Романовы и рюриковичи: Романовы и Рюриковичи: в чем разница?

Содержание

Романовы и Рюриковичи: в чем разница?

Дмитрий Степанов, кандидат исторических наук

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Романовы и Рюриковичи – в чем разница? Разница очевидна. Романовы – это земские цари, они избранные. Романовы не относятся к княжеской династии, они происходят от боярского рода. В то время, как князьями на Руси назывались только потомки Рюрика, или потомки Гедеминаса – они имели право на княжеский титул. Рюриковичи рассматривали свою страну – русское государство, как собственную вотчину, как собственность. Ну, не то, чтобы как собственно частную, такого представления вообще не было на тот момент, а как некое условное временное владение, которое предоставлено Богом. Вот земля Божья на самом деле, мы знаем все неудачу столыпинской реформы, потому что как разделить землю – земля то Божья, ее нельзя делить. Воздух же нельзя делить, солнечный свет нельзя делить, землю тоже нельзя делить, но ей можно пользоваться. Рюриковичи пользовались землей, управляли ею не только на основе некой Божественной воли, но и на основе своего династического происхождения.

Очень интересный момент, опять-таки, в годы смуты прослеживается по отношению к Василию Шуйскому. Василий Шуйский, строго говоря, это последний Рюрикович на русском престоле. Законность Василия Шуйского естественно подвергалась сомнению, о чем говорит фактически раскол страны на две части при нем, но те люди, которые все-таки его поддержали, они уже никогда не сомневались в его праве, потому что он Рюрикович. Шуйские происходили он младшего брата Александра Невского – Андрея Суздальского – это вообще ветвь даже старше, чем ветвь московской правящей династии. И соответственно сторонники Лжедмитрия II, считая, что это сын Ивана Грозного, что он тоже природный царь, то есть он царь от рода, от рождения и он имеет большие права, чем Василий Шуйский, потому что Василий Шуйский все-таки царь избранный.

Романовы были избраны на земском соборе 1613 года. После этого прошла коронация, было миропомазание, но их положение было очень шатким. Мы даже не можем понять, насколько шатким. Это и с внутренней точки зрения, потому что конечно же боярская аристократия, княжеская аристократия – Мстиславские, Шуйские, прочие князья, Барятинские, Воротынские, они очень относились к ним, как к неровне себе. Романовы – это боярский род, это не княжеский род. Очень интересным, кстати говоря, несколько позднее был случай в Испании, когда Александр I, общаясь с местным королем – Людовиком Бурбоном, Бурбон попросил его отсесть немножко от себя подальше. Кто такой вообще-то испанский короле в начале XIX века и Александр I, покоривший Наполеона. И тем не менее, с точки зрения Бурбона, Романовы – это немножко не то, это все-таки пониже. Это конечно знать, но знать, которая стоит ниже.

Так вот для того, чтобы как-то выправить это положение, Романовы, при Михаиле Федоровиче – при первом Романове, земский собор превращается в постоянный орган на самом деле. То есть он фактически не прекращает свою работу вплоть до 1620-х годов. Тем самым как бы Романовы постоянно показывают свое значение, как земские цари, как цари, одобренные обществом через земский собор. Потом впоследствии естественно земские соборы прекращают свою работу – это связано было с некой внутренней стабилизацией.

С другой стороны, у Романовых был еще один конкурент и тоже избранный на земском соборе. Причем на очень представительном земском соборе 1610 года – этот конкурент был Владислав IV, который также рассматривал Московский престол, как ту часть своей собственности, на которую он имел право. Как мы все знаем, отношения между Москвой и Речью Посполитой нормализировались только после Поляновского мира 1634 года, завершившего эту смоленскую войну. Только после этого Владислав IV отказывается от прав на московский престол. Это очень сильно успокоило Михаила Федоровича и его правительство, потому что теперь такого важного конкурента не существует.

Алексей Михайловичу – наследнику Михаила Федоровича было несколько проще. Мы даже видим в обращениях к нему это отношение, как к природному царю, то есть он уже родился царем.

Романовские истоки: все начиналось с кобылы…


400 лет назад в России воцарился первый правитель из рода Романовых – Михаил Федорович. Его восхождение на престол ознаменовало конец русской смуты, а его потомкам предстояло править государством еще три века, расширяя границы и укрепляя мощь страны, которая благодаря им стала империей. Мы вспоминаем эту дату с доцентом РГГУ, заведующим кафедрой вспомогательных исторических дисциплин, автором книг «Романовы. История династии», «Генеалогия Романовых. 1613—2001» и многих других Евгением Пчеловым.

— Евгений Владимирович, откуда пошел род Романовых?

— Романовы – старинный род московского боярства, истоки которого восходят к первой половине XIV в., когда жил самый ранний предок Романовых – Андрей Иванович Кобыла, служивший Семёну Гордому, старшему сыну Ивана Калиты. Таким образом, Романовы связаны с родом Великих Московских князей почти с самого начала этой династии, это, можно сказать, «коренной» род московской аристократии. Более ранние предки Романовых, до Андрея Кобылы, летописным источникам неизвестны. Уже много позже, в XVII – XVIII вв., когда Романовы находились у власти, возникла легенда об их иноземном происхождении, причём легенду эту создали не сами Романовы, а их однородцы, т.е. потомки родов, одного корня с Романовыми – Колычёвы, Шереметевы и др. По этой легенде предок Романовых якобы выехал на Русь «из Прус», т.е. из Прусской земли, населённой когда-то прусами – одним из балтских племён. Звали его якобы Гланда Камбила, а на Руси он стал Иваном Кобылой, отцом того самого Андрея, который известен при дворе Семёна Гордого. Понятно, что Гланда Камбила – абсолютно искусственное имя, искажённое от Ивана Кобылы. Такие легенды о выездах предков из других стран были обычным делом в среде русского дворянства. Конечно, никакого реального основания эта легенда под собой не имеет. 

— Как же они стали Романовыми?

— Потомки внука Фёдора Кошки – Захария Ивановича, прозывались Захарьиными, его сын – Юрий, был отцом Романа Юрьевича Захарьина, а уже от имени Романа образовалась фамилия Романовы. По сути это всё были родовые прозвища, происходившие от отчеств и дедичеств. Так что фамилия Романовых имеет довольно традиционное для русских фамилий происхождение.

— Были ли Романовы в родстве с династией Рюриковичей?

— Они породнились с династиями тверских и серпуховских князей, а через ветвь серпуховских князей оказались в прямом родстве и с московскими Рюриковичами. Иван III был праправнуком Фёдора Кошки по матери, т.е. начиная с него московские Рюриковичи были потомками Андрея Кобылы, но потомки Кобылы, Романовы, не были потомками рода московских князей. В 1547 г. первый русский царь Иван Грозный женился на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой, дочери Романа Юрьевича Захарьина, которого часто и неверно называют боярином, хотя он этого чина не имел. От брака с Анастасией Романовной у Ивана Грозного родилось несколько детей, в том числе царевич Иван, погибший в ссоре с отцом в 1581 г., и Фёдор, ставший царём в 1584 г. Фёдор Иоаннович был последним из династии Московских царей – Рюриковичей. Его дядя Никита Романович, брат Анастасии, пользовался большой известностью при дворе Ивана Грозного, сын Никиты, Фёдор, стал потом московским патриархом Филаретом, а внук, Михаил – первым царём из новой династии, избранным на престол в 1613 г. 

— Были ли иные претенденты на престол в 1613 году?

 

— Известно, что в том году, на Земском соборе, который должен был выбрать нового царя, звучали имена нескольких претендентов. Наиболее авторитетным боярином на тот момент был князь Фёдор Иванович Мстиславский, возглавлявший семибоярщину. Он приходился дальним потомком Ивану III через его дочь, т.е. являлся царским родственником. По свидетельствам источников, на престол претендовали также руководители земского ополчения князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой (сильно истратившийся во время Земского собора) и князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Были и другие заметные представители русской аристократии.

 

— Почему все же был избран Михаил Федорович?

— Конечно, Михаил Федорович был совсем юным человеком, им можно было бы управлять, и он стоял вне боровшихся за власть придворных группировок. Но главное – родственная связь Михаила Фёдоровича и Романовых с царём Фёдором Ивановичем, сыном Ивана Грозного. Фёдор Иванович воспринимался в тот момент как бы последним «законным» московским царём, последним представителем настоящего царского «корня». Его личность и время правления идеализировались, как всегда бывает после эпохи кровавых преступлений, а возвращение к прерванной традиции как бы восстанавливало те тихие и спокойные времена. Недаром земское ополчение чеканило монеты с именем Фёдора Ивановича, к тому времени уже 15 лет как умершего. Михаил Фёдорович был племянником царя Фёдора – он воспринимался как своего рода «реинкарнация» Фёдора, продолжение его эпохи. И хотя прямого родства с Рюриковичами у Романовых не было, большое значение имели как раз свойственные и родственные связи через браки. Прямые же потомки Рюриковичей, будь то князья Пожарские или князья Воротынские, не воспринимались как часть царского рода, а только как подданные царской династии, в своем статусе возвысившейся над своими однородцами. Именно поэтому Романовы и оказывались наиболее близкими родственниками последнего из московских Рюриковичей. Сам Михаил Фёдорович никакого участия в работе Земского собора не принимал и узнал о его решении, когда к нему приехало посольство с приглашением на трон. Нужно сказать, что и он и особенно его мать, инокиня Марфа, упорно отказывались от такой чести. Но потом, поддавшись на уговоры, всё-таки согласились. Так началось правление новой династии – Романовых.

— Кто сегодня наиболее известные представители Дома Романовых? Чем они занимаются?

— Сейчас род Романовых, будем говорить именно о роде, не очень многочисленен. Живы ещё представители поколения 1920-х гг., первого поколения Романовых, родившихся в эмиграции. Старейшими на сегодняшний день являются Николай Романович, живущий в Швейцарии, Андрей Андреевич, живущий в США, и ДИмитрий Романович, живущий в Дании. Первым двум не так давно исполнилось по 90 лет. Все они неоднократно приезжали в Россию. Вместе со своими более молодыми родственниками и некоторыми потомками Романовых по женским линиям (как принц Майкл Кентский, например) они составляют общественную организацию «Объединение членов рода Романовых». Существует и фонд помощи Романовых для России, который возглавляет Димитрий Романович. Однако деятельность «Объединения» в России, по крайней мере, не слишком сильно ощущается. Среди членов объединения есть и совсем молодые люди, как Ростислав Ростиславич Романов, например. Заметной фигурой является потомок Александра II от его второго, морганатического брака, светлейший князь Георгий Александрович Юрьевский. Он живёт в Швейцарии и в Петербурге, где часто бывает. Есть семья покойного Князя Владимира Кирилловича – его дочь Мария Владимировна и её сын от брака с прусским принцем Георгий Михайлович. Эта семья считает себя законными претендентами на престол, всех остальных Романовых не признаёт и ведёт себя соответствующим образом. Мария Владимировна совершает «официальные визиты», жалует дворянство и ордена старой России и всячески представляет себя в виде «Главы Российского Императорского Дома». Понятно, что эта деятельность имеет совершенно определённый идеологический и политический оттенок. Семья Владимира Кирилловича добивается для себя какого-то особого юридического статуса в России, права на который многими весьма убедительно ставятся под сомнение. Есть и другие потомки Романовых, более или менее заметные, как например, Поуль Эдвард Ларсен, именующий себя ныне Павлом Эдуардовичем Куликовским – правнук сестры Николая II, Великой княгини Ольги Александровны. Он часто появляется на многочисленных мероприятиях и презентациях в качестве гостя. Но как таковой содержательной и полезной деятельности в России почти никто из Романовых и их потомков не ведёт.

 

Пожалуй, единственное исключение — Ольга Николаевна Куликовская-Романова. По своему происхождению к роду Романовых она не принадлежит, но является вдовой родного племянника Николая II – Тихона Николаевича Куликовского-Романова, старшего сына уже упоминавшейся Великой княгини Ольги Александровны. Надо сказать, что её деятельность в России, не в пример другим её родственникам, носит чрезвычайно активный и результативный характер. Ольга Николаевна возглавляет Благотворительный фонд имени В.кн. Ольги Александровны, который был основан ею вместе с её покойным супругом Тихоном Николаевичем, жившим в Канаде. Сейчас Ольга Николаевна даже больше проводит времени в России, чем в Канаде. Фонд провёл огромную благотворительную работу, за годы своего существования оказав реальную помощь многим медицинским и социальным учреждениям России, Соловецкому монастырю и т.д., вплоть до отдельных нуждавшихся в такой помощи лиц. В последние годы Ольга Николаевна осуществляет большую культурную деятельность, регулярно организуя в разных городах страны выставки художественных работ Великой княгини Ольги Александровны, много и плодотворно занимавшейся живописью. Эта сторона истории царской семьи до недавнего времени была совершенно неизвестна. Теперь выставки работ Великой княгини прошли не только в Третьяковской галерее в Москве и Русском музее в Петербурге, но и в таких отдалённых от столиц центрах, как Тюмень или Владивосток. Ольга Николаевна объехала почти всю Россию, её хорошо знают во многих уголках нашей страны. Конечно, она совершенно уникальный человек, буквально заряжающий своей энергией всех, кому приходилось с ней сталкиваться. Её судьба очень интересна – ведь до Второй мировой войны она училась в Мариинском донском институте, образованном ещё до революции в Новочеркасске по примеру знаменитого Смольного института благородных девиц, а в эмиграции находившегося в сербском городе Белая Церковь. Прекрасное воспитание в русской семье эмигрантов первой волны и образование в этом учебном заведении не могли не сказаться на самой личности Ольги Николаевны, она много рассказывала мне об этом периоде своей биографии. Знала она, конечно, и Романовых старшего поколения, например, дочь Великого князя Константина Константиновича, знаменитого поэта К.Р. – Княжну Веру Константиновну, с которой её и Тихона Николаевича связывали дружеские отношения.

 

 

— Каждая страница истории выносит свои уроки для грядущих поколений. Как урок нам дает история правления Романовых?

 

— Я считаю, что самое главное, что сделали Романовы для России – это явление Российской Империи, великой европейской державы с великой культурой и наукой. Если и знают Россию за рубежом (именно Россию, а не Советский Союз), то по именам тех людей, которые жили и творили в этот период. Можно сказать, что именно при Романовых Россия встала в один ряд с ведущими мировыми державами, причём абсолютно на равных. Это был один из самых высших взлётов нашей страны за всю историю её разнообразного существования. И Романовы сыграли в этом очень большую роль, за что мы и можем быть им искренне благодарны.

Как началась великая династия Романовых

21 июля 1613 года венчался на царство родоначальник династии Романовых — Михаил Федорович. Почему шестнадцатилетнему Михаилу Романову удалось то, что не удалось ни одному другому правителю Смуты, и кто о нем писал «молод, разумом не дошел и нам будет поваден», разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

Михаил Федорович родился в 1596 году в семье боярина Федора Никитича Романова (впоследствии — патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны. Приходился внучатым племянником Ивану Грозному и двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви Рюриковичей Федору Ивановичу.

При Борисе Годунове, который рассматривал Романовых как своих соперников в притязаниях на московский престол, они подверглись опале. В 1600 году Федор Никитич был сослан.

Он сам и его жена Ксения Ивановна были насильно пострижены в монахи под именами Филарет и Марфа, что должно было лишить их прав на престол.

В 1605 году Лжедмитрий I, желая доказать свое родство с домом Романовых, вернул из ссылки оставшихся в живых членов фамилии. Были возвращены отец будущего царя, его жена и дети. Филарету предстояло пережить взлеты и падения: освобожденный Лжедмитрием I в 1605 году и занявший важный церковный пост, Филарет остался в оппозиции свергнувшему Лжедмитрия Василию Шуйскому и с 1608 года играл роль «нареченного патриарха» в Тушинском лагере нового самозванца, Лжедмитрия II. При этом он представлял себя перед врагами самозванца как его «пленника» и не настаивал на своем патриаршем сане.

Впоследствии Филарет отказался подписать подготовленный польской стороной окончательный вариант договора о назначении русским царем польского королевича, католика Владислава, в 1611 году он был арестован поляками и освобожден лишь в 1619-м, после заключения с Польшей перемирия.

Михаил Романов в это время несколько лет жил в Клинах Владимирской области в имении своего дяди Ивана Никитича, а после свержения Василия Шуйского и прихода к власти семибоярщины — правительства из семи бояр оказался в Москве, где и находился все то время, пока город осаждали русские ополченцы.

К началу 1613 года уже около одной третьей части населения Москвы погибло в боях, умерло от голода и эпидемий. Шведы и поляки заняли немалую часть территории. Казна опустела.

Восстановление российской государственности стало возможным с освобождением Москвы. В начале 1613 года депутаты съехались в столицу на первый всесословный Земский собор с участием посадских и даже сельских обывателей. Перед тем как приступить к важному делу, по стране объявили трехдневный пост: всем людям было необходимо «очиститься от грехов», накопившихся в годы Смуты.

Вскоре 21 февраля 1613 года Земский собор принял решение о призвании на русский престол Михаила Федоровича. Процесс избрания на царство первого Романова завершился венчанием 21 июля 1613 года в Успенском соборе Московского кремля. Ему вручили «животворящий крест», шапку Мономаха, скипетр и державу. Венчал Михаила на царство казанский митрополит Ефрем.

Почему же выбор пал на Михаила Романова? Ведь на Земском соборе обсуждались несколько кандидатур, в том числе более опытных и успевших зарекомендовать себя боярина Федора Мстиславского, главы «семибоярщины», и князя Дмитрия Пожарского?

Необходимо помнить об особом менталитете человека того времени.

На соборе, по мнению многих историков, восторжествовала старая привычная идея «природного» царя. При избрании на престол участники Земского собора учитывали родство Романовых с Рюриковичами.

Мягкость и доброта нового царя, о которых рассказывали источники того времени, подавали простым людям надежду, производили на них хорошее впечатление. Еще один очень важный элемент для Смутной эпохи присутствовал в избрании Михаила Романова — его легитимность, в отличие от воцарения, провозглашения самозванцев или даже знатного боярина Василия Шуйского.

Очень существенно, что род Романовых, выбитый из политической жизни еще при Борисе Годунове, не принимал практически никакого серьезного участия в политических делах и событиях Смутного времени. Они не занимали чьей-либо стороны, то есть политической позиции, и в этом отношении остались чисты. Романовы не запятнали себя и сотрудничеством с поляками, в отличие от Федора Мстиславского, участвовавшего в избрании царем польского королевича Владислава.

Главным же было то, что кандидатура Михаила по многим причинам устраивала различные политические и социальные силы, которые намеревались влиять на молодого царя. Федор Шереметев, родственник Романовых, один из кандидатов в цари на Земском соборе, писал в связи с избранием Михаила князю Борису Голицыну в Польшу:

«Миша Романов молод, разумом не дошел и нам будет поваден».

Бояре, по-видимому, надеялись, что при таком царе всеми делами в государстве будут заправлять они, как это было при болезненном царе Федоре Ивановиче.

Так или иначе, но до 1619 года ввиду неопытности Михаила Романова, который к моменту вступления на престол едва умел читать, страной правили его мать — великая старица Марфа и ее родня.

Действительно ли первый Романов был такой слабый и безвольный правитель? В период его царствования были заключены невыгодные Столбовский мир и Деулинское соглашение, обозначившие завершение войны против шведов и поляков. Россия потеряла выход в Балтийское море и земли на западе, включая Смоленск. Однако во внутренних делах удалось решить многие назревшие проблемы.

Была усмирена казачья вольница, служившая постоянным зачинщиком смуты.

Постепенно пополнялась казна, особенно за счет чрезвычайных налогов, установленных Земским собором. Для лучшего собирания этих налогов и для усиления централизации в деле управления страной было введено воеводское правление. В то же время царь давал льготы в уплате податей разоренным городам и едва встающему на ноги купечеству. Русский народ постепенно восстанавливал хозяйство, а с ним восстанавливалось и государство.

После освобождения в 1619 году из польского плена патриарха Филарета фактическая власть перешла в руки последнего. После подписания перемирия с Польшей поляки отпустили Филарета в Москву. Почтительный сын стал во всем слушаться отца, который отныне являлся не только патриархом, но и стал именоваться «великим государем всея Руси» наравне с сыном. Под всеми официальными документами стояли две подписи — патриарха и действующего царя. Филарет навел порядок при дворе, обуздал слишком амбициозных родственников, на что Михаил был явно не способен. Таким образом, больше половины срока своего правления Михаил руководствовался либо советами матери и ее родни, либо мнением отца, который скончался в 1633 году.

Оставшиеся 12 лет Михаил правил сам. В народе у него была репутация справедливого и милостивого царя. Отличительной чертой правления Михаила было то, что он не придерживался жестких мер и раз и навсегда заведенного порядка. Хотя для управления городами и был введен институт воевод, по просьбе горожан их могли заменить выборными представителями земской знати — губными старостами. Важным мероприятием было упорядочение взимания податей. Единицей обложения стали количество земли и особые заведения (мельницы, торговые лавки, пекарни). Для точного учета были составлены писцовые книги, что ограничивало произвол сборщиков налогов.

При Михаиле Федоровиче начался поиск полезных ископаемых, появились медеплавильные, железорудные, кирпичные и другие заводы.

Продолжалось освоение Сибири. На Енисее был основан Красноярск.

Михаила Романова можно считать неоднозначной фигурой, но нельзя отрицать того факта, что в глазах русского народа страна обрела самодержца. Воплотился принцип триединства «самодержавие, православие, народность», официально провозглашенный только два столетия спустя. Церковное и государственное в правлении первого Романова тесно и почти бесконфликтно переплеталось. Убедительным подтверждением этому служит судьба патриарха Филарета. Наконец после многих лет неурядиц в Москве воцарился государь, избранный, как говорили в те времена, «не человеческим многомятежным хотением, а Божиим изволением».

Вестник архивиста — ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РОМАНОВЫХ ДО НАЧАЛА XVII в. И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РОДА

Автор: Е.В. ПЧЕЛОВ | 04 Января 2014

Романовы – старинный род московского боярства, истоки которого восходят к первой половине XIV в., по летописям известен их самый ранний предок – Андрей Иванович Кобыла, в 1347 г. служивший Семёну Гордому, старшему сыну Ивана Калиты. Таким образом, Романовы связаны с родом великих Московских князей почти с самого начала его истории, это – как бы «коренной» род московской аристократии. Более ранние предки Романовых, до Андрея Кобылы, в исторических источниках не выявлены.

Правда, в конце XVII – первой половине XVIII в. возникла легенда об иноземном происхождении Андрея Кобылы. Причем, легенду эту создали не сами Романовы, а их однородцы, т.е. потомки родов, одного корня с Романовыми – Колычёвы, Шереметевы и Трусовы. Согласно этой версии, Андрей Иванович Кобыла был князем, происходившим из Пруссии , т.е. земли, населенной когда-то прусами – одним из балтских племен. Была даже придумана целая генеалогия Кобылы. Якобы, в 373 (или даже в 305) г. н.э. (т.е. еще во времена Римской империи) прусский король Прутено отдал свое королевство брату Вейдевуту, а сам стал верховным жрецом этого языческого племени в городе Романове. Город этот вроде бы находился на берегах рек Дубиссы и Невяжи, при слиянии которых рос священный, вечнозеленый дуб, необыкновенной высоты и толщины (изображение этого дуба в качестве нашлемника вошло в герб Шереметевых). Перед смертью Вейдевут разделил свое королевство между двенадцатью сыновьями. Четвертым сыном был Недрон, потомки которого владели самогитскими (т.е. жмудскими, одна из частей Литвы) землями. В девятом поколении потомком Недрона был Дивон. Он жил в XIII в. и постоянно оборонял свои земли от вторжения рыцарей-меченосцев. Наконец, в 1280 г. его сыновья Руссинген и Гланда Камбила приняли крещение, а в 1283 г. Гланда (Гландал или Гландус) Камбила приехал на Русь служить московскому князю Даниилу Александровичу. Здесь он принял крещение и стал называться Кобылой. По другим вариантам, Гланда принял крещение с именем Иван в 1287 г., а Андрей Кобыла был его сыном .

Искусственность этого рассказа очевидна, и хотя некоторые историки пытались проверить его подлинность , эти попытки оказались не слишком успешными. Начало легенды аналогично балтийскому преданию, возникшему, по всей видимости, не раньше XV–XVI вв., в котором упомянуты братья Брутень и Вайдевут, по происхождению варяги. Вайдевут стал королем литовцев и разделил свои владения на 12 частей, правителем одной из которых был его сын Литво . В рассказе о предках Романовых бросаются в глаза два характерных мотива. Во-первых, 12 сыновей Вейдевута очень напоминают 12 сыновей князя Владимира, крестителя Руси, а четвертый сын Недрон – четвертого сына Владимира, Ярослава Мудрого. Во-вторых, очевидно желание автора связать начало рода Романовых на Руси с самыми первыми московскими князьями. Ведь Даниил Александрович не только был основателем Московского княжества, но и родоначальником московской династии, преемниками которой являлись Романовы. Вероятно, на фомирование легенды повлияла и существовавшая с рубежа XV–XVI вв. легенда о прусско-римском происхождении Рюриковичей, ставшая официальной идеологемой Московского царства . Так что в действительности Кобыла, по-видимому, происходил из московских или переяславских , а, возможно, тверских землевладельцев.

У Андрея Кобылы было пять сыновей – Семён Жеребец, Александр Ёлка, Василий Ивантей, Гаврила Гавша (Гавша, вероятно, не прозвище Гавриила, а всего лишь форма этого имени) и Фёдор Кошка, четверо из которых оставили большое потомство, положившее начало нескольким известным русским дворянским родам: Шереметевым, Колычёвым, Боборыкиным, Лодыгиным, Коновницыным, Епанчиным, Неплюевым, Яковлевым, Сухово-Кобылиным и др. Романовы происходят от младшего сына Андрея Кобылы – Фёдора Кошки, служившего боярином при Дмитрии Донском.

Потомки Кошки занимали высокое положение при дворе московских князей. Более того, они породнились и с некоторыми ветвями династии Рюриковичей, на что следует обратить особое внимание.

Уже дочь Фёдора Кошки – Анна Фёдоровна в 1390 г. была выдана замуж за удельного микулинского князя Фёдора Михайловича – младшего сына тверского князя Михаила Александровича , соперника Дмитрия Донского в борьбе за великое княжение Владимирское. А на внучке Фёдора Кошки – Марии Фёдоровне Голтяевой – в 1407 г. женился один из сыновей серпуховского и боровского князя Владимира Андреевича – Ярослав-Афанасий Владимирович, князь Малоярославецкий. Серпуховская династия была младшей ветвью Московского княжеского Дома, а Владимир Андреевич, как известно, приходился двоюродным братом Дмитрию Донскому. От брака с внучкой Фёдора Кошки Ярослав Владимирович имел дочь Марию, которая в 1433 г. была выдана замуж за юного московского князя Василия II Васильевича, внука Дмитрия Донского, будущего Василия Тёмного . Следовательно, все потомки Василия II – т.е. вся московская династия, начиная с Ивана III, являлась одновременно и потомством Фёдора Кошки. Иван III приходился Фёдору Кошке праправнуком по линии матери. Поэтому брак Ивана Грозного и Анастасии Романовны был браком между тёткой и её пятиюродным племянником, т.е. браком в 11-й степени родства. Конечно, это родство было отдаленным, но оно показывает генеалогическую близость Кошкиных к московским Рюриковичам. Ко времени Ивана Грозного собственно фамилия Романовых еще не сформировалась, потомки внука Фёдора Кошки – Захария Ивановича, прозывались Захарьиными, его сын – Юрий, был отцом Романа Юрьевича Захарьина, а уже от имени Романа образовалась фамилия Романовы. По сути это все были родовые прозвища, происходившие от отчеств и дедичеств. Окольничий Роман Юрьевич Захарьин был отцом Анастасии Романовны, в 1547 г. ставшей первой женой Ивана Грозного (сам Роман Юрьевич умер за несколько лет до этой свадьбы). Значение этого брака определяется тем, что именно Анастасия Романовна стала первой русской царицей.

Надо сказать, что в историографии порой недостаточно учитывается значение «горизонтальных» генеалогических связей, т.е. связей по свойству, через браки, при рассмотрении государственно-политической истории Руси XVI – нач. XVII в. Здесь возникает одно очень примечательное явление – род московских Рюриковичей, приняв царский титул (а фактически возвысившись до статуса государей всея Руси уже при Иване III) перестал восприниматься в качестве одной из многочисленных земельных династий – ветвей потомков Рюрика. Он возвысился над своими однородцами, ставшими подданными великокняжеской, а затем и царской семьи, и в этом качестве оказалось, что связи по женским линиям или через браки могли влиять на социальное и политическое положение человека в значительно большей степени, нежели собственно родовое происхождение, т.е. «вертикальное» родство. Именно этот фактор стал в свое время решающим при избрании Михаила Фёдоровича на царство.

Брак царя вводил родственников его жены в круг ближайшей родни царской семьи. Брат или племянник царицы становился своего рода царским братом или племянником. В благоприятных для него условиях он даже мог выступать претендентом на престол, подобно тому, как это было характерно для византийской императорской традиции. Широкое византийское влияние на символику русского двора (когда сама Византия уже прекратила свое историческое существование), как известно, проявлялось в целом ряде существенных явлений и церемоний – обряд выбора царской невесты, появление на Руси двуглавого орла в качестве знака родства с императорской семьей, возможность наследования престола через свойство – все это явления из наследия византийской традиции. Уже при Василии III, до рождения Ивана Грозного, наследником престола, вероятно, некоторое время считался татарский царевич Пётр (Куйдакул Ибреимович), женатый на родной сестре Василия . После смерти Фёдора Ивановича Борис Годунов, как шурин царя, стал царем как раз в соответствии с этой византийской традицией. Точно так же престол оказался в руках Романовых, хотя по родству они отнюдь не принадлежали к потомкам Рюрика.

Когда Иван Грозный ввел Опричнину, то ее по сути возглавил князь Михаил Темрюкович Черкасский, брат царицы, т.е. ближайший родственник царя. Главой Земщины был князь Иван Дмитриевич Бельский – троюродный племянник Ивана Грозного, поскольку его отец, Дмитрий Фёдорович Бельский, через свою мать, рязанскую княжну Анну Васильевну, и бабку был правнуком Василия II . Симеон Бекбулатович, ставший на год московским государем, был царским племянником, поскольку его мать была родной сестрой царицы Марии Темрюковны . Ведущее положение князей Мстиславских при царском дворе определялось вовсе не их происхождением от великого Литовского князя Гедимина, а тем, что они породнились с потомством того самого царевича Петра и сестры Василия III, о которых упоминалось выше. Князь Фёдор Иванович Мстиславский, глава Семибоярщины, был праправнуком Ивана III и шурином Симеона Бекбулатовича .

Так же и Романовы выдвинулись на важные роли благодаря своим матримониальным связям с царской семьей. Двоюродный брат царицы Анастасии, Василий Михайлович Юрьев, получивший чин боярина в 1547 г., т.е. по случаю свадьбы своей кузины, был женат на княжне Анастасии Дмитриевне Бельской, родной сестре упоминавшегося Ивана Дмитриевича Бельского . Иными словами, Романовы породнились с потомками Василия II дважды, т.к. Анастасия Дмитриевна Бельская приходилась внучатой племянницей Ивану Грозному (внучкой его троюродного брата, князя Дмитрия Фёдоровича Бельского. Кроме того, на дочери Василия Михайловича Юрьева и Анастасии Дмитриевны женился князь Михаил Темрюкович Черкасский, брат царицы Марии Темрюковны и шурин Ивана Грозного . Так породнились семьи первой и второй жен Ивана Грозного.

Родной брат царицы Анастасии, Никита Романович Захарьин-Юрьев стал царским шурином, а его сыновья доводились двоюродными братьями царю Фёдору Иоанновичу.

После смерти Ивана Грозного Никита Романович стал одним из пяти своего рода регентов Московского государства, составивших верховную думу при новом царе. Однако вскоре он скончался и старшими в роду Романовых оказались его сыновья – двоюродные братья Фёдора Ивановича, среди которых старшим был Фёдор Никитич Романов, впоследствии московский патриарх Филарет, отец Михаила Фёдоровича. При Борисе Годунове на Романовых (как на ближайших царских родственников) обрушились репрессии и «реабилитированы» они были только в царствование «Дмитрия Ивановича», т.е. Лжедмитрия I – Григория Отрепьева, служившего на романовском дворе . В событиях Смуты Романовы играли существенную роль. Филарет возглавлял великое посольство к королю Речи Посполитой Сигизмунду III с приглашением его сына Владислава на русский престол, которое, впрочем, было в Польше задержано, а брат Филарета Иван Никитич Романов, по прозвищу Каша, т.е. также двоюродный брат царя Фёдора, входил в состав семибоярщины – правительства, образованного в Москве после свержения с престола Василия Шуйского.

Семибоярщина почти целиком состояла из царских родственников и родственников самих Романовых. О князе Фёдоре Ивановиче Мстиславском, возглавлявшем это правительство, уже говорилось. Князь Иван Михайлович Воротынский был внуком Анастасии Ивановны Захарьиной, двоюродной сестры царицы Анастасии . Иными словами, он был троюродным племянником царя Фёдора Иоанновича. С другой стороны, важно подчеркнуть, что Иван Михайлович являлся и царским свояком, поскольку в 1608 г. женился на Марии, родной сестре царицы Анастасии Петровны, урождённой княжны Буйносовой-Ростовской, которая была женой царя Василия Ивановича, князя Шуйского . Т.е. царь Василий Иванович и князь Воротынский были женаты на родных сестрах.

Еще один член Семибоярщины, князь Борис Михайлович Лыков-Оболенский, был женат на Анастасии Никитичне Романовой, сестре патриарха Филарета и тетке Михаила Фёдоровича . Анастасия Никитична была двоюродной сестрой царя Фёдора, и князь Лыков-Оболенский стал таким образом еще одним царским шурином.

Князь Андрей Васильевич Голицын вместе со своими братьями были дальними свойственниками Романовых через их двоюродную сестру – княжну Евдокию Ивановну Голицыну, первую жену Александра Никитича Романова, младшего брата патриарха Филарета и, следовательно, также двоюродного царского брата .

Наконец, Фёдор Иванович Шереметев оказывался царским родственником сразу по четырем линиям. Его сестра, Елена Ивановна Шереметева, была последней женой царевича Ивана Ивановича, старшего брата царя Фёдора. Двоюродный брат, князь Иван Фёдорович Троекуров, был женат на Анне Никитичне Романовой, еще одной сестре патриарха Филарета, т.е. двоюродной сестре царя Фёдора. И, наконец, сам Фёдор Иванович первым браком был женат на княжне Ирине Борисовне Черкасской (ум. в 1616 г.), дочери князя Бориса Камбулатовича Черкасского и Марфы Никитичны Романовой, также сестры патриарха Филарета . Следовательно, жена Фёдора Ивановича Шереметева по матери была двоюродной сестрой Михаила Фёдоровича Романова. Князь же Борис Камбулатович Черкасский – это двоюродный брат царицы Марии Темрюковны, а значит, одновременно жена Фёдора Ивановича Шереметева была троюродной сестрой Симеона Бекбулатовича. Напомню, что именно Шереметев возглавил посольство Земского собора в Костромской уезд с приглашением Михаила Фёдоровича на престол.

Как известно, Михаил Фёдорович находился в Москве в период т.н. польско-литовской «оккупации» и пережил все бедствия и голод за осажденными кремлевскими стенами. После того как Кремль был освобожден силами земского ополчения во главе с князьями Д.Т. Трубецким и Д.М. Пожарским, мать Михаила Фёдоровича увезла его в Костромской уезд, где у нее были владения, в т.ч. село Домнино. Оттуда Михаил Фёдорович и был призван на царство Земским собором 1613 г.

На соборе звучали имена нескольких претендентов. Наиболее авторитетным боярином на тот момент был князь Фёдор Иванович Мстиславский, возглавлявший Семибоярщину. По свидетельствам источников, на престол претендовали руководители земского ополчения князь Трубецкой и князь Пожарский, а также другие представители знатных родов. Причиной избрания Михаила Фёдоровича было не столько то, что он был совсем юным человеком (на тот момент ему было 16 лет), которым можно было бы управлять, или что он стоял вне боровшихся за власть придворных группировок, сколько родственная связь Михаила Фёдоровича и Романовых с царём Фёдором Иоанновичем, который воспринимался тогда последним «законным» московским государем. Именно Михаил Фёдорович был старшим царским племянником, сыном старшего двоюродного брата царя Фёдора Иоанновича.

На Земском соборе князья Ф.И. Мстиславский и Д.Т. Трубецкой, а также некоторые другие представители боярства, выступали против кандидатуры Михаила Романова. Есть данные, что Мстиславского поддерживал и дядя Михаила Фёдоровича, член Семибоярщины Иван Никитич Романов, скептически относившийся к перспективе воцарения своего племянника . Эта позиция, возможно, объясняется родственными связями Ивана Никитича. Дело в том, и это еще одна примечательная генеалогическая связь, что матери Ивана Никитича и князя Мстиславского были родными сестрами (урожденными княжнами Горбатыми-Шуйскими), иными словами, Иван Никитич и Мстиславский приходились друг другу двоюродными братьями . А вот отец Михаила Фёдоровича – Филарет (Фёдор Никитич) был, по-видимому, старшим единокровным, а не родным братом Ивана Никитича – родились братья от разных жен своего отца. Эти генеалогические коллизии важно учитывать при рассмотрении политической борьбы того времени. В церемонии венчания Михаила на царство 11 июля 1613 г. участвовали все «главные лица» Собора – Иван Никитич держал блюдо с царским венцом, князь Трубецкой нес скипетр, князь Пожарский – державу, а князь Мстиславский выполнял самую почетную роль – как старший боярин он осыпал нового государя золотыми монетами.

Для первых Романовых на московском престоле родство с последними царями из династии Рюриковичей служило важным фактором легитимации. Романовы активно поддерживали культ царевича Дмитрия, царь Фёдор Иоаннович воспринимался в качестве деда царя Алексея Михайловича (у которого таким образом оказывалось как бы два деда по мужской линии одновременно – это зафиксировано письменными источниками), а имена последних московских Рюриковичей из царской семьи – Дмитрий, Фёдор и Иван стали именами сыновей Алексея Михайловича. Так, прежняя царская династия как бы генеалогически и символически оказывалась продолжена династией новой, и Романовы становились законными преемниками царского корня Московского государства.

Pchelov E.V. Genealogical relations of the Romanovs before the beginning of 17th century and their significance in the history of this house

Аннотация / Annotation

Статья посвящена генеалогии рода Романовых до начала XVII в. и его родственным связям с династиями Рюриковичей и другими знатными родами Московского царства. Показано, как родственные связи влияли на социальное положение того или иного деятеля и на его политическую значимость.

The article is devoted to the genealogy of the Romanov dynasty before the beginning of the 17th century and his genealogical relations with dynasties of the Rurikids and other noble families of the Moscow Kingdom. Genealogical relations influenced the social status of the personality and his political significance.

Ключевые слова / Keywords

Романовы, генеалогические связи, Московское царство. The Romanovs, genealogical relations, Moscow Kingdom.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.

Патриарх открыл выставку «Рюриковичи» в «Манеже»

Экскурсию по экспозиции для главы государства провел патриарх Кирилл. Он показал Путину 18 залов, на которые сейчас поделен Манеж. Здесь представлены наиболее яркие моменты правления князей из рода Рюриковичей — от основателя до последнего Федора Иоанновича, правившего в 1584-1598 годах. Патриарх Кирилл рассказал президенту множество историй, связанных с родом Рюриковичей — о проклятии рода и чудесах, сопутствовавших многим из них, мудрости и алчности некоторых его представителей. За годы правления Рюриковичей территория страны увеличилась с 200 тыс кв. километров более чем в семь раз, Русь была крещена, ее раздирали княжеские междоусобицы, которые приходилось усмирять и предотвращать развал страны.

«Кто старше по возрасту — тот ближе по крови», — напомнил древнерусские правила Путин. Глава государства поставил свечу у иконы Сергия Радонежского, которая специально доставлена в Манеж из Троице-Сергиевой лавры.

Президент, год назад побывавший на аналогичной выставке, посвященной династии Романовых, оставил запись в Книге почетных гостей. По мнению Путина, «выставки, посвященные династии Романовых и Рюриковичей, вносят огромный вклад в просвещение и воспитание граждан нашей страны в духе любви к Отечеству и имеют огромное значение».

Преодоление розни

«В этом году выставка посвящена первой династии — Рюриковичей, которая сплотила Русь, сделала все для того, чтобы разрозненные, феодально раздробленные русские княжества объединились в одно мощное государство, отразили иноземные набеги, встали на путь духовного и материального развития. Если в двух словах охарактеризовать деятельность Рюриковичей, то она была направлена на преодоление «розни мира сего», братской вражды, междоусобиц «, — сказал патриарх.

Он отметил, что в 2014 году Россия отмечает 700-летие преподобного Сергия Радонежского, и в центре экспозиции в «Манеже» — икона с мощами святого из Троице-Сергиевой лавры, которая проехала в этом году по всей Руси. Преподобный Сергий, по словам патриарха, «как никто другой сплотил народы Руси и подвиг их на свершение подвига — на Куликовское сражение».

Предстоятель Русской православной церкви подчеркнул, что другие традиционные религии «всегда присутствовали в жизни нашего Отечества». «Сегодня наша молитва о том, чтобы преодолевалась «ненавистная рознь мира сего», чтобы сохранялось духовное единство Святой Руси, чтобы процветали народы, образовавшие эту Святую Русь, а сегодня живущие в независимых государствах, чтобы мир, благоденствие и братство существовали на просторах исторической Руси», — пожелал патриарх.

Технологии и информационные войны в истории

Компьютерные технологии «оживляют» исторические документы, книги и карты, события «Повести временных лет», наглядно представляют древние торговые пути, в том числе знаменитый «путь из варяг в греки», легендарные сражения, примеры дипломатии и святости.

Залы выставки посвящены, в частности, темам: «Первые Рюриковичи» (призвание трех варяжских князей Рюрика, Синеуса и Трувора), «Путь из варяг в греки», «Святой Владимир», «Преподобный Сергий Радонежский», «Дмитрий Донской», «Иоанн IV Грозный», «Федор Иванович» (последний из династии Рюриковичей).

Обходя выставку, ее создатели, патриарх и гости обсуждали отдельные страницы истории: Хазарский каганат, при первых Рюриковичах территориально значительно превосходивший Русь, ратные подвиги князей Олега и Святослава, мудрость княгини Ольги, Панонию, Галицкую Русь, Ордынскую, империю Чингизидов, Литовскую Русь, царство Ивана Грозного. В посвященном ему зале патриарх остановился у стенда «Первые информационные войны в европейской прессе — создание устрашающего образа России». На этом же стенде — рассказ о Ливонской войне за выход к Балтике и «первых политических и экономических санкциях против России».

Рюриковичи в Москве

Одна из старейших династий Европы, княжеский род Рюриковичей правил на Руси на протяжении семи с половиной веков. Исторические сюжеты представлены в экспозиции с помощью нескольких сотен мультимедийных стендов и экспонатов, в 18-ти залах общей площадью в 4000 квадратных метров.

Экспозиция «Моя история. Рюриковичи» в » Манеже» будет открыта до 20 ноября. При этом организаторы заверяют, что в отличие от прошлого года, когда выставка, посвященная династии Романовых, трижды продлевалась из-за небывалого количества желающих ее посетить, нынешняя экспозиция пройдет строго с 4 по 20 ноября и продлеваться не будет. Это объясняется тем, что уже с 1 сентября 2015 года в одном из павильонов ВДНХ заработает специальный мультимедийный музей, в котором разместятся как обе экспозиции — «Романовы» и «Рюриковичи», так и последующие проекты выставки-форума «Православная Русь».

от призванных варягов до правящей династии • Arzamas

Как скандинавский род стал русской династией

Автор Федор Успенский

Род Рюриковичей правил на Руси по меньшей мере шесть столетий. Для евро­пейской династии подобное долгожительство — явление необыкновенное. Во всяком случае, в Европе мы не найдем больше ни одной столь же длинной цепочки передачи власти по праву крови, когда государь, царствующий в XVI веке, является прямым потомком князей, владевших этими землями в десятом столетии. Московские великие князья, так же как их предки, жившие лет на 400 раньше, полагали, что наследование по прямой мужской линии насто­лько надежный и наглядный залог легитимности власти, что ни в каких других подтверждениях своих прав (например, в помазании на царство) они попросту не нуждаются.

Давайте попробуем посмотреть, как из незначительных, на первый взгляд, деталей вырастало чувство династического единства, позволившее одной огромной семье так долго оставаться у власти.

С чего же все начиналось? Русские летописи недвусмысленно сообщают, что Рюрик и его братья Синеус и Трувор были варягами, которых славяне призвали на княжение. Слова «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» изве­стны даже тем нашим современникам, чьи познания в средневековой истории весьма ограниченны. Много столетий утверждение о скандинавском происхо­ждении правящего рода нисколько не смущало ни русских книжников, ни их аудиторию, включавшую, без сомнения, и самих князей. Во всяком слу­чае, это сообщение веками совершенно безболезненно переходило из одно­го древне­рус­ского источника в другой. Так называемый норманнский вопрос — специа­льное беспокойство о том, что у истоков государства, у истоков правя­щего рода стоят иноземцы — возник гораздо позже, лишь в XVIII веке; изучать его стоит, таким образом, именно как феномен культурного сознания Нового времени. Людей же Средневековья подобные проблемы совер­шенно не тре­во­жи­ли. Более того, правители самых разных стран, от англосак­сон­ских коро­лей до Ивана Грозного, были склонны изобретать для себя пред­ков — пред­ста­ви­телей иностранных династий, например, провозглашать таковыми кого-нибудь из рим­ских императоров — чтобы продлить собствен­ную генеалогию и доба­вить легитимности своему праву на власть.

Имена трех братьев, явившихся на Русь, недвусмысленно свидетельствуют об их скандинавском происхождении: Рюрик — это Hrœrekr; Трувор — это, скорее всего, Þórvarðr. Несколько сложнее дело обстоит с именем Синеус, но и здесь мы можем предположить, вслед за другими исследователями, что за этим странным образованием скрывается скандинавское имя Signjótr. Однако никаких более конкретных сведений о том, из какой именно области Скандинавии пришли эти братья, с кем на родине они состояли в родстве, из древнерусских источников извлечь невозможно, что, вообще говоря, для варягов чрезвычайно странно. История о любом человеке, играющем хоть сколько-нибудь заметную роль в обществе, непременно должна была содер­жать упоминание имен его ближайших предков. Более того, рассказ о нраве этих предков вполне мог заменять рассуждения о его собственных достоин­ствах и недостатках, ведь и те и другие, согласно законам скандинавского прозаического повествования, были неизбежным проявлением характера кого-то из старших родичей, который как бы оживал, просыпался в потомке.

Почему же в древнерусском историческом повествовании не нашлось места генеалогическому преданию о человеке, которому суждено было стать основа­телем шестисотлетней династии? Ответ на этот вопрос, по-видимому, должен быть двоякого рода. С одной стороны, Рюрик и его братья, пришедшие на Русь, по выражению летописца, «с родом своим», были, по всей очевидно­сти, не един­­­ственной скандинавской семьей переселенцев, получившей здесь властные права. На страницах летописи упоминания о таких знатных семьях Х века попадаются довольно редко, однако мы знаем все же, что в Киеве сидели скандинавы Аскольд и Дир, которые то ли состояли в дальнем родстве с Рю­риком, то ли вовсе не были его родственниками. Откуда-то — возможно, из Пскова — была в свое время приведена обладательница скандинавского имени Ольга, ставшая женой Рюрикова сына Игоря, а это с большой вероят­ностью означает, что где-то в тех краях обреталось скандинавское семейство, чье могуще­ст­во и богатство были вполне сопоставимы с теми, что были у ближай­ших потом­ков Рюрика. Мы знаем также, что какое-то время спустя в По­лоцке княжит варяг Рогволод, за дочь которого будут соперничать правну­ки Рюри­ка Ярополк и Владимир. Город Туров же, по словам летописца, был назван по имени пра­вившего там скандинава Тура (Þórir).

Наконец, в договорах Руси с Византией, замечательных дипломатических документах, сохранившихся в составе русских летописей, мы находим упоми­нание множества скандинавских имен, например Улеб, Карл, Фарлаф, Стегги. Обладатели этих антропонимов могли не только быть послами в Констан­ти­нополе, но и сидя дома, на Руси, сами отправлять туда своих представителей, располагая, таким образом, властными правами, лишь немногим уступавшими тем, что были у Рюриковичей.

Иными словами, те, кто потом оказался родоначальниками династии, понача­лу были лишь одной из многих варяжских семей, правивших на Руси, и со­хранять какую-либо особую память именно об их генеалогической истории поначалу не имело смысла.

С другой стороны (и это не менее важно с точки зрения исто­рии правящего рода), буквально через одно-два поколения, при­обретая все большую власть, Рюриковичи начинают ощущать эту землю как свою новую родину. Они при­нимают новую точку отсчета в своей семейной истории; от ис­тории же скан­динавской все больше дистанцируются. Что дает нам основание для столь определенных утверждений? Прежде всего это изменения, произо­шедшие в их именах.

В тот день, когда сыну князя Игоря и княгини Ольги, обладателей сугубо скан­динавских имен, было дано славянское имя Святослав, произошла своеобраз­ная антропонимическая революция: стало ясно, что этот род окончательно переориентировался и в Скандинавию возвращаться не собирается. Хронологи­чески событие это совпало с очень важным этапом превращения семьи в ди­нас­­тию. При Святославе и его сыновьях наследники Рюрика еще не единствен­ные, кто правит на Руси, но первое место во властной системе отныне принад­лежит именно им.

Принципы выбора династических имен стали важнейшей составляющей пуб­личной и обиходной жизни правящего дома Рюриковичей на все последую­щие столетия. Очень рано имена для русских князей становятся чем-то вроде неот­чуждаемого имущества, право на владение которым тесно связано с пра­вом на власть. В домонгольское время чаще всего у них были двусоставные славян­ские имена, такие как Ярослав, Мстислав, Ярополк, Владимир, Изя­слав; встре­чались и имена скандинавские: прежде всего Игорь, Олег, Ольга. Этни­ческая природа имени, в сущности, не имела значения; главное — его должен был носить кто-то из предков, уже правивших в этой стране. Всяческие инно­вации в области имянаречения были крайне редки. Именно пресловутый консер­ватизм именослова правящей династии позволяет оценить всю значи­мость того момента, когда в Х веке ее представители решились дать своим детям новое для нее имя Святослав, а в следующем поколении появились еще и Яро­полк и Владимир.

Примерно в ту же пору — условно говоря, во второй половине X и в начале XI века — происходит становление системы правил имянаречения, присущих именно русскому правящему дому и отличающих его от всех европейских династий. Прежде всего надолго воцаряется запрет называть новорожденных именами живых прямых предков, отца и деда. Запрет этот как таковой был, по-видимому, вывезен Рюриковичами со своей скандинавской родины, но в этом отношении они оказались, что называется, святее папы римского: в ту пору, когда в скандинавском обиходе (сначала в Дании, а потом в Шве­ции и Норвегии) правители начинают все чаще давать сыновьям свои собственные имена ради демонстрации наследственного характера их власти, русские князья по-преж­­­­­нему избегают этого, казалось бы, столь выигрышного приема, позво­ляющего сразу же обозначить будущего наследника. На Руси сохраняется такой порядок, когда живой глава рода, дед или отец, дает ребенку имя умер­шего предка — таким образом новорожденный как бы становится звеном в цепи семейной преемственности, включающей правителей настоящего, прошлого и будущего.

Должна ли власть передаваться по вертикали (от отца к сыну) или по горизон­тали (от брата к брату)? Горизонтальный путь наследования, более архаичный и весьма долго практиковавшийся Рюриковичами, вызывал немало сложно­стей. Как обустроить, например, переход власти от одного поколения к дру­го­му? Как распределить власть между многочисленными сыновьями нескольких князей-братьев?

Пока правящая семья невелика, механизм наследования относительно прозра­чен, но как только она начинает разрастаться — а именно это и происходит с родом Рюриковичей, — отчетливость «справедливого» порядка распределе­ния власти, каким бы он ни был, неизбежно утрачивается. В XII веке на истори­че­ской арене действуют одновременно множество молодых дядьев и подрос­ших племянников, троюродных и четвероюродных братьев, детей, родившихся от одного отца, но разных матерей, кровных родичей по мужской и женской линии, свойственников, у которых вот-вот должны появиться общие внуки; и все они — полноценные представители правящего рода. Соперничество между ними неизбежно, причем едва ли не каждая семья, каждый князь получает возможность трактовать идею старшинства в свою пользу.

Историю династии Рюриковичей со второй половины XI века можно пред­ста­вить как череду непрекращающихся конфликтов, но на самом деле ее скорее следует трактовать как эпоху приобретения навыков, позволяющих эти кон­фликты урегулировать. Попробуем хотя бы бегло посмотреть, что же это были за навыки и с какими трудностями они позволяли справляться.

Одним из первых казусов, связанных с легитимностью власти, был казус незаконнорожденного. Известно, что в самых разных правящих домах средне­вековой Европы мог внезапно возник­нуть вопрос о правах бастардов — сыновей правителя, рожденных вне брака. Династия Рюриковичей столкнулась с этой проблемой еще до принятия христи­анства, а первым бастардом, претендую­щим на власть, оказался не кто иной, как будущий креститель Руси Владимир Святой. В Северной Европе (как в Скан­динавии, так, по-видимому, и на Руси того времени) «настоящим» бра­ком мог считаться лишь союз между свобод­ными мужчиной и женщиной, заключенный с разрешения родичей последней. Владимир же был сыном служанки-пленницы, ключницы Малуши, и с точки зрения правовых норм, распространяющихся на обычных людей, полноценным наследником своего отца он быть не мог. Именно такую точку зрения выразила Рогнеда (Ragnheiđr), дочь полоцкого князя Рогволода (Ragnvaldr), когда Влади­мир к ней посватался. Она произнесла, согласно летописи, роковую фразу «Не хочу розути робичича (то есть сына рабыни), но Ярополка хочу», отдавая предпочтение Владимирову старшему брату Ярополку, о матери которого мы решительно ничего (ни дур­ного, ни хорошего) не знаем.

Владимиру предстояло доказать, что законы наследования, не отменяемые для обычных людей, на князя не распространяются, и он продемонстрировал это весьма успешно, захватив Рогнеду, а заодно и княжество ее отца, силой, а затем одолев своего брата и заполучив власть над Киевом. Совершенное при этом убийство владетеля Полоцка Рогволода привело впоследствии к затяж­ному династическому конфликту; впрочем, летописец-повествователь вовсе не счи­тает Владимира его виновником. В повествовании происходит своеобразная инверсия: коль скоро Владимиру удалось добиться единоличной власти над страной, стало быть, он настоящий князь, подлинный сын своего отца, и воп­рос о законности его происхождения теряет смысл.

Чрезвычайно острой для русской династической жизни домонгольской поры оказалась еще одна проблема — конкуренция горизонтального и вертикального принципов наследования власти, проблема, непосредственно касающаяся дядьев и племянников. Условно можно назвать ее казусом изгоя, и восходит она опять-таки к эпохе Владимира Святого. Владимир при жизни наделил своего сына Изяслава полоцкой землей — той самой, которой владел дед княжича по материнской линии, убитый князь Рогволод.

В летописи с этим отделением полоцкого наследства связывается целый ро­ман­тический сюжет, древнерусскому летописанию совсем не свойственный. Рогнеда упрекает мужа в том, что он, некогда погубивший ее родителей ради брака с ней, теперь пренебрегает ею, и пытается убить Владимира. Владимир обрекает ее на тайную казнь, но ради Изяслава, по наущению матери поя­вившегося с обнаженным мечом в руках, щадит жену и отправляет обоих в Полоцк, что якобы и кладет начало вражде полоцких князей со всеми ос­тальными родичами. Этот рассказ, составленный в конце 1120-х годов, — довольно редкий для русского летописания образчик целенаправленной мифологизации собственной истории. Он говорит, например, об изначальном и фатальном противостоянии «Рогволожьих внуков» и «Ярославлих внуков», тогда как на деле — и это ни для кого не было тайной — Ярослав Владимирович был рожден Рогнедой и, соответственно, был таким же внуком Рогволода, как и Изяслав Полоцкий. Прямыми потомками Рогволода были все без ис­ключения Рюриковичи, жившие в XII столетии.

В чем же, однако, состояла подлинная подоплека коллизии с полоцкими князьями? Изяслав умер при жизни своего отца Владимира, и его сын Брячи­слав, хоть и принадлежал по рождению к старшей ветви, ничего дополнитель­ного после смерти деда не получил. Междоусобная борьба между сыновьями Владимира, которую выиграл Ярослав Мудрый, как будто не оставляла Брячи­славовым потомкам никакой надежды на киевский стол, однако в дальнейшем Всеслав Брячиславич оказывается самым грозным соперником сыновей Яро­слава Мудрого, а память о нем живет в течение столетий. Для автора «Слова о полку Игореве», например, он — величественная, грозная и таинственная фигура, одно из главных олицетворений славного прошлого всего рода. В лето­писи же рассказывается, как за совершенное Всеславом в XI столетии разграб­ление Новгорода некий князь внезапно решает мстить его потомку век спустя после этого события. За столь редкой и неожиданной живучестью историче­ской памяти со всей очевидностью стоит память о родовом старшин­стве — то ли утраченном, то ли попросту не воплотившемся.

В следующих поколениях подобное поражение в династических правах вновь и вновь подстерегало каждого рано осиротевшего князя, принадлежавшего к любой ветви рода. Старший сын Ярослава Мудрого Владимир умирает при жизни отца. И его потомки, как и сын Изяслава Полоцкого, не получают после смерти деда того, что могло бы достаться в наследство их отцу. Такая обделен­ность обрекла их на бесконечные войны со своими дядьями и двою­родными братьями. Вообще говоря, нежелание дядьев считаться с правами рано оси­ротевших племянников в конце XI века оказывается причиной возник­новения львиной доли внутридинастических конфликтов. В начале же XII века было изобретено средство, позволяющее подобные ситуации предотвратить.

Взрослые родные братья начинают заключать между собой что-то вроде стандартных договоров: если кто-то из них умрет прежде, чем его сыновья вырастут, оставшийся в живых должен стать малолетним племянникам «в отца место», а когда те подрастут, обеспечить их властные интересы. Такой договор был, по-видимому, заключен, например, между братьями Юрием Долгоруким и Андреем Добрым. И после смерти Андрея Юрий честно старался добыть для своего племянника Владимира Андреевича город, а не преуспев в этом, предложил тому другие земли — так сказать, взамен.

Договоры между братьями, улаживающие судьбу их сыновей, являлись как бы следствием и продолжением завещания их отца — развивалась некоторая структура, детально распределяющая наследство и власть и охватывающая три поколения одной княжеской семьи. Своеобразной же печатью на таком дого­воре братьев становилось не что иное, как имянаречение. Очередной родив­шийся после заключения договора мальчик, один из младших сыновей в семье, получал имя своего дяди, того, кто должен был покровительствовать ново­рожденному и его братьям, если они лишатся отца.

Замечательным образом договоренности такого рода решали еще одну про­блему в династической жизни: они защищали интересы не только младших, но и стар­ших членов рода. Дело в том, что в практике наследования власти у Рюрикови­чей с определенного времени, а именно первых десятилетий XII века, намети­лась еще одна тенденция: для князя, совершающего восхожде­ние по своеобраз­ной иерархической лестнице, на верхних ее ступенях серьез­ным препятствием оказывалось отсутствие сыновей-наследников. Такой князь, конечно, не ли­шал­ся власти, но шансов удержать старший стол, киевский или черниговский, например, у него было весьма немного. Полностью спасти положение могли подросшие племянники, если только символически призна­вали бездетного дядю своим отцом.

Династия, таким образом, создавала свои, ей одной присущие микротрадиции урегулирования отношений между кровными родственниками. Существенно, что никакой цели централизации, сосредоточения власти в одних руках дина­стическая стратегия не предполагала: речь шла о сохранении родового един­ства и многоступенчатой иерархии.

Между тем род разрастался с каждым поколением, и коллизии, связанные со столкновениями ближайших кровных родичей, сменялись борьбой между целыми группировками далеко разошедшихся родовых ветвей. Средством разрешения конфликтов такого рода становился внутридинастический брак. В родовом обществе, где статус, возможности, характер и судьба человека в столь большой степени предопределяются его кровными связями, брак, вообще говоря, является одним из главных средств освоения мира, превраще­ния чужого в свое. К тому же для средневековых правителей матримониальный союз с ближайшими соседями — самое надежное средство создания военной коалиции, объединения земель, расширения политических горизонтов в це­лом. Однако очень скоро все близкие соседи оказываются в родстве между собой, ограничения же на такого рода браки существуют в любой традиции, и дозволенное вступает в некоторое перманентное противоречие с выгодным и желательным.

Русские князья домонгольского времени находились здесь в особенно нелегком положении. С одной стороны, все они изначально происходили от общего предка, состояли в кровном родстве. С другой — на эту эпоху и в Западной, и в Восточной церкви пришлось ужесточение церковных норм, касающихся брака. В Византии постепенно под запретом оказались союзы между родствен­никами до седьмого колена включительно. Это означало, что, скажем, на своей четвероюродной сестре жениться было можно, а уже брак с трою­род­ной сестрой или даже с троюродной племянницей, не говоря о более близких родствен­ницах вроде двоюродной сестры, считался недопустимым. В резуль­тате русские князья придерживались несколько более архаичной и более мягкой системы, когда запрещены были браки только до шестой степени родства включительно, зато эти запреты соблюдались ими весьма последо­вательно. Нельзя было же­ниться не только на близких родственницах, но и на свой­ствен­ницах, на сестре жены своего двоюродного брата, например. Подобные ограни­чения в сочета­нии с теми очевидными практическими выгодами, которые давали браки с пред­ставителями собственной династии, создавали сложную систему матри­мониальных союзов, в которой не должно было оставаться незаполненных клеточек.

Трудно поспорить с тем, что династический брак почти всегда имел политиче­скую подоплеку, знаменовал заключение мира между враждующими ветвями рода или создавал надежную почву для будущей военной коалиции. С другой стороны, сами по себе политические замыслы подобного рода могли строиться в зависимости от того, за кого из Рюриковичей князь мог отдать свою дочку, не нарушая предписаний Церкви.

В конце XI столетия род разросся достаточно, чтобы внутридинастические браки стали возможными в принципе. Но одного только подозрения, что Изяслав Ярославич, сын Ярослава Мудрого, собирается прибегнуть к этому средству и обручить одного из своих отпрысков с кем-то из детей Всеслава Полоцкого, хватило для того, чтобы родные братья изгнали самого Изяслава с киевского стола — столь могущественным политическим оружием показалась тогда самая возможность подобного брака. В следующем поколении женитьба сына Всеслава Полоцкого на внучке Изяслава Ярославича, возможно, привела к политическому убийству: она стоила жизни отцу невесты, Ярополку Изя­славичу.

Чуть позднее, когда внутридинастический брак превращается в нечто более рутинное и обиходное, становится очевидно, что это не панацея, что его миротворческие возможности не безграничны и недавние матримониа­льные узы, как и кровное родство, не дают гарантии от военных и политиче­ских столкновений. Известна, например, история, когда в самом конце XII века Роман Мстиславич Галицкий, расставаясь со своей женой, постриг в монахини не только ее, но и тещу, а заодно и тестя, киевского князя Рюрика Ростислави­ча. Тем не менее в большинстве случаев наличие брачных уз даже в ситуации военного конфликта делало очевидной необходимость примирения.

В летописи мы находим очень трогательное описание того, как Всеволод Большое Гнездо выдает замуж свою восьмилетнюю дочь, как родители плачут о ней, провожают часть пути, как будущий тесть дарит ей еще до свадьбы город Брягин, хотя маленькая княжна едва ли могла оценить такой подарок. Жениху, сыну князя Рюрика Ростиславича, было около 14 лет — так что отцы новобрачных дожидались, чтобы хотя бы один из предназначенных для брака детей достиг разрешенного Церковью возраста. Тогда-то, закрывая глаза на малолетство невесты, они и скрепили свадьбой свое стремление к полити­ческому объединению. Еще моложе была, судя по всему, Феодора Романовна, когда отец, Роман Мстиславич, отдал ее замуж за незаконного сына Владимира Галицкого. Однако князья-отцы очень скоро поссорились, и Роман попросту отобрал дочку у семьи ее мужа. Вторичное же замужество для нее в такой ситуации оказывалось, по-видимому, совершенно невозможным — во всяком случае, в пределах Руси.

Здесь мы сталкиваемся с еще одной интересной особенностью династии Рюриковичей, связанной с браками. Русский князь не мог жениться на жен­щине, побывавшей замужем за другим русским князем, — не только на раз­веден­ной (развод был редкостью), но и на вдове. Княжны, отданные замуж за иностранного правителя, овдовев, как правило, вновь выходили замуж; мужчины Рюриковичи, потеряв жену, почти непременно вступали во второй, а нередко и в третий брак; для русской княгини же такая возможность была закрыта. Возможно, это ограничение, наложенное на себя самими Рюрикови­чами, связано, с одной стороны, с каноническим запретом жениться на вдове своего брата, а с другой — с особым типом осмысления собственной родовой общно­сти, когда все князья одного поколения, в сколь бы отдаленном родстве они ни состояли, числили себя братьями.

Определенную роль тут мог сыграть и, так сказать, негативный прецедент, когда Владимир Святой взял в жены вдову убитого им брата и от этого союза родился Святополк Окаянный, считавшийся злым гением рода, сыном двух отцов и убийцей своих братьев Бориса и Глеба. Запрет жениться на вдове еще больше усложнял узор и без того непростой системы русских внутридина­стиче­ских браков, но система эта очень долго поддерживала своеобразный баланс в жизни династии.

Такая ее успешность была связана, помимо всего прочего, с тем, что династи­ческий уклад Рюриковичей, на первый взгляд весьма консервативный, весь построенный на воспроизведении образцов, заданных поколениями предков, в то же время обладал способностью переваривать, адаптировать всяческие внезапные сбои, чрезвычайные происшествия, вольные и невольные нару­шения правил, превращая их в новые образцы. Эта способность проявляется в самых разных областях. Затронем здесь лишь две, нам уже несколько знако­мые, — брак и имянаречение.

Почему Роман Галицкий мог безнаказанно постричь в монашество свою жену, тестя и тещу, а прочие князья хотя и много сожалели об этом, но никаких действий не предприняли, разве что заставили Романа отпустить шурина (брата своей жены), который и стал преспокойно княжить вместо отца на киев­ском столе? Прямого объяснения этому экстраординарному шагу в летописи мы не найдем, однако нельзя не обратить внимания на то, что жена Романа была его троюродной сестрой. Троюродным братом и сестрой приходились друг другу и его тесть с тещей. Такие браки считались неканоническими и подлежали расторжению, а вступившие в них подвергались церковным санкциям. Именно это могло служить предлогом для прежде неслыханных действий Романа: он попросту нашел возможность возложить вину в несоблю­дении церковных норм на тех, с кем вошел в конфликт.

Свидетельство же о том, что родители жены Романа выдали еще одну свою дочку замуж за троюродного брата, да вдобавок у Романовой тещи был родной племянник, тоже женатый на своей троюродной сестре, заставляет заподоз­рить, что эта семья, единственная во всем роду Рюриковичей, попыталась сделать неприемлемое приемлемым, возвести в ранг образца то, что единожды произошло в исключительных обстоятельствах. Известно, что пресловутый тещин племянник, молодой князь Святослав Вщижский, посватался к своей троюродной сестре, сидя в городе, осажденном целой коалицией князей, и поддержка могущественного тестя Андрея Боголюбского давала ему един­ственную надежду на спасение. Прочие же родственники Святослава стали пользоваться этой брачной схемой в об­стоя­тельствах далеко не столь драма­тических и едва не придали ей статус устойчивого семейного обычая.

В именослов всяческие инновации и отступления от принятых правил прони­ка­ют еще труднее, но, однажды попав туда, остаются там надолго. Одной из таких долгоживущих инноваций оказалась княжеская двуименность. Поначалу она родилась как ответ на требование Церкви давать крещеному человеку христианское имя, наложившееся на родовую необходимость полу­чать при рождении имена предков, которые христианами не были. Князь, крещенный Дмитрием, правил как Изяслав; Владимир был в крещении Васи­лием, Всево­лод — Андреем, а Мстислав — Федором. Подобные сочетания двух антропони­мов, христианского и нехристианского, сохранялись вплоть до на­чала XV сто­летия, но уже к концу домонгольского времени, на рубеже XII и XIII ве­ков, мы видим все больше князей, которые известны только под одним именем, христианским.

Календарным, христианским именам удалось заместить старые родовые имено­вания благодаря тому, что со временем они превратились в имена прославленных предков. Имя Андрей могло стать единственным именем Андрея Доброго, потому что такое имя носил в крещении его дед Всеволод (Андрей) Ярославич; имя Юрий досталось в качестве единственного Юрию Долгоруко­му, потому что Юрием (Георгием) был в крещении его прадед Ярослав Муд­рый; брат Юрия стал Романом, потому что в крещении так звался его двоюрод­ный прадед, причисленный к лику святых Борис (Роман). Именно таким обра­зом календарные антропонимы шаг за шагом потеснили старые, языческие по происхождению имена, причем процесс этот растянулся на несколько столетий.

Парадоксальным образом двуименность как таковая при этом никуда не делась. Если мы обратимся к еще более позднему периоду, то увидим, что у москов­ского великого князя Ивана III было имя Тимофей, а Василий III обладал име­нами Василий и Гавриил. Андрей, брат Василия III, именовался еще и Ев­сиг­нием, а его сын Владимир Старицкий, несчастный кузен Ивана Грозного, — Иакинфом. Сам Грозный был не только Иваном, но и Титом, а его погибший в Угличе младший сын Дмитрий носил второе имя Уар.

Таким образом, нетрудно убедиться, что на излете классической двуимен­ности, сочетавшей христианское и нехристианское имена, из нее как бы проросла двуименность нового типа, теперь уже исключительно христианская. Откуда же брались эти вторые христианские имена и зачем они Рюриковичам могли понадобиться? Дело в том, что со временем христианский календарь начинает играть все большую роль в повседневном обиходе Руси, и в первую очередь в обиходе династическом. Каждое событие, а в особенности рождение ребенка, все более прочно ассоции­руется с именем святого, на день помино­вения которого оно приходится. Если человек родился на память апостола Тита или на Собор архангела Гавриила, его жизнь божественным предопределением связана с соответствующими святы­ми. С другой стороны, у династии был сло­жившийся набор христианских имен, передающихся от предков к потомкам, символизирующих, как и в домонголь­ское время, преемственность и легитим­ность власти; имена же, выпа­давшие по календарю, естественным образом в этот набор часто не входили. Поскольку определенная практика примирения разнонаправленных традиций в выборе имен была уже давно выработана, новорожденный княжич стал попросту получать два христианских имени, династическое и нединастическое.

Итак, мы можем убедиться, что шестисотлетняя история династии и в самом деле являет собой некое единство, основным стержнем которого служит пре­емственность по праву крови, но стержень этот оказывается столь гибким и устойчивым именно благодаря множеству довольно сложных минисистем и микротрадиций — будь то имянаречение, брачные запреты или договоры о покровительстве, — которые и создают уникальный облик правящего дома Рюриковичей.

Исторический парк «Россия – Моя история»

Новый взгляд на привычные факты

Здравый смысл VS мифов об «угнетателях»

Основные материалы доступны в AppStore

Редкие изображения из частных коллекций и закрытых хранений

Наследие династии Романовых в понятном всем изложении

За 300 лет правления династии наша страна пережила великие события: освоение Сибири и Дальнего Востока, воссоединение Руси и Украины, основание новой столицы — Петербурга, победу над Наполеоном, вхождение в состав России южных регионов, отмену крепостного права, небывалые культурный, научно-технический и индустриальный подъемы и многое другое.

Одна из задач выставки — выразить благодарность к членам этой единственной в своем роде семьи в России, которая, кстати, как никакая другая семья была оболгана и очернена, а также к людям, зачастую очень разным и неоднозначным, но в большинстве своем искренне стремившимся к величию России и к исполнению своего нелегкого долга.

От Рюриковичей до Романова — тур для иностранных туристов купить в Global Rus Trade

Так прошла история России в 1055 лет. Его создавало 31 поколение. В России было все: взлеты и падения, критические периоды, грозящие исчезновением государства, и великие победы. ПЕРВЫЙ ДЕНЬ Собрание группы в Москве. Выезд в Переславль-Залесский. Экскурсия по Красной площади с посещением Спасо-Преображенского собора, страниц из жизни князя Александра Невского.Музей «Ботик Петр» — история создания русского флота, выезд в Ростов. Обзорная экскурсия по монастырям, связь истории города с основателем династии князем Рюриковичами и последним великим Рюриковичем Иваном Грозным. Переезд в Ярославль. Размещение в отеле. ВТОРОЙ ДЕНЬ Завтрак, обзорная экскурсия по городу с посещением Спасо-Преображенского монастыря и церкви Ильи Пророка. Выезд в Кострому. Обзорная экскурсия по городу с посещением церкви Воскресения-на-Дебре, истории семьи Боянов Годуновых, Смуты, смены династий, посещения Ипатьевского монастыря (Троицкий собор, Боярство Романовы).История боярской семьи Романовых, их связи с династией Рюриковичей, Михаилом Романовым, Филаретом, история и судьба династии. Размещение в отеле. ДЕНЬ ТРЕТИЙ Завтрак, выезд в родовой поселок Романовых — Домнино. Посещение Успенской церкви Богородицы (находится на месте имения Ксении Шестовой — матери Михаила Романова). Театрализованная программа «По Сусанинским тропам». Выезд в Суздаль. Размещение в отеле. ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ Завтрак, выезд во Владимир.Экскурсия по городу с посещением Успенского собора, княгини обители, Золотых ворот, внешний осмотр Дмитриевского собора, Александра Невского и периода татаро-монгольского нашествия, посещение города представителями Романовых. Дом. Выезд в Боголюбово. Осмотр фрагментов бывшей резиденции князя Андрея Боголюбского, прогулка к церкви Покрова на Нерли. Ночлег в гостинице. ДЕНЬ ПЯТЫЙ Завтрак, экскурсия по Суздалю, посещение Кремля с Крестовым походом — парадного зала Суздальского архиепископа, Спасо-Евфимиевского и Покровского монастырей, концерт колокольного звона.(Рассказ князя Юрия Долгорука, его деятельности по укреплению Северо-Восточной Руси, семейно-династических отношений, судьбы царских жен и дочерей.). Отъезд группы.

Монархия в современной России — Фонд Карнеги за международный мир

Пока россияне рассматривают возможные пути развития страны, один из вариантов, который можно изучить, — это возможность восстановления монархии, которая является неотъемлемой частью российских исторических и политических традиций.В Московском Центре Карнеги прошла дискуссия о перспективах восстановления монархии в России. Среди докладчиков были Владимир Карпец из Высшей школы экономики, член президиума Монархической партии «Самодержавная Россия» и Андрей Зубов из Московского государственного института международных отношений и Русского православного университета Св. Иоанна. Модератором выступил Алексей Малашенко из Карнеги.

Отношение к монархии в России

  • Исторический аспект: По мнению Зубова, в конце XIX века, когда в России распространилось массовое революционное движение, монархия и монархизм стали символизировать все ретроградное, устаревшее, жесткое и несправедливое, в то время как республиканская система правления была изображен как путь в «светлое будущее.«Но после свержения монархии в 1917 году и смены сначала Временным правительством, а затем большевиками, люди разочаровались в республике, и поддержка монархии стала быстро расти, — сказал Зубов. По его словам, поддержка была еще сильнее среди эмигрировавших русских.
  • Россия сегодня: Однако, по словам Зубова, в советское время появился новый «советский человек» с очень негативным восприятием идеи монархии.Такое восприятие монархии проникло и в посткоммунистическую Россию. Для большинства людей в современной России слово «монархист» предполагает что-то эксцентричное, странное и враждебное.

Необходимость восстановления монархии

  • Зарубежные примеры: Как заметил Зубов, во многих странах сегодня все еще существует монархия, которая составляет важную часть их национального самосознания и самобытности. Основная функция монархии — обеспечить продолжение символической верховной власти и национальных исторических традиций.Он сказал, что многие европейские монархии являются хорошими примерами в этом отношении.
  • Восстановление преемственности: По мнению Зубова, раскол в российском обществе, вызванный революцией и коммунистическим режимом, сохраняется и сегодня, в результате чего история России остается фрагментированной и сломанной. Карпец отмечал, что события 1917 года прервали продолжение в российских государственно-правовых учреждениях. Такие важные ценности, как социальная солидарность и стабильное государство, могут быть достигнуты только тогда, когда в стране сохраняется преемственность национальных традиций.По словам Зубова, чтобы восстановить эту преемственность, Россия должна восстановить монархию. Карпец подчеркнул, что такое восстановление поставит Россию на путь процветания и роста.

Другие шаги к восстановлению продолжения в России

Помимо восстановления монархии, Зубов назвал несколько связанных и важных задач, которые Россия должна выполнить, чтобы исправить разрыв со своим прошлым:

  • Восстановить историческое единство: Россия должна сформировать представление о себе как о наследнике не СССР, а Российской Империи.
  • Сменить политическую элиту: Старая советская элита — офицеры госбезопасности и партийные функционеры среднего звена — все еще держит власть в России сегодня.
  • Декоммунизация: Русские должны восстановить здоровое общество, разрушенное большевиками.

Практические шаги по восстановлению монархии

Легитимность правительства России находится под вопросом с тех пор, как монархия была свергнута в 1917 году, сказал Карпец.Он предположил, что нынешний режим может получить легитимность, приняв на себя роль переходного правительства, открывающего последующий период социальных, правовых и политических преобразований, которые в конечном итоге завершатся восстановлением монархии.

По словам Карпца, переход к монархии должен происходить как двухэтапный мирный политический процесс:

  • В соответствии с действующей конституцией России президент должен объявить всенародный референдум о восстановлении монархии или объявить решение о созыве Конституционного собрания;
  • После принятия решения о восстановлении монархии — референдумом или Конституционным собранием — собрание местных представителей или земское собрание ( Земский собор, ) созывается в соответствии с социальным и территориальным делением страны, которое будет решить, кто должен стать монархом.«Важно, чтобы это был процесс не демократического избрания, а назначения монарха», — сказал Карпец.

Кто унаследует русский престол?

  • Потомки Романовых или Рюриковичей: Карпец отметил, что ни один кандидат на российский престол сегодня не имеет единодушной поддержки. Монарх мог быть потомком не только Дома Романовых, но и Дома Рюриковичей. Лучшим выбором будет тот, чья родословная восходит к обеим династиям.
  • Члены британской королевской семьи: Среди британской королевской семьи на российский престол возможны две фигуры: принц Майкл Кентский, двоюродный брат королевы Елизаветы II и племянник последнего царя России Николая II. ; и внук королевы Елизаветы II, принц Гарри. Однако Карпец отметил, что британская королевская семья имеет прямое отношение к трагической судьбе российской монархии, поскольку британский посол Джордж Бьюкенен не позволил российской императорской семье эмигрировать в Великобританию в 1917 году.

Объем полномочий будущего монарха

Карпец сказал, что будущая российская монархия должна быть суверенным самодержавием, а Зубов сказал, что власть монарха должна быть символической и ограниченной, как в европейских монархиях.

Династия Романовых — Visit Moscow Tours

Династия Романовых

Этимология и история фамилии

Династия Романовых произошла от Захариевых.Но Патриарх Филарет (Федор Никитич Захариев) решил взять фамилию «Романов», как его отец и дед (Никита Романович и Роман Урейч).

Боярский род Романовых (бояр — высшее аристократическое сословие в России) дал начало самой известной в истории царской династии. Первым царем Романовых был Михаил Федорович Романов, последним — Николай Второй Романов. Несколько ветвей семьи Романовых все еще существуют. Все члены этой большой семьи живут за границей, далеко от России.Большая семья Романовых использовала название «Дом Романовых» как бренд и имела большое разветвленное генеалогическое древо, которое было связано почти со всеми самыми могущественными династиями мира. В 1856 году Дом Романовых получил свою официальную эмблему: стервятник, держащий золотой меч и русский щит, а по краям этого герба — восемь львиных голов.

Династия Романовых: предыстория и происхождение

Как уже было сказано, Романовы произошли от Захариевых.Одни ученые считают, что их семья родилась в Новгороде, другие думают, что первые «Романовы» были выходцами из Пруссии.

В XVI веке Романовы-Захарые получили новый статус, они стали родственниками царской семьи. Иван IV Грозный (династия Рюриковичей) женился на Анастасии Захариевой. Теперь все ее родственники потенциально могли стать наследниками российского престола. Романовы воспользовались этой возможностью очень скоро, после упадка династии Рюриковичей. В 1613 году царем России был избран Первый Романов Михаил Федорович.С этого времени начинается эпоха династии Романовых.

Романовы: цари и императоры

В 1721 году Россия окончательно стала империей. Петр Первый провозгласил себя первым российским императором. Из династии Романовых было 14 императоров и императриц.

После смерти Петра Первого престол многократно занимали женщины. После коронации Павла Первого был провозглашен новый закон. Теперь российским императором мог быть только прямой родственник и только мужчина.Этот закон никогда не отменяли, и больше не принимали женщин для управления страной.

Последним императором из династии Романовых был Николай Второй, получивший прозвище «Кровавый». Жар решил устроить большой праздник в честь своей коронации. Он выбрал для торжества большое поле, а также приказал приготовить для людей бесплатные подарки. Слухи о богатых подарках от нового жара распространились очень быстро. В результате на мероприятие решилось огромное количество людей.Люди начали топтать друг друга, и это привело к большой торговле, в результате которой погибло 1400 человек.

Некоторые историки считают, что Николай Второй был довольно мягким и бесстрашным правителем, однако он допустил очень серьезные ошибки как во внешней, так и во внутренней политике. Это только ухудшило положение в стране. Неудачная японская война и Первая мировая война подорвали репутацию жара.

В 1905 году началась первая революция. Николай Второй был вынужден дать людям гражданские права, которые они так стремились получить.По его власти и репутации был нанесен еще один удар. Но людям этого было мало, в феврале и октябре 1917 года произошли новые революции. На этот раз Николай Второй не смог спасти свою власть, он подписал пакт об отречении и вскоре был убит вместе со всеми членами своей семьи. Все родственники, скрывавшиеся в Царском селе, Санкт-Петербурге и других городах России, также были найдены и убиты. Только заморские Романовы спасли свои жизни. Это был конец династии Романовых и монархической системы в России.

300 веков правления Романовых были полны трагедий, сопротивления и войн. Однако Дом Романовых принес России немало благ, и о таких вещах забыть нельзя. Романовы провели политические, экономические и социальные реформы, которые сделали Российскую империю сильной и единой страной, с которой нужно считаться.

Потомкам Рюриковичей через Арбитражный суд требуются «маленькие комнаты» в Московском Кремле

Накануне Арбитражный суд Москвы приступил к рассмотрению дела, которое в самом суде уже окрестили одним из самых необычных на практике.Те, кто представили доказательства того, что они принадлежат к какому-то племени, являются потомками Рюриковичей (первая династия русских монархов), заявили о своих правах на Московский Кремль. «Рюриковичи» заявили, что просят государство «предоставить в Кремле небольшие камеры и организовать возможность постоянного доступа в Московский Кремль с одновременной функцией охраны памятников исторического и культурного наследия».

Российская газета цитирует потомков первой династии русских монархов:

Мы — наследники знаменитого Рюрика, создавшего Русь, Москву, построившего Московский Кремль и его бесценные храмы.Мы считаем, что в Кремле должна кипеть духовная жизнь. Нам не нужно много — небольшие палаты в Кремле с правом круглосуточного доступа и возможностью бережно относиться к памятникам старины.

Минкультуры России заявило, что «время Рюриковичей прошло», и с 1991 года Московский Кремль принадлежит Российской Федерации, одной из государственных функций которой является именно охрана памятников истории и архитектуры.

Юрист Минкультуры :

Исковые требования не обоснованы.

Теперь иск Рюриковичей и ответ Минкульта будет рассматривать Арбитражный суд.

То, что семья Рюриковичей живет так долго, определенно замечательно для семьи. Странность в том, что потомки великих князей и королей хотят защитить исторические памятники и получить «маленькие квартиры» в Московском Кремле. Учитывая исторические реалии, представителям клана Рюриковичей сначала пришлось бы подать в суд на владение Киевом (все-таки матерью городов русских…) к нынешнему правительству Украины, и даже заставить Порошенко претендовать на престол …

русских царей Рюриковичей. Почему прервалась династия Рюриковичей

17 января 1598 года в возрасте 40 лет скончался третий сын Ивана Грозного, русский царь Федор I Иоаннович, которого также звали Феодор Блаженный. Он стал последним представителем московской ветви династии Рюриковичей, официально вступившим на престол. Вскоре после смерти Федора Иоанновича власть перейдет к его зятю, дворянину Борису Годунову.

В истории России огромную роль сыграла многочисленная и разветвленная династия Рюриковичей, правившая Киевом, Новгородом, Ростовом, Москвой и другими важными городами. Именно во время этой династии окончательно сформировалось Российское государство, прошедшее через такие важные вехи своего развития, как феодальная раздробленность, централизация и формирование самодержавной монархии. При этом Рюриковичи, боровшиеся за власть семь веков, всегда были окутаны тайнами и загадками.

Некоторые из них находятся в коллекции «РГ».

1. Был ли Рюрик?

Рюриковичи точно были, но историки не могут точно сказать, существовал ли основатель династии Рюриковичей. Кого призвали княжить в Великом Новгороде и откуда взялся Рюрик? Впервые Рюрик упоминается в «Повести временных лет». В нем описана история призыва восточных славян к царствованию варяжского Рюрика и его братьев в 862 году. С этого года принято считать начало династии Рюриковичей, укрепившихся в Новгороде, а затем, после смерть Рюрика усилиями его родственника Олега, регента при Игоре Рюриковиче, который также захватил Киев.Однако «Повесть временных лет» начала составляться через два столетия после описанных событий, ее источники не установлены, а в повествовании много упущений и двусмысленностей.

Это породило гипотезы о том, кем был Рюрик. Первая, так называемая нормандская теория, гласит, что Рюрик, его братья и дружина были скандинавами, то есть викингами. Аргументом в пользу этого является исторически доказанное существование имени Рюрик у скандинавских народов того времени (что означает «прославленный и благородный человек»).Правда, с конкретным историческим кандидатом на проблему — ни один из кандидатов (а это благородный датский викинг IX века Рерик Ютландский, жизнь и деяния которого описаны достаточно подробно, и некий Эйрик Эмундарсон из Швеции, который совершил набег на прибалтийские земли) имеет решающее свидетельство тождественности с летописью Рюрика.

Вторая, славянская теория, поддерживаемая противниками нормандской теории, называла Рюрика представителем княжеского рода ободритов, западнославянского племенного союза.Есть сведения, что в те времена одно из балтийских славянских племен на территории исторической Пруссии называлось варягами. Рюрик — вариант западнославянского «Ререк, Рарог» — не личное имя, а родовое имя вдохновляющего княжеского рода, означающее «сокол». Сторонники этого мнения считают, что герб Рюриковичей был всего лишь символическим изображением сокола. Наконец, третья теория считает, что Рюриковичей на самом деле не было — основатель династии Рюриковичей переселился из местного населения, а спустя пару веков его потомки, чтобы уточнить свое происхождение, заказали автору «Повести о Боге». Минувшие годы »агитационный рассказ о варяжском Рюрике.

2. Месть Ольги

Осенью 945 года сын Рюрика, великий киевский князь Игорь, по просьбе дружины, неудовлетворенной их содержанием, ушел за данью древлянам (славянское племя, жившее на Украинском Полесье). Более того, он произвольно увеличивал размер дани с прошлых лет, и, собирая ее, дружинники совершали насилие над местными жителями. По дороге домой Игорь принял неожиданное решение:

.

«Поразмыслив, он сказал своему отряду:» Иди домой с данью, а я вернусь и посмотрю еще раз.», — решено на совете:» Если волк войдет в привычку овец, он будет выносить все стадо, пока они не убьют его; Так и этот: если мы не убьем его, он уничтожит всех нас. И древляне убили Игоря и его воинов.

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимиский вспомнил о судьбе князя Игоря, назвав его Ингером. Император доложил, что Игорь пошел в поход против немцев, был схвачен ими, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

Согласно легенде, изложенной в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитро уничтожила их старших, убила множество простых людей, сожгла город Искоростень и обложила их тяжелой данью. Княгиня Ольга при поддержке отряда Игоря и бояр стала править Россией, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

3. От распутника до святого

Великий киевский князь Владимир — креститель Руси — до своего крещения был известен как «великий распутник», имевший несколько сотен наложниц в Киеве и в загородной резиденции Берестово.Кроме того, он состоял в нескольких официальных языческих браках, в частности, с Рогнедой, с «чехом» (он, по некоторым данным, рассчитывал на союз с Чехией в борьбе против Ярополка, союзника германского императора. ) и «болгары» (от волжских или дунайских болгар — неизвестно; по одной из версий, это была дочь царя дунайских болгар Петра, а Борис и Глеб были ее детьми). Кроме того, Владимир сделал наложницей вдову своего брата Ярополка, греческую монахиню, похищенную во время одного из походов.Вскоре она родила сына Святополка, которого считали «от двух отцов»: Владимир считал его своим законным наследником, а сам Святополк, по косвенным данным, считал себя сыном Ярополка, а Владимир — узурпатором.

После крещения Владимир якобы состоял в двух христианских браках подряд — с византийской принцессой Анной и, после ее смерти в 1011 году, с неизвестной «мачехой Ярослава», попавшей в плен в 1018 году.

У Владимира было 13 сыновей и не менее 10 дочерей от разных женщин.

4. Братоубийство

Князь Туровский Святополк Владимирович (по некоторым данным, сын Владимира, крестителя Руси) занял Киевский престол, убив своих сводных братьев.

По повести «Повесть временных лет», он родился гречанкой, вдовой великого князя Киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне со своим братом, князем новгородским Владимиром, и был взят в плен к князю Новгородскому Владимиру. последний как наложница. В одной из статей летописи говорится, что вдова уже была беременна.В данном случае Ярополк был отцом Святополка. Тем не менее Владимир назвал Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Незадолго до смерти Владимир Святополк находился в заключении в Киеве. Вместе с ним под стражу была взята его жена. Поводом для ареста восставшего против Владимира Святополка, по всей видимости, послужил план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису. Примечательно, что другой — старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав, получивший впоследствии прозвище Мудрый, примерно в то же время восстал против своего отца.

После смерти Владимира 15 июля 1015 года Святополк был ближайшим к Киеву из всех братьев, был освобожден и без особого труда взошел на престол: его поддерживал и народ, и бояре, составлявшие его окружение. в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополку удалось выпустить серебряные монеты (их известно 50), похожие на серебряные монеты Владимира.

В том же году были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав.«Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, прославленных святыми мучениками при Ярославе. Согласно летописи, Святополк послал вышгородцев убить Бориса, узнав, что его брат еще жив, приказал варягам прикончить его. Согласно летописи, он позвал Глеба в Киев от имени своего отца и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь спастись от наемных убийц в Венгрию.

5.Где останки?

В ХХ веке саркофаг Ярослава Мудрого в Софийском соборе Киева открывался трижды: в 1936, 1939 и 1964 годах. В 2009 году гробница в Софийском соборе вновь открыта, а останки были отправлены на экспертизу. Вскрытие показало советские газеты «Известия» и «Правда», датированные 1964 годом. Опубликованные в марте 2011 года результаты генетической экспертизы таковы: в гробнице покоятся останки не мужских, а только женских, причем состоящих из двух скелетов, полностью датированных разное время: один скелет времен Киевской Руси, а второй на тысячу лет старше, то есть времен скифских поселений.Остатки киевского времени, по мнению ученых-антропологов, принадлежат женщине, которая при жизни выполняла много тяжелого физического труда — явно не княжеской семье. Первое о женских останках среди найденных скелетов было написано в 1939 году. Тогда было объявлено, что кроме Ярослава в гробнице похоронены и другие люди. По следу праха Ярослава Мудрого икона святителя Николая Мудрого, вынесенная из Софийского собора представителями церкви, отступившими вместе с немецкими захватчиками из Киева осенью 1943 года. , может привести.Икона была обнаружена в церкви Святой Троицы (Бруклин, Нью-Йорк, США) в 1973 году. По мнению историков, останки великого князя следует искать и в США.

6. Он сам умер или был отравлен?

Есть много загадок не только в жизни и смерти первых, но и последних представителей династии Рюриковичей.

Итак, изучение останков Ивана Грозного показало, что в последние шесть лет его жизни у него развились остеофиты (разрастания на костной ткани), и до такой степени, что он не мог ходить — его продолжали. носилки.Антрополог М. Герасимов, осматривавший останки, отмечал, что таких мощных залежей у самых глубоких стариков он не видел. Вынужденная неподвижность в сочетании с общим нездоровым образом жизни, нервными потрясениями привели к тому, что в свои 50 лет царь выглядел дряхлым стариком.

В феврале — начале марта 1584 года царь еще занимался государственными делами. Первое упоминание о болезни (когда литовского посла остановили на пути в Москву «в связи с болезнью государя») датируется 10 марта.16 марта началось ухудшение состояния, царь потерял сознание, но 17 и 18 марта почувствовал облегчение от горячих ванн. Но днем ​​18 марта король умер. Тело государя было опухшим и плохо пахло из-за разложения крови.

Ходили упорные слухи о насильственной смерти Грозного. Летописец XVII века сообщил, что «царя отравили соседи». По свидетельству писаря Ивана Тимофеева, Борис Годунов и Богдан Бельский «досрочно прекратили жизнь царя».Коронный гетман Жолкевский также обвинил Годунова: «Он лишил жизни царя Ивана, подкупив врача, лечившего Ивана, потому что дело было такое, что если бы он его не предупредил (не опередил), то сам бы казнен вместе со многими другими дворянами ». … Голландец Исаак Масса писал, что Бельский положил яд в царское снадобье. Англичанин Хорси также писал о тайных планах Годуновых против царя и выдвигал версию царского удушения. : «Видно, царю сначала дали яд, а потом, за верность, в суматохе, возникшей после того, как он внезапно упал, их еще и задушили.Историк Валишевский писал: «Богдан Бельский и его советники истязали царя Ивана Васильевича, а теперь он хочет победить бояр и хочет найти Московское царство при царе Федоре Ивановиче для своего советника (Годунова)».

Версия об отравлении Грозного была проверена при вскрытии царских гробниц в 1963 году: исследования показали нормальное содержание в останках мышьяка и повышенное содержание ртути, которая, однако, присутствовала во многих лекарствах XVI века и которую лечили. , в частности, сифилис, которым якобы болел царь.Версия убийства так и осталась гипотезой.

В то же время главный археолог Кремля Татьяна Панова вместе с исследователем Еленой Александровской посчитали выводы комиссии 1963 года неверными. По их мнению, допустимая норма мышьяка у Ивана Грозного превышена более чем в 2 раза. По их мнению, царя отравили «коктейлем» из мышьяка и ртути, который ему давали на определенное время.

7. Ударить ножом?

Не раскрыта и тайна смерти цесаревича Дмитрия, сына Ивана Грозного.Официально он не мог претендовать на престол, так как был от шестой жены Грозного, а церковь признала только три брака. Дмитрий умер во время правления своего старшего брата Федора Иоанновича, однако из-за слабого здоровья последнего реальное управление государством осуществлял боярин и зять царя Борис Годунов. Долгое время была распространена версия, что убийство царевича Дмитрия организовал Годунов, заранее подготовивший себе царский престол после смерти бездетного царя Федора.

Однако есть и другая версия: это был несчастный случай. Первоначальная комиссия по расследованию установила следующую картину: князь, которому на тот момент не было и девяти лет, играл в «ножи» со своими сверстниками. Во время игры у него случился припадок, похожий по описанию на эпилептический припадок, в результате чего он получил смертельное ранение в шею. Судя по показаниям свидетелей, Дмитрий получил ранение от ножа, который держал в руках и на который упал после начала нападения.Брат королевы Марии Нагои, которому было поручено охранять царевича, опасался возможного наказания за фатальную оплошность и обвинил в убийстве Дмитрия несколько человек. Разъяренная толпа растерзала «убийц», но позже следствие установило, что в момент смерти цесаревича обвиняемые находились на другом конце города.

Однако в этой истории была еще одна загадка. когда в начале XVII века на восточных границах появился Лжедмитрий I, объявивший себя чудом спасенным от убийц, посланных Борисом Годуновым цесаревичем Дмитрием, значительная часть населения поверила ему.Более того, королева Мария Нагая, которая к тому времени стала монахиней, якобы признала в нем сына и. По иронии судьбы Лжедмитрия I на престоле наследовал Василий Шуйский, который в 1591 году возглавил следственную комиссию. На этот раз он сказал, что князя убили, но по приказу Бориса Годунова. Так что до сих пор нет ясности относительно судьбы последнего из династии Рюриковичей, хотя современные историки склонны считать, что произошла авария, и Годунов не вынашивал планов против Дмитрия, не имевшего юридических прав на престол.

Которое насчитывает почти двадцать племен правителей Руси, происходящих от Рюрика. Этот исторический персонаж родился предположительно между 806 и 808 годами в городе Рерик (Рарог). В 808 году, когда Рюрику было 1-2 года, владения его отца, Годолюба, были захвачены датским королем Готфридом, и будущий русский князь стал наполовину сиротой. Вместе с матерью Умилой он оказался на чужбине. А его детство нигде не упоминается. Предполагается, что он их потратил на славянских землях.Есть сведения, что в 826 году он прибыл ко двору франкского короля, где получил надел земли «за Эльбой», собственно земли его убитого отца, но как вассал франкского правителя. Считается, что в этот же период крестился Рюрик. Позже, после лишения этих наделов, Рюрик вошел в варяжский отряд и воевал в Европе, отнюдь не как образцовый христианин.

Князь Гостомысл увидел во сне будущую династию

Рюриковичи, родословная, которую дед Рюрика (отец Умилы) увидел во сне, как гласит легенда, внесла решающий вклад в развитие России и государства Российского, как они правили в период с 862 по 1598 год.Вещий сон старого Гостомысла, правителя Новгорода, как раз и показал, что «из чрева его дочери вырастет чудесное дерево, которое будет кормить людей в его краях». Это был еще один «плюс» в пользу приглашения Рюрика с его сильной свитой в то время, когда в новгородских землях наблюдались междоусобицы, и люди страдали от нападений посторонних племен.

Иностранное происхождение Рюрика можно оспорить

Таким образом, можно утверждать, что генеалогическое древо династии Рюриковичей началось не с иностранцев, а с человека, который по крови принадлежал к новгородской знати, воевавшей в других странах в течение многих лет имел свой отряд и позволял руководить народом по возрасту.На момент приглашения Рюрика в Новгород в 862 году ему было около 50 лет — возраст по тем временам вполне приличный.

Опиралось ли дерево на Норвегию?

Как дальше развивалось генеалогическое древо Рюриковичей? Полная картина этого дана на изображении, приведенном в обзоре. После смерти первого правителя Руси из этой династии («Книга Велеса» свидетельствует о том, что на Русских землях до него были правители) власть перешла к его сыну Игорю.Однако из-за юного возраста нового правителя Олег («Вещий»), брат жены Рюрика Эфанды, выступал его опекуном, что разрешено. Последний был связан с королями Норвегии.

Княгиня Ольга была соправительницей России при ее сыне Святославе

Единственный сын Рюрика, Игорь, родившийся в 877 году и убитый древлянами в 945 году, известен тем, что умиротворял подчиненные ему племена, отправился в поход на Италия (вместе с греческим флотом), пыталась взять Константинополь с флотилией из десяти тысяч кораблей, была первым военачальником России, который столкнулся в битве и от которого в ужасе бежал.Его жена, княгиня Ольга, вышедшая замуж за Игоря из Пскова (или Плескова, что может указывать на болгарский город Плискувот), жестоко отомстила древлянским племенам, убившим ее мужа, и стала правительницей России, пока подрастал сын Игоря Святослав. . Однако по достижении совершеннолетия своего отпрыска Ольга также оставалась правительницей, поскольку Святослав в основном участвовал в военных походах и остался в истории как великий полководец и завоеватель.

Генеалогическое древо династии Рюриковичей, помимо основной господствующей линии, состояло из множества ветвей, прославившихся неблаговидными поступками.Например, сын Святослава Ярополк воевал против своего брата Олега, погибшего в бою. Его собственный сын от византийской княгини Святополк Проклятый был чем-то похож на библейского Каина, так как он убил сыновей Владимира (другого сына Святослава) — Бориса и Глеба, которые были братьями его приемного отца. Другой сын Владимира — Ярослав Мудрый — расправился со Святополком сам и стал киевским князем.

Кровавые распри и браки по всей Европе

Можно смело утверждать, что генеалогическое древо Рюриковичей частично «пропитано» кровавыми событиями.На диаграмме видно, что тот, кто царствовал, предположительно, от второго брака с Ингигердой (дочерью шведского короля), имел много детей, в том числе шесть сыновей, которые были правителями различных русских владений и женились на иностранных принцессах (греческих, польских). И три дочери, ставшие королевами Венгрии, Швеции и Франции также в результате брака. Кроме того, Ярославу приписывают наличие седьмого сына от первой жены, взятого в польский плен из Киева (Анна, сын Ильи), а также дочь Агаты, которая, предположительно, могла быть женой наследник престола Англии Эдуард (Изгнанник).

Возможно, удаленность сестер и межгосударственные браки несколько снизили борьбу за власть в этом поколении Рюриковичей, так как большую часть времени правление в Киеве сына Ярослава Изяслава сопровождалось мирным разделом его власти. с братьями Всеволодом и Святославом (триумвират Ярославовича). Однако этот правитель России погиб в бою со своими племянниками. А отцом следующего известного правителя государства Российского Владимира Мономаха был Всеволод, который был женат на дочери византийского императора Константина Мономаха Девятого.

В семье Рюриковичей были правители с четырнадцатью детьми!

Генеалогическое древо Рюриковичей с датами показывает нам, что эту выдающуюся династию долгие годы продолжали потомки Владимира Мономаха, в то время как родословные других внуков Ярослава Мудрого прекратили свое существование в следующие сто или сто лет и позже. пятьдесят лет. У князя Владимира, как полагают историки, было двенадцать детей от двух жен, первая из которых была английской принцессой в изгнании, а вторая, предположительно, гречанкой.Из этих многочисленных отпрысков в княжении в Киеве были: Мстислав (до 1125 г.), Ярополк, Вячеслав и Юрий Владимирович (Долгорукий). Последний также отличался плодовитостью и родил четырнадцать детей от двух жен, в том числе Всеволода Третьего (Большое Гнездо), прозванного так, опять же, за большое количество потомства — восемь сыновей и четыре дочери.

Какие выдающиеся Рюриковичи нам известны? В генеалогическом древе, простирающемся дальше от Всеволода Большого Гнезда, есть такие выдающиеся фамилии, как Александр Невский (внук Всеволода, сына Ярослава II), Михаил Второй Святой (канонизированный Русской Православной Церковью в связи с неподкупностью мощей Святителя). убитый князь), Иоанн Калита, родивший Иоанна Кроткого, который, в свою очередь, родил Дмитрия Донского.

Грозные представители династии

Рюриковичи, родословная которых прекратила свое существование в конце XVI века (1598 г.), включали в свои ряды великого царя Иоанна Четвертого Грозного. Этот правитель укрепил самодержавную власть и значительно расширил территорию России за счет присоединения Заволжского, Пятигорского, Сибирского, Казанского и Астраханского царств. У него было восемь жен, которые родили ему пять сыновей и трех дочерей, включая его преемника на престоле Феодора (Блаженного).Этот сын Иоанна был якобы слаб здоровьем и, возможно, мыслями. Его больше интересовали молитвы, колокольный звон, рассказы шутов, чем власть. Поэтому во время его правления власть принадлежала его зятю Борису Годунову. А впоследствии, после смерти Федора, они полностью перешли к этому государственному деятелю.

Первый из царствующего рода Романовых приходился родственником последним Рюриковичам?

Родословная Рюриковичей и Романовых, однако, имеет некоторые точки соприкосновения, несмотря на то, что единственная дочь Федора Блаженного умерла в возрасте 9 месяцев, примерно в 1592–1594 годах.Михаил Федорович Романов — первый представитель новой династии, был коронован в 1613 году Земским собором, происходил из семьи боярина Федора Романова (позже — Патриарха Филарета) и боярина Ксении Шестовой. Он был двоюродным братом (Блаженным), поэтому можно сказать, что династия Романовых в какой-то мере продолжает династию Рюриковичей.

История Древней Руси очень интересна для потомков. Она попала в современное поколение в виде мифов, легенд и хроник. Генеалогия Рюриковичей с датами их правления, ее схема существует во многих исторических книгах.Чем раньше будет описание, тем надежнее история. Династии, правившие со времен князя Рюрика, способствовали формированию государственности, объединению всех и княжеств в единое сильное государство.

Представленная читателям родословная Рюриковичей — яркое тому подтверждение. Сколько легендарных личностей, создавших будущую Россию, представлено в этом дереве! Как началась династия? Кем был Рюрик по происхождению?

Приглашение внуков

О появлении варяжского Рюрика на Руси ходят легенды.Одни историки считают его скандинавом, другие славянином. Но лучший рассказ об этом событии — «Повесть временных лет», оставленная летописцем Нестором. Из его повествования следует, что Рюрик, Синеус и Трувор — внуки новгородского князя Гостомысла.

Князь потерял в боях всех своих четырех сыновей, у него было только три дочери. Одна из них была замужем за варягом-Россом и родила троих сыновей. Именно их, внуков, Гостомысл призвал княжить в Новгород.Рюрик стал князем Новгорода, Синеус ушел в Белоозеро, а Трувор ушел в Изборск. Три брата стали первым племенем, и с них началась родословная Рюриковичей. Это был 862 год нашей эры. Династия была у власти до 1598 года и правила страной 736 лет.

Второе колено

Новгородский князь Рюрик правил до 879 года. Он умер, оставив на руках Олега, родственника по жене, своего сына Игоря, представителя второго племени. Пока Игорь рос, в Новгороде правил Олег, который во время его правления завоевал и назвал Киев «матерью городов русских», установил дипломатические отношения с Византией.

После смерти Олега, в 912 году, воцарился Игорь — законный наследник по роду Рюриковичей. Он умер в 945 году, оставив сыновей: Святослава и Глеба. Существует множество исторических документов и книг, описывающих генеалогическое древо Рюриковичей с датами правления. Схема их генеалогического древа похожа на фотографию слева.

Из этой диаграммы видно, что род постепенно разветвляется и расширяется. Особенно от его сына Ярослава Мудрого появилось потомство, имевшее большое значение в становлении Руси.

и наследники

В год смерти Святославу было всего три года. Поэтому княжеством стала править его мать, княгиня Ольга. Когда он вырос, его больше привлекали военные походы, а не царствование. В походе на Балканы в 972 году он был убит. Его наследниками остались трое сыновей: Ярополк, Олег и Владимир. Сразу после смерти отца Ярополк стал киевским князем. Его желанием было самодержавие, и он начал открыто бороться против своего брата Олега.Родословная Рюриковичей с датами их правления говорит о том, что Владимир Святославович все же стал главой Киевского княжества.

Когда Олег умер, Владимир сначала бежал в Европу, но через 2 года вернулся с отрядом и убил Ярополка, став великим князем Киевским. Во время походов в Византию князь Владимир стал христианином. В 988 году он крестил киевлян на Днепре, построил церкви и соборы, способствовал распространению христианства на Руси.

Народ дал ему имя, и его правление длилось до 1015 года. Церковь почитает его как святого на крещении Руси. У великого киевского князя Владимира Святославовича были сыновья: Святополк, Изяслав, Судислав, Вышеслав, Позвизд, Всеволод, Станислав, Ярослав, Мстислав, Святослав и Глеб.

Потомки Рюриковичей

Имеется подробная родословная Рюриковичей с указанием дат их жизни и периодов правления. Вслед за Владимиром Святополк, прозванный в народе Проклятым, поднялся на княжество за убийство своих братьев.Его правление длилось недолго — в 1015 году с перерывом и с 1017 по 1019 год.

Мудрые правили с 1015 по 1017 год и с 1019 по 1024 год. Потом было 12 лет правления вместе с Мстиславом Владимировичем: с 1024 по 1036, а затем с 1036 по 1054 год.

С 1054 по 1068 год — это период княжества Изяслава Ярославовича. Далее расширяется генеалогия Рюриковичей, схема правления их потомков. Некоторые представители династии находились у власти очень недолго и не успевали совершить выдающиеся дела.Но многие (например, Ярослав Мудрый или Владимир Мономах) оставили свой след в жизни России.

Родословная Рюриковичей: продолжение

Великий князь Киевский Всеволод Ярославович вступил в княжество в 1078 году и продолжал его до 1093 года. В родословной династии немало князей, запомнившихся своими боевыми подвигами: таковы были Александр Невский. Но его правление было позже, во время нашествия на Русь монголо-татар. А до него правили Киевское княжество: Владимир Мономах — с 1113 по 1125 год, Мстислав — с 1125 по 1132 год, Ярополк — с 1132 по 1139 год.Юрий Долгорукий, ставший основателем Москвы, правил с 1125 по 1157 год.

Родословная Рюриковичей обширна и заслуживает очень внимательного изучения. Невозможно пройти мимо таких знаменитых имен, как Иоанн «Калита», Дмитрий «Донской», правивший в период с 1362 по 1389 год. Имя этого князя у современников всегда ассоциируется с его победой на Куликовом поле. Ведь это был переломный момент, положивший начало «концу» татаро-монгольского ига. Но Дмитрия Донского запомнили не только этим: его внутренняя политика была направлена ​​на объединение княжеств.Именно во время его правления Москва стала центром Руси.

Федор Иоаннович — последний из династии

Родословная Рюриковичей, диаграмма с датами позволяет предположить, что династия закончилась правлением царя Московского и всея Руси — Федора Иоанновича. Он правил с 1584 по 1589 год. Но власть его была номинальной: по натуре он не был сувереном, а Государственная Дума управляла страной. Но тем не менее в этот период крестьяне были привязаны к земле, что считается заслугой правления Федора Иоанновича.

Обрезано генеалогическое древо Рюриковичей, схема которого приведена выше в статье. Более 700 лет шло становление Руси, было преодолено страшное иго, произошло объединение княжеств и всего восточнославянского народа. Дальше на пороге истории — новая царская династия — Романовы.

В октябре 1582 года у Ивана Грозного родился сын Дмитрий, ставший последним потомком (по мужской линии) царской династии Рюриковичей.Согласно общепринятой историографии, Дмитрий прожил восемь лет, но его имя наложило проклятие на Российское государство еще на 22 года.

У русских часто возникает ощущение, что Родина находится под каким-то заклятием. «У нас все иначе — не как у нормальных людей». На рубеже XVI-XVII веков в России были уверены, что знают корень всех бед — виновато проклятие невинно убитого царевича Дмитрия.

Набат в Угличе

Для цесаревича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного (от последнего брака с Марией Нагой, который, кстати, так и не был признан церковью), все закончилось 25 мая 1591 года в г. город Углич, где он находился в статусе удельного князя Углича, находился в почетной ссылке… В полдень Дмитрий Иоаннович метал ножи вместе с другими детьми, входившими в его свиту. В материалах расследования гибели Дмитрия есть свидетельства одного юноши, игравшего с царевичем: «… царевич играл с ними на заднем дворе ножом, и к нему пришла болезнь — эпилептическая болезнь. — и бросился на нож ». Фактически, эти показания стали главным аргументом для следователей квалифицировать смерть Дмитрия Иоанновича как несчастный случай.

Однако вряд ли угличчан убедили бы доводы следствия. Русские люди всегда больше доверяли приметам, чем логическим выводам «людей». А там была табличка … А что за примета! Практически сразу после того, как остановилось сердце младшего сына Ивана Грозного, над Угличем забила тревогу. Звонил колокол местного Спасского собора. И все бы хорошо, только звонок прозвенел сам по себе — без звонка. Об этом существует легенда, которая на протяжении нескольких поколений считалась углианами реальностью и роковым знаком.

Когда жители узнали о смерти наследника, начался бунт. Угличи разгромили Приказную хату, убили государя писаря с семьей и еще нескольких подозреваемых. Борис Годунов, фактически управлявший государством при номинальном царе Федоре Иоанновиче, спешно отправил в Углич лучников для подавления восстания.

Получили не только мятежники, но и колокол: его сорвали с колокольни, вытащили «язык», отрезали «ухо» и публично на главной площади наказали 12 ударами плетью.А потом его вместе с другими повстанцами отправили в ссылку, в Тобольск. Тогдашний тобольский воевода князь Лобанов-Ростовский приказал запереть кукурузный колокол в командирской избе, сделав на нем надпись «Величайший неодушевленный из Углича». Однако колокольная резня не спасла власти от проклятия — все только начиналось.

Конец династии Рюриковичей

После того, как весть о смерти царевича распространилась по русской земле, в народе распространились слухи о причастности к «несчастному случаю» боярина Бориса Годунова.Но были смельчаки, подозреваемые в «заговоре», и тогдашний царь — Федор Иоаннович, сводный брат покойного цесаревича. И на то были причины.

Через 40 дней после смерти Ивана Грозного наследник московского престола Федор начал активно готовиться к его коронации. По его приказу за неделю до венчания с царством вдову-царицу Марию и ее сына Дмитрия Иоанновича отправили в Углич — «на княжение». То, что последнюю жену царя Иоанна IV и князя не пригласили на коронацию, стало для последнего страшным унижением.Однако на этом Федор не остановился: например, содержание княжеского двора иногда сокращалось по несколько раз в год. Буквально через несколько месяцев после начала своего правления он поручает духовенству убрать традиционное упоминание имени цесаревича Дмитрия во время богослужений.

Формальная причина заключалась в том, что Дмитрий Иоаннович родился в шестом браке и по церковным правилам считался незаконнорожденным. Однако все понимали, что это всего лишь предлог. Запрет на упоминание царевича во время богослужений был воспринят его двором как смерть.В народе ходили слухи о неудавшихся покушениях на Дмитрия. Так, британец Флетчер, находясь в Москве в 1588–1589 годах, писал, что его няня умерла от яда, предназначенного Дмитрию.

Через полгода после смерти Дмитрия забеременела жена царя Федора Иоанновича Ирина Годунова. Все ждали наследника престола. Более того, согласно легендам, рождение мальчика предсказывали многочисленные придворные маги, целители и целители. Но в мае 1592 года царица родила девочку.В народе ходили слухи, что княгиня Феодосия, как родители называли дочь, родилась ровно через год после смерти Дмитрия — 25 мая, а официальное объявление царская семья задержала почти на месяц.

Но это было еще не самое страшное знамение: девочка прожила всего несколько месяцев и в том же году умерла. И тут заговорили о проклятии Дмитрия. После смерти дочери царь изменился; в конце концов он потерял интерес к своим царским обязанностям и провел месяцы в монастырях.Говорили, что Федор искупил свою вину перед убитым князем. Зимой 1598 года Федор Иоаннович скончался, не оставив наследника. Вместе с ним умерла династия Рюриковичей.

Великий голод

Смерть последнего государя из династии Рюриковичей открыла путь в царство Бориса Годунова, который фактически был правителем страны при жизни Федора Иоанновича. К тому времени Годунов слыл в народе «убийцей царевича», но это его не сильно беспокоило.Путем хитрых манипуляций он все же был избран королем и почти сразу начал реформы.

За два коротких года он осуществил в стране больше преобразований, чем предыдущие короли за весь 16 век. А когда Годунов, казалось, уже завоевал народную любовь, разразилась катастрофа — из невиданных климатических катаклизмов на Россию пришел Великий голод, который длился целых три года. Историк Карамзин писал, что люди «любят скот, траву грызли и ели; сено было найдено во рту мертвых.Конина казалась деликатесом: ели собак, кошек, сук, всякую гадость. Люди стали хуже животных: они оставили семьи и жен, чтобы не поделиться с ними последним кусочком.

Они не только грабили, убивали за кусок хлеба, но и пожирали друг друга … Человеческое мясо продавалось пирогами на рынках! Матери грызли трупы своих младенцев! .. »Только в Москве от голода умерло более 120 тысяч человек; по всей стране действовали многочисленные банды грабителей.От родившейся любви народа к избранному царю не осталось и следа — народ снова заговорил о проклятии цесаревича Дмитрия и «проклятого Бориска».

Конец династии Годунов

1604 наконец принес хороший урожай … Казалось, беды закончились. Это было затишье перед бурей — осенью 1604 года Годунову сообщили, что войско царевича Дмитрия движется из Польши в Москву, чудом спасаясь от рук убийц Годунова в Угличе еще в 1591 году.«Работар», как в народе звали Бориса Годунова, наверное, понял, что проклятие Дмитрия теперь воплощено в самозванце.

Однако царю Борису не суждено было встретиться лицом к лицу с Лжедмитрием: он скоропостижно скончался в апреле 1605 года, за пару месяцев до триумфального въезда в Москву «беглого Дмитрия». Ходили слухи, что отчаявшийся «проклятый король» покончил жизнь самоубийством — отравился. Но проклятие Дмитрия распространилось на сына Годунова Федора, ставшего царем, которого задушили вместе с собственной матерью незадолго до того, как Лжедмитрий вошел в Кремль.Говорили, что это было одним из главных условий «царевича» для триумфального возвращения в столицу.

Конец народного доверия

До сих пор историки спорят о том, был ли «король ненастоящим». Однако мы, вероятно, никогда об этом не узнаем. Теперь можно только сказать, что Дмитрию не удалось реанимировать Рюриковичей. И снова конец весны стал роковым: 27 мая у бояр был устроен хитрый заговор под предводительством Василия Шуйского, во время которого Лжедмитрий был убит.Они объявили народу, что царь, которого они недавно боготворили, был самозванцем, и устроили публичное посмертное осквернение. Этот абсурдный момент окончательно подорвал доверие народа к власти. Простые люди не верили боярам и горько оплакивали Дмитрия.

Вскоре после убийства самозванца, в начале лета, ударили страшные морозы, уничтожившие все посевы. В Москве распространились слухи о проклятии, которое бояре навлекли на Землю Русскую, убив законного государя.Кладбище у Серпуховских ворот столицы, где похоронен самозванец, стало местом паломничества многих москвичей.

Свидетельств о «явлениях» воскресшего царя в разных частях Москвы было много, а некоторые даже утверждали, что получили от него благословение. Напуганные народными волнениями и новым культом мученика власти выкопали труп «вора», погрузили его прах в пушку и открыли огонь по Польше. Жена Лжедмитрия Марина Мнишек вспоминала, когда тело ее мужа протащили через кремлевские ворота, ветер сорвал с ворот щиты и целыми и невредимыми в том же порядке установил их посреди дороги.

Конец Шуйских

Новым царем стал Василий Шуйский — человек, который в 1598 году начал расследование гибели цесаревича Дмитрия в Угличе. Человек, который пришел к выводу, что смерть Дмитрия Иоанновича была несчастным случаем, положив конец Лжедмитрию и получив царскую власть, вдруг признал, что следствие в Угличе располагало доказательствами насильственной смерти царевича и непосредственной причастностью к убийству Бориса. Годунов. Сказав это, Шуйский одним выстрелом убил двух зайцев: он дискредитировал — даже уже убитого — своего личного врага Годунова и заодно заявил, что убитый во время заговора Лжедмитрий был самозванцем.Василий Шуйский даже решил усилить последнее канонизацией царевича Дмитрия.

В Углич была направлена ​​специальная комиссия во главе с митрополитом Ростовским Филаретом, которая вскрыла могилу царевича и якобы обнаружила в гробу нетленное тело ребенка, источавшее благоухание. Мощи торжественно принесли в собор Архангельского Кремля: по Москве распространился слух, что останки мальчика чудотворны, и люди отправились к святителю Дмитрию за исцелением.Однако культ просуществовал недолго: было несколько случаев смерти от прикосновения к мощам.

Слухи о фальшивых мощах и проклятии Дмитрия распространились по столице. Раков с останками пришлось убрать с глаз долой в гробницу. И очень скоро на Руси появилось еще несколько Дмитриевых Иоанновичей, и при первом царе прервалась династия Шуйских, суздальская ветвь Рюриковичей, которые на протяжении двух столетий были главными соперниками ветви Даниловичей за московский престол.Василий закончил свою жизнь в польском плену: в стране, в которую по его приказу когда-то был расстрелян прах Лжедмитрия I.

Последнее проклятие

Смута на Руси закончилась только в 1613 году — с установлением новой династии Романовых. Но разве на этом иссякло проклятие Дмитрия? 300-летняя история династии говорит об обратном. Патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов), отец первого «романовского» царя Михаила Федоровича, был в гуще «страстей по Дмитрию».В 1605 году он, заключенный Борисом Годуновым в монастырь, был освобожден как «родственник» Лжедмитрия I. После воцарения Шуйского именно Филарет привез «чудотворные мощи» царевича из Углича в Москву и насаждал культ. Св. Дмитрия Углицкого — чтобы убедить Шуйского в том, что когда-то спасший его Лжедмитрий был самозванцем. А потом, восстав против царя Василия, он стал «именным патриархом» в тушинском стане Лжедмитрия II.

Филарета можно считать первым из династии Романовых: при царе Михаиле он носил титул «великий государь» и фактически был главой государства.Царствование Романовых началось с Смуты, и Смуты закончились. Более того, второй раз в истории России царская династия была прервана убийством царевича. Существует легенда, что Павел I закрыл на сто лет в шкатулке предсказание старца Авеля относительно судьбы династии. Не исключено, что там фигурировало имя Дмитрия Иоанновича.


Рюриковичами историки называют первую династию русских князей и царей.Фамилии у них не было, и династия была названа в честь своего легендарного основателя, новгородского князя Рюрика, умершего в 879 году.

Глазунов Илья Сергеевич. Внуки Гостомысла — Рюрик, Трувор и Синеус.

Самая ранняя (XII век) и наиболее подробная древнерусская летопись «Повесть временных лет» рассказывает о призвании Рюрика:


«Призвание Рюрика». Неизвестный автор.

«В году 6370 (862 по современной хронологии).Они изгнали варягов через море и не платили им дани, и начали господствовать над собой, и между ними не было истины, и клан за кланом восставали, и у них были раздоры, и они начали сражаться друг с другом. И они сказали себе: «Давайте поищем князя, который будет править нами и судить по праву». И они пошли через море к варягам, на Русь. Те варяги назывались Русью, как другие назывались шведами, а одни норманны и англы, а третьи готландцы — вот как они есть.Чудь, Словения, Кривичи и вся остальная Россия сказали: «Наша земля велика и изобильна, но в ней нет порядка.


«Призвание Рюрика».

Приди царствовать и господствовать над нами. «И избрали три брата с семействами их, и они взяли с собою всю Россию, и они пришли, и старший, Рюрик, сел в Новгород, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборск.И от тех варягов и получила прозвище русская земля.Новгородцы — это те люди из варягской семьи, а раньше они были словенами.Два года спустя Синеус и его брат Трувор умерли. И один Рюрик взял всю власть и стал раздавать города своим людям — Полоцку, этому Ростову, другому Белоозеру. Варяги в этих городах — первооткрыватели, а коренное население в Новгороде — Словения, в Полоцке — Кривичи, в Ростове — Меря, в Белоозере — все, в Муроме — Муром, и всеми ими правил Рюрик. «


Рюрик. Великий князь Новгородский в 862-879 гг. Портрет из титульной книги царя.1672

Древнерусские летописи начали составляться через 200 лет после смерти Рюрика и через столетие после крещения Руси (появления письменности) на основе некоторых устных преданий, византийских летописей и нескольких существующих документов. Поэтому в историографии выработались разные точки зрения на летописный вариант призвания варягов. В XVIII — первой половине XIX века преобладала теория скандинавского или финского происхождения князя Рюрика; позже была развита гипотеза о его западнославянском (поморском) происхождении.

Однако более достоверным историческим лицом, а значит и родоначальником династии, является великий князь киевский Игорь, которого летопись считает сыном Рюрика.


Игорь I (Игорь Древний) 877–945. Великий князь Киевский в 912–945 гг.

Династия Рюриковичей стояла во главе русских более 700 лет. Рюриковичи правили Киевской Русью, а затем, когда она распалась в XII веке, большими и малыми русскими княжествами.А после объединения всех русских земель вокруг Москвы во главе государства встали великие князья Московские из рода Рюриковичей. Потомки бывших удельных князей потеряли свои владения и составили высший слой русской аристократии, но сохранили титул «князь».


Святослав I Игоревич Победитель. 942-972гг. Великий князь Киевский в 966-972 гг.
Портрет из титульной книги Царя. 1672


Владимир I Святославич (Владимир Красно Солнышко) 960-1015.Великий князь Киевский в 980-1015 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Ярослав I Владимирович (Ярослав Мудрый) 978-1054 гг. Великий князь Киевский в 1019-1054 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Всеволод I Ярославич. 1030-1093 Великий князь Киевский в 1078-1093 годах.


Владимир II Всеволодович (Владимир Мономах) 1053-1025. Великий князь Киевский в 1113-1125 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Мстислав I Владимирович (Мстислав Великий) 1076-1132.Великий князь Киевский в 1125-1132 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Ярополк И.И. Владимирович. 1082-1139. Великий князь Киевский в 1132-1139 гг.
Портрет из титульной книги Царя. 1672


Всеволод II Ольгович. ? -1146 Великий князь Киевский в 1139-1146 гг.
Портрет из титульной книги Царя. 1672


Игорь II Ольгович. ? -1147 Великий князь Киевский в 1146 году.
Портрет из титульной книги Царя. 1672


Юрий Владимирович (Юрий Долгорукий).1090-1157. Великий князь Киевский в 1149–1151 и 1155–1157 годах. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Всеволод III Юрьевич (Всеволод Большое Гнездо). 1154-1212 гг. Великий князь Владимир в 1176-1212 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Ярослав II Всеволодович. 1191-1246 гг. Великий князь Киевский в 1236-1238 гг. Великий князь Владимирский в 1238-1246 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Александр I Ярославич (Александр Невский).1220-1263 гг. Великий князь Киевский в 1249-1252 гг. Великий князь Владимирский в 1252-1263 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Даниил Александрович. 1265-1303 гг. Великий князь Московский в 1276-1303 гг.
Портрет из титульной книги Царя. 1672


Иван I Данилович (Иван Калита). ? -1340гг. Великий князь Московский в 1325-1340 гг. Великий князь Владимирский в 1338-1340 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Иван II Иванович (Иван Красный).1326-1359. Великий князь Московский и Владимирский в 1353-1359 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Дмитрий III Иванович (Дмитрий Донской). 1350–1389. Великий князь Московский в 1359-1389 гг. Великий князь Владимирский в 1362-1389 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Василий I Дмитриевич. 1371-1425 гг. Великий князь Московский в 1389-1425 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Василий II Васильевич (Василий Темный). 1415-1462 гг. Великий князь Московский в 1425-1446 гг. И 1447-1462 гг.Портрет из титульной книги Царя. 1672


Иван III Васильевич. 1440-1505 Великий князь Московский в 1462-1505 годах. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Василий III Иванович. 1479-1533 Великий князь Московский в 1505-1533 годах. Портрет из титульной книги Царя. 1672


Иван IV Васильевич (Иван Грозный) 1530-1584 гг. Великий князь Московский в 1533-1584 гг. Русский царь в 1547-1584 гг. Портрет из титульной книги Царя. 1672

В 1547 году Великий князь Московский Иван IV был коронован в Успенском соборе Московского Кремля и принял титул «Царь всея Руси».Последними представителями династии Рюриковичей на российском престоле был царь Федор Иванович, бездетно скончавшийся в 1598 году.


Федор I Иванович. 1557-1598 Русский царь в 1584-1598 годах. Портрет из титульной книги Царя. 1672

Но это не значит, что это конец семьи Рюриковичей. Было подавлено только его самое молодое — московское — отделение. Но потомки других Рюриковичей (бывших удельных князей) мужского пола к тому времени уже приобрели фамилии: Барятинские, Волконские, Горчаковы, Долгоруковые, Оболенские, Одоевские, Репнины, Шуйские, Щербатовы и др.

лет правления. Все русские цари из династии Романовых

Последние 300 лет или около того самодержавие в России было напрямую связано с династией Романовых. Им удалось закрепиться на престоле во время Смуты. Внезапное появление на политическом небосклоне новой династии — крупнейшее событие в жизни любого государства. Обычно это сопровождается переворотом или революцией, но в любом случае смена власти приводит к вытеснению старой правящей элиты насильственным путем.

Предыстория

В России возникновение новой династии было связано с тем, что ветвь Рюриковичей прервалась со смертью потомков Ивана IV Грозного. Такое положение дел в стране вызвало не только глубокий политический, но и социальный кризис. В конечном итоге это привело к тому, что иностранцы вмешались в дела государства.

Следует отметить, что никогда прежде в истории Руси правители, принесшие с собой новые династии, как после смерти царя Ивана Грозного, не менялись так часто.В те времена на престол претендовали не только представители элиты, но и других социальных слоев. Иностранцы тоже пытались вмешаться в борьбу за власть.

На престол один за другим явились потомки Рюриковичей в лице Василия Шуйского (1606-1610), представители нетитульных бояр во главе с Борисом Годуновым (1597-1605), были даже самозванцы — Лжедмитрий I ( 1605-1606) и Лжедмитрия II (1607-1610). Но никому из них не удалось продержаться у власти надолго.Так продолжалось до 1613 года, пока не пришли русские цари из династии Романовых.

Происхождение

Сразу следует отметить, что этот род как таковой произошел от Захаревых. И Романовы — не совсем то имя. Все началось с того, что Патриарх Филарет, то есть Захариев Федор Николаевич, решил изменить свое имя. Руководствуясь тем, что его отцом был Никита Романович, а дедом — Роман Юрьевич, он придумал имя «Романов». Таким образом, род получил новое название, которое используется и сегодня.

Царская династия Романовых (годы правления 1613-1917) началась с Михаила Федоровича. После него на престол взошел Алексей Михайлович, прозванный в народе «Тишайшим». Потом был Федор Алексеевич. Тогда правил были царица Софья Алексеевна и Иван V Алексеевич.

Во время правления Петра I — в 1721 году — государство было окончательно преобразовано в Российскую империю. Короли канули в Лету. Теперь Император стал императором. Всего Романовы подарили России 19 правителей.Среди них — 5 женщин. Вот таблица, где наглядно проиллюстрирована вся династия Романовых, годы правления и титулы.

Как уже было сказано выше, российский престол заняли и женщины. Но правительство Павла I приняло закон, согласно которому отныне титул императора может иметь только прямой наследник из числа людей. С тех пор ни одна женщина не взошла на престол.

Династия Романовых, правление которой приходилось не всегда в спокойные времена, в 1856 году получила свой официальный герб.На нем изображена шея с тарчем и золотым мечом в лапах. Края герба украшены восемью отрубленными львиными головами.

Последний император

В 1917 году большевики захватили власть в стране, что свергло правительство страны. Император Николай II был последним из династии Романовых. Прозвище «Кровавый» ему дали за то, что во время двух революций 1905 и 1917 годов по его приказу были убиты тысячи людей.

Историки считают, что последний император был мягким правителем и поэтому сделал несколько непростительных ошибок как во внутренней, так и во внешней политике.Они привели к тому, что ситуация в стране накалилась до предела. Неудачи японцев, а затем Первая мировая война сильно подорвали авторитет императора и всей королевской семьи.

В 1917 году, в ночь на 17 июля, царская семья, в состав которой входили, кроме самого императора и его жены, еще пятеро детей, была расстреляна большевиками. Тогда же скончался единственный наследник российского престола, маленький сын Николая Алексей.

Ныне

Романовы — это древнейший боярский род, давший Руси великую династию царей, а затем и императоров.Они правили государством чуть более трехсот лет, начиная с XVI века. Династия Романовых, правление которой закончилось с приходом к власти большевиков, прервалась, но несколько таких ветвей существуют и сейчас. Все они живут за границей. Примерно 200 из них имеют разные титулы, но ни один не сможет занять российский престол, даже если монархия будет восстановлена.

p >>

Как умер царевич Дмитрий Иванович Рюрикович. Смерть царевича Дмитрия. Угличский корпус

После смерти Ивана Грозного остались только два представителя основной ветви Рюриковичей — слабый здоровьем Федор и младенец Дмитрий, тоже рожденный в браке, который по церковным канонам считался незаконным.

Иван IV женился на матери цесаревича Дмитрия — Марии Федоровне Наги — за четыре года до своей смерти. Дмитрий родился в 1582 году, и к моменту смерти отца ему было всего полтора года. Молодого князя воспитывала мать, многочисленные родственники и обширный придворный штат.

Дмитрия можно было считать незаконнорожденным и исключить из числа претендентов на престол. Однако из опасения, что Дмитрий может стать центром, вокруг которого соберутся все недовольные правлением Федора Иоанновича, его вместе с матерью отправили в Углич.Формально этот город Дмитрий получил в наследство, но на самом деле он мог распоряжаться только доходами, полученными от него, и фактически оказался в ссылке. Реальная власть в городе находилась в руках московских «военнослужащих», и прежде всего писаря Михаила Битяговского.

По официальной версии, 15 мая 1591 года царевич с дворовыми детьми играли в «тычок» «ворсом» — перочинным ножом или острым четырехгранным гвоздем. Во время игры у него случился эпилептический припадок, он случайно ударил себя «грудой» по горлу и умер на руках у медсестры.Однако мать цесаревича и ее брат Михаил Нагой начали распространять слухи о том, что Дмитрия убили «военнослужащие» по прямому приказу из Москвы. В Угличе сразу же вспыхнуло восстание. Обвиняемые в убийстве Осип Волохов, Никита Качалов и Данила Битяговский были растерзаны толпой.

Через четыре дня из Москвы была прислана следственная комиссия в составе митрополита Сарского и Подонского Геласия, боярина князя Василия Шуйского, окружного Андрея Клешнина и писаря Елизария Вылузгина.

Из следственного дела вырисовывается следующая картина того, что произошло в Угличе в дни мая 1591 года. Цесаревич Дмитрий давно страдал эпилепсией. 12 мая, незадолго до трагического события, захват был повторен. 14 мая Дмитрию стало лучше, мама взяла его с собой в церковь, а когда вернулась, велела прогуляться во дворе. В субботу, 15 мая, царица снова пошла с сыном на мессу, а затем отпустила его гулять во двор дворца.Цесаревич был с матерью Василисой Волоховой, медсестрой Ариной Тучковой, нянькой Марией Колобовой и четырьмя сверстниками Дмитрия, сыновьями кормилицы и няни Петруши Колобова, Иваном Красенским и Гришей Козловским. Дети играли в пок. Во время игры у принца начался очередной приступ эпилепсии.

Многие угличане свидетельствовали о последовавшей трагедии. Судя по протоколам допросов, все расследование проводилось публично.

После допроса свидетелей комиссия пришла к однозначному выводу — смерть наступила в результате несчастного случая.Но слухи о насильственной смерти Дмитрия не утихали. Прямой наследник Ивана Грозного, хоть и незаконнорожденный, был конкурентом узурпатора Бориса Годунова. Ведь после смерти Федора Иоанновича он де-юре взял власть в свои руки. В России началось Смутное время, когда имя цесаревича Дмитрия стало прикрытием для многих самозванцев.

В 1606 году Василий Шуйский, расследовавший убийство цесаревича Дмитрия, вступил на престол после убийства первого самозванца, Лжедмитрия I.Он изменил свое мнение об Углицкой трагедии, прямо заявив, что Дмитрий был убит по приказу Бориса Годунова. Эта версия оставалась официальной при династии Романовых. Из склепа в Угличе был извлечен гроб с телом князя. Его мощи были найдены нетленными и помещены в Архангельском соборе в специальной святыне у могилы Ивана Грозного. Рядом с раками стали происходить многочисленные чудотворные исцеления больных, и в этом же году Дмитрий был канонизирован.Почитание Дмитрия как святого сохраняется и по сей день.

Сергей Шереметев, выдающийся специалист по генеалогии и истории письменности, Константин Бестужев-Рюмин, профессор Петербургского университета, и известный историк Иван Беляев верили в спасение Дмитрия (или, по крайней мере, допускали такую ​​возможность). Книгу, специально посвященную обоснованию этой версии, издал известный журналист Алексей Суворин.

Авторы, считавшие, что в 1605–1606 годах на русском престоле восседал настоящий Дмитрий, обратили внимание на то, что молодой царь вел себя на удивление уверенно для авантюриста-самозванца.Похоже, он верил в свое королевское происхождение.

Сторонники самозванца Лжедмитрия подчеркивают, что, по данным следственного дела, цесаревич Дмитрий страдал эпилепсией. У Лжедмитрия долгое время не было симптомов этой болезни (с момента его появления в Польше в 1601 году до его смерти в 1606 году). Эпилепсия не лечится и современной медициной. Однако даже без какого-либо лечения у пациентов с эпилепсией могут наблюдаться временные улучшения, которые иногда длятся годами и не сопровождаются припадками.Таким образом, отсутствие эпилептических припадков не противоречит возможности установления личности Лжедмитрия и Дмитрия.

Сторонники версии о том, что в Угличе был убит не князь, а чужой мальчик, обращают внимание на легкость, с которой мать князя, инокиня Марфа, узнала своего сына в Лжедмитрии. Кстати, еще до того, как самозванка прибыла в Москву, вызванная Годуновым, она, по слухам, заявила, что верные люди сообщили ей о спасении ее сына.Известно также, что Лжедмитрий, объявив князю Адаму Вишневецкому о своем царском происхождении, представил в качестве доказательства драгоценный крест, усыпанный бриллиантами. По этому же кресту мать якобы узнала в нем своего сына.

Мы дошли до тех писем самозванца, в которых он объявил русскому народу о своем спасении. В наиболее наглядной форме эти объяснения сохранились в дневнике жены самозванца Марины Мнишек. «Был у царевича врач, — пишет Марина, — итальянка по происхождению.Узнав о злом умысле, он … нашел мальчика, похожего на Дмитрия, и приказал ему навечно быть с князем, пусть даже спать на одной постели. Когда мальчик заснул, осторожный врач перенес Дмитрия на другую кровать. В результате погиб другой мальчик, а не Дмитрий, а доктор забрал Дмитрия из Углича и сбежал с ним в Северный Ледовитый океан. Однако российские источники не знают ни одного иностранного врача, проживавшего в Угличе.

Важные соображения в пользу обмана фальшивого Дмитрия приводит немецкий ландскнехт Конрад Буссов.Недалеко от Углича Буссов и немецкий купец Бернд Хоппер разговорились с бывшим сторожем Угличского дворца. Сторож сказал о Лжедмитрии: «Он был разумным властителем, но он не был сыном Грозного, потому что он действительно был убит 17 лет назад и давно сгнил. Я видел, как он лежал мертвым на детской площадке. «

Все эти обстоятельства полностью разрушают легенду о личности Лжедмитрия и царевича Дмитрия. Остаются две версии: он зарезал себя и был убит по наущению Бориса Годунова.У обеих версий теперь есть сторонники в исторической науке.

Материал подготовлен на основе открытых источников

» 17-го века

Смерть царевича Дмитрия, 1591

Убийство царевича Деметрия. Кадр из произведения П.Ф. Плешанова. 1890 г.

Один из самых загадочных эпизодов в истории России связан с именем цесаревича Дмитрия. Цесаревич Дмитрий — младший сын царя Ивана IV Грозного — после смерти отца и восшествия на престол Федора Иоанновича он был отправлен вместе с матерью, великой княгиней Марией Нагой, в его удел, город Углич.Цесаревичу тогда было всего 7 лет. И вот однажды в полдень 15 мая 1591 года царевич Дмитрий умер во дворе княжеского дома, играя со своими товарищами в «ножи».

Убийство цесаревича Дмитрия в Угличе

Сразу же была назначена следственная комиссия во главе с князем Василием Ивановичем Шуйским (будущим царем России), которая выехала в Углич для расследования этого загадочного дела. Но почему это считается сейчас, а тогда считалось загадочным? Дело в том, что о смерти цесаревича Дмитрия ходили разные версии.Некоторые говорили, что князь умер случайно, потому что страдал эпилепсией (эпилепсией, как тогда называли это заболевание), во время игры у него случился припадок, и он упал прямо на нож, которым играл. Другие утверждали, что цесаревич Дмитрий был убит, зарезан по приказу царя и его главного советника Бориса Годунова. Этой версии придерживались все родственники цесаревича Дмитрия.

Цесаревич Димитрий Угличский. Жизнь. Иконографические сведения: Слева: 1. Принца выводят из дворца 2.Убийство князя, няня пытается спасти Дмитрия 3. Битяговские пытаются бежать из Углича верхом. Справа: 1. Дворник звонит в звонок. Битяговские пытаются выбить дверь в колокольню №2. Угличцы забивают камнями убийц Дмитрия. 3. Город Углич

Фресковая церковь Димитрия Угличского показывает убийство цесаревича Димитрия

«Сборник житий и литургических следов угличских святых» XVIII века.Рукописный сборник житий и литургических следов угличских святых включает лицевое житие святого мученика Димитрия Угличского с 12 миниатюрами удивительной красоты. Рукопись была создана в Угличе или Угличском районе не ранее 1784-1786 гг.


Если это действительно так, то как Цесаревич Дмитрий мешал Борису Годунову? Дело в том, что после смерти царя Федора Иоанновича российский престол должен был занять царевич Дмитрий, следующий законный наследник Ивана Грозного.

Цесаревич Дмитрий


До сих пор остается нераскрытой тайна смерти цесаревича Дмитрия. И все придерживаются той версии, которая им кажется более убедительной, поскольку А.С. делал в свое время. Пушкин. В драме «Борис Годунов» он заставил царя Бориса раскаяться в своем преступлении. И вот уже 13 лет подряд королю
снится ребенок, убитый по его приказу, и юродивый бросает ему в лицо страшные слова: «… Скажи им, чтобы они были заколоты, как ты убил маленького принца… «

Икона. Святой Цесаревич Димитрий за свою жизнь в 21 клейме. XVIII век

ПОКРЫТИЕ РАКА ЦАРЕВИЧА ДМИТРИЯ

Мастера Павел Алексеев, Дмитрий Алексеев, Василий Коровников, Тимофей Иванов, Василий Малосолец под руководством Гаврилы Овдокимова

Кто скрывался под именем Лжедмитрий?

Лжедмитрий I, портрет начала 17 века


Это был первый, но не последний самозванец на Руси, который под именем царевича Дмитрия решил занять царский престол.Слухи о том, что царевич Дмитрий жив, появились сразу после смерти царя Федора Иоанновича. Во время правления Бориса Годунова эти слухи усилились, и к концу его правления в 1604 году все заговорили о якобы живом князе. Они рассказали друг другу, что в Угличе якобы был убит не тот ребенок, а настоящий цесаревич Дмитрий сейчас приезжает армией из Литвы, чтобы занять царский престол, принадлежащий ему по праву.

Борис Годунов


В России было объявлено, что под именем Дмитрия скрывался беглый монах Чудова монастыря Гришка Отрепьев.Может быть, московские власти назвали первое попавшееся имя? Но это не так. Поначалу этот самозванец действительно считался неизвестным вором и возмутителем спокойствия.

Монастырь чудес


Но потом его имя было установлено. На самом деле это был бедный и простой галицкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев, принявший монашеский постриг в одном из русских монастырей и принявший в монашество имя Григорий.
Было известно, что до принятия монашества он посетил Москву и был рабом у бояр Романовых и князя Черкасского, знал грамоту, умел хорошо писать.И уже будучи монахом, он когда-то служил писателем для Патриарха Иова, бывал с ним в царских покоях, и ему здесь так понравилось, что после этого он стал часто говорить: «Вы знаете, что я буду царем? в Москве?» Люди по-разному воспринимали откровения монаха. Одни слушали серьезно, другие смеялись и плевали в лицо новому королю.

Патриарх Иов


Но Григорий Отрепьев свое слово сдержал. Он побывал во многих монастырях, долго нигде не останавливался, а затем вместе с другими беглыми монахами Варлаамом и Мисаилом бежал в Литву.Тут как бы, кстати, намекнул, что он из царской семьи, а иногда прямо называл себя царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного. Эти слухи дошли до
дворян. Григорию Отрепиеву дали войско, и он вернулся в Россию уже в качестве цесаревича Дмитрия. Многие недовольные царем Борисом, а затем и его наследником, новым царем Федором Борисовичем, поддержали самозванца, и он действительно стал царем. Все, кто видел его, были поражены: такого царя еще не было на российском престоле.Молодой человек ниже среднего роста, некрасивый, красноватый, неуклюжий, с грустным, задумчивым выражением лица. «Грудь широкая, волосы рыжеватые, глаза голубые без блеска, лицо круглое, белое и совершенно некрасивое, взгляд тусклый, нос широкий, под правым глазом и на лбу бородавки, и одна рука короче другой «. Такой портрет написали те, кому удалось его увидеть. Но внешне невзрачный, он был отнюдь не глупым человеком, обладал живым умом, умел хорошо говорить и в Боярской думе легко решал самые сложные вопросы.Но Григорию Отрепьеву пришлось недолго царствовать. Менее чем через год после того, как он занял царский престол, заговорщики во главе с Василием Ивановичем Шуйским, тем самым, который расследовал смерть настоящего Цесаревича ДМИТРИЯ, ЛИШИЛИ его власть и убили.

Еще один сохранившийся портрет Лжедмитрия I

Патриарх Иов отказывается признать в Лжедмитрии I сына Ивана IV

Редкий портрет Лжедмитрия I, на котором он изображен с усами и не похож на все остальные его портреты.

Лжедмитрий изображен в шубе, накинутой на парчовый кафтан с большим затейливым меховым воротником. На голове меховая шапка со складкой, украшенная спереди ромбовидным пером. В левой руке он держал скипетр, в правой — рукоять меча. Борода выбрита, усы длинные, загнутые вверх.

Кредитное письмо Лжедмитрия Юрия Мнишка на 3 тысячи злотых

Ге Николай. Царь Борис и царица Марфа. Эскиз нереализованной картины.1 874

Царица Марфа осуждает Лжедмитрия. Цветная литография по эскизу В. Бабушкина. Государственный исторический музей середины XIX века

Дворец, где жил Дмитрий со своей матерью Марией Нагой

После смерти отца он остался единственным представителем московской линии рода Рюриковичей, за исключением своего старшего брата, царя Федора Иоанновича. Однако он родился как минимум от шестого брака своего отца, в то время как Православная церковь считает законными только три последовательных брака и, следовательно, может считаться незаконным и исключаться из числа претендентов на престол.Отправлен регентским советом вместе с матерью в Углич, где он считался правящим князем и имел собственный двор (последний русский удельный князь), официально — получив его в наследство, но, видимо, настоящей причиной для этого был опасения властей, что Дмитрий вольно или невольно может стать центром, вокруг которого сплотятся все недовольные правлением царя Федора.

Эта версия подтверждается тем, что ни сам князь, ни его родственники не получали никаких вещных прав на «наследство», кроме получения части доходов округа.Реальная власть была сосредоточена в руках «служебных людей», присланных из Москвы под руководством писаря Михаила Битяговского.

Смерть

15 мая 1591 года царевич играл «в зад», и его сопровождали стеснительных арендаторов Петруша Колобов и Важен Тучков — сыновья постели и кормилицы, бывшие с царицей, а также Иван Красенский и Гриша Козловский. За царевичем ухаживали его мать Василиса Волохова, медсестра Арина Тучкова и нянька Марья Колобова.

Убийство и траур Дмитрия. Фрагмент иконы

Правила игры, которые не изменились до сих пор, заключаются в том, что на земле проводится линия, через которую протыкается нож или острый гвоздь, стараясь как можно глубже воткнуть его в землю. Побеждает тот, кто сделал дальний бросок. Согласно показаниям очевидцев событий, приведенным в ходе следствия, в руках князя была «груда» — заостренный четырехгранный гвоздь или перочинный нож.То же подтвердил и брат царицы Андрей Нагой, который, однако, передавал события понаслышке. Есть несколько иная версия, записанная со слов некоего Ромки Иванова «с товарищами» (который тоже говорил, по всей видимости, понаслышке): повеселился с кучей в кольце .

Что касается дальнейшего, то очевидцы в большинстве своем единодушны — у Дмитрия начался эпилептический припадок — на языке того времени — «черная болезнь», а во время судорог он случайно ударил себя «грудой» в горло.

По словам медсестры Арины Тучковой

Эту версию с некоторыми вариациями повторили другие очевидцы событий, а также один из братьев царицы Григорий Федорович Нагой.

Однако царица и другой ее брат Михаил упорно придерживались версии, что Дмитрия зарезали насмерть Осип Волохов (сын матери царевича), Никита Качалов и Данила Битяговский (сын писаря Михаила, посланный надзирателем). опальная царская семья) — то есть по прямому приказу Москвы…

Возбужденная толпа, поднявшаяся на сигнал тревоги, разорвала предполагаемых убийц на куски. Впоследствии по приказу Василия Шуйского язык (как лицо) был отрезан колоколу, служившему тревогой, и он вместе с угличскими повстанцами стал первым ссыльным в Сибирь, которая только что была присоединена к Российское государство. Только в конце 19 века опальный колокол вернули в Углич. В настоящее время висит в церкви царевича Димитрия «На крови». Тело царевича было доставлено в церковь для отпевания, рядом с ним был Андрей Александрович Нагой.19 мая, через четыре дня после смерти царевича, из Москвы прибыла следственная комиссия в составе митрополита Геласия, главы местного ордена думского писаря Елизария Вылузгина, окольничей Андрея Петровича Луп-Клешнина и будущего царя Василия. Шуйский. Выводы комиссии на тот момент были однозначными — князь погиб в результате несчастного случая.

Обычно считается, что он был невыгоден правителю государства Борису Годунову, захватившему абсолютную власть в 1587 году как претендент на престол; однако многие историки утверждают, что Борис считал его незаконнорожденным по вышеуказанной причине и не считал его серьезной угрозой.

Жизнь после жизни: Смутное время

Со смертью Дмитрия московская линия династии Рюриковичей была обречена на исчезновение; хотя впоследствии у царя Федора Иоанновича была дочь, она умерла в младенчестве, а сыновей у него не было. 7 января года со смертью Федора династия закончилась, и Борис стал его преемником. С этой даты обычно отсчитывается Смутное время, в котором имя цесаревича Дмитрия стало лозунгом различных партий, символом «правого», «законного» царя; это название взяли на вооружение несколько самозванцев, один из которых правил в Москве.

В 1603 году в Польше явился Лжедмитрий I, представившийся чудом спасенным Дмитрием; Правительство Бориса, ранее замалчивавшее сам факт проживания на свете царевича Дмитрия, и помнившее его как «князя», было вынуждено служить ему на похоронах в пропагандистских целях, помня как царевичем. В июне 1605 года на престол взошел Лжедмитрий и год официально царствовал как «Царь Дмитрий Иванович»; вдовствующая королева Мария Нагая признала его своим сыном, но как только он был убит 18 мая 1606 года, она бросила его и заявила, что ее сын, несомненно, умер в Угличе.

Лжедмитрий I, портрет начала 17 века

После этого царем стал тот же Василий Шуйский, который пятнадцать лет назад расследовал гибель Дмитрия, а затем признал Лжедмитрия I истинным сыном Ивана Грозного. Теперь он аргументировал третью версию: князь погиб, но не в результате несчастного случая, а был убит по приказу Бориса Годунова. В знак подтверждения смерти царевича в Углич была отправлена ​​специальная комиссия под руководством Филарета.Могила Дмитрия была вскрыта, а по собору разлился «необыкновенный ладан». Мощи царевича найдены нетленными (в могиле лежал свежий труп ребенка с горстью орехов в руке). Ходили слухи, что Филарет выкупил у лучника сына Романа, которого тогда убили, а его тело положили в гробницу вместо Дмитрия. Торжественное шествие с мощами двинулось в сторону Москвы; 3 ноября у села Тайнинское ее встретили царь Василий и его свита, а также мать Дмитрия, инокиня Марфа.Гроб был открыт, но Марта, глядя на тело, не могла произнести ни слова. Тогда царь Василий подошел к гробу, опознал князя и приказал закрыть гроб. Марфа пришла в сознание только в Архангельском соборе, где объявила, что ее сын находится в гробу. Тело поместили в святыню у могилы Ивана Грозного. Тут же у могилы Дмитрия стали происходить чудеса — исцеление больных, толпы народа начали осаждать Архангельский собор.По приказу царя было составлено письмо с описанием чудес Дмитрия Угличского и разослано по городам. Однако после того, как находившийся на грани смерти больной, доставленный в собор, прикоснулся к гробу и умер, доступ к мощам был закрыт. В том же 1606 году Дмитрий был канонизирован.

Икона со сценами убийства князя и захоронения

Эта акция не достигла своей цели, так как в том же 1606 году появился Лжедмитрий II (Тушинский вор), а в 1608 году в Пскове — Лжедмитрий III (Псковский вор, Сидорка).Имя «царевич Дмитрий» (которого он не идентифицировал ни с одним из настоящих самозванцев) использовал его «воевода» Иван Исаевич Болотников. По некоторым данным, в тот год Дмитрий выдавал себя за казачьего предводителя Ивана Заруцкого, опекуна вдовы первых двух Лжедмитрийцев Марины Мнишек и ее маленького сына Ивана по кличке «Воронок». С казнью этого несчастного ребенка () тень цесаревича Дмитрия и его «потомков» перестала парить над русским престолом, хотя позже польский дворянин Фаустин Люба представился (в Польше) сыном Марины Мнишек.

В 1812 году, после взятия Москвы французскими войсками и их союзниками, могила Дмитрия была вновь вскрыта и разграблена, а мощи выброшены. После изгнания захватчиков мощи были вновь найдены и установлены на прежнее место в новом храме.

Споры об обстоятельствах смерти царевича

Угличский кремль, храм Дмитрия на Крови 1692

С окончанием Смутного времени правительство Михаила Федоровича вернулось к официальной версии правительства Василия Шуйского: Дмитрий погиб в год от рук наемников Годунова.Она также была признана церковью официальной. Эта версия описана в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина). В 1829 году историк М. Погодин рискнул отстаивать невиновность Бориса. Обнаруженный в архивах оригинал уголовного дела комиссии Шуйского стал решающим аргументом в споре. Он уверял многих историков и биографов Бориса (С.Ф. Платонов, Р.Г. Скрынников), что причиной гибели его сына Ивана Грозного стал несчастный случай. Некоторые криминалисты утверждают, что показания, записанные комиссией Шуйского, производят впечатление, что они были продиктованы, и ребенок-эпилептик не может пораниться ножом во время припадка, потому что в это время его ладони широко раскрыты.Версия о том, что царевич Дмитрий выжил и исчез (в связи с этим предполагалось, например, что Лжедмитрий I — не самозванец, а настоящий сын Ивана Грозного), обсуждалась еще в XIX — начале XX веков. , до сих пор есть сторонники.

Почитание

Сохранилось почитание верного цесаревича Димитрия как святого; с XVIII века его изображение размещается на гербе Углича, а также на флаге города.

В 1997 году Русская Православная Церковь совместно с Российским Детским Фондом по инициативе председателя писательского фонда Альберта Лиханова учредила Орден Святого Праведного Цесаревича Димитрия. Согласно приказу, его вручают лицам, внесшим значительный вклад в заботу и защиту страдающих детей: инвалидам, детям-сиротам и беспризорникам. Орден представляет собой крест с лучами из чистого серебра с позолотой, в центре которого изображение цесаревича Дмитрия в медальоне с надписью «За подвиги милосердия».Ежегодно в Угличе 28 мая проводится православный праздник — День цесаревича Димитрия.

Банкноты

Литература

  • Широкорад А.Б. Путь к престолу … — М .: Астрель, АСТ 2004. — 445 с .: ил. ISBN 5-17-024340-5
  • См. Также «Борис Годунов» Александра Пушкина, Цесаревич Дмитрий: убийство, несчастный случай, спасение
  • 415 лет назад царевич Дмитрий погиб при загадочных обстоятельствах в Угличе.

Фонд Викимедиа.2010.

Посмотреть, что такое «Царевич Дмитрий» в других словарях:

    Просьба «Цесаревич Дмитрий» перенаправляется сюда. См. также другие значения. Запрос «Дмитрий Углицкий» перенаправляется сюда. См. Также Дмитрий Иванович Жилка Царевич Димитрий Иоаннович. Копия из «Титулара» XVII века царевича Дмитрия. Живопись … … Википедия

    Имя Дмитрий носили три московских князя. Все они умерли или погибли в детстве: Дмитрий Иванович (старший сын Ивана IV) (1552–1553) старший сын Ивана Грозного.Дмитрий Углицкий (1582 1591) младший сын Ивана Грозного, канонизирован … … Википедия

«Угличское дело — следственное дело, проводимое специальной комиссией (боярин князь В. И. Шуйский, окольничий А. П. Клешнин, думский писарь Е. Вылузгин, а также митрополит Геласий) во второй половине мая 1591 г. в связи со смертью царевича Дмитрия Ивановича и народного восстания в Угличе 15 мая 1591 года. В расследовании участвовало около 150 человек.Были допрошены дяди князя — Нагая, мать, няня, духовенство, находившееся рядом со двором или находившееся во дворце в начале событий. Составление белой копии «У. и т. д. »в основном достроили уже в Угличе. Об этом 2 июня доложил Геласий на заседании Освященного Собора, решением которого он был передан на усмотрение царя. Смерть князя была признана наступившей. произошло во время приступа эпилепсии, когда он упал и ударил себя ножом.Его мать постригли в монахини, родственники опозорились, а значительное количество горожан, участников восстания, отправили жить в Сибирь. «

Большая Советская Энциклопедия. — М .: Советская энциклопедия 1969-1978

.

«Угличский бизнес»

Угличское дело до сих пор остается одной из нерешенных и, скорее всего, неразрешимых загадок российской истории. Современные криминалисты в шутку называют его старейшим «палачом» или «глухарником» российских криминалистов.Исследователи, изучавшие многотомные материалы этого расследования вдоль и поперек, уже несколько столетий ломают копья в спорах: что же на самом деле произошло в Угличе 15 мая 1591 года? Можно ли отследить начало Смуты в Российском государстве с этой даты? Был убит принц? Погиб в ДТП? Может быть, на русском престоле в 1605–1606 годах. был не самозванец, а последний представитель династии Рюриковичей?

Дмитрий Царевич убит
М.В. Нестеров, 1899

Увы, у современной исторической науки нет однозначного ответа ни на один из этих вопросов.

Только официальная интерпретация «Угличской драмы» в конце XVI — первой половине XVII веков менялась трижды. В 1591 году следственная комиссия В. Шуйского объявила о «несчастном случае». В 1605 году, когда в Москве появился Лжедмитрий I, все «свидетели» и следователи в один голос заговорили о подлоге и убийстве двойника.А через год признали и сына Ивана IV Грозного царевича Дмитрия Ивановича «Убитым в Угличе» , а сидящий на престоле монарх — самозванец. Сразу после свержения Лжедмитрия I и воцарения В. Шуйского «Отрок» ​​ Дмитрий был срочно признан святым, канонизирован Русской Православной Церковью. Его прах был так же срочно доставлен из Углича и захоронен в Архангельском соборе Московского Кремля — ​​могиле русских царей.

Но кто покоится в этой гробнице? Цесаревич Дмитрий на самом деле?

Ответа тоже нет.

Все отечественные и зарубежные историки, так или иначе соприкасаясь в своих исследованиях с сюжетами начала 17 века (Смутное время), не могли обойти вниманием «угличское дело».

Большинство исследователей отметили тот факт, что материалы расследования как будто специально подбирались так, чтобы на их основании можно было принять любое решение. Многие фрагменты футляра были перепутаны или исчезли в результате преобразования характерных для канцелярии XVI века «колонн» в более привычные нам «записные книжки».

В начале 19 века с легкой руки Н.М.Карамзина версия об убийстве царевича по приказу Годунова получила наибольшую популярность в обществе. Именно такая интерпретация вдохновила А.С. Пушкина над созданием драмы «Борис Годунов», А.К. Толстой — трагедии «Царь Борис» и «Царь Федор Иоаннович».

Последующие исследователи (С.М. Соловьев, С.Ф. Платонов, В.К. Клейн) были более склонны к «случайности», хотя и указывали, что расследование проводилось московской комиссией В.Шуйский крайне недобросовестно. Н.И. Костомаров, К. Бестужев-Рюмин, И.С. Беляев и другие авторитетные историки XIX века придерживались версии о возможной «замене» царевича двойником и его последующем появлении в образе Лжедмитрия I.

Сохранившиеся документы «Угличского дела» оставляют много сомнений в случайном самоубийстве царевича, но в то же время не дают оснований для обвинения Б. Годунова в умышленном убийстве.

Поэтому обсуждение событий в Угличе продолжается и продолжается по сей день.Появляются новые версии, у каждой из которых много сторонников и противников.

Предыстория «Угличской драмы»

В 1584 году умер Иван VI Грозный. На престол взошел его сын Федор Иоаннович. Подозревая, что недалекий и слабый по здоровью князь не сможет управлять самостоятельно, Грозный учредил при нем нечто вроде регентского совета, в который вошли дядя Федора Никита Юрьевич Романов, бояре Богдан Бельский (Вельский), Иван Мстиславский, Иван Шуйский и другие. зять царя, брат царицы Ирины Борис Годунов.

«Стражи» очень быстро поссорились между собой. Годунов, устранив всех своих конкурентов, полностью подчинил безвольному монарху и фактически стал первым лицом в государстве.

Между тем в стране назревал династический кризис. У Федора Иоанновича не было наследника. Его единственная дочь (принцесса Феодосия) умерла в раннем детстве.

Последний сын Ивана Грозного — царевич Дмитрий — родился от седьмого, непризнанного церковью, брака Ивана IV с артистичным бояриной Марией Федоровной Нагой, и потому не мог считаться законным претендентом на престол.Цесаревич получил в наследство Углич — город, который часто принадлежал удельным князьям Московского дома. Однако ни Дмитрий, ни его семья фактически не стали удельными правителями. Отправка в Углич фактически была изгнанием опасных соперников в борьбе за власть. Конкретные права князя ограничивались получением части доходов графства. Административная власть принадлежала военнослужащим, присланным из Москвы, и в первую очередь секретарю Михаилу Битяговскому.Воспитывала юного царевича мать, многочисленные родственники — Голая и обширный придворный аппарат.

В случае смерти Федора Иоанновича у Дмитрия (пусть и внебрачного, но царственного сына) было больше шансов занять русский престол, чем у бояр Годунова, Шуйского или кого-либо из Романовых. Все это понимали. Но в 1591 году царь Федор был еще жив, и никто не мог гарантировать, что у него точно не будет наследника.

Угличские события: три версии

15 мая 1591 года князь вернулся из церкви вместе с матерью.Мария Нагая отпустила Дмитрия поиграть во двор с четырьмя мальчиками. За ними наблюдали няня, медсестра и лежанка. Во время игры принц упал на землю с ножевым ранением в горле и сразу скончался. Горожане забежали во двор Угличского кремля. Мать цесаревича и ее родственники были обвинены в убийстве присланных из Москвы людей, в тот же день растерзанных толпой.

19 мая из Москвы прибыла комиссия в составе митрополита Сарского и Подонского Геласия, боярина князя Василия Ивановича Шуйского, окружного Андрея Петровича Клешнина и писаря Елизария Даниловича Вылузгина.Комиссия провела расследование и пришла к выводу, что страдающий эпилепсией князь играл с ножом и в припадке ударил его ножом.

В 1605 году в Москве правил молодой человек, который утверждал, что он Дмитрий, спасшийся от убийц благодаря подмене. Василий Шуйский, главный деятель Угличской комиссии, ставший королем после его свержения, заявил, что Дмитрий был убит в Угличе по приказу Бориса Годунова. Именно тогда в Архангельском соборе появилась гробница царевича Дмитрия, а сам Дмитрий был объявлен святым.

Из тех далеких дней у нас остались три взаимоисключающие версии того, что произошло:

    князь погиб в результате несчастного случая;

    князь убит по приказу Бориса Годунова;

    они хотели убить принца, но он сбежал.

Несчастный случай?

В основу данной версии положено уголовное дело, составленное комиссией в Угличе. Вот как то, что произошло, видно из этого документа.

Мать Василиса Волохова рассказала следствию, что князь страдал эпилепсией, «черной болезнью».«15 мая царица пошла с сыном на мессу, а затем отпустила его гулять во двор дворца. С князем были мать Василиса Волохова, медсестра Арина Тучкова, постельная Мария Колобова и четверо сверстниц, в том числе сыновья кормилицы и койки. Дети играли в «окурки» — вонзали нож в землю броском, стараясь забраться как можно дальше. Во время игры у принца начался припадок. По словам медсестры, «и повалил его на землю, после чего князь ударил себя ножом в горло и долго бил его, но он ушел.«


Убийство цесаревича Дмитрия
гравюра Б. Чорикова, XIX век.

Михаил Федорович Нагой, брат царицы: «Цесаревич был зарезан Осипом Волоховым, и Никитой Качаловым, и Данилой Битяговской».

Григорий Федорович Нагой, другой брат царицы: «А они во двор побежали, даже царевич Дмитрий лежит, он зарезался ножом при эпилептической болезни.«

Товарищи Дмитрия по играм: «На него навалилась болезнь, падающий недуг, и бросился на нож».

Медсестра Арина Тучкова: «И она не спасла его, как на царевича пришла черная болезнь, и в то время у него в руках был нож, и он колол ножом, а она царевича на руки взяла, и она держала царевича на руках и ушла. «

Андрей Александрович Нагой: «Он там к царице побежал, а царевич мертвый лежит на руках няни, а говорят, что его зарезали.«

Дмитрий умер, как теперь говорят, «в обеденный перерыв», когда практически весь угличский «двор» ходил кушать в их подворьях. Братья царицы ушли, глава администрации Углича Михаил Битяговский вышел из дворянской избы. Вслед за ним разошлись и его подчиненные, клерк и клерк. Готовились к обеду и во дворце князя, когда прибежал сын соседей по постели Петруша Колобов с известием о смерти Дмитрия.

Царица Мария Нагая выскочила во двор, схватила кусок дерева и стала бить им няню Волохову.Именно тогда были впервые названы имена предполагаемых убийц царевича: царица «дала ей, Василису, осудить, что ее сын Василисин, Осип и сын Михайлова Битяговский и Никита Качалов убили царевича Дмитрия».

Сработала сигнализация. Все население города бежало во дворец. Михайло Нагой, уже пьяный, ехал верхом. Появились Андрей и Григорий Нагие.

Когда клерк Михаил Битяговский пришел со своими помощниками, толпа, подстрекаемая братьями Наги, напала на них.Они пытались спрятаться в «избе», стоявшей посреди двора, но углиане выбили двери и окна, вытащили скрывавшихся чиновников и убили их. Затем были убиты Осип Волохов и Данила Битяговский. Хотели убить жену и дочерей Битяговского, но вмешательство священников спасло их.

Вскоре произошло вытрезвление. Было ясно, что из Москвы вот-вот приедет следственная комиссия. Необходимо было срочно найти доказательства вины убитых.Михайло Нагой приступил к делу. По его приказу к телам Битяговских, Качалова, Волохова и других убитых (а всего 14 человек) было применено обмазанное куриной кровью оружие.

Вечером 19 мая в Углич прибыла следственная комиссия. Формально его возглавлял митрополит Геласий, но на самом деле следствием руководил боярин Василий Иванович Шуйский — будущий царь, потомок одного из самых знатных родов государства Российского.

Среди сторонников «случайной» версии долгое время бытовало мнение, что Годунов сознательно отправил Шуйского в Углич, своего врага и соперника в борьбе за престол.Таким образом, он как бы хотел подчеркнуть свою невиновность в гибели цесаревича Дмитрия. Эту точку зрения разделял С.Ф. Платонов, Р. Скрынников, В. Клейн, советский историк И.С. Полосин. Более поздние исследования доказали, что на самом деле легенда о В.И. Шуйский и Годунов был изобретен самим Шуйским после его восшествия на престол. Новый царь хотел дистанцироваться от своего непопулярного предшественника и хоть как-то уцепиться за военную славу своего родственника Ивана Шуйского, репрессированного при Федоре Иоанновиче, очень популярном военачальнике и герое Ливонской войны.

Шуйские и Годуновы принимали активное участие в опричнине. Это были «кузены» — брат В.И. Шуйский Дмитрий был женат на сестре жены Бориса Годунова. В 1591 году Шуйский старался не ссориться со своим «зятем» и всесильным правителем Годуновым, и не упустил бы случая угодить ему.

Это из-за поведения В.И. Шуйского, историки никогда серьезно не относились к материалам следствия. Как глава комиссии по расследованию, он подтвердил, что принц нанес себе ножевое ранение в эпилептическом припадке.Тогда это было именно то, что нужно Годунову. Когда на престол взошел Лжедмитрий I, Шуйский сначала не узнал нового царя, но затем заявил, что не видел трупа убитого царевича в Угличе. Захватив царский престол, тот же Шуйский торжественно объявил: царевич Дмитрий «убит» от «лукавого раба Бориса Годунова», и учредил почитание новомученика.

Н.И. Костомаров писал: «Следственное дело для нас имеет не большее значение, чем одно из трех показаний Шуйского, и тем более такие показания, силу которых он дважды уничтожил.«.

Подозрения в фальсификации усилились при анализе самого дела: листы были перепутаны, не было записей допросов многих важных свидетелей. Может быть, даже члены комиссии Шуйского вырезали из него одни показания и приклеили другие? Однако тщательное исследование, проведенное в начале ХХ века опытным архивистом К. Кляйном, опровергло подобные подозрения: буквально за много веков некоторые листы оказались поврежденными и утерянными, а некоторые запутались.

Доказательства по делу матери погибшего цесаревича Марии Нагои и одного из ее старших братьев Афанасия Федоровича Надя отсутствуют. По известной версии, Афанасий Нагой во время следствия находился в Ярославле и не мог быть допрошен. Но точно неизвестно, где он находился во время инцидента 15 мая, и никто из фигурантов дела не упоминает о нем ни слова. Ни бояре, ни даже патриарх не имели права допрашивать царицу. Но только она одна могла сказать, почему она сразу назвала убийцами Данилу Битяговского, Никиту Качалова и Осипа Волохова.

2 июня 1591 года «Освященный собор» и Боярская дума постановили: «Для цесаревича Дмитрия смерть была назначена судом Божиим», и никто не виноват в гибели последнего Рюриковича.

Убит по приказу Годунова?

Эта версия всплывала трижды, и при совершенно разных обстоятельствах.

15 мая 1591 года Надя обвинили в смерти царевича Бориса Годунова, назвав Битяговских и Волоховых, Битяговских и Волоховых непосредственными виновниками преступления в Угличе.В умысле (пусть и безуспешном) убийства Дмитрия Лжедмитрий I обвинил Годунова. 17 мая 1606 года Лжедмитрий I был свергнут с престола, а через два дня Василия Шуйского «вызвал» царь, торжественно объявивший, что царевич Дмитрий убит по приказу Годунова.

Вскоре появились новые самозванцы, заявившие: да, убитый в Москве царь действительно был «вором и еретиком Гришкой Отрепьевым», но он настоящий Дмитрий. Чтобы доказать обман любого возможного претендента на роль Дмитрия, «убитого» в Угличе князя объявили святым мучеником.«Мог ли русский человек XVII века рискнуть усомниться в том, что говорила« жизнь »царевича и что он слышал в чине служения новому чудотворцу?» — написал С. Платонов.

Усилиями нескольких поколений исследователей было выяснено, как постепенно, от легенды к легенде, от рассказа к рассказу, из года в год версия об убийстве князя по приказу Годунова приобретала противоречивые детали. Самый старый из этих памятников — так называемая «Сказка 1606 года» — происходил из близких к Шуйскому кругов, заинтересованных в том, чтобы представить Дмитрия жертвой властолюбия Бориса Годунова.Авторы более поздних «легенд» уже были связаны в своей концепции житием святого цесаревича Дмитрия. Отсюда разногласия. В одной легенде обстоятельства самого убийства вообще не описаны; в другом — убийцы открыто нападают на князя во дворе; в третьем они подходят к крыльцу, просят мальчика показать ему ожерелье, и когда он поднимает голову, они наносят ему удар ножом; в четвертом злодеи прячутся под лестницей во дворце, и пока один из них держит принца за ноги, другой убивает.

Источники, сообщающие об убийстве Дмитрия, противоречивы, основаны на официальной версии, которую нельзя было оспорить или даже подвергнуть сомнению, не попав в еретиков.

Следственное дело, как мы уже упоминали, не более надежный источник, чем легенды, жития и летописи. Кто мешал следователям что-либо написать в отсутствие большинства свидетелей?

Свидетелями смерти цесаревича стали его мать Василиса Волохова, койка Марья Колобова, медсестра Арина Тучкова и четверо сверстников Дмитрия.Вряд ли эти люди были грамотными и имели возможность контролировать, что именно для них записывал клерк.

Подозрительно другое обстоятельство — навязчивое повторение всеми свидетелями: «Я зарезал себя ножом». В ходе следствия об этом говорят не только непосредственные очевидцы, но и те, кто знает о смерти Дмитрия со слов других людей. Но ведь все горожане тогда поверили в насильственную смерть князя и истребили его предполагаемых убийц.

Часто утверждают, что Годунова не интересовала смерть царевича, смерть которого принесла ему больше бедствий, чем мог принести живой Дмитрий. Напоминают, что сын седьмой (или шестой) жены Ивана Грозного официально не имел права на престол, а царь Федор Иванович вполне мог иметь наследника даже после убийства царевича. Все это внешне логично. Но когда четырнадцать лет спустя на окраине государства Российского появился кто-то, выдавший себя за сына Ивана Грозного, одно имя Дмитрий потрясло огромную страну.Многие стояли под его знаменем, и никто не помнил, в каком браке он родился.

Между тем Годунов всерьез боялся царевича и его родственников. Даже если бы у царя Федора родился сын, маловероятно, что сын слабоумного царя правил самостоятельно. Борис останется опекуном государя и фактическим правителем. Для такого наследника дядя Дмитрий был бы настоящим соперником, ведь в Угличе, по свидетельству очевидцев, подрастал ярый враг зятя царя.

Голландец Исаак Масса рассказывает: «Дмитрий часто спрашивал, что за человек был Борис Годунов, говоря:« Я сам хочу поехать в Москву, хочу посмотреть, как там идут дела, потому что я предвижу плохой конец, если они будут доверять недостойным дворянам. так много. ”

Немецкий ландскнехт Конрад Буссов сообщает, что Дмитрий однажды вылепил из снега несколько фигурок, каждый назвал имя одного из бояр, а потом стал отрезать им головы, ноги, протыкать насквозь, говоря: «Этим я сделаю это, когда Я король, но так ».Первой в ряду стояла фигура с изображением Бориса Годунова.

Вряд ли нагие сразу же были обвинены в гибели царевича агентами Годунова. Они ждали и боялись этого часа.

Но значит ли все это, что Годунов действительно послал наемных убийц к царевичу, что Битяговский и Качалов перерезали ему горло? Скорее всего нет. Осторожный Годунов не стал бы так глупо рисковать. Если бы убийцы были пойманы и страстно допрошены, вряд ли они замолчали бы о «заказчике» преступления.

Российский историк В. Б. Кобрин в ряде своих работ высказывает мнение, что няня Василиса Волохова была непосредственным «исполнителем» воли Годунова. Если мальчик действительно страдал эпилептическими припадками, то ему нельзя было разрешать играть с острыми предметами. С этой точки зрения поведение учителя можно расценивать не как оплошность, а как преступление. Именно поэтому, по словам Кобрина, королева набросилась на няню Волохову, обвинив ее и ее сына в убийстве Дмитрия.

Но здесь следует вспомнить обычаи тогдашней аристократии. Никто из знати 16 века не расставался с оружием ни при каких обстоятельствах. Потеря оружия означала позор. Царевич, помимо ножа, развлекался саблей и настоящим кинжалом — гораздо более опасным оружием, чем нож для детской игры в «тык». Ни одна женщина, даже сама королева, не осмелилась бы отобрать нож у сына короля.

С точки зрения современной медицины, случайное самоубийство принца маловероятно: эпилептические судороги не позволяли ему держать в руке какой-либо предмет.А проткнуть собственное горло даже самым острым ножом, лежащим на земле, практически невозможно.

В материалах дела не сохранилось ни описания ножа, ни подробного описания места происшествия, ни упоминания о том, кто из мальчиков находился рядом с князем в момент припадка. Следователи допросили не всех детей, ограничившись показаниями старшего Петруши Колобова. Не исключено, что нож, нанесенный Дмитрием, оказался в руках одного из его товарищей по играм.Например, тот же Петруша Колобов или сын кормилицы Тучковой. Если бы этот факт всплыл в ходе расследования, маловероятно, что ребенок остался бы один. Возможно, поэтому все очевидцы происшествия в своих показаниях старались подчеркнуть, что князь «бросился на нож».

Это самозванец?

Версия о спасении царевича заменой его двойником редко проникает на страницы современной литературы. Между тем, это нельзя считать просто плодом пустой фантастики.В спасение Дмитрия верил (или хотя бы допускал такую ​​возможность) крупный специалист по генеалогии и истории письменности С.Д. Шереметев, профессор СПбГУ К. Бестужев-Рюмин, выдающийся историк И.С. Беляев и другие серьезные историки конца 19 — начала 20 веков. Специально посвященную обоснованию этой версии книгу издал известный журналист А.С. Суворин.

Основными источниками версии являются рассказы самого воображаемого Дмитрия, которые зафиксированы в сохранившихся дневниках Марины Мнишек; некоторые намеки, разбросанные в письмах иностранцев (в частности — английского дипломата Джерома Хорси), свидетельства современников о поведении Лжедмитрия I в период его недолгого правления.

Дневники Марины Мнишек и свидетельства других поляков дают версию «спасения» князя, которая в корне отличается от того, что произошло в Угличе 15 мая 1591 года.

По словам М. Мнишека, Дмитрия спас некий иностранный врач Симон. На место принца он поставил другого, внешне похожего мальчика. Мальчика задушили в Угличе. Между тем ни один из российских источников не упоминает ни одного доктора Саймона при дворе Марии Нагои. Дмитрий скончался среди бела дня на глазах у семи свидетелей от ножевого ранения.Кто бы ни утверждал, что он князь, ничего не знал о событиях в Угличе, следовательно, самозванец. С другой стороны, если настоящего принца сменили намного раньше, то он мог не знать о том, что случилось с его «двойником».

Иероним Хорсей, находившийся в Ярославле в мае 1591 года, оставил интересные свидетельства действий бояр Нагих сразу после смерти князя. Создается впечатление, что родственники царицы заранее предвидели и подготовили эту «смерть». «Эмиссаром» Нагихов в Ярославле и Москве был Афанасий Нагой, о котором нет упоминания в «Угличском деле».Вечером 15 мая Афанасий сообщил Горси, что Дмитрия убили агенты Годунова, а королева отравлена. Последователи Нагиха пытались распространить этот слух в Ярославле, а также в Москве. В Ярославле забили тревогу, но народ на восстание не подняли. В конце мая 1591 года в Москве вспыхнула серия сильных пожаров. Братья Нади активно распространяли слухи о том, что Годуновы виновны не только в убийстве царского сына, но и в злодейском поджоге Москвы.Эти слухи распространились по России и проникли за границу. Направленные в Литву царские дипломаты были вынуждены выступить с официальным опровержением сообщения о том, что Москву «подожгли годуновцы». Позже поджигателей нашли. Они были рабами бояр Нагих. Материалы о московских и ярославских событиях не вошли в «Угличское дело», впоследствии были утрачены, а потому никогда не рассматривались историками в контексте событий, связанных со смертью царевича.

Один из самых известных советских знатоков эпохи «Смуты» Р.Г. Скрынников писал:

«Ситуация вокруг угличских событий была для правительства критической. Страна оказалась под непосредственной угрозой вторжения шведских войск и татар. Власть готовилась к борьбе не только с внешними, но и с внутренними врагами. За одну-две недели до смерти Дмитрия они разместили усиленную военную форму на улицах столицы и провели другие полицейские мероприятия в случае народных волнений.Достаточно было малейшего толчка, чтобы народ поднял восстание, которое для Годунова могло закончиться катастрофой.

В такой ситуации смерть Дмитрия стала для Бориса нежелательным и к тому же чрезвычайно опасным событием. Факты опровергают расхожее представление о том, что устранение младшего сына Грозного было политической необходимостью для Годунова … »

Скрынников Р.Г. Борис Годунов. — М., Наука, 1978. — 72

Возможно, в 1591 году Годунову не было политической необходимости устранять Дмитрия.Но для его оппонентов — было. Предполагаемое убийство принца могло быть частью плана братьев Нагих, решивших организовать государственный переворот. В случае успеха они бы подарили «спасенного» племянника и стали бы первыми лицами в государстве.

Версия о подмене царевича подтверждается также фактом умышленного истребления родственниками царицы всех «неблагонадежных» лиц, которые могли признать в убийстве другого мальчика и сообщить об этом московской комиссии — Битяговских, Волохова. , Качалов, дьяка писаря и другие «свидетели» лица Дмитрия.По некоторым свидетельствам, королева Мария Нагая приказала убить «бедную» девушку, которая шла во дворец поиграть с принцем и могла слишком много ляпнуть. Ведь Дмитрия никто из заезжих москвичей не видел, и за то, что его убили, не поручились.

Противники версии «Отрепьева» и по сей день настаивают на том, что Лжедмитрий I был нерусского происхождения. Некоторые видят в нем белоруса или украинца, подвергшегося полонизации; другие приписывают его итальянское, французское, немецкое, португальское и даже еврейское происхождение.Однако в конце XIX века исследователь взаимоотношений России и папского престола П. Перлинг обнаружил в архивах Ватикана рукописное письмо Лжедмитрия I на польском языке. К апологетической оценке личности самозванца Пирлингом можно относиться по-разному, но его графологические и текстологические исследования показали, что Лжедмитрий I не говорил по-польски как родной язык. Более того, очертания множества латинских букв с головками выдавали в нем человека, привыкшего писать кириллицей.

Современники единодушно отмечают, с каким удивительным, напоминающим петровское мужество, молодой царь Дмитрий Иванович нарушил этикет, сложившийся при московском дворе. Царю было свойственно быть спокойным и неторопливым, серьезным и важным. Этот действовал с темпераментом названного отца (без его жестокости). Дмитрий не ходил медленно по дворцу, а быстро переходил из одной комнаты в другую, так что даже его личные телохранители иногда не знали, где его искать.Толпы он не боялся, не раз в сопровождении одного-двух человек ехал по улицам Москвы. Он даже не спал после обеда. Все это крайне не похоже на расчетливого самозванца. Напомним, как старательно Пугачев пытался скопировать бланки Екатерининского двора. Если бы Лжедмитрий считал себя самозванцем, он наверняка сумел бы заранее овладеть этикетом и обычаями московского двора, постарался бы сразу не ссориться с боярами, не вызывать недоумение своими «странными» действиями, и с точки зрения личной безопасности он не был бы таким беспечным.Лжедмитрий I помиловал Василия Шуйского, главного составителя «Угличского дела», который должен был первым уличить его в обмане. В знак благодарности Шуйский организовал государственный переворот, а его сторонники убили предполагаемого Дмитрия.

Эпилепсия князя тоже сомнительна. Вылечить эту болезнь даже при современном развитии медицины совершенно невозможно. За весь период своего правления (почти год) у Лжедмитрия I не было ни одного припадка. Между тем, версия «эпилептика» настоящего сына Ивана Грозного тоже может быть подвергнута сомнению.Она фигурировала только в «Угличском деле». Кроме родственников, нянь и играющих с ним детей — желающих — припадков Дмитрия никто никогда не видел. «Эпилепсия» могла быть изобретена Нагими, чтобы запутать расследование: «несчастный случай» во время припадка выглядел более правдоподобным.

Только в ХХ веке историки обнаружили информацию о том, что мать принца Мария Нагая все еще совершала похороны своего сына. Один из них был сделан в годовщину смерти Дмитрия — в мае 1592 года, когда страсти вокруг угличских событий уже улеглись.Не имело смысла служить «за мир» живому человеку, просто чтобы отвлечься, и вряд ли в 16 веке кто-то мог решиться на такой кощунственный поступок …

Несмотря на обилие исторических версий, вопрос о личности первого самозванца, а также о том, кому на самом деле была выгодна смерть цесаревича Дмитрия, остается открытым.

Елена Широкова

По материалам:

    Скрынников Р.Г. Борис Годунов. — М., Наука, 1978

    Он такой же.Самозванцы в России в начале 17 века. Григорий Отрепьев. — Новосибирск, Наука, 1990.

    .

Осенью 1580 года, в разгар Ливонской войны, грозный царь Иван Васильевич шумно отпраздновал свою восьмую свадьбу в Александровской слободе. На этот раз его женой стала Мария, дочь боярина Федора Федоровича Надя. В церкви, где проходило венчание, не было ни митрополита, ни епископов. Литургию отслужил иерей Никита, фаворит гвардии государя, которого по просьбе Ивана Васильевича назначили священниками Спасо-Преображенского собора; он также женился на молодых.

Молчаливое попустительство церкви столь вопиющему нарушению ее уставов давно стало обычным явлением. Когда после внезапной смерти своей третьей жены, Марфы Васильевны Собакиной, царь решил совершить неслыханный доселе беспредел в России, взяв свою четвертую жену, Анну Алексеевну Колтовскую, он все же потрудился получить святое благословение этого брака. В церковном соборе Иван Васильевич пожаловался духовенству, что злые люди изводили его первую жену Анастасию колдовством, вторую, черкасскую княжну Марию Темрюковну, отравили, а третью убили; что в отчаянии, в печали он хотел посвятить себя монашеской жизни, но, видя жалкую молодость своих сыновей и состояние бедствия, осмелился жениться на четвертом, так как заманчиво жить в мире без жены , и теперь, падая от волнения, он просит у святых разрешения и благословения… Собор, возглавляемый новгородским архиепископом Леонидом, заключил откровенную сделку с царем. Ради теплого, ласкового покаяния государя решили утвердить брак, наложив на царя покаяние, и, чтобы царский беззаконие не было соблазном для народа, пригрозили анафемой любому, кто, как государь , решается взять четвертую жену. Через год Иван Васильевич отправил свою надоедливую жену в монастырь; Его главный сообщник в этом браке архиепископ Леонид вскоре приказал зашить его в медвежью шкуру и преследовать собаками, после чего, не посоветовавшись с духовенством, позволил себе еще несколько браков.Пятая жена Мария Долгорукова не сохранила для царя девственность и утонула; шестая и седьмая — Анна Васильчикова и Василиса Мелентьева — скрылись неизвестно куда.

На этой свадьбе все было так же, как и на предыдущих царских свадьбах — визжали дудки, носом блеяли рога, тупо звенели бубны, гости объедались диковинными блюдами — жареными лебедями, сахарными кремлями, мясом во всех видах, оленями. пекли из теста уток-единорогов, пили дорогие вина, нахально шутили, кричали пьяные песни.Необычным было только распределение свадебных рядов. Сели за один стол с Иваном Васильевичем и Марией Федоровной: посаженный отец царя, его младший сын Федор, царский друг князь Василий Иванович Шуйский, посаженная мать невесты Ирина Федоровна, жена царевича Федора, и друг Царицына — лукавый боярин и алчный Борис Федорович …

В тот день никто из присутствующих на свадьбе не мог предположить, что рядом с царственной четой сидят те, кому в будущем суждено было, несмотря на их происхождение и положение , чтобы унаследовать московский престол.Судьба уже незаметно связала их судьбы, и отсчет Смутного времени начался с этого неприметного узла.

Свадьба лишь ненадолго отвлекла короля от черных мыслей. Иван Васильевич был ошеломлен военными успехами поляков и шведов. Ливонская война подходила к своему бесславному концу. Шведский генерал Делагардие взял Нарву, уничтожив в ней несколько тысяч жителей, овладел Корелоем, берегами Ижоры, городами Ям и Копорье.Войска Стефана Батория взяли город за городом в Ливонии и в самой России; Радзивилл, сын виленского губернатора, совершил набег на берега Волги и достиг Ржева. Успехи губернатора Ивана Петровича Шуйского, защищавшего Псков и тревожившего армию Батория смелыми набегами, не смогли вернуть грозному царю былую храбрость и веру в непобедимость своего оружия. «Вы вполне почувствовали нашу силу; Даст Бог, вы почувствуете еще больше! «- Баторий писал ему гордо и издевался:« Курица защищает своих птенцов от орла и ястреба, а ты, двуглавый орел, прячешься от нас »… Жалеете ли вы христианскую кровь? Установите время и место; явись верхом и сразись со мной один на один, так Бог увенчает победой правого! Ему вторил Курбский: «Вот вы потеряли Полоцк с епископом, духовенством, войском, людьми, а вы сами, собравшись с войсками, прячетесь за лесом, вы похороны и бегун! Никто за вами не гонится. но вы уже дрожите и исчезаете. Видно, как ваша совесть вопит внутри вас, осуждая гнусные дела и бесчисленное кровопролитие! »И так оно и было.Иван Васильевич боялся измены и боялся послать войско навстречу врагам; Я был уверен, что губернаторы схватят его и передадут Баторию.

Вскоре после свадьбы в Александровской слободе возобновились оргии со скоморохами, девушками и казнями. Иван Васильевич сильно налил вино, пытаясь заглушить в себе страх и стыд за свое унижение. Он полностью потерял интерес к своей новой жене. Красота Марии долго не могла соблазнить измученного царя, который хвастался, что за свою жизнь развратил тысячу дев.Сохранилось известие, что он женился на ней только для того, чтобы успокоить царевича Ивана и его товарищей-бояр, раздраженных его намерением искать руки английской королевы Елизаветы. Подросший, Иван Васильевич стал бояться старшего сына и временами ненавидел его, может быть, потому, что видел в нем себя. Участник — сначала невольный — всех отцовских оргий и казней, царевич Иван так же платил царю, все чаще заглушая страх перед родителем своеволием и наглостью.

В ноябре 1581 г. противостояние отца и сына разрешилось смертью князя, скончавшегося при невыясненных обстоятельствах. Царь неподвижно сидел у тела сына все три дня, пока шла подготовка к погребению … Родственники, священнослужители, кружок, подходившие к нему с наставлениями и утешениями, не могли получить от него ни слова. В Архангельском соборе, куда из Александровской слободы привезли гроб с телом царевича на руках, царь в одной черной мантии, прислонившись к гробу, рыдал всю службу и отпевание, а затем, после погребения он долго с тоскливым зверским воем бил об землю…

Вернувшись в Александровскую слободу, Иван Васильевич на время отошел от всех. Но вот однажды он появился в Боярской думе — тающий, желтый, зажмурился. В гробовом молчании он торжественно объявил, что снимает корону Мономаха и постригается в монахи, чтобы завершить дни покаянием и молитвой, в надежде только на милость Господа; бояре должны выбрать между собой достойного государя, которому тот немедленно доверит власть и сдаст царство.

Были некоторые, кто был готов поверить в искренность царя. Однако большинство бояр, благоразумно опасаясь, что в случае их согласия вдруг исчезнет влечение царя к схиме, стали упрашивать его не ходить в монастырь, по крайней мере, до конца войны. Иван Васильевич с видимым неудовольствием согласился оказать вверенную ему Богом опеку государства и народностей. Но в знак своего горя он послал в Кремлевскую сокровищницу корону, скипетр и великолепные царские облачения.Двор вместе с королем оделся в траур и отрастил волосы в знак покаяния. Иван Васильевич ежедневно служил панихиду. Раскаялся. Он послал богатые дары на Восток, патриархам — в Константинополь, Антиохию, Александрию, Иерусалим — помолиться об упокоении души своего сына. Я вспоминал всех казненных и замученных им людей, записывал их имена в синодические книги. О тех, кого я не мог вспомнить, я написал просто: «Они тебе известны, Господи!»

Вероятно, под влиянием покаянного настроения примирился с Марией.В феврале 1582 года, на втором году замужества, она почувствовала себя беременной.

С.М. Прокудина-Горского. Фата сшита Марией Нага. Фото 1910 года.

Но вскоре Мэри почувствовала к нему полное отвращение. Иван Васильевич возобновил проекты брачного союза с английским королевским домом. В августе 1582 года он отправил дворянина Федора Писемского в Лондон для переговоров об условиях его брака с Мэри Гастингс, племянницей королевы Елизаветы. О Марии Писемской было приказано сказать, что хоть у царя есть жена, но она не какая-то царица, а простой подданный, ему не угодный и ради племянницы царицы его можно выгнать.

Осенью двор переехал в Москву. Здесь 19 октября, в день памяти святого мученика Хуара, Мария родила мальчика, которого окрестили Дмитрием. (Возможно, имя для сына было выбрано ею в честь одного из своих предков. Обнаженная была родом из Дании. Их предок Ольгерд Прега, крещеный Дмитрий, в 1294 году уехал из Дании к великому князю Михаилу Ярославовичу Тверскому и был с ним в бояре.) Наследником царевича был избран князь Иван Федорович Мстиславский, потомок древних князей Литовских, которые вошли в родство с царствующим домом.

Зимой 1584 года стало ясно, что девятый брак короля не состоится. Писемский писал из Лондона, что племянница королевы больна оспой и к тому же не хочет менять свою веру. Мария, ежеминутно ожидающая разлуки с сыном и пострига в монастырь, успокоила свое сердце. Но ее будущее все еще оставалось неясным.

В январе Иван Васильевич заболел: половые органы опухли, внутренности сгнили, от тела царя исходила отвратительная вонь.Два месяца страшной болезни, которую врачи затруднились определить, хотя они видели ее причину в былой развратной жизни и необузданных страстях царя, превратили его в дряхлого старика. Однако он никогда не хотел так сильно жить. Отчаявшись искусством иностранных врачей, он раздавал щедрые милостыни монастырям, искал спасения в колдовстве целителей и целителей, которых по его приказу привозили в Москву с крайнего севера …

Годунов и Бельский сражались у умирающих. царь.По их инициативе Иван Васильевич каждый день составлял и менял завещания. Бельский призвал его доверить управление государством австрийскому эрцгерцогу Эрнесту, которого царь когда-то хотел сделать польским королем. Кравчий оказался более ловким: добился перехода престола к Федору и назначения при нем попечительского совета, в который вошли он сам, Бельский, боярин Никита Романович Захарьин и князья Иван Федорович Мстиславский и Иван Петрович Шуйский.Царь назначил Углич Дмитрию и его матери; он доверил воспитание царевича Бельскому.

Последнее завещание было подписано 15 марта. До смерти царя оставалось всего три дня. В это время Бельский, забыв об австрийском эрцгерцоге, подстрекал нагихов — отца, братьев и дядей королевы — совместно добиваться престола для Дмитрия. То, что полуторагодовалый князь по канонам церкви считался незаконнорожденным, их не смущало — все-таки он был прирожденным властелином, плотью от плоти грозного царя.Неизвестно, одобряла ли Мэри планы заговорщиков; скорее всего, у нее не спрашивали согласия. Возможно, у Бельского были более отдаленные перспективы на будущее. Не исключено, что, используя имя Дмитрия, он надеялся снять корону Мономаха с головы Федора, чтобы потом возложить ее на себя, женившись на Марии.

18 марта Ивану Васильевичу стало легче. Он повеселел, возобновил занятия по государственным делам. Около трех часов пошел в баню, с удовольствием умылся, развлекался любимыми песнями.Освежившись, он накинул широкий халат и заказал шахматы. Принесли доску и две коробки с фигурами. Иван Васильевич опустил руку на грудь, вынул первую попавшуюся фигуру. Но вдруг на доске стало слишком много ячеек, они плавали, моргали, меняли цвета … Невыносимая боль в груди и мгновенная удушающая атака погрузили все в темноту ..

Даже по дворцу слуги бежали сломя голову, послали за водки, немного для розовой воды, еще врачи натирали своими снадобьями безжизненное тело царя, даже митрополит Дионисий наскоро устроил над ним постриг, а Бельский уже приказал своим верным лучникам закрыть кремлевские ворота и стал уговаривать стражей передайте Дмитрию скипетр и державу.


Отъезд семьи Ивана Грозного.
Миниатюра из обсерватории XVI века
.

Между тем прозвенел колокол, обозначающий исход души. Москвичи устремились в Кремль. Обнаружив, что ворота закрыты, они забеспокоились. Слышались крики о том, что Бельский измучил великого государя и теперь хочет убить царевича Федора. Кое-где над головами людей уже качались камыши, мушкеты, дреколя. Весь мир потребовал от Кремля народного любимца Никиту Романовича и забрал его домой под охраной.Потом откуда-то появились пушки. Их поставили перед Фроловскими (Спасскими) воротами и начали стрелять.

Бельский ушел в мир. Через некоторое время лучники со стен кричали о прекращении огня. Ворота отворились, к народу вышли Годунов, Мстиславский, Шуйский и писаря Щелкаловых. Они заверили горожан, что князь и бояре живы, а Бельский признался в измене и будет сослан губернатором в Нижний Новгород. Волнение постепенно утихло.

В ту же ночь Мария и ее сын, ее отец, братья и дядя были сосланы в Углич. Для приличия выделили слугу, управляющих, поверенных, боярских детей и почетный конвой — двести лучников. Всадники, телеги, телеги, экипажи двинулись в темноту. Щелкали кнуты, ржали лошади; Факелы отбрасывали багровым светом рыхлый снег, падающий под полозья. Говорят, Федор подошел к вагону, в котором сидели Мария и Дмитрий.

Иди, брат мой с Богом, — прошептал он, наклоняясь над младенцем.« Когда ты вырастешь, то я принесу в жертву тебе отцовский престол, а сам останусь в молчании …

Угличский князь

Углич стоит на Волге, по обоим берегам. В 16 веке здесь были пустынные, дикие места. Вокруг — непроходимые джунгли, болота, заводи в ольхе и тростнике, вековые сосны и ели, вросшие в мох валуны. Невидимая мерзость поет тонким голосом, лоси и кабаны с трудом пробираются сквозь путаницу еловых веток.Нет лучшего места для грабежа. Для спасения души тоже. Раньше, пока казанцы не были усмирены, от татар не было жизни. Казаки, поднимавшиеся на Волгу на лодках, тоже не промахнулись, зря, что православные. После присоединения Казани река успокоилась, миряне обогатились торговлей, а за городом множились тихие монастыри.

Сами угличане не прочь посоревноваться в древности с Ростовом Великим: в их собственной Угличской летописи сохранилась легенда о некой Яне, жившей здесь, брате княгини Ольги или более дальних родственниках.Долгое время по его имени город носил название Яново Поле, а затем стал называться Угличским Полем — якобы с того угла, который здесь образует Волга, резко поворачивая с севера на запад.

Углич — самостоятельный город. Здесь все свое — своя летопись, свой святой, свои князья. Последний конкретный город в Московском государстве. Угличцы привыкли, что их владели великие князья, братья московских государей. Они твердо стояли за своего хозяина, не щадя желудка.Не так давно из плена пытались спасти Ивана и Дмитрия Андреевичей, племянников Ивана III Васильевича, которых он заточил в монастыре. Тогда император в гневе разогнал многих угличцев по другим городам. С тех пор Углич жил мирно. Последним угличским князем был Юрий Васильевич, брат грозного царя, поэтому поражение и позор опричнины благополучно миновали город.

Угличи с радостью приняли нового князя. Уже издали Мария увидела нарядную толпу горожан, священнослужителей, крестов, знамен, уходящих из города навстречу поезду.С приветственными речами выступили священнослужители. Народ обрадовался и пал ниц перед королевской каретой.

В Преображенском соборе она подолгу молилась у гроба с мощами святого князя Романа Угличского. Затем она пошла во дворец. Я бродил по холодным, пустым каменным комнатам, искал, в какой комнате остановиться. Наконец, она выбрала самые дальние комнаты и удалилась в них с Дмитрием.


С.М. Прокудина-Горского. Дворец в Угличе

Как можно забыть кремлевские палаты, честь, власть, свое участие в государственных делах и тех, кто ими руководит? Возможно, «Нагие» смирились бы с жизнью в Угличе, если бы им ежедневно не напоминали самым унизительным образом, что они находятся в ссылке.Правда, с самим Федором ссыльный остался в прекрасных отношениях: Нагая присылала ему на праздники пироги, царь дарил им меха. Но приказчик Михаил Битяговский, назначенный опекунами для ухода за мятежной семьей, суверенно распоряжался дворцовым хозяйством и всеми доходами. Он не позволял Обнаженным тратить ни единой лишней копейки сверх того содержания, которое он определил. Братья Марии Михаил и Григорий бушевали, устраивали жуткие перебранки с сварливым писарем, но только напрасно испортили себе кровь.

Конечно, воспоминания о Москве, сожаления об утерянном престоле, злословие о Годунове составляли основную часть разговоров во дворце. Дмитрий чутко слушал эти разговоры, впитывая настроения взрослых. В Москве говорили, что однажды, играя на льду с другими детьми, он приказал вылепить из снега дюжину фигур и, дав им имена знатнейших бояр, стал рубить их саблей; Снеговику, изображающему Бориса Годунова, он якобы отрубил ему голову, сказав: «Так ты будешь, когда я буду царствовать!»

Также уверяли, что князь любит мучения и кровь и охотно наблюдает, как забивают быков и баранов, а иногда пробирается на кухню, чтобы своими руками перекатывать головы цыплят.Настоящий сын Грозного! Однако многие называли эти сказки клеветой, распространяемой самим Борисом, и, наоборот, утверждали, что молодой князь имел ум и душу истинного христианского государя, благочестивого и справедливого.

По единодушным показаниям зарубежных и российских писателей, кто-то два-три раза пытался отравить Дмитрия. Невозможно сказать, почему эти попытки не увенчались успехом. Летописцам известно одно объяснение: «Бог не допустил». Возможно, причиной этих слухов стали приступы рвоты князя — из-за некачественной еды или по какой-то другой причине.Одно можно сказать наверняка: королева Мария постоянно боялась за жизнь своего сына. И как она могла оставаться беспечной, если к 1590 году Мстиславский и Шуйский умерли в монастырях, Евдокия, дочь Марии Владимировны, умерла при подозрительных обстоятельствах, а сама бывшая ливонская царица пострижалась в монахини? Слухи приписывали эти смерти властолюбию Бориса, и в Угличском дворце, несомненно, разделяли это мнение. Сам ход событий сделал, если не самого Дмитрия, то его имя тем знаменем, вокруг которого могли сплотиться все тайные (очевидные уже не оставшиеся) противники Годунова.Расстановка сил казалась всем очевидной. И не только «Голый», но и многие другие люди в России задались вопросом: осмелится ли Борис сделать последний, ужасный шаг?

В России сбываются только самые худшие ожидания. 17 мая 1591 года по Москве молниеносно разнеслась весть: царевича Дмитрия не стало! Они передавали разные вещи: ребенок стал жертвой несчастного случая или негодяйского чиновника, которого углицы растерзали на месте преступления; имя зятя царя не слетало с языков.

Годунов почувствовал, как земля уходит из-под его ног. Неблагоприятные слухи нужно было развеять любой ценой и как можно скорее.

На следующий день следственная комиссия выехала в Углич. Годунов изо всех сил старался придать ей, хотя бы внешне, вид полной беспристрастности. Из четырех его членов трое, казалось, не имели повода угодить Борису: князь Василий Иванович Шуйский из опального рода; делопроизводитель Елизар Вылузгин исполнял свои прямые обязанности; Митрополит Крутицкий Геласий представлял свой особый нравственный авторитет церкви.Только один следователь, окольничный Андрей Клешнин, был напрямую связан с Борисом — его жена, княгиня Волхонская, была неразлучной подругой царицы Ирины, а сам Клешнин пользовался исключительным доверием Федора и всем сердцем был предан Годунову.

Можно только догадываться, получали ли следователи какие-либо указания от Годунова. В любом случае их действия показывают, что они прекрасно представляли, в каком направлении должно двигаться расследование в столь деликатном для Бориса деле.

Вечером 19 мая в Углич прибыла следственная комиссия и немедленно приступила к допросам. Следствие длилось почти две недели. Похоронив тело царевича в Спасо-Угличском храме, следователи 2 июня вернулись в Москву. Дьяк Василий Щелкалов зачитал материалы дела государю и собору во главе с Патриархом Иовом. Из показаний респондентов сложилась довольно четкая картина произошедшего.

Цесаревич Дмитрий страдал эпилепсией (эпилепсией).Приступы болезни протекали бурно: во время одного из них он укусил руку дочери Андрея Александровича Надя, дяди королевы Марии, а в другой раз ранил саму королеву грудой — длинным ногтем толщиной в палец, с которой князь любил тыкать. Для исцеления ребенка его водили к Кирилловским старцам для причащения с Богородицей хлебом; они также обращались к целителям, но вместо лечения они нанесли вред князю. За три дня до аварии у Дмитрия снова случился припадок.В субботу, 15 мая, он почувствовал себя лучше, и царица отвела его на мессу, а по возвращении во дворец разрешила играть на заднем дворе, доверив заботе матери Василисы Волоховой, кормилицы Арины Ждановой (от мужа Тучкова) и койка Марии Колобовой (от мужа Самойловой). К царевичу присоединились еще четверо «горожан» — дворовых сверстников: Петрушка Колобов, Баженка Тучков, Ивашка Красенский и Гришка Козловский. Они снова играли прикладом, ударяя ножом по железному кольцу о землю.Вдруг у князя случился новый припадок и, упав, он глубоко ранил себя ножом в шею.

«… Черная болезнь опять пришла к князю и повалила его на землю, потом князь ударил себя ножом в горло и долго бил его, но потом его не стало» (свидетельство Василисы Волоховой ).

«… сам напал на нож от эпилепсии и был еще жив» (показания Григория Федоровича Надя).

Арина Тучкова подняла Дмитрия на руки.На крик королева выбежала из дворца. В гневе она стала бить бревном мать, не спасшую князя, сказав, что ее сын Осип Волохов вместе с сыном Битяговского Данилой и его племянником Никитой Качаловым убили Дмитрия; и Волохова стала бить ее лбом, так что царица заказала праведный розыск, потому что ее сын Осип никогда не был при дворе.

Максимка Кузнецов, оказавшийся в это время на колокольне Спасской церкви, находившейся рядом с дворцом, заметил, что что-то не так, и поднял тревогу.Пресвитер Соборной церкви вдовствующий иерей Федот Афанасьев по прозвищу Огурец, услышав звон, побежал со двора в город; его встретил судебный поверенный Кормового двора Шаббат Протопопов, который, ссылаясь на приказ царицы, приказал, чтобы колокол прозвенел, «и ударил его по шее».

Город решил, что во дворце начался пожар. Народ хлынул во двор дворца. Первыми прибежали братья царицы Михаил и Григорий.Мария, уставшая бить Волохову, но еще не успокаивая гнева, передала бревно Григорию, который продолжал по сторонам преследовать нерадивую мать. Затем появился дядя царицы Андрей Александрович Нагой. Когда толпа стала собираться во дворе, он взял тело князя, отнес его в Спасскую церковь и был с ним «неумолимо», «чтобы никто не украл тело князя». В это время Мария и Михаил стали возбуждать бегущих людей, крича, что Битяговские, отец и сын, Осип Волохов, Никита Качалов и писарь Данила Третьяков убили царевича.Другой дядя царицы, Григорий Александрович Нагой, прибывший во дворец одним из последних, уже слышал, что «царевича, мол, зарезали, но он не видел, кто его зарезал».

Дьяк Михаил Битяговский в это время обедал в своем доме у священника Богдана, духовного отца Григория Федоровича Надя. Когда зазвонили колокола, служащий послал людей посмотреть, нет ли пожара. Вернулись, заявив, что богач Кирилл Моховиков, назвавший себя очевидцем аварии, «сообщил весть» о том, что князь покончил с собой.

Битяговский бросился во дворец. Ворота были закрыты, но Кирилл Моховиков отпер их для него, подтвердив, что князь ушел. По двору носились посадские люди с копьями, топорами, саблями. Битяговский побежал в царские покои — «надеялся, что царевич наверху», но, никого не найдя, спустился вниз. Здесь его заметили двор и горожане и окружили. Он спросил их: зачем им топоры и копья? Вместо ответа они начали преследовать его и Данилу Третьякова, который тоже был во дворе.Беглецы думали сбежать, заперевшись в хижине Брусяны, но толпа «выбила двери», вытащила служащих из хижины и убила их обоих. Также убили человека, сочувствовавшего Волоховой.

Авдотья Битяговская показала, что братьям царицы Михаилу и Григорию было приказано убить ее мужа, раздражая постоянные ссоры с ним: Битяговский поссорился с Михаилом Надем за то, что тот «постоянно заводил царевича Дмитрия волшебников и ведьм» и что они с братом приютили ведьму Андрюшку Мочалову, которая удивляется им, насколько стойкие государь и императрица.

После убийства Михаила Битяговского Данила Третьяков расправился с укрывшимися в Дьячной избе Данилой Битяговским и Никитой Качаловым: их тоже «вытащили» и «забили до смерти». Потом начали грабить дворы убитых.

«… И весь народ пошел на Михайловский двор Битяговского, и Михайловский двор был разграблен, и питье из погреба пили в бочках, и бочки кололи» (свидетельство Данилко Григорьева, дворец жених).

Вдова Битяговского была жестоко избита, а двор «бесследно разграблен». В «Дячной избе» разогнали «коробочки» и украли 20 рублей государственных денег. При этом погибли еще три человека — Михаил Битяговский и двое — Никита Качалов; а Михаил Нагой приказал убить плотника Савву с шестью товарищами за то, что они истолковали, что писарей убили «за смех» (т. е. напрасно). Дьяк Третьятко Десятый, Васюк Михайлов, Терешка Ларивонов, писцы Марко Бабкин и Ивашка Ежов, упрекавшие горожан в тщетном убийстве писарей, услышали ответ: «Вы получите от нас то же самое!». — испугались и побежали за город в лес ждать прихода государей.Сюда стянулось много горожан, опасающихся за свою жизнь.

Осип Волохов погиб одним из последних. Прибывший по тревоге в город игумен Алексеевского монастыря Савватий еще около шести часов вечера нашел его живым. Толпа привела Осипа в храм Спасителя, куда вошел Савватий, чтобы увидеть царицу. Мария стояла у могилы своего сына; Осип прятался за одной из колонн храма. Мария указала ему на Савватия, как на соучастника убийства князя.Когда настоятель ушел, толпа бросилась на Осипа; Свой двор Васька бросился на тело хозяина, накрыв его собой — так его и убили.

Последней жертвой разъяренной толпы стал «юродивый», живший во дворе Михаила Битяговского и часто посещавший дворец «для развлечения князя». Через два дня королева приказала убить ее, потому что «жена того принца баловала».

Три дня Углич находился в руках Надя. По городу на телегах разъезжали дворовые люди, по дорогам, ведущим в Москву, рассылались всадники, чтобы никто не мог донести до императора весть о своих злодеяниях.Перед приездом следователей Надя решили скрыть следы своего предательства и направить следствие по ложному пути. Городской чиновник Русин Раков добровольно признал, что был причастен к этому заговору со стороны Михаила Нагима, который вечером 18 мая звонил ему шесть раз и, имея за спиной толпу придворных, заставил целовать крест: «если ты наш »- и попросил« встать с нами одновременно ». Раков волей-неволей согласился. Майкл приказал ему «собрать ножи» и «надеть их на избитых людей» в доказательство их злых намерений.Раков взял несколько ножей из купеческого ряда и у горожан, со двора Битяговского — железную дубину, а Григорий Нагой отдал ему свою саблю. Оружие было измазано куриной кровью и установлено рядом с трупами Михаила Битяговского, его сына, Никиты Качалова, Осипа Волохова и Данилы Третьякова. Они даже поставили самоходку рядом с одним из убитых Битяговских. Несмотря на это разоблачение, Михаил Нагой упорно настаивал на том, что царевич был убит Битяговским и его товарищами, а сам он невиновен.

Таким образом, измена Обнаженной была очевидна. Убийства суверенных людей происходили по их приказу, с помощью их двора, которым правили горожане. Митрополит Геласий добавил к прочитанному, что перед отъездом комиссии в Москву царица Марья вызвала его к себе и сказала с «великой просьбой», что это греховное, виноватое дело, и молилась, чтобы государь проявил к ней милосердие. братья по своей вине.

Собор единогласно принял решение: перед государевом царем Федором Михаилом и Григорием Нагих и горожанами Углича произошла явная измена, и смерть князя произошла по воле Божьей; но дело это земское, в царской руке и казнь, и позор, и милосердие, но собор должен молиться Господу Богу, Пречистой Богородице, великим русским чудотворцам и всем святым за Царя и Царицу. , за их состояние долговременное здоровье и молчание от междоусобной войны.


С.М. Прокудина-Горского. Угличский колокол

Царь приказал боярам разобраться в деле и казнить виновных. Годунова в эти дни не было видно ни в совете, ни в Думе — он хотел исключить любые подозрения в давлении на их решения с его стороны. Нагих привезли в Москву, жестоко пытали, а затем сослали в далекие города. Царица Мария была насильно пострижена в монахиню под именем Марфа и отправлена ​​в монастырь св.Николая на Выксе, недалеко от Череповца. Казнено 200 угличей; другим отрезали язык, многих посадили в тюрьмы, а 60 семей сослали в Сибирь и заселили город Пелым. Не обошли стороной и угличский тревожный колокол: по царскому приказу его лишили креста, отрезали ухо, вырвали язык, хлестали и увезли в Тобольск. (Тобольский воевода князь Лобанов-Ростовский приказал передать колокол без уха в командирскую избу, где он был записан как «первый неодушевленный мертвец из Углича.») Тела Битяговского и других убитых, брошенных в общую яму, вырыли, закопали и с честью закопали … Имения были пожалованы вдовам и матери Волоховой.

На этом заканчивается история Дмитрия, князя Угличского.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.