Русь в удельный период кратко: Тема 2. Удельная Русь. Отечественная история: конспект лекций

Содержание

Тема 2. Удельная Русь. Отечественная история: конспект лекций

Тема 2. Удельная Русь

2.1. Раздробленность Руси

К середине XI в. Древнерусское государство достигло своего расцвета. Но с течением времени единого государства, объединенного властью Киевского князя, уже не стало. На его месте появились десятки вполне самостоятельных государств-княжеств. Распад Киевской Руси начался после смерти в 1054 г. Ярослава Мудрого. Владения князя были разделены между тремя его старшими сыновьями. Вскоре в роду Ярославичей начались конфликты и военные усобицы. В 1097 г. в городе Любече состоялся съезд русских князей. «Пусть каждый держит свою отчину» – таково было решение съезда. На деле это означало закрепление сложившегося порядка разделения Русского государства на владения отдельными землями. Княжеские усобицы, впрочем, съезд не прекратил: напротив, в конце XI – начале XII в. они вспыхнули с новой силой.

Единство государства удалось на время восстановить княжившему в Киеве внуку Ярослава Мудрого Владимиру Всеволодовичу Мономаху (1113–1125). Политику Владимира Мономаха продолжил его сын Мстислав Владимирович (1125–1132). Но после смерти Мстислава период временной централизации закончился. На долгие века страна вступила в эру

политической раздробленности. Историки XIX в. называли эту эпоху удельным периодом, а советские – феодальной раздробленностью.

Политическое дробление – закономерный этап в развитии государственности и феодальных отношений. Его не избежало ни одно раннефеодальное государство Европы. Повсюду в эту эпоху власть монарха была слаба, а функции государства – незначительны. Тенденция к сплочению и централизации государств начала проявляться только в XIII–XV вв.

Политическое дробление государства имело множество объективных причин. Экономическая причина политической раздробленности заключалась, по мнению историков, в господстве натурального хозяйства. Торговые связи в XI–XII вв. были развиты достаточно слабо и не могли обеспечить экономического единства русских земель. К этому времени некогда могущественная Византийская империя начала приходить в упадок. Византия перестала быть мировым торговым центром, а следовательно, утратил свое значение древний путь «из варяг в греки», который долгие века позволял Киевскому государству осуществлять торговые связи.

Другой причиной политического распада были пережитки родоплеменных отношений. Ведь сама Киевская Русь объединила несколько десятков крупных племенных союзов. Немалую роль сыграли постоянные набеги кочевников на днепровские земли. Спасаясь от набегов, люди уходили жить в малонаселенные земли, расположенные на северо-востоке Руси. Непрерывная миграция способствовала расширению территории и ослаблению власти киевского князя. На процесс непрерывного дробления страны могло повлиять и отсутствие в русском феодальном праве понятия о майорате. Этот принцип, существовавший во многих государствах Западной Европы, предусматривал, что все земельные владения того или иного феодала мог наследовать только старший из сыновей. На Руси же земельные владения после смерти князя могли делиться между всеми наследниками.

Одним из важнейших факторов, породивших феодальную раздробленность, большинство современных историков считают развитие крупного частного феодального землевладения. Еще в XI в. идет процесс «оседания дружинников на землю», появления крупных феодальных вотчин – боярских сел. Класс феодалов приобретает экономическое и политическое могущество.

Распад Древнерусского государства не разрушил сложившуюся древнерусскую народность. Духовная жизнь различных русских земель и княжеств при всем своем многообразии сохраняла общие черты и единство стилей. Росли и строились города – центры вновь возникших удельных княжеств. Развивалась торговля, что привело к возникновению новых путей сообщения. Важнейшие торговые пути вели от озера Ильмень и Западной Двины к Днепру, от Невы к Волге, Днепр также соединялся с Волжско-Окским междуречьем.

Таким образом, удельный период не следует рассматривать как шаг назад в русской истории. Однако непрекращающийся процесс политического дробления земель, многочисленные княжеские усобицы ослабляли обороноспособность страны перед внешней опасностью.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

4. Удельный период на Руси

Со второй половины XI в. на Руси начинаются новые процессы, характеризующиеся, в первую очередь, распадом единого доселе государства на отдельные, фактически, самостоятельные земли.

Советская историческая наука в течение долгого времени объясняла причины раздробления нарастанием классовой борьбы крестьян против эксплуататоров, что вынуждало последних держать необходимые для ее подавления силы на местах, в результате чего повышалась независимость и авторитет местных князей. Другой причиной - уже экономического порядка - называлось господство натурального (замкнутого) хозяйства.

Однако вышеназванные причины не слишком удачно объясняют распад Руси. Во-первых, у нас почти нет данных о каких-либо крупных массовых выступлениях XI - XII вв.(за исключением известий о событиях в Суздальской земле в 1024 г. и 1071 г., или в Киеве в 1068 г., где волнения весьма сложно определить как классовые), а во-вторых, натуральный характер хозяйства характерен как для удельной, так и для единой Руси, а, следовательно, сам по себе этот факт ничего объяснить не может.

Что касается досоветской историографии, то в ней в качестве главной причины распада называлось ошибочное решение Ярослава Мудрого поделить земли Киевского государства между своими сыновьями. Однако и это утверждение уязвимо для критики: ведь и до Ярослава князья производили подобные разделы, но Русь сохраняла единство.

Видимо, получить ответ на вопрос о причинах распада невозможно без понимания того, чем было продиктовано само единство государства и как изменялись со временем его основные функции.

Древняя Русь была единой, прежде всего, благодаря общности стремления к грабительским походам на Византию. Однако уже к концу Х в. выгода в виде добычи и дани стала заметно уступать по значимости выгодам, получаемым от развития обычной торговли, что стало возможным, во-первых, благодаря заключению торговых соглашений с Византийской империей, а во-вторых, в связи с увеличением богатств в руках князя (от имени которого, собственно, и торговали русские купцы), вызванным ростом сбора дани-налога после стабилизации отношений внутри государства. Таким образом, необходимость совершения военных походов на Византию практически отпала, что привело к их полному прекращению.

Удалось стабилизировать и отношения со "степью". Уже Святослав разгромил хазар, Владимир и Ярослав фактически покончили с печенегами и лишь половцы продолжали беспокоить Русь своими набегами. Однако силы половцев были весьма невелики, поэтому не было необходимости в привлечении войск всего Древнерусского государства для противоборства с ними. Причем, даже те, сравнительно небольшие дружины, которые противостояли половцам, наносили столь внушительные удары, что к концу XII - началу XIII вв. половцы оказались в вассальной зависимости от Руси (точнее, от южнорусских князей).

Что касается внутренних функций, то они действительно с большим успехом могли быть выполнены в рамках отдельных, сравнительно небольших территорий. Усложнение общественной жизни требовало не редких появлений судьи-арбитра из центра, а каждодневного регулирования. Местные интересы все более захватывают сидящих в отдельных землях князей, которые начинают отождествлять их со своими собственными интересами.

Таким образом, к концу XI в. выявилось очевидное исчезновение тех общих, объединяющих всех воедино интересов, которые ранее довольно прочно цементировали государство.

Других же связующих нитей, скажем, экономических (здесь, как раз, и стоит вспомнить о натуральном характере хозяйства), просто не существовало. Поэтому-то Русь, потеряв большую часть того, что ее связывало, распалась.

Впрочем, распад не был абсолютен. Наряду с этой центробежной тенденцией сохранялись и центростремительные. Они выражались, в частности, в сохранении престижности титула великого киевского князя (хотя реальной объединяющей роли он уже не играет). К тому же, князьям время от времени оказывалось необходимо собраться на свои междукняжеские съезды для обсуждения возникающих общих проблем.

И все же основной тенденцией несомненно являлась центробежная. Главный принцип распада был зафиксирован уже на первом междукняжеском съезде в Любече в 1097 г.: "каждый держит вотчину свою".

Государственность Руси при этом, конечно, не исчезла, просто она перешла на новый уровень - земельный. Соответственно, произошли изменения и в структурах власти.

На земельном уровне сформировались два основных типа организации власти, которые условно можно определить как "республиканский" и "монархический". Впрочем важнейшие элементы этих систем одни и те же: вече, князь, бояре. А вот соотношение этих элементов в политических системах различных русских земель весьма отличается.

Если в Новгородской земле, традиционно относимой к числу "феодальных республик", ведущую роль играли вече и бояре, в то время как князь исполнял лишь функции военачальника и гаранта судебной системы (причем с ним заключался договор, невыполнение которого грозило ему изгнанием), то в княжествах, напротив, ведущие позиции занимал князь с его советниками-боярами, тогда как вече лишь на время могло приобретать заметное влияние на власть (как правило, стихийно. снизу, либо в случае конфликта между князем и боярами).

Наиболее устойчивые позиции в рамках Древней Руси в XII в. занимали Новгород и Владимиро-Суздальское княжество. Но, если Новгород никогда не претендовал на ведущие роли в политической жизни Руси, то владимирские князья (Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский) весьма активно вели борьбу с другими князьями как за отдельные территории, так и за получение ведущих позиций (если не вообще верховенство) среди других русских земель.

Однако постепенно процесс распада захватывает и Владимирское княжество, которое, как и другие, начинает погружаться в пучину усобиц.

Вообще междукняжеские усобицы являются едва ли не главной темой летописных рассказов и произведений литературы XII - XIII вв., что нередко создает искаженное представление о них как о главной черте удельного периода, рисуя образ постепенного упадка Руси, становящейся беззащитной жертвой любого мало- мальски сильного противника. Порой складывается впечатление фатальной неизбежности гибели Древнерусского государства. На деле влияние усобиц на развитие Древней Руси явно преувеличено.

Удельный период не только не был временем упадка, но, напротив, означал расцвет Древнерусского государства и, прежде всего, в сфере культуры.

Конечно, усобицы ослабляли единство, а значит и возможность совместного отпора крупному противнику, однако в обозримом пространстве такого врага у Руси не существовало.

Распад Древнерусского государства, таким образом, выглядит естественным этапом в развитии древнерусской государственности, формирующим более развитые государственные структуры, закладывающим основы возникновения независимого от государства общества, влияющего на государственную политику.

Зал 10. Удельный период Руси. XII – первая половина XIII в.

Череда княжеских междоусобиц, наступившая после смерти Ярослава Мудрого, продолжалась более ста лет и привела к образованию на территории Древней Руси нескольких самостоятельных княжеств.
Провозглашенный на съезде русских князей в Любече в 1097 году принцип наследования сыновьями земель своих отцов закрепил сложившееся после 1094 года распределение волостей между различными династическими ветвями Рюриковичей. Например, в Ростово-Суздальской, земля (княжество) закрепилась за потомками сына Владимира Мономаха – Юрия Долгорукова (1190-е гг.–1157 г.). Как полагают исследователи, на территории древнерусского государства сложился новый политический строй, основой которого было крупное феодальное землевладение.
Ведущую роль играли четыре земли и соответствующие им княжеские династии – Черниговская (Ольговичи), Волынская (Изяславичи), Смоленская (Ростиславичи) и Суздальская (Юрьевичи). Между князьями этих династий шла ожесточенная борьба за три «общерусских» стола – киевский, новгородский и галицкий.

Северо-Восточная Русь – Владимиро-Суздальская или Ростово-Суздальская (первоначальное название) земля выгодно отличалась своим географическим положением. Раскинувшись в междуречье верхнего течения Волги и Оки, она находилась на Волжском торговом пути и в удалении от степной угрозы.
Правители Владимиро-Суздальского княжества носили титул великих князей и обладали всей полнотой власти монархов. Наивысшего расцвета княжество достигло при сыне Юрия Долгорукова, князе Всеволоде Юрьевиче (прозвище «Большое гнездо») (1176–1212) , когда с большим размахом велось белокаменное строительство во Владимире и других городах. Автор «Слова о полку Игореве» говорил о могуществе Всеволода: «Волгу может веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать».
Именно на землях Северо-восточной Руси в дальнейшем возникло новое государство – Московская Русь.

Война и охота были важными взаимосвязанными составляющими хозяйства половцев и во многом определяли быт и социальный строй кочевников. Военному делу кочевники начинали учиться с самого раннего детства. Детей уже в возрасте двух-трех лет сажали на коней, учили скакать и «пускать стрелы» из маленьких луков, изготовленных специально для них. Ребята учились стрелять, охотясь на мелких степных зверьков (сусликов, сурков, тушканчиков). Становясь взрослыми, они продолжали совершенствоваться в военном деле, участвуя в охотах. Охота для степняков была не только способом добывания пищи. Ее рассматривали как поход (набег) на чужую страну. Эта было очень важной причиной организации масштабных облавных охот, которые возглавляли крупнейшие военачальники, самые влиятельные аристократы. К охоте готовились, на ней вырабатывалась удаль и искусство воевать, выявлялись самые лихие и быстрые всадники, самые зоркие стрелки, самые умелые предводители.
В половецком войске обязаны были служить все, кто способен носить оружие, даже молодые женщины участвовали в военных походах. Поэтому очень часто количественно половецкое войско бывало очень многочисленным.
Военная тактика половцев всегда определялась их мобильностью – стремительные конные набеги и отход с добычей назад с минимальными потерями. Тактика ведения войны диктовала и арсенал вооружения – лук и стрелы были основным оружием. Комплекс вооружения также включал в себя саблю, кистень, шлем (иногда с личиной/маской), кольчугу, стремена и конскую упряжь. Копья половцы использовали редко. Это был набор оружия легкого всадника, приспособленного к ведению боя в основном на дистанции.

В XIII веке Новгородская земля (северо-западная Русь) занимала обширные территории от Финского залива на западе до Уральских гор на востоке, от Белого моря на севере до верховьев Волги на юге.
Центр северо-западной Руси – Великий Новгород на Волхове был одним из крупнейших городов не только на Руси, но и в Европе. Он занимал очень выгодное географическое положение – в начале торговых путей, связывающих Балтийское море (страны Западной и Северной Европы) с Черным и Каспийским (Византия, страны Арабского Халифата).
Разбогатевшему на торговле новгородскому боярству удалось победить в борьбе за власть киевского князя и избавиться от его контроля и опеки (ранее в Новгороде сидел один из сыновей киевского князя). В итоге в Новгороде не закрепилась ни одна из княжеских династий Рюриковичей и высшим органом управления в XII веке стало вече, в составе которого были богатейшие бояре – 300 «золотых поясов». Именно вече приглашало князя, который со своей дружиной обеспечивал защиту от внешних угроз и поддерживал порядок в городе.
Главным должностным лицом в Новгороде был посадник (от слова «посадить»), в его руках находились управление и суд. Фактически в посадники избирались бояре из четырех крупнейших новгородских родов.
В научной литературе сложившаяся в Новгороде система управления получила название «боярской республики».

Кочевников тюркского происхождения, появившихся во второй половине X века (первое упоминание относится к 1055 году) на южных границах Руси, русские летописцы называли «половцами» (от слова «половый», т.е. «изжелта-белый, желтоватый»). В византийских и западноевропейских хрониках их именовали «куманами», арабские и персидские авторы – «кипчаками», именно это имя и является самоназванием половцев. В III–II вв. до н.э. столкнувшиеся с ними китайцы транскрибировали слово «кипчак» двумя иероглифами: «цинь-ча».
За более чем тысячу лет с момента упоминания в китайских хрониках, до столкновения с Русью и Византией, кипчаки из небольшого племени превратились в сильное, дееспособное и многочисленное этнообразование, с политическим влиянием и военным потенциалом которого приходилось считаться всем соседям. В начале второго тысячелетия половцы господствовали в степи, от низовьев Дуная на западе до Иртыша на востоке. И сама степь получила название Дешт-и-Кипчак – Половецкая степь или Половецкая земля.

Вооружение древнерусского дружинника XI–XIII вв. во многом сравнимо с вооружением западноевропейского рыцаря. По сути это был комплекс профессионального тяжеловооруженного всадника-копейщика, снабженного копьем, мечом, саблей, кольчугой, шлемом, щитом, булавой, кистенем, стременами и шпорами.
И хотя, как полагают исследователи, в связи с ростом значения конницы, главнейшим наступательным оружием становится копье, меч продолжает сохранять свое статусное положение в арсенале – это, прежде всего, символ профессионального воина-дружинника.
Разнообразие и универсальность вооружения воинов Древней Руси были обусловлены тем обстоятельством, что на западе и северо-западе им приходилось воевать с тяжеловооруженным конными рыцарями, использующими тактику таранного удара, а на юге и востоке вести борьбу уже с легкой конницей степняков, предпочитающих бой на дистанции и вооруженных луками и стрелами.

Урок 16. политическая раздробленность руси - Россия в мире - 10 класс

Конспект урока № 16

по предмету «Россия в мире» для «10» класса

Тема: Политическая раздробленность Руси

Вопросы по теме:

  1. Причины политической раздробленности Древнерусского государства.
  2. Экономические и политические последствия раздробленности Руси.
  3. Особенности политического развития Владимиро-Суздальского княжества и Новгородской земли.
  4. Культура Руси в XII – начале XIII в.

Тезаурус:

Политическая раздробленность – это закономерный процесс экономического усиления и политического обособления феодальных владений на Руси.

Княжеская междоусобица – это борьба русских князей между собой за власть и территории.

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

Древнерусское государство выполнило свою историческую роль – сплотило восточнославянские племена, содействовало его переходу от родоплеменного быта к централизованному государству. С середины XII века в истории нашей страны начинается новый этап развития – политическая раздробленность. Русь раскололась на 15 княжеств, а к началу XIII века – на 50. Что же помогло самостоятельным русским княжествам сохранять культурно-историческое единство? Каковы же причины политической раздробленности Руси?

Прежде всего, это усиливавшаяся экономическая мощь русских княжеств. Большую часть доходов удельных князей и бояр-вотчинников к этому времени составляло не участие в сборе великокняжеских налогов, а в эксплуатации зависимых крестьян. Все больше внимания бояре уделяли своему хозяйству и местным интересам, поддерживая удельного князя, в противовес киевскому. Горожане хотели иметь собственную верховную власть, которая бы, не дожидаясь великокняжеского решения, своевременно оказывала помощь и обеспечивала защиту. Наличие княжеского двора привлекало в город ремесленников, обслуживающих княжескую семью и дружину. Сюда же везли урожай на продажу и крестьяне из близлежащих деревень.

Таким образом, экономическое и политическое развитие делало княжества все более независимыми от Киева. Хотя вначале княжеские усобицы за стольный град были очень сильны. В этот период Киев постепенно теряет значение «матери городов русских», а наиболее значительными из вновь образовавшихся русских независимых княжеств становятся Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, а также Новгородская земля. Рассмотрим на их примере особенности политического управления русских княжеств.

Галицко-Волынское княжество располагалось на юго-западе русских земель и занимало земли от Карпат до Полесья, возникло в результате объединения сильных Галицкого и Волынского княжеств. На территории этого княжества построили крупные города: Галич, Владимир-Волынский, Берестье (Брест), Львов, Перемышль и др. Бояре здесь опирались на многочисленных дружинников и со временем стали соперничать с местными князьями. Большой мощи добилось Галицкое княжество при Ярославе Осмомысле (1160–1180 гг.), который всеми силами боролся со своевольными боярами. Объединение Галицкого и Волынского княжеств произошло в 1199 г. при волынском князе Романе Мстиславиче (1199–1205 гг.), а своего расцвета достигло в годы правления князя Даниила Галицкого (1238–1264 гг.).

Господин Великий Новгород, как его называли современники, рано обособился от Киева. Новгородская земля занимала огромную территорию от Ледовитого океана до верховьев Волги, от Прибалтики до Урала. Она избежала участи разорения от набегов кочевников. Значительное развитие получили охота, рыболовство, солеварение, производство железа. Новгород находился на перекрестке торговых путей, связывающих Западную Европу с Русью, а через неё – с Востоком и Византией. Особенностью социально-политического строя Новгорода было то, что княжеской династии здесь не было. В Новгороде сложился особый политический строй – аристократическая республика, потому что все реальные рычаги управления находились в руках аристократии. Высшим государственным органом Новгородской республики было вече, за спиной которого стояли бояре, богатые купцы, Церковь. На вече избирались городские власти: посадник – глава города, тысяцкий – руководитель ополчения. Вече также выдвигало кандидатуру на должность архиепископа – главы Церкви и приглашало князя, которому отводилась функция полководца.

Владимиро-Суздальское княжество стало независимым от Киева во время правления сына Владимира Мономаха – Юрия Долгорукого (1132–1157 гг.), при котором столицей княжества был город Суздаль. С его именем связано и первое упоминание в летописи города Москвы, датированное 1147 годом. Княжество занимало удобное географическое положение. Оно было удалено от степных районов, которые постоянно подвергались набегам кочевников. По территории княжества проходил Волжский торговый путь. Это способствовало притоку переселенцев из южных княжеств и быстрому экономическому развитию. Особенностью политического управления Владимиро-Суздальского княжества являлась сильная княжеская власть.

Преемник Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский (1157–1174 гг.) энергично укреплял свое княжество. В 1169 г. Боголюбский захватил Киев, но ни дня не правил в Киеве, перенеся столицу во Владимир. Во время его правления было построено чудо русской архитектуры – храм Покрова-на-Нерли. Князь был убит во время боярского заговора. После его смерти Владимиро-Суздальское княжество возглавил Всеволод Большое Гнездо (1176–1212 гг.), прозванного так за многочисленность семейства. Время его правления – это период наивысшего расцвета Владимиро-Суздальской земли. По его приказу во Владимире возвели богато украшенный каменной резьбой Дмитриевский собор.

Эпоха политической раздробленности в истории России длилась 300 лет – с XII до конца XV вв. и была закономерным этапом в развитии государственности. Аналогичный период наблюдался практически во всех странах Европы (Англии, Франции, Испании, Италии, Германии). Политическая раздробленность Руси наряду с очевидными отрицательными имела и положительные последствия. Самостоятельные княжества по уровню хозяйственного, политического и культурного развития превосходили Древнерусское государство.

Ряд историков считают удельную Русь своеобразной федерацией земель и княжеств, так как общая вера, язык, культура, родственные отношения князей Рюриковичей продолжали объединять ее.

Теоретический материал для углубленного изучения:

«В течение двенадцати лет почтовым адресом Новгородской экспедиции Академии наук СССР и Московского университета было: «Новгород, Дмитриевская улица, археологические раскопки...». Сейчас это место легко найти…»

В.Л. Янин «Я послал тебе бересту». Источник:

http://history-fiction.ru/books/all_1/section_1_6/region_110_4/book_4103/

«Когда на Руси возникла крупная частная собственность на землю? Какие факторы способствовали ее появлению? Что она собой представляла на ранних этапах своего существования? Имелась ли какая-нибудь связь между княжескими и боярскими, а также между княжескими и церковно-монастырскими земельными владениями в раннее средневековье на Руси? Чем была вызвана мобильность русских князей? В результате каких причин крупнейшее государство Европы – Русь – распалось на многие полу самостоятельные и полностью самостоятельные в политическом отношении территориально-административные единицы? Все эти вопросы связаны с проблемой становления и развития древнерусского феодального общества. Не раскрыв их, не понять тех сложных процессов, которые действовали на Руси на протяжении столетий. Данная книга представляет собой попытку ответить на эти вопросы».

О. М. Рапов «Княжеские владения на Руси в X – первой половине XIII в.»

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=246231&p=1

Тренировочные задания:

1. Выберите правильный ответ.

Какого князя автор «Слова о полку Игореве» воспел как великого, который может «Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать»?

Правильный ответ:

Всеволод Большое Гнездо

Разбор задания:

Для успешного выполнения данного задания необходимо представлять географическую карту Руси периода политической раздробленности. Территория Владимиро-Суздальского княжества была достаточно обширной и располагалось в междуречье Волги и Оки. Наивысшего расцвета княжество достигло в период правления Владимира Большое Гнездо.

2. Расположите имена князей в хронологическом порядке.

  • Андрей Боголюбский
  • Даниил Галицкий
  • Всеволод Большое Гнездо
  • Юрий Долгорукий

Правильный ответ:

  1. Юрий Долгорукий
  2. Андрей Боголюбский
  3. Всеволод Большое Гнездо
  4. Даниил Галицкий

Разбор задания:

Для установления верной хронологической последовательности нужно помнить, что время правления перечисленных князей относится к эпохе политической раздробленности Руси. Трое из них, сменяя друг друга, правили Владимиро-Суздальским княжеством: Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо. Под властью Даниила Галицкого оказалось Галицко-Волынское княжество, время его правления относится к первой половине XIII века.

Подсказка: обратитесь к хронологии истории Руси периода политической раздробленности.

Основная литература по теме урока:

1. История. Россия и мир. 10 класс. Базовый уровень. Волобуев О.В., Клоков В.А. и др. (2013, 400с.), Дрофа, 2013.

2. Россия и мир. Древность. Средневековье. Новое время. 10 класс. Данилов А.А., Косулина Л.Г., Брандт М.Ю. (2007, 352с.) Просвещение, 2007.

Дополнительная литература по теме урока:

1. Добанова Е.Н., Максимов Ю.И. ЕГЭ. Репетитор. История. Эффективная методика. - М.: Издательство «Экзамен», 2005. - 320с.

2. Уткина Э.В. История России. Единый государственный экзамен. Анализ исторического источника (задания типа С). - М.: Айрис-пресс, 2006. - 176с.

3. История. Универсальный справочник. Издательство «ЭКСМО», 2010.

Интернет - ресурсы:

1. http://fcior.edu.ru/ Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов.

2. http://school-collection.edu.ru/ Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов.

3. http://museum.ru/ Портал «Музеи России».

РАЗДРОБЛЕННОСТЬ В ДРЕВНЕЙ РУСИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

               Древнерусское государство, как оно сложилось при Владимире, просуществовало недолго. К середине XI в. начался его постепенный распад на ряд самостоятельных княжеств. Признаки политического раздробления Киевской Руси появились вскоре после смерти Ярослава Мудрого в 1054 г. Борьба между потомками Ярослава, пользовавшимися поддержкой местного боярства, привела к возникновению системы обособившихся княжеских владений, признанной Любечским съездом князей в 1097 г. (наследование по правилу "каждый да держит отчину свою").

              На некоторое время при князьях Владимире Мономахе и его сыне Мстиславе Великом снова возвысился Киев как общий центр. Эти князья сумели дать отпор усилившейся опасности нашествия кочевников-половцев. После смерти Мстислава вместо единой державы возникло около полутора десятков самостоятельных земель. Долгое время в историографии этот период получил название феодальной раздробленности. Как правило утверждалось то, что в результате серьезных социальных сдвигов дружинники киевских князей стали землевладельцами, превратившие свободных общинников в зависимых людей. Подобные факты имели место и в отношении церкви, обретавшей феодальные земли, на которых работали зависимые люди. Однако становления новых феодальных отношений в XII в. был лишь в самом зачатке и не стал господствующим в социальном и экономическом развитии Древней Руси. Причину этого следует видеть в особенно сильной организации сельских общин.

Причины раздробленности.

        Ответ на вопрос о причинах раздробленности следует искать в характере отношений между разными частями господствующего класса древнерусского общества – «большой дружины», находившейся в Киеве, и теми дружинниками и князьями, управлявшими отдаленными землями.

           Оказавшиеся на местах князья должны были обзавестись своей собственной администрацией и дружиной, требовавшими соответствующего материального обеспечения. При этом проявившаяся вражда между князьями-братьями (и даже между отцом и сыновьями) потребовала усиления военной организации, что вынуждало искать дополнительные источники средств. В таких условиях традиционные выплаты Киеву большей части собранных с местного населения ресурсов (две трети общих сборов согласно статье 1014 г. «Повести временных лет») становились обременительными. При условии, что местная знать и дружина была заинтересована в усилении власти местного князя, а не великого киевского князя.

               Возможно, недостаток средств сделался еще более ощутимым в связи с отмечаемым в начале XII в. кризисом, вызванным перемещением торговых путей. Князь стремится к полному контролю над сбором налогов-дани на территории своего княжества и в той связи, что ему нужно обеспечивать церковную организацию. Именно к этому времени во всех княжествах-землях создаются (если их еще не было) свои епископства.

Особенность раздробленности Древнерусского государства.

              Особенностью распада Древнерусского государства было то, что оно разделилось на несколько крупных и достаточно устойчивых княжеств, сохранившихся в своих границах до самого монголо-татарского нашествия в середине XIII в. Это Киевское, Черниговское, Переяславское, Муромское, Рязанское, Ростово-Суздальское, Смоленское, Галицкое, Владимир-Волынское, Полоцкое, Турово-Пинское, Тмутараканское княжество, а также Новгородская и Псковская земли.

XII— первая половина XIII в. —время успешного развития древнерусских земель в условиях раздробленности. В этот период значительно увеличивается количество поселений городского типа — укрепленные крепости с торгово-ремесленными посадами. На протяжении XII — первой половины XIII в. количество поселений такого типа увеличилось более чем в полтора раза, ряд городских центров при этом был создан заново на незаселенных местах. Одновременно значительно расширилась и территория главных городских центров. Именно в период раздробленности укрепленный «град»-крепость окончательно превратился в «город» — не только место пребывания власти и социальной элиты, но и центр ремесла и торговли. На городских посадах к этому времени находилось уже многочисленное торгово-ремесленное население, не связанное со «служебной организацией», самостоятельно производившее изделия и самостоятельно торговавшее на городском торгу.

              Достаточно хорошо известны и негативные последствия, которые принесла с собой раздробленность. Это ущерб, который наносили древнерусским землям достаточно частые войны между князьями и ослабление их способности противостоять наступлению со стороны соседей. Эти негативные последствия особенно сказывались на жизни пограничных земель, подвергавшихся постоянным набегам со стороны воинственных соседей.  И впоследствии именно это обстоятельство предопределило судьбу русских земель при монголо-татарском нашествии.

Владимиро-Суздальская земля

              Владимиро-Суздальская земля занимала междуречье Оки и Волги. Важнейшим занятием населения этой части Руси было земледелие, которое велось на благодатных выходах чернозема среди лесов (так называемые ополья). Заметную роль в жизни края играли ремесла и связанная с Волжским путем торговля. Древнейшими городами княжества были Ростов, Суздаль и Муром, с середины XII в. столицей княжества стал Владимир-на-Клязьме.

           Начало установления самостоятельности Ростово-Суздальской земли произошло в правление одного из младших сыновей Владимира Мономаха — Юрия Владимировича Долгорукого, сделавшего своей столицей Суздаль. Проводя активную политику в интересах своего княжества, князь стремился опираться на местное боярство, городские и церковные круги. При Юрии Долгоруком был основан ряд новых городов, в том числе впервые под 1147 г. в летописи упоминается Москва.

             Владея Ростово-Суздальской землей, Юрий Долгорукий постоянно пытался захватить в свои руки киевский престол. В конце жизни ему удалось овладеть Киевом, но поддержкой местного населения он не пользовался.

          Старший сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич Боголюбский (1157-1174) родился и вырос на севере и главной своей опорой считал свои родные земли. Получив от Юрия Долгорукого управление в г. Вышгороде (близ Киева), еще при жизни отца Андрей Боголюбский покинул его и со своим окружением ушел в Ростов. По преданию, вместе с ним в Ростово-Суздальскую землю попала написанная неизвестным византийским мастером XII в. икона Богоматери, впоследствии ставшая одной из самых почитаемых икон России ("Богоматерь Владимирская").

              Утвердившись после смерти отца на престоле, Андрей Боголюбский перенес свою столицу из Ростова во Владимир-на-Клязьме. На укрепление и украшение своей столицы он не жалел средств. Стремясь держать под своим контролем Киев, Андрей Боголюбский предпочитал находиться во Владимире, откуда проводил энергичную политику по укреплению сильной княжеской власти. Жестокий и властолюбивый политик, Андрей Боголюбский опирался на "младшую дружину" (служилых людей), городское население, особенно, новой столицы Владимира, и отчасти на церковные круги. Крутые и часто самовластные действия князя вызывали недовольство в кругу крупных землевладельцев-бояр. В результате сговора знати и представителей ближайшего окружения князя возник заговор, и в 1174 г. Андрей Юрьевич был убит в своей резиденции Боголюбове (близ Владимира).

             После смерти Андрея Боголюбского в результате междоусобицы на престоле оказался его младший брат — Всеволод Юрьевич, окончательно закрепивший за Владимиром-на-Клязьме статус главной княжеской столицы. Правление Всеволода Большое Гнездо (1176-1212) было периодом наивысшего политического могущества Владимиро-Суздальского княжества. Под контролем Всеволода Юрьевича находился Новгород Великий, в постоянной зависимости от владимирского князя оказалась Муромо-Рязанская земля. Всеволод Большое Гнездо заметно влиял на положение дел в южных русских землях и в конце XII — начале XIII вв. был самым сильным русским князем. Однако после смерти Всеволода Большое Гнездо между его многочисленными сыновьями вспыхнула борьба за власть, произошла раздробленности уже внутри самого Владимиро-Суздальского княжества.

Галицко-Волынское княжество

             Территория Галицко-Волынской земли простиралась от Карпат до Полесья, захватывая течения рек Днестра, Прута, Западного и Южного Буга, Припяти. Природные условия княжества благоприятствовали развитию земледелия в речных долинах, в предгорьях Карпат — добыче соли и горному делу. Важное место в жизни края играла торговля с другими странами, большое значение в которой имели города Галич, Перемышль, Владимир-Волынский.

           Активную роль в жизни княжества играло сильное местное боярство, в постоянной борьбе с которым княжеская власть пыталась установить контроль над положением дел в своих землях. Постоянное воздействие на процессы, происходившие в Галицко-Волынской земле, оказывала политика соседних государств Польши и Венгрии, куда за помощью или с целью найти убежище обращались как князья, так и представители боярских группировок.

           Возвышение Галицкого княжества началось во второй половине XII в. при князе Ярославе Осмомысле (1152-1187). После начавшейся с его смертью смуты на галичском престоле сумел утвердиться волынский князь Роман Мстиславич, который в 1199 г. объединил Галичскую землю и большую часть Волынской земли в составе одного княжества. Ведя ожесточенную борьбу с местным боярством, Роман Мстиславич пытался подчинить себе и другие земли Южной Руси.

            После смерти в 1205 г. Романа Мстиславича его наследником стал старший сын Даниил (1205-1264), которому тогда было лишь четыре года. Начался длительный период междоусобиц, в ходе которых поделить между собой Галицию и Волынь пытались Польша и Венгрия. Только в 1238 г., незадолго до нашествия Батыя, Даниилу Романовичу удалось утвердиться в Галиче. После завоевания Руси монголо-татарами, Даниил Романович оказался в вассальной зависимости от Золотой Орды. Однако галицкий князь, обладавший большими дипломатическими дарованиями, умело использовал противоречия между Монгольским государством и западноевропейскими странами.

              Золотая Орда была заинтересована в сохранении Галицкого княжества в качестве заслона от Запада. В свою очередь, Ватикан рассчитывал при содействии Даниила Романовича подчинить себе русскую церковь и за это обещал поддержку в борьбе с Золотой Ордой и даже королевский титул. В 1253 г. (по другим данным в 1255 г.) Даниил Романович был коронован, однако католичества не принял и реальной поддержки от Рима для борьбы с татарами не получил.

         После смерти Даниила Романовича его преемники не смогли противостоять распаду Галицко-Волынского княжества. К середине XIV в. Волынь была захвачена Литвой, а Галицкая земля — Польшей.

Новгородская земля

           Новгородская земля с самого начала истории Руси играла в ней особую роль. Главным источником обогащения крупнейших земельных собственников Новгорода — бояр была прибыль от продажи продуктов промыслов — бортничества, охоты на пушного и морского зверя.

          Наряду с издревле жившими здесь славянами в состав населения Новгородской земли входили представители финно-угорских и балтийских племен. В XI-XII вв. новгородцы освоили южное побережье Финского залива и держали в своих руках выход в Балтийское море, с начала XIII в. новгородская граница на Западе шла по линии Чудского и Псковского озер. Важное значение для Новгорода имело присоединение обширной территории Поморья от Кольского полуострова до Урала. Новгородские морские и лесные промыслы приносили огромные богатства.

           Торговые связи Новгорода с соседями, особенно со странами Балтийского бассейна, окрепли с середины XII в. На Запад из Новгорода вывозились меха, моржовая кость, сало, лен и пр. Предметами ввоза на Русь были сукна, оружие, металлы и пр.

          Экономический рост Новгорода подготовил необходимые условия для его политического обособления в самостоятельную боярскую республику в 1136 г. За князьями в Новгороде остались исключительно служебные функции. Князья выступали в Новгороде в качестве военачальников, действия их находились под постоянным контролем новгородских властей. Право князей на суд было ограничено, покупка ими земель в Новгороде запрещена, получаемые ими доходы с определенных за службу владений строго фиксированы. С середины XII в. новгородским князем формально считался великий князь Владимирский, но до середины XV в. он не имел возможности реально влиять на положение дел в Новгороде.

          Высшим органом управления Новгорода являлось вече, реальная власть была сосредоточена в руках новгородского боярства. Общегосударственные вопросы часто решались на вече, в котором наряду с новгородцами принимали участие представители др. городов Новгородской земли - Пскова, Ладоги, Русы, что отражало территориальный размах Новгородчины XI в.- от Пскова до бассейна Мсты, от Приладожья до Ловати.

            Из среды и под контролем боярства осуществлялось избрание на посты посадника (главы городского управления) и тысяцкого (главы ополчения). Под боярским влиянием происходило замещение поста главы церкви — архиепископа. В ведении архиепископа находилась казна республики, внешние сношения Новгорода, право суда и пр. Город делился на 3 (позже 5) частей — "концов", торгово-ремесленные представители которых наряду с боярством принимали заметное участие в управлении Новгородской землей.

           Исторически сложившаяся обособленность Новгорода от других русских земель имела важные политические последствия. Новгород неохотно участвовал в общерусских делах, в частности, выплате дани монголам. Усиление с начала XV в. в Новгороде тенденции к олигархии, т.е. узурпации власти исключительно боярством, сыграло роковую роль в судьбе республики. В условиях усилившегося с середины XV в. наступления Москвы на новгородскую независимость значительная часть новгородского общества, в том числе не принадлежащая к боярству земледельческая и торговая элита, или перешла на сторону Москвы, или заняла позицию пассивного невмешательства.

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ • Большая российская энциклопедия

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ

Формирование системы независимых земель-княжений

Ки­ев­ское кня­же­ние Все­во­ло­да Оль­го­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го (1139–46) от­кры­ло эпо­ху прак­ти­че­ски не пре­кра­щав­шей­ся борь­бы за Ки­ев, что ве­ло к по­сте­пен­ной де­гра­да­ции по­ли­ти­че­ской ро­ли об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Вся слож­ная сис­те­ма ме­ж­ду­кня­же­ских от­но­ше­ний, ко­то­рую Все­во­лод Оль­го­вич вы­стро­ил пу­тём во­ен­но­го дав­ле­ния и по­ли­ти­че­ских ком­про­мис­сов, рух­ну­ла по­сле его смер­ти. За­пла­ни­ро­ван­ная Все­во­ло­дом пе­ре­да­ча Кие­ва сво­им брать­ям – сна­ча­ла Иго­рю, а за­тем Свя­то­сла­ву Оль­го­ви­чам, не­смот­ря на кре­сто­це­ло­валь­ную при­ся­гу ки­ев­лян и стар­ше­го из Мсти­сла­ви­чей – Изя­сла­ва, не со­стоя­лась. В хо­де столк­но­ве­ния ме­ж­ду Иго­рем и Изя­сла­вом Мсти­сла­ви­чем ки­ев­ский стол пе­ре­шёл к по­след­не­му. Как след­ст­вие не­мед­лен­но во­зоб­но­ви­лась борь­ба ме­ж­ду Мсти­сла­ви­ча­ми и их дя­дей рос­то­во-суз­даль­ским кня­зем Юри­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Дол­го­ру­ким. Юрий опи­рал­ся на со­юз с ок­реп­шим Га­лиц­ким кня­же­ст­вом Вла­ди­мир­ка Во­ло­да­ре­ви­ча, то­гда как на сто­ро­не Изя­сла­ва бы­ли сим­па­тии ки­ев­лян и во­ен­ная под­держ­ка вен­гер­ско­го ко­ро­ля Ге­зы II, же­на­то­го на его се­ст­ре. Борь­ба шла с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом, и Ки­ев не­сколь­ко раз пе­ре­хо­дил из рук в ру­ки: Изя­слав за­ни­мал его в 1146–49, 1150 и 1151–54, Юрий – в 1149–50, 1150–51 и 1155–57.

Об­ще­рус­ский мас­штаб по­тря­се­ний усу­губ­лял­ся тем, что ими ока­за­лась за­хва­че­на и цер­ковь. В 1147 под дав­ле­ни­ем Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча на ми­тро­по­лию без санк­ции Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии ча­стью рус. ар­хие­ре­ев был воз­ве­дён Кли­мент Смо­ля­тич. Это бы­ла по­пыт­ка ки­ев­ско­го кня­зя сло­мать обыч­ный по­ря­док по­став­ле­ния ми­тро­по­ли­тов в Кон­стан­ти­но­по­ле и по­лу­чить в ли­це гла­вы рус. церк­ви убеж­дён­но­го сто­рон­ни­ка сво­их по­ли­ти­че­ских пла­нов. Од­на­ко Кли­мен­та не при­зна­ли рос­тов­ский епи­скоп Не­стор, нов­го­род­ский – Ни­фонт и смо­лен­ский – Ма­ну­ил. Рас­кол длил­ся до 1155, ко­гда на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля по прось­бе Юрия Дол­го­ру­ко­го при­был но­вый ми­тро­по­лит Кон­стан­тин I (1155–59), ко­то­рый не про­сто от­ме­нил все хи­ро­то­нии Кли­мен­та, но и под­верг его, рав­но как и его по­кро­ви­те­ля Изя­сла­ва (по­смерт­но), цер­ков­но­му про­кля­тию. По­сле не­дол­гих кня­же­ний Изя­слава Да­вы­до­ви­ча (1157–58) и Мсти­сла­ва, стар­ше­го сы­на Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (1158–59), в Кие­ве су­мел за­дер­жать­ся Рос­ти­слав Мсти­сла­вич (1159–67, с пе­ре­ры­вом), но вер­нуть преж­нее зна­че­ние ки­ев­ско­му кня­же­нию он уже не смог.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны Рос­ти­сла­ва во­кня­жив­ший­ся в Кие­ве Мсти­слав Изя­сла­вич (1167–69) был из­гнан из не­го в ре­зуль­та­те по­хо­да кня­зей, ор­га­ни­зо­ван­но­го вла­ди­мир­ским кня­зем Ан­д­ре­ем Юрь­е­ви­чем Бо­го­люб­ским. 12.3.1169 Ки­ев был взят и раз­граб­лен, че­го пре­ж­де ни­ко­гда не бы­ва­ло в хо­де кня­же­ских меж­до­усо­бий, а Мсти­слав бе­жал на Во­лынь. Но свой ус­пех Ан­д­рей ис­поль­зо­вал не для во­кня­же­ния в Кие­ве, по­доб­но от­цу, а для по­са­же­ния там сво­его млад­ше­го бра­та Гле­ба Юрь­е­ви­ча Пе­ре­яс­лав­ско­го. В 1170 умер Мсти­слав Изя­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский, а в нач. 1171 – ки­ев­ский князь Глеб, по­сле че­го сно­ва обо­зна­чи­лось ста­рей­шин­ст­во Ан­д­рея: он ещё раз рас­по­ря­дил­ся судь­бой Кие­ва, по­са­див там смо­лен­ско­го кня­зя Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча. Т. о., сбы­лись опа­се­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха: по­ря­док ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия был ут­ра­чен, ос­ла­бе­ла связь ме­ж­ду сто­лич­ным кня­же­ни­ем и при­знан­ным ста­рей­шин­ством в кня­же­ском ро­де. До­ми­ни­ро­ва­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­дли­лось, прав­да, не­дол­го. В 1173 воз­му­щён­ные са­мо­вла­сти­ем Ан­д­рея Рос­ти­сла­ви­чи от­ка­за­лись под­чи­нять­ся, ор­га­ни­зо­ван­ный Ан­д­ре­ем ка­ра­тель­ный по­ход на Ки­ев окон­чил­ся не­удач­но, а ле­том 1174 в ре­зуль­та­те за­го­во­ра ме­ст­ной зна­ти Ан­д­рей Бо­го­люб­ский был убит.

В во­зоб­но­вив­шей­ся борь­бе за Ки­ев уча­ст­во­ва­ли Рос­ти­сла­ви­чи, млад­ший брат по­кой­но­го Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча Яро­слав Луц­кий и Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич Чер­ни­гов­ский. В ре­зуль­та­те в 1181 на дли­тель­ный пе­ри­од (вплоть до смер­ти Свя­то­сла­ва в 1194) в Кие­ве ус­та­но­ви­лось свое­об­раз­ное двое­вла­стие, ко­гда соб­ст­вен­но сто­ли­ца на­хо­ди­лась во вла­сти Свя­то­сла­ва, а всё Ки­ев­ское кня­же­ст­во – в ру­ках его со­пра­ви­те­ля Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. Но ре­аль­ное по­ли­ти­че­ское влия­ние по­сте­пен­но пе­ре­шло в ру­ки при­знан­но­го ста­рей­шим сре­ди всех Мо­но­ма­ши­чей вла­ди­мир­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до, млад­ше­го бра­та Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го. В 1190-х гг. он удер­жи­вал сю­зе­ре­ни­тет над Нов­го­ро­дом, пред­вос­хи­щая позд­ней­шую связь нов­го­род­ско­го сто­ла с ве­ли­ким кня­же­ни­ем вла­ди­мир­ским. В 1189– 1199 вер­хов­ную власть Все­во­ло­да при­зна­вал и Вла­ди­мир Яро­сла­вич Га­лиц­кий. Ещё ра­нее (1177) в за­ви­си­мо­сти от не­го ока­за­лись ря­зан­ские кня­зья. Тем са­мым но­ми­наль­ное вер­хо­вен­ст­во вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­сти­ра­лось на всю Русь, кро­ме Чер­ни­го­ва и По­лоц­ка. Та­кое его по­ло­же­ние от­ра­зи­лось и в ти­тула­ту­ре: имен­но ко Все­во­ло­ду с сер. 1180-х гг. впер­вые в древ­не­рус­ской прак­ти­ке на­ча­ло сис­те­ма­ти­че­ски при­ла­гать­ся оп­ре­де­ле­ние «ве­ли­кий князь», став­шее с тех пор офи­ци­аль­ным ти­ту­лом вла­ди­мир­ских, а за­тем и мо­с­ков­ских кня­зей. Тем бо­лее по­ка­за­тель­но, что, не­смот­ря на бла­го­при­ят­ную си­туа­цию, Все­во­лод, как и Ан­д­рей, ни­ко­гда не де­лал по­пы­ток во­кня­жить­ся в Кие­ве.

Русские княжества и земли в 12 – первой трети 13  века.

Упа­док по­ли­ти­че­ско­го зна­че­ния Кие­ва стал след­ст­ви­ем го­су­дар­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия Древ­ней Ру­си, ос­но­вы ко­то­ро­го бы­ли за­ло­же­ны ещё Лю­беч­ским съез­дом. Во 2-й пол. 12 в. от­чёт­ли­во об­на­ру­жил­ся свер­шив­ший­ся факт – об­ра­зо­ва­ние не­сколь­ких тер­ри­то­ри­аль­но ста­биль­ных круп­ных зе­мель-кня­же­ний, по­ли­ти­че­ски ма­ло за­ви­сев­ших как друг от дру­га, так и от пе­ре­мен в Кие­ве. В нау­ке это яв­ле­ние час­то ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «фео­даль­ная раз­дроб­лен­ность», что ста­вит его в один ряд с по­ли­ти­че­ским пар­ти­ку­ля­риз­мом в стра­нах клас­си­че­ско­го фео­да­лиз­ма (Фран­ции, Гер­ма­нии). Од­на­ко пра­во­мер­ность та­ко­го оп­ре­де­ле­ния ос­та­ёт­ся под во­про­сом в си­лу про­ис­хо­ж­де­ния зе­мель-кня­же­ний не из фео­даль­но­го по­жа­ло­ва­ния, а из меж­ду­кня­же­ских ро­до­вых раз­де­лов. Бу­ду­чи в по­ли­ти­че­ском от­но­ше­нии по­рой кри­зи­са древ­не­рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, эта эпо­ха ха­рак­те­ри­зу­ет­ся в то же вре­мя эко­но­ми­че­ским и куль­тур­ным подъ­ё­мом зе­мель-кня­же­ний. Глав­ным пре­пят­ст­ви­ем на пу­ти обо­соб­ле­ния зе­мель бы­ли пе­ре­де­лы сто­лов и во­лос­тей, обыч­но со­про­во­ж­дав­шие по­яв­ле­ние в Кие­ве но­во­го кня­зя. По­это­му пер­вы­ми обо­со­би­лись зем­ли, кня­зья ко­то­рых в си­лу прин­ци­па «от­чин­но­сти» бы­ли на­все­гда или вре­мен­но ис­клю­че­ны из ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия: По­лоц­кая, Га­лиц­кая, Чер­ни­гов­ская, Му­ро­мо-Ря­зан­ская.

В нач. 1140-х гг. по­лоц­кие кня­зья вер­ну­лись из ви­зан­тий­ско­го из­гна­ния, и ис­то­рия По­лоц­кой зем­ли в 1140– 1150-х гг. про­хо­ди­ла под зна­ком борь­бы за По­лоцк ме­ж­ду Рос­ти­сла­вом, сы­ном Гле­ба Все­сла­ви­ча Мин­ско­го, и Рог­во­ло­дом, сы­ном Рог­во­ло­да-Бо­ри­са Все­сла­ви­ча По­лоц­ко­го. В 1160–80-х гг. в По­лоц­ке с не­ко­то­ры­ми пе­ре­ры­ва­ми удер­жи­вал­ся пред­ста­ви­тель ви­теб­ской вет­ви по­лоц­ких кня­зей – Все­слав Ва­силь­ко­вич, двою­род­ный пле­мян­ник Рос­ти­сла­ва и Рог­во­ло­да. Про­ис­хо­ди­ло дроб­ле­ние По­лоц­кой зем­ли на уде­лы (Минск, Друцк, Ви­тебск, Изя­славль, Ло­гожск, Бо­ри­сов), кня­зья ко­то­рых, так же как и соб­ст­вен­но по­лоц­кие, ока­зы­ва­лись в за­ви­си­мо­сти то от Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча (из кня­зей чер­ни­гов­ской вет­ви, ко­то­ро­му в 1150-х гг. при­над­ле­жа­ли дре­го­вич­ские зем­ли к югу от По­лоц­кой зем­ли), то от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ко­то­рые да­же не­ко­то­рое вре­мя вла­де­ли Ви­теб­ской во­ло­стью. В даль­ней­шем, по-ви­ди­мо­му, про­дол­жа­ла креп­нуть по­ли­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская за­ви­си­мость По­лоц­ка от Смо­лен­ска. В 1-й тре­ти 13 в. кня­зья По­лоц­кой зем­ли столк­ну­лись с экс­пан­си­ей со сто­ро­ны Ри­ги и Ли­вон­ско­го ор­де­на и в 1207 и 1214 ут­ра­ти­ли важ­ные в стра­те­ги­че­ском и тор­го­вом от­но­ше­ни­ях вас­саль­ные кня­же­ст­ва в ни­зовь­ях За­пад­ной Дви­ны – Кок­не­се (Ку­ке­нойс) и Ер­си­ке (Гер­ци­ке), од­но­вре­мен­но стра­дая и от ли­тов­ских на­бе­гов.

Га­лиц­кая зем­ля сло­жи­лась в 1-й пол. 12 в. на ос­но­ве вла­де­ний сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, стар­ше­го вну­ка Яро­сла­ва Муд­ро­го, рас­по­ла­гав­ших­ся по верх­не­му Дне­ст­ру и р. Сан с го­ро­да­ми Те­ре­бовль, Зве­ни­го­род, Пе­ре­мышль. В 1140-х гг. их объ­е­ди­нил под сво­ей вла­стью Вла­ди­мир­ко Во­ло­да­ре­вич, внук Рос­ти­сла­ва, сде­лав­ший столь­ным го­ро­дом Га­лич. При нём Га­лиц­кое кня­же­ст­во ста­ло фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­ным, дос­тиг­нув сво­его рас­цве­та при сы­не Вла­ди­мир­ка Яро­сла­ве Ос­мо­мыс­ле (1153–87). Уже в прав­ле­ние Вла­ди­мир­ка власть Га­ли­ча рас­про­стра­ня­лась на ме­ж­ду­ре­чье Дне­ст­ра и Пру­та. Та­кое гео­гра­фи­че­ское по­ло­же­ние влек­ло за со­бой тес­ные свя­зи с Ви­зан­тий­ской им­пе­ри­ей. Пре­ем­ник Ос­мо­мыс­ла Вла­ди­мир Яро­сла­вич (1189 – ок. 1199) дер­жал­ся на сто­ле толь­ко бла­го­да­ря тра­ди­ци­он­но­му для Га­ли­ча сою­зу с вла­ди­ми­ро-суз­даль­ски­ми князь­я­ми. С его смер­тью га­лиц­кая ди­на­стия Рос­ти­сла­ви­чей пре­сек­лась, и Га­ли­чем за­вла­дел сев. со­сед – Ро­ман Мсти­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский.

Во­лын­ская зем­ля за­ни­ма­ла тер­ри­то­рию верх­не­го и сред­не­го те­че­ния р. Буг и пра­вых при­то­ков р. При­пять (ме­ж­ду­ре­чье Сты­ри и Го­ры­ни), окон­чатель­но обо­со­би­лась от Кие­ва по­сле 1154. В это вре­мя здесь вы­де­ля­ет­ся удель­ный стол в Луц­ке, не­сколь­ко позд­нее – в Бел­зе. Ок. 1199 она объ­е­ди­ни­лась с Га­лиц­кой зем­лёй, со­ста­вив просу­ще­ст­во­вав­шее до 14 в. мо­гу­ще­ст­вен­ное Га­лиц­ко-Во­лын­ское кня­же­ст­во. По­сле это­го на­чав­ший­ся ещё в 1190-х гг. кон­фликт ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем Ки­ев­ским вспых­нул с но­вой си­лой. В 1201 Ро­ман за­нял Ки­ев, но рас­по­ря­дил­ся им по со­гла­со­ва­нию с ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до: в Кие­ве был по­са­жен млад­ший двою­род­ный брат Ро­ма­на Ин­гварь Яро­сла­вич Луц­кий. Рю­рик от­ве­тил тем, что в 1203 в сою­зе с чер­ни­гов­ски­ми Оль­го­ви­ча­ми и по­лов­ца­ми за­хва­тил Ки­ев, ко­то­рый вто­рой раз в сво­ей ис­то­рии под­верг­ся раз­граб­ле­нию. По прось­бе Ро­ма­на и Рю­ри­ка Все­во­лод Боль­шое Гнез­до ут­вер­дил Ки­ев за по­след­ним, а по­сле по­втор­но­го столк­но­ве­ния ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком от­дал сто­ли­цу стар­ше­му сы­ну Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ву. Эти со­бы­тия на­гляд­но по­ка­зы­ва­ют как об­ще­рус­ское влия­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя, так и то, что Ки­ев ут­ра­тил свою при­вле­ка­тель­ность не толь­ко для по­след­не­го, но и для кня­зя га­лиц­ко-во­лын­ско­го, отец ко­то­ро­го Мсти­слав Изя­сла­вич от­дал столь­ко сил борь­бе за ки­ев­ский стол. По­ли­ти­че­ский взлёт Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча ока­зал­ся не­дол­гим: чув­ст­вуя се­бя на­столь­ко силь­ным, что­бы вме­шать­ся да­же в борь­бу ме­ж­ду Штау­фе­на­ми и Вель­фа­ми в Гер­ма­нии, Ро­ман по­гиб в 1205 во вре­мя за­гра­нич­но­го по­хо­да, ос­та­вив двух ма­ло­лет­них сы­но­вей – Да­нии­ла и Ва­силь­ка. В Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве на­ча­лась дли­тель­ная сму­та, а Га­лич в 1214–19 ока­зал­ся под вла­стью венг­ров. Из Га­ли­ча венг­ров из­гнал Мсти­слав Мсти­сла­вич Удат­ный, ут­вер­див­ший­ся в Га­ли­че поч­ти на це­лое де­ся­ти­ле­тие (1219–27). В это вре­мя Да­ни­ил Ро­ма­но­вич был за­нят вос­ста­нов­ле­ни­ем сво­ей вла­сти на Во­лы­ни, но­вое же вос­со­еди­не­ние Га­лиц­ко-Во­лын­ско­го кня­же­ст­ва ста­ло воз­мож­но толь­ко на­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия – в 1238. Сев в Га­ли­че, Да­ни­ил Ро­ма­но­вич от­дал Во­лынь сво­ему млад­ше­му бра­ту Ва­силь­ку.

Му­ро­мо-Ря­зан­ская зем­ля рас­по­ла­га­лась в Сред­нем По­очье, до­хо­дя на юге до вер­ховь­ев рек Дон и Во­ро­неж. По за­ве­ща­нию Яро­сла­ва Муд­ро­го, она яв­ля­лась ча­стью Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва, но вы­де­ли­лась из по­след­не­го в 1127, ко­гда в Му­ром из Чер­ни­го­ва был вы­тес­нен млад­ший из сы­но­вей Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча Яро­слав. В по­том­ст­ве Яро­сла­ва Му­ром про­дол­жал ос­та­вать­ся стар­шим сто­лом, но в 3-й четв. 12 в., ко­гда ря­зан­ский стол за­ни­мал наи­бо­лее дея­тель­ный из вну­ков Яро­сла­ва Глеб Рос­ти­сла­вич, Ря­зань ста­ла, ви­ди­мо, глав­ным го­ро­дом зем­ли. Од­но­вре­мен­но про­изош­ло ди­на­сти­че­ское обо­соб­ле­ние Му­ром­ско­го кня­же­ст­ва. Глеб, же­на­тый на внуч­ке Юрия Дол­го­ру­ко­го, ак­тив­но вме­шал­ся в ди­на­сти­че­скую борь­бу в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Вла­ди­мир­ском по­сле смер­ти Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го, в ре­зуль­та­те че­го в 1177 по­пал в плен к Все­во­ло­ду Боль­шое Гнез­до и умер в за­клю­че­нии. Сын Гле­ба Ро­ман был вы­ну­ж­ден при­сяг­нуть на вер­ность вла­ди­мир­ско­му кня­зю, и с тех пор по­след­ний не раз де­мон­ст­ри­ро­вал свою вер­хов­ную власть над Ря­за­нью. Так, в 1180-е гг. Все­во­лод Боль­шое Гнез­до вы­сту­пал тре­тей­ским судь­ёй в столк­но­ве­ни­ях Ро­ма­на с дру­ги­ми Гле­бо­ви­ча­ми, имев­ши­ми удель­ное кня­же­ние в Прон­ске, а в 1207, за­по­доз­рив Ро­ма­на и Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­чей в сно­ше­ни­ях с Чер­ни­го­вом, ве­лел схва­тить их и су­дить.

Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва при­над­ле­жа­ли к чис­лу от­но­си­тель­но не­боль­ших кня­жеств, ко­то­рые не рас­по­ла­га­ли дос­та­точ­ным по­тен­циа­лом, что­бы вес­ти са­мо­стоя­тель­ную по­ли­ти­ку. Стол в Го­род­не (ны­не Грод­но) был соз­дан Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, ве­ро­ят­но, ок. 1117, ко­гда упо­ми­на­ет­ся пер­вый го­ро­ден­ский князь Все­во­лод­ко. Го­ро­ден­ское кня­же­ст­во ос­та­ва­лось за по­том­ка­ми Все­во­лод­ка в те­че­ние все­го 12 в., а воз­мож­но, и позд­нее. В ка­че­ст­ве удель­ных в не­го, ве­ро­ят­но, вхо­ди­ли Вол­ко­выск и Но­во­го­ро­док (ны­не Но­во­гру­док). В Ту­ро­ве, счи­тав­шем­ся вла­де­ни­ем ки­ев­ско­го сто­ла, с сер. 12 в. проч­но осел Юрий Яро­сла­вич, внук Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча Ки­ев­ско­го. В даль­ней­шем Ту­ров, Пинск и ни­зо­вья р. Го­рынь (Дуб­ро­виц­кая во­лость) бы­ли вла­де­ния­ми по­том­ков Юрия. В те­че­ние 2-й пол. 12 в. Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва пре­бы­ва­ли под вер­хов­ной вла­стью ки­ев­ских кня­зей, но в 1-й тре­ти 13 в., вслед за Бе­ре­стей­ской во­ло­стью, из­на­чаль­но свя­зан­ной с Ту­ро­вом, они ока­за­лись втя­ну­ты в ор­би­ту Во­лы­ни.

Сход­ным бы­ло по­ло­же­ние Пе­рея­слав­ско­го кня­же­ст­ва, рас­по­ла­гав­ше­го­ся на ле­вом бе­ре­гу р. Днепр к югу от р. Ос­тёр (ле­во­го при­то­ка р. Дес­на), с тем, од­на­ко, от­ли­чи­ем, что здесь во 2-й пол. 12 в. не смог­ла об­ра­зо­вать­ся соб­ст­вен­ная кня­же­ская ди­на­стия. Глеб Юрь­е­вич по­сле ухо­да на ки­ев­ский стол в 1169 пе­ре­дал Пе­ре­яс­лавль сво­ему сы­ну Вла­ди­ми­ру, ко­то­рый удер­жи­вал его (с крат­ким пе­ре­ры­вом) до смер­ти в 1187. В даль­ней­шем пе­ре­яс­лав­ский стол за­ме­щал­ся то ки­ев­ски­ми князь­я­ми, то Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до. Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло клю­че­вую роль в обо­ро­не юж. ру­бе­жей Ру­си от по­лов­цев.

Од­ной из важ­ней­ших со­став­ных час­тей Древ­не­рус­ско­го гос-ва бы­ла Чер­ни­гов­ская зем­ля. Тер­ри­то­ри­аль­ную ос­но­ву её об­ра­зо­вы­ва­ли вла­де­ния, по­лу­чен­ные в 1054 сы­ном Яро­сла­ва Муд­ро­го Свя­то­сла­вом. Они про­сти­ра­лись на вос­ток от р. Днепр, вклю­чая всё Поде­се­нье, вплоть до Сред­не­го По­очья с Му­ро­мом. Ли­шён­ные на Лю­беч­ском съез­де 1097 пра­ва ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия, чер­ни­гов­ские Свя­то­сла­ви­чи (Да­выд, Олег и Яро­слав), ви­ди­мо, имен­но то­гда по­лу­чи­ли в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции По­се­мье с г. Курск (от­де­лён­ное от Пе­ре­яс­лав­ля), а так­же ус­ту­п­лен­ные Кие­вом дре­го­вич­ские зем­ли к се­ве­ру от При­пя­ти с го­ро­да­ми Кле­ческ, Слу­ческ и Ро­га­чёв. Эти об­лас­ти бы­ли ут­ра­че­ны Чер­ни­го­вом в 1127, но вско­ре и Курск (1136), и дре­го­вич­ские во­лос­ти (сер. 12 в.) вновь во­шли в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли. Не­смот­ря на то что по­сле за­хва­та ки­ев­ско­го сто­ла Все­во­ло­дом Оль­го­ви­чем в 1139 чер­ни­гов­ские кня­зья не раз ус­пеш­но вме­ши­ва­лись в борь­бу за Ки­ев, они, как пра­ви­ло, из­бе­га­ли наде­ле­ния сто­ла­ми вне Чер­ни­гов­ской зем­ли, что го­во­рит об из­вест­ной замк­ну­то­сти их ди­на­сти­че­ско­го соз­на­ния, сфор­ми­ро­вав­шей­ся в пер­вом по­ко­ле­нии Свя­то­сла­ви­чей. Раз­де­ле­ние Чер­ни­гов­ской зем­ли ме­ж­ду Свя­то­сла­ви­ча­ми (Да­вы­ду дос­тал­ся Чер­ни­гов, Оле­гу – Сред­нее По­де­се­нье с го­ро­да­ми Ста­ро­дуб, Сновск и Нов­го­род-Се­вер­ский, млад­ше­му, Яро­сла­ву, – Му­ром) по­ло­жи­ло на­ча­ло раз­ви­тию удель­ных во­лос­тей. Глав­ней­ши­ми из них в сер. – 2-й пол. 12 в. бы­ли во­лос­ти Го­мий (ны­не г. Го­мель) на Ниж­нем Со­же, Нов­го­род-Се­вер­ский, Ста­ро­дуб, Вщиж в По­де­се­нье, Курск, Рыльск, Пу­тивль в По­се­мье. Вя­тич­ское По­очье дол­го ос­та­ва­лось пе­ри­фе­рий­ным лес­ным кра­ем, где ещё на ру­бе­же 11–12 вв. со­хра­ня­лись пле­мен­ные кня­зья; све­де­ния об удель­ном сто­ле в Ко­зель­ске впер­вые по­яв­ля­ют­ся лишь в нач. 13 в. Да­вы­до­ви­чи дос­та­точ­но бы­ст­ро со­шли с ис­то­ри­че­ской аре­ны. На ру­бе­же 1150–60-х гг. вся Чер­ни­гов­ская зем­ля ока­за­лась в ру­ках Оль­го­ви­чей – Свя­то­сла­ва и его пле­мян­ни­ка Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, а един­ст­вен­ный внук Да­вы­да Свя­то­слав умер в 1166, за­ни­мая вщиж­ский стол. По­сле смер­ти в 1164 чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча чер­ни­гов­ский стол на­сле­до­вал­ся по прин­ци­пу ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва: от его пле­мян­ни­ков Свя­то­слава (1164–76; в 1176 Свя­то­слав стал кня­зем ки­ев­ским) и Яро­сла­ва (1176– 1198) Все­во­ло­дови­чей к его сы­ну Иго­рю (1198–1201), ге­рою не­удач­но­го по­хо­да про­тив по­лов­цев в 1185, вос­пе­то­му в «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве». Вслед­ст­вие это­го чер­ни­гов­ское кня­же­ние уже в сле­дую­щем по­ко­ле­нии Оль­го­ви­чей, в 1-й четв. 13 в., со­сре­до­то­чи­лось в ру­ках сы­но­вей Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча (Оле­га, Все­во­ло­да Черм­но­го, Гле­ба, Мсти­сла­ва), а за­тем его вну­ков (Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча, Мсти­сла­ва Гле­бо­ви­ча). По­том­ст­во Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча бы­ло вы­ну­ж­де­но до­воль­ст­во­вать­ся Нов­го­ро­дом-Се­вер­ским и Кур­ском. Сы­но­вья Иго­ря, по ма­те­ри при­хо­див­шие­ся вну­ка­ми га­лиц­ко­му кня­зю Яро­сла­ву Ос­мо­мыс­лу, ока­за­лись в нач. 13 в. втя­ну­ты­ми в по­ли­ти­че­скую борь­бу в Га­лиц­кой зем­ле по­сле смер­ти ок. 1199 без­дет­но­го Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча Га­лиц­ко­го. За­кре­пить­ся там они не смог­ли: трое из них в 1211 бы­ли по­ве­ше­ны по на­стоя­нию их про­тив­ни­ков из чис­ла га­лиц­ко­го бо­яр­ст­ва (слу­чай для Ру­си ис­клю­чи­тель­ный).

Во 2-й пол. 11 – 1-й тре­ти 12 вв. Смо­ленск, как и Во­лынь, счи­тал­ся при­над­ле­жав­шей Кие­ву во­ло­стью. С 1078 Смо­ленск за­кре­пил­ся (ис­клю­чая ко­рот­кий пе­ре­рыв в 1090-х гг.) за Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, а в 1125 дос­тал­ся вну­ку по­след­не­го – Рос­ти­сла­ву Мсти­сла­ви­чу, с кня­же­ни­ем ко­то­ро­го (1125–59) свя­за­но по­ли­ти­че­ское обо­соб­ле­ние Смо­лен­ска от Кие­ва и окон­ча­тель­ное тер­ри­тори­аль­ное оформ­ле­ние Смо­лен­ской зем­ли, про­сти­рав­шей­ся от вер­ховь­ев рек Сож и Днепр на юге до ме­ж­ду­ре­чья За­пад­ной Дви­ны и Ло­ва­ти на се­ве­ре, за­хва­ты­вая на вос­то­ке «вя­тич­ский клин» ме­ж­ду вер­ховь­я­ми рек Мо­ск­ва и Ока. Яд­ро Смо­лен­ской зем­ли – об­ласть во­ло­ков ме­ж­ду ре­ка­ми Ло­вать, За­пад­ная Дви­на и Днепр – яв­ля­лось клю­че­вым уча­ст­ком на пу­ти «из ва­ряг в гре­ки». О тер­ри­то­рии и по­дат­ных цен­трах Смо­лен­ской зем­ли в 1-й пол. 12 в. на­гляд­ное пред­став­ле­ние да­ёт уни­каль­ный до­ку­мент – Ус­тав кня­зя Рос­ти­сла­ва Смо­лен­ской епи­ско­пии (1136). Рос­ти­слав не при­ни­мал ак­тив­но­го уча­стия в борь­бе за Ки­ев, раз­вер­нув­шей­ся ме­ж­ду его бра­том Изя­сла­вом и Юри­ем Дол­го­ру­ким в 1149–54, но че­рез два го­да по­сле смер­ти Юрия, в 1159, ушёл на ки­ев­ский стол, ос­та­вив в Смо­лен­ске сво­его стар­ше­го сы­на Ро­ма­на. Дру­гие Рос­ти­сла­ви­чи (Рю­рик, Да­выд, Мсти­слав; Свя­то­слав Рос­ти­сла­вич в это вре­мя дер­жал Нов­го­род) в ки­ев­ское кня­же­ние их от­ца по­лу­чи­ли сто­лы в Ки­ев­ской зем­ле, ко­то­рые удер­жа­ли и по­сле смер­ти Рос­ти­сла­ва в 1167. Сло­жил­ся ус­той­чи­вый ком­плекс вла­де­ний кня­зей смо­лен­ско­го до­ма к за­па­ду и се­ве­ро-за­па­ду от Кие­ва со сто­ла­ми в Бел­го­ро­де, Вы­шго­ро­де и Ов­ру­че. Его ста­биль­ность объ­яс­ня­лась, оче­вид­но, тем, что стар­шие Рос­ти­сла­ви­чи, а поз­же и их по­том­ст­во, ес­ли не за­ни­ма­ли ки­ев­ско­го сто­ла, то все­гда бы­ли од­ни­ми из глав­ных пре­тен­ден­тов на не­го. Склон­ность Рос­ти­сла­ви­чей к за­ня­тию сто­лов вне Смо­лен­ской зем­ли, столь от­ли­чав­шая их от пред­ста­ви­те­лей дру­гих вет­вей древ­не­рус­ско­го кня­же­ско­го ро­да, про­яви­лась и во вре­мен­ном вла­де­нии во 2-й пол. 12 в. по­гра­нич­ной со Смо­лен­ском по­лоц­кой во­ло­стью – Ви­теб­ском. Спус­тя ко­рот­кое вре­мя по­сле смер­ти ок. 1210 ки­ев­ско­го кня­зя Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча смо­лен­ские кня­зья сно­ва и на­дол­го за­вла­де­ли ки­ев­ским сто­лом (Мсти­слав Ро­ма­но­вич в 1212–23, Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич в 1223–35). В ки­ев­ское кня­же­ние Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча смо­лен­ские кня­зья удер­жи­ва­ли кон­троль над Нов­го­ро­дом (до 1221), а в 1220-х гг. им уда­лось за­хва­тить По­лоцк. Вслед­ст­вие вы­ше­ска­зан­но­го, в Смо­лен­ской зем­ле, в от­ли­чие от дру­гих зе­мель Древ­не­рус­ско­го гос-ва (за спе­ци­фи­че­ским ис­клю­че­ни­ем Нов­го­ро­да), прак­ти­че­ски не про­сле­жи­ва­ет­ся об­ра­зо­ва­ние удель­ных во­лос­тей. Эпи­зо­ди­че­ски за­ни­мал­ся толь­ко удель­ный стол в То­роп­це. Да­же бу­ду­чи уже кня­зем смо­лен­ским (1180–97), Да­выд Рос­ти­сла­вич по­са­дил сво­его вы­ве­ден­но­го в 1187 из Нов­го­ро­да сы­на Мсти­сла­ва не в Смо­лен­ской зем­ле, а в ки­ев­ском Вы­шго­ро­де.

Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ская зем­ля сло­жи­лась на ос­но­ве рос­тов­ской «от­чи­ны» Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха. По­след­няя на ру­бе­же 11–12 вв. об­ни­ма­ла зем­ли Вол­го-Клязь­мин­ско­го ме­ж­ду­ре­чья с го­ро­да­ми Рос­тов и Суз­даль, а так­же рас­по­ло­жен­ное се­вер­нее Бе­ло­зе­рье. Ок. 1110–15 она дос­та­лась Юрию Дол­го­руко­му, в те­че­ние поч­ти по­лу­ве­ко­во­го прав­ле­ния ко­то­ро­го и офор­ми­лась в ка­че­ст­ве са­мо­стоя­тель­ной зем­ли. Бы­ст­рый подъ­ём Рос­то­во-Суз­даль­ско­го края при Юрии был след­ст­ви­ем гео­по­ли­ти­че­ских вы­год его по­ло­же­ния: бла­го­да­ря Вол­ге он был не­по­сред­ст­вен­но при­час­тен к тор­гов­ле с бо­га­тым Вос­то­ком, пло­до­род­ное Суз­даль­ское опо­лье слу­жи­ло на­дёж­ным аг­рар­ным ба­зи­сом, а вя­тич­ские и му­ром­ские ле­са пре­гра­ж­да­ли путь по­ло­вец­ким на­бе­гам. Юрий сде­лал сво­им столь­ным го­ро­дом Суз­даль (ви­ди­мо, как и его пре­ем­ни­ки, тя­го­тясь опе­кой ста­ро­го рос­тов­ско­го бо­яр­ст­ва) и рас­ши­рил тер­ри­то­рию кня­жест­ва за счёт ос­вое­ния твер­ско­го По­вол­жья и бас­сей­на р. Мо­ск­ва, на­чав так­же про­дви­же­ние за р. Вол­га – в бу­ду­щий Га­лич­ско-Ко­ст­ром­ской край. Всту­пив в 1149 в борь­бу за Ки­ев, Юрий на­чал раз­да­вать сво­им сы­новь­ям во­лос­ти на юге Ру­си, пре­ж­де все­го в Ки­ев­ской зем­ле (Ан­д­рею – Вы­шго­род, Бо­ри­су – Бел­го­род, Рос­ти­сла­ву, а за­тем Гле­бу – Пе­ре­яс­лавль, Ва­силь­ку – По­ро­сье с Тор­че­ском), но ни один из них, кро­ме Гле­ба Пе­ре­яс­лав­ско­го, впо­след­ст­вии там не удер­жал­ся. Бо­лее то­го, Ан­д­рей в 1155 са­мо­воль­но по­ки­нул Выш­го­род и вер­нул­ся в свой удел (ве­ро­ят­но, во Вла­ди­мир), пред­вос­хи­тив осн. тен­ден­цию бу­ду­щей ки­ев­ской по­ли­ти­ки вла­ди­мир­ских кня­зей. Же­лая обес­пе­чить сво­ему по­том­ст­ву ре­шаю­щее влия­ние в Ки­ев­ской зем­ле, Юрий за­ве­щал суз­даль­ский стол сво­им млад­шим сы­новь­ям от вто­ро­го бра­ка – Ми­хал­ку и Все­во­ло­ду. Но его пла­ны раз­би­лись о свое­во­лие рос­тов­ско­го и суз­даль­ско­го ве­ча, при­гла­сив­ших на кня­же­ние Ан­д­рея (1157–74), ко­то­рый по сво­ей при­го­род­ной ре­зи­ден­ции Бо­го­лю­бо­ву близ Вла­ди­ми­ра позд­нее по­лу­чил про­зва­ние Бо­го­люб­ско­го. Ан­д­рей от­пра­вил в из­гна­ние тро­их млад­ших брать­ев (Ва­силь­ка, Ми­хал­ка, Все­во­ло­да), а так­же пле­мян­ни­ков – сы­но­вей сво­его стар­ше­го бра­та Рос­ти­сла­ва, умер­ше­го ещё при жиз­ни Юрия Дол­го­ру­ко­го. По­лу­чив стол бла­го­да­ря ве­чу, Ан­д­рей не тер­пел за­ви­си­мо­сти от не­го и по­то­му сде­лал глав­ным сто­лом Вла­ди­мир, чем по­ро­дил глу­бо­кий кон­фликт ме­ж­ду ста­ры­ми цен­тра­ми – Рос­то­вом и Суз­да­лем и но­вым – Вла­ди­ми­ром, ко­то­рый яр­ко об­на­ру­жил­ся по­сле убий­ст­ва Ан­д­рея в 1174. Рос­тов­цы и суз­даль­цы при­зва­ли на стол Мсти­сла­ва и Яро­пол­ка, сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Юрь­е­ви­ча, то­гда как вла­ди­мир­цы стоя­ли за млад­ших Юрь­е­ви­чей – Ми­хал­ка и Все­во­ло­да. Про­ти­во­бор­ст­во за­кон­чи­лось в поль­зу по­след­них, и на вла­ди­мир­ском сто­ле (по­сле ско­рой смер­ти Ми­хал­ка) на­дол­го во­кня­жил­ся Все­во­лод Боль­шое Гнез­до (1176–1212). Прав­ле­ние Все­во­ло­да – эпо­ха рас­цве­та Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли, князь ко­то­рой был ав­то­ри­те­том для всей Ру­си. В то же вре­мя ес­ли Ан­д­рей Бо­го­люб­ский, ос­та­ва­ясь во Вла­ди­ми­ре, ещё пы­тал­ся пря­мо дик­то­вать свою во­лю юж­но­рус­ским князь­ям, то Все­во­лод пред­по­чи­тал ог­ра­ни­чи­вать­ся про­стым при­зна­ни­ем с их сто­ро­ны сво­его ста­рей­шин­ст­ва.

По­сле меж­до­усо­бия Все­во­ло­до­ви­чей (1212–16) и ко­рот­ко­го прав­ле­ния Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча (1216–18) на­сту­пил период дли­тель­ной ста­биль­но­сти в прав­ле­ние Юрия Все­во­ло­до­ви­ча (1218–38). Для Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли ха­рак­тер­но ин­тен­сив­ное об­ра­зо­ва­ние удель­ных кня­жеств мно­го­чис­лен­ных Все­во­ло­до­ви­чей и их по­том­ков. На­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия та­ких удель­ных сто­лов бы­ло уже не ме­нее пя­ти (Рос­тов, Пе­ре­яс­лавль, Юрь­ев, Яро­славль, Уг­лич), и они бы­ст­ро пре­вра­ща­лись в от­чи­ны. В даль­ней­шем это дроб­ле­ние толь­ко про­грес­си­ро­ва­ло. При сдер­жан­ном ин­те­ре­се к де­лам на юге вла­ди­мир­ские кня­зья на­прав­ля­ли боль­шие уси­лия на ус­та­нов­ле­ние кон­тро­ля над Нов­го­ро­дом и на борь­бу с Волж­ско-Кам­ской Бул­га­ри­ей. Уже к по­след­ней четв. 12 в. офор­ми­лось сов­ла­де­ние Вла­ди­ми­ра и Нов­го­ро­да в клю­че­вом пунк­те на юге Нов­го­род­ской зем­ли – Торж­ке, что да­ва­ло Вла­ди­ми­ру мощ­ный ры­чаг влия­ния на Нов­го­род, т. к. имен­но че­рез Тор­жок шёл с юга столь не­об­хо­ди­мый для Нов­го­ро­да хлеб. Про­тив Волж­ско-Кам­ской Бул­га­рии бы­ли на­прав­ле­ны по­хо­ды в 1120 при Юрии Дол­го­ру­ком, в 1164 и зи­мой 1171–72 при Ан­д­рее Бо­го­люб­ском, гран­ди­оз­ный по­ход 1183 при Все­во­ло­де Боль­шое Гнез­до и по­ход 1220 при Юрии Все­воло­до­ви­че. Эти во­ен­ные дей­ст­вия со­про­во­ж­да­лись рас­ши­ре­ни­ем тер­ри­то­рии Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли вниз по Вол­ге (не позд­нее 1160-х гг. был ос­нован Го­ро­дец-Ра­ди­лов, в 1221 – Ниж­ний Нов­го­род), а так­же при­ве­де­ни­ем в вас­саль­ную за­ви­си­мость мор­дов­ских пле­мён.

Новгородская берестяная грамота.

Осо­бое ме­сто сре­ди древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний за­ни­ма­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Ок. 1090 в Нов­го­ро­де поя­вил­ся по­сад­ник из ме­ст­но­го бо­яр­ст­ва, с ко­то­рым кня­зю при­шлось так или ина­че де­лить власть. Ин­сти­тут по­сад­ни­че­ст­ва ук­ре­пил­ся при всту­п­ле­нии в 1117 на нов­го­род­ский стол вну­ка Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха – Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча, ко­то­рый пер­вым был вы­ну­ж­ден обу­сло­вить своё во­кня­же­ние до­го­во­ром с Нов­го­ро­дом. В 1136 нов­го­род­цы из­гна­ли Все­во­ло­да, и с тех пор из­бра­ние кня­зя окон­ча­тель­но ста­ло пре­ро­га­ти­вой ве­ча. Од­но­вре­мен­но вы­бор­ны­ми сде­ла­лись и нов­го­род­ские епи­ско­пы (со 2-й пол. 12 в. ар­хи­епи­ско­пы), ез­див­шие за­тем для по­став­ле­ния в Ки­ев к ми­тро­по­ли­ту. По­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы за­став­ля­ли Нов­го­род ис­кать се­бе ме­сто в об­ще­рус­ской по­ли­ти­ке, ла­ви­руя ме­ж­ду силь­ней­ши­ми князь­я­ми. В за­ви­си­мо­сти от си­туа­ции нов­го­род­цы ста­ра­лись по­лу­чить се­бе кня­зя ли­бо от вла­ди­мир­ских Юрь­е­ви­чей, ли­бо от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ли­бо (ре­же) от чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей. Во 2-й пол. 12 – 1-й четв. 13 вв. струк­ту­ра управ­ления Нов­го­ро­дом при­об­ре­ла тот вид, ко­то­рый в це­лом со­хра­нял­ся впо­след­ст­вии в по­ру не­за­ви­си­мо­сти: на­ря­ду с кня­зем, ком­пе­тен­ция ко­то­ро­го ог­ра­ни­чи­ва­лась во­ен­ны­ми во­про­са­ми и со­вме­ст­ным с по­сад­ни­ком су­дом, ве­че вы­би­ра­ло по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го, ар­хи­епи­ско­па. Влия­тель­ным сло­ем бы­ло ку­пе­че­ст­во, ор­га­ни­зо­ван­ное в са­мо­управ­ляв­шие­ся кор­по­ра­ции во гла­ве со ста­рос­та­ми. Та­кое влия­ние ку­пе­че­ст­ва объ­яс­ня­лось в пер­вую оче­редь ак­тив­ным уча­сти­ем Нов­горо­да в ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ле на Бал­ти­ке. Она ре­гу­ли­ро­ва­лась осо­бы­ми до­го­во­ра­ми (древ­ней­ший из чис­ла со­хра­нив­ших­ся да­ти­ру­ет­ся, ве­ро­ят­нее все­го, 1191/92). Кро­ме обыч­но­го для круп­ных древ­не­рус­ских го­ро­дов адм. де­ле­ния на 10 со­тен, Нов­го­род де­лил­ся на 5 кон­цов, а тер­ри­то­рия Нов­го­род­ской зем­ли в це­лом – на 5 пя­тин. Об­ще­го­су­дар­ст­вен­ные во­про­сы час­то ре­ша­лись на ве­че, в ко­то­ром, на­ря­ду с нов­го­род­ца­ми, уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли др. го­ро­дов Нов­го­род­ской зем­ли: Пско­ва, Ла­до­ги, Ру­сы (совр. Ста­рая Рус­са). В 11 в. на­ча­лось про­ник­но­ве­ние нов­го­род­ских да­ней на се­ве­ро-вос­ток – в рай­он Онеж­ско­го оз. и Под­ви­нья (За­во­ло­чья). Не позд­нее 1-й четв. 12 в. эти зем­ли бы­ли ох­ва­че­ны сис­те­мой нов­го­род­ских по­гос­тов, о чём да­ёт пред­став­ле­ние Ус­тав кня­зя Свя­то­сла­ва Ольговича Нов­го­род­ской епи­ско­пии (1136). В 1-й пол. 11 в. власть Ру­си ус­та­но­ви­лась в об­лас­ти эс­тов к за­па­ду от Чуд­ско­го оз., где в 1030 Яро­слав Муд­рый ос­но­вал г. Юрь­ев (ны­не Тар­ту), но эти вла­де­ния, унас­ле­до­ван­ные Нов­го­ро­дом, бы­ли ут­ра­че­ны с на­ча­лом в 1190-х гг. экс­пан­сии Ли­вон­ско­го ор­де­на и Да­нии в Вос­точ­ной При­бал­ти­ке. Ве­ро­ят­но, од­но­вре­мен­но с зем­ля­ми эс­тов бы­ли ос­вое­ны об­лас­ти во­ди и ижо­ры на юж. бе­ре­гу Фин­ско­го зал., а так­же ка­рел во­круг Ла­дож­ско­го оз. В даль­ней­шем дан­ни­че­ская за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да рас­про­стра­ни­лась на фин­ские пле­ме­на еми на сев. по­бе­ре­жье Фин­ско­го зал., а не позд­нее ру­бе­жа 12–13 вв. – на фин­нов Тер­ско­го бе­ре­га (Бе­ло­мор­ско­го по­бе­ре­жья Коль­ско­го п-ова), но в сер. 12 в. зем­лю еми за­хва­ти­ла Шве­ция. Нов­го­род­ско-швед­ский кон­фликт был дли­тель­ным, при­ни­мая по­рой фор­му даль­них по­хо­дов: шве­дов на Ла­до­гу в 1164, под­вла­ст­ных Нов­го­ро­ду ка­рел на Сиг­ту­ну, ко­то­рая бы­ла взя­та и раз­граб­ле­на в 1187.

Ки­ев­ская зем­ля, как и Нов­го­род­ская, стоя­ла в сис­те­ме древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний особ­ня­ком. Тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о Кие­ве как о вла­де­нии кня­же­ско­го ро­да в це­лом, вы­ра­жав­шее­ся в по­оче­рёд­ном за­ме­ще­нии ки­ев­ско­го сто­ла князь­я­ми из раз­ных вет­вей в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва и «от­чин­но­сти», не по­зво­ли­ло сто­ли­це Ру­си стать соб­ст­вен­но­стью ка­кой-то от­дель­ной ди­на­стии. Ки­ев пре­вра­щал­ся в яб­ло­ко раз­до­ра ме­ж­ду про­ти­во­бор­ст­во­вав­ши­ми груп­пи­ров­ка­ми кня­зей, и вла­де­ние им дос­ти­га­лось толь­ко це­ной бо­лее или ме­нее су­ще­ст­вен­ных тер­ри­то­ри­аль­ных ком­про­мис­сов. В ре­зуль­та­те Ки­ев­ская зем­ля в 1170-х гг. ут­ра­ти­ла Бе­ре­стей­скую во­лость, дос­тав­шую­ся сы­новь­ям во­лын­ско­го кня­зя Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча, и во­лость По­го­ри­ну (в вер­ховь­ях р. Го­рынь с цен­тром в До­ро­го­бу­же), где во­кня­жи­лись сы­но­вья бра­та Мсти­сла­ва – Яро­сла­ва Изя­сла­ви­ча Луц­ко­го. При­мер­но тог­да же обо­со­би­лась Ту­ров­ская зем­ля. Од­на­ко Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля про­дол­жа­ли пред­став­лять со­бой по­ли­ти­че­ский ор­га­низм, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го так или ина­че пе­ре­пле­та­лись и тем са­мым объ­е­ди­ня­лись ин­тере­сы поч­ти всех про­чих рус. зе­мель. Един­ст­во Ру­си про­дол­жа­ло жить не толь­ко как стерж­не­вая идея древ­не­рус­ско­го об­щест­вен­но­го соз­на­ния и ос­вя­щён­ное древ­но­стью ди­на­сти­че­ское пред­став­ле­ние, но во­пло­ща­лось и в кон­крет­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тах. Глав­ней­шим из них яв­ля­лась об­щая для всех рус. зе­мель Ки­ев­ская ми­тро­по­лия, пред­стоя­те­ли ко­то­рой вы­сту­па­ли ми­ро­твор­ца­ми в ме­ж­ду­кня­же­ских кон­флик­тах. Кро­ме то­го, тра­ди­ция об­ще­ро­до­во­го вла­де­ния Ру­сью от­ра­зи­лась в убе­ж­де­нии, что за­щи­та Юж­ной Ру­си, т. е. пре­ж­де все­го Ки­ев­щи­ны и Пе­ре­яс­лав­щи­ны, от по­ло­вец­кой уг­ро­зы бы­ла об­щим де­лом кня­зей всех зе­мель. Что­бы эф­фек­тив­нее «блю­сти Рус­скую зем­лю», кня­зья зе­мель име­ли пра­во пре­тен­до­вать на вла­де­ния («час­ти» или «при­час­тия») в этой «Рус­ской зем­ле». Хо­тя ос­та­ёт­ся не­яс­ным, на­сколь­ко сис­те­ма­ти­че­ски про­во­ди­лась в жизнь прак­ти­ка «при­час­тий», её зна­че­ние как ин­сти­ту­та, во­пло­щав­ше­го идею об­ще­рус­ско­го един­ст­ва, бес­спор­но. По­хо­ды про­тив по­лов­цев бы­ва­ли, как пра­ви­ло, пред­при­ятия­ми кол­лек­тив­ны­ми. Так, в по­хо­де 1183 в от­вет на во­зоб­но­вив­шие­ся по­ло­вец­кие на­бе­ги уча­ст­во­ва­ли, кро­ме ки­ев­ских, смо­лен­ские, во­лын­ские и га­лиц­кие пол­ки. Прак­ти­че­ски об­ще­рус­ским был и за­кон­чив­ший­ся ка­та­ст­ро­фи­че­ским по­ра­же­ни­ем на р. Кал­ка по­ход про­тив мон­го­лов (1223). Яр­ким сви­де­тель­ст­вом жи­во­го чув­ст­ва един­ст­ва боль­шой Ру­си от «угор» (Венг­рии) и до «Ды­шю­че­го мо­ря» (Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок.) мо­жет слу­жить «Сло­во о по­ги­бе­ли Рус­ской зем­ли», соз­дан­ное сра­зу по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия.

Ис­точн.: Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. СПб.; Л.; М., 1841–2004–. Т. 1–43–; Прав­да Рус­ская. М.; Л., 1940–1963. Т. 1–3; По­весть вре­мен­ных лет. М.; Л., 1950. Ч. 1–2; Древ­няя Русь: Го­род, за­мок, се­ло. М., 1985; Древ­няя Русь: Быт и куль­ту­ра. М., 1997.

Лит.: Шах­ма­тов А. А. Ра­зы­ска­ния о древ­ней­ших рус­ских ле­то­пис­ных сво­дах. СПб., 1908; На­со­нов А. Н. «Рус­ская зем­ля» и об­ра­зо­ва­ние тер­ри­то­рии древ­не­рус­ско­го го­су­дар­ст­ва. М., 1951; Гре­ков Б. Д. Ки­ев­ская Русь. М., 1953; Очер­ки ис­то­рии СССР. Пе­ри­од фео­да­лиз­ма. IX – XV вв. М., 1953. Ч. 1: IX – XIII вв.; Ти­хо­ми­ров М. Н. Древ­не­рус­ские го­ро­да. 2-е изд. М., 1956; Та­ти­щев В. Н. Ис­то­рия Рос­сий­ская. М.; Л., 1962–1968. Т. 1–7; Па­шу­то В. Т. Внеш­няя по­ли­ти­ка Древ­ней Ру­си. М., 1968; Древ­не­рус­ские кня­же­ст­ва X–XIII вв. М., 1975; Се­дов В. В. Вос­точ­ные сла­вя­не в VI–XIII вв. М., 1982; он же. Древ­не­рус­ская на­род­ность: Ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние. М., 1999; Сверд­лов М. Б. Ге­не­зис и струк­ту­ра фео­даль­но­го об­ще­ст­ва в Древ­ней Ру­си. Л., 1983; Клю­чев­ский В. О. Соч.: В 9 т. М., 1987–1989. Т. 1–5: Курс рус­ской ис­то­рии; Ка­рам­зин Н. М. Ис­то­рия го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го. М., 1988–1989. Кн. 1–4; Со­ловь­ев С. М. Ис­то­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мён // Соч.: В 18 кн. М., 1988–1995. Кн. 1–15; Ща­пов Я. Н. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь Древ­ней Ру­си X–XIII вв. М., 1989; Гру­шевсь­кий М. С. Історія України–Ру­си. Київ, 1991. Т. 1–2; Пре­сня­ков А. Е. Кня­жое пра­во в Древ­ней Ру­си. Лек­ции по рус­ской ис­то­рии. М., 1993; Ры­ба­ков Б. А. Ки­ев­ская Русь и рус­ские кня­же­ст­ва XII–XIII вв. М., 1993; Фроя­нов И. Я. Древ­няя Русь: Опыт ис­сле­до­ва­ния ис­то­рии со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской борь­бы. М.; СПб., 1995; Лю­бав­ский М. К. Об­зор ис­то­рии рус­ской ко­ло­ни­за­ции с древ­ней­ших вре­мен и до XX ве­ка. М., 1996; Из ис­то­рии рус­ской куль­ту­ры: [Сб.]. М., 2000. Т. 1: Древ­няя Русь/Сост. В. Я. Пет­ру­хин; Франк­лин С., Ше­пард Д. На­ча­ло Ру­си, 750–1200. СПб., 2000; На­за­рен­ко А. В. Древ­няя Русь на ме­ж­ду­на­род­ных пу­тях: Меж­дис­ци­п­ли­нар­ные очер­ки куль­тур­ных, тор­го­вых, по­ли­ти­че­ских свя­зей IX–XII вв. М., 2001.

А. В. На­за­рен­ко.

Монгольское нашествие и установление ига

К кон. 12 в. в сте­пях Цен­траль­ной Азии сло­жи­лось гос. об­ра­зо­ва­ние ко­че­вых на­ро­дов, во гла­ве ко­то­ро­го встал пред­во­ди­тель пле­ме­ни мон­го­лов Чин­гис­хан (Те­му­чин). В 1-й тре­ти 13 в. он пред­при­нял ряд за­вое­ва­тель­ных по­хо­дов, за­вер­шив­ших­ся по­ко­ре­ни­ем Юж­ной Си­би­ри, Се­вер­но­го Ки­тая, Ти­бе­та, Сред­ней Азии и Пер­сии. В 1235 на ку­рул­тае (съез­де) мон­голь­ских ха­нов, по­том­ков Чин­гис­ха­на, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о по­хо­де для за­вое­ва­ния Ев­ро­пы. Во гла­ве вой­ска встал внук Чин­гис­ха­на Ба­тый. В 1236 мон­го­лы раз­гро­ми­ли Волж­ско-Кам­скую Бул­га­рию и вплот­ную по­до­шли к вост. ру­бе­жам Ру­си.

«Монголо-татары угоняют пленных из Галицко-Волынской Руси». Миниатюра из венгерской летописи. 1488.

В кон. 1237 Ба­тый вторг­ся в Ря­зан­скую зем­лю. По­сле упор­но­го со­про­тив­ле­ния па­ла Ря­зань, за­тем у Ко­лом­ны бы­ло раз­би­то вой­ско, по­слан­ное ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Юри­ем Все­во­ло­до­ви­чем. Впо­след­ст­вии бы­ла за­хва­че­на Мо­ск­ва, в на­ча­ле фев­ра­ля 1238 – Вла­ди­мир. За­тем вой­ско Ба­тыя раз­де­ли­лось на несколько час­тей: бы­ли ра­зоре­ны Суз­даль, Пе­ре­яс­лавль, Рос­тов, Яро­славль и мно­гие другие го­ро­да. Ве­ли­кий князь Юрий Все­во­ло­до­вич, по­пы­тав­ший­ся со­брать вой­ска для про­тиво­дей­ст­вия за­вое­ва­те­лям, был раз­бит и по­гиб в бит­ве на р. Сить 4.3.1238. Мон­голь­ские вой­ска всту­пи­ли на тер­ри­то­рию Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и по­сле двух­не­дель­ной оса­ды за­хва­ти­ли Тор­жок. До са­мо­го Нов­го­ро­да они, од­на­ко, не дош­ли и с на­сту­п­ле­ни­ем вес­ны по­вер­ну­ли на юг. Бы­ли ра­зо­ре­ны вост. об­лас­ти Смо­лен­ской и Чер­ни­гов­ской зе­мель (в Чер­ни­гов­ской зем­ле про­сла­вил­ся се­ми­не­дель­ной обо­ро­ной г. Ко­зельск). За­тем Ба­тый вер­нул­ся в при­волж­ские сте­пи.

В 1239 его вой­ска во­зоб­но­ви­ли дей­ст­вия в русских зем­лях: на юге бы­ли за­хва­че­ны Пе­ре­яс­лавль и Чер­ни­гов, на се­ве­ро-вос­то­ке – Му­ром и Го­ро­хо­вец. Осе­нью 1240 Ба­тый на­чал глав­ный по­ход – в Цен­траль­ную Ев­ро­пу че­рез Юж­ную Русь. Кня­зья Юж­ной Ру­си, за­ня­тые меж­до­усоб­ной борь­бой, не смог­ли ока­зать ор­га­ни­зо­ван­но­го со­про­тив­ле­ния. По­сле дли­тель­ной оса­ды пал Ки­ев, за­тем бы­ли ра­зо­ре­ны Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское и Га­лиц­кое кня­же­ст­ва, по­сле че­го мон­го­лы вторг­лись в Венг­рию и Поль­шу.

Русские княжества и земли в 13 веке. Нашествие монголо-татар.

Од­но­вре­мен­но с дей­ст­вия­ми мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей обо­ст­ри­лась си­туа­ция на сев.-зап. ру­бе­жах рус. зе­мель. Ле­том 1240 шве­ды (ра­нее, в 1-й тре­ти 13 в., за­вое­вав­шие юго-зап. Фин­лян­дию) по­пы­та­лись ук­ре­пить­ся в устье Не­вы, при­над­ле­жав­шем Нов­го­ро­ду. В ре­зуль­та­те ре­ши­тель­ных дей­ст­вий нов­го­род­ско­го кня­зя Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча (сы­на Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, став­ше­го ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским по­сле ги­бе­ли его бра­та Юрия в 1238 на р. Сить) они бы­ли раз­би­ты в Нев­ской бит­ве 15.7.1240. В кон­це 1240 в Нов­го­род­скую зем­лю с за­па­да вторг­лись нем. ры­ца­ри Ли­вон­ско­го ор­де­на. Им уда­лось за­хва­тить Псков. В 1241 – нач. 1242 Алек­сандр Нев­ский су­мел из­гнать ор­ден­ские от­ря­ды из нов­го­род­ских вла­де­ний, за­тем пе­ре­нёс во­ен­ные дей­ст­вия на тер­ри­то­рию Ор­де­на, а 5.4.1242 на­нёс кре­сто­нос­цам по­ра­же­ние в ре­шаю­щей бит­ве на льду Чуд­ско­го оз. (т. н. Ле­до­вое по­бои­ще).

Тем вре­ме­нем вой­ска Ба­тыя, ра­зо­рив­шие Поль­шу, Венг­рию, часть Че­хии и Дал­ма­цию, вес­ной 1242, по­сле по­лу­че­ния из­вес­тия о смер­ти в Мон­го­лии ве­ли­ко­го ха­на Уге­дея, по­вер­ну­ли на­зад и воз­вра­ти­лись в Ниж­нее По­вол­жье. Оно ста­ло цен­тром зап. улу­са Мон­голь­ской им­пе­рии – т. н. Улу­са Джу­чи (по име­ни от­ца Ба­тыя), или Зо­ло­той Ор­ды (в рус. ис­точ­ни­ках Ор­да). В те­че­ние 1240– 1250-х гг. за­вое­ва­те­ли пред­при­ня­ли ряд мер, офор­мив­ших за­ви­си­мость рус. зе­мель от мон­голь­ских ха­нов. До 1260-х гг. вер­хов­ны­ми сю­зе­ре­на­ми Ру­си счи­та­лись ве­ли­кие ха­ны в Ка­ра­ко­ру­ме (сто­ли­це Мон­голь­ской им­пе­рии). В 1260-х гг. Зо­ло­тая Ор­да ста­ла пол­но­стью са­мо­стоя­тель­ным го­су­дар­ст­вом и рус. кня­же­ст­ва ос­та­лись в за­ви­си­мо­сти толь­ко от неё. За­ви­си­мость вы­ра­жа­лась в пра­ве ор­дын­ских ха­нов ут­вер­ждать рус. кня­зей на их сто­лах пу­тём вы­да­чи гра­мот (яр­лы­ков) на кня­же­ния, взи­ма­нии с рус. зе­мель да­ни («вы­хо­да») и др. по­да­тей; рус. кня­зья бы­ли обя­за­ны так­же пре­дос­тав­лять Ор­де во­ен­ную по­мощь. Пра­ви­те­ли Ор­ды име­но­ва­лись на Ру­си «ца­ря­ми» – выс­шим, по то­гдаш­ним пред­став­ле­ни­ям, ти­ту­лом, со­от­вет­ст­во­вав­шим за­пад­но­му imperator (в до­мон­голь­ский пе­ри­од он при­ла­гал­ся в рус. ис­точ­ни­ках толь­ко к им­пе­ра­то­рам Ви­зан­тии и Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии).

Наи­бо­лее серь­ёз­ны­ми по­след­ст­вия­ми мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия ста­ли ра­зо­ре­ние рус. зе­мель и сис­те­ма­ти­че­ское вы­ка­чи­ва­ние из стра­ны ма­те­ри­аль­ных средств в ви­де да­ни и др. по­бо­ров. Лишь в 14 в. во­зоб­но­ви­лось раз­ви­тие сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, ре­мес­ла, ка­мен­но­го строи­тель­ст­ва. Ре­зуль­та­том на­ше­ст­вия яви­лось ос­лаб­ле­ние по­ли­ти­че­ских свя­зей ме­ж­ду рус. зем­ля­ми. За­вое­ва­те­ли стре­ми­лись вос­пре­пят­ст­во­вать кон­со­ли­да­ции рус. зе­мель пу­тём про­ти­во­пос­тав­ле­ния од­них кня­жеств дру­гим и их вза­им­но­го ос­лаб­ле­ния. Ино­гда ха­ны шли в этих це­лях на из­ме­не­ние тер­ри­то­ри­аль­но-по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры на Ру­си: мог­ли пе­ре­дать кня­же­ст­во из со­ста­ва од­ной зем­ли в дру­гую, по­де­лить тер­ри­то­рию кня­же­ст­ва, сфор­ми­ро­вать но­вое.

Развитие русских земель после монгольского нашествия

Ки­ев­ское княже­ст­во по­сле на­ше­ст­вия ут­ра­ти­ло преж­нее зна­че­ние. Ки­ев пе­ре­стал быть объ­ек­том борь­бы кня­зей. Власть над ним Ба­тый в 1243 пе­ре­дал ве­ли­ко­му кня­зю вла­ди­мир­ско­му Яро­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу (1238–46), при­знан­но­му ха­ном «ста­рей­шим» сре­ди всех рус. кня­зей. В 1249 в Ка­ра­ко­ру­ме ки­ев­ский стол по­лу­чил его сын Алек­сандр Нев­ский, но он не по­ехал кня­жить в Ки­ев, а пред­по­чёл объ­е­ди­нить под сво­ей вла­стью нов­го­род­ское и вла­ди­мир­ское кня­же­ния (1252). Т. о., князь, при­знан­ный мон­го­ла­ми глав­ным на Ру­си, вы­брал в ка­че­ст­ве сво­ей сто­ли­цы не Ки­ев, а Вла­ди­мир на Клязь­ме. В 1299 ми­тро­по­лит Мак­сим ушёл из Кие­ва во Вла­ди­мир, и Ки­ев ли­шил­ся по­след­не­го ат­ри­бу­та об­ще­рус­ской сто­ли­цы (в кон. 13 – 1-й пол. 14 вв. там кня­жи­ли ма­ло­зна­чи­тель­ные юж­но­рус­ские кня­зья). В 1320-х гг. Ки­ев­ская зем­ля по­па­ла в за­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и в нач. 1360-х гг. во­шла в его со­став.

В Чер­ни­гов­ской зем­ле по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия уси­ли­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, фор­ми­ро­ва­лись кня­же­ст­ва – Брян­ское, Ка­ра­чев­ское, Та­рус­ское, Но­во­силь­ское, Рыль­ское, в ка­ж­дом из ко­то­рых за­кре­п­лялась своя ли­ния кня­же­ской вет­ви Оль­го­ви­чей. С 1260-х гг. силь­ней­шим ста­ло Брян­ское кня­же­ст­во, чей князь Ро­ман Ми­хай­ло­вич (ум. ок. 1290), сын каз­нён­но­го в 1246 Ба­ты­ем в Ор­де Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го, за­ни­мал од­но­вре­мен­но и чер­ни­гов­ский стол. Он ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ли­тов­ским на­бе­гам. Но воз­мож­ность объ­е­ди­не­ния кня­жеств Юго-Вос­точ­ной Ру­си под эги­дой Брян­ска бы­ла вско­ре ут­ра­че­на. В кон. 13 в. Брян­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло (ви­ди­мо, не без уча­стия Ор­ды) под власть смо­лен­ских кня­зей. Чер­ни­гов­ское кня­же­ние не за­кре­пи­лось ни за од­ной кня­же­ской ли­ни­ей, хо­тя и в 14 в. су­ще­ст­во­вал ти­тул ве­ли­ко­го кня­зя чер­ни­гов­ско­го, но­ми­наль­но счи­тав­ше­го­ся вер­хов­ным гла­вой всей зем­ли. В 1-й пол. 14 в. на Чер­ни­гов­щи­не уси­ли­ва­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, в 1360–70-х гг. боль­шей её ча­стью за­вла­дел ве­ли­кий князь ли­тов­ский Оль­герд, по­сле че­го кня­же­ские сто­лы Чер­ни­гов­ской зем­ли бы­ли роз­да­ны его род­ст­вен­ни­кам. Толь­ко в её се­вер­ной, верх­не­ок­ской час­ти со­хра­ни­лись кня­же­ст­ва под управ­ле­ни­ем кня­зей из ро­да чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей (Ко­зель­ское, Но­во­силь­ско-Одо­ев­ское, Та­рус­ско-Обо­лен­ское), став­шие объ­ек­том дли­тель­ной борь­бы ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ством Ли­то­вским и Мо­сков­ским ве­ли­ким кня­жест­вом.

Га­лиц­ко-Во­лын­ская зем­ля су­ме­ла из­бе­жать зна­чи­тель­но­го по­ли­ти­че­ско­го дроб­ле­ния. В 1250-х гг. га­лиц­кий князь Да­ни­ил Ро­ма­но­вич не при­зна­вал вла­сти Ор­ды и неск. лет ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ор­дын­ско­му на­тис­ку. В 1254, рас­счи­ты­вая на по­мощь ка­то­ли­че­ской Ев­ро­пы про­тив та­тар (так на­зы­ва­ли мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей в Ев­ро­пе), он при­нял от па­пы Рим­ско­го Ин­но­кен­тия IV ко­ро­лев­ский ти­тул. Но в кон. 1250-х гг. га­лиц­ко­му кня­зю всё же при­шлось при­знать за­ви­си­мость от ха­на. По­сле это­го сло­жи­лась прак­ти­ка вы­ну­ж­ден­но­го уча­стия га­лиц­ко-во­лын­ских войск в ор­дын­ских по­хо­дах на со­сед­ние стра­ны – Лит­ву, Поль­шу, Венг­рию. По­том­ки Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча кня­жи­ли в Га­лиц­ко-Во­лын­ской зем­ле до 1323. В 1-й пол. 14 в. уси­ли­лось дав­ле­ние на неё со сто­ро­ны со­сед­них Лит­вы, Поль­ши и Венг­рии. По­сле пре­кра­ще­ния ме­ст­ной ди­на­стии на­ча­лась борь­ба за Га­лиц­ко-Во­лын­скую Русь, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в сер. 14 в. Га­лиц­кая зем­ля ото­шла к Поль­ско­му ко­ро­лев­ст­ву, а Во­лынь – к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

В Смо­лен­ской зем­ле удель­ные кня­жест­ва (Вя­зем­ское, То­ро­пец­кое, Мо­жай­ское, Ржев­ское) ос­та­ва­лись, как пра­ви­ло, под кон­тро­лем смо­лен­ско­го кня­зя. Тер­ри­то­рия зем­ли рас­ши­ри­лась в кон. 13 в. бла­го­да­ря при­об­ре­те­нию Брян­ско­го кня­же­ст­ва. Тем не ме­нее по­ли­ти­че­ское зна­че­ние Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва по­степен­но умень­ша­лось. Уже в сер. 13 в. смо­лен­ские кня­зья при­зна­ва­ли вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских. Со 2-й пол. 13 в. по­сто­ян­ным фак­то­ром стал на­тиск на Смо­лен­скую зем­лю Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го. В 1330-х гг. смо­лен­ский князь Иван Алек­сан­д­ро­вич при­знал вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Ге­ди­ми­на. В 1350-х гг. часть тер­ри­то­рии Смо­лен­ской зем­ли бы­ла за­хва­че­на ли­тов­ца­ми. За­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го уси­ли­лась по­сле по­ра­же­ния, по­не­сён­но­го смо­лен­ски­ми князь­я­ми от ли­тов­ских войск в 1386. В 1395 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. В 1401 ме­ст­ный князь Юрий Свя­то­сла­вич при под­держ­ке Ря­за­ни вер­нул смо­лен­ское кня­же­ние, но в 1404 Ви­товт вновь за­хва­тил Смо­ленск и окон­ча­тель­но вклю­чил Смо­лен­скую зем­лю в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го.

В Нов­го­род­ской зем­ле во 2-й пол. 13– 14 вв. окон­ча­тель­но сло­жи­лась т. н. бо­яр­ская рес­пуб­ли­ка. Ре­аль­ную власть осу­ще­ст­в­ля­ло нов­го­род­ское бо­яр­ст­во во гла­ве с го­род­ским по­сад­ни­ком, ты­сяц­ким и ар­хи­епи­ско­пом. С сер. 14 в. ус­тано­ви­лась сис­те­ма кол­лек­тив­но­го по­сад­ни­че­ст­ва: эту долж­ность от­прав­ля­ли од­но­вре­мен­но пред­ста­ви­те­ли раз­ных го­род­ских кон­цов Нов­го­ро­да. Важ­ней­шие ре­ше­ния при­ни­ма­лись на ве­че – со­б­ра­нии го­ро­жан. При этом Нов­го­род с 1250-х гг. (со вре­ме­ни Алек­сан­д­ра Нев­ско­го) при­зна­вал сво­им сю­зе­ре­ном ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. Это по­зво­ля­ло из­бе­гать не­по­сред­ст­вен­ных от­но­ше­ний с Ор­дой и ис­поль­зо­вать во­ен­ные си­лы кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си для обо­ро­ны нов­го­род­ских гра­ниц от Ли­вон­ско­го ор­де­на, Шве­ции и Лит­вы. Нов­го­род­ское ку­пе­че­ст­во ве­ло ак­тив­ную внеш­нюю тор­гов­лю на Бал­ти­ке, в т. ч. с Ган­зей­ским сою­зом.

В 14 в. фак­ти­че­скую не­за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да при­об­ре­ла Псков­ская зем­ля, где скла­ды­ва­лась сход­ная с нов­го­род­ской фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­сти – бо­яр­ское прав­ле­ние при при­зна­нии вер­хов­ной вла­сти ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. При этом пско­ви­чи в те­че­ние 14 в. ко­ле­ба­лись в ори­ен­та­ции ме­ж­ду вла­ди­мир­ски­ми и ли­тов­ски­ми ве­ли­ки­ми князь­я­ми.

Ря­зан­ская зем­ля су­ме­ла со­хра­нить от­но­си­тель­ную са­мо­стоя­тель­ность, хо­тя с кон. 14 – нач. 15 вв. ря­зан­ские кня­зья ста­ли при­зна­вать по­ли­ти­че­ское ста­рей­шин­ст­во ве­ли­ких кня­зей мо­с­ков­ских. Наи­бо­лее ак­тив­ную по­ли­ти­че­скую роль Ря­зан­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло в прав­ле­ние кня­зя Оле­га Ива­но­ви­ча (1350– 1402), ко­то­рый стал ти­ту­ло­вать­ся «ве­ли­кий князь». В сер. 14 в. из ря­зан­ской вет­ви Рю­ри­ко­ви­чей вы­де­ли­лась ли­ния прон­ских кня­зей. Со­сед­няя с Ря­зан­ской не­боль­шая Му­ром­ская зем­ля са­мо­стоя­тель­ной ро­ли не иг­ра­ла. С сер. 14 в. му­ром­ские кня­зья по­па­ли под кон­троль мо­с­ков­ских, а в кон. 14 в. Му­ром­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло под власть Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва.

В По­лоц­кой зем­ле в сер. – 2-й пол. 13 в. вре­ме­на­ми пра­ви­ли кня­зья ли­товско­го про­ис­хо­ж­де­ния. Окон­ча­тель­но По­лоц­кое кня­же­ст­во во­шло в со­став Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в кон. 13 – нач. 14 вв. То­гда же под власть Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го по­па­ла Ту­ров­ская зем­ля, а в кон. 13 в. – т. н. Чёр­ная Русь (тер­ри­то­рия быв. Го­ро­ден­ско­го кня­же­ст­ва).

Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во по­сле на­ше­ст­вия Ба­тыя пе­ре­шло под не­по­сред­ст­вен­ную власть Ор­ды, а в 1360-х гг., как и Чер­ни­гов­ская зем­ля, бы­ло при­сое­ди­не­но к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

К ру­бе­жу 14–15 вв. преж­няя, уна­следо­ван­ная от до­мон­голь­ских вре­мён струк­ту­ра, ос­но­вой ко­то­рой бы­ли кня­же­ст­ва-зем­ли, управ­ляв­шие­ся оп­ре­де­лён­ны­ми вет­вя­ми ро­да Рю­ри­ко­ви­чей, уш­ла в про­шлое: ис­чез­ли с кар­ты та­кие государственные об­ра­зо­ва­ния, как Ки­ев­ская, Га­лиц­ко-Во­лын­ская, Чер­ни­гов­ская, Смо­лен­ская, Пе­ре­яс­лав­ская, По­лоц­кая, Ту­ров­ская, Му­ром­ская зем­ли. Боль­шая часть русских зе­мель ока­за­лась по­де­лён­ной ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Мо­с­ков­ским ве­ли­ким кня­же­ст­вом. Ос­таль­ные по­ли­ти­че­ские об­ра­зо­ва­ния ли­бо за­ви­се­ли от них (Нов­го­род­ская и Псков­ская зем­ли, Суз­даль­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское и часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва, др. часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го), ли­бо бы­ли не­срав­ни­мо сла­бее, хо­тя и фор­маль­но са­мо­стоя­тель­ны­ми (Твер­ское, Яро­слав­ское и Ря­зан­ское кня­же­ст­ва).

На боль­шей час­ти Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в гра­ни­цах нач. 15 в. про­жи­ва­ло вос­точ­но­сла­вян­ское пра­во­слав­ное на­се­ле­ние, и са­мо княжество име­но­ва­лось Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Рус­ским. Эт­ни­че­ские ли­тов­цы до кон. 14 в. ос­та­ва­лись в осн. языч­ни­ка­ми, но в сре­де ли­тов­ской зна­ти (в т. ч. пра­вив­шей ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей) рас­про­стра­ни­лось пра­во­сла­вие. В 1385 Ве­ли­кое кня­же­ст­во Ли­тов­ское за­клю­чи­ло унию с Поль­шей: ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ягай­ло взо­шёл на поль­ский пре­стол, ос­но­вав ди­на­стию Ягел­ло­нов (при этом до 1569 го­су­дар­ст­ва бы­ли свя­за­ны толь­ко лич­ной уни­ей). За ко­ро­на­ци­ей Ягай­ло по­сле­до­ва­ло кре­ще­ние ли­тов­цев в ка­то­ли­че­ст­во; в ре­зуль­та­те знать Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го ока­за­лась раз­де­лён­ной по ре­ли­ги­оз­но­му при­зна­ку на ка­то­ли­че­скую (пре­иму­ще­ст­вен­но ли­тов­скую) и пра­во­слав­ную (пре­иму­ще­ст­вен­но рус­скую).

С ис­чез­но­ве­ни­ем ста­рой по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры ухо­ди­ла в про­шлое и еди­ная эт­ни­че­ская общ­ность под на­зва­ни­ем «русь» (т. н. древ­не­рус­ская на­род­ность). На тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Восточ­ной и Се­ве­ро-За­пад­ной Ру­си на­ча­ла скла­ды­вать­ся рус­ская (ве­ли­ко­рус­ская) на­род­ность. На зем­лях, во­шед­ших в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и Поль­ши, – ук­ра­ин­ская и бе­ло­рус­ская на­род­но­сти. При этом эт­но­ним и по­ли­то­ним «Русь» про­дол­жал при­ме­нять­ся на всей вост.-сла­вян­ской тер­ри­то­рии. Ес­ли в до­мон­голь­ский пе­ри­од он обо­зна­чал ли­бо со­во­куп­ность рус. зе­мель в це­лом, ли­бо «Рус­скую зем­лю» в Сред­нем По­днеп­ро­вье (Ки­ев­ское, Пе­ре­я­слав­ское и часть Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва), то во 2-й пол. 13–14 вв. в раз­ных час­тях Ру­си обо­зна­чи­лась тен­ден­ция при­ла­гать это на­зва­ние к сво­ей зем­ле. В Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в 14 в. «Рус­ской зем­лёй» ста­ли на­зы­вать тер­ри­то­рии, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­лась власть ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го, т. е. Се­ве­ро-Вос­точ­ную Русь вме­сте с Нов­го­род­ской зем­лёй.

Возвышение Москвы

Се­ве­ро-Вос­точ­ная Русь (Суз­даль­ская зем­ля, Ве­ли­кое кня­же­ст­во Вла­ди­мир­ское) бы­ла от­но­си­тель­но позд­но ос­во­ен­ной зем­лёй, где со­хра­ня­лись воз­мож­но­сти как для внут­рен­ней, так и для внеш­ней (в сев.-вост. на­прав­ле­нии) ко­ло­ни­за­ции. Кня­зья Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си поч­ти не уча­ст­во­ва­ли в меж­до­усоб­ной вой­не на юге Ру­си на­ка­ну­не на­ше­ст­вия Ба­тыя, ко­то­рая зна­чи­тель­но ос­ла­би­ла чер­ни­гов­ских, смо­лен­ских и во­лын­ских кня­зей. До 2-й пол. 14 в., т. е. до вре­ме­ни, ко­гда ут­вер­ди­лась до­ми­ни­рую­щая роль Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, её гра­ни­цы не со­при­ка­са­лись не­по­сред­ст­вен­но с тер­ри­то­ри­ей Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го, осу­ще­ст­в­ляв­ше­го экс­пан­сию на рус. зем­ли, и толь­ко на ру­бе­же 14–15 вв., по­сле за­хва­та ве­ли­ки­ми князь­я­ми ли­тов­ски­ми Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва, у мо­с­ков­ских и ли­тов­ских вла­де­ний поя­ви­лась об­щая гра­ни­ца. Уси­ле­нию по­зи­ций ве­ли­ких вла­ди­мир­ских кня­зей спо­соб­ст­во­ва­ло и то, что в Ор­де имен­но они (Яро­слав Все­во­ло­до­вич в 1243, а за­тем Алек­сандр Нев­ский в 1249) бы­ли при­зна­ны «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. Бла­го­да­ря это­му Вла­ди­мир как бы за­мес­тил Ки­ев в ка­че­ст­ве но­ми­наль­ной об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Это под­кре­п­ля­лось пе­ре­не­се­ни­ем на ру­бе­же 13–14 вв. мес­та пре­бы­ва­ния ми­тро­по­ли­та, гла­вы рус. церк­ви, сна­ча­ла во Вла­ди­мир (1299), а за­тем в Мо­ск­ву (со 2-й четв. 14 в.). В си­лу на­зван­ных при­чин по­ло­же­ние Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в ор­дын­скую эпо­ху бы­ло бо­лее бла­го­при­ят­ным, чем у дру­гих рус. зе­мель.

Во 2-й пол. 13 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си сло­жи­лась сис­те­ма из не­сколь­ких кня­жеств, управ­ляв­ших­ся по­том­ка­ми Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. Это бы­ли кня­же­ст­ва Га­лиц­кое (со сто­ли­цей в Га­ли­че Мерь­ском), Го­ро­дец­кое, Дмит­ров­ское, Ко­ст­ром­ское, Мо­с­ков­ское (об­ра­зо­ва­лось в 1270-х гг.), Пе­ре­яс­лав­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское, Суз­даль­ское, Твер­ское, Уг­лиц­кое, Юрь­евское, Яро­слав­ское. По­ми­мо них, су­ще­ст­во­ва­ло глав­ное Ве­ли­кое кня­же­ст­во Влади­мир­ское, ко­то­рое по хан­ско­му яр­лы­ку по­лу­чал один из кня­зей удель­ных кня­жеств (со­хра­няя за со­бой при этом и «от­чин­ный» стол), что да­ва­ло ему пе­ре­вес над другими князь­я­ми. Со вре­мён Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1252– 1263) власть оче­ред­но­го ве­ли­ко­го кня­зя при­зна­ва­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Но­ми­наль­но ве­ли­кие кня­зья вла­ди­мир­ские про­дол­жа­ли счи­тать­ся «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. К ним ино­гда при­лагал­ся (воз­мож­но, уже со вре­мён Яросла­ва Все­во­ло­до­ви­ча и Алек­сан­д­ра Нев­ско­го и, бес­спор­но, с нач. 14 в.) ти­тул «ве­ли­кий князь всея Ру­си». По­сле Алек­сан­д­ра Нев­ско­го ве­ли­ки­ми князь­я­ми вла­ди­мир­ски­ми бы­ли его млад­шие бра­тья – Яро­слав Яро­сла­вич Твер­ской (1264–71) и Ва­си­лий Яро­сла­вич Ко­ст­ром­ской (1272–77). В 1277 ве­ли­ким кня­зем стал стар­ший в сле­дую­щем по­ко­ле­нии по­том­ков Яро­сла­ва – сын Алек­сан­д­ра Нев­ско­го Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич Пе­ре­яс­лав­ский. С нач. 1280-х гг. в со­пер­ни­че­ст­во с ним всту­пил брат – Ан­д­рей Алек­сан­д­ро­вич Го­ро­дец­кий. Дмит­рий и Ан­д­рей в хо­де борь­бы друг с дру­гом ори­ен­ти­ро­ва­лись на раз­ные си­лы в Ор­де: Ан­д­рей – на ха­нов, пра­вив­ших в сто­ли­це Ор­ды Са­рае (на ниж­ней Вол­ге), Дмит­рий – на бек­лер­бе­ка Но­гая, фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­но­го пра­ви­те­ля зап. час­ти Ор­ды – от Ду­ная до Днеп­ра. Оба кня­зя не раз ис­поль­зо­ва­ли ор­дын­ские во­ен­ные си­лы в про­ти­во­стоя­нии друг с дру­гом: в 1281, 1282 и 1293–94 – Ан­д­рей; в 1283, 1289 и 1294 – Дмит­рий. Со­юз­ни­ка­ми Дмит­рия бы­ли мо­с­ков­ский, твер­ской, суз­даль­ский, юрь­ев­ский, дмит­ров­ский кня­зья, со­юз­ни­ка­ми Ан­д­рея – рос­тов­ские, яро­слав­ский и ста­ро­дуб­ский кня­зья. Ан­д­рею три­ж­ды уда­валось ов­ла­де­вать ве­ли­ко­кня­же­ским сто­лом (зи­мой 1281/82, в 1282 и зи­мой 1293/94), но за­кре­пить­ся на нём он смог толь­ко по­сле смер­ти стар­ше­го бра­та (1294). С это­го вре­ме­ни ме­сто глав­но­го со­пер­ни­ка Ан­д­рея за­нял млад­ший из сы­но­вей Алек­сан­д­ра Нев­ско­го – Да­ни­ил Мо­с­ков­ский. Тем вре­ме­нем в Ор­де на­ча­лась от­кры­тая борь­ба ме­ж­ду Но­га­ем и са­рай­ским ха­ном Тох­той, за­кон­чив­шая­ся в 1300 раз­гро­мом и ги­бе­лью Но­гая. По­сле это­го Ми­ха­ил Яро­сла­вич Твер­ской, быв­ший со­юз­ни­ком Да­нии­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, пе­ре­шёл на сто­ро­ну ве­ли­ко­го кня­зя Ан­д­рея. Од­на­ко по­ло­же­ние мо­с­ков­ско­го кня­зя, при­знав­ше­го к то­му вре­ме­ни власть са­рай­ско­го ха­на, ук­ре­пи­лось, т. к. на служ­бу к не­му прие­ха­ло не­ма­ло слу­жи­лых лю­дей из Юж­ной Ру­си, из кня­жеств, чьи пра­ви­те­ли пре­ж­де бы­ли вас­са­ла­ми Но­гая. К нач. 14 в. Мо­с­ков­ское кня­же­ст­во рас­ши­ри­лось за счёт при­об­ре­те­ния Мо­жай­ска (ра­нее вхо­дил в со­став Смо­лен­ской зем­ли) и Ко­лом­ны (из тер­ри­то­рии Ря­зан­ской зем­ли). Т. о., его тер­ри­то­рия ох­ва­ти­ла всё те­че­ние р. Мо­ск­ва. В 1302 Да­ни­ил ов­ла­дел Пе­ре­яс­лав­ским кня­же­ст­вом, но вско­ре, в мар­те 1303, умер. По тра­ди­ции кня­зья, чьи от­цы не за­ни­ма­ли вла­ди­мир­ско­го сто­ла, ис­клю­ча­лись из чис­ла пре­тен­ден­тов на не­го. Но стар­ший сын Да­нии­ла Юрий не по­счи­тал­ся с этим и по­сле смер­ти Ан­д­рея Алек­сан­д­ро­ви­ча (1304) предъ­я­вил пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние. В Ор­де пред­поч­те­ние бы­ло от­да­но двою­род­но­му дя­де Юрия Ми­хаи­лу Твер­ско­му (1305– 1317), ему же дос­тал­ся Пе­ре­яс­лавль. Но Юрий всту­пил с Ми­хаи­лом в борь­бу за кня­же­ние в Нов­го­ро­де и за Го­родец­кое кня­же­ст­во. Со­юз­ни­ком Мо­ск­вы и вра­гом Ми­хаи­ла Яро­сла­ви­ча стал ми­тро­по­лит всея Ру­си Пётр (1308–26). В 1317 Юрий Да­ни­ло­вич по­лу­чил от ха­на Уз­бе­ка яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, а его со­пер­ник Ми­ха­ил Твер­ской в сле­дую­щем го­ду был каз­нён в Ор­де. Ни Ми­ха­ил, ни Юрий не под­вер­га­ли со­мне­нию власть ха­нов над Ру­сью, но в от­дель­ных во­про­сах мог­ли пой­ти про­тив хан­ской во­ли, при­чём ча­ще это де­лал Юрий. По по­лу­че­нии ве­ли­ко­го кня­же­ния он в 1322 не вы­пла­тил Ор­де со­б­ран­ную дань, за что был ли­шён Уз­бе­ком яр­лы­ка на вла­ди­мир­ское кня­же­ние, но про­дол­жал счи­тать се­бя ве­ли­ким кня­зем. В 1325, нахо­дясь в Ор­де, Юрий был убит но­вым ве­ли­ким кня­зем – сы­ном Ми­хаи­ла Твер­ско­го Дмит­ри­ем. Дмит­рий был каз­нён ха­ном за са­мо­суд, а ве­ли­кое кня­же­ние пе­ре­да­но его бра­ту Алек­сан­д­ру Ми­хай­ло­ви­чу. Но в 1327 в Тве­ри вспых­ну­ло сти­хий­ное вос­ста­ние про­тив на­хо­див­ших­ся там с хан­ским по­слом та­тар, по­сле че­го Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло под­верг­ну­то раз­гро­му ор­дын­ски­ми вой­ска­ми, а млад­ший брат Юрия Да­ни­ло­ви­ча Иван Ка­ли­та по­лу­чил, в со­пра­ви­тель­стве с Алек­сан­дром Ва­силь­е­ви­чем Суз­даль­ским, ве­ли­кое кня­же­ние (1328). В 1332, по­сле смер­ти Алек­сан­д­ра (1331), Иван стал еди­но­вла­ст­ным ве­ли­ким кня­зем до сво­ей смер­ти в 1340, по­сле че­го хан Уз­бек пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние стар­ше­му сы­ну Ка­ли­ты Се­мё­ну (Си­ме­о­ну). Поль­зу­ясь сво­им по­ло­же­ни­ем, Ка­ли­та су­мел зна­чи­тель­но рас­ши­рить ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния. Он при­об­рёл Дмит­ров­ское кня­же­ст­во, по­ло­ви­ну Рос­то­ва, а так­же пу­тём «ку­пель» (оче­вид­но, у ме­ст­ных кня­зей) часть прав на Бе­ло­зер­ское, Уг­лиц­кое и Га­лиц­кое кня­жест­ва.

В прав­ле­ние сы­но­вей Ива­на Ка­ли­ты – Се­мё­на Гор­до­го (1340–53) и Ива­на Крас­но­го (1353–59) к Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву бы­ли при­сое­ди­не­ны ря­зан­ские вла­де­ния на пра­во­бе­ре­жье Оки, по ре­кам Про­тва и Лу­жа, а к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Вла­ди­мир­ско­му – Юрь­ев­ское кня­же­ст­во. Прав­да, по во­ле ха­на Уз­бе­ка из час­ти тер­ри­то­рии Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го в 1341 вы­де­ле­но Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, пе­ре­дан­ное под власть суз­даль­ских кня­зей. По­сле смер­ти Ива­на Ива­но­ви­ча Крас­но­го хан пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское не его де­вя­ти­лет­не­му сы­ну Дмит­рию, а суз­даль­ско-ни­же­го­род­ско­му кня­зю Дмит­рию Кон­стан­ти­но­ви­чу (1360). Мо­с­ков­ские вла­де­ния воз­вра­ща­лись тем са­мым поч­ти к пре­де­лам, су­ще­ст­во­вав­шим до по­лу­че­ния яр­лы­ка на ве­ли­кое кня­же­ние Ива­ном Ка­ли­той. Од­на­ко в Ор­де с кон. 1350-х гг. на­ча­лась меж­до­усо­би­ца – «за­мят­ня». В этой си­туа­ции мо­с­ков­ские пра­вя­щие кру­ги (при ма­ло­лет­нем кня­зе ве­ду­щую роль иг­ра­ли ты­сяц­кий Ва­си­лий Ва­силь­е­вич Вель­я­ми­нов, боя­ре и ми­тро­по­лит Алек­сий) су­ме­ли в 1362 по­лу­чить яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское для Дмит­рия Ива­но­ви­ча (1362–89) от од­но­го из пре­тен­ден­тов на ор­дын­ский пре­стол, а в 1363 от­сто­ять пра­во на вла­де­ние им во­ен­ной си­лой.

В по­сле­дую­щие го­ды для ве­ли­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча глав­ная цель – до­бить­ся при­зна­ния Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го «от­чи­ной», т. е. на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. Его со­пер­ни­ком вы­сту­пил ве­ли­кий князь твер­ской Ми­ха­ил Алек­сан­д­ро­вич. Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло сла­бее Мо­с­ков­ско­го, но Ми­хаи­лу уда­лось по­лу­чить под­держ­ку двух мо­гу­ще­ст­вен­ных пра­ви­те­лей – ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Оль­гер­да (же­на­то­го на се­ст­ре твер­ско­го кня­зя) и ор­дын­ско­го бек­лер­бе­ка Ма­мая, фак­ти­че­ски пра­вив­ше­го с 1363 зап. ча­стью Ор­ды (к за­па­ду от Вол­ги). Оль­герд со­вер­шил в кон. 1360-х – нач. 1370-х гг. не­сколь­ко по­хо­дов на Дмит­рия Мо­с­ков­ско­го, в 1368 и 1370 без­ус­пеш­но оса­ж­дал Мо­ск­ву (где в 1367 был воз­ве­дён но­вый бе­ло­ка­мен­ный Кремль). Вес­ной 1371 Ма­май вы­дал Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, но Дмит­рий Ива­но­вич це­ной бо­га­тых да­ров в том же го­ду то­же по­лу­чил от Ма­мая ве­ли­ко­кня­же­ский яр­лык, а с Оль­гер­дом в 1372 за­клю­чил мир­ный до­го­вор. В 1374 Дмит­рий пе­ре­стал вы­пла­чи­вать Ор­де дань, вслед­ст­вие че­го в 1375 пра­ви­тель Ор­ды вновь вы­дал яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние Ми­хаи­лу Твер­ско­му. В от­вет по­сле­до­вал по­ход на Тверь со­еди­нён­ной ра­ти кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, Вер­хов­ских кня­жеств, смо­лен­ских и нов­го­род­ских сил во гла­ве с Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Ре­зуль­та­том его стал до­го­вор, в ко­то­ром Ми­ха­ил от­ка­зы­вал­ся от пре­тен­зий на ве­ли­кое кня­же­ние, при­зна­вая его на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. С 1377 на­ча­лись пря­мые столк­но­ве­ния войск Дмит­рия и со­юз­ных ему кня­зей с Ор­дой. В ав­гу­сте 1378 на р. Во­жа, в пре­де­лах Ря­зан­ской зем­ли, бы­ло раз­гром­ле­но шед­шее на Мо­ск­ву вой­ско пол­ко­вод­ца Бе­ги­ча. Ре­шаю­щее столк­но­ве­ние про­изош­ло в 1380. Ма­май за­клю­чил со­юз с но­вым ве­ли­ким кня­зем ли­тов­ским Ягай­ло. Дмит­рий Ива­но­вич, же­лая пре­ду­пре­дить со­еди­не­ние сил сво­их про­тив­ни­ков, вы­сту­пил к вер­ховь­ям р. Дон с вой­ском, в ко­то­рое во­шли си­лы боль­шин­ст­ва кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, час­ти вер­хов­ских кня­зей и вя­зем­ских кня­зей (Смо­лен­ская зем­ля). 8.9.1380 вой­ско Ма­мая бы­ло раз­гром­ле­но рус. ра­тью на Ку­ли­ко­вом по­ле. Эта по­бе­да зна­чи­тель­но под­ня­ла пре­стиж мо­с­ков­ско­го кня­зя в рус. зем­лях. В 1381 Олег Ива­но­вич Ря­зан­ский в до­го­во­ре с Дмит­ри­ем Дон­ским на­звал се­бя его «мо­лод­шим бра­том», т. е. при­знал по­ли­ти­че­ское вер­хо­вен­ст­во мо­с­ков­ско­го кня­зя.

«Победа на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

«Отпевание и погребение воинов, павших на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

Ма­май не при­над­ле­жал к ди­на­стии Чин­ги­си­дов, по­это­му не об­ла­дал ти­ту­лом ха­на («ца­ря») и пра­вил Ор­дой от ли­ца ха­нов-ма­рио­не­ток. На Ру­си его ста­тус хо­ро­шо осоз­на­вал­ся, со­от­вет­ст­вен­но и борь­ба с Ма­ма­ем рас­це­ни­ва­лась как со­про­тив­ле­ние не за­кон­но­му «ца­рю», а вре­мен­щи­ку. С при­хо­дом к вла­сти в кон. 1380 ле­ги­тим­но­го ха­на Тох­та­мы­ша Дмит­рий Мо­с­ков­ский при­знал его вер­хо­вен­ст­во, но не во­зоб­но­вил вы­пла­ту да­ни. След­ст­ви­ем это­го стал по­ход Тох­та­мы­ша на Мо­ск­ву и её ра­зо­ре­ние в 1382. Ре­зуль­та­том этой вой­ны ста­ла не ка­пи­ту­ля­ция Дмит­рия Дон­ско­го, а обою­до­вы­год­ное со­гла­ше­ние, за­клю­чён­ное в 1383 в Ор­де мо­с­ков­ским по­соль­ст­вом, фор­маль­но воз­глав­ляе­мым стар­шим сы­ном Дмит­рия 11-лет­ним Ва­си­ли­ем. По это­му со­гла­ше­нию, в об­мен на вы­пла­ту дол­га по да­ни за 1381 и 1382 (вре­мя прав­ле­ния Тох­та­мы­ша по­сле свер­же­ния Ма­мая) хан со­хра­нял ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское за Дмит­рием Ива­но­ви­чем и при­зна­вал его на­след­ст­вен­ным дос­тоя­ни­ем мо­с­ков­ско­го кня­же­ско­го до­ма (че­го не сде­лал «не­ле­ги­тим­ный» Ма­май). Бла­го­да­ря это­му Дмит­рий в сво­ём за­ве­ща­нии (1389) пер­вым из мо­с­ков­ских кня­зей смог пе­ре­дать ве­ли­кое кня­же­ние сы­ну как «от­чи­ну». Мо­с­ков­ско­му кня­зю уда­лось обер­нуть во­ен­ное по­ра­же­ние по­ли­ти­че­ской по­бе­дой: вслед за Лит­вой и Тве­рью от­чин­ные пра­ва мо­с­ков­ских пра­ви­те­лей на Вла­ди­мир бы­ли при­зна­ны го­су­дар­ством-су­ве­ре­ном – Ор­дой (в ка­че­ст­ве «ком­пен­са­ции» твер­ским князь­ям Тох­та­мыш санк­цио­ни­ро­вал их не­за­ви­си­мость от ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских). Слия­ние Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва и Ве­ли­ко­го кня­жества Вла­ди­мир­ско­го за­ло­жи­ло ос­но­ву гос. тер­ри­то­рии бу­ду­щей Рос­сии. Был сде­лан один из ре­шаю­щих ша­гов к фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го го­су­дар­ст­ва. В кня­же­ние Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го к мо­с­ков­ским вла­де­ни­ям бы­ли при­сое­ди­не­ны б. ч. Бе­ло­зер­ско­го кня­же­ст­ва, Рже­ва, а так­же Ме­дынь (из со­ста­ва Смо­лен­ской зем­ли), Ка­лу­га (из Но­во­силь­ско­го кня­же­ст­ва быв­шей Чер­ни­гов­ской зем­ли) и часть Ме­щё­ры. В 1392 пре­ем­ник Дмит­рия Ва­си­лий I Дмит­рие­вич (1389–1425) ещё бо­лее рас­ши­рил мо­с­ков­ские вла­де­ния, при­об­ре­тя у Тох­та­мы­ша (по­пав­ше­го в слож­ное поло­же­ние в ре­зуль­та­те кон­фрон­та­ции с пра­ви­те­лем Сред­ней Азии Ти­му­ром) яр­лык на об­шир­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, а так­же на кня­же­ст­ва Му­ром­ское и Та­рус­ское (ра­нее вхо­див­шее в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли).

На­ча­ло 15 в. оз­на­ме­но­ва­лось но­вым уси­ле­ни­ем ли­тов­ской экс­пан­сии на вос­ток – в 1404 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. Рус­ско-ли­тов­ская вой­на (1406–08) не да­ла пе­ре­ве­са ни од­ной из сто­рон. В Ор­де по­сле раз­гро­ма Тох­та­мы­ша Ти­му­ром (1395) власть ока­за­лась в ру­ках бек­лер­бе­ка Еди­гея, пра­вив­ше­го, по­доб­но Ма­маю, от ли­ца ма­рио­не­точ­ных ха­нов. Тох­та­мыш пы­тал­ся вер­нуть власть с по­мо­щью Ви­тов­та, но вой­ска по­след­не­го бы­ли в 1399 раз­гром­ле­ны та­та­ра­ми на р. Вор­ск­ла. В этих ус­ло­ви­ях Ва­си­лий I пе­ре­стал вы­пла­чи­вать дань, но при этом он не стре­мил­ся к обо­ст­ре­нию от­но­ше­ний с Ор­дой и да­же ста­рал­ся ис­поль­зо­вать ор­дын­скую по­мощь в вой­нах с Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским. Тем не ме­нее в кон. 1408 Еди­гей вне­зап­но со­вер­шил по­ход на Мо­ск­ву. Взять го­род ему не уда­лось, но об­шир­ные тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си бы­ли ра­зо­ре­ны. По во­ле Еди­гея бы­ло вос­ста­нов­ле­но са­мо­стоя­тель­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во. В по­сле­дую­щие го­ды про­дол­жа­лись столк­но­ве­ния мо­с­ков­ских войск с ни­же­го­род­ски­ми князь­я­ми и под­дер­жи­вав­ши­ми их та­тар­ски­ми от­ря­да­ми. В 1415 мо­с­ков­ские си­лы под пред­во­ди­тель­ст­вом бра­та Ва­си­лия I Юрия Дмит­рие­ви­ча су­ме­ли от­вое­вать Ниж­ний Нов­го­род.

По­сле ги­бе­ли Еди­гея (1419) и вос­ста­нов­ле­ния в Ор­де вла­сти за­кон­ных, с мо­с­ков­ской точ­ки зре­ния, пра­ви­те­лей Ва­си­лий I вновь стал со­блю­дать от­но­ше­ния за­ви­си­мо­сти. В по­след­ние го­ды кня­же­ния он стре­мил­ся ог­ра­дить пра­ва на на­сле­до­ва­ние пре­сто­ла сво­его един­ст­вен­но­го сы­на Ва­си­лия от пре­тен­зий со сто­ро­ны сво­их брать­ев – млад­ших сы­но­вей Дмит­рия Дон­ско­го. В ре­зуль­та­те по за­ве­ща­нию Ва­си­лия I га­ран­том прав Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча стал его дед Ви­товт, а хан Улуг-Му­хам­мед, по-ви­ди­мо­му, вы­дал яр­лык на имя Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча ещё при жиз­ни от­ца. Це­ной за это ста­ло но­вое вос­ста­нов­ле­ние са­мо­стоя­тель­но­сти Ни­же­го­род­ско­го кня­же­ст­ва (прав­да, не­на­дол­го – во 2-й пол. 1420-х гг. оно вер­ну­лось под мо­с­ков­скую власть).

2-я пол. 1420-х гг. бы­ла вер­ши­ной мо­гу­ще­ст­ва Ви­тов­та в рус. зем­лях, за­ви­си­мость от не­го при­зна­ли Ря­зан­ское и Вер­хов­ские кня­же­ст­ва, на со­юз с ним ори­ен­ти­ро­вал­ся ве­ли­кий князь твер­ской Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич (вну­ча­тый пле­мян­ник ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го). Ве­ли­кий князь мо­с­ков­ский Ва­си­лий II (1425–33, 1433–34, 1434–46, 1447–62), на чей пре­стол пре­тен­до­вал его дя­дя Юрий Дмит­рие­вич, так­же ори­ен­ти­ро­вал­ся на под­держ­ку сво­его мо­гу­ще­ст­вен­но­го де­да. В то же вре­мя Ви­тов­ту не уда­лось по­ста­вить под свой кон­троль Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли. Смерть Ви­тов­та (1430) из­ме­ни­ла си­туа­цию как в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Ли­тов­ском, так и в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве. В Ве­ликом кня­же­ст­ве Ли­тов­ском на­ча­лась меж­до­усоб­ная вой­на ме­ж­ду пре­тен­ден­та­ми на пре­стол – бра­том Ви­тов­та Си­гиз­мун­дом и млад­шим сы­ном Оль­гер­да Свид­ри­гай­ло. Ос­лож­ни­лась си­туа­ция и в Мо­ск­ве, по­сколь­ку 15-лет­ний Ва­си­лий II ли­шил­ся ли­тов­ской под­держ­ки, а вско­ре и под­держ­ки ми­тро­по­ли­та Фо­тия, умер­ше­го в 1431. Осе­нью 1431 Ва­си­лий Ва­силь­е­вич и Юрий Дмит­рие­вич от­пра­ви­лись к ха­ну Зо­ло­той Ор­ды Улуг-Му­хам­ме­ду для ре­ше­ния спо­ра о ве­ли­ком кня­же­нии. Хан от­дал пред­поч­те­ние Ва­си­лию (1432), но Юрий по воз­вра­ще­нии на Русь про­дол­жил борь­бу с пле­мян­ни­ком. В 1433 и 1434 ему уда­ва­лось не­на­дол­го из­го­нять Ва­си­лия из Мо­ск­вы и за­ни­мать ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Во вре­мя ко­рот­ко­го вто­ро­го кня­же­ния Юрий Дмит­рие­вич умер, и Ва­си­лий II вер­нул­ся к вла­сти, но до 1436 ему при­шлось вес­ти борь­бу со стар­шим сы­ном Юрия Ва­си­ли­ем Ко­сым, предъ­я­вив­шим свои пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние.

В 1438 обо­ст­ри­лись от­но­ше­ния с ха­ном Улуг-Му­хам­ме­дом, к то­му вре­ме­ни из­гнан­ным со­пер­ни­ка­ми из Ор­ды. Улуг-Му­хам­мед по­пы­тал­ся обос­но­вать­ся в г. Бе­лёв в вер­ховь­ях Оки и на­нёс по­ра­же­ние мо­с­ков­ским вой­скам, пы­тав­шим­ся вы­бить его от­ту­да. В 1439 хан до­хо­дил до стен Мо­ск­вы, в 1444 за­хва­тил Ниж­ний Нов­го­род, в 1445 на­нёс Ва­си­лию II по­ра­же­ние под Суз­да­лем; сам ве­ли­кий князь по­пал в плен и был от­пу­щен под обе­ща­ние ог­ром­но­го вы­ку­па. Си­туа­ци­ей вос­поль­зо­вал­ся вто­рой сын Юрия Дмит­рие­ви­ча Дмит­рий Ше­мя­ка: в ре­зуль­та­те за­го­во­ра Ва­си­лий II в фев­ра­ле 1446 был схва­чен, ос­ле­п­лён и со­слан в Во­ло­гду, а Ше­мя­ка стал ве­ли­ким кня­зем мо­с­ков­ским. Од­на­ко уже зи­мой 1446/­47 Ва­си­лию Ва­силь­е­ви­чу с по­мо­щью ос­тав­ших­ся ему вер­ны­ми слу­жи­лых лю­дей и ве­ли­ко­го кня­зя твер­ско­го Бо­ри­са Алек­сан­д­ро­ви­ча уда­лось вер­нуть се­бе пре­стол, а в по­сле­дую­щие го­ды он на­нёс двою­род­но­му бра­ту неск. во­ен­ных по­ра­же­ний. Окон­ча­тель­но меж­до­усоб­ная вой­на в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве пре­кра­ти­лась в 1453, ко­гда в Нов­го­ро­де был от­рав­лен Дмит­рий Ше­мя­ка.

Усо­би­ца не спо­соб­ст­во­ва­ла ук­ре­п­ле­нию внеш­не­по­ли­ти­че­ских по­зи­ций Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва. В хо­де неё к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му ото­шёл Ко­зельск, на вре­мя был уте­рян Ржев; в 1445 Улуг-Му­хам­мед вос­ста­но­вил Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ское кня­же­ст­во, про­су­ще­ст­во­вав­шее, прав­да, все­го неск. ме­ся­цев. По­сле устранения Ше­мяки си­туа­ция ста­ла бо­лее бла­го­при­ятной. В 1456 Ва­си­лий II вер­нул се­бе кон­троль над Нов­го­ро­дом, а в по­след­ние го­ды прав­ле­ния при­об­рёл пу­тём «ку­п­ли» зна­чи­тель­ный мас­сив зе­мель Ря­зан­ско­го кня­же­ст­ва к югу от Оки. К сер. 1450-х гг. уда­лось на­ла­дить обо­ро­ну ок­ско­го ру­бе­жа от на­бе­гов од­но­го из пре­тен­до­вав­ших на власть в Ор­де ха­нов – Се­ид-Ах­ме­да, чьё вер­хо­вен­ст­во в Мо­ск­ве не при­зна­ва­ли.

Московское великое княжество и образование Русского государства в 14 – первой трети 16  века.

Ор­да во 2-й четв. 15 в. рас­па­лась на неск. об­ра­зо­ва­ний: Боль­шую Ор­ду (меж­ду Днеп­ром и Вол­гой), Крым­ское хан­ст­во, Ка­зан­ское хан­ст­во (ос­но­ва­но Ор­дой Улуг-Му­хам­ме­да, ушед­шей по­сле войн с Мо­ск­вой на сред­нюю Вол­гу), Но­гай­скую Ор­ду (на ле­во­бе­ре­жье ниж­ней Вол­ги), Си­бир­ское хан­ст­во (на юге За­пад­ной Си­би­ри). Глав­ным из них счи­та­лась Боль­шая Ор­да, её хан (до 1453 – Ки­чи-Му­хам­мед) фор­маль­но рас­смат­ри­вал­ся как сю­зе­рен ос­таль­ных пра­ви­те­лей, его власть при­зна­ва­ли и в Мо­ск­ве. В 1453 под на­тис­ком ту­рок-ос­ма­нов пал Кон­стан­ти­но­поль и окон­ча­тель­но пре­кра­ти­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние Ви­зан­тий­ская им­пе­рия. По­сле это­го един­ст­вен­ным пра­во­слав­ным гос. об­ра­зо­ва­ни­ем, пред­став­ляв­шим серь­ёз­ную по­ли­ти­че­скую си­лу, ос­та­лось Мо­с­ков­ское ве­ли­кое кня­же­ст­во, оно име­ло те­перь ос­но­ва­ния к то­му, что­бы за­нять в ми­ре ме­сто Ви­зан­тии, т. е. стать «цар­ст­вом». И Ва­си­лий был пер­вым мо­с­ков­ским кня­зем, ко­то­ро­го при жиз­ни ста­ли ино­гда на­зывать «ца­рём». Пе­ри­од его кня­же­ния так­же от­ме­чен пе­ре­хо­дом рус. церк­ви к ав­то­ке­фа­лии: Ва­си­лий II не при­знал за­клю­чён­ную пат­ри­ар­хом Кон­стан­ти­но­поль­ским в 1439 унию с ка­то­ли­че­ским Ри­мом, и в 1448 но­вый ми­тро­по­лит всея Ру­си Ио­на был воз­ве­дён на пре­стол без санк­ции Кон­стан­ти­но­по­ля. Это при­ве­ло к ухо­ду из-под юрис­дик­ции мо­с­ков­ских ми­тро­по­ли­тов пра­во­слав­ных зе­мель Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го: там с 1458 по­яви­лась своя ми­тро­по­лия, под­чи­няв­шая­ся Кон­стан­ти­но­по­лю.

Социально-экономическое развитие

Вер­хуш­ка об­ще­ст­ва в рус. зем­лях бы­ла пред­став­ле­на кор­по­ра­ция­ми слу­жи­лых лю­дей во гла­ве с князь­я­ми, корпорации носили на­име­но­ва­ние кня­же­ских дво­ров. Двор со­став­ля­ли боя­ре – выс­шая знать – и т. н. воль­ные слу­ги (с 1430-х гг. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си они ста­ли име­но­вать­ся «деть­ми бо­яр­ски­ми») – ме­нее при­ви­ле­ги­ро­ван­ный слой. По ме­ре скла­ды­ва­ния Рус­ско­го гос-ва со­ци­аль­но-по­ли­тиче­ским стерж­нем об­ще­ст­ва ста­но­вил­ся двор ве­ли­ко­го кня­зя, или Го­су­да­рев двор. Боя­ре и воль­ные слу­ги по­лу­ча­ли от кня­зей во вла­де­ние сё­ла, ис­пол­ня­ли долж­но­сти в сис­те­ме гос. управ­ле­ния (на­ме­ст­ни­ков, во­лос­те­лей и др.). Гос. по­да­ти взи­ма­лись пре­иму­ще­ст­вен­но че­рез сис­те­му корм­ле­ний, при ко­то­рой боя­рин, управ­лявший оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­ри­ей, со­би­рал по­да­ти с на­се­ле­ния, ос­тав­ляя часть се­бе в ка­че­ст­ве воз­на­гра­ж­де­ния за служ­бу. Круп­ней­ши­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми бы­ли кня­зья. С кон. 14 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си на­блю­да­ет­ся зна­чи­тель­ный рост мо­на­стыр­ско­го зем­ле­вла­де­ния.

Го­ро­да на Ру­си, ис­клю­чая Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли, на­хо­ди­лись под кон­тро­лем кня­же­ской вла­сти; кня­зья и ок­ру­жавшая их слу­жи­лая знать кон­цен­три­ро­ва­лись гл. обр. имен­но в го­род­ских по­се­ле­ни­ях. Тор­го­во-ре­мес­лен­ное на­се­ле­ние го­ро­дов име­ло свою ор­га­ни­за­цию (куп­цы, как пра­ви­ло, – по про­фес­сио­наль­но­му при­зна­ку, ре­мес­лен­ни­ки – по тер­ри­то­ри­аль­но­му), но са­мо­стоя­тель­ной по­ли­ти­че­ской ро­ли не иг­ра­ло (за ис­клю­че­ни­ем кри­зис­ных си­туа­ций).

В сель­ском хо­зяй­ст­ве 14–15 вв. – вре­мя по­сту­па­тель­но­го раз­ви­тия, ос­вое­ния но­вых зе­мель, рас­про­стра­не­ния двух­поль­ной и трёх­поль­ной сис­тем зем­ле­де­лия. Боль­шая (хо­тя со вре­ме­нем и умень­шав­шая­ся) часть зем­ле­дель­че­ско­го на­се­ле­ния жи­ла на гос. зем­лях, т. н. чёр­ных (т. е. тяг­лых, об­ла­гае­мых гос. по­да­тя­ми) или во­ло­ст­ных (по­ня­тие «во­лость», в до­мон­голь­ский пе­ри­од обо­зна­чав­шее кня­же­ст­во, в 14–15 вв. упот­реб­ля­лось пре­иму­ще­ст­вен­но в зна­че­нии мел­кой еди­ни­цы тер­ри­то­ри­аль­но­го де­ле­ния сель­ской ме­ст­но­сти). Зем­ле­дель­цы – как «чёр­ные лю­ди», так и жив­шие на ча­ст­но­вла­дель­че­ских зем­лях – обо­зна­ча­лись боль­шим ко­ли­че­ст­вом тер­ми­нов, от­ра­жав­ших их ста­тус, мес­та и дав­ность про­жи­ва­ния, фор­мы по­вин­но­стей. Но по ме­ре скла­ды­ва­ния еди­но­го го­су­дар­ст­ва в кон. 14–15 вв. рас­про­стра­ни­лось од­но оп­ре­де­ле­ние для ря­до­во­го сель­ско­го на­се­ле­ния – кре­сть­я­не (от хри­стиа­не). Про­дол­жал су­ще­ст­во­вать и слой хо­ло­пов – лю­дей, счи­тав­ших­ся соб­ст­вен­но­стью гос­под. Хо­ло­пы мог­ли быть за­ня­ты в са­мых раз­ных сфе­рах хо­зяй­ст­ва, ино­гда ока­зы­ва­лись на вы­со­ких долж­но­стях в ад­ми­ни­ст­ра­ции гос­по­ди­на. Су­ще­ст­во­ва­ли так­же ка­те­го­рии лю­дей, об­слу­жи­вав­ших оп­ре­де­лён­ные сфе­ры кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва, – боб­ров­ни­ки, бортни­ки, со­коль­ни­ки и т. д.

В це­лом для 2-й пол. 13–15 вв. ха­рак­тер­но по­сте­пен­ное дви­же­ние от гос­под­ства го­су­дар­ст­вен­но-фео­даль­ных форм об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний к уси­ле­нию ча­ст­но­фе­о­даль­ных (сень­о­ри­аль­ных). При этом сис­те­ма от­но­ше­ний «го­су­дар­ст­во (в ли­це кня­же­ской вла­сти) – за­ви­си­мые толь­ко от не­го кре­сть­я­не» со­хра­ня­ла своё зна­че­ние. Кня­зья, с од­ной сто­ро­ны, жа­ло­ва­ли на­се­лён­ные зем­ли сво­им слу­жи­лым лю­дям и ду­хов­ным кор­по­ра­ци­ям, с дру­гой – стре­ми­лись со­хра­нять фонд гос. зе­мель.

Начало удельного периода на Руси

Определение 1

Удельным периодом на Руси принято считать время XII-XVI вв., когда русское государство было разделено на много княжеств – уделов, не представляя из себя цельного государственного образования. Иначе этот период называют феодальной раздробленностью.

Причины и начало раздробленности на Руси

Основными причинами раздробленности на Руси послужили следующие процессы:

  • сложность династической системы, в результате которой часто возникали путаницы в порядке наследования;
  • усиление могущества бояр, на влияние которых опирались местные князья при установлении своей власти;
  • рост военной мощи отдельных княжеств;
  • рост городов, развитие торговли и сельского хозяйства, способствующие созданию новых торговых центров и перемещению торговых путей дальше от Киева, в результате чего он терял свое влияние;
  • отсутствие крупной внешней угрозы, которая могла бы сплотить население.

В 1054 году умирает князь Ярослав Мудрый, согласно завещанию которого тогда еще единая Русь делится между его сыновьями. Каждый из них получает землю во владение: Изяслав – Киев, Святослав – Чернигов, Всеволод – Переяславль. Все эти города имели огромное политическое значение, но больше всех выделялся Киев, и князья, зная о его древнем могуществе, стремились занять его престол. Вскоре после смерти Ярослава между его сыновьями начались разногласия, а в 1073 г. Святослав со Всеволодом выгнали Изяслава из Киева, а княжить там стал Святослав (1073-1076), при этом продолживший политику отца по сохранению единства земель. Попытки Изяслава вернуть законный престол были относительно успешными – он вернул престол, но погиб в битве со Святославичами при Нежатиной ниве в 1078 г. Следующим киевским князем стал Всеволод (1073-1079) при котором политическая обстановка стабилизировалась, однако, при его преемнике Святополке Изяславиче (1093-1113) вновь начались раздоры между князьями. Пытаясь улучшить положение дел, князья съехались на съезд в Любече в 1097 г., где решили, что «кождо да держит отчину свою», то есть каждый несет ответственность за свой удел.

Замечание 1

Этот съезд окончательно закрепил формирование отдельных княжеств или, как их еще называют, городов-государств.

После Святополка в Киеве правили Владимир Мономах (1113-1125) и его сын Мстислав Великий (1125-1132), которые при помощи умелой политики сумели объединить все княжества под властью Киева. Однако, процесс обособления городов-государств они остановить уже не смогли, поэтому после смерти Мстислава Великого Русь погружается в период раздробленности.

Основные княжества Руси периода раздробленности

В XII в. Русь делилась на следующие княжества:

  • Новгородское;
  • Ростово-Суздальское;
  • Владимирское;
  • Рязанское;
  • Смоленское;
  • Черниговское;
  • Переяславское;
  • Киевское;
  • Галицкое;
  • Владимиро-Волынское;
  • Городненское;
  • Меньское;
  • Турово-Пинское;
  • Полоцкое;
  • Торопецкое.

Замечание 2

Впоследствии, в результате дальнейшего дробления, количество княжеств на Руси увеличивалось.

Характеристика города-государства периода раздробленности

Обычно ядро города-государства составлял старейший город, бывший когда-то племенным центром, а ему подчинялись пригороды. Основным органом управления города-государства было вече — собрание всех свободных жителей города, а также делегатов из пригородов и ближайших сел. Таким образом, город и пригороды составляли единство и имели общее политическое и экономическое пространство. Народ принимал активное участие в приглашении и смещении князей, вопросах войны и мира. Князь также был обязательным элементом власти в городе-государстве. В военных делах он опирался на дружину, верхний слой которой составляли бояре. Однако, главную военную силу любого города составляло ополчение - «вои», имелись и свои военачальники — тысяцкий и сотские. Высшие церковные иерархи тоже избирались на вече, община распоряжалась земельной собственностью церквей.

Между старшими городами и пригородами нередко возникали конфликты, что приводило к разложению крупных городов-государств на более мелкие. Города-государства вели постоянную борьбу друг с другом, что стало главной причиной ослабления Руси накануне монгольского нашествия. Говоря о начальном разделении Руси на мелкие княжества, необходимо понимать, что они разделились не единовременно, но одно за другим. Рассмотрим это подробней.

В конце Х – начале ХI вв. начинают обосабливаться Черниговское и Переяславское княжества, где складываются свои вечевые общины и усиливается местная власть князя. Происходит и внутреннее дробление: в XII в. внутри Черниговского княжества появляется автономное Новгород-Северское княжество; а вот Переяславль так и не обрел полной самостоятельности, не сумев организовать собственную политику.

Одной из первых отделился от Киева и Полоцк, в волости которого усиливается активность земства и борьба главного города с пригородами, что приводит к разделению княжества на более мелкие государственно-территориальные единицы.

По-другому пути проходят аналогичные политические процессы в Смоленске: отделившись от Киева, это княжество сохраняет свое внутреннее единство, в результате которого внутри него не только не происходит дробления, но, даже наоборот, впоследствии происходит притяжение к нему соседних земель.

На юго-востоке возникает Муромская волость, из которой позже выделяется Рязанская (быстро укреплявшая свое положение и ставшая более могущественной).

На рубеже XII — XIII вв. происходит упадок Киевской волости. Киевляне теряют возможность самостоятельно избирать князя: Юрий Долгорукий утвердился на киевском престоле только при поддержке суздальской общины. В 1169 году при Андрее Боголюбском в Киеве происходит погром, после которого город так и не смог окончательно оправиться.

В XII в. происходит усиление Галича, который в этот же период объединяется с Волынью.

Обособление Владимиро-Суздальского княжества произошло в XII в., при этом в 1157 г. Андрей Боголюбский перенес столицу княжества во Владимир. Особенностью Новгорода являются сильные вечевые традиции, которые позволяли народу играть доминирующую роль в отношениях с князем. Благодаря этому Новгород впоследствии стал самым независимым княжеством на Руси.

Выводы

Итак, к XIII в. Русь представляет из себя не единое государство, а массу раздробленных княжеств со своими князьями, своим войском, экономикой и внутренней и внешней политикой. Несомненно, связи между княжествами были, но тем не менее, каждое мыслило себя отдельным государством. Культурное, экономическое и политическое развитие, которое шло в каждом центре, можно считать положительной тенденцией, однако, эта разрозненность помешала Руси противостоять монголо-татарскому нашествию в XIII в.

Происхождение Руси в JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение - многопрофильный научный журнал, посвященный к истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций. «Русское обозрение», основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка.Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» - независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Обзор. Электронная версия "Русского обозрения" - доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Microsoft Word - ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ PHD 14.2..docx

% PDF-1.6 % 832 0 объект >] / Страницы 803 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 852 0 объект > / Шрифт >>> / Поля [] >> эндобдж 829 0 объект > поток 2013-06-07T07: 55: 28 + 02: 00Word2013-08-01T16: 07: 32 + 02: 002013-08-01T16: 07: 32 + 02: 00 Приложение Acrobat Distiller 10.1.3 (Windows) / pdf

  • Microsoft Word - ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ PHD 14.2..docx
  • Торир Йонссон Храундал
  • uuid: faa6061f-796c-4969-b476-401f263e197duuid: 09d9ee07-9353-4a1d-a69b-21a7690acd71default1
  • преобразованный 00
  • 1B
  • http: // ns.adobe.com/pdf/1.3/pdf Adobe PDF Schema
  • internal Объект имени, указывающий, был ли документ изменен для включения информации о треппинге. TrappedText
  • .
  • http://ns.adobe.com/xap/1.0/mm/xmpMMXMP Схема управления носителями
  • Внутренний идентификатор на основе UUID для конкретного воплощения документа InstanceIDURI
  • внутренний - Общий идентификатор для всех версий и представлений документа.
  • http: // www.aiim.org/pdfa/ns/id/pdfaidPDF/A ID Schema
  • internalPart of PDF / A standardpartInteger
  • внутренняя Поправка к стандарту PDF / A amdText
  • внутренний Уровень соответствия стандарту PDF / A Текст
  • конечный поток эндобдж 1427 0 объект > эндобдж 803 0 объект > эндобдж 804 0 объект > эндобдж 1359 0 объект > эндобдж 815 0 объект > эндобдж 826 0 объект > эндобдж 827 0 объект > эндобдж 828 0 объект > эндобдж 712 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Тип / Страница >> эндобдж 715 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 718 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 721 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 724 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Тип / Страница >> эндобдж 727 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 732 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 735 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [7.931 0 473.929 680.34] / Type / Page >> эндобдж 1428 0 объект > / Тип / Страница >> эндобдж 1698 0 объект > поток H0

    краткая история / Историческое объединение

    Эпоха викингов | В Великобритании: предыстория | Краткая история | Король Альфред | Более поздние набеги и правители | Ключевые концепции

    <

    Этот ресурс бесплатный для всех

    Чтобы получить доступ к сотням других высококачественных ресурсов для специалистов по первичной истории, а также бесплатное или со скидкой НПР и членство в процветающем сообществе учителей и предметных лидеров, присоединитесь к Исторической ассоциации сегодня

    Эпоха викингов

    Родиной викингов была Скандинавия: современные Норвегия, Швеция и Дания.Отсюда они путешествовали на большие расстояния, в основном по морю и реке - до Северной Америки на западе, России на востоке, Лапландии на севере и Средиземноморья (Константинополь) и Ирака (Багдад) на юге.

    Мы знаем о них из археологии, поэзии, саг и пословиц, договоров и писаний людей в Европе и Азии, с которыми они встречались. Сами они оставили очень мало письменных свидетельств. Помимо воинов, они были умелыми мастерами и строителями лодок, отважными исследователями и разносторонними торговцами.См. Торговля викингов и Путешествие викингов.

    То, что мы называем эпохой викингов, и их отношения с Англией длились примерно с 800 по 1150 год нашей эры, хотя скандинавские авантюристы, торговцы и наемники, конечно, были активны до и после этого периода. Их экспансия в эпоху викингов приняла форму войн, исследований, поселений и торговли.

    В этот период около 200000 человек покинули Скандинавию, чтобы поселиться в других странах, в основном в Ньюфаундленде (Канада), Гренландии, Исландии, Ирландии, Англии, Шотландии, на островах вокруг Британии, Франции (где они стали норманнами), России и Сицилии.Они активно торговали с мусульманским миром и воевали наемниками византийских императоров Константинополя (Стамбул). Однако к концу 11 века великие времена экспансии викингов закончились.

    Викинги в Британии: история и наследие

    Историки расходятся во мнениях относительно происхождения слова викинг. На древнескандинавском языке это слово означает пиратский набег, либо с викья, (стремительное движение), либо с вик, (вход). Это отражает сущность викингов, быстроходных моряков, которые использовали воду в качестве своего шоссе, чтобы пересечь северную Атлантику, побережье Европы и вверх по ее рекам для торговли, набегов или поселений.В своих стихах они называют море «китовой дорогой».

    Англосаксонские писатели называли их датчанами, норманнами, северянами, Великой армией, мореходами, морскими волками или язычниками.

    Примерно с 860 года нашей эры викинги остались, поселились и процветали в Британии, став частью смеси людей, которые сегодня составляют британскую нацию. Наши названия дней недели происходят в основном от скандинавских богов - вторник от Тив или Тир, среда от Водена (Одина), четверг от Тора и так далее. Многие из их других слов также стали частью английского языка, например, egg, steak, law, die, bread, down, fog, muck, lump и тощий.

    Чтобы увидеть вопросы, которые дети задавали о викингах, см. Наш вводный урок о викингах.

    Краткая история викингов в Британии

    В 793 году произошел первый зарегистрированный набег викингов, когда «в июньские иды изгнание язычников разрушило Божью церковь на Линдисфарне, что привело к разорению и резне» ( The Anglo-Saxon Chronicle ).

    Эти безжалостные пираты продолжали совершать регулярные набеги на побережье Англии, грабя сокровища и другие товары, а также захватывая людей в рабство.Монастыри часто становились мишенями из-за их драгоценных серебряных или золотых чаш, тарелок, чаш и распятий.

    Постепенно налетчики викингов стали оставаться сначала в зимних лагерях, а затем оседать на захваченных ими землях, в основном на востоке и севере Англии. Посмотрите, как викинги успокаиваются.

    За пределами англосаксонской Англии, к северу от Британии, викинги захватили и заселили Исландию, Фарерские острова и Оркнейские острова, став фермерами и рыбаками, а иногда отправляясь в летнюю торговлю или совершая набеги.Оркнейские острова стали могущественными, и оттуда графы Оркнейских островов стали править большей частью Шотландии. По сей день, особенно на северо-восточном побережье, многие шотландцы носят имена викингов.

    К западу от Британии остров Мэн стал королевством викингов. На острове до сих пор сохранился Тинвальд, или ting-vollr (сборочная площадка), напоминание о правлении викингов. В Ирландии викинги совершали набеги на побережье и вверх по рекам. Они основали города Дублин, Корк и Лимерик как опорные пункты викингов.

    Тем временем, вернувшись в Англию, викинги захватили Нортумбрию, Восточную Англию и часть Мерсии.В 866 году они захватили современный Йорк (имя викингов: Юрвик) и сделали его своей столицей. Они продолжали наступать на юг и запад. Короли Мерсии и Уэссекса сопротивлялись изо всех сил, но без особого успеха до времен Альфреда Уэссекского, единственного короля Англии, которого называли «Великим».

    Король Альфред и датчане

    Король Альфред правил с 871 по 899 год и после многих испытаний и невзгод (включая знаменитую историю сожжения торта!) Он победил викингов в битве при Эдингтоне в 878 году.После битвы вождь викингов Гутрум обратился в христианство. В 886 году Альфред взял Лондон у викингов и укрепил его. В том же году он подписал договор с Гутрумом. Договор разделил Англию между викингами и англичанами. Территория викингов стала известна как Данелаг. Он включал северо-запад, северо-восток и восток Англии. Здесь люди будут подчиняться датским законам. Альфред стал королем остальных.

    Внук Альфреда Ательстан стал первым настоящим королем Англии.Он привел англичан к победе над викингами в битве при Брунабурхе в 937 году, и в его королевство впервые вошли Данелаги. В 954 году был убит Эйрик Кровавый Топор, последний король викингов Йорка, и его королевство было захвачено английскими графами. См. Egils Saga.

    Позднее набеги викингов и правители

    Однако набеги викингов не прекратились - различные отряды викингов совершали регулярные набеги вокруг берегов Британии на протяжении более 300 лет после 793. В 991 году, во время правления Этельреда «Неготового» («опрометчивого») Олафа Отряд викингов Трюггвасона победил англосаксонских защитников (записано в стихотворении Битва при Малдоне ), на что Этельред ответил, заплатив «Данегельд» в попытке подкупить викингов.

    Таким образом, викинги не потерпели окончательного поражения - в Англии должно было быть четыре короля викингов между 1013 и 1042 годами. Величайшим из них был король Кнут, который был королем Дании, а также Англии. Христианин, он не заставлял англичан подчиняться датским законам; вместо этого он признал англосаксонские законы и обычаи. Он работал над созданием североатлантической империи, объединившей Скандинавию и Великобританию. К сожалению, он умер в возрасте 39 лет, и его сыновья правили недолго и в тревоге.

    Последнее вторжение викингов в Англию произошло в 1066 году, когда Харальд Хардрада переплыл реку Хамбер и двинулся со своими людьми на Стэмфорд Бридж.Его боевое знамя называлось Land-waster. Английский король Гарольд Годвинсон двинулся на север со своей армией и победил Хардраду в долгой и кровопролитной битве. Англичане отразили последнее вторжение из Скандинавии.

    Однако сразу после битвы король Гарольд услышал, что Вильгельм Нормандский высадился в Кенте с еще одной армией вторжения. Не имея времени на отдых, армия Гарольда быстро двинулась на юг, чтобы встретить новую угрозу. Измученная английская армия сразилась с норманнами в битве при Гастингсе 14 октября 1066 года.В конце долгого дня битвы норманны победили, король Гарольд был мертв, а Уильям стал новым королем Англии.

    По иронии судьбы, Уильям был потомком викингов: его прапрапрадед Ролло был викингом, который в 911 году вторгся в Нормандию на севере Франции. Его народ со временем стал французом, но в каком-то смысле это последнее успешное вторжение в Англию было вторым вторжением викингов.

    Викинги: ключевые понятия

    • Викинг
    • Рейд
    • Вторжение
    • Поселок
    • Данелав

    Уникальная количественная сигнатура Symbiodiniaceae колоний кораллов, выявленная в результате пространственно-временного исследования в Муреа

  • 1.

    Коффрот, М. А., Льюис, К. Ф., Сантос, С. Р. и Уивер, Дж. Л. Экологические популяции симбиотических динофлагеллят из рода Symbiodinium могут инициировать симбиоз с рифовыми книдариями. Current Biology 16 , 985–987 (2006).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 2.

    Pochon, X. et al. . Сравнение разнообразия эндосимбиотиков и свободноживущих Symbiodinium (Dinophyceae) в среде гавайских рифов. J. Phycol. 46 , 53–65 (2010).

    CAS Статья Google Scholar

  • 3.

    LaJeunesse, T. C. et al. . Среди симбиотических динофлагеллят в сообществах рифовых кораллов на Гавайях наблюдается высокое разнообразие и специфичность к хозяину. Коралловые рифы 23 , 596–603 (2004).

    Google Scholar

  • 4.

    Стат, М., Картер, Д.& Hoegh-Guldberg, O. Эволюционная история симбиоза Symbiodinium и склерактиниевых хозяев - симбиоз, разнообразие и влияние изменения климата. Перспектива. Завод Ecol. Evol. Syst. 8 , 23–43 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    LaJeunesse, T. C. et al. . Систематический пересмотр Symbiodiniaceae подчеркивает древность и разнообразие коралловых эндосимбионтов. Curr.Биол. 28 , 2570–2580e6 (2018).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Почон, X., Патнэм, Х. М. и Гейтс, Р. Д. Мультигенный анализ динофлагеллят Symbiodinium : взгляд на редкость, симбиоз и эволюцию. PeerJ 2 , e394 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 7.

    LaJeunesse, T. C. Проверка и описание Symbiodinium microadriaticum , типового вида Symbiodinium (Dinophyta). Психологический журнал 53 , 1109–1114 (2017).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Бэрд, А. Х., Гест, Дж. Р. и Уиллис, Б. Л. Систематические и биогеографические закономерности в репродуктивной биологии склерактиниевых кораллов. Annu. Rev. Ecol. Evol. Syst. 40 , 551–571 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Мускатин, Л. и Портер, Дж. У. Рифовые кораллы: мутуалистические симбиозы, адаптированные к среде с низким содержанием питательных веществ. Bioscience 27 , 454–460 (1977).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Фурла П., Галгани И., Дюран И. и Аллеманд Д.Источники и механизмы транспорта неорганического углерода для кальцификации и фотосинтеза кораллов. J. Exp. Биол. 203 , 3445–3457 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Уайтхед, Л. Ф. и Дуглас, А. Е. Сравнение метаболитов и идентичность питательных веществ, перенесенных от симбиотических водорослей к животному-хозяину. J. Exp. Биол. 206 , 3149–3157 (2003).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Гровер Р., Магуэр Ж.-Ф., Аллеманд Д. и Феррье-Паж С. Поглощение растворенных свободных аминокислот склерактиниевым кораллом Stylophora pistillata . J. Exp. Биол. 211 , 860–865 (2008).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Burriesci, M. S., Raab, T. K. и Pringle, J. R. Доказательства того, что глюкоза является основным переносимым метаболитом в симбиозе динофлагеллят-книдарий. J. Exp. Биол. 215 , 3467–3477 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 14.

    Дэви С.К., Аллеманд Д. и Вайс В.М. Клеточная биология симбиоза книдарий-динофлагеллят. Microbiol. Мол. Биол. Ред. 76 , 229–261 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 15.

    Херон, С. Ф., Мейнард, Дж. А., Ван Хойдонк, Р. и Икин, К. М. Тенденции потепления и обесцвечивание коралловых рифов мира 1985–2012 гг. Sci. Представитель 6 , 38402 (2016).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 16.

    Хьюз, Т.P. и др. . Коралловые рифы в антропоцене. Nature 546 , 82–90 (2017).

    ADS CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Кэмп, Э. Ф. и др. . Будущее коралловых рифов в условиях быстрого изменения климата: уроки экстремальных природных условий. Фронт. Mar. Sci. 5 , 1–21 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    Хьюз, Т. П. и др. . Пространственно-временные закономерности массового обесцвечивания кораллов в антропоцене. Наука. 359 , 80–83 (2018).

    ADS CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Йост, Д. М. и др. . Разнообразие в архитектуре скелета влияет на биологическую неоднородность и среду обитания кораллов Symbiodinium . Зоология 116 , 262–269 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Бейкер А.С. Гибкость и специфичность кораллово-водорослевого симбиоза: разнообразие, экология и биогеография Symbiodinium . Annu. Rev. Ecol. Evol. Syst. 34 , 661–689 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Сильверштейн, Р. Н., Корреа, А. М. С.И Бейкер, А.С. Специфичность кораллово-водорослевого симбиоза редко бывает абсолютной: последствия для реакции кораллов на изменение климата. Proc. R. Soc. B Biol. Sci 279 , 2609–2618 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Бэрд, А. Х., Бхагули, Р., Ральф, П. Дж. И Такахаши, С. Обесцвечивание кораллов: роль хозяина. Trends Ecol. Evol. 24 , 16–20 (2009).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 23.

    Миог, Дж. С. и др. . Роли и взаимодействия симбионта, хозяина и окружающей среды в определении пригодности кораллов. PLoS One 4 , e6364 (2009 г.).

    ADS PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 24.

    Баршис Д. Дж. и др. . Экспрессия белка и генетическая структура коралла Porites lobata в экологически экстремальном тыловом рифе Самоа: ограничивает ли генотип хозяина фенотипическую пластичность? Мол.Ecol. 19 , 1705–20 (2010).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Уолл, К. Б. и др. . Влияние экологической истории и теплового стресса на физиологию и иммунитет кораллов. Mar. Biol. 165 , 1–15 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Беркельманс Р.И Ван Оппен, М. Дж. Х. Роль зооксантелл в термостойкости кораллов: «крупица надежды» для коралловых рифов в эпоху изменения климата. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 273 , 2305–2312 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Хауэллс, Э. Дж. и др. . Термостойкость кораллов формируется за счет местной адаптации фотосимбионтов. Nat. Клим. Чанг. 2 , 116–120 (2012).

    ADS Статья Google Scholar

  • 28.

    LaJeunesse, T.C., Smith, R.T., Finney, J. & Oxenford, H. Вспышка и сохранение условно-патогенных симбиотических динофлагеллят во время массового обесцвечивания кораллов в Карибском бассейне в 2005 году. Proc. R. Soc. London B Biol. Sci. 276 , 4139–4148 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Купер Т.F. и др. . Факторы окружающей среды, контролирующие распространение Symbiodinium в кораллах Acropora millepora на Большом Барьерном рифе. PLoS One 6 , e25536 (2011).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 30.

    Каннинг, Р., Мюллер, Э. Б., Гейтс, Р. Д. и Нисбет, Р. М. Динамическая биоэнергетическая модель симбиоза кораллов- Symbiodinium и обесцвечивания кораллов как альтернативного стабильного состояния. J. Theor. Биол. 431 , 49–62 (2017).

    CAS PubMed МАТЕМАТИКА Статья PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Сильверстайн, Р. Н., Каннинг, Р. и Бейкер, А. С. Изменение сообществ водорослевых симбионтов после обесцвечивания, а не до теплового воздействия, увеличивает устойчивость рифовых кораллов к теплу. Glob. Чанг. Биол 21 , 236–249 (2015).

    ADS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 32.

    Ничке, М. Р., Дэви, С. К. и Уорд, С. Горизонтальной передаче клеток Symbiodinium между взрослыми и молодыми кораллами способствует донный осадок. Коралловые рифы 35 , 335–344 (2016).

    ADS Статья Google Scholar

  • 33.

    Decelle, J. et al. . Мировое распространение и активность рифообразующего кораллового симбионта Symbiodinium в открытом океане. Curr. Биол. 28 , 1–9 (2018).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 34.

    Стат, М., Моррис, Э. и Гейтс, Р. Д. Функциональное разнообразие в симбиозе кораллов и динофлагеллат. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105 , 9256–61 (2008).

    ADS CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Куигли, К. М., Уиллис, Б. Л. и Бэй, Л. К. Материнские эффекты и состав сообщества Symbiodinium определяют различия в выживаемости молоди кораллов Acropora tenuis . R. Soc. Открытые науки 3 , 160471 (2016).

    ADS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 36.

    Rouzé, H., Lecellier, G., Saulnier, D. & Berteaux-Lecellier, V. Symbiodinium , клады A и D, дифференцированно предрасполагают Acropora cytherea к заболеванию и Vibrio spp.колонизация. Ecol. Evol 6 , 560–572 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 37.

    Сильверстайн, Р. Н., Каннинг, Р. и Бейкер, А. С. Тяжелый D: Симбиодиниум из клады D остается в рифовых кораллах как при высоких, так и при низких температурах, несмотря на ухудшение состояния. J. Exp. Биол. 220 , 1192–1196 (2017).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 38.

    Торда, Г. и др. . Быстрая адаптивная реакция кораллов на изменение климата. Nat. Клим. Чанг. 7 , 627–636 (2017).

    ADS Статья Google Scholar

  • 39.

    Буддемайер, Р. В. и Фаутин, Д. Г. Обесцвечивание кораллов как адаптивный механизм. Bioscience 43 , 320–326 (1993).

    Артикул Google Scholar

  • 40.

    Бейкер, Д. М., Вейгт, Л., Фогель, М. и Ноултон, Н. Древняя ДНК из кораллов Симбиодиниум обнаруживает статический мутуализм за последние 172 года. PLoS One 8 , e55057 (2013).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 41.

    Lin, S. et al. . Геном Symbiodinium kawagutii проливает свет на экспрессию гена динофлагеллат и коралловый симбиоз. Наука 240 , 13201–13202 (2015).

    Google Scholar

  • 42.

    Lin, Z. et al. . Профилирование транскриптома Galaxea fascicularis и его эндосимбионта Symbiodinium выявляет пути устойчивости к хронической эвтрофикации и метаболический мутуализм между партнерами. Sci. Отчет 7 , 42100 (2017).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 43.

    Аранда, М. и др. . Геномы коралловых симбионтов с динофлагеллятами подчеркивают эволюционные адаптации, способствующие симбиотическому образу жизни. Sci. Отчет 6 , 39734 (2016).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 44.

    Торнхилл Д. Дж., Фитт В. К. и Шмидт Г. В. Высокоустойчивые симбиозы среди зарождающихся кораллов Западной Атлантики. Коралловые рифы 25 , 515–519 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 45.

    Thornhill, D. J., LaJeunesse, T. C., Kemp, D. W., Fitt, W. K. & Schmidt, G. W. Многолетние сезонные генотипические исследования кораллово-водорослевых симбиозов показывают преобладающую стабильность или реверсию после обесцвечивания. Mar. Biol. 148 , 711–722 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Stat, M., Loh, W.К. У., Ла Джеунесс, Т. К., Хуг-Гулдберг, О. и Картер, Д. А. Стабильность ассоциаций кораллов и эндосимбионтов во время и после явления теплового стресса на юге Большого Барьерного рифа. Коралловые рифы 28 , 709–713 (2009).

    ADS Статья Google Scholar

  • 47.

    Ли М. Дж. и др. . Самый малонаселенный «фон» Symbiodinium spp . преходящи и имеют минимальное функциональное значение для симбиотических кораллов. Microb. Ecol. 71 , 771–783 (2016).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 48.

    Литтл А. Ф., Ван Оппен М. Дж. Х. и Уиллис Б. Л. Гибкость эндосимбиоза водорослей определяет рост рифовых кораллов. Наука. 304 , 1492–1494 (2004).

    ADS CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Коффрот, М. А., Польша, Д. М., Петру, Э. Л., Бразо, Д. А. и Холмберг, Дж. К. Приобретение экологического симбионта не может быть решением проблемы потепления морей для кораллов, создающих рифы. PLoS One 5 , e13258 (2010).

    ADS PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 50.

    Rouzé, H. et al. . Обновленная оценка Symbiodinium spp . , которые ассоциируются с обычными склерактиниевыми кораллами из Муреа (Французская Полинезия), обнаруживают большое разнообразие фоновых симбионтов и новую находку клады B. PeerJ 5 , e285–556 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Mieog, JC, van Oppen, MJH, Cantin, NE, Stam, WT & Olsen, JL ПЦР в реальном времени выявляет высокую заболеваемость Symbiodinium клады D на низких уровнях в четырех склерактиниевых кораллах по всей Великой Барьерный риф: последствия для перетасовки симбионтов. Коралловые рифы 26 , 449–457 (2007).

    ADS Статья Google Scholar

  • 52.

    Корреа А.М.С., Макдональд М.Д. и Бейкер А.С. Разработка специфичных для клады праймеров Symbiodinium для количественной ПЦР (кПЦР) и их применение для обнаружения симбионтов клады D у карибских кораллов. Mar. Biol. 156 , 2403–2411 (2009).

    CAS Статья Google Scholar

  • 53.

    Каннинг, Р., Сильверстайн, Р. Н. и Бейкер, А. С. Исследование причин и последствий перетасовки симбионтов в симбиозе мульти-партнерских коралловых рифов в условиях изменения окружающей среды. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 282 , 20141725 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 54.

    Arif, C. et al. . Оценка разнообразия Symbiodinium у склерактиниевых кораллов с помощью генотипирования области ITS2 рДНК на основе секвенирования следующего поколения. Мол. Ecol. 23 , 4418–4433 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 55.

    Эдмундс, П. Дж. и др. . Долгосрочные изменения в сообществах Symbiodinium в Orbicella annularis в Сент-Джоне, Виргинские острова США. Mar. Ecol. Прог. Сер. 506 , 129–144 (2014).

    ADS Статья Google Scholar

  • 56.

    Boulotte, N. M. et al. . Изучение редкой биосферы Symbiodinium свидетельствует о смене симбионтов у кораллов, строящих рифы. Внутр. Soc. Microb. Ecol. J 10 , 2693–2701 (2016).

    CAS Google Scholar

  • 57.

    Каннинг Р., Гейтс Р. Д. и Эдмундс П. Дж. Использование высокопроизводительного секвенирования ITS2 для описания метасообществ Symbiodinium в Сент-Джоне, Виргинские острова США. PeerJ 5 , e3472 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 58.

    Ziegler, M. et al . Биогеография и молекулярное разнообразие коралловых симбионтов рода Symbiodinium вокруг Аравийского полуострова. J. Biogeogr. 44 , 674–686 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 59.

    Зиглер М., Эгуилуз В. М., Дуарте К. М. и Вулстра К. Р. Редкие симбионты могут способствовать устойчивости сообществ кораллов и водорослей. ISME J 12 , 161–172 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 60.

    Каннинг Р., Глинн П. У. и Бейкер А. С. Гибкие ассоциации между кораллами Pocillopora и Symbiodinium ограничивают полезность экологии симбиоза при определении видов. Коралловые рифы 32 , 795–801 (2013).

    ADS Статья Google Scholar

  • 61.

    Каннинг Р., Сильверштейн Р. Н. и Бейкер А. С. Перетасовка симбионтов связана с дифференциальной фотохимической динамикой Symbiodinium в трех карибских рифовых кораллах. Коралловые рифы 37 , 145–152 (2018).

    ADS Статья Google Scholar

  • 62.

    Шмидт-Роуч, С., Миллер, К.Дж., Лундгрен, П. и Андреакис, Н. С широко открытыми глазами: пересмотр видов внутри и тесно связанных с комплексом видов Pocillopora damicornis (Scleractinia; Pocilloporidae) с использованием морфологии и генетики. Zool. J. Linn. Soc. 170 , 1–33 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 63.

    Rouzé, H., Lecellier, G., Langlade, M., Planes, S. & Berteaux-Lecellier, V. Окрашивающие рифы, подверженные различным уровням эвтрофикации и седиментации, могут поддерживать одни и те же бентосные сообщества. Март Загрязнение. Бык. 92 , 212–221 (2015).

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google Scholar

  • 64.

    Ямасита, Х., Судзуки, Г., Хаясибара, Т. и Койке, К. Отбирают ли кораллы зооксантеллы альтернативным выбросом? Mar. Biol. 158 , 87–100 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Льюис, К. Л. и Коффрот, М. А. Приобретение экзогенных водорослевых симбионтов октокоралом после отбеливания. Наука 304 , 1490–1492 (2004).

    ADS CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 66.

    Стат, М., Гейтс, Р. Д. и Клэйд, Д. Симбиодиниум в склерактиниевых кораллах: «Самородок» надежды, эгоистичный оппортунист, зловещий знак или все вышеперечисленное? J. Mar. Biol 2011 , 1–9 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Лессер, М. П., Стат, М. и Гейтс, Р. Д. Эндосимбиотические динофлагелляты ( Symbiodinium sp .) Кораллов являются паразитами и мутуалистами. Коралловые рифы 32 , 603–611 (2013).

    ADS Статья Google Scholar

  • 68.

    Кантин, Н. Э., Оппен, М. Дж. Х., Уиллис, Б. Л., Миог, Дж. К. и Негри, А. П. Молодые кораллы могут получать больше углерода от высокоэффективных водорослевых симбионтов. Коралловые рифы 28 , 405–414 (2009).

    ADS Статья Google Scholar

  • 69.

    Бейкер, Д. М., Андрас, Дж. П., Йордан-Гарса, А.G. & Fogel, M. L. Конкуренция нитратов в коралловом симбиозе варьируется в зависимости от температуры между кладами Symbiodinium . ISME J. 7 , 1248–51 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 70.

    Каннинг, Р., Йост, Д. М., Гуаринелло, М. Л., Патнэм, Х. М. и Гейтс, Р. Д. Изменчивость сообществ Symbiodinium в водах, отложениях и кораллах термально различных рифовых бассейнов в Американском Самоа. PLoS One 10 , e0145099 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 71.

    Фитт, В. К. и др. . Реакция двух видов индо-тихоокеанских кораллов, Porites cylindrica и Stylophora pistillata , на кратковременный тепловой стресс: хозяин имеет значение в определении устойчивости кораллов к обесцвечиванию. J. Exp. Mar. Bio. Ecol. 373 , 102–110 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 72.

    Fabricius, K. E. et al. . Неудачники и победители коралловых рифов привыкли к повышенным концентрациям углекислого газа. Nat. Клим. Чанг. 1 , 165–169 (2011).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 73.

    Патнэм, Х. М., Стат, М., Почон, X. и Гейтс, Р. Д. Эндосимбиотическая гибкость связана с чувствительностью к окружающей среде у склерактиниевых кораллов. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279 , 4352–4361 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 74.

    Вейс, В. М., Рейнольдс, В. С., ДеБоер, М. Д. и Крупп, Д. А. Специфичность симбионта-хозяина в начале симбиоза между динофлагеллятами Symbiodinium spp . и личинки планулы склерактиниевого коралла Fungia scutaria . Коралловые рифы 20 , 301–308 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 75.

    Родригес-Ланетти, М., Вуд-Чарлсон, Э. М., Холлингсворт, Л. Л., Крупп, Д. А. и Вайс, В. М. Временная и пространственная динамика заражения указывает на события распознавания в первые часы симбиоза динофлагеллят и кораллов. Mar. Biol. 149 , 713–719 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 76.

    Wolfowicz, I. et al. . Aiptasia sp . личинки как модель для выявления механизмов отбора симбионтов у книдарий. Sci. Отчет 6 , 1–12 (2016).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 77.

    Фабрициус, К. Э. Влияние поверхностного стока на экологию кораллов и коралловых рифов: обзор и синтез. Март Загрязнение. Бык. 50 , 125–46 (2005).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Сампайо, Э.М. и др. . Коралловые симбиозы при длительных изменениях окружающей среды: жизнь в пределах допустимого диапазона. Sci. Отчет 6 , 36271 (2016).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 79.

    Сува Р., Хиросе М. и Хидака М. Сезонные колебания в генотипическом составе зооксантелл и фотофизиологии кораллов Pavona divaricata и P.Воронежский . Mar. Ecol. Прог. Сер. 361 , 129–137 (2008).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 80.

    LaJeunesse, T. C. et al. . Специфика и стабильность в высокоширотных кораллово-водорослевых симбиозах восточной части Тихого океана. Лимнол. Oceanogr. 53 , 719–727 (2008).

    ADS Статья Google Scholar

  • 81.

    Де Пальмас, С. и др. . Symbiodinium spp . ассоциируется с высокоширотными кораллами-склерактиниями с острова Чеджу, Южная Корея. Коралловые рифы 34 , 919–925 (2015).

    ADS Статья Google Scholar

  • 82.

    Ямамура, Н. Эволюция мутуалистического симбиоза: модель дифференциального уравнения. Население. Ecol. 38 , 211–218 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 83.

    Loh, W. K. W., Loi, T., Carter, D. & Hoegh-guldberg, O. Генетическая изменчивость симбиотических динофлагеллят из обширных видов кораллов Seriatopora hystrix и Acropora longicyathus в Индо-западной части Тихого океана. Mar. Ecol. Прог. Сер. 222 , 97–107 (2001).

    ADS Статья Google Scholar

  • 84.

    Барнеа О., Вайс В. М., Перес С. и Бенаяху Ю. Разнообразие симбионтов динофлагеллят в мягких кораллах Красного моря: способ приобретения симбионтов имеет значение. Mar. Ecol. Прог. Сер. 275 , 89–95 (2004).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 85.

    Stat, M., Loh, W. K. W., Hoegh-Guldberg, O. & Carter, D. A. Стратегия приобретения симбионтов стимулирует ассоциации хозяин-симбионт в южной части Большого Барьерного рифа. Коралловые рифы 27 , 763–772 (2008).

    ADS Статья Google Scholar

  • 86.

    Мускатин, Л., Фальковски, П. Г., Дубинский, З., Кук, П. А., Макклоски, Л. Р. Влияние внешних источников питания на динамику популяций зооксантелл в рифовых кораллах. Proc. R. Soc. Лондон. B. Biol. Sci. 236 , 311–324 (1989).

    ADS Статья Google Scholar

  • 87.

    Вулдридж, С. А. Действительно ли симбиоз кораллов и водорослей «взаимовыгоден» для партнеров? Bioessays 32 , 615–25 (2010).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 88.

    Франсоле Д., Роберти С. и Пламье Дж. Установление эндосимбиоза: случай книдарий и Symbiodinium . J. Exp. Mar. Bio. Ecol. 421 , 1–7 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 89.

    Багдасарян Г. и Мускатин Л. Предпочтительное изгнание делящихся клеток водорослей как механизм регулирования симбиоза водорослей и книдарий. Biol. Бык. 199 , 278–86 (2000).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 90.

    Нихолм, С. В. и Макфалл-Нгаи, М. Дж. Веивание: создание симбиоза кальмаров- и вибрионов . Nat. Rev. Microbiol. 2 , 632–642 (2004).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 91.

    Данн, С. Р. и Вайс, В. М. Апоптоз как постфагоцитарный механизм веяния в мутуализме кораллов и динофлагеллат. Environ. Microbiol 11 , 268–276 (2009).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 92.

    Ganot, P. et al. . Адаптации к эндосимбиозу в ассоциации книдарий-динофлагеллат: дифференциальная экспрессия генов и специфические дупликации генов. PLoS Genet. 7 , e1002187 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 93.

    Польша, Д. и Коффрот, М. Межпоколенческая специфичность в симбиозе книдарий-водорослей. Коралловые рифы 36 , 119–129 (2017).

    ADS Статья Google Scholar

  • 94.

    Mies, M. et al. . Экспрессия специфичного для симбиоза гена в Symbiodinium типа A1, ассоциированном с личинками кораллов, голожаберных и гигантских моллюсков. R. Soc. Open Sci. 4 , 170253 (2017).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 95.

    Розенберг, Э. и Зильбер-Розенберг, И. Бактериальное обесцвечивание кораллов приводит к концепции гологенома. Микроб 11 , 27–31 (2016).

    Google Scholar

  • 96.

    Паркинсон, Дж. Э. и др. .Вариабельность экспрессии генов определяет виды и отдельные штаммы среди ассоциированных с кораллами динофлагеллят внутри рода Symbiodinium . Genome Biol. Evol. 8 , 665–680 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 18.03.08, Димник, Политика власти в Киевской Руси

    • Отзыв от:
    • Саймон Франклин

    Правление на Руси было семейным делом.Вначале был ... кто? Возможно, Рюрик, (вероятно) легендарный скандинавский князь IX века, которого более поздние летописи объявили прародителем правящей династии на землях Руси. Или, возможно, основателем династии следует считать Владимира, киевского князя с 980 по 1015 год, который принес крещение своим людям (или заставил их насильно тащить к крещению, если они возражали). Почти все из многих сотен зарегистрированных членов правящей семьи в течение следующей четверти тысячелетия можно проследить до потомков Владимира.Однако источники для первых десятилетий фрагментарны в своих повествованиях, поздно в их составе и расплывчаты в своих представлениях о том, как действовало династическое правление - или как оно должно было действовать, или даже о , предполагалось ли это . 'действовать любым обычным или ограниченным нормами образом, кроме победы сильнейшего. Со второй половины XI века летописи не только становятся более полными, толстыми, все более неразрывными и многонитевыми; они также начинают изображать и измерять функционирование и неправильное функционирование правящей семьи, если не в соответствии с фиксированной системой, во всяком случае, по отношению к развивающемуся набору конвенций.И условной отправной точкой для этой династической истории, в большей степени ориентированной на условности, является 1054 год.

    В 1054 году умер сын Владимира Ярослав. После длительной и кровавой братской борьбы за власть, последовавшей за смертью его отца, Ярослав в конечном итоге стал единственным победителем. С середины 1030-х годов, после смерти своего последнего серьезного соперника, он имел единоличное правление в Киеве и связанных с ним территориях. Часть наследия Ярослава была видна и культурна в его программе монументального строительства, которое определило бы город: его собор Святой Софии стоит и по сей день.И часть его наследия была - или считалась - политической. Согласно Первичной летописи , Ярослав оставил своим сыновьям краткие инструкции относительно распределения земель и иерархии власти между ними. Этот текст в летописи, иногда известный как «завещание» Ярослава, является основой для последнего из многочисленных обширных рассказов Мартина Димника о династической политике на ранней Руси. «Завещание» Ярослава относится только к договоренности между его сыновьями.Димник, возможно, заключает в себе больше предписаний для разных поколений, чем текст может с комфортом выдержать. Его не отвлекает и возможность того, что она была составлена ​​ретроспективно. Для него, независимо от его подлинности, он служит своего рода конституционным шаблоном, основополагающим документом, последствия, толкования, модификации и нарушения которого могут отслеживаться из поколения в поколение через постоянно растущую размытость и сложность династической политики Руси для следующих двести лет, до эпохи монгольских нашествий.

    Центральные и наиболее прочные элементы династических конвенций по мере их развития в течение этого периода никогда не были сформулированы подробно. Князь «восседал на престоле своего отца и деда», вотчина объявлялась неприкосновенной, а приоритет в наследовании и власти якобы предоставлялся понятием «старшинство». Однако на практике семейная жизнь была гораздо более беспорядочной, чем можно было предположить из этих якобы простых правил. Земли, похоже, считались коллективным владением быстро расширяющейся династии.Каждый сын, племянник, брат и двоюродный брат принца также был принцем, имеющим некоторую долю в семейном предприятии. «Старшинство» не передавалось по первородству, а передавалось по линии братьев, а затем, иногда, но отнюдь не всегда и не всегда, переходило потомкам старшего брата, затем их двоюродным братьям, потомкам младшего брата, и скоро. Фраза «сесть на трон отца и деда» наложила определенную степень встроенного ограничения: то есть круг потенциальных сидящих на троне был ограничен теми, чьи отцы сами прожили достаточно долго, чтобы занять свою очередь. сидит на троне.

    Неудивительно, что все это оставляло множество возможностей для творческой интерпретации, для изменения правил, которое затем превратилось в новые и противоречивые прецеденты, для конкурирующих претендентов, каждый из которых был убежден в законности, для угроз, манипуляций и переговоров, которые являются предметом описания Димника. силовая политика ». Предыдущие исследования династической политики Димником были сосредоточены на ветвях семьи, которые, как правило, были обойдены основными сохранившимися летописями и (следовательно?) Большинством историков: в частности, потомками сына Ярослава Святослава, вотчиной которого была территория Чернигов.В своей последней книге он переходит в мейнстрим, к потомкам младшего сына Ярослава Всеволода и сына Всеволода Владимира Мономаха, киевского князя с 1113 по 1125 год. Хотя и не из старшей линии потомков Ярослава, потомство Мономаха умудрилось сохранить получить и, по большей части, сохранить контроль над большей частью земель русов. Поглощение было далеко не гладким. Разрастающиеся князья Мономаховичи толкались друг с другом не меньше, чем со своими кузенами. Но их коллективное доминирование, тем не менее, поразительно.Это история Димника.

    Мартин Димник разработал свой, глубоко немодный, исторический жанр. Он летописец: заражен, развивает, сопоставляет отчеты и, в конечном итоге, воссоздает повествовательный стиль своих средневековых предшественников. Последовательность важнее темы или формы. Последовательность определяет форму. Димник рисует - или отслеживает сюжеты - взаимодействия и взаимоотношения его постоянно расширяющегося набора персонажей, союзы и предательства, конфликты и перемирие.Если есть тематических лейтмотивов , то это представления о легитимности с одной стороны и амбиции Мономаховича с другой. Но нельзя говорить о последовательном сюжете или развивающемся аргументе. Что-то происходит, и здесь в строгом порядке рассказывается о том, что происходит.

    Заголовки глав передают изюминку. Некоторые предлагают подробный рассказ о конкретных эпизодах: глава 3 «Владимир Мономах успешно оккупирует Киев»; глава 4: «Сын Мономаха Мстислав наследует отца в Киев»; глава 6, «Всеволод Ольгович из Чернигова узурпирует контроль над Киевом» и т. д.В другом месте, однако, заголовки глав Димника более или менее отказываются от эпизодической направленности: глава 8 «Междинастические споры»; Глава 15 «Князья на войне». Внутри каждой главы Димник дает одинаково содержательные и характерные подзаголовки. Действительно, если объединить подзаголовки, получится нечто вроде сюрреалистично несущественного резюме, которое иногда можно найти в романах девятнадцатого века. Так: глава 8, в которой Юрий во второй раз оккупирует Киев, Мстиславичи идут на войну, Иван Берладник - претендент на престол, Юрий умирает, Изяслав Давидович уезжает в Киев, Ростислав Изяславич признан старшим князем, Андрей Боголюбский - союзниками. Изяслав Давидович, и новгородцы просят у Андрея князя.

    Димник неизменно оптимистичен, даже жив в своих хрониках, но нужно сказать, что эта неумолимость может стать проблемой для читателя. Трудно избежать «ну и что?» вопрос. Можно ли с полным основанием ожидать, что мы будем следить за каждым поворотом и поворотом в расширенном пересказе внутренних ссор между полдюжиной поколений огромной семьи? И почему нам должно быть до этого дело? Это история как поверхностный шум, почти или совсем без внимания к более глубоким перемешиваниям, процессам и интересам, которые в какой-то мере могли быть вызваны и сформированы поверхностным шумом.Более того, Димник к настоящему времени настолько близко познакомился со своими предметами, что не видит необходимости оспаривать свои интерпретации. Он провел так много десятилетий, пересказывая истории князей с такими подробностями, что он вполне может почувствовать, что приобрел и имеет право отстаивать верный слух и инстинкт в отношении их мотивов и стремлений, его приписываемых им мотивов и мыслей.

    Например, Димник пишет о мечте Мономаха «сделать своих потомков наследственными правителями Киева» (383).Владимир Мономах уникален среди киевских князей тем, что у нас действительно есть ряд работ о политических принципах и династических отношениях, которые можно правдоподобно приписать лично ему; но их можно было бы тщетно искать в словах такой «мечты». Более того, несмотря на ауру полноты повествования, Димник может быть разрушительно избирательным, когда ему это подходит. Таким образом, он утверждает, что «процедура наследования Киева», подразумеваемая в завещании Ярослава, «не оспаривалась до времени оккупации Киева Мономахом» (55), то есть с 1054 по 1113 год.Это неверно или, по крайней мере, в корне вводит в заблуждение. Во-первых, в конце 1060-х годов Киевский престол занимал, хотя и ненадолго, член параллельной ветви семьи Всеслав Полоцкий (который даже не фигурирует в указателе Димника). Во-вторых, что более серьезно, в середине 1070-х годов порядок, заложенный в «завещании», был грубо нарушен собственными сыновьями Ярослава, двое из которых (Святослав с отцом Мономаха Всеволодом) изгнали своего старшего брата Изяслава, полномочия которого им прямо предписаны. , по «завещанию», уважать «как отца».

    Димник не одинок в своем увлечении работой династии Руси. Как видно из его библиографии, династическая политика, конечно, давно была среди традиционных интересов историков Руси. Но, что, возможно, удивительно, в последнее время наблюдается резкое возрождение детального изучения семейной истории «Рюрикидов». Димник перечисляет некоторые из основных публикаций: ономастические исследования русских ученых Федора Успенского и Анны Литвиной; очень обширный отчет Дариуша Домбровского о потомках сына Мономаха Мстислава, опубликованный на польском языке в 2008 году (но не его расширенная и обновленная русская версия 2015 года) с более чем 150 'биограммами.«К сожалению, Димник не смог принять во внимание последнюю книгу по этому вопросу, Кристиана Раффенспергера« Узы родства: генеалогия и династический брак в Киевской Руси », опубликованную в 2016 году. Однако я подозреваю, что это мало что изменило бы. продукт. Время от времени Димник упоминает, что некоторые ученые иначе видят события. Местами (например, стр. 65-68) он с пользой резюмирует ряд интерпретаций. Тем не менее, он редко прибегает к конкретным аргументам других, чтобы оправдать свои собственные.

    И последнее, что придраться к библиографии можно было бы с более тщательным редактированием на заключительном этапе. Произведения Алексея Петровича Толочко очень странным образом разделились между ним и призрачным медиевистом Анатолием Павловичем Толочко (ближайший, насколько мне известно, Анатолий Павлович Толочко - историк Сибири ХХ века). Дариуш Домбровский также разделен на двух человек: один с польским написанием его имени, другой с транслитерированным русским написанием его имени.

    Жанр Димника легко критиковать, но в этом предприятии есть что-то восхитительное: явная настойчивость и монументальность, непроницаемость для историографической моды, творчество, доведенное до конца этой книгой. И мы знаем о пудинге. Хотя придирчивые читатели могут наткнуться на недостатки, книги Димника были и останутся полезными, на что можно позавидовать. Они не только останутся на полках, но и будут сниматься с полок: в них можно будет погрузиться и попробовать, даже если не проглотить целиком.Никто не сможет повторить то же самое снова таким образом.

    Структура закупок и Регламент для проектов после 1 июля 2016 г.

    На этой странице:
    - Структура закупок - Политика, правила, инструкции
    - Стандартные документы на закупку (SPD)
    - Предыдущие версии SPD
    - Агентства ООН
    - Альтернативные механизмы закупок (APA)
    - Обучение

    Структура закупок
    (Другие языки добавляются по мере их доступности.)

    Правила предоставляют Заемщикам множество вариантов для разработки правильного подхода к рынку и определения правил, которым необходимо следовать. Дополнение к Правилам - это серия руководств, стандартных закупочных документов (SPD), шаблонов и других ресурсов, ссылки на которые приведены ниже. Заявление об ограничении ответственности: В случае каких-либо расхождений, английская версия имеет преимущественную силу.

    • Политика закупок при финансировании инвестиционных проектов (IPF) и других операционных вопросах закупок : июль 2016 г. Английский, китайский
    • Правила закупок для финансирования инвестиционных проектов (IPF) Заемщики: Ноябрь 2020 г. Английский
      • Предыдущая версия: август 2018 г., испанский, китайский, французский,
        Примечание: Сводка изменений.Выполняется перевод.
      • Предыдущая версия: ноябрь 2017 г., английский, французский, испанский
      • Предыдущая версия: июль 2016 г., английский, арабский, китайский, французский, японский, португальский, русский, испанский, турецкий, вьетнамский

    Руководство:

    • Руководство для заемщиков для начинающих - Закупки в рамках IPF Всемирного банка, английский, китайский
    • Конфликт интересов (шаблон декларации см. В разделе «Шаблон» ниже)
    • Управление контрактами, общие принципы
    • Управление контрактами, Практика
    • Книга расчетов корректировки контрактной цены (Excel)
    • Конкурентный диалог: как начать конкурентный диалог Процесс закупок
    • Экология, социальная сфера, здоровье и безопасность в закупках
    • Evaluation Criteria, English, Chinese
    • Поиск деловых возможностей и заключение контрактов, финансируемых Всемирным банком, английский, китайский
    • Руководство по рамочным соглашениям
    • Health - Медицинское диагностическое оборудование - Руководство покупателя
    • Здравоохранение - Медицинское диагностическое оборудование - Привлечение эксперта-консультанта
    • Выявление и обработка анормально заниженных заявок и предложений, английский, китайский
    • Комитет по обзору производственных закупок
    • Закупки Практическая расширенная поддержка внедрения
    • Несоблюдение правил закупок в операциях ОПЗ
    • Последующая проверка закупок, независимая проверка закупок и комплексные фидуциарные проверки
    • Жалобы, связанные с закупками, английский, испанский, китайский, китайский
    • Закупки в случаях срочной необходимости в помощи или ограниченных возможностей
    • Стратегия закупок для развития проекта (PPSD) - Подробное подробное руководство, июль 2016 г.
    • Project Procurement Strategy for Development (PPSD) - краткая форма, февраль 2017 г., английский, китайский, испанский
    • Государственно-частное партнерство (ГЧП)
    • Профилактика сексуальной эксплуатации и насилия и сексуальных домогательств (SEA / SH) и меры реагирования при закупках, вопросы и ответы для заемщиков и подрядчиков
    • Стандартные закупочные документы - Обзор
    • Устойчивые закупки
    • Пороговые значения для подходов и методов закупок по странам
    • Использование переговоров и наилучшего и окончательного предложения (BAFO) при закупке товаров, работ и неконсультационных услуг
    • Соотношение цена / качество, английский, китайский

    Шаблоны:

    • Подробный шаблон стратегии закупок для развития проекта (PPSD)
    • Краткий шаблон PPSD
    • Шаблон общего уведомления о закупках (GPN) для проектов, использующих Правила закупок для заемщиков IPF
    • Текстовая часть плана закупок для проектов, использующих Положения о закупках для заемщиков IPF, английский, французский
    • Письмо о принятии руководящих принципов и рамок санкций Всемирного банка по борьбе с коррупцией (участники торгов, предлагающие или консультанты), английский, французский, испанский
    • Письмо о принятии руководящих принципов и рамок санкций Всемирного банка по борьбе с коррупцией (подрядчики, поставщики или консультанты), английский, французский, португальский, испанский
    • Образец формата запроса о выражении заинтересованности (REoI)
    • Шаблон декларации о конфликте интересов

    Другое:

    СТАНДАРТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЗАКУПКИ для использования после 1 июля 2016 года

    Всемирный банк подготовил приведенные ниже Стандартные закупочные документы (СПД) для международных конкурсных закупок.

    Если нажатие на ссылку ниже не приводит к загрузке документа, щелкните ссылку
    правой кнопкой мыши и выберите «открыть в новой вкладке».

    На заметку:
    SPD Обзор для практикующего
    Предыдущие версии SPD см. В этой таблице.

    * Все версии SPD до января 2021 года будут постепенно заменяться версиями от января 2021 года, чтобы включить положения, касающиеся механизма дисквалификации Банка за несоблюдение обязательств SEA / SH.

    ДЕЙСТВИЯ В ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ COVID-19

    Запрос цен и прямые закупки товаров
    - Запрос цен на товары, английский, французский, испанский
    - Прямые закупки товаров, английский, французский, испанский

    Закупки малых предприятий
    - Прямые закупки, английский, французский, испанский
    - Запрос цен, английский, французский, испанский

    Запрос предложений Консультационные услуги по закупкам в рамках операций по реагированию на COVID-19, английский, французский, испанский

    Запрос предложений по рамочным соглашениям, закупка товаров в рамках операций реагирования на чрезвычайные ситуации COVID-19, английский, французский, испанский

    КОНСУЛЬТАЦИОННЫЕ УСЛУГИ

    Запрос предложений - Консультационные услуги (надзор) [декабрь 2019, французский язык]

    Запрос предложений - Консультационные услуги (без надзора) [декабрь 2019]

    Запрос предложений - Pre-ESF [декабрь 2019]

    ОБРАЗОВАНИЕ (Учебники)

    Запрос предложений август 2020

    ТОВАРОВ
    Запрос предложений - Товары (обработка 1 конверта) Август 2020

    Запрос предложений - Товары - Рамочное соглашение (процесс 1 конверт) Январь 2018

    Запрос предложений - Товары (обработка 2 конвертов) Август 2020

    Запрос предложений - Товары (обработка 2 конвертов) Август 2020

    ЗДОРОВЬЕ (Фармацевтические препараты, вакцины и презервативы)

    Документация для предварительного отбора Октябрь 2017 г., французский, испанский

    Запрос предложений октябрь 2017 г., французский, испанский

    ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ
    Запрос предложений [июнь 2020, французский]

    Документ первоначального отбора [октябрь 2017, французский, испанский]

    Запрос предложений [июнь 2020, французский]

    УСЛУГИ УПРАВЛЕНИЯ
    Предварительная квалификационная документация [октябрь 2017 г., французский, испанский]

    Запрос предложений сентябрь 2020 г.

    КОНСУЛЬТАЦИОННЫЕ УСЛУГИ
    Запрос предложений
    [февраль 2020 г., французский, испанский]
    [Pre-ESF, февраль 2020 г., французский, испанский]

    РАБОТЫ

    Для процесса закупок, начатого 1 января 2021 г. или после этой даты, по проектам, оцененным как высокий риск для SEA / SH.Применяется механизм дисквалификации банка за несоблюдение обязательств SEA / SH.

    См. Дополнительную информацию: Всемирный банк объявляет о дисквалификации подрядчиков для усиления мер по предотвращению гендерного насилия (ГН)

    Запрос предложений (после предварительного отбора)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский, испанский

    Запрос предложений (без предварительного квалификационного отбора)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский, испанский

    Проектирование и сборка
    Запрос предложений (одноэтапный)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский, испанский

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский, испанский

    Инженерные закупки и строительство / под ключ
    Запрос предложений (одноэтапный)
    январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.


    Проектирование, строительство и эксплуатация водоочистных сооружений
    Запрос предложений (одноступенчатый)
    Январь 2021 г. Английский, французский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский, французский

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.

    Дороги (дорожные контракты на основе результатов и эффективности)
    Запрос предложений (процесс в одном конверте)
    Февраль 2021 г.

    Запрос предложений (процесс с двумя конвертами)
    Февраль 2021 г.

    РАБОТЫ

    Для процесса закупок, инициированного 1 января 2021 года или после этой даты, когда механизм дисквалификации банка за несоблюдение обязательств SEA / SH НЕ ПРИМЕНЯЕТСЯ.

    См. Дополнительную информацию:
    Всемирный банк объявляет о дисквалификации подрядчиков для усиления мер по предотвращению гендерного насилия (ГН)

    Документация для предварительного квалификационного отбора
    Январь 2021 г.

    Запрос предложений (после предварительного квалификационного отбора)
    Январь 2021 г., предварительный этап ESF, январь 2021 г.

    Запрос предложений (без предварительного квалификационного отбора)
    Январь 2021 г., предварительный этап конкурса ESF, январь 2021 г.

    Проектирование и сборка
    Первоначальный выбор Январь 2021 г.

    Запрос предложений (одноэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.

    Инжиниринг, закупки и строительство / под ключ
    Первоначальный отбор Январь 2021 г.

    Запрос предложений (одноэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г., Pre-ESF январь 2021 г.

    Проектирование, строительство и эксплуатация станций очистки воды и сточных вод
    Руководство по СПД для станций очистки воды и сточных вод

    Документ первоначального отбора Январь 2021 г.

    Запрос предложений (одноэтапный)
    Январь 2021 г., до ESF январь 2021 г.

    Запрос предложений (двухэтапный)
    Январь 2021 г., до ESF январь 2021 г.

    Контракты на сокращение потерь воды, основанные на результатах (двухкомпонентный процесс)
    Руководящие указания для SBD для контрактов на основе показателей сокращения потерь воды

    Запрос предложений
    Февраль 2020, Pre-ESF февраль 2020

    Дороги (Дорожные контракты на основе результатов и эффективности)
    Образцы спецификаций для дорожных контрактов на основе результатов и показателей

    Запрос предложений (процесс в одном конверте)
    Январь 2021

    Запрос предложений (процесс с двумя конвертами)
    Январь 2021 г.

    Французский гражданский закон (французский)
    Запрос предложений
    июнь 2020 г., предварительный ESF июнь 2020 г.

    Small Works
    Запрос предложений - (процесс 1 конверт)
    март 2021 г.
    Pre-ESF март 2021 г.

    Запрос предложений - (процесс 2 конверта)
    март 2021 г.
    Pre-ESF M arch 2021

    Завод
    Запрос предложений (после предварительного квалификационного отбора)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Предварительный ESF Январь 2021 г. Английский, испанский

    Запрос предложений (без предварительного квалификационного отбора)
    Январь 2021 г. Английский, испанский
    Pre-ESF Январь 2021 г. Английский язык, Испанский

    Документ первоначального отбора [Февраль 2020, французский]

    Запрос предложений (двухэтапный) [Февраль 2020, Франция] [Pre-ESF Февраль 2020]

    Запрос предложений (одноэтапный) [Ноябрь 2018]

    *************

    АГЕНТСТВА ООН - Некоторые стандартные формы соглашений см. Ниже

    * Для получения дополнительной информации обращайтесь в unagencies @ worldbank.org


    ФАО - Продовольственная и сельскохозяйственная организация
    [май 2017]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь - английский, французский, испанский
    - Результаты - английский, французский

    МОТ - Международная организация труда [ноябрь 2016 г.]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь
    - Результаты

    МОМ - Международная организация по миграции [Май 2018]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь
    - Результаты

    ПРООН - Программа развития Организации Объединенных Наций [апрель 2019]
    - Утверждение соглашения
    - Техническая помощь - английский, французский, испанский
    - Результаты - английский, испанский

    ЮНЕСКО - Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры [декабрь 2013 г.]
    - Техническая помощь - английский, французский, испанский

    ЮНФПА - Фонд ООН в области народонаселения
    - Товары для здоровья [январь 2020 г.] - английский, французский
    - Техническая помощь [октябрь 2014 г.] - английский, французский

    ЮНИСЕФ - Детский фонд Организации Объединенных Наций [апрель 2019]
    - Утверждение соглашения
    - Результаты - английский, французский, испанский
    - Принадлежности - английский

    ЮНИДО - Организация Объединенных Наций по промышленному развитию
    - Меморандум о соглашении - июнь 2016 г., декабрь 2016 г.
    - Результаты [декабрь 2016 г.] - английский, французский
    - Техническая помощь [июнь 2016 г.] - английский, французский

    ЮНОПС - Управление Организации Объединенных Наций по обслуживанию проектов [август 2016]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь - английский, французский, испанский
    - Выполнение работ - английский, французский, испанский
    - Закупка транспортных средств - английский, французский , Испанский
    - Закупка материалов - английский, французский, испанский

    ВПП - Мировая продовольственная программа [июнь 2017]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь
    - Поставки - английский, французский
    - Выполнение результатов [сентябрь 2020]

    ВОЗ - Всемирная организация здравоохранения [ноябрь 2016 г.]
    - Меморандум о соглашении
    - Техническая помощь - английский, французский, испанский
    - Результаты - английский, французский, испанский

    ВМО - Всемирная метеорологическая организация [октябрь 2018 г.]
    - Утверждение соглашения
    - Техническая помощь

    АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ЗАКУПОК (APA)

    Использование альтернативных механизмов закупок (APA) было одобрено Советом Всемирного банка в июле 2015 года как часть Новой системы закупок.

    Методология оценки была разработана и тестируется для оценки нормативно-правовой базы, а также потенциала и возможностей исполнительного агентства заемщика. В его основе лежит Методология оценки систем закупок (MAPS) Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Методология оценки была разработана таким образом, чтобы включить дополнительный компонент, охватывающий операции по закупкам и использование минимальных стандартов. Он также использует доказательный подход, анализируя данные о закупках и собирая мнения частного сектора и организаций гражданского общества (ОГО).

    См. Проект руководства по оценке, английский, китайский.

    В принципах, регулирующих APA, рассматривается вопрос о том, обеспечивают ли механизмы закупок агентства, включая их выполнение и управление, гарантию того, что финансирование Банка будет использоваться по назначению (целям) и в соответствии с Основными принципами закупок Банка:

    · Соотношение цена / качество
    · ​​Экономичность
    · ​​Эффективность
    · ​​Целостность
    · ​​Соответствие назначению
    · ​​Прозрачность
    · ​​Справедливость

    *******

    РАБОТЫ
    Запрос конкурсной документации Руководства пользователя

    Глава 1 - Глобальное потепление 1.5 ºC

    В этой главе описываются контекст, база знаний и подходы к оценке, используемые для понимания воздействия глобального потепления на 1,5 ° C выше доиндустриального уровня и соответствующих глобальных путей выбросов парниковых газов, на основе Пятого оценочного доклада МГЭИК (ДО5) в контекст усиления глобального ответа на угрозу изменения климата, устойчивого развития и усилий по искоренению бедности.

    Антропогенное потепление достигло примерно 1 ° C (, вероятно, между 0.На 8 ° C и 1,2 ° C) выше доиндустриальных уровней в 2017 году, увеличиваясь на 0,2 ° C (, вероятно, между 0,1 ° C и 0,3 ° C) за десятилетие (, высокая достоверность, ). Глобальное потепление определяется в этом отчете как повышение комбинированных температур приземного воздуха и поверхности моря, усредненных по земному шару за 30-летний период. Если не указано иное, потепление выражается относительно периода 1850–1900 гг., Используемого как приближение доиндустриальных температур в AR5. Для периодов короче 30 лет потепление относится к расчетной средней температуре за 30 лет, сосредоточенной на этом более коротком периоде, с учетом воздействия любых температурных колебаний или тенденций в течение этих 30 лет.Соответственно, потепление от доиндустриального уровня к десятилетию 2006–2015 гг. Оценивается в 0,87 ° C (, вероятно, между 0,75 ° C и 0,99 ° C). С 2000 года расчетный уровень потепления, вызванного деятельностью человека, был равен уровню наблюдаемого потепления с вероятным диапазоном ± 20% с учетом неопределенности из-за вкладов солнечной и вулканической активности за исторический период ( высокая достоверность ). {1.2.1}

    Потепление, превышающее среднемировое, уже наблюдалось во многих регионах и сезонах, при этом среднее потепление над сушей было выше, чем над океаном (, высокая достоверность, ). В большинстве регионов суши наблюдается более сильное потепление, чем в среднем по миру, в то время как в большинстве районов океана потепление происходит медленнее. В зависимости от рассматриваемого набора данных о температуре 20–40% мирового населения проживает в регионах, которые к десятилетию 2006–2015 гг. Уже испытали потепление более чем на 1,5 ° C по сравнению с доиндустриальным, по крайней мере, за один сезон ( средних уверенность ). {1.2.1, 1.2.2}

    Одни только прошлые выбросы составляют , маловероятно, что повысит глобальную среднюю температуру до 1.На 5 ° C выше доиндустриальных уровней (, средняя степень достоверности, ) , но прошлые выбросы связаны с другими изменениями, такими как дальнейшее повышение уровня моря (, высокая степень достоверности, ). Если бы все антропогенные выбросы (в том числе связанные с аэрозолями) были немедленно сокращены до нуля, любое дальнейшее потепление сверх уже испытанного 1 ° C было бы , вероятно, было бы менее 0,5 ° C в течение следующих двух-трех десятилетий ( с высокой достоверностью ), и , вероятно, ниже 0,5 ° C в масштабе столетия ( средняя степень достоверности ) из-за противоположного воздействия различных климатических процессов и факторов.Следовательно, потепление более чем на 1,5 ° C не является неизбежным с геофизической точки зрения: произойдет ли оно, зависит от будущих темпов сокращения выбросов. {1.2.3, 1.2.4}

    Пути выбросов 1,5 ° C определяются как пути, которые, с учетом текущих знаний о реакции климата, обеспечивают от одного из двух до двух из трех шансов, что потепление останется ниже 1,5 ° C или вернется к 1,5 ° C через около 2100 г. после перерегулирования. Пути перерегулирования характеризуются максимальной величиной перерегулирования, которая может иметь последствия для ударов.Все пути на 1,5 ° C включают ограничение кумулятивных выбросов долгоживущих парниковых газов, включая двуокись углерода и закись азота, а также значительное сокращение других факторов, влияющих на климат (, высокая достоверность, ). Для ограничения совокупных выбросов требуется либо сокращение чистых глобальных выбросов долгоживущих парниковых газов до нуля до достижения кумулятивного предела, либо чистые отрицательные глобальные выбросы (антропогенная абсорбция) после превышения предела. {1.2.3, 1.2.4, кросс-главы 1 и 2}

    В этом отчете оцениваются прогнозируемые воздействия при среднем глобальном потеплении на 1.5 ° C и более высокие уровни нагрева. Глобальное потепление на 1,5 ° C связано со средними глобальными температурами поверхности, которые естественным образом колеблются в обе стороны от 1,5 ° C, вместе с потеплением, значительно превышающим 1,5 ° C во многих регионах и сезонах ( с высокой степенью достоверности ), все из которых должны быть учитывается при оценке воздействия. Воздействие при потеплении на 1,5 ° C также зависит от пути выброса до 1,5 ° C. Очень разные воздействия возникают из-за путей, которые остаются ниже 1,5 ° C, по сравнению с путями, которые возвращаются к 1.5 ° C после значительного превышения и когда температура стабилизируется на уровне 1,5 ° C по сравнению с кратковременным потеплением выше 1,5 ° C ( средняя достоверность ). {1.2.3, 1.3}

    Этические соображения и, в частности, принцип справедливости, являются центральными в этом отчете, поскольку признается, что многие из последствий потепления до и выше 1,5 ° C, а также некоторые потенциальные воздействия мер по смягчению, необходимых для ограничения потепления до 1,5 ° C. , непропорционально сильно ложатся на бедных и уязвимых ( высокая достоверность ). Справедливость имеет процедурные и распределительные аспекты и требует справедливого распределения бремени как между поколениями, так и между странами и внутри них. Ставя цель удержать повышение средней глобальной температуры до уровня значительно ниже 2 ° C по сравнению с доиндустриальными уровнями, и продолжить усилия по ограничению потепления до 1,5 ° C, Парижское соглашение связывает принцип справедливости с более широкими целями искоренения бедности и устойчивого развития, признавая, что эффективные меры реагирования на изменение климата требуют глобальных коллективных усилий, которые могут определяться Целями устойчивого развития Организации Объединенных Наций 2015 года.{1.1.1}

    Адаптация к климату относится к действиям, предпринимаемым для управления воздействиями изменения климата путем снижения уязвимости и подверженности его вредным воздействиям и использования любых потенциальных выгод. Адаптация происходит на международном, национальном и местном уровнях. Субнациональные юрисдикции и субъекты, включая городские и сельские муниципалитеты, играют ключевую роль в разработке и усилении мер по снижению рисков, связанных с погодой и климатом. Осуществление адаптации сталкивается с несколькими препятствиями, включая отсутствие актуальной и актуальной для местных условий информации, отсутствие финансов и технологий, социальных ценностей и отношений, а также институциональные ограничения (, высокая степень достоверности, ).Адаптация более вероятно, будет способствовать устойчивому развитию, когда политика согласуется с целями смягчения последствий и искоренения бедности (, средняя степень достоверности, ). {1.1, 1.4}

    Необходимы амбициозные меры по смягчению последствий для ограничения потепления до 1,5 ° C при достижении устойчивого развития и искоренения бедности (, высокая достоверность, ). Однако плохо продуманные ответные меры могут создать проблемы, особенно - но не исключительно - для стран и регионов, борющихся с бедностью, а также для стран, требующих значительных преобразований своих энергетических систем.В этом отчете основное внимание уделяется «устойчивым к изменению климата направлениям развития», которые направлены на достижение целей устойчивого развития, включая адаптацию к изменению климата и смягчение его последствий, искоренение нищеты и сокращение неравенства. Но любой возможный путь, который остается в пределах 1,5 ° C, предполагает синергизм и компромиссы (, высокая достоверность, ). Сохраняется значительная неопределенность в отношении того, какие пути более соответствуют принципу справедливости.
    {1.1.1, 1.4}

    Множественные формы знаний, включая научные доказательства, сценарии повествования и предполагаемые пути, способствуют пониманию 1.5 ° С. Этот отчет основан на традиционных данных о физической климатической системе и связанных с ней воздействиях и уязвимостях изменения климата, а также на знаниях, извлеченных из восприятия риска и опыта климатических воздействий и систем управления. Сценарии и пути используются для изучения условий, обеспечивающих достижение целей в будущем, с одновременным признанием важности этических соображений, принципа справедливости и необходимых социальных преобразований. {1.2.3, 1.5.2}

    Нет однозначного ответа на вопрос, можно ли ограничить потепление до 1.5 ° C и адаптироваться к последствиям. Осуществимость рассматривается в этом отчете как способность системы в целом достичь определенного результата. Глобальные преобразования, которые потребуются для ограничения потепления до 1,5 ° C, требуют благоприятных условий, отражающих связи, синергизм и компромиссы между смягчением последствий, адаптацией и устойчивым развитием. Эти благоприятные условия оцениваются по многим параметрам осуществимости - геофизическим, эколого-экологическим, технологическим, экономическим, социокультурным и институциональным - которые можно рассматривать через объединяющую линзу антропоцена, признавая глубокое, дифференцированное, но все более геологически значимое влияние человека на система Земля в целом.Эта структура также подчеркивает глобальную взаимосвязь прошлых, настоящих и будущих отношений между человеком и окружающей средой, подчеркивая необходимость и возможности комплексных ответных мер для достижения целей Парижского соглашения. {1.1, кросс-глава 1}

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *