Роль теории общественного договора в истории англии и франции: Вспомните роль теории общественного договора в истории Англии и Франции Нового времени

Содержание

Теория общественного договора

На чтение23 мин. Просмотров800 Обновлено

Содержание статьи (кликните, чтобы посмотреть)

Что такое общественный договор? Суть кратко, простыми словами. Теория общественного договора: концепция и суть. Общественный договор и государство. Сторонники и представители теории общественного договора: Томас Гоббс, Джон Локк, Жан-Жак-Руссо.Anews Знания15.10Новости

Джон Трамбулл. Представление Декларации независимости США на заседании континентального конгресса (1817-19 гг.)

к содержанию ↑

Что значит общественный договор. Простыми словами

Общественный договор — это концепция, гласящая, что люди добровольно отказываются от некоторых своих прав в пользу общества и государства, чтобы те защищали их права и обеспечивали безопасность.

Изначально люди жили в состоянии полной свободы, объясняли авторы данной теории: например, сильный мог убить слабого или забрать его имущество. Тогда, чтобы обеспечить безопасность и справедливость, люди заключили неформальный договор друг с другом о правах и обязанностях. Так появилось общество, а затем и государство.

Статьи по теме (кликните, чтобы посмотреть)

Суть теории общественного договора в том, что государство служит людям — они согласились подчиняться законам и власти в обмен на безопасность и защиту своих прав. Если же власти станут нарушать договор с народом, нарушать права людей, то граждане вправе расторгнуть договор и свергнуть правительство, потерявшее легитимность.

Впервые о государстве как результате договора между людьми заговорили древнегреческий философ Эпикур и римлянин Лукреций Кар. Полноценная теория общественного договора возникла в XVII веке: с ее помощью философы объясняли возникновение государства и законов, отвергая религиозную идею о божественном происхождении власти.

Сторонниками этой теории были философы Гуго Гроций, Томас Гоббс, Джон Локк, Бенедикт Спиноза, Дени Дидро, Жан-Жак-Руссо.

Теорией общественного договора вдохновлялись участники революций, свергнувших монархию в Англии в XVII веке и во Франции в XVIII веке, а также участники Войны за независимость в Северной Америке. Идеи общественного договора легли в основу государственности США — они отражены в Декларации независимости и Конституции.

Наиболее известные представители теории общественного договора — Томас Гоббс, Джон Локк и Жан-Жак Руссо.

Томас Гоббс — английский философ XVII века. Он первым сформулировал идею общественного договора в своем сочинении «Левиафан» (1651 год). По версии Гоббса, древние люди жили в «естественном состоянии» анархии — без общества, государства и законов. Это была «война всех против всех» — люди жестоко сражались за ресурсы.

Все изменилось, когда возник общественный договор — люди стали добровольно отказываться от части своих прав, писал Гоббс. Например, от права убивать друг друга. Так появилось общество, а затем и государство, защищавшее права людей. Инструменты государства — принуждение и сила.

«Левиафан» Томаса Гоббса. Гравюра Абрахама Босса

Англичанин Джон Локк, один из отцов либерализма, развивал идеи общественного договора в «Двух трактатах о правлении» (1689 год). Как и Гоббс, он писал о естественном состоянии полной свободы, на смену которому пришло общество и государство.

У всех людей есть естественные права, писал философ: право на жизнь, на свободу, на собственность. Для защиты этих прав люди объединяются, создавая государство. Законы же могут иметь силу, только если они направлены на достижение общественного блага.

Государство не может нарушать законы и покушаться на естественные права людей. Если оно это делает, то народ имеет право на восстание против тиранической власти, считал мыслитель. Даже состояние естественной свободы — анархии — лучше, чем деспотизм, полагал Локк. Ведь при анархии каждый может защищать себя от чужих посягательств, а при тариническом режиме защититься невозможно.

Локк выступал сторонником конституционной монархии, правового государства и гражданского общества. Также Джон Локк — автор идеи о разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, которая сегодня считается обязательным признаком демократии.

Джон Локк. Портрет кисти Германа Верелста

Жан-Жак Руссо — французский просветитель XVIII века. В трактате «Об общественном договоре» (1762 год) он изложил идею народного суверенитета. Владыка — народ, а монархическое или республиканское правительство — лишь его служитель, считал Руссо.

Человек от природы свободен, но в современном мире оказался «в цепях», писал Руссо. Исправить это состояние призван общественный договор. Каждый отказывается от собственных прав ради общественного блага, и в результате все обретают настоящую свободу, объяснял философ свою идею. Верховная власть выступает за общее благо, поэтому имеет право на личность, имущество и свободу каждого из граждан.

Народ является источником власти, и эта власть неотчуждаема, поэтому необходимо прямое народное представительство, писал Руссо. Английский представительный парламент вызывал у него насмешку — люди избирают депутатов, а затем оказываются у них в рабстве. Граждане должны сами определять нормы, по которым будут жить, а в случае необходимость — пересматривать эти нормы, учил просветитель.

Руссо считал, что верховная власть народа неделима, поэтому отрицал разделение властей. Политических партий также быть не должно, считал он.

Жан-Жак Руссо. Портрет работы Гарнерэ. Источник: Universal History Archive / Getty Images

ОБЩЕ́СТВЕННЫЙ ДОГОВО́Р, по­ня­тие со­ци­аль­ной фи­ло­со­фии, свя­зан­ное с кон­цеп­ци­ей про­ис­хо­ж­де­ния го­су­дар­ст­ва как ре­зуль­та­та сво­бод­но­го со­гла­ше­ния ме­ж­ду людь­ми. Со­глас­но этой кон­цеп­ции, лю­ди, на­хо­дя­щие­ся в ес­те­ст­вен­ном со­стоя­нии, по об­ще­му со­гла­сию соз­да­ют та­кой ин­сти­тут, ко­то­рый си­лой за­ко­на на­дёж­но за­щи­ща­ет дан­ные им от ро­ж­де­ния ес­те­ств. пра­ва, по­ло­жив на­ча­ло их соб­ст­вен­но гражд. жиз­ни.

Идея до­го­вор­но­го ус­та­нов­ле­ния го­су­дар­ст­ва вы­ска­зы­ва­лась ещё в ан­тич­но­сти (со­фис­та­ми, Эпи­ку­ром, Лук­ре­ци­ем). В сред­ние ве­ка, при­ме­няя эту идею к свет­ско­му го­су­дар­ст­ву, Фо­ма Ак­вин­ский под­чёр­ки­вал тем са­мым вре­мен­ную и ус­лов­ную при­ро­ду это­го ин­сти­ту­та в про­ти­во­по­лож­ность веч­но­му гра­ду Бо­жию – хри­сти­ан­ской Церк­ви. Своё пол­ное раз­ви­тие кон­цеп­ция О. д. по­лу­чи­ла у мыс­ли­те­лей Но­во­го вре­ме­ни – Г. Гро­ция, Т. Гоб­бса, С. Пу­фен­дор­фа, А. Сид­ни, Дж. Лок­ка, Ж. Ж. Рус­со. Со­глас­но Гро­цию, лю­ди, реа­ли­зуя прин­ци­пы ес­те­ст­вен­но­го пра­ва, соз­да­ют го­су­дар­ст­во – со­вер­шен­ный со­юз сво­бод­ных лю­дей, за­клю­чён­ный ра­ди со­блю­де­ния пра­ва и об­щей поль­зы. При этом обя­зан­но­сти вер­хов­ной вла­сти в го­су­дар­ст­ве, ус­та­нов­лен­ные в ре­зуль­та­те со­гла­ше­ния, ог­ра­ни­че­ны за­ко­на­ми при­ро­ды и че­ло­ве­че­ских со­об­ществ, пред­пи­сы­ваю­щи­ми лю­дям жить в со­от­вет­ст­вии с нор­ма­ми спра­вед­ли­во­сти. Эти нор­мы оди­на­ко­вы как для гра­ж­дан, так и для вла­сти. Разл. тео­ре­ти­ки О. д. по-раз­но­му трак­то­ва­ли ес­теств.

со­стоя­ние, объ­ём от­чу­ж­дае­мых го­су­дар­ст­ву прав и нар. су­ве­ре­ни­тет. Так, Гоббс, по­ни­мая ес­теств. со­стоя­ние лю­дей как «вой­ну всех про­тив всех», а при­ро­ду че­ло­ве­ка как край­не эгои­сти­че­скую, свя­зы­вал с О. д. ус­та­нов­ле­ние го­су­дар­ст­ва, обес­пе­чи­ваю­ще­го пре­ж­де все­го мир и безо­пас­ность в об­ще­ст­ве. Ра­ди это­го лю­ди пе­ре­да­ют го­су­дар­ст­ву свои ес­теств. пра­ва и ог­ра­ни­чи­ва­ют свою сво­бо­ду. Го­су­дар­ст­во у Гоб­бса на­де­ля­ет­ся аб­со­лют­ной вла­стью. Раз­ви­тая Лок­ком ли­бе­раль­ная кон­цеп­ция О. д. ис­хо­дит из то­го, что, объ­е­ди­ня­ясь в го­су­дар­ст­во, лю­ди пе­ре­да­ют ему лишь не­боль­шую часть прав ра­ди за­щи­ты та­ких сво­их не­от­чу­ж­дае­мых ес­теств. прав, как лич­ная сво­бо­да, сво­бо­да ве­ры, вла­де­ние соб­ст­вен­но­стью. Власть при­зва­на за­щи­щать эти пра­ва, а ес­ли она не вы­пол­ня­ет этой за­да­чи и на­ру­ша­ет О. д., на­род име­ет пра­во уст­ра­нить та­кую власть (идея нар. су­ве­ре­ни­те­та, со­глас­но ко­то­рой ис­точ­ни­ком вся­кой вла­сти яв­ля­ет­ся на­род).
Рус­со свя­зы­вал с О. д. за­да­чу по­строе­ния гражд. об­ще­ст­ва, рас­смат­ри­вая О. д. не как до­го­вор пра­ви­те­ля с под­да­ны­ми, а как до­го­вор рав­ных лиц друг с дру­гом, при­ни­маю­щих на се­бя обя­за­тель­ст­ва на од­них и тех же ус­ло­ви­ях и поль­зую­щих­ся оди­на­ко­вы­ми пра­ва­ми. «Су­ве­ре­ном», т. е. но­си­те­лем за­ко­но­дат. вла­сти, объ­яв­ля­ет­ся на­род. При этом Рус­со раз­ли­ча­ет во­лю ча­ст­ных лиц и «об­щую во­лю» (volonté générale), ко­то­рая пре­сле­ду­ет ис­клю­чи­тель­но об­щие ин­те­ре­сы и ак­та­ми ко­то­рой при­ни­ма­ют­ся за­ко­ны.

Уче­ния об О. д. фор­му­ли­ро­ва­лись в кон­тек­сте ис­то­рич. ус­ло­вий то­го вре­ме­ни: для Т. Гоб­бса это бы­ла гражд. вой­на в Анг­лии, для Дж. Лок­ка – ре­аль­ная по­треб­ность в кон­сти­туц. ог­ра­ни­че­нии мо­нар­хии. При этом, од­на­ко, они об­ра­ща­лись к нор­ма­тив­ной, фи­лос. ар­гу­мен­та­ции, их ин­те­ре­со­ва­ли не ре­аль­ные ис­то­рич. об­стоя­тель­ст­ва воз­ник­но­ве­ния го­су­дар­ст­ва, а вы­яв­ле­ние тех ус­ло­вий, при ко­то­рых та­кое воз­ник­но­ве­ние мо­жет счи­тать­ся пра­во­мер­ным.

Тео­рия О. д. и свя­зан­ная с ней идея нар. су­ве­ре­ни­те­та ока­за­ли боль­шое влия­ние на со­ци­аль­но-по­ли­тич. раз­ви­тие Ев­ро­пы и Аме­ри­ки. Воз­ник­нув как аль­тер­на­ти­ва кон­цеп­ци­ям бо­же­ст­вен­но­го про­ис­хо­ж­де­ния гос. вла­сти, тео­рия О. д. по­слу­жи­ла оп­рав­да­ни­ем низ­вер­же­ния аб­со­лют­ных мо­нар­хий в Анг­лии и Фран­ции, а в Сев. Аме­ри­ке – ус­та­нов­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го рес­пуб­ли­кан­ско­го строя. Её даль­ней­шим по­след­ст­ви­ем ста­ла пе­рио­дич. вы­бор­ность вла­стей пу­тём все­на­род­но­го го­ло­со­ва­ния, имею­щая ме­сто в совр. де­мо­кра­тич. стра­нах, что по су­ще­ст­ву оз­на­ча­ет ка­ж­дый раз за­клю­че­ние об­ществ. со­гла­ше­ния.

В 20 в. кон­цеп­ция О. д. по­лу­чи­ла но­вый им­пульс в ис­сле­до­ва­ни­ях по по­ли­тич. фи­ло­со­фии, об­ра­щаю­щих­ся к тео­рии до­го­во­ра при вы­ве­де­нии прин­ци­пов спра­вед­ли­во­го и долж­но­го уст­рой­ст­ва об­ще­ст­ва. Наи­бо­лее зна­чи­тель­ные из них – эти­ко-по­ли­тич. кон­цеп­ция спра­вед­ли­во­сти Дж.  Рол­за, эко­но­мич. тео­рия об­ществ. вы­бо­ра Дж. Бью­ке­не­на, до­го­вор­ная тео­рия мо­ра­ли Д. Го­тье («Morals by agree­ment», 1986).

Понятие «Общественный договор» (буквальный перевод термина «социальный контракт») впервые появилось в трудах философов Томаса Гоббса (XVII в.) и Жан-Жака Руссо (XVIII в). Именно после книги Руссо «Об общественном договоре» (1762) это понятие стало популярным в европейской политике и социальной науке. Эти старинные авторы, рассуждая об общественном договоре, имели в виду следующее. Люди от природы обладают неотъемлемыми естественными правами – на свободу, на имущество, на достижение своих личных целей и т.п.

Но неограниченное пользование этими правами ведет либо к «войне всех против всех», то есть к социальному хаосу; либо же к установлению такого социального порядка, при котором одни жестоко и несправедливо угнетают других, что, в свою очередь, порождает социальный взрыв и опять-таки хаос. Поэтому необходимо, чтобы все граждане добровольно отказались от части своих естественных прав и передали их государству, которое – под контролем народа – будет гарантировать законность, порядок и справедливость.

Томас Гоббс (1588-1649), английский философ 17 века, в своем известном трактате «Левифиан», или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» впервые, пожалуй, изложил теорию общественного договора в определенной, четкой и рационалистической (то есть основывающейся на аргументах разума) форме.

По мнению Гоббса, появлению государства предшествует так называемое естественное состояние, состояние абсолютной, ничем неограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Люди равны между собой и в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние для Гоббса есть в полном смысле «состояние войны всех против всех». Абсолютная свобода человека — стремление к анархии, хаосу, беспрерывной борьбе, в которой оправдывается и убийство человека человеком.

В этой ситуации естественным и необходимым выходом становится ограничение, обуздание абсолютной свободы каждого во имя блага и порядка всех. Люди должны взаимно ограничить свою свободу чтобы существовать в состоянии общественного мира. Они договариваются между собой об этом ограничении. Это взаимное самоограничение называется общественным договором.

Несколько иных взглядов придерживался другой английский мыслитель 17 в. Дж. Локк (1632-1704).

В работе «Два трактата о государственном правлении» он выдвигает иной взгляд на первоначальное ,естественное состояние человека. В отличии от Гоббса с его тезисом о «войне всех против всех», Локк считает первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается Общественный договор между людьми, так возникает государство.

Основная цель государства — защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность.

Ж. -Ж. Руссо (1712-1778) был одним из крупнейших представителей французского Просвещения. Его теория Общественного договора существенно отличалась как от взглядов Гоббса, так и от воззрений Локка.

Естественное состояние людей Руссо трактует состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния «войны всех против всех». Однако, население растет, меняются географические условия, развиваются способности и потребности людей, что приводит в конечном счете к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем — могущество и беззащитность, наконец — господство и порабощение.

Общество нуждается в гражданском мире — заключается Общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству. Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, лежит воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля остаются абсолютными, неограниченными и после заключения Общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать власти, нарушающие условия Общественного договора. Суверенно не государство, суеверен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые.

Основная задача, которую призван решать Общественный договор, состоит, по мнению Руссо, в том, чтобы найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде».

От частного к общему

Теория общественного договора стала результатом развития общественно-политической мысли Нового времени. Некоторые ее аспекты высказывались еще древними китайскими (Мо-Цзы), греческими (Эпикур и Платон) и римскими философами (Тит Лукреций Кар), предлагавшими договорной характер власти. Однако в действительно полную систему теория общественного договора развилась в трудах мыслителей Нового времени, вытеснив средневековую монархическую легитимизацию власти и идею о божественном происхождении правления королевских династий. В общих своих чертах она объясняет происхождение государства, права и самого гражданского

общества как результат древнего соглашения между людьми ради наивысшей эффективности совместного сосуществования. Такой договор подразумевал частичный отказ каждого общественного человека от доли свободы в пользу государственной власти, которая будет управлять страной, исходя из соображений общественного блага. Таким образом, это в корне переворачивало всю общественную систему. Если раньше монархическая власть и королевские указы в принципе не могли быть подвергнуты сомнению и оспариванию, то теория, гласящая, что источником власти является само общество, предполагала уже взаимную ответственность. Буквально это означало, что недостойный правитель теперь может

быть вполне правомерно свергнут и избран новый. Однако поскольку эта идея развивалась целым рядом мыслителей, она имела ряд своих вариаций.

Теория общественного договора Гроция

Голландский специалист по праву Гуго Гроций был одним из первых, кто развивал соответствующую мысль. Он ввел такую категорию, как естественное человеческое право (она существует и в современной системе): на жизнь свободу и так далее. Этими неотъемлемыми правами на собственный суверенитет каждого человека он уже ограничивал свободы власть предержащих его времени.

Теория общественного договора Гоббса

Полноценно идея была озвучена уже в труде «Левиафан» Томаса Гоббса. Он считал, что на заре истории люди жили вне обществ в так называемом естественном состоянии. И такая жизнь была весьма опасна и коротка. Ради лучшей судьбы люди стали объединяться в общества, отказываясь вместе с тем от части своей свободы ради совместного блага. Общества, разумеется, стали обретать органы власти, став государствами. Это и являлось процессом возникновения общественного договора. Томас Гоббс оформил идею общественного договора, но он так и не высказал мысль об ответственности государя перед народом.

Теория общественного договора Локка

Ее высказал и развил англичанин Джон Локк. Фундаментом его системы стала идея о том, что люди объединились в общества во избежание монархии и для защиты свободы и частной собственности. Кроме того, законы должны быть неизменно направлены на достижение общественного блага, а не блага узкой прослойки аристократии.

Теория общественного договора Руссо

В целом французский просветитель Жан-Жак Руссо завершил развитие основных концепций теории. Он видоизменил ее, добавив понятие народного суверенитета, уже прямо предполагавшее, что источником власти является народ, а законной властью — только избранные им органы правления. Руссо всего одиннадцать лет не дожил до первой в Европе революции, логично вытекавшей из идей народного суверенитета и права на восстание. Эта революция случилась на его родине, во Франции, в 1789 году.

Теория общественного договора, появившаяся в эпоху философии просвещения, говорит о том, что такому общественному механизму как государство предшествовало естественное состояние человека. Передовые философы того времени Гоббс, Руссо и другие считали естественной неограниченную личную свободу, однако одни из них полагали, что эта свобода при этом противопоставлялась воле окружающих людей, а другие – что она была основой мирного первобытного общества.

Теория общественного договора Гоббса и других философов просвещения подразумевает также, что появление государства стало результатом юридического акта – собственно, самого естественного договора, который является следствием воли людей, которые решили придумать этот механизм для удобства совместной жизни и лучшего обеспечения свободы. Достаточно революционной для того времени была мысль, что власть монарха идет не от Бога, а от народа, и что его главной задачей должно являться, прежде всего, защита свобод граждан. Наиболее полно эта идея выражена в работах Поля Гольбаха. Согласно его трудам, идея о священной воле и праве монарха лишь служила оправданием к получению бесконтрольной власти и произвола власти. То есть, часть общества воспользовалась своим привелигированным положением и нарушила естественный договор. Используя принцип «разделяй и властвуй», монархи посеяли рознь между гражданами для того, чтобы стать абсолютными правителями. Прихоть монарха возводилась во власть закона, а сами они извратили естественное право людей, изменив их сознание и посеяв семена безнравственности. Его идеи нашла поддержку многих философов просвещения того времени и, прежде всего, А. Радищева, согласно мнению которого государство создавалось не по прихоти монарха, а для более эффективной защиты прав угнетенных.

Теория общественного договора Локка утверждала, что любое мирное создание государства являлось причиной соглашения граждан между собой, а потому это и должно быть единственным принципом создания государства.

Но наиболее ярко определение понятию «теория общественного договора» дал философ Руссо. По его мнению, основной задачей общественного договора является нахождения такой формы союза между людьми, благодаря которому каждый, соединяясь со всеми, подчиняется при этом лишь себе и остается лично свободным. Идеальное государство по Руссо – это то, во власть которого граждане добровольно отдают часть своих свобод для достижения общественного блага. Таким образом, люди уже являются не личностью, а неким сообществом – юридическим лицом (его также называли республикой и гражданской общиной). Большую роль в этом обществе играют справедливые законы. Согласно Руссо, наиболее желательной является система прямого надежного правления. Только совокупность народных масс может принимать законы, ограничивающие свободу ради общей цели, и никакой государь не имеет права их нарушать. Теория общественного договора говорит также, что народ имеет право сопротивляться тиранам, ограничивающим их законные права, а идея о божественной неограниченности права монарха — не более, чем желание властолюбивого недобросовестного монарха. Эта идея была поистине революционной для того времени.

Руссо утверждал, что власть государя, основанная на любви к нему граждан хороша, но лишь условна и не может быть причиной его особых прав. К тому же, любой государь в стремлении к власти будет стремиться ослаблять народ, чтобы тот не смог оказать ему сопротивления и не ограничил его власти и его собственная выгода будет всегда для него на первом месте.

Теория общественного договора легла в основу многих идеологий передовых государств Нового времени – Соединенных штатов Америки, Французской Республики, и была закреплена в их конституциях.

Теория общественного договора – одна из теорий происхождения государства, сформулированная в 17 веке. Суть этой теории в том, что государство – это результат соглашения между людьми.

к содержанию ↑

Теории происхождения государства

Существует множество теорий происхождения государства. Вот самые основные:

  • Договорная (Т.Гоббс) – государство произошло благодаря общественному договору.
  • Теологическая (Ф.Аквинский, А.Блаженный) – государство сотворил Бог.
  • Патриархальная (Аристотель) – государство произошло в результате разрастания семьи.
  • Насилия (Е. Дюринг) – государство как результат завоевания одних племен другими.
  • Материалистическая (К. Маркс) – государство возникло из-за социально-экономических причин.
к содержанию ↑

Томас Гоббс

Томас Гоббс (1588 – 1679) – философ 17-го века английского происхождения, автор теории общественного договора и государственного суверенитета.

Теория общественного договора

Гоббс считает, что изначально все люди были равны между собой и не ограничены в правах. В своем трактате «Левиафан» он говорит:

Пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех.

Со временем люди ограничивают свои права и свою свободу ради благополучия и мира, которое должно обеспечить государство. Такое взаимное ограничение называется общественным договором. Таким образом, люди передают часть своих прав государству и обязуются подчиняться государственной власти.

Государство, в свою очередь, берет на себя обязанность охранять права человека. Государственная власть при этом должна быть абсолютной, она может принимать различные меры принуждения в общественных интересах. Именно поэтому лучшая форма государства по Гоббсу – абсолютная монархия.

Теперь Вы знаете, что означает теория общественного договора, а узнать о коммунизме Вы можете здесь.

>

Следующая

СтатьиПризнание договора недействительным

Отличная статья 0

13. Идеология и философия Просвещения. Теория общественного договора.

В развитие социальных учений Нового времени в XVIII в. особый вклад внесли деятели французского Просвещения. Просветители (Ш. Монтескье, Ф. Вольтер, Ж. Ж. Руссо и др.) идейно подготовили Великую французскую революцию 1789-1994 гг. Многие из них были убежденными атеистами, другие – искренне верующими людьми, но все они воспринимали реальную католическую церковь как символ невежества и мракобесия, считали ее тормозом в развитии общества. Поэтому девиз Вольтера: «Раздавите гадину!» (католическую церковь) стал лозунгом эпохи, предопределив юридическую норму отделения церкви от государства.

По убеждению просветителей, общественный прогресс возможен только лишь при помощи разума, права, науки и образования. Грядущее общество непременно станет воплощением разумности и цивилизованности. Что же касается человека, то он является природно-социальным существом и способен к бесконечному развитию и совершенствованию своей деятельности. Однако частная собственность делает людей нервными, порождает зависть и вражду между ними. Следовательно, новое общество надо создавать на основе социального равенства и справедливости, солидарности между людьми. Просветители стояли на позициях исторического оптимизма, а их идеалом была республика как форма народовластия.

Значительный вклад в учение о сущности и природе человека, путях его воспитания внесли такие последовательные французские материалистыXVIII в., как Д. Дидро, К. Гельвеций, П. Гольбах и Ж. Ламерти. Они подчеркивали, что человек является, прежде всего, продуктом окружающей его среды. Следовательно, для изменения нравов людей необходимо в первую очередь изменить обстоятельства их жизни, общественные отношения как мир человека. Эта идея просветителей явилась в последующем одним из источников возникновения и формирования классической марксистской философии, в которой была теоретически обоснована идея коммунистического общества.

Общественный договор — теория, объясняющая происхождение гражданского общества, государства, права как результат соглашения между людьми. Понятие общественного договора подразумевает, что люди частично откажутся от суверенитета и передадут его правительству или другой власти, чтобы получить или поддержать общественный строй через господство права. Общественный договор означает соглашение управляемыми на наборе правил, по которым ими управляют. Томас Гоббс, Джон Локк и Жан-Жак Руссо являются самыми известными философами теории общественного договора.

Томас Гоббс и его теория общественного договора. Томас Гоббс (1588-1649), английский философ 17 века, в своем известном трактате «Левифиан, или материя , форма и власть государства церковного и гражданского» впервые, пожалуй, изложил теорию общественного договора в определенной , четкой и рационалистической (т. е. основывающейся на аргументах разума) форме.

По мнению Гоббса, появлению государства предшествует так называемое естественное состояние, состояние абсолютной, ничем неограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Люди равны между собой и в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние для Гоббса есть в полном смысле «состояние войны всех против всех «. Абсолютная свобода человека — стремление к анархии, хаосу, беспрерывной борьбе, в которой оправдывается и убийство человека человеком.

В этой ситуации естественным и необходимым выходом становится ограничение , обуздание абсолютной свободы каждого во имя блага и порядка всех. Люди должны взаимно ограничить свою свободу чтобы существовать в состоянии общественного мира. Они договариваются между собой об этом ограничении . Это взаимное самоограничение называется 2общественным договором.

Ограничивая свою естественную свободу , люди вместе с тем передаютполномочия по поддержанию порядка и надзор за соблюдением договора той или иной группе или отдельному человеку. Так возникает государство, власть которого суверенна, т. е. независима ни от каких внешних или внутренних сил. Власть государства , по убеждению Гоббса , должна быть абсолютна, государство вправе в интересах общества в целом предпринимать любые меры принуждения к своим гражданам. Поэтому идеалом государства для Гоббса была абсолютная монархия, неограниченная власть по отношению к обществу.

Джон Локк об общественном договоре. Несколько иных взглядов придерживался другой английский мыслитель 17 века. В работе он выдвигает иной взгляд на первоначальное , естественное состояние человека. В отличие от Гоббса с его тезисом о «войне всех против всех», Локк считает первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, так возникает государство.

Основная цель государства — защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность. Легко заметить, что Локк существенно отходит от теории Гоббса. Гоббс подчеркивал абсолютную власть государства над обществом и людьми. Локк акцентирует другое: люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Чем больше прав у человека, тем шире круг его обязанностей перед обществом. Государство при этом не обладает абсолютной произвольной властью. Общественный договор предполагает, по мнению Локка, и ответственность государства перед гражданами. Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы — люди вправе бороться против такого государства.

Локка часто называют в числе основных теоретиков демократического государственного устройства. Его идеал — английская конституционная монархия, в которой воплощено равновесие интересов личности, и государства.

Взгляды Локка нашли яркое выражение в «Декларации независимости США» и в «Декларации прав человека и гражданина» во Франции.

Теория общественного договора в системе взглядов Ж. -Ж. Руссо. Жан Жак Руссо был одним из крупнейших представителей французского Просвещения. Его теория общественного договора существенно отличалась как от взглядов Гоббса, так и от воззрений Локка.

Естественное состояние людей Руссо трактует состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния «войны всех против всех». Однако население растет, меняются географические условия, развивается способности и потребности людей, что приводит, в конечном счете, к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем — могущество и беззащитность, наконец — господство и порабощение. Общество нуждается в гражданском мире — заключается общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству. Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, лежит воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля остаются абсолютными, неограниченными и после заключения общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать власти, нарушающие условия общественного договора. Суверенно не государство, суеверен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые.

Эти взгляды отличаются радикализмом и революционностью. Именно они лежали в основе идеологии самой крайне группы революционеров времен Французской революции — якобинцев и служили обоснованием якобинского террора.

Левиафан и воздушный насос*

Семнадцатый век называют веком гениев. В созвездии имен, этот век прославивших, одно из первых мест принадлежит английскому философу Томасу Гоббсу. 

«Желание знать, почему и как, — писал Гоббс, — называется любознательностью. Это желание не присуще ни одному живому существу, кроме человека, так что человек не одним лишь разумом, но также этой специфической страстью отличается от всех других животных, в которых желание пищи и других удовольствий ощущения благодаря своему доминированию подавляет заботу о знании причин, являющемся умственным наслаждением. Это последнее, сохраняясь в непрерывном и неустанном возникновении знания, превосходит кратковременную силу любого другого плотского наслаждения». 

У истоков

Томас Гоббс родился 5 апреля 1588 года в Вестпорте, вблизи Мальмсбери, одного из значительных в то время городов Вильтского графства (Уилтшира), что на юге Англии. Рассказывают, что на свет он появился раньше положенного срока, после того как его мать напугало известие о приближении испанской Армады. Впоследствии Гоббс говорил, что «страх и я сам — близнецы-братья», хотя, несмотря на все свои страхи, он прожил необычайно долгую жизнь. 

Приближение испанской Армады ускорило появление на свет Томаса Гоббса

Wikipedia

Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии Гоббс обрел, когда ему было далеко за сорок. Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории. Он учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни в эпоху Реставрации.

Первоначальное образование Гоббс получил в приходской школе, а затем учился в частном учебном заведении, открытом в Вестпорте неким Латимером, любителем и знатоком древних языков. Латимер обратил внимание на одаренного ребенка и стал давать ему по вечерам дополнительные уроки. Успехи Гоббса были настолько велики, что в неполные четырнадцать лет он смог сделать стихотворный перевод трагедии Еврипида «Медея» с древнегреческого на латынь.

 Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба будущего философа, если бы он не получил предложение стать наставником и компаньоном юного барона Кавендиша, носившего затем титул графа Девонширского

В 1603 году при содействии Латимера и материальной поддержке своего дяди, состоятельного ремесленника, заменившего ему умершего незадолго до того отца, Гоббс поступил в один из колледжей Оксфордского университета. Там он провел пять лет, изучая аристотелевскую логику и физику, а также совершенствуя свои познания в греческом и латинском языках. В Оксфорде в переплетных мастерских и книжных лавках он мог часами изучать географические карты и атласы. Получив ученую степень бакалавра искусств и право чтения лекций по логике, молодой Гоббс не захотел, однако, пополнить ряды университетских преподавателей. 

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба будущего философа, если бы он не получил предложение стать наставником и компаньоном юного барона Кавендиша, носившего затем титул графа Девонширского. Гоббс дал согласие и в 1608 году вошел в семью приближенных ко двору аристократов, сначала на правах домашнего учителя, потом — личного секретаря. В 1610 году Гоббс отправляется со своим воспитанником в заграничное путешествие, продолжавшееся около трех лет. Они едут во Францию, взбудораженную в то время убийством короля Генриха IV фанатиком-католиком Равальяком, посещают Италию.


Философское начало

В научно-философском развитии Гоббса огромную роль сыграли четыре его поездки на континент (в общей сложности он провел в Европе двадцать лет), главным образом в Париж. Они дали английскому мыслителю возможность глубоко изучить философию, лично познакомиться с ее виднейшими представителями и принять самое активное участие в обсуждении важнейших философских проблем того времени. Постепенно у Гоббса складываются принципы его собственного учения. 

В 1620 году в Лондоне выходит на латинском языке главный философский труд Фрэнсиса Бэкона «Новый Органон», который не мог, разумеется, не привлечь внимания Гоббса

Wikipedia

В 1620 году в Лондоне выходит на латинском языке главный философский труд Фрэнсиса Бэкона «Новый Органон», который не мог, разумеется, не привлечь внимания Гоббса. Вскоре состоялось и их личное знакомство. Бэкон после своего отстранения в 1621 году от государственных должностей целиком посвятил себя научной деятельности.

Гоббс часто общался Бэконом в этот последний период его жизни и даже оказал существенную помощь в подготовке латинского издания «Опытов, или Наставлений…». На эти же годы приходится деятельность и другого английского мыслителя Герберта Черберийского — автора «Трактата об истине». Гоббс был знаком с Гербертом и в одном из своих писем дал высокую оценку его сочинению.

В 1628 году появляется сделанный Гоббсом английский перевод Фукидида. В предисловии он пытался объяснить, что история Пелопоннесской войны поможет его современникам лучше понять общественно-политическую действительность.

После смерти своего патрона графа Девонширского Гоббс покидает его семью и становится воспитателем сына одного шотландского дворянина. Со своим учеником он совершает второе путешествие на континент. Они прибывают во Францию и в течение полутора лет живут в Париже.

 Гоббс убежден, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств

У Гоббса достаточно времени для занятий и размышлений. Случайно ознакомившись с «Началами» Евклида, Гоббс был поражен убедительностью и логичностью доказательства геометрических теорем. Он буквально влюбляется в геометрию. Гоббс убежден, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. К нему приходит идея, что болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра.

В 1628 году появляется сделанный Гоббсом английский перевод Фукидида. В предисловии он пытался объяснить, что история Пелопоннесской войны поможет его современникам лучше понять общественно-политическую действительность

Wikipedia

Возвращение Гоббса в Англию в 1631 году было ускорено поступившим к нему предложением вернуться в семью покойного графа Девонширского и взять на себя заботу о воспитании его сына. К этому времени относится знакомство Гоббса с произведением Галилея «Диалог о двух главнейших системах мира — Птолемеевой и Коперниковой». Это сочинение, увидевшее свет в 1632 году, произвело большое впечатление на Гоббса.

Третье путешествие на континент, предпринятое Гоббсом вместе с его воспитанником в 1634–1636 годах, имело для него особенно важное значение. Именно в этот период Гоббс, находясь в Париже, знакомится с аббатом Мерсенном и входит в его философский кружок, который был средоточием передовых научных идей того времени. Достаточно назвать такие имена, как Ферма, Паскаль, Декарт, Гюйгенс, Гассенди. Мерсенн познакомил Гоббса со своими знаменитыми друзьями. Во Флоренции Гоббс встречается с Галилеем и беседует с ним. Существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Именно тогда ему пришла идея геометрической дедукции человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении. «Ибо, наблюдая, что жизнь есть лишь движение членов… что такое сердце, как не пружина? Что такое нервы, как не такие же нити, а суставы — как не такие же колеса, сообщающие движение всему телу так, как этого хотел мастер?». 


Философия на фоне революции

1637 год застает Гоббса на родине, где постепенно складывается революционная ситуация. Предвестником приближавшейся революции стало восстание в Шотландии. Оно было направлено против стремления Карла I ликвидировать автономию Шотландии в гражданских и церковных делах.

Суд признал Карла I тираном, изменником и врагом отечества. Стоя на эшафоте, он заявил: «Я должен сказать вам, что ваши вольности и свободы заключены в наличии правительства, в тех законах, которые наилучшим образом обеспечивают вам жизнь и сохранность имущества. Это проистекает не из участия в управлении, которое никак вам не надлежит. Подданный и государь — это совершенно различные понятия». Подданные не согласились с мнением короля

historyextra. com

Первым наброском философской системы Гоббса стало его сочинение 1640 года, получившее название «Начала закона, естественного и политического» (The Elements of Law, Natural and Politic), которое в течение нескольких лет распространялось в рукописи (в дальнейшем, в 1650 году, оно было издано в виде двух отдельных произведений, из которых первое получило название «Человеческая природа», а другое — «О политическом теле»). На дальнейшую всестороннюю разработку философской системы Гоббса повлияли события, связанные с конфликтом между парламентом и королем, а затем и революция. Эти события в общественной жизни Англии стимулировали интерес Гоббса к общественно-политическим вопросам и заставили его ускорить разработку и публикацию своего сочинения «О гражданине», задуманного им как третья часть его философской системы, но опубликованного ранее остальных частей, еще в 1642 году. Основная идея этого произведения сводилась к доказательству того, что абсолютный суверенитет государства составляет одну из главных предпосылок спокойной жизни граждан, избавляя их от опасностей гражданской войны (которая начиналась тогда в Англии между сторонниками короля и сторонниками парламента). Однако защиту суверенных прав верховной власти Гоббс строит на принципах теории естественного права и договорного происхождения государства. Сочинение распространялось в списках, стало известно и в придворных кругах, и сторонникам парламента. Опасаясь, что его могут привлечь к ответственности как защитника единовластия короля, Гоббс покидает Англию.

Во Франции, ставшей во время революции убежищем многих английских эмигрантов, Гоббс пробыл более десяти лет, с 1640-го до 1651-го. Тогда в политической жизни Франции господствовал первый министр Людовика XIII и фактический правитель страны кардинал Ришелье, настойчиво укреплявший королевскую власть. Аналогичную политику проводил и преемник Ришелье кардинал Мазарини.


Философская система

Гоббс увлечен философскими дискуссиями, происходившими в кружке Мерсенна, куда он вновь попадает, обосновавшись во французской столице. Предметом этих дискуссий стало сочинение Декарта «Размышления о первой философии», известное также под названием «Метафизические размышления» и вышедшее в 1641 году в Париже на латинском языке. Еще до его издания Декарт, проживавший с 1629 года в Голландии, организовал его обсуждение при содействии Мерсенна. Последний разослал «Размышления» целому ряду лиц с просьбой высказать свои замечания. Один из экземпляров рукописи предназначался Томасу Гоббсу.

В своих «Возражениях» на «Размышления о первой философии». Гоббс решительно отвергает основные положения учения Декарта. Между ними установились довольно прохладные отношения, которые не изменила даже личная встреча, состоявшаяся в 1648 году в Париже, куда на время прибыл из Голландии Декарт. 

Именно в это время он интенсивно работает над осуществлением своего замысла — создать философскую систему, которая охватила бы три области действительности: мир неодушевленных тел, человека и гражданское общество. Однако заключительная часть «Основ философии» — так назвал Гоббс свою систему — как уже было сказано, появляется на свет первой. 

Книга «О гражданине» была издана в 1642 году в Париже на латинском языке, без указания автора и небольшим тиражом, поскольку предназначалась лишь для узкого круга лиц, которых Гоббс хотел ознакомить со своим сочинением

Wikipedia

Книга «О гражданине» была издана в 1642 году в Париже на латинском языке, без указания автора и небольшим тиражом, поскольку предназначалась лишь для узкого круга лиц, которых Гоббс хотел ознакомить со своим сочинением. Он рассчитывал впоследствии переиздать его, учтя критические замечания и возражения. И действительно, второе издание, вышедшее в Амстердаме в 1647 году, содержало пространные примечания, в которых Гоббс давал ответ своим неназванным оппонентам.

В предисловии к этому изданию Гоббс объяснил причины, побудившие его опубликовать третью часть «Основ философии» раньше двух предыдущих. Он ссылался на события в Англии, связанные с началом революции и гражданской войны. Эти события, отмечал Гоббс, вынудили его ускорить написание «О гражданине» и отложить до более позднего времени работу над другими частями его системы. В 1654 году книга была внесена в католический «Индекс запрещенных книг». Такая же судьба постигла и главное произведение Гоббса — «Левиафан».

Известность Гоббса в философских кругах еще более возросла в результате его диспута о свободе и необходимости с епископом Бремхоллом. Последний, как и многие английские эмигранты, жил тогда в Париже и считался одним из ведущих теологов. В 1646 году в доме графа Ньюкасла, с которым Гоббс давно уже поддерживал дружеские отношения, состоялся диспут. Участники его придерживались двух противоположных точек зрения: Бремхолл отстаивал религиозное учение о свободе воли, Гоббс же выступал как убежденный детерминист.

 После окончания диспута Гоббс по просьбе хозяина дома изложил свои взгляды в письменном виде, но настаивал на сохранении рукописи в тайне. Однако копии этой рукописи все же получили распространение

После окончания диспута Гоббс по просьбе хозяина дома изложил свои взгляды в письменном виде, но настаивал на сохранении рукописи в тайне. Однако копии этой рукописи все же получили распространение. В 1654 году она была даже издана без согласия автора. В ответ на это Бремхолл опубликовал свои возражения, что привело к возобновлению полемики между ним и Гоббсом. В 1656 году вся эта полемика была опубликована в Лондоне на английском языке.

В 1646 году в жизни Гоббса происходит еще одно важное событие. Очевидно, при содействии графа Ньюкасла он получает предложение стать преподавателем математики наследника английского престола принца Уэльского — будущего короля Карла II. Гоббс принимает это предложение, хотя и без особого энтузиазма. Впрочем, почетный пост не особенно обременяет философа, и большую часть своего времени он посвящает научной деятельности.

Продолжая разработку «Основ философии», Гоббс старался завершить первые две части намеченной системы — «О теле» и «О человеке». Однако работа над рукописями подвигалась медленно, и прошло немало лет, прежде чем эти сочинения были опубликованы. Одной из причин такой задержки стала тяжелая болезнь Гоббса, едва не стоившая ему жизни. Заболев в августе 1647 года, Гоббс около трех месяцев был прикован к постели. Он настолько плохо себя чувствовал, что распорядился передать все свои рукописи парижским друзьям, чтобы те издали их после его смерти. Но в конце концов организм справился с болезнью, и Гоббс смог вернуться к работе над главным своим произведением.


В эмиграции

Это был «Левиафан» — важнейший его труд. Создание «Левиафана», отодвинувшее на второй план работу над «Основами философии», было ускорено обстоятельствами внутриполитической жизни Англии, где завершилась вторая гражданская война, которая принесла победу парламенту и свержение монархии.

К власти пришла революционная партия — индепенденты. В действительности же вся власть была сосредоточена в руках лорда-протектора Оливера Кромвеля. Известно, что Кромвель использовал некоторые идеи «Левиафана» в своих выступлениях и письмах. 

#image-kit_1608

Этот период был важным в жизни Гоббса. Его началом можно считать опубликование «Левиафана», вышедшего в свет в 1651 году в Лондоне на английском языке, и последовавшее вскоре возвращение Гоббса на родину. Эти два события тесно связаны между собой. «Левиафан» был задуман Гоббсом как апология абсолютной власти государства. Согласно Гоббсу, все люди равны от природы. Однако поскольку они эгоисты и стремятся не только сохранить собственную свободу, но и подчинить один другого, то возникает ситуация «война всех против всех» Это делает жизнь «беспросветной, звериной и короткой». В подобном обществе человек человеку — волк. Чтобы выжить в этой войне, люди объединяются, передав полномочия центральной власти. Таким образом, государство предстает как результат действия общественного договора. Договор между людьми завершается выбором правителя или верховного органа — от этого зависит форма правления, — который помогает положить конец войне.

Без власти государства все призывы к морали превращаются в пустой звук. Только государство вносит порядок в беспорядочный поток человеческих страстей и инстинктов, с помощью закона обуздывает их, чтобы люди не могли вредить друг другу.

  Без власти государства все призывы к морали превращаются в пустой звук. Только государство вносит порядок в беспорядочный поток человеческих страстей и инстинктов, с помощью закона обуздывает их, чтобы люди не могли вредить друг другу

Неограниченную власть государства Гоббс распространял как на поведение человека, так и на его воззрения. Государственной власти подчиняется и церковная власть. Нападки философа на церковь вызвали негодование англиканского духовенства. Автор «Левиафана» был объявлен безбожником. Началась травля философа. К этой кампании присоединились сторонники королевской партии, находившиеся в эмиграции. Роялисты ставили Гоббсу в вину то, что он отрицает божественный характер власти монархов и королевские прерогативы. Они не могли ему простить призывы к повиновению республике.

Результатом всего этого стало удаление Гоббса от двора и его разрыв с эмигрантскими кругами, добивавшимися восстановления в Англии монархии Стюартов. Ничто не связывало более Гоббса с Парижем, так как философский кружок Мерсенна распался после смерти последнего в 1648 году. Отъезд Гоббса на родину был, таким образом, предрешен. И хотя серьезная болезнь опять отодвинула сроки возвращения философа в Англию, к началу 1652 года он находился уже в Лондоне.


Суть взглядов

В сфере моральной философии Гоббс разрабатывал натуралистическую теорию, вытекающую из его механистической концепции человека. Правила цивилизованного поведения (называвшиеся во времена Гоббса «естественным правом»), считал он, выводимы из правил благоразумия, которые должны быть приняты всеми, кто обладает рассудком и стремится выжить. Цивилизация основана на страхе и расчетливом эгоизме, а не на присущей нам от природы социальности. Под «“благом” мы имеем в виду просто то, чего желаем; под “злом” — то, чего стремимся избежать». Будучи вполне последовательным мыслителем, Гоббс верил в детерминизм и полагал, что волевой акт есть просто «последнее влечение в процессе обдумывания, непосредственно примыкающее к действию или отказу от действия».

Собрание сочинений Роберта Бойля

medicusbook.com

Гоббс рассматривал религию не как систему истин, а как систему законов; большое место в «Левиафане» занимает доказательство того, что есть все основания — исходящие из здравого смысла и из Писания — считать, что суверен является наилучшим истолкователем воли Божьей. Гоббс последовательно различал знание и веру и полагал, что мы не можем ничего знать об атрибутах Бога. Слова, в которых мы описываем Бога, суть выражение нашей любви, а не продукт деятельности разума. Он особенно негодовал, защищая «истинную религию» от двойной угрозы католицизма и пуританства, которые апеллировали к власти иной, нежели власть суверена, — к полномочиям папы либо к голосу совести. Гоббс не колеблясь применил механицистский подход к понятиям Писания и полагал, что Бог должен обладать телом, пусть достаточно разреженным, чтобы можно было говорить о его существовании в качестве субстанции.

 Гоббс последовательно различал знание и веру и полагал, что мы не можем ничего знать об атрибутах Бога. Слова, в которых мы описываем Бога, суть выражение нашей любви, а не продукт деятельности разума

Одним из самых известных интеллектуальных событий того времени была дискуссия между Томасом Гоббсом и англо-ирландским натурфилософом, физиком, химиком и богословом Робертом Бойлем. Полемика между Гоббсом и Бойлем касалась вопроса о происхождении и характеристиках научного знания. 

Свои опыты Бойль производил при помощи воздушного насоса, незадолго перед тем изобретённого Отто фон Герике, но получившего различные усовершенствования в руках Бойля

medicusbook.com

С точки зрения Бойля, новое знание о природе следует добывать с помощью инструментов (например, сконструированного им воздушного насоса) и экспериментов. Такое знание не обладает строгой аподиктичностью.  С точки зрения Гоббса, единственным правильным орудием постижения природы является чистое мышление, которое обеспечивает истинный, необходимый и универсальный, характер знания. И одним из предметов спора были результаты, полученные Бойлем с помощью созданного им насоса. Вот почему, описывая эту полемику, один из историков сказал: «Это — философская история, в которой главным героем является не Роберт Бойль и не Томас Гоббс, а инструмент, аппаратура — воздушный насос».

Как пишет известный современный французский философ Бруно Латур, «в своих спорах последователи Гоббса и Бойля вырабатывают для нас такие ресурсы, которыми мы пользуемся вплоть до сегодняшнего дня: с одной стороны, социальная сила, власть; с другой — природная сила, механизм. С одной стороны, субъект права; с другой — объект науки. Политические представители будут репрезентировать множество спорящих друг с другом и ведущих подсчеты граждан; научные представители должны будут репрезентировать немое множество материальных объектов. Первые переводят своих доверителей, которые не могли бы говорить все одновременно; вторые переводят тех, кого они представляют, кто от рождения лишен дара речи». 


Под сенью Кромвеля

Вернуться в Англию Гоббсу помогло принятие парламентом закона об амнистии всех, кто признал новую власть и обязался подчиняться ей. Причем появление «Левиафана» не только облегчило возвращение Гоббса из эмиграции, но и обеспечило ему весьма благосклонный прием. Есть сведенеия, что сам Кромвель покровительствовал Гоббсу и предложил автору «Левиафана» пост статс-секретаря.

Несмотря на популярность у народа, Оливер Кромвель посмертно был эксгумирован, обвинен в цареубийстве и повешен в Тайберне

Wikipedia

Теплый прием, оказанный Гоббсу в столице, помог ему довольно легко освоиться в новой обстановке. Активного участия в политической жизни он, правда, не принимал, но зато живо откликался на события культурной жизни, поддерживал тесные контакты с научными кругами. 

В 1655 году наконец выходит в свет сочинение Гоббса «О теле» —первая часть его философской системы. Работа была написана на латинском языке, но уже в следующем году появляется второе, английское, издание книги. Вторая часть «Основ философии», получившая название «О человеке», появляется в 1658 году, на латинском языке. «Я выполнил наконец свое обещание», — писал Гоббс в посвящении, имея в виду завершение философской трилогии.


Реставрация и смерть

После смерти Кромвеля в 1660 году к власти вернулись свергнутые Стюарты, и положение Гоббса осложнилось. Враждебное отношение духовенства и придворных кругов к автору «Левиафана» приводит к тому, что против него выдвигают наиболее тяжелые в ту эпоху идеологические обвинения в атеизме и свободомыслии. 

 Враждебное отношение духовенства и придворных кругов к автору «Левиафана» приводит к тому, что против него выдвигают наиболее тяжелые в ту эпоху идеологические обвинения в атеизме и свободомыслии

Гоббсу запрещают печатать книги, имеющие отношение к религии и политике (это запрещение относилось прежде всего к его произведению «Бегемот», вышедшему в 1668 году и посвященному истории гражданской войны в Англии). Последние годы своей жизни Томас Гоббс посвящает переводу на английский язык «Илиады» и «Одиссеи» Гомера, который он заканчивает на 90-м году своей жизни. 

Зимой 1679 года, 4 декабря, Гоббс умер.

*Заголовок позаимствован у С. Шейпина и С. Шеффера, написавших книгу о дискуссии Гоббса и Бойля (Shapin S., Schafer S. Leviathan and the Air-Pump: Hobbes, Boyle, and the Experimental Life. Princeton University Press, 1985). 


Общественный договор (СИЭ, 1967) | Понятия и категории

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — философская и юридическая теория, согласно которой государство возникает путем заключения договора между людьми. Впервые мысли подобного рода были высказаны еще в древности Эпикуром и Лукрецием Каром. В 17-18 века теория общественного договора разрабатывалась в трудах философов и просветителей, сторонников естественно-правового учения (Г. Гроций, Б. Спиноза (Голландия), Дж. Локк, Т. Гоббс (Англия), П. Гассенди, Ж. Ж. Руссо (Франция) и др.).

Теория общественного договора исходит из постулата о том, что люди первоначально жили в догосударственном естественном состоянии, все были равны и свободны, но подвергались всевозможным опасностям. Для обеспечения безопасности и мирной жизни люди заключили между собой договор и создали государство; при этом каждый человек терял часть своей естественной свободы и право захвата всего того, чем он пожелает овладеть, но получал гражданскую свободу; и право собственности на то, чем он владеет. Таким образом, в свете теории общественного договора государство представляется исторически возникшим в результате перехода от естественного к гражданскому состоянию; общественный договор вместе с тем создает институт собственности (это положение теории общественного договора особенно привлекло буржуазию). Буржуазия 17-19 веков использовала идею общественного договора, объявляя низвергаемых монархов нарушителями общественного договора.

Наиболее демократическое и революционное толкование теории общественного договора (Ж. Ж. Руссо, Об общественном договоре, или Принципы политического права, 1762, рус. пер. 1906) таково: богатые путем обмана навязали бедным договор, который закреплял за имущими их собственность и подчинял им неимущих. Такое понимание общественного договора, а также выводимая Руссо из общественного договора идея неделимого народного суверенитета позволяли делать революционные выводы. Теория общественного договора служила оружием борьбы против клерикально-абсолютистских представлений о божественном происхождении власти и вместе с учением о естественном праве человека подрывала идейно-правовые основы феодального строя. В толковании Руссо она оказала огромное влияние на якобинцев, стала теоретическим знаменем Великой французской революции. В 17 — 1-й половине 19 веков теории общественного договора разделяли наиболее прогрессивные философы и общественные деятели: Дж. Мильтон, Дж. Лилберн (Англия), Т. Джефферсон, Т. Пейн (США), Г. Форстер, И. Г. Фихте (Германия). В России из теории общественного договора исходили А. Н. Радищев, декабристы.

Ю. И. Хаинсон. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН — ПЕРГАМ. 1967.

Литература:

Волгин В. П., Развитие обществ. мысли во Франции в XVIII в., М., 1958; Деборин А. М., Социально-политические учения нового и новейшего времени, т. 1, M., 1958; Ковалевский M. M., От прямого народоправства к представительному…, т. 1-3, М., 1906; Atger F., Essai sur l’histoire des doctrines du contrat social, P., 1906; Gough J. W., The social contract. A critical study of its development, Oxf., 1936.

Просвещение в политической культуре Европы

Ольга Анатольевна Киселева,

доцент кафедры всеобщей истории и социально-экономических дисциплин
ФГБОУ ВО «Вологодский государственный университет», к.и.н., доцент

Аннотация: В статье рассматривается содержание Просвещения, основные социально-политические концепции ХУ111 века. Автор анализирует научные подходы к их интерпретации в российской и зарубежной историографии и приходит к выводу о том, что общественная мысль эпохи Просвещения стала неотъемлемой частью политической культуры нового времени и европейской цивилизации в целом.

Ключевые слова: гражданское общество, конституционализм, концепция народного суверенитета и общественного договора, политическая культура, Просвещение, теория естественного равенства, этика.

Политическая культура является важнейшей частью духовной культуры народа. Ее формирование зависит от множества различных факторов. Один из них – философская и социально-мировоззренческая платформа, воспринятая государством или регионом. Для Европы нового времени ею стало Просвещение – комплекс идей, общественных настроений, форм исторического поведения и культурных предпочтений, сформировавшихся в ХVII–ХVIII веке.

 

Просвещение сыграло огромную роль в возникновении особой духовной атмосферы, основанной на принципиально иных ценностных ориентациях людей, освобождавшихся от корпоративных взаимосвязей и Старого порядка. Нельзя не согласиться с мнением ряда российских ученых рубежа ХХ–ХХI вв., что влияние Просвещения как особого культурного феномена вышло далеко за пределы хронологических и социально-исторических рамок своей эпохи, обретя статус одной из общецивилизационных ценностей [1, c. 298]. В политическом отношении практически все возникшие в последующие времена концепции и партийные практики так или иначе отталкивались от идей Просвещения, развивая и углубляя его постулаты и установки (либерализм) либо отвергая их (консерватизм). В связи с этим трудно переоценить важность осмысления содержания и места Просвещения в жизни европейского общества.

К сожалению, изучение политической культуры, как и зарубежной истории Нового времени в целом, вызывает трудности в вузе. Это обусловлено многими причинами. Среди них – недостаточное внимание к всеобщей истории в средней школе; сложность явлений и событий, развернувшихся в зарубежных странах в эпоху становления индустриальной цивилизации; сокращение сроков обучения в бакалавриате; большой объем материала, требующего самостоятельного осмысления. Осложняет процесс изучения культуры Просвещения и сохраняющийся в части учебной литературы подход к его интерпретации. Как правило, учебные пособия не формируют представление о Просвещении как об общеевропейском явлении, отводят ему предельно скромное место в рамках страноведческого подхода и по-прежнему характеризуют его исключительно с формационных и классовых позиций как «широкое идейное движение, отражавшее антифеодальные стремления буржуазии и народных масс» [2, с. 67]. При этом они ограничиваются лишь констатацией имен, идей, фактов, не учитывая существования различных современных научных подходов к их толкованию. Это снижает заинтересованность обучающихся в изучении проблемы, с одной стороны, и искажает ее суть – с другой. На наш взгляд, это также противоречит задачам, стоящим перед высшим гуманитарным образованием в условиях его модернизации, когда должно быть усилено внимание к общим проблемам исторического процесса.

Необходимо учитывать глубину и многогранность содержания Просвещения. Ученые ХIХ в. воспринимали Просвещение как безграничную веру в человеческий разум, в его способность вскрывать подлинную природу вещей, в возможность перестроить общество на рационалистических основаниях [3, с. 5–6]. В современной зарубежной литературе Просвещение трактуется как новая международная культура, сформировавшаяся в Европе и способствовавшая ее освобождению от власти церкви и социальных феодальных институтов [4, с. 58]. Несомненно, заинтересует обучающихся и предложенный французским ученым Р. Шартье деятельностный подход к определению Просвещения. По его мнению, определение Просвещения как совокупности учений, получивших распространение в Европе ХVII–ХVIII в., не является бесспорным: «Разве то новое, что принесла с собой эпоха Просвещения, заключается не в разнообразных видах деятельности, в основе которых лежит забота о пользе и процветании, которые направлены на то, чтобы благоустраивать миры и народы, и требуют полного переустройства общества?» [5, c. 27]. Такая трактовка позволяет, во-первых, дать новую оценку отношениям между деятелями Просвещения и абсолютистским государством, которое, являясь главной мишенью критики философов, выступило во второй половине ХVIII в. в ряде стран деятельным реформатором политики просвещенного абсолютизма. Во-вторых, представляя Просвещение как совокупность действий, а не только идей, возможно увидеть расхождения и даже противоречия между разрабатывавшимися социальными проектами, с одной стороны, и реальными шансами на их претворение в жизнь (обычной практикой) – с другой. Используемая мною на протяжении ряда лет технология деловой игры на семинарских занятиях для дискуссионного обсуждения предлагавшихся мыслителями ХVIII в. путей трансформации общества, несомненно, мотивирует обучающихся на более глубокое постижение проблемы и демонстрирует хорошие результаты.

Изучение политической культуры Просвещения через проектную деятельность в рамках элективного курса «Культура и общественно-политическая мысль ХVIII в.» позволяет актуализировать историографическое содержание вопроса. Российская историография, с одной стороны, рассматривает Просвещение как идеологию, оппозиционную Старому порядку и отражавшую недовольство третьего сословия системой привилегий и абсолютизмом, а с другой, эпоха Просвещения трактуется как время распространения знаний, новых представлений о мире, человеке, обществе и взаимоотношениях между ними. О развитии этого процесса может свидетельствовать динамика номенклатуры книжной продукции и грамотности населения. Так, в начале XVIII в. во Франции абсолютно преобладала религиозная литература, но уже к 1780 г. издания светского характера составляли не менее 80% от общего числа. Увеличилось число публикаций, рассчитанных на людей из народа: сказок, памфлетов, «летучих листков», то есть произведений жанров, ставших своеобразным связующим звеном между «большой литературой» и простым человеком. К 1785 г. грамотность среди французов возросла до 48% среди мужчин и 27% – среди женщин [5, c. 86]. В Англии бурный рост переживала печать: первая ежедневная газета стала выходить в 1702 г., в 1711 г. их было уже 66. Периодическая печать формировала общественное мнение, но и зависела от него, так как большинство изданий носило коммерческий характер и вынуждено было считаться с пристрастиями и вкусами своих читателей. С 1771 г. газеты получили право печатать отчеты о парламентских дебатах, что означало зарождение гласности в деятельности законодательной ветви власти и было важным моментом в развитии политического самосознания английского общества. Ряд историков утверждают, что английская пресса стала приобретать роль четвертой власти в государстве [6, c. 54–55].

Неотъемлемой частью культуры Просвещения стал новый этический идеал, базировавшийся на сочетании личного и общественного интереса. Во многом усилиями просветителей была создана работающая рациональная модель жизненно-практических отношений между людьми. Она зиждилась не только на практицизме и деловой хватке, но и на потребности человека в общении, взаимодействии с другими людьми, участии в коллективной созидательной деятельности. В значительной мере это стало своего рода каркасом для постепенного формирования гражданского общества.

Таким образом, Просвещение являлось не только идеологическим буржуазным движением и узкофилософским явлением, но в не меньшей степени – общекультурным и социокультурным феноменом. Показательно, что философы ХIХ–ХХ вв. уделяли гораздо меньше внимания, чем историки, изучению творческого наследия Вольтера, Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо и других просветителей. Ученые-историки же, напротив, традиционно обращались к выдвинутым ими идеям и проектам переустройства общества, подчеркивая их огромное влияние на социальное и интеллектуальное сознание ХVIII в., на развитие Французской революции и ход социально-политических преобразований в Европе рубежа ХVIII–ХIХ вв. [7, c. 304].

Представления просветителей об источниках, задачах и принципах функционирования политических институтов, организации государственной власти составили основу конституционализма Нового времени. С принятием английского Билля о правах (1689), американской Декларации независимости (1776), французской Декларации прав человека и гражданина (1789), Конституции США (1787) и Конституции Франции (1791) разработанные просветителями принципы постепенно стали трансформироваться в нормы буржуазного права.

Таким образом, спектр подходов к оценке исторического места Просвещения в политической культуре Европы многообразен. Без применения этих содержательных моделей в процессе обучения невозможно сформировать адекватного представления ни о Просвещении как феномене социокультурной жизни и общественно-политической практики, ни о тесной взаимосвязи процесса генезиса капитализма и становления гражданского общества.

Литература

1. Кисунько, В.Г. Европейское Просвещение / В.Г. Кисунько, А.В. Ревякин // История Европы. – Т. 4. – М.: Наука, 1994. – С. 298–302.

2. Новая история стран Европы и Америки. Первый период : учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности «История» / под ред. Е.Е. Юровской и И.М. Кривогуза. – М.: Высш. шк., 1998. – 315 с.

3. Киселева, О.А. Общественно-политическая мысль Просвещения (конец ХVII – ХVIII в.) / О.А. Киселева: учеб. пособие для студентов ист. фак. 2-е изд., испр. и доп. – Вологда: Изд-во ВГПУ, 2012. – 175 с.

4. Cobban, A. The Search of Humanity. The Role of the Enlightenment in Modern History / А. Cobban. – L.: M&N, 1960. – 765 c.

5. Шартье, Р. Культурные истоки Французской революции / Р. Шартье / пер. с фр. – М.: ИД «Искусство», 2001. – 253 с.

6. Айзенштат, М.П. Английская пресса во второй половине ХVIII в. и развитие демократических тенденций в обществе (пресса и парламент) / М.П. Айзенштат // Европейский либерализм в новое время. Теория и практика. – М.: ИВИ РАН, 1995. – 271 с.

7. Киселева, О.А. Содержание Просвещения ХVIII века и его изучение в курсе истории Нового времени / О.А. Киселева // Современные проблемы и технологии обучения истории : материалы всероссийской конференции «Развитие педагогического потенциала обновления качества образования». – Воронеж: Изд-во ВГПУ, 2010. – С. 302–306.

12.00.01 Перечень вопросов для подготовки к кандидатскому экзамену по специальной дисциплине «Теория и история права и государства;история учений о праве и государстве»

1. Теория права и государства

 

1. Объект и предмет теории государства и права.

2. Структура теории государства и права.

3. Основные черты теории государства и права как науки.

4. Функции теории государства и права.

5. Общая характеристика методологии теории государства и права.

6. Общенаучные методы исследования государства и права.

7. Специальные методы исследования государства и права.

8. Частнонаучные методы исследования государства и права.

9. Место теории государства и права в системе наук о государстве и праве.

10. Основные теории происхождения государства.

11. Основные теории происхождения права.

12. Организация социального управления (публичной власти) в первобытном обществе.

13. Материалистическая теория об основных причинах происхождения государства и права.

14. Подходы к пониманию государства.

15. Основные пути возникновения государства.

16. Основные пути происхождения права.

17. Краткая характеристика различных подходов к понятию права.

18. Признаки права.

19. Сущность права.

20. Понятие и классификация принципов права.

21. Функции права.

22. Взаимодействие права и морали.

23. Краткая характеристика различных подходов к понятию государства.

24. Взаимодействие государства и экономики.

25. Признаки государства.

26. Сущность государства.

27. Понятие и классификация функций государства.

28. Форма государства: общая характеристика.

29. Политический режим: понятие и виды.

30. Классические формы правления: понятие и виды.

31. Нетипичные (смешанные) формы правления: причины возникновения и виды.

32. Форма государственного устройства: понятие и виды.

33. Понятие государственного аппарата.

34. Классификация органов государственного аппарата.

35. Государство и гражданское общество.

36. Правовое государство: понятие и принципы.

37. Система объективного (позитивного) права.

38. Субъективное право и юридическая обязанность: понятие, элементы и их взаимосвязи.

39. Частное и публичное право.

40. Материальное и процессуальное право.

41. Понятие правовой системы.

42. Виды правовых систем.

43. Понятие политической системы.

44. Понятие субъектов политической системы.

45. Государство (государственный аппарат) как субъект политической системы.

46. Понятие правоотношения.

47. Субъекты правоотношений.

48. Объекты правоотношений.

49. Виды правоотношений.

50. Понятие и классификация юридических фактов.

51. Понятие и классификация юридических (фактических) составов.

52. Понятие нормы права.

53. Источники норм права.

54. Элементы и структура норм права.

55. Классификация норм права по их гипотезам.

56. Классификация норм права по их диспозициям.

57. Классификация норм права по их санкциям.

58. Понятие правосознания.

59. Элементы и структура правосознания.

60. Виды правосознания.

61. Функции правосознания.

62. Правовая культура: понятие и виды.

63. Правовой нигилизм: понятие, виды, пути преодоления.

64. Правовой идеализм: понятие, виды, пути преодоления.

65. Понятие и виды правового регулирования.

66. Пределы правового регулирования.

67. Механизм правового регулирования: понятие, элементы, стадии.

68. Понятие правотворчества.

69. Способы (формы) правотворчества.

70. Субъекты правотворчества: понятие и виды.

71. Понятие и виды актов правотворчества в Российской Федерации.

72. Законотворчество: понятие и основные стадии.

73. Понятие и виды законов.

74. Понятие и виды подзаконных нормативных правовых актов.

75. Порядок опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов.

76. Систематизация нормативных правовых актов: понятие и виды.

77. Юридическая техника: понятие и виды.

78. Действие норм права во времени.

79. Действие норм права в пространстве и по кругу лиц.

80. Реализация норм права: понятие и формы.

81. Понятие применения норм права как особой формы их реализации.

82. Стадии применения норм права.

83. Акты применения норм права: понятие и виды.

84. Пробелы в законодательстве: понятие, виды и способы восполнения.

85. Понятие толкования норм права.

86. Виды толкования норм права по объему и юридической силе результатов толкования.

87. Способы толкования норм права.

88. Понятие и принципы правовой законности.

89. Понятие правопорядка.

90. Гарантии правовой законности и правопорядка.

91. Общая характеристика правомерного поведения.

92. Виды правомерного поведения.

93. Признаки правонарушения.

94. Виды правонарушений.

95. Причины правонарушений.

96. Понятие юридической ответственности.

97. Основания юридической ответственности.

98. Принципы юридической ответственности.

99. Виды юридической ответственности.

100. Особенности государства и права добуржуазного исторического типа.

101. Особенности государства и права буржуазного исторического типа.

102. Проблема государства и права социалистического исторического типа.

103. Современное российское государство: функции и форма.

104. Современное российское право: функции и источники.

105. Проблемы становления правовой государственности в Российской Федерации.

 

2. История права и государства зарубежных стран

 

1. Предмет и метод истории государства и права зарубежных стран.

2. Государственный строй древневосточных государств.

3. Возникновение Афинского государства. Роль реформ Солона и Клисфена.

4. Государственный строй Афин в V–IV веках до н.э.

5. Возникновение Римского государства. Роль реформ Сервия Туллия. Дальнейшие реформы по уравнению в правах плебеев с патрициями.

6. Государственный строй Римской империи периода домината. Реформы Диоклетиана и Константина.

7. Кризис и падение Западной Римской империи.

8. «Законы ХП таблиц» (история создания, структура, основные инсти­туты, классовая сущность).

9. «Свод Юстиниана» (создание, структура, содержание, историческое значение).

10. Этапы развития феодальных государств в Западной Европе, их характеристика.

11. Общественный строй франков. Победа и утверждение феодальных отношений.

12. Феодально-раздробленная монархия во Франции.

13. Абсолютная монархия во Франции.

14. Раннефеодальное государство в Германии.

15. Нормандское завоевание Англии и его влияние на государственное развитие страны.

16. «Великая хартия вольностей» 1215 г. (причины принятия, историческое значение).

17. Абсолютная монархия в Англии.

18. «Салическая правда» – памятник права Франкского государства.

19. Источники феодального права в странах Западной Европы.

20. Феодальное право собственности в государствах Западной Европы.

21. Уголовное право и процесс феодальных государств Западной Европы.

22. «Каролина» – уголовно-судебное уложение феодальной Германии.

23. Буржуазная революция ХVII века в Англии, ее предпосылки, этапы и значение.

24. Гражданская война середины ХVП в. и установление индепендентской республики в Англии.

25. «Хабеас Корпус Акт» 1679 г. в Англии (причины принятия, содержание, классовая сущность).

26. «Билль о правах» 1689 г., «Акт об устроении» 1701 г. и утверждение конституционной монархии в Англии.

27. Война за независимость североамериканских колоний Англии и образование США. «Декларация независимости» 1776 г.

28. Конституция США 1787 г.

29. «Билль о правах» 1791 г. в США.

30. Буржуазная революция XVIII века во Франции, ее предпосылки, этапы и значение.

31. «Декларация прав человека и гражданина» Франции 1789 г.

32. Конституция Франции 1791 г.

33. Организация власти в период якобинской диктатуры во Франции (1793 – 1794гг.).

34. Законодательство якобинцев во Франции (1793 – 1794 гг.).

35. Конституция Франции 1799 г.

36. Вторая республика во Франции. Конституция 1848 г.

37. Государственный строй Второй империи во Франции. Сущность бонапартизма.

38. Государство Парижской Коммуны 1871 г. (возникновение, государ­ственный строй, законодательство).

39. Объединение Германии в XIX веке. Создание Германской империи.

40. Конституция Германской империи 1871 г.

41. Конституция Японии 1889 г.

42. Британская колониальная империя в XVIII — начале XX вв. «Акт о действительности колониальных законов» 1865 г.

43. Революции ХVII – XVIII вв. и возникновение буржуазного права. Принципы и особенности буржуазного права.

44. Англосаксонская и континентальная системы буржуазного права.

45. Французский гражданский кодекс 1804 г. (история создания, структура, классовая сущность).

46. Германское гражданское уложение 1900 г. (история создания, структура, основные институты, классовая сущность).

47. Французский Уголовный кодекс 1810 г. (принятие, содержание, классовая сущность).

48. Уголовное уложение Германской империи 1871 г. (принятие, содержание, классовая сущность).

49. Уголовный кодекс Японии 1907 г. (принятие, содержание, классовая сущность).

50. Становление буржуазного уголовного судопроизводства (ХVII – на­чало XX вв.).

51. Подчинение государственного аппарата монополиям и развитие государственно-монополистического капитализма в США в XX веке.

52. «Новый курс» Ф.Рузвельта и его последствия.

53. Основные изменения в государственном строе США в XX веке.

54. Изменения в государственном строе Великобритании в XX веке.

55. Вторая мировая война, движение Сопротивления и борьба за Четвер­тую республику во Франции.

56. Образование Пятой республики во Франции. Основные положения конституции 1958 г..

57. Политический режим Пятой республики во Франции.

58. Ноябрьская революция 1918 г. в Германии. Роль Советов рабочих и солдатских депутатов. Значение революции.

59. Веймарская конституция 1919 г. в Германии (создание, содержание, классовая сущность).

60. Кризис буржуазной демократии и установление фашистской диктатуры в Германии.

61. Государственный механизм фашистской диктатуры в Германии.

62. Послевоенное устройство Германии. Образование ФРГ.

63. Эволюция государственного строя и политического режима ФРГ.

64. Воссоединение Германии (1990 г.).

65. Причины установления, классовая природа и государственный механизм фашистской диктатуры в Италии.

66. Установление фашистской диктатуры в Японии. Особенности японского фашизма.

67. Механизм военно-фашистской диктатуры в Японии.

68. Основные черты конституции Японии 1947 г. Политический режим Японии после принятия конституции.

69. Образование народно-демократических государств в Европе.

70. Изменения в источниках и системе буржуазного права в XX веке.

71. Основные тенденции в развитии буржуазного уголовного права в XX веке. Отказ от буржуазно-демократических принципов уголовного права.

72. Демократические революции 1989–1990 годов в Центральной и Юго-Восточной Европе, их политические и государственно-правовые последствия. Распад мировой социалистической системы.

73. Крушение колониальной системы и образование независимых госу­дарств в странах Азии и Африки.

 

3. История права и государства России

 

1. Образование Древнерусского государства. Критика «норманнской» теории его происхождения.

2. Становление древнерусского права. Русская Правда как памятник права.

3. Общественный и государственный строй Новгородской и Псковской феодальных республик.

4. Право Руси в период феодальной раздробленности. Новгородская и Псковская судные грамоты.

5. Образование централизованного государства. Общественный и государственный строй Московской Руси (XII–XV вв.).

6. Общерусские судебники 1497 г. и 1550 г.

7. Общественный и государственный строй России в период сословно-представительной монархии (середина XVI – середина XVII вв.).

8. Соборное Уложение 1649 г. как свод феодального права.

9. Общественный строй России в период абсолютизма. Сословные реформы Петра I.

10. Государственный строй России в период абсолютизма (вторая половина XVII в. – XVIII в.).

11. Право в период абсолютизма в России.  Артикулы воинские Петра I (1715 г.).

12. Общественный строй России в первой половине XIX в.

13. Государственный строй России в первой половине XIX в.

14. Государственный строй пореформенной России.

15. Возникновение регулярной полиции и тюремных учреждений в России и их развитие в XVIII в. – в первой половине XIX в.

16. Развитие права пореформенной России.

17. Причины и сущность контрреформ 1880-1890 гг.

18. Государственный строй России в период первой российской революции 1905-1907 гг. Государственная дума.

19. Изменения в государственном строе России в годы первой мировой войны.

20. Государственный строй России в период февральской буржуазно-демократической революции (февраль-октябрь 1917 г.).

21. Развитие права России в начале ХХ века. Уголовное Уло­жение 1903 г.

22. Создание основ советского права в первые годы советской власти.

23. Образование СССР. Декларация и Договор об образовании СССР.

24. Конституция СССР 1924 г.

25. Кодификация советского законодательства в 20-х годах. Развитие основных отраслей права.

26. Организация и деятельность милиции и исправительно-тру­довых учреждений в период НЭПа и в предвоенный период (1921-1941 гг.).

27. Социально-политические и экономические изменения в стране в 30-х годах.

28. Принятие Конституции СССР 1936 г., ее основные положе­ния.

29. Основные направления развития советского законодатель­ства в 30-е годы.

30. Нарушения законности в 1937-1938 гг. и их отрицательное воздействие на развитие страны.

31. Международное и внутреннее положение Советского Союза в предвоенные годы.

32. Основные направления развития советского законодатель­ства в годы Великой Отечественной войны.

33. Организация и деятельность органов внутренних дел в го­ды Великой Отечественной войны.

34. Изменения в советском государственном аппарате в после­военный период (1945-1953 гг.).

35. Изменения в праве в послевоенный период (1945-1953 гг.).

36. Сталинский тоталитаризм в 1945-1953 гг. и его влияние на государственно-правовое строительство.

37. Мероприятия советского государства по укреплению право­порядка и законности в середине 50-х годов.

38. Изменения в советской системе и государственном управ­лении с середины 50-х до середины 60-х годов.

39. Изменения в советском законодательстве с середины 50-х до середины 60-х годов.

40. Советское государство в период кризиса социализма.

41. Конституция СССР 1977 г.

42. Работы по кодификации советского законодательства в 60-х – начале  80-х гг. Развитие основных отраслей права.

43. Причины и сущность реформ политической системы и эконо­мики СССР после 1985 г.

44. Изменения в государственном аппарате в годы «перестрой­ки».

45. Изменения в системе правоохранительных органов в 70-х — 80-х годах.

46. Распад СССР и создание СНГ. Становление российского го­сударства.

 

4. История учений о праве и государстве

 

  1. История политических и правовых учений как наука и учебная дисциплина: предмет, методы, теоретическое и практическое значение.
  2. Зарождение и развитие политической и правовой мысли в Древней Индии. «Артхашастра».
  3. Древний Китай: политические идеи в даосизме и моизме.
  4. Древний Китай: политические и правовые идеи конфуцианства.
  5. Древний Китай: политические и правовые идеи легизма.
  6. Особенности зарождения политико-правовых идей в древней Передней Азии. Ветхий Завет.
  7. Специфика и основные направления политико-правовой мысли Древней Греции.
  8. Платон как политический мыслитель.
  9. Политико-правовые идеи Аристотеля.
  10. Возникновение науки о праве в Древнем Риме.
  11. Цицерон и его трактаты «О государстве», «О законах», «Об обязанностях».
  12. Политические и правовые идеи римского стоицизма.
  13. Политические и правовые идеи раннего христианства. «Новый Завет» как произведение раннего христианства.
  14. Политико-правовые взгляды Августина Блаженнного.
  15. Средневековая политико-правовая мысль арабского Востока. Ибн-Халдун.
  16. Развитие христианской политической и правовой мысли в эпоху средневековья. Фома Аквинский.
  17. Древнерусская политическая мысль IХ-ХIII вв. «Слово о законе и благодати» Илариона. «Поучение к детям» Владимира Мономаха.
  18. Политико-правовые учения России ХIV-ХVI вв. Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Политические идеи И. Пересветова.
  19. Политическая и правовая философия эпохи Возрождения. Н.Макиавелли. «Государь».
  20. Реформация. М.Лютер: политические и правовые взгляды. Кальвинизм как течение протестантизма.
  21. Учение Г. Гроция о государстве и праве. 
  22. Политико-правовое учение Б.Спинозы.
  23. Основные направления английской политической и правовой мысли (XVII в.).
  24. Политико-правовые взгляды Т.Гоббса. 
  25. Учение Д.Локка о государстве и праве.
  26. Политическая идеология французского Просвещения (Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций).
  27. Специфика политико-правовых взглядов Ш.-Л. Монтескье.
  28. Специфика политико-правовых взглядов Ж.-Ж. Руссо.
  29. Политическое наследие европейского утопического социализма Т.Мора, Т.Кампанеллы Ш.Фурье, А.Сен-Симона, Р.Оуэна. Утопия как жанр политического проектирования.
  30. Правовые и политические идеи североамериканского Просвещения, их реализация в документах Войны за независимость США. «Федералист» и его роль в разработке концепции разделения властей.
  31. Учение И.Канта о государстве и праве (Германия, XVIII–начало XIX вв.).
  32. Политико-правовая теория И.Фихте.
  33. Историческая школа права.
  34. Учение Гегеля о государстве и праве.
  35. Классический либерализм и его особенности в Англии (Бентам, Милль), Франции (Констан, Токвиль), Германии (Гумбольдт, Штейн).
  36. Консерватизм как политическая доктрина. Роль Э.Берка в ее обосновании.
  37. Естественно-правовые учения в Германии в XVII–XVIII вв.  (С.Пуфендорф, Х.Томазий, Х.Вольф, Г.Лессинг и др.).
  38. Политические и правовые учения в Италии в XVIII в. (Дж.Вико, Ч.Беккариа).
  39. Политические и правовые учения в России во второй половине XVII века (С.Полоцкий, Ю.Крижанич, А.Ордин-Нащокин).
  40. Политические и правовые учения в России в XVIII в. (Ф.Прокопович, В.Татищев, И.Посошков, М.Щербатов).
  41. Учения о государстве и праве С.Десницкого и Я.Козельского.
  42. Политическое учение А.Радищева. Россия, XVIII в.
  43. Политико-правовые взгляды М.Сперанского.
  44. Политические идеи Н.Карамзина.
  45. Политические взгляды декабристов.
  46. Политические идеи П.Чаадаева.
  47. Политико-правовые воззрения славянофилов и западников.
  48. Политико-правовые взгляды К.Маркса и Ф.Энгельса.
  49. Учение Р.Иеринга о государстве и праве.
  50. Социологическая теория государства Л.Гумпловича.
  51. Неокантианское учение о праве Р.Штаммлера.
  52. Учение Дж.Остина о праве.
  53. Политические идеи Г.Спенсера.
  54. Политико-правовое учение Ф.Ницше.
  55. Политические идеи российского революционного демократизма (Н.Чернышевский, Н.Добролюбов, А.Герцен).
  56. Политические идеи анархизма (М.Бакунин, П.Кропоткин).
  57. Русский либерализм и основные этапы его развития. Особенности русского либерализма. Либеральные политические и правовые учения в России во 2-й пол. XIX в. (Б.Чичерин, С.Муромцев) – 1-й пол. XX в. (Н.Коркунов, М.Ковалевский).
  58. Политические идеи народничества в России.
  59. Русский консерватизм и его крупнейшие представители (Н.Я.Данилевский, К.Н.Леонтьев, Л.А.Тихомиров). Анализ российской государственности в работе Тихомирова «Монархическая государственность».
  60. Правовые взгляды С.Котляревского, П.Новгородцева, И.Покровского.
  61. Правовые взгляды Г.Шершеневича, Б.Кистяковского, Е.Трубецкого.
  62. Политико-правовые взгляды русских религиозных философов (С.Булгаков, Н.Бердяев, И.Ильин). Сборник «Вехи» и критика в нем левого радикализма.
  63. Политико-правовые взгляды юристов русского зарубежья (Н.Алексеев, Н.Тимашев, П.Струве, П.Сорокин, Н.Устрялов, Г.Гинс и др.).
  64. Большевизм как политическое учение. Анализ проблем государства и права в работах В.И.Ленина.
  65. Модификация большевистских политических идей в условиях «построения социализма в одной стране». Л.Троцкий, Н.Бухарин, И.Сталин.
  66. Правопонимание советских юристов начала ХХ в. (Д. Курский, П. Стучка, Е.Пашуканис, М.Рейснер, А.Вышинский).
  67. Аналитическая юриспруденция (Харт).
  68. Позитивистский нормативизм Г.Кельзена.
  69. Прагматический позитивизм (Д.Фрэнк).
  70. Политико-правовые идеи солидаризма и институционализма (Л.Дюги, М.Ориу).
  71. Социологическая юриспруденция (П.Гурвич, О.Конт, Р.Паунд).
  72. Психологическая теория права Л.Петражицкого.
  73. Политико-правовая идеология и практика национал-социализма, фашизма и неофашизма.
  74. Интегративная юриспруденция.
  75. Политические теории элит, бюрократии и технократии.
  76. Неоконсерватизм.
  77. Специфика политико-правовых учений в новых независимых странах Азии, Африки, Латинской Америки.
  78. Либеральные и консервативные политические ценности: проблема их синтеза в отечественной политико-правовой мысли.
  79. Концепция разделения властей и ее основные черты: исторический аспект.
  80. Идеи правового государства в истории политической и правовой мысли.
  81. Основные политические и правовые ценности современной русской философии.

ПИР-Центр

Военная ядерная программа Франции, как и ядерная программа любой из стран ядерной пятерки, – это в той или иной степени результат развития европейской науки конца XIX – начала XX вв. К 1939 г. блестящие специалисты в сфере атомной физики и в смежных областях науки имелись как в Дании, Польше, Германии, Франции, Великобритании, так в США и СССР. На начальном этапе накопления знаний в области атомной физики открытия ученых рассматривались с точки зрения возможности использования достижений науки как для мирных, так и для военных целей. Уже в мае 1939 г. группа французских ученых подала заявку на пять патентов, связанных с использованием ядерной энергии. Под третьим номером значилась заявка на конструкцию урановой бомбы. Еще до начала германского вторжения во Франции была начата программа научных исследований и технических разработок, имевшая целью создание ядерного оружия. 


После окончания Второй мировой войны Франция, имея в багаже зрелую научную школу и неплохую техническую базу, была способна относительно быстро возобновить работы по атомной энергии. Уже 18 октября 1945 г. по распоряжению президента Франции Ш. де Голля был создан Комиссариат по атомной энергии (Commissariat à l’Energie Atomique, CEA), во главе которого был поставлен нобелевский лауреат Ф. Жолио-Кюри. Через три года, 15 декабря 1948 г. заработал первый французский тяжеловодный ядерный реактор 


Несмотря на министерскую чехарду и глубокие внутренние проблемы, коалиционные правительства Французской Республики принимают ряд важных политических и организационно-технических решений, направленных на развитие национального атомного научно-промышленного комплекса. Здесь следует заметить, что ни среди депутатов Национального собрания, ни в правительстве к тому времени не было выработано четкой позиции по вопросу необходимости создания собственного ЯО. И хотя голлисты последовательно лоббировали идею развития военного направления национального атомного проекта, их позиция не находила должной поддержки ни со стороны общественности, ни со стороны правительства. Первый пятилетний план развития французской атомной индустрии, принятый Национальным собранием в 1952 г., носил подчеркнуто мирный характер, хотя и предполагал строительство предприятия по промышленному производству плутония. Развитию атомной отрасли способствовало также обнаружение вблизи Лиможа месторождения, содержащего значительные запасы урана. 


По сути, момент принятия официального решения о создании атомной бомбы откладывался. Несмотря на то, что решение о запуске программы по разработке ядерного оружия было принято правительством П. Мендес-Франса еще в декабре 1954 г., окончательный консенсус по вопросу о необходимости создания ядерного оружия был достигнут лишь к середине 1957 г. Последним весомым аргументом в пользу такого решения стал урок Суэцкого кризиса 1956 г., когда Франция, не будучи поддержана США и достаточно быстро лишившись поддержки Великобритании, в конце концов, оказалась в одиночестве. Второй пятилетний план развития французской атомной индустрии предполагал возможность того, что военная составляющая станет главенствующим компонентом национальной ядерной программы. 


Решение о развитии военного компонента в правительстве Французской республики принималось, естественно, в тайне от союзников по Североатлантическому договору. Так в 1957 г., то есть примерно за год до того, как глава французского правительства Ф.Гайар отдал распоряжении о производстве ядерного оружия и подготовке первой серии ядерных испытаний, намеченных на первый квартал 1960 г., Генри Киссинджер, занимавший в то время уже заметное место в американских академических кругах и пристально следивший за французской ядерной политикой, пришел к выводу о том, что Франция решила на время отказаться от идеи создания национальных ядерных сил. За время реализации первого пятилетнего плана по атомной энергии было восемь правительственных кризисов, что, безусловно, не способствовало выработке консолидированной позиции по вопросу о роли ядерного оружия в системе национальной безопасности Франции. 


Таким образом, Ш. де Голль, вновь придя к власти 1 июня 1958 г., унаследовал от предшественников развивающуюся активными темпами ядерную программу, которой недоставало лишь концептуальной стратегической основы. В данном случае роль личности в истории французской ядерной программы бесспорна. В тот момент для успешного завершения начатого требовался не только одаренный администратор и опытный политик, но и грамотный стратег, а Ш. де Голль еще до войны занимался теоретическими концептуальными вопросами обороны страны и в 1920-1930-е г.г. написал ряд трудов, посвященных военной стратегии. Именно Ш. де Голль смог объединить военные и политические круги для того, чтобы создать все условия для выработки национальной стратегической программы.


Ш. де Голль утвердил решение о проведении ядерных испытаний на заседании Совета обороны Франции 17 июня 1958 г. Первое ядерное взрывное устройство (ЯВУ) было испытано на территории Алжира в пустыне Сахара 13 февраля 1960 г. Мощность ЯВУ была значительна, до 70 килотонн. За первым взрывом последовали еще три, что окончательно утвердило положение Франции как ядерной державы. 


Традиционно считается, что основным мотивом, побудившим Францию принять решение о создании собственных ядерных сил, было стремление страны к большей независимости в принятии внешнеполитических решений, к усилению позиции на международной арене и в целом повышение ее статуса в системе международных отношений. Кроме того, для французского общества ядерное оружие было символом возрождения Франции как великой державы. Не следует воспринимать это положение как искусственно созданный предлог, чтобы оправдать создание ядерного оружия. Такое представление о положении государств в международной системе было характерно не только для Франции, но также для США и Великобритании. В частности, Г. Киссинджер в 1957 г. писал: «В условиях атомного века великой державой может быть только такое государство, которое способно нанести ответный удар, достаточный по силе, чтобы уничтожить любого противника. …Это положение лишает наших союзников возможности действовать самостоятельно не только по отношению к Советскому Союзу, но и по отношению к другим государствам» (Киссинждер Г. Ядерное оружие и внешняя политика. М., 1959. С. 343-344). 


Все эти соображения, безусловно, были важнейшими факторами, определявшими стремление Франции к обладанию ядерным оружием. Действительно, события 1950-х гг. продемонстрировали, что Франция в принципе не способна самостоятельно и эффективно решать многие военно-политические вопросы, а ее положение в НАТО становилось все более и более очевидно неравноправным не только по отношению к США, но и по отношению к Великобритании. До возвращения Ш. де Голля к власти Франция вела ядерные разработки в рамках совместной ядерной программы с Италией и Германией. То, что де Голль закрыл эту программу, еще более убедительно продемонстрировало стремление нового правительства Республики к самостоятельности на международной арене. Для Ш. де Голля принципиально важно было то, чтобы французские ядерные силы были независимы ни от американских, ни от европейских партнеров. 


Основная масса исследований, посвященных ядерной политике Франции, концентрирует внимание на перечисленных факторах. Не умаляя значения этих аспектов, следует, однако, отметить, что в тени незаслуженно остается не менее весомая причина, по которой Франция стремилась иметь собственные независимые ядерные силы. Эта причина кроется в фундаментальном расхождении во взглядах англосаксонских и французских стратегов на то, каким должен быть ответ Запада на изменения международной военно-стратегической обстановки, возникшие после того, как СССР обрел способность наносить ядерные удары по территории США. Такой поворот событий вызвал ожесточенные споры по вопросу о том, являются ли американские гарантии ядерного сдерживания достаточными для сдерживания возможных агрессивных действий Советского Союза в Европе. Согласно общепризнанной теории, эффективность стратегии сдерживания напрямую зависит от сочетания наличия соответствующего уровня вооружений и решимости применить их для нанесения удара в ответ на агрессивные действия со стороны противника. После того, как в СССР были созданы межконтинентальные баллистические ракеты, способные поражать цели на территории США, у европейских партнеров Америки возникли сомнения в наличии у Соединенных Штатов решимости защищать Европу от советской агрессии, ставя по угрозу собственную территорию. Ш. де Голль писал по этому поводу: «Для жителей Западной Европы НАТО перестало быть гарантом их существования. Тогда зачем же вручать свою судьбу покровителю, если полезность его опеки стала сомнительной?» (де Голль Ш. Мемуары надежд. Обновление 1958-1962. М., 2000. С. 185). 


Что еще более важно, возникли сомнения в том, будет ли СССР в достаточной степени убежден в непоколебимости воли США нанести удар возмездия. А это решительно снижало сдерживающий эффект американского ядерного оружия. Изначально сдерживание основывалось на стремлении сформировать у СССР уверенность в том, что ответом на любые агрессивные действия со стороны СССР будет массированный удар всеми имеющимися в распоряжении НАТО ядерными силами. В новых условиях нужно было найти иные способы поддержать уверенность СССР в неизбежности возмездия. Выход из сложившейся ситуации американцы видели в концепции «гибкого реагирования», которая позволяла адаптировать существующую структуру ядерных сил к новым стратегическим условиям и таким образом укрепить сдерживание. Научно-технические достижения в области создания ядерных боезарядов позволяли на тот момент постепенно наращивать мощь ответного удара и, начав с применения тактических ядерных боеприпасов, при необходимости довести уровень возмездия до массированного ядерного удара. Поэтому концепция «гибкого реагирования» предлагала использовать столь широкие возможности ядерных арсеналов адекватно и соразмерно возникающей угрозе. 


Французские стратеги подвергали сомнению положения англосаксонских теоретиков. Они считали, что, выдвигая подобную доктрину, Соединенные Штаты стремятся снизить риск возможного ответного удара непосредственно по своей территории, ограничив рамки возможного конфликта пределами Европы. В этих условиях, по их мнению, создание французского компонента сдерживания, состоящего из независимых национальных ядерных сил, способно было компенсировать ослабление американских гарантий сдерживания. Конечно, французы не были способны и не предполагали полностью заместить американский компонент сдерживания на европейском континенте. Французская ядерная стратегия, в отличие от американской, основывалась на идее «сдерживания сильного слабым», когда задача «слабого» состоит не в том, чтобы угрожать «сильному» полным уничтожением в ответ на его агрессивные действия, а в гарантии нанесения «сильному» ущерба, превышающего выгоды, которые он предполагает получить в результате агрессии. 


Однако, с точки зрения американских стратегов, французская концепция «сдерживания слабого сильным» являлась ошибочной. Как писал министр обороны США Роберт Макнамара, «в случае войны использование этих (сравнительно небольших национальных ядерных сил) сил для уничтожения крупных городов ядерной державы было бы равносильно самоубийству» (Макнамара Р. Руководящие принципы стратегии в ядерный век. (Из речи, произнесенной 16 июня 1962 г.)/Военные доктрины стран НАТО. М., 1962. С. 21). Кроме того, разработчики англосаксонской доктрины были убеждены, что создание французских независимых ядерных сил снижало уровень ясности и точности в вопросе о нанесении возможного удара возмездия, что подрывало саму систему сдерживания. Поясним, что традиционно в основе американских концепций сдерживания лежала идея о необходимости обеспечить ясность по поводу того, в каких именно случаях действия СССР вызовут ответный ядерный удар. Иными словами, убежденность Советского Союза в том, что противник обладает должной волей и решимостью, должна была формироваться на основе ясных и четких сигналов со стороны НАТО. А для этого было важно иметь лишь один центр принятия решения по вопросу о нанесении ядерного удара. Французская же позиция предполагала, что наличие чисто европейского независимого центра принятия решения не ослабит, а наоборот укрепит общую систему сдерживания Запада. Наличие такого центра добавит к уже имеющейся системе элемент неопределенности и тем самым повысит уровень риска для потенциального агрессора. 


Многие французские политические деятели, начиная с Ш.де Голля, неоднократно подчеркивали, что ядерное оружие является залогом независимости Франции в принятии важнейших стратегических и внешнеполитических решений и, таким образом, гарантией достаточно высокого статуса Французской Республики в мире. В период холодной войны во Франции были выработаны основные принципы ядерной стратегии, отражавшие реалии того времени. Принципы эти базировались на общем широком консенсусе относительно ядерной доктрины и необходимости наличия ядерного оружия в целом. Окончание холодной войны обусловило необходимость изменений и в доктрине, и в структуре ядерных сил. В целом консенсус сохранился и впоследствии, однако дебаты по различным аспектам ядерной стратегии все же были. Далее будет освещен процесс выработки новой ядерной доктрины Франции и показано, к какому результату этот процесс привел. 


Ядерная стратегия Франции была сформирована в конце 1950-х – 1960-х годах и до окончания холодной войны практически не претерпела серьезных изменений. Формировалась она под влиянием сложившейся к тому времени стратегической обстановки и отражала взгляд французских стратегов на то, как Франция может решить стоящие перед ней задачи. 


Французская ядерная стратегия основывалась на нескольких базовых постулатах: 
• Французские ядерные силы должны быть элементом общей системы ядерного сдерживания НАТО, однако Франция должна принимать все решения самостоятельно и ее ядерный потенциал должен быть совершенно независимым. Эта независимость стала краеугольным камнем ядерной доктрины, что являлось и залогом независимости внешней политики Французской Республики. 
• В отличие от американской ядерной стратегии, основывавшейся на точности и ясности угрозы возмездия, французские стратеги считали, что наличие чисто европейского независимого центра принятия решения не ослабит, а наоборот укрепит общую систему сдерживания Запада. Наличие такого центра добавит к уже имеющейся системе элемент неопределенности и тем самым повысит уровень риска для потенциального агрессора. Ситуация неопределенности являлась важным элементом французской ядерной стратегии, по мнению французских стратегов неопределенность не ослабляет, а усиливает сдерживающий эффект. Это также определяло отсутствие четко сформулированной и конкретной доктрины использования ядерного оружия. 
• Французская ядерная стратегия сдерживания – это «сдерживание сильного слабым», когда задача «слабого» состоит не в том, чтобы угрожать «сильному» полным уничтожением в ответ на его агрессивные действия, а в гарантии нанесения «сильному» ущерба, превышающего выгоды, которые он предполагает получить в результате агрессии. 
• Основным принципом ядерной стратегии являлся принцип «сдерживания по всем азимутам». Французские ядерные силы должны были быть способны нанести неприемлемый ущерб любому потенциальному агрессору. В то же время, в реальности в качестве основного объекта сдерживания рассматривался СССР и Организацией Варшавского договора. 


Все эти базовые положения, выработанные в конце 1950-х- начале 1960-х г.г., создали основу современной ядерной стратегии Франции, заложив традицию, которая и сегодня еще достаточно сильна в современной французской стратегической мысли. В дальнейшем эти основы не подвергались серьезному пересмотру. К изменяющейся международной военно-политической обстановке впоследствии адаптировались лишь конкретные формы их воплощения в жизнь. 


Самостоятельность в ядерной стратегии предполагала и создание собственных носителей ядерного оружия. Разработка баллистических ракет для военных и космических целей во Франции началась еще в 1949 г. В 1959 г., ответственность за нее была возложена на специально созданную компанию SEREB (Société pour I’Étude et la Réalisation d’Engins Balistiques). В 1960-е гг. проводились интенсивные испытания нескольких типов баллистических ракет средней дальности собственной разработки SSBS (Sol-Sol Balistique Stratégique). Первые 9 ракет SSBS-S2 в шахтных пусковых установках были поставлены на боевое дежурство 2 августа 1971 г. на плато Альбион (южная часть Франции). 23 апреля 1972 г. в строй вступили еще 9 пусковых установок. Эти 18 ракет и составили наземный стратегический компонент французских ядерных сил. 


Одновременно разрабатывались и баллистические ракеты MSBS (Mer-Sol Balistique Stratégique), которые предполагалось разместить на подводных лодках. В 1972 г. начала боевое патрулирование первая подводная лодка «Редутабль», вооруженная ракетами MSBS. Так стратегические ядерные силы Франции обрели и морской компонент. В 1970-е годы были построены еще 4 подводных лодки этого класса, каждая из которых была способна нести по 16 ракет. 


В дальнейшем во Франции регулярно разрабатывались, испытывались и ставились на вооружение новые модификации баллистических ракет наземного и морского базирования, обозначавшиеся индексами S (наземного базирования) и М (морского базирования) и номером модификации. Проводилась также глубокая модернизация подводных лодок по типу субмарины нового поколения «Инфлексибль» для вооружения их ракетами М4А с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. 


В 1964 г. силы ядерного сдерживания Франции пополнились бомбардировщиками «Мираж» IV, вооруженными ядерными бомбами. Имея радиус действия до 4000 км (с дозаправкой в воздухе), они были включены в стратегический компонент ядерных сил. 


В 1960-е гг. велись также работы по созданию тактического, или так называемого «достратегического» ядерного компонента. В 1974 г. были развернуты мобильные пусковые установки тактических ядерных ракет «Плутон» (дальность – 120 км). В начале 1990-х гг. началась их замена на новую систему «Ад» («Hadès»). Были созданы также свободно падающие ядерные бомбы для тактической авиации и авиации, базирующейся на авианосцах. В 1986 г. на вооружение ВВС и авиации ВМС начали поступать крылатые ракеты средней дальности ASMP (Air-Sol Moyenne Portée), созданные для замены бомб. 


Таким образом, созданные в период холодной войны ядерные силы Франции состояли из воздушного, морского и наземного компонентов и делились на стратегические и достратегические, последние можно отождествить с понятием «тактические ядерные силы». К стратегическим относились баллистические ракеты, размещенные в шахтах на плато Альбион, баллистические ракеты на подводных лодках и ядерные бомбы, носителями которых являлись бомбардировщики «Мираж» IV. Достратегические силы были представлены мобильными пусковыми установками «Ад» и ракетами ASMP, которыми были вооружены самолеты «Мираж-2000» ВВС Франции и самолеты палубной авиации «Супер Этандар». Их роль состояла в том, чтобы в случае военного конфликта стать средством «последнего предупреждения» агрессора перед применением Францией стратегических ядерных сил.

Предполагалось, что в случае агрессии со стороны стран Варшавского договора и невозможности отразить ее обычными средствами, сначала применить достратегические ядерные средства по наступающим войскам, продемонстрировав тем самым свою решимость. Затем, если агрессия продолжается, нанести ядерный удар всеми имеющимися средствами по городам противника. Таким образом, французская ядерная доктрина содержала в себе некоторые элементы концепции «гибкого реагирования», предоставляя правительству возможность избирательно использовать различные виды ядерного оружия. 


По мнению французских стратегов, окончание холодной войны поначалу не вызывало необходимости кардинального пересмотра ядерной стратегии, о чем прямо говорилось в Белой книге по обороне 1994 г. Общие достаточно широкие принципы ядерного сдерживания давали возможность адаптировать концепцию сдерживания к новой стратегической ситуации. В то же время предусматривалась необходимость адаптировать состав и структуру ядерных сил для выполнения задач сдерживания в новой стратегической обстановке, характеризовавшейся резким снижением угрозы масштабной агрессии и возникновением новых угроз, различных по характеру и интенсивности. Кроме этого, в Белой книге 1994 г. говорилось о том, что в ближайшее время правительство намерено сделать паузу в модернизации ядерных сил для того, чтобы высвободить средства для развития обычных вооружений. В целом в Белой книге 1994 г. вопросы ядерной стратегии рассматриваются достаточно кратко, однако включенные в нее положения стали, по сути, обоснованием тех радикальных преобразований ядерных сил Франции, которые начались в 1995 г. 


Преобразование ядерных сил Франции было обусловлено изменением стратегической ситуации. Сокращение количества ядерного оружия во Франции началось еще в 1992 г. К 1995 г. ядерные арсеналы уменьшились в среднем на 15% и в сентябре 1995 г. премьер-министр Франции А.Жюппе высказал идею о необходимости построения ядерной стратегии на основе принципа «минимального сдерживания». В январе 1996 г. президент Франции Ж.Ширак объявил о начале реализации долгосрочной программы реформирования ядерных сил. Программа рассчитана на срок до 2015 г. и содержит следующие элементы: 
• Снятие с вооружения и ликвидация баллистических ракет, развернутых на плато Альбион, тактических ракет наземного базирования и бомбардировщиков «Мираж» IV, вооруженных ядерными бомбами. 
• Сокращение количества ПЛАРБ с 6 единиц до 4 и постепенная замена старых подводных лодок класса «Редутабль» на подводные лодки нового поколения класса «Триумфант», вооруженные новыми баллистическими ракетами М45 (дальность стрельбы до 6 000 км), способными нести по 6 боеголовок. 
• Увеличение с 1 до 3 количества эскадрилий самолетов «Мираж» 2000 N, вооруженных ракетами ASMP (дальность стрельбы – 300 км). 
• Сохранение 2-х групп самолетов «Супер Этандар» ВМФ для строящегося атомного авианосца «Шарль де Голль» 
• В перспективе, после 2010 г., замена ракет М 45 на ракеты М51 с увеличенной до 6 000 км. дальностью 
• После 2005 г. постепенная замена самолетов палубной авиации «Супер Этандар» и самолетов «Мираж» 2000 N ВВС Франции на самолеты «Рафаль», способные нести модернизированные ракеты ASMP-А (дальность стрельбы – 500 км). 


Вскоре Франция заявила о намерении прекратить ядерные испытания, вызывавшие серьезную критику в мире, а также остановить производство расщепляющихся материалов. Во исполнение этих решений был начат демонтаж оборудования соответствующих объектов. 


Таким образом, Франция приняла решение полностью отказаться от наземного компонента ядерной триады. Развивать планировалось лишь морской компонент стратегических ядерных сил (баллистические ракеты на ПЛАРБ) и два вида достратегических сил – палубную авиацию ВМФ и ядерные силы ВВС, вооруженные одним типом ракет ASMP. Предполагалось, что этот набор ядерных вооружений является достаточным для решения всех стоящих перед стратегическими ядерными силами задач, обеспечивая минимально необходимый уровень вооружений при сохранении высокого уровня гарантий сдерживания и автономии Франции в принятии стратегических решений. При этом планом не была предусмотрена разработка новых типов ядерных ракет, а усовершенствование имеющихся планировалось лишь на длительную перспективу. По всей видимости, при принятии такого решения учитывалась необходимость экономить средства. В Белой книге 1994 г. прямо говорилось о том, что приостановка развития ядерных сил должна позволить тратить больше средств на развитие обычных вооружений. Средства эти нужны были для реализации запущенной в 1996 г. масштабной и долгосрочной военной реформы, связанной, прежде всего, с построением новых обычных вооруженных сил. 

В марте 2008 г. Президент Франции Николя Саркози объявил о сокращении французского ядерного оружия класса воздух-поверхность на треть. По итогам сокращения ядерный арсенал Парижа стал равняться 290 боеголовкам. В качестве платформ используются 50 бомбардировщиков Мираж 2000N, 10 палубных штурмовиков Дассо Супер-Этандар (к 2015 г. будут заменены на Дассо Рафаль) и 4 АПЛ класса Триумфан, последняя подлодка класса — Le Terrible — вступила в строй в сентябре 2010 г.

социальный договор | Определение, теории и факты

Общественный договор , в политической философии, действительный или гипотетический договор или соглашение между управляемыми и их правителями, определяющее права и обязанности каждого. В первобытные времена, согласно теории, люди рождались в анархическом состоянии природы, которое, согласно конкретной версии, было счастливым или несчастным. Затем они, используя естественный разум, сформировали общество (и правительство) посредством договора между собой.

Томас Гоббс

Томас Гоббс, фрагмент масляной картины Джона Майкла Райта; в Национальной портретной галерее в Лондоне.

Предоставлено Национальной портретной галереей, Лондон

Подробнее по этой теме

Общественный договор и философия

Почему должно существовать государство и какой властью оно должно быть? Общественный договор может дать ответ.

Хотя аналогичные идеи можно проследить до греческих софистов, теории общественного договора получили наибольшее распространение в 17-18 веках и связаны с такими философами, как англичане Томас Гоббс, Джон Локк и француз Жан-Жак Руссо. Что отличало эти теории политического обязательства от других доктрин того периода, так это их попытка оправдать и разграничить политическую власть на основании личных интересов и рационального согласия.Сравнивая преимущества организованного правительства с недостатками естественного состояния, они показали, почему и при каких условиях правительство полезно и, следовательно, должно приниматься всеми разумными людьми как добровольное обязательство. Эти выводы затем были сведены к форме общественного договора, из которого предполагалось, что все основные права и обязанности граждан могут быть логически выведены.

Теории общественного договора различались в зависимости от их цели: одни были созданы для оправдания власти суверена, другие — для защиты личности от угнетения слишком могущественным сувереном.

Согласно Гоббсу ( Левиафан, , 1651), естественное состояние было таким, в котором не существовало обязательных критериев правильного и неправильного. Люди брали на себя все, что могли, и человеческая жизнь была «одинокой, бедной, мерзкой, жестокой и короткой». Таким образом, естественное состояние было состоянием войны, которое могло быть прекращено только в том случае, если люди соглашались (в общественном договоре) передать свою свободу в руки суверена, который с тех пор был абсолютным, при единственном условии, что их жизнь будет защищена. суверенной властью.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Локк (во втором из Двух трактатов о правительстве, 1690) отличался от Гоббса тем, что описывал естественное состояние как такое, при котором права на жизнь и собственность обычно признаются в соответствии с естественным правом, неудобства ситуации возникает из-за ненадежности в обеспечении соблюдения этих прав. Поэтому он утверждал, что обязанность подчиняться гражданскому правительству в соответствии с общественным договором была обусловлена ​​защитой не только личности, но и частной собственности.Правители, нарушившие эти условия, могли быть законно свергнуты.

Руссо в работе Du Contrat social (1762; The Social Contract ) утверждал, что в естественном состоянии люди не воинственны и несколько неразвиты в своих рассудочных способностях и чувстве морали и ответственности. Однако, когда люди соглашались на взаимную защиту, чтобы отказаться от личной свободы действий и установить законы и правительство, они приобрели чувство морального и гражданского долга.Таким образом, чтобы сохранить свой моральный облик, правительство должно опираться на согласие управляемых, volonté générale («общая воля»).

Наиболее проницательные теоретики общественного договора, включая Гоббса, неизменно признавали, что их концепции общественного договора и естественного состояния неисторичны и что они могут быть оправданы только как гипотезы, полезные для прояснения вечных политических проблем.

SciELO — Общественное здравоохранение — «Социальный контракт» Руссо: контракты опережают свое время? «Общественный договор» Руссо: контракты, опережающие свое время?

КЛАССИКА ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

«Социальный договор» Руссо: опережая свое время?

Guy J Carrin

Всемирная организация здравоохранения, 1211 Женева 27, Швейцария (электронная почта: carring @ who.int)

Жан-Жак Руссо, родившийся в Женеве в 1712 году, оказал важное влияние на политическую философию в 18 веке и с тех пор, в частности, благодаря своей книге Общественный договор , опубликованной в 1762. 1,2 Эта монументальная работа принадлежит к семейству более старых и важных работ по теории общественного договора Томаса Гоббса (1588–1679) и Джона Локка (1632–1704).

Отношения между людьми, государством и правительством составляют ключевые компоненты «общественного договора» Руссо.Первый принцип, регулирующий эти отношения, заключается в том, что человек не имеет естественной власти над другими людьми, и явная сила, применяемая одним человеком над другим, не оправдывает власть. Скорее, законная власть должна найти свое обоснование в так называемых социальных пактах или контрактах. 2 Во-вторых, конкуренция между мужчинами будет стимулировать потребность в социальном пакте, чтобы каждый мог сохранить себя и быть защищенным «общей волей», проводимой людьми. 3

Общественный договор призван обеспечить надлежащую альтернативу «естественному состоянию».Для Руссо состояние природы изначально было мирным, и эта гармония объяснялась, среди прочего, небольшой численностью населения, обилием природы и отсутствием конкуренции. 3 Постепенно общество становилось более сложным, вводила частную собственность и создавала новые формы зависимости между мужчинами, что привело к экономическому и социальному неравенству. Возникшее состояние жадности и конкуренции побудило Руссо предложить новый социальный пакт в широком согласии с Гоббсом.Гоббс провозгласил людей рациональными и заинтересованными в таком социальном пакте, поскольку он принесет им лучшую жизнь по сравнению с естественным состоянием. 3 Кроме того, для Локка особенно веской причиной отказаться от естественного состояния и для людей заключить договор с гражданским правительством было возникновение войны.

Руссо сравнивает общественный договор с «актом ассоциации», посредством которого существует взаимное обязательство между государством и индивидом. Люди как граждане разделяют суверенную власть, но как подданные подчиняются законам государства.Руссо также определяет правительство как одного из основных действующих лиц: это посреднический орган между подданными и государством, основной задачей которого является исполнение законов и сохранение гражданских и политических свобод. 2

Интересно, что Руссо использует экономические рассуждения при оценке общественного договора, сравнивая потери и выгоды: «То, что человек теряет из-за общественного договора, — это его естественная свобода и неограниченное право на все, что он пытается получить и в чем преуспевает. получает; то, что он приобретает, — это гражданская свобода и право собственности на все, чем он владеет «. 2 (Обратите внимание, что «естественная свобода» ограничивается физической властью человека, тогда как общая воля определяет содержание «гражданской свободы». Кроме того, «собственность» основана на правовом титуле, тогда как «владение» является результатом применения силы человеком.) Согласно Руссо, результат такого рода анализа затрат и выгод явно положительный: люди получат чистую выгоду, поскольку общественный договор сохранит их и защитит через общую волю. который создается одними и теми же людьми.Более того, принятие общественного договора рационально, поскольку без него естественное состояние (которое Руссо также называет «примитивным состоянием») оказывается под таким давлением, что оно рухнет.

Как мы можем теперь оценить социальный договор Руссо в контексте развития договорных отношений, например, в секторе здравоохранения? 4 Социальный договор сосредоточен на принципах политической организации и сотрудничества на высших уровнях общества, и его полезность для практических подходов на микро- или мезоуровнях мала.В частности, процесс поиска согласия по конкретным контрактам не находит готовых и практических советов в книге Руссо, но его принципы помогают понять причины сотрудничества в секторе здравоохранения. Например, в стране может наблюдаться неконтролируемое развитие неправительственных организаций, в результате чего они развивают инфраструктуру и предлагают медицинские услуги в соответствии со своими конкретными предпочтениями, ограничениями и возможностями. Страна может судить о том, что сотрудничество между государственным и частным секторами здравоохранения (включая такие организации) необходимо для согласованного решения задач общественного здравоохранения, направленного на повышение эффективности и справедливости.Социальный договор способствует, хотя и косвенно, тем, что приводит доводы в пользу отказа от свободной и анархической ситуации (которую можно концептуально сравнить с естественным состоянием) и принятия кооперативного подхода.

То, как Руссо смотрит на чистую выгоду от социального контракта, также помогает подтвердить потребность в сотрудничестве в секторе здравоохранения, поскольку ожидается, что заключение контрактов в секторе здравоохранения также принесет такую ​​чистую прибыль. Используя приведенный выше пример присутствия неправительственных организаций в секторе здравоохранения страны, официальный социальный договор отводит им надлежащую роль.Определенно необходимо соблюдать ряд правил, но с преимуществами, заключающимися в том, что их позиция будет более ясной и прозрачной, и они получат своего рода официальную свободу действий (подобно тому, как отдельные лица в общественном договоре теряют естественную свободу, но получают гражданскую свободу). ). Определение законного права собственности также важно для неправительственных организаций, которые уже инвестировали в сектор здравоохранения или будут делать это, и заинтересованы в защите своих инвестиций с помощью титула собственности.

В практике заключения договоров можно наблюдать множество договорных отношений. Опять же, есть ли что-нибудь, чему мы можем научиться у Социальный договор ? Руссо подчеркивает причины сотрудничества, но не рассматривает вопросы реализации как таковые. Один тип контракта имеет ряд общих элементов с общественным контрактом, а именно «рамочную конвенцию» ( Convention-cadre или accord-cadre ). 5 Этот тип соглашения определяет основных участников и общие цели сотрудничества, а также определяет роли каждого из участников; Вопросы реализации не являются частью рамочной конвенции, но впоследствии рассматриваются в конкретных договорных соглашениях.Поэтому в литературе по общественному здравоохранению все чаще используется термин «социальный договор» при изучении рамочных конвенций или других общих соглашений. В обзоре реформы стратегии первичной медико-санитарной помощи в Новой Зеландии в 2002 г. Хауэлл обращается к новым агентствам, организациям первичного здравоохранения, которые получают финансирование первичной медико-санитарной помощи, координируют оказание помощи и управляют контрактами на оказание услуг. Хауэлл заявляет, что эти организации вместе с налогоплательщиками, пациентами и правительством образуют нового участника «социального контракта для надзора за покупкой и предоставлением субсидируемой медицинской помощи». 6 Другие исследователи изменений и реформ в секторе здравоохранения и связанных с ними новых и широких соглашений также используют концепцию общественного договора. 7,8

Подводя итог, кажется очевидным, что общественный договор Руссо был идеей, опередившей свое время, хотя он не сможет обеспечить оперативную поддержку для заключения договоров. Тем не менее, эта публикация была очень ранней, чтобы показать обоснование сотрудничества между участниками и указать общие чистые выгоды; Практикующие и исследователи заключения контрактов вряд ли могут остаться безразличными к этой характерной особенности общественного договора 18 века.Руссо умер в 1778 году. Его работа продолжает привлекать интерес социологов, и разрабатываются новые интерпретации общественного договора, например, в теории игр. 9 При всей известности Руссо парадоксально, что Общественный договор был запрещен во время его публикации как в Женеве, так и во Франции (правда, по религиозным причинам), и что Руссо был вынужден бежать, чтобы избежать ареста.

Ссылки

1. Rousseau J-J. Le contrat social, essai de Philasphie Politique . Амстердам: Chez Marc Michel Rey; 1762.

2. Rousseau J-J. Общественный договор, или принципы политического права [английский перевод] . Лондон: Penguin Books; 1968. Книга I, глава 6. Доступно по адресу: http://www.constitution.org/jjr/socon_01.htm.

3. Теория общественного договора. В: Интернет-энциклопедия философии . Доступно по адресу: http://www.iep.utm.edu/s/soc-cont.htm

4.Перро Дж. Различные подходы к заключению контрактов в системах здравоохранения. Bull World Health Organ 2006; 84: 859-66.

5. Перро Дж., Де Роденбек Э. La contractualisation dans les systèmes de santé [Заключение договоров в системах здравоохранения] . Париж: Картала; 2005. с. 139.

6. Хауэлл Б. Реструктуризация рынков первичной медико-санитарной помощи в Новой Зеландии: от социальных пособий к рынкам страхования. Aust New Zealand Heath Policy 2005; 2:20.

7. Hill TP. Здравоохранение: социальный договор в переходный период. Soc Sci Med 1996; 43: 783-9.

8. Райнхардт У. Социальный контракт на здравоохранение 21 века. Health Econ 1996; 5: 479-99.

9. Бинмор К. Теория игр и общественный договор. Vol. 1. Кембридж (Массачусетс): MIT Press; 1994.

В этом разделе рассматриваются некоторые новаторские достижения в области общественного здравоохранения, воспроизводятся их в их первоначальной форме и добавляются комментарии об их значении с современной точки зрения.Чтобы дополнить тему выпуска этого месяца, Ги Каррен рассматривает предложение Жан-Жака Руссо 18-го века о «общественном договоре», фронтиспис которого воспроизводится в этом выпуске напротив.

BBC — История — Британская история в деталях: Томас Гоббс: балансирование доминиона и свободы

Вселенная материи и движения

Круглоголовые против кавалеров: сползание к гражданской войне, которое, по мнению Гоббса, доказало необходимость сильного государства © Его первой важной работой был перевод книги Фукидида «История Пелопоннесской войны » (1629).К настоящему времени Гоббс, казалось, почувствовал, что Англия движется к гражданской войне, и увидит в рассказе Фукидида эффективные аргументы против национального конфликта. Через некоторое время после этого Гоббс открыл евклидову геометрию, которая дала ему парадигму рационального аргумента, в которой, исходя из самоочевидных первых принципов, можно было доказать с помощью строгой логики, что другие, менее очевидные, утверждения также верны. Он продолжал развивать материалистическую и механическую концепцию мира, в которой вселенная состоит только из материи и движения.

Объединив эти идеи, Гоббс увидел возможность науки о природе, которая начнется с согласованных определений и из которой можно будет вывести, подобно геометрии, новые истины о мире, человеке и обществе. Это тройственное видение возникло в виде трех работ, написанных на латыни: De Corpore (1655), De Homine (1658) и De Cive (1642). Последний, De Cive , был опубликован первым в связи с началом гражданской войны в Англии.Он был завершен в Париже, куда Гоббс бежал в 1640 году.

Противный, брутальный и невысокий

Левиафан — более полная английская версия De Cive, опубликованная в 1651 году, незадолго до возвращения Гоббса в Англию — раскрывает политическую философию, которая тесно связана с учением Гоббса о мире природы. Таким образом, он считает само собой разумеющимся, что все изменения — каждая причина — вызывается движением тел, воздействующих друг на друга. Он принял принцип инерции Галилея: объект, однажды приведенный в движение, будет продолжать двигаться, если на него не действует какое-либо другое тело.

В атомистической психологии Гоббса воображение описывается как «умирающее чувство». Именно воображение мотивирует людей, когда мы пытаемся достичь целей, которые, пока они не реализованы, существуют только в наших мыслях. Наши цели — это удовлетворение наших желаний, наиболее фундаментальными из которых являются желание продолжать жить и избегать боли. В досоциальном состоянии — естественном состоянии — конкурирующие желания практически равных человеческих существ за ограниченные ресурсы порождают конфликт, и, по самой известной фразе Гоббса, жизнь человека « одинокая, бедная, мерзкая, жестокая и короткая ». ‘.

Теория общественного договора: определение и примеры — урок истории [видео 2021 года]

Мыслители Просвещения

Идея общественного договора имеет долгую историю, восходящую к Древней Месопотамии. Однако только в эпоху Просвещения г. и г. 17-го и 18-го веков теория общественного договора получила широкое внимание философов и историков. Просвещение было временем, когда интеллектуалы начали подвергать сомнению устоявшиеся взгляды на религию, науку, экономику и правительство.

Теория общественного договора бросила вызов как моральным, так и политическим элементам традиционных источников власти в Европе. Фактически, мораль и политика считались связанными. Правители должны были управлять справедливо, а люди должны были способствовать улучшению общества.

Трем мыслителям эпохи Просвещения обычно приписывают создание стандартного взгляда на теорию общественного договора: Томас Гоббс, Джон Локк и Жан-Жак Руссо. У каждого из них была разная интерпретация социальных контрактов, но основная идея была схожей.

Томас Гоббс

Томас Гоббс имел темное представление о людях, на которое, вероятно, повлияли хаотические политические события, свидетелем которых он был в Англии при жизни. Гоббс считал, что в природе люди должны делать все необходимое, чтобы выжить. Но он также считал, что люди все еще могут драться друг с другом по трем причинам: соперничество, недоверие и слава.

Гоббс предположил, что конкуренция возникает естественным образом, когда два человека хотят получить дефицитный товар.Это соревнование заставляет каждого человека пытаться уничтожить или подчинить другого, что, в свою очередь, приводит к недоверию и упреждающим ударам по предполагаемым врагам. Гоббс также считал людей тщеславными и жаждущими славы и считал, что эта естественная тенденция побуждает их доминировать над другими и требовать их уважения.

Следовательно, контракт был необходим. С точки зрения Гоббса на общественный договор, люди не способны жить в демократическом обществе. Нужен могущественный единоличный правитель. Если бы каждый выполнял свою часть работы, общество могло бы функционировать относительно гладко.Учитывая его взгляд на человеческую природу, Гоббс пришел к выводу, что для людей естественно и рационально отказываться от некоторой свободы или взаимно обмениваться некоторыми правами, чтобы получить безопасность, которая приходит с социальным контрактом.

Томас Гоббс, английский философ 17-го века, придерживался мрачных взглядов на человеческую природу.

Джон Локк

Вы, вероятно, знакомы с философией Джона Локка , даже не осознавая этого.Его идеи выражены в американской Декларации независимости . Он утверждал, что люди заслуживают жизнь, свободу и собственность. Это трио является неотъемлемой частью социальных контрактов. Правительствам необходимо защищать жизни людей, гарантировать их свободное процветание и обеспечивать соблюдение системы законов, которые вознаграждают усилия по экономическому улучшению общества.

Джон Локк, американский философ, утверждал, что правительство должно обеспечивать защиту людей.

Контрактная теория правительства Локка очерчивает его идеал для современного общества.Люди должны были добровольно платить налоги и служить в армии, но взамен правительство должно было прислушиваться к их желаниям и обеспечивать их нужды. Локк оспорил идею о том, что король должен править беспрекословно. Короли все еще могли править, но люди имели право голоса в том, как они это делали. Для Локка правительства были созданы для обеспечения защиты богатства и собственности. В первобытном состоянии природы это было бы невозможно. Опасная конкуренция была бы нормой, и кооперативное общество не могло бы существовать.

По Локку, правительство существует для защиты естественных прав и договора, заключенного между правительством и народом. Он несет ответственность за соблюдение своей стороны договора, и если он не сможет этого сделать, превратившись в тиранию, тогда люди имеют право сопротивляться власти, расторгнуть общественный договор и создать новое политическое общество.

Жан-Жак Руссо

В отличие от Гоббса, Жан-Жак Руссо не верил, что естественное состояние человека — это война.Он думал, что состояние природы было свободным и счастливым. Проблема заключалась в том, что это первоначальное состояние было изменено господством неравенства, которое выдавало зависимость, насилие и несчастье.

Руссо предположил, что каждый может сотрудничать. Если бы люди узнали, как должно выглядеть по-настоящему справедливое общество, они могли бы предпринять шаги, чтобы сделать жизнь лучше для всех. Он хотел переписать контракт. По его мнению, короли и королевы не имели божественного права править. Они воспользовались своими подданными и усложнили жизнь.Чтобы проверить авторитет этих монархов, обычным людям требовался доступ к образованию. Тогда они смогут защитить себя от злоупотреблений властью и, возможно, даже участвовать в управлении государством.

Согласно предложенному Руссо контракту, люди выбирают законы, по которым они живут, а правительство действует в пределах границ, установленных людьми. Правительство, которое не подчиняется, отменяется и заменяется.

Руссо, философия которого сыграла важную роль во Французской революции, имел более оптимистичный взгляд на человеческую природу, чем Гоббс.

Проблемы с социальными контрактами

Шотландский мыслитель 18-го века Дэвид Хьюм считал, что социальные контракты не нужны, потому что все рождены равными. Социальные контракты появились только потому, что правительства (короли, завоеватели, императоры и т. Д.) Пытались поработить людей. Другими словами, только в тех случаях, когда жадные и властолюбивые правители хотели еще большей власти, им нужно было оправдывать свой контроль над другими.

Шотландский философ 18 века Дэвид Хьюм

В статье под названием «Что такое Просвещение», написанной в 1784 году, Иммануил Кант резюмировал проблемы, с которыми мы все еще сталкиваемся сегодня. Он написал: «Спорите сколько угодно и о чем хотите, но подчиняйтесь!» Похоже, Кант имеет в виду, что люди должны обсуждать, что не так с правительством и обществом. Люди должны иметь право выражать свое мнение, не опасаясь преследований.Однако, если люди восстают в гневе и насилии, ничего нельзя сделать.

Кант точно показывает, почему социальные контракты так сложны даже сегодня. У людей разные потребности и разные цели. Некоторые люди эгоистичны, а другие добрые. Создание правительства и общества — вызов, который остается невероятно проблематичным.

Немецкий писатель и философ XVIII века Иммануил Кант

Резюме урока

Различные мыслители, начиная с эпохи Просвещения и до сегодняшнего дня, предлагали свои различные идеи теории общественного договора .Сторонники социального контракта (те, кто поддерживает теорию) считают, что жить вместе в обществе лучше, чем жить одному на природе. Они имеют в виду, что если люди объединяются и сотрудничают, общество может предпринять шаги к созданию справедливой и равной среды, в которой выигрывают все люди.

Для достижения этой цели необходимы компромиссы, или какой-то общественный договор . Все классы общества должны отказаться от определенных вещей в обмен на безопасность, процветание и счастье.Если государство или народ нарушают условия контракта, нужен новый. Те, кто отвергают эту теорию, утверждают, что ни правительства, ни отдельные лица не способны идти на компромиссы. Для этих мыслителей, сколько бы раз ни переписывался контракт, будут возникать одни и те же проблемы.

Еще предстоит найти идеальный баланс между законами и свободами, а также между конкуренцией и сотрудничеством. Нам еще предстоит ответить на вопрос: как мы можем создать общество, в котором все выигрывают и никто не проигрывает?

Результаты обучения

Когда вы закончите, вы должны уметь:

  • Изложить основы теории социального договора
  • Обсудите идеи теории общественного договора, возникшие в эпоху Просвещения.
  • Объясните, почему социальные контракты остаются проблемой для современного общества

Раздел 4: Теория общественного договора

Эпоха Просвещения в Европе обычно датируется 1650-1800 гг.Это примерно соответствует началу нового периода истории. В этот период европейское общество изменило свою основную политическую систему с монархии на демократию, а свою экономическую систему — с феодализма на капитализм. Это принесло с собой огромные изменения и множество новых идей, включая новые идеи о морали и политике. Видео о Французской революции, происходящей в конце этого исторического периода, полезно для понимания того, как эти идеи на самом деле проявились в истории.Теория общественного договора, сформулированная Гоббсом, имела невероятное влияние, и именно эта точка зрения в конечном итоге привела к революциям в Великобритании, Франции и даже Соединенных Штатах. Джон Локк был политическим философом, писавшим вскоре после Гоббса, и некоторые части американской конституции читались так, как будто они были написаны Локком. Основатели Соединенных Штатов были глубоко погружены в философию просвещения. Основная идея просвещения состоит в том, что правительство должно существовать для блага людей, а не людей, существующих для блага правительства.«Общее благо» — центральная идея моральной и политической философии просвещения.

Теория общественного договора в ее различных формах во многом сформировала моральный и политический дискурс. Утилитаризм — единственная популярная моральная теория, которая не является явной формой теории общественного договора. Гоббс пишет это в 1642-51 годах в то время, когда всей Европой правили короли, заявившие о божественном праве на власть. А мораль считалась заповедями Бога. В своей работе Гоббс радикально утверждает, что никто не имеет права управлять другими людьми.Что все люди равны. И он предлагает рациональное объяснение морали, не затрагивающее Бога. Обе эти идеи были очень революционными в то время и действительно привели к революциям по всей Европе. Гоббс — первый теоретик общественного договора. Другие теоретики, включая Канта и Ролза, о которых мы поговорим позже, предлагают несколько иные версии теории общественного договора.

Просвещение


  • Современный период истории начинается примерно во времена протестантской реформации (примерно 1500 г.)
  • Также совпадает с изобретением печатного станка, протестантская реформация, вероятно, не произошла бы так быстро без печатного станка.
  • Просвещение начинается примерно 100 лет спустя
    Гоббс (1588 — 1679) и Локк (1632 — 1704) являются примерами философов раннего Просвещения
  • Исаак Ньютон (1642 — 1727) был известным философом эпохи Просвещения.
  • Большинство историков относят официальный конец Просвещения к концу Французской революции в 1799 году
  • Также известен как возраст разума
  • Все убеждения должны были быть оправданы рациональным или научным основанием, Священные Писания или традиции больше не рассматривались как оправдание каких-либо убеждений, будь то моральные, политические или научные
  • Значительные достижения в области математики, науки и техники
  • А в моральной и политической философии
  • Религиозный переход от католицизма к протестантизму и секуляризму как к обществу
  • Переход от суеверий и аристотелевской псевдонауки к науке
  • Промышленная революция начинает набирать обороты
    Официально не начинается до 1760 года, но печатный станок был изобретен в 1500-х годах
    И происходит невероятная политическая трансформация от монархии / аристократии к демократии
  • Локк вовлечен в напряженную философскую дискуссию о божественном праве королей править.
  • Угадайте, кто выиграл? Итак, в следующий раз, когда кто-нибудь скажет, что философы ничего не делают, скажите им осмотреться, потому что все, что мы знаем как общество, было сформировано в этот период философами
  • Философы искали рациональный принцип, который можно было бы использовать для оправдания существования государства и предоставления рекомендаций относительно того, как государство должно быть организовано
  • Основной принцип политической философии просвещения состоит в том, что государство и правители существуют для блага людей
  • Не то, чтобы люди существовали, чтобы приносить пользу правителям, как это было традиционно.
    И переход от религиозной этики к рациональной этике
    Религия больше не могла служить основой этической веры, поэтому философ искал рациональную основу этики.

Вот небольшой отрывок из Стэнфордской энциклопедии философии о просвещении:

Просвещение больше всего отождествляется с его политическими достижениями. Эта эпоха отмечена тремя политическими революциями, которые вместе закладывают основу современных республиканских конституционных демократий: Английская революция (1688 г.), Американская революция (1775–83) и Французская революция (1789–1799). Успех в объяснении и понимании мира природы поощряет проект Просвещения по воссозданию социального / политического мира в соответствии с истинными моделями, которые мы якобы находим в нашем разуме.Философы Просвещения обнаруживают, что существующие социальные и политические порядки не выдерживают критического анализа; они обнаруживают, что существующий политический и социальный авторитет окутан религиозными мифами и тайнами и основан на малоизвестных традициях. Негативная работа по критике существующих институтов дополняется позитивной работой по построению теоретической модели институтов, какими они должны быть. Этому периоду мы обязаны базовой моделью правительства, основанной на согласии управляемых; формулировка политических идеалов свободы и равенства и теории их институциональной реализации; составление списка основных индивидуальных прав человека, которые должны уважаться и реализовываться любой законной политической системой; формулирование и поощрение терпимости к религиозному разнообразию как добродетели, которую следует уважать в хорошо организованном обществе; концепция основных политических сил, организованных в систему сдержек и противовесов; и другие уже знакомые черты западных демократий…

. . .

Многие из ведущих вопросов и позиций современной философской этики обретают форму в эпоху Просвещения. До эпохи Просвещения на Западе этические размышления начинались с религиозных доктрин, касающихся Бога и загробной жизни, и ориентировались на них. Высшее благо человечества и, соответственно, содержание и обоснование морального долга понимаются непосредственно в религиозных терминах. В эпоху Просвещения это меняется, конечно, в философии, но в некоторой значительной степени среди населения западного общества в целом.По мере того, как в этот период развиваются процессы индустриализации, урбанизации и распространения образования, счастье в этой жизни, а не единение с Богом в следующей, становится высшей целью для все большего числа людей. Кроме того, жестокие религиозные войны, кровопролитные в Европе в период раннего Нового времени, мотивируют развитие светской, посюсторонней этики, поскольку они указывают на то, что религиозные доктрины, касающиеся Бога и загробной жизни, не смогли создать прочную основу для этики. В эпоху Просвещения философские мыслители сталкиваются с проблемой развития этических систем на светской, широко натуралистической основе, впервые с тех пор, как рост христианства затмил великие классические этические системы.Однако изменения в нашем понимании природы и космологии, произведенные современным естествознанием, делают обращение к системам Платона и Аристотеля проблематичным. Платоническое отождествление добра с реальным и телеологическое понимание Аристотеля природных вещей трудно согласовать с представлением о природе в эпоху Просвещения. В эпоху Просвещения возникает общая философская проблема: как понять источник и обоснование этических обязанностей и как представить себе высшее благо для людей в светском, широко натуралистическом контексте и в контексте трансформированного понимания естественного. Мир.

Одна вещь, которую вы должны иметь в виду, когда мы перейдем к остальной части наших этических теорий и к части курса, посвященной прикладной этике, которая будет иметь дело с современными моральными проблемами, заключается в том, что нравственное и научное просвещение человечества — это постоянный проект. . В одном смысле просветление было одним периодом современной истории, за которым следовали другие периоды, но в другом смысле просветление продолжается. Официально просвещение заканчивается в 1799 году с концом Французской революции, но к 1799 году в мире было всего 3 демократии (Великобритания, Франция и США.Но даже эти три округа не были чем-то близким к тому, о чем мы могли бы подумать, когда речь идет о демократическом государстве, которое защищает права своих граждан и ведет себя в соответствии с действующими стандартами этического поведения. К концу официального просвещения Европа все еще была в основном монархической, а Франция и Великобритания были колониальными империями. В США рабство было живым и здоровым, и геноцид коренных американцев был постоянным проектом. Ни в одной из так называемых демократических стран у женщин не было никаких прав, и, конечно же, то же самое верно и для геев.Короче говоря, было всего несколько демократий, и эти демократии далеко не соответствовали даже самым элементарным стандартам с точки зрения признания прав всех своих граждан. Женщины и афроамериканцы не получали признания своих основных прав до 20 века, и они все еще борются за соблюдение этих прав. Основные экономические права, такие как безопасные условия труда, свободное время, минимальная заработная плата, даже не рассматривались в то время и не привлекли к себе реального внимания до тех пор, пока в середине 1800-х годов не появились работы Карла Маркса.Итак, не заблуждайтесь, мы как общество очень далеки от просвещения, а моральное и научное просвещение человечества находится где-то между младенчеством и юностью.

Томас Гоббс — основоположник теории общественного договора. Более поздние версии этой теории стали во многом отличаться от исходной теории Гоббса. Канбтианская этика, например, представляет собой разновидность теории общественного договора, хотя и сильно отличается от теории Гоббса. Версия теории Гоббса стала известна как «контрактарианство».Теория этики Гоббса содержится в его книге «Левиафан».
Одно из главных преимуществ контрактарианства состоит в том, что он обеспечивает полностью натуралистическое и эмпирическое объяснение этики. Нравственность — это естественное явление, которое возникает в естественном мире благодаря простому механизму личного интереса. Контрактарианство начинается с простого понятия «естественное состояние». Естественное состояние — это состояние человека до заключения договора или то, какой была бы жизнь без общественного договора. В своей книге Левиафан Гоббс описывает естественное состояние как «войну всех против всех.. . в которой жизнь человека одинока, бедна, мерзка, жестока и коротка ».

Положение тех, кто находится в естественном состоянии, иногда называют «дилеммой заключенного». Дилемма заключенного — это ситуация, когда всем будет лучше, если будет сотрудничать, но при попытке свести к минимуму риск и максимизировать выгоду посредством прямого преследования личных интересов, оба становятся хуже.
Представьте, что двух киллеров из мафии, Фрэнки и Джоуи, допрашивают по делу об убийстве. Каждому из них независимо предлагается сделка о признании вины, если они признаются, так что они получат только 2 года тюрьмы, а если они не признаются и будут признаны виновными, они получат пожизненное заключение.Их признают виновными, если они не признаются, а их партнер признается. И, конечно, если ни один из них не признается, они выйдут на свободу, поскольку фактических доказательств преступления нет. Что им делать? Это дилемма заключенного. Если они оба молчат, они оба идут. Но если один сознается, то другой получит пожизненное заключение. Так что самый безопасный вариант в данной ситуации — это признаться и взять эти два года, а не рисковать пожизненным заключением. Обратите внимание, как, действуя исключительно из корыстных интересов, оба не могут максимизировать свои собственные интересы.В их интересах было бы сотрудничать друг с другом и ни один из них не признался бы.
Дилемма заключенного аналогична естественному состоянию. Естественное состояние — дилемма заключенного, потому что, пытаясь максимизировать личный интерес, всем становится хуже. Чтобы выйти из естественного состояния, нам нужны две вещи: правила, которые при соблюдении работают на благо всех, и кто-то, кто их соблюдает. Чтобы лучше понять, как это работает, давайте теперь посмотрим на то, что Гоббс должен сказать в отрывке из своей книги «Левиафан».

Гоббс начинает раздел книги, в котором он описывает естественное состояние, с утверждения, что все примерно равны. Это не какое-то философское или религиозное утверждение об абсолютном достоинстве всех людей. Это грубое изложение фактов и фактов жизни. Когда Гоббс говорит, что все примерно равны, он имеет в виду следующее: «У самого слабого достаточно силы, чтобы убить самого сильного». В естественном состоянии, независимо от того, насколько вы сильны, вас может убить кто-то другой или группа других людей.Конечно, есть различия в силе и естественных способностях, но точка зрения Гоббса состоит в том, что, несмотря на различия в способностях, нет никого, кто может постоянно претендовать на что-либо, потому что всегда найдется кто-то или группа людей, которые бросят им вызов. Гоббс подчеркивает, что никто не имеет большего естественного права на блага в естественном состоянии, чем кто-либо другой, что на самом деле было довольно радикальной точкой зрения в то время в Европе, когда короли и правящие классы требовали естественного права на большее богатство и положение в обществе.
И поскольку все примерно равны, в этом смысле возникает конкуренция и борьба, что приводит к тому, что Гоббс называет состоянием войны, состоянием войны каждого человека против каждого, где «каждый — враг каждому» и «нет безопасность.» Гоббс рисует мрачную картину того, какой была бы жизнь в естественном состоянии. Он говорит, что есть:
. . . Нет промышленности, потому что ее плоды ненадежны, Нет судоходства или торговли по морю, нет просторных зданий, нет большого движущегося оборудования, нет знания лица земли, нет счета времени, ни искусства, ни письма, ни общества
И самое главное, это «постоянный страх и опасность насильственной смерти».И, как известно, «жизнь человека, одинокого, бедного, мерзкого, грубого и короткого». Естественное состояние — плохое место для жизни, и лучшее, что каждый может сделать для себя, — это сделать все возможное, чтобы выбраться из него.
Вы, возможно, слышали выражение «все справедливо в любви и на войне», хотя это выражение не принадлежит Гоббсу, он согласен с тем, что в состоянии войны нет ничего несправедливого. Это потому, что в естественном состоянии нет таких вещей, как справедливость или добро и зло:
«Понятиям о добре и зле, справедливости и несправедливости нет места.Где нет общей власти, нет закона; где нет закона, нет несправедливости. Сила и мошенничество — две главные добродетели ».

Итак, в состоянии войны каждый имеет право на все или, точнее, на все, что он может получить в свои руки, всеми правдами и неправдами или, как говорит Гоббс, силой или мошенничеством. Основные принципы Гоббса следующие:
1) В естественном состоянии следует использовать «все средства и преимущества войны»
2) Но нужно стремиться к миру, потому что мир всегда предпочтительнее войны
3) Надо быть готовым отказаться от своего права на все, если другие тоже хотят это сделать

Он говорит:
.. . Пока сохраняется это естественное право каждого человека на все, ни один человек, каким бы сильным или мудрым он ни был, не может быть уверен в том, что доживет время, которое природа обычно позволяет людям жить. И, следовательно, это предписание или общее правило разума: каждый человек должен стремиться к миру, поскольку у него есть надежда обрести его; и когда он не может получить его, он может искать и использовать все средства и преимущества войны. . . Из этого основного закона природы, по которому людям велено стремиться к миру, выводится второй закон: чтобы человек желал, когда другие тоже хотят, в том, что касается мира и защиты себя, он считает это необходимым, возложить это право на все; и довольствоваться такой свободой по отношению к другим людям, как он позволял бы другим людям выступать против себя.

Таким образом, в естественном состоянии каждый имеет право на все, и мы можем выйти из естественного состояния, согласившись отказаться от своего права на все, если другие также хотят сделать это.

Название книги Гоббса — «Левиафан», мифическое морское чудовище, упомянутое в Ветхом Завете. Одна из основных идей, которую Гоббс пытается аргументировать в своей книге, — это абсолютная необходимость монарха, достаточно могущественного, чтобы гарантировать, что все члены общества подчиняются правилам общественного договора, чтобы встретить его гнев.Содружество гарантирует, что наказание за нарушение контрактов является достаточно строгим и надежным, так что ничьи не заинтересованы в нарушении контракта или, в более общем смысле, несправедливых действиях. Он говорит:

«Поэтому, прежде чем имена праведного и неправедного могут иметь место, должна быть некоторая сила принуждения, чтобы заставить людей в равной степени выполнять свои заветы, боясь какого-то наказания, большего, чем выгода, которую они ожидают от нарушения своего завета, и для восстановления той приличия, которую люди получают по взаимному договору в качестве компенсации за универсальное право, от которого они отказываются: такой силы не было до создания Содружества.”

Возражение глупца
Наиболее яркое возражение против контрактарианства известно как «возражение глупца». Гоббс описывает дурака как человека, который думает, что ему не нужно соблюдать правила общественного договора. Гоббс спрашивает: «Разве выполнение заключенных контрактов противоречит чьим-то интересам?» и он считает, что в своих интересах не нарушать правила контракта.

В ответ дураку он говорит две основные вещи:
(1) Что-то может сработать в вашу пользу, но это не значит, что это сделано с умом.Нарушение правил контракта рискованно.
(2) Если вы нарушаете свои заветы, вы удаляете себя из общества и возвращаете себя в естественное состояние, что плохо. Вы не сможете быть приняты ни одним обществом. Вы можете обмануть какую-то группу людей, но это неразумно (рационально и благоразумно предполагать, что вы сможете это сделать).
Вот более формальная реконструкция (2):
1) Рациональный человек всегда предпочитает состояние мира состоянию войны.
2) Если вы нарушаете контракты (ведете себя как дурак), то вы выводите себя из состояния мира и вводите себя в состояние войны.
3) Ни одно нарушение контракта не останется незамеченным.
4) Вероятность того, что кто-то будет обнаружен, независимо от того, насколько они малы, и наказания, которые могут возникнуть в результате такого нарушения контракта, всегда делают его нерациональным.
5) Итак, разрыв контракта никогда не бывает рациональным.

Предпосылка 4 — это решающая посылка, которая кажется несколько неправдоподобной, хотя 1 также кажется несколько подозрительной.Похоже, что аргумент Гоббса действительно работает только при предположении об очень суровом наказании за нарушение общественного договора, и можно привести аргумент, что ни одно из современных либеральных государств не будет соответствовать этому стандарту. Можно изменить аргумент Гоббса, чтобы показать, что в большинстве случаев рационально следовать правилам общественного договора, так что действовать как дурак, как правило, иррационально. Однако это противоречит нашим стандартным представлениям о морали. Мы не думаем, что убийство — это плохо, когда существует достаточно высокая вероятность быть пойманным и наказанным, мы склонны думать, что убийство — это всегда плохо.

Роль разума в контрактарианстве
В контрактной этической теории рациональным является то, что морально, что также будет иметь место в следующей теории, которую мы обсудим. Но контрактаризм дает совершенно иное представление о том, что является рациональным, чем наша следующая теория, контрактуализм. В контрактаризме рациональным является то, что отвечает личным интересам, а также то, что является моральным. Как мы вскоре увидим, это вызовет некоторые проблемы. Формула контракта: мораль = рациональность = личный интерес.Действие, которое является рациональным и моральным, — это действие, которое отвечает личным интересам, а действие, которое соответствует личным интересам, — это действие, которое является моральным и рациональным. Убийство, изнасилование, пытки, геноцид и все остальное, что может считаться аморальным, считается моральным, если оно отвечает личным интересам.
Контрактарианство использует то, что на философском жаргоне называется разумной концепцией разума. Это означает, что разум является скорее благоразумным, чем то, что можно было бы назвать универсальным или объективным.

Преимущества контрактарианства
Контрактарианство предлагает четкое метаэтическое обоснование моральных правил. И это оправдание коренится в личном интересе, который является неоспоримым источником мотивации. Контрактная этическая теория дает натуралистическое и научное объяснение того, что такое мораль и как она возникает. Выражая это мнение, Дэвид Готье в своем эссе «Почему контрактуализм?» он говорит: «Нравственность стоит перед фундаментальным кризисом. Контрактарианство предлагает единственное правдоподобное решение этого кризиса.«Если вы чувствуете, что мораль каким-то образом связана с эгоистическими мотивами, такая теория будет привлекательной. Две другие теории, которые мы рассмотрим, утилитаризм и контрактуализм, не обязательно имеют столь же сильный ответ на вопрос «Зачем быть моральным?» вопрос. Их ответ будет заключаться в том, что у вас, как у рационального существа, есть причина действовать рационально, но контрактник может предложить гораздо более сильный ответ: быть моральным в ваших личных интересах. Загвоздка в том, что тогда становится моральным поступать способами, которые обычно считаются аморальными, когда эти действия отвечают личным интересам.

Возражения против контрактарианства
Возражения дурака
Гоббс пытается показать, что даже человек, который полностью корыстолюбив, должен (разумно) следовать моральным правилам / законам общества. Я не думаю, что ему это удается, и считаю это возражение решающим против контрактаризма. Проблема, которую представляет это возражение, состоит в том, что любой случай или любой возможный случай, когда было бы выгодно нарушить правила общественного договора, сильно противоречит нашей интуиции по этим вопросам.По сути, согласно контрактаризму нельзя лгать, воровать, убивать и т. Д., За исключением тех случаев, когда это приносит пользу. Проблема в том, что поскольку договорная теория приравнивает мораль к личным интересам в тех случаях, когда выгодно действовать «аморально», то есть таким образом, который мы обычно считаем аморальным, на самом деле это моральное действие. Итак, контрактник вынужден сказать, что убийство иногда является рациональным и моральным поступком. Рассмотрим следующий пример: вы с кем-то оказались на необитаемом острове.Умирая, он рассказывает вам о деньгах на анонимном банковском счете Каймановых островов и просит вас пожертвовать деньги загородному клубу на его имя. Согласно утилитаризму, нужно жертвовать деньги организации, которая может принести им больше пользы. Это несколько правдоподобный ответ, но, как обсуждалось ранее, это также несколько проблематично. Но контрактаризм подразумевает, что мы морально должны брать деньги себе, это морально правильный поступок, и это просто кажется неправильным.
Моральное сообщество
Другая проблема заключается в том, что контрактарианство, похоже, не одобряет моральных обязательств перед людьми вне нашего контракта, это может включать животных, детей, другие общества, разумную жизнь на других планетах и ​​т. Д. По сути, это означает, что у нас есть никаких моральных обязательств или обязательств перед кем-либо, к кому мы не извлекаем выгоду, обращаясь с моральным уважением. Права животных — хороший пример моральных обязательств, которые контрактарианство не поддерживает.Рассмотрим следующий аргумент:

1. Если теория является правильной этической теорией, то она дает некоторые права животным.
2. Контрактарианство не дает никаких прав животным.
3. Итак, контрактаризм — неправильная теория.

Это, конечно, будет вопрос, который мы подробно обсудим чуть позже, но в качестве предварительного просмотра стандартный подход к правам животных, который можно рассматривать как договорный, заключается в том, что, как говорит Джейн Инглиш, животные получают свои права из вторых рук. Под этим она подразумевает, что определенное поведение неприемлемо не потому, что неправильно само по себе обращаться с животными определенным образом, но это неправильно, потому что плохое обращение с животными предрасполагает человека к плохому обращению с другими людьми, которые являются участниками общественного договора. .Хотя тот, кто считает, что жестоко обращаться с животными — это неправильно, сам по себе может найти такую ​​реакцию неудовлетворительной. Аналогичная проблема возникает и при рассмотрении наших обязательств перед будущими поколениями. Проще говоря, с точки зрения этики, поскольку контрактник полностью преследует собственные интересы, он или она не имеет обязательств перед будущими поколениями, поскольку ему или ей нечего от них получить. Нет смысла заключать взаимные соглашения с организациями, не имеющими отношения к нашим интересам.

В целом, мы видим, что контрактарианство сильно противоречит многим нашим общим представлениям об этике. Наиболее ярко это проявляется в возражении глупца. Мы считаем, что нравственные поступки отличаются от действий, связанных с личными интересами. И многие считают, что у нас есть моральные обязательства перед существами, к которым мы не получаем выгоды, обращаясь с моральной заботой, например к животным.

ГЛАВА XIII О ПРИРОДНОМ СОСТОЯНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ОТНОШЕНИИ ИХ БЛАГОПОЛУЧИЯ И БЛАГОПОЛУЧИЯ

ПРИРОДА сделала людей такими равными в телесных и умственных способностях, хотя можно было найти одного человека, который иногда явно сильнее телом или более быстрым умом, чем другой, но если все вместе сложить, разница между человеком и человеком не так велика. как бы это ни было значительным, один человек может в этой связи претендовать на любую выгоду, на которую другой может претендовать не так хорошо, как он.Что касается силы тела, то у самого слабого достаточно силы, чтобы убить сильнейшего, либо тайным маханием, либо объединением с другими, находящимися в той же опасности, что и он сам.
А что касается умственных способностей … Я нахожу еще большее равенство между людьми, чем сила … Ибо такова природа людей, что как бы они ни признавали многих других более остроумными, или более красноречивыми, или более образованными, тем не менее они вряд ли поверят, что есть много таких мудрых, как они; ибо они видят свое собственное остроумие под рукой, а других людей — на расстоянии.Но это скорее доказывает, что люди в этом отношении равны, чем неравны. Ибо обычно нет лучшего признака равного распределения чего-либо, чем то, что каждый доволен своей долей.
Из этого равенства способностей возникает равенство надежды в достижении наших целей. И поэтому, если какие-либо двое мужчин желают одного и того же, чем, тем не менее, они оба не могут наслаждаться, они становятся врагами; и на пути к своей цели (которая в основном является их собственным сохранением, а иногда и только их увлечением) стремятся уничтожить или подчинить друг друга.Отсюда и происходит, что там, где захватчик может бояться не больше, чем единственная сила другого человека, если один сажает, сеет, строит или занимает удобное место, можно ожидать, что другие придут подготовленными с силами, объединившимися, чтобы лишить владения и лишить его не только плодов его труда, но также жизни или свободы. И захватчику снова угрожает опасность другого.
И из этой неуверенности друг в друге ни один человек не может обезопасить себя так разумно, как ожидание; то есть силой или уловками, чтобы овладеть личностями всех людей, он может до тех пор, пока не увидит никакой другой силы, достаточно могущественной, чтобы подвергнуть его опасности: а это не больше, чем того требует его собственное сохранение, и обычно разрешается.Кроме того, потому что есть некоторые, которые, наслаждаясь созерцанием своей собственной силы в актах завоевания, которые они преследуют дальше, чем того требует их безопасность, если другие, которые в противном случае были бы рады быть спокойными в скромных пределах, не должны вторгаться увеличивая свою мощь, они долго не смогли бы, стоя только на своей защите, существовать. И, как следствие, такое усиление власти над людьми, необходимое для сохранения человека, должно быть ему позволено.
Опять же, мужчинам не доставляет удовольствия (а, наоборот, большое горе) находиться в компании там, где нет силы, способной устрашить их всех.Ибо каждый считает, что его товарищ должен ценить его так же, как он сам себя, и естественно стремится к любым признакам презрения или недооценки, насколько он осмелится (что среди тех, у кого нет общей силы держать их в покое, является достаточно далеко, чтобы заставить их уничтожить друг друга), чтобы вымогать большую ценность у своих соперников, нанося ущерб; и от других на собственном примере.
Итак, в природе человека мы находим три основных причины ссор. Во-первых, конкуренция; во-вторых, неуверенность; в-третьих, слава.
Первый заставляет людей вторгаться ради выгоды; второй — для безопасности; и в-третьих, для репутации. Первые прибегают к насилию, чтобы стать хозяевами других мужчин, жен, детей и скота; второй, чтобы защитить их; в-третьих, по пустякам, таким как слово, улыбка, иное мнение и любые другие признаки недооценки, будь то непосредственные в их личности или отраженные в их родстве, их друзьях, их нации, их профессии или их имени.
Таким образом, очевидно, что пока люди живут без общей силы, чтобы держать их всех в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной; и такая война, какая ведется каждым человеком против всякого…
В таких условиях нет места трудолюбию, потому что его плоды ненадежны: и, следовательно, никакой культуры земли; запрет на судоходство и использование товаров, которые могут ввозиться морем; нет просторного здания; никаких инструментов для перемещения и удаления таких вещей, которые требуют большой силы; незнание лица земли; без учета времени; никаких искусств; без букв; нет общества; и что хуже всего, постоянный страх и опасность насильственной смерти; и жизнь человека, одинокого, бедного, мерзкого, жестокого и короткого…
Для этой войны каждого человека против каждого человека это также является следствием; что ничто не может быть несправедливым.Здесь нет места представлениям о добре и зле, справедливости и несправедливости. Где нет общей власти, нет закона; где нет закона, нет несправедливости. Сила и обман — две главные добродетели в войне. Справедливость и несправедливость — это не способности тела или ума. Если бы они были таковыми, они могли бы быть в человеке, который был одиноким в мире, а также в его чувствах и страстях. Это качества, которые касаются мужчин в обществе, а не в одиночестве. Это также является следствием того же самого условия, что не будет ни приличия, ни владычества, ни моего и твоего различий; но только то, чтобы быть достоянием каждого мужчины, и до тех пор, пока он может это сохранить.И это много о плохом состоянии, в которое фактически помещен человек по своей природе; хотя и с возможностью выйти из него, состоящей частично в страстях, частично в его рассудке.
Страсти, склоняющие людей к миру: страх смерти; желание того, что необходимо для комфортной жизни; и надежда их промышленности получить их. А разум предлагает удобные пункты мира, по которым люди могут прийти к соглашению. Это те статьи, которые иначе называются Законами Природы…

ГЛАВА XIV: ПЕРВОГО И ВТОРОГО ЕСТЕСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ И ДОГОВОРОВ

Закон природы, lex naturalis, является предписанием или общим правилом, установленным разумом, согласно которому человеку запрещается делать то, что разрушительно для его жизни, или лишает возможности сохранить то же самое и опустить то, что, по его мнению, может быть сохранено лучше всего…

И поскольку состояние человека (как было заявлено в предыдущей главе) — это состояние войны каждого против каждого, и в этом случае каждый руководствуется своим собственным разумом, и нет ничего, что он мог бы использовать. это может не помочь ему в спасении своей жизни от врагов; из этого следует, что в таком состоянии каждый человек имеет право на все, даже на тело друг друга.И поэтому, пока сохраняется это естественное право каждого человека на все, ни одному человеку, каким бы сильным или мудрым он ни был, не может быть никакой гарантии прожить время, которое природа обычно позволяет людям жить. И, следовательно, это предписание или общее правило разума: каждый человек должен стремиться к миру, поскольку у него есть надежда обрести его; и когда он не может получить его, он может искать и использовать все средства и преимущества войны. Первая ветвь этого правила содержит первый и основной закон природы, а именно: искать мира и следовать ему.Во-вторых, это сумма естественного права, которое заключается в следующем: мы должны всеми способами защищаться.
Из этого основного закона природы, по которому людям велено стремиться к миру, происходит второй закон: человек должен быть готов, когда другие тоже хотят, в том что касается мира и защиты себя, он считает это необходимым. , чтобы передать это право на все; и довольствоваться такой свободой по отношению к другим людям, как он позволял бы другим людям выступать против себя. Пока каждый человек имеет это право, делать все, что ему заблагорассудится; до тех пор, пока все люди находятся в состоянии войны.Но если другие люди не откажутся от своего права так же, как он, тогда у кого-либо нет причин отказываться от своего права: это было бы скорее для того, чтобы подвергнуть себя добыче, к которой никто не привязан, а не для того, чтобы распоряжаться к миру…
Право откладывается, либо просто отказываясь от него, либо передавая его другому…
Взаимная передача права — это то, что люди называют ДОГОВОРОМ….
Опять же, один из подрядчиков может доставить вещь, на которую он заключил контракт, и предоставить другому исполнить свою часть через некоторое определенное время после этого, и тем временем ему можно доверять; и тогда договор с его стороны называется PACT, или COVENANT….
Если будет заключен завет, в котором ни одна из сторон в настоящее время не выполняет, но доверяет друг другу, в условиях простой природы (что является условием войны каждого человека против каждого человека) при любом разумном подозрении, он недействителен: над ними обоими установлена ​​общая власть с правом и силой, достаточными для принуждения к исполнению, это не недействительно. Ибо тот, кто действует первым, не имеет уверенности, что другой будет действовать после, потому что словесные узы слишком слабы, чтобы обуздать человеческие амбиции, алчность, гнев и другие страсти, не опасаясь принуждения; что в условиях простой природы, когда все люди равны и судят о справедливости своих собственных страхов, невозможно предположить.И поэтому тот, кто действует первым, только предает себя своему врагу, вопреки праву, от которого он никогда не может отказаться от защиты своей жизни и средств к существованию.
Но в гражданском поместье, где установлена ​​сила, ограничивающая тех, кто в противном случае нарушил бы свою веру, этот страх не более разумен; и по этой причине тот, кто по завету должен исполнить первым, обязан это сделать…

ГЛАВА XV: О ДРУГИХ ЗАКОНАХ ПРИРОДЫ

ИЗ того закона природы, по которому мы обязаны передать другому такие права, которые, будучи сохраненными, препятствуют миру человечества, следует третье; а именно: что люди исполняют заключенные ими заветы; без которых заветы напрасны и пустые слова; и право всех людей на все остающееся, мы все еще находимся в состоянии войны.
И в этом законе природы есть источник и первоисточник справедливости. Ибо там, где не было завета, не было передано никакого права, и каждый человек имеет право на все, и, следовательно, никакое действие не может быть несправедливым. Но когда заключен завет, то нарушать его несправедливо, и определение НЕПРАВЕДЛИВОСТИ есть не что иное, как невыполнение завета. И все, что не несправедливо, справедливо.
Но поскольку заветы о взаимном доверии, в которых существует страх неисполнения с обеих сторон (как было сказано в предыдущей главе), недействительны, хотя изначальным принципом справедливости является заключение заветов, тем не менее, на самом деле может иметь место несправедливость. никто, пока причина такого страха не будет устранена; что невозможно сделать, пока люди находятся в естественных условиях войны.Поэтому, прежде чем имена справедливого и неправедного могут иметь место, должна быть некоторая сила принуждения, чтобы заставить людей в равной степени выполнять свои заветы, боясь какого-то наказания, большего, чем выгода, которую они ожидают от нарушения своего завета, и к исправьте то приличие, которое люди приобретают по взаимному контракту в качестве компенсации за универсальное право, от которого они отказываются: такой силы не было до создания Содружества. И это также следует извлечь из обычного определения справедливости в школах: они говорят, что справедливость — это постоянная воля отдавать каждому свое собственное.И поэтому там, где нет собственного, то есть приличия, нет несправедливости; и там, где нет силы принуждения, то есть там, где нет Содружества, нет приличия, все люди имеют право на все; поэтому, где нет Содружества, нет ничего несправедливого. Итак, природа справедливости заключается в соблюдении действующих заветов, но действительность заветов начинается не с установления гражданской власти, достаточной для того, чтобы заставить людей соблюдать их: и именно тогда начинается приличие….

ГЛАВА XVII: О ПРИЧИНАХ, ПОРОЖДЕНИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ СООБЩЕСТВА

Конечная причина, цель или замысел людей (которые естественно любят свободу и власть над другими) в введении этого ограничения на себя, в котором мы видим, как они живут в Содружествах, — это предвидение их собственного сохранения и тем самым более довольную жизнь; иными словами, для того, чтобы выбраться из этого жалкого состояния войны, которое неизбежно является следствием, как было показано, естественных страстей людей, когда нет видимой силы, чтобы удержать их в страхе и связать их страхом наказания к выполнению их заветов и соблюдению тех законов природы, которые изложены [выше]….
Единственный способ создать такую ​​общую власть, которая могла бы защитить их от вторжения иностранцев и причинения вреда друг другу, и тем самым обезопасить их в таком виде, как это, их собственным трудом и плодами Земля, которую они могут питать и жить с удовольствием, заключается в том, чтобы передать всю свою силу и силу одному человеку или одному собранию людей, который может сводить всю свою волю множеством голосов к одной воле: сказать, чтобы назначить одного человека или собрание людей, чтобы они несли их личность; и каждый должен владеть и признавать себя автором всего, что тот, кто таким образом носит их личность, будет действовать или побуждать к действию в тех вещах, которые касаются общего мира и безопасности; и в нем подчинить свою волю, каждый своей воле, а свои суждения — его суду.Это больше, чем согласие или согласие; это реальное единство их всех в одном и том же лице, заключенное заветом каждого человека с каждым мужчиной таким образом, как если бы каждый мужчина сказал каждому человеку: я разрешаю и отказываюсь от своего права управлять собой на это человеку или этому собранию людей при этом условии; что ты откажешься от своего права на него и таким же образом санкционируешь все его действия. Когда это сделано, множество, объединенное таким образом в одну личность, называется СООБЩЕСТВОМ; на латыни CIVITAS. Это поколение того великого ЛЕВИАФАНА, или, точнее говоря, более почтительно, о том смертном боге, которому мы обязаны под бессмертным Богом своим миром и защитой.Ибо этой властью, данной ему каждым отдельным человеком в Содружестве, он обладает такой силой и властью, что он получил возможность своим ужасом сформировать волю всех к миру в доме, и взаимопомощь против врагов за границей. И в нем заключается суть Содружества; что, чтобы определить это, таково: один человек, великое множество действий которого, взаимными заветами друг с другом, сделал себя каждым автором, для достижения цели он может использовать силу и средства их всех, как он будет думать целесообразно для их мира и общей защиты.
И тот, кто носит это лицо, называется ВЛАДЕЛЬЦЕМ, и сказано, что он имеет верховную власть; и каждый, кроме того, его ПРЕДМЕТ….

ГЛАВА XVIII

О ПРАВАХ СУВЕРЕНОВ УЧРЕЖДЕНИЯ

СОДРУЖЕСТВО считается учрежденным, когда множество людей соглашаются и заключают завет, каждый с каждым, что какому-либо человеку или собранию людей будет дано большей частью право представлять их личность. все, то есть быть их представителем; каждый, как и тот, кто голосовал за это, так и тот, кто голосовал против, должен санкционировать все действия и суждения этого человека или собрания людей таким же образом, как если бы они были его собственными, до конца, чтобы жить мирно. между собой, и быть защищенным от других мужчин….
…. [К суверенитету] присоединяется к суверенитету вся власть предписывать правила, посредством которых каждый человек может знать, какими благами он может пользоваться и какие действия он может делать, без притеснений со стороны других своих подданных: и это все мужчины называют собственностью. Ибо до установления суверенной власти, как уже было показано, все люди имели право на все, что неизбежно вызывает войну; и поэтому эта собственность, необходимая для мира и зависящая от суверенной власти, является актом этой власти в порядок к общественному спокойствию.Эти правила собственности (или meum и tuum), а также добра, зла, законности и незаконности в действиях подданных являются гражданскими законами; то есть законы каждого Содружества в частности….

Как это:

Нравится Загрузка …

Общественный договор Жан-Жака Руссо

«Человек родился свободным, и он повсюду в цепях».

Прочитав «Рассуждения о неравенстве» Руссо (1755 г.), которые для меня были действительно радикальными и заставляющими задуматься, я возлагал большие надежды на этот текст, особенно с учетом того, что я помню, как он критиковал концепцию Локка об общественном договоре, в котором люди обмениваются их свободы ради безопасности.Поэтому я задавался вопросом, как бы он определил общественный договор, то есть причины, по которым мы перешли от естественного состояния к состоянию общества, и условия политической легитимности?

В «Общественном договоре» Руссо предлагает нормативный общественный договор по сравнению с натурализованным во Втором дискурсе; здесь, его главный аргумент, я считаю, что идеальный сценарий — это тот сценарий, когда граждане отказываются от своих естественных прав перед сообществом (представляющим « общую волю »), которое гарантировало бы их права, свободу, равенство, сохраняя при этом их свободу в определении тип политического устройства, в котором они живут (ключевое различие между его SC и SC Локка состоит в том, что правительство Руссо должно поддерживать свободу и свободу, тогда как правительство Локка больше сосредоточено на отправлении правосудия).Я, конечно, много узнал о политической теории 18 века и о том, как определенные идеи подтвердились (или нет) с тех пор; Мысли Руссо о множестве вопросов, от смертной казни до роли религии в политической истории, также открыли мне новые перспективы и, в некоторых случаях, укрепили мои собственные взгляды. Моя небольшая претензия к тексту, однако, заключается в его неудобной структуре — почему текст заканчивается обсуждением религии и выводом, в котором не повторяются его основные положения, а вместо этого упоминаются вопросы, которые он хочет обсудить в будущем? В любом случае, читайте мое обсуждение некоторых из его пунктов!

1.Определение Общественного договора Руссо

Как я упоминал ранее, в «Общественном договоре» Руссо предлагает идеальный способ политической организации, который восстановит свободу жизни в естественном состоянии. Исследуя происхождение человечества из этого мирного и равноправного состояния, он пишет, что наша главная задача состоит в том, чтобы найти «форму ассоциации, которая будет защищать личность и имущество каждого члена коллективной силой всех и при которой каждый человек, объединяя себя с остальными не подчиняется никому, кроме себя, и остается свободным, как и прежде.«На это он отвечает, чтобы« каждый из нас вложил в сообщество свою личность и все свои силы под высшим руководством общей воли »; и как тело, включать каждого члена как неделимую часть целого ». Насколько я знаю, одно из ключевых различий между английским Просвещением, частью которого был Локк, и французским Просвещением, состоит в том, что французские мыслители были намного более конфронтационный. В то время как социальный договор Локка основан на обмене свобод на сохранение естественных прав и гарантии справедливости, когда дело доходит до частной собственности, Руссо делает упор в основном на первом, то есть на восстановлении народного / естественные свободы суверена через гражданские свободы.Действительно, необходимо подчеркнуть, что Руссо определил изобретение частной собственности как причину выхода человечества из естественного состояния.

2. Руссо выделяет три различные категории воли / интересов: общая воля (воля суверена / граждан), корпоративная воля (воля любой организации, например правительства), особая воля (индивидуальные интересы). Что касается общей воли, которая касается общественного блага, у меня есть оговорки относительно того, что она собой представляет.В современном Китае, например, общая воля, вероятно, принадлежит 92% ханьцев, чьи интересы противоречат интересам уйгуров и тибетцев. Таким образом, правительство КПК совершенно законно для большинства ханьцев. Но, конечно, политическая договоренность незаконна для вышеупомянутых непредставленных меньшинств. Возможно, общая воля одинакова для всех граждан по всему миру, во всех обществах, независимо от того, насколько мы разные — иметь право на жизнь, свободу, собственность, стремление к счастью.Если правительство КПК могло гарантировать эти права каждому гражданину, живущему на его земле, то это, вероятно, вполне законно.

3. Руссо также доказывает неподкупность народа: «народ никогда не развращается, но его часто вводят в заблуждение; и только тогда он, кажется, желает плохого». Я думаю, это правда … как бы нам ни нравилось называть избирателей Трампа достойными сожаления, наверняка они все еще голосуют за то, что, по их мнению, хорошо для себя, для своего народа? Я считаю, что у них есть законные претензии и опасения, и большинство из них выражают их законными демократическими средствами.Но в любом случае, идем дальше. Для того, чтобы «общая воля была четко выражена», пишет Руссо, «в государстве не должно быть секционных ассоциаций и чтобы каждый гражданин сам принимал собственные решения — если есть секционные ассоциации, умножьте их число и предотвратите неравенство. среди них.» В идеале, да, каждый должен принять собственное мнение, но я думаю, что это одна из ловушек проекта Просвещения — теперь у нас есть культура ложного просвещения, усугубляемая пост-правдивым интеллектуальным климатом.Большинство людей просто недостаточно умны, чтобы видеть общее благо, и они неизменно слепо участвуют в политике, поддавшись манипуляциям со стороны демагогов в ущерб себе. Возможно, лучшее образование может исправить это, но все же люди склонны верить в то, во что хотят верить, особенно с учетом того, как в настоящее время используются социальные сети. Хотя считалось, что Интернет обладает способностью содействовать демократическому диалогу и укреплять культуру демократии в обществе, он просто позволяет гражданам общаться с людьми, разделяющими те же взгляды, что и они сами, а затем укрепляет эти взгляды, независимо от того, как синхронизации они с общей волей.Честно говоря, сколько из них даже используют Интернет для чтения разнообразных произведений, а затем вносят свой вклад в онлайн-дискурс?

4. Когда дело доходит до закона, Руссо также выделяет двух ключевых игроков в формировании законов: 1) суверена и 2) негражданина, беспристрастного законодателя, законы которого выражают общую волю суверена, но не обладают властью. выполнить их. Вот несколько косвенных мыслей, которые у меня возникли: в таких странах, как Соединенные Штаты, судебная власть обладает замечательной властью в толковании законов, тогда как в Соединенном Королевстве и Сингапуре законы должны быть пересмотрены законодательными органами.В то время как первый способен отправлять «правосудие» независимо от общественного мнения, фундаментально недемократический характер Верховного суда и усиленная поляризация взглядов, похоже, подрывают как легитимность, так и жизнеспособность такого механизма. Почему слова группы мертвых белых людей должны интерпретироваться горсткой назначенных судей, а не демократически избранным собранием? Да, более целесообразно делать это через суд, но следует также иметь в виду, что судьи не являются объективными исследователями Конституции, но также являются людьми со своими собственными убеждениями и ценностями.Я верю в права ЛГБТК +. Но если 50% населения этого не делают, а Верховный суд не голосует единогласно, насколько законным и убедительным будет новое толкование закона в любом случае?

5. Наказание нарушителей закона

Руссо пишет, что правонарушители ставят под угрозу нашу способность жить свободно и, что более важно, идут вразрез с социальным пактом государства («чтобы не стать жертвой убийцы, человек соглашается умереть). Как таковые, они являются врагами государства, и с ними следует обращаться как с таковыми; изгнание и смертная казнь, таким образом, являются законными.Я не оспариваю это. В государстве, где законы полностью соответствуют общей воле, всякий, кто нарушает закон, должен быть наказан и, если можно добавить, реабилитирован. Интересно, что Руссо также утверждает, что «ни один человек не должен быть предан смерти, даже в качестве примера, если его можно оставить жить без опасности для общества». Я не уверен, где я стою, когда дело доходит до смертной казни, но я считаю, что это законная форма наказания, применяемая к гражданам, когда право других на жизнь ставится под угрозу.В той же главе Руссо также отмечает, что «в хорошо управляемом государстве мало кто наказывается не потому, что есть много помилований, а потому, что мало преступников». В этом случае Соединенные Штаты Америки должны быть государством с ужасающим управлением (что, я думаю, так и есть), поскольку в нем не только вопиюще высокий уровень лишения свободы и несправедливая система лишения свободы, но и у президента также есть произвольное право помиловать кого бы то ни было. он желает — как это вообще законно? Гоша.

Кстати, обсуждение наказания Руссо также заставило меня задуматься, является ли это признаком силы общественного договора, если государство способно терпеть нарушения закона, например, декриминализацию секс-работы.Несмотря на то, что большинство людей согласны с тем, что проституции в целом следует избегать (и поэтому она признана незаконной), бывают случаи, когда у людей нет другого выбора, кроме как обратиться к ней как к способу выживания. Отказ от применения уголовных наказаний является тогда признаком силы общественного договора: такие нарушения могут оставаться безнаказанными и не представлять угрозы для нашего политического устройства. Конечно, это также может указывать на изменение ценностей общества, и в этом случае декриминализация является первым шагом к законному расширению рамок закона.

6. Дискуссия Руссо о религии. Он верит в «гражданскую религию», которая включает не «строго религиозные догмы, но выражения общественного сознания» (например, современный гражданский национализм?), И что могут существовать обе позитивные догмы («всемогущее, разумное, доброжелательное божество, которое предвидит и обеспечивает; жизнь грядущую; счастье праведников; наказание грешников; святость общественного договора «), а также отрицательную догму нетерпимости.Я полностью с ним согласен! Я думаю, что самым сильным аргументом против религии является ее принципиальная нетерпимость, особенно с учетом того, что мы живем в мире с множеством религий. Если я не исповедую вашу религию, я существенно отличаюсь от вас, по крайней мере, в ваших глазах. И такая теологическая нетерпимость обязательно ведет к гражданской нетерпимости. Если бы весь мир исповедовал единую религию, религия не была бы проблемой. Но, увы, именно поэтому наука — лучший способ справиться с реальностью.

7. О голосовании. Руссо приводит два примера законного голосования: 1) для важных и серьезных вопросов, таких как принятие законов, должно быть почти единодушие, 2) для быстрых решений, таких как отправка административных дел, будет достаточно меньшего большинства. Я думаю, что это действительно серьезный предмет разногласий, особенно в Америке прямо сейчас. Если я не ошибаюсь, демократы хотят отказаться от флибустьера, который требует отмены 60 голосов (из 100), чтобы большинство законов могло быть принято простым большинством.Во-первых, с прагматической точки зрения, это неразумно, поскольку в ближайшие годы республиканцы в основном будут иметь недемократический контроль над Сенатом, поскольку все штаты, независимо от численности населения, представлены двумя сенаторами, а основной рост населения происходит в голубых штатах. Просто недальновидно отменить пирата сейчас, когда у демократов и так нет сильного мандата. В 2013 году демократы прибегли к « ядерному варианту », чтобы исключить использование флибустьера в отношении кандидатов от исполнительной власти и судей, за исключением Верховного суда до 2017 года.В 2017 году республиканцы в Сенате отменили единственное оставшееся исключение из изменения 2013 года, применив «ядерный вариант» для кандидатов в Верховный суд, чтобы позволить простому большинству утвердить Нила Горсуча в Верховном суде. Сила приоритета важна в демократии, и демократы должны честно рассмотреть потенциальные последствия отмены пирата. Во-вторых, в такой разделенной нации, как США, дух консенсуса и примирения, сопровождающий флибустьера, тем более важен — проблемы Америки настолько серьезны не потому, что демократы (при условии, что они находятся на « правильной стороне истории ») слабый контроль со стороны Конгресса, а потому, что демократы составляют абсолютное большинство в стране.Предполагая также, что Республиканская партия безнадежна, демократы должны укрепить дух достижения консенсуса в Конгрессе и усилить свою привлекательность для всех американцев, а не только для демократов. В любом случае, просто глупо принимать закон большинством в 51/100 и думать, что воля народа взяла верх. Вместо того, чтобы отменить флибустьер, и демократы, и республиканцы должны как-то реформировать его, возможно, «усложнив ведение флибустьера, устранив двухколейную систему, заставляя сенаторов оставаться в зале и отнимая драгоценное время.»

3.2: Дореволюционный период и корни американской политической традиции

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определите истоки основных ценностей американской политической мысли, включая идеи относительно представительского правительства
  • Подведите итоги действий Великобритании, приведших к американской революции

Американские политические идеи относительно свободы и самоуправления не возникли внезапно в тот момент, когда колонисты провозгласили свою независимость от Великобритании.Разнообразные направления того, что стало американской республикой, имели множество корней, уходящих далеко в глубь веков через Атлантический океан в Европу. Действительно, не новые идеи, а старые привели колонистов к восстанию и созданию новой нации.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЯХ

Верования и взгляды, которые привели к призыву к независимости, долгое время были важной частью колониальной жизни. Из всех политических мыслителей, повлиявших на представления американцев о правительстве, самым важным, несомненно, является Джон Локк (рисунок).Наиболее значительным вкладом Локка, английского философа семнадцатого века, были его идеи относительно взаимосвязи между государством и естественными правами, которые считались данными Богом на жизнь, свободу и собственность.

Джон Локк был одним из самых влиятельных мыслителей эпохи Просвещения. Его сочинения составляют основу многих современных политических идей.

Локк был не первым англичанином, который предположил, что у людей есть права. Британское правительство признало свою обязанность защищать жизнь, свободы и собственность английских граждан задолго до заселения своих североамериканских колоний.В 1215 году король Иоанн подписал Великую хартию вольностей — обещание своим подданным, что он и будущие монархи будут воздерживаться от определенных действий, которые вредят или могут нанести вред народу Англии. Важное место во многих положениях Великой хартии вольностей уделяется защите жизни, свободы и собственности. Например, одна из самых известных статей документа обещает: «Никаких свободных людей нельзя брать в тюрьму. . . или каким-либо образом уничтожены. . . кроме как по законному решению его коллег или по закону страны ». Хотя на формирование современных идей относительно надлежащей правовой процедуры ушло много времени, этот пункт закладывает основу для Пятой и Шестой поправок к U.С. Конституция. Хотя Великая хартия вольностей предназначалась для защиты только английских баронов, восставших против короля Иоанна в 1215 году, ко времени Американской революции английские подданные, как в Англии, так и в Северной Америке, стали рассматривать этот документ как краеугольный камень свободы для людей всех слоев общества — право, которое было признано королем Иоанном I в 1215 году, но на самом деле люди обладали им задолго до того.

Права, защищенные Великой хартией вольностей, были предоставлены королем, и теоретически будущий король или королева могли забрать их.Однако естественные права, описанные Локком, были предоставлены Богом и поэтому никогда не могли быть отменены людьми, даже королевскими, или учреждениями, которые они создали.

Британцы были настолько привержены защите этих естественных прав, что, когда королевская династия Стюартов начала вторгаться в них в семнадцатом веке, парламент отстранил короля Якова II, которого уже не любили, потому что он был католиком, в Славной революции и пригласил его Протестантская дочь и ее муж правят нацией.Однако, прежде чем предложить трон Уильяму и Мэри, парламент принял в 1689 году английский Билль о правах. Билль о правах представляет собой список свобод и защиты, которыми обладают граждане страны. Английский Билль о правах, на который сильно повлияли идеи Локка, перечислял права английских граждан и прямо гарантировал права на жизнь, свободу и собственность. Этот документ окажет глубокое влияние на Конституцию США и Билль о правах.

Американские колонисты также разделяли концепцию прав собственности Локка.По словам Локка, любой, кто вложил рабочую силу в общинных земель — земли, леса, воды, животных и других частей природы, которые были свободны для использования, — мог получить столько из них, сколько необходимо, например, вырубив деревья. , или построить забор вокруг поля. Единственным ограничением было то, что никто не мог взять столько, чтобы другие были лишены права брать и из общего фонда. В глазах колонистов все свободные белые мужчины должны иметь право приобретать собственность, и после того, как она была приобретена, правительство обязано защищать ее.(Права женщин оставались сильно ограниченными еще много лет.)

Возможно, самые важные идеи Локка, которые повлияли на британских поселенцев в Северной Америке, касались происхождения и целей правительства. Большинство европейцев того времени считали, что институт монархии был создан Богом, а короли и королевы были назначены Богом править. Локк, однако, предположил, что люди, а не Бог, создали правительство. Люди жертвовали небольшой частью своей свободы и соглашались на правление в обмен на защиту государством их жизни, свободы и собственности.Локк назвал это неявное соглашение между народом и его правительством общественным договором. Если правительство лишает людей их прав, злоупотребляя предоставленной ему властью, договор нарушается, и люди больше не связаны его условиями. Таким образом, люди могли отозвать свое согласие подчиняться и сформировать новое правительство для своей защиты.

Вера в то, что правительство не должно лишать людей их свобод и должно быть ограничено в своей власти над жизнями граждан, была важным фактором в неоднозначном решении американских колоний объявить независимость от Англии в 1776 году.Для Локка отозвать согласие на управление существующим правительством и сформировать новое означало заменить одного монарха другим. Однако для тех колонистов, которые намеревались восстать, это означало создание новой нации и создание нового правительства, которое будет сильно ограничено в своей власти над людьми.

Желание ограничить власть правительства тесно связано с верой в то, что люди должны управлять собой. Этот основной принцип американской политической мысли уходил корнями в самые разные традиции.Во-первых, британское правительство допускало определенную степень самоуправления. Законы принимаются парламентом, и мужчинам, владеющим собственностью, разрешается голосовать за представителей в парламент. Таким образом, американцы с самого начала привыкли к идее представительного правительства. Например, Вирджиния основала свой Дом Burgesses в 1619 году. По прибытии в Северную Америку год спустя английские сепаратисты, поселившиеся в Плимутской колонии, широко известные как пилигримы, незамедлительно подписали Мэйфлауэрский договор, соглашение о самоуправлении в соответствии с законы, созданные избирателями-мужчинами колонии.

Натаниэль Филбрик. 2006. Мэйфлауэр: история отваги, общества и войны . Нью-Йорк: Пингвин, 41.

К восемнадцатому веку все колонии учредили законодательные органы, в которые избирались люди, чтобы издавать законы для своих собратьев-колонистов. Когда американские колонисты почувствовали, что этой давней традиции представительного самоуправления угрожают действия парламента и короля, началась американская революция.

АМЕРИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Американская революция началась, когда небольшая и громкая группа колонистов убедилась, что король и парламент злоупотребляют ими и лишают их прав.К 1776 году они жили под властью британского правительства более века, и Англия долгое время относилась к тринадцати колониям с некоторой долей безобидного пренебрежения. Каждая колония учредила свой собственный законодательный орган. Налоги, взимаемые Англией, были низкими, а владение недвижимостью было более распространенным, чем в Англии. Люди охотно заявляли о своей верности королю. По большей части американские колонисты гордились тем, что являются британскими гражданами, и не желали создавать независимую нацию.

Все это начало меняться в 1763 году, когда Семилетняя война между Великобританией и Францией подошла к концу, и Великобритания получила контроль над большей частью французской территории в Северной Америке.Колонисты сражались от имени Британии, и многие колонисты ожидали, что после войны им будет разрешено поселиться на земле к западу от Аппалачских гор, которая была отнята у Франции. Однако их надежды не оправдались. Надеясь предотвратить конфликт с индейскими племенами в долине Огайо, парламент принял Прокламацию 1763 года, запрещавшую колонистам покупать землю или селиться к западу от Аппалачских гор.

Франсуа Фюрстенберг. 2008. «Значение трансаппалачской границы в атлантической истории», , The American Historical Review, 113 (3): 654.

Чтобы выплатить долги за войну и сохранить войска, оставленные для защиты колоний, британскому правительству пришлось принять новые меры по увеличению доходов. Среди законодательных актов, принятых парламентом, были законы, обязывающие американских колонистов платить британским торговцам золотом и серебром вместо бумажных денег, и постановление, согласно которому подозреваемых в контрабандистах судить в судах вице-адмиралтейства без суда присяжных. Однако больше всего колонистов возмутило введение прямых налогов: налогов, взимаемых с физических лиц, а не с транзакций.

Поскольку колонисты не соглашались на прямое налогообложение, их главным возражением было то, что это понизило их статус свободных людей. Право людей или их представителей давать согласие на налогообложение было закреплено как в Великой хартии вольностей, так и в английском Билле о правах. Налоги налагаются палатой общин, одной из двух палат британского парламента. Однако североамериканским колонистам не разрешили избирать представителей в этот орган. По их мнению, налогообложение представителей, за которых они не голосовали, было нарушением их прав.Членам Палаты общин и людям, живущим в Англии, было трудно понять этот аргумент. Все британские подданные должны были подчиняться законам, принятым парламентом, включая требование платить налоги. Считалось, что те, кому не разрешалось голосовать, такие как женщины и чернокожие, имели виртуальное представительство в британском законодательном органе; представители, избранные теми, кто мог голосовать, принимали законы от имени тех, кто не мог. Однако многие колонисты утверждали, что все, кроме прямого представительства, является нарушением их прав как английских подданных.

Первым подобным налогом, вызвавшим гнев колонистов, был Закон о гербовых марках, принятый в 1765 году, который требовал, чтобы почти все бумажные товары, такие как дипломы, земельные документы, контракты и газеты, были помещены на гербовые марки. Возмущение было настолько велико, что новый налог был быстро отменен, но вскоре за его отменой последовал ряд других налоговых законов, таких как законы Тауншенда (1767 г.), которые вводили налоги на многие предметы повседневного обихода, такие как стекло, чай и т. Д. покрасить.

Налоги, налагаемые законами Тауншенда, были так же плохо восприняты колонистами, как и Закон о гербовых марках.Законодательный орган Массачусетса направил королю прошение об освобождении от налогов и потребовал, чтобы другие колонии присоединились к бойкоту британских промышленных товаров. Британские официальные лица пригрозили приостановить деятельность законодательных органов колоний, которые участвовали в бойкоте, и, в ответ на просьбу о помощи от сборщика таможни Бостона, отправили в город военный корабль в 1768 году. Несколько месяцев спустя прибыли британские войска, и вечером 5 марта 1770 г. у таможни разгорелась перепалка.Раздались выстрелы, солдаты открыли огонь по толпе (рисунок). Пострадали несколько человек; трое умерли сразу. Британия облагала колонистов налогом без их согласия. Теперь британские солдаты забрали жизни колонистов.

Сыны свободы распространили эту сенсационную версию событий 5 марта 1770 года, чтобы отстаивать правоту своего дела; На нем изображены британские солдаты, стреляющие по безоружным гражданам в случае, который стал известен как Бостонская резня. Более поздние образы будут более заметно изображать Криспуса Аттакса, афроамериканца, который умер одним из первых.Восемь британских солдат были осуждены за убийство в результате столкновения.

После этого события, позже известного как Бостонская резня, сопротивление британскому правлению возросло, особенно в колонии Массачусетс. В декабре 1773 года группа бостонцев села на корабль в бостонской гавани и бросила в воду груз чая, принадлежащий Британской Ост-Индской компании, в знак протеста против политики Великобритании, включая предоставление монополии на чай на Британский Восток. Индийская компания, на которую негодовали многие колониальные купцы.

Бернхард Кнолленберг. 1975. Рост американской революции: 1766-1775 гг. . Нью-Йорк: Free Press, 95-96.

Этот акт неповиновения стал известен как Бостонское чаепитие. Сегодня многие, кто не согласен с позициями Демократической или Республиканской партии, объединились в оппозиционную группу, получившую название «Чайная партия» (рисунок).

Члены современного движения «Чайная партия» заявляют, что они представляют тот же дух, что и их колониальные предки, в культовой литографии Уничтожение чая в Бостонской гавани (а) и протестуют против того, что они считают вмешательством правительства в права людей.В апреле 2010 года участники митинга «Экспресс чаепития» на Бостон-Коммон подписали стену для подписи, чтобы зафиксировать свой протест (b). (кредит b: модификация работы Тима Пирса)

В первые месяцы 1774 года парламент отреагировал на этот последний акт колониального неповиновения, приняв серию законов, называемых «Принудительные законы», направленных на наказание Бостона за сопротивление британскому правлению и на восстановление порядка в колониях. Эти действия фактически отменили городские собрания в Массачусетсе и иным образом повлияли на способность колонии управлять собой.Это нападение на Массачусетс и его экономику привело в ярость людей во всех колониях, и делегаты из всех колоний, кроме Джорджии, сформировали Первый Континентальный Конгресс, чтобы создать единую оппозицию Великобритании. Среди прочего, сотрудники учреждения разработали декларацию прав и жалоб.

В мае 1775 года делегаты снова встретились на Втором Континентальном Конгрессе. К этому времени война с Великобританией уже началась после стычек между колониальными ополченцами и британскими войсками в Лексингтоне и Конкорде, штат Массачусетс.Конгресс разработал Декларацию причин, объясняющую причины восстания колоний. 2 июля 1776 года Конгресс объявил независимость Америки от Великобритании, а через два дня подписал Декларацию независимости.

Декларация независимости, составленная Томасом Джефферсоном, официально провозгласила отделение колоний от Великобритании. В нем Джефферсон красноречиво изложил причины восстания. Он писал, что Бог дал каждому право на жизнь, свободу и стремление к счастью.Люди создали правительства для защиты этих прав и согласились подчиняться им, пока правительство функционирует так, как задумано. Однако «всякий раз, когда какая-либо форма правления становится разрушительной для этих целей, народ имеет право изменить или отменить ее, а также создать новое правительство». Британия лишила колонистов их прав. Царь «установил [ред]. . . абсолютная тирания над этими государствами ». Подобно тому, как их английские предки сместили короля Якова II с престола в 1689 году, колонисты теперь хотели установить новое правление.

Джефферсон затем приступил к перечислению множества способов, которыми британский монарх злоупотребил своей властью и не выполнил свои обязанности перед своими подданными. Король, обвинял Джефферсон, обложил колонистов налогом без согласия их избранных представителей, вмешался в их торговлю, отказал им в праве на суд присяжных и лишил их права на самоуправление. Такое посягательство на их права недопустимо. Подписав Декларацию независимости (рисунок), основатели Соединенных Штатов взяли на себя обязательство создать правительство нового типа.

Представление Декларации независимости ознаменовано картиной Джона Трамбалла в 1817 году. Ее заказали повесить в Капитолии в Вашингтоне, округ Колумбия.

Томас Джефферсон объясняет в Декларации независимости, почему многие колонисты почувствовали необходимость сформировать новую нацию. Его обращение к естественным правам человека и список претензий к королю также послужили образцом для Декларации чувств, написанной в 1848 году в пользу предоставления женщинам в Соединенных Штатах прав, равных правам мужчин.Просмотрите оба документа и сравните.

На протяжении многих лет британские колонисты в Северной Америке мирно соглашались с правлением короля и парламента. Они гордились тем, что были англичанами. Однако большая часть их гордости проистекала из их веры в то, что они были наследниками традиции ограниченного правительства и королевского признания прав своих подданных.

Гордость колонистов своими английскими свободами сменилась тревогой, когда они осознали, что этими свободами злоупотребляют.Люди стали рассматривать жизнь, свободу и собственность не как дары монарха, а как естественные права, которые никакое правительство не могло отнять. Цепочка инцидентов — Прокламация 1763 года, суд над контрабандистами в судах без присяжных, введение налогов без согласия колонистов и попытки вмешательства в самоуправление в колониях — убедили многих колонистов в том, что общественный договор между Британское правительство и его граждане были сломлены. В 1776 году Второй континентальный конгресс объявил независимость Америки от Великобритании.

Британские колонисты в Северной Америке в конце семнадцатого века находились под сильным влиянием политической мысли ________.

  1. Король Джеймс II
  2. Томас Джефферсон
  3. Джон Локк
  4. Джеймс Мэдисон

Соглашение о том, что граждане будут соглашаться на то, чтобы ими управляли, пока государство защищает их естественные права, называется ________.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.