С чего началась война великая отечественная: Восемьдесят лет назад началась Великая Отечественная война — Российская газета

Содержание

Восемьдесят лет назад началась Великая Отечественная война — Российская газета

Трагический первый день Великой Отечественной — первый шаг к великой победе во Второй мировой

Каждый год 22 июня ровно в четыре часа у стен Брестской крепости, ставшей символом мужества и будущей победы, метроном звучит, как удары сердца. Представьте, какая была б канонада, если бы мы могли одновременно услышать сердца 27 миллионов советских людей, которых убил молох той войны.

22 июня 1941 года. Немецкие войска переходят государственную границу СССР. Фото: Фотограф Хеле / В объективе война. 1941-1945 / War through the Camera Lens

Одно из личных потрясений от Крепости-мемориала: при ее обороне в первый же день погибли представители более 30 национальностей. Среди них и Акакий Амвросиевич Шеварднадзе, родной брат министра иностранных дел СССР, почтить память которого он приезжал в Брест в девяностые годы вместе с немецким коллегой Геншером.

Кто и что предпочитает помнить сегодня, через 80 лет со дня вероломного нападения фашистского гитлеризма, когда воскресным июньским утром безмятежно спали миллионы семей. ..

Кто сегодня глух сердцем к метроному памяти? Кто занимается историческим ревизионизмом, пытаясь в этой трагедии поменять клеммы на противоположные?

Ответы на эти вопросы формулировал в год 75-летия Победы Владимир Путин в статье для американского журналаThe National Interest, напечатанной и в «Российской газете». Теперь одно из крупнейших немецких изданий — газета Die Zeit — публикует 22 июня статью президента РФ, посвященную началу Великой Отечественной войны. История не служанка политику, когда звучит очень личное: «Для моих родителей война — это страшные муки блокадного Ленинграда, где умер мой двухлетний брат Витя. Где чудом осталась в живых мама. Отец. Имея бронь, ушел добровольцем защищать родной город».

Очень хотелось бы, чтобы и блогосфера, и политики молодых постсоветских государств, открещивающихся от совместной истории, услышали еще одного президента. С той стороны.

Вот последние новости информационных агентств со ссылкой на Das Erste:

«Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер выступил с речью по случаю 80-й годовщины нападения нацистской Германии на СССР и открыл выставку в германо-российском музее «Берлин — Карлсхорст», где в мае 1945 года генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписал Акт о безоговорочной капитуляции, положивший конец Второй мировой войне в Европе».

На памятное мероприятие были приглашены послы всех 15 стран бывшего Советского Союза. Посол Украины, а также представители стран Прибалтики отклонили это приглашение.

Штайнмайер выступил, на мой взгляд, с мужественной речью: «С первых же дней наступление германских войск было движимо ненавистью: антисемитизмом и антибольшевизмом, расовым безумием в отношении славянских и азиатских народов Советского Союза. Война немцев против Советского Союза была варварством убийц».

И далее: «При всех политических разногласиях, при всей необходимости спорить о свободе, демократии и безопасности должно быть место для памяти! — заявил Штайнмайер. — Я в скорби склоняюсь перед украинскими, белорусскими и русскими жертвами, перед жертвами, которые принесли все народы на территории бывшего Советского Союза».

Штайнмайер: «При всех политических разногласиях, при всей необходимости спорить о свободе, демократии и безопасности должно быть место для памяти!»

Эти слова звучат с немецкой земли, где давно рассекречен завет Альфреда Розенберга, кстати, повешенного по приговору Нюрнбергского трибунала: «Задачи нашей политики должны идти в том направлении, чтобы выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и направить их против Москвы. ..»

А сегодня некоторым уже и Гитлера не надо.

Когда в братской соседней стране идут маршем ненависти нацисты с факелами, ощущение, что адвокаты дьявола собираются на огненный пир Валтасара. Исторический финиш этой библейской истории известен.

Фото: mil.ru

Декларация исключительности одной нации — это первый шаг к большой беде.

Как показал июнь 41-го — к большой войне.

От дружбы еще никто не умер. От ненависти гибли целые цивилизации.

Фронтовик Даниил Гранин, тоже выступивший несколько лет назад с исторической речью в немецком бундестаге, как Ленинград умирал, но побеждал в блокаду, сказал библейское: простить и помнить.

Черный день. 22 июня. Только три процента дошли до победы из тех, кто ушел воевать в первый день войны .Чтобы наступил май 45-го без нацистской чумы.

Нет других слов: через века, через года — помните.

Чтобы адвокаты дьявола не украли у нас Память и Победу.

Путь в бессмертие: как сражались красноармейцы 22 июня 1941 года | Статьи

День памяти и скорби, день начала Великой Отечественной войны. Чtрная дата в календаре. Подвиг тех, кто в то утро встал на пути поработителей, не подлежит забвению. «Известия» — о тех, кто принял на себя первый удар врага.

Ставка на блицкриг

80 лет назад, 22 июня, 1941 года, в три часа ночи, началась Великая Отечественная война. Гитлеровские стратеги и сам фюрер делали ставку на блицкриг, на быстрый прорыв на восток, вглубь страны, захват Москвы и политический распад Советского Союза под ударом немецкой военной машины.

Предполагалось, что наша страна не успеет провести мобилизацию и развернуть крупные силы, а жестокость немецких карательных операций не только посеет панику, но и спровоцирует восстание против советской власти. Сказались и дикие расовые теории Гитлера и Розенберга: главари «истинных арийцев» попросту не верили, что «неполноценные» русские сумеют противостоять «потомкам Зигфрида». Истерические речи министра пропаганды Геббельса действовали на немцев гипнотически. По радио он заклинал: «германский воин был и останется победителем». Но многие солдаты и офицеры вермахта уже в начале войны на собственной шкуре поняли, что реальность сильно отличается от пропаганды.

Запись добровольцев в Красную армию в Октябрьском райвоенкомате Москвы, 23 июня 1941 года

Фото: РИА Новости/Александр Устинов

На границе

Первые дни, недели, даже месяцы великого противостояния — это самое беспросветное время для десятков миллионов советских людей и на фронте, и в тылу. Каждый день приносил новости, от которых сжималось сердце: враг занимал город за городом, Красная Армия отступала, гитлеровцы казались непобедимыми. Сводки Совинформбюро не внушали оптимизма, а слухи — тем более. И все-таки большинство советских людей даже тогда верили в победу. В особенности — молодые призывники и командиры.

Самыми первыми приняли на себя удар пограничники — 140 застав, от Дуная до Прибалтики и Карелии. Они выполнили свой долг. Большинство бойцов, защищая пограничные рубежи, погибли смертью храбрых, и никто, ни один пограничник, не отступил без приказа.

«Фактор внезапности» против них не сработал. Есть такое расхожее выражение — «массовый героизм». О боях на границе 22 июня 1941 года иначе не скажешь.

Лейтенант Федор Морин командовал 17-й заставой Рава-Русского погранотряда. В первые минуты войны немцам удалось взорвать здание заставы, но пограничники не дрогнули, заняли оборону в окопах. Лейтенант не зря еще в училище считался лучшим пулеметчиком. Гитлеровцы хотели преодолеть первую преграду на этом направлении как на параде: шли, почти не маскируясь, густыми цепями, с презрением к противнику. Их остановил пулеметный огонь. Захватчики попытались закрепиться на подступах к окопам, но гранатами и прицельным огнем пограничники заставили их отступить.

Фото: ТАСС/Макс Альперт

Вторую атаку немцы подготовили основательнее: продвигались небольшими группами, при поддержке пулеметов. Но пограничники снова заставили их отступить.

Четыре часа горстка бойцов лейтенанта Морина держала оборону. Немцы бросали в бой артиллерию, танки, но сломить оборону сумели только в девятом часу. К тому времени в строю осталось восемь бойцов во главе с раненым Мориным. Когда замолчали пулеметы, пограничники пошли в последнюю атаку. Все восемь остались там, на поле боя. Они успели метнуть по танкам последние гранаты — и все полегли под огнем. Через неделю в оккупированном Рава-Русском районе начались казни мирного населения и военнопленных. Немцы повели войну на уничтожение непокорившегося народа.

Заместитель политрука 7-й пограничной заставы 9-го пограничного отряда Василий Петров в ночь на 22 июня проверял наряды. Он услышал громкую немецкую речь, гул приближающихся танков. Война? Когда начался бой — он занял место за пулеметом, на берегу Западного Буга. Четыре часа, несмотря на минометный огонь, он преграждал путь врагу, уничтожив несколько десятков гитлеровцев. А потом выбор был прост: плен или смерть. Он подорвал гранатой себя и окружавших его врагов.

Начальник заставы, младший лейтенант Мирон Репенко, выживший в том бою, написал родителям погибшего бойца, в Малоярославец:

Автор цитаты

«Уважаемый Василий Тимофеевич и Александра Панкратьевна! Ваш сын, Василий Васильевич, как и многие бойцы, героически сражался с врагом. Будучи наводчиком станкового пулемета, он срывал переправу фашистов через реку Буг, проявил исключительный героизм и отвагу и уничтожил много немецких солдат и офицеров. Там же 22 июня 1941 года примерно в 12 часов он погиб смертью героя, не выпустив из рук пулемета. Я, как командир и друг вашего сына, благодарю вас за воспитание ГЕРОЯ! Оставшиеся в живых бойцы моей заставы отомстили проклятым фашистам за смерть нашего лучшего товарища»

Добавить к этим словам нечего. Но стоит отдать должное офицеру, который в трудные дни отступления нашел время и нашел слова для такого письма. Через 20 лет после победы Василию Васильевичу Петрову присвоили звание Героя Советского Союза. Неподалеку от станции Малоярославец ему установлен памятник.

Под Перемышлем утром 22 июня держали оборону пограничники лейтенанта Петра Нечаева. Несколько часов пулеметчики не давали врагу форсировать реку Сан. После кровопролитного боя в живых оставался только командир. Нечаев подпустил врага поближе — и взорвали последние гранаты. Ценой собственной гибели остановил атаку гитлеровцев. Сдержал — хотя бы на несколько минут — наступление на Перемышль.

Непокоренные

Бойцы 2-й Брестской погранзаставы в ночь на 22-е были готовы к сражению. Вечером 21 июня ефрейтор Павел Капинос и замполит Леонтий Горбачёв шагали по берегу Западного Буга. На противоположной стороне реки они заметили нескольких купавшихся. Один из них неожиданно подплыл к советском берегу, прокричал, что через несколько часов начнется война — и быстро вернулся к своим. Начальник заставы, младший лейтенант Василий Горбунов, к этим сведениям отнесся серьезно.

Первую атаку гитлеровцев они отразили без потерь. На подступах к деревне Новоселки держали оборону пулеметчики и два снайпера — ефрейтор Капинос и Иван Бузин.

Капинос в том бою проявил чудеса меткости. На этом участке полегло более 50 немцев. Когда их осталось двое — ефрейтор послал Бузина за патронами, а сам встретил гитлеровцев гранатами. Иван погиб, не добравшись до заставы. Когда закончились гранаты — ефрейтор послал последнюю пулю себе в сердце. На следующий день, когда немцы уже продвинулись на восток от Новоселок, местный житель Алексей Паневский похоронил снайпера, одного из павших героев первого дня войны.

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Начальник погранзаставы лейтенант Виктор Усов защищал границу возле деревни Вулька-Доргуньская (ныне Гродненская область Белоруссии). Немцы отводили на уничтожение его заставы меньше получаса. Какими силами располагал Усов? 35 бойцов, вооруженных винтовками, два ручных и один станковый пулемет, запас гранат. Но в четыре часа утра, столкнувшись с организованной обороной, немцы отступили. Через полчаса началась вторая атака — более мощная. Но позиции Усова остались неприступными для врага. Пограничникам даже удалось захватить «языка» — раненого офицера, который подтвердил то, что и так было очевидным: началась большая война.

После третьей атаки в строю остался только Усов. Командир погиб, сжимая в руках снайперскую винтовку. В ногах лежала граната. От разрывов его засыпало землей — и останки героя нашли только одиннадцать лет спустя. Рядом с ним лежал револьвер с пустым барабаном. Память о подвиге сохранили местные жители.

В мае 1965 года, лейтенанту Виктору Михайловичу Усову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. О его героизме узнали миллионы людей. Застава — а она и в наше время находится там же, где и в 1941 году — носит имя лейтенанта Усова.

Сигнал бедствия

Для моряков-балтийцев война началась на сорок минут раньше. Возле острова Готланд четыре немецких минных катера окружили советский пароход «Гайсма», из Риги в Любек с мирным грузом — и атаковали его. «Товарищи! Торпедирован… Прощайте», — в 3 часа 20 минут, за мгновение до гибели, это сообщение успел передать радист Степан Савицкий. Радиограмма спасла несколько наших судов.

Моряки Черноморского флота на катере в боевом походе во время Великой Отечественной войны, 1941 год

Фото: РИА Новости/Александр Соколенко

Во всеоружии встретил агрессора Черноморский флот. Вечером 21 июня корабли перешли на высшую степень боевой готовности. В шести милях от Севастополя, на узком мысе, расположен Херсонесский маяк — один из старейших в России. Он действует со времен императора Александра I. В 3 часа 07 минут над ним показался первый немецкий самолет. Раздался сигнал «Воздушная тревога», в Севастополе загудели сирены. Немецкое командование планировало заминировать выход из Северной бухты. Самолеты люфтваффе должны были сбросить магнитно-акустические мины. Если бы эта операция удалась — уничтожение блокированных кораблей Черноморского флота стало бы неминуемым. Но застать моряков врасплох не удалось: Севастополь оборонялся. Зенитная артиллерия в первые минуты налета сбила один «Хейнкель», потом подбила еще два. Мощный огонь береговых и корабельных зенитных батарей заставил немецкую авиацию отступить. Они поняли, что решить боевую задачу сходу не удастся.

Иду на таран!

В первые часы войны гитлеровцы завоевали преимущество в небе. Чтобы сдерживать натиск люфтваффе, в каждом бою требовалась отвага. Больше того, требовалось самопожертвование.

Воздушный таран — боевой прием, на который способны только отчаянные храбрецы. Первым его применил 8 сентября 1914 года выдающийся русский летчик, штабс-капитан Петр Нестеров. Первый в истории ночной таран совершил 25 октября 1937 года уже советский ас, лейтенант Евгений Степанов, в небе Испании. И в первые часы Великой Отечественной наши летчики шли на таран.

Фото: ТАСС

Военный летчик Петр Нестеров

Летопись того фронтового лета сохранила подвиг старшего лейтенанта, на фамилии которого, как известно, «вся Россия держится» — Ивана Ивановича Иванова. Сын кузнеца из подмосковной деревни Чижово, в июне 1941-го он служил заместителем командира эскадрильи 46-го истребительного авиационного полка. Он знал, что служит в тех краях, где был совершен первый боевой во

здушный таран, — и говорил: «Мы летаем в небе Нестерова».

Ранним утром 22 июня, на своем И-16 Иванов повел тройку самолетов на перехват немецких бомбардировщиков, которые направлялись к аэродрому Млынов. «Юнкерсы» уклонились от боя. Спешно сбросили бомбы и ретировались. Иванов и его товарищи дважды атаковали звенья немецких бомбардировщиков. Командир уже дал приказ своим ведомым идти на посадку, когда заметил в небе тройку «Хейнкелей-111». Он принял решение немедленно атаковать их — в одиночку. Главное — предотвратить прицельную бомбежку аэродрома. Но к тому времени Иванов израсходовал боезапас, да и горючее было не исходе. Летчик принял решение: «Иду на таран!» Немец попытался уклониться от атаки, но винтом своего «ишачка» советский летчик срубил ему хвост — и «Хейнкель» рухнул на землю. Иванов не воспользоваться парашютом — скорее всего, потому, что хотел посадить машину, сберечь ее.

Но сказалось ранение, да и неисправность самолета, и плавная посадка не удалась. Часы на его руке остановились в 4 часа 25 минут, возле села Загороща под Ровно. Героя пытались спасти, он умер в госпитале, от потери крови. 2 августа 1941-го старшему лейтенанту Иванову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. У этой трагической истории есть постыдный эпилог: в украинском городе Дубно улица летчика Иванова в наше время носит имя пособника нацистов Степана Бандеры.

Советские истребители И-16 в воздухе

Фото: РИА Новости/В. Головешкин

Уже в первый день войны советские асы несколько раз таранили немецкие самолеты. Вскоре в циркуляре, предназначенном для летчиков люфтваффе, появится рекомендация: «Не приближаться к русским самолетам ближе 100 м во избежание тарана».

«Русские стойко оборонялись»

Даже в первые дни войны гитлеровцев изумляла храбрость красноармейцев: они не привыкли к упорному сопротивлению. «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись», — вспоминал генерал Гюнтер Блюментритт. Самые проницательные из немецких генералов уже тогда осознавали, что план «молниеносной войны» в России сорван, что Красной армии удается навязать противнику длительную войну.

Подвиги первых фронтовых часов — даже безвестные — не пропали даром. Бойцы, первыми павшие в боях с «фашистской силой темною», стали образцом для тех, кто пришел им на смену. До капитуляции Третьего Рейха оставалось 1117 дней и ночей. Погибшие в первый день войны, они всё отдали, чтобы приблизить майские салюты 1945 года. Стояли насмерть и ушли в бессмертие.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

День, когда началась война – Коммерсантъ

День, когда началась война

Хроника 22 июня 1941 года и воспоминания очевидцев войны — в спецпроекте «Ъ»

22 июня. Обычный воскресный день. Более чем 200 миллионов граждан планируют, как провести свой выходной: сходить в гости, сводить детей в зоопарк, кто-то спешит на футбол, кто-то – на свидание. Скоро они станут героями и жертвами войны, убитыми и ранеными, солдатами и беженцами, блокадниками и узниками концлагерей, партизанами, военнопленными, сиротами, инвалидами. Победителями и ветеранами Великой Отечественной. Но никто из них пока не знает об этом.

В 1941 году Советский Союз довольно крепко стоял на ногах – индустриализация и коллективизация принесли свои плоды, промышленность развивалась – из десяти выпущенных в мире тракторов четыре были советского производства. Построены Днепрогэс и Магнитка, идет переоснащение армии – знаменитый танк Т-34, истребители Як-1, МИГ-3, штурмовик Ил-2, бомбардировщик Пе-2 уже поступили на вооружение Красной армии. Ситуация в мире неспокойная, но советские люди уверены, что «броня крепка и танки наши быстры». К тому же два года назад после трехчасовых переговоров в Москве нарком по иностранным делам СССР Молотов и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписали пакт о ненападении сроком на 10 лет.

После аномально холодной зимы 1940–1941 гг. в Москву пришло довольно теплое лето. В Парке имени Горького работают аттракционы, на стадионе «Динамо» проходят футбольные матчи. Киностудия «Мосфильм» готовит главную премьеру лета 1941 года – здесь только что завершили монтаж лирической комедии «Сердца четырех», которая выйдет на экраны только в 1945 году. В главной роли любимица Иосифа Сталина и всех советских кинозрителей актриса Валентина Серова.

Июнь, 1941 г. Астрахань. Около села Линейного

1941 г. Астрахань. На Каспийском море

1 июля, 1940 г. Сцена из фильма режиссера Владимира Корш-Саблина «Моя любовь». В центре актриса Лидия Смирнова в роли Шурочки

Апрель, 1941 г. Крестьянин приветствует первый советский трактор

12 июля, 1940 г. Жители Узбекистана работают на строительстве участка Большого Ферганского канала

9 августа, 1940 г. Белорусская ССР. Колхозники деревни Тонеж Туровского района Полесской области на гулянье после трудового дня

1 октября, 1940 г. В средней школе села Кольцовка колхоза имени Сталина, Чувашия

31 мая, 1941 г. Москва. Вид на улицу Охотный ряд с крыши гостиницы «Москва»

05 мая, 1941 г. Климент Ворошилов, Михаил Калинин, Анастас Микоян, Андрей Андреев, Александр Щербаков, Георгий Маленков, Семен Тимошенко, Георгий Жуков, Андрей Еременко, Семен Буденный, Николай Булганин, Лазарь Каганович и другие в президиуме торжественного заседания, посвященного выпуску командиров, окончивших военные академии. Выступает Иосиф Сталин

1 сентября, 1940 г. Свежая пресса. Чувашия, колхоз имени Сталина, село «Кольцовка»

1 июня, 1940 г. Занятия по гражданской обороне в поселке Диканька. Украина, Полтавская область

Весной-летом 1941 года на западных границах СССР все чаще стали проводиться учения советских военных. В Европе полным ходом уже идет война. До советского руководства доходят слухи о том, что Германия может напасть в любой момент. Но подобные сообщения часто игнорируются, так как совсем недавно был подписан договор о ненападении.
20 августа, 1940 г. Жители деревни беседуют с танкистами во время военных учений

10 мая, 1941 г. Боевые учения. 70-я стрелковая дивизия. Ленинград

20 июня, 1941 г. Пограничники ведут наблюдение в районе поселка Вилково на Днестре

«Всё выше, выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ».

Советская песня, более известна как «Марш авиаторов»

1 июня, 1941 г. Под крылом самолета ТБ-3 подвешен истребитель И-16, под крылом которого фугасная бомба весом 250 кг

28 сентября, 1939 г. Народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп обмениваются рукопожатием после подписания совместного советско-германского договора «О дружбе и границе»

Генерал-фельдмаршал В.Кейтель, генерал-полковник В.фон Браухич, А.Гитлер, генерал-полковник Ф.Гальдер (слева направо на первом плане) около стола с картой во время совещания генерального штаба. В 1940 году Адольф Гитлер подписал основную директиву №21 под кодовым названием «Барбаросса»

17 июня 1941 года В. Н. Меркулов направил И. В. Сталину и В. М. Молотову агентурное сообщение, полученное НКГБ СССР из Берлина:

«Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:
1. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооружённого выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время.

2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчеркивают, что это заявление никакого значения иметь не может…»

Имеется резолюция (касательно 2 пункта): «Товарищу Меркулову. Можете послать ваш „источник“ из штаба германской авиации к еб-ной матери. Это не „источник“, а дезинформатор. И. Сталин»

1 июля, 1940 г. Маршал Семен Тимошенко (справа), генерал армии Георгий Жуков (слева) и генерал армии Кирилл Мерецков (2 слева) на учениях в 99 стрелковой дивизии Киевского особого военного округа

21 июня, 21:00

На участке Сокальской комендатуры был задержан немецкий солдат ефрейтор Альфред Лискоф, вплавь пересекший реку Буг.


Из показаний начальника 90-го погранотряда майора Бычковского: «Ввиду того, что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка … и Лискоф вновь повторил то же самое, то есть что немцы готовятся напасть на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. … Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена».

21:30

В Москве состоялся разговор наркома иностранных дел Молотова с германским послом Шуленбургом. Молотов заявил протест в связи с многочисленными нарушениями границы СССР немецкими самолетами. Шуленбург ушел от ответа.

Из воспоминаний ефрейтора Ганса Тойхлера: «В 22 часа нас построили и зачитали приказ фюрера. Наконец-то нам прямо сказали, зачем мы здесь. Совсем не для броска в Персию, чтобы покарать англичан с разрешения русских. И не для того, чтобы усыпить бдительность британцев, а потом быстро перебросить войска к Ла-Маншу и высадиться в Англии. Нет. Нас – солдат Великого рейха – ждет война с самим Советским Союзом. Но нет такой силы, которая смогла бы сдержать движение наших армий. Для русских это будет настоящая война, для нас – просто Победа. Мы будем за нее молиться».

22 июня, 00:30

По округам была разослана Директива №1, содержащая приказ скрытно занять огневые точки на границе, не поддаваться на провокации и привести войска в боевую готовность.


Из воспоминаний немецкого генерала Гейнца Гудериана: «В роковой день 22 июня в 2 часа 10 минут утра я поехал на командный пункт группы…
В 3 часа 15 минут началась наша артиллерийская подготовка.
В 3 часа 40 минут — первый налет наших пикирующих бомбардировщиков.
В 4 часа 15 минут началась переправа через Буг».

03:07

Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский позвонил начальнику генерального штаба РККА Георгию Жукову и сообщил, что со стороны моря подходит большое количество неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Адмирал предложил встретить их огнем ПВО флота. Ему было дано указание: «Действуйте и доложите своему наркому».

03:30

Начальник штаба Западного округа генерал-майор Владимир Климовских доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Через три минуты начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины. В 03:40 командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов сообщил о налете на Каунас и другие города.


Из воспоминаний И. И. Гейбо, заместителя командира полка 46-го ИАП, ЗапВО: «…У меня в груди похолодело. Передо мною — четыре двухмоторных бомбардировщика с черными крестами на крыльях. Я даже губу себе закусил. Да ведь это «юнкерсы»! Германские бомбардировщики Ю-88! Что же делать?.. Возникла еще одна мысль: «Сегодня воскресенье, а по воскресеньям у немцев учебных полетов не бывает». Выходит, война? Да, война!»

03:40

Нарком обороны Тимошенко просит Жукова доложить Сталину о начале боевых действий. Сталин в ответ приказал собрать в Кремле всех членов Политбюро. На этот момент бомбардировкам подверглись Брест, Гродно, Лида, Кобрин, Слоним, Баранович, Бобруйск, Волковыск, Киев, Житомир, Севастополь, Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс и многие другие города.

Из воспоминаний Алевтины Котик, 1925 г.р. (Литва): «Я проснулась от того, что ударилась головой о кровать – земля содрогалась от падающих бомб. Я побежала к родителям. Папа сказал: «Война началась. Надо убираться отсюда!» Мы не знали, с кем началась война, мы не думали об этом, было просто очень страшно. Папа был военный, а потому он смог вызвать для нас машину, которая довезла нас железнодорожного вокзала. С собой взяли только одежду. Вся мебель и домашняя утварь остались. Сначала мы ехали на товарном поезде. Помню, как мама прикрывала меня и братика своим телом, потом пересели в пассажирский поезд. О том, что война с Германией, узнали где-то часов в 12 дня от встречных людей. У города Шауляй мы увидели большое количество раненых, носилки, медиков».

Тогда же началось и Белостокско-Минское сражение, в результате которого основные силы советского Западного фронта оказались в окружении и были разгромлены. Германские войска захватили значительную часть Белоруссии и продвинулись на глубину свыше 300 км. Со стороны Советского Союза в Белостокском и Минском «котлах» были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 комкора и 2 комдива, попали в плен 2 комкора и 6 командиров дивизий, еще 1 командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.

04:10

О начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках доложили Западный и Прибалтийский особые округа.

04:12

Немецкие бомбардировщики появились над Севастополем. Вражеский налет был отбит, а попытка удара по кораблям сорвана, однако в городе пострадали жилые здания и склады.

Из воспоминаний севастопольца Анатолия Марсанова: «Было мне тогда всего пять лет… Единственно, что осталось в памяти: ночью 22 июня в небе появились парашюты. Светло стало, помню, весь город освещен, все бегут, радостные такие… Кричат: «Парашютисты! Парашютисты!»… Не знают, что это мины. А они как ахнули – одна в бухте, другая – ниже нас по улице, столько людей поубивало!»

04:15

Началась оборона Брестской крепости. Первой же атакой к 04:55 немцы заняли почти половину крепости.

Из воспоминаний защитника Брестской крепости Петра Котельникова, 1929 г.р.: «Под утро нас разбудил сильный удар. Пробило крышу. Меня оглушило. Увидел раненых и убитых, понял: это уже не учения, а война. Большинство солдат нашей казармы погибли в первые секунды. Я вслед за взрослыми бросился к оружию, но винтовки мне не дали. Тогда я с одним из красноармейцев кинулся тушить вещевой склад. Потом с бойцами перешел в подвалы казармы соседнего 333-го стрелкового полка… Мы помогали раненым, носили им боеприпасы, еду, воду. Через западное крыло ночью пробирались к реке, чтоб набрать воды, и возвращались обратно».

05:00

По московскому времени рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп вызвал в свой рабочий кабинет советских дипломатов. Когда те приехали, он сообщил им о начале войны. Последнее, что он сказал послам, было: «Передайте в Москву, что я был против нападения». После этого в посольстве не работали телефоны, а само здание было окружено отрядами СС.

5:30

Шуленбург официально сообщил Молотову о начале войны Германии и СССР, зачитав ноту: «Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистской Германии, ведущей борьбу за существование. Правительство Германии не может безучастно относиться к серьёзной угрозе на восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу…»


Из воспоминаний Молотова: «Советник германского посла Хильгер, когда вручал ноту, прослезился».


Из воспоминаний Хильгера: «Он дал волю своему негодованию, заявив, что Германия напала на страну, с которой имела пакт о ненападении. Это не имеет в истории прецедентов. Названная германской стороной причина является пустым предлогом… Свою гневную речь Молотов заключил словами: “Мы не дали для этого никаких оснований’’».

07:15

Издана Директива №2, предписывающая войскам СССР уничтожить вражеские силы в районах нарушения границы, уничтожить авиацию противника, а также «разбомбить Кенигсберг и Мемель» (современные Калининград и Клайпеда). ВВС СССР разрешалось заходить «на глубину германской территории до 100–150 км». В это же время происходит первая контратака советских войск у литовского городка Алитус.

09:00


В 7:00 по берлинскому времени рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс по радио зачитал воззвание Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза: «…Я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!».
Скачать MP3

09:30

Председатель президиума Верховного совета СССР Михаил Калинин подписал ряд указов, в том числе указ о введении военного положения, об образовании Ставки Главного командования, о военных трибуналах и о всеобщей мобилизации, которой подлежали все военнообязанные с 1905 по 1918 года рождения.

10:00

Немецкие бомбардировщики совершили налет на Киев и его пригороды. Бомбовой атаке подверглись железнодорожный вокзал, завод Большевик, авиазавод, электростанции, военные аэродромы, жилые дома. По официальным данным, в результате бомбежки погибли 25 человек, по неофициальным – жертв было намного больше. Однако еще несколько дней в столице Украины продолжалась мирная жизнь. Отменили лишь запланированное на 22 июня открытие стадиона, в этот день здесь должен был пройти футбольный матч Динамо (Киев) – ЦСКА.

12:15

Молотов по радио выступил с речью о начале войны, где впервые назвал ее отечественной. Также в этом выступлении впервые звучит фраза, ставшая главным лозунгом войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».


Из обращения Молотова: «Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. .. Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы… Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за свободу».

Трудящиеся Ленинграда слушают сообщение о нападении фашистской Германии на Советский Союз

Из воспоминаний Дмитрия Савельева, Новокузнецк: «Мы собрались у столбов с громкоговорителями. Внимательно слушали речь Молотова. У многих возникло чувство некой настороженности. После этого стали пустеть улицы, через некоторое время в магазинах исчезли продукты. Их не скупили – просто поставка сократилась… Люди были не испуганы, а, скорее, сосредоточены, делали все, что им говорило правительство».

Через некоторое время текст речи Молотова повторил знаменитый диктор Юрий Левитан. Благодаря его проникновенному голосу и тому факту, что Левитан на протяжении всей войны читал фронтовые сводки Советского Информбюро, существует мнение, что первым сообщение о начале войны прочел по радио именно он. Так считали даже маршалы Жуков и Рокоссовский, о чем они писали в своих мемуарах.

Москва. Диктор Юрий Левитан во время съемок в студии


Из воспоминаний диктора Юрия Левитана: «Когда ранним утром нас, дикторов, вызвали на радио, уже начали звонки раздаваться. Звонят из Минска: «Вражеские самолеты над городом», звонят из Каунаса: «Город горит, почему ничего не передаете по радио?», «Над Киевом вражеские самолеты». Женский плач, волнение – «неужели война»?.. И вот я помню – включил микрофон. Во всех случаях я помню себя, что я волновался только внутренне, только внутренне переживал. Но здесь, когда я произнес слово «говорит Москва», чувствую, что дальше говорить не могу – застрял комок в горле. Из аппаратной уже стучат – «Почему молчите? Продолжайте!» Сжал кулаки и продолжал: «Граждане и гражданки Советского Союза…»


Сталин обратился с речью к советскому народу только 3 июля, через 12 дней после начала войны. Историки до сих пор спорят, почему он так долго молчал. Вот как объяснял этот факт Вячеслав Молотов: «Почему я, а не Сталин? Он не хотел выступать первым. Нужно, чтобы была более ясная картина, какой тон и какой подход… Он сказал, что подождет несколько дней и выступит, когда прояснится положение на фронтах».


А вот что писал об этом маршал Жуков: «И. В. Сталин был волевой человек и, как говорится, «не из трусливого десятка». Растерянным я его видел только один раз. Это было на рассвете 22 июня 1941 года, когда фашистская Германия напала на нашу страну. Он в течение первого дня не мог по-настоящему взять себя в руки и твердо руководить событиями. Шок, произведенный на И. В. Сталина нападением врага, был настолько силен, что у него даже понизился звук голоса, а его распоряжения по организации вооруженной борьбы не всегда отвечали сложившейся обстановке».


Из речи Сталина по радио 3 июля 1941 года: «Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной… Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы».
Скачать MP3

12:30

В это же время немецкие войска вошли в Гродно. Еще через несколько минут вновь началась бомбардировка Минска, Киева, Севастополя и других городов.

Из воспоминаний Нинель Карповой, 1931 г.р. (г. Харовск Вологодской области): «Сообщение о начале войны мы слушали из репродуктора на Доме обороны. Там толпилось много людей. Я не расстроилась, наоборот загордилась: мой отец будет защищать Родину… Вообще люди не испугались. Да, женщины, конечно, расстроились, плакали. Но паники не было. Все были уверены, что мы быстро победим немцев. Мужчины говорили: «Да немцы от нас драпать будут!»»

Открылись призывные пункты в военкоматах. В Москве, Ленинграде и других городах в них выстроились очереди.

Из воспоминаний Дины Белых, 1936 г.р. (г. Кушва Свердловской области): «Всех мужчин сразу стали призывать, и моего папу в том числе. Папа обнял маму, они оба плакали, целовались… Я помню, как обхватила его за сапоги кирзовые и кричала: «Папка, не уходи! Тебя там убьют, убьют!» Когда он сел в поезд, мама взяла меня на руки, мы с ней обе рыдали, она сквозь слезы шептала: «Помаши папе…» Какое там, я так рыдала, пошевелить рукой не могла. Больше мы его не видели, нашего кормильца».

13:15

Для взятия Брестской крепости немцы ввели в действие новые силы 133 пехотного полка на Южном и Западном островах, однако это «не принесло изменений в положении». Брестская крепость продолжала держать оборону. На этот участок фронта была брошена 45-я пехотная дивизия Фрица Шлипера. Было решено, что Брестскую крепость будет брать только пехота – без танков. На взятие крепости отводилось не более восьми часов.


Из донесения в штаб 45-й пехотной дивизии Фрица Шлипера: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В Цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35–40 танков и бронеавтомобилей. Огонь русских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров».

14:30

Министр иностранных дел Италии Галеаццо Чиано сообщил советскому послу в Риме Горелкину, что Италия объявила войну СССР «с момента вступления германских войск на советскую территорию».


Из дневников Чиано: «Мое сообщение он воспринимает с довольно большим равнодушием, но это в его характере. Сообщение весьма короткое, без лишних слов. Беседа продлилась две минуты».

15:00

Пилоты немецких бомбардировщиков доложили, что им больше нечего бомбить, все аэродромы, казармы и скопления бронетехники уничтожены.


Из воспоминаний маршала авиации, Героя Советского Союза Г.В. Зимина: «22 июня 1941 г. большие группы фашистских бомбардировщиков подвергали ударам 66 наших аэродромов, на которых базировались основные силы авиации западных пограничных округов. В первую очередь были подвергнуты ударам с воздуха аэродромы, на которых базировались авиационные полки, вооруженные самолетами новых конструкций… В результате ударов по аэродромам и в ожесточенных воздушных боях противнику удалось уничтожить до 1200 самолетов, в том числе 800 на аэродромах».

16:30

Сталин уехал из Кремля на Ближнюю дачу. К вождю до конца дня не пускают даже членов Политбюро.


Из воспоминаний члена Политбюро Никиты Хрущева:
«Берия рассказал следующее: когда началась война, у Сталина собрались члены Политбюро. Не знаю, все или только определенная группа, которая чаще всего собиралась у Сталина. Сталин морально был совершенно подавлен и сделал такое заявление: «Началась война, она развивается катастрофически. Ленин оставил нам пролетарское Советское государство, а мы его просрали». Буквально так и выразился.
«Я, — говорит, — отказываюсь от руководства,» — и ушел. Ушел, сел в машину и уехал на ближнюю дачу».

Некоторые историки, ссылаясь на воспоминания других участников событий, утверждают, что этот разговор произошел днем позже. Но факт, что в первые дни войны Сталин был растерян и не знал, как действовать, подтверждается многими свидетелями.

18:30

Командующий 4-й армией Людвиг Кюблер отдает приказ об «оттягивании собственных сил» у Брестской крепости. Это один из первых приказов об отступлении немецких войск.

19:00

Командующий группой армий «Центр» генерал Федор фон Бок дает приказ прекратить расстрелы советских военнопленных. После этого их держали на спешно огороженных колючей проволокой полях. Так появились первые лагеря для военнопленных.


Из записок бригадефюрера СС Г. Кепплера, командира полка «Дер Фюрер» из дивизии СС «Дас Райх»: «В руках нашего полка оказались богатые трофеи и большое число пленных, среди которых было много гражданских лиц, даже женщин и девушек, русские заставили их защищаться с оружием в руках, и они храбро сражались вместе с красноармейцами».

23:00

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступает с радиообращением, в котором заявил, что Англия «окажет России и русскому народу всю помощь, какую только сможет».


Выступление Уинстона Черчилля в эфире радиостанции BBC: «За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает… Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен… Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина».
Скачать MP3

23:50

Главвоенсовет РККА разослал Директиву №3, приказывающую 23 июня нанести контрудары группировкам врага.

Полночь

В радионовостях появилась первая фронтовая сводка, в которой говорится, что немецкое наступление остановлено и Красная армия перешла в контрнаступление.


Из записок бригадефюрера СС Г. Кепплера, командира полка «Дер Фюрер» из дивизии СС «Дас Райх»: «Мы не разделяем безрассудный оптимизм многих, кто надеется встретить Рождество 1941 года снова у себя на родине. Для нас Красная армия является «таинственным незнакомцем», с которым нужно считаться всерьез и которого нельзя недооценивать. Конечная цель этой борьбы лежит в незримой дали».

Хроника событий весны 1945 года и воспоминания очевидцев

Текст: Информационный центр ИД «Коммерсантъ», Татьяна Мишанина, Артем Галустян
Видео: Дмитрий Шелковников, Алексей Кошель
Фото: ТАСС, РИА «Новости», «Огонек», Дмитрий Кучев
Дизайн, программирование и верстка: Антон Жуков, Алексей Шабров
Инфографика: Ким Воронин
Выпускающий редактор: Артем Галустян

80 лет назад началась Великая Отечественная война. Мы помним, мы скорбим…

22 июн. 2021 г.

22 июня в России отмечается День памяти и скорби. Депутаты Мосгордумы напомнили, что Победа в Великой Отечественной войне была завоевана немыслимо дорогой ценой и подчеркнули принципиальную важность сохранения исторической правды о героизме советского народа для будущих поколений.

Председатель Московской городской Думы Алексей Шапошников, фракция партии «Единая Россия»:

«22 июня 1941 года — дата, которая навсегда в сердце каждого. Мы никогда не забудем, как в этот день миллионы наших сограждан все как один встали на защиту Родины.

Сегодня в столице проходят мемориальные мероприятия. Москвичи вместе со всей Россией зажигают поминальные свечи и возлагают цветы к памятникам героев, отдавших свою жизнь во имя Великой Победы. 

Светлая память москвичам, бойцам Московского народного ополчения. Тысячи добровольцев — студенты, рабочие, творческая интеллигенция — уходили навстречу врагу и умирали во имя мира. Закрыв собой столицу, они стали примером мужества, бесстрашия, патриотизма.

В Великой Отечественной войне погибло более 27 миллионов наших соотечественников. Свой герой есть в каждой российской семье. В День памяти и скорби мы гордимся их подвигом, верим и надеемся, что страшный урок 1941-1945 годов усвоен человечеством навсегда».

Заместитель Председателя Московской городской Думы, руководитель фракции партии «Единая Россия» в Мосгордуме Степан Орлов:

«22 июня — особый, трагический день в истории нашей Родины, горькая дата в судьбе страны. Ровно 80 лет назад началась Великая Отечественная война, унесшая миллионы человеческих жизней, она оставила страшный след почти в каждой семье.

Этот день стал точкой отсчета череде суровых испытаний нашего народа на мужество, верность Отчизне — и на веру в Победу.

22 июня мы низко склоняем головы перед стойкостью воинов и тружеников тыла, отдаем дань памяти и уважения всем, кто прошел через невероятные тяготы лихолетья, кто умирал, но не сдавался ради мирного будущего своих потомков.

Сегодняшние поколения в неоплатном долгу перед всеми, кто прошел ту войну, проделав славный путь к Великой Победе, миру и добру. Их подвиг никогда не будет забыт!»

Руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Николай Зубрилин:

«Друзья! Товарищи! Братья и сестры!

22 июня 1941 года, 80 лет назад, на нашу землю пришла большая беда. Фашистская Германия совместно с армией объединенной Европы принесли на нашу землю разрушения, беды и страдания! Коричневая чума не щадила никого: немцы и их сателлиты уничтожили более 27 миллионов человек, в том числе 16 миллионов мирного населения! В планы фашистов входило уничтожение большей части советского населения, а оставшихся собирались использовать в качестве рабской силы. Советский Союз столкнулся с мощной гитлеровской человеконенавистнической системой, которая не собиралась останавливаться ни перед чем.

Над нашей Родиной и над всем миром нависла угроза полного фашистского порабощения. И сегодня мы должны помнить и благодарить тех, кто защищал наш многонациональный народ и рубежи нашей необъятной Родины!

Мы благодарны Красной Армии и неимоверному мужеству наших отцов и дедов, мы помним и благодарим миллионы советских солдат, которые полегли на полях сражений, благодарим Верховного главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина, генералов и маршалов Жукова, Конева, Рокоссовского, Баграмяна, Ворошилова, Буденного и многих других. Советский Союз разбил врага!

Казавшаяся ранее непобедимой армия грозного противника пала и капитулировала перед рабоче-крестьянской Красной Армией! Мы вечно будем чтить подвиги солдат и матросов, танкистов и пулеметчиков, артиллеристов и минометчиков, летчиков и подводников, сержантов и старшин, офицеров, генералов и маршалов! Слава советскому солдату — победителю!»

Руководитель постоянного депутатского объединения «Моя Москва» в Мосгордуме Елена Николаева:

Руководитель фракции партии «Яблоко» в Мосгордуме Максим Круглов:

Руководитель фракции партии «Справедливая Россия» в Мосгордуме Магомет Яндиев:

«С этой датой у всех связаны только плохие воспоминания, но без нее никуда. Вся страна проводит памятные мероприятия в этот день​ и чтит память погибших в Великой Отечественной войне.

Хотим пожелать москвичам, чтобы такая дата в их жизни больше никогда не наступала. Мирного неба вам над головой и, конечно же, здоровья!»

Председатель комиссии МГД по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов, фракция партии «Единая Россия»:

«22 июня 1941 года — одна из самых печальных дат в нашей истории, начало Великой Отечественной войны. Этот день напоминает нам о всех погибших, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений.

Памятная дата была установлена Указом Президента России от 8 июня 1996 года как дань памяти жертвам Великой Отечественной войны. В этот день приспускают государственные флаги на зданиях государственных учреждений и кораблях ВМФ.

В России 22 июня — День памяти и скорби для тех, кто пережил и выжил, для детей и внуков миллионов солдат, что отдали жизни за мир, в котором мы сегодня живем. Мы скорбим по всем, кто ценой своей жизни выполнил священный долг, защищая в те суровые годы наше Отечество.

Россия устояла. И поэтому 22 июня — еще и день гордости. За тех, кто проливал кровь и отдал свою жизнь, чтобы эта война закончилась. Не парадом немецких войск в столице России, а красными знаменами Победы на куполе Рейхстага и курганом из штандартов разбитых немецких армий на Красной площади в Москве. Не дадим переписать историю и забыть о великом подвиге нашего народа».

Председатель комиссии МГД по экономической и социальной политике Людмила Гусева, фракция партии «Единая Россия»:

Председатель комиссии МГД по здравоохранению и охране общественного здоровья Лариса Картавцева, фракция партии «Единая Россия»:

Председатель комиссии МГД по экологической политике Александр Соловьев, фракция партии «Справедливая Россия»:

Председатель комиссии МГД по государственному строительству и местному самоуправлению Александр Козлов, фракция партии «Единая Россия»:

Депутат Московской городской Думы, космонавт-испытатель отряда ФГБУ «НИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина» Олег Артемьев, фракция партии «Единая Россия»:

Член комиссии МГД по безопасности, спорту и молодежной политике Мария Киселева, постоянное депутатское объединение «Моя Москва»:

Член комиссии МГД по культуре и массовым коммуникациям Игорь Бускин, фракция партии «Единая Россия»:

На эту тему в СМИ:

Вход в Музей Победы в Москве 22 июня будет бесплатным

В День памяти и скорби единороссы проведут акцию «Огненные картины войны»

В 80-ю годовщину начала Великой Отечественной войны в городах Подмосковья зажгут 200 тыс. свечей

22 июня ровно 80 лет назад началась Великая Отечественная война

Белая ночь. Северная Двина. Самое сердце Архангельска. Международная акция «Свеча памяти» посвящена величайшему подвигу в истории человечества. Общественники, активисты, добровольцы выложили из сотен алых лампад надписи — «Дервиш 80», «Архангельск». И святое для жителей нашей страны «Помним».

Юлия Шестакова, специалист центра «Патриот», член штаба Юнармии Архангельской области:

— Сегодня молодёжь знает историю только по страницам учебника. А такие мероприятия помогают им ощутить на себе ту горечь, которую почувствовать люди с началом в Великой Отечественной войне.

Ровно 80 лет назад фашистская Германия напала на Советский Союз.

Савелий Полянский и Андрей Антипин, ученики гимназии № 3:

— Ровно в 4 утра без предупреждения войны начали атаковать и бомбить и атаковать немцы в 1941 году.22 июня ровно в 4 утра. Когда все люди спали, было воскресенье. Никто не ждал.

В 4 утра у Вечного огня областной столицы прошел памятный митинг. Война длилась 1 418 дней и ночей. 270 тысяч жителей Архангельской области ушли на фронт. 113 тысяч погибли и пропали без вести.

Надежда Виноградова, заместитель председателя Архангельского областного Собрания депутатов:

— Самая страшная, кровопролитная война. Но наш долг помнить. Передавать из поколения в поколение, что именно наша страна победитель. И наш народ освободитель.

Не спал этой ночью и Северодвинск. В годы войны Молотовск был одним из морских портов страны, принимавших союзные конвои — с танками, оружием, продовольствием, топливом. Здесь ремонтировали боевые суда и корабли, выпускали снаряды и бомбы.

Игорь Скубенко, глава Северодвинска:

— Миллионы людей расставались навечно. Близкие, провожая своих дедов, отцов, братьев, сестер, матерей. Которые тоже уходили на фронт, где-то медсестрами, где-то помогая нашим бойцам.

Александр Спиридонов, руководитель регионального отделения Союза машиностроителей России:

— 17,5 тысяч жителей ушли на фронт. И к сожалению многие из них не вернулись. Поэтому Северодвинск действительно знает, что такое война.

22 июня. День разделивший жизнь на «до» и «после». Губернатор Александр Цыбульский сегодня возложил цветы к Вечному огню на площади Мира. Глава Архангельска Дмитрий Морев к стеле «Город воинской славы». А «Минута молчания» пронзила сегодня всю Россию. Она началась в 12.15. Ровно в то время, когда Советское правительство объявило о нападении фашистской Германии.

Анастасия Скалина

80 лет назад началась Великая Отечественная война

22 июня — особый день в нашей истории — День памяти и скорби. Сегодня по всей стране вспоминают начало Великой Отечественной войны, когда фашистская  Германия вторглась на территорию СССР. Это день предупреждения всему миру о невозможности повторения событий тех страшных военных лет, день напоминания о самой кровопролитной войне в истории человечества, о великом подвиге Советского народа, о том, как важно сохранять мир! Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта вместе со всей страной чтит память погибших в первые часы войны. Сегодня преподаватели, студенты и сотрудники БФУ, а также курсанты и командование Балтийского военно-морского института прошли от главного корпуса до площади маршала Советского Союза Александра Василевского, где возложили цветы. Также памятные мероприятия прошли у памятника 1200 гвардейцам. Студенты и преподаватели Университетского колледжа БФУ им. И. Канта возложили цветы у мемориала и почтили память погибших солдат и мирных жителей. Памятные мероприятия проходят по всей Калининградской области. В Балтийском море прошла торжественная траурная церемония отдания воинских почестей морякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. В точке отдания воинских почестей в Балтийском море представители командования флота, студенты и сотрудники БФУ им. И. Канта под залпы оружейного салюта спустили на воду венки, возложили цветы и почтили память павших воинов минутой молчания.

22 июня — День памяти и скорби

22 июня — одна из наиболее трагических дат в истории нашей Родины. День памяти и скорби для тех, кто пережил и выжил, для детей и внуков миллионов солдат, что отдали жизни за мир, в котором мы сегодня живём.

22 июня 1941 года,  76 лет назад в 4 часа утра началась самая разрушительная, жестокая и кровопролитная из всех войн, когда-либо прошедших на нашей планете — Великая Отечественная война: фашистская Германия напала на Советский Союз.

  В одночасье разрушились надежды миллионов семей, были поломаны судьбы целых поколений. Память о тех грозных годах — как и не утихающая скорбь — навсегда останется в наших сердцах.

  Но несмотря на все тяготы и невзгоды, выпавшие на долю наших отцов и дедов, наших матерей, Россия устояла. На защиту своей страны поднялся весь народ. И поэтому 22 июня мы можем назвать и днём гордости. За тех, кто отдал свои жизни, чтобы  этавойна закончилась в мае 1945 -года. Она длилась 1418 дней и ночей. СССР потерял несколько десятков миллионов человек!

Кронштадт одним из первых городов в стране принял на себя удар врага. В первые минуты войны немецкие самолеты минировавшие корабельный фарватер были отогнаны от крепости огнем зенитной артиллерии, а кронштадтские моряки вышли в боевой поход!

 

  Сегодня каждая российская семья отдаёт долг памяти и признательности всем, кто принял на себя первый удар врага, кто не дожил до светлого Дня Победы, но верил в него, принимая неравный бой с фашистами. Сегодня вся страна в унисон говорит: «Никто не забыт, ничто не забыто»!

 

 В этот День памяти и скорби мы склоняем головы перед всеми погибшими в жесткой схватке с врагом, перед поколением советских людей, принесших нам Победу и подаривших нам будущее. Мы этого никогда не забудем и не позволим забыть никому!

 

Сегодня, в 12.00, на городском кладбище пройдет траурный митинг в память о воинах и горожанах, отдавших свои жизни за свободу своей Родины!

 

В Российской Федерации День памяти и скорби отмечают с 1996 года – 8 июня 1996 года вышел Указ  Президента РФ, устанавливающий 22 июня как День памяти и скорби. Этот день в России – не просто дата в календаре: по всей стране приспускаются государственные флаги, а телевидению и радио, а также учреждениям культуры рекомендовано не проводить никаких развлекательных программ и мероприятий.

Владимир Путин и Великая Отечественная война в музее «Россия — моя история»


Карен Петроне, профессор истории и директор Кооператива гуманитарных и социальных наук Университета Кентукки, пишет книгу о памяти о войне в путинской России.

Этот пост представляет собой отрывок из ее эссе «Память о Великой Отечественной войне в России в 21 веке — мой исторический музей», опубликованного в David Hoffmann, ed., Память о Второй мировой войне в советской и постсоветской России (Routledge, 2021).

Празднование победы СССР в «Великой Отечественной войне» — неотъемлемая часть исторического нарратива, представленного в музее «Россия — моя история». Несмотря на то, что Владимир Путин даже не родился во времена «Великой Победы», тем не менее, он играет важную роль в экспозиции музея о Великой Отечественной войне. Или, точнее, Путин занимает видное место в музеях, изображающих победу во Второй мировой войне, поскольку на самом деле существует двадцать три отдельных места.

«Россия: Моя история» — это ультрасовременный музейный комплекс или «исторический парк», в котором с помощью цифровых технологий создается всестороннее повествование об истории России от зарождения Российского государства в IX веке до наших дней. Первоначально разработанный Русской православной церковью и при значительной финансовой поддержке российского государства и государственной газовой компании «Газпром», на 50% принадлежащей государству, в настоящее время насчитывается двадцать три почти идентичных филиала, и их число продолжает расти. Эти «клоны» находятся в городах на огромном пространстве России от Санкт-Петербурга до Петербурга.Петербург на севере и западе, Южно-Сахалинск и недавно Владивосток на востоке, Махачкала на юге.

Путин появляется в экспозиции музея «Великая Победа» на пяти больших фотографиях своего участия в параде «Бессмертный полк ( Бессмертный полк )» на Красной площади в День Победы, 9 мая 2015 г. , к 70-летию со дня конец войны. В бешено популярных парадах «Бессмертный полк» дети и внуки ветеранов маршируют, чтобы почтить жертвы их родственников в Великой Отечественной войне, как представляя, так и символически включая тех, кого уже нет в живых, чтобы маршировать.В 2015 году Владимир Путин принял участие в так называемой «народной части» Парада Победы с фотографией своего отца, «простого солдата», тяжело раненного во время войны.

Экспозиция «Россия — моя история» Владимира Путина с портретом отца на параде «Бессмертный полк». Источник: Фото автора.

На каждом из пяти изображений Путин стоит среди толпы демонстрантов, как человек, чтящий наследие своего покойного отца и призывающий к его присутствию на торжествах на Красной площади.Выставка этих картин связала «Великую Победу» с современным правлением Путина и представила образ Путина как человека из народа, одновременно напомнив посетителям музея о «бессмертной» природе победителей в Великой Отечественной войне. которые живы (по крайней мере, символически) как в прошлом, так и в настоящем.

Несколько дополнительных фотографий марша «Бессмертный полк» в мае 2015 года с Путиным и без него размещены на выставке «Великая Победа», подчеркивая огромное количество участников и массовую популярность мероприятия.Марш также является важной частью кульминационной экспозиции музея «Россия — моя история 1945–2016», которая прямо связывает «Бессмертный полк» с национализмом и патриотизмом в современной России. Фотография Путина на параде «Бессмертный полк» 2015 года также фигурирует в разделе выставки «Историческая память народа», посвященном «восстановлению Путиным патриотизма, суверенитета и духовности» после кризиса 1990-х годов. На другом снимке показаны десятки тысяч людей, марширующих в соборе Св.Петербург «Бессмертный полк», парад разъяснений,

Память о Второй мировой войне — средство сплочения русского народа ( народ ). Отмечалась высокая степень консолидации в неприятии обществом попыток ревизии истории и итогов войны, дегероизации подвига ( подвиг ) народа. . . . Формированием в российском обществе подлинной исторической памяти и возвратом к национальным ценностям стали массовые акции, посвященные народной памяти о войне — «Св.Георгиевские ленты», «Бессмертный полк».

Георгиевская ленточка, Донецк, Украина. Источник: Викисклад.
Фасад Московского музея. Источник: Викисклад.

Здесь организаторы выставки «Россия — моя история» четко обосновывают свой акцент на «Великой Победе» в экспозициях, посвященных XXI веку.Память о войне была стержнем усилий путинского правительства и других общественных сил по укреплению национального чувства и сплочению русского народа. Выставка признает восстановление памяти о Великой Отечественной войне в эпоху Путина само по себе значительным историческим событием, предполагая, что русские обрели единство при Путине, как и во время Великой Отечественной войны.

Возвращение к «подлинной исторической памяти» при Путине избавляет нацию от разобщенности после распада Советского Союза. Память, заложенная в параде «Бессмертный полк», формирует основу для успешного и единого завершения цикла, в котором разобщенность позднесоветской и ельцинской эпох побеждается единством путинской эпохи. Это единство формируется не консолидацией общества во время реальной войны, а консолидацией в памяти о прошедшей войне, о «Великой Победе». «Россия — моя история» утверждает, что духовное восстановление национальной гордости и празднование национальных достижений в эпоху Путина — это их собственная «Великая Победа.

Примечательным в рассказе о Великой Отечественной войне на выставке является неприятие попыток неназванных лиц подвергнуть сомнению героизм войны. Как и в большинстве национальных нарративов, здесь проводится четкое разделение между «нами» и «ними». В данном случае «другие» состоят из тех, кто каким-либо образом принижает усилия русского народа в Великой Отечественной войне, тех, кто признает ошибки СССР, критикует советские действия, подобные пакту Гитлера-Сталина, или признает моральные сложности, которые все люди, ведущие тотальную войну, должны столкнуться.

Вторая мировая война стала предметом официальной полицейской деятельности посредством введения наблюдательных комиссий и законов о памяти, которым грозил 300 000 рублей штрафа или 3 года лишения свободы за предоставление «заведомо ложной» информации о деятельности СССР в годы Второй мировой войны . Эти законы нацелены на журналистов и историков, которые хотят исправить исторические записи после десятилетий фальсификаций советской эпохи. Во время путинской «реставрации патриотизма» выделение тех, кто сомневается в героизме войны, стало важным аспектом определения того, кто действительно принадлежит к национальному сообществу.Выставка прославляет Путина как защитника Великой Победы от ее внутренней и международной критики и самого «великого победителя».

детей, пионеры и Советское государство в Великой Отечественной войне

Аннотация

Эта диссертация сочетает в себе историю институтов и социальный анализ, чтобы дать более детальное описание советского опыта в Великой Отечественной войне, портрет, который учитывает опыт детей, ожидания государства в отношении детей и исследование института, ответственного за связь детей. и государство, В.И. Ленина Всесоюзная пионерская организация. Утверждается, что ожидания государства в отношении детей в годы Великой Отечественной войны были выдвинуты прежде всего для того, чтобы спасти барахтавшуюся пионерскую организацию. Хотя предполагалось, что пионеры будут руководить детьми во всех видах задач и действий — роль, которую они выполняли с момента своего основания в 1922 году, — организация чуть не рухнула в напряженных условиях военного времени в первые годы войны. Чтобы возродить свой образ и обеспечить себе законное место в авангарде детей, пионеры предприняли согласованные усилия, чтобы восстановить свое лидерство.Язык, ценности и модели героизма были изменены, чтобы более точно отражать войну. Усвоение этих стандартов детьми поддержало претензии пионеров на лидерство. Кампании действий были начаты, чтобы позволить пионерам претендовать на право собственности на достижения детей. Чтобы гарантировать успех, организация черпала свои идеи из ранее существовавших мероприятий — мероприятий, которые дети уже проводили в 1941-42 годах, в основном по местной инициативе. То, что задумывалось и функционировало как предписывающая организация в течение двух десятилетий, стало описательной организацией, включившей все соответствующие действия в задачу восстановления пионеров в авангарде советского детства.Это говорит о том, что у детей было гораздо больше свободы действий, чем предполагалось ранее, и их многочисленные роли усложняют образ типичного «ребенка-жертвы», обычно ассоциируемого с Великой Отечественной войной и ее пропагандой. Постсталинградский поворот позволил пионерам вновь заявить о себе. Став авангардом, организация заложила основы пионерского героизма, вошедшего в историю Советского Союза. Хотя внутренние проблемы продолжали преследовать пионеров в течение многих лет, основная история сложилась в последние годы войны.Начиная с 1943 года организация начала вписывать себя в историю послевоенной победы, заявляя об успешном лидерстве среди детей и игнорируя предотвращенную ими почти катастрофу.

День памяти и скорби

22 июня 1941 года — одна из самых скорбных дат в истории России. В этот день 80 лет назад началась Великая Отечественная война (1941-1945 гг.), национально-освободительная война СССР против фашистской Германии и ее союзников. До 1992 года день начала Великой Отечественной войны не считался официальной памятной датой.Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 13 июля 1992 года этот день объявлен Днем памяти Отечества. Указом Президента России он был переименован в День памяти и скорби. Из исторических документов, литературных произведений и кинофильмов; известно, что противник начал боевые действия у западной границы СССР почти в полночь. Уже в половине первого ночи 22 июня из Москвы во все регионы была направлена ​​директива № 1: не реагировать на провокации на границе, скрытно занимая тем временем артиллерийские позиции.Так начался первый день Великой Отечественной войны, день, ставший впоследствии всеобщим Днем памяти и скорби. Несмотря на то, что дата помнилась на протяжении всего советского периода (известная песня, которая называется «22 июня ровно в четыре часа»), мемориальный статус она приобрела уже в постсоветское время. До перестройки власти старались официально не напоминать об этом дне, не будоражить чувства и болезненные воспоминания соотечественников.

Традиционное памятное мероприятие «Свеча памяти» проводится с 2009 года 22 июня – в День памяти и скорби.В этот день ранним утром представители различных общественных организаций посещают места, связанные с событиями Великой Отечественной войны, с зажженными свечами. География мероприятия расширяется из года в год. Он проводится в России и в республиках бывшего Советского Союза. География мероприятия расширяется из года в год; его отмечают как в России, так и в бывших республиках Советского Союза. День памяти и скорби отмечается в городах-героях и городах воинской славы.Помимо акции «Свеча памяти» 22 июня в различных населенных пунктах проходят аналогичные тематические акции.

На Крымской набережной в Москве проходит «Линия памяти» с зажжением 1418 свечей (по числу дней войны). Самой давней традицией, восходящей к 1992 году, является патриотический подвиг в честь Памятный долг — Вечный огонь», который ежегодно проходит в Александровском саду в Москве. В этот день все жители России скорбят по всем, кто ценой своей жизни защищал свое Отечество или стал жертвой войн, в первую очередь, жертв Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Всероссийская минута молчания в День памяти и скорби проводится в стране с 2020 года. Она начнется в 12:15 по московскому времени. Это точное время официального сообщения гражданам Советского Союза о нападении нацистской Германии.

День памяти и скорби – символ вечной памяти и скорби по жертвам фашизма, солидарности поколений в противостоянии агрессии и нацизму, защиты общечеловеческих ценностей.

Видеоролик, посвященный предметам, хранящимся в экспозиции музейной коллекции — артефактам периода Великой Отечественной войны, находится в разделе «Музейные рассказы».
Музыкальная подборка «Мелодии военных лет» размещена в фонотеке музея.
По ссылке можно посмотреть онлайн-выставку скульптур второй половины 1940-х – 1960-х годов, посвященную событиям Великой Отечественной войны.

Очерк Великой Отечественной войны профессора Майерса

В центре внимания этого эссе находится пересечение политики, задуманной в Вашингтоне, и жизненного опыта дипломатов Франклина Делано Рузвельта в СССР в 1939–1945 годах.Рузвельт нанял трех человек в качестве послов. Первым был Лоуренс Стейнхардт. Его резиденция в Москве началась менее чем за две недели до подписания советско-германского пакта о ненападении (23 августа 1939 г.) и продлилась до середины ноября 1941 г. К тому времени, когда он покинул свой пост, он был убежден, что гитлеровская империя находится на грани гибели. разрушая советскую власть. Впоследствии Рузвельт назначил отставного морского офицера адмирала Уильяма Стэндли посланником в Советском Союзе. Его миссия заключалась в укреплении советско-американского сотрудничества против Третьего рейха.Во время своего пребывания в должности (1942–1943) он стал свидетелем ошеломляющего поворота судьбы, ознаменовавшего советско-германские боевые действия. Его трудная карьера в СССР, казалось, подтверждала меткое замечание Льва Троцкого: «За союзником нужно следить так же, как за врагом». Безмятежный период советско-американских отношений совпал с третьим послом Рузвельта в СССР во время войны: У. Авереллом Гарриманом. Тем не менее, несмотря на его искренние усилия (1943–1946 гг.), он так и не рассеял пелену настороженности, нависшую над советско-американским сотрудничеством, которая проявлялась даже в яркие дни военного наступления союзников.Сначала незаметно, почти против своей воли, он постепенно превратился в одного из первых холодных воинов. Он предупредил Рузвельта, а затем и Гарри Трумэна, о советской политике в Европе как о чем-то, противоречащем интересам США. К концу войны летом 1945 года Советский Союз, единственный среди стран, занял позицию, способную бросить вызов зарождающемуся глобальному приказу Соединенных Штатов. Основные контуры послевоенного советско-американского соперничества воли (холодная война) обрели свою основную форму во время антигерманского союза, который Стэндли и Гарриман когда-то думали укреплять.

Подробнее читайте здесь, в журнале International History Review: http://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/07075332.2011.555448#preview

Очерк о Великой Отечественной войне профессора Майерса

Опубликовано 10 лет назад на

Посмотреть все сообщения

«Великая Отечественная война» как оружие в войне против Украины

Советский плакат времен Великой Отечественной войны с изображением военных деятелей из ранней истории России (Александр Невский вместе с генералами Суворовым и генералом Калининым)

Вальтер Беньямин начинает свои «Тезисы по философии истории» с описания механического устройства. Это марионетка, созданная в 18 веке для победы в шахматных партиях.

Гравюра с изображением шахматиста Мельцеля, марионетки, играющей в шахматы, широко гастролировавшей в 18 веке

Кукла была представлена ​​как автомат, но это был обман, так как в ней скрывался горбатый карлик, талантливый шахматист. Сходным образом Беньямин показывает, что исторический материализм гарантированно победит, поскольку теология скрыта в построенной ею машине. Русско-украинская война возвращает к жизни метафору машины, которая побеждает обманом, эксплуатируя религиозную метафизику.Российская пропаганда использует представление о победе над нацизмом как о зле, надстраивая над ним безжизненную оболочку «Великой Отечественной войны». И тогда эта механическая конструкция становится оружием и убивает людей на востоке Украины. И это не метафора.

Напоминаем, что в марте 2014 года весь Крым был заполнен плакатами, на фоне которых свастика с одной стороны изображала очертания полуострова, а с другой стороны контур был окрашен в цвета российского флага. Это была иллюстрация выбора на псевдореферендуме, который завуалировал аннексию полуострова Россией. Первая аннексия территории в Европе после Второй мировой войны была представлена ​​как борьба с «фашизмом».

«16 марта мы выбираем» — билборд накануне «референдума» в Крыму

Одновременно российские СМИ развернули бешеную информационную кампанию. На все лады без конца повторяли заявление о том, что власть в Киеве захватили «фашисты» и их вооруженные «карательные» отряды идут на Донбасс и юг Украины убивать мирных жителей за то, что они говорят по-русски.Столь мощная пропаганда вызвала истерию, лишившую большую часть населения осторожности, здравого смысла и способности к общественной организации.

Еще один важный момент: по данным опросов, в январе 2014 года большинство жителей Донбасса видели свое будущее в Украине и ничего не знали о «Новороссии». Пропаганда «борьбы с фашизмом», дискурс и атрибуты «Великой Отечественной войны» разделили и пассивировали большинство жителей Донбасса, когда вооруженные группы, присланные из России, осуществили первые нападения на госучреждения и расстреляли госчиновников .

«Великая Отечественная война» — это битва добра (СССР) с абсолютным злом («фашизмом») против фашизма» и обязательство быть достойным наследником «Великой Победы». Георгиевская ленточка, репортажи о «народном ополчении», «шахтерах и колхозниках», ремонтирующих танки ВОВ и борющихся с «карателями» — все они направлены на символическое оправдание преступлений, унесших тысячи и тысячи жизней. людей.

Почему старая пропагандистская марионеточная машина оказалась такой эффективной? Секрет в его конструкции. «Великая Отечественная война» — война особенная. Это битва добра (СССР) против абсолютного зла («фашизма»). Победа в этой войне спасла человечество, но зло в любой момент может восстановить свою силу. Несмотря на «Великую Победу», война никогда не заканчивается, потому что ее исход всегда под угрозой переоценки. Обвинение оппонентов в намерении «переоценить исход» войны было самым распространенным приемом советской, а теперь и российской дипломатии.

Чтобы не испортить эпическую трансцендентность и мессианское послание, эта концепция отвергает историю. Предыстория этой войны никогда не описывается как обоснование политических или экономических причин и следствий, сформировавшихся в определенное время и в определенном месте. Каждое введение к разделу «Великая Отечественная война» в учебниках всегда было образцом расплывчатости и отсутствия подробностей. Не случайно в СССР так горячо опровергали факт подписания секретного протокола пакта Молотова-Риббентропа.Вступление во Вторую мировую войну в качестве союзника Германии грозило сломать всю советскую пропагандистскую машину.

В советское время стремление капитализма в его наиболее агрессивной фазе империализма и фашизма состояло в том, чтобы разрушить первое в истории государство рабочих и крестьян, что было объявлено причиной войны. В нынешней России вечная неприязнь злых сил к России. Собственно, для российской пропаганды нынешняя война — один из многих эпизодов борьбы Запада против вечной России, наряду с поддержкой Лжедмитрия или похода Наполеона.

Важно, чтобы понятие «Великая Отечественная война» не связывало врага («фашизм») с пространством и временем. Нацистская Германия, фашистская Италия, ультраправая консервативная Венгрия или Словакия, монархическая Румыния, пока она не перешла к антигитлеровской коалиции, — все они были «фашистами».

Война закончилась, но борьба с «фашизмом» продолжалась. Создание советской «зоны влияния» в Восточной Европе после Ялтинской конференции, национализация промышленности и земли в советских сателлитах, запрет как правых, так и социал-демократических («социал-фашистских») политических партий — это тоже была борьба против «фашизм», искореняя предпосылки его возникновения.Послевоенная борьба с национал-патриотическим подпольем – это тоже борьба с «фашистами и их наемниками». Стремление к абсолютному лидерству в послевоенном коммунистическом движении, ставшее пропагандистской войной между СССР и Югославией, также преподносилось как непрекращающаяся борьба с фашизмом. Борьба за влияние в Азии, Африке и Латинской Америке также описывалась в терминах борьбы с фашизмом: политические режимы, не устраивавшие Советский Союз, не случайно назывались «фашистскими хунтами».

Фашизм стал пустым означающим. Оно условно употреблялось для описания явления, о котором мы знаем только то, что оно является абсолютным злом и опасностью для всего человечества. Так был создан его безграничный потенциал демагогического использования.

В концепции есть важный элемент — «нации/народы». Все народы, угнетаемые нацистами, хотят освобождения. Но добиться этого они могут только при братской помощи и поддержке советского/российского народа. Конечно, у Советского Союза были союзники во время Второй мировой войны.Но в потакании агрессору и развязывании войны виноваты США и Великобритания. И они вступили в войну только после того, как Советская армия ее фактически выиграла. Пропагандистской машине нужны фигуры союзников лишь для того, чтобы заявить о решающей роли СССР в Ялте и Потсдаме и согласиться с границами и влиянием, которые получил СССР.

Кукла-автомат скорбит об угнетенных нацистами украинцах и описывает, как они ждут своего освобождения. Захват Донецкой или Луганской областей не является целью войны. На языке «Великой Отечественной войны» победа над фашизмом означает возвращение всей Украины под контроль Кремля.

Но фашизм — зло вне времени и пространства, поэтому он действует и в Европе. Автомат не случайно говорит о фашистах в Прибалтике. Не случайно там говорится и о несамостоятельности Евросоюза, о диктате США и НАТО, европейских нациях, стремящихся избавиться от диктата. Кто еще может им помочь, как не наследники «Великой Победы»? Так что «Великая Отечественная война» может стать оружием даже против Европы.

Пожалуй, сегодня кукла-автомат уже не такая непобедимая машина, как во времена Тольятти и Тореза. Но мы видим, что память о Второй мировой войне на Западе и в Восточной Европе слишком различна и до сих пор разделена. Память Запада недооценивает сложность событий в Восточной Европе и часто описывает их в схемах, напоминающих схему «Великой Отечественной войны». Кремль это понимает и хочет использовать память для раскола Европы. Я надеюсь, что этот заговор провалится. Российская агрессия против Украины дает Европе шанс сделать серьезные политические выводы об истории и текущей ситуации. Список участников празднования Великой Отечественной войны в Москве покажет, кто и как использует этот шанс.

Другие материалы конференции «Использование темы Второй мировой войны в российском политическом дискурсе »:
Память о Великой Отечественной войне в экспансионистской политике России
Оккупация Крыма повторяет оккупацию Латвии СССР
«Великая Отечественная война» как оружие в войне против Украины
Российские СМИ действуют по закону войны, используя миф о Великой Отечественной войне
Советские мифы о Второй мировой войне и их роль в современной российской пропаганде

Юрий Рубан — заведующий отделом гуманитарной политики Администрации Президента Украины. Украине нужна независимая журналистика. И ты нам нужен. Присоединяйтесь к нашему сообществу на Patreon и помогите нам лучше связать Украину с миром. Мы будем использовать ваш вклад для привлечения новых авторов, обновления нашего веб-сайта и оптимизации его SEO. Всего за одну чашку кофе в месяц вы можете помочь навести мосты между Украиной и остальным миром, а также стать соавтором и проголосовать за темы, которые мы должны осветить следующими. Станьте покровителем или посмотрите другие способы поддержки. Станьте покровителем!

Теги: История, Российская пропаганда, Советская Великая Отечественная война (1941-1945), Советская история, История Украины, Вторая мировая война / 2МВ / Вторая мировая война (1939-1945)

Настоящая Отечественная война | Энн Эпплбаум

1.

Однажды, в 1980-е годы, я побывал в крепости города Бреста. Сейчас Брест находится в Беларуси, к востоку от польской границы, но в то время Брест был советским городом, а его крепость была самой важной святыней советской власти. Вход вел через огромную каменную плиту, в которой была вырезана огромная советская звезда. Внутри взгляд посетителя был сразу же устремлен на огромную печальную человеческую голову, высеченную прямо в выступе скалы. Вездесущие громкоговорители транслировали траурную музыку по всему музею крепости, в котором были экспонаты, посвященные памяти советских героев, участвовавших в осаде Бреста нацистами, а также последующей победе советских войск в Великой Отечественной войне.Перед открытым вечным огнем молодожены держались за руки и торжественно возлагали венки, как это было тогда принято.

Зрелище было впечатляющим, как и должно было быть. Но и в этом было что-то не то. В конце концов, до советского вторжения в восточную Польшу в 1939 году Брест был польским городом, а не частью СССР. В июне 1941 года, когда немцы вторглись в город, советская идентичность города все еще была довольно слабой. Более того, осада Бреста нацистами, хотя и была трагедией для тех, кто сражался и погиб в стенах крепости, на самом деле не была важным сражением.Это была ранняя интермедия, небольшое отвлечение от решающего первоначального разгрома Красной Армии нацистами.

Правда в том, что памятник Брестской крепости, скульптура, музыка и все такое было задумано не столько в память о знаменательном военном событии, сколько в том, чтобы напомнить всем в окрестностях города после войны, кто здесь главный. Поляки были изгнаны, их место заняли советские комиссары, и Брест теперь принадлежал Советской Республике Беларусь. В этом узком смысле Брестская крепость очень похожа на многие другие памятники советской войны: хотя они грандиозны и впечатляющи, хотя, безусловно, отражают масштабы страданий военного времени, они не всегда говорят всю правду о советском военном опыте.

Но это, конечно, можно было сказать не только о советских памятниках войне, но и о советских книгах о войне, советских фильмах о войне, советских памятных датах войны. До 1990-х годов официальная советская история того, что всегда называлось Великой Отечественной войной, была пронизана табу. Что Сталин помог начать войну, договорившись с Гитлером о разделе Польши и Прибалтики в 1939 году; что Красная Армия была потрясена и не готова к нападению Гитлера в 1941 году; что советские стратеги использовали пехоту в качестве пушечного мяса, без нужды жертвуя сотнями тысяч человек; что у простых пехотинцев было мало еды, неадекватная одежда и у многих была короткая жестокая жизнь; что Красная Армия в оккупированной Германии по своему желанию грабила, убивала мирных жителей и насиловала женщин; ничего из этого не было частью официального отчета.

В последние годы некоторые западные и российские историки — Энтони Бивор, Ричард Овери, Константин Плешаков — начали переписывать эту запись. Используя новые архивные источники, они начали раскрывать жестокость и ошибки, которые были такой же частью советского военного опыта, как и героизм. В «Ивановской войне » британский историк Кэтрин Мерридейл теперь обращается к тому, что может быть самым сложным фрагментом мифологии Великой Отечественной войны: к характеру простых советских солдат — «Иванов», как их называли британцы и американцы, — самих себя. .

Для этого Мерридейл пришлось преодолеть два набора стереотипов и продумать свой путь через два слоя пропаганды. Первая — ее собственная, вернее, наша собственная: западные популярные и официальные представления о «полуазиатском» советском солдате, который, согласно брошюре, подготовленной Министерством армии США в 1950 г., «подвержен настроениям, жители Запада непонятны; он действует инстинктивно. Как солдат русский примитивен и непритязателен, врожденно храбр, но угрюмо пассивен в группе. ..

На самом деле Красная Армия была далеко не однородной «полуазиатской» массой, она была этнически разнообразной, в ней были якуты и казахи, а также русские и украинцы. Большинство солдат были молодыми людьми, но патриотический пыл и потребность в войсках были так велики, что воевали и мужчины постарше, некоторые из которых служили в царской армии. Среди солдат были наименее образованные люди страны, но также и самые образованные: в ней участвовали все.

Гораздо труднее преодолеть, особенно в книге, которая в значительной степени опирается на интервью, стереотипы солдат о самих себе.Советские поэты и писатели изображали красноармейца простым и здоровым, не тронутым ни травмой, ни страхом. Он не паниковал, не совершал ошибок и не насиловал женщин освобожденных им земель. Он даже не использовал ненормативную лексику. Действительно, пытаясь найти аутентичные версии — в том числе сатирические, непристойные или подрывные — песен и песнопений, которые на самом деле пели солдаты Красной Армии, Мерридейл упиралась в стену, даже когда она сверялась с работами этнографов, изучавших армейские дела. во время войны: «Никто не позволял фольклористу собирать неуважительные варианты армейских песен.

Но с необычайным терпением и прекрасным чутьем на нюансы Мерридейл пробирает минные поля, расставленные для нее шестьюдесятью годами советской пропаганды, и создает то, что может быть лучшим историческим портретом жизни в Красной Армии из когда-либо опубликованных. Она исследует ранее не упоминавшиеся темы, такие как роль ненавистных политработников, чья работа заключалась в том, чтобы торчать за линией фронта, подслушивать разговоры и следить за тем, чтобы никто не уклонялся, не паниковал и не отклонялся от линии партии, а также объясняет как их влияние ослабло после того, как советское руководство осознало, что для победы в войне потребуется военный опыт, а не идеологическая чистота.(Они не исчезли совсем; в 1945 году цензорам все еще удавалось перехватить письмо Александра Солженицына с критикой режима, которого оказалось достаточно, чтобы отправить его в ГУЛАГ.)

якобы «интернационалистская» Красная Армия. Она каталогизирует плохую еду, дрянную одежду и жестокое обращение, которые были уделом обычного рядового. Она описывает смешанные чувства, которые испытывали крестьяне из обедневшей северной России или пережившие украинский голод, когда они въезжали в Германию (или даже в Румынию и Польшу) и осознавали, что буржуазные страны, к которым их приучили презирать, несравненно богаче их собственных.«Мы плакали, когда видели дома», — сказал ей один мужчина. «Такие красивые дома, маленькие, и все они выкрашены в белый цвет».

Она также борется со странной взаимосвязью между вдохновляющей пропагандой и жестокой реальностью жизни солдат. Одной из отличительных черт предыдущих работ Мерридейл, особенно ее амбициозной книги « Каменная ночь », истории русских ритуалов смерти, является ее способность понимать и передавать как положительные, так и более очевидные отрицательные способы воздействия этой идеологии на советскую граждане.В ходе написания этой более ранней книги она пришла к выводу, среди прочего, что советское чувство общности целей и коллективизма помогало советским гражданам психологически переносить многочисленные трагедии советской истории ХХ века, даже когда они знали, что оно основано на ложь. 1 Аналогичный аргумент она приводит в «Иванова война» , указывая на то, что старый пропагандистский образ «хорошего» солдата — это «сочетание патриотизма и мужества (слово, часто используемое в поэзии военного времени), верности коллективу, и профессиональное мастерство» — придавало солдатам уверенность в бою, даже побуждало их к подвигам.

Годы спустя это также помогло им жить с ужасными вещами, которые они видели. В эпилоге к Война Ивана Мерридейл описывает встречу с группой ветеранов в Курске. Это были люди, потерявшие на войне молодость, здоровье, друзей и семьи. В последние годы их когда-то щедрые пенсии съела инфляция, а система, за которую они боролись, рухнула. Тем не менее, когда они говорили о военных годах, она обнаружила, что «вместо того, чтобы пытаться пережить самые мрачные сцены войны, они, как правило, использовали язык исчезнувшего советского государства, говоря о чести и гордости, об оправданной мести, о родине, о Сталине». , и абсолютная необходимость веры. Это, поясняет она, понятно:

Тогда, во время войны, было бы достаточно легко сломаться, ощутить глубину каждого ужаса, но это было бы и фатально. Путь к выживанию лежал в стоическом принятии, концентрации на работе. Словарный запас мужчин был деловит и оптимистичен, ибо все остальное могло бы вызвать отчаяние. Шестьдесят лет спустя было бы легко снова сыграть на сочувствии или просто привлечь внимание, рассказывая леденящие кровь истории.Но для этих людей это означало бы предательство ценностей, которые были их коллективной гордостью, их образом жизни.

Этот аргумент определенно покажется западным читателям нелогичным. У советских солдат, как убедительно показывает Мерридейл, было много причин не любить свою политическую систему и ее руководство. Многие приехали из тех частей страны, которые недавно пережили коллективизацию или массовые аресты. Многие не понаслышке знали, насколько неподготовленной была Красная Армия к первоначальному вторжению. Многие видели вокруг себя свидетельства плохого управления и были в ужасе от жестокости оккупации Германии. Некоторые навсегда останутся отмеченными войной. Сам Солженицын превратил ужас, который он испытывал, наблюдая за поведением своих однополчан в Восточной Пруссии, в эпическую поэму:

Стоны у стен полуприглушенные:

Мать ранена, жива.

Маленькая дочка на матрасе,

Мертвая. Сколько было на нем?

Взвод, может рота?

Девочку превратили в женщину,

Женщину превратили в труп. 2

Тем не менее наблюдение Мерридейл о том, что многие ветераны не только сохранили свою веру в коммунистическую идеологию, но и извлекли из этого психологическую пользу, безусловно, подтверждается как ее интервью, так и письмами солдат того времени. Обосновывается даже статьями самого откровенного, честного и к концу жизни антисталиниста из советских военных корреспондентов Василия Гроссмана.

2.

Гроссман, вероятно, больше всего известен за пределами России своим эпическим романом «Жизнь и судьба », обширным, почти по-толстовски рассказом о различных военных переживаниях нескольких русских семей (и прекрасным примером того, что социальный реализм мог как если бы это был просто реализм, без социальной части и без цензуры).Но Гроссман был не менее известен при жизни своими репортажами с передовой. Когда началась война, Гроссман уже был опубликованным романистом, и его пригласили для репортажа о войне для Красная Звезда ( Красная Звезда ), официальной газеты Красной Армии. Он по праву прославился описаниями «Иванов», о которых он также написал очень любимый роман «Бессмертный народ », прославляющий героизм рядовых красноармейцев.

Но исключительно для своих целей Гроссман также вел хронику войны в необычном наборе записных книжек, сохранение которых в московском архиве некоторое время было секретом Полишинеля.Британский историк Энтони Бивор впервые прочитал их, когда проводил исследование для своей книги о Сталинградской битве, свидетелем которой Гроссман был лично. 3 Удивляясь «необычайному накоплению деталей», он получил разрешение от семьи Гроссмана на перевод и редактирование записных книжек, которые никогда прежде не публиковались, с помощью своего давнего научного сотрудника, талантливой Любы Виноградовой. 4

Результат, Писатель на войне , представляет собой сборник поразительно честных рассказов о жизни солдат в военное время, написанных человеком, который был необычайно смелым или необычайно наивным, или, возможно, и тем, и другим.Солдатам на фронте категорически запрещалось вести дневники, и людей сажали в тюрьмы даже за то, что они обсуждали многое из того, что описывает Гроссман, не говоря уже о том, чтобы записывать их. Тем не менее, поскольку Гроссман пишет так, как будто он понятия не имел, что такие вещи вызывают споры, блокноты являются идеальным противоядием от Брестской крепости, цензурированных историй и накопленной десятилетиями пропаганды. Подумайте, например, о жестких, разглагольствующих выражениях, которые использовались в отношении предателей и врагов в сталинском Советском Союзе, а затем прочитайте не совсем неприятный рассказ Гроссмана о дезертире — «молодом крестьянине с яркими голубыми глазами», — которого допрашивал полковник его бывший полк:

Он уже не человек, все его движения, его ухмылка, его взгляды, его шумное, жадное дыхание — все это принадлежит существу, чувствующему близкую и близкую смерть.

Или сравните описание падения Берлина Гроссманом с деревянными, односторонними официальными отчетами и кинематографическими, патриотическими фотографиями того дня, которые были опубликованы позже:

2 мая. День капитуляции Берлина. Это сложно описать. Чудовищная концентрация впечатлений. Пожары и пожары, дым, дым, дым….

Раздавленные танками трупы, выдавленные как трубы. Почти все сжимают в руках гранаты и автоматы….

Мертвая старуха полусидит на матрасе у входной двери, прислонившись лицом к стене. На ее лице выражение спокойствия и печали, она умерла с этим горем. Ножки ребенка в туфлях и чулочках валяются в грязи. Это был снаряд, видимо, а то ее танк наехал…

Наиболее болезненный опыт войны Гроссман получил не на линии фронта, а во время его визитов в Треблинку, на остатки варшавского гетто и, прежде всего, на места убийств в Бердичеве, украинском городе, где нацистские оккупанты убил от 20 000 до 30 000 евреев, в том числе мать Гроссмана. Всю оставшуюся жизнь его мучило чувство вины по поводу ее смерти. Как и один из главных героев «Жизнь и судьба », он медлил с просьбой уехать из Бердичева в Москву, когда стало ясно, что город падет перед немцами, отчасти из-за возражений со стороны его жены, опасавшейся скопления людей. в своей маленькой квартире. Он направил часть этого сожаления в проект, который позже стал известен как «Черная книга » — очень подробный, основанный на фактах отчет о судьбе евреев Советского Союза в условиях нацистской оккупации.Но хотя она была написана в сотрудничестве с другим великим военным корреспондентом Советского Союза, Ильей Эренбургом, , «Черная книга » была закрыта после войны, потому что Сталин предпочитал, чтобы нация помнила жертв Гитлера как советских граждан, а не как евреев, и потому, что Гроссман и Эренбург привел примеры украинского и другого советского сотрудничества в Холокосте, тема, которая оставалась табу до 1990-х годов.

Для Гроссмана концовка не была счастливой. Отчасти из-за Черная книга , а отчасти благодаря некоторым сценам в Жизнь и судьба , которые открыто критиковали Сталина и сталинизм, Гроссман потерял свое официальное положение.Ни одна из книг не была издана при его жизни и вообще не появлялась на русском языке до 1990-х годов. Он умер в глубокой нищете в 1964 году, полагая, что его величайшая работа никогда не будет напечатана. То, что гонорары от Писатель на войне пойдут его оставшейся семье, является небольшой компенсацией.

Тем не менее, несмотря на свое разочарование в сталинизме, свои проблемы с властями и борьбу с цензурой, тем не менее верно, что Гроссман сохранял в своих опубликованных статьях, а также в своих личных записных книжках некоторую подлинную верность советским идеалам, или наименьшая верность идеалу добрых и храбрых красноармейцев.Действительно, оптимистичные, приподнятые анекдоты об отдельных солдатах разбросаны по записным книжкам, скрашивая мрачные рассказы о крови и увечьях. В начале войны, среди ужасных разрушений, причиняемых немецко-фашистскими захватчиками, Гроссман находил надежду и вдохновение в рассказе одного командира, который, отступая перед сокрушительным нападением фашистов, «смотрел на серые, усталые лица солдат». его разведчики, смотрели на серые домики деревни, такие беззащитные и маленькие, смотрели на непрекращающийся поток немецких войск», и тем не менее нацарапали записку, чтобы оккупанты нашли: «Вы никогда не увидите Москвы! Придет день, когда мы спросим вас: «Сколько километров до Берлина?»

Позднее Гроссман называл Сталинградские окопы — место смерти, холода и голода — «новым городом, дающим своим людям триумфальную свобода», место, где встречаются «сотни мужчин в ватниках, шинелях, ушанках, делающих бессонный ратный труд….Они так величественны и прозаичны в своем героизме».

И еще позже, когда война подошла к концу, Гроссман вспомнил увиденное:

…Вдруг этим весенним утром на Одере я вспомнил, как в ту железную зиму 1942 года, в лютую январскую метель, в ночь, багряную от пламени сожженного немцами села, кучер, закутавшись в тулуп закричал вдруг: «Эй, товарищи, где дорога на Берлин?»… Интересно, жив ли еще этот шутник, спрашивавший дорогу на Берлин под Балаклеей? А что же те, кто смеялся над его вопросом три года назад? И мне хотелось крикнуть, позвать всех наших братьев, наших воинов, лежащих в русской, украинской, белорусской и польской земле, навеки уснувших на полях наших сражений: «Товарищи, вы слышите нас? Мы сделали это!»

Здесь, безусловно, есть противоречие. Записные книжки Гроссмана показывают, вне всякого сомнения, что их автор понимал, что военная пропаганда была лживой. И на каком-то уровне все знали, что это ложь, как тогда, так и позже. Тем не менее, как показывают записные книжки, у него была странная привлекательность. Хотя коммунистический режим манипулировал своими ветеранами в своих политических целях, хотя он искажал их опыт до неузнаваемости, хотя он запрещал им даже обсуждать самые травмирующие моменты своей жизни, настойчивое утверждение того же режима о том, что война велась во имя возвышенного дела, помог некоторым ветеранам придать смысл своим страданиям.

По крайней мере, старые солдаты могли утешать себя на всю оставшуюся жизнь мыслью о том, что их павшие братья и товарищи — люди, которые «вечно спят на полях наших сражений», — добились чего-то стоящего. Они предотвратили попадание страны под власть нацистов. Одна из дочерей Гроссмана описала в мемуарах, как семья иногда уговаривала его петь любимые им армейские песни своим «строгим, громоподобным голосом»:

Встань, огромная страна.

Встань на смертный бой.

С темной фашистской силой,

С проклятой ордой.

Гроссман всегда вставал, когда пел эту песню, его дочь объяснила: «Мой отец считал эту песню гениальным произведением: он говорил так часто и с большим убеждением».

Неудивительно: без этой убежденности — и без веры в то, что он и его соотечественники страдали не зря, — у Гроссмана, как и у курских ветеранов Мерридейла, не осталось бы ничего, кроме горечи и воспоминаний ужаса.

Патриотическое служение или конформизм? Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны

Сталин неожиданно нарушил молчание. «Почему у вас нет ресурсов?» — спросил он, вынимая трубку изо рта и внимательно глядя на своих собеседников.

Алексей и Николай растерялись, ибо все знали, что их «ресурсы» сидят в лагерях. Но митрополита Сергия это ничуть не смутило. Старик ответил: «У нас нет ресурсов по разным причинам.Одна из них — мы готовили священника, и он станет Маршалом Советского Союза».

Под бакенбардами диктатора появилась довольная улыбка, и он сказал: «Да, да, я был семинаристом и слышал о вас однажды». (В годы пребывания Сталина в семинарии митрополит Сергий, будущий патриарх, был ректором Санкт-Петербургского богословского училища. — Прим. ред.)

Потом он стал вспоминать свои семинарские годы… Он сказал, что его мать до самой смерти жалела, что он не стал священником.Разговор диктатора с митрополитом стал более непринужденным. Напившись чая, они заговорили о делах, разговор, который продолжался до трех часов ночи.

…К концу разговора пожилой митрополит совсем вымотался. Сталин, нежно взяв митрополита под руку, как настоящий помощник дьякона, повел его наверх по лестнице и сказал: «Это все, что я могу сделать для вас сейчас». Этими словами он попрощался с церковными иерархами.

И светские, и церковные историки считают беседу Сталина с церковными иерархами 4 сентября 1943 г. исторической, рассматривая ее как один из важнейших шагов в деле нормализации отношений между Православной Церковью и советской властью. В результате этой встречи созыв Архиерейского собора (8 сентября 1943 г.) получил фактическую санкцию. На этом соборе митрополит Сергий был назван Патриархом всея Руси. Через некоторое время возобновилось издание Журнала Московской Патриархии.8 октября того же года в составе Совета Народных Комиссаров был образован комитет по делам Русской Православной Церкви, который возглавил Георгий Карпов.

На архиерейском соборе новоизбранный Патриарх Сергий выступил с речью о патриотическом служении в годы войны. Его речь и сама концепция «патриотического служения» продолжают вызывать горячие споры. Нередко на одной стороне оказывались непримиримые идейные противники. Позицию церковного руководства того времени поддержали как нынешние иерархи Русской Православной Церкви, так и современные «советские патриоты».Напротив, либералы и их прямые противники — «белые» патриоты — осуждали излишний конформизм в отношениях с «безбожной властью», которая, давая церкви «дышать», делала это исключительно с конъюнктурными целями. Патриарха Сергия часто осуждают за его действия, направленные на полное подчинение Русской Православной Церкви советской власти, согласие которой требовалось для того, чтобы церковь начала свое патриотическое служение во время войны. Действия Советского правительства объясняются исключительно оппортунизмом.Само «церковное воскресение» априори рассматривалось как временное и поверхностное.

Такое утверждение не лишено некоторого «рационального семени». Несмотря на все изменения в «церковной политике» государства, продолжалась официальная борьба с религией, атеистическая пропаганда, гонения на епископов и простых верующих. Государственный контроль над Московской Патриархией также усилился.

Что же касается действий советского руководства по «церковному вопросу», то они действительно нередко навязывались в результате конъюнктурных соображений.Уже в первые дни войны на оккупированных территориях началось стихийное возрождение религиозной жизни. Были вновь открыты церкви (не только православные) и созданы приходы. К 1943 году на оккупированной врагом территории действовало 6500 православных храмов. В то же время на остальной территории Советского Союза функционировало 3329 церквей. Многие храмы на оккупированной территории были возрождены с помощью немецкой армии, на церемонии их открытия часто присутствовали офицеры и генералы вермахта.Федор фон Бок и члены его штаба прибыли на освящение восстановленного храма в Борисове (Беларусь).

Помощь в открытии церквей и налаживании религиозной жизни на оккупированных территориях была, скорее всего, частной инициативой отдельных немецких офицеров и государственных служащих. Высшее руководство гитлеровской Германии, обещая жителям оккупированных территорий полную свободу совести, на деле допускало лишь деятельность религиозных организаций, лояльных оккупационным силам.Перед войной Гитлер издал специальный приказ, запрещавший проведение любых несанкционированных антирелигиозных акций на восточных территориях. При этом немцы настойчиво «рекомендовали» священникам читать специальные молитвы о «победе германских войск» и выражать чувства лояльности Третьему рейху. Оккупационные силы всячески поддерживали раскольнические тенденции внутри РПЦ, особенно в «нерусских» регионах. В частности, немецкая администрация одобрила создание «самостоятельной» Украинской Автокефальной Православной Церкви под руководством архиепископа Александра и епископа Владимиро-Волынского Поликарпа.Всемерно сближалось духовенство, заявлявшее о желании поддерживать отношения с Русской Православной Церковью (Московского Патриархата), поддерживая патриотическую позицию митрополита (после 1943 г. – патриарха).

Показательно, что немецкие власти не пытались вербовать членов Русской Православной Церкви Заграницей для работы на оккупированных территориях. Многие иерархи и члены церкви были настроены жестко антисоветски и надеялись на гибель «безбожной власти» в результате победы Германии.Стоит отметить, что и сегодня многие историки и журналисты, как минимум лояльные к генералу Власову и другим «добровольцам», служащим немцам, продолжают жаловаться на эту «ошибку», допущенную немецкими властями, так же, как они жалуются на немцев. «недальновидность» в религиозном вопросе вообще, что якобы помешало Германии завоевать симпатии значительной части населения на оккупированных (освобожденных от большевизма) территориях. Здесь уместно вспомнить известное заявление Гитлера о том, что немцы не освобождают Россию, а завоевывают ее.Соответственно, налаживание религиозной жизни на оккупированных территориях не играло никакой роли в их планах. Церковные вопросы рассматривались лишь как часть их большой политики на оккупированных территориях.

Деятельность православных священников на оккупированных немцами территориях и их необходимое сосуществование с оккупантами не могли не привлечь внимание советских органов госбезопасности. Впрочем, надо сказать, что в тех условиях, во время войны, иначе и быть не могло.Уже в 1942 г. была налажена система сбора информации о положении на оккупированных территориях, в том числе о деятельности церковных иерархов и священников. После освобождения все они были подвергнуты тщательному досмотру, и многие из них были привлечены к ответственности за свои действия во время оккупации.

Репрессии в отношении священнослужителей, служивших на оккупированных территориях, безусловно, далеко не во всех случаях были оправданы. Следует еще раз отметить, что их сотрудничество с оккупантами было необходимо в результате навязанных обстоятельств, которые они не могли контролировать в разумных пределах.Их сотрудничество чаще всего было связано с вопросами приходской жизни, то есть с исполнением их прямых обязанностей как священников. Конечно, среди них были и коллаборационисты, а также те, кто пострадал от рук советской власти и поэтому симпатизировал немцам. Но в целом православное духовенство с первых дней войны занимало патриотические позиции.

Известно, что уже 22 июня 1941 года, в День Всех Святых, митрополит Сергий обратился с посланием к «пастырям Христианской Православной Церкви», в котором призвал их защищать отечество от «врагов православного христианства». .26 июня Патриарший Местоблюститель провел молебен в Богоявленском соборе Москвы о даровании победы русской армии. Вскоре после этого были собраны добровольные пожертвования верующих на нужды фронта. В первый год войны православные приходы Москвы передали в Фонд обороны более 3 миллионов рублей. Верующие из Горького (ныне Нижний Новгород) дали 4 миллиона рублей, из Куйбышева (Самара) дали 2 миллиона рублей. В 1942 году был предпринят массовый сбор в поддержку строительства танковых колонн.Первый из них, получивший имя «Дмитрий Донской», был подарен митрополитом Николаем Красной Армии 7 марта 1944 года. Верующие из Новосибирска собрали 110 000 рублей на изготовление самолетов для «За Родину!» эскадрильи. За годы войны православные верующие собрали для перечисления в Фонд обороны более 300 миллионов рублей.

Православной Церковью создан специальный фонд помощи детям. Деньги в этот фонд собирались во всех действующих храмах.При возрожденных монастырях создавались больницы и приюты. Многие из оставшихся в тылу верующих, особенно женщины, добровольно пошли работать в обычные госпитали.

На оккупированных территориях многие священнослужители и верующие стали агентами партизанских отрядов и подпольных групп. Несколько сотен из них были арестованы немцами и казнены за свою деятельность.

В ноябре 1942 года митрополит Николай был избран членом чрезвычайной государственной комиссии, призванной установить и расследовать преступления, совершенные немецкими оккупантами.Неоднократно посещал недавно освобожденные районы в составе делегации комитета. В территориальных отделах комиссии работал ряд русских православных иерархов и священников, которые собрали обширные материалы не только о материальном ущербе, нанесенном православным храмам и монастырям во время оккупации, но и о достижениях многочисленных клириков и мирян.

Курс на сотрудничество руководства Русской Православной Церкви с советской властью в годы войны, именуемый иногда «политикой соглашательства с Советами», как мы уже видели, нередко подвергается критике с разных идеологических позиций.Сергия и его преемника Алексея, избранного в феврале 1945 года, обвиняют даже в том, к чему они не имели (и не могли иметь никакого отношения) никакого отношения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.