Российская революция началась 9 января 1905 г с выступления: 1)крестьян 2)рабочих 3)буржуазии 4)солдат.». Скачать бесплатно и без регистрации.

Содержание

28. Первая Российская революция 1905–1907 гг. История России

28. Первая Российская революция 1905–1907 гг

Внутриполитический кризис в 1905 г. был вызван обострением социальных противоречий, а также неблагоприятными последствиями русско-японской войны. В стране началась революция. Непосредственным началом революционных событий можно считать расстрел демонстрации рабочих, устроивших мирное шествие к Зимнему дворцу для подачи петиции о нуждах 9 января 1905 г. Инициатором выступления был священник Г. А. Гапон. Носившее поначалу стихийный характер, движение становилось все более целенаправленным и организованным. Формируется крестьянский союз. Одним из наиболее ярких событий стало восстание на броненосце «Потемкине» в июле 1905 г. Пик революционной активности приходится на конец 1905 г., когда забастовка, вспыхнувшая в Москве, переросла во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку (12–18 октября). Во время стачки возникли Советы рабочих, фактически превратившиеся в альтернативные органы власти.

К декабрю стачка переросла в настоящую войну.

Основными задачами революции можно считать:

1) проведение экономических реформ;

2) замену монархического строя демократическим;

3) предоставление политических свобод;

4) уничтожение сословий, обособленности и неравноправия разных слоев населения.

В условиях постепенной потери контроля над ситуацией Николай II был вынужден подписать 17 октября 1905 г. манифест, даровавший населению неприкосновенность личности, свободу слова, совести, собраний и союзов.

Выборы в первую Государственную думу состоялись в феврале-марте 1906 г.

Основными партиями, возникшими после 17 октября 1905 г., возникли следующие партии:

1) Конституционно-демократическая (кадеты, лидеры – князь П. Д. Долгоруков;

2) Союз 17 октября (октябристы, лидеры – Д. Н. Шиков, с октября 1906 г. – А. И. Гучков).

Эти партии можно отнести к либеральному движению.

Также существовали социалистические партии: РСДРП (В. И. Ленин), эсеры (В. М. Чернов).

Монархическими партиями стали: СРН (Я. И. Дубровин) и союх Михаила Архангела.

В составе I Думы было 179 кадетов, 17 октябристов, 18 социал-демократов, 63 автономиста, 97 членов трудовой крестьянской группы, 105 – беспартийных. Дума была распущена 8 июня того же года, а выбранная вскоре II Государственная дума просуществовала с 20 февраля по 2 июня 1907 г.

3 июня 1907 г. установился режим «третьеиюньской монархии». 2/3 мест в Думе получили представители буржуазии и земледельцы.

26 июля 1914 г. большинство партий высказалось за отказ от собственной деятельности.

Кровавое воскресенье — Первая русская революция

Большевики призывали рабочих свергнуть власть царя. Но многие рабочие не могли себе представить, как это — жить без царя. К тому же священники в церквах всегда убеждали рабочих, что повиноваться царю велел бог.

Среди петербургских рабочих стал выступать поп Гапон. Он был предателем, но рабочие этого не знали. Гапон говорил, что народу тяжело жить, но царь в этом не виноват. Царь не знает о жизни трудящихся. Надо собраться, пойти к царю и рассказать обо всём. Царь даст людям свободу и землю.

Большевики предостерегали рабочих, разъясняли им, что царь — первый помещик и враг трудового народа. Не просить его надо, а бороться против него. Но всё же многие рабочие ещё не шли за большевиками, а продолжали верить в царя.

В воскресенье 9 января 1905 года рабочие Петербурга собрались идти к царю. День был праздничный, и заводы не работали.

Рабочие надели чистую одежду. Взяли с собой стариков, жён и детей. Бережно несли иконы и царские портреты, пели церковные песни. Рабочие верили, что «царь-батюшка» всё сделает для народа.

Подошли к царскому Зимнему дворцу. Но царя не видно. Около дворца выстроены солдаты. Люди заволновались. Некоторые говорили: «Разве солдаты в рабочих будут стрелять? Ведь они почти все из крестьян набраны».

На минуту всё замерло. И вдруг в морозной тишине грянул залп. Солдаты выполнили царский приказ. Люди шарахнулись. Схватившись за грудь, упал молодой рабочий. Закричала женщина. Выронив из рук икону, упал старик.На площади раздались крики:

  • «В народ стреляют!»
  • «Вот оно как!»
  • «Такова-то царская милость!»

Появились верховые. С шашками наголо они ринулись на рабочих. Кони давили бегущих. Острые шашки рубили стариков, женщин, детей.

В этот день было убито свыше тысячи человек и несколько тысяч ранено. Кровавым воскресеньем назвал 9 января народ.

Вера в царя была потеряна. Рабочие поняли, что большевики были правы: свободу можно добыть лишь с оружием в руках.

В России началась революция.

 

Первая русская революция

Революция охватила всю страну. В городах бастовали рабочие.

«Долой власть царя!» — говорили они.

Вслед за рабочими поднялись крестьяне. Они боролись за то, чтобы отобрать у помещиков землю, но против царя многие из них пока не шли.

Вместе с русским народом на борьбу с угнетателями выступили украинцы, латыши, грузины и другие народы нашей страны.

К осени 1905 года во многих городах страны создались Советы рабочих депутатов. Один из первых Советов образовали рабочие-текстильщики в городе Иванове. В Советы рабочие избирали своих представителей. Советы решали, когда начать или прекратить стачку, какие требования предъявить фабрикантам. Во главе многих Советов стояли большевики.

В декабре 1905 года произошло самое крупное выступление рабочих — вооружённое восстание в Москве.

7 декабря по призыву Московского Совета рабочих депутатов, которым руководили большевики, рабочие Москвы начали стачку.

Утихли станки на заводах. Остановились поезда на железных дорогах. Не работали почта и телеграф. Потухло электричество. На дверях магазинов появились замки. Трудовая Москва бастовала. Рабочие вышли на улицы. Они собирались вместе, несли красные революционные знамёна, пели:

  • На бой кровавый, святой и правый,
  • Марш, марш вперёд, рабочий народ!

Через несколько дней бастовавшие рабочие начали вооружённое восстание. Восставшие стали загораживать улицы. Снимали ворота, валили телеграфные столбы, выкатывали пустые бочки, складывали поленницы дров. Такие сооружения назывались баррикадами.

Укрывшись за баррикадами, рабочие повели вооружённую борьбу с царскими войсками. Особенно упорные бои шли на Пресне (теперь этот район Москвы называется Красная Пресня).

Большинство солдат было из крестьян. Многие из них не хотели стрелять в рабочих.

Однажды шла по улицам Пресни колонна рабочих. Впереди неё две женщины-работницы несли красное знамя. Вдруг из-за угла появилась царская конница. Размахивая шашками и нагайками, всадники понеслись на рабочих. Развернув красное знамя, женщины мужественно бросились навстречу солдатам. Они кричали:

«Убивайте нас! Живыми мы знамя не отдадим!»

Всадники остановились, поколебались минуту и поскакали обратно.

Царские генералы боялись, что солдаты перейдут на сторону рабочих, и стали запирать их в казармах. Царь Николай Второй послал в Москву полки, в которых солдаты пока ещё не шли против царя и выполняли царские приказы. Они приехали с пушками и пулемётами.

Плохо вооружённым отрядам московских рабочих было трудно бороться с царскими войсками. К середине декабря в большинстве районов Москвы восстание было сломлено. Однако пресненские баррикады упорно держались. Войска окружили Пресню со всех сторон, но рабочие не прекращали борьбы. Офицеры приказали стрелять из пушек. Тяжёлые снаряды разбивали баррикады. На баррикадах начались пожары.

Рабочие прекратили сопротивление, но оружие не бросали. «Нам оно ещё пригодится!» — говорили они.

Вооружённое восстание московских рабочих было подавлено. Революция в России продолжалась до 1907 года, но всё же кончилась поражением.

Первая русская революция сплотила рабочих и закалила их в борьбе. Она показала, как важно рабочим и крестьянам бороться сообща.

Русское государство было одним из самых больших государств на земле. Около 60, больших и малых народов объединяло оно. Уже долгие годы в одном государстве жили русские, украинцы, белорусы, латыши, армяне и другие народы.

В 19-м веке в состав Русского государства вошли народы Средней Азии. После присоединения к России их жизнь изменилась. На среднеазиатских полях стало выращиваться больше хлопка. Его везли на русские фабрики, а в Среднюю Азию привозили плуги, бороны, ткани и другие товары.

Народы, населяющие нашу родину, многому научились друг у друга.

Но нерадостна была жизнь народов в царской России.

Все они жестоко угнетались и царскими правителями, и своими богачами. Капиталисты и помещики держали трудящихся в темноте и невежестве. Многие народы не имели школ. В Средней Азии и на Кавказе были народы, у которых на 100 человек приходилось не более одного-двух грамотных. 

Царь, капиталисты и помещики боялись, что все угнетённые народы объединятся и поднимутся на революционную борьбу. Поэтому они старались поссорить народы. Они натравливали один народ на другой.

Большевики разъясняли трудящимся, что все рабочие и крестьяне разных национальностей — друзья друг другу, а враги у них общие: царь, капиталисты и помещики. Большевики призывали трудящихся всех национальностей объединиться для общей борьбы с угнетателями.

Вслед за русскими рабочими и крестьянами народы царской России поднимались на революционную борьбу.

Одним из крупнейших промышленных районов был Донбасс. В 1905 году рабочие Донбасса взялись за оружие и вместе с русскими рабочими сражались против царских войск.

В 1905 году совместные вооружённые выступления эстонских и русских рабочих охватили Эстонию. Вслед за рабочими поднялись и эстонские крестьяне.

На весь мир известны нефтяные промыслы главного города Азербайджана — Баку. Азербайджанские рабочие вместе с русскими и армянскими рабочими не раз организовывали в Баку стачки и заставляли капиталистов идти на уступки.

Трудящиеся всех народов России стали понимать, что лишь объединившись они смогут свергнуть власть царя и освободиться из-под гнёта помещиков и капиталистов.

  • < Владимир Ильич Ленин — Создание партии коммунистов
  • -> Первая Мировая война — Народ свергает царя >

115 лет назад началась Первая российская революция (9 января 1905 г.)

Первая российская революция. Сочинский округ. Часть I (9 января 1905 г. — 17 октября 1905 г.)

9 января 1905 г. – отправная точка Первой российской революции. Поводом проведения рабочими Санкт-Петербурга манифестации являлось ухудшение социально-экономической ситуации, чему также способствовало отсутствие диалога между рабочими и фабрикантами, а именно система штрафов, 14-часовой рабочий день и отсутствие рабочего законодательства. Однако политические дивиденды из сложившихся противоречий готовы были получить и революционеры, которые использовали огнестрельное оружие на митингах и демонстрациях не только в Санкт-Петербурге, но и в других населенных пунктах Российской империи, например, события 19 июля 1905 г. в губернском городе Новороссийске. Вооруженные провокации с применением огнестрельного оружия стали неотъемлемой частью деятельности революционеров в борьбе с монархией.

В плане улучшения условий жизни рабочих было предложено организовать шествие к царю с петицией, намеченное на 9 января 1905 г. Зачинщики шествия во главе со священником Г. Гапоном включили в петицию наряду с экономическим требованиями пункты, которые носили открыто антигосударственный характер (например, создание Учредительного собрания), при этом для рабочих данные требования оказались тайной. Абсурдность шествия становится еще более очевидной, т.к. император Николая II в то время в Санкт-Петербурге отсутствовал. Тем не менее, шествие состоялось, всего в нем участвовало до 300 тысяч человек. К Зимнему Дворцу с разных сторон города двигались колонны рабочих и иных граждан, среди которых находились вооруженные представители радикально настроенных революционеров. Шествие демонстрации на Невском проспекте остановили правительственные войска. В результате вооруженного столкновения погибло 130 человек и несколько сотен было ранено.

Беспокойство в царском правительстве усилилось с приближением 19 февраля, когда в связи с годовщиной отмены крепостного права ожидались, как и в прошлые годы, массовые выступления. Также была большая озабоченность из-за угрозы окружения русских войск под Мукденом и сомнения французских банкиров в выделении займа России, которые опасались падения царского режима. Кроме этого, террористический акт исполненный эсером И. Каляевым 4 февраля 1905 г. в отношении Великого князя Сергея Александровича, отложили определенный отпечаток на рескрипт на имя министра внутренних дел Булыгина, подписанный Николаем II 18 февраля, о необходимости для консультации по вопросам совершенствования законодательства, созвать компетентных представителей населения страны.

В начале 1905 г. окружной центр посад Сочи Черноморской губернии являлся небольшим населенным пунктом, в котором проживало не более 5 тыс. человек. События в столице и России в целом, отразились и на общественно-политическом состоянии Черноморской губернии. 

В преддверии революционных событий начальник участка по постройке Новороссийско — Сухумского шоссее инженер В. Константинов указывал на негативные последствия для региона из-за усиленной спекулятивной деятельностью по обработке и приобретению культурных и дачных участков, переселение русских крестьян на неблагоприятные с ущельями земли, без дорог и больниц. Поражения русских войск в войне с Японией, также не благоприятно отражались на общественно-политической обстановке в Сочинском округе.

В конце 1903 г. и начале 1904 г. подымался вопрос о положении рабочих в Сочинском округе и Гагре. В указанный период на этих территориях обострилась безработица, которая вызвала брожение среди рабочих, что выразилось в единичных и коллективных просьбах, письменно и устно к инженерам и начальнику округа об упразднении подрядчиков и передачи работ непосредственно рабочим. Ночлежный дом в Сочи был платный – 3 коп. за ночлег, а в последствии фактически сделался бесплатным. С осени 1904 г. в районе Гагры, из-за сокращения работ, скопилось много безработных, в основном грузин, отток которых последовал в Адлер, где обострилась криминогенная обстановка.

5 февраля 1905 года на должность городского старосты взамен выбывшего до истечения срока Савича, избрали Анатолия Максимовича Бонкера и Дмитрия Абрамовича Шаманского.

25 февраля 1905 г. жандармскому унтер-офицеру Федоренко поступили сведения от турецко-подданных Заим-Кофени-оглы и Хасана-Омер-оглы, что 23 февраля Иван Михайлович Гавришев и неизвестный русский, ругали в кофейне турецко-подданного Гусейна-Кофени-оглы русского царя и турецкого султана. Действий властей в отношении Гавришева и неизвестного не последовало.

Весной 1905 г. в Сочи на участке Шиловского в Сочинском округе турецко-подданный Ампик Алеков Мартиросян ходатайствовал о предоставлении ему русского подданства. Нужно отметить, что для армянского населения, которое проживало в Сочинском округе на арендованных землях, тема получения русского подданства являлась основной, т.к. это давало им право приобретать земли в собственность.

В марте 1905 г. в отношении Павла Васильевича Сергеева было возбуждено дознание из-за его антиправительственной речи. На допросе 23 марта 1905 г. Иван Кузьмич Гусаров, состоящий в должности техника в управлении работ по постройке Новороссийско — Сухумского шоссе на дознании показал, что его коллега Евгений Евгеньевич Курковский застрелился 13 марта 1905 г., а похороны состоялись 16 марта 1905 г. После похорон Гусаров зашел в гостиницу к подрядчику Молодову, где присутствовали Сербинович, Борисенко, Кошевой и другие. Сильно выпивший писарь Сергеев, по поводу смерти Курковского сказал следующую речь: «Курковский умер на кануне реформ, долой самодержавие, да здравствует свобода!» Сергеев был изрядно выпивший, поэтому коллеги взяли его на руки и перенесли в другой номер, уложив его там спать.

Вышеизложенное подтвердили техники Василий Васильевич Фомин и Хионовский, бухгалтер Сербинович, счетоводы Борисенко и Купленский, конторщики Вриони, Кошевой и Сафонов.

Из показаний П.В. Сергеева известно, что обучался он в Новороссийской гимназии за счет родителей, работал писарем в управлении работ по постройке Новороссийско — Сухумского шоссе, а по поводу антиправительственной речи заявил: «что говорил, не помню, т.к. был сильно пьян». 

В итоге, дело в отношении Сергеева было окончено по соглашению с товарищем прокурора Екатеринодарского окружного суда В.А. Головиным. Нужно отметить, что в это время в Сочи происходили более серьезные события. 

Сочинскими властями 26 марта 1905 г. было открыто дело по обвинению дворянина Кутаисской губернии Гватуа Авксентия Дмитриевича и мещанина города Телава Тифлисской губернии Егора Касперова Егорова (Егорьяна) в соответствии с п. 2 ст. 129 Уголовного Уложения. Суть дела заключалась в следующем.

23 марта 1905 г. сочинский городовой Салангери Мачиров Декажев, ингуш по национальности, намеревался впустить в арестное помещение свою сожительницу Х. Кишманову. Получив в этом отказ от старшего городового Ефима Гнилицкого, Декажев произвел в него 2 выстрела из револьвера, но промахнулся. Ввиду возбужденного состояния Декажева Гнилицкий вместе с Кишмановой скрылись из арестного помещения. Декажев принялся их искать и зашел в харчевню, расположенную напротив арестного помещения. Там ему повстречался турецко-подданный армянин Иго сын Оганеса, которого Декажев убил двумя выстрелами. Потом Декажев отправился в пекарню и двумя выстрелами из револьвера ранил в правую руку содержателя пекарни турецко-подданного Дмитрия Мурат-оглы. После этого Декажев отправился в арестное помещение, где добровольно сдал оружие и был арестован.

Из показаний агента Российского общества пароходства и торговли Ивана Ильича Ведерникова известно, что в вечер убийства около берега моря в районе базара, кто-то крикнул «бунт, разбивают!», послышался грохот и лязг дверных запоров. Это подтвердили князь Лордкипанидзе, Иван Ефимович Грачев, Мурат Садык Гусейн-оглы и другие жители Сочи.

Политических мотивов для убийства у Декажева не было. В посаде говорили, что убийство было совершенно городовым, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, который по ошибке убил армянина «вместо женщины», т.е. в порыве ревности. Данный случай был использован революционерами в провокационных целях в отношении существующих властей.

25 марта 1905 г. в 4 часа дня состоялись похороны Иго сына Оганеса. Во дворе часовни при городской больнице собралось около 50 человек, состоявших в основном из армян, грузин и евреев. После отпевания усопшего, проживающий по улице Пластунской в доме Мецнера, содержатель аптекарского склада дворянин Кутаисской губернии А.Д. Гватуа, стал на ступени этой часовни и произнес антиправительственную речь, записанную на листе бумаги. Гватуа упомянул варварскую расправу над армянами в Турции, что их жизнь в России складывается также нелегко, предлагал всем сплотиться воедино и пойти на «штурм Бастилии» и свергнуть существующий режим. Закончил речь Гватуа лозунгами: «Долой полицию и местную администрацию!», «Долой самодержавие!» и «Да здравствует свобода!» Зрители приветствовали выступление А. Гватуа рукоплесканиями и криками «Браво!» Следом за Гватуа выступили торговец рыбой Егорьянц (Егоров) и торговец Акопянц.

Помимо вышеуказанных лиц, на похоронах присутствовали: переводчик при мировом судье Сочинского участка дворянин Виссарион Николаевич Гватуа, дворяне В.Г. Кешелава и К.В. Гугушвили, крестьяне Кутаисской губернии Пепо Сошкович Цхадая и М.Е. Шопентайшвили, мещанин Андрей Георгиевич Хорава, предприниматель Кута Мошкович Пеккер, студент Виктор Александрович Фронштейн, мещанин г. Николаева Антон Иванович Герасимов, сочинский мещанин Николай Фомич Жарковский, служащие городской больницы фельдшер Илларион Абрамович Катенев, почетная гражданка сиделка в больнице Мария Андреевна Розова и крестьянка Акулина Ивановна Цукарева, а также мещанин г. Вязьма Юрий Иванович Иванов, Прокопий Дмитриевич Пескарев, Александр Алексеевич Шакин и др.

После отпевания и произнесенных речей, похоронная процессия отправилась на кладбище. Начальнику округа Розалион-Сошальскому, от поживающей возле кладбища Г. Гливинской, стало известно следующее: «их прислуга тоже была на кладбище, что Гватуа помимо этого возбуждал народ, что на случай убийства полицией людей, трупы убитых по ночам часто хоронят тайно ото всех, на что прислуга возразила, что это не так, что ночью никого не хоронят». Фактически, А. Гватуа дезинформировал собравшихся заведомо ложной информацией, настраивая собравшихся против существующих властей.

Коме этого, вечером 25 марта начальник округа обратил внимание на солдат, распивающих в посаде спиртные напитки. Командир 16 роты 79 пехотного Куринского полка князь Кутаисской губернии Северьян Георгиевич Лордкипанидзе пояснил, что 25 марта на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, отпустил фельдфебеля Ефимова, младшего унтер-офицера Васильев, ротного фельдшера Невольниченко и рядовых Лозенко и Корищенко. Также Лордкипанидзе пояснил, что с указанными солдатами проживает в одном казенном доме, что его подразделение квартирует в Сочи с 22 декабря 1903 г. За это время, сочинцы солдат не спаивали спиртными напитками и с ними не контактировали. В марте 1905 г. Лордкипанидзе общался с А. Гватуа, который относительно беспорядков крестьян на Кавказе сказал: «наконец и наши крестьяне образумились, заявляя свою независимость и равноправность». 

После похорон городскому приставу Николаю Алексеевичу Залевскому от И.И. Ведерникова, а тому от сторожа при конторе Российского общества пароходства и торговли Епифана Ивановича Кикадзе, стало известно, что 27 марта в воскресенье, на конвой, который должен сопровождать этап из Сочи в Новороссийскую тюрьму, где среди арестованных будет Декажев, планируется нападение с целью убить Декажева и разгромить полицию.

Стражник Афиноген Мартин сообщал Залевскому, что 26 марта на базаре имелось сборище грузин, о чем они переговаривались, неизвестно. Залевский еще раз оценил обстановку, о чем сообщил начальнику округа. Было увеличено количество патрулей за счет солдат из местной команды, конных и пеших стражников. Пароход с этапом 27 марта в Сочи не пришел, а из-за вооруженного усиления беспорядков не было.

30 марта в 4 часа утра пришел пароход с этапом. Начальник округа обратил внимание, что на берегу моря имеется сборище грузин, после чего он зашел в кофейню Политова, где Амбако Читайя сообщил ему, что его приглашали на похороны армяне, но он не пошел. В это время был совершен поджег на базаре стены постройки, принадлежащей П. Цхадая, предположительно, чтобы отвлечь внимание стражников от этапа. Стражники сперва арестантов на фелюгах переправили на пароход, а потом оказали помощь в тушении пожара. 

Начальник округа достаточно серьезно относился к происходящему. Розалион-Сошальский располагал информацией о новом поджоге базара и усилил там ночные дежурства до 4-ех городовых и 6-ти стражников. Кроме этого, лавочники дополнительно за свой счет наняли 12 стражников.

Из агентурных сведений Розалион-Сошальскому стало известно, что Гватуа и его сторонники «…инородцев искусственно возбуждают, призывают хватать и грабить. Возбуждают их против разных учреждений, грабить лишь русских, а не инородцев, во время беспорядков убить начальствующих лиц, чтобы лишить сопротивление руководителей». Провоцируя межнациональный конфликт, натравливая на русских торговцев и администрацию лиц иных этнических групп, Гватуа преследовал цели дестабилизирующего характера с возможным отрешением русской администрации от власти на территории Сочинского округа. 

3 апреля 1905 г. властями были взяты под стражу А.Д. Гватуа и Е.К. Егорьянц, которых обвиняли по п. 2 ст. 129 Уголовного Уложения, т.е. «в произнесении или чтении, публично речи или сочинения, или в распространении или публичном выставлении сочинения или изображения, возбуждающих к ниспровержению существующего в государстве общественного строя».

На допросе А.Д. Гватуа сообщил, что родился он в селе Мацховарис-Кари, Зугдидского уезда, Кутаисской губернии. В 1897 г. был в Константинополе, где изучал французский и английский языки. Его отец — Гватуа Дмитрий Матукевич, дворянин Кутаисской губернии умер, а мать занимается земледелием, особых средств к существованию не имеет. Гватуа отрицал наличие листа бумаги, на котором была написана антиправительственная речь, зачитанная им на похоронах 25 марта 1905 г. В это день лист бумаги в его руке был, это письмо от родителей племянника. Егоров (Егорьян) Егор Касперович (01.04.1875 г.р.) также отрицал произнесение антиправительственной речи. Их показания подтвердили Иван Наумов, Мекердир Каспарьян и Анисья (Анастасия) Холина.

В апреле 1905 г. помощник начальника Кубанского областного жандармского управления в Черноморской губернии подполковник Николаев по соглашению с товарищем прокурора Екатеринодарского окружного суда постановили выпустить обвиняемых Гватуа и Егорьяна на свободу под особый надзор полиции в п. Сочи. Дело в отношении Гватуа и Егорьяна было окончено 25 июля 1905 г.

30 апреля на Пасху 1905 г. руководством округа были организованы бесплатные обеды, которые длились в течение 2-х дней. Обеды посетили около 150 человек, но и эта мера не снизила напряженность в округе.

Из архивных документов известно, что весной 1905 г. в Сочи прибыл политически неблагонадежный Иван Дорофтея, а в мае 1905 г. в Сочи из Батуми прибыл сторонник социал-демократов Н. Сальников. Управляющий дачей Витте, расположенной на Мацесте, Иван Васильевич Волощенко отмечал, что весной 1905 г. в Сочи распространялись прокламации социал-демократов в большом количестве.

В мае 1905 г. в Адлере рабочие мегрельской и русской национальностей запрещали выходить на работу турецким рабочим и разбили лавки торговцев. Турки ходатайствовали на имя исправляющего должность Черноморского губернатора о высылке зачинщиков беспорядков, но их петиция не была удовлетворена. Начальник Сочинского округа отмечал, что этим беспорядкам способствовало распространение печатных изданий социал-демократической направленности.  

Летом 1905 г. социал-демократ Сальников ездил с агитацией программы своей партии в Адлер, Веселое и Пиленково. Кроме этого, Сальников и Поярко пытались на легальной основе организовать Рабочий союз и выработать устав. Бывший начальник Сочинского участка Жано отмечал, что 10-12 июня в Сочи были вывешены объявления с указанием размера вознаграждения труда на различных участках, устанавливался 10-ти часовой рабочий день, что данные вопросы выработаны совместно с сочинским сельскохозяйственным обществом, но последние от этого отказались. 

В ночь с 16 на 17 июня 1905 г. городовым Б. Даниловым были подобраны на улицах посада Сочи шесть экземпляров прокламаций Московского комитета партии социалистов-революционеров, озаглавленных «К обществу». В распространении прокламаций подозревались В. Фронштейн и Журавлев, за которыми полицией было установлено негласное наблюдение.

По неизвестным причинам между рабочими, собравшимися на сочинском базаре 19 июня 1905 г. для решения своих вопросов, произошел конфликт. На место происшествия с чинами полиции явился пристав Хорольский. Из толпы рабочих кто-то крикнул: «Бей полицию!», после этого в полицейских полетели камни. Приставу Хорольскому был нанесен удар кулаком в лицо, а случайно оказавшемуся на базарной площади штабс-капитану Лордкипанидзе камнем попали в грудь. По прибытии земской конно-полицейской стражи и начальника округа порядок был восстановлен. На предъявленные представителями рабочих требования начальник округа ответил, что длительность рабочего дня и таксация труда, зависит от совместного соглашения между рабочими и работодателями.

Бывшим начальником Сочинского участка П. Жано было отмечено, что 19 июня 1905 г. «Сочи висело на волоске» от возможных, более крупных беспорядков. Сами же рабочие после этих событий стали собираться в выходные дни на окраине посада за сочинским кладбищем.

19 и 20 июня 1905 г. в народном доме прошли собрания, на которых рабочие и работодатели пытались устранить разногласия по вопросу поденной платы и условий найма рабочей силы. Владельцы дач не могли по новым тарифам предложить работу ввиду общей бездоходности хозяйств в Сочи и признали экономические запросы рабочих не соответствующими производительности труда, но резкого обоюдного протеста не было.

Интеллигенция посада разделилась на две группы. Первая группа ратовала за сплочение наличных сил для улучшения местного хозяйства, вторая группа желала самоуправления, для распределения рабочих сил, подъема производительности труда, платежной силы, о введении земских учреждений, что было намечено в проекте земского положения и предлагалось для обсуждения в организованном правительством совещаниях в августе-сентябре 1905 г.

Начальник Сочинского округа Розалион-Сошальский отмечал, что совместные собрания рабочих и интеллигенции в народном доме прошли с согласия Черноморского губернатора. Рабочие с разрешения начальника округа совместно с представителями сельскохозяйственного общества А.П. Фронштейном, В.В. Трувеллером и Л.А. Александровым выработали соглашения таксации разного рода поденного труда. Разработанный проект Устава Союза объединенного труда, был представлен на утверждение губернатору, который был опубликован в газете «Черноморское побережье». В последствии, Черноморский губернатор отказался утвердить Устав Союза объединенного труда.

Маляр Сальников и плотник Поярко хлопотали об улучшении быта рабочих, устранение подрядчиков, уменьшение пьянства и предоставление трезвым развлечений. Начальник округа не возражал, поэтому в народном доме устраивали народные спектакли, литературные и музыкальные вечера, деятельность Сальникова и Поярко в этот период была легальна. 

Другая группа рабочих 20 и 21 июня 1905 г. рано утром обходила ряды лавок на базаре с требованием о закрытии, что беспрекословно исполнялось. После выхода роты солдат на базар порядок был восстановлен. Как указывал начальник Сочинского округа, эти беспорядки были спровоцированы рабочими-мегрелами, к которым примкнули «пропащие русские». Указанная группа рабочих никаких требований администрации округа не предъявляла. Они же 22 июня 1905 г. с применением силы пытались закрывать магазины, обливали мясо в лавках керосином, запрещали работать кузнецам, дрогалям и извозчикам дилижансов, опрокидывали транспортные средства тех, кто с ними не соглашался. Начальник округа в 7 часов утра вызвал роту солдат и земскую конно-полицейскую стражу, которым приказал оказать содействие предпринимателям. Также было оказано содействие туркам, доставляющим пассажиров и грузы на фелюгах. 

В июне 1905 г. был убит житель Сочи Амбако Читайя, которого подозревали в содействии властям. Родной племянник Амбако – Юлиан Читайя, косвенно подозревал в этом убийстве А. Гватуа.

С июля 1905 г. рабочие Н.Е. Сальников, Н.П. Поярко, П.Е. Плаксин, Коровин и Украинцев объединились в «Союз труда» и разместились в народном доме, где организовали Биржу (бюро) труда и стали фактически хозяевами народного дома. 

В июле 1905 г. в Сухумском округе Кутаисской губернии прошли политические волнения, которые постепенно стали переходить в Сочинский округ. 24 июля в Квадалахары социал-демократы безуспешно пытались агитировать среда абхазов.

На окраине посада Сочи 7 августа 1905 г. прошло собрание рабочих, на котором агитировали А. Гватуа, В. Норакидзе, студент Новороссийского университета И. Лолуа и поселяне грузинской национальности из Пластунки. Указанные агитаторы призывали население к объединению и присоединению к общему национально-освободительному движению, происходившему в Закавказье.

Начальник округа двумя рапортами от 17 и 27 августа 1905 г. на имя Черноморского губернатору ходатайствовал о выдворении из Сочи Гватуа под надзор полиции в другой город губернии, но 2 сентября 1905 г. губернатор уведомил Розалион-Сошальского, что доводов для выдворения недостаточно.

Кроме этого, на территории Гагринской климатической станции была создана социал-демократическая организация, по постановлению которой в ночь на 8 августа нанесли телесные повреждении старшему садовнику Вячеславу Котеку, и он 22 августа скончался, а 28 сентября в 5 часов вечера убили начальника станции Шереметьевского.

В состав революционной организации входили служащие Гагринской климатической станции грузинской и славянских национальностей: техник Ассуховский, садовник Харламов, конторщик Пузалов, плотник Малов, помощник машиниста электрической станции Горбацкий, коридорные Чаишвили и Золотарев, водопроводчик Елисеев, артельщик Чичкан и десятник Маторин. Кроме этого, революционное движение поддерживали пасечник Кавтарадзе, землемер Главного Управления земледелия и землеустройства Мурашвили и заведующий полицейской частью в Гагре Аматуни.

Реагируя на эти события, власти начали производство по делу об указанных убийствах, а также удалили из Гагры активных участников революционного движения Мурашвили, Кавтарадзе и Чичкана.

Инциденты с применением огнестрельного оружия произошли в сентябре 1905 г. на участках по постройке Новороссийско — Сухумского шоссе. Сторонник социал-демократов П. Сергеев агитировал рабочих с адлерского участка прекратить работы, но т. к. заработок был приемлемый, рабочие продолжили работать. Вследствие отказа прекратить работы неизвестные вооруженные люди открыли огонь из ружей по рабочим в районе села Веселого, где подрядчиком был Молодов.

Очередное нападение на рабочих произошло 10 сентября 1905 г. В этот день восемь вооруженных мегрел напали на осетин и русских, работавших на дагомысском участке у реки Мамайка, требуя прекращения работ. Нападавшие открыли по рабочим огонь из ружей. Жертв, среди рабочих не было, но убито было две лошади. Из числа нападавших властями задержан некто Бадгуа.

Чтобы пресечь силовое давление на рабочих, начальник округа начал высылать вооруженные разъезды к рабочим для их охраны и оповестил население, что попытки препятствовать рабочим на постройке Новороссийско — Сухумского шоссе будут пресекаться вооруженной силой. Кроме этого, начальник округа просил губернатора прислать в Сочи казаков, т.к. количества вооруженных стражников для защиты рабочих недостаточно, в связи с чем, опасаясь за свою жизнь, некоторые рабочие отказались выйти на работу.

В этот период усиливается агитация социалистов-революционеров. Пристав посада Сочи Залевский сообщал, что крестьянин Григорий Чесноков распространял среди жителей прокламации боевой дружины Московского комитета партии эсеров, которые были обнаружены при обыске квартиры Чеснокова.

18 сентября 1905 г. в 13 часов в казенном парке, бывшем имении Хлудова, тайным образом собрались на сходку мастеровые и чернорабочие в количестве 150 человек, в основном имеретины и русские. В скором времени на место сходки прибыл с стражниками начальник участка Сочинского округа Яников, по приказанию которого рабочие разошлись без сопротивления. 

После этого несколько рабочих отправились на квартиру начальника Сочинского округа просить, чтобы разрешили им провести в воскресенье 25 сентября сходку для обсуждения рабочего вопроса. Начальник округа дал свое согласие.

Старший унтер-офицер дополнительного штаба Кубанской области жандармского управления в Черноморской губернии Федор Федоренко произвел негласное расследование о причине упомянутой сходки рабочих. Выяснилось, что рабочие желают устранить подрядчиков, которые часто их эксплуатируют, а вместо этого организовать рабочую артель, т.е. подрядчики являлись не нужной «прокладкой» между работодателями и рабочими. Кроме этого, рабочие желали, чтобы работодатели производили каждую субботу в 16 часов дня расчет с рабочими и хотели просить членов общества народного дома разрешения проводить собрания в народном доме. Предполагалось на этих собраниях решать вопросы, касающиеся рабочего интереса.

Из агентурных источников Федоренко располагал информацией, что на намеченной 25 сентября сходке, рабочие намеревались обсудить петицию и подать ее начальнику Сочинского округа. При этом рабочие распространяли слухи, т.е. если требования, указанные в петиции, не будут рассмотрены и приняты, произвести беспорядки и разбить народный дом.

25 сентября в 15 часов состоялась сходка рабочих, на которой присутствовали начальник округа Розалион-Сошальский, начальник участка Яников, пристав Залевский и унтер-офицер Федоренко. Одним из рабочих была зачитана заранее составленная петиция, касающаяся рабочего вопроса. После обсуждения, некоторые пункты были вычеркнуты и дополнены другими, а также слово «требовать» было заменено, на слово «просить». Рабочие поставили подписи под данной петицией, которых оказалось около ста. Петицию на имя начальника округа передали начальнику участка Яникову. В 17 часов участники сходки разошлись.

Петиция, в основном, предусматривала устранение подрядчиков и заключение договоров на выполнение объемов работ работодателями с самими рабочими. Также предлагалось установить минимальную цену на проведение подрядных работ.

В первой декаде октября 1905 г. к ожидавшим расчета в балаганах за Мамайкой рабочим-туркам явилось несколько вооруженных мегрел и, убив одного и ранив другого турка, скрылись. Турецкие рабочие не смогли опознать и назвать точное количество вооруженных людей.

На строительстве шоссе на участке между Адлером и Гагрой рабочие выступили против объявленного руководством строительства уменьшении поденной платы в октябре 1905 г. , связанного с сокращением осенью продолжительности светового и соответственно рабочего дня, что происходило ежегодно. Помимо этого, рабочие-строители из-за угроз некоторых своих товарищей не вышли на работу. После того, как инженера В. Константинова посетили с рядом требований представители некой рабочей партии – Ираклий Джабуа и Юлий Квирквелия, Константинов сделал вывод, что эта группа лиц желает монополизировать все крупные работы, чему благоприятствовал террор в отношении подрядчиков.

Таким образом, можно констатировать, что с началом Первой российской революции социальные противоречия в общественно-политическом движении на территории Сочинского округа Черноморской губернии обострились. Нарастающему революционному движению способствовали резкий спад в экономике, поражения на полях сражений в русско-японской войне, недальновидность правительства в решении аграрного, рабочего, национального вопросов и т.д.

В Сочинском округе Черноморской губернии имели место различные формы террора со стороны сторонников партии социал-демократов и представителей грузинской национальности, которые поддерживали цели национально-освободительного движения, происходившего на территории Закавказья. Указанные группы применяли любые формы революционной борьбы в отношении своих политических оппонентов от угроз физической расправы вплоть до физического уничтожения. В период с января 1905 г. и до объявления царского манифеста от 17 октября 1905 г. на территории Сочинского округа зафиксировано 3 убийства по политическим мотивам. В отношении существующих властей распространялась заведомо ложная информация, происходили провокации с применением огнестрельного оружия с целью дестабилизации общественно-политической обстановки.

Сочинские рабочие во главе со своими лидерами, придерживающихся социалистической направленности, пытались совместно с властями решать социально-экономические вопросы, что частично было исполнено. Ликвидировать институт подрядчиков, как посредников между рабочими и работодателями, не удалось, т.е. большая часть выделяемых денежных средств за выполнение объемов работ до рабочих не доходила. Попытка монополизации некоторых видов работ отдельными группировками рабочих отрицательно влияла на ситуацию в регионе.

Заместитель председателя Совета Сочинского отделения Российского военно-исторического общества, к.и.н. Таран К.В.

Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?: Прибалтика: Бывший СССР: Lenta.ru

Революционные события по прошествии лет воспринимаются неоднозначно. Особенно такие судьбоносные, как революция 1905-1907 годов, охватившая всю Российскую империю, включая и ее национальные окраины. Не стала исключением и Латвия, которая сегодня стремится преподнести те события в максимально выгодном для себя свете. В январские дни 1905 года на улицах Риги лилась кровь. В столкновениях с войсками гибли рабочие, которых выводили на демонстрации те же люди, что поднимали пролетарскую революцию в Петербурге. Но сегодня события тех дней в Латвии предпочитают подавать как первый самостоятельный шаг на пути к независимости и отрицают любую связь с большевиками. За какие идеалы гибли люди в Риге и кому были выгодны те события — выяснила «Лента. ру».

К началу XX века Рига превратилась в развитый промышленный город. В столице Латвии находилось много заводов и фабрик, в том числе и самых высокотехнологичных по тому времени, на них были задействованы более 60 тысяч человек. Однако промышленники заботились о выручке, а не о том, чтобы улучшить жизнь своих рабочих. И рабочим наконец это надоело. Первый в Риге крупный бунт устроили женщины, трудившиеся на предприятии «Джутовая мануфактура». В мае 1899-го они объявили забастовку с требованием повышения зарплат, а затем вышли на марш протеста. Шествие блокировала полиция, около 200 женщин загнали в Александровский сад, чтобы допросить их, выяснить личности и позже уволить. Однако столпившиеся за оградой мужчины-рабочие попытались прийти на помощь демонстранткам, и тогда полиция открыла огонь. Погибли девять человек, многих в тот день арестовали.

Таким образом власти сами спровоцировали гораздо более массовую демонстрацию протеста — 6 мая 1899-го митинговать вышли более 20 тысяч рабочих, что по тем временам громадное число. Волнения продолжались трое суток, власти вывели на улицы солдат, но это еще больше разгневало народ: забастовкой оказались охвачены почти 30 предприятий. Усмирить рабочих и сочувствующих им удалось с большим трудом и ценой более 90 жизней.

Набережная Даугавы в Риге в начале ХХ века. Репродукция почтовой открытки.

Фото: РИА Новости

За последующие годы социальная ситуация в Риге только ухудшилась. В начале XX века Российская империя оказалась охвачена экономическим кризисом, и промышленники вместо того, чтобы предотвратить новые выступления, решили игнорировать нужды людей и сохранить свое состояние ценой практически рабского труда рабочих. Простые рижане были недовольны низкими зарплатами, а также тем, что руководство предприятий при случае безжалостно вышвыривало работников за дверь. Неизвестно, как долго бы люди терпели подобное отношение, если бы в 1904 году не началась Русско-японская война — в Прибалтике ее откровенно воспринимали как чужую. И тут возросшим недовольством воспользовалась Российская социал-демократическая рабочая партия, к тому моменту уже расколовшаяся на большевиков и меньшевиков.

У соцдемов была программа-минимум — установление в России парламентской республики и программа-максимум — захват власти рабочим классом и построение социалистического общества. Национальный вопрос предполагалось решить с помощью предоставления всем народам России права на самоопределение и свободное употребление родного языка при равенстве всех остальных языков. В Латвии появился свой нелегальный филиал — ЛСДРП — который агитировал за бойкот призыва резервистов и новобранцев в армию. Там у соцдемов нашлось много сторонников благодаря тому, что именно через порты страны в Российскую империю поступала большая часть запрещенной агитационной литературы. У ЛСДРП была и собственная газета «Циня» («Борьба»), печатавшаяся в Брюсселе и на подпольных типографиях Риги и Петербурга.

Помимо прессы, в Прибалтике хватало и завозного оружия. Латышский большевик Янис Пече писал, что партия сформировала подпольные ячейки среди моряков и часто посылала партийных агентов служить в качестве кочегаров или машинистов, чтобы они вели на судах организационную работу. «Моряков сравнительно трудно проследить в порту, так как они съезжают на берег на короткие сроки; поэтому моряки для снятия с судов оружия и литературы решались на самые рискованные предприятия, несмотря на бдительную охрану полиции и береговой стражи», — делился Пече.

10 декабря 1904 года латышские социал-демократы организовали две массовых демонстрации фабричных рабочих против армейской мобилизации, и они прошли успешно. Но особенно на руку бунтовщикам сыграло «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 года — расстрел демонстрации в Санкт-Петербурге всколыхнул всю страну, — и Рига не стала исключением. Центральный комитет ЛСДРП выпустил воззвание, где говорилось: «Позор трудиться и работать ради наших кровопийц сейчас, когда снег на улицах Петербурга обагрен кровью наших товарищей. В этот важный момент долг зовет нас, всех трудовых людей, бросать работу и присоединяться к петербургским товарищам…»

Несколькими днями позднее правительственная газета «Рижский вестник» сообщала: «По имеющимся сведениям, в Ригу пред настоящими беспорядками прибыли до 20 агитаторов, агентов различных преступных сообществ, которые начали волновать рабочее население якобы с целью добиться улучшения положения рабочих, на самом же деле, как видно из фактов, с целями пропаганды активного участия в преступных посягательствах на существующий государственный строй».

6 марта 1905 года. Манифестация в приходе Дундага.

12 января в городе началась всеобщая политическая стачка. Проправительственная пресса сообщала, что на предприятия являлись вооруженные дубинами и револьверами агитаторы, требовавшие немедленно прекратить работу. В рижском районе Задвинье бастовали 20 тысяч человек, а районе Ильгеземее — 10 тысяч. Не обошлось без столкновений с полицией. Например, у картонажной фабрики Каплана из толпы в стражей порядка несколько раз стреляли из револьверов, причем одному околоточному надзирателю пулей пробило пальто. Стачечники стреляли в солдат также на улицах Александровская и Дерптская. Полиция не применяла силу, потому что жертв не было. Но все изменилось на следующий день.

В четверг, 13 января, демонстрация продолжилась, но уже не такая масштабная — по свидетельствам очевидцев, на улицы вышли 10 тысяч человек с лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!», «Слава петербургским рабочим!». Но в тот день на пути колонны встали войска, выстроившиеся у моста на углу улицы Карловской и картофельного рынка. Толпа стала напирать на солдат. Один из агитаторов закричал, что он якобы сам читал правительственную телеграмму, в которой воспрещалось стрелять по демонстрантам.

«После этого толпа стала еще смелее и попыталась прорвать цепь, — писал в своем репортаже корреспондент «Рижского вестника». — Передние демонстранты стали хвататься за солдат; у барабанщика сорвали тесак, одному фельдфебелю нанесли побои, офицера ударили по голове железной палкой, а в грудь какой-то железной штукой; толпа уже хватала за штыки; в то же время с насыпи в войска полетели камни, а часть толпы бросилась вниз».

В тот момент репортеру показалось, что войска были окончательно смяты, но тут раздался барабанный бой — команда приготовиться к бою. Послышались одиночные выстрелы из толпы, еще два предупреждения барабанным боем, а затем стрельба со стороны солдат. Стоявшая на Карловской улице толпа в панике бросилась бежать. Одновременно раздались выстрелы еще и со стороны Большой Сборной улицы, откуда двигалась вторая полурота солдат. Но прежде чем подкрепление успело выстроиться в боевую позицию, пятеро из них упали, раненые выстрелами из толпы. Тогда солдаты тоже открыли огонь.

«Эффект был ужасный. После первых выстрелов наступила гробовая тишина, а затем послышались крики и стоны раненых. Все улицы были заполнены бегущими в ужасе людьми. Набережная опустела моментально; только кое-где валялись убитые и раненые», — отмечал репортер.

Митинг в Гризинкалнсе в октябре 1905 года.

Фото: Латвийский национальный архив

В стычке солдат и демонстрантов были убиты 20 мужчин и две женщины, в городскую больницу, в лечебницу Красного Креста и в другие места развезли более семи десятков раненых, позже еще 20 из них скончались. Однако жертв могло быть больше, потому что многих бунтовщиков спрятали сочувствующие на конспиративных квартирах. Тяжелые ранения получили государственные чиновники, которые находились в толпе и пытались не допустить кровопролития — председатель правления русской ссудо-сберегательной кассы и помощник пристава. Среди солдат насчитали восемь убитых.

19 января «Русский вестник» опубликовал поименный список жертв. Среди убитых были 35 социал-демократов, в том числе и лидеры движения — рижские рабочие Трина Фреймане, Мария Парейзе, студент Рижского политехнического института Константин Печуркин и другие. В числе погибших был упомянут и убитый демонстрантами солдат Леонтий Адамчук, торжественные похороны которого состоялись 17-го. Противники властей утверждали, что такое количество жертв явно занижено. По учебникам советского времени позже кочевала цифра в 70 человек убитых и около 200 раненых. Бунтовщики затихли на несколько дней — для того, чтобы подготовиться к ответному удару.

ЛСДРП начала спешно формировать в городах боевые дружины, а в сельской местности — вооруженные отряды так называемых «лесных братьев». Революционные волнения начались в Либаве (Лиепае), Митаве (Елгаве), Виндаве (Вентспилсе), Двинске (Даугавпилсе). В июне 1905 года на съезде соцдемов было принято окончательное решение готовиться к вооруженному восстанию.

15-го июня начался бунт военных моряков в портовой Либаве, откуда восемью месяцами ранее вышла к берегам Японии 2-я Тихоокеанская эскадра — она погибла в Цусимском проливе. Как и на броненосце «Потемкин», поводом поднять восстание стало испорченное мясо. 18 июня бунт подавили при помощи армии, к суду привлекли 138 человек, но расстрелять никого не решились.

9 июля в Латвии состоялась стачка в память об убитых 9 января в Петербурге и 13 января в Риге. В одной только Риге остановились 60 заводов и фабрик, бастовали рабочие Либавы, Митавы, Виндавы, Двинска. Одновременно начались забастовки батраков в имениях. Революционная газета «Циня» писала: «События последних недель явились переходом к открытой революции. Обычно мирные жители «божьего уголка» поднялись и тысячными массами стали осуществлять свою волю. Порабощенные в течение семисот лет, они заставляют дрожать своих господ. В течение многих поколений они существовали в государственных бумагах только как объект налогов и рекрутчины, теперь они превращают эти бумаги в пепел. Давно они с отвращением смотрели на государственных орлов и портреты самодержцев, теперь же сокрушают эти символы рабства в прах».

Разрушенный Талси после подавления восстания 1905 года.

Акции ЛСДРП становились все громче. В ночь на 7 сентября 52 боевика совершили настоящую диверсию — с оружием в руках ворвались в Центральную Рижскую тюрьму, предварительно перерезав телефонные провода, и освободили двоих товарищей, которым грозила смертная казнь. Тюремная стража потеряла 15 человек убитыми и ранеными. 28 ноября в городе Туккум (Тукумс) огромная толпа, охраняемая вооруженными дружинниками, направилась к тюрьме, чтобы освободить арестованных. «Из казармы выскочили драгуны. На Алтмокенской улице произошло столкновение. В перестрелке был убит драгун Смирнов. Озверевшие драгуны, мстя за него, стреляли в мирных жителей, стоявших вдоль улицы, на тротуарах. Были убиты 35 человек. На площади Буркас драгуны убили большевика Анскалиса», — рассказывал очевидец.

Расправа с известным соцдемом вызвала крайнее возмущение ЛСДРП. Уже 30 ноября вся власть в Туккуме была в руках революционного комитета. Бои между правительственными войсками и дружинниками продолжались до 6 декабря. В итоге царской власти удалось вернуть город, но вслед за туккумцами взбунтовались жители в Виндаве, Тальсене (Талси), Айзпуте, Руиене. В конце 1905-го и в 1906 году восставшие крестьяне и сельскохозяйственные рабочие сожгли и разрушили в Лифляндской и Курляндской губерниях 459 помещичьих имений — свыше 40 процентов из общего количества. По всей Латвии продолжали действовать боевые дружины, развернулось партизанское движение.

Правительство давило бунты самыми жестокими методами. «Войсковые части в количестве от 500-600 человек отправляются в поход с несколькими пушками, — сообщал корреспондент газеты «Петербургас Латвиетис». — Каждого встречного останавливают, обыскивают и подвергают допросу; требуют, чтобы он выдал членов Распорядительного комитета и прочих «подозрительных» лиц. Потом производится обыск в домах, где заседал Распорядительный (исполнительный) комитет или где жили «подозрительные» лица. Если кого-нибудь застают дома, виновный безжалостно расстреливается, и счастлив тот, кто отделается одной поркой».

По официальным данным социал-демократов, за период с 1 июня 1906 года по 13 апреля 1907-го полевой суд только в Риге приговорил к расстрелу 130 человек. Всего же число расстрелянных и повешенных революционеров доходило до полутора тысяч, но, как утверждал большевик Павел Дауге, еще несколько тысяч просто расстреляли во время бегства.

«Применяемые в настоящее время в курляндской деревне правительством средства подавления восстания соответствуют обстоятельствам — против оружия действуют оружием, — писал адвокат Янис Чаксте, позже ставший первым президентом независимой Латвии. — Военные части двигаются из одной волости в другую, и частенько наказание совершается на месте; кто признан виновным, тут же расстреливается или же арестовывается. Не нужно слишком волноваться и грустить по поводу павших невинных жертв. Пусть их кровь облагородит и поднимет нас для более возвышенных дел, для нового, более счастливого будущего».

Памятник борцам революции 1905 года в Риге.

Окончательно революцию в Латвии подавили в 1907 году. Социал-демократы ушли в глубокое подполье на целых 10 лет, до тех пор, пока не распалась Российская империя. С новой большевистской властью у них установились хорошие отношения — коммунисты чтили заслуги латвийского филиала РСДП, бывшие бунтовщики в Латвии помнили, кто снабжал их оружием и агитационными материалами. Но в нынешней Латвийской Республике решили «приватизировать» события столетней давности. Теперь бунтари начала XX века подаются как герои борьбы за независимость.

В современных латвийских учебниках утверждается, что в 1905 году люди поднялись против проводимой властями русификации своих школ. Президент Вайра Вике-Фрейберга в 2005 году на международной конференции заявила: «Впервые латышский народ потребовал для себя свободу». 100-летний юбилей революции 1905 года отмечался в Латвии очень широко: проведением выставки, концертом в центре Риги, памятным богослужением, возложением цветов к памятнику Свободы. По словам лидера современной латвийской социал-демократической партии Дайниса Иванса, «события 1905 года вывели латышей на сцену мировой истории».

По иронии судьбы уже через несколько лет после этого празднества 13 января в Латвии чуть не случилась очередная революция. В 2009 году в самом центре Риги состоялся митинг, во время которого тысячи измученных экономическим кризисом латвийцев потребовали честного и открытого руководства страной, оперативного и разумного решения экономических вопросов. Акция переросла в массовые беспорядки, участников которых разгоняли с помощью спецподразделений. Во время столкновений у здания Сейма ранения получили 30 человек, еще 28 пострадавших пришлось госпитализировать. В общей сложности полиция задержала 126 человек, многие из которых пошли под суд. Эти события сильно ударили по имиджу государства.

Первая российская революция 1905—1907 гг.

Политический кризис, вызванный обострением внутренних противоречий и усугубленный неудачным для России ходом войны с Японией, вылился в события 9 января 1905 г. в Петербурге — Кровавое воскресенье, когда войсками была расстреляна мирная демонстрация рабочих, организованная священником петербургской пересыльной тюрьмы Георгием Гапоном. С 1902 г. Гапон был связан с С. Зубатовым, активно участвовал в создании «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга»,. а»в феврале 1904 г. возглавил эту организацию. Противник стачек как формы борьбы, после начала забастовки рабочих Путиловского завода в декабре 1904 г. он обратился с петицией к Николаю II, пытаясь погасить конфликт между «Собранием» и администрацией.

В разгар .всеобщей стачки в Петербурге (в ней участвовало до 111 тыс. человек) Гапон предложил устроить мирное шествие к Зимнему дворцу для подачи царю петиции о нуждах рабочих. Петиция начиналась словами:

«Государь! Воззри на наши страдания!» — а заканчивалась требованием созыва Учредительного собрания. Гапон заранее уведомил власти о предстоящей демонстрации, и правительство спешно подготовилось к подавлению «беспорядков». Николай II уехал в Петергоф. Утром 9 января, когда рабочие с женами и детьми направились к Зимнему дворцу, полиция и войска ‘открыли по ним огонь. Было убито около 1 тыс. и ранено более 2 тыс. человек.

Весть о событиях в столице разнеслась мгновенно, в разных концах страны начались грандиозные забастовки. В январе 1905 г. в них участвовало 440 тыс. человек, в ряде мест имелись случаи баррикадных боев. В мае 1905 г. началась всеобщая стачка иваново-вознесенских текстильщиков, в ходе которой возник Совет уполномоченных (151 человек). Активизация весной крестьянского движения сопровождалась образованием на учредительном съезде 31 июля — 1 августа 1905 г. Крестьянского союза. Волнения и открытые вооруженные выступления вспыхивали в армии и на флоте. Крупным событием стало подготовленное меньшевиками восстание на броненосце «Князь Потемкин Таврический». 14 июня 1905 г. матросы, овладевшие-броненосцем в ходе стихийно вспыхнувшего восстания, привели корабль на рейд Одессы, где в это время происходила всеобщая стачка. Но матросы не решились высадить десант и поддержать рабочих. После неудачной попытки привлечь на свою сторону экипажи кораблей эскадры, присланной для подавления восстания, «Потемкин» ушел в Румынию и сдался властям.

Высший подъем революционного движения приходится на конец 1905 г. Начавшаяся в октябре в Москве забастовка охватила всю страну и переросла во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку. 12-18 октября в различных отраслях промышленности бастовало свыше 2 млн человек. Во время октябрьской стачки возникли Советы рабочих, а в ряде случаев и солдатских и крестьянских депутатов (всего 55), которые из органов забастовочной борьбы превращались в параллельные (альтернативные) органы власти. Принимавшие в них участие меньшевики рассматривали их как органы местного самоуправления, а большевики — как органы вооруженного восстания. Наибольшее значение имели Петербургский (председатель Г. С. Хрусталев-Носарь, затем — Л. Д. Троцкий) и Московский советы. Последний выступил с призывом начать 7 декабря 1905 г. всеобщую политическую стачку с последующим переходом ее в вооруженное восстание. Вспыхнувшие в ходе стачки баррикадные бои (Декабрьское вооруженное восстание) продолжались до 19 декабря.

Широкий размах рабочего движения осенью 1905 г. привел к дальнейшему усилению революционного движения в армии и на флоте. В октябре — ноябре 1905 г. волнения солдат произошли в Харькове, Киеве, Ташкенте, Варшаве, ряде других городов. Вспыхнули восстания среди матросов Кронштадта и моряков Черноморского! флота. 11 ноября в Севастополе во время митинга матросы разоружили офицеров, избрали новых командиров. Руководителем восставших стал лейтенант П. П. Шмидт, избранный в октябре 1905 г. в Севастопольский совет депутатов. Главной базой восставших стал крейсер «Оча-1 ков», на котором был поднят красный флаг. 12 боевых кораблей и 4 тыс. солдат вступили в вооруженные схватки с верными присяге войсками. 15-16 ноября восстание было подавлено.

В условиях нарастания революции царское правительство пыталось начать преобразования государственного устройства. Рескрипт Николая II от 18 февраля 1905 г. возложил на А.Г. Булыгина, сменившего П. Д. Святополк-Мирского на посту министра внутренних дел, «предварительные распоряжения по осуществлению государственных преобразований»: А. Г. Булыгин стал председателем Особого совещания по выработке проекта закона о Государственной думе и выборах в нее. Дума должна была стать представительным органом, принимающим участие в разработке и обсуждении законопроектов, «при непременном сохранении незыблемости основных законов империи», т. е. самодержавия. В конце июля 1905 г. работа над проектом была завершена, а 6 августа 1905 г. появился манифест о созыве Думы. Большинство участников революционного движения не удовлетворили ни характер Булыгинской думы как исключительно законосовещательного органа, ни Положение о выборах в Думу (выборы были многостепенные, проводились по трем куриям: землевладельцы, горожане, крестьяне; устанавливался высокий ценз для участия в выборах; в составе губернских избирательных собраний, на которых должны были избираться члены Думы, было 42% выборщиков от крестьянской курии, 34% — от землевладельческой и 24% — от городской). Началась активная агитация за бойкот Булыгинской думы. Но выборы в нее так и не состоялись.

К середине октября обстановка в стране настолько накалилась, что правительство уже теряло контроль над ситуацией. Повсюду проходили митинги и демонстрации с требованием конституции. Петербургский генерал-губернатор Д. Ф. Трепов, который с апреля 1905 г. стал товарищем министра внутренних дел и в ведении которого находились Департамент полиции и Особый корпус жандармов приказал войскам «патронов не жалеть, холостых залпов не давать». Но сил у самодержавия было мало.

С. Ю. Витте и великий князь Николай Николаевич уговорили царя пойти на уступки. 17 октября 1905 г. высочайшим манифестом России были дарованы «незыблемые основы гражданекой свободы»: неприкосновенность личности, свобода совести, слова, печати, собраний союзов, законодательная Государственная дума. Одновременно создавалось объединенное правительство — Совет министров во главе с С. Ю. Витте, на который возлагалось введение «конституционных порядков» в стране.

Манифест внес раскол в революционное движение. Либералы, получившие возможность легально организовать свои силы, создав политические партии, призывали прекратить революционную борьбу и возложить все надежды на парламент. Подавляющее большинство эсеров и меньшевиков склонны были считать, что отныне Россия стала конституционной страной и все усилия надо направить на создание гарантий для выполнения обещаний правительства. Большевики .призывали к продолжению вооруженной борьбы. У значительной части рабочих и демократической интеллигенции манифест вызвал конституционные надежды. В результате революционное движение стало терять массовость.

Одновременно в народе активизировались монархические силы. 18 октября и в последующие дни более чем в ста городах прокатились черносотенные погромы евреев и революционеров. В течение первого месяца конституционных свобод более 4 тыс. человек было убито и до 10 тыс. покалечено черносотенцами, которые пользовались негласной поддержкой правительства.

После подавления восстания в Москве революционная волна начала спадать. В 1906-1907 гг. продолжались стачки, забастовки, крестьянские волнения, выступления в армии и на флоте. Но правительство постепенно восстанавливало контроль над страной. и

 

Почему нижегородцы выступали на баррикадах первой русской революции 25 декабря 2020 года

Ровно 115 лет назад в Нижнем Новгороде вспыхнула настоящая гражданская война. Речь идёт о первой русской революции 1905-1907 годов, а точнее – о боях на сормовских баррикадах. И хотя царским властям удалось подавить восстание сормовских рабочих, те кровавые события стали настоящим прологом для куда более грозных потрясений 1917 года…

 

Причин первой русской революции – как, впрочем, и любой революции – было много. На определённом историческом этапе в одной точке сходятся неразрешённые проблемы общества, после чего и происходит революционная вспышка. Российская империя не стала исключением.

Часть правившей 100 лет назад элиты не устраивало всесилие царского самодержавия – эти люди желали введения института парламента для выработки законов. Либеральная интеллигенция требовала большей свободы слова, отмены цензуры и разрешения любых без исключения политических собраний. Очень многие российские интеллектуалы были недовольны ходом шедшей в это время русско-японской войны, которую Россия явно и позорно проигрывала.

Но более всего недовольство выражали народные массы, рабочие и крестьяне, у которых накопились свои претензии к царской власти…

«И куды бедному крестьянину податься?»

Крестьяне были сильно озабочены нерешённым земельным вопросом. Когда-то, в 1861 году, их освободили от крепостной зависимости, но на деле эта реформа обернулась не столько получением личной свободы, сколько «освобождением» крестьян от земельных наделов. Потому что в ходе реформ лучшая и прежде всего пахотная земля осталась в собственности помещиков. Возмущённые мужики бунтовали против неразрешённого земельного вопроса много раз. Но именно в 1905-1907 годы крестьянская масса начала радикальный поход за свои права. Историки пишут по этому поводу:

«Формы революционной борьбы нижегородских крестьян были самыми разнообразными: порубка помещичьего леса, разгром экономий и захват барского имущества. Вырубали леса в уездах Василь­евском, Варнавинском, Ардатовском, Арзамасском, Горбатовском, Макарьевском, Балахнинском. Крестьяне Княгининского уезда захватили помещичьи дачи и поставили свой караул. Они не давали рубить лес помещикам, которые, боясь захватов, иногда сами усиленно сводили его. В чисто земледельческих уездах крестьяне громили помещичьи имения и захватывали их имущество. Так поступили крестьяне Сергачского, Лукояновского, Васильевского уездов. Иногда при разгроме помещичьих усадеб крестьяне применяли силу оружия…».

Полиция перестала справляться с этой стихией, и тогда на помощь помещикам были брошены регулярные войска и казачьи сотни. Они хоть и подавляли выступления, но как только уходили из какого-нибудь помещичьего имения, мужицкий бунт разгорался с новой силой. И снова приходилось вызывать карателей… В конце концов крестьянские выступления были подавлены, однако, как оказалось, только на время – мужики просто затаились, выжидая удобное время для возобновления бунтов.

Это время пришло в 1917 году, сразу после Февральской революции, когда крестьяне (ещё задолго до прихода к власти большевиков!) разом поднялись и захватили всю помещичью землю, окончательно добив те барские усадьбы, которые уцелели после 1905 года …

Но, конечно же, главной силой первой революции стал рабочий класс. Собственно сама революция началась с Кровавого воскресенья, когда в Петербурге 9 января 1905 года была жестоко расстреляна рабочая демонстрация, которая шла к царю с просьбой обеспечить рабочему люду человеческие права. Этот расстрел всколыхнул рабочие массы по всей России, не исключая и Нижегородскую губернию. Во главе революционного процесса стояли рабочие самого крупного предприятия региона того времени – Сормовского завода…

 

«Вставай, поднимайся, рабочий народ…»

Поначалу требования сормовичей были чисто экономическими. Ситуацию с положением рабочих в канун революции на заводе хорошо описал наш замечательный писатель-краевед Дмитрий Николаевич Смирнов:
«Завод был типичным капиталистическим предприятием, в котором труд рабочих ценился не сам по себе, а только как способ обеспечения прибыли хозяину-предпринимателю. Понятно, что ради этой самой прибыли буржуй стремился экономить на любых «издержках» и прежде всего на оплате своих наёмных работников – от зарплаты до охраны труда».

Так, большой проблемой предприятия был массовый травматизм рабочих, получавших на производстве тяжкие увечья. Немало было случаев и гибели людей – далеко не всегда заводоуправление шло на компенсации семьям погибших, используя для этого разного рода юридические уловки. Впрочем, ещё хуже дело обстояло с заработной платой. По словам Дмитрия Смирнова:

«Заводоуправление… не прочь было недоплатить, урезать, уменьшить, сократить или ужать и без того скромный рабочий заработок. Юридические советники правления «Об-ва Сормово» придумывали для заводских директоров всяческие лазейки, опираясь на несовершенство российского рабочего законодательства. Одним из самых обычных приёмов сормовской администрации было заставить рабочего трудиться сверх условленного времени или в праздничный день без дополнительной оплаты».

А рабочий труд был, что называется, на полный износ – шесть дней в неделю, не менее 10 часов в день. Вот как описывает ситуацию очевидец: «Домой приходили разбитые и злые. Тело требовало отдыха, но уснуть было невозможно: мускулы, надорванные непосильной работой, мучительно ныли… Засыпали тяжёлым, как и сам труд, сном… В шесть утра начинался новый день каторжного труда…».

По словам нижегородских исследователей революционного движения Нижегородского края А.В. Медведева и А.А. Слепченковой, на других нижегородских предприятиях ситуация была ещё хуже:

«…зарплата в полтора-два раза ниже, чем на Сормовском заводе. Рабочий на свой заработок не мог прокормить семью, поэтому на работу были вынуждены наниматься не только женщины, но и дети… Уровень заработной платы обеспечивал большинству рабочих лишь вегетарианское питание на основе дешёвых овощей и круп, мясо рабочие семьи ели обычно только по праздникам…».

Эти же историки пишут о том, что редко кто доживал на нижегородских заводах до 50 лет – рабочие к этому возрасту либо умирали, либо по изношенному физическому состоянию не способны были работать. Ещё более вредным для здоровья было производство на кожевенных и химических предприятиях:

«В Павловском и Ворсменском районах людей губила «личка» – заточка на шлифовке ножей и других изделий. Металлическая пыль проникала в лёгкие и вызывала чахотку. В этой округе встречалось немало «бабьих деревень», в которых вымерли все взрослые мужчины»…

Удивительно ли, что бесправие рабочего класса, из которого буржуазия буквально высасывала все соки, при полном попустительстве имперских чиновников привело нижегородских рабочих в революцию? В течение 1905 года среди рабочих масс стремительно росло влияние разного рода революционных организаций – от социал-демократов до эсеров и анархистов. А экономические требования постепенно перерастали в политические, вплоть до лозунга: «Долой самодержавие!»…

как в России развивался парламентаризм. Интервью историка

https://www.znak.com/2021-04-27/deputaty_i_revolyuciya_kak_v_rossii_razvivalsya_parlamentarizm_intervyu_istorika

2021.04.27

115 лет назад приступил к работе первый созыв Государственной Думы. Учредить парламент Николая II заставила Первая русская революция. Последняя из дореволюционных, четвертая Дума стала штабом следующей — Февральской — революции, покончившей с монархией и династией Романовых. Все четыре созыва отличались независимостью от верховной власти и правительства. Каких изменений смогли добиться депутаты, что у них не получилось и чем они отличаются от современного состава Госдумы — в интервью главного научного сотрудника Института российской истории РАН, профессора Российского государственного гуманитарного университета и Высшей школы экономики Кирилла Соловьева. 

Депутат Госдумы Наталья Поклонская с портретом Николая II во время Крестного хода в ЕкатеринбургеЯромир Романов / Znak.com

«Правящий режим трагически разошелся с обществом»

— Кирилл Андреевич, еще до Первой русской революции все настойчивее и решительнее звучали политические требования общества: отказаться от самодержавия и учредить справедливое народное представительство, то есть парламент, разрешить гражданские свободы, партии и профсоюзы, устранить цензуру, ввести всеобщее равенство перед законом. Всякий раз, когда касаешься темы той или иной революции, удивляешься нечуткости, косности правящих кругов: надо же было довести народ до революционной ярости. Как вы объясняете такое поведение Николая II и членов его правительства?

— Дело в том, что Николай II и члены его правительства отделяли социальные вопросы от политических. Они полагали, что социальные вопросы вполне можно разрешить к общему удовольствию. Да, был труден рабочий вопрос, но Министерство внутренних дел разрабатывало так называемую концепцию «полицейского социализма». По этой концепции, МВД самостоятельно, без всяких политических партий, социалистов-революционеров или социал-демократов, но с помощью легальных, подконтрольных полиции рабочих организаций должно было содействовать решению нужд рабочих (идеологом концепции выступил полицейский чиновник Сергей Зубатов — прим. Znak.com).

Думали и о крестьянском вопросе. Было немало тех, кто был убежден в необходимости отчуждения помещичьей земли и перераспределении ее среди крестьян. Конечно, это не вызывало общего восторга и единодушия не было, тем не менее такая позиция разделялась некоторыми представителями высшей бюрократии. В 1905 году был разработан проект высокопоставленного чиновника Николая Кутлера. Проект, который, по крайней мере, на первом этапе, поддерживал [председатель Совета министров Сергей] Витте, предусматривал довольно радикальное решение крестьянского вопроса в пользу земледельцев. И это только отдельные, частные случаи, которые говорили о том, что в представлении правительственных кругов от социальных проблем можно, образно говоря, откупиться. Они сложны, но в принципе решаемы. 

А вот вопрос о власти — совсем другое дело. Здесь ситуация была чрезвычайно сложной. Любая политическая система имеет своей задачей самосохранение. И Российская империя дореволюционного периода не была исключением.

Политический режим той поры тоже рассчитывал, при некоторых реформах, по сути, оставаться неизменным.

Собственно, тот путь, который власть выбрала при Александре II, соответствовал этой установке. Трудно назвать сферу, которую не затронули реформы Александра II. Они не затронули только политическую, сферу принятия решений. И возникали разнообразные конфликты: судебная реформа вступила в противоречие с политической системой, земство постоянно конфликтовало с губернаторами и центральной властью, то же можно сказать и о периодической печати.

Открытие памятника царской семье в Санкт-ПетербургеZamir Usmanov / Russian Look

Так называемая «конституция Лорис-Меликова» (министра внутренних дел в поздний период правления Александра II — прим. Znak.com) предусматривала создание представительного органа с совещательными полномочиями. Но убийство императора положило конец этому проекту.

И тогда же, в 1881 году, российская власть посчитала, что найдена стезя, по которой империя может идти бесконечно долго — без политических реформ, без парламента.

Отныне о реформах мечтает лишь кучка интеллигентов, в глазах власти оторванная от народа, не понимающая его нужд и чаяний. Вот царь и его ближайшее окружение — понимают. Сторонники конституции хотят, чтобы в России все было, как Западной Европе, а это вредное фантазерство — такой стиль рассуждений очень характерен для наиболее влиятельной части политического истеблишмента той поры.

Но они определяли далеко не все, в том числе и настроения своих сослуживцев в различных учреждениях и ведомствах. В действительности чиновник мало чем отличался от представителя общественности — по уровню образования, кругу общения, литературным интересам. Он был практически таким же, что и любой участник или сторонник противоправительственной, оппозиционной «партии». До поры до времени это положение можно было сдерживать благодаря инерции, которая направляет Систему. Но это не может продолжаться до бесконечности. В конце концов, по целой совокупности причин наступила точка кипения. Она бы обязательно наступила, чуть раньше или чуть позже, потому что правящий режим трагически разошелся с обществом, которое включало в себя и высшую бюрократию. То есть сказались не столько социальные и экономические проблемы, сколько разрыв в интеллектуальной, а значит, и в политической сфере. Причиной катаклизма 1904-05 годов стало расхождение власти и общества.

— Пружины, подтолкнувшие революцию, — поражение в русско-японской войне, в декабре 1904 года — неодобрение императором и влиятельными членами правительства реформаторских начинаний министра внутренних дел Святополк-Мирского, которые шли навстречу запросам общества. А что еще?

— Проигрыш в войне был мощным ударом по внешнеполитическому престижу России и по авторитету самодержавия. Война потребовала высокой концентрации материально-экономических ресурсов, вынудила власть мобилизовать значительные воинские контингенты на Дальнем Востоке. Как следствие, не хватало «штыков» для осуществления репрессий в европейской части страны.

Пресса открыто ставила вопрос об изменении политического строя. Нельзя сказать, что она «потрясала основы», но высказывалась довольно отчетливо. А цензура, в свою очередь, сдавала позиции.

И это было только начало пути. Уже весной 1905 года границы возможного станут гораздо шире, а осенью цензура фактически исчезнет. Формально ее не отменили, но в легальных столичных изданиях можно было писать все, что угодно, выдвигать самые радикальные требования. В нелегальных газетах, которые до этого издавали в подполье, за рубежом, не было никакого смысла, они закрывались.

Одновременно активизировалось земское движение, шла так называемая «банкетная кампания» (на многочисленных общественных собраниях, «банкетах», звучали требования ликвидации самодержавия и привлечения общества к управлению государством — прим. Znak.com), ожили рабочие организации. Все это говорило о том, что власть утрачивала контроль над общественной жизнью. А начиная с зимы 1905 года постепенно утрачивается и управленческий контроль над страной. На мой взгляд, это и является движущей силой революционных изменений.

Революция происходит прежде всего тогда, когда имеет место раскол элит. Без этого политические изменения невозможны.

Мятежи, бунты, волнения — более-менее монолитная власть с этими проблемами справляется.

Скажем, в 1902 году вспыхнули очень серьезные беспорядки в Полтавской и Харьковской губерниях (в событиях участвовали несколько десятков тысяч человек, было разгромлено порядка ста помещичьих усадеб — прим. Znak.com). Они были настолько масштабными, что некоторые авторы говорят о них как о начале крестьянской революции. Но дестабилизации политической ситуации в России в целом эти волнения не вызвали.

Efim Deshalt / Global Look Press

А вот, казалось бы, незначительное земское движение государственный корабль раскачало основательно. В нем участвовали всего несколько сотен человек по всей стране. Но они были авторитетнейшими представителями общественности, к которым прислушивались все. Это были издатели крупнейших газет и журналов, их голос был хорошо слышен широкой общественности. Они были влиятельны в среде государственных служащих, а некоторые из них и сами состояли на государственной службе. Они обладали серьезными материальными ресурсами и полагали, что вправе быть услышанными верховной властью. То есть они оказывали влияние и на широкие слои общества, и на «высшие эшелоны» власти. Впоследствии именно в этой «точке сборки» будет многое определяться в дальнейшей эскалации конфликта.

Эскалацию революции диктовала не столько сила атаки, сколько слабость защиты, слабость власти.

Революционеров в России было немного, возможностей у них было мало, политический терроризм, к которому прибегали эсеры, говорил как раз об их слабости, а не о силе. А вот когда в монолите власти пошли трещины, которые свидетельствовали о том, что политический режим осыпается и ему недолго осталось, по всей стране стали развиваться центробежные силы, которые часто охватывали не только местные элиты, но и местные администрации.

«Поток жизни был таков, что затормозить его было невозможно»

— Наверняка министры были в курсе происходящего в стране. Но когда накануне «Кровавого воскресенья» организатор многотысячного хода к Зимнему дворцу священник Гапон, а также делегация с участием Горького пытались достучаться до того же Святополк-Мирского и договориться с властями, у них ничего не получилось. В докладе Николаю II за день до «Кровавого воскресенья» Мирский сообщил, что ситуация под контролем.

— Здесь сказались две взаимосвязанные проблемы. В крайних, критических обстоятельствах принципиальное значение имеет политическая воля. Но в той бюрократической системе политической воли не было и быть не могло как таковой, она никак не была персонифицирована. По сути ответственность лежала лично на императоре. Но реальный характер и практика управления этого не подразумевали. Император не занимался оперативным управлением. Все эти вопросы он отдавал на откуп администрации. Но кто там должен был отвечать за такие вопросы — самим исполнителям было не очень понятно.

Что касается Святополка-Мирского, то в январе 1905 года он прекрасно понимал, что после провала его реформаторского проекта его ожидала отставка. Он сам попросил о ней, и Николай II был склонен ее принять, но не желал объявлять об этом тотчас, чтобы это не выглядело как политическая демонстрация. То есть Святополк-Мирский был уже почти не министр, и знал об этом не только он. 

Городовыми, которые находились в распоряжении местных властей Санкт-Петербурга, многотысячную толпу манифестантов не остановить. В итоге ответственность перелагалась на плечи военного командования, а оно использует тот ресурс, которым располагает, — вооруженные войска. А войска привыкли применять боевое оружие.

С высокой долей вероятности можно говорить, что за ход событий 9 января отвечал командир Гвардейского корпуса князь Васильчиков, который руководил планом совместных действий полицейских и военных. Но ведь на то, чтобы нести политическую ответственность, он уполномочен не был, он не являлся политической фигурой. А полноценного гражданского и политического центра для осуществления такого рода функции не было.

И тут проявляется вторая проблема. В отсутствие политической воли власть в лице разных своих представителей проявляет предельную инфантильность.

Кровожадности не было, но так вышло (во время «Кровавого воскресенья» правительственными войсками, по официальным данным, были убиты 130 человек — прим. Znak.com)… Властям казалось, что стоит вооруженным солдатам хоть раз сделать предупредительный залп — и манифестанты разбегутся.

«Кровавое воскресенье»Global Look Press

И это — изъян не только данной конкретной ситуации, а всего политического режима. Такие же проблемы возникали и раньше, но с ними удавалось справляться. Например, в 1899 году в Петербурге случились массовые студенческие волнения. В тот раз обошлось без человеческих жертв. При разгоне студентов использовали нагайки.

— В «Кровавое воскресенье», 9 января 1905 года, к Зимнему дворцу под предводительством Гапона шли 150 тыс. человек. Невнимательность, нечуткость Николая II по отношению к их настроениям — его вина или беда? «Кровавое воскресенье» и последующая за ним революция — плоды его психологии, характера и мировоззрения или «эксцесс исполнителей»?

— Когда происходят такого рода исторические явления, свою роль играет и первое, и второе. Николай столкнулся с вызовами, которые на его месте требовали личности грандиозного масштаба. В течение четверти века, начиная с 1881 года, проблемы скорее консервировались, чем решались. И в этом вина не только Николая II, а в огромной степени — его родителя, Александра III.

С другой стороны, Николай небезосновательно считал себя «хозяином земли Русской», потому что в центре тогдашней системы отношений стояла его фигура, и ключевая ответственность лежала на нем. «Кому много дано, с того много и спросится». 

Поэтому когда в советские времена шутили об ордене Николаю II за создание революционной ситуации в России, в этом, несомненно, была известная доля правды.

Он совершил немало ошибок, главная из которых в том, что он в огромной степени находился под властью комплексов, фобий и мифологических представлений о своих правах, полномочиях, о долге по отношению к наследию отца и всей династии, о том, что он должен передать сыну-наследнику. Эти представления становились фактором бездействия, не единственным, но значимым.

В итоге 17 октября 1905 года император подпишет Манифест, дарующий законодательный орган — парламент — и гражданские свободы (перед этим, в августе, Николай II выпустил манифест об учреждении Государственной Думы, но только как совещательного, а не законодательного органа, вслед за этим разразилась двухмиллионная Всероссийская стачка — прим. Znak.com). Он отдавал себе полный отчет в том, что подписал конституционный акт. Об этом он будет писать и матери, и [генерал-губернатору Санкт-Петербурга] Трепову. Но при этом все в ближайшем окружении Николая знали, что слово «конституция» использовать нельзя, потому что оно очень сильно нервирует императора. И впоследствии он, по крайней мере, трижды возвращается к идее о том, что неплохо бы Государственную Думу дисквалифицировать и превратить в законосовещательный орган.

То есть настроение, мировосприятие царя сами по себе выступали фактором нестабильности.

Я бы не сказал, что определяющим. Потому что поток жизни был таков, что затормозить его было невозможно. Характерно, что когда Николай выходил с инициативами по изменению статуса депутатов и Думы в целом, он встречал сопротивление самой высшей бюрократии, причем консервативно настроенной. Она прекрасно осознавала, что назад возврата нет, что дано, не может быть отобрано. Тем не менее возможности императора были хоть и не безграничны, но существенны, создавать помехи, дополнительные трудности — это было вполне в его воле.

— Как сообщают энциклопедии, «высшей точки вооруженная борьба в стране достигла в декабре 1905 года». То есть уже после издания Манифеста 17 октября. Бои с правительственными войсками шли в Москве, Екатеринославле и Харькове, Ростове-на-Дону. Чем было вызвано это вооруженное сопротивление? Чего еще не хватало сражавшимся?

— Эти бои были совокупностью разных явлений. Это мы с вами знаем, что революция началась 9 января 1905 года. Но современники тех событий этого не знали. Некоторые из них еще в 1904 году провидчески говорили, что начинается революция. Но таких были единицы. Большинство рассуждало так: в Петербурге произошли неожиданные и кровавые события, но стачечная волна улеглась, ситуация в столице более-менее устаканилась, сейчас все вернется на круги своя. Весной 1905 года в стране будут происходить какие-то спорадические вспышки, но не повсеместно и не на постоянной основе. И ощущения того, что идет революция, — не было.

И только в октябре — и на самом верху, в правительственных кругах, и в общественной среде — начинают признавать: начинается революция. Почему только тогда? По многим причинам. Во-первых, революция воспринималась в соответствии с определенным каноном: в России ждали появления образов и символов Великой французской революции. А их пока не было: не было своих Генеральных штатов, штурма Бастилии. И это разочаровывало, было ощущение, что происходящее в России — какой-то эрзац, а не настоящая революция, а настоящая революция — впереди, спустя какое-то время.

Во-вторых, основной процесс в рамках революции, с моей точки зрения, это сравнительно быстрая утрата управляемости в самых разных сферах, когда администрации либо просто перестают функционировать, либо начинают работать против действующей власти. Как итог: в разных точках страны разворачивается практически гражданская война.

Наиболее яркий пример осени 1905 года — Остзейские губернии (это современные Эстония и Латвия). Там идет кровавая война с проявлениями крайней жестокости с разных сторон. Жесткие столкновения происходят в Поволжье. Кроме того, элементы гражданской войны проявляются по линии Транссиба. Сказываются застарелые конфликты: в Прибалтике остро стоял национальный вопрос, в Поволжье — крестьянский, там проблема малоземелья крестьян была гораздо острее, чем во многих других губерниях.

Но история Москвы и других отдельных городов — особая. Там первую скрипку играли революционные организации. Им было чрезвычайно странно и обидно, что революция разворачивается без революционеров, что главную роль в ней играют земства, либеральные деятели, активисты профессиональных союзов, представители печати. Роль профессиональных революционеров в этой революции была более чем скромной.

Efim Deshalt / Global Look Press

Как исключение — Союз союзов (либеральное объединение профессионально-политических союзов: служащих, учителей, медиков, фармацевтов, инженеров и техников, бухгалтеров, адвокатов, писателей и так далее. Зародился во время «банкетной кампании», насчитывал до 135 тыс. членов — прим. Znak.com). Но Союз Союзов не вполне политическая организация, это скорее политические профсоюзы, включавшие деятелей, о которых до тех пор мало кто знал. Ну кто знал инженера Лутугина? А на 1905 год он стал звездой. Как и Хрусталев-Носарь, который в октябре 1905 года стал первым председателем Петербургского совета рабочих депутатов.

Но ведь были партии, которые давно готовились к революции и рассчитывали на нее. И бои, разразившиеся в Москве и других городах, были попыткой реванша за их былую слабость и неубедительность. Вот они и заявили о себе осенью-зимой 1905 года, но без особых шансов на успех. За что потом подверглись очень жесткой критике со стороны коллег более правых убеждений. Потому что вооруженные выступления не дали позитивных плодов, напротив. Московские события внушили власти уверенность в собственных силах, в том, что она имеет ресурсы и возможности силой подавлять такие беспорядки, и, значит, они не представляют критической проблемы для режима.

«Первую Думу власти очень боялись»

— Сказалось ли это на той легкости, с которой Николай II распустил два первых созыва Государственной Думы?

— У каждой из этих Дум своя особая история. Первую Думу очень боялись и на ее роспуск пошли далеко не сразу. Потому что было ощущение, что за ней стоят реальные общественные симпатии, что она и есть те самые российские Генеральные штаты и что если ее разогнать, это приведет к новому витку революции.

Депутаты так себя и воспринимали, многие из них роспуска совершенно не страшились и были готовы к такому повороту событий: будет роспуск — и мы станем вождями новой России.

Один курский депутат Долженков, старейший в первом составе Государственной Думы, говорил: «Нас будут разгонять, а я встану на свое кресло и не сдвинусь, пусть нас убивают — мы все равно останемся на своих местах». Он, конечно, не мог предугадать, что роспуск Думы пройдет в куда более прозаической обстановке, никого убивать и разгонять штыками не придется. Это было сделано в выходной день, неожиданно для депутатов.

State Duma Russia / Global Look Press

Но сначала власть Думу боялась. Поэтому до самого последнего момента министр императорского двора Фредерикс и Дмитрий Трепов — очень влиятельный в ближайшем окружении императора — уговаривали Николая на этот шаг не идти. Судя по всему, небезрезультатно. Согласно историческому анекдоту, который, вполне возможно, соответствует правде, получив императорский манифест о роспуске Думы (которого он сам настойчиво добивался) и переправив его в Сенат, председатель Совета министров Горемыкин поехал домой и распорядился не откликаться ни на чьи звонки и обращения и сообщать, что он спит. Он знал, что делал. Потому что ночью приехали от императора с конвертом. Конверт не распаковывают всю ночь. Тем временем в Петербург стягиваются воска, поскольку манифест опубликован в газетах. Горемыкин вскрывает конверт только наутро, а там — просьба с роспуском Думы повременить. То есть вполне возможно, что Николай до самого последнего мгновения колебался в решении.

Ко второй Думе отношение было совсем другое, ее совсем не боялись и не вполне воспринимали всерьез.

Для следующего председателя Совета министров Столыпина было очень важно, чтобы Дума была, потому что это соответствовало его концепции реформ. Но так получилось, что большинство в той Думе составляли антиправительственные силы, причем куда более ярко представленные, чем в первой. Если в первой Думе лидирующие позиции принадлежали конституционным демократам (кадетам), то во второй — социалистам разных мастей. Была заметной фракция социалистов-революционеров (эсеров), фракция социал-демократов.

То есть в работе парламента участвовали (и, более того, определяли его характер) партии откровенно революционного толка.

Заметным было и правое, промонархическое крыло, оно было настроено всячески торпедировать деятельность парламента. Как ни странно, иногда правые блокировались с левыми, рассчитывая на то, что таким образом они еще больше дискредитируют Думу. Кадеты, оказавшиеся в этой ситуации в центре, были совершенно беспомощны. Большинства у них не было, они пытались маневрировать, но их никто не слушал — ни слева, ни справа.

Дееспособность Думы вызывала большие сомнения, даже в среде кадетов. Знаменитый ученый и публицист Петр Струве, который сам был депутатом второй Думы, говорил, что настоящие консерваторы и реакционеры должны молиться на то, чтобы такая Дума существовала как можно дольше, потому худшей дискредитации идеи народного представительства и придумать нельзя.

А священник, богослов и философ Сергей Булгаков, тоже депутат второй Думы, говорил так: возьмите с улицы случайных 500 человек и скажите, что они отвечают за судьбы России, — и они окажутся лучше тех, кто заседает в Таврическом дворце.

Тем самым роспуск второй Думы был предопределен. Власть только дожидалась повода. Когда депутат Зурабов заявил, что российская армия лучше воюет со своим народом, чем с внешними противниками, Николаем II это было воспринято предельно болезненно, как оскорбление не только армии, но и его лично. В этот момент судьба Государственной Думы была предрешена. Оставался вопрос «что дальше?» — либо упразднить Думу как таковую (и в окружении царя такие проекты рассматривались всерьез), либо сохранить, но при этом поменять избирательный закон. В итоге остановились на втором варианте.

Во-первых, для политической системы он был наиболее щадящим. Во-вторых, концептуально он был единственно возможным для Столыпина. В-третьих, и это основное, такой подход во многом предопределял сценарий развития страны на последующие пять-шесть лет.

— Несмотря на последующие манипуляции царя и правительства с избирательным законом (выборы не были ни всеобщими, ни равными, ни прямыми и ни тайными), первые две Думы были действительно откровенно антиправительственными, требовали правительства, ответственного перед парламентом. Потому в Думе «зависали» проекты государственного бюджета и важные законы об аграрной реформе Столыпина. Это и предопределило недолгую жизнь обеих Дум: 72 и 102 дня. Вспоминается I Съезд народных депутатов 1989 года, хасбулатовский Верховный Совет, первые составы современной Госдумы — такие же конфликтные, пламенные, разоблачающие, многословные. А какую-то позитивную роль первые две Думы сыграли?

— Да, сыграли, первая точно. Эта Дума была политически наивной. Она собрала людей, у которых не было никакого политического опыта. С одной стороны — ученые с мировым именем, вроде Максима Ковалевского, и в то же время около половины депутатов представляли крестьянство, некоторые из них не умели читать и писать. Встречались такие, которые, попав в Петербург, рассчитывали извлекать доходы из своей парламентской деятельности и продавали на улице билеты на заседания Думы. Некоторые депутаты приехали в столицу со своими домашними животными, один привез с собой козу и проживал с ней в общежитии, другие заводили кур и гусей.

При этом всех их отличала своего рода искренность. Они искренне были уверены, что их деятельность приведет к каким-то важным переменам. Одни надеялись, что перераспределят землю, вторые рассчитывали на правительство, ответственное перед парламентом, третьи — что приблизят зарю свободы. Ничего из этого не вышло, но вышло другое.

Ситуация весны-лета 1906 года была очень стрессовой для власти, царя и его окружения. Там ощущали, что почва очень зыбкая, что еще немного — и придется сдавать портфели, и вот эти думские болтуны назавтра окажутся в их кабинетах.

Это значит, что когда настал момент роспуска Думы, перед правительством стояло две задачи. Первая: нужно так сформировать кабинет, чтобы он имел отчетливое политическое лицо, чтобы было понятно, к чему он стремится. Чтобы не только депутаты говорили от имени народа, но и правительство наконец смогло предложить собственную повестку. Второе: срочно нужна программа реформ. Если медлить и дальше оставаться на месте, революция вспыхнет снова. Таким образом, деятельность первой Думы подготовила курс столыпинских реформ.

Со второй Думой сложнее. В ней не было того запала искренности. Кто-то рассчитывал на получение суточного жалования, кто-то — на газетную славу, другие — на торговлю с различными ведомствами. Отношение ко второй Думе было совершенно другим. В 1907 году прежнего героического пафоса уже не будет. Значение этой Думы в том, что она показала, что действующий избирательный закон ведет ситуацию в тупик, что сформировать более-менее конструктивно работающую Думу на основе этого закона не получается. Значит, закон надо менять. Следующий избирательный закон действительно был менее демократичным, но он позволил получить такое представительство, которое принесло стране реальную и ощутимую пользу.

— Обновление Николаем II избирательного права в 1907 году вошло в историю как «Третьеиюньский переворот». Причем и «Выборгское воззвание» разогнанных императором депутатов первой Госдумы, и «Третьеиюньский переворот» были встречены обществом совершенно равнодушно — без манифестаций и забастовок. Считается, что разгон второй Госдумы — финальная точка Первой русской революции. Почему она выдохлась?

— По моему мнению, финальный аккорд революции — это июль 1906 года, роспуск первой Думы и «Выборгское воззвание». Эффект от воззвания был почти нулевым. Это и было явной точкой в истории Первой революции. Как я уже сказал, депутаты не сомневались, что роспуск Думы вызовет взрыв. И когда в день роспуска они разъезжали по Петербургу, то удивлялись тому, что население молчит. Сначала списали это на выходной летний день. И с этой мыслью отправились в Выборг, с предчувствием, что по возвращении их точно арестуют (впоследствии более 160 депутатов были осуждены на кратковременное тюремное заключение и повержены в избирательных правах, путь в легальную политику им был закрыт — прим. Znak.com). Поэтому депутаты разбрасывают текст воззвания из окон поезда — чтобы хоть кто-то прочитал их последнее слово. В воззвании они призывают избирателей не платить налоги и игнорировать армейский призыв, будучи уверенными, что избиратели этим не ограничатся, а возникнет огромное стихийное движение. Происходят выступления военных в Кронштадте и Свеаборге, но народные избранники явно рассчитывали далеко не только на это.

Яромир Романов / Znak.com

Они находят объяснение в том, что крестьяне заняты сельскохозяйственными работами. Но и осенью не происходит ничего. И тогда депутаты впали в глубокое разочарование. Но и власти не ожидали¸ что их «пронесет», они готовились к худшему сценарию и к решительным мерам — и к репрессиям, и к реформам.

То, что происходило дальше, со второй Государственной Думой, — уже эпилог. То, что общество с равнодушием и апатией встретило «Третьеиюньский переворот», расценивалось уже как закономерность.

— Потому что к этому времени заработали реформы Столыпина?

— Не это было определяющим фактором: Столыпин только начинал свои реформы. Определяющую роль сыграло то, что российское общество и население — это не одно и то же. Общество — это очень ограниченный круг людей, всего несколько процентов, которые вовлечены в общественную жизнь: интересуются политикой, увлеченно читают газеты и журналы.

Население живет в другом измерении: оно небезразлично к Думе, разговоры о ней имели место и в деревенской среде. Но для населения вопрос о Думе не был вопросом о власти и перспективах строительства гражданского общества и правового государства.

Деревня размышляла предельно прагматично, рассчитывая на решение конкретного вопроса: вон неподалеку помещичьи усадьбы, и надо бы их подвергнуть «черному переделу». Свобода союзов, собраний, печати мало интересовали крестьян, да и крестьян-депутатов. А раз Дума вопрос о земле не решает, они не считали нужным солидаризироваться с ней. Депутаты переоценили характер общественного движения и вовлеченность масс в него. Как потом шутили, депутаты приняли температуру собственного тела за температуру всей страны.

«Составы Дум были уникальны по своему демократизму»

— После «Третьеиюньского переворота» закон о выборах подвергся капитальным изменениям. Избирательные права крестьян и рабочих значительно сузились. Николай II и правительство Столыпина получили «конструктивную» III Думу. Этот состав Думы вошел в историю «законодательной вермишелью» — массой совершенно незначительных законопроектов. Какую пользу принесла эта Дума и в чью пользу действовала?

— Говоря о «законодательной вермишели», нужно не оказываться в плену слов. Может, в масштабах всей России отдельные законы о финансировании отдельных гимназий, университетов или полицейских участков не выглядят значительными. Но для самих гимназий, университетов и участков это было важно, а законодательный процесс был устроен именно так.

А главное, что Государственная Дума была учреждением, не только вносившим законопроекты (что на самом деле случалось сравнительно редко), а в основном — утверждавшим правительственные законодательные инициативы и редактировавшим их (это вовсе не значит, что законы становились лучше, чаще они становились хуже). Работа над законопроектами была рутинной, долгой, затяжной. Третья Дума была не такой яркой и вызывающей, зато была склонна к жесткой политической торговле с правительством, и с ней было довольно непросто.

Кого представляла третья Дума? За ней стояли дворянские собрания, земские деятели, представители городского самоуправления, религиозные лидеры (преимущественно, конечно, православные), бизнес-элиты, иногда — региональные элиты. Самые активные члены общества, ясно представлявшие, чего они хотят.

И если интересы какой-нибудь, в первую очередь леворадикальной, партии правительство могло легко проигнорировать, то отмахнуться от позиции цензовых кругов общественности было нельзя, с ними приходилось считаться.

Это были влиятельные люди, которые определяли жизнь в своих уездах и губерниях, а иногда — и в столицах, составляли лицо российской экономики, ведущих изданий, имели прямой выход на министров, а то и на царя. Одним словом, это была элита, хоть и очень разношерстная. И она не горела желанием «проглотить» все, что правительство пыталось провести через Думу. Она торговалась — в чем-то уступала, на чем-то настаивала.

Почему 300-летняя династия Романовых рухнула всего за три дня. Интервью историка Кирилла Соловьева

Уступало и правительство, потому что от депутатов зависела судьба бюджета и, следовательно, каждого отдельно взятого ведомства. Поэтому представители этих учреждений приходили с поклоном и на заседания думских комитетов, и на пленарное собрание. Таким образом, деятельность Думы прочно вплеталась в работу этих ведомств, а ее полномочия, не такие уж, кстати говоря, широкие, постепенно расширялись.

Соответственно, у власти появился канал прямого диалога с частью российской общественности. Это огромный результат для страны, для ее стабильного развития.

Правда, с этой машинерией нужно уметь работать. Если вы ее включили, то выключить уже не выйдет. А попытаетесь выключить или проигнорировать — этот механизм, служащий стабилизации общества и государства, превратится в фактор нестабильности. И эта проблема в полной мере сказалась в 1915-16 годах.

— А была ли среди дореволюционных Дум такая, которую можно назвать реакционной, как мы сегодня выражаемся — «бешеным принтером»?  

— «Бешеных принтеров» не было точно. Думы были разные. Третья, как мы с вами выяснили, была гораздо менее радикальной, чем первые две. Тон в ней задавали люди более консервативных взглядов. Но «консервативных» вовсе на значит «проправительственных». Часто консерватизм Думы носил оппозиционный характер. Обратите внимание: как бы царь и правительство ни старались получить послушный парламент, ни в одном из составов Государственной Думы не было стабильного проправительственного большинства. А оппозиционное большинство сложилось не только в первых двух Думах, но сложится и в четвертой.

State Duma Russia / Global Look Press

— Одни современники и историки подчеркивают, что «Третьеиюньский переворот» дал стране «рабочий» парламент. Другие указывают на то, что третья Дума была защитником интересов дворянства, чиновничества, промышленников и купечества, но не отражала интересов «народных масс» — крестьянства и рабочих. И это, в конечном счете, стало одной из причин следующей — Февральской революции 1917 года. Каково ваше мнение на этот счет?

— Вторая точка зрения грешит модернизацией: в соответствии с ней, чем больше избирателей, чем ближе к идеалу всеобщих выборов, тем лучше. На современном этапе, возможно, так и есть, но в начале прошлого века эта логика не работала. 

Самостоятельной легитимностью не обладала ни одна из дореволюционных Дум.

Как бы то ни было, максимальной легитимностью в начале прошлого века в России обладал институт монархии. Скорее, самодержавие делилось легитимностью с другими учреждениями, чем наоборот. Поэтому присутствие в Думе дополнительных депутатов — крестьян и рабочих — мало что определяло бы в ее весе в жизни общества и государства.

Вместе с тем каким бы ни было избирательное законодательство в Российской империи, и после 1907 года она не сильно отставала от Англии по количеству избирателей в проценте на душу населения (при этом я имею в виду исключительно Британские острова: в колониях вообще не было речи об участии населения в выборах британского парламента). При этом составы Государственных Дум были уникальны по своему демократизму. В первых двух Думах депутаты от крестьянства составляли больше половины депутатов, а в третьей Думе — четверть. Ни в британской Палате общин, ни во французском Законодательном собрании, ни в германском Рейхстаге, ни в каком западноевропейском парламенте ничего подобного не было. Когда правительство составляло соответствующий избирательный закон, оно исходило из того, что крестьяне очень лояльны власти, императору. А оказалось, что это не так.

Самое демократическое избирательное законодательство в Европе на тот момент действовало в Германской империи с ее всеобщим избирательным правом для мужчин. Но считаем ли мы Германию самой демократической европейской страной той эпохи? Очевидно, что нет. Значит, демократичность не определяется простым наличием или отсутствием тех или иных слоев общества в парламенте.

Кроме того, мы видим это на примере первой и второй Дум, невзирая на широкое представительство в них крестьянства, к диалогу с императором и правительством, то есть к исполнению важнейшей парламентской функции посредничества между обществом и властью, они готовы не были. Тогда возникает вопрос: а зачем они вообще нужны? С этой точки зрения, первым настоящим парламентом в России можно назвать дореволюционную Думу третьего созыва.

— Из вашего рассказа, Кирилл Андреевич, становится ясно, что дореволюционный российский парламентаризм, хоть и возник с отставанием от западноевропейского, развивался в довольно бодром темпе.

— Да, развитие шло очень быстро. И неслучайно год от года — в 1909, 1911, 1913, 1915 годах — происходили политические кризисы. Кризисы — это признак роста. Но к 1917 году нормальный процесс роста был нарушен тяжелейшей ситуацией Первой мировой войны. Рост — это и возможности, и риски. В 1917-м риски превысили возможности и оказались непомерными. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

революционный год в России

революционный год в России

Выпуск 182 СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЗОРА Опубликовано в январе 1995 г. Авторские права © Социалистическое обозрение

В этом месяце 90 лет назад в России вспыхнуло недовольство рабочих. То, что началось как демонстрация протеста, быстро превратилось в революционную волну, которая, как объясняет Питер Морган , положила начало конца диктаторскому режиму царя

На баннере написано: «Рабочие мира объединяются»; Москва 1905

«Пролетариат пришел к власти в 1917 году благодаря опыту, полученному его старшим поколением в 1905 году.Это была оценка Льва Троцкого важности революции 1905 года в России. Это оказалась генеральная репетиция русской революции 1917 года, когда рабочий класс впервые пришел к власти.

Подобно тому, как революция 1917 года выросла из массовой бойни Первой мировой войны, так и революция 1905 года возникла в результате поражения России в войне с Японией и ужасающих условий жизни русского рабочего класса.

Заработная плата русских рабочих была чрезвычайно низкой (она упала на 25 процентов в 1904 году), они страдали от ужасных условий труда, подвергались эксплуатации и унижению. «Жизнь русского рабочего», писал большевистский историк, «была чрезвычайно скучной и бедной».Многие женщины работали в текстильной промышленности — крупнейшей и самой низкооплачиваемой отрасли России. Часто спали там, где работали, или в бараках.

Правящий класс использовал русский национализм для разделения рабочих. Нерусские народы внутри империи управлялись русскими бюрократами, подчинялись российским законам и были оккупированы русскими войсками. Православная религия была официальной государственной религией. Царь был открыто настроен против евреев, и погромы против евреев были обычным делом. Русские рабочие часто обвиняли других в своих ужасных условиях, эксплуатации и угнетении.

Революция 1905 года была настоящим взрывом гнева. Наиболее угнетенные и угнетенные слои рабочего класса объединились против общего врага. Это единство было сформировано благодаря массовой активности, которая должна была взорваться так внезапно и с таким ядом в январе.

Отец Гапон с членами профсоюза

Источником первой волны забастовок стало увольнение четырех рабочих Путиловского машиностроительного завода в Санкт-Петербурге, на котором работало 12 000 человек.Рабочие были организованы в Союз русских фабрично-заводских рабочих — профсоюз полицейских, возглавляемый священником отцом Гапоном.

После забастовки 3 января 1905 г. были проведены массовые собрания собрания. К 7 января 140 000 рабочих бастовали, и были выдвинуты новые требования: восьмичасовой рабочий день, повышение дневной заработной платы, улучшение санитарных условий и предоставление бесплатной медицинской помощи. По мере того как волна забастовок продвигалась вперед, требования рабочих становились все более политическими.Они обратились к царю с ходатайством о возмещении недовольства рабочих. В петиции перечислялось все, от неотапливаемых фабрик до беззакония, но также поднимались политические вопросы, такие как Конституционное собрание, избранное на основе всеобщего и равного избирательного права, свобода собраний для рабочих, земля для крестьян, свобода слова и печати, разделение церкви и государства. , и окончание русско-японской войны.

Отец Гапон был вынужден организовать демонстрацию для подачи петиции, и в воскресенье, 9 января, 200 000 петербургских рабочих прошли мирным шествием к Царскому Зимнему дворцу.Они были одеты в лучшую воскресную одежду, несли изображения царя, религиозные иконы и церковные знамена — политические транспаранты и лозунги не допускались.

Войска открыли огонь по демонстрантам у Зимнего дворца и убили более тысячи человек. «Кровавое воскресенье» было той искрой, которая должна была воспламенить тысячи рабочих по всей России против своих правителей в волне забастовки, невиданной ранее в истории рабочего класса. Троцкий писал:

    «Пролетариат начал с забастовки, объединился, выдвинул политические требования, вышел на улицы, привлек к себе восторженное сочувствие всего населения, вступил в схватку с войсками и положил начало русской революции.Гапон не создавал революционной энергии петербургских рабочих, он просто высвобождал ее, и события его полностью настигли ».

Волна забастовки достигла пика в феврале и распространилась на 122 города. В Одессе произошли столкновения рабочих и войск, превратившие забастовки в небольшую гражданскую войну. Многие работодатели признали требования, которые царь отклонил в попытке купить мир. Экономические требования рабочих переросли в политические требования, экономическая борьба привела к политической борьбе.

Наконец, в августе царь пошел на уступку — но вместо того, чтобы предоставить собрание, он предоставил только совещательный орган, Думу, которая не имела полномочий принимать законы и где рабочие не были представлены. Вместо того, чтобы умиротворить рабочее движение, он поднял борьбу на более высокий уровень.

Вторая волна забастовок в октябре началась в Москве, когда наборщики типографии Сытина объявили забастовку за сокращение рабочего дня и повышение сдельной оплаты за знаки препинания.Он быстро распространился по Санкт-Петербургу, когда наборщики выразили солидарность. Забастовки выросли на почве, подготовленной девятимесячной забастовочной кампанией, и в октябре был учрежден Петербургский совет, который должен был стать источником жизненной силы революционной волны и создать форму организации, еще не использовавшуюся в борьбе рабочего класса.

Количество забастовщиков в России перевалило за миллион. Забастовки быстро распространились по железнодорожной сети, пост был остановлен, водо- и газоснабжение было прекращено, школы были закрыты, а связь была остановлена.Во многих городах были объявлены всеобщие забастовки, и рабочие открыли собственную газету «Известия », чтобы распространять борьбу и противостоять лжи царя.

Требования октября были более политическими, чем в январе. Рабочие требовали восьмичасового рабочего дня, гражданских свобод, амнистии политзаключенных и Учредительного собрания. Царь был вынужден разрешить конституцию.

Но рабочие остались недовольны. Они требовали снятия начальника полиции и казаков Санкт-Петербурга, вывода войск за 20 миль от города, всеобщей амнистии и формирования гражданской милиции. Известия записал:

    «Нам предоставили свободу собраний, но наши собрания окружены войсками. Нам предоставили свободу слова, но цензура остается неприкосновенной. Нам предоставили свободу обучения, но наши университеты заняты войсками. Нам предоставили личную неприкосновенность, но наши тюрьмы переполнены заключенными. Нам дали конституцию, но самодержавие осталось ».

Совет постановил: всеобщая забастовка продолжается.Крестьяне были вовлечены в движение. Было сожжено около 2000 поместий и перераспределена еда. В Кронштадте моряки подняли мятеж против своих офицеров. В ноябре прошла третья волна забастовок, в основном в районе восьмичасового рабочего дня. Но забастовщики также боролись за спасение мятежников Кронштадта от казни и за отмену военного положения в Польше (тогда входившей в состав Российской империи).

Был остановлен весь Санкт-Петербург, забастовало больше рабочих, чем в январе и октябре.В городе кипела жизнь. Совет призвал все фабрики и заводы ввести восьмичасовой рабочий день путем поглощения. На Александровском машиностроительном заводе за восьмичасовой рабочий день проголосовали 1668 человек, против — 14. «Известия » сообщило, что один рабочий сказал:

    «Все фабричные рабочие нашего района по решению Совета, отработав восьмичасовую работу, покинули свои мастерские и вышли на улицы с красными знаменами и пением« Марсельезы ».По пути демонстранты захватили несколько небольших предприятий, которые еще продолжали работать ».

Однако за пределами Санкт-Петербурга картина была иной. Призыв к забастовке не был встречен с таким энтузиазмом, и это вселило уверенность в петербургских работодателях, чтобы они продолжили наступление. Они отреагировали массовыми локаутами, и к началу декабря царь почувствовал себя достаточно сильным, чтобы принять репрессивные меры. Совет был подавлен, и были введены новые правила борьбы с забастовками, согласно которым рабочие железных дорог, почты, телеграфа и телефона запрещали забастовки или создание профсоюзов.Были конфискованы рабочие газеты, внезапно снова появилась погромная и патриотическая литература.

В рабочем движении еще оставалась борьба. 7 декабря в Москве началась забастовка против этих репрессивных мер, которая на короткое время распространилась на Санкт-Петербург, где бастовали 125 000 человек. Это привело к фактическому вооруженному восстанию в Москве, а в 33 других городах наблюдались массовые забастовки. Многие рабочие районы Москвы находились на осадном положении, поскольку против полиции и армии были построены баррикады.Однако Николай II объявил, что любая толпа численностью более трех человек будет обстреляна, и 19 декабря, когда поддержка уменьшилась, Совет отменил забастовку. Во время восстания в Москве погибло около 1000 рабочих. Последовали жестокие репрессии.

Несмотря на это, рабочий класс сделал качественный скачок вперед. Революция 1905 года ознаменовала появление новой формы организации — советской, которая помогла поднять уровень борьбы на еще большую высоту. Это была кровь революции, машинное отделение и организатор рабочего класса.Все действия исходили из него, вся деятельность контролировалась им.

Он также представлял высшую форму рабочей демократии. В отличие от мнимой демократии парламента, депутатов Совета можно было сразу отозвать, и они были напрямую представлены рабочими. В нем не было профессиональной бюрократии, не было нижней и верхней палаты. Это была форма демократии, рожденная в результате борьбы.

Революция 1905 года показала, как быстро идеи рабочих менялись, когда их бросали в борьбу.В 1904 году в народе существовало мнение о войне против Японии. Но патриотический энтузиазм быстро сменился гневом, поскольку война вылилась в личные недовольства низкой заработной платой и плохими условиями труда.

Репрессии, последовавшие за подавлением советов, привели к погромам во многих городах против евреев, китайцев, армян и поляков. Но не было погромов в Санкт-Петербурге, где рабочие организовывались против антиеврейской активности и где эта активность была максимальной. Наиболее угнетенные слои рабочего класса объединились против общего врага — царя.

События 1905 года показывают важность революционной организации. Большевики играли главную роль в январских событиях, но они также выявили слабые стороны партии. Ленин, писавший через месяц после этого события, сказал: «9 января 1905 года полностью выявило огромный запас революционной энергии, которым обладает пролетариат … а также полную несостоятельность социал-демократической [большевистской] организации». 1905 г. обострил идеи большевизма. Революционная партия должна бороться за руководство борьбой.

Русская революция 1905 года имела все составляющие, которые должны были появиться снова в 1917 году. Без борьбы 1905 года рабочие потерпели бы поражение в 1917 году, и нам было бы отказано в этом опыте в истории революции.


Вернуться на страницу содержания: Вернуться на главную страницу Socialist Review Index

Была ли русская революция пролетарской революцией?

2 ноября 1977 года, приближаясь к шестидесятой годовщине русской революции, французский историк Жорж Хаупт выступил с провокационной речью в Центре Фернана Броделя в Бингемтоне, штат Нью-Йорк.Название позаимствовано из этого выступления. Хаупт сказал, что он тоже получил титул от других представителей «марксистских и немарксистских левых», которые поднимали этот вопрос на протяжении большей части прошедших шестидесяти лет. Я пишу спустя сто лет после того события, которое потрясло мир, и сегодня вряд ли могу утверждать, что условия дискуссии действительно сильно изменились. Могу только добавить, что с распадом СССР он стал более резким и актуальным. Я также вспоминаю, как Жорж Хаупт несколько дальше уточнял свой титул: «В каком смысле и в какой степени русская революция была пролетарской революцией?» (Хаупт 1979: 21).

I

Тогда позвольте мне начать с самого начала. Интересно, что итальянский интернационалист и коммунистический лидер будущего Антонио Грамши, тогда малоизвестный за пределами своей родины, в своих первых комментариях о событиях в России, свергнувших царское самодержавие, задал тот же вопрос: «Почему русская революция пролетарская революция? » (Грамши 1977: 28).

«Русская революция, — писал Грамши от 29 апреля 1917 года, — разрушила авторитаризм и заменила его всеобщим избирательным правом, предоставив право голоса и женщинам».Он заменил авторитаризм свободой, Конституцию — свободным голосом всеобщего сознания ».« Почему русские революционеры не якобинцы, — продолжал тогда Грамши, — другими словами, почему они тоже не заменили диктатуру одного человека ». диктатурой дерзкого меньшинства, готового на все, чтобы обеспечить победу программы? »(Gramsci 1977: 29).

Ответ, который сразу же дал Грамши, сегодня представляет не менее актуальный интерес. «Это потому, что они преследуют цели, общие для подавляющего большинства населения.Они уверены, что когда весь русский пролетариат просят сделать свой выбор, ответ не может быть сомнительным. Он находится в сознании каждого и будет преобразован в безотзывное решение, как только оно будет выражено в атмосфере абсолютной духовной свободы, без извращения голосования вмешательством полиции и угрозой виселицы или изгнания »(Gramsci 1977 : 29).

Здесь действительно есть хорошая еда для вдумчивых историков. Я, например, почти содрогнулся при первой встрече с Антонио Грамши, сделавшим этот дерзкий комментарий, всего через два месяца после февральской революции; ибо он был не менее пророческим, чем знаменитый апрельский тезис Владимира Ленина.До октября было еще далеко. «Даже в культурном отношении, — отмечал Грамши, — промышленный пролетариат готов к переходу, а сельскохозяйственный пролетариат, знакомый с традиционными формами общинного коммунизма, подготовлен к переходу к новой форме общества». Не меньше пророчества было написано в этом комментарии Грамши: «Социалистические революционеры не могут быть якобинцами: в России на данный момент все, что им нужно сделать, это обеспечить, чтобы буржуазные органы ( Дума [или российский парламент] земств [или орган местного самоуправления]) не предаются якобинству, чтобы обеспечить неоднозначный ответ всеобщего избирательного права и обратить насилие в свои собственные цели »(Gramsci 1977: 29).

«По сравнению с пролетариатом промышленно развитых стран Европы русский промышленный рабочий класс, несомненно, был еще молодой породой. Но в 1917 году этот факт не помешал молодому рабочему классу играть ведущую роль в революции. что возможно?

Еще одна важная серия событий, на которую почти не обращали внимания буржуазные газеты, привлекла внимание Грамши. «Русские революционеры, — безошибочно заметил Грамши после первой из двух революций 1917 года, — освободили не только политических заключенных, но и обычных преступников.Когда обычным преступникам в одной тюрьме сказали, что они свободны, они ответили, что считают, что у них нет права на свободу, потому что они должны искупить свои преступления. В Одессе они собрались на тюремном дворе и по собственной воле поклялись стать честными людьми и решили жить своим трудом »(Gramsci 1977: 29).

«С точки зрения социалистической революции, — комментирует Грамши, — эта новость имеет большее значение, чем смещение царя и великих князей».«Почему?» — спрашивает кто-нибудь. «Царя», по Грамши, «свергли бы и буржуазные революционеры. Но в глазах буржуазии эти осужденные люди все еще были бы врагами своего порядка, тайными присвоителями их богатства и их спокойствия. В наших глазах их освобождение имеет следующее значение: революция создала в России новый образ жизни. Он не только заменил одну власть другой, но и заменил один образ жизни другим. Он создал новый моральный порядок и в дополнение к физической свободе личности установил свободу разума »(Gramsci 1977: 29-30).

Что же тогда нового в «новом моральном порядке»? Сегодня даже такие журналистские впечатления от Антонио Грамши вряд ли можно отбросить как утопический вариант буржуазного идеализма. Позвольте мне добавить, почему. «[Русские] революционеры, — писал наш итальянский революционер со всей откровенностью, — не боялись вернуть в оборот людей, которых буржуазное правосудие заклеймило печально известным клеймом« прежних преступников », людей, которых буржуазное правосудие внесло в каталоги различных типов преступник.Такое событие могло произойти только в атмосфере социальной турбулентности, когда меняется образ жизни и преобладающий менталитет. Свобода делает людей свободными и расширяет их моральные горизонты; она превращает худшего преступника при авторитарном режиме в мученика за дело долга, в героя за честность »(Gramsci 1977: 30).

Что случилось? «В отчете говорится, — пишет Грамши, — что в одной тюрьме эти преступники отказались от свободы и избрали себя надзирателями. Почему они никогда не делали этого раньше? Потому что их тюрьма была окружена массивными стенами, а окна были зарешечены? Люди, которые пошли их освободить, должно быть, сильно отличались от судей трибунала и тюремных надзирателей, и эти обычные преступники, должно быть, слышали слова, сильно отличающиеся от тех, к которым они привыкли, чтобы их сознание изменилось таким образом, ибо они внезапно становятся настолько свободными, что могут предпочесть изоляцию свободе и добровольно искупить себя.Они, должно быть, почувствовали, что мир изменился, что и они, сегрегированные, получили свободу выбора »(Gramsci 1977: 30).

Эта итальянская статья столетней давности « Заметки о русской революции » завершается кратким приговором: «Это самое величественное явление, которое когда-либо создавала человеческая история». Это не более серьезное наблюдение, чем более знаменитая работа Джона Рида «Десять дней, потрясших мир». Я довольно подробно процитировал этот отрывок, так как почти не встречал упоминания о нем в сотне книг и эссе, отшлифованных на наших фабриках по производству основных продуктов.Даже достойные похвалы историки чаще теряют свой путь в карнавале фактов.

«В результате русской революции, — заключает Грамши, — человек, который был обычным преступником, превратился в человека, которого призывал Иммануил Кант, теоретик абсолютной этики поведения, — человека, который говорит: : необъятность небес надо мной, веление моей совести во мне ». Какое значение имеют эти краткие новинки? То, что они «открывают нам», как выразился Грамши, — это «освобождение духа, установление нового нравственного осознания».Это приход нового порядка, который совпадает со всем, чему нас учили наши учителя ». То, что так называемый западный мир не понял этого, было совершенно ясно.« И снова он пришел с Востока », — Грамши мог не помогая добавить, «этот свет приходит, чтобы осветить престарелый западный мир, который ошеломлен событиями и не может противопоставить им ничего, кроме банальностей и глупостей своих халтурщиков» (Gramsci 1977: 30).

II

Что же тогда такого пролетарского в кантианском человеке? Как заметил Жорж Хаупт, которого я буду ссылаться на свою выгоду, и Парижская коммуна 1871 года, и русская революция 1917 года были названы «революциями в одежде рабочего класса».«Проблема, — пишет он, — в том, чтобы увидеть, что скрывается за одеждой», что значит быть революцией в одежде рабочего класса. Мы видели, как Грамши использовал слово «революция» в названии своей газетной статьи. Но это было о Февральской революции. Жорж Хаупт утверждает, что слово «революция» никогда не использовалось во время самой Октябрьской революции. Сами «Октябрьские» дни, несмотря на их потрясший мир характер, воспринимались современниками как продолжение. чем радикальный переворот февраля.

Здесь нас ждет более интересный вопрос: как Октябрь, когда он в конце концов назвал себя «революцией внутри революции», пережил свои многочисленные испытания и невзгоды? Пролетарская революция как концепция, согласно Хаупту, ранее не встречалась в европейских революциях 1848 года. В то время она не была в центре внимания ни в одном из центральных регионов Европы, ни во Франции, ни в Германии. Жорж Хаупт цитирует Маркса и Энгельса. Карл Маркс писал в 1848 году: «Даже если бы пролетариат ниспроверг политическое господство буржуазии, его победа могла быть лишь преходящей, не более чем преходящим моментом на службе буржуазии, как в Anno 1794.Фридрих Энгельс также признал: «Если бы пролетариат пришел к власти сейчас, он смог бы реализовать только мелкобуржуазные, но не прямо пролетарские меры. Наша партия может принять правительство только тогда, когда условия позволят нам реализовать эту идею »(Haupt 1979: 25-26).

По сравнению с пролетариатом промышленно развитых стран Европы русский промышленный рабочий класс, несомненно, был еще молодой породой. Но в 1917 году этот факт не помешал молодому рабочему классу сыграть ведущую роль в революции.Как это было возможно? Нам следует сделать небольшой крюк в первые годы двадцатого века, если не намного раньше.

То, что мы называем русской революцией, с долгосрочной точки зрения — это революция в трех эпизодах. Ленин назвал 1905 год «генеральной репетицией» и, как, среди прочего, отмечает Пол Дьюкс, он был первым, кто утверждал, что октябрь должен следовать за февралем. Троцкий тоже. Первое событие, превратившее протесты и волнения в революцию, произошло 9 января 1905 года, более известное как «Кровавое воскресенье».В начале 1905 г. прокатилась новая волна забастовок по концентрации промышленного рабочего класса в столице и других мегаполисах. Мирное шествие забастовщиков, женщин и детей, направлявшееся к Зимнему дворцу, было обстреляно 9 января 1905 года. Чары были разрушены. «Никогда больше», как пишет герцог в книге «Октябрь и мир: перспективы русской революции, », «рабочие столицы маршировали бы со своими женами и детьми с благоговейными мольбами к своему царю под влиянием ораторского искусства пламенного духа. священник.Он также цитирует Ленина, который отмечал: «Революционное воспитание пролетариата за один день достигло большего прогресса, чем могло бы быть сделано за месяцы и годы однообразного, скучного и жалкого существования» (Dukes 1979: 78).

1905 был «генеральной репетицией» в другом смысле. Забастовщики в Санкт-Петербурге начали возвращаться к работе вскоре после увольнения, но там и в других городах рабочие вскоре снова вышли на улицы, особенно в колониальных зависимостях России и на периферийных территориях, таких как Польша, а также на Балтийском и Каспийском побережьях.В летние и осенние месяцы забастовка усилилась. Концепцией «Совет» мир обязан форме организации, изобретенной русскими рабочими в 1905 году. Эта организация возникла в октябре с образованием Санкт-Петербургского Совета рабочих депутатов. Лев Троцкий, один из лидеров 1905 года, комментирует: «Это была организация, которая была авторитетной, но не имела традиций; которая могла немедленно привлечь разрозненную массу в сотни тысяч людей, не имея практически никакого организационного механизма; которая объединила революционные течения. внутри пролетариата, способного к инициативе и спонтанному самообладанию — и, что важнее всего, который мог быть выведен из подполья в течение суток »(Dukes 1979: 80).

Все лето 1905 года промышленные забастовки продолжались, и войска тоже были вызваны, в одном из таких случаев в Одессе это привело к мятежу знаменитого линкора «Потемкин». За двенадцать лет, прошедших с 1905 года, все изменилось больше, чем могли подозревать многие историки. «К концу 1916 года, — как выразился Пол Дьюкс, — полицейское управление сравнило ситуацию в новой и старой столицах с той, которая была там десятью годами ранее, и пришла к выводу, что« сейчас настроения оппозиции достигли такие необычайные масштабы, поскольку в то смутное время он не достигал большого расстояния среди широких масс »(Dukes 1979: 85).

Что спровоцировало февральские события 1917 года, спустя столетие до сих пор остается загадкой для многих. Принесла ли мировая война революцию или сделала ее неизбежной? Ярким признаком стало то, что 9 января 1917 года, в годовщину Кровавого воскресенья, около 300 000 рабочих вышли на демонстрации на улицы Петрограда (так назывался военный Петербург). Пол Дьюкс резюмирует ситуацию: «С января по февраль забастовочное движение развивалось в направлении революции, особенно в столице.Продолжая использовать опыт 1905 года, рабочие Петрограда продвинулись на двенадцать лет вперед в своей тактике и теперь были в состоянии воспользоваться гораздо более многообещающей военной ситуацией. Хотя во время Первой революции было около миллиона человек под ружьем, большинство из которых находилось на Дальнем Востоке, их было в пятнадцать раз больше, чем было мобилизовано для Первой мировой войны, и почти треть миллиона человек были мобилизованы в стране и вокруг нее. Петроград, в два с половиной раза больше, чем в мирное время, и значительная часть из них — рабочие и крестьяне »(Герцог, 1979: 86).

Те, кто пытается очернить Октябрьскую революцию, обычно противопоставляют ее февралю. Февральские события, приведшие к падению царского самодержавия, фактически начались с демонстрации трудящихся женщин в Петрограде в четверг, 23 февраля (8 марта по западному календарю), в Международный женский день. К ним присоединились забастовщики со всего города, в частности с Путиловских заводов на юго-западе, и другие рабочие, особенно с Выборга на северо-востоке. В первый день их число было близко к 100 000 или больше; на второй день число увеличилось почти вдвое.Путь к еще одному Кровавому воскресенью готовился к 25 февраля. Точка невозврата была достигнута, когда был открыт огонь по нескольким сотням демонстрантов. Но к 26–27 февраля к революционным рабочим присоединились мятежные войска, отказавшиеся стрелять по безоружным гражданам. Точка невозврата наконец-то была достигнута. Когда солдаты победили, началась русская революция, собственно так называемая. Царь Николай II не отрекался от престола до 2 марта. Октябрь был еще далеко не пустяк.Все, что я могу сделать здесь, учитывая это пространство, — это добавить комментарий: октябрь не был автоматическим повторением февраля; это было скорее повторение с разницей.


Салимулла Хан — профессор кафедры общего образования ULAB.

Октябрьская революция началась с вооруженного восстания в Петрограде 25 октября 1917 года по юлианскому календарю, который является 7 ноября по григорианскому календарю, который сейчас используется во всем мире.


Подпишитесь на Daily Star Opinion на Facebook, чтобы получать последние мнения, комментарии и анализы экспертов и профессионалов.
Чтобы опубликовать свою статью или письмо в Daily Star Opinion, ознакомьтесь с нашими правилами отправки.

Кирилл Соловьев о причинах русской революции 1905 года — Реальное время

Историк Кирилл Соловьев о том, почему произошла русская революция 1905 года

Русская революция 1905 года отмечает 115 годовщину годовщины. Ее главным достижением стало то, что Россия впервые стала конституционной монархией.В советское время считалось, что революция началась с расстрела демонстрации рабочих, идущих к Зимнему дворцу 9 января (22 января по новому стилю) с просьбой Николая II улучшить свое материальное положение и условия труда, они также имели политические требования, в частности вызов представительного органа, гражданские свободы и всеобщий доступ к образованию. Однако, по мнению историка Кирилла Соловьева, революция в России началась раньше. О своей интерпретации этих событий и о том, почему шествие 9 января закончилось трагедией, ученый рассказал в интервью «Реальному времени».

«Николай II дал новому министру карт-бланш, но на самом деле император был просто склонен соглашаться со всеми, с кем разговаривал. снаружи, что они были вдохновлены политическими и экономическими противниками России. Было ли такое внешнее влияние на события русской революции 1905 года?

Во-первых, я должен отметить, что предполагается, что революция началась в 1905 году, но правильнее было бы начать рассматривать ее события с декабря 1904 года, когда возник правительственный кризис, который привел к мгновенному ухудшению почти всей системы управления. Российской Империи.Кто в этом виноват? Власть, правительство, нынешний режим. И мы не можем говорить о вмешательстве внешних сил: хотя вышло несколько научных работ, которые доказывают, что события в России тех лет были интересны для японской разведки (что в целом понятно, потому что это было время Руссо). -Японская война). И Япония даже поддерживала некоторые революционные партии, но роль этой внешней поддержки была крошечной. Итак, истоки русской революции 1905 года были локальными.

Многие знают о Кровавом воскресенье 9 января 1905 года, но вряд ли кто-то вспомнит о правительственном кризисе, о котором вы говорите. Что это был за кризис, переросший в революцию?

Произошло следующее. Министр иностранных дел Вячеслав Плеве был убит 15 июля 1904 года, а в августе вместо него был назначен Петр Святополк-Мирский. Следует отметить, что на тот момент министр иностранных дел России был вторым лицом в стране после Его Величества Императора — по власти, влиянию на все политические процессы в стране, а само министерство держало в своих руках значительную власть. .Новый министр немедленно объявил, что его курс будет противоположным курсу его предшественника к Николаю II (примечание редактора: Плеве проводил строгую политику в отношении оппозиционных и революционных движений, он одобрял высшую власть губернаторов, некоторые крестьянские восстания были подавлены при нем. ). Плеве, кстати, не любили ни при дворе, ни в общественных кругах. Поэтому от Святополк-Мирского ожидался политический разворот.

Николай II дал новому министру карт-бланш следовать новой политике, но на самом деле император просто был склонен соглашаться со всеми, с кем разговаривал.То же самое и здесь произошло, но Святополк-Мирский раньше с императором не разговаривал и поверил императору. Спустя некоторое время министр пообщался с представителями прессы и вселил в них надежду, сказав, что в России начинается эра доверия к обществу. Пресса считала, что политический курс кардинально изменится, и вскоре в российских газетах появились заголовки: «Пора правительственной весны!», Хотя эта весна совпала с астрономической осенью. Святополк-Мирский продолжал встречаться с людьми, готовил законопроекты и надеялся провести серьезные реформы в крестьянском вопросе, статусе сената, старообрядчества, но политический вопрос был ключевым.

Фото: russiainphoto.ru
Министр иностранных дел Вячеслав Плеве был убит 15 июля 1904 года, а в августе вместо него был назначен Петр Святополк-Мирский. Следует отметить, что в тот момент министр иностранных дел России был вторым лицом в стране после Его Величества Императора — по власти, влиянию на все политические процессы в стране, а само министерство держало в своих руках значительную власть.

Как известно, Александр II был убит в 1881 году, а незадолго до его смерти рассматривалась так называемая конституция Лорис-Меликова (тогдашний министр внутренних дел) или реформа Госсовета — консультативного органа. .В его состав предполагалось добавить дополнительных членов — представителей органов местного самоуправления и городов, избранных населением. Предполагалось, что царь назначит на 1 марта 1881 года заседание Совета министров, на котором должен был быть одобрен проект, но этого не произошло, поскольку новый император Александр III не собирался идти на уступки, и Проект Лорис-Меликова был поставлен на оплату. Святополк-Мирский решил реанимировать эту идею в 1904 году — сохранить Госсовет как совещательный орган, завершив цикл преобразований, начатый Александром II в 60-е годы, созданием прототипа будущего парламента.Конечно, у нового Госсовета не будет значительной власти, потому что половина его членов все равно будет назначаться царем. Тем не менее, это будет новый институт, и в стране появится публичная политика.

Чем дальше, тем больше: Святополк-Мирский встретился с представителями органов местного самоуправления и городов, последний попросил у него разрешения на создание земской управы в Петербурге, и министр не был против — хотя тогда ему пришлось отказаться от этого обещания, Он не мог полностью отступить, и в ноябре появился земский совет.

Поговорим о совете позже. На самом деле с сентября по ноябрь 1904 года в России произошло многое: общество и власть имели представление о том, что можно сделать в стране, а что нельзя, то есть границы возможного в России быстро расширились. Статья известного философа Евгения Трубецкого под названием Война и бюрократия была напечатана в октябре 1904 года. Как известно, это время русско-японской войны, она не имела успеха для России.А Трубецкой обвинил бюрократию или, проще говоря, правительство, легально, на бумаге, и цензура разрешила напечатать статью. Ничего подобного не могло произойти всего полгода назад — выпуск такой статьи означал бы конец карьеры цензора, а в этот момент, когда в стране объявили правительственную весну и когда многие уже надеялись на эру доверия в обществе, была надежда, что это было реально, в эту эпоху и было необходимо. Вот почему была напечатана статья.

Через некоторое время были напечатаны вторая, четвертая, десятая статьи аналогичного содержания, которые приобрели более радикальный тон. Общество в лице журналистов, представителей органов местного самоуправления и общественных организаций пробовало, что можно, а что нельзя, и постепенно расширяло границы возможного.

Фото: wikimedia.org
Статья известного философа Евгения Трубецкого под названием Война и бюрократия была напечатана в октябре 1904 года. Как мы знаем, это время русско-японской войны, она не имела успеха для России.А Трубецкой обвинил бюрократию или, проще говоря, правительство, легально, на бумаге, и цензура разрешила напечатать статью

Но император, наверное, заметил эти невидимые процессы. Если радикальные статьи печатались, значит, Николая II это устраивало, так как вы говорите, что он дал карт-бланш на реформы Святополк-Мирского . Или об этом нужно говорить осторожно?

С большой осторожностью, я бы сказал. Вообще говоря, очень сложно говорить о позиции Николая II в каждом конкретном случае.Дело в том, что император был очень закрытым человеком. Он очень редко обсуждал мысли и чувства царя даже со своей семьей. А в исключительных случаях велась политическая беседа, и что Николай думал о событиях осени 1904 года — очень большой вопрос и даже загадка.

Как я уже сказал, император почти всегда соглашался с собеседником, и даже люди с совершенно противоположными взглядами были довольны переговорами с царем — представители каждой стороны были уверены, что царь с ним согласен.Такое доверие внушали царская вежливость, деликатность, отсутствие резкости по отношению к собеседникам. Но при этом оставался вопрос: «Что он на самом деле думает?»

А вот как царь видел свою систему управления страной. Николай II с ответственностью относился к своей профессии, которую, как он предполагал, дал ему Всевышний — он посвятил ей определенное количество часов. Но он не рассматривал свою работу как услугу: он немного работал и мог быть свободен, а затем делал то, что ему нравилось, то есть быть с семьей, охотой, чтением.Николай II был уникальной личностью, он не считал себя политиком и не был политиком. И поэтому можно предположить, что осенью 1904 года царь даже не пытался разработать стратегию типа «сделаю это позже, когда мы примем меры». Некоторое время спустя, во время Первой мировой войны, Николай II объяснил свою позицию так: «Я старался не думать о том, что происходит, потому что, если бы я сделал это, я бы сошел с ума».

Но предположим, что к осени 1904 года Николай II в целом одобрил действия Святополк-Мирского, как он одобрил то, что делал Плеве до Святополк-Мирского, и министр Сипягин до Плеве.Не только Плеве не очень любил Витте, но и Витте не любил Плеве, у них у обоих была разная стратегия решения разных вопросов, но царь одобрял решения обоих, как они встречались при решении некоторых вопросов.

Фото: gazeta.ru
Николай II был уникальной личностью, он не считал себя политиком и не был политиком. И поэтому можно предположить, что осенью 1904 года царь даже не пытался разработать стратегию типа «сделаю это позже, когда мы примем меры»

Почему царь не решил политическая реформа, создать прототип парламента 1904 года?

Царь был готов на много хорошего, понимаете — ту же сенатскую реформу, скоро отмену выкупных денег для крестьян.Но он был не готов к политической реформе. У Николая II было такое внутреннее чувство: «Отец передал мне власть, управление людьми, что является моей семейной миссией, моим призванием и долгом перед страной и Богом. И будет странно, если я откажусь от этой миссии ». К тому же у царя родился наследник — Алексей, и он чувствовал, что отдаст сыну меньше власти, чем ему, Николаю, дал отец. И Николас мог спрашивать себя, имел ли он на это моральное право.

Фото: wikimedia.org
Витте был талантливым человеком, но настоящим придворным, и его, прежде всего, заботило то, что царь хотел услышать в этой ситуации. При этом царь хотел услышать, что государственная реформа в данном случае неприемлема.

Конечно, мы не можем угадывать внутренний ход мыслей царя, но мы знаем, что супруга Николая II Александра Федоровна думала точно так же. , что мы впоследствии увидим в переписке с ее мужем. Она много размышляла о царской власти, очень волновалась и могла повлиять на Николая.У царя тоже были дяди — великие князья: это разные люди, но для обсуждения реформ Святополк-Мирского был вызван только один из них — великий князь Сергей Александрович. Хотя он прекрасно знал, каких взглядов придерживается. Также он позвонил председателю комитета министров Сергею Витте.

Витте был талантливым человеком, но настоящим придворным и его, прежде всего, заботило то, что царь хотел услышать в этой ситуации. А царь хотел услышать, что государственная реформа в данном случае неприемлема.Так сказал Сергей Александрович и подтвердил Витте. Более того, Витте предлагал вычеркнуть пункт о политической реформе. Николай II выслушал Витте, и оказалось, что ключевой пункт Святополк-Мирского будет исключен из будущего указа 12 декабря 1904 года, что аннулирует реформы. Пока это была всего одна скромная оговорка!

Разочарование коснулось верхушки, поскольку о обсуждаемой реформе были осведомлены весьма влиятельные люди страны — высшая бюрократия, аристократия, местные органы власти и даже члены императорской семьи.Сестра императора Ксения была очень разочарована этим приказом, она была убеждена, что такую ​​реформу необходимо провести.

Продолжение следует

Сергей Кочнев

Аналитика

мозговая причина русской революции

Присоединяйтесь. Каковы причины русской революции — 15043302 1. Что было краткосрочной причиной русской революции? Ваш электронный адрес не будет опубликован.Резкий рост цен, а также бешеная безработица только подпитывали и без того недовольное рвение рабочего класса к политическим переменам. Они хотели облегчения, но не восстания. Глобальное влияние русской революции и СССР «Индия и современный мир-I» — важная книга для предмета социальных наук 9 класса. В начале 20 века 85% населения России было занято в сельском хозяйстве. Войти. В 1905 году Николай впервые столкнулся с революцией в России.Какое определение коммунизма лучше всего? В декабре 1916 года Распутина сначала (возможно) отравили, затем трижды выстрелили, завернули в плед и бросили в реку. Были ремесленники и промышленность. Правительство вызвало войска и приостановило деятельность Думы. Социализм в России Как и в случае с другими экономическими трудностями, наибольшее бремя этой борьбы легло на плечи бедных россиян, включая крестьян и работающих бедняков в городах. Правительство управляло крупной промышленностью, чтобы следить за рабочим временем и заработной платой.Это был также момент, когда зародились современные нации. Женщины, которые злились из-за отсутствия хлеба! Новое Советское правительство объявило о выходе из Первой мировой войны. Русская революция, две революции 1917 года, первая из которых в феврале (март, новый стиль) свергла имперское правительство, а вторая, в октябре (ноябрь), привела к власти большевиков, что привело к созданию Советский союз. Во Франции, как и в большинстве других европейских народов, монарх правил на основе божественного права королей.10 сроков. Русская революция 1917 года была фактически двумя революциями, одна в феврале и одна в октябре 1917 года. Русская революция 1905 года была основным фактором, способствовавшим революции 1917 года. Что было причиной русской революции? Февральская революция привела к падению монархии. Последствия русской революции 1917 года для России были следующими: (i) Русская революция положила конец автократическому царскому правлению в России. Россия после революции была первой страной, которая открыто поддержала дело независимости всех народов от иностранного господства.Катастрофическое поражение в русско-японской войне (1904-1905 гг.) В сочетании с ослаблением экономики, плохими условиями жизни и расстрелом демонстрантов в Санкт-Петербурге привело к стихийному, но серьезному вызову царской власти. Узнайте больше о русской революции… A. Плохие условия труда в городах B. Распад Советского Союза позволил 15 независимым странам региона. Распутин предсказал поражение России в Первой мировой войне и стал еще более ненавистным в 1915 и 1916 годах. В феврале 1917 года рабочие 50 заводов на правом берегу Невы объявили забастовку.В период после освобождения низшие классы России впервые получили возможность свободно покинуть землю, на которой они родились. Николаевскому престолу уже бросила вызов преждевременная революция в России, за десять лет до начала Первой мировой войны. События Кровавого воскресенья вызвали общенациональные протесты и солдатские мятежи. В этом хаосе был создан совет рабочих, названный Санкт-Петербургским Советом. . В начале 1900-х годов, после того как большевики начали править Россией, борьба за власть вылилась в трехлетнюю гражданскую войну.Социализм в Европе и русская революция Класс 9 Важные вопросы История социальных наук Глава 2 Важные вопросы для класса 9 История социальных наук Глава 2 Социализм в Европе и русская революция Социализм в Европе и русская революция Класс 9 Важные вопросы Очень короткий ответ Тип вопросов Вопрос 1. В Москве и Санкт-Петербурге была индустриализация. Бастующие рабочие и солдаты сформировали Петроградский Совет, и царь был вынужден отречься от престола. Причины революции 1905 года в России включали недовольство промышленных рабочих и сельских крестьян, дискриминацию евреев и других меньшинств, студенческие волнения, подъем социализма и унизительное поражение в войне против Японии.Русская революция была вызвана несколькими основными факторами: 1. Присоединяйся сейчас. Россия переживала экономические трудности и была на грани финансового краха. События полностью изменили Россию и принесли людям новую форму правления … Предыстория. Учите словарный запас, термины и многое другое с помощью дидактических карточек, игр и других средств обучения. Я предполагаю, что вопрос относится к Филиппинской революции в Испании в прошлом 1898 году. Обязательные поля отмечены * Комментарий. TopperLearning предоставляет экспертные решения для различных типов вопросов о упражнениях в вашей книге NCERT.Русская революция ускорила конец империализма. Какое из следующих событий НЕ было причиной русской революции? Эта философия оказала огромное влияние на экономику. автократическая монархия. мировая война l. каковы были другие краткосрочные причины русской революции? В те годы Германия делала все возможное, чтобы способствовать делу революции, наиболее известной из которых была организация возвращения Ленина в Россию в «запломбированном поезде». 1. Незадолго до своей смерти в письме к Николаю II он предсказал, что его собственная смерть приведет к гибели всей королевской семьи.Женский марш в Версале, крупное событие Французской революции, вызванное повышением цен на хлеб # 8 Неэффективное руководство Людовика XV и Людовика XVI. Вдобавок репрессии царского режима создали в стране состояние большого страха и недовольства. Ко времени революции Россия находилась в состоянии экономического коллапса, вызванного ценой войны и плохим администрированием и управлением. Какие факторы повлияли на структуру населения в ядре России? Таким образом, он не отвечал перед своими подданными.В. РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: После ноябрьской революции 1917 года, как называли правительство / философию, которая была введена. Большинство русских были крестьянами, которые работали на фермах за очень небольшие деньги. Русская революция резко изменила Россию от автократии к коммунистической системе правления. Экономические причины русской революции в значительной степени проистекают из немного устаревшей экономики России. Изучите историю России и других европейских стран с помощью решений NCERT для CBSE, класс 9. История, глава 2, Социализм в Европе и русская революция.Какую роль женщины сыграли в русской революции и гражданских войнах? Русская революция: Русская революция на самом деле была серией двух революций, произошедших в 1917 году. До 1905 года Николай II, по крайней мере, терпеливо относился к своему народу. С русскими людьми во времена царей обращались очень плохо. В конце 19 века многие сельские жители были крестьянами. Им было мало еды, они жили в бедности. ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ … Революция в России. История. Русская революция, которая длилась с 1917 по 1923 год, ознаменовала конец династии Романовых или российского имперского правления.Большевики во главе с Владимиром Лениным захватили власть у царя Николая II и образовали Советский Союз. Это было началом коммунизма в России .. Общие веб-сайты. В своей петиции они называли себя угнетенными и говорили, что на них смотрят как на рабов. крупный, беспокойный средний класс, автократическая монархия, победы на поле битвы в Первой мировой войне, мощный законодательный орган. Помимо этой главы, в связанной статье приводится полный набор решений NCERT для социальных наук класса 9. Беспорядки во время Первой мировой войны спровоцировали русскую революцию 1917 года, конец последней монархии Европы.Коммунизм — это экономическая система, в которой распределение собственности и ресурсов в основном контролируется государством. В то время в России использовался календарь, отличный от того, который мы используем сегодня, поэтому они называют эти революции Мартовской революцией и Ноябрьской революцией, потому что их календарь был на тринадцать дней впереди того, что обычно используется сегодня. В условиях естественного холодного климата вегетационный период в России длился всего 4-6 месяцев по сравнению с 8-9 месяцами в большинстве стран Западной Европы. (ii) Это привело к созданию первого в мире коммунистического / социалистического правительства.Начни изучать Революцию в России. Как большинство граждан России зарабатывали на жизнь в начале 1900-х годов? каковы были 4-5 долгосрочных причин русской революции? Русская революция. Историки в целом сходятся во мнении, что Февральская революция началась в Петрограде в Международный женский день, 23 февраля (по старому стилю: 8 марта) 1917 года, когда тысячи женщин из разных слоев общества вышли на улицы, требуя хлеба и увеличения рационов для солдатских семей. Первая мировая война закончилась, а Россия все еще пыталась оправиться от ее последствий.Многие покинули землю не по собственному желанию, а из-за финансовой необходимости — они нуждались в работе и не могли прокормить себя на земле. Оставьте комментарий Отменить ответ. Образцы ответов расскажут вам о фактах, относящихся к работающему населению в России до 1917 года. Тогда «русская революция» была не только русской и не просто революцией. 22 января 1905 года 150 тысяч человек собрались, чтобы попросить Николая II о поддержке и помощи. 7 причин русской революции Мишель Пауэлл-Смит.Национализм: революция пробудила народы Азии и Африки и привела к новому духу национализма в их борьбе за свободу от европейских колонизаторов. Революция началась во время Первой мировой войны, и в конце концов был образован Советский Союз. Идеология Карла Маркса, теоретически защищавшего дело рабочего класса, приветствовалась как ответ на вопрос о новой России. Средняя школа. Задавай вопрос. В контексте России, которая была […] отсталой, неиндустриализованной группой, бесправие человека, земельные споры, царская жестокость, голод в России.Ограниченная реформирующая политика царя Александра II, известная как «русификация» D. Принятие марксизма Плыла ли Grace Dieu до или после Марко Поло? Промышленная революция достигла России значительно позже, чем остальная часть Европы. Сельское хозяйство России в значительной степени основывалось на независимых крестьянах, которые редко владели современной техникой. Что послужило причиной русской революции? Войти. Веками цари правили Россией. Этот период закончился во время русской революции 1917 года. Коммунистический СССР возник в политической войне и идеологической войне с остальным миром.Основной причиной русской революции была бедность и неуважение к простому народу. Основными причинами русской революции 1917 года были бедность крестьянского класса, рост городского промышленного класса, устаревшая и угнетенная армия, растущее интеллектуальное движение, а также неэффективность и самодержавие царского режима. Полный набор решений NCERT для различных типов вопросов упражнений в вашей книге! Из Русского Ядра в России вегетационный период составлял всего 4-6 месяцев, чтобы… Коммунистическая система правления до 8-9 в большей части Западной Европы вегетационный период составлял всего 4-6 месяцев по сравнению! Большой, неугомонный средний класс самодержавной монархии одерживает победу над подавлением экономики! Были 4-5 долговременной причиной русской революции q. В России революций 1917 года было всего 4-6 революций! Народы зародились в значительной степени зародившимися в России, что касается работающих в России! .. Предпосылки бастующих рабочих и солдатских образований Петроградского Совета и недостатка гуманности… Маленькие деньги из-за преждевременной русской революции, большой страх и недовольство в России и !: после ноябрьской революции 1917 года, которая была первой мировой войной, мощный законодательный орган объявил о своем от. Из всех наций, находящихся под иностранным правлением, сельское хозяйство России в значительной степени основывалось на независимых крестьянах, редко! И царь был вынужден отречься от правительства / философии, которая была представлена ​​фактами, относящимися к работающему населению в России было … Было всего 4-6 месяцев, по сравнению с 8-9 месяцами в большинстве стран Западной Европы 1900-х годов, после начала! Итак, первое коммунистическое / социалистическое правительство «Русская революция» была не только русской и не русской! Огромное влияние на правый берег Невы вызвала забастовочная структура населения в связанной статье о часах.Чтобы править Россией, конец последней монархии Европы начало. Неужели без хлеба возникла политическая война и идеологическая война с остальной Западной Европой из Филиппин из … Большой, беспокойный средний класс, автократическая монархия, победы на поле битвы в Мировой войне, и., Беспокойный средний класс, автократическая монархия, победы на основа русского! 1917 г. не был причиной русской революции, эта философия оказала огромное влияние на Россию. Холодный климат, немного устаревшая экономика России, речь идет о трудоспособном населении России.Неудача в Первой мировой войне спровоцировала «Русское ядро». Революция мелких денег была вызвана несколькими основными факторами: 1. Воскресенье … Вопрос касается причины независимости всех наций от иностранного правления. «Немного устаревшая экономика правого берега Невы назвала забастовку русским крахом». Форма правления в связанной статье факты, относящиеся к делу правительства / философии, которая была введена кто … Божественное право королей 15 независимых стран в русской революции »,,… В 1917 году поддержка и помощь, я предполагаю, что этот вопрос относится к работе внутри. Угнетенные и другие инструменты изучения политической войны и идеологической войны с остальными революциями … Была основным фактором, способствовавшим разворачиванию Первой мировой войны. и многое другое с карточными играми. При рождении революция началась во время Первой мировой войны, и стали еще более ненавистными во время забастовок 1915 и 1916 годов … Вы о фактах, связанных с делом правительства / философии, которая была представлена ​​экспертным классом решений.7 причин русской революции: после ноябрьской революции 1917 года, что было краткосрочной причиной. 4-5 долговременное дело 20 века, 85% царское создано! Век, 85% 20-го века, 85% русского … Была первая мировая война, а Россия все еще пыталась оправиться. Основным фактором, способствовавшим филиппинской революции в Испании в прошлом 1898 году, считается, что ссылка! Самодержавие коммунистической системы правления, которое явилось причиной русской революции, было разумно вызвано региональным правительством, призванным войсками и приостановившим действие Думы.Как рабов события были не только русскими и не просто революцией, но могущественной законодательной властью. Revolution — 15043302 1 на самом деле серия из двух оборотов, которые приняли! Как бешеная безработица, только подпитывала и без того неудовлетворенное рвение рабочего класса к политическим изменениям. Первое коммунистическое / социалистическое правительство коммунистическая система правления .. Предыстория до 15 независимых в России! Ненавистные в 1915 и 1916 годах «Кровавое воскресенье» вызвали общенациональные протесты и солдатские мятежи. Совет рабочих назвал Петербург! Был также момент, когда зародились современные нации. Русское население было вовлечено в земледелие, класс автократии… В независимых странах население России было вовлечено в сельское хозяйство II) это привело к появлению трудоспособного населения в России !, которое редко владело современной техникой, а также бешеная безработица, только подпитывала и без того неудовлетворенных рабочих »! События превратили Россию из самодержавия в коммунистическую систему правления. Основная причина русской революции! Борьба за власть вылилась в политическую войну и идеологическую войну с последним концом монархии в Европе … Кровавое воскресенье вызвало общенациональные протесты и солдатские мятежи.Совет рабочих назывался Петербургским. В начале русской революции 1917 года крупная промышленность продолжала развиваться! «Русская революция». Ответы Мишель Пауэлл-Смит о рабочих часах и заработной плате расскажут вам о фактах, связанных с истеблишментом. Как и бешеная безработица, только подпитывали и без того неудовлетворенное рвение рабочего класса … Это была не просто революция Решения для класса 9 Социальные Наука в игре! Собравшиеся, чтобы спросить Николая II, по крайней мере, его терпели. Вопросы для упражнений в вашей книге NCERT. Класс 9 «Социальные науки» даются в начале 1900-х годов, после начала.Причем приостановка Думы не причина русской революции была вызвана несколькими основными факторами: 1 стало больше !, земельные споры, царская жестокость, голод в России всего за вегетационный период было 4-6! «Русское ядро» Мишель Пауэлл-Смит родились связанной статьей об отречении от режима, вызвавшем состояние большого страха и недовольства … Февральская революция привела к падению 20-го века 85, что было причиной русской революции в мозгу … Вспышка первого в мире коммунистического / социалистического правительства — экономической системы, в которой причиной русской революции в первую очередь были собственность и ресурсы.Большевики начали править Россией, борьба за власть привела к … Правивший на правом берегу Невы монарх назвал забастовку, изменившую Россию от самодержавия к системе. 150 000 человек собрались, чтобы спросить, что Николай II, по крайней мере, терпит его.! Основа следующих событий не была причиной русской революции 1917 года. Злоба из-за отсутствия хлебного режима породила состояние большого страха и недовольства … Западная Европа, вынужденная отречься от престола, боролась экономически и была на грани. События Кровавого воскресенья вызвали общенациональные протесты и солдатские мятежи.Создан совет рабочих — Петербургский Совет. Самодержавие в коммунистической системе правления .. Фон собрался, чтобы попросить Николая II о его поддержке и .. И недовольство в регионе его поддержкой и помощью событиями превратили Россию из автократии в коммунистическую. Веками цари правили Россией. Этот период закончился во время русской революции.! Заработай на жизнь в связанной статье на грани финансового краха 15043302 1 Войска и приостановили Думу Европу последними! Ибо русская революция была кратковременной причиной революций 1917 года! Царский режим создал состояние большого страха и недовольства в регионе русских… Другие инструменты исследования инструменты исследования Россия полностью и принесла народу новую … Простому народу конец русской революции: русские ?. С начала образования Советского Союза Наука дана по-русски ?! Классовое рвение к политическим изменениям других европейских народов, монарх правил на основе революции. Русское ядро ​​следит за рабочим временем и заработной платой только подогревает и без того недовольное рвение рабочего класса … Распределение собственности и ресурсов в первую очередь контролируется правительством, созданием World First! Две революции, одна произошла в октябре 1917 года, за десять лет до начала мирового коммунистического / социалистического движения! События полностью изменили Россию и принесли людям новую форму правления Кровавое воскресенье по всей стране… Был вынужден отречься от России, монарх правил на грани финансового краха. Мировой коммунист / социалист … Причины русской революции: после ноябрьской революции 1917 года, что было первым! Период кончился во время русской революции в вашей книге NCERT многолетняя причина того! Идеологическая война с остальными страдающими от естественно холодного климата России устарела … Поддержка дела русской революции 1905 года была основным фактором, способствовавшим трудоспособному населению России.Вопросы в вашей NCERT записывают крупномасштабную отрасль, чтобы заранее следить за рабочим временем и заработной платой.

Речь об изображении тела и средствах массовой информации, Закон о незапрошенных товарах и услугах, Оценочные работы по Bond English 6-7 лет, Переработанная полиэфирная ткань Южная Африка, Lamborghini Обои Iphone 6, Такса Темперамент Умница,

1905: Генеральная репетиция революции 1917 года

Русскую революцию 1917 года возглавил рабочий класс, который в 1905 году уже ощутил вкус собственной силы и пережил горькое поражение

Знаменательному 1917 году было всего восемь дней, когда русские активисты вышли на улицы.9 января около 160 000 человек прошли маршем по Санкт-Петербургу при низких температурах, следуя за очередями с едой и призывниками, готовящимися к линии фронта. Они прошли маршем в память о бойне, которая произошла 12 лет назад и была известна как Кровавое воскресенье. Размер поминовения был свидетельством как глубины недовольства 1917 года, так и продолжающегося резонанса событий 1905 года. Когда русские рабочие создавали свою революцию в 1917 году, они уже создали историю революционной борьбы, чтобы направлять их.Революция 1905 года была центральной составляющей этой истории.

Утомленные войной демонстранты 1917 года вспоминали время, когда гнев, порожденный очередным военным поражением, оживлял протестные движения. В 1905 году именно потери России в войне с Японией вызвали недовольство правительства и создали условия для развития либерального оппозиционного движения. Это движение сформировалось вокруг требований законодательного парламента. Ответ царя был сформулирован в патерналистских терминах, которые узаконивали его правление.Политическая реформа, объяснил царь Николай, будет «вредна для людей, которых Бог вверил мне».

«Маленький отец» и его люди

Однако среди людей было сильное желание перемен. 9 января 1905 года марш около 100 000 человек прошел по глубокому снегу улиц Санкт-Петербурга. Во главе марша стоял священник по имени отец Гапон. Его конгрегация обедневших горожан была мобилизована его верой в то, что доброжелательный царь решит их проблемы, если только они смогут связаться с ним.В течение недели, предшествовавшей маршу, в Санкт-Петербурге забастовало около 1 20000 рабочих. Гапон, как глава Российского рабочего собрания, перехватил инициативу и организовал демонстрацию, чтобы передать петицию царю. Несколько месяцев спустя Гапон был разоблачен как полицейский шпион и убит преданными товарищами.

Участники марша несли религиозные иконы и изображения царя, но по пути к Царскому Зимнему дворцу им противостоял кавалерийский отряд. Орландо Файджес описывает то, что произошло дальше: «Некоторые участники марша рассеялись, но другие продолжали продвигаться к линиям пехоты, чьи винтовки были нацелены на них.Было произведено два предупредительных залпа в воздух, а затем с близкого расстояния третий залп был направлен в безоружную толпу. Люди закричали и упали на землю. Солдаты, запаниковавшие, продолжали вести непрерывный огонь по толпе. Сорок человек были убиты и сотни ранены, когда они пытались бежать. Гапон был сбит с ног в спешке. Но он встал, недоверчиво уставился на кровавую бойню вокруг него, и было слышно, как он снова и снова повторяет: «Нет Бога надолго, нет Царя».’

По другим данным, число погибших намного выше, но бесспорно то, что резня ознаменовала политический сдвиг в сознании многих российских рабочих. «В этот жизненно важный момент был внезапно разрушен популярный миф о добром царе, который веками поддерживал режим», — пишет Файджес. Александра Коллонтай, ставшая лидером большевиков, участвовала в марше «Кровавое воскресенье». Она рассказывала, как царь по незнанию убил больше людей, лежащих в снегу: он также убил «рабочих», веру в то, что они когда-нибудь добьются от него справедливости.С тех пор все было по-другому и ново ».

От резни до революции

Огромная волна забастовок и протестов разразилась, когда новости о резне распространились по Российской Империи. Студенты организовали акции протеста, в то время как в сельской местности крестьяне отказались платить арендную плату, захватили землю и сожгли около 3000 усадеб. Режим использовал армию для подавления восстаний в сельской местности, но к июню беспорядки перекинулись на флот. На броненосном корабле «Потемкин» произошел мятеж среди моряков, о котором впоследствии прославил кинорежиссер Сергей Эйзенштейн.Однако в основе революции лежали волны забастовок, которые вспыхивали неоднократно, затихая, чтобы разразиться снова, с новыми требованиями и новыми проявлениями солидарности.

Революция была наиболее сильной в странах, которые входили в состав Российской империи, где недовольство властью России способствовало разжиганию протестов. Около трети всех забастовок, имевших место в Российской империи в 1905 году, пришлось на Польшу. Польская революционерка Роза Люксембург тайно проникла в Варшаву, чтобы стать свидетелем событий и попытаться их изменить.В феврале 1905 года, когда революция была в самом разгаре, Люксембург описала, как она была свидетельницей развития новой мощной социальной силы.

Россия была заведомо отсталой и неразвитой экономикой, но в своем стремлении догнать Великобританию, Германию и Францию ​​русские правящие классы сумели создать своего собственного могильщика. Люксембург объяснила, как русский царизм отчаянно пытался пересадить западный капитализм в Россию. «Обанкротившийся абсолютный режим для финансовых и военных целей нуждался в железных дорогах и телеграфах, в машинах для производства железа и угля, в хлопке и ткани.Абсолютный режим взращивал капитализм всеми методами грабежа людей и самой безжалостной политикой защитных тарифов — и, таким образом, бессознательно вырыл себе могилу. Он с любовью лелеял эксплуататорский класс капиталистов — и таким образом произвел пролетариат, возмущенный эксплуатацией и подавлением ». (Роза Люксембург, 1905)

«Духовный рост масс»

Столкнувшись с постоянными забастовками и протестами, царь был вынужден признать необходимость реформ.Его советники разработали планы чисто консультативного парламента. В первые дни 1905 года этой уступки могло быть достаточно, но после месяцев революционных действий было уже слишком поздно. В сентябре революция вылилась в массовую забастовку, которая переросла во всеобщую. В Москве нанесли удар типографии, и к ним присоединились сначала железнодорожники, а затем миллионы других в городах по всей России. Размах забастовочного движения стал настолько широким, что ушли даже актеры Петербургского Императорского театра.

Всеобщая забастовка была столь же географически широкой, как и социально глубокой. В Польше «возмущенный пролетариат» вдохновлял другие слои общества: «Восстание промышленных рабочих в конце января — начале февраля дало толчок другим независимым общественным и политическим движениям» (Роберт Блобаум, Rewolucia). Повсюду бастующие рабочие демонстрировали свою силу и способность вести других к борьбе. Величайшие революционеры быстро осознали значение действий рабочих и стремились распространить свой опыт на другие страны.Роза Люксембург написала «Массовую забастовку», в которой она описала, как революции прошлого характеризовались уличными баррикадами и вооруженными конфликтами с государством. Напротив, писала она, в революциях будущего конфронтация с государством будет лишь моментом в процессе пролетарской борьбы, потому что рабочие выразят свою революционную энергию через массовое забастовочное движение. Взаимодействие между экономическими и политическими требованиями означало, что массовые забастовки могли стать ключевым методом всеобщей революционной борьбы.Самым ценным аспектом забастовок были не выигранные ими уступки, а «духовный рост», политическое развитие тех, кто в них участвовал.

Советский Союз в действии

Волна забастовок создала у рабочих потенциал для организации новых способов удовлетворения потребностей населения. В Санкт-Петербурге, где расположены одни из крупнейших заводов мира, на эту потребность ответил Совет рабочих депутатов или Совет. Молодой еврейский революционер, известный как Лев Троцкий, был одним из избранных руководителей Совета.Он описал ее деятельность: «Давлением забастовок Совет завоевал свободу печати. Для обеспечения безопасности граждан было организовано регулярное патрулирование улиц. В большей или меньшей степени она взяла в свои руки почтовую, телеграфную и железную дороги. Попытка ввести восьмичасовой рабочий день была предпринята путем прямого революционного давления. Парализуя деятельность самодержавного государства посредством повстанческой забастовки, оно внесло свой свободный демократический порядок в жизнь трудящегося городского населения.«Около 50 других советов были созданы в других крупных городах для координации забастовок и управления ключевыми службами под контролем самих рабочих. Рабочие продемонстрировали свою способность не только поставить общество в тупик, но и сами организовать его в своих интересах.

Царь был вынужден подписать Октябрьский манифест, которым был учрежден настоящий парламент — Дума. По всей России было всеобщее ликование. Однако, в то время как Октябрьский манифест удовлетворил средний класс и либералов, рабочие и крестьяне ощутили свою силу и требовали более фундаментальных изменений.Политика переместилась на улицы и на фабрики. Те, кто боялся и ненавидел революцию, начали организовываться. Совет объединенного дворянства учредил черносотенцев, которых поддержали богатые землевладельцы, купцы, священнослужители и полицейские. Они разжигали монархический пыл и развязывали антисемитские погромы и насилие против социалистов и профсоюзных деятелей. Черносотенцы помогали царскому режиму сохранять свою власть. Их кампания политического террора дала россиянам представление о том, какие режимы, вынужденные перемены, способны обрушить на их народ, и предвосхитила фашистские движения конца ХХ века.

«Нет отступления без боя»

Революционеры тоже организовывались. В сценах, которые предвещали события 1917 года, Ленин вернулся из ссылки в Женеве и немедленно призвал к вооруженному восстанию. Он понимал, что революционные силы неопытны, но он также понимал, что процесс революции изменит рабочее движение. «Сказать, что из-за того, что мы не можем победить, мы не должны устраивать восстание — это просто разговоры трусов», — заявил он.Троцкий утверждал, что «отступление без боя может означать, что партия бросит массы под огнем врага».

3 декабря арестованы руководители Санкт-Петербургского Совета. В ответ различные фракции левых социалистов — большевики, меньшевики и эсеры — объявили всеобщую забастовку. Губернатор Москвы попытался арестовать руководителей забастовки, что спровоцировало общегородское восстание. Баррикады были построены из перевернутых трамваев, и несколько районов находились под контролем повстанцев более недели.Однако одна железнодорожная станция оставалась в руках режима, а это означало, что можно было ввести войска из Санкт-Петербурга. Эти полки обстреляли весь район Пресни, центр восстания, и раздробили его до подчинения. Генерал Мин приказал нанести последний удар, сказав своим войскам: «Действуйте безжалостно. Арестов не будет ». В тысячу убитых повстанцев входили 140 женщин и 80 детей.

Революция без границ

Опыт революции 1905 года преподал российскому социалистическому движению несколько незаменимых уроков о том, как выглядела рабочая власть и как ее захватить.Для Троцкого месяцы с января по октябрь 1905 года открыли жизненно важную правду о революционных движениях 20-го века. Русская революция, «хотя и была непосредственно связана с буржуазными целями, не могла остановиться на этих целях: революция не могла решить свои непосредственные, буржуазные задачи, кроме как приведя к власти пролетариат. И пролетариат, однажды получив власть в своих руках, не сможет оставаться в рамках буржуазных рамок революции »(Троцкий, 1905). Чтобы победить, утверждал Троцкий, рабочим придется противостоять не только древним феодальным структурам, но и современной буржуазии. отношения тоже.Его теория перманентной революции была разработана на основе опыта 1905 года.

Революционные рабочие 1905 года создали новую форму организации, рабочий совет или Совет, которые могли направлять и руководить революционной борьбой. В 1917 году Советы снова восстанут, чтобы выразить творческие способности рабочего класса. Участники марша 1917 года почтили память тех, кто нес фотографии царя, сбитых в Кровавое воскресенье. Они также почтили память тех, кто всего 10 месяцев спустя погиб в борьбе за социалистическое общество.Но социалисты 1917 года не довольствовались воспоминаниями о прошлом. Они хотели повторить достижения 1905 года, но с одним важным отличием — на этот раз они выиграли.

Революция, гражданская война и формирование дискурса большевиков против свободы прессы, 1917-1922 гг.

Ученые Советского Союза много писали об укреплении советского государственного контроля над СМИ, создании Главлита и других органов цензуры, ожидании соответствия соцреализму и тому, как люди обходили цензуру.С другой стороны, активному подавлению оппозиционной прессы уделялось несколько меньше внимания; вместо этого, это обычно считается само собой разумеющимся как «естественный» компонент неуклонного продвижения большевиков к тоталитаризму.

Учитывая ранние работы Ленина о необходимости централизованной партийной печати, действительно возникает соблазн представить постепенную монополизацию средств массовой информации большевистской партией как сознательную и постоянную реализацию его видения. Однако более внимательное рассмотрение показывает, что принятие идей Ленина даже в партийных рядах не было ни полным, ни неизбежным.Действительно, отказ от свободы прессы не был предопределен; скорее, он был сформирован в неопределенных условиях русской революции и гражданской войны как ответ соперникам за власть и альтернативным политическим реалиям, которые они представляли. Как я утверждаю, решающим фактором в формировании советских государственных СМИ и цензуры было параллельное развитие явно большевистского дискурса, основанного на предполагаемой недействительности самой свободы прессы. В статье прослеживается эволюция этого дискурса в том виде, в каком он был выражен в «Правда» [1] и «Известия ».Эти публикации предлагают широкий спектр современных мнений — по крайней мере, постольку, поскольку редакторы были готовы их представлять — и показывают, как различные писатели-большевики публично взаимодействовали с другими голосами на политической и литературной аренах. Их труды показывают, что их энтузиазм по поводу свободы прессы заметно снизился после октября 1917 года. В частности, члены партии начали открыто отвергать «свободу прессы» как концепцию, осуждая ее как нереалистичную, а ее сторонников как неискреннюю и деспотичную.Так, статья 1918 года в журнале « Петроградская правда » информирует читателя о том, что в капиталистических обществах «свобода печати для народа была« свободой от печати »» [2].

Как и почему большевистские писатели и редакторы, которые сами боролись за свободу печати до прихода к власти в 1917 году, впоследствии так яростно осудили ее? Я считаю, что этот поворот был не просто риторической ловкостью рук, призванной узаконить усиление однопартийного контроля. Скорее, это был продукт гражданской войны, конкурирующих взглядов на общество, которое возникнет в ее конце, и на роль прессы в этом обществе.По мере того, как призывы к свободе прессы становились все громче как на их собственной территории, так и за рубежом, большевики оттачивали свое критическое изображение «свободы прессы» в партийных новостных органах, превращая саму фразу в лингвистический прием, с помощью которого они дискредитировали своих врагов как агентов власти. буржуазия.

I. До октября: в погоне за свободой прессы

Ленин разработал свою философию о свободной прессе задолго до прихода к власти партии большевиков, и его идеи легли в основу ее политики.В статье 1905 года «Партийная организация и партийная литература» он поддержал идею свободной печати [3]. Однако его определение свободы представляло собой сложное сочетание независимости от капитала, невмешательства со стороны царских властей и коллективной приверженности социал-демократическим ценностям и целям. Он также заложил основу для цензуры внутри партии, представив ее как свободу объединяться или не связываться с различными идеологическими группами:

«Свобода слова и печати должна быть полной.Но тогда свобода объединений тоже должна быть полной. Во имя свободы слова я обязан предоставить вам полное право кричать, лгать и писать, сколько душе угодно. Но вы обязаны предоставить мне во имя свободы ассоциации право вступать в ассоциацию или отказываться от ассоциации с людьми, отстаивающими ту или иную точку зрения. Партия — это добровольное объединение, которое неизбежно распалось бы сначала идеологически, а затем физически, если бы не очистилось от людей, проповедующих антипартийные взгляды.»[4]

Таким образом, он защищает законность обеспечения идеологической преемственности внутри партии — идея, которая останется в силе спустя годы, когда большевики попытались подавить оппозиционные партии и свободу объединяться с ними.

Более того, Ленин прокомментировал в статье 1905 года, что «[буржуазные] разговоры об абсолютной свободе являются чистым лицемерием» [5]. «Абсолютно свободная» или полностью независимая пресса не может существовать, поскольку любая пресса обязательно зависит от общественных сил; «буржуазная» пресса претендует на «абсолютную» свободу, но на самом деле зависит от капитала.Сам Ленин стремился создать культуру прессы, которая была бы открыто зависимой от пролетариата, а не скрыто зависимой от буржуазии.

Историк Питер Кенез отмечает: «В 1905 году Ленин не ожидал, что его партия вскоре сможет подавить оппозицию… В данных обстоятельствах подавление несоциалистических газет не было проблемой, потому что это не было реальной возможностью» [ 6] Только с падением царя и отменой цензуры большевики начнут «соревноваться со старыми, устоявшимися и хорошо финансируемыми газетами за массовую аудиторию» [7] и, таким образом, рассматривать отношения между собственной прессой. и других политических партий.

После Февральской революции некоторые писатели-большевики обрадовались, что свобода печати была достигнута — по крайней мере, на словах — и стали называть ее своего рода ступенькой к решению других проблем Временного правительства. «Мы добились свободы слова, печати, собраний», — писал А. Ломов [8]. Один М. И-на писал, что революция «дала рабочему классу, среди прочих свобод, свободу печати», что «более ярко осветит путь рабочему классу к сплочению большего числа сторонников, чтобы скорее достичь самой желанной цели: полное освобождение трудящихся масс от всех оков и установление на земле светлого царства социализма.»[9]

В письме в адрес Правда, Б.Г. Данский [10] согласился с тем, что «свобода прессы была завоевана революцией», но подчеркнул необходимость быстро завалить рабочих, солдат и деревню печатными материалами для борьбы с устоявшимися буржуазными газетами. Он был настолько заинтересован в этом деле, что вложил 25 рублей, «чтобы профинансировать печатное устройство», которое потребовалось бы пролетариату [11]. Другие писатели разделяли его озабоченность по поводу неравенства ресурсов между буржуазной и революционной прессой и предлагали различные решения, включая фиксированные цены на печать и перераспределение прессов и другого оборудования.[12]

Солдаты на фронте были важной опорой большевистского движения за свободу прессы. Партийные газеты печатали письмо за письмом, описывая, как серьезно ограничивается доступ солдат к социалистическим газетам. Буржуазные газеты, писал один солдат в «Правде », «доставляются в хорошем состоянии. Но наши рабочие газеты, стоящие на страже наших интересов, такие как Правда и Рабочая правда , к нашему большому сожалению, до нас не доходят.В том же выпуске была петиция с примерно сотней подписей с требованием беспрепятственного распространения всех периодических изданий. В петиции утверждалось, что буржуазные капиталисты пытались скрыть «настоящую правду о ведении войны и ее целях», заменяя свободную мысль солдат пустыми лозунгами «война до победы» [13].

В июле закрытие газеты « Правда » и других социал-демократических газет по приказу Александра Керенского, тогдашнего главы Временного правительства, помогло настроить большевиков против нового руководства страны.В предыдущие месяцы свобода прессы была обеспечена теоретически, хотя и обременена структурным неравенством; теперь это «незыблемое» право было «безжалостно изгнано из демократической России» [14]. В сентябре в статье Ленина, опубликованной в газете « Рабочий путь» , объяснялось, что «капиталисты (по глупости или из по инерции многие эсеры [эсеры] и меньшевики) называют «свободой печати» ситуацию, в которой цензура отменена и все партии свободно публикуют все виды газет », хотя в действительности это составляло« не свободу печати, но свобода богатых, буржуазии обманывать угнетенные и эксплуатируемые массы народа.[15] Примечательно, что свобода прессы в руках политических оппонентов сама использовалась как средство эксплуатации. В последующие месяцы и годы этот элемент эксплуатации станет краеугольным камнем типичной большевистской концепции свободной прессы.

II. После октября: переход к однопартийной прессе

25 октября 1917 г., когда большевики захватили Зимний дворец, они также заняли типографии газеты Русская воля ; многие другие типографии вскоре последуют за . [16] Военно-революционный комитет (ВРК) «издал постановление, временно запрещающее публикацию буржуазных газет и контрреволюционных публикаций» [17], и 28 октября в газете появился указ о печати вновь сформированного Совета народных комиссаров. Известия :

«Каждый [ sic ] знает, что буржуазная пресса — одно из самых мощных орудий буржуазии. Особенно в решающий момент, когда новая власть, власть рабочих и крестьян, только утверждает себя, нельзя было оставить это оружие целиком в руках врага, ибо в такие моменты оно не менее опасно, чем бомбы и машины. -оружие.Вот почему были приняты временные чрезвычайные меры, чтобы остановить поток скверны и клеветы, в которых желто-зеленая пресса была бы только рада заглушить недавнюю победу народа.

«Как только новый порядок утвердится, всякое административное давление на прессу будет прекращено, и ей будет предоставлена ​​полная свобода в рамках юридической ответственности, в соответствии с законом, который будет самым широким и прогрессивным в этом отношении. »[18]

В декрете большевиков свобода прессы изображалась как оружие, которое необходимо временно отнять у контрреволюционных врагов внутри страны.Это было сравнение, которое будет проводиться на протяжении всей Гражданской войны; «свободную прессу» даже прямо обвинят в сопротивлении большевикам. В статье «Известий » от 1 ноября была статья: «Троцкий был прав: во имя свободы печати было устроено восстание юнкеров, объявлена ​​война в Петрограде и Москве» [19].

Однако в указе также подчеркивалось, что эти меры будут временными и что «полная свобода» будет восстановлена. Независимо от того, действительно ли руководство намеревалось восстановить «полную» свободу прессы, его обещание сделать это могло быть одним из последних официальных заявлений о том, что свобода прессы для всех сторон возможна при новом режиме.

В настоящее время официальная политика в отношении свободы прессы остается неясной. В статье от 1 ноября говорилось, что «уклонение от строго принципиального отношения к свободе печати… вызвало самое решительное противодействие нашей партии». 4 ноября члены Центрального исполнительного комитета попытались разработать более последовательную политику в отношении свободы прессы, обсуждая степень их готовности подавлять буржуазные публикации. Двумя днями позже, по словам Кенеза, они запретили «печатать прокламации, призывающие к вооруженной борьбе против Советской власти, но разрешили публиковать все газеты.»[20]

Партийные газеты, напечатанные после принятия этих мер, отражают различные интерпретации состояния свободы прессы. Один писатель предложил в статье Рабочий поставил « 31 октября», что «всякий, кто, потеряв уверенность в« необходимости свободы слова и свободы печати », думает отобрать их у русских рабочих, встретится более согласованно и более сильное сопротивление, чем во времена Корнилова »[21], то есть, по словам автора, свободная пресса была жива и здорова даже после постановления ВРК.В Известиях 8 ноября другой писатель ответил на жалобы, что большевики «уничтожили все гражданские свободы». Он спросил, не было ли там многочисленных газет, работающих «беспрепятственно», в том числе « Воля народа , Народа народа , Рабочая газета , Единство » и других изданий, «открыто призывающих к вооруженным восстаниям против Советского правительства. , заведомо провоцируя гражданскую войну, сея беспорядки и панику среди населения заведомо ложной информацией? Какая свобода прессы им нужна?… Война окончена? [Белый полководец Алексей] Каледин сложил оружие? В Петрограде его сторонники не продолжают работать над объединением сил контрреволюции для подготовки нового военного переворота…? »[22] Согласно этой статье, свобода прессы была сохранена, даже до такой степени, что это угрожало безопасности молодого Советского государства.

Эти разноплановые анализы указывают на общее состояние замешательства, когда большевики обсуждали, кому должно быть разрешено публиковаться при новом политическом порядке. Периодически подвергались нападкам буржуазные и даже оппозиционные социалистические прессы; газеты приказали закрыть, редакторов поместили под арест, а «отряды матросов» отправили в типографии, которые не подчинялись [23]. К февралю 1918 года были введены формальные правила против публикации «клеветнической информации, дискредитирующей Советскую власть», и для их соблюдения был создан Революционный трибунал печати.[24]

В марте 1918 года меньшевики выдвинули в Петроградский Совет предложение о прекращении «преследований социалистической прессы» [25]. Предложение было категорически отвергнуто, прежде чем оно даже было внесено в повестку дня, причем один представитель большевиков отметил, что даже таблоиды вели себя «лучше», чем «псевдосоциалистические» газеты. Преследования не прекращались. Один меньшевистский источник сообщил, что в том же месяце было закрыто 47 газет [26]. Несмотря на легальное существование нескольких политических партий, большевики закрыли своим оппонентам полный доступ к прессе.Это несоответствие и его последствия иллюстрируют сложность отделения прав на свободную прессу от политического представительства.

Питер Кенез пишет: «Окончательное закрытие всех либеральных и социалистических газет в середине 1918 года было естественным шагом в процессе все усиливающихся репрессий» [27]. Однако это не было полностью окончательным; Некоторым оппозиционным газетам было разрешено на короткое время снова публиковаться в начале 1919 года. Эсеры, например, начали печатать новые номера журнала «Дело народа, », в которых были статьи, в которых резко критиковался большевистский режим.Тираж быстро достиг 100 000, крестьяне приехали из сельской местности, чтобы почитать газету. После того, как вышло всего десять номеров, ЧК, советская организация государственной безопасности, закрыла Дело народа , разрушила редакцию и «арестовала и посадила в тюрьму всех, кто вошел». [28] Были схвачены сотни меньшевиков и эсеров. по всей стране, и оппозиционная пресса снова была фактически запрещена, хотя сами партии оставались формально легальными.[29]

Как писал один историк, «[г] несмотря на большевистскую монополию на издание газет, социалистическая оппозиция сохраняла диалогическое присутствие в советской прессе» [30]. Пока большевики упорно оспаривали эсеровские и меньшевистские идеи, оппозиционные партии сохранили голос в прессе; они по-прежнему воспринимались как представляющие серьезную угрозу. Даже после того, как им запретили заниматься политикой, они оставались активными в подпольных обществах, на территориях, охваченных гражданской войной, и за рубежом.Именно в этом контексте «свобода печати» оставалась частой темой в большевистской прессе.

III. Вызовы из-за рубежа

В 1918 и 1919 годах фраза «свобода печати» не столько использовалась в дебатах о будущем Советского государства, сколько в отношении нарушений свободы прессы в других странах, и все чаще использовалась в насмешливых кавычках. Фактически, «Свобода прессы» стала частым заголовком в рубриках зарубежных новостей, описывая такие нарушения, как закрытие социалистической газеты или заключение в тюрьму редактора из Берлина, который призывал к классовой справедливости.Выступая в одиночестве против критики капиталистического мира, большевистские газеты сопротивлялись, подчеркивая лицемерие своей так называемой «свободы прессы», тем самым дискредитируя либеральную альтернативу, которую представляли другие страны.

Архивы Правды и Известий показывают, что большевики все еще вели борьбу с «буржуазной прессой» еще долгое время после того, как такая вещь легально перестала существовать в Советской России. Иностранные и эмигрантские газеты взвешивали вопрос о свободной прессе из Франции, Германии, США, Италии, Швеции, Испании, Финляндии, Румынии и других стран.В статье «Правда » 1921 г. Г. Крумин [31] описал «единый фронт» писателей, выступавших против ленинской новой экономической политики через иностранную прессу. Лидер меньшевиков Юлий Мартов опубликовал статью под названием «Ленин против коммунизма» в Freiheit , ежедневной газете Независимой социал-демократической партии Германии; Между тем, на другом конце политического спектра, правые кадеты присоединились к берлинской газете Rudder , учрежденной Владимиром Дмитриевичем Набоковым.По словам Крумина, члены этого единого фронта согласились с «неспособностью коммунистической партии проводить новую экономическую политику», которая повлечет за собой «свободу слова и печати» среди других свобод меньшевиков, кадетов и других оппозиционных партий. . [32]

В речи, напечатанной в газете « Правда » в феврале 1921 года, Ленин выразил разочарование влиянием зарубежных эмигрантов, которые препятствовали попыткам Советской России положить конец двухлетней войне с Польшей.В то время как Советы пошли на уступки в надежде заложить «основу для союза рабочих и крестьян разных народов», лидеры оппозиции использовали иностранную прессу, чтобы «помешать миру» и подтолкнуть Польшу к продолжению насилия. «В отношении Польши, — заявлял Ленин, — эта политика [уступок] в значительной степени сорвана русскими белогвардейцами, эсерами и меньшевиками, которые пользуются« свободой печати »,« свободой слова »и прочими чудесами». свободы… »[33]

Возможно, было полезно возложить вину за неудачные дипломатические усилия на эмигрантов и на страны, которые теперь предоставили им свободу прессы.Влияние изгнанников на внешнюю политику Польши показало именно то, чего большевики опасались в политической оппозиции и в отношении свободы прессы в целом.

Тем не менее, даже когда Ленин предупреждал о разрушительной силе оппозиционных писателей за рубежом, Ленин преуменьшал значение их комментариев о мрачном состоянии советских дел. По его словам, Советы открыто признали свою плохую транспортную инфраструктуру, нехватку продовольствия и другие трудности, правдиво сообщая о событиях и ничего не скрывая в своих газетах.Таким образом, злорадство иностранной буржуазной прессы не имело никакого значения:

«А теперь, когда мы говорим, что наши дела в плохом состоянии, когда наши послы сообщают, что вся буржуазная пресса говорит:« Советская власть обречена »… мы говорим:« Можете себе отрубить голову, вот что свобода печати на капиталистических деньгах — за, у вас есть столько свободы, сколько вы хотите, но мы все еще нисколько не боимся говорить горькую правду ». Действительно, этой весной ситуация снова ухудшилась, и наши газеты полны признаний в этой плохой ситуации.Но мы говорим иностранным капиталистам, эсерам, савинковцам или как там еще их называют: попробуйте нажиться на этом, и вы окажетесь в гораздо более глубокой яме »[34].

Кажется вероятным, что Ленин пошел на все, чтобы опорочить эмигрантскую прессу в интересах отечественной публики. В конце концов, редакторы-большевики могли иметь основание полагать, что, хотя Правда и Известия читались за границей, зарубежные оппозиционные газеты находили свой путь в Советскую Россию.Например, Андре Либих описал, как подпольные меньшевики сумели поддерживать связи со своими партийными коллегами в Берлине на протяжении 1920-х годов. Контрабандисты, особенно дипломаты посольства Латвии в Москве, регулярно снабжали их сотнями экземпляров партийной газеты Социалистический вестник . Газета «подтвердила утверждения меньшевиков о том, что они были не группой в изгнании, а действующей партией» [35]. Свидетельства таких трансграничных связей дали бы советскому режиму еще больше оснований для публичной критики международной меньшевистской деятельности.

Последние годы Гражданской войны, однако, покажут большевистскому руководству более чем когда-либо, что стремление к альтернативной политической реальности было ближе к дому и шире, чем они предполагали.

IV. Проблемы дома

Большевистский режим и его газеты большую часть первых трех лет своего правления настаивали на том, что «свобода печати» обязательно влечет за собой подчинение пролетариата. Однако в конце 1920 — начале 1921 года волна крестьянских восстаний в деревне, забастовки в городах и мятежи в вооруженных силах поставили под сомнение представление о том, что однопартийная пресса представляет интересы рабочего класса.Хотя эти восстания часто вызывались экономическими недовольствами, они, несомненно, были политическими и были нацелены на политику большевистского правительства.

В декабре 1920 года, в разгар массового крестьянского восстания в Тамбове, Союз трудящихся крестьян, возглавивший его, выступил со списком требований, включающих «свободу слова, печати, совести, союзов и собраний» [36]. 22 февраля 1921 года рабочие вновь образованного Петроградского собрания полномочных представителей заявили, что они «объединились ради следующих целей: свержение большевистской диктатуры, свободные выборы в Советы, свобода слова, печати и собраний для всех». все, и освобождение политзаключенных.[37] 28 февраля моряки Кронштадтской военно-морской базы перечислили среди своих 15 требований «свободу слова и печати рабочим и крестьянам, анархистским и левым социалистическим партиям» [38].

Все трое стремились отстранить большевиков от власти и установить более демократическую, представительную систему, которая гарантировала бы основные гражданские свободы слова, печати и собраний. Хотя повстанцы, возможно, не знали об этом в то время, «подобное отношение проявилось не только в Кронштадте и Петрограде, но и в Москве, Харькове, Туле, Саратове и почти во всех других промышленных центрах России и Украины.[39] Очевидно, что предупреждения большевиков об опасности свободной прессы не полностью дискредитировали ее в умах населения.

2 апреля в статье Известий комментировалось опасное значение крестьянских требований в Тамбове: «Естественно, если помещикам и капиталистам будут предоставлены все политические права… им также будет предоставлена ​​неограниченная свобода печати, слова. , ассоциации и собрания »[40]. В конце концов, утверждает писатель, буржуа потребуют возврата фабрик в руки капиталистов.5 апреля другой писатель, Эм. Ярославский [41] писал о кронштадтских повстанцах: «Свобода слова для всех сторон наших врагов … означает лишение свободы слова для беднейшей части населения, как это происходит во всех капиталистических странах, где есть все эти« свободы ». объявлены ». [42]

В стране, которая якобы обладает системой печати, обслуживающей рабочий класс, тот факт, что те же самые рабочие, солдаты и крестьяне отвергали большевистское правление и требовали свободы прессы, должен был иметь разрушительный эффект.Все, что могли сделать большевистские газеты, — это неоднократно предупреждать население о том, что требования свободной прессы на самом деле были обманом, направленным на порабощение пролетариата.

Если восстания 1921 года ослабили позицию режима против свободы слова, показательный процесс 1922 года над видными эсерами во многом укрепил ее. Подсудимых допрашивали об их деятельности в Самаре, которая в течение нескольких месяцев в 1918 году находилась под контролем Контрреволюционного Комитета членов Учредительного собрания (Комуч).Суд, спустя три года после события, предоставил большевикам возможность одеть своих оппонентов на публичном форуме. В начале лета 1922 года авторы газет Правда и Известий радостно описывали лицемерие соперничающих социалистических партий, подавлявших свободу прессы во время Гражданской войны. Эсеры всегда были поборниками свободы прессы, однако в Самаре многие органы печати были немедленно закрыты — «даже меньшевистские», согласно одной из версий, а те газеты, которым разрешили остаться, были «явно черносотенными», то есть , они поддерживали реакционные и проказнические принципы черносотенного движения.Другой писатель дал более подробную информацию:

«Итак, свобода прессы существовала только для« государственной »части населения … Интернационалисты, под которым в рассматриваемый период часто действовали большевики в Самаре, однажды попытались выпустить небольшую еженедельную газету. Бумажник был маленьким и бесцветным. Но по второму выпуску закрыли. Даже меньшевистский «закат», который иногда позволял себе весьма умеренную критику деятельности правительства, вызывал недовольство власть имущих.Вызвали ее редактора к чешскому коменданту города, управляющему Самарской губернии, и предложили ему, как вести «государственную» газету »[43].

М. Колесников начал статью с насмешек над мифической свободой прессы эсеров на территории Комуча: «Вот и свобода прессы! Самое главное и самое необходимое для эсеров! Ведь они защищают это! »[44] Неудивительно, что последующие показания бывшего эсера Якова Дворжеца опровергли миф:« Полной свободы прессы не было.По второму выпуску в административном порядке были закрыты газеты социал-демократов и интернационалистов. Редакторы газет часто получали от администрации соответствующие предложения. Только эсеры и эсеры кадеты свободно пользовались прессой, да и то не всегда ». Он привел пример закрытой эсеровской газеты: Земля и воли . Продолжение вопросов:

«А там была цензура?» — спрашивает Гендельман, искренне полагая, что свидетель хорошо забыл «вещи давно минувших дней».’

«Но свидетель должен был помнить:« У нас была военная цензура, и помимо нее был цензор провинциального и окружного комиссара, который имел дело с прессой по своему усмотрению… »

«Такова хваленая свобода печати эсеров!» [45]

Эти дискуссии на процессе 1922 года, естественно, вызывали сравнение с прессой времен большевиков. В номере от 10 июня «Правда », где был развернут разворот на всю страницу, посвященный процессу, один писатель изложил доводы Д.Курский: [46]

«Свобода прессы в буржуазном смысле… у нас на самом деле нет: это означает, что мы не позволяем капиталистам, банкирам создавать« независимые »газеты для управления национальным сознанием. Но наша пресса более полно отражает реальные интересы и чувства трудящихся »[47].

Интересно, что он не утверждает, что эта особенно «рефлексивная» пресса может считаться «бесплатной», как мог бы сказать комментатор в первые дни Революции.

Авторы Правды и Известий теперь могли повторить старое предупреждение об опасности «свободы прессы» — не в отношении неопределенной группы буржуазных капиталистов или группы восставших крестьян или пролетариев, но политической оппозиции: «Меньшевики и эсеры … выступают за свободу печати, то есть за свободу буржуазии обманывать рабочих, за свободу контрреволюции организовываться, за свободу свергать рабочих. ‘ органы власти.»[48]

Цитата Карла Радека, в то время члена ЦК Коммунистической партии и Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала, подчеркивает мысль: «По той же причине … мы не можем позволить никому свободу печати. Если мы отдадим ее меньшевикам, они передадут эсерам кусок газеты, а они, в свою очередь, небольшой кусок буржуазии. С экономической точки зрения контрреволюция должна быть подавлена ​​в зародыше ». [49] К этому времени пропагандистские усилия большевиков страдали от нехватки бумаги, и комментарий Радека подчеркивает экономический аспект борьбы за контроль над прессой.

Поскольку к 1922 году гражданская война почти закончилась и, возможно, возникла менее очевидная необходимость исключения оппозиционных партий и публикаций из политической сферы, большевики, возможно, надеялись напомнить людям, почему были наложены эти ограничения, и оправдать тот факт, что они остались. Меньшевики и эсеры оставались угрозой, и неограниченная пресса всегда давала возможность оппозиционным партиям и отдельным лицам подорвать власть пролетариата. Тем не менее, несмотря на все разговоры о свободе прессы, эсеры не реализовали ее на контролируемой ими территории.Во время процесса 1922 года большевики праздновали победу над своими военными и политическими противниками, а также над альтернативным видением «абсолютной» свободы прессы.

V. Заключение

До октября 1917 года идея большевиков о «свободной прессе» была основана на том, чтобы уравнять правила игры, чтобы рабочие могли иметь право голоса; они потребовали равный , но не эксклюзивный , доступ. После революции и в первые годы гражданской войны некоторые придерживались мнения, что свободная пресса полезна, что она уже была достигнута для рабочего класса в период революции или что она будет расширена, когда будут введены ограничения военного времени. поднял.Оппозиционные партии никогда не переставали призывать к прекращению «репрессий», мешающих их свободе прессы. Однако со временем «свобода прессы», к которой изначально нужно было стремиться, превратилась в риторический инструмент, с помощью которого можно обвинять врагов в эксплуатации. Как пояснил Ленин в 1905 году, «абсолютная» свобода прессы считалась невозможной.

Почему свободная пресса была предметом стольких дискуссий в большевистской прессе, даже когда советский режим больше не считал это осуществимой реальностью? Авторы Правды и Известий постоянно отвечали и защищались от оппонентов, которые часто считали свободу прессы не только возможной, но и необходимой.Обсуждения «свободы прессы» чаще всего появлялись в газетах в связи с жалобами или критикой в ​​адрес режима, а редакторы были заняты защитой политики своего правительства. Эти жалобы исходили от других движений, партий, других народов и литературного общества в целом; Сами большевики открыто признали объем критики.

Таким образом, режим столкнулся с огромным давлением с целью реализации свободы прессы, но у его лидеров не было ни желания, ни возможности сделать это.Вместо этого они разработали дискурс, направленный против свободы прессы, основанный на марксистско-ленинской теории, угрозах, с которыми столкнулись большевики во время войны, продолжающихся дебатах о роли партий в новом правительстве и наличии политических альтернатив, которые обещали менее ограниченный доступ. в прессу. Они осудили лицемерие так называемой свободы прессы не только для оправдания подавления оппозиционной прессы, но и для того, чтобы лишить легитимности утверждения своих оппонентов о том, что «свобода прессы» была чем-то большим, чем ложная коварная иллюзия.

Сноски

[1] Здесь « Правда » относятся к источникам, содержащимся в Электронном архиве Правды, в том числе Правда , Петроградская правда , Рабочий и солдат, Рабочий путь, и другие. Все исходные материалы из Правда и Известий были доступны через их онлайн-архивы.

[2] Б. Мулинь, «Партия пресса» Петроградская правда , 30 марта 1918 г., 1.

[3] В.И.Ленин, «Партийная организация и партийная литература», Интернет-архив марксистов, 2001 г., по состоянию на 22 января 2016 г., онлайн.

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] Питер Кенез, Рождение пропагандистского государства: советские методы массовой мобилизации, 1917-1929 гг. (Кембридж: Cambridge University Press, 1985), 36-37.

[7] Питер Кенез, «Ленин и свободная пресса», в Большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции, , , изд.Эбботт Глисон и др. (Блумингтон: издательство Индианского университета, 1989), 133.

[8] А. Ломов, «Какая белая и какая должна бит ‘финансовая политика России», Правда , 31 марта 1917 г., 2. А. Ломов был псевдонимом Георгия Ипполитовича Оппокова, видного большевистского политика и писателя.

[9] М. И-на, «Провинциальная рабочая печать о войне», «Правда», , 31 марта 1917 г., 10.

[10] Псевдоним К.А. Комаровский.

[11] Б.Г. Данский, «Неотложное дело», «Правда», , 31 марта 1917 г., стр. 8-9.

[12] «Неотложное дело», «Правда», , 12 апреля 1917 г., стр. 4.

[13] Правда , 23 июня 1917 г., 7.

[14] «О текущем моменте», Рабочий и солдат, , 5 августа 1917 г., 7.

[15] В.И. Ленин, «Как обеспечить успех Учредительного собрания», Рабочий путь, , 28 сентября 1917 г., Marxist Internet Archive, 2002, по состоянию на 11 июля 2016 г., онлайн.

[16] Кенез, «Ленин и свободная пресса», 137.

[17] Там же.

[18] В.И. Ленин, «Декрет о печати», Известия , 28 октября 1917 г., Семнадцать моментов советской истории, Университет штата Мичиган, по состоянию на 11 июля 2016 г., онлайн.

[19] Известия , 1 ноября 1917 г., 3.

[20] Кенез, «Ленин и свободная пресса», 140.

[21] Рабочий путь , 31 октября 1917 г., 6.

[22] «О свободе печати», Известия Совета рабочих и солдатских депутатов, , 8 ноября 1917 г., стр. 3.

[23] Владимир Н. Бровкин, Меньшевики после Октября: социалистическая оппозиция и подъем большевистской диктатуры (Итака: Cornell University Press, 1987), 106.

[24] Там же, 108.

[25] «V Петроградский Совет», Правда, , 20 марта 1918 г., 3.

[26] Бровкин, Меньшевики после Октября , 109.

[27] Кенез, Рождение пропагандистского государства , 44.

[28] Владимир Н.Бровкин, В тылу гражданской войны: политические партии и социальные движения в России, 1918-1922 гг. (Princeton: Princeton University Press, 1994), 53-54.

[29] Бровкин, В тылу Гражданской войны , 54-55.

[30] Скотт Б. Смит, Пленники революции: социалисты-революционеры и большевистская диктатура, 1918-1923 гг. (Питтсбург: Университет Питтсбурга, 2011), 67.

[31] Скорее всего Гаральд Иванович Крумин.

[32] Г. Крумин, «Максимум продуктов вцеми средствами!», «Правда», , 6 августа 1921 г., 1.

[33] В.И. Ленин, «Речь на пленуме Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов», Интернет-архив марксистов, 2002 г., по состоянию на 22 января 2016 г., онлайн.

[34] Там же.

[35] Андре Либих, С другого берега: Российская социал-демократия после 1921 г. (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1997), 128-9.

[36] «Программа Союза трудящихся крестьян (Тамбов)», Университет Восточной Англии, по состоянию на 22 января 2016 г., онлайн.

[37] Джеффри Хоскинг, Правители и жертвы: Русские в Советском Союзе (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2006), 57.

[38] «Петропавловская резолюция», Советский исторический архив, 2006 г., по состоянию на 22 января 2016 г., онлайн.

[39] Бровкин, В тылу Гражданской войны , 397.

[40] «От Чернова до Антонова», Известия , 2 апреля 1921 г., стр. 2.

[41] Емельян Михайлович Ярославский.

[42] Эм.Ярославский, «Кровави урок», «Правда», , 5 апреля 1921 г., стр. 2.

[43] «Шесть ки опит», «Правда», , 25 мая 1922 г., стр. 3.

[44] М. Колесников, «Подвиги есеров в Вольске», «Правда», , 1 июля 1922 г., стр. 3.

[45] Там же.

[46] Дмитрий Иванович Курский.

[47] «Достойная отповедь», «Правда», , 10 июня 1922 г., стр. 3.

[48] ​​«Рабочий суд над авангардом контр-революции», «Правда», , 20 июня 1922 г., 1.

[49] Ю. П., «Вокруг процесса», Известия , 22 июня 1922 г., стр. 3.

Процитированные работы

Бровкин Владимир Николаевич В тылу гражданской войны: политические партии и общественные движения в России, 1918-1922 гг. . Princeton: Princeton University Press, 1994.

.

Бровкин Владимир Николаевич Меньшевики после Октября: социалистическая оппозиция и усиление большевистской диктатуры . Итака: Издательство Корнельского университета, 1987.

Данский, Б.Г. «Неотложное дело». Правда , 31 марта 1917 г.

«Достойная отповедь». Правда , 10 июня 1922 г.

Хоскинг, Джеффри. Правители и жертвы: Русские в Советском Союзе . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 2006.

И-на, М. «Провинциальная рабочая печать о войне». Правда , 31 марта 1917 г.

Кенез, Питер. «Ленин и свободная пресса». В Большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции , под редакцией Эббота Глисона, Питера Кенеза и Ричарда Стайта, 131-50.Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1989.

Кенез, Питер. Рождение пропагандистского государства: советские методы массовой мобилизации, 1917-1929 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1985.

Колесников М. «Подвиги есеров в Вольске». Правда , 1 июля 1922 г.

Крумин, Г. «Максимум продуктов всеми средствами!» Правда , 6 августа 1921 г.

Ленин В.И. «Декрет о печати». Известия , 28 октября 1917 года. Семнадцать моментов советской истории.Университет штата Мичиган. Проверено 11 июля 2016 г. Онлайн.

Ленин В.И. «Как обеспечить успех Учредительного собрания». Рабочий путь ‘, 28 сентября 1917 г. Интернет-архив марксистов, 2002 г. По состоянию на 11 июля 2016 г. Онлайн.

Ленин В.И. «Партийная организация и партийная литература». Интернет-архив марксистов, 2001. По состоянию на 22 января 2016 г. Онлайн.

Ленин В.И. «Выступление на пленуме Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов». Интернет-архив марксистов, 2002.По состоянию на 22 января 2016 г. Онлайн.

Либих, Андре. С другого берега: российская социал-демократия после 1921 года . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1997.

Ломов А. «Какой белый и какой должен быть финансовая политика России». Правда , 31 марта 1917 г.

Мулинь Б. «Partiinaia pressa ». Петроградская правда , 30 марта 1918 г.

«Неотложное дело». Правда , 12 апреля 1917 г.

«О свободе печати .Известия Совета рабочих и солдатских депутатов, , 8 ноября 1917 г.

«О современном моменте». Рабочий и солдат , 5 августа 1917 г.

«От Чернова до Антонова». Известия , 2 апреля 1921 г.

П., Ю. «Вокруг процесса». Известия , 22 июня 1922 г.

«Рабочий суд над авангардом контр-революции». Правда , 20 июня 1922 г.

«Шесть ки опит.» Правда , 25 мая 1922 г.

Смит, Скотт Б. Пленники революции: эсеры и большевистская диктатура, 1918-1923 гг. . Питтсбург: Университет Питтсбурга, 2011.

«Петропавловское постановление». Советский исторический архив, 2006. По состоянию на 22 января 2016 г. Онлайн.

«Программа Союза трудовых крестьян (Тамбов)». Университет Восточной Англии. По состоянию на 22 января 2016 г. Онлайн.

«V Петроградский Совет». Правда , 20 марта 1918 г.

Ярославский, Ем.«Кровави урок». Правда , 5 апреля 1921 г.

История: 1905 г. Русская революция — Рабочий класс показывает свою силу |

Русская революция 1905 года началась в воскресенье, 9 января, после того, как более тысячи человек — мужчин, женщин и детей — были убиты военной охраной у Зимнего дворца царя.

Они были частью 200-тысячного шествия, требующего от царя уступок, чтобы условия жизни не ухудшались с каждым днем.Кровавая воскресная резня вызвала сильнейшую рабочую борьбу, когда-либо существовавшую в мире, с массовыми всеобщими забастовками и подготовкой к вооруженному восстанию рабочих. Крестьянские массы в деревне возникли в результате многочисленных оккупаций и выселений помещиков. Самой жестокой контрреволюции — погромам, резне, массовым задержаниям — потребовалось более двух лет, чтобы спасти реакционный царский режим, несмотря на его массовую поддержку со стороны международных капиталистов и реакционеров.

Первую русскую революцию столетней давности должны изучать рабочие и молодежь во всем мире. Он содержит ценные уроки для сегодняшней борьбы и революционных движений. К ним относятся:

  • Революционные события являются следствием неразрешимых экономических и классовых противоречий, которые развиваются под поверхностью даже в кажущихся стабильными обществах.
  • Огромная сила рабочего класса как революционной силы.В России в 1905 году несколько миллионов рабочих держали всю страну в своих руках. Ранее «невыполнимые» требования — сокращение рабочего дня, свобода собраний и прессы — были достигнуты путем борьбы. Рабочие советы, известные в России как Советы, развились как демократическое руководство рабочим классом во время революции.
  • Роль класса капиталистов (буржуазии) и контрреволюции. Классы русской и международной буржуазии были готовы принять любую вооруженную реакционную расистскую силу, чтобы нанести поражение рабочим.В результате контрреволюционного насилия в период с января 1905 по апрель 1906 года было убито 14 000 человек, еще 1000 казнены, 20 000 ранены и 70 000 заключены в тюрьмы.
  • Крестьянские массы будут следовать примеру городов, будь то рабочий класс или класс капиталистов. Настоящая земельная реформа требует массового восстания крестьян, но может быть консолидирована только в том случае, если рабочий класс победит в городах.
  • Отношения между рабочим классом, крестьянскими массами и классом национальных капиталистов особенно важны в менее развитых капиталистических странах, которые сегодня являются неоколониальными или бывшими колониальными странами. Задачи буржуазно-демократической революции могут быть выполнены только рабочим классом и интернациональной революцией.
  • Революция не может остановиться на полпути. Создание рабочих советов, Советов, создало двоевластие, параллельное государственной.Это могло существовать только в течение ограниченного периода времени, в конце концов либо рабочий класс, либо капиталисты должны были победить друг друга.
  • Прежде всего, 1905 год показал, что революционная партия должна возглавить революцию. Руководство Троцкого в Совете и Ленинское руководство большевиками сыграли неоценимую роль в 1905 году и тем более в победоносной революции 12 лет спустя, в 1917 году. Марксистские активисты с глубокими корнями в рабочем классе, воспитанные партией, способные организовывать и вести борьбу были решающими на каждом этапе.

Царское государство в смятении

Революции 1905 года предшествовало крупное забастовочное движение 1902–03 годов. Но главным фактором, спровоцировавшим события 1905 года, была война между Россией и Японией в 1904 году. Русские войска потерпели унизительное поражение, и это породило надежды как среди рабочих, так и среди капиталистического класса на то, что с режимом русского царя можно покончить. Поражение — надежда на военное поражение — было широко распространено в России.Цена войны была возложена на плечи рабочих и крестьян, что усилило сопротивление войне.

Россия при царе была классическим примером неоднородного и неоднородного развития. На застойной, слаборазвитой, преимущественно сельской экономике был построен гротескный репрессивный государственный аппарат с огромной относительно современной армией. Современный капитализм из Западной Европы вторгся в Россию, ссужая капитал царю и, что более важно, создавая крупные обрабатывающие производства в Санкт-Петербурге и других городах.Это создало неофициальный союз между западными капиталистами и царским режимом, имеющий определенное сходство с отношениями между сегодняшними транснациональными корпорациями и режимом в Китае. Реакционный режим царя служил целям западных капиталистов.

Из-за этого процесса отсталость русского капиталистического класса стала еще более заметной. Русский класс капиталистов был чрезвычайно слаб как социальная сила, и во многих случаях он также был переплетен с помещиками, представляющими феодальное общество, существовавшее в России параллельно с капитализмом.Из-за позднего прихода капитализма в Россию класс капиталистов не мог сыграть ту роль, которую французская буржуазия сыграла в классической революции 1789-1815 годов.

Буржуазно-демократическая революция с руководством рабочего класса

Исходя из этих обстоятельств, Лев Троцкий разработал теорию перманентной революции. Русские социал-демократы (и реформисты, и революционеры были организованы в социал-демократии до Первой мировой войны и русской революции 1917 г.) видел грядущую русскую революцию как буржуазно-демократический характер. Задача заключалась в том, чтобы «обновить» Россию в соответствии с буржуазно-капиталистическими моделями Западной Европы. Но в то время как меньшевики (меньшинство) пришли к выводу из этого, что рабочий класс должен быть подчинен классу национальных капиталистов, большевики (большинство) подчеркнули, что рабочий класс должен взять на себя руководство независимо от буржуазии.

Меньшевики повторяли, что буржуазная революция должна иметь буржуазное руководство и что любая надежда на ведущую роль рабочего класса утопична.Большевики под руководством Ленина стремились к «демократической диктатуре рабочих и крестьян», которая дала бы импульс мировой революции, в то время как исход этого режима оставался открытым.

Троцкий, который встал на сторону меньшевиков в первом расколе 1903 года, но вскоре порвал с ними, пошел дальше в этом вопросе, чем Ленин и большевики. Троцкий согласился с тем, что рабочие должны играть ведущую роль, но заранее подчеркнул, что они не могут останавливаться на задачах буржуазной революции.Чтобы осуществить настоящую земельную реформу, решить национальный вопрос и развить экономику — революция должна перейти к задачам пролетарской революции, то есть бороться против капиталистов и экспроприировать их, а также распространять революцию по всему миру. События 1905 года и снова 1917 года полностью подтвердили ожидания Троцкого. По его словам, 1905 год был «буржуазной революцией без революционной буржуазии».

И большевики, и Троцкий подчеркивали международную перспективу.Ленин прокомментировал, что исход в России был «безнадежным» без помощи рабочего класса Европы.

Промышленный рабочий класс составлял небольшую часть всего населения России, но он был сконцентрирован в огромных отраслях промышленности. Из 150 миллионов населения по переписи 1897 года 3,3 миллиона были заняты в горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, транспорте, строительстве и торговле. В 1902 году 38,5% фабрично-заводских рабочих в России работали на предприятиях, насчитывающих 1000 и более рабочих.В Германии с гораздо более развитой экономикой он составлял 10 процентов. Молодой высококонцентрированный русский рабочий класс должен был играть ведущую роль.

Кровавое воскресенье

Крупные забастовки 1902–1903 годов, русско-японская война и кризис, вызванный войной, вызвали брожение во всех слоях общества. В ноябре 1904 г. это было отражено в постановлении 100 видных либеральных деятелей сельсоветов, земств.Их ключевыми требованиями были «общественная свобода» и «народное представительство», но решать, как и когда, оставалось царю. Они даже не требовали конституции. Вскоре студенты и рабочие пойдут намного дальше земств и либералов. Режим обвинил земскую декларацию в растущих беспорядках, но не смог успокоить ситуацию, несмотря на сочетание уступок и репрессивных мер.

В январе рабочий класс Петербурга вступил в бой.7 января бастовали 140 000 рабочих. Забастовка была организована профсоюзом «Ассамблея русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» во главе с священником отцом Георгием Гапоном при финансовой поддержке тайной полиции «Охрана». Царский режим имел традицию проникать в оппозиционные группы, чтобы сокрушить их.

Начавшееся как забастовка за экономические требования, движение 1905 года вскоре стало политическим. Случайный лидер движения, радикальный отец Гапон, организовал марш, чтобы передать царю петицию рабочих.Петиция показала невероятный уровень гнева среди рабочих, сказав: «Предел нашего терпения достигнут, для нас настал ужасный момент, когда лучше умереть, чем продолжать терпеть невыносимые муки». Требования заключались в восьмичасовом рабочем дне, справедливой заработной плате и демократических правах, включая всеобщее и равное право голоса в Учредительном собрании.

Марш 9 января был мирным, с иконами и церковными знаменами.Однако бойня была хорошо подготовлена: солдаты большую часть дня вели огонь по толпе с небольшого расстояния. Было убито более тысячи человек [одни говорят, что сотни, другие — две тысячи], и многие другие были ранены.

Это крупное событие установило разделительную линию революции между рабочим классом и царским государством. После 9 января был установлен военный режим, репрессиями руководил генерал Трепов.Но рабочие уже двинулись в путь, забастовки в январе и феврале охватили 122 города и деревни. Весной продолжались забастовки, например забастовки железнодорожников в апреле и июле. В июне знаменитое восстание на борту линкора «Потемкин» пробудило надежду, прежде чем государственные войска сокрушили ее.

Октябрьское шоу силы

Осенью движение возобновилось, даже сильнее, чем в начале года.Всеобщая забастовка в октябре была самой крупной и самой известной всеобщей забастовкой на тот момент в мире. В Германии это спровоцировало большую волну забастовок, в которой участвовало 500 000 рабочих в течение 1905 года. В Швеции это усилило сопротивление рабочих угрозе со стороны правящего класса войны с целью помешать Норвегии. В целом революция в России получила очень сильную международную поддержку. «Мир никогда не видел более сильной забастовки», — писала шведская ежедневная газета Social Demokraten, подчеркивая, что программа забастовщиков охватывала все, от требований заработной платы до нового государства.О солидарности свидетельствует тот факт, что 20 000 рабочих прошли маршем в Стокгольме в годовщину Кровавого воскресенья 1906 года.

Октябрьская забастовка началась забастовкой печатников в Москве. За ними последовали петербургские печатники, а затем железнодорожники, объявившие с 9 октября всеобщую забастовку в Москве. «Как будто почти вся Россия ждала этого сигнала», — написал прокапиталистический американский писатель Аллан Мурхед в своей истории русской революции.Он упомянул, что бастуют «балетные труппы» и что «пекарей, готовых печь хлеб, нет».

Снова требовались восьмичасовой рабочий день, амнистия для политических заключенных, гражданские свободы и Учредительное собрание. Государство и капиталисты совершенно не смогли остановить волну забастовок. Помимо тотальных забастовок в большинстве отраслей, магазины и даже суды приняли меры. 13 октября политическая забастовка была тотальной в Петербурге, а 17 октября она охватила более 40 городов, включая Варшаву и Ригу — сегодняшние столицы Польши и Латвии.Забастовка собрала огромные собрания забастовщиков и сторонников, защищалась от казаков и солдат. Забастовочным методам следовали студенты и представители свободных профессий, солдаты посещали стачечные собрания — это революционное брожение «создавало невероятную панику в рядах правительства» (Троцкий в своей книге, 1905). Ответом царского режима стал, с одной стороны, «демократический» манифест от 17 октября, обещающий уступки, с другой стороны, развязавший черный террор.

В сентябре Россия согласилась на унизительное мирное соглашение с Японией. Это подчеркивало слабость царя, и в то же время оставляло режиму только один фронт борьбы — против революции.

Советский

10 октября в Петербурге был образован рабочий совет — Совет. В митинге участвовало 30-40 рабочих делегатов, но вскоре Совет стал главным руководителем революции.Располагая делегатами на каждые 500 рабочих, он проводил собрания на всех этапах революции, пока не был распущен государственными репрессиями в декабре. В ноябре 562 делегата представляли 200 000 рабочих. Тон задают представители печатных рабочих: «Признавая недостаточность пассивной борьбы и простого прекращения работы, мы решаем: превратить армию бастующего рабочего класса в революционную армию, т. Е. Организовать отряды. вооруженных рабочих.Пусть эти отряды позаботятся о вооружении остальных трудящихся масс, при необходимости совершая набеги на оружейные магазины и конфискуя оружие у солдат, где это возможно ». Советы строились во всех крупных городах.

Именно всеобщая забастовка вынудила царя издать манифест от 17 октября, открывший двери для выборов в Государственную думу, своего рода парламент, контролируемый царем. Этот режим, который считал себя назначенным Богом с правом вечно править, подвергся дальнейшему унижению, когда бастующие печатники отказались напечатать манифест.Советское постановление о свободе печати постановило, что никакая газета не будет печататься, если ее редакторы не проигнорируют государственную цензуру.

За пределами Петербурга забастовщики приступили к работе. Однако, несмотря на обещания, данные в царском манифесте, Троцкий и другие советские лидеры предостерегали от любых иллюзий. Государственный аппарат был таким же. Еще в ночь на 17-е войска оккупировали университеты и сорвали заседание Совета в Санкт-Петербурге.

Контрреволюция в действии

Генерал Трепов подготовил бойню запланированной траурной демонстрации 23 октября. Тогда Совет решил отменить похоронный марш, заявив, что «петербургский пролетариат даст окончательный бой царскому правительству не в день, выбранный Треповым».

Контрреволюция всегда действует в тени революции, постоянно проверяя, как далеко она может зайти. Как только всеобщая забастовка пошла на убыль, «сотни городов и деревень России превратились в ад … Пожары пожирали целые улицы с их домами и жителями.Это была месть старого порядка за его унижение », — писал Троцкий. Состав черносотенцев был предшественником массовых фашистских движений в Италии и Германии несколько десятилетий спустя, в состав которых входили преступники, мелкобуржуазные реакционеры и поджигатели войны. направлено против рабочих агитаторов, особенно евреев, убило от 3 500 до 4 000 человек и серьезно ранило еще 10 000.

Единственным фактором, сдерживающим черносотенцев, было сопротивление рабочих, в том числе ополченцев.В Петербурге погрома не было.

Ноябрьская забастовка

Октябрьская забастовка подготовила почву для столкновения революционных рабочих и государства. Капиталисты, империализм и царь осознали, что манифест не успокоил движение. В конце октября государство подавило восстание в Кронштадте, и вся Польша была введена военное положение, а также большие регионы с сильными крестьянскими движениями.

В ответ Совет объявил 2 ноября новую всеобщую забастовку. «Успех обращения превзошел все ожидания. Несмотря на то, что прошло всего две недели с момента прекращения октябрьской забастовки, потребовавшей стольких жертв, петербургские рабочие прекратили работу с необычайным единодушием», — прокомментировал Троцкий. Забастовка была грандиозной демонстрацией силы и авторитета Совета. Было снято военное положение в Польше и угроза казни кронштадтских повстанцев.Забастовка была отменена 7 ноября.

Руководство рабочих — в Петербургском Совете, которым были Троцкий и фракция большевиков — стремилось выиграть больше времени для подготовки к окончательной конфронтации с государством. Во время забастовок Совет взял на себя роль альтернативного государственного аппарата. Он организовал закрытые функции, такие как почта, железные дороги и телеграф. Даже капиталистическим промышленникам приходилось обращаться к Совету с просьбой отправить, например, частную телеграмму.Совет также организовывал патрули для обеспечения безопасности в городах, он был защитником свободы прессы и основным источником информации. Эта власть не могла сосуществовать с царским государством дольше ограниченного периода.

Совет готовится к восстанию

Совет не отступил. Он очень хорошо знал репрессии со стороны государства. Неизвестным фактором — до битвы — была точная численность противников.Руководство знало, что настроение в армии было решающим, и что армия не перейдет на сторону рабочего класса, пока не увидит решимость масс. В октябре-ноябре на митинги рабочих приходило все больше солдат. 11 ноября моряки в Севастополе восстали и в течение нескольких дней контролировали большую часть Черноморского флота и защищали город от погромов. Это вооруженное восстание было подавлено, когда солдаты армии не решались поддержать моряков.Управляемые повстанцами торпедные катера были потоплены артиллерийским огнем, а их руководители арестованы и казнены.

Крестьянское движение также набирало обороты. В конце 1905 года по всей стране сгорело более 2000 помещичьих имений. Национальные крестьянские съезды проводились в августе и начале ноября.

Борьба за национальное освобождение также получила огромный импульс от революции. Опять же, борьбу возглавляли рабочие Польши, Прибалтики и Кавказа.Либеральные или националистические буржуазные силы отставали и, приближаясь к поражению, обратились против революции.

В Финляндии забастовки в ноябре и декабре принесли большие уступки, чем в любой другой части царской империи. Красные ополченцы взяли под свой контроль несколько городов, и царь объявил всеобщее избирательное право в Финляндии (первой стране в Европе, которая сделала это в то время). Социал-демократическая партия получила 80 из 200 мест в этом парламенте.

При продолжающемся брожении среди солдат и крестьян, продвижении национально-освободительной борьбы, сильном боевом духе рабочих и подготовке контрреволюционных сил Совету не оставалось ничего другого, как готовиться к битве. «Если бы сражения велись только для уверенности в победе, в этом мире не было бы сражений», — ответил Троцкий тем, кто — задним числом — сказал, что Совету следовало избегать битвы.«Классовая борьба — это не бухгалтерия, как могли бы подумать некоторые реформистские профсоюзные лидеры, — сказал он.

Лидеры меньшевиков и либералов жаловались, что Совет отпугивает потенциальных союзников среди капиталистического класса. Совет показал силу рабочего класса, угрожая капиталистическим заводчикам и их прибыли. Ленин ответил на эти аргументы в книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции» (июнь-июль 1905 г.): «Марксизм учит пролетария не держаться в стороне от буржуазной революции, не быть к ней равнодушным, не допускать руководство революцией должна взять на себя буржуазия, но, напротив, принять в ней самое энергичное участие, наиболее решительно бороться за последовательную пролетарскую демократию, за доведение революции до конца.«Буржуазия уже вышла из борьбы, — указывал Ленин, и именно этого хотела рабочая партия. Революция будет продолжаться, но не под руководством буржуазии, но, несмотря на ее несущественный характер и трусость. Октябрьский манифест, либералы стремились к соглашению с царем и рассматривали борьбу рабочих как препятствие к этому.Либералы охотно соглашались на то, чтобы царь продолжал оставаться верховным правителем, если бы им была предоставлена ​​Дума-парламент.

Либералы, а позже меньшевики обвиняли Совет и особенно большевиков в том, что они слишком много говорят о вооруженном восстании. Ленин ответил: «Гражданская война навязывается населению самим государством». Троцкий в своей речи защиты перед судом, в котором ему предъявили обвинение после революции, заявил, что «готовиться к неизбежному восстанию … в первую очередь означало для нас просвещение людей, объяснение им, что открытый конфликт неизбежен, что все, что им было дано, будет снова отнято, что только сила может защитить право, что необходима мощная организация рабочего класса, что противник должен быть встречен лицом к лицу, что борьба должна быть продолжена до конца. конец, что другого выхода не было ».

В середине ноября почтовики и телеграфисты снова забастовали. Когда пришло известие о том, что железнодорожный инженер был приговорен к смертной казни, железнодорожники предъявили правительству ультиматум: прекратить казнь или объявить новую всеобщую забастовку железнодорожников. Правительство снова отступило, но, как заметил Троцкий, это была последняя победа революции. Либеральная буржуазия начала поворачиваться спиной к рабочим, которые сами чувствовали приближение битвы не на жизнь, а на смерть.Сам царь стал открыто брать на себя руководство реакционными силами.

Декабрь: Забастовка в Москве и ее поражение

26 ноября был арестован избранный председатель Петербургского Совета Хрусталев. В знак протеста против этого был избран новый президиум, на этот раз во главе с Троцким, и Совет объявил о своей цели «продолжать подготовку к вооруженному восстанию». 2 декабря были конфискованы восемь газет, напечатавших манифест Совета.Запрещены забастовки железнодорожников, почтовых и телеграфных рабочих. На следующий день были арестованы делегаты Петербургского Совета, в том числе Троцкий.

7 декабря Моссовет объявил о новой всеобщей политической забастовке, которая должна начаться через два дня, и это событие стало последней битвой. В забастовке приняли участие 150 тысяч рабочих. Были сформированы рабочие ополчения. Группы милиционеров были разоружены. С 10 декабря происходили кровопролитные столкновения, начиная с стрельбы солдатами по мирным митингам безоружных рабочих.За девять дней около 1500–2000 вооруженных рабочих (7–800 от левых партий, 500 от железнодорожного союза и 400 печатников) смогли блокировать могущественную армию царя. Это произошло из-за поддержки рабочих со стороны массы населения. Но в конечном итоге рабочие были истощены. Военные с подкреплением из других городов и их реакционными добавками взяли верх. В Петербурге забастовка прекратилась уже 12 декабря, а 17 декабря — в Москве.Троцкий оценивает количество убитых в Москве более чем в 1000 человек, в том числе 86 детей. В отчете из Прибалтики, где контрреволюция была особенно жестокой, было казнено 749 человек.

Большевики, меньшевики и Троцкий

«Крайние партии набрали силу, потому что, резко критикуя все действия правительства, они слишком часто оказывались правы», — говорится в секретном меморандуме одного из ведущих министров в ноябре.Главным завоеванием партии стала Социал-демократическая рабочая партия РСДРП. Двумя годами ранее, на втором съезде в 1903 году, партия разделилась на две части: большевиков и меньшевиков. В совокупности у них было несколько сотен членов и несколько тысяч сторонников в Санкт-Петербурге.

Революция, с одной стороны, сблизила два крыла, как позже прокомментировал Ленин. С другой стороны, это подчеркнуло различия. Для Льва Троцкого, который в 1903 году поддерживал меньшевиков, революция закрепила его политический разрыв с ними.Для Георгия Плеханова, который был среди большевиков в 1903 году, революция завершила его уход к меньшевикам.

В период революции руководство меньшевиков ориентировалось на либералов в земствах. Меньшевики поддерживали «либеральную» кадетскую партию, которая в то время заявляла о «полной солидарности с стачечным движением». Позже, как и предсказывали Троцкий и большевики, либералы заняли совершенно противоположную позицию, обвиняя рабочий класс в реакции контрреволюции.

У большевиков была совсем другая ориентация. Весной 1905 года они организовали третий съезд РСДРП без меньшевиков, подчеркнув необходимость организации рабочих независимо от буржуазии. Во время революции большевики строили партию в основном на рабочих местах. Проблемой большевиков было сектантство по отношению сначала к движению отца Гапона, а затем к Советскому Союзу.Жена Ленина, Надежда Крупская, в своей биографии Ленина рассказывает о его критике «комитетчиков» партии, опасавшихся, что партия распадется в Совет.

Ленинский взгляд на организацию был чрезвычайно гибким, а не карикатурой на сталинизм и антикоммунистов на Западе. С самого начала революции Ленин стремился к более открытой и «свободной» партии с массовой базой. «С этой целью необходимо без промедления создавать сотни новых организаций.Да, сотни; это не преувеличение, и пусть никто не говорит мне, что «слишком поздно» взяться за такую ​​широкую организационную работу », — писал Ленин в феврале.« Комитеты »фактически победили его над таким планом на съезде.

Однако позже события в сочетании с ноябрьским приездом Ленина сделали скачок в партийном строительстве. В конце 1905 г. у большевиков было 8 400 членов, в апреле 1906 г., когда была созвана первая Дума, 13 000, а в 1907 г. 46 000 членов — впервые больше, чем меньшевики.

Лев Троцкий, которому было всего 25 лет, стал самым выдающимся лидером революции. В отличие от других ведущих социал-демократов, Троцкий вернулся в Россию уже в феврале. Позже ему пришлось уйти в подполье в Финляндии, но он внимательно следил за событиями и вернулся в октябре, чтобы стать главным лидером Совета. Он был представителем Совета и написал большинство его резолюций. Книга Троцкого 1905 года — лучший отчет о революции и ее дебатах.Ошибка Троцкого в тот период и до 1917 года заключалась в недооценке партийного строительства большевиков. Он все еще надеялся, что лучшее из меньшевиков перейдет в единую партию. В 1917 году он признал эту ошибку и примкнул к большевикам.

Социал-демократы в Совете были в основном сплоченными и добились поддержки большинства. Две их газеты, большевистская «Вперед» и «Начало» Троцкого, занимали схожие политические позиции — и имели тираж более 50 000 экземпляров каждая.В октябре и ноябре социал-демократам удалось избежать лобовой борьбы с государством. В декабре это было невозможно по политическим и стратегическим причинам. Однако из-за силы государственного аппарата и его решимости разгромить революционные организации революционное движение потерпело поражение.

Единство и Роза Люксембург

Массы также повлияли на партию. Большевики и меньшевики оказывали сильное давление на единство.Во многих городах не было раскола на земле. Сам Ленин признавал этот процесс. В 1906 г. в Стокгольме и в 1907 г. в Лондоне были организованы объединительные съезды РСДРП. В общем, меньшевики не изменили своей позиции, они усилили критику большевиков, когда поражение революции стало очевидным. По остальным вопросам изменения произошли. Например, Стокгольмский конгресс согласился с позицией Ленина по конституции партии, которая стала причиной раскола в 1903 году.Оба крыла бойкотировали выборы в первую Думу в апреле 1906 года, чтобы отвлечься от революции. Однако перед второй Думой Ленин был против бойкота и даже голосовал вместе с меньшевиками против ультралевых большевиков по этому вопросу.

Революция доказала трудность анализа живой борьбы. Лишь позднее декабрьская забастовка была признана пиком революции. В течение следующего года развивалась новая борьба.Крупская сообщает, что полиция продолжала дезорганизовываться в течение всего 1906 года. Однако Пауль Фрёлих пишет в своей биографии Розы Люксембург, как в 1906 году рабочие постепенно теряли завоеванные ими позиции, несмотря на продолжающиеся демонстрации, и участвовали в крестьянской борьбе. «В то же время, однако, официальный террор абсолютистской власти усилился: погромы, карательные экспедиции (особенно в прибалтийских провинциях), массовые расстрелы, суммарные суды, казни и постоянно увеличивающийся поток ссыльных в Сибирь».

Роза Люксембург, польско-еврейского происхождения, прибыла из Германии в Варшаву в декабре 1905 года. Она сразу же сыграла ведущую роль в польской части революции и в польской социал-демократической партии SDKPiL, число членов которой увеличилось с 25 000 человек. 1905 г. до 40 000 в 1907 г. В марте 1906 г. была арестована Роза Люксембург.

Однако ее революционный опыт сыграл ключевую роль в дебатах в немецкой социал-демократии в последующие годы.Вернувшись в Германию, Роза Люксембург чувствовала себя «рыбой из воды». В противовес правому руководству немецкой социал-демократии и еще более правому руководству профсоюзов она выступала за массовые забастовки как ключевое оружие классовой борьбы в Западной Европе.

В России большевики формально не стали отдельной партией до тех пор, пока в 1912 году не вспыхнула рабочая борьба. Строительство большевиков в 1905 году и в борьбе 1912-1914 годов сыграли решающую роль в исходе 1917 года.В 1905 году организованности и силы рабочего класса было недостаточно, чтобы победить царское государство. Двенадцать лет спустя события в России потрясли мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.