Warning: session_start(): open(/var/www/www-root/data/mod-tmp/sess_8s3dv7cne1prgkqsu99bpd0qr3, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/www-root/data/www/museum-kam.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 59 Рюрик норманская теория – Норманская теория — Википедия

Рюрик норманская теория – Норманская теория — Википедия

Содержание

Норманская теория — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Походы викингов

Норма́нская тео́рия (нормани́зм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма считают норманнов (варягов) основателями первых государств восточных славян: Государства Рюрика, а затем Киевской Руси. Фактически норманизм следует историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополняя её широким кругом письменных, археологических и лингвистических источников. Вокруг этнической принадлежности варягов разгорелись основные споры, временами усиливаемые политической идеологизацией.

В российской и советской историографии норманизму противопоставляется антинорманизм, при этом обе концепции как отдельные и противостоящие друг другу существуют только в постсоветских странах[1][2][3][4][5].

Понятия норманская теория, норманизм являются весьма неоднозначными. Они могут означать лишь то, что упоминаемые летописью варяги — это норманны. Классический норманизм включал положения о приходе норманнов на восточнославянскую территорию, влиянии их на местную культуру, основании ими Русского государства и правящей княжеской династии, а также о скандинавском происхождении названия «Русь». Современный научный норманизм может не разделять идею о том, что норманны являлись единственными или прио

ru.wikipedia.org

Норманская теория — История России

Концепция в исторической науке, согласно которой варяги (русь), призванные около 862 г. коалицией словен ильменских, кривичей, чуди и мери на княжение и давшие начало древнерусской княжеской династии (династии Рюриковичей), были скандинавами (норманнами). Этот тезис часто дополнялся тезисом о значительности роли скандинавов в истории Древнерусского государства. А в конце XVIIIXIX вв. он подчас сопровождался и утверждением о неспособности восточных славян к государственному строительству и о создании восточнославянской (будущей русской) государственности скандинавами.

Начиная с ХХ в. взгляды сторонников этой концепции именуют норманизмом (а их сторонников – норманистами), взгляды же её противников – антинорманизмом (а их сторонников – антинорманистами).

В основу норманнской теории лёг рассказ о «призвании варягов», помещённый в «Повести временных лет» (начало XII в.) под 862 г. Как явствует из него, термин «варяги» был собирательным названием германских, преимущественно скандинавских этносов. Согласно «Повести», коалиция восточнославянских и угро-финских племенных союзов – словене (ильменские), кривичи, чудь и весь, – озабоченная тем, что в их землях «наряда нет», обратилась к варяжскому племени «русь» со словами «Придите княжить и владеть нами». Откликнувшиеся на призыв братья Рюрик, Синеус и Трувор вокняжились, соответственно, в Новгороде, Белоозере и Изборске, причём в 864 г. владения умерших Синеуса и Трувора перешли к Рюрику. Государство, возглавленное в итоге представителем «руси» Рюриком, получило название Русской земли («и от тех варяг прозвалась Русская земля»). Около 882 г., в результате захвата преемником Рюрика Олегом Вещим Киева, оно превратилось в большое государство, именуемое в науке Древнерусским. По меньшей мере, с 930-х гг. (согласно «Повести временных лет» – с 912 г.) в нем правили князья, которые, согласно «Повести временных лет», были потомками Рюрика (династия Рюриковичей).

Научное оформление норманская теория впервые получила в работе Г.З. Байера «О варягах» (1735 г.), основные положения которой были затем развиты Г.Ф. Миллером в его сочинении «Происхождение народа и имени российского» (1749 г.). В работах А.Л. Шдёцера «Опыт анализа русских летописей (касающийся Нестора и русской истории)» (1768 г.) и «Нестор» (1802 – 1809 гг.) тезис о скандинавском происхождении древнерусской княжеской династии впервые был дополнен тезисом о том, что до прихода скандинавов восточные славяне вообще не знали государственности. Однако своё классическое воплощение норманнская теория получила в статьях датского историка и лингвиста В. Томсена «Отношения Древней Руси и Скандинавии и происхождение Русского государства» (1876 г.). Отметив, что «заложение первых основ русского государственного строя является делом скандинавов», Томсен подчеркнул, что «исполинское здание» на этом «основании» возвели «природные славяне». Вообще, тезис Шлёцера о том, что с самим понятием «государственность» восточных славян познакомили только скандинавы, – тезис, который советская историческая наука 1940-х – 1980-х гг. представляла квинтэссенцией норманнской теории, – серьёзными учеными не разделялся уже в XIX в.

Антинорманизм возник уже в 1750 г. как реакция на работу Миллера. Одним из его проявлений стало стремление доказать славянское происхождение варягов и/или призванного около 862 г. варяжского племени «русь». Так, М.В. Ломоносов в своей «Древней российской истории» (1766 г.) провозгласил варягов-«русь» племенем, родственным пруссам (которых он ошибочно считал славянами). После выхода в 1876 г. работы С.А. Гедеонова «Варяги и Русь» популярным стало отождествление варягов-«руси» с западными славянами, обитавшими на южном побережье Балтики (впервые предложенное еще в XVI в. С. Герберштейном и модифицированное в начале 1970-х гг. А.Г. Кузьминым, считавшим варягов славянизированными кельтами).

Другим проявлением антинорманизма – нашедшим свое наиболее полное воплощение в работах Д.С. Лихачева и Б.А. Рыбакова 1940-х – 1960-х гг. – стали попытки доказать легендарность рассказа о призвании варягов.

В настоящее время скандинавское происхождение варягов-«руси» и древнерусской княжеской династии можно считать доказанным. Лингвисты подтверждают скандинавское (а не западнославянское) происхождение «варяжских» имён (и в том числе «Рюрик», «Синеус» и «Трувор»). Археологическими раскопками на Рюриковом городище (резиденции Рюрика рядом с нынешним Новгородом Великим) установлен факт прибытия туда около середины IX в. большого числа скандинавов (а не западных славян), да и вообще скандинавских артефактов на территории Древней Руси найдено очень много (и значительно больше, чем западнославянских).

Литература

  1. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб., 2005.
  2. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Название «Русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства (IX – Х вв.) // Вопросы истории. 1989. № 8.
  3. Носов Е.Н. Новгородское (Рюриково городище). Л., 1990.
  4. Петрухин В. Я. Русь в IX—X веках. От призвания варягов до выбора веры М., 2014.
  5. Пчёлов Е.В. Рюрик. М., 2010.

***

Читайте также:

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О «норманском вопросе». Часть 1: варяги и «русский интернационал» до Рюрика

***

Также в «Словаре»: Варяги, Рюрик, Древнерусская народность, Древнерусское государство

histrf.ru

Вопрос 2. Призвание Рюрика. Норманская и антинорманская теории.

Возникновение
русской государственности один из
наиболее спорных моментов отечественной
истории. Летопись датирует начало Руси
862 г. Это неточная, легендарная дата, тем
не менее, именно с нее условно принято
вести отсчет отечественной истории.
6367 (859). Варяги из заморья взимали дань
с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей.
А хазары брали с полян, и с северян, и с
вятичей по серебряной монете и по белке
от дыма. 6370 (862). Изгнали варяг за море, и
не дали им дани, и начали сами собой
владеть, и не было среди них правды, и
встал род на род, и была у них усобица,
и стали воевать друг с другом. И сказали
себе: «Поищем себе князя, который бы
владел нами и судил по праву». И пошли
за море к варягам, к руси. Те варяги
назывались русью, как другие называются
шведы, а иные норманны и англы, а еще
иные готландцы — вот так и эти. Сказали
руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля
наша велика и обильна, а порядка в ней
нет. Приходите княжить и владеть нами».
И избрались трое братьев со своими
родами, и взяли с собою всю русь, и пришли,
и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а
другой, Синеус, — на Белоозере, а третий,
Трувор, — в Изборске. И от тех варягов
прозвалась русская земля». (Повесть
временных лет. Пер. Д.С. Лихачева) Согласно
«Повести временных лет» славянские
племена словен и кривичей и их
финно-угорские соседи платили дань
варягам. Когда в 862 г. варягов изгнали,
среди победителей разгорелась ожесточенная
борьба за власть. Было решено пригласить
правителя со стороны. Подобная практика
была распространена в средневековье:
правителем избирали представителя
знатного рода, имевшего сильное войско
и способного защитить своих новых
подданных. Выбор пал на Рюрика. В «Повести»
указывается, что Рюрик был варягом, а
племя или род, к которому он принадлежал,
называлось русью. Рюрик явился со всем
своим родом и двумя братьями — Синеусом
и Трувором. Толкование приведенного
летописного фрагмента вызвало большие
споры среди историков. В XVIII в. ряд
российских ученых — немцев по национальности,
изучая летописание и, в частности,
приведенный фрагмент, заострили внимание
общественности на роли германского
влияния на процесс становления
государственности на Руси. Точка зрения
Шлецера, Байера и Миллера — ученых,
впрочем, вполне добросовестных, вызвала
резкое неприятие части русской
общественности. Против коллег резко
выступил М.В. Ломоносов. Страсти быстро
накалились. Зазвучали громкие речи.. В
XVIII в. позиции немецкой диаспоры в
государственной администрации, армии
и науке России быстро укреплялись. Это
вызывало, хотя и хорошо сдерживаемое,
недовольство части русского дворянства.
Так что спор о роли варяжского элемента
в становлении русской государственности
разом принял общественно-политический
оттенок. Возникло два основных подхода
к решению проблемы, или две теории:
норманская и антинорманская. Норманисты,
во-первых, считают варягов русских
летописей скандинавами, то есть,
германцами. Они, во-вторых, подчеркивают
роль варягов в становлении Древнерусского
государства, считая их главными
инициаторами и проводниками этого
процесса. Антинорманисты находят в
летописи много серьезных недоговорок
и противоречий. Они резонно говорят о
слабой информированности летописцев,
писавших спустя полтора, а то и два
столетия после описываемых ими событий;
о политической заинтересованности
Киевских властей в древней и иноземной
генеалогии… Критикуя летопись,
антинорманисты отказываются признавать
за этнонимом «русь» скандинавское
происхождение, они придерживаются
мнения, что варяги Рюрика принадлежали
какому-то славянскому прибалтийскому
племени или иному народу. Они подчеркивают,
что условия для возникновения государства
сформировались внутри славянско —
финно-угорской общности. Споры продолжаются
уже два с половиной столетия. Авторитетные
специалисты зачастую занимают в них
противоположные позиции. Но в современной
исторической науке норманская и
антинорманская теории в чистом виде
уже не находят большого числа поклонников.
Возникли новые, более осторожные подходы
к проблеме: ряд современных ученых,
например, признавая скандинавское
происхождение Рюрика и его дружины,
считают, что русью или русской землей
назывались не варяги Рюрика, а население
Среднего Поднепровья — поляне и соседние
с ними славянские племена. История
возникновения государственности, в
свете новейших исследований, приобретает
характер сложного, многофакторного
процесса, суть которого трудно свести
лишь к дискуссии о роли скандинавского
элемента. Письменные источники вряд ли
способны расширить знания о древнейшем
этапе русской государственности. Их
потенциал почти исчерпан. Текстам даны
тысячи толкований. Многие сведения
известны лишь по летописному рассказу,
перепроверить их невозможно. Большие
надежды возлагаются на археологию, с
ее богатейшей и слабо изученной
источниковой базой. Но археологические
изыскания очень дороги и требуют большого
времени. Несмотря на несомненную
легендарность даты, именно 862 г. принято
считать началом российской государственности.
Вопрос
3. Правление Олега (879-912).

Согласно летописи, после смерти Рюрика
в 879 г., власть в качестве опекуна его
малолетнего сына Игоря принял князь
Олег. По летописным данным Олег правил
в 879 — 912 годах. Главными задачами Олега
были борьба за овладение путем «из
варяг в греки» и расширение территории
государства. Путь «из варяг в греки»
соединял Балтийское или Варяжское море
с Константинополем — столицей греков,
то есть Византийской империи. Главными
торговыми магистралями на пространстве
Восточно-европейской равнины были реки.
Передвигаться на значительные расстояния
с грузом при отсутствии дорог было
дорого и опасно. Обычно грузы перевозили
из Балтийского моря вверх по течению
реки Западная Двина, затем вверх по
течению ее притока, далее волоком в
приток Днепра, вниз по его течению, вниз
по течению Днепра, минуя волоком
днепровские пороги, в Черное море, и
вдоль его побережья в Босфор, и далее к
Константинополю. Овладение путем имело
важное стратегическое значение. Торговля
с Византией приносила большую выгоду
и хозяин пути получал в ней значительную
долю. Славянские племена, занимавшие
поднепровье, неизбежно попадали в
зависимость от силы, способной
контролировать путь. Олег ясно осознавал
важность этого направления. Можно
сказать, что его активная деятельность
по завоеванию пути дала решительный
импульс возникновению древнерусской
государственности под главенством
рюриковичей. Большую часть северной
половины пути Олег уже контролировал,
требовалось завоевать его днепровскую
часть. Ключевым пунктом, обеспечивавшим
господство в Среднем Поднепровье,
являлся главный город славянского
племенного союза полян — Киев. В нем
правили варяги Аскольд и Дир. Киев
расположен в среднем течении Днепра,
на границе со степью. Торговые суда,
двигавшиеся на юг, делали в Киеве
последнюю стоянку перед длительным и
опасным переходом по местности, населенной
кочевниками. Никто не мог пройти по
Днепру без позволения правителя Киева,
и только он мог обеспечить охрану судов
по дороге к морю. В 882 г. Олег захватил
Киев и перенес в него столицу государства.
С этого года сформировавшееся государство
можно называть Киевской Русью. Поляне
попали под власть Олега. Затем ему
удалось подчинить и другие поднепровские
славянские племена, до этого платившие
дань Хазарии. Хазары начали войну с
Олегом, но потерпели поражение. Следующей
целью Олега стал конечный пункт пути
«из варяг в греки» — Константинополь.
Вряд ли киевский правитель стремился
завладеть столицей Византийской империи.
Константинополь был очень хорошо
укреплен. Воины Олега, не имевшие ни
опыта осады каменных крепостей, ни
осадных машин, не могли рассчитывать
на успех в таком предприятии. Олегу был
нужен не Константинополь, а крупнейший
в Европе константинопольский рынок,
вернее возможность торговать на нем на
выгодных для Олега и его подданных
условияхДеятельность иностранных
купцов в Константинополе строго
регламентировалась. Они не могли
находиться в столице дольше трех месяцев,
ограничивалось количество шелковых и
других драгоценных тканей, которые
купец мог приобрести и вывезти из страны
— это делалось для увеличения дефицита
и, как следствие, повышения цен на изделия
византийских шелкоткацких мастерских.
Иностранные купцы облагались высокими
пошлинами в пользу императорской казны.
Олегу было необходимо добиться от греков
приемлемых для себя условий торговли.
В 907 г. огромное войско Олега осадило
столицу Византийской империи. Византийцы
сочли за лучшее откупиться от варваров.
Олег единовременно получил крупную
сумму — ему было необходимо наградить
воинов, рисковавших в опасном походе.
Затем начались переговоры об условиях
мира. В результате в 907 и 911 гг. были
заключены соглашения с Византией —
по-видимому, первые письменные
межгосударственные договоры в русской
истории. Тексты договоров сохранились
в «Повести временных лет». Русские
купцы получили в столице Византии особые
льготы. Но главным достижением Олега
стало право неограниченной и беспошлинной
торговли в Константинополе. Таким
образом, Олегу удалось сформировать
территориальное ядро нового государства,
создать предпосылки для его дальнейшего
расширения, установить полный контроль
над важным торговым путем.

studfiles.net

НОРМАНСКАЯ ТЕОРИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Норманская теория — концепция в исторической науке, согласно которой варяги (русь), призванные около 862 г. коалицией словен ильменских, кривичей, чуди и мери на княжение и давшие начало древнерусской княжеской династии (династии Рюриковичей), были скандинавами (норманнами). Этот тезис часто дополнялся тезисом о значительности роли скандинавов в истории Древнерусского государства. А в конце XVIII – XIX вв. он подчас сопровождался и утверждением о неспособности восточных славян к государственному строительству и о создании восточнославянской (будущей русской) государственности скандинавами.

Начиная с ХХ в. взгляды сторонников этой концепции именуют норманизмом (а их сторонников – норманистами), взгляды же ее противников – антинорманизмом (а их сторонников – антинорманистами).

Складывание концепции

В основу норманской теории лег рассказ о «призвании варягов», помещенный в «Повести временных лет» (начало XII в.) под 862 г. Как явствует из него, термин «варяги» был собирательным названием германских, преимущественно скандинавских этносов. Согласно «Повести», коалиция восточнославянских и угро-финских племенных союзов – словене (ильменские), кривичи, чудь и весь, – озабоченная тем, что в их землях «наряда нет», обратилась к варяжскому племени «русь» со словами «Придите княжить и владеть нами». Откликнувшиеся на призыв братья Рюрик, Синеус и Трувор вокняжились соответственно в Новгороде, Белоозере и Изборске, причем в 864 г. владения умерших Синеуса и Трувора перешли к Рюрику. Государство, возглавленное в итоге представителем «руси» Рюриком, получило название Русской земли («и от тех варяг прозвалась Русская земля»). Около 882 г., в результате захвата преемником Рюрика Олегом Вещим Киева, оно превратилось в большое государство, именуемое в науке Древнерусским. По меньшей мере, с 930-х гг. (согласно «Повести временных лет» – с 912 г.) в нем правили князья, которые, согласно «Повести временных лет», были потомками Рюрика (династия Рюриковичей).

         Научное оформление норманская теория впервые получила в работе Г.З. Байера «О варягах» (1735 г.), основные положения которой были затем развиты Г.Ф. Миллером в его сочинении «Происхождение народа и имени российского» (1749 г.). В работах А.Л. Шдёцера «Опыт анализа русских летописей (касающийся Нестора и русской истории)» (1768 г.) и «Нестор» (1802 – 1809 гг.) тезис о скандинавском происхождении древнерусской княжеской династии впервые был дополнен тезисом о том, что до прихода скандинавов восточные славяне вообще не знали государственности.  Однако свое классическое воплощение норманская теория получила в статьях датского историка и лингвиста В. Томсена «Отношения Древней Руси и Скандинавии и происхождение Русского государства» (1876 г.). Отметив, что «заложение первых основ русского государственного строя является делом скандинавов», Томсен подчеркнул, что «исполинское здание» на этом «основании» возвели «природные славяне». Вообще, тезис Шлёцера о том, что с самим понятием «государственность» восточных славян познакомили только скандинавы, – тезис, который советская историческая наука 1940-х – 1980-х гг. представляла квинтэссенцией норманской теории, – серьезными учеными не разделялся уже в XIX в.

АНТИНОРМАНИЗМ

Антинорманизм возник уже в 1750 г., как реакция на работу Миллера. Одним из его проявлений стало стремление доказать славянское происхождение варягов и/или призванного около 862 г. варяжского племени «русь». Так, М.В. Ломоносов в своей «Древней российской истории» (1766 г.) провозгласил варягов-«русь» племенем, родственным пруссам (которых он ошибочно считал славянами). После выхода в 1876 г. работы С.А. Гедеонова «Варяги и Русь» популярным стало отождествление варягов-«руси» с западными славянами, обитавшими на южном побережье Балтики (впервые предложенное еще в XVI в. С. Герберштейном и модифицированное в начале 1970-х гг. А.Г. Кузьминым, считавшим варягов славянизированными кельтами).

         Другим проявлением антинорманизма – нашедшим свое наиболее полное воплощение в работах Д.С. Лихачева и Б.А. Рыбакова 1940-х – 1960-х гг. – стали попытки доказать легендарность рассказа о призвании варягов.

Норманизм в современной науке

         В настоящее время скандинавское происхождение варягов-«руси» и древнерусской княжеской династии можно считать доказанным. Лингвисты подтверждают скандинавское (а не западнославянское) происхождение «варяжских» имен (и в том числе имен «Рюрик», «Синеус» и «Трувор»). Археологическими раскопками на Рюриковом городище ( резиденции Рюрика рядом с нынешним Новгородом Великим) установлен факт прибытия туда около середины IX в. большого числа скандинавов (а не западных славян), да и вообще скандинавских древностей на территории Древней Руси найдено очень много (и значительно больше, чем западнославянских).

w.histrf.ru

Норманская теория — это… Что такое Норманская теория?

Норма́ннская тео́рия (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, временами усиленные политической идеологизацией.

История развития

Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным[1]. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie». Большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина[1].

Широкую известность в России норманская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.

Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства[2], активно выступил М. В. Ломоносов, предложив иную, не скандинавскую идентификацию варягов. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение). Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос», не пришёл к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на «Иоакимовской летописи», варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.

Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, а за ним практически все крупные русские историки XIX века. Двумя наиболее видными представителями антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй, наоборот, подчёркивал их южное происхождение.

Советская историография, после некоторого перерыва в первые годы после революции, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне. Основным аргументом был признан тезис одного из основоположников марксизма Фридриха Энгельса о том, что государство не может быть навязано извне, дополненный официально пропагандируемой в то время псевдонаучной автохтонистской теорией лингвиста Н. Я. Марра, отрицавшей миграции и объясняющей эволюцию языка и этногенез с классовой точки зрения. Идеологической установкой для советских историков стало доказательство тезиса о славянской этнической принадлежности племени «русь». Характерные выдержки из публичной лекции доктора исторических наук Мавродина, прочитанной в 1949 году, отражают состояние дел в советской историографии сталинского периода:

«Естественно, что „учёные“ прислужники мирового капитала стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах её развития. Они же „отказывают“ русскому народу в инициативе создания своего государства.[…]

Этих примеров вполне достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что тысячелетней давности предание о „призвании варягов“ Рюрика, Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое давным давно следовало сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змие-искусителе, всемирном потопе, Ное и его сыновьях, возрождается зарубежными буржуазными историками для того, чтобы послужить орудием в борьбе реакционных кругов с нашим мировоззрением, нашей идеологией.[…]
Советская историческая наука, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, положив в основу замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова на „Конспект учебника по Истории СССР“, разработала теорию о дофеодальном периоде, как периоде зарождения феодализма, и о варварском государстве, возникаюшем в это время, и приложила эту теорию к конкретным материалам истории русского государства. Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди „диких“ восточно-славянских племён.»[3]

Историк и археолог Б. А. Рыбаков многие годы представлял советский антинорманизм. С 1940-х годов он отождествлял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.

В 1960-е годы «норманисты» вернули позиции, признавая существования славянского протогосударства во главе с русью до прихода Рюрика. И. Л. Тихонов называет одну из причин, почему в 1960-е годы многие становились норманистами:

…отход от научного официоза воспринимался и как своего рода «научное диссиденство», фронда, а это не могло не привлекать молодых людей, политическое диссиденство которых ограничивалось чтением Гумилева и Бродского, распеванием песен Галича, да анекдотами про Брежнева […] Некоторая оппозиционность вполне устраивала нас и создавала некий ореол вокруг участников «Варяжского семинара»[4]

Предметом дискуссии стала локализация объединения русов с каганом во главе, получившего условное название Русский каганат. Востоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним Русь из иранских корней[5][6][7].

Аргументы норманистов

Древнерусские летописи

В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять княжеский престол (см. статью Призвание варягов, Русь (народ) и Рюрик). Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд со скандинавскими народами: шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр. шведы):

«И сказали себе словене: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»[8][9]

Более поздние летописи заменяют термин варяги псевдоэтнонимом «немцы», объединяющем германские и скандинавские народы.

Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года), большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской[10] этимологии. В летописи упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег (Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Имена князя Игоря и его жены Ольги в греческой транскрипции по синхронным византийским источникам (сочинениям Константина Багрянородного) фонетически близко стоят к скандинавскому звучанию (Ингор, Хелга).

Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года, хотя вожди западно-славянских племён с начала IX века известны под отчётливо славянскими именами.

Письменные свидетельства современников

Письменные свидетельства современников о руси перечислены в статье Русь (народ). Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов[11], норманнов[12] или франков[13]. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.

Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом.
Таблица названий порогов: [14]

Славянское
название
Перевод
на греческий
Славянская
этимология
Росское
название
Скандинавская
этимология
Название в XIX веке
ЭссупиНе спи1. Нессупи (не съпи)
2. Уступи (уступы)
1. —
2. др.-шв. Stupi : водопаду (дат.п.)
Старо-Кайдацкий
ОстровунипрахОстровок порогаОстровъныи прагъУлворсидр.-шв. Holmfors :
островному порогу (дат.п.)
Лоханский и Сурский пороги
ГеландриШум порогадр.-шв. Gaellandi :
громкий, звенящий
Звонец, в 5 км от Лоханского
НеаситГнездовье пеликановНеиасыть (пеликан)Аифордр.-шв. Aeidfors :
водопад на волоке
Ненасытецкий
ВулнипрахБольшая заводьВълньныи прагъВаруфоросдр.-исл. Barufors :
порог с волнами
Волнисский
ВеручиКипение водыВьручии
(кипящий)
Леандидр.-шв. Le(i)andi :
смеющийся
Не локализован
НапрезиМалый порог1. На стрьзи (на стрежне)
2. Порожний, напрасный
Струкундр.-исл. Strukum :
узкой части русла реки (дат.п.)
Лишний или Вольный

При этом Константин сообщает, что славяне являются «данниками» (пактиотами — от лат. pactio «договор») росов.[15]

Археологические свидетельства

Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с последующим возведением кургана. Данное событие относится к 922 году, когда согласно древнерусским летописям русы ещё разделялись от подвластных им славян. Могилы такого типа обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздове.[16] Способ захоронения вероятно возник в среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей Киевской Руси.[17]

В 2008 году на Земляном городище Старой Ладоги археологами обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением сокола, возможно позднее ставшее символическим трезубцем — гербом Рюриковичей.[18] Похожее изображение сокола отчеканено на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.).

При археологических исследованиях слоев IX—X веков в Рюриковом городище обнаружено значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены предметы скандинавского типа (железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с руническими надписями, серебряная фигурка валькирии и др.)[19], что свидетельствует о присутствии выходцев из Скандинавии в Новгородских землях во времена зарождения русской государственности.

Возможные лингвистические доказательства

Целый ряд слов в русском считается германизмами, скандинавизмами и хотя их в русском языке сравнительно немного и большая их часть относится именно к древнему периоду. Существенно, что проникали не только слова торговой лексики, но и морские термины, слова бытовые и термины власти и управления, собственные имена. Так по мнению ряда лингвистов появились собственные имена Игорь, Олег, Ольга, Рогнеда, Рюрик, слова[20]:тиун, пуд, якорь (c XI в.), ябеда, кнут (с XIII в.).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Меркулов В. И. Откуда родом варяжские гости? (генеалогическая реконструкция по немецким источникам). — М., 2005. — С. 33-40. — 119 с.
  2. «История России» / А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. — Москва : Проспект, 2010.
  3. В. В. Мавродин. Борьба с норманизмом в русской исторической науке, Л.: Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний, 1949
  4. «Варяжский семинар» — особый дискуссионный кружок норманистов Лениграда. Тихонов И. Л. Отблеск «Варяжского семинара» в годы застоя. // Клейн Л. С. Спор о варягах. История противостояния и аргументы сторон. — СПб.: Евразия, 2009. с. 299—300.
  5. Седов В. В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование. М., Языки русской культуры, 1999, с. 67, автор признаёт версию О. Н. Трубачева наиболее обоснованной
  6. Березовец Д. Т. «Об имени носителей салтовской культуры» // Археологія: Сборник. Т. XXIV. Киів, 1970, предположил, что русы восточных источников — это ираноязычные носители лесостепного варианта салтовско-маяцкой культуры. Большинство сторонников норманизма и антинорманизма эту версию в те годы не поддержали
  7. также Артамонов М. И. История хазар. 2-е изд. СПб., 2002. С. 297—301
  8. «Повесть временных лет»
  9. в Новгородской I летописи эта вставка отсутствует, там буквально: И реша к себе: «князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядилъ ны по праву». Идоша за море к Варягомъ и ркоша: «земля наша велика и обилна, а наряда у нас нету; да поидете к намъ княжить и владеть нами». см. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.,изд-во АН СССР, 1950, с.106
  10. Скандинавская этимология некоторых имён оспаривается, однако альтернативные версии признаются в основном лишь авторами этих версий.
  11. Бертинские анналы, 839 г.
  12. Иоанн Диакон, ок. 1000 г.; Лиутпранд Кремонский, ок. 960 г.
  13. Продолжатель Феофана. Франками в византийских источниках назывались жители Северо-Западной Европы
  14. Комментарии к гл. 9 труда Константина Багрянородного «Об управлении империей».
  15. В рукописях сочинения Константина росские названия имеют следующий вид — 1. Эссупи, 2. Улворси или Улворен, 4. Аифар или Анфар, 5. Варуфорос, 6. Леанти, 7. Струкун или Струвун. М. Ю. Брайчевский. «Русские» названия порогов у Константина Багрянородного
  16. Могильник Плакун, сожжение в ладье по типу В2 (Бирка), датируется 1-й половиной IX века. Гнездовские захоронения по типу В1 (Бирка) датируются X веком. Лебедев Г. С. Шведские погребения в ладье VII—XI веков // Скандинавский сборник XIX. Таллин: Ээсти Раамат, 1974.
  17. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. Гл. 2.1.
  18. Чернов Ю. В Старой Ладоге найден герб Рюрика? (2009)
  19. См. подробнее в статье Рюриково городище.
  20. см. этимолгический словарь Фасмера

Ссылки

dic.academic.ru

Норманская теория: откуда и чья?

«Кто управляет прошлым, тот управляет будущим;
кто управляет настоящим, тот управляет прошлым
»
Дж. Оруэлл.

 

 

Норманская теория — инструмент политической борьбы, в разное время использовалась разными силами для достижения своих целей.

 

В мире все взаимосвязано, одно вытекает из другого. Чтобы говорить о том времени, надо представлять, какие территории были тогда заселены славянами, что представляли из себя викинги, было ли государственное образование на территории будущей Руси. И об этих фактах мы не можем достоверно судить из-за события, случившегося несколько позже, а именно: из-за принятия на Руси христианства.

 

Русь попала под «библейский проект», и, соответственно, вся «история» писалась под эту концепцию (то есть создавался определённый соответствующий ей исторический миф). Нестор писал «Повесть временных лет» в XII веке, то есть через 300 лет после «призвания варягов». А ведь на одной фразе оттуда строится вся норманская теория:

«Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет; да и пойдите княжить и володеть нами».

Так ли всё однозначно было? Рассмотрим в данной статье, которая создана при активном участии читателей Информационно-аналитического Центра.

 

 

 

НОРМАНСКАЯ ТЕОРИЯ: РОЖДЕНИЕ

Сама норманская теория родилась в XVII веке, когда шведы обосновывали свои претензии на ряд северных территорий (то есть до XVII века такой интерпретации образования русского государства просто не существовало)

 

Яркий пример идеологических манипуляций — норманская теория, согласно которой, прибывшие на Русь в 862 году варяги, во главе которых стоял Рюрик, были шведами. Эта идея о начале русской государственности, не имеющая под собой абсолютно никаких оснований, является выдумкой шведских политиков. Впервые она была сформулирована шведским дипломатом Петром Петреем в 1615 году, чтобы обосновать права Швеции на захваченные в годы Смуты русские земли.

 

Позиция Петрея, которого немецкий историк Эверс называл пустомелей, стала генеральной линией шведской историографии XVII века: её тогда развивали учёные Видекинд, Верелий, Рудбек. С ещё большей активностью мысль Петрея культивировали и пропагандировали по всей Европе его соотечественники в XVIII веке, особенно после катастрофических поражений Швеции в войнах 1700—1721 и 1741—1743 гг., нанесённых ей Россией. Но политическая подоплёка и отсутствие доказательств у этой антирусской теории были столь явственны, что её не приняли многие немецкие учёные — либо прямо опровергали (Преторий, Томас), либо просто игнорировали, утверждая, что русские варяги являются выходцами из славянской Южной Балтики (Хюбнер, Лейбниц, Клювер, Бэр, Бухгольц).

 

В русской исторической науке о варягах, как о скандинавах, речь завели в 1735 году Готлиб Байер и в 1749 году Герхард Миллер. Но последнему дали аргументированный отпор Ломоносов, Фишер, Штрубе де Пирмонт. Однако в XIX веке норманизм в отечественной науке охотно приняли в силу западнических настроений и под влиянием работ Шлецера ведущие учёные России: Карамзин, Соловьёв, Ключевский и др. Тот же норманизм продолжал господствовать у нас в советское время (только тогда считали, признавая варягов норманами, что они сыграли весьма незначительную роль в русской истории).

Сейчас норманизм торжествует в нашей науке без каких-либо оговорок. В 2012 году, когда праздновалось 1150-летие зарождения российской государственности, археолог Сергей Щавелёв торжественно отрапортовал:

«Горсточка» викингов, выступающих, по сравнению с «аборигенами», «носителями более сложной культуры» и обладая менталитетом «лидеров», во главе с Рюриком «основала целое государство, даже в начале своего развития равное по площади среднему европейскому королевству».

 

То есть, всё та же позиция, ничего не меняется: вся цивилизация с «запада», а на Руси «варварство», даже государство нам викинги построили.

 

Правда, из скандинавских саг следует, что шведы начинают появляться на Руси только в конце Х века, т.е. спустя 120—130 лет после призвания варягов. К тому же, викинги-пираты, специализируясь исключительно на грабежах, не занимались государственным строительством. В данной сфере опыт нарабатывается столетиями, вот почему, по сути, только ко времени распада Руси шведы смогли создать своё собственное государство. Да и первые города они научились строить лишь к концу XIII века, тогда как наши варяги их массово «рубили», давая им славянские названия, четырьмя-тремя столетиями ранее.

 

Конечно, корни норманской теории уходят к «Повести временных лет», и связаны с борьбой «элитных» группировок, а норманская теория была инструментом обоснования права «элиты» на эксплуатацию населения. В активную фазу эта борьба входит после смерти (убийства) Ивана Грозного (то есть пресечения династии самих Рюриковичей) усиливается при Петре I, в связи с появлением всё большего числа «немцев» при «дворе», и окончательно сформировалась после смерти Петра, «благодаря» пресловутым Миллеру, Шлецеру и Байеру, которые окончательно сформулировали норманскую теорию, да вообщем-то и написали русскую историю.

 

В начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии академиками, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси», и возникновение русской культуры не позднее 988 года н.э., и прочие подвергающиеся сегодня сомнению чисто идеологические наработки. Фактически иностранные учёные своими исследованиями доказывали, что «восточные славяне в IX—X веках были сущими дикарями, спасёнными из тьмы невежества варяжскими князьями». Готлиб Зигфрид Байер выдвинул норманскую теорию становления Российского государства на передовую. По его теории «прибывшая на Русь кучка норманов за несколько лет превратила «темную страну» в могучее государство».

 

Непримиримую борьбу против искажений русской истории вёл Ломоносов, и он оказался в самой гуще этой борьбы. В 1749 — 1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера, а также против навязываемой немцами «норманской теории» становления России. Он подверг критике диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», а также труды Байера по русской истории. Ломоносов нередко ссорился с иностранными коллегами, работавшими в Академии наук. Кое-где цитируется его фраза:

«Каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина!»

 

Утверждается, что фраза адресована Шлёцеру, который «создавал» российскую «историю». Михайло Ломоносова поддержали многие русские учёные. Член Академии наук, выдающийся русский машиностроитель А.К. Мартов подал в Сенат жалобу на засилье иностранцев в русской академической науке. К жалобе Мартова присоединились русские студенты, переводчики и канцеляристы, а также астроном Делиль. Её подписали И. Горлицкий, Д. Греков, М. Коврин, В. Носов, А. Поляков, П. Шишкарёв.

 

 

 

 

Смысл и цель их жалобы совершенно ясны — превращение Академии Наук в русскую не только по названию. Во главе комиссии, созданной Сенатом для расследования обвинений, оказался князь Юсупов. Комиссия увидела в выступлении А.К.Мартова, И.В.Горлицкого, Д.Грекова, П.Шишкарёва, В.Носова, А.Полякова, М.Коврина, Лебедева и других «бунт черни», поднявшейся против начальства». Русские учёные, подавшие жалобу, писали в Сенат:

«Мы доказали обвинения по первым 8 пунктам и докажем по остальным 30, если получим доступ к делам».

 

«Но… за «упорство» и «оскорбление комиссии» были арестованы. Ряд из них (И.В.Горлицкий, А.Поляков и др.) были закованы в кандалы и «посажены на цепь». Около двух лет пробыли они в таком положении, но их так и не смогли заставить отказаться от показаний. Решение комиссии было поистине чудовищным: Шумахера и Тауберта наградить, Горлицкого казнить, Грекова, Полякова, Носова жестоко наказать плетьми и сослать в Сибирь, Попова, Шишкарева и других оставить под арестом до решения дела будущим президентом Академии.
Формально Ломоносов не был среди подавших жалобу на Шумахера, но всё его поведение в период следствия показывает, что Миллер едва ли ошибался, когда утверждал:

«Господин адъюнкт Ломоносов был одним из тех, кто подавал жалобу на г-на советника Шумахера и вызвал тем назначение следственной комиссии».

 

 

Недалёк был, вероятно, от истины и Ламанский, утверждающий, что заявление Мартова было написано большей частью Ломоносовым. В период работы комиссии Ломоносов активно поддерживал Мартова… Именно этим были вызваны его бурные столкновения с наиболее усердными клевретами Шумахера: Винцгеймом, Трускотом, Миллером. Синод православной христианской церкви также обвинил русского учёного в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по ст.ст. 18 и 149 Воинского Артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители духовенства требовали сожжения Ломоносова.

 

 

Такая суровость, по-видимому, была вызвана слишком большим успехом вольнодумных, антицерковных сочинений Ломоносова, что свидетельствовало о заметном ослаблении авторитета церкви в народе. Архимандрит Д. Сеченов — духовник императрицы Елизаветы Петровны — был серьёзно встревожен падением веры, ослаблением интереса к церкви и религии в русском обществе. Характерно, что именно архимандрит Д. Сеченов в своём пасквиле на Ломоносова требовал сожжения учёного. Комиссия заявила, что Ломоносов «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к Академии, так и к комиссии, и к немецкой земле» подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояния.

 

Указом императрицы Елизаветы Петровны Михаил Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден. Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учинённые им предерзости» просить прощения у профессоров. Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов. Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. Около 1751 года Ломоносов приступил к работе над «Древней российской историей».

 

 

 

Он стремился опровергнуть тезисы Байера и Миллера о «великой тьме невежества», якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в этом его труде представляет первая часть — «О России прежде Рюрика», где изложено учение об этногенезе народов Восточной Европы и, прежде всего, славян-русов. Ломоносов указал на постоянное передвижение славян с востока к западу. Немецкие профессора-историки решили добиться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии.

Эта «научная деятельность» развернулась не только в России. Ломоносов был учёным с мировым именем. Его хорошо знали за границей. Были приложены все усилия, чтобы опорочить Ломоносова перед мировым научным сообществом. При этом в ход были пущены все средства. Всячески старались принизить значение работ Ломоносова не только по истории, но и в области естественных наук, где его авторитет был очень высок. В частности, Ломоносов был членом нескольких иностранных Академий — Шведской Академии с 1756 года, Болонской Академии с 1764 года.

«В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии».

 

Этого сделать в то время не удалось. Однако противникам Ломоносова удалось добиться назначения академиком по русской истории Шлецера.

«Шлецер… называл Ломоносова «грубым невеждой, ничего не знавшим, кроме своих летописей».

 

Итак, как мы видим, Ломоносову ставили в вину знание русских летописей.

«Вопреки протестам Ломоносова, Екатерина II назначила Шлецера академиком. при этом он не только получал в бесконтрольное пользование все документы, находящиеся в академии, но и право требовать всё, что считал необходимым, из императорской библиотеки и других учреждений. Шлецер получал право представлять свои сочинения непосредственно Екатерине… В черновой записке, составленной Ломоносовым «для памяти» и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: «Беречь нечево. Всё открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке несть больше секретов».

 

 

Миллер и его соратники имели полную власть не только в самом университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер. В гимназии

«учителя не знали русского языка… ученики же не знали немецкого. Все преподавание шло исключительно на латинском языке… За тридцать лет (1726—1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет»

 

 

Из этого был сделан следующий идиотский вывод. Было заявлено, что:

«единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно».

 

 

Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. «Благодаря стараниям Ломоносова в составе Академии появилось несколько русских академиков и адъюнктов».

 

Однако «в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других, уже другая Императрица России Екатерина II «даже совсем уволила Ломоносова из академии». Но вскоре указ об его отставке был отменён. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями. Тем не менее, Ломоносов был отстранён от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. Была сделана попытка «передать в распоряжение Шлецера материалы Ломоносова по языку и истории». Последний факт очень многозначителен. Если даже ещё при жизни Ломоносова были сделаны попытки добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального архива после смерти Ломоносова.

 

Как и следовало ожидать, архив Ломоносова был немедленно конфискован сразу после его смерти и бесследно пропал. Цитируем:

«навсегда утрачен конфискованный Екатериной II архив Ломоносова. На другой день после его смерти библиотека и все бумаги Ломоносова были по приказанию Екатерины опечатаны гр. Орловым, перевезены в его дворец и исчезли бесследно».

 

 

Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В этом письме, не скрывая своей радости, Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет:

«На другой день после его смерти граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нём должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки».

 

 

Смерть Михаила Ломоносова тоже была внезапной и загадочной, и ходили слухи о его преднамеренном отравлении. Очевидно, то что нельзя было сделать публично, его многочисленные недруги довершили скрытно и тайно. Таким образом, «творцы русской истории» — Миллер и Шлецер — добрались до архива Ломоносова. После чего эти архивы, естественно, исчезли. Зато, после семилетней проволочки был, наконец, издан — и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, а значит ими отредактированный —- труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту «исчезли».

 

Так и получилось, что имеющийся сегодня в нашем распоряжении «труд Ломоносова по истории» странным и удивительным образом согласуется с миллеровской точкой зрения на историю. Даже непонятно — зачем тогда Ломоносов так яростно и столько лет спорил с Миллером? Зачем обвинял Миллера в фальсификации русской истории, когда сам, в своей (правда, посмертно) опубликованной «Истории» так послушно соглашается с Миллером по всем пунктам? Угодливо поддакивает ему в каждой своей строчке? Изданная Миллером по «Ломоносовским черновикам» история России, можно сказать, написана под копирку, и практически ничем не отличается от миллеровсого варианта Российской истории. Неужели смерть так меняет людей?

 

Это же касается и другого русского историка — Татищева, опять таки изданного Миллером лишь после смерти Татищева! Карамзин же почти дословно переписал Миллера, хотя и тексты Карамзина после его смерти не раз подвергались редакции и переделке.

 

Но в видео есть неточность: не могли придворные российские историки так хорошо говорить по-русски.

Так началось «победное» шествие «норманской теории» в русской историографии, к сожалению, продолжившее и в советское время.

Связано это с тем, что идеологией СССР был марксизм. А по марксизму история делилась на 5 периодов:

 

    • от первобытнообщинной формации до самой прогрессивной и эволюционной – коммунистической.

 

Но период истории России до принятия христианства не вписывался ни в одно «стандартное» лекало — не был похож ни на первобытнообщинный строй, ни на рабовладельческий, ни на феодальный. А скорее был он похож на социалистический.

 

И в этом состояла вся комичность ситуации и большое желание не обращать на этот период научного внимания. В этом была и причина недовольства Фроянова и других советских учёных, когда они пытались в этом периоде истории разобраться.

 

 

 

ЧТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ? СУЩЕСТВУЮТ РАЗНЫЕ ВЕРСИИ ТОГО, КЕМ БЫЛИ РЮРИК И ВАРЯГИ

 

Внук Гостомысла

Один из ранних списков «Новгородской летописи», датируемый серединой XV века, содержит перечень местных посадников, где первым стоит некий Гостомысл, выходец из племени ободритов. В другой рукописи, которая создана в конце XV века, рассказывается, что словене, придя с Дуная, основали Новгород и призвали Гостомысла в старейшины. В «Иоакимовской летописи» сообщается:

«Сей Гостомысл был муж великой храбрости, такой же мудрости, все соседи его боялись, а его люди любили разбирательства дел ради и правосудия. Сего ради, все близкие народы чтили его и дары и дани давали, покупая мир от него».

 

 

Гостомысл всех сыновей потерял в войнах, а дочь Умилу выдал замуж за некоего правителя отдалённой земли. Однажды Гостомысл увидел сон, будто один из сыновей Умилы будет его преемником. Перед смертью Гостомысл, собрав «старейшин земли от славян, руси, чуди, веси, меров, кривичей и дряговичей», рассказал им о вещем сне, и послали они к варягам просить себе в князья сына Умилы. На зов явился Рюрик с сородичами, то есть вернулся на родину его собственный внук.

 

 

Потомок императора Августа

В XVI веке Рюрик был объявлен родственником римских императоров. Киевский митрополит Спиридон по указанию государя Василия III занимался составлением родословия московских царей и представил его в виде «Послания о Мономаховом венце». Спиридон сообщает, что «воевода Гостомысл», умирая, просил отправить послов в землю Пруса, бывшего сродником римского кесаря Гая Юлия Августа Октавиана (Прусскую землю), дабы призвать князя «Августа рода». Новгородцы поступили так и обрели Рюрика, давшего начало роду русских князей. Вот о чём гласит «Сказание о князьях Владимирских» (XVI—XVII вв.):

«…В то время некий воевода новгородский по имени Гостомысл перед кончиной своей созвал всех правителей Новгорода и сказал им: «О, мужи новгородские, советую я вам, чтобы послали вы в Прусскую землю мудрых мужей и призвали бы к себе из тамошних родов правителя». Они пошли в Прусскую землю и нашли там некоего князя по имени Рюрик, который был из римского рода Августа-царя. И умолили князя Рюрика посланцы от всех новгородцев, чтобы шёл он к ним княжить».

 

 

Рюрик — славянин

В начале XVI века гипотезу о славянском происхождении варяжских князей выдвинул австрийский посол в России Сигизмунд Герберштейн. В «Записках о Московии» он утверждал, что северные племена нашли себе правителя в Вагрии, у западных славян:

«…По моему мнению, русским естественно было призвать себе государями вагров, иначе говоря, варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком». Автор «Истории Российской» В.Н. Татищев видел в варягах северные народы вообще, а под «русами» подразумевал финнов. Уверенный в своей правоте, Татищев называет Рюрика «королевичем финским».

 

 

Позиция М.В. Ломоносова по Рюрику

В 1749 году историк Герхард Фридрих Миллер написал диссертацию «Происхождение народа и имени российского». Он утверждал, что Россия «и царей, и имя своё получила» от скандинавов. Главным его оппонентом стал М.В. Ломоносов, по мнению которого, «Рурик» был из пруссов, но имел предков славян-роксоланов, которые первоначально жили между Днепром и устьем Дуная, а через несколько веков переселились к Балтийскому морю.

 

 

«Подлинное отечество» Рюрика

В 1819 году бельгийский профессор Г.Ф. Хольманн издал на русском языке книгу

«Рустрингия, первоначальное отечество первого российского князя Рюрика и братьев его», где утверждал:

«Русские варяги, от коих произошли Рюрик с братьями своими и дружиною, жили на берегах Балтийского моря, которое западные источники называли Немецким, между Ютландией, Англией и Францией. На сем берегу Рустрингия составляла особенную землю, которая по многим причинам может быть признана подлинным отечеством Рюрика и его братьев. Рустринги, принадлежавшие к варягам, исстари были мореходцы, промышлявшие на море и разделявшие с другими народами господствование над морем; в IX и X столетиях они считали Рюрика между первыми своими фамилиями».

Рустрингия находилась на территории нынешних Голландии и Германии.

 

 

Рюрик Ютландский

В 1836 году профессор Дерптского университета Ф. Крузе высказал предположение, что летописный Рюрик — это ютландский хевдинг, который в середине IX века участвовал в нападениях викингов на земли Франкской империи и имел лен (владение на срок службы господину) во Фрисландии. Этого викинга Крузе отождествлял с Рюриком Новгородским. Древнерусские летописи ничего не сообщают о деятельности Рюрика до его прихода на Русь. Однако в Западной Европе имя его было хорошо известно. Рюрик Ютландский — реальное историческое лицо, а не мифический герой. Историчность Рюрика и его призвание в Северную Русь специалисты полагают вполне вероятным. В монографии «Рождение Руси» Б.А. Рыбаков писал, что, желая защитить себя от ничем не регламентированных варяжских поборов, население северных земель вполне могло пригласить одного из конунгов на правах князя с тем, чтобы он охранял его от других варяжских отрядов. Отождествляя Рюрика Ютландского и Рюрика Новгородского, историки опираются на данные западноевропейских хроник, открытия в области археологии, топонимики и лингвистики.

 

Вывод напрашивается один: «говорить достоверно об этом нынче пока невозможно». Все дохристианские источники были уничтожены. Первые дошедшие до нас летописи писались столетия спустя после событий и в дальнейшем неоднократно редактировались в угоду текущей политической конъюнктуре, и потому доверия не заслуживают.

 

Чтобы попытаться ответить на вопрос о том, кем же мог быть Рюрик, надо представлять, какую территорию занимали славянские «племена» к моменту «призвания» Рюрика. Было ли государственное образование у славян до появления Рюрика?

 

Есть все основания полагать, что в то время славянские земли включали всю Восточную Европу (примерно по линии Варшавского договора) включая Восточную Германию и южное побережье Балтийского моря (но это тема отдельной статьи) куда и выводят большинство источников «родину» Рюрика. Отвечая на второй вопрос, стоит обратить внимание на Змиевые валы, тянущиеся на южных рубежах Руси на сотни километров. Строительство таких сложных оборонительных сооружений невозможно без привлечения огромных ресурсов и согласованных работ множества людей в течение длительного времени, то есть без существования государства.

 

Также отметим походы русских князей на Византию уже во вполне исторически фиксируемое время. Представьте ситуацию: «только что» образованное государство на Руси и сильнейшая держава того времени ведут борьбу с друг другом. А ведь походы на Византию были и при Олеге, и при Игоре, и при Святославе, да и раньше. Сравнивать это с набегами викингов на Британию некорректно — масштаб несопоставим, Англия того времени далеко не Византия, количество войск, участвовавших в походах тоже. То есть Русь того времени сопоставима по мощи с Византией.

 

 

 

КАКОЕ ОБЩЕСТВО БЫЛО?

В период перед крещением Руси у русов было, бесспорно, своё государство и при этом не было классового общества, в частности, феодального. И неудобство было в том, что «классическая» советская идеология утверждала, что класс феодалов создаёт государство как инструмент своего политического господства и подавления крестьян. А тут получалась неувязочка…

 

Более того, судя по воинским победам русов над соседями, и что сама «царица мира» Византия платила им дань, то получалось, что «оригинальный» уклад общества и государства наших предков был более эффективным и выигрышным по сравнению с другими укладами и структурами того периода у других народов.

 

И вот тут надо заметить, что археологические памятники восточных славян воссоздают общество без каких-либо явственных следов имущественного расслоения. Выдающийся исследователь восточнославянских древностей И.И. Ляпушкин подчёркивал, что среди известных нам жилищ

«…в самых разных регионах лесостепной полосы нет возможности указать такие, которые по своему архитектурному облику и по содержанию найденного в них бытового и хозяйственного инвентаря выделялись бы богатством. Внутреннее устройство жилищ и найденный в них инвентарь пока не позволяют расчленить обитателей этих последних лишь по роду занятий – на землевладельцев и ремесленников».

 

 

Другой известный специалист по славяно-русской археологии В.В. Седов пишет:

«Возникновение экономического неравенства на материалах исследованных археологами поселений выявить невозможно. Кажется, нет отчетливых следов имущественной дифференциации славянского общества и в могильных памятниках VI—VIII веков».

«Всё это требует иного осмысления археологического материала»

— отмечает в своём исследовании И.Я. Фроянов.

 

То есть, в этом древнерусском обществе не было смыслом жизни накопление богатств и передача его детям, это не было какой-то мировоззренческой или нравственной ценностью, и это явно не приветствовалось и презрительно порицалось.

 

Этот же шведский взгляд на русскую историю торжествует в образовании. Так, в учебнике Е.В. Пчелова «История России с древнейших времён до конца XVI века» для 6-го класса (2012 год, в его «крёстных отцах» ходят директора двух институтов Российской академии наук: археологии и российской истории), который, согласно аннотации, способствует осознанию школьниками «своей гражданско-национальной идентичности», варяги представлены скандинавами, норманами, викингами. Причём детям эта идея навязывается и таким ещё вопросом: «Как вы думаете, почему в Швеции был установлен памятник первым русским князьям?»

 

Да откуда им знать, что он установлен лишь под влиянием пустомелей петреев, в том числе, русских? О варягах-скандинавах говорит уже для будущих учителей — студентов-историков — и учебник В.Г. Вовиной-Лебедевой «История Древней Руси» (2011 год).

 

Пытаясь материализовать свои фантасмагории, «наши» археологи, по собственному диагнозу, «неизлечимо больные норманизмом», добились, например, включения Рюрикова городища (в 2 км к югу от Новгорода) в перечень ЮНЕСКО, рекомендованный для посещения маршрута «По дорогам викингов», создания археологического музея «Княжая гора» на Передольском погосте (рядом с новгородскими сопками IX—X вв.), который «будет носить древнескандинавский характер» (причём этот проект должен был получить от Европейской комиссии по культурному развитию грант размером в 300 тысяч евро, что, вероятно, никак не влияет на направленность и достоверность «исторической реконструкции»).

 

По словам видного новгородского археолога Сергея Трояновского:

«Викинги на Новгородской земле были другими — они не воевали, не захватывали города, они были вынуждены договариваться. Если это мы покажем европейцам, вся Скандинавия будет здесь в качестве туристов».

 

Трояновский подчёркивает огромную разницу в действиях викингов и варягов, но не замечает, что данный факт означает только одно: варяги и викинги — это совершенно разные люди (если не народы), у которых принципиально различались типы поведения.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы всё меряем по привычке «западным» подходом к устройству государства, а также «марксистской» теорией о сменяемости формаций, однако вполне допустимо устройство Руси того времени на других принципах, несущих другие стереотипы отношений внутри государства, правил поведения внутри общества. И тому есть даже историческое свидетельство — это встреча Святослава и императора Византии.

 

Святослав начал переговоры о мире с Иоанном Цимисхием. Историческая встреча их произошла на берегу Дуная и была подробно описана византийским хронистом, находившимся в свите императора. Цимисхий в окружении приближенных ожидал Святослава. Князь прибыл на ладье, сидя в которой греб наравне с простыми воинами. Отличить его греки могли лишь потому, что надетая на нем рубаха была чище, чем у других дружинников, и по серьге с двумя жемчужинами и рубином, вдетой в его ухо.

 

В то время на Руси при единстве нравственно-этических норм для всех не было личностной иерархии, хотя профессиональная специализация людей в общине была неизбежна. Поэтому в какие-то периоды управленцы профессионалы — князь или жрец — могли выполнять функции рядового гребца на ладье, беспрекословно подчиняясь кормщику, а в других обстоятельствах тот же кормщик беспрекословно выполнял распоряжения этого же князя или жреца, и при этом они были друг другу в аспекте личностного достоинства — ровня.

 

Так, князь Святослав, сидя с веслом в ладье вместе с другими гребцами, беседовал с находившимся на коне на берегу Дуная императором Византии Цимисхием, которого сопровождала свита. Это очень удивило греков и было непонятно им, поскольку не соотносилось с социальными нормами Византии: Святослав не снизошёл до их императора? Император вынужден говорить о международных отношениях с плебеем? Либо всё же с князем? Князь в рядах плебеев и ничем от них неотличим? Эти русские такие дикари, что не знают никакого этикета? — у верноподданных «холопей государевых» от такого «крыша» запросто может съехать…

 

Дальше можно задать вопрос: А какое отношение имеют «скифы» (либо часть скифов) к русскому государству? Ведь территория та же, люди те же.

 

«Западу» выгодно укоротить нашу историю, представить нас «варварами», которым государственность принесли викинги, а «духовность» — грек. Всё тоже, что и сейчас… За тысячу лет изменений немного. И мы учим эту «историю» в школе.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ О ДНК-ГЕНЕОЛОГИИ

Приведём мнение из книги «Происхождение славян. ДНК-генеалогия против «норманской теории».

 

Те, кого мы считаем Рюриковичами, поименованные выше русские князья, имеют славянское происхождение, никакого отношения к скандинавам не имеют. Те, кто считаются гедиминовичами, потомками тех рюриковичей не являются, это две разных ДНК-линии.

 

В славянских странах потомков скандинавов не наблюдается. В гаплогруппе R1a, например, есть так называемый скандинавский субклад R1a-Z284, который характерен именно для скандинавских стран, и тех, куда ходили скандинавы. Его много не только в Скандинавии, но и на Британских островах.

 

И вот незадача — нет этого субклада ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии, нет и в Литве. То есть нет в этих странах потомков скандинавов, по крайней мере, в статистически значимых количествах.

 

Как же так — норманисты говорят, что их было там видимо-невидимо, а потомков нет. Так не бывает.

 

Ответ прост — не скандинавы это были, а славяне.

artsgtu.ru

Норманская теория происхождения древнерусского государства

Если
говорить конкретней, то под норманнской
теорией стоит понимать направление в
историографии, которое склоняется к
тому, что варяги и скандинавы (норманы)
стали основателями Киевской Руси, то
есть первого восточнославянского
государства.

Эта
норманская теория происхождения
древнерусского государства теория
широкого распространения добилась в
18 веке, во времена так называемой 
«бироновщины». В тот период
исторического  развития большинство
должностей при дворе занимали немецкие
дворяне. Важно отметить тот факт, что
состав Академии Наук также имел в своем
составе значительную часть немецких
ученых. Родоначальником такой теории
о происхождении Руси можно назвать
ученых И. Байера и Г. Миллера.

Как
выяснили позже, эта теория стала особо
популярной под политическими явлениями.
Также эту теорию позже развил ученый
Шлетцер. Для того чтобы изложить свое
утверждение, ученые взяли за основу
сообщения из знаменитой летописи,
названной «Повесть временных лет».
Русский летописец еще в 12 веке  включил
в летопись некую историю-легенду, которая
рассказывала о призвании князями
братьев-варяг – Синеуса, Рюрика и
Трувора.

Ученые
старались всячески доказать тот факт,
что государственность восточных славян
– это заслуга только норманн. Также
такие ученые говорили об отсталости
славянского народа.

Итак,
норманская теория происхождения
древнерусского государства содержит
в себе общеизвестные пункты. В первую
очередь, норманисты считают, что варяги,
пришедшие к власти – это и есть скандинавы,
которые создали государство. Ученые
говорят о том, что местный народ не в
силах был сделать этот поступок. Также
большое культурное влияние на славян
оказали именно варяги. То есть, скандинавы
– создатели русского народа, которые
подарили ему не только государственность,
но и культуру.

Антинорманская теория

Естественно,
эта теория, как и многие другие, сразу
нашла противников. Против такого
утверждения выступили русские ученые.
Один из самых ярких ученых, который
рассказал о несогласии с норманнской
теорией, стал  М. Ломоносов. Именно
его называют зачинателем полемики между
норманистами и противниками этого
течения — антинорманистами. Стоит
отметить, что антинорманская теория
происхождения древнерусского государства
говорит о том, что государство возникло
из-за того, что этому сопутствовали
объективнее на то время причины.

Многие
источники твердят о том, что государственность
восточных славян существовала еще
задолго до появления на территории
варяг. Норманны находились на более
низком уровне политического и
экономического развития, в отличие от
славян.

Также
важный аргумент гласит о том, что новое
государство не может возникнуть за один
день. Это долгий процесс социального
развития того или иного общества.
Антинорманское утверждение некоторые
называют как славянская теория
происхождения древнерусского государства.
Стоит отметить тот факт, что Ломоносов
в варяжской теории происхождения древних
славян заметил так называемый кощунственный
намек на то, сто славянам приписывалась
«ущербность», их неспособность
организовать государство на своих же
землях.

По
какой именно теории образовалось
древнерусское государство – это вопрос,
который волнует многих ученых, но в том,
что каждое из утверждений имеет свое
право на существование, сомнений не
возникает.

В
России против норманнской теории
происхождения отечественной
государственности всегда, начиная с ее
появления, выступали патриотические
силы. Первым ее критиком был М.В.Ломоносов.
Впоследствии к нему присоединились не
только многие русские ученые, но и
историки других славянских стран.
Главным опровержением норманнской
теории, указывали они, является достаточно
высокий уровень социального и политического
развития восточного славянства в IX в.
По уровню своего развития славяне стояли
выше варягов, поэтому позаимствовать
опыт государственного строительства
у них они не могли. Государство не может
организовать один человек (в данном
случае Рюрик) или несколько даже самых
выдающихся мужей. Государство есть
продукт сложного и долгого развития
социальной структуры общества. Кроме
того, известно, что русские княжества
по разным причинам и в разное время
приглашали дружины не только варягов,
но и своих степных соседей — печенегов,
каракалпаков, торков. Мы не знаем точно,
когда и как возникли первые русские
княжества, но во всяком случае они уже
существовали до 862 г., до пресловутого
«призвания варягов». (В некоторых
германских хрониках уже с 839 г. русские
князья именуются хаканами, т.е. царями).
Это означает, что не варяжские военные
предводители организовали Древнерусское
государство, а уже существовавшее
государство дало им соответствующие
государственные посты. Кстати, следов
варяжского влияния в отечественной
истории практически не осталось.
Исследователи, например, подсчитали,
что на 10 тыс. кв. км территории Руси можно
обнаружить лишь 5 скандинавских
географических наименований, в то время
как в Англии, подвергшейся норманнскому
нашествию, это число доходит до 150.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Warning: Unknown: open(/var/www/www-root/data/mod-tmp/sess_8s3dv7cne1prgkqsu99bpd0qr3, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0 Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/www/www-root/data/mod-tmp) in Unknown on line 0