критики и многие другие читатели нашли в ее оценке субъективного опыта утверждение, которое часто отсутствует в европейской традиции. Критический словарь выявляет эту ориентацию, например, когда Кеннет Рексрот неоднократно использует слово «экстаз» для обозначения своего чтения Сафо, тем самым размывая ее жизненный опыт в его собственном и в литературном опыте текста.

Однако большая часть истории репутации Сапфо — это история ее присвоения моралистами. Те новые комедианты, которые подхватили напряжение, вызванное анакреонтическим фрагментом, упомянутым ранее, сделали поэта популярным пародийным комиком на сцене. Многие пьесы были посвящены Сапфо, но большинство из них не имели никакого отношения к ее жизни или поэзии. Позднее христианские цензоры разных эпох в Александрии, Риме и Константинополе осуждали ее на словах, подобных словам Татиана, который назвал ее «блудницей, которая пела о своем распутстве.Святой Григорий Назианзин и Папа Григорий VII приказали сжечь ее произведения.

Поэзия Сапфо за последние 70 лет была воспринята исключительно положительно: поэты, ученые, издатели и деятели культуры вновь и вновь привлекли внимание к этому древнему поэту. В начале 21 века были опубликованы различные переводы, адаптации и книги научных исследований, чтобы переосмыслить и переосмыслить Сафо как историческую фигуру и важную фигуру в дебатах о сексуальности и гендере.

Помимо увлечения темой любви, Сапфо внесла свой вклад и в традиции лирического жанра. Ее акцент на эмоциях, субъективном опыте и индивидуальности резко контрастирует между ее работами и эпической, литургической или драматической поэзией того времени. Гораздо раньше поэзия была литургической, церемониальной или придворной: в различных смыслах подчеркнуто публичной. Но большая часть работ Сафо интимна и предположительно приватна, адресована конкретным женщинам или ее друзьям; и ее тон разговорной фамилии предвосхищает средневековую и современную практику.Подобно тому, как трубадуры записывали имена друзей и врагов с дотошной точностью, а современные поэты часто настаивают на парадоксальной важности эфемер, тексты Сапфо предполагают непосредственную сеть обстоятельств и подразумевают, что только через частное может быть проявлено универсальное. В отличие от более ранних певцов, которые увековечили ценности и идеологию целой социальной группы, оставаясь при этом анонимными, лирики, в том числе Сапфо, видная среди них, нашли самый верный и самый значительный материал в индивидуальном опыте.

С точки зрения идей эта позиция означала, что, в то время как гораздо более ранняя литература поддерживалась социальным консенсусом коллективного видения, выраженного в мифах и легендах, Сафо была свободна быть критичной, указывать на пробелы и проблемы в полученных мнениях. ее общество. Подобно Архилоху, она бросает вызов героическому этосу, поддерживающему патриотизм (наиболее ярко в стихотворении 63), и на протяжении всей своей работы она утверждает, малоизвестным в архаических и традиционных обществах, потенциально подрывной примат индивидуального сознания и его обоснованность. мнения и порывы.

Это, конечно, не означает, что ее поэтическая практика была полностью современной. Ее работа, хотя, возможно, написана в письменной форме, предназначалась для устного исполнения, как видно из стихов 118, 160 и других. Многие из ее текстов предполагают, что она, сознательно или нет, придерживалась точки зрения, согласно которой поэзия является формой магии и что, манипулируя языком, можно также манипулировать описываемой ею реальностью. Ее стихи похвалы и порицания способствовали развитию эпидикоза, наиболее ярко выраженного литературного из риторических типов.Но даже эти стихотворения не полностью утратили изначальный смысл симпатической магии языка, хотя в стихах, таких как числа 2 или 17, это чувство соскальзывает к исполнению желаний. В этих стихах эстетические цели заменяют зависимость шамана от внешних событий для подтверждения эффективности. слова. locus amoenus , которое было тем видением неба, которое, инициировав верующий, гарантировало признание, движется здесь к менее чарующему трансу современного Unterhaltungsliteratur и светящейся телевизионной трубки.Точно так же негативные образы, которые изначально были созданы для предотвращения зла, вместо этого становятся критическими, искажающими исследования противоречий в человеческом опыте или напряженности в психическом «я».

В истории литературы и критической теории наибольшее значение Сафо проявляется в ее вкладе в идею лирического жанра. Ее работы, которые претендуют на звание прямых, страстных и простых и адресованных кругу близких друзей и влюбленных, а не безличны или ориентированы на знатоков, значительно повлияли на эволюцию поэзии.Ее празднование любви на протяжении веков отражалось не только в работе переводчиков и прямых подражателей, но и во всех других голосах, которые осмелились заявить, что их любовь является радикально важной, более убедительной и серьезной, чем абстрактные представления об истине или справедливости или благочестие. В то же время Сапфо напоминает современным читателям о корнях поэзии в магии и религии, занимая прочное место в истории греческой литературы как изобретатель метрической системы и искусный практик. Наконец, она широко известна как один из великих поэтов мировой литературы, автор, чьи произведения заставляли читателей во многих различных формах повторять изумленный эпитет Страбона, когда он писал, что ее можно назвать только «чудом».«

СТИХИМ САПФО

СТИХИ САПФО

ПЕРЕВЕДЕН Автор: Юлия Дубнофф,

1

Бессмертный Афродита, на вашем троне, украшенном замысловатой парчой, [1]

ребенок Зевса, ткача уловок, я молю об этом:

Уважаемый Леди, не разбивай мое сердце

с боли и печали.

5 Но подойди сюда, если когда-либо прежде,

когда Вы слышали мой далекий крик,

вы слушал.И ты пришел,

уходящий дом вашего отца,

ярмо твоя колесница из золота.

10 Тогда прекрасный стриж воробьи привели вас по чернозему

из небо в воздухе,

кружение их крылья превратились в размытое пятно.

Быстро они пришли. И ты, о Благословенная Богиня,

а улыбнись на твоем бессмертном лице,

15 спросил, что случилось на этот раз

почему я звонил снова,

и чего я особенно желал

для я в бешеном сердце:

«Кто на этот раз я должен уговорить

20 твоей любви? Сафо, кто ты делаешь не так?

Для даже если она убежит, скоро она будет преследовать.

А если она откажется от подарков, то скоро она их подарит.

Если она не любит тебя, скоро она полюбит

даже если она не хочет.

25 Приди ко мне еще раз и отпусти меня

из изнурительное беспокойство.

Все Кого жаждет мое сердце,

выполнить. И будь моим союзником в битве любви.

16

Некоторые скажем армия всадников,

некоторые пехотинцев, несколько кораблей,

это Самая прекрасная вещь на Черной Земле,

но Я говорю, что это то, что любят.

5 Это очень легко сделать это ясно

в всем, для Елены,

— пользователем далеко превосходящий по красоте смертных,

осталось лучший из всех мужей

и отплыл в Трою,

10 не помня ни о ней детский

ни ее дорогие родители, но

с одним взглядом она была соблазнена

Афродита.Для легко гнущегося …

и проворно … [отсутствующий текст] …

15 напомнил мне сейчас

из Анактория, которой здесь нет;

я Я бы предпочел увидеть прекрасный

способ она идет и сияющий взгляд ее лица

чем боевые колесницы лидийцев или

20 их пехотинцев по оружию.

31

Это человек мне кажется равным богам,

г. мужчина, который сидит напротив вас

и рядом слушает

в твой сладкий голос

5 и ваш соблазнительный смех —

, что действительно возбудил сердце в моей груди.

Для всякий раз, когда я смотрю на тебя хоть мельком

я не могу больше сказать ни слова,

но мой язык застыл в тишине;

10 мгновенно нежное пламя бежит под моей кожей;

с своими глазами я ничего не вижу;

мой уши издают жужжащий звук.

А холодный пот покрывает меня,

дрожь захватывает мое тело,

15 и я зеленее, чем трава.

Отсутствие но мне кажется, что смерти мало.


сапфический фрагменты

1

Ну, пышный Грации и красавицы-музы.

2

Я говорю вам

нас кто-нибудь вспомнит

в будущем.

3

Теперь я спою эти песни

Красиво

для товарищей.

4

Сияла полная луна

И когда девушки стояли вокруг алтаря …

5

«Он умирает, Афродита;

пышных Адониса умирают.

Что нам делать? »

«Бей грудью, юные девушки.

И порвите одежду

в горе ».

6

О, плачьте об Адонисе!

7

Но идите, дорогие товарищи,

Ибо день рядом.

8

Луна зашла. И Плеяды.

Это посреди ночи.

Время [ часов ] проходит.

Но я сплю один.

9

Люблю чувственное.

Для меня это

и любовь к солнцу

имеет долю блеска и красота

10

Я хочу

И я жажду.

11

Ты поджег меня.

12

Слуга

ковочного плетения

Афродита …

13

Эрос

Болезненный …

14

Эрос

С небес

скидка

его пурпурный плащ.

15

Снова любовь, рыхлитель конечностей, гремит меня

сладко-горький,

неотразимый,

ползучий зверь.

16

Как ветер в горах

нападает на дуб,

Любовь трясла моей грудью.

17

Я любил тебя, Аттис, долго назад

даже когда ты мне казался

— маленький неуклюжий ребенок.

18

Но ты ненавидишь саму думал обо мне, Аттис,

И ты трепещешь после Андромеда.

19

Честно говоря, я бы хотел мертвых.

Плакая много слез, она оставил меня и сказал:

«Увы, как ужасно мы страдаем, Сафо.

Я действительно оставлю тебя против моя воля.»

И я ответил: «Прощай, пойди и вспомни обо мне.

Вы знаете, как мы заботились ты.

Если нет, напомню

… наших чудесных времен.

Ибо рядом со мной вы надеваете

венки из роз

и гирлянды из цветов

вокруг вашей мягкой шеи.

И с драгоценными и королевские духи

ты помазал себя.

На мягких кроватях доволен ваша страсть.

И танца не было,

нет святого места

из которых мы были отсутствующий.”

20

Говорят, что когда-то Леда найдено

яйцо —

как гиацинт.

21

«Девственность, девственность

Куда ты пойдешь, когда ты бросил меня? »

«Я никогда не буду вернусь к тебе, невеста,

Я никогда не вернусь тебе.»

22

Милая мать, я не умею ткать —

Афродита раздавила меня с желанием

для нежной молодежи.

23

Как сладкое яблоко

краснеет

высокая

на наконечнике

самого верхнего отделения.

Забытые сборщики.

Не забыто —

они не смогли связаться Это.

24

Как гиацинт

в горах

, что пастухи давят ногами.

Даже на земле

фиолетовый цветок.

25

С чем мне сравнить ты, дорогой жених?

Для стройной съемки я больше всего уподобляю тебя.

26

[Сафо сравнила девушку с яблоком … она сравнила жениха с Ахиллом, а молодого поступки человека герою.]

Химериус (4 в.A.D.), или. 1,16

27

Поднимите балки крыши высоко, плотники!

Hymenaon , Спой свадебную песню!

Давай с ними!

Hymenaon , Спой свадебную песню!

Жених выше Арес!

Hymenaon , Спой свадебную песню!

Выше высокого человека!

Hymenaon , Спой свадебную песню!

Superior как певец Лесбос —

Hymenaon , Спой свадебную песню!

— поэтам других стран земли.

Hymenaon !

28

Женитьба Гектора и Андромахе

… Кипр …

… Пришел вестник Идайос … Быстрый вестник

… и остальная часть Азии … неослабевающая слава ( kleos aphthiton ).

Гектор и его товарищи привел темноглазый

пышный Андромахе из святые Фивы и … Плакия

в судах на соленой море.Много золотых браслетов и фиолетовый

халатов …, искусно обработанные орнаменты,

бесчисленных серебряных кубков и слоновая кость.

Так он говорил. И его дорогой отец быстро вскочил.

И история досталась его друзья по широкому городу.

И трояны присоединились мулы к плавучим коляскам.

И вся группа женщины и … девушки ладили.

Отдельно дочери Приама …

И неженатые мужчины вели кони под колесницами

и сильно…возничие …

… нравится боги

… святой

в Трою …

И сладкая песня флейта смешанная …

И звук тарелки, а затем девы

пел чистыми тонами священная песня

и божественно-сладкое эхо достигли неба …

И везде через улицы …

Чашки и чашки для смешивания…

И мирра, и кассия, и ладан были смешаны.

И пожилые женщины причитали вслух.

И все мужи выдали пронзительная песня,

взывает к Аполлону, дальний стрелок, владеющий лирой.

И они воспели Гектора и Андромахе подобны богам.

29

Блаженный жених,

Брак совершено, когда вы молились.

У тебя есть девица ты молился.

30

Я не знаю, что делать делать: Я двух умов.

31

За золото Зевс ребенок.

32

у меня красивый дочь

Как золотой цветок

Мой любимый Клейс.

Я бы не променял ее на все Лидия ни прелесть …

33

Когда ты лежишь мертвым, никто буду помнить тебя

Для вас нет доли в розы Муз.

Нет, бесцельно порхаю около,

Ты будешь бродить дико,

тень среди мрака мертвых.

34

Смерть — это зло.

Вот что боги считать.

Или они умрут.

35

Потому что ты мне дорог

жениться на более молодой женщине.

Я не смею жить с молодым человеком —

Я старше.


КЛЮЧ ПАССАЖИ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПОЭТИКЕ SAPPHO

ПЕРЕВЕДЕН ГРЕГОРИЙ НАГИ

1. И они прошли мимо ручьи Океанос и Белая скала

и мимо Врат Солнца и Района Грез.

Odyssey 24.11-12

2. … они говорят, что Сафо была первой,

охота вниз гордого Фаона,

в броситься в своем возбужденном желании со скалы

, что светит издалека.

Но теперь, согласно вашему священному изречению,

лорд король, да будет тишина

во всем священная территория мыса Белая Скала.

Menander F 258K

3.Еще раз принимая в воздухе, вниз с Белой скалы

в Я ныряю в темные волны, опьяненный похотью.

Анакреон PMG 376

4. Я было бы безумием не отдать все стада циклопов

дюйм вернуться за чашку [того вина]

и бросился с белой скалы в рассол,

один раз Я в состоянии алкогольного опьянения, брови расслаблены.

Кто угодно не доволен, когда пьет, сумасшедший.

Где можно поставить эту вещь вертикально,

в схватить грудь и коснуться обеими руками

г. луг, что все готово. И есть танцы

и забывая [корень lêth- ] плохих вещей.

Еврипид Циклоп 163-172

5.Связанные источники (резюме и комментарий Г.Н.): Согласно отчету в Книге VII мифограф Птолемей Ченнос (ок. 100 г. н.э .; через Фотия Библиотека 152-153 Беккера), первым нырнувшим высоты мыса Леукас, самого известного местонахождения Белой скалы, были никто иной, как сама Афродита, из любви к мертвому Адонису. После Адониса умерла (как это случилось, не сказано), траурная Афродита ушла на поиски для него и, наконец, нашел его в «Кипрском Аргосе», в святыне Аполлон.Она советуется с Аполлоном, который просит ее избавиться от любви. прыгает с белой скалы Левкаса, где сидит Зевс, когда хочет облегчения от его страсти к Гере. Затем Птолемей открывает настоящий каталог других фигур, которые последовали прецеденту Афродиты и совершили ритуал как лекарство от любви. Например, королева Артемизия I. белая скала из любви к одному Дарданосу, сумевшая получить только себе убит. Упоминаются еще несколько человек, которые умерли от прыжка, в том числе некий ямбограф Чаринос, который скончался только после того, как его выловили из воды со сломанной ногой, но не раньше, чем выпалил четыре последних ямбических триметры, болезненно сохранившиеся для нас комплиментами Птолемея (и Фотий тоже).Кому-то по имени Макеш повезло больше: удалось сбежать от четырех любовных похождений после четырех соответствующих прыжков с белой скалы он получил прозвище Лейкопетрас ‘один из белая скала ». Мы можем усомниться в степени историчности таких рассказов. Однако есть более важная проблема. В длинном и подробном Согласно Птолемею, Сафо вообще не упоминается, не говоря уже о Фаоне.

От из этого молчания мы можем заключить, что источник этого мифа об Афродите и Адонис не зависит ни от собственной поэзии Сафо, ни от более поздних искажений. на его основе.Соответственно, древняя культовая практика на мысе Леукас, как описанный Страбоном (10.2.9 C452), вполне может содержать некоторый внутренний элемент, который вдохновляющие прыжки влюбленных, практика, также отмеченная Страбоном (, там же, ). Вторая практика кажется происходит от первого, как и следовало ожидать от священнического учреждения, которое становится независимым от социального контекста, который его породил. Абстрагированный благодаря унаследованным племенным функциям религиозные учреждения имеют возможность становясь мистическими организациями.

Другой повод сомневаться в том, что поэзия Сафо вдохновила прыжки влюбленных на мыс Леукас — это позиция самого Страбона. Он прямо отвергает версию Менандра о том, что Сафо была первым сделал решающий шаг в Лейкасе. Вместо этого он предлагает версию «Более сведущие в древних знаниях», согласно которым Кефалос, сын Дионея, первым совершил прыжок, движимый любовью к Птерелас (Страбон 10.2.9 C452). Миф о Кефалосе и его нырянии может быть таким же старым как концепция Белой скалы.Я говорю «концепция», потому что ритуальная практика изгнания жертв из белого камня может быть наследством параллельно с эпическим преданием о мифической Белой скале на берегу Океанос (как в Odyssey 24.11) и связанная с ней литературная тема ныряния с воображаемой Белой скалы. (как в поэзии Анакреона и Еврипида). Другими словами, нет необходимости предположить, что ритуал предшествовал мифу, или наоборот.

6. Прочие говорят, что в окрестностях скал на Афинском Колоносе он

[Посейдон], засыпал, у него было выделение спермы, и лошадь

Вышел Скуфиос , которого еще называют Скиронитес [«один из Белых Скал»].

Схолия на номер Lycophron 766

7.

Посейдон Петрайос [‘из у скал »] есть культ у фессалийцев … потому что он, упав спал на каком-то камне, у него было семя; и земля, получив сперма, произвела первую лошадь, которую они назвали Skuphios …. И они говорят, что там был праздник, установленный в поклонение Посейдону Петрайос на том месте, где прыгнула первая лошадь вперед.

Схолия в Пиндар Пифийский 4.246

8. Но Я люблю роскошь [ (h) abrosunê ] … это,

и жажда солнца принесла мне яркость и красоту.

Sappho F 58,25-26 В

Празднуйте гордость с поэзией Сафо Сафо

июня

Что может быть лучше, чем приветствовать июнь, наш славный месяц ПРАЙД, чем читать и читать вслух неописуемо блестящие и возвышенные стихи древнегреческой поэтессы Сафо.

«Хотя только дыхание, слова, которыми я приказываю, бессмертны», — писал Сапфо около 510 г. до н.э. И как мы рады, что все эти столетия спустя у нас есть слова Сафо. Лирическая поэзия Сафо, поэзия, которая должна сопровождаться лирой и пением, побуждает нас открыть для себя Эроса и Афродиту (бога и богиню романтической любви) и все земные удовольствия, которые сопровождают такие естественные занятия.

Поэзия Сафо была отклонением от безличного, героического эпического пения войн и битв, которое очень хорошо разыгрывалось в Афинах.Сафо превозносил достоинства любви, примат эмоций и субъективного опыта. Стихи Сафо стали рассматриваться как важная веха в эволюции поэзии — была только одна проблема.

Сафо неоднократно становился злобной мишенью церкви, литературных критиков и историков, которые буквально стремились сокрушить само существо Сафо. Поскольку считалось невозможным, неслыханным, чтобы Сафо (или любая другая женщина) могла написать такие изысканные слова другой женщине, превознося их красоту и становясь косноязычной в их присутствии, Сафо превратилась в «распутную шлюху», и ее работа была публично сожжен папой Григорием в 1073 году.Переводчики и ученые не стеснялись переставлять несколько слов так, чтобы казалось, что Сапфо поет мужчине — чтобы избавить потенциальных читателей от любой возможной гендерной путаницы в отношении правильного акцента на молодой женщине или мужчине. Короче говоря, жизнь Сафо соответствовала строгим ограничениям моралистов.

Информационный бюллетень наших полок Queerest

Подпишитесь на новости и рекомендации LGBTQ +!

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

Демонизация Сафо настолько укоренилась, что ее дом, остров Лесбос, трансформировался в слово «Лесбиянка».Эта гомосексуальная женщина была в лучшем случае неразборчивой в связях; в худшем случае лесбиянка была явной и реальной опасностью для общества.

Есть лишь несколько подробностей, касающихся фактов из жизни Сапфо. Было установлено, что Сапфо родился около 615 г. до н.э. в аристократической семье на греческом острове Лесбос в период великого возрождения искусства на острове. У Сафо было несколько братьев, она вышла замуж за богатого человека по имени Серкилас и родила дочь Клеис. Сафо провела почти всю свою жизнь на Лесбосе в городе Митилини и умерла около 550 г. до н.э.

Однако, учитывая беззастенчивый восторг, который Сапфо находил в обществе и красоте женщин, Сапфо создала мир доминирующей женской чувственности, который не был впечатлен войнами и всеми жестокими занятиями мужчин.

Темой Сафо был женский мир; отрицать и не уважать выбор Сафо — значит отрицать ее человечность и сокращать ее работу.

Мы не позволим этому случиться: давайте праздновать Сафо каждый месяц, а не только в июне во время ПРАЙДА, потому что Сапфо приносит нам изобилие радости, а моралисты, которые цензурируют нашу дорогую Сафо, аморальны.

«Ода Афродите»

Бессмертная Афродита, на вашем замысловатом парчовом троне,
дитя Зевса, ткач хитрости, я молю об этом:
Дорогая Госпожа, не сокрушайте мое сердце
болью и печалью.

Они пришли быстро. А ты, о Благословенная Богиня,
улыбка на твоем бессмертном лице,
спросила, что случилось на этот раз,
, почему я снова позвонила,

и что я особенно желал
для себя в моем бешеном сердце:
«Кто на этот раз, как я, чтобы убедить
к твоей любви? Сафо, кто тебя делает не так?

Ибо, даже если она убежит, скоро погонится.
И если она откажется от подарков, то скоро подарит их.
Если она не любит тебя, скоро она полюбит
, даже если она не хочет ».

Приди ко мне еще раз и освободи меня
от изнурительной тревоги.
Все, чего жаждет мое сердце,
исполнить. И будь моим союзником в битве любви.

Некоторые говорят, что армия всадников,
некоторые пехотинцы, некоторые корабли,
— прекраснейшая вещь на черной земле,
но я говорю, что это то, что любят.

Это очень легко донести до всех
, для Хелен
по красоте намного превосходила смертных,
оставил лучшего из всех мужей

и отплыли в Трою,
не заботясь ни о своем ребенке
, ни о своих дорогих родителях, но
одним взглядом она была соблазнена

Афродита.Ибо легко сгибается ..
и проворно ..
напомнил мне теперь
Анакторию, которой здесь нет;

Я бы больше предпочел видеть
прекрасную ее походку и сияющий взгляд ее лица
, чем боевые колесницы лидийцев или
их пехотинцев с оружием.

Этот человек мне кажется равным богам,
человек, который сидит напротив вас
и рядом слушает ваш сладкий голос

и ваш соблазнительный смех —
, который действительно взволновал мое сердце.
Ибо всякий раз, когда я смотрю на вас хоть бегло,
я больше не могу сказать ни слова,

но мой язык заморожен в тишине;
мгновенно тонкое пламя пробегает под моей кожей;
глазами я ничего не вижу;
у меня в ушах жужжит.

Меня покрывает холодный пот,
дрожь охватывает мое тело,
а я зеленее травы.
Кажется, мне не хватает смерти.

«Фрагменты»

1
Ну же, роскошные Милости и прекрасноволосые Музы.

2
Я говорю вам
, что нас
вспомнят в будущем.

3
Теперь я спою эти песни
Красиво
для моих товарищей.

4
Сияла полная луна
И когда девушки стояли у алтаря…

5
«Он умирает, Афродита;
пышных Адониса умирают.
Что нам делать? »

«Бейте грудью, юные девы.
И рвите свои одежды
в печали ».

6
О, плачьте об Адонисе!

7
Но идите, дорогие товарищи,

Ибо день рядом.

8
Луна зашла. И Плеяды.
Середина ночи.
Проходит [хора].
Но я сплю один.

9
Люблю чувственное.
Для меня этот
и любовь к солнцу
имеют долю блеска и красоты

10
Я желаю
И я жажду.

11
Ты поджег меня.

12
Слуга
плетения
Афродита…

13
Эрос
Дающий боль…

14
Эрос
Сходящий с небес
сбросив
свой пурпурный плащ.

15
Снова любовь, расслабляющая, трясет меня
сладко-горько,
неотразимо,
зверь ползучий.

16
Как ветер в горах
налетает на дуб,
Любовь трясет моей грудью.

17
Я любил тебя, Аттис, давным-давно,
, даже тогда, когда ты казался мне
маленьким безграмотным ребенком.

18
Но ты ненавидишь саму мысль обо мне, Аттис,
И ты стремишься к Андромеде.

19
Если честно, мне жаль, что я не умер.
Заплакав много слез, она оставила меня и сказала:
«Увы, как ужасно мы страдаем, Сафо.
Я действительно бросаю тебя против своей воли. »

И я ответил: «Прощай, пойди и вспомни обо мне.
Вы знаете, как мы заботились о вас.

Если нет, то напомню
… о наших чудесных временах.

Ибо рядом со мной ты
надеваешь венки из роз
и гирлянды из цветов
вокруг своей мягкой шеи.

И благоуханием благородным и царственным
помазал себя ты.

На мягких кроватях вы удовлетворили свою страсть.

И не было танца,
не было святого места
, из которого мы отсутствовали «.

22
Милая мама, я не умею ткать —
Афродита сокрушила меня желанием
нежной юности.

23
Как сладкое яблоко
краснеет
высокий
на кончике
самой верхней ветви.
Забытые сборщики.

Не забыто —
они не могли добраться до него.

24
Как гиацинт
в горах
, который пастухи давят ногами.

«Эпиталамиум, [счастливый жених]»

Счастливый жених, Геспер приносит
Все желанные и своевременные вещи.
Всех, кого утро посылает бродить,
Геспер любит вести их домой.
Домой вернись, кто его созерцает,
Дитя к матери, овец, чтобы загнать,
Птица, чтобы гнездиться, от блуждания по сторонам:
Счастливый жених, ищи свою невесту.

О Сафо | Академия американских поэтов

О жизни Сафо известно лишь несколько подробностей. Она родилась около 615 г. до н.э.C. в аристократическую семью на греческом острове Лесбос. Имеются данные, свидетельствующие о том, что у нее было несколько братьев, она вышла замуж за богатого человека по имени Серкилас и имела дочь по имени Клейс. Большую часть своей сознательной жизни она провела в городе Митилини на Лесбосе, где руководила академией для незамужних молодых женщин. Школа Сапфо посвятила себя культу Афродиты и Эроса, и Сапфо заслужила большую известность как преданный учитель и поэт. Легенда Овидия предполагает, что она бросилась со скалы, когда ее сердце было разбито Фаоном, молодым моряком, и она умерла в раннем возрасте.Другие историки утверждают, что она умерла от старости около 550 г. до н. Э.

История ее стихов столь же умозрительна, как и история ее биографии. В древности она была известна как великий поэт: Платон называл ее «десятой музой», и ее подобие появилось на монетах. Неясно, изобрела ли она счетчик своего дня или просто доработала, но сегодня он известен как «сапфический» счетчик. Ее стихи были впервые собраны в девять томов примерно в третьем веке до нашей эры, но ее произведения были почти полностью утеряны на многие годы.Сохранилось всего одно ее стихотворение из двадцати восьми строк, и она была известна в основном по цитатам, найденным в произведениях других авторов до девятнадцатого века. В 1898 году ученые обнаружили папирусы, содержащие отрывки из ее стихов. В 1914 году в Египте археологи обнаружили гробы из папье-маше, сделанные из обрывков бумаги, которые содержали больше фрагментов стихов, приписываемых Сафо.

Через три столетия после ее смерти авторы Новой комедии пародировали Сафо как чрезмерно распущенную и лесбиянку.Эта характеристика сохранилась настолько прочно, что сам термин «лесбиянка» произошел от названия ее родного острова. Ее репутация распутницы заставила Папу Григория сжечь ее работы в 1073 году. Поскольку социальные нормы в Древней Греции отличались от нынешних, и поскольку на самом деле о ее жизни известно очень мало, трудно однозначно ответить на такие утверждения. Однако ее стихи об Эросе с равной силой обращаются как к мужчинам, так и к женщинам.

Сапфо — не только одна из немногих женщин-поэтов, известных нам с древности, но и одна из величайших лирических поэтов любого возраста.Большинство ее стихотворений предназначалось для исполнения одним человеком под аккомпанемент лиры (отсюда и название «лирическая» поэзия). Вместо обращения к богам или изложения эпических повествований, таких как рассказы Гомера, стихи Сафо говорят от одного человека к другому. Они просто и прямо говорят о «горьковато-сладких» трудностях любви. Многие критики и читатели одинаково откликнулись на личный тон и актуальность ее стихов, и сегодня доступно множество переводов ее фрагментов.

Любимый, но малоизвестный поэт: Сафо

Ван Брайан, соавтор, Classical Wisdom

Сафо и Алкей, Лоуренс Альма-Тадема

Помимо того, что он родился на острове Лесбос около 630 г. до н.э., и эта дата часто оспаривается, о жизни этого любимого поэта известно на удивление мало.Единственный надежный источник биографической информации о Сафо — ее собственные стихи. Однако часто спорят, были ли ее произведения на самом деле автобиографическими по своей природе или, когда они исполнялись на фестивалях и для большой аудитории, они пересказывали истории и мифы.

Вдобавок большая часть ее сочинений утеряна веками. Действительно, в свое время она была плодовитой и написала около 10 000 строк (примерно на 2 000 меньше, чем «Одиссея»), но сегодня сохранилось лишь около 650 строк.

Это оставляет нам мало подтвержденных доказательств того, кем была эта женщина.

Женщина с восковыми таблетками и стилусом (т.н. «Сафо»)

Тем не менее, ее имя сохранилось, а вместе с ним и репутация одаренного лирического поэта. Она много писала о любви и страсти ко всем народам и обоим полам. Она подробно описывает эмоциональную любовь между женщинами и иногда писала о половых актах между женщинами.

Эти открытия привели к предположению, что Сапфо была лесбиянкой. Термин «лесбиянка» происходит от названия ее родины «Лесбос», а термин «сапфическая любовь» происходит от имени самого поэта.Мы можем никогда не узнать наверняка, любила ли Сафо женщин, любовь к женщинам, описанная в ее стихах, могла быть полностью вымышленной. Сапфо писала о других аспектах своей жизни в строфах своих стихов, что заставило многих поверить в то, что она на самом деле лесбиянка.

Сафо и Эринна в саду в Митилини, Соломон

Однако в свое время ее не считали геем. Наоборот. В классической афинской комедии (от Старой комедии пятого века до Менандра в конце четвертого — начале третьего веков до нашей эры) Сафо изображалась в карикатуре на распутную гетеросексуальную женщину.Действительно, только в эллинистический период (примерно через три столетия после ее смерти) ее описывали как гомосексуалистку.

В середине первого века нашей эры римский философ Сенека, наставник Нерона, жаловался на греческого ученого, который посвятил целый трактат вопросу о том, была ли Сафо проституткой. Некоторые древние писатели предполагали, что должно было быть два Сафоса: один — великий поэт, а другой — очень распутная женщина. Для каждого есть запись в Suda , большой византийской энциклопедии 10-го века древнего средиземноморского мира.

По правде говоря, мы можем делать выводы только из различных отрывков стихов, приписываемых Сафо. И это действительно «обрезки». Все сохранившиеся работы Сафо частично разрушены, за исключением Гимна Афродиты . Более половины исходных строк сохранились еще примерно в десяти фрагментах, а остальные сохранившиеся фрагменты Сапфо содержат только одно слово. Ее стихи на самом деле относятся к категории фрагмент 1 — фрагмент 213. Эти фрагменты были приписаны нескольким книгам, которые, как полагают, поэт написала за время ее литературной карьеры.

Алкей и Сафо. Сторона А чердакского краснофигурного калатоса, ок. 470 г. до н.э. Из Акрагаса (Сицилия).

В последнее время были открыты новые стихи Сапфо. В 2004 году были обнаружены стихотворения Тифон и новый, ранее неизвестный фрагмент, а в 2014 году в древнеегипетской вазе были найдены фрагменты девяти стихотворений: пять уже известных, но с новыми прочтениями, включая стихотворение братьев .

Несмотря на то, что очень мало ее работ сохранилось, по тому, что осталось, мы можем определить, что Сапфо была необычайно талантливой.Она обладала ясностью языка и простотой мысли, что позволяло создавать четкие и красиво построенные образы.

Она писала и пела на эолийском диалекте, древнегреческом языке с тонким акцентом, немного похожим на китайский сегодня. Она использовала ритмическую схему, которую, как говорят, изобрела Сафо, под названием «Сапфическая Станца». Каждая четырехстрочная строфа состоит из трех метрически идентичных строк, длиной в одиннадцать слогов, за которыми следует более короткая четвертая строка из пяти слогов.

Гермаический столб с женским портретом, т.н. «Сафо»; надпись «Sappho Eresia» т.е. Сафо из Эресоса. Римская копия греческого классического оригинала.

Ей восхищались другие поэты того времени. Один греческий писатель, писавший через три столетия после ее смерти, уверенно предсказал, что «белые колонны прекрасной песни Сафо выдержат / и сохранятся, если говорить вслух. . . пока корабли плывут из Нила ».

Солон, поэт, государственный деятель и умник, попросил научить меня одной из ее песен, «чтобы я мог выучить ее и потом умереть»

Философ Платон писал о ней в Anthologia Graeca , сборнике древних стихов уважаемых писателей, когда он заявляет:

«Некоторые говорят, что Муз девять: как небрежно! Смотри, есть и Сафо с Лесбоса, десятая.”

Хотя большая часть ее работ была утеряна, мы все еще храним достаточно стихов от Сапфо, чтобы оценить ее способности как поэта и ее важность как древнего писателя.

Бруклинский музей: Сапфо

(р. 625 до н. Э. , остров Лесбос; ум. 570 до н. Э. , местонахождение неизвестно)

Платон назвал Сафо Десятой музой, он был плодовитым поэтом Древней Греции. Она обновила форму поэзии через повествование от первого лица (вместо того, чтобы писать с точки зрения богов) и путем уточнения лирического метра.Подробности жизни Сапфо были скрыты легендами и мифологией, и лучшим источником информации является Suidas , греческий лексикон, составленный в 10 веке.

Сафо родилась на Лесбосе в знатной семье. Большую часть своей жизни она прожила в городе Митилини, за исключением кратковременного изгнания ее семьи на Сицилию вскоре после 600 г. до н. Э. Она вышла замуж за богатого человека в Митилини, и у них родилась дочь по имени Клеис. Сафо также возглавляла thiasos , или академию незамужних женщин.Как было принято в то время, богатые семьи отправляли своих дочерей жить в эти школы, где их учили надлежащим социальным приемам, композиции, пению и декламации стихов. Большая часть стихов Сафо была написана в этом сообществе, и она использовала многих своих учеников в качестве предметов.

Сообщество женщин на острове Лесбос часто собиралось, чтобы читать стихи, исполнять музыку, отмечать женские религиозные праздники и коллективно приветствовать первую менструацию своих дочерей. Сама Сапфо хорошо разбиралась в музыке и танцах, и ей нравилось переплетать эти виды искусства во время выступлений.В этот период греческой истории гомосексуальность был принят, и отношения между женщинами на острове были обычным делом.

На протяжении жизни Сафо стиль поэзии превращался из эпической формы — героических историй, рассказываемых богами, — к более личным повествованиям. Сафо был одним из первых поэтов, писавших яркие и эмоциональные стихи от первого лица. Ее наиболее частым предметом была любовь и вызываемые ею сильные эмоции, такие как страсть, ревность, привязанность и ненависть.Ее стихи читались под аккомпанемент лиры, что усиливало их эмоциональное воздействие.

Не только тема Сафо была революционной, но ее использование языка также изменило поэзию. Она писала исключительно на местном диалекте, используя обычные выражения и слова в своих стихах. У нее был изящный и элегантный стиль; лирический метр, который она усовершенствовала, теперь называется сапфическим размером, типом лирики, оказавшим влияние как на Овидия, так и на Катулла. (Форма определяется как строфа из трех таких стихов, за которыми следует стих, состоящий из дактиля, за которым следует спондэ или хорея.)

Пожалуй, самая известная работа Сафо — ее «Ода Афродите»:

Бессмертная Афродита сияющего разума,
Дитя Зевса, плетущего приманки, умоляю вас
, не разбивайтесь сильными болями,
О госпожа, мое сердце

но иди сюда, если когда-либо раньше
ты уловил мой голос далеко
и, слушая, покинул дом твоего отца
и пришел,

запереть машину.И прекрасные птицы принесли вас,
быстрых воробьев над черной землей
взмахивая крыльями по небу
в воздухе —

они прибывают. Но ты, о благословенный,
улыбнулся твоему бессмертному лицу
и спросил, что (теперь снова) я пострадал и почему
(теперь снова) Я звоню

и то, что я хочу больше всего
в моем безумном сердце.Кого мне уговорить (теперь снова)
вернуть тебя к ее любви? Кто, О
Сафо, обижает тебя?

Ибо, если она убежит, скоро погонится.
Если она откажется от подарков, она скорее отдаст их.
Если она не любит, скоро она полюбит
даже не желая.

Приди ко мне сейчас: освободи меня от тяжелой
заботы и всего сердца
выполнить, выполнить.Ты
будь моим союзником.

(Carson, If Not, Winter , 2–5)

Девятитомное издание стихов Сафо было опубликовано в III веке г. до н. Э. Несмотря на то, что сочинения Сапфо были признаны при ее жизни, они подверглись критике и в конечном итоге были уничтожены церковью после 4-го века из-за их эротических и лесбийских образов. Попытки возродить ее поэзию начались в эпоху Возрождения и продолжались на протяжении всей истории. В 20-м веке переводы часто скрывали лесбийские темы в ее работах.Сопровождающие легенды и мифология, которые окружают ее жизнь, а также отсутствие текстовых остатков ее поэзии, сделали Сафо загадочной фигурой, возможно, более известной благодаря введению терминов «лесбиянка» и «сапфическая» в современный словарь.

Сафо | Биография и факты

Сафо , также пишется (на эолийском диалекте, на котором говорит поэт) Псапфо , (родился ок. 610, Лесбос [Греция] — умер ок. 570 до н. Э.), Греческий лирический поэт во все времена восхищалась красотой ее стиля письма.Она стоит в одном ряду с Архилохом и Алкеем среди греческих поэтов за ее способность впечатлять читателей живым чувством своей личности. Ее язык содержит элементы эолической народной речи и эолической поэтической традиции со следами эпической лексики, знакомой читателям Гомера. Ее формулировка лаконична, прямолинейна и красочна. У нее есть способность стоять в стороне и критически оценивать свои экстази и горе, и ее эмоции не теряют своей силы, когда их вспоминают в спокойствии.

Легенды о Сафо многочисленны, многие из них повторялись веками. Говорят, например, что она была замужем за Серсиласом, богатым человеком с острова Андрос. Но многие ученые оспаривают это утверждение, находя в греческих словах похабные слова более поздних комических поэтов. Большинство современных критиков также считают легендой, что Сафо прыгнула с лейкадской скалы на верную смерть в море из-за своей безответной любви к Фаону, молодому человеку и моряку. У нее было по крайней мере два брата, Ларих и Хараксус, а возможно, и третий.Сохранился фрагмент из «Сафо», посвященный Хараксусу. В одном из ее стихотворений упоминается дочь по имени Клейс или Клаис. Традиция о том, что она сбежала с острова или была изгнана и отправилась на Сицилию, может быть правдой, но большую часть своей жизни она прожила в своем родном городе Митилини на Лесбосе.

Ее работа содержит лишь несколько очевидных намеков на политические волнения того времени, которые так часто отражаются в стихах ее современника Алкея. Ее темы неизменно личные — в первую очередь связаны с ее thiasos , обычным термином (не встречающимся в дошедших до нас сочинениях Сапфо) для женского сообщества с религиозным и образовательным образованием, которое встретилось под ее руководством.Сама Сафо атакует в своих стихах тиасоев , написанных другими женщинами.

Целью Sapphic thiasos является обучение молодых женщин, особенно для вступления в брак. Афродита — божественное божество и вдохновитель группы. Сафо — интимная служанка богини и ее посредник с девушками. В оде Афродите поэт призывает богиню явиться, как она это делала в прошлом, и стать ее союзником, убедив девушку, что она желает ее полюбить.В поэзии Сафо часто встречаются изображения цветов, ярких гирлянд, натуралистических сцен на открытом воздухе, алтарей, курящих благовониями, ароматизированных мазей, которыми можно окропить тело и омыть волосы — то есть все элементы ритуалов Афродиты. В thiasos девочек обучали и посвящали в изящество и элегантность для соблазнения и любви. Пение, танцы и поэзия играли центральную роль в образовательном процессе и в других культурных мероприятиях. Как и в случае других женских сообществ, включая спартанцев, и соответствующих мужских институтов, практика гомоэротизма в пределах thiasos играла роль в контексте инициации и образования.В поэзии Сафо любовь — это страсть, неотвратимая сила, движущаяся по воле богини; это желание и чувственные эмоции; это ностальгия и воспоминания о привязанностях, которые сейчас далеки, но разделяются сообществом thiasos . Есть личное поэтическое измерение, которое также является коллективным, потому что в нем узнают себя все девушки группы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.