Результатом австро прусской войны 1866 было: Результатом Австро-прусской войны 1866г. Было:?

Содержание

1866 год — Австрия и Пруссия заключили Пражский мир — История — EADaily

23 августа 1866 года в Праге (Чехия) между Австрией и Пруссией был подписан мирный договор, который завершил австро-прусскую войну 1866 года. В результате поражения, Австрия отказалась от претензии на германскую гегемонию, которая окончательно перешла к Пруссии.

В войне участвовали две коалиции, возглавлявшиеся обеими великими германскими державами — Австрией и Пруссией соответственно. На стороне Австрии выступили Бавария, Саксония, Великое герцогство Баден, Вюртемберг и Ганновер, на стороне Пруссии — Италия. Кроме того, каждый из противников смог привлечь на свою сторону несколько малозначительных германских государств. Всего в этой войне прямо участвовало 29 государств, из них 13 на стороне Австрии и 16 на стороне Пруссии.

Война длилась на протяжении семи недель (17 июня — 26 июля 1866 года). Австрия вынуждена была воевать на два фронта. Её технологическая отсталость и политическая изоляция с 1856 года привели её к поражению. Однако прусский канцлер Отто фон Бисмарк, опасаясь вмешательства в войну Франции и рассчитывая на сближение с Австрией в будущем, добился прекращения военных действий и сохранения территориальной целостности австрийской монархии. При этом в самом Берлине, Бисмарку пришлось преодолевать сопротивление короля и генералитета, стремившихся к полному разгрому.

Результатом политических усилий Бисмарка стало Никольсбургское перемирие, заключенное сторонами 26 июля 1866 года, за которым последовал уже окончательный мирный договор, подписанный 23 августа в Праге.

По Пражскому мирному договору, заключённому 23 августа, Австрия передавала Пруссии Гольштейн и выходила из Германского союза. Италии досталась Венецианская область. Политическим результатом войны 1866 года стали окончательные отказ Австрии от объединения германских государств под своим началом и переход гегемонии в Германии к Пруссии, возглавившей Северогерманский союз — новое конфедеративное государственное образование.

Согласно Пражскому договору, Австрия признавала роспуск Германского союза, соглашаясь на «новое устройство Германии» без участия Австрии, и обещала признать новый союз германских государств к северу от реки Майн во главе с Пруссией, а также будущие аннексии Пруссии в Северной Германии.

Австрия отказывалась в пользу Пруссии от всех прав на Шлезвиг и Гольштейн, признавала передачу Венецианской области Италии, выплачивала Пруссии контрибуцию в 20 млн. прусских талеров.

Таким образом, главным политическим итогом войны 1866 года стал окончательные отказ Австрии от объединения германских государств под своим началом. Германская гегемония полностью перешла к Пруссии, возглавившей конфедеративный Северогерманский союз — прообраз современного германского государства.

Австро-прусская война 1866 г. В оценке немецких социал-демократов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Н.Ю. Харламов, исторический факультет Научный руководитель: канд. ист. наук, доц. Н.М. Рычкова

Австро-Прусская война 1866 г. в оценке немецких социал-

демократов

Требования уничтожить раздробленность страны и создать единое государство раздавались в Германии с самого начала XIX в.

В 1834 г. было достигнуто экономическое единство путём создания Таможенного союза. Все попытки добиться политического объединения до 1862 г. успехом не увенчались. Ситуация резко изменилась в 1862 г., когда на пост министра-президента Пруссии был назначен прусский юнкер Отто фон Бисмарк, который был известен как очень энергичный и беспощадный человек.

Бисмарк сразу же взял курс на объединение Германии «железом и кровью». Однако, на пути к единству нужно было выбрать путь к единству. Существовало 2 пути: революционно-демократический - страна объедена в результате революции и свержения монархий, но этот путь был неприемлем для консерватора и монархиста Бисмарка и также невозможен, потому что пролетариат, который должен осуществить революцию, был ещё слаб. Более реальным был путь объединения всех немецких государств под руководством одной из двух крупнейших немецких держав Пруссии или Австрии. Бисмарк направил весь свой дипломатический талант и энергию на объединение Германии вокруг Пруссии.

Первым шагом на пути к единству стала война Пруссии совместно с Австрией против Дании и отторжение от неё герцогств Шлезвига и Гольштейна. Австрия получила право на управление Гольштейном, а Пруссия Шлезвигом.

После войны внимание правящих кругов Австрии было занято заботами об усложнившихся внутренних делах: Пруссия деятельно готовилась навсегда вытеснить ее из Германского союза. Было ясно, что одной войной дело не обойдётся, но не ясно, когда и против кого.

Следующим противником Пруссии стала Австрия.

Поводом для объявления войны стало то, что Австрия не обращала внимания на деятельность антипрусских элементов в Гольштейне.

Вопрос будущего Германии должна была решить, по существу, Гражданская война. Многие считали, что победа будет за австрийцами. Но война, однако, закончилась победой Пруссии, и Австрия оставила все притязании на лидерство в деле объединения страны.

В результате в Германии появилось новое государство, к Пруссии присоединилось 22 государства расположенных к северу от реки Майн, и образовался Северо-Германский союз.

Естественно, военные события, их последствия не могли не найти отклика у социал-демократов.

События Австро-Прусского конфликта, а затем и войны являлись предметом обсуждения на рабочем съезде депутатов во Франкфурте, в

котором принимал участие Август Бебель. Результатом деятельности съезда стало издание прокламации.

«К немецкому народу!»

«Между немцами вспыхнула братоубийственная война. Вина за это тягчайшее преступление против нации падает на ту партию в Пруссии, которая была достаточно бессовестна для того, чтобы нарушение Пруссией конституции и шлезвиг-гольштейнских автономных прав увенчать насилием над всей Германией.....

Никогда еще Пруссии не грозила опасность такого унижения, какое она носит в самой себе. Поражение военной партии было бы для Пруссии самой прекрасной победой. А опасность расчленения навлечена на всю Германию именно этой партией».

Франкфурт, 1 июля 1866 года.

Не поддерживает Бебель и союз Пруссии с Италией он считает этот союз предательством, направленным на уничтожение немецкого государства. «Пруссия для уничтожения немецкого государства вступила в союз с Италией, то есть с иностранной державой», - пишет он (Бебель, 1963, с. 156). Правда, свою позицию он ничем не аргументирует. Кроме того, не понятно, что за немецкое государство так хотело уничтожить Пруссия? Если Австрию, то время показало обратное; если единое немецкое государство, то его нет, а возможность его появления была как никогда близко именно после победы Пруссии.

В качестве аргумента против Пруссии Бебель выставляет то, что победа Пруссии не принесёт за собой никакой свободы, а поражение в войне может заставить правительство повернуться лицом к народу. «Я думаю, что если речь идет о народе, который лишен условий свободной жизни, то военное поражение не мешает, а, наоборот, способствует его внутреннему развитию. Победы делают антинародное правительство чванливым и претенциозным, в то время как поражения заставляют приблизиться к народу и заслужить его симпатии», - размышляет Бебель (Бебель, 1963, с159). Симпатии Бебеля принадлежат Австрии, и именно она должна встать во главе единой Германии. «Если предположить, что Пруссия в 1866 году была побеждена, то тогда и правительство Бисмарка и господство юнкерства были бы сметены. Наоборот, австрийское правительство после победы не могло бы стать столь сильной властью, какой стало прусское. Если революция когда-либо и имела шансы на успех, то именно тогда в Австрии. Она имела бы своим следствием демократическое объединение государства. Победа Пруссии сделала это невозможным, и, кроме того, исключение немецкой Австрии из объединенной империи, не говоря уже об исключении Люксембурга, поставило 10 миллионов немцев в безотрадное положение» - пишет он (Бебель, 1963, с.160).

Но, мечтая о революции поражении Пруссии, Бебель не учитывает трёх факторов. Первый, - опыт австрийской революции 1848 г., когда она была подавлена русскими войсками; возможность вмешательства России

была велика даже при объединении сверху; объединение снизу заставило бы Александра II последовать примеру отца, Франция её бы поддержала, и тогда то единство, которое было создано Пруссией, отложилось бы на неопределённый срок. Второй - отсутствие дипломатической подготовки войны со стороны Австрии: Россия и Франция были на стороне Пруссии, хотя в боевые действия не вмешивались. Третий фактор - не понятна судьба славянских провинций в Австрии, участь которых была не безразлична России и Турции.

События 1866 г. волновали и Вильгельма Либкнехта. Сторонником войны он не был и симпатий к воюющим сторонам не имел. Саму войну за объединение «сверху» рассматривал как государственный переворот в пользу реакции. «Государственный переворот Бисмарка был направлен против демократии», - говорил он. То, что борьба за единство осуществлялась насильно, негодования у него не вызывало. Он пишет: «Мы осуждаем эти акты не за насильственный характер, а потому что они были совершены в интересах юнкерства» (Либкнехт, 1958, с.23). Современный строй в Германии он характеризует как результат правонарушения и призывает для осуществления нового общественного строя содействовать уничтожению старого государства (Либкнехт, 1958, с. 23, 40).

Своё мнение о войне было у К. Маркса. Он был равнодушен к войне, только в одном письме он высказал свою позицию. Он считал войну ненужной, опасаясь вмешательства Наполеона в случае победы Пруссии и «дело, в конце концов, должно привести к тридцатилетней войне и новому разделению Германии?» Правда, Германия и так разделена, так что опасения Маркса не совсем понятны. Спасение он видит в революции, которая устранит Габсбургов и Гогенцоллернов (Маркс, Энгельс, 1934, с.473).

Что касается Ф. Энгельса, то он напрямую назвал политику Бисмарка революцией сверху, а войну - гражданской. «Бисмарк считал немецкую гражданскую войну 1866 г. тем, чем она была в действительности, то есть революцией... Это была полная революция, проведенная революционными средствами... он был только прусским революционером сверху; что он затеял целую революцию с таких позиций, с каких мог осуществить ее только наполовину», - писал он (Маркс, Энегльс, 1960, с. 448-449).

С Энгельсом соглашался Франц Меринг, считая, что Бисмарк провёл революцию сверху. «Бисмарк оперировал в то время вполне революционными способами, что не составляет позора для него. Но революция была только революцией сверху, следовательно, половинчатой революцией, которая не в состоянии завершить начатое ею» (Меринг, 1920, с.181). Меринг подчёркивает важную роль Таможенного Союза в деле объединения страны. Он пишет: «В битве при Кёниггреце победил Таможенный союз, который в течение десятилетий создал обширную хозяйственную территорию. Экономические потребности этой области были реальной почвой, из которой выросли стремления к национальному

единству». Так же Меринг предсказывает включение в состав Германии южных государств (Меринг, 1920, с.182).

А поэта демократа Георга Гервега, в отличие от единомышленников, больше волновал продовольственный кризис, вызванный войной. Этому он посвятил своё стихотворение «Всё Больше»:

Амбары опустошены, Европа голодает!

Платить налоги все трудней, Не снять колосьев много С необработанных полей — Солдаты на дорогах!

Для армий деньги, для свинца, для кайзера и папы! Летят снаряды без конца!

Войны длинней все лапы! (Гервег, 1958, с. 185).

Гервег откровенно враждебен прусской политике, решение вопросов силой не приветствует, обеспокоен положением простого народа.

Социал-демократы резко расходились во взглядах на прусскую политику: от оценки её как национальной измены до оценки как революции «сверху» и сожаления, что эта революция не будет закончена. Объединение Германии «железом и кровью» вызывало отвращение только у Гервега, все остальные допускали возможность применения насилия, но насилие должно исходить от народа. Но малогерманский путь объединения страны не устраивал никого из социал-демократов, и они мечтали, что путём революции снизу к Германии присоединятся и немецкие провинции Австрии. При этом дружно забывали о судьбе не немецкого (венгерского и славянского) населения Австрийской империи.

Список источников

Бебель А. Из моей жизни. М., 1963.

Гервег Г. Избранное. М., 1958.

Либкнехт В. О политической позиции социал-демократии. М., 1958.

Маркс К. Письма // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. XXV, 1934.

Энгельс Ф. Роль насилия в истории // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. XXI, 1960.

Меринг Ф. История Германии. М., 1920.

Список литературы

Галкин И. С. Создание Германской Империи. М., 1986.

Тарле Е.В. Европа от Венского конгресса до Версальского мира. Л.,

1935.

Чубинский В.В. Бисмарк. Биография. М., 1988.

Шнеерсон Л.М. Австро-Прусская война и дипломатия великих европейских держав. Минск, 1962.

АВСТРО-ПРУССКАЯ ВОЙНА 1866 • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 142

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Б. М. Туполев

А́ВСТРО-ПРУ́ССКАЯ ВОЙНА́ 1866 (Гер­ман­ская вой­на, 2-я вой­на за объ­е­ди­не­ние им­пе­рии), вой­на Прус­сии в сою­зе с 13 ма­лы­ми се­в.-герм. го­су­дар­ст­ва­ми и Ита­ли­ей про­тив Ав­ст­рии и юж.-герм. го­су­дарств. Яв­ля­лась важ­ным эта­пом в объ­е­ди­не­нии Гер­ма­нии «свер­ху» под эги­дой Прус­сии, по­ло­жи­ла ко­нец ис­то­рич. со­пер­ни­че­ст­ву ме­ж­ду Прус­си­ей и Ав­ст­ри­ей за гос­под­ство в Гер­ма­нии.

По­сле дат­ско-гер­ман­ской вой­ны 1864 и за­клю­че­ния Га­штейн­ской кон­вен­ции 1865 австр.-прус. со­пер­ни­че­ст­во обо­ст­ри­лось. 8.4.1866 Прус­сия за­клю­чи­ла со­юз­ный до­го­вор с Ита­ли­ей, 1 ию­ня потре­бо­ва­ла ис­клю­че­ния Ав­ст­рии из Гер­ман­ско­го сою­за. 7 ию­ня прус. вой­ска всту­пи­ли в Голь­штейн, 16 июня – в Ган­но­вер, Гес­сен и Сак­со­нию. 20 ию­ня итал. войска всту­пи­ли в Ве­не­ци­ан­скую обл., на­ча­лась ав­стро-итал. вой­на 1866. 17 ию­ня Ав­ст­рия объ­я­ви­ла вой­ну Прус­сии. Во­ен. дей­ст­вия раз­во­ра­чи­ва­лись на не­сколь­ких на­прав­ле­ни­ях. 29 ию­ня в рай­оне г. Лан­ген­заль­ца (Тю­рин­гия) прус. вой­ска за­ста­ви­ли ка­пи­ту­ли­ро­вать ган­но­вер­скую ар­мию. Прус. майн­ская ар­мия в ря­де сра­же­ний по­оди­ноч­ке раз­гро­ми­ла вой­ска юж.-герм. го­су­дар­ств и всту­пи­ла в Ба­ва­рию. 3 ию­ля гл. си­лы прус. ар­мии в сра­же­нии у Са­до­вы, близ Кё­ниг­гре­ца (Бо­ге­мия), на­нес­ли по­ра­же­ние австр.-сак­сон­ским вой­скам и раз­вер­ну­ли на­сту­п­ле­ние на Ве­ну (ос­та­нов­ле­но из-за эпи­де­мии хо­ле­ры). Австр. ар­мия на­нес­ла по­ра­же­ние италь­ян­цам в бою при Кус­тоц­це (24 ию­ня) и в мор­ском сра­же­нии при о. Лис­са в Ад­риа­ти­ке (20 июля).

26 ию­ля Ав­ст­рия за­клю­чи­ла с Прус­си­ей пре­ли­ми­нар­ный мир. 23 авг. под­пи­са­ла Праж­ский мир­ный до­го­вор 1866 с Прус­си­ей, а 3 окт. Вен­ский мир­ный до­го­вор с Ита­ли­ей. К Прус­сии пе­ре­ходи­ли Шлез­виг-Голь­штейн, Ган­но­вер, Гес­сен-Кас­сель, Нас­сау и Франк­фурт; к Италии – Ве­не­ци­ан­ская обл. Герм. союз пре­кра­тил своё су­ще­ст­во­ва­ние. Ав­ст­рия при­зна­ва­ла «но­вую ор­га­ни­за­цию» Гер­ма­нии и со­гла­ша­лась на соз­да­ние Се­ве­ро-Гер­ман­ско­го сою­за 1867–70 без уча­стия Австр. им­пе­рии.

Бисмарк, Германская империя и Россия | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

18 января 1871 года в Версале было провозглашено создание Германской империи. В состав нового государства вошло 22 монархии и три вольных города: Гамбург, Бремен и Любек. Кайзером был объявлен прусский король Вильгельм I. В его обращении к немецкому народу говорилось о надежде на мир в границах, "которые обеспечат нашей родине безопасность от новой агрессии со стороны Франции".

Слова эти звучат странно, если учесть, что германские войска еще за три месяца до этого окружили Париж, а в Зеркальном зале Версальского дворца, где прошла торжественная церемония, размещался немецкий генштаб. Объединение Германии стало результатом нескольких войн, которые Пруссия вела сначала с Данией, потом с Австрией, а уже после этого и в союзе с другими немецкими государствами - с Францией.

Объединение "железом и кровью"

Самым последовательным и энергичным "собирателем немецких земель" был Отто фон Бисмарк (Otto von Bismarck), ставший в 1862 году главой правительства Пруссии, а после образования империи - ее первым канцлером. На этом посту он провел почти два десятилетия. В своей программной речи в парламенте в 1862 году Бисмарк определил не только свою главную цель - объединение немецких государств, но и методы достижения этой цели: "не речами и постановлениями..., а железом и кровью" (за что Бисмарка, собственно, и назвали позже "железным канцлером"). В своей решимости он был не одинок: это происходило на фоне небывалого патриотического подъема.

Провозглашение Германской империи 18 января 1871 года. Главные действующие лица: на ступеньках - Вильгельм I, внизу на переднем плане - Отто фон Бисмарк и маршал Хельмут фон Мольтке. Картина Антона фон Вернера

 Бисмарк был профессиональным дипломатом, а не военным, но параллельно с проницательной и последовательной внешней политикой серьезно занимался укреплением армии: были увеличены военные расходы, введена всеобщая воинская повинность, создан Генеральный штаб, модернизовано вооружение. В 1864 году, разгромив Данию, Пруссия присоединила территории на севере страны, затем, в 1866 году, разбив австрийскую армию, - земли на юго-западе.

В 1870 году началась франко-прусская война. В преддверии войны Бисмарк заручился нейтралитетом других сильных европейских держав: Англии и России. Англичане, которые еще недавно были союзниками Франции в Крымской войне против России в 1853-1856 годы, на этот раз не имели никакого желания выступить на ее стороне. Решающую роль сыграло здесь то, что французы начали проводить активную политику в тех районах мира, которые считались сферой британских интересов, - прежде всего, на Ближнем Востоке. Бисмарк чуть ли не во всех официальных депешах, направленных в Лондон, всячески подчеркивал этот факт.

Любимец петербургского двора

Не стоило большого труда убедить и Россию. Отношения России с Францией испортились уже давно - из-за Крымской войны, а позже Париж поддержал польское восстание 1863 года. Кроме того, лично к Бисмарку в Санкт-Петербурге относились очень благосклонно: он почти три года пробыл здесь прусским посланником, выучил русский язык и очаровал светское общество. Особенно симпатизировала своему земляку вдовствующая императрица, вдова Николая I и мать Александра II, урожденная прусская принцесса Фридерика-Луиза-Шарлотта-Вильгельмина. Ни с одним иностранным дипломатом царская семья не общалась так тесно, как с Бисмарком.

О связях Бисмарка с Россией и русскими написано очень много - дипломатических и личных (статный, высокий, с пышными усами, Бисмарк пользовался успехом у светских дам, а роман с княгиней Орловой продолжался и после его отъезда из Санкт-Петербурга). Но к отдельным фактам и курсирующим в интернете высказываниям, которые приписывают "железному канцлеру", надо относиться с большой осторожностью. Значительная часть из них - фейки.

Бисмарк не знал слова "Украина"

Так, например, Отто фон Бисмарк никогда не говорил, что могущество России может быть подорвано отделением Украины, или об "ампутации Украины". Ни в его выступлениях, ни в письмах, ни в официальных депешах, ни в воспоминаниях современников этих фраз нет. Да и не мог он такое говорить, хотя бы потому, что понятия "Украина" не существовало тогда в политическом лексиконе.

Таким же фейком (или, скажем мягче, - мифом) является и распростренный в сегодняшний России стереотип, что Бисмарк учился дипломатии у российского канцлера Александра Горчакова. Ничего подобного. Бисмарк приехал в Санкт-Петербург в возрасте 44 лет. Какой уж тут "молодой дипломат"! К тому времени его политические взгляды давно сформировались. Кроме того, дипломатический стиль Горчакова был чужд Бисмарку. С куда большим уважением он относился к послу России в Великобритании Петру Шувалову, а о Горчакове нередко отзывался снисходительно-иронично.

Что касается России как геополитического игрока, то хотя в целом Бисмарк относился к ней благожелательно, она не играла в политике "железного канцлера" первостепенной роли. Намного важнее были для него Австрия, которая долгое время претендовала на гегемонию в Европе, и Франция - "извечный" противник Германии, от "новой агрессии" которой, как провозгласил кайзер Вильгельм, должны были защитить границы единой Германской империи, провозглашенной 18 января 1871 года.

Смотрите также:

  • Башни Бисмарка

    Почетный канцлер

    Память о первом канцлере Германской империи Отто фон Бисмарке (1815-1898), объединителе немецких земель, увековечена не только в названии его любимого способа приготовления селедки - Bismarckhering. "Железный канцлер" является почетным гражданином 450 немецких городов, но особое место в прославлении Бисмарка занимали носящие его имя колонны и башни - Bismarcktürme и Bismarcksäulen.

  • Башни Бисмарка

    Имя Бисмарка снова и снова…

    Возводили их без поддержки государства - на средства бюргеров, а решающую роль сыграли патриотически-настроенные студенты. В 1899 году, через год после смерти легендарного канцлера, именно объединение студенческих сообществ объявило конкурс среди архитекторов для разработки типового проекта такого памятника. Победу одержал проект колонны "Сумерки богов" Вильгельма Крайса (Wilhelm Kreis).

  • Башни Бисмарка

    Взвейтесь кострами

    Башни Бисмарка начали появляться в немецких ландшафтах еще при его жизни, но строительство еще не было массовым. Первую открыли в 1869 году в Силезии, и было это даже до основания Германской империи. В начале XX века студенты собрались соорудить 500 таких монументов, увенчанных чащами для огня, который предполагалось разжигать в день рождения Бисмарка, а также в день летнего солнцестояния.

  • Башни Бисмарка

    При жизни в полный рост

    Помимо импозантных башен и монументальных колонн свое восхищение Бисмарком немцы выражали также с помощью вполне стандартных бюстов и барельефов, а первую скульптуру в полный рейхсканцлерский рост установили в 1877 году на курорте Бад-Киссинген. Бисмарк был его частым гостем. Позже его начнут также изображать в образе рыцаря Роланда с мечом - средневековым символом свободных немецких городов.

  • Башни Бисмарка

    Живая легенда

    В юбилейном 1895 году немецкие студенты устроили своего рода паломничество к резиденции Бисмарка - поздравительную поездку во славу канцлера в день его 80-летия (Huldigungsfahrt). В ней приняли участие более шести тысяч представителей университетов со всей Германии. Возведение колонн и башен (здесь на фото - под Лейпцигом в 1915 году) стало логическим продолжением их патриотического порыва.

  • Башни Бисмарка

    Две с половиной сотни

    Типовой проект Крайса реализовали почти пятьдесят раз. При этом общее число таких монументов во славу Бисмарка (то есть башен и колонн, не считая простых памятников и барельефов) достигло около двух с половиной сотен - не только по всей Германии, но также кое-где за границей. В 1926 году немецкие иммигранты воздвигли такой монумент в чилийском городе Консепсьон. Последний был открыт в 1934 году.

  • Башни Бисмарка

    Бисмарк в Кельне

    Конечно, далеко не все такие памятники Бисмарку строили по инициативе немецких студентов. В Кельне 27-метровую башню, расположенную недалеко от берега Рейна в районе Байенталь, возвели в 1903 году большей частью на деньги жившего по соседству шоколадного барона Генриха Штольверка (Heinrich Stollwerck) по проекту берлинского архитектора Арнольда Хартмана (Arnold Hartmann). Она и ныне там.

  • Башни Бисмарка

    Море Бисмарков

    Некоторые монументы были разрушены в годы Второй мировой войны или снесены в ГДР, однако более 170 башен и колонн все же сохранилось. 146 - в Германии, 17 - в Польше, три - в Чехии, два - во Франции, по одному - в Австрии, Чили и Камеруне. Не дошли до наших дней монументы в бывших имперских колониях - Танзании и Папуа-Новой Гвинее. Впрочем, берега последней страны до сих пор омывает море Бисмарка.

  • Башни Бисмарка

    Бисмарк в России

    На территории Восточной Пруссии, то есть нынешней российской Калининградской области, было сооружено четыре монумента. Две башни сохранились - близ городов Черняховск и Неман, на момент строительства памятников называвшихся Инстербург и Рагнит. Кстати, Бисмарк говорил по-русски. Он выучил язык за несколько лет, проведенных на должности прусского посла в Санкт-Петербурге.

  • Башни Бисмарка

    В Версальском дворце

    Чтобы осознать его роль в немецкой истории, достаточно взглянуть на картину, изображающую церемонию объявления прусского короля Вильгельма первым кайзером Германской империи. Состоялась она 18 января 1871 года в Версальском дворце близ Парижа. Формально взоры большинства присутствующих обращены к Вильгельму, однако центральное место здесь явно занимает Бисмарк в парадном белом мундире.

  • Башни Бисмарка

    Кто старое помянет

    Бурный всплеск проявлений всебюргерской любви случился после ухода Бисмарка с должности канцлера в 1890 году - шага вынужденного из-за разногласий с молодым императором Вильгельмом II, которого популярный в народе Бисмарк считал, мягко говоря, политическим дилетантом. Разногласия - разногласиями, но на юбилей "железного канцлера" император через пять лет приехал, оказав ему надлежащее почтение.

  • Башни Бисмарка

    Башни счет любят

    Восторг, который вызывал в народе отставной "железный канцлер", приводил к явной ревности со стороны кайзера Вильгельма II. Сам император, которому судьба уготовила роль последнего правителя на этом торне, всячески содействовал прославлению своих предков, чему должны были способствовать многочисленные памятники в честь его деда Вильгельма I, например, в Кобленце на месте впадения Мозеля в Рейн.

  • Башни Бисмарка

    Смена власти

    Монархическая пропаганда породила около полутысячи памятников Вильгельму I, но среди них было всего лишь 28 башен. По этому показателю император явно проиграл своему "железному канцлеру". После свержения монархии и провозглашения Веймарской республики популярность Бисмарка не пострадала. На фото - колонна Бисмарка в городе Бад-Швартау 1910 года постройки.

  • Башни Бисмарка

    Угол трех императоров

    Эта башня на открытке была воздвигнута по проекту "Сумерки богов" в 1907 году около Мысловица на стыке трех империй: Германии, России и Австро-Венгрии. В 1922 году территория отошла Польше. На монументе место Бисмарка занял барельеф Тадеуша Костюшко, но через десять лет силезский воевода Михал Грацинский все же распорядился его разобрать. Камни использовали для строительства храма в Катовице.

  • Башни Бисмарка

    Стратегическая высота

    Еще один исчезнувший монумент Бисмарка находился на холмах Мюггельберге в берлинском районе Трептов-Кёпеник. Эту 40-метровую башню с чашей для разжигания огня соорудили в 1904 году примерно за сто тысяч рейхсмарок. Высота пламени достигала 20-ти метров. Весной 1945 года башню взорвали по приказу немецкого командования, чтобы уничтожить ориентир для наступавших советских войск.

  • Башни Бисмарка

    Озеро на месте Бисмарка

    В первые годы "третьего рейха" национал-социалисты использовали имя Бисмарка в своих пропагандистских целях, но вскоре главную роль стал играть Гитлер. На некоторых башнях Бисмарка даже планировали установить его скульптуры. Около монумента в Ганновере в 1933 году жгли книги. В 1935 году эту башню снесли в ходе работ по созданию здесь нового искусственного озера Маш (Maschsee).

  • Башни Бисмарка

    Выбор места

    Для колонн и башен Бисмарка обычно выбирали холмы и хорошо просматриваемые места. Многие должны были одновременно служить площадками для панорамного обзора окрестностей, то есть стать целями прогулок и походов. Эта башня находилась близ саксонского города Франкенберг. В 1968 году монумент (тогда - "Башню молодежи") взорвали по решению властей ГДР, так как с нее можно было видеть военный объект.

  • Башни Бисмарка

    Финансы

    На строительство монументов требовались значительные средства. По финансовым причинам некоторые из них возводили без лестниц и смотровых площадок для публики, особенно - в местах, где прекрасный вид открывался уже от их подножья. Эта лестница ведет на площадку башни Бисмарка в городе Хильдесхайме.

  • Башни Бисмарка

    Строительные материалы

    В ряде случаев поступали еще проще: переименовывали какие-то старые башни в честь "железного канцлера", украшая их соответствующими изображениями и надписями. Кое-где возводили новые монументы, однако вместо камня или других дорогих материалов пользовались деревом, иногда - железом. В 1912 году в Констанце осуществили экспериментальный проект из бетона - материала тогда относительно нового.

  • Башни Бисмарка

    Неоготика

    Среди разных проектов особо выделяется башня Бисмарка 1914 года в бранденбургском городе Ратенов - из кирпича в неоготическом стиле. Именно здесь в 1849 году началась политическая карьера будущего "железного канцлера". Во время Второй мировой войны монумент сильно пострадал. Около десяти лет назад его реставрировали, но без статуи Бисмарка, расплавленной в 1942 году для военных целей.

  • Башни Бисмарка

    Большая буква

    Еще один пример интересного архитектурного решения - 10-метровая башня Бисмарка в Ахене в форме немецкой буквы "B", увенчанной герцогский короной с державой вместо чаши для огня. Монумент возвели в 1907 году по инициативе студентов тогдашней Высшей технической школы, ныне - RWTH Aachen. Последний ремонт проводился в 2005 году. Смотровая площадка открыта для посетителей.

  • Башни Бисмарка

    Общественное мнение

    Многие башни Бисмарка прочно вошли в списки главных региональных достопримечательностей, а для жителей стали привычными символами родных городов. В 1970-х годах этот монумент в Мюльхайме-на-Руре хотели снести ради строительства высотного здания, но 94 процента населения выступило против этих планов, что стало очевидным в ходе опроса, проведенного местной газетой.

  • Башни Бисмарка

    Ударными темпами

    Эту колонну построили всего за 27 дней в 1911 году в округе Рёдингхаузен (Северный Рейн-Вестфалия). Башни и колонны Бисмарка возводили преимущественно на голых холмах и прочей открытой местности. С момента появления большинства из них прошло уже более ста лет. Их плотно окружили деревья, поэтому разводить огонь здесь сейчас нельзя.

  • Башни Бисмарка

    Свет без дыма

    В городе Ингельхайм на Рейне башне Бисмарка, высотой более тридцати метров, придумали новое предназначение. С 2002 года в предрождественские недели ее превращают в огромную праздничную свечку с помощью специальной подсветки и пламени из мерцающих галогеновых лампочек.

    Автор: Максим Нелюбин


I. ПРИЧИНЫ И ПОВОДЫ К ВОЙНЕ. Австро-прусская война. 1866 год

I.

ПРИЧИНЫ И ПОВОДЫ К ВОЙНЕ

Борьба между Пруссией и Австрией началась не в 1866 г. и едва ли можно сказать, что она этим годом закончена. Пруссия выросла и растет за счет Австрии. Между ними вопрос победы или поражения есть вопрос жизни или смерти; при таком положении борьба может окончиться только с совершенным низложением которой-нибудь из них.

Эпоха Фридриха Великого была первым проявлением того роста Пруссии, который на наших глазах поставил Австрию на край гибели. Но обстоятельства благоприятствовали Пруссии и до того необыкновенным образом. Ей все пошло впрок: и тщеславие Фридриха I, деда Фридриха Великого, и скупость его отца, не говоря уже о его собственной гениальности, и, наконец, впоследствии, даже революционный погром.

Понятно, что одни счастливо сложившиеся обстоятельства не могли дать результатов, достигнутых Пруссией, если бы сама прусская раса не представляла сильных задатков на успех. Позволю себе отметить более резкие черты этой расы: в ней много есть такого, чего не представляет чисто немецкий характер. Отличительная черта пруссаков — это непоколебимая юношеская уверенность в своих силах и превосходстве, доходящая в сношениях с чуждыми элементами до полной бесцеремонности. Это непривлекательно, но дает большой шанс на успех, ибо, пока противник озадачен этим, приобретается возможность обделывать, между тем, свои дела. Это струнка чисто практическая, не свойственная немецкому характеру и объясняемая в пруссаках историческим путем: прусская народность возникла из немецкого выселка в землю чуждую; эмиграции[1] всегда составляются из людей энергических, которые получают тем более крепкий закал, чем в более трудной борьбе находятся с природой и людьми; в таком положении нельзя замечтаться, поневоле станешь практичным. Это — общий закон, применимый ко всякой эмиграции: верен он и относительно североамериканцев, верен также и относительно великорусского племени в ту эпоху, когда оно сформировалось на финском востоке и оттуда пошло на объединение России: та же непреклонная настойчивость в ассимиляции чуждых племён; та же удаль и способность рисковать во всех тех случаях, где этому риску не мешают свои же руководители. Если и есть разница, то разве только в манере, с которою та или другая национальность берется за дело.

К этим, если можно так выразиться, грунтовым задаткам на практичность и энергию присоединились два начала, способствовавшие развитию той и другой в высокой степени: разумею отношения в Пруссии к закону в гражданской жизни и лютеранство. Уважение к закону вошло в сознание пруссака, к какому бы он сословию ни принадлежал. Кому не известен анекдот о Фридрихе Великом с мельником? Кому не известна педантическая неподкупность прусских чиновников? Кому не известен порядок прусских финансов? Кому не известно, наконец, то, что военная повинность ложится на пруссаков более тяжелым гнетом, нежели на кого бы то ни было, а между тем страна процветает? Все это плоды одного и того же корня — чувства законности. Впоследствии увидим, что оно пригодилось пруссакам и на войне, ибо сознание воинского долга есть не более, как частное проявление того же чувства законности. Лютеранство заставило народ читать; а относительно масс безусловно верно то, что где больше читают, там больше и думают, масса же, сильная в мысленной работе, всегда будет бить ту, которая в этой работе слаба.

Исключения из этого закона могут иметь место в том только случае, если слабо развитая масса отличается запасом первобытной необузданной энергии и если она сталкивается с массой хотя и развитой, но не имеющей никакой энергии. Но у пруссаков развитие, вследствие сказанных условий, не исключило энергии. Они понимают очень хорошо его значение, и у каждого из них беспрерывно вертится на языке, что сила их заключается в интеллигенции и в том, что они не запутаны в долгах. И эти претензии на интеллигенцию, несмотря на то, что проявляются несколько, может быть, хвастливо, очень и очень основательны: в настоящую минуту едва ли многие из европейских государств могут похвалиться таким количеством даровитых людей, каким обладает Пруссия, начиная от Бисмарка и кончая его противником Вирховым.

Обратимся к началу борьбы между Пруссией и Австрией. Первый сигнал к ней подал Фридрих Великий, который отхватил Силезию под предлогом прав, выведенных при помощи натяжек. Затеялась война, окончившаяся тем, что Силезия перешла к пруссакам в 1742 г. и, несмотря на последующие войны, осталась за ними.

Из этих войн остановлюсь на кампании 1757 г., интересной потому, что она представляет во многих отношениях весьма большую аналогию с последней кампанией. Та же конфигурация театра войны, разграниченная между противниками Рудным и Судетским хребтами, отчасти тот же план вторжения, показавший, что потомки Фридриха не утратили завещанного им этим великим человеком понимания австрийцев. В 1757 г. Фридрих вторгается разом с четырех сторон в Богемию: двумя массами из Саксонии, по левому берегу Эльбы, двумя по правому — от Герлица и Глаца. Для двух левых масс, шедших по тем самым направлениям, которые избраны пруссаками в 1866 г., пунктом соединения было назначено пространство между Турнау и Гичином; то же видим и в прошлом г.

В 1757 г. смелый подход к неприятелю в разрозненных массах, по горным дефиле; в 1866 г. то же самое радикальное отступление от совета теории — не назначать пункта сосредоточения там, где нас может предупредить противник — и тот же успех этого блистательного по своей дерзости маневра.

Погром 1806 г. должен был, по-видимому, окончательно подорвать только что начинавшую усиливаться Пруссию; на деле же он принес ей энергическое пробуждение национального инстинкта, народную армию, обязательную для всех сословий государства военную повинность, освобождение крестьян, нравственный авторитет в Германии, в качестве государства, восставшего в ней первым против наполеоновского ига, и, в заключение, значительное территориальное расширена.

Войны начала нынешнего столетия привели и к другому, весьма важному для Пруссии, последствию: подняв ее авторитет в германском мире, они в то же время уронили авторитет Австрии; двуличное поведение последней в 1813 и 1814 гг. осязательно для всякого немца показало, в какой мере можно рассчитывать на нее, как на надежную представительницу германских интересов. А между тем, по венскому трактату, Австрия осталась официальной представительницей германских интересов, не имея прозорливости добровольно и заблаговременно отказаться от того, чего не была в состоянии за собою удержать. Нетрудно представить себе тот склад отношений, который должен был, вследствие этого, возникнуть между нею и Пруссиею. Он не замедлил обнаружиться при первых взрывах, бывших следствием реакции, которая налегла на Европу с низложением Наполеона.

Впрочем, прежде нежели дошло до открытой вражды, Пруссия делала попытки, и небезуспешно, утвердить мирным путем нравственный свой авторитет. К числу мер, наиболее к тому способствовавших, конечно, должно отнести таможенный союз. Но все подобные меры по необходимости должны были вести, в одно и то же время, и к расширению прав народа, и к стеснению прерогативов германских владетелей. Понятно после этого, что если Пруссия выигрывала в народном расположении, то вместе с тем она должна была возбуждать антипатию к себе в германских властителях. Эти последние душой и сердцем лежали к Австрии, которая по собственному своему составу видела спасение только в строгом консерватизме, а следовательно, должна была поддерживать его и в сопредельных землях.

События 1848 и 1849 гг., казалось, должны были утвердить наконец гегемонию Пруссии в Германии; но это не состоялось. Пришлось ожидать нового случая; но за ним дело никогда не станет, если народ чувствует себя призванным достигнуть известной цели. События последних десяти лет еще более утвердили в Пруссии веру в то, что призвание ее — объединение Германии. Принцип национальностей, провозглашенный в Италии, при содействии Наполеона III, был достаточным поводом к тому, чтобы сделать попытку применения его и к Германии, тем более что мечта о немецком единстве бродит уже давно. Недоставало только человека, который был бы в состоянии провести ее в жизнь. Этот человек явился в лице графа Бисмарка, назначенного первым министром ныне царствующего прусского короля, в сентябре 1862 г.

Идея германского единства имеет в графе Бисмарке давнишнего и настойчивого адепта: знавшие этого замечательного человека прежде утверждают, что он проводил ее совершенно открыто задолго до того времени, когда стал в положение перейти к практической попытке ее осуществления. Железная настойчивость, способность не останавливаться ни перед чем на пути к поставленной цели и такая дипломатическая ловкость, несмотря на резкость тона, в которой он в настоящую минуту едва ли имеет себе равного, — вот отличительные черты характера Бисмарка. Ему все служит для достижения цели: и принцип национальностей, несмотря на то, что он революционный; и крайний консерватизм прусской дворянской партии, опираясь на который Бисмарк проводит вопросы высшего государственного интереса, непостижимые, положим, и для благонамеренного, но близорукого либерализма нижней палаты; и хитрость французских государственных людей, попадающих в собственные сети; и продажность французской прессы, и, наконец, революционная партия венгерской эмиграции. Из этого уже видно, что непопулярность его, как крайнего абсолютиста и консерватора, едва ли верна. Консерваторского не много во всем том, на что указано выше. Вероятнее предположить, что это человек, который в данную минуту пользуется тем орудием, которое ему пригодное для достижения цели. Он не из тех людей, которые служат партиям, но из тех, которые их употребляют. Бывшую непопулярность его, сколько мне кажется, скорее следует приписать не тому, что он проводил, а манере, с которой проводил. Отвечал он своим противникам почти всегда саркастически и не останавливался при этом ни перед какими резкостями. Он не спорит, не возражает; он бьет словом, и вдобавок бьет не убивая, а только дразня. В подтверждение этого укажу на тот случай, как он применил однажды к палате депутатов закон о дерзости слуг против господ, и на депешу по адресу Австрии перед войной, о которой буду еще говорить и в которой он заявляет, что Австрия желает войны, чтобы или поправить финансы прусскими контрибуциями, или же извинить банкротство неудачей войны.

Повод к началу объединения Германии подали герцогства Шлезвиг и Голштейн, давно искушавшие Пруссию, представляя превосходную морскую позицию; благовидный предлог к войне представлялся и в двойственности положения Голштейна, как датской провинции и члена Германского Союза, и в том, что настояла необходимость защитить немецкое население Шлезвига, якобы угнетаемое датчанами.

Но Австрия понимала виды Пруссии и решилась стать им в разрез тем, что приняла участие в шлезвиг-голштейнской войне. Австрийские государственные люди рассчитывали, что уже самый факт совместного завоевания даст им возможность сделать из герцогств самостоятельное государство Германского Союза и не допустить Пруссию до захвата. Но вышло не так, потому что в Пруссии бесстрашно смотрели на могущее возникнуть столкновение, желали его и были к нему готовы. Австрийские дипломаты не совсем, кажется, поняли Бисмарка, считая его своим собратом в том отношении, что он будет переговариваться сколько угодно, но от слов не решится перейти к делу.

Считаю небезынтересным сделать краткий очерк шлезвиг-голштейнского столкновения, ибо оно послужило поводом к австро-прусской войне.

По заключении мира с Данией, 30 октября 1864 г., Австрия и Пруссия вступили во владение герцогствами, оставив там оккупационный корпус из прусских войск (6 полков пехоты, 2 кавалерии и 3 батареи) и австрийских (бригада Калика — 7 батальонов, 2 эскадрона, 1 батарея).

Вскоре по заключении мира, Австрия предложила Пруссии уступить герцогства Фридриху Аугустенбургскому; но здесь и обнаружилось, что Пруссия вовсе и не думала отказываться от завоевания. Австрия, опираясь на свои права как завоевателя и на франкфуртский сейм, думала застращать Пруссию громкими словами вроде того, что «союз не должен терпеть, чтобы в его состав мог быть введен несамостоятельный член». Но Пруссия отвечала на это, что бранденбургский дом имеет также права на завоеванную территорию, и что самый факт завоевания уничтожает какие бы то ни было посторонние наследственные права.

Впрочем, в конце февраля.1865 г. Пруссия сообщила австрийскому кабинету те условия, на которых она может согласиться на уступку герцогств кому-либо из претендентов, имея в виду свои и общегерманские интересы. По мнению прусского кабинета, эти интересы требовали: 1) Чтобы вооруженные силы герцогств, сухопутные и морские, составляли нераздельную часть прусской армии, а железнодорожное и телеграфное управления были слиты с прусскими; вместе с тем Шлезвиг-Голштейн вступает в таможенный союз. 2) Чтобы содержание вооруженных сил было предоставлено Пруссии, за известное ежегодное вознаграждение, которое должны уплачивать герцогства. 3) Чтобы система обороны герцогств была определена по соглашению их правительства с прусским, но на основании общих военных целей и потребностей, признанных Пруссией. 4) Чтобы Пруссии, за защиту герцогств, были уступлены: а) Зондербург с пространством по обоим берегам Альсзундэ; б) пространство для обеспечения кильской гавани и крепости Фридрихсорт; в) пространство при устьях проектированного канала и надзор на протяжении его. Видно и без объяснения, что, при подобных условиях Шлезвиг-Голштейн пользовался бы только номинальной, а не действительной самостоятельностью. В Австрии не могли, конечно, согласиться на подобные условия, и Менсдорф, в начале марта, довольно решительно заявил это несогласие, прямо заметив, что требования, поставленные таким образом, имеют в виду не германские, а собственно прусские интересы.

Переговоры на некоторое время были прекращены, не только не уяснив положения, но сделав его еще более натянутым. Австрия не могла, конечно, оставить этого дела таким образом, ибо не могла и думать, и по отдаленности, и по недостатку средств, об утверждении в герцогствах такого влияния, которое преобладало бы над прусским или по крайней мере равнялось ему. Вследствие этого она решилась действовать чрез сейм; большинство его членов, как представителей мелких владений, государям которых ясно было видно, что участь, постигшая Шлезвиг-Голштейн, рано или поздно ожидает и их, было совершенно расположено поддерживать австрийское предложение о кандидатуре принца Аугустенбургского. Вследствие этого, в апреле 1865 г., в сейм поступило предложение о том, чтобы он высказал «полное надежды ожидание, что правительства Австрии и Пруссии благоволят передать герцогства принцу Аугустенбургскому; о решении же относительно герцогства Лауэнбург не откажут сообщить союзу». Предложение это было принято большинством голосов. Имел ли средства сейм поддержать это решение, и речи быть не может; он этих средств не имел: определения его, как некогда определения амфиктионова судилища, тогда только могли иметь значение, когда их желали слушаться. Это одно уже показывает, что эта меттерниховская организация совершенно лишена была жизненной силы, и если не развалилась ранее, то благодаря только искусственной поддержке.

При меньшей решительности Бисмарка и при менее ясном понимании того, чего Пруссия может ожидать от сейма, подобное заявление, может быть, несколько и запугало бы пруссаков; но Бисмарк, став на ту точку, что призвание Пруссии заключается в объединении Германии, видел совершенно ясно, что, кроме оппозиции, ничего и не может встретить в сейме. Главное, чего Пруссия могла опасаться в случае открытого столкновения, это, конечно, иностранного, и именно французского, вмешательства; но с этой стороны Бисмарк обставил себя превосходно. Он умел усыпить французский кабинет, не связав себя в то же время никакими положительными обязательствами. Может быть, это ему и не удалось бы, если бы не общераспространенное во Франции убеждение, что пруссаки будут побиты в случае столкновения с австрийцами. При этом убеждении французскому кабинету не только не было интереса останавливать пруссаков, а, напротив, представлялось выгодным по возможности расположить их к столкновению. Предполагая неудачный исход этого последнего, можно было бы явиться посредником в самую критическую минуту, конечно, за известное вознаграждение со стороны Рейна. Правда, это только гипотеза; но мы не можем объяснить себе того спокойно-созерцательного положения, в котором оставались во Франции до самой кениггрецской битвы, ничем иным, как только тем, что там рассчитывали на поражение пруссаков. Не менее ловко обставил себя Бисмарк и с другой весьма важной в наше время стороны: со стороны так называемого общественного мнения. Что это в наше время большая сила — в том и спора быть не может; но что оно бывает нередко силой слепой, которую можно направить газетами в какую угодно сторону, то это тоже едва ли подлежит сомнению. Пусть припомнят, как ловко, при помощи французских газет, было подготовлено общественное мнение Западной Европы против нас в эпоху польского восстания, и, вероятно, согласятся с нами.

Пруссаки, предпринимая завоевания, и притом в центре Европы, распорядились так ловко, что об этом французские газеты почти не говорили в момент исполнения; а когда некоторые из них начали кричать, дело было уже покончено.

Итак, и правительство, и общественное мнение во Франции если не восторгались, то, во всяком случае, и не перечили стремлениям Пруссии, тем более что исход их никому и в голову не мог придти.

И в этом случае нельзя не отдать справедливости гениальной ловкости, с какой Бисмарк умел обставиться со всех сторон. Всем памятно, вероятно, как, при начале столкновения, говорили, что оно затевается для того только, чтобы отвлечь внимание пруссаков от внутренних дел; сами пруссаки верили в это; вероятно, по личному опыту, верили в это также и во Франции. При такой обстановке, кому же могло придти в голову, что дело окончится слитием большей части Германии?

Обратимся к Шлезвиг-Голштейну. Столкновения между австрийскими представителями власти и прусскими шли своим чередом. Они были неизбежны, ибо Пруссии хотелось во что бы то ни стало овладеть герцогствами, хотя бы даже и с ограничениями; Австрии же хотелось не допустить этого захвата, в какой бы он форме ни состоялся.

Это должно было заставить антагонистов войти в новые переговоры. В искреннем расположении уладить дело не было недостатка, доказательством чего служит то, что государи Пруссии и Австрии лично съехались для соглашения в Гаштейн; но рядом с этим расположением было не менее, если не более, сильно и стремление с каждой стороны добиться задушевных своих целей, диаметрально противоположных друг другу.

Тем не менее соглашение, хотя призрачное только, состоялось в форме гаштейнского трактата, ратификованного 20 августа 1865 г.

Для Пруссии он был положительной победой, ибо сводил Австрию с точки той строгой последовательности основным постановлениям Германского Союза, которой до того она старалась держаться.

По этому трактату управление герцогствами было разделено между Пруссией и Австрией: первая взяла Шлезвиг, вторая Голштейн; но вместе с тем в принципе признавалась общность владетельных прав обеих держав надо всей завоеванной территорией. Пруссия и Австрия обязывались в то же время предъявить сейму о необходимости заведения союзного флота, а в ожидании утверждения этого предложения со стороны германского сейма кильской гаванью могут пользоваться одинаково как прусский, так и австрийский флот[2]; но командование, полицейский надзор и все территориальные права, необходимые для всестороннего обеспечения этой гавани, предоставляются Пруссии. Остальные пункты касаются этапных дорог для Пруссии по Голштейну, телеграфных линий и железных дорог, объявления Рендсбурга союзной крепостью, устройства северного канала; последний пункт, относительно герцога Лауэнбургского, гласил, что император австрийский передает свои права на него королю прусскому за 2 500 000 талеров. Таким образом, присоединение земли, составлявшей собственность Германского Союза, началось.

Гаштейнский трактат поднял немалый шум: не говоря уже о германских мелких владетелях, против него протестовали Франция и Англия. Как кажется, там начали понимать, что едва ли они поступили расчетливо, допустив разыграться шлезвиг-голштейнской войне. Кроме того, национальная партия видела в этом деспотический захват союзной территории. Наконец и прусская палата также изъявила неудовольствие на присоединение Лауэнбурга без согласия камер, ибо прусский король по конституции не может быть владетелем чужих земель, и из-за обладания которыми могут возникнуть затруднения для Пруссии.

Но к оппозиции палат уже привыкли; привыкли также и к тому, чтобы не обращать на нее внимания. Не касаясь вопроса о том, в какой мере конституционны подобные отношения к представительству страны, нельзя не заметить, однако ж, что они мотивировались в значительной мере отсутствием государственного такта и прозорливости со стороны представителей по многим вопросам, и в особенности по вопросу о реорганизации армии, о котором скажу ниже.

Король прусский уплатил условленную сумму из своей кассы, и 18 сентября пруссаки заняли Лауэнбург.

Вместе с тем пруссаки очистили Голштейн, губернатором которого назначен Габленц; в помощь ему по гражданскому управлению оставлен Гальбгубер; губернатором Шлезвига назначен Мантейфель и при нем, во главе гражданского управления, Цедлиц.

Первое время по заключении гаштейнского трактата сулило согласие между союзниками: они единодушно адресовали угрожающую ноту сейму, в ответ на протест против гаштейнского трактата; с таким же единодушием они отвечали отказом на предложение сейма о скорейшем созвании чинов Голштейна для решения его судьбы и о содействии включению Шлезвига в состав Германского Союза.

Но это единодушие не было продолжительно. Вскоре возобновилось то же, что было и до гаштейнского трактата, только с некоторыми вариантами. Между тем как в Пруссии вопрос о праве владения подвергли обсуждению кронюристов, которые признали, что все права на герцогства истекают из мира 30 октября, которым право аугустенбургского дома уничтожено, если бы оно даже и существовало, австрийские власти в Голштинии продолжали не только допускать, но даже поощрять агитацию в пользу принца Аугустенбургского, несмотря на заявление Бисмарка, что подобная агитация должна быть рассматриваема как измена, ибо направлена против верховных прав на герцогства австрийского и прусского государей. Взгляд этот был выражен в ноте от 20 января 1866 г., в которой был даже сделан намек, что поведение голштейнской администрации может повести к уничтожению добрых отношений, установившихся между обоими кабинетами.

Бисмарк не остановился на этой ноте: собрание шлезвиг-голштейнского ферейна в Альтоне, позволившего себе самые резкие выходки против Пруссии, подало повод к новой ноте. В этой ноте Бисмарк, напомнив о прекрасных днях Гаштейна и Зальцбурга, когда он увлекался мыслью, что Пруссия и Австрия будут действовать заодно против революционных тенденций, приходит к разочарованию в этой надежде.

«Если в Вене расположены спокойно смотреть на революционное перерождение издавна известного своим консервативным смыслом превосходного голштинского населения, то Пруссия принимает окончательно решимость не действовать таким образом».

«Гаштейнский трактат, — продолжает Бисмарк, — только временно допустил разделение герцогств; но Пруссия имеет право требовать, чтобы Австрия, в течение этого переходного периода, сохранила status quo в Голштинии на столько же, сколько обязана сохранить его Пруссия в Шлезвиге. Прусское правительство просит венский кабинет обратить внимание на это обстоятельство и действовать сообразно с ним. В случае получения уклончивого или отрицательного ответа, Пруссия будет приведена к убеждению, что Австрия, под влиянием традиционного антагонизма, не рассчитывает долгое время идти с нею по одному пути. Убеждение это было бы, конечно, крайне тягостно; но Пруссия должна же наконец уяснить себе истину. Если, таким образом, ее лишат возможности действовать заодно с Австрией, то она должна тем самым приобрести полную свободу в делах своей политики и пользоваться ей сообразно своим интересам».

Дело, кажется, становилось ясно. На столь решительное заявление Австрии, кажется, проще всего было бы ответить, что она не намерена допустить утверждения власти Пруссии в герцогствах и будет противодействовать этому всеми зависящими от нее средствами; но прямые ответы не в привычках австрийских дипломатов. Ответ от 7 февраля последовал уклончивый. Австрийский кабинет отклоняет от себя ответственность в том, что эльбские герцогства находятся еще в неопределенном состоянии; он считает себя в деле управления Голштинией на весь переходный период совершенно свободным и не может допустить в этом отношении чьего бы то ни была контроля, и т.д. Бисмарк не отвечал на эту ноту: таким образом, Пруссия в делах своей политики получила полную свободу.

Молчание это не могло, конечно, не встревожить Австрии; несколько времени спустя это беспокойство обнаружилось в виде дружественного осведомления, с которым обратился австрийский посланник в Берлине, граф Кароли, к Бисмарку относительно того, что этот последний разумеет под свободой политики. Бисмарк отвечал на это осведомление, что это значит, что Пруссия и Австрия становятся в такие отношения, в каких они находились до 1864 г.

Симптомы были настолько тревожны, что необходимость быть готовым на всякий случай начала ощущаться весьма сильно, тем более что и неосторожные слова Ламарморы в палате, 8 марта, заставляли подозревать тайное соглашение между Пруссией и Италией. Император Франц-Иосиф собрал в Вене, для совещаний, командиров армий и корпусов и некоторых других генералов. Результатом совещаний была решимость приступить к вооружениям, ибо Австрия, по своей военной системе, нуждается в большем времени для приведения войск на военное положение, нежели Пруссия. Приготовления к нему были сделаны еще в феврале 1866 г.; вместе с тем приступлено к переговорам, в одиночку, с более дружественными из второстепенных германских государств, с тем чтобы обеспечить себе и их содействие.

В марте месяце вооружения в Австрии и в мелких владениях приняли такой характер, что Пруссия не могла не обратить на них внимания и решилась сделать запрос о том, какие причины побуждают Австрию прибегать к ним.

Ответ получен странный: вооружения были мотивированы жестокими преследованиями жидов чешским населением; тем более странный, что полки сосредоточивались к прусской границе, где и помина не было о преследовании жидов.

Пруссия отвечала на мобилизацию войск приказом, определявшим тяжкие наказания за всякое покушение к подрыву власти в герцогствах короля прусского и императора австрийского. Это подало повод к новому осведомлению графа Кароли: не хочет ли Пруссия силой разорвать гаштейнский трактат? Бисмарк отвечал отрицательно, но прибавил, что в делах такого рода словесные объяснения ничего не значат, ибо они неверно понимаются и дурно истолковываются, и что если австрийскому посланнику угодно получить более обстоятельное объяснение, то не соблаговолит ли он письменно формулировать свой вопрос. Этого сделано не было, а между тем вооружения принимали все более и более угрожающий характер.

Дело, казалось, достаточно назрело под покровом интриг и дипломатической тайны для того, чтобы перевести его в область открытого разрешения, вооруженною силою. Подходило время противникам посчитать свои силы.

Австрия, враждебная всякому ходу вперед, понимающая основным условием своего существования безусловный консерватизм, совершенно удовлетворяла тенденциям немецких партикуляристов и, следовательно, могла рассчитывать на их содействие в случае борьбы. Она являлась естественной защитницей установившегося в Германии порядка и потому была уверена в сочувствии всех мелких владетелей Германии, за исключением тех только, которые находились, по географическому положению своих владений, под непосредственным влиянием Пруссии.

И, сколько можно судить, в расчеты австрийского кабинета входило, как немаловажное условие успеха в борьбе, содействие этих мелких владетелей и то, что Пруссия очутится изолированной в германской среде. Но Австрия ошиблась в одном: эти мелкие владетели, как не призванные ни к какой политической роли, не были нисколько заинтересованы в мирное время держать свои вооруженные силы в удовлетворительном состоянии; от этого мобилизация сказанных сил мота быть произведена не иначе, как с большими проволочками. Притом же, эти владетели, даже предполагая соединение их ввиду общей опасности, не могли совершенно отрешиться от соперничества между собою. Одним словом, рассчитывать на то, чтобы их контингенты могли скоро собраться, составить что-нибудь целое, представляющее одну душу и одно тело, было полнейшей иллюзией. При этом можно подивиться одному только, именно тому, что австрийские государственные люди забыли затаенную цель установления Германского Союза, высказанную их же праотцом Меттернихом, которому принадлежит и идея его создания. «Они (члены Германского Союза) могут копошиться сколько угодно, но никогда ничего не сделают». Организация была соображена в этом смысле действительно превосходно: большая часть членов Германского Союза ничего сделать не могли; и странно, что Австрия думала теперь найти силу там, где прежде хлопотала о развитии бессилия.

Пруссия не сомневалась во враждебном отношении к себе мелких владетелей; но это ее не заботило. Бисмарк из тех людей, которые прямо смотрят на вещи; он не только не боялся этой вражды, но желал ее: чем открытее она обнаружилась бы, тем более будет основания не церемониться впоследствии с теми, кто ее обнаружит. Пришлось поискать союзников вне Германии. В продолжительность союза с Австрией Бисмарк плохо верил и, на случай разрыва, заранее озаботился, чтобы Пруссия не осталась одна против соединенных сил Австрии и Германии. Союзник представлялся вполне искренний, ибо союз был и в его интересах: это была Италия. Дело было начато издалека: в половине 1865 г. Пруссия вступила с Италией в переговоры о заключении торгового трактата между ею и таможенным союзом. Непосредственным последствием этих переговоров было признание Итальянского королевства мелкими германскими владетелями, входившими в состав таможенного союза, и вслед за тем торговый трактат, состоявшийся 31 декабря 1865 г. После этого в поводах к сближению не было недостатка; кончилось тем, что, в случае войны с Австрией, обе стороны не только обязались единодушно действовать против общего врага, но и положено было, что ни одна из них не имеет права без согласия другой заключать не только отдельного мира, но даже и перемирия. Окончательно состоялось это дело в марте 1865 г., через графа Говоне.

Между тем, благодаря инициативе Австрии, Пруссии можно было приступить к вооружениям и у себя дома. Перед началом вооружений в Пруссии заговорили уже совершенно открыто о том, к чему она имеет в виду стремиться. В депеше от 24 марта Бисмарк заявил мелким и средним государствам о необходимости, в которую поставлена Пруссия вооружениями Австрии, принять и со своей стороны меры к охранению Силезии. Вместе с тем, дабы уяснить положение, он спрашивал помянутые государства: на что Пруссия может рассчитывать с их стороны ввиду могущих возникнуть столкновений. К этому прибавлено было, что в настоящем своем устройстве союз не достигает цели; что, в случае нападения со стороны Австрии, Пруссия может рассчитывать на поддержку не союза, а отдельных государств, которые решились бы оказать эту поддержку вопреки духу союза. Желая знать, от кого она может ожидать этой поддержки, Пруссия предупреждает в то же время, что, каков бы ни был ответ на этот вопрос, она будет настаивать на необходимости политической и военной реформы союза.

Капитальную часть этой депеши составляла, конечно, угроза реформы союза, не могшей нравиться мелким владетелям, так как она могла иметь только один исход — стеснение их самостоятельности, в ожидании полного ее уничтожения.

Мелкие государства ответили на этот запрос 11-й статьей союзного акта, в силу которой союзные государства обязываются ни в каком случае не воевать друг с другом, а все могущие между ними возникнуть распри повергать на решение сейма, который принимает меры к соглашению противников, а в случае неудачи произносит приговор об исключении виновных из Союза.

Между тем Пруссия, декретами 27 и 29 марта, предписала начать переход на военное положение. Батальоны в провинциях, угрожаемых опасностью, предписано привести в усиленный мирный состав. Полевая артиллерия также поставлена на военную ногу и приступлено к вооружению крепостей. Это подало повод к дипломатической полемике, тон которой все менее и менее становился парламентарным. Она представляет неизбежное почти явление перед началом каждой войны и состоит из взаимных упреков на ту тему, кто первый начал вооружаться, из предложений разоружиться, из возражений в том роде, что нельзя разоружиться, когда и не думали вооружаться, что Австрия вооружается не против Пруссии, а против Италии, и притом во имя не одних своих, но и германских интересов, и проч., и проч. Поэтому, не останавливаясь на подробностях этой переписки, которая никогда не вела к тому, чтобы уладить дело, укажем только на главнейшие фазисы ее до того времени, когда она привела между Пруссией и Австрией к окончательному разрыву.

Депешей, давшей новый толчок развитию событий, было обращение Менсдорфа к Бисмарку еще раз серьезнее обдумать шлезвиг-голштейнское дело, что в переводе значило отдать Шлезвиг-Голштейн принцу Аугустенбургскому, не делая в то же время уступок Пруссии, которых последняя требовала в своих и германских интересах. В ответ на это Бисмарк решительно заявил волю Пруссии держаться венского мира и гаштейнского трактата, которыми всякое вмешательство третьего, а следовательно, и Германского Союза, исключается. Вместе с тем Австрия приглашалась действовать заодно с Пруссией в реформе союза. Ответ можно было предвидеть.

При этом было прибавлено, что Пруссия готова вступить в переговоры о том, на каких условиях Австрия может отказаться от своих прав на Голштейн.

Предложение о реформе Союза действительно было сделано 9 апреля. Не буду останавливаться на нем, ибо вскоре последует повторение его, только более энергическое. Замечу только, что сейм сделал попытку отделаться от этого предложения, пустив его на обсуждение возможно длинным путем. Довольно сказать, что комиссия для его разбора назначена была только 21 апреля.

Так как вооружения продолжались, то Пруссия вслед за тем обратилась к Саксонии, как к ближайшей соседке, с запросом, в каком положении находятся ее вооружения, и требовала, чтобы они были приостановлены. Бейст отвечал на это предложение просьбой к сейму, «не благоугодно ли будет ему постановить решение о предложении Пруссии, чтобы союзу был дан покой на основании 11-й статьи союзного акта». Предложение это было принято 24 мая, несмотря на протест прусского посланника против применения статьи 11-й, так как Пруссия на Саксонию не нападала; ответ на предложение требовался к 1 июня от обеих сторон.

К этому же времени относится попытка первостепенных держав уладить дело путем конференции — то же явление, которое входит как бы в привычку европейской дипломатии, хотя и служит более к потере времени, нежели к чему-нибудь положительному.

Настало 1 июня; полемика, тянувшаяся уже так долго, повторилась еще раз перед лицом сейма.

Австрийский посланник объявил, что Австрия зашла в уступках относительно Пруссии так далеко, как только позволяли достоинство Австрии и право Германского Союза.

Пруссия становилась в своих требованиях все притязательное и стремилась осуществить их, несмотря ни на что. Подобно тому, как после венского мира она угрожала вынудить очищение герцогств от союзных войск, в подобном же духе она действовала и против Австрии в вопросах о герцогствах, обратив его в вопрос силы и опираясь на иноземную помощь. Это обнаружилось еще в эпоху гаштейнского трактата и возобновилось с той минуты, как Австрия отказалась управлять Голштинией на основании принципов политики присоединительной.

Угрожаемая с двух сторон, Австрия не могла не приступить к вооружениям, но готова прекратить их против Пруссии тотчас же, если будет гарантировано, что она не подвергнется нападению ни в своих землях, ни в союзных.

Относительно дела о герцогствах она первая стояла за то, чтобы повергнуть его на усмотрение Союза, но, несмотря на все усилия, не могла склонить к этому Пруссию. Она предписала созвание голштейнских чинов, дабы знать мнение населения и принять его в уважение.

На это прусский посланник при Союзе, Савиньи, возразил, что мобилизация прусских сил вызвана вооружениями Австрии и что эти силы будут приведены на мирное положение только в том случае, если не только Австрия, но и прочие члены Союза отменят свои вооружения и станут к Пруссии в менее угрожающее положение.

«Если же, паче чаяния, сейм не в состоянии гарантировать мир, и если члены Союза будут сопротивляться столь необходимой и всеми признанной реформе, то из этого факта Пруссия должна будет вывести то заключение, что устройство Союза, в его настоящем виде, не соответствует его задаче, и что она будет поставлена в необходимость положить это убеждение в основание всех последующих своих решений». К этому прусский посланник прибавил обычные оправдания Пруссии по вопросу о герцогствах.

Во всех действиях Австрии Бисмарк видел окончательный разрыв гаштейнского трактата: он тотчас же обратился по этому предмету с протестом в Вену и вместе с тем адресовал ко всем уполномоченным Пруссии при европейских дворах известную депешу от 4 июня, в которой обвиняет Австрию в вызове на войну, мотивируя этот вызов намерением улучшить положение своих финансов или путем прусских контрибуций, или же почетным банкротством, под предлогом вынужденной будто бы войны. Едва ли летописи европейской дипломатии представляют документ более решительный за весь период со времени Наполеона I. В этом документе Бисмарк совершенно отрешился от изворотливости и осторожности, составляющей общую черту европейских дипломатов.

Одновременно с этой депешей было предписано губернатору Шлезвига, как только Габленц созовет голштейнские чины, немедленно занять Голштейн, предоставляя австрийцам занять гарнизоны в Шлезвиге, как было до гаштейнского трактата. На 5-е июня Габленц назначил собрание голштейнских чинов, а 7-го пруссаки вступили в Голштинию, и Мантейфель обратился к Габленцу с предложением организовать совместно с ним управление Шлезвиг-Голштейном.

Австрийцы не хотели возвращаться в положение догаштейнского трактата, и так как со слабой бригадой Калика нельзя было и думать о сопротивлении, то Габленц, сосредоточив войска в юго-западном углу Голштинии, отступил через Гамбург в Ганновер. По герцогствам разрыв состоялся.

Австрия, конечно, должна была употребить старания, чтобы свое дело сделать общим германским. 11 июня назначено было экстраординарное заседание, на котором австрийский посланник объявил, что поведением Пруссии в герцогствах уничтожен гаштейнский трактат и нарушен союзный мир; потребовал для восстановления последнего мобилизации союзной армии в течение 14 дней; вместе с тем предложил озаботиться о том, чтобы резервные части были в порядке и чтобы приняты были все меры для приведения армии в возможность действовать.

Прусский посланник объявил на это, что он не уполномочен отвечать на столь новое предложение.

Вместе с тем австрийский посланник настаивал на возможно скорейшем решении. В противность обычаям сейма, в силу которых самое ничтожное дело решалось не менее как в три заседания, здесь положено было дать Австрии ответ не позже 14 июня: так велики были опасения, внушаемые Пруссией. Этого довольно было Бисмарку, чтобы и относительно Союза стать в открытое положение. Еще от 10 июня он препроводил к немецким правительствам окончательное предложение о реформе, которое было заготовлено заблаговременно, в предвидении давно желаемой и так ловко подготовленной минуты, для того, чтобы пустить его в ход.

Первая статья этого предложения включала в состав Союза все до того находившиеся в нем земли, за исключением императорско-австрийских и королевско-нидерландских. В следующих пунктах, кроме устройства дел общего интереса, предлагалось: завести немецкий флот с общим бюджетом и союзными гаванями в Киле и Яде, под верховным заведыванием Пруссии; сухопутные силы разделить на две армии: северную и южную. Начальство над первой в мирное время принадлежит прусскому королю; над второй — баварскому. Каждая из них должна иметь свой общий бюджет, определяемый по соглашению с представителями нации. Каждая из армий управляется, под верховной властью помянутых главнокомандующих, особым военным советом, составленным из представителей государств, дающих контингенты в ту либо другую армию. Этот совет должен ежегодно отдавать отчет в своих действиях парламенту. Расходы по содержанию армии несет каждое из государств, пропорционально выставляемому контингенту. Экономия в военном бюджете составляет собственность военно-союзной кассы.

Понимается само собою, что союзный, по официальной редакции, парламент и союзная армия должны были на практике обратиться в прусский парламент, в прусскую армию. В какой мере этот проект мог понравиться мелким государям, из которых всякий привык считать себя самостоятельным властителем и иметь хотя и крошечную, но свою армию — видеть нетрудно. Что же до отношений Союза к немецким владениям австрийского императора, то проект предлагал определить их впоследствии, по собрании парламента.

Вместе с тем Бисмарк говорит, что так как предложение 9 апреля не имело успеха и настоящее положение переговоров не оставляет даже надежды на то, чтобы оно получило решение, то обстоятельство это побуждает Пруссию обратиться с последним предложением прямо к своим союзникам и просить их решить раз навсегда: расположены ли они, в случае, если война разрушит нынешние союзные отношения, заключить союз с Пруссиею на высказанных основаниях.

Роковой для Германии день 14 июня наконец наступил: будет ли принято или нет предложение Австрии? Прусский посланник протестовал против всякого делопроизводства по этому предмету, ибо по форме и содержанию австрийское предложение противоречило всем условиям Союза. Пустили дело на голоса: большинство оказалось в пользу Австрии.

Тогда Савиньи объявил, что он обязан предъявить сейму решение Пруссии: предложение Австрии противоречит устройству Союза и должно быть принято за прекращение его. Права Союза против членов простираются не далее экзекуции, для которой предписаны свои формы, пренебреженные в австрийском предложении. Притом же и поведение Австрии в Голштинии ни в каком случае не может считаться состоящим под покровительством союзных трактатов.

По мнению Пруссии, сейму следовало вернуть предложение Австрии как неправомерное, но:

«так как это не было сделано,

так как Австрия в течение трех месяцев вооружается и возбуждает к тому же и остальных членов Союза,

так как вследствие всего этого о значении § 2 союзного акта, поставляющего целью внутреннюю и внешнюю безопасность Союза, не может быть и речи,

так как в основании всех действий Австрии лежат тайные соглашения с прочими членами Союза,

то Пруссии остается признать уничтожение Союза за совершившийся факт».

Такого оборота дела австрийские дипломаты, по всей вероятности, не ожидали: восстановление Союза против Пруссии разрешилось уничтожением Союза. Но это значило как бы идти против общего отечества. Бисмарк слишком был опытен в дипломатической борьбе, чтобы дать противникам этот шанс. Объявление свое об уничтожении Союза Савиньи закончил следующим образом:

«Тем не менее, Пруссия не только далека от мысли считать разрушенными национальные основы, на которых зиждется Союз, а, напротив, намерения ее заключаются именно в том, чтобы придерживаться их и единства немецкой нации, стоящего выше всех преходящих форм, и объявляет, что она готова, на основании проекта реформы от 10 июня, заключить новый союз с теми из немецких правительств, которые будут к тому расположены».

В заключение прусский посланник, заявив о неприкосновенности прав Пруссии на собственность ее в Союзе и на распоряжения союзными суммами без согласия Пруссии, оставил собрание.

Дипломатическая кампания этим закончилась: от слов пришло время перейти к делу. Должно отдать справедливость Бисмарку: ходы были рассчитаны так искусно, что ни одна дипломатическая уловка Австрии и ее приверженцев не застала его врасплох. Пользуясь слабыми сторонами Союза, он вел его от одного нерасчетливого шага к другому, показал все его бессилие, которое вполне оправдывало последний удар его существованию.

[Править] Результат австро-прусской войны

  • Главным результатом победы Пруссии стал выход Австрии из Германского союза. Последующее создание Северогерманского союза и присоединение 12 января 1867 Шлезвига-Гольштейна к Пруссии явились логичным завершением устранения Австрии от германских дел.

  • Венеция была присоединена к Итальянскому королевству, хотя нельзя считать это непосредственным результатом боевых действий. Ещё до начала войны 12 июня 1866 Австрия согласилась уступить Венецию французскому императору с тем, чтобы он передал её своему союзнику королю Виктору Эммануилу II. Однако итальянцы все равно решились воевать, формально соблюдая условия прусско-итальянского договора, но фактически надеясь на более значительные территориальные приобретения.

  • Бисмарк сознательно отказался от территориальных приобретений за счет Австрии, не желая возбуждать в ней жажды реванша. На Австрию была наложена необременительная контрибуция.

  • Сильнее пострадали германские союзники Австрии. Бавария и Гессен-Дармштадт уступили Пруссии часть своих земель к северу от реки Майн.[12] Пруссия присоединила в сентябре 1866 королевство Ганновер, курфюршество Гессен-Кассель, герцогство Нассау и город Франкфурт. Саксония избежала поглощения только благодаря требованию Австрии. Прусское королевство в 1867 стало насчитывать 24 млн. жителей.

[Править] Образование Северогерманского союза

Население присоединённых земель, за исключением датскоговорящих жителей северного Шлезвига, лояльно восприняли аннексию Пруссией своих государств. Лишённые владений удельные монархи получили богатые доходы в качестве компенсации, если только не пытались бороться за реставрацию. На сохранивших независимость мелких монархов северной Германии Пруссия надавила, чтобы создать военно-политический Северогерманский союз.

4 августа 1866 года Бисмарк предложил государствам Северной Германии (21 государство с 6 млн. жителей, самое крупное — королевство Саксония) заключить союз с Пруссией на год, в течение которого должны быть выработаны принципы объединения. Берлинская конференция (13 декабря 1866 — 9 января 1867) утвердила гегемонию Пруссии в Северогерманском союзе, построенном по федеративному принципу.

[править] Франко-прусская война 1870—71 годов

В 1867 году на границах Франции возникло сильное федеративное государство Северогерманский союз с 24 млн. пруссаков и 6 млн. других немцев. Ещё 6 млн. немцев из южногерманских государств были связаны с союзом договорными обязательствами. Франция ничего не получила в качестве компенсации от создания мощного германского государства, по количеству жителей сравнимого с населением Франции (36 млн. французов). На это наложились внутриполитические трудности императора Наполеона III и заинтересованность Пруссии в присоединении южногерманских королевств. Обе державы стремились решить свои внутренние проблемы победоносной войной друг с другом.

Внешнеполитическая ситуация для Франции и Пруссии

  • Позиция России. Хотя Александр II с неудовольствием следил за поглощением мелких германских государств Пруссией, вызывающие требования Наполеона III к Вильгельму I рассердили царя. Более существенным являлось обещание Бисмарка поддержать Россию в пересмотре Парижского договора 1856 года, запрещавшего России иметь Черноморский военный флот. 23 июля была опубликована декларация России о нейтралитете с призывом к другим государствам о невмешательстве в франко-прусскую войну.

  • Внутри Австро-Венгрии боролись два течения: военно-аристократические круги желали реванша над Пруссией, в то время как буржуазия и венгерские националисты выступали против. Исход противостояния в правящих кругах был решён позицией Александра II. Австрийцам дали понять, что на их вмешательство Россия ответит открытием военных действий против Австро-Венгрии.

  • Англия заявила о своём нейтралитете ещё 18 июля. Бисмарк постарался закрепить эту позицию, обнародовав 24 июля конфиденциальную записку французского посла в Пруссии от 1867 года, в которой посол развивал проект захвата Бельгии Францией. Общественное мнение англичан было настроено резко против личности Наполеона III, хотя правительство и видело опасность в чрезмерном усилении Пруссии.

  • Итальянский король Виктор-Эммануил склонялся к союзу с Францией, однако этому препятствовало нахождение французского гарнизона в Риме. Франция поддерживала папское государство, из-за чего объединение Италии не могло быть завершено. Бисмарк шантажировал Виктор-Эммануила, угрожая поддержать деньгами и оружием республиканское восстание в случае выступления Италии на стороне Франции. После поражения Франции итальянцы предпочли извлечь из этого выгоду и заняли 20 сентября 1870 Рим, покинутый французскими войсками.

Австро-Прусская война

Это вооруженный конфликт между Австрией и Пруссией за господство в Германии.

Превосходившая Австрию в промышленном отношении, лучше вооруженная Пруссия быстро добилась успеха. Уже через две недели после начала войны, 3 июля 1866 года, произошло решающее сражение под Садовой (Кениггрец). Оно было проиграно австрийской армией, которая была вынуждена одновременно вести военные действия и на итальянском фронте.

Сложное внутреннее положение Австрии, угроза отделения Венгрии заставили австрийское правительство пойти на мирные переговоры. 23 августа в Праге был подписан мирный договор. Главным результатом войны стало образование под руководством Пруссии Северо-Германского союза, куда Австрия не вошла. Венецианская область, принадлежавшая ранее Австрийской империи, была включена в состав Итальянского королевства, тем самым было в основном завершено объединение Италии. Война стала важным этапом в процессе объединения Германии.

 

Австро-Итало-Французкая война

Австро-Итало-Французкая война 1859 г.— война Пьемонта (Сардинского королевства) и Франции против Австрии.

Этот конфликт стал важным этапом борьбы за объединение Италии под главенством Пьемонта. Одним из главных препятствий на пути создания единого итальянского государства была Австрия, которая на основании решений Венского конгресса 1814-1815 гг. владела итальянскими территориями — Ломбардией и Венецией. Заручившись поддержкой Франции, которая стремилась укрепить свое влияние в Северной Италии, правительство Пьемонта спровоцировало Австрию на объявление войны 29 апреля 1859 г. Война вызвала подъем национально-освободительного движения в Италии, приведший к восстаниям в ряде городов. В крупнейших сражениях у Мадженты (4 июня) и Сольферино (24 июня) австрийская армия потерпела поражение. Однако французский император Наполеон III, опасаясь выступления Пруссии и не желая создания сильного государства в Италии, прекратил военные действия и заключил с Австрией сепаратное перемирие. По условиям мирного договора Австрия отказалась только от Ломбардии, Венеция осталась под ее властью.

Семинедельная война | 1866 г.

Семинедельная война , также называемая Австро-прусская война (1866 г.), война между Пруссией с одной стороны и Австрией, Баварией, Саксонией, Ганновером и некоторыми небольшими германскими государствами с другой. Это закончилось победой Пруссии, что означало исключение Австрии из Германии. Вопрос был решен в Богемии, где основные прусские армии встретились с главными австрийскими силами и саксонской армией, наиболее решительно в битве при Кениггретце. Прусский отряд, известный как Главная армия, тем временем расправился с войсками Баварии и других немецких государств, которые встали на сторону Австрии.Одновременно в Венеции велась кампания между южной австрийской армией и итальянцами, заключившими союз с Пруссией.

Кампания 1866 года была тщательно спланированным этапом объединения Германии под властью прусской династии Гогенцоллернов, главным агентом которой был Отто фон Бисмарк. Проблема была ясна: Пруссия сознательно бросила вызов Австрии за лидерство Германской Конфедерации. Пруссия бросила вызов Австрии в 1850 году, но полный провал ее мобилизации в том году вынудил Ольмюца принять несколько унизительные условия Австрии.С тех пор Пруссия с Бисмарком в качестве государственного деятеля, графом Гельмутом фон Мольтке в качестве стратега и графом Альбрехтом фон Рооном в качестве армейского организатора методично готовилась к новому вызову. Фактическим предлогом, найденным Бисмарком в 1866 году, был спор по поводу администрации Шлезвига и Гольштейна, которую Австрия и Пруссия отобрали у Дании в 1864 году и с тех пор держали совместно. Дипломатические обмены начались в январе, а военные приготовления - немного позже, но боевые действия фактически не вспыхнули до середины июня.

Союзом с Италией Бисмарк умудрился отвести часть австрийских войск на юг. Это преимущество, вместе с преимуществом модернизированной армейской дисциплины Пруссии, привело к победе Пруссии; формально война была завершена 23 августа Пражским мирным договором. Договор передал Шлезвиг-Гольштейн Пруссии. Последний также полностью аннексировал Ганновер, Гессен-Кассель, Нассау и Франкфурт, получив таким образом территорию, разделявшую восточную и западную части прусского государства.Венским миром (3 октября 1866 г.) Австрия уступила Венецию для передачи Италии. Победа Пруссии в войне позволила ей организовать Северогерманский союз.

Австро-прусская война | Факты, Резюме, Война и Хронология

Основные факты и резюме

  • Германия в середине 19 века была не одной страной, а разделенной на множество независимых государств, из которых Пруссия была самым могущественным и милитаристским государством.
  • Правящие семьи Австрии и Пруссии, Габсбургов и Гогенцоллернов, оба хотели господства в Центральной Европе.
  • В 1864 году Пруссия и Австрийская империя вместе вторглись на датские территории Шлезвиг и Гольштейн, но к 1866 году не соглашались, как управлять захваченными землями.
  • Хотя многие немцы хотели объединенной страны, были разногласия по поводу того, должна ли она включать в себя немецкоязычную Австрию или нет. Кроме того, многие другие государства не хотели, чтобы Пруссия доминировала в объединенной Германии, что привело их на сторону Австрии в споре.
  • В апреле 1866 года влиятельный прусский политик Отто фон Бисмарк заключил союз с Италией.Как и Германия, Италия боролась за объединение в одну страну и за освобождение от австрийского контроля.
  • 9 июня 1866 года прусские войска вошли в Гольштейн. Пять дней спустя немецкий сейм (собрание Конфедерации независимых государств Германии) проголосовал за мобилизацию войск для борьбы с Пруссией.
  • Пруссия вторглась в соседние германские земли Ганновер, Саксонию и Гессен 15-16 июня 1866 года.
  • Италия объявила войну Австрии 20 июня 1866 года, вынудив Австрию разделить свои армии для защиты своих границ на двух фронтах.
  • В то время как некоторые прусские войска вторгались на территорию Австрии в Богемии (ныне часть Чешской Республики), другие войска сражались с немецкими землями Ганновер, Кассель и Саксония. Хотя ганноверская армия победила прусскую армию в битве при Лангензальце, она была вынуждена сдаться, когда ее окружили другие прусские войска.
  • Сражение при Находе 27 июня 1866 года было первым крупным столкновением австро-прусской войны и привело к тому, что Вторая прусская армия захватила горный перевал, чтобы они могли достичь австрийской территории и в конечном итоге соединиться с другими прусскими войсками.
  • В тот же день, 27 июня 1866 года, австрийская армия сумела помешать пруссакам продвигаться дальше у Траутенау, но при этом потеряла много людей.
  • С 26 по 29 июня 1866 г. происходили бои при Хюнервассере, Подоле, Мюнхенгретце, Скалице, Буркерсдорфе и Гитчине.
  • Решающее сражение произошло 3 июля 1866 года у Кениггреца и было выиграно пруссаками, несмотря на ранние успехи австрийцев с артиллерией.
  • 22 июля 1866 года было подписано перемирие, положившее конец войне.
  • Война также получила название Семинедельной войны, Братской войны и Немецкой войны.
  • В результате войны Пруссия стала доминирующим немецким государством. В 1870-71 гг. Пруссия напала на Францию ​​и захватила регион Эльзас-Лотарингия, после чего Германия стала единой нацией под властью прусского императора Вильгельма I.
  • г.

Исторический контекст

В середине 19 века Германия была не единой страной, а группой отдельных государств, входящих в Конфедерацию.Доминирующими державами в этой организации были Австрия и Пруссия. Австрией правили императоры из династии Габсбургов, а Пруссия была королевством, которым управляла семья Гогенцоллернов. Хотя Австрия в течение некоторого времени была ведущей державой в Центральной Европе, Пруссия была государством на подъеме, росла в богатстве и военной мощи. У него был призыв в армию, а это означало, что всегда были силы хорошо обученных солдат, которых можно было призвать, и он мог вооружиться новейшим современным оружием благодаря промышленнику и производителю Альфреду Круппу.

В 1864 году два государства вместе возглавили вторжение на датскую территорию Шлезвиг-Гольштейн. Эта война была первым признаком провала плана британской королевы Виктории и принца Альберта по установлению мира в Европе путем выдачи своих детей замуж в различные королевские семьи. Их старшая дочь была замужем за прусским принцем, а их старший сын - за датской принцессы, но это не помешало двум странам воевать друг против друга.

К 1866 году Австрия и Пруссия зашли в тупик в вопросе управления своей новой датской территорией.Пруссия увидела в споре возможность стать доминирующей державой в Германской Конфедерации и начала подготовку к войне с Австрией. Прусский министр-президент (премьер-министр) Отто фон Бисмарк заключил союз с Италией, страной, также стремящейся сбросить контроль над Австрией, чтобы австрийцам пришлось сражаться на двух фронтах одновременно, разделив силы его армии.

Война

Пруссия, Австрия и Италия провели весну 1866 года в подготовке своих армий.Планы мобилизации Пруссии были составлены генералом Гельмутом фон Мольтке, который был в авангарде использования современных железных дорог и телеграфа, чтобы быстро доставить войска туда, где они были больше всего нужны. Требовались быстрые действия, чтобы победить различных противников Пруссии - они столкнулись не только с Австрией, но и с некоторыми другими германскими государствами, которые были союзниками Австрии из-за их страха перед прусским господством.

15-16 июня Пруссия вторглась в соседние государства Ганновер, Саксонию и Гессен, все союзники Австрии.Их цель состояла в том, чтобы быстро заставить эти государства капитулировать, чтобы их силы не могли быть использованы Австрией. 20 июня Италия также объявила войну Австрии. 27 июня Пруссия потерпела поражение от Ганновера в битве при Лангензальце, но присутствие других прусских войск в этом районе означало, что ганноверцы были окружены и вынуждены были сдаться в любом случае.

Пока продолжалась кампания против германских государств, три прусские армии выступили против австрийцев в Богемии (тогда в Австрийской империи, теперь в Чешской Республике).Армия Эльбы и Первая армия сражались и выиграли небольшие сражения 26 июня, что позволило им перейти реку Изер к северу от Праги и соединиться. Третья прусская армия, Вторая армия, 27 июня участвовала в тяжелом сражении при Траутенау, чтобы попытаться взять под контроль горный перевал, чтобы перейти на территорию Австрии. Хотя австрийцам удалось отбросить пруссаков, они потеряли в процессе тысячи людей, а позже в тот же день пруссаки смогли заставить австрийцев отступить в другом месте, в Находе, и обеспечить другой путь через горы.Все три прусские армии теперь находились на территории Австрии, и лучшие шансы австрийцев на победу зависели от того, смогут ли они противостоять пруссакам по отдельности, прежде чем они получат возможность объединиться в одну силу.

В течение следующих нескольких дней происходили различные сражения, когда австрийцы отступали, а пруссаки наступали. Все закончилось прусскими победами. Австрийский командующий Людвиг фон Бенедек решил перебросить свои войска обратно в город Кениггрец, и 1 июля он отправил послание австрийскому императору Францу Иосифу с просьбой заключить мир, чтобы избежать катастрофы для его армии.Император отказался, и Бенедек почувствовал, что у него нет другого выбора, кроме как выступить. Пруссаки на время потеряли связь с австрийцами, но Мольтке правильно предположил, что они будут реорганизованы на восточном берегу реки Эльбы около Кениггреца. Он получил подтверждение этого поздно вечером 2 июля и планировал атаковать на следующий день двумя своими армиями, надеясь, что последняя, ​​вторая армия, сможет прибыть в какой-то момент во время битвы.

Битва при Кениггретце 3 июля 1866 года стала решающим в австро-прусской войне.В начале дня 2-я прусская армия не прибыла, и Эльбская армия задерживалась на переправе через реку, а это означало, что 1-я армия должна была взять на себя основную часть начальных боев. Несмотря на сильное превосходство в численности, 1-я армия смогла сдержать австрийцев. Большая часть сражений произошла в Свипвальде, где лесная местность обеспечивала пруссакам хорошее прикрытие, чтобы перезарядить свои скорострельные игольчатые орудия и поразить наступающего врага. Австрийцы были вооружены винтовками, которые необходимо было перезаряжать через дуло, в стоячем положении, оставляя их открытыми во время процесса перезарядки.В конце концов, и Эльбская армия, и Вторая армия смогли вступить в бой, чтобы поддержать своих товарищей по Первой армии, и австрийцы были вынуждены отступить. Они понесли десятки тысяч жертв - катастрофу, которую ожидал их командир Бенедек. Прусские потери составили около четверти австрийских потерь.

Прусские армии преследовали австрийцев, отступавших дальше на свою территорию в направлении Вены. Произошла серия мелких стычек, последняя из которых произошла 22 июля в Блюменау, в тот же день, когда было заключено перемирие.В тот день в полдень наступил мир. Во время переговоров по мирному договору Бисмарк не хотел чрезмерно унижать или ослаблять австрийцев, обеспокоенный созданием вакуума власти, который могли бы использовать другие государства. Он не взял территории у самой Австрии, но потребовал передачи некоторых государств, включая Ганновер, Шлезвиг-Гольштейн и части Гессена и Баварии. Австрия также была вынуждена передать Италии регион Венеция, который был частью соглашения о союзе между Пруссией и Италией.

Пражский мир был официально подписан 23 августа 1866 года. Он положил конец идее о том, что Австрия станет частью объединенной Германии, и дал Пруссии полное господство в регионе. Поражение Австрии и других германских государств, которые ей противостояли, позволило Пруссии обратить внимание на Францию, которую она победила в войне 1870-71 годов за контроль над Эльзасом и Лотарингией. После этой войны Германия была официально объединена под властью прусского короля императора Вильгельма I.

Хронология

В середине 19 века немецкоязычные европейцы жили во многих различных государствах, самыми могущественными из которых были Австрия и Пруссия. Оба эти государства хотели взять на себя ведущую роль в Германской Конфедерации, и эта борьба за власть привела к австро-прусской войне, продолжавшейся всего несколько недель летом 1866 года. Остальные германские государства были расколоты; некоторые вступили в союз с австрийцами, а другие - с Пруссией. В то же время Италия, союзник Пруссии, также вела войну против Австрии, чтобы восстановить контроль над регионом Венеция.

Прусские силы разделились таким образом, чтобы они могли сражаться со всеми своими врагами почти одновременно, прежде чем они смогли объединиться в более крупные боевые силы. В то время как некоторые прусские армии оставались на территории Германии для борьбы с другими государствами, такими как Ганновер и Бавария, другие были отправлены в Богемию, часть Австрийской империи, чтобы сражаться с австрийцами. Руководил движением армий дальновидный начальник прусского штаба Гельмут фон Мольтке. Он использовал железные дороги и телеграфную связь для максимально быстрого и эффективного развертывания войск.Пруссаки также извлекли выгоду из современного оружия, такого как скорострельное игольчатое ружье, которое можно было перезаряжать, лежа на земле, что делало солдат менее уязвимыми для вражеских атак.

Хотя пруссаки потерпели поражение от ганноверов в битве при Лангензальце и от австрийцев в битве при Траутенау, они одержали победу во всех других столкновениях войны. Решающая битва произошла у Кениггреца 3 июля 1866 года. Пруссаки победили более многочисленные австрийцы и оттеснили их к Вене, заставив их просить мира.Мирный договор предоставил Пруссии полное господство над другими германскими государствами, и всего за несколько лет Германия была объединена как одна страна при императоре Вильгельме I. Могущество Австрии и ее династии Габсбургов было значительно уменьшено, поскольку она была не только вынуждена отказаться от доминирования немецкоговорящих людей, но также вынужден был передать регион Венеции итальянцам.

Артикулы:

[1.] Различный, The Times Complete History of the World (Times Books, 2004)

[2.] Робертс, Дж. М., История пингвинов в мире (Penguin, 1992)

[3.] Кэдбери, Дебора, Сватовство королевы Виктории (Блумсбери, 2017)

[4.] http://www.historyofwar.org/articles/wars_austro_prussian.html

[5.] https://en.wikipedia.org/wiki/Austro-Prussian_War

Источники изображений:

[1.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/0d/Alfred_Krupp%2C_im_Reitergewand.jpg

[2.] https: //upload.wikimedia.org / wikipedia / commons / 1 / 1b / Otto_Von_Bismarck.jpg

[3.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/cf/Battle_of_Langensalza.jpg

[4.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/9a/Schlacht-bei-koeniggraetz-von-georg-bleibtreu.jpg/800px-Schlacht-bei-koeniggraetz-von-georg -bleibtreu.jpg

[5.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/2a/Kaiser-wilhelm-I.jpg

Факты, рабочие листы и предыстория австро-прусской войны для детей

Не готовы приобрести подписку? Нажмите, чтобы загрузить бесплатный образец. Загрузить образец

Загрузить этот образец

Этот образец предназначен исключительно для участников KidsKonnect!
Чтобы загрузить этот рабочий лист, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться бесплатно (это займет всего минуту), и вы вернетесь на эту страницу, чтобы начать загрузку!

Зарегистрируйтесь

Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь, чтобы скачать.

Австро-прусская война Война была войной, которая велась между Австрийской империей и Королевством Пруссия в 1866 году. Она также известна как Семинедельная война, Гражданская война в Германии, Война за объединение, Война за 1866 г. и Братская война. В Германии это называется German War или Deutscher Krieg по-немецки.

См. Файл фактов ниже для получения дополнительной информации об австро-прусской войне или, в качестве альтернативы, вы можете загрузить наш 27-страничный пакет рабочих листов для австро-прусской войны для использования в классе или дома.

Основные факты и информация

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ЗНАЧЕНИЕ

  • Австро-прусская война длилась 1 месяц и 8 дней.
  • Война разразилась 14 июня и закончилась 22 июля 1886 года.
  • Австро-прусская война велась в основном в районах Богемии, Германии, Италии и Адриатического моря.
  • Прусское королевство и итальянские войска победили в австро-прусской войне, и последствия их победы были следующими:
    • Германская Конфедерация была распущена.
    • Образовалась Северо-Германская Конфедерация.
    • Австрия была исключена из Германии.
    • Образовалась Австро-Венгрия.
  • Территориальные изменения произошли во время австро-прусской войны: Ганновер, Гольштейн, Шлезвиг, Гессен-Кассель, Нассау, Франкфурт, а также части Баварии и Гессен-Дармштадта были аннексированы Пруссией; Венеция стала полной аннексией Италии; и Фриули стал частичной аннексией Италии.

ПРИЧИНЫ ВОЙНЫ

  • В середине 19 века Германия была разделена на несколько независимых государств.
  • За это время Пруссия продемонстрировала военное превосходство.
  • Габсбурги и Гогенцоллерны были правящими семьями Австрии и Пруссии соответственно, и оба они хотели править Центральной Европой.
  • Австрия и Пруссия захватили датские территории в 1864 году.
  • В 1866 году между Австрией и Пруссией возник спор относительно того, как управлять захваченными ими государствами.
  • Большинство германских государств уступили единой Германии.
  • Однако высказывались противоположные мнения относительно того, будет ли включена Австрия.
  • Другие государства не хотели, чтобы Пруссия управляла ими, поэтому они встали на сторону Австрии.
  • Отто фон Бисмарк вступил в союз с Италией в апреле 1886 года.
  • Италия также хотела стать единой страной и освободиться от Австрии.

БЕЛЛИГЕРЕНТЫ И СИЛЫ

  • Германская Конфедерация, возглавляемая Пруссией, помимо союзничества с Италией, включала следующие государства:
    • Пруссия
    • Саксен-Лауэнбург
    • Брансуик
    • Мекленбург-Шверин
    • Саксенбург-Шверин Гота
    • Заксен-Альтенбург
    • Мекленбург-Стрелиц
    • Ольденбург
    • Анхальт
    • Шварбург
    • Вальдек
    • Липпе
    • Любек
    • Бремен
    • Гамбург
  • Австрийские войска во главе с Иосифом
  • I
  • Альбрехт фон Тешен
  • Людвиг фон Бенедек
  • Людвиг II
  • Принц Карл Теодор
  • Наследный принц Альберт
  • Прусскими и итальянскими войсками руководили и командовали:
    • Вильгельм I
    • Отто фон Бисмарк
    • Хельмут фон Мольтке
    • Викт или Эммануэль II
    • Альфонсо Ла Мармора
    • Джузеппе Гарибальди
  • Германская конфедерация во главе с Австрией включала следующие государства:
    • Австрия
    • Бавария
    • Саксония
    • Ганновер
    • Вюртемберг
    • Гессен-Баден-17
    • Гессен-Дармштадт
    • Нассау
    • Саксен-Майнинген
    • Ройсс-Грайц
    • Шаумбург-Липпе
    • Франкфурт
    • Лихтенштейн
  • ВОЙНА

    • Пруссия, Австрия и Италия в основном готовились к весне 1866 года. для войны.
    • Генерал Гельмут фон Мольтке разработал план мобилизации для Пруссии.
    • С 15 по 16 июня 1866 г. Пруссия начала вторжение в союзные с Австрией государства Ганновер, Саксонию и Гессен.
    • 20 июня 1866 года Италия объявила войну Австрии.
    • 26 июня 1866 года три прусских отряда двинулись на войну в Богемии.
    • Армия Эльбы и Первая армия одержали незначительные победы, которые еще больше мобилизовали их.
    • 27 июня 1866 года началась битва при Лангензальце.
    • Пруссия потерпела военное поражение от Ганновера.
    • Однако Ганновер были вынуждены сдаться из-за присутствия в этом районе других прусских войск.
    • Вторая армия упорно сражалась при Траутенау, пытаясь взять под контроль горный перевал, ведущий на территорию Австрии.
    • Австрийцы смогли сопротивляться, но потеряли тысячи человек.
    • Потеря людей вынудила их отступить в Находе и использовать другой горный маршрут.
    • Прусской армии удалось вторгнуться на территорию Австрии.
    • 1 июля 1866 года, после нескольких сражений, приведших к победе Пруссии, австрийский командующий Людвиг фон Бенедек отступил со своими войсками к Кениггрецу.
    • Командующий Бенедек написал австрийскому императору Францу Иосифу I письмо с просьбой заключить мир и сохранить свою армию.
    • Франц-Иосиф отказался.
    • 2 июля 1866 года прусская армия во главе с Мольтке планировала атаковать Кениггрец.
    • 3 июля 1866 года произошло сражение при Кениггетце.
    • Вопреки ожиданиям Мольтке, 2-я армия не прибыла рано.
    • Первая армия была в меньшинстве, но сумела отбить австрийцев.
    • В конце концов, армия Эльбы и Вторая армия прибыли, чтобы помочь Первой армии.
    • Австрийцы были вынуждены отступить.
    • 22 июля 1866 года в Блюменау произошла последняя стычка.
    • Бисмарк потребовал захватить Ганновер, Шлезвиг-Гольштейн и части Гессена и Баварии.
    • Область Венеция также была передана Италии.

    ПРАГСКИЙ МИР И ВОЙНЫ

    • Прусские и итальянские войска развернули в общей сложности 637 262 солдата и потеряли 39 990 человек.
    • Австрийские войска задействовали 517 123 солдата и потеряли 132 414 человек.
    • Пражский мир был официально подписан 23 августа 1866 года.
    • Соглашение исключало Австрию как часть объединенной Германии.
    • Благодаря Пражскому миру Пруссия получила полное господство над Германией.
    • Германия была официально объединена прусским императором Вильгельмом I.

    Опись австро-прусской войны

    Это фантастический набор, который включает все, что вам нужно знать об австро-прусской войне, на 27 страницах с подробным описанием.Это готовых к использованию рабочих листов австро-прусской войны, которые идеально подходят для обучения студентов австро-прусской войне, которая была войной между Австрийской империей и Прусским королевством в 1866 году. Недельная война, Гражданская война в Германии, Война за объединение, Война 1866 года и Братская война. В Германии это называется German War или Deutscher Krieg по-немецки.

    Полный список включенных рабочих листов

    • Факты об австро-прусской войне
    • Расшифруйте текст
    • Сводная временная шкала
    • Ведущие к войне
    • Определите страну
    • Классификация вооруженных сил
    • Поиск основных боевых действий
    • Завершите предложение
    • Consequences Comics
    • German Confederation
    • Image Story

    Ссылка / цитирование этой страницы

    Если вы ссылаетесь на какой-либо контент на этой странице на своем собственном веб-сайте, используйте приведенный ниже код, чтобы указать эту страницу в качестве исходного источника. .

    Факты и рабочие листы австро-прусской войны: https://kidskonnect.com - KidsKonnect, 21 июля 2020 г.

    Ссылка будет отображаться в виде фактов и рабочих листов австро-прусской войны: https://kidskonnect.com - KidsKonnect, 21 июля 2020 г.

    Использование с любой учебной программой

    Эти рабочие листы были специально разработаны для использования с любой международной учебной программой. Вы можете использовать эти рабочие листы как есть или редактировать их с помощью Google Slides, чтобы сделать их более конкретными в соответствии с вашими уровнями способностей учащихся и стандартами учебной программы.

    Австро-прусская / Семинедельная война, июнь-август 1866 г.

    Австро-прусская / Семинедельная война, июнь-август 1866 г.

    Введение


    Германия в 1866 году
    Предпосылки

    Немецкая кампания


    Ганноверская фаза
    Баварская и федеральная фазы

    Саксонская и австрийская кампании


    Саксония
    Богемия
    26 июня
    27 июня
    28 июня
    29 июня
    30 июня
    1 июля
    2 июля
    3 июля
    Продвижение к Дунаю

    Мирные переговоры и окончание войны

    Введение

    Австро-прусская или Семинедельная война 1866 года была второй из трех войн, которые привели к объединению Германии под руководством Пруссии.Пруссаки легко победили своих австрийских и немецких врагов и стали доминирующей державой в Северной Германии, в то время как австрийцы были вынуждены отказаться от своего оставшегося влияния в остальной Германии.

    Германия в 1866 г.

    До 1866 года в германском мире доминировали две крупные державы: Австрия на юге и Пруссия на севере и западе. Остальная часть Германии была разделена на большое количество более мелких государств (хотя и не на сотни более ранних веков).Среди них было несколько крупных монархий, в том числе Ганновер, Саксония и Бавария.

    Пруссия была разделенным королевством, разделенным между традиционным центром в восточной Германии и значительным плацдармом на Рейне. Ганновер беспокойно сидел между двумя половинами Пруссии.

    Саксония находилась между северной границей Австрии (Богемия) и центром Пруссии. Бавария была главным королевством южной Германии, граничащей с Австрией на юге и востоке. К западу от Баварии находилось королевство Вюртемберг.

    Ниже королевств находился ряд великих княжеств - Баден, Гессен, Люксембург, Мекленбург-Шверин, Мекленбург-Стрелиц, Ольденбург и Саксен-Веймар-Айзенах. Ниже находились герцогства и более мелкие штаты.

    Германская Конфедерация была образована после наполеоновских войн. Он включал австрийскую часть империи Габсбургов, но не венгерские или другие земли. Гольштейн был частью Германской Конфедерации, но не Шлезвиг. Восточные части Пруссии также вышли из состава Конфедерации.На момент основания Конфедерация насчитывала 35 членов, но в 1820 году их число увеличилось до 40. В Конфедерации было Федеральное собрание, в котором одиннадцать крупнейших штатов имели по одному голосу, более мелкие штаты разделили пять, а вольные города - один голос. Ассамблея собралась во Франкфурте под руководством президента Австрии.

    Фон

    Главным вопросом во время войны 1866 года был статус Пруссии. Пруссаки хотели, чтобы их признали равными Австрии (особенно после того, как Отто фон Бисмарк стал министром-президентом), с командованием немецкими войсками на севере.Австрийцы не хотели идти на такую ​​уступку.

    Кратковременной причиной войны стали последствия Шлезвиг-Гольштейнской войны 1864 года. Проблема Шлезвиг-Гольштейн представляла собой давний спор о статусе герцогств Шлезвиг и Гольштейн. В течение нескольких столетий два герцогства были связаны одним герцогом, который также был королем Дании. В Шлезвиге было смешанное датско-немецкое население с большим количеством датчан на севере, в то время как голштинская часть была в основном немцами.Гольштейн также был частью Германской Конфедерации, но Шлезвиг - нет. Однако Шлезвиг не был частью Датского королевства, а был отдельным владением короля. В 1848 году в герцогствах вспыхнуло прогерманское восстание. Герцог Августенбургский был избран правителем этого нового государства, и Пруссия предоставила солдат для его защиты. Однако большинство других европейских держав объединились, чтобы заставить немцев уйти из герцогств, и герцогства были возвращены королю Дании.Швеция послала войска, Великобритания пригрозила принять военно-морские действия против Пруссии, а Россия пригрозила вмешаться.

    После неудавшегося восстания общественное мнение в Дании и Германии ожесточилось. В Дании влияние приобрели гага-датчане, которые хотели поглотить Шлезвиг в состав Королевства, сделав реку Гагой своей южной границей. В Германии националисты хотели отменить унижения 1848-50 гг. Датчане продолжали верить в то, что у них есть международная поддержка, но они не понимали, что Крымская война (1853–1856 гг.) Уменьшила шансы на какое-либо сотрудничество между британцами и русскими.Действия датского правительства во многом основывались на предположении, что они получат поддержку со стороны Франции и Великобритании. В 1863 г. была принята новая конституция. Шлезвиг и Дания управлялись общим парламентом, в то время как Гольштейн получит свою собственную отдельную конституцию, но потеряет всякое влияние на события в Дании и Шлезвиге. Это было нарушением Лондонского договора, положившего конец восстанию 1848-50 гг., А также явным нарушением союза Шлезвига и Гольштейна. Это вызвало возмущение в Германии (а также в Гольштейне и немецких частях Шлезвига).Эта новая конституция была разработана в последние месяцы правления Фридриха VII, но была подписана законом в ноябре 1863 года его преемником Кристианом IX.

    Конституция была объявлена ​​в марте 1863 года. В июле федеральный сейм потребовал от датчан отказаться от своих планов и пригрозил вторжением, если их требования не будут выполнены. В октябре сейм проголосовал за приведение в действие своей угрозы, при этом Саксония и Ганновер предоставили начальные войска, при необходимости поддержанные Австрией и Пруссией.В течение этого периода Бисмарк приложил определенные усилия, чтобы избежать войны, но в начале 1864 года он нашел способ опровергнуть результаты 1848–1850 годов, не спровоцировав европейский союз против Пруссии. В январе 1864 года Пруссия и Австрия подписали союз, в котором они согласились сотрудничать, чтобы официально отменить новую датскую конституцию, чтобы защитить условия Лондонского договора. К этому моменту немецкие федеральные войска уже заняли Гольштейн и выступили 24 декабря 1863 года.

    Австрийцы и пруссаки вторглись в Шлезвиг 1 февраля 1864 года. Большая часть Шлезвига была быстро захвачена, хотя датчане удерживали крепость Диббёль на восточном побережье. Другие великие державы не вмешивались, хотя и возражали, когда пруссаки и австрийцы достигли датской границы. Было согласовано краткое перемирие, и 25 апреля в Лондоне состоялась мирная конференция. Мирная конференция провалилась, и союзники вторглись в датскую Ютландию. Датчане потребовали мира и в начале августа отказались от контроля над герцогствами.

    Австро-прусский договор не включал соглашения о послевоенном статусе герцогств. Датчане передали их в совместную австро-прусскую опеку, что не разрешило ситуацию. В конце августа две немецкие державы провели конференцию во дворце Шенбрунн недалеко от Вены. Присутствовали австрийский император Франц Иосиф, прусский король Пруссии Вильгельм I и их ведущие министры. У каждого были свои идеи - Бисмарк выдвинул прусские претензии на оба герцогства, а в ответ главный министр Австрии хотел, чтобы пруссаки гарантировали австрийский контроль над Венецией и согласились помочь повторно завоевать Ломбардию, если разразится война с Италией.Бисмарк был готов на это согласиться, но министры не приняли во внимание своих королевских хозяев. Франц Иосиф согласился бы отдать Пруссии Шлезвиг и Гольштейн только в том случае, если бы Австрия получила некоторую прусскую территорию в другом месте, а Вильгельм не хотел отказываться от них. Более того, Вильгельм I указал, что у него нет претензий на герцогства, и вместо этого попросил Австрии признать военное превосходство Пруссии в северной Германии. Конференция потерпела неудачу, и две державы согласились разделить опеку над герцогствами только до тех пор, пока они не придут к более постоянному решению.На этом этапе Бисмарк все еще ожидал, что мирное решение будет навязано австрийцам проблемами на окраинах их империи, но события развивались быстрее, чем он ожидал.

    Прусские министры в Вене потеряли власть в 1865 году после того, как Пруссия вернулась к обещанию включить Австрию в состав немецкой зоны Zollverein или зоны свободной торговли. Обе державы затем попытались огорчить герцога Аугустенбургского, претендента 1848 года. Бисмарк был готов принять его как герцога, пока Пруссия контролировала местные вооруженные силы, а герцог не желал принимать эти условия.Австрийцы также ухаживали за герцогом, и вскоре после срыва его переговоров с пруссаками проголосовали за его требование на сейме во Франкфурте. Решение, казалось, было найдено летом 1865 года. Попытки Пруссии заключить союз с новым Королевством Италии обеспокоили австрийцев, и 14 августа 1865 года обе стороны подписали Гаштайнский мирный договор. Шлезвиг должен был управляться пруссаками, а Гольштейн - австрийцами. Аугустенбург не упоминался в этом договоре, но вскоре австрийцы вернулись к поддержке его требований, что раздражало Вильгельма I.

    В то время как это происходило, Бисмарк также пытался убедиться, что французы останутся нейтральными в любом конфликте между Австрией и Пруссией. Ему удалось это организовать на встрече с Наполеоном III в Биаррице. Наполеон III также помог убедить итальянцев встать на сторону пруссаков, и 8 апреля 1866 года Пруссия и Италия подписали трехмесячный наступательный и оборонительный военный союз. Взамен Бисмарк согласился продолжить войну до тех пор, пока итальянцы не захватят Венецию.

    Этот договор лишил всех реальных шансов избежать войны между Австрией и Пруссией.В мае 1866 года Бисмарк снова попытался найти мирное решение, требуя контроля Пруссии над немецкими армиями к северу от Майна. Наконец австрийцы согласились на это требование, но только в том случае, если Пруссия гарантирует им владение Венецией. Бисмарк оказался в ловушке своего договора с Италией и своего соглашения с Наполеоном III и не мог с этим согласиться. Затем австрийцы предложили передать Венецию Италии в обмен на нейтралитет Италии, и на этот раз итальянцы оказались в ловушке.В конце концов, австрийцы попытались привлечь Наполеона III, предложив ему сдать Венецию после сражения с пруссаками в обмен на нейтралитет Франции в этой войне.

    На этом этапе железные дороги сделали свой первый крупный вклад в европейскую войну. Увеличенная скорость передвижения, допускаемая железными дорогами, означала, что мобилизованная армия могла перейти в наступление намного быстрее, чем в прошлом. В прошлом существовал буфер, рассчитанный на то время, которое потребуется мобилизованной армии, чтобы маршировать от своих складов до соответствующей границы.В 1866 году, как и в 1914 году, приказ о мобилизации был почти объявлением войны.

    По этому поводу мобилизация началась медленно. В начале 1866 года пруссаки призвали прусский Ландвер. Австрийцы ответили 2 марта, вызвав шесть кавалерийских полков и шесть артиллерийских батарей, а затем 6 марта перебросив в Чехию десять пехотных батальонов и тридцать кавалерийских эскадронов. Это сыграло на руку Бисмарку, позволив ему изобразить австрийцев агрессорами и помогло убедить прусский генеральный штаб в необходимости быстрой мобилизации.24 марта Бисмарк спросил Германскую конфедерацию, может ли Пруссия рассчитывать на их помощь против любой австрийской агрессии. 28 марта Прусский совет министров призвал 11 000 пехотинцев и разместил их в южной Силезии, чтобы противостоять австрийцам в Богемии. В то время как австрийское высшее командование продолжало откладывать принятие дополнительных мер, прусские военные (и король Вильгельм) все больше беспокоились о риске австрийцев получить фору и, в частности, атаковать Берлин.21 апреля австрийцы сделали следующий шаг, мобилизовав армию Юга в ответ на ложные слухи из Италии. Наконец 27 апреля австрийцы приказали провести полную мобилизацию. 3 мая пруссаки мобилизовали ближайший к Австрии пятый корпус.

    С тех пор и до начала войны был предпринят ряд усилий для поддержания мира, в том числе одна Наполеоном III и одна братьями Габленцами (один был австрийским губернатором Гольштейна, а другой был гражданином Пруссии, так что у них была нога в обоих лагерях).План Габленца был близок к успеху, но после пяти недель переговоров из него ничего не вышло. В то же время австрийским дипломатам удалось привлечь на свою сторону большинство других немецких государств, которые также мобилизовались, хотя поначалу не уточняли, против кого они действовали.

    Последним триггером войны снова стала Шлезвиг-Гольштейн. 1 июня австрийцы поставили вопрос о земле Шлезвиг-Гольштейн на рассмотрение германского сейма, нарушив Гаштайнский мирный договор. 3 июля пруссаки выразили протест по поводу этого нарушения договора, но на самом деле Бисмарк был очень рад австрийскому шагу, который позволил ему изобразить их как агрессоров.5 июня австрийцы пошли еще дальше, когда губернатор Габленц созвал поместья Гольштейна на встречу 11 июня. Генерал Мантейфель, прусский губернатор Шлезвига, выразил протест по поводу этого шага и объявил, что Пруссия выполнит свои требования к обоим герцогствам. На следующий день прусские войска перешли в Гольштейн, надеясь на конфронтацию. Габленцу удалось ускользнуть от них, выведя свой небольшой гарнизон в Альтону. Когда пруссаки подошли к этой крепости, австрийцы снова ускользнули.Обе стороны были раздражены тем, что в Гольштейне не было боевых действий: пруссаки потому, что хотели использовать вопрос герцогств как повод для войны, австрийцы, потому что они хотели изобразить пруссаков как агрессоров. 12 июня австрийцы отозвали своего посла из Берлина. 14 июня германский сейм девятью голосами против пяти проголосовал за австрийский призыв к мобилизации федеральных сил. Пруссаки заявили, что это голосование означало, что Германская Конфедерация распалась, и сочли это голосование знаменателем начала войны.

    Это вызвало две связанные, но в оперативном отношении отдельные войны. На севере пруссаки нанесли ряд поражений своим немецким и австрийским противникам в австро-прусской или Семинедельной войне. На юге австрийцы победили итальянцев в Третьей Войне за объединение Италии, выиграв единственное крупное сражение этой войны при Кустоцце. Однако победа Пруссии означала, что австрийцы должны были сдать Венецию итальянцам. Это только оставило папский город Рим, который находился под защитой Наполеона III, за пределами Королевства Италии.По иронии судьбы воссоединение Италии вскоре завершится после того, как их самый важный союзник в их более ранней борьбе с Австрией потерпел поражение во франко-прусской войне 1870-71 годов, оставив папское правительство без своего покровителя.

    Немецкая кампания

    Хотя австрийская кампания - самая известная часть войны, пруссаки также столкнулись с потенциально могущественной коалицией немецких государств, состоящей из Ганновера, Саксонии, Баварии, Вюртемберга, Бадена, Гессен-Дармштадта и Нассау.Однако в начале конфликта эти силы были сильно разбросаны, и им так и не удалось объединиться.

    Они были разделены на три основных подразделения. Первой была задействована ганноверская армия (генерал Аренчильдт). Он состоял из четырех бригад и в полном составе насчитывал 20 пехотных батальонов, 24 кавалерийских эскадрона и 52 орудия.

    Баварская армия (под командованием принца Баварии Карла) насчитывала 45 пехотных батальонов, 44 кавалерийских эскадрона и 144 орудия.Он был разделен на четыре подразделения.

    Избирательный Гессен предоставил десять пехотных батальонов, восемь кавалерийских эскадронов (два отдельных, чтобы присоединиться к 8-му федеральному корпусу) и 16 орудий, разделенных на две дивизии.

    Большая часть оставшихся сил была организована в 8-й федеральный корпус. В него вошли войска из Вюртемберга, Бадена, Гесс-Дармштадта и Нассау. В его составе 46,5 пехотных батальонов, 36 кавалерийских эскадронов и 134 орудия. Он был разделен на четыре подразделения. 1-я дивизия вышла из Вюртемберга, 2-я дивизия из Бадена, 3-я дивизия из Гессен-Дармштадта и 4-я из Нассау при поддержке австрийской бригады и двух кавалерийских эскадронов из выборного Гессена.

    Это дало немецким противникам Пруссии более 120 пехотных батальонов, 110 кавалерийских эскадронов и 340 орудий, но они страдали от разделенного командования и никогда не могли объединиться в единую силу.

    У пруссаков было два корпуса, базирующиеся в их западных владениях, VII и VIII армейские корпуса, а также еще одна сила в Гольштейне. Оба регулярных корпуса были разделены и отправлены большие контингенты в армии, ведущие кампанию против Австрии. Основная армия была разделена на три дивизии.13-я пехотная дивизия (фон Гебен) пришла из VII корпуса. Объединенная дивизия под командованием генерала фон Бейера была сформирована из остатков VIII корпуса и была построена на базе 32-й пехотной бригады. Наконец, из Гольштейна вышла вторая объединенная дивизия под командованием генерала Мантейфеля, а затем генерала Флиса. Всего в этом отряде насчитывалось 53 пехотных батальона, 29 кавалерийских эскадронов и 121 орудие. В начале войны Главная армия была рассредоточена по западной и северной Германии. В начале войны этой армией командовал пожилой и довольно упорный генерал Фалькенштейн.

    Ганноверская фаза

    Основная цель пруссаков состояла в том, чтобы помешать их немецким противникам объединиться против них. Их первой целью была ганноверская армия, которая концентрировалась в Геттингене, чуть более чем в пятидесяти милях к югу от города Ганновер. Король Ганноверский Георгий был с армией. Ганноверский план заключался в том, чтобы завершить их концентрацию, а затем двинуться на юг, чтобы присоединиться либо к баварцам, либо к 8-му федеральному корпусу. Однако кампания для них продвигалась слишком быстро.К концу 17 июня 13-я прусская дивизия взяла столицу, а вместе с ней и большое количество военного снаряжения. Мантейфель наступал из Люнебурга в сторону Целле, так что до Ганновера оставалось еще немного. К 19 июня ганноверцы все еще находились в Геттингене, хотя официально решили двинуться на юг. На прусской стороне 13-й дивизии было приказано двигаться на юг к Геттингену, а дивизия Бейера находилась в Касселе, к юго-западу от ганноверского сосредоточения.Это означало, что от первоначального ганноверского плана по продвижению на юго-запад в сторону Франкфурта пришлось отказаться.

    21 июня ганноверцы начали движение на юг. Их новой целью был Эйзенах, к юго-востоку от Касселя и к югу от Геттингена. Теоретически это означало, что они подверглись опасности нападения с запада, но, к счастью для них, Фалькенштейн не знал, что они начали движение, и приказал Бейеру двинуть 13-ю дивизию в сторону Геттингена. Таким образом, ганноверцы получили фору.Еще большую помощь им оказала некоторая неразбериха в прусской командной структуре. 19 июня Фалькенштейн получил телеграмму непосредственно от Бисмарка, в которой говорилось, что нападение на Франкфурт может помешать федеральным силам когда-либо организоваться. Поздно вечером 21 июня Фалькенштейн получил известие о ганноверском движении, а на следующее утро он решил отказаться от кампании против Ганновера и приказал своим войскам направиться прямо во Франкфурт. Это очень расстроило Мольтке, которого гораздо больше беспокоило поражение отдельных немецких войск.Еще 19 июня он предлагал Фалькенштейну использовать железнодорожную систему для перемещения войск к Айзенаху, отправив их на восток в Магдебург, а оттуда на юг, чтобы присоединиться к железнодорожной линии, которая шла на запад в Готу, а затем в Эйзенах. У Мольтке действительно были войска вокруг Готы и Эйзенаха, но их было недостаточно, чтобы остановить решительную ганноверскую атаку.

    Утром 22 июня Фалькенштейн приказал 13-й дивизии и Мантейфелю сосредоточиться вокруг Геттингена, готовые двинуться на Кассель, а затем во Франкфурт.Бейеру было приказано сосредоточиться вокруг Оттманнсхаузена, к западу от ганноверских позиций, и отправить разведчиков в сторону Айзенаха. Он проигнорировал приказ Мольтке отправить войска на железную дорогу, которая шла от Геттингена до Касселя, а затем повернула на восток к Айзенаху, используя разрушение железнодорожного туннеля в качестве оправдания.

    Ганноверская позиция, таким образом, была довольно сильной: все три прусские дивизии отходили от них по крайней мере на два-три дня, а дорога на юг охранялась только слабым отрядом под командованием полковника Фабека.Однако доверие среди ганноверского командования было низким. 23 июня Фабек попытался выиграть время, потребовав, чтобы ганноверцы сдались, потому что они были окружены. С этого начался период нерешительности, из-за которого ганноверцы потеряли шанс на побег. Заказы были выставлены на аванс, затем отменены, а переговоры продолжались. В то время как это происходило, основные ганноверские силы сосредоточились в Лангензальце, к северу от Готы.

    24 июня ганноверцы решили прервать переговоры и возобновить движение на юг.В тот же день начались первые бои, когда бригада Бюлова из ганноверской армии атаковала слабые прусские форпосты к северу от Айзенаха. Однако, как только ганноверцы отбрасывали пруссаков, пришло сообщение, предполагающее, что переговоры, возможно, в конце концов принесли плоды. Было заключено перемирие, которое продлилось до 8 часов утра 25 июня.

    Во время этого перерыва в боях пруссаки бросили подкрепление к Эйзенаху. В ночь с 24 на 25 июня пять батальонов корпуса Бейера прибыли пешком, еще пять батальонов 13-й дивизии прибыли по железной дороге.Фалькенштейн также был вынужден перебросить войска в Готу, отделив пять батальонов от дивизии Мантейфеля. Эти войска прибыли поздно 25 июня. Переговоры 25 июня прошли довольно плохо, но они все же привели к перемирию, которое, по мнению пруссаков, будет продолжаться 24 часа, а ганноверцев - «до дальнейшего уведомления». Это вызвало неразбериху 26 июня, чему не способствовали попытки Мольтке управлять кампанией из Берлина, используя неполную информацию. В частности, он полагал, что ганноверцы отступали на север после того, как группа собирателей, обнаруженная в ночь с 26 на 27 июня, была неверно указана как основная концентрация войск.Фалькенштейн продолжал не подчиняться приказам сосредоточиться против ганноверцев. 27 июня он отдал приказ Мантауффелю действовать против ганноверцев, в то время как две его другие дивизии были повернуты на юг для отражения возможной баварской атаки (на основании ложных сообщений).

    Один прусский командующий серьезно отнесся к требованиям нападения. Это был генерал Флис, командующий отрядом в Готе. Он двинулся на север, полагая, что ганноверцы отступают. Вместо этого он столкнулся со всей их армией, которая была размещена на северном берегу реки Унструт.Пруссаки атаковали, но были отбиты. Сражение при Лангензальце (27 июня 1866 г.) закончилось единственным значительным поражением Пруссии во время германской кампании, но ганноверский триумф был недолгим. Вскоре ганноверским командирам стало ясно, что они окружены, и 29 июня ганноверцы сдались. После окончания войны сам Ганновер стал частью Пруссии.

    Баварская и федеральная фазы

    Пруссаки все еще были в меньшинстве в Германии, но их противники не спешили двигаться.Два оставшихся командира изо всех сил пытались выработать общую стратегию, отчасти потому, что они не знали наверняка, что происходит с ганноверцами, отчасти потому, что они не были готовы двинуться, а отчасти потому, что у них были разные второстепенные цели. В частности, принц Александр Гессенский, командующий 8-м федеральным корпусом, беспокоился о прусской угрозе Франкфурту и небольшим государствам, которые предоставили его армию. Когда ганноверская кампания подошла к концу, баварцы были в Бамберге, а 8-й федеральный корпус находился примерно в девяноста милях к западу, прикрывая Франкфурт.У баварцев действительно была кавалерия в районе Майнингена, в 35 милях от пруссаков в Готе.

    26 июня два немецких командира встретились и приняли план наступления на Херсфельд, к югу от Касселя и к западу от Айзенаха. К 7 июля они намеревались сосредоточиться вокруг Херсфельда. Это была плохая идея, а подробный план был еще хуже. Общий план сработает только в том случае, если союзники смогут достичь Херсфельда раньше пруссаков, но это было почти невозможно. Пруссаки уже были близко к городу, когда план был принят, и он мог быть успешным только в том случае, если ганноверцам удавалось занять их.Подробный план заключался в том, чтобы 8-й федеральный корпус двинулся на север к Альсфельду, затем на северо-восток к Херсфельду, а баварцы двинутся на северо-запад к Майнингену, а затем к Херсфельду. Это означало, что союзники не будут объединены до самого конца марша и будут разделены горами Хоэ Рен на часть марша. Пруссаки легко могли бы двинуться на юг в брешь между двумя армиями. Гораздо лучшим планом было бы, чтобы два союзных контингента двинулись прямо навстречу друг другу и объединились, находясь на безопасном расстоянии от пруссаков.

    К 30 июня, когда должно было начаться движение, 8-й корпус был у Фридберга, к северу от Франкфурта, а баварцы - у Майнингена. Известие о капитуляции Ганновера означало, что больше не было причин двигаться на север, и принц Чарльз хотел изменить планы и объединиться в Киссингене, к югу от Майнингена и к востоку от Франкфурта. Принц Александр не мог с этим согласиться, но он изменил пункт назначения - от Альсфельда до Фульды, в двадцати милях к юго-востоку.

    2 июля пруссаки начали движение на юг. Их целью была Фульда, к юго-западу от Айзенаха. Это движение вызвало первые столкновения новой кампании. К началу июля баварцы двинулись на запад. Три дивизии должны были пересечь горы Хоэ-Рен, в то время как дивизия Хартмана была отправлена ​​вокруг северной оконечности гор для защиты флангов. 3 июля пруссаки заняли Дермбах, опередив Хартмана. К концу ночи Хартманн занял позиции у Визенталя к востоку и Целлы к югу от Дермбаха.

    Во многих отношениях решающее движение в германской кампании произошло 4 июля. Бои начались в районе Хюнфельда, к юго-западу от Дермбаха. Это включало в себя Баварскую резервную кавалерию, которая была послана для занятия Фульды и теперь двигалась на север, и ведущие войска из дивизии Бейера, ведущей части прусской армии. Это закончилось чистой победой Пруссии, и баварская кавалерия не прекращала отступать, пока не подошла к югу от Фульды. К северо-востоку войска Хартмана столкнулись с дивизией Гебена, которой было поручено охранять прусский левый фланг.В результате битва при Дермбахе (4 июля 1866 г.) закончилась еще одной победой Пруссии. Сначала два немецких войска продолжали попытки объединиться, но 6 июля оба командира получили известие о крупной победе Пруссии при Кениггреце. Теперь стало ясно, что война фактически проиграна. Различные контингенты Федерального корпуса больше не были заинтересованы в объединении с баварцами, а вместо этого хотели сосредоточиться на защите своей родины.

    Пруссаки намеревались сосредоточиться против баварцев, но сначала они двинулись на юг к Фульде, а затем и дальше.Баварцы не ожидали, что на них нападут с гор, и к концу 9 июля они растянулись на 22-мильном фронте. Дивизия Цоллера была слева, одна бригада - в Хаммельбурге, а другая - на северо-востоке, у Киссингена. К этому моменту пруссаки были сосредоточены вокруг Брюкенау, к северо-западу от австрийских позиций.

    10 июля пруссаки атаковали Хаммельбург и Киссинген. В обоих местах баварцы оказали упорное сопротивление, а в Киссингене им даже удалось начать ожесточенную контратаку, но обе битвы закончились прусскими победами.К концу дня баварцы отступили к Поппенхаузену, к юго-востоку от Киссингена.

    После этих двух поражений баварцы отступили к Швайнфурту и Вюрцбургу. 11 июля пруссаки продолжали преследовать баварцев, хотя потребовалось некоторое время, чтобы снова их найти. Теперь вмешалась политика. Мирные переговоры велись с австрийцами, и Бисмарк хотел, чтобы территория к северу от реки Майн и федеральная столица Франкфурт находились в руках Пруссии до того, как боевые действия закончились.В 13:00 Фалькенштейн получил новые приказы и дал новые инструкции своим трем подразделениям. Они должны были отказаться от своих действий против баварцев и вместо этого двинуться на запад через Гемюнден в сторону Ашаффенбурга.

    Этот маршрут вел его войска через другую возвышенность, Шпессарт. Дивизия генерала Гебена была послана вперед, чтобы обезопасить западный конец дороги через эти горы. К концу 12 июля он был в Лоре, на востоке Шпессарта. Дивизия Мантейфеля последовала за Бейером по той же дороге.Дивизия Бейера следовала более северным маршрутом, ведущим к Ханау. В конце 12 июля он был в Риенеке на реке Синн.

    Тем временем 8-й корпус завершил отступление к Франкфурту и затем провел несколько бессмысленных маневров вокруг города. Князь Александр Гессенский, командующий 8-м корпусом, был проинформирован о том, что пруссаки направляются к нему 12 июля, и решил попытаться бежать на юго-восток, чтобы соединиться с баварцами.Этот шаг оставил бы Франкфурт без защиты, и поэтому тем членам немецкого сейма, которые все еще находились в городе, было приказано эвакуироваться в Аугсбург.

    На заключительном этапе немецкой кампании преобладала река Майн. Он поднимается на востоке и течет на запад, достигая Рейна около Майнца. В интересующем нас районе река протекала серией больших петель. Достигнув Швайнфурта, он течет на юг примерно тридцать миль. Затем он поворачивает на северо-запад и проходит мимо Вюрцбурга и Карлштадта, в конечном итоге достигая уровня Швайнфурта.Вюрцбург находится ближе к южному концу этого участка. Затем река повернула на юг и обтекала Шпессарт с трех сторон. Он повернул на запад, не доезжая до Вертхайма, где с юга к нему впадала река Таубер. В Мильтенберге река поворачивает на север / северо-запад и течет мимо Ашаффенбурга в Ханау, где она поворачивает на запад и течет мимо Франкфурта на пути к Рейну.

    Планируемый маршрут принца Александра пересек линию наступления пруссаков. 13 июля наступающие войска Гебена нанесли тяжелое поражение гессенской бригаде в Лауфахе, к западному краю Шпессарта.Одно это вынудило бы Александра изменить свои планы, но в тот же вечер он получил приказ использовать новый маршрут, на юг через Оденвальд, а затем на восток через Мильтенберг, чтобы объединиться с баварцами в Уффенхайме, к юго-востоку от Вюрцбурга. 90 миль, рядом пруссаки. Напротив, баварцам нужно было сделать небольшой шаг на юг, не опасаясь прусской интервенции.

    Этот план просуществовал всего один день. 14 июля наступающие пруссаки нанесли поражение австрийцам и гессенцам в Ашаффенбурге.Александр был вынужден использовать путь дальше на запад и начал отправлять оставшиеся войска по железной дороге через Дармштадт. Однако пруссаки не были в состоянии предотвратить это движение, так как только дивизия Гебена находилась на Майне, а две другие дивизии все еще находились в тридцати милях к востоку. Люди Гебена слишком устали, чтобы преследовать отступающие федеральные войска.

    К концу 14 июля 8-й корпус был рассредоточен по сельской местности к югу и востоку от Франкфурта. Дивизия Вюртемберга и одна гессенская бригада находились к востоку от Франкфурта, к югу от Ханау.Отступающие австрийцы находились в Хергертсхаузене, к западу от Ашаффенбурга. Баденская дивизия и другая гессенская бригада находились в Бабенхаузене, немного дальше на запад. Штаб-квартира находилась немного южнее, в Дибурге. Наконец резервная кавалерия была немного дальше на запад, направляясь в Дармштадт. Корпус мог все еще сосредоточиться в этом районе и нанести поражение изолированным войскам Гебена, но принц Александр считал, что пруссаки атаковали бы только в том случае, если бы вся их армия была под рукой.

    15 июля 8-й корпус начал движение на юг, пройдя по трем дорогам через Оденвальд. К концу 16 июля австрийцы достигли Мильтенберга, где Майн повернул на север. Баденская дивизия шла за ними по той же дороге. Дивизия Вюртемберга и Гессенская дивизия были на следующей дороге на запад и достигли Кенига и Верта. Гессенская дивизия и бригада Нассау находились на западной дороге и достигли Френкиш-Грумбаха и Гросс-Биберау. Большая часть корпуса отдыхала 17 июля, а 18 июля возобновила наступление на восток.Наконец, 20 июля был установлен контакт с баварцами на реке Таубер. К исходу 22 июля 8-й корпус занял позиции вдоль реки. Баденская дивизия находилась на севере с правым флангом у Вертхайма на Майне. Дивизия Вюртемберга находилась в центре, около Вербаха. Австрийско-Нассауская дивизия находилась слева, около Герлахсхайма. Резервная артиллерия находилась к востоку от Герлахсхайма, у Циммерна. Кавалерийский резерв был размещен к западу от реки, между Хундхеймом на севере и Хардхеймом на юге.

    Франкфурт был теперь без защиты. 15 июля сенат объявил его открытым городом, а 16 июля пруссаки заняли город. На следующий день Фалькенштейн объявил, что берет на себя управление Нассау, Франкфуртом и оккупированными частями Баварии, но почти сразу после этого триумфа обнаружил, что его сменили. Генерал Мантейфель должен был взять на себя Главную армию, а Фалькенштейн был назначен администратором оккупированной Богемии.Он расплачивался за свою склонность игнорировать приказы Мольтке.

    Мантейфель посетил Франкфурт 20 июля, а затем сосредоточил свое внимание на задержании отступающего 8-го корпуса. Затем он привел в действие свою новую команду. 21 июля его войска базировались во Франкфурте, Ханау и Ашаффенбурге, где они провели несколько дней отдыха. Дивизия Гебена была отправлена ​​на юг, в Дармштадт, затем на восток, в Дибург. Старая дивизия Мантейфеля, теперь подчиненная генералу Флису, и дивизия Бейера двигались по левому берегу Майна.К 22 июля три прусские дивизии находились в треугольнике к югу от Ашаффенбурга. Бейер был на севере, в Вальштадте. Мухи находились на юго-востоке у Лауденбаха. Гебен находился к западу от Мухи и Майна, в Кениге.

    Баварцы и 8-й корпус, наконец, были близки к объединению, но даже сейчас они не могли договориться о плане. В конце концов принц Чарльз согласился на предложение принца Александра, которое заключалось в перемещении на север, обратно в Шпессарт и атаке на Франкфурт. И снова этот план требовал, чтобы два корпуса двигались разными маршрутами.Баварцы должны были двигаться на северо-запад от Вюрцбурга в сторону Лора. 8-й корпус, который теперь был рассредоточен вдоль реки Таубер, несколько южнее Майна, должен был наступить на север, к Майну, перейти реку у Марктхайденфельда, а затем двинуться на северо-запад в сторону Ашаффенбурга. К 23 июля часть 8-го корпуса находилась в Хундхейме, в четырех милях к югу от Майна и на таком же расстоянии к западу от Таубера.

    В тот день стало ясно, что пруссаки снова продвигаются намного быстрее федералов.На обоих концах федеральной линии произошли столкновения, одно из которых произошло в двух милях к юго-западу от Вертхайма на Майне, а другое - к западу от Таубербишофсхайма. В результате войска в Хундхейме и на Майне отступили к Кульсхейму, к юго-востоку от Хундхейма. В тот же день баварцы начали движение на северо-запад, так что две части федеральной армии снова начали разъединяться.

    Князь Александр решил попытаться защитить линию Тауберов. Его новая позиция простиралась на семь миль по реке и не была прочной.24 июля Мантейфель атаковал новую федеральную позицию (битва при Таубербишофсхайме, 24 июля 1866 г.). Дальше на север пруссаки одержали вторую победу при Вербахе (24 июля 1866 г.). Когда эта новость достигла принца Чарльза, он отказался от движения к Лору и приказал своей армии вернуться в Россбрунн, к западу от Вюрцбурга.

    25 июля снова два федеральных командира действовали в перекрестных целях. Князь Александр начал отступление на северо-восток в сторону Герхсхайма с конечной целью пересечь Майн, вероятно, где-то в районе Вюрцбурга.Напротив, принц Чарльз хотел, чтобы 8-й корпус попытался отбить линию Таубера, в то время как его армия двинулась на юг, чтобы сблизиться с 8-м корпусом.

    Ни один из планов не принимал во внимание возможные действия Пруссии. Мантейфель решил попытаться встать между двумя федеральными силами. Две из трех его дивизий были посланы, чтобы попытаться обойти северный фланг отступающего 8-го корпуса. Этот ход вызвал две битвы. К северо-западу дивизия Байера натолкнулась на баварцев в Гельмштадте (25 июля 1866 г.), где у него было лучшее из довольно равного состязания.В конце дня баварцы отступили, потеряв контроль над Гельмштадтом. К юго-востоку дивизия Гебена вела отдельный бой против 8-го корпуса при Герхсхайме (25 июля 1866 г.). В конце дня 8-й корпус отступал к Вюрцбургу, положив конец планам принца Чарльза по совместному наступлению на пруссаков.

    Пруссаки и баварцы снова столкнулись 26 июля (битва при Россбруне, 26 июля 1866 г.). И снова пруссаки одержали победу, хотя и за свою цену.Баварцы теперь присоединились к 8-му корпусу через Майн, и что-то вроде противостояния развернулось вокруг Вюрцбурга. Война явно подходила к концу. После короткой артиллерийской дуэли между пруссаками и баварскими орудиями у Мариенберга около Вюрцберга 27 июля пруссаки вошли в лагерь. Между пруссаками и баварцами начались прямые переговоры, но они были прерваны поступлением телеграммы от Мольтке, объявляющей о подписании предварительного мирного договора с Австрией 24 июля.Перемирие с Баварией должно было начаться 2 августа. На Майне было достигнуто соглашение о прекращении огня, которое должно быть прекращено с уведомлением за двадцать четыре часа. На следующий день две армии вошли в разбросанные лагеря. 1 августа Мантейфель потребовал сдачи Вюрцберга, иначе он отменит перемирие. Хорошо зная, что его армия начинает разваливаться, принц Чарльз был вынужден согласиться. 2 августа пруссаки вошли в город, незадолго до вступления в силу официального перемирия.

    Саксонская и австрийская кампании

    В основной кампании участвовали три прусские армии.Справа от Пруссии (запад) находилась Эльбская армия под командованием генерала Карла Э. Херварта фон Биттенфельда. Эта армия начала войну под Торгау, к северо-востоку от Лейпцига и к северо-западу от столицы Саксонии Дрездена. В центре Пруссии находилась Первая армия под командованием принца Фридриха Карла. Это началось недалеко от Герлица, сейчас прямо на немецко-польской границе, но затем напротив восточной оконечности Саксонии и части Чехии. Слева от Пруссии (восток) находилась Вторая армия наследного принца Фридриха Вильгельма.Эта армия началась около Ландешута (ныне Каменна-Гура на юго-западе Польши), напротив северо-восточной Чехии.

    В начале кампании в Богемии прусский центр и правый фланг столкнулись со смешанными саксонскими и австрийскими силами, состоящими из 1-го австрийского корпуса (Клам-Галлас) и Саксонского корпуса (наследный принц Саксонский Альберт). Саксы решили отступить на восток, чтобы присоединиться к австрийцам после вторжения в их страну, и первоначально двинулись на восток, чтобы присоединиться к основной армии. 20 июня им было приказано присоединиться к Клам-Галласу на Изере, и им пришлось вернуться обратно.24 июня наследный принц был назначен командующим этими силами, и вскоре эти две силы были объединены, и саксы разместились к югу от австрийцев.

    Остальная часть австрийской армии начала кампанию дальше на восток, при этом передовые части у Йозефштадта и основная часть армии двигались в этом направлении с юго-востока. Это дало Бенедеку шесть армейских корпусов, чтобы противостоять четверке наследного принца.

    Саксония

    Первым шагом на пути в Богемию было вторжение в Саксонию.Эта кампания была передана армии Эльбы при некоторой поддержке 1-й армии слева от нее. Пруссаки опасались, что они могут столкнуться с объединенной саксонской и австрийской армией, прежде чем они достигнут саксонской столицы Дрездена. Мольтке больше беспокоило то, что саксонская армия может отступить на запад, в Баварию, что могло заставить его отделить армию Эльбы от вторжения в Богемию.

    Армия Эльбы пересекла границу Саксонии в 6 часов утра 16 июня, продвигаясь вдоль линии Эльбы в сторону Дрездена.Дальше на восток 8-я дивизия генерала фон Хорна перешла в восточную Саксонию и в тот же день заняла Лобау, а 17 июня - Баутцен.

    Главное наступление было столь же успешным. 16-я дивизия генерала фон Эцеля без сопротивления заняла Дрезден 18 июня, а к 20 июня была оккупирована вся страна (за исключением крепости Кенигштайн). Прусский резервный корпус двинулся из Берлина, чтобы занять Саксонию, а армия Эльбы двинулась к границе Чехии. 19 июня армия Эльбы была передана под командование принца Фридриха Карла, что дало ему две армии и контроль над всем правым крылом Пруссии.

    Богемия

    Мольтке отдал приказ о вторжении в Богемию во второй половине дня 22 июня. Три прусские армии должны были наступать к Гичину (Йичин), ключевому транспортному узлу к северу от Эльбы, примерно на полпути между двумя основными прусскими сосредоточениями. На этом этапе самым большим беспокойством Мольтке было то, что австрийцы сосредоточатся против 2-й армии наследного принца, у которой были более трудные горные перевалы для перехода.

    Опасность была на самом деле большей, чем полагал Мольтке - основные австрийские армии сформировались вокруг Ольмуца в Моравии и теперь концентрировались вокруг Йозефштадта в восточной Чехии, а не на реке Изер к северо-востоку от Праги.Таким образом, австрийская концентрация дала им отличную возможность поразить наследного принца, когда он был изолирован, или вместо этого наблюдать за наследным принцем и ударить принца Фредерика Чарльза. Ключом ко всей войне будет неспособность австрийца сосредоточиться на любой из этих идей. За несколько дней до того, как пруссаки пересекли границу Богемии, Бенедек, похоже, намеревался атаковать изолированную армию наследного принца, но по мере развития кампании он был убежден вместо этого сосредоточить внимание на двух западных прусских армиях и, таким образом, упустил свой лучший шанс на победу. .

    Армия наследного принца начала переход через горы 26 июня. Он был разделен на три колонки. Справа находился 1-й корпус, который должен был наступать из Либау и Шомберга и выходить к востоку от Траутенау. В центре находился гвардейский корпус, который должен был наступать из Браунау в Эпиле. Слева, действуя как фланговая охрана всей армии, находился 5-й корпус, который должен был наступать от Глатца и Райхенштерна к Находу. VI должен был следовать за V корпусом. Три прусские колонны должны были выйти из гор в линию, идущую от Находа на юго-востоке до Траутенау на северо-западе.

    Две западные прусские армии медленно, но верно двигались через горы. К 25 июня 1-я армия благополучно переправилась и сосредоточилась в Райхенберге, к северу от Изера. Армия Эльбы находилась где-то на западе, но промежуток между двумя армиями был пуст от австрийских войск и все время сужался.

    26 июня

    26 июня австрийцы и саксы потеряли всякую смену владения линией реки Изер. В начале дня 1-я прусская армия находилась в Райхенберге, к северу от реки, а Клам-Галлас и саксы были сосредоточены на Мюнхенгретце, к югу от реки.У австрийцев были форпосты за рекой, в том числе кавалерийские силы в Либенау. Принц Фредерик Чарльз послал 8-ю дивизию генерала фон Хорна на юг для разведки дороги в Турнау на Изере. Эта сила натолкнулась на австрийские заставы, что привело к первому значительному действию кампании, действию Либенау (26 июня 1866 г.). Австрийцы были вынуждены отступить превосходящими силами, но, бросив Либенау, они также оставили Турнау без защиты. Наступающие пруссаки вскоре достигли этого места и заняли первый плацдарм на берегу Изера.

    Принц Альберт ранее предлагал защитить Турнау. Теперь он и Клам-Галлас получили приказ любой ценой удерживать оборону Изера. Они решили контратаковать с Подола, на северном или западном берегу реки, в сторону Турнау. Вместо этого они столкнулись с пруссаками, вызвав сражение на Подоле (26-27 июня 1866 г.). Эта ночная битва закончилась тем, что австрийцы снова отступили, и линия Изера навсегда потеряна для них. Также был реальный шанс, что пруссаки смогут продвинуться в брешь между Клам-Галласом и саксами на западе и главной австрийской армией дальше на восток.

    В тот же день передовые части Эльбской армии столкнулись с австрийской бригадой Лейнингена у Хюнервассера, к западу от основных боевых действий.

    Ключевое событие на восточном фронте произошло в Находе, одном из возможных мест, где австрийцы могли заблокировать продвижение Пруссии. Днем 26 июня авангард 5-го корпуса слева от наследного принца без боя занял город.

    Пожалуй, самое важное событие дня произошло в австрийской штаб-квартире.План Бенедека по нападению на наследного принца был противником его генерального директора по операциям Гидеона Риттера фон Крисманика (фактически, его начальника штаба). Крисманич предпочел атаковать западную прусскую армию, оставив небольшой отряд наблюдать за наследным принцем. Его аргументация заключалась в том, что западные силы были самой сильной частью прусской армии, и победа над ними автоматически приведет к поражению или отступлению силы наследного принца, тогда как победа над наследным принцем может оставить австрийскую армию слишком ослабленной, чтобы справиться со свежими пруссаками.Это стало причиной приказа удерживать линию Iser

    .
    27 июня

    27 июня на западном фронте выдался тихий день. Пруссаки укрепили свои позиции, в то время как принц Фредерик Карл готовился к крупному штурму австрийских позиций у Мюнхенгреца. Клам-Галлас и принц Альберт осознали, что они находятся в опасной изоляции, после получения телеграммы от Бенедека, в которой было ясно, что основная армия все еще находится в Йозефштадте и планирует перейти к Гитчину к 30 июня.Соответственно, принц Альберт приказал объединенной армии подготовиться к движению на восток к Гичину 28 июня.

    На восточном фронте 5-й прусский корпус и 6-й австрийский корпус столкнулись в битве при Находе, когда австрийцы пытались отбросить пруссаков обратно в горы. Дивизия генерала Рамминга попала под сильное давление, но продержалась до прибытия остальной части V корпуса. Разбитые австрийцы были вынуждены отступить на запад, к Скалицу, потеряв 7 510 человек.

    На другом фланге армии кронпринца дела у австрийцев пошли лучше.В битве при Траутенау I прусский корпус (Бонин) был отброшен решительным сопротивлением Австрии, хотя даже здесь австрийцы понесли более тяжелые потери, потеряв чуть менее 6000 человек из 10-го корпуса Габленца. Корпус Бонина отступил почти к прусской границе, а это означало, что на следующий день он выбыл из игры.

    28 июня

    28 июня произошли три отдельных сражения: два на востоке и одно на западе.

    На западе принц Фредерик Карл намеревался заманить австрийцев и саксов в ловушку у Мюнхенгреца.Армия Эльбы должна была атаковать с запада, и 1-я армия должна была присоединиться к ней, как только австрийцы будут полностью сражены. Цель состояла в том, чтобы 1-я армия ударила в правый тыл австрийцев, когда они смотрели на запад, чтобы бороться с армией Эльбы. В результате битва при Мюнхенгретце была разочарованием для пруссаков. Наследный принц Альберт приказал своим людям начать отступление на восток рано утром 28 июня, и к тому времени, когда пруссаки атаковали, отступление уже шло полным ходом. Вокруг города велась серия арьергардных действий, в которых австрийцы потеряли 2000 человек, в том числе 1390 пленных, а пруссаки - только 341, но основные австрийские и саксонские силы ушли.

    На востоке оба австрийских войска, вступившие в бой 27 июня, понесли большие потери. Корпус генерала Рамминга был переведен в резерв, в то время как 8-й корпус эрцгерцога Леопольда получил задание защитить Скалитц, следующий город к западу от Находа на главной дороге к Эльбе и главному австрийскому сосредоточению. Эрцгерцогу было приказано не участвовать в каких-либо крупных сражениях, так как план все еще заключался в том, чтобы сосредоточиться против принца Фредерика Чарльза на западе. Эрцгерцог проигнорировал это указание и вместо этого вступил в ожесточенную битву против прусского V корпуса (битва при Скалице).В очередной раз австрийцы потерпели поражение и снова сильно пострадали, потеряв более 5 500 человек. Оба австрийских корпуса отступили на запад через Эльбу - Рамминг двинулся дальше всего, к Ланцову, а эрцгерцог оказался в Сални, к северо-западу от Йозефштадта.

    К северу австрийцы потерпели вторую неудачу. Рано утром генералу Габленцу было приказано двинуться на юг, чтобы охранять дорогу на Йозефштадт от прусской колонны, обнаруженной в Эйпеле. Это был Корпус прусской гвардии, центральная колонна армии наследного принца, которой было приказано атаковать Габленца в поддержку возобновленного наступления Бонина.Высшее командование ни одной из сторон не показало ужасных результатов в подготовке к битве при Сооре или Буркерсдорфе (28 июня 1866 г.) - пруссаки не осознавали, что Бонин отступил, и австрийцы перевели войска в неправильное место, не смогли определить Прусская угроза и удача не потерпели более тяжелого поражения. Поскольку это было, Габленц потерял около 3500 человек и был вынужден отступить.

    29 июня

    29 июня снова произошло три столкновения, одно на западе и два на востоке, и снова все три были прусскими победами.

    На западе объединенная армия Эльбы и 1-я прусская армия продвинулись к новой австрийско-саксонской позиции у Гичина. Дивизия генерала Тюмплинга из 1-й армии возглавляла прусское наступление, и его дивизия сыграла важную роль в предстоящей битве. Хотя пруссаков превосходили по численности более чем два к одному, они все же одержали значительную победу. Однако именно прусские победы дальше на восток вынудили наследного принца и Клам-Галласа продолжить отступление на восток.

    Первое из этих поражений произошло у Кенигингофа на Эльбе, где часть прусского гвардейского корпуса разбила арьергард 10-го корпуса Габленца и захватила город, в результате чего австрийцы потеряли 597 человек.

    Второй был в большем масштабе. 4-й австрийский корпус (генерал Фештетич) все еще охранял выходы из Скалица, которые теперь заняты 5-м корпусом Штейнмеца. Их новой целью был Градлиц, находившийся где-то на западе, недалеко от гвардейского корпуса. Пруссаки решили попытаться прорваться через левое крыло Австрии.Это вызвало действие в Schweinschädel. Австрийцы потерпели поражение, потеряв 1484 человека и 3400 пленных, но оставшиеся в живых смогли бежать, потому что генерал Штейнмец знал, что ему нужно сблизиться с гвардейским корпусом.

    К концу дня пруссаки вышли к Эльбе: 1-й корпус направился к Арнау, гвардейский корпус около Кенигинхофа и 5-й корпус недалеко к северу от Йозефштадта.

    30 июня

    События 28 июня привели к изменению австрийского плана.Рано утром 29 июня Бенедек решил сосредоточиться вокруг Дюбенца, между Йозефштадтом и Гичином. Поражения 29 июня означали, что и от этого плана пришлось отказаться. Рано утром 30 июня Бенедек решил отступить на юг, в сторону Кениггреца. Эта новость вызвала некоторую обеспокоенность в Вене, и в штаб-квартиру был направлен специальный посланник для обсуждения ситуации.

    На прусской стороне 2-я армия отдыхала большую часть дня, в то время как 1-я армия и армия Эльбы довольно медленно продвигались через Гичин.Оба крыла прусской армии отправили кавалерийские патрули в попытке соединиться с другим, хотя телеграф означал, что Мольтке знал, где находится большая часть его войск, и мог отдавать твердые инструкции, чтобы они не сбились с пути.

    Еще дальше из Берлина выехала прусская королевская штаб-квартира. Влияние скорости железнодорожного сообщения на боевые действия весьма впечатляюще было продемонстрировано скоростью этого движения - к полуночи того же дня королевская группа достигла замка Клама Галласа в Райхенберге.Даже в то время как они были в движении, королевская группа оставалась на телеграфной связи, позволяя Мольтке продолжать отдавать приказы во время движения.

    1 июля

    Утром 1 июля Бенедек и его сотрудники встретились с полковником Беком, специальным посланником Франца-Иосифа. Результат встречи был крайне обескураживающим. Бенедек отправил императору телеграмму, в которой убеждал его заключить мир, поскольку армия не выдержала нападения Пруссии. Это было отправлено в 11:30, а в 14:30 Франц-Иосиф ответил собственной телеграммой «Невозможно заключить мир».Я приказываю вам начать отступление, если оно неизбежно, в максимально возможном порядке. Произошла битва? Бенедек интерпретировал это как приказ к битве. Тем временем его боевой дух улучшился, когда армия оправилась от нескольких дней поражений.

    На стороне Пруссии Мольтке был раздражен, обнаружив, что его армии потеряли связь с австрийцами. Он совершенно не знал об их движении на запад, к Дюбенец, или о начале отступления к Кениггрецу. 1 июля пруссаки совершили ограниченное движение.2-я армия оставалась почти неподвижной, если не считать I корпуса, который двинулся на западный берег Эльбы, к большому раздражению Мольтке. 1-я армия двинулась на восток / юго-восток от Гичина, а за ней и вправо двинулась армия Эльбы.

    2 июля

    В начале 2 июля Мольтке все еще не знал, куда делись основные австрийские силы. Это отражено в его приказе на 3 июля. Армии Эльбы было приказано отправить патрули для наблюдения за районом Праги и Эльбой вниз по течению от Пардубица (к югу от Кениггреца, где Эльба повернула на запад и текла в сторону Праги).1-я армия должна была направить патрули в район между Йозефштадтом и Кениггретцем, но в остальном была ограничена небольшим наступлением. 2-я армия должна была остаться на месте, за исключением 1-го корпуса, который должен был двигаться на юг, на западный берег Эльбы. Мольтке предполагал, что австрийцы переправятся на восточный берег Эльбы и будут защищать позицию между крепостями Кениггрец и Йозефштадт. Вот почему он хотел, чтобы 2-я армия оставалась восточнее реки, чтобы ударить по флангу этой сильной позиции.

    2 июля у большинства войск с обеих сторон был выходной день. Это позволило пруссакам оправиться от их быстрого продвижения в Богемию, но, вероятно, было больше преимуществ для австрийцев, которые теперь имели сильную оборонительную позицию в холмистой местности между Эльбой и рекой Бистриц, дальше на запад. Крепость Кениггрец находилась в юго-восточном углу поля битвы, а деревня Садова - в его северо-западном углу, на реке Бистриц. Итоговая битва берет свои альтернативные названия от обоих этих мест.

    У Мольтке все еще были критики в прусском верховном командовании. Его целью было объединить три прусские армии во время самого сражения, поймав австрийцев в ловушку, атакуя с трех направлений. Многие из его коллег либо не видели этого, либо ожидали объединения армии перед битвой.

    Австрийское высшее командование было более разделенным. Поздно 2 июля Бенедеку было приказано отстранить Клэма Галласа от командования I корпусом и заменить Крисманика на посту директора по операциям.Он решил назначить генерал-майора Алоиса фон Баумгартена своим новым начальником штаба, но позволил Крисманику остаться с армией.

    В течение дня пруссаки наконец вошли в контакт с австрийцами в их фактическом положении к западу от Эльбы, но эта новость дошла до Мольтке примерно в 11 часов вечера 2 июля.

    3 июля

    Фон Мольтке получил шанс на Канны. Его план состоял в том, чтобы использовать Первую армию, чтобы закрепить австрийцев на Бистрице. Армия Эльбы должна была пересечь реку к югу от австрийской позиции и атаковать их левый фланг с целью перерезать линию отхода через Эльбу у Кениггреца.Вторая армия должна была атаковать с севера, в идеале отходя от основных австрийских позиций. Только тогда Первая армия могла бы атаковать в полную силу, оставив австрийцев в ловушке между тремя силами и не имея другого выбора, кроме как сдаться.

    В результате битва при Кениггреце или Садове пошла не совсем так, как планировал Мольтке. Приказ о движении дошел до 2-й армии не телеграммой, а посыльными на лошадях. Наследному принцу также пришлось двигаться дольше, чем двум другим прусским армиям, и поэтому он прибыл на поле битвы только к полудню.Справа от Пруссии армия Эльбы попыталась пересечь Бистриц по единственному мосту, что снова замедлило свое продвижение. В результате 1-я армия все утро подвергалась ожесточенным боям при небольшой поддержке других частей прусской армии. Продолжительная борьба произошла в Свипвальде, лесу справа от первоначальной австрийской линии. Небольшим прусским силам удавалось удерживать этот лес большую часть дня, отвлекая австрийцев от угроз их флангам и ослабляя ключевые части их армии.На юге Эльбская армия постепенно увеличивала давление на саксов, которые заняли позицию на левом австрийском фланге. Наконец, 2-я армия вступила в бой, поразив крайнюю правую часть австрийской линии и захватив ключевую позицию. Австрийская армия начала отступать, а пруссаки все время пытались отрезать ей пути отхода. Медленное продвижение Эльбской армии означало, что эти усилия потерпели неудачу, и большей части австрийской армии удалось бежать через Эльбу у Кениггреца.

    Тем не менее, австрийцы понесли очень тяжелые потери в течение дня. Австрийцы зафиксировали свои потери в 44 200 солдат и офицеров, в том числе 19 800 пленных. Пруссаки потеряли 9 172 человека, в том числе 1935 убитыми и 6959 ранеными, при этом чуть более половины потерь пришлось на 1-ю армию.

    Продвижение к Дунаю

    Последняя фаза кампании была сформирована ограниченной австрийской железнодорожной системой. Единственная линия шла на северо-восток от Вены, затем повернула на север, чтобы идти в сторону Моравии.В Моравии он разделился на две части: восточная ветвь направлялась в Ольмютц, где австрийцы первоначально сосредоточили свою армию, а западная ветвь шла через Брюнн. Две ветви воссоединились недалеко от границы между Моравией и Богемией и пошли на запад, в сторону Праги. Примерно на полпути к Праге другая линия разветвлялась на север, направляясь в Йозефштадт. Эта линия использовалась во время австрийского наступления.

    К востоку от всех этих железных дорог находились Карпаты, а к востоку от них находилась Венгрия.На южном конце гор находится Прессбург, на северном берегу Дуная. Железная дорога шла из Венгрии в Прессбург, а затем на запад в сторону Вены, соединяясь с линией Ольмюца на полпути между двумя городами.

    На юге последняя фаза кампании была ограничена Дунаем с Веной на его южном берегу.

    У Бенедека было два выбора, когда он отступил из Кениггреца. Он мог отправиться в Вену по дорогам и железной дороге в Брюнн или двинуться дальше на восток, в Ольмютц, где была мощная крепость и укрепленный лагерь.Первый вариант защитил бы Вену, но рисковал, что армия развалится на марше. Другой давал больше надежд на сохранение армии в хорошем состоянии, но оставил Вену достаточно открытой для прусского нападения. Однако Бенедек знал, что свежие австрийские войска идут из Италии, Дунай был серьезным препятствием, и Вена не оставалась без защиты. Более того, неповрежденная австрийская армия у Ольмюца угрожала бы левому флангу любого прусского нападения на Вену. В результате он решил направиться к Ольмюцу с большей частью своей армии.Часть кавалерии получила приказ на юг, чтобы замедлить продвижение Пруссии к Вене, а 10-му корпусу было приказано двинуться прямо в Вену по железной дороге. К 11 июля армия Бенедека снова была сосредоточена в Ольмюце.

    Основная задача Мольтке после битвы заключалась в том, чтобы найти австрийцев и оказать на них давление. Он приказал армии Эльбы двигаться на юг в сторону Иглау (ныне Йиглава), по дороге из Праги в Брюнн. Первая армия должна была двинуться на юг к Прелюку, где Эльба текла на запад, направляясь к Праге.Слева от Пруссии 2-я армия должна была направиться к Пардубицу, у излучины Эльбы, а затем продолжить движение на юг к Хрудиму. В результате пруссаки двигались более западной линией, чем австрийцы.

    Пруссаки достигли Эльбы к югу от поля боя 5 июля. Затем они вернулись, чтобы двинуться в сторону Брюнна, и к 11 июля прошли однодневный переход от этого города. Бенедек понял, что он больше не может держаться у Ольмюца, и приказал большей части своей армии двинуться по железной дороге в сторону Вены.Один корпус останется для защиты Ольмюца. 3-й корпус двинулся первым и уже к вечеру 11 июля был в пути. Бенедек также понял, что вскоре железную дорогу могут перерезать, и поэтому подготовил альтернативный маршрут по долине реки Марч, которая шла к западу от Карпат и доходила до Дуная в районе Прессбурга.

    И снова пруссаки продвинулись слишком быстро для австрийцев. 13 июля он приказал армии Эльбы двинуться на юг, в сторону Знаима, по маршруту, который в конечном итоге приведет ее к Дунаю к западу от Вены.Первой армии разрешили отдохнуть в Брюнне. Второй армии было приказано двигаться на восток и блокировать железнодорожную линию где-то к югу от Ольмюца.

    Планы Мольтке изменились, когда его разведчики доложили, что австрийцы продвигаются на юго-восток от Ольмюца в сторону Прерау. Рано утром 15 июля Мольтке остановил продвижение Эльбской армии и Первой армии к Вене и приказал им вместо этого подготовиться к возможному новому сражению к югу от Ольмюца. 2-я армия продолжала продвигаться на юго-восток, пытаясь отрезать отступление австрийцев.

    15 июля между двумя сторонами произошло столкновение в Тобичау. Накануне наступающие пруссаки застали передовые части австрийской колонны из 4-го и 2-го корпусов. 15 июля они также вошли в состав 8-го корпуса, но, несмотря на меньшую численность, пруссаки смогли сократить путь на юг.

    Бенедек был вынужден избрать более длинный и сложный путь - на восток через Карпаты в долину реки Вааг, которая шла вдоль восточной стороны гор, а затем на юг до Прессбурга.На этот раз австрийцы действовали быстро, и к 17 июля пруссаки снова потеряли контракт с австрийской армией.

    Мольтке решил повернуть обратно к Дунаю и отправиться на юг по маршрутам, которые позволили бы ему выбирать между Веной и Прессбургом, когда он приближался к реке. Первая армия двинется на левый прусский фланг, ближайший к Карпатам, с задачей достичь реки между армией Бенедека и соединиться с австрийскими войсками в Вене. Армия Эльбы должна была направиться к Вене.Вторая армия должна была действовать как резерв.

    Фон Мольтке был прав, опасаясь возможности австрийского возрождения. К 20 июля у австрийцев было 50 000 человек вокруг Вены, включая первые войска победоносной армии Юга. Передовые части армии Бенедека приближались к Прессбургу, и если бы эти две силы объединились, у австрийцев была бы мощная армия. Однако их политическая воля была сломлена, и мирные переговоры уже шли.

    Мольтке был полон решимости одержать еще одну победу до окончания боя. Он решил попытаться захватить Прессбург и послал передовые части Первой армии атаковать город. Рано утром 22 июля пруссаки под командованием генерала Франсекки решили атаковать австрийские позиции в Блюменау, к северо-западу от Прессбурга. Прусское нападение началось до того, как до Франсецкого дошли новости о том, что в полдень вступит в силу перемирие. Он решил продолжить атаку, несмотря на эту новость.Эта совершенно бессмысленная атака закончилась очередной победой Пруссии с 88 убитыми и 414 ранеными с обеих сторон. Бой закончился в полдень, когда вступило в силу перемирие.

    Мирные переговоры и окончание войны

    Мирные переговоры начались вскоре после победы Пруссии при Кениггреце. Требования Бисмарка были впечатляюще умеренными - он хотел, чтобы Австрия была исключена из всех дел Германии и образования новой Северо-германской конфедерации во главе с Пруссией. Когда мирные переговоры продолжались, он изменил свое мнение о судьбе побежденных северных германских государств и решил аннексировать Шлезвиг-Гольштейн, Ганновер, Гессен, Нассау и Франкфурт.Он не предъявил австрийцам территориальных требований от имени Пруссии, но настоял на том, чтобы Венеция перешла к итальянцам, несмотря на их поражение в битве. Государства к югу от реки Майн останутся независимыми и смогут свободно образовать Южно-германскую конфедерацию, если захотят.

    Франц Иосиф почти не сопротивлялся этим требованиям. Он был возмущен плохой работой своих немецких союзников, кроме саксов, и его единственной заботой было то, что Саксония сохранила свою независимость (хотя ему не удалось этого добиться).Наполеон III вызвал еще больше проблем, быстро включившись в мирные переговоры. Бисмарк увидел в этом нарушение согласованного нейтралитета Наполеона III и, как говорят, был сильно возмущен этим шагом. Однако на практике вмешательство Наполеона не имело большого значения - любой конфликт с Пруссией вызвал бы раскол с его итальянскими союзниками, и Наполеон не хотел рисковать. Он действительно настаивал на проведении плебисцита по поводу его будущего в северном Шлезвиге, что Бисмарк был рад уступить.Голосование не проводилось во время правления Бисмарка, но это было из-за противодействия Вильгельма I.

    Самые большие проблемы Бисмарка исходили от его генералов, которые хотели пересечь Дунай и завершить военное поражение Австрии, не имея большого представления о том, чего они пытались достичь. Им удалось победить Вильгельма I Прусского, который не мог понять, почему Бисмарк не желал отнимать территорию у Австрии. Он также был против смещения северных немецких князей.Одобрение Наполеоном III прусской аннексии северной Германии пришло как раз вовремя, и Бисмарк смог убедить короля в том, что в полдень 22 июля должно начаться пятидневное перемирие. Франц Иосиф быстро согласился на прусские условия, но для победы над отцом потребовалось вмешательство наследного принца.

    Предварительный мир был подписан 26 июля. Перемирие между Пруссией и Австрией было продлено до 2 августа, когда вступило в силу официальное перемирие.2 августа также закончились боевые действия на немецком фронте. Война была официально завершена Пражским миром от 23 августа 1866 года.

    Довольно неожиданно новая Северо-Германская Конфедерация приняла довольно либеральную конституцию с парламентом, избираемым тайным голосованием, и независимой правовой системой. Остаток своего длительного периода у власти Бисмарк правил через новый немецкий парламент.

    Как цитировать эту статью: Рикард, Дж. (27 июля 2015 г.), Австро-прусская / Семинедельная война, июнь-август 1866 г., , http: // www.historyofwar.org/articles/wars_austro_prussian.html


    Австро-прусская война | Encyclopedia.com

    Австро-прусская война 1866 года, также известная как Семинедельная война, стала кульминацией вековой напряженности между двумя главными германскими державами. И Пруссия, и Австрия были заинтересованы в статус-кво, который признавал первенство чести Австрии на немецких землях, в то же время признавая статус Пруссии в «особых отношениях», признавая ее фактическое влияние на своих меньших непосредственных соседей.Однако ни одно из государств не полностью доверяло долгосрочному плану доброй воли другого - лежащему в основе напряжению, усугубляемому после революций 1848 года, с одной стороны, из-за растущей экономической мощи Пруссии, а с другой - из-за снижения влияния Австрии в Европе, все более формирующейся под влиянием либерализма и национализма.

    Именно в этом контексте в августе 1864 года Отто фон Бисмарк, прусский министр-президент (премьер-министр), сделал предложение, от которого Вена, казалось, не могла отказаться. Пруссия и Австрия сотрудничали, чтобы предотвратить поглощение Данией «немецких» герцогств Шлезвиг и Гольштейн в начале этого года.Теперь Бисмарк предложил присоединить их к Пруссии в обмен на гарантию военной поддержки Пруссией против Франции в Германии и Италии. Было ли это сделано искренне или как уловка, чтобы полностью вывести Австрию из состава Германии? Вена была не более скрупулезной и не менее амбициозной, чем Берлин. Не пора ли подвести черту против всей своры юнкерских милитаристов? Или можно было вести дела даже с таким глубоким циником, как Бисмарк?

    В течение почти двух лет дипломаты боролись за положение в па-де-де, в котором Бисмарк все чаще играл ведущую роль.Его целью было вытеснить Австрию из Германии и заменить рыхлую Германскую Конфедерацию более структурированной федеральной системой с центром в Берлине и во власти Пруссии. Помимо прямого оспаривания позиции Австрии в Шлезвиг-Гольштейне, он добился французского нейтралитета посредством обсуждения компенсации и итальянского сотрудничества, используя в качестве приманки контролируемую Австрией провинцию Венеция. В феврале 1866 года Австрия ответила мобилизацией, которая должна была сдержать дальнейшее давление Пруссии.

    Хотя война не была предпочтительным решением Бисмарка, он был готов принять ее как окончательную альтернативу. Король Пруссии Вильгельм I не хотел начинать то, что он считал гражданской войной, без неоспоримых доказательств ее необходимости. Это свидетельство было предоставлено Гельмутом фон Мольтке, начальником генерального штаба, который по прошествии нескольких недель приводил все более убедительные аргументы в пользу того, что Пруссия может противостоять инициативе Австрии только путем быстрой тотальной мобилизации на основе всеобъемлющей железнодорожной сети государства.Тем не менее, только в мае, и то только в серии ограниченных приказов, Вильгельм санкционировал мобилизацию и концентрацию прусской армии. Лишь в середине июня, через неделю после того, как Австрия призвала к мобилизации Германской Конфедерации против Пруссии, король одобрил наступление на Богемию, где ждала главная австрийская армия.

    Это бездействие стало основной причиной поражения Австрии. У армии не было готовых планов войны с Пруссией. Людвиг фон Бенедек, командующий Северной армией, не желал двигаться в каком-либо направлении, поскольку пруссаки мобилизовали, сконцентрировались и, наконец, проникли в Богемию.Мольтке сделал стратегическим достоинством техническую необходимость для первоначального развертывания своих сил по дуге, определяемой основными железнодорожными узлами. Он предложил направить три армии в Богемию по разным направлениям, запутав своего противника сетью ретиария и объединяясь только для битвы. Поскольку Бенедек обладал стратегией, это была стратегия секьютора: детально включать и выпотрошивать силы Мольтке, когда они оказываются в пределах досягаемости.

    Возможности Бенедека были еще более ограничены, когда 24 июня австрийская южная армия одержала тяжелую победу над итальянцами при Кустозе, но заплатила цену, которая помешала немедленной отправке подкреплений к северу от Альп.Тем не менее австрийцы были уверены в своей способности победить пруссаков в генеральном сражении с помощью ударной тактики: массированные колонны пехоты наносили штыковые атаки, поддерживаемые огнем нарезной артиллерии, значительно превосходящей ее прусский аналог. Вместо этого, как только пруссаки прошли через Богемские горы, австрийцы столкнулись с гибкой тактикой огня небольших подразделений, основанной на игольчатом ружье, однозарядной винтовке с казенной частью, которая, несмотря на свои технические недостатки, доминировала на полях сражений 1866 года.В серии предварительных столкновений потери австрийцев были настолько велики, что, когда его потрепанные части отступили, Бенедек отказался от мыслей об оперативном наступлении. Отступив к реке Эльбе возле старой крепости Кениггрец, он предложил вместо этого заставить пруссаков прийти к нему.

    За Эльбой его положение не было оптимальным. Тем не менее, предлагая компактную возвышенность, он напоминал развитую линию Союза в Геттисберге, и пруссаки сыграли еще более услужливую роль 3 июля 1866 года, чем Роберт Э.Конфедераты Ли сделали это тремя годами ранее. Их Первая армия сковала себя неудачной лобовой атакой на окопы, поддерживаемые артиллерией. Армия Эльбы, стремясь окружить левый фланг Австрии, продвигалась медленно и неуверенно. Но Бенедек не контролировал ход сражения, и его подчиненные, в свою очередь, были вовлечены в тщетную попытку повернуть прусский левый фланг. Северная армия вышла из равновесия и повернула в неверном направлении, когда 2-я прусская армия вошла с северо-запада, ударив австрийцев, как удар молнии.Только серия самоубийственно жертвенных контратак позволила разбитым остаткам Бенедека отойти за Эльбу.

    «Венец милосердия» Кениггреца удерживал французские мысли о вмешательстве. Он убедил австрийское правительство потребовать перемирия 22 июля. Вильгельм и его генералы хотели мира победителей. Бисмарк пошел на компромисс, который заменил Германскую конфедерацию Северо-германской конфедерацией под эгидой Пруссии, но избегал причинения Австрии унижений, порождающих длительный антагонизм.Австро-прусская война была последней из войн кабинета министров Европы: ограниченным конфликтом с ограниченными целями. Но в то же время он установил современную парадигму решения войны путем одиночных решительных побед, которая продолжает определять политические цели государств в двадцать первом веке.

    См. Также Армии; Австро-Венгрия; Бисмарк, Отто фон; Военная тактика; Мольтке, Гельмут фон.

    библиография

    Бухольц, Арден. Мольтке и немецкие войны, 1864–1871 гг. Бейзингстоук, Великобритания, 2001.

    Крейг, Гордон А. Битва при Кениггретце: Победа Пруссии над Австрией, 1866 год. Филадельфия, 1964 год. Перепечатка, Филадельфия, 2003. Все еще лучшее введение.

    Шоуолтер, Деннис. Войны за объединение Германии. London, 2004.

    Wawro, Geoffrey. Австро-прусская война: война Австрии с Пруссией и Италией в 1866 году. Кембридж, Великобритания, 1996. Наиболее подробный отчет, представленный с австрийской точки зрения.

    Деннис Шоуолтер

    Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

    Австро-прусская война / Немецкая война

    Вернуться к списку видео: История Германии

    Во второй половине XIX века дуализм между Пруссией и Австрией усилился и впоследствии привел к австро-прусской войне в 1866 году. Победа Пруссии в этой войне означала, что Германская империя будет основана как менее германское решение без Австрии. .

    Австро-прусская война была второй из трех войн за объединение Германии. Двумя другими войнами были 2-я Шлезвигская война (1864 г.) и Франко-прусская война (1870/71 г.).

    Видео

    Обзор

    • Дата: 09 июня - 23 августа 1866 г. (3 октября 1866 г.)
    • Место нахождения: земли Германии
    • Начало: Прусские войска вторгаются в Гольштейн
    • Конец: Пражский мирный договор - победа Пруссии (Венский договор - итальянская победа)

    Участвующие стороны и лица

    • Германская Конфедерация, с
      • Австрия
      • Ганновер
      • Гессен
      • Южные территории
    • Пруссия , с
      • Италия
      • Северные территории и города

    Фон

    • Немецкий дуализм между Австрией и Пруссией:
      • Deutscher Zollverein (Таможенный союз Германии) под руководством Пруссии и без Австрии
      • Прусско-австрийский конфликт после германо-датской войны (Австрия поддерживает самоуправление в земле Шлезвиг-Гольштейн)
    • Экономическая и военная мощь в Пруссии
    • Экономическая и военная слабость в Австрии
    • Сильные движения населения за единую немецкую нацию

    История

    Пролог и союзники

    • 8 февраля 1863 г .: Конвенция Альвенслебена (прусско-российский союз для защиты власти от польского восстания) приводит к нейтралитету России
    • 3 сентября 1865: Пруссия ведет переговоры о нейтралитете Франции
    • 8 апреля 1866: Наступательный союз Пруссии и Италии против Австрии
    • 01 июня 1866: Австрийский план, согласно которому население Гольштейн и Германская Конфедерация будут решать вопрос о будущем Гольштейн
    • Пруссия рассматривает план Австрии как порок соглашений (Гаштайнская конвенция) и угроза своим интересам
    • 9 июня 1866 г .: прусские войска маршируют на Гольштейн
    • 14 июня 1866 г .: Бундестаг (Федеральное собрание) объявляет федеральное казнь Пруссии.
    • Пруссия объявляет об упразднении Германской Конфедерации

    Ход войны

    • 23 июня 1866 г .: прусские войска вторгаются в Саксонию и участвуют в нескольких сражениях
    • 24 июня 1866 г .: Австрия побеждает Италию в битве при Кустозе
    • 27 июня 1866 г .: Ганноверская армия наносит поражение прусским войскам в битве при Бад-Лангензальце; но Ганновер сдается из-за общего превосходства Пруссии (29 июня)
    • г.
    • 3 июля 1866 г .: Решающая победа Пруссии в битве при Кениггреце
    • 23 августа 1866 г .: Пражский договор (Пруссия и Австрия)
    • 3 октября 1866 г .: Венский договор (Австрия и Италия)

    Последствия и влияние

    • Прусские территориальные приобретения:
      • Земля Шлезвиг-Гольштейн
      • Ганновер
      • Гессен
      • Франкфурт
    • Итальянские территориальные приобретения:
    • Конец Германской Конфедерации и основание Северо-Германской Конфедерации
    • Предпосылки для менее немецкого решения (немецкая нация без Австрии)
    • Конец немецкого дуализма - Пруссия - явный гегемон в Германии

    Австро-прусская война (1866 г.) | Книги военной истории

    Австро-прусская война, или Семинедельная война (также известная как Объединительная война, Война 1866 года, Братская война, в Германии как Немецкая война, а также под множеством других названий) была войной 1866 года. между Австрийской Империей и Королевством Пруссия, каждому из которых также помогают различные союзники в Германской Конфедерации.Пруссия также вступила в союз с Королевством Италия, связав этот конфликт с Третьей войной за независимость итальянского объединения. Австро-прусская война была частью более широкого соперничества между Австрией и Пруссией и привела к господству Пруссии над германскими государствами.

    Основным результатом войны был сдвиг власти среди немецких государств от Австрии к гегемонии Пруссии, а также импульс к объединению всех северных германских государств в Kleindeutsches Reich, который исключил Германскую Австрию.Он увидел отмену Германской конфедерации и ее частичную замену Северо-германской конфедерацией, которая исключила Австрию и другие южногерманские государства. Война также привела к итальянской аннексии австрийской провинции Венеция.


    Подробнее

    Библиография Семинедельной войны 1866 года

    Стюарт Сазерленд

    128 страниц

    Мягкая обложка £ 25.00
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Также имеется в: Твердый переплет

    Купить сейчас


    Подробнее

    Военная музыка в походе 1866 г.

    Роберт Мантл

    64 страницы много черно-белых

    Мягкая обложка £ 16.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Купить сейчас


    Подробнее

    Мольтке и его генералы

    Исследование лидерства

    Квинтин Барри

    304 страницы 20 ч / б 7 карт

    Мягкая обложка £ 21.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Также доступно в: Твердый переплет | Helion Digital Edition

    Купить сейчас


    Подробнее

    Битва при Кенигграце

    48 страниц 1 карта

    Распродано


    Подробнее

    Вклад королевской баварской армии в войну 1866 года

    Стюарт Сазерленд

    136 страниц

    Мягкая обложка £ 25.00
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Также доступно в: Твердый переплет | Helion Digital Edition

    Купить сейчас


    Подробнее

    Организация государственных войск Германии в 1866 г.

    Стюарт Сазерленд

    128 страниц

    Мягкая обложка £ 25.00
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Также доступно в: Твердый переплет | Helion Digital Edition

    Купить сейчас


    Подробнее

    Прусская кампания 1866 года

    Тактическая ретроспектива

    Капитан Теодор Май

    72 страницы 6 черно-белых

    Мягкая обложка £ 12.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Купить сейчас


    Подробнее

    Дорога в Кениггрец

    Гельмут фон Мольтке и австро-прусская война 1866 г.

    Квинтин Барри

    552 страницы c 100 иллюстраций и карт

    Мягкая обложка £ 29.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Купить сейчас


    Подробнее

    Войны Студница

    Военные журналы прусского генерала от кавалерии 1849-71 гг.

    Гилберт фон Штудниц

    114 страниц 5 ч / б

    Мягкая обложка £ 16.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Купить сейчас


    Подробнее

    Слишком мало, слишком поздно

    Кампания в Западной и Южной Германии, июнь-июль 1866 г.

    Майкл Эмбри

    282 страницы в 45 черно-белых изображений, 16 цветных изображений, 19 цветных карт

    Твердый переплет £ 29.95
    Включая БЕСПЛАТНУЮ доставку по Великобритании

    Отправлено в течении 1-2 рабочих дней

    Купить сейчас


    Подробнее

    С Тегетхоффом в Лиссе

    Воспоминания австрийского морского офицера 1861-66

    Максимилиан Роттаушер

    96 страниц

    Мягкая обложка £ 21.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *