Революция в польше 1830: ПОЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1830-1831 — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Польская революция 1830-1831 гг. И внешняя политика Великобритании и Франции (историко-культурологический аспект) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2012. № 4

М.О. Маринин

ПОЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1830-1831 гг. И ВНЕШНЯЯ

ПОЛИТИКА ВЕЛИКОБРИТАНИИ И ФРАНЦИИ

(историко-культурологический аспект)

Вспыхнувшее в 1830 г. восстание в Королевстве Польском оказалось одним из ключевых событий первых лет правления императора Николая I. Восьмимесячная борьба Петербурга против войск мятежников в значительной мере повлияла на дальнейшее развитие двухсторонних русско-польских отношений и взаимное восприятие народами России и Польши друг друга. В этой связи указанные события вызывали и продолжают вызывать интерес у исследователей истории русско-польских отношений.

Ключевые слова: история дипломатии, польское восстание, Российская империя.

The Polish Rebellion (1830) turned out to be one of the key events of the first years of the rule of Nicholas I. 8-month struggle between Petersburg and rebels in Warsaw had a profound influence on the subsequent development of the bilateral Russian-Polish relations and the way Russian and Polish people treated each other. These events have always been of great interest for those scholars who deal with the history of Russian-Polish relations.

Key words: history of diplomacy, Polish rebellion, the Russian Empire.

История польского мятежа 1830—1831 гг. не ограничивается рамками внутренней политики Российской империи или двухсторонних отношений регионов. Варшавское восстание и события, вызванные им, стали одним из элементов в череде европейских революций 30-х гг. XIX в., которые последовательно охватили Францию, Бельгию, Италию и другие европейские страны. С самого начала польское восстание воспринималось как событие международного значения. Например, бельгийская газета «Moniteur» писала: «Польша стала героическим бастионом европейской свободы!»1.

Несмотря на то что с момента указанной публикации в прессе прошло более полутора веков, в целом восприятие историками влияния польского восстания на международную политику Николая I совпадает с мнением, высказанным в 1830 г. на страницах бельгийской газеты. Безусловно, в работах, посвященных истории

Маринин Мстислав Оганесович — аспирант и преподаватель кафедры региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова; тел.: 8-495-783-02-64, e-mail: mo.marinin@gmail.com

1 Цит. по: Война женскими глазами: Русская и польская аристократки о польском восстании 1830—31 годов / Сост., вступ. статья В.М. Боковой, Н.М. Филатовой. М., 2005. С. 27.

дипломатии, дается описание реакции европейских государств на польское восстание, но часто оно не является детальным. Например, в классическом трехтомном исследовании «История дипломатии»2 вопрос международной реакции на Русско-польскую войну 1830—1831 гг. рассматривается в главе «Позиция великих держав в вопросе о польском восстании»3, написанной Е.В. Тарле. Однако в статье не предложен детальный анализ позиций великих держав на всем протяжении польского кризиса, а в ряду великих держав рассматриваются исключительно Франция и Великобритания. Выбор именно этих двух великих держав того времени очевиден, но отсутствие анализа изменений политики Лондона и Парижа в соответствии с развитием мятежа в западных губерниях Российской империи не дает возможности понять глубину влияния событий, происходящих в Королевстве Польском, на внешнюю политику Петербурга.

В этой связи представляется интересным проследить последствия польского восстания в более широком спектре, проанализировав внешнюю политику двух указанных великих держав на всем протяжении кризиса. Подобный подход является перспективным, так как дипломатические действия, явившиеся результатом восстания в Варшаве, проявили не только позицию Петербурга в отношении европейских партнеров, но и намерения западных держав в отношении Российской империи.

Международная реакция на события польского восстания наглядно продемонстрировала Петербургу истинное отношение его внешнеполитических партнеров к влиянию Российской империи в Европе, установившемуся после венских соглашений 1815 г.

В первую очередь речь идет о Франции, которая находилась в очень нестабильном состоянии после июльской революции 1830 г. Не доверяя французскому правительству и уклоняясь от попыток официального Парижа улучшить отношения с Россией, Николай I полагал, что события восстания представляют французам хорошую возможность убедить петербургский кабинет в искренности своих слов: «Если… правительство короля Луи-Филиппа с нетерпением ожидало подходящего момента, чтобы дать Европе гарантии безопасности и приобрести доверие императора, ему не следует упускать возможности воспользоваться нынешними обстоятель-ствами»4. Первоначально действия официальных представителей Франции соответствовали взглядам русского самодержца, и офици-

2 История дипломатии: В 3 т. Т. 1 / Под ред. В.П. Потёмкина. М., 1941.

3 Там же. С. 409-413.

4 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Внешняя политика России 19 и начала 20 века: документы МИД РФ. Т. 8. М., 2005.С. 182.

альный Париж дал понять русскому послу во Франции К.О. Поццо-ди-Борго, что не собирается вмешиваться в борьбу русских войск с бунтовщиками5.

Однако эти слова остались пустыми обещаниями. На самом деле французское правительство оказывало непосредственное влияние на события в Польше как прямо, так и косвенно. В частности, в течение всего 1831 г. французские дипломаты пытались уговорить главные западноевропейские дворы к проекту демарша, направленного против Петербурга, с целью склонить Николая I сохранить в неприкосновенности политическое существование Королевства Польского6.

Были предприняты неоднократные попытки выступить посредником между поляками и Петербургом, что неизменно вызывало отрицательную реакцию: «Если же. оно (французское правительство. — М.М.) действует за одно с польскими агентами, находящимися в Париже, и в самом деле вынашивает планы посредничества между императором и его взбунтовавшимися подданными, то его необходимо лишить всякой надежды на то, что подобное предприятие когда-нибудь может осуществиться»7.

Французский посол в Лондоне князь Талейран делал официальные предложения английскому правительству принять проект договора, обязывающего русского императора мирно урегулировать конфликт с поляками при посредничестве европейских держав8. Французский король Луи-Филипп в своей тронной речи объявил, что в его планы входит «прежде всего обеспечить Польше, чье мужество пробудило к ней прежние симпатии французов, ту национальную самобытность, которая оказалась неподвластной времени и его превратностям»9.

Французское правительство было готово в одностороннем порядке признать независимость Польши: «.если наш августейший государь никоим образом не примет посредничества Франции, она приступит к признанию независимости поляков.»10.

Действия французского правительства не ограничивались дипломатическим противостоянием Петербургу. С целью оказать польским бунтовщикам непосредственную помощь были выделены

5 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Там же. С. 184.

6 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Вене Д.П. Татищеву // Там же. С. 301.

7 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Там же. С. 357.

8 Посол в Париже К.О. Поццо-ди-Борго вице-канцлеру К.В. Нессельроде // Там же. С. 418.

9 Там же. С. 420.

10 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Там же. С. 444.

деньги — 20 тыс. ф. ст. на проведение на территории Финляндии, входящей в состав Российской империи, мощной диверсии11. Кроме того, при поддержке французов готовилась диверсия в тылу наступающих на Варшаву русских войск, и именно французские транспортные корабли должны были доставить в русский тыл оружие и боеприпасы12. Наконец французское правительство приняло решение создать польский легион: «…мы получили сведения о том, что в польских отрядах, укрывшихся в Галиции, уже проводится вербовка от имени французского правительства.»13.

После июльской революции Франция оказалась в сложном положении на внешнеполитической арене. Лидеры великих держав смотрели на новое правительство Франции с опасением, боясь новой войны. Положение усугубила революция в бельгийских землях нидерландского монарха, которая свела на нет роль Бельгии как заслона Европы перед Францией, которым она являлась по решениям Венской конференции 1815 г.14 Последовавший вслед за ней мятеж в Польше позволил Франции надеяться на преодоление изоляции, разрушение направленного против нее «Четверного союза», а также на значительное ослабление стран Священного союза, представлявших одну из главных сил в Европе в 30-е гг. XIX в. Активная дипломатическая деятельность Франции в период подавления восстания (во многом вдохновляемая князем Талейраном) стремилась к созданию совместного с другими европейскими странами (в том числе с союзниками России) блока, который поставил бы Николая I перед необходимостью признать новую власть в Польше. Признание Польши со стороны Франции фактически означало бы полный разрыв отношений с Россией: «.если пале-рояльский кабинет даст ход идее Себастиани и на самом деле приступит к признанию Польши, это будет расценено нашим августейшим государем как действие подлинно враждебное России и Вам в таком случае в соответствии с намерениями е. и. в-ва надлежит незамедлительно затребовать Ваши паспорта и вместе со всеми сотрудниками посольства и всеми подданными е. в-ва покинуть Францию»15.

Непосредственное участие французских властей в событиях польского восстания заключалось в активной финансовой помощи

11 Вице-канцлер К.В. Нессельроде посланнику в Стокгольме П.К. Сухтелену // Там же. С. 255.

12 Поверенный в делах в Берлине Ф.П. Мальтиц вице-канцлеру К.В. Нессельроде // Там же. С. 451.

13 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Там же. С. 541.

14 Вице-канцлер К.В. Нессельроде посланнику в Гааге Н.Д. Гурьеву // Там же. С. 95.

15 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Париже К.О. Поццо-ди-Борго // Там же. С. 444.

«польскому кабинету», закупке и транспортировке вооружения и амуниции. Кроме того, предпринимались попытки создать из польских беженцев так называемый «польский легион», но от этой идеи французское правительство отказалось после категорического требования Николая I: «.наш августейший государь рассматривал бы формирование такого легиона под названием польский как поистине враждебный акт в отношении России, не совместимый с поддержанием дружественных отношений между двумя страна-ми»16. После падения Варшавы вовлеченность парижского кабинета в польский вопрос значительно снизилась. «Взятие Варшавы и блистательное подавление польского мятежа лишили военную партию веры в возможность успешной войны. В свете этого события они поняли, что вся континентальная Европа выступит против них, и стали вести себя скромнее»17.

Великобритания оказалась между Францией, выступавшей в качестве оппонента Петербурга, и Австрией с Пруссией, которые были его союзниками. Изначально английское правительство выражало солидарность с политикой Николая I, но потом политика лондонского кабинета претерпела изменения: «.он изменяет свою позицию и поведение и следует линии, прямо противоположной собственным самым определенным заверениям. Польских агентов в Лондоне принимают и оказывают им покровительство. Многие члены правительства щедро расточают им советы и слова ободрения. С их соизволения Королевство Польское и даже польские провинции России признаются потерянными для нее»18. Подобные дипломатические маневры Лондона естественным образом сказались на отношении русского императора: «Образ действий, которого английский кабинет придерживался в польских делах, неизбежно должен был породить сомнение в искренности его намерений»19.

В ходе интересующих нас событий политика английского правительства была двойственной. С одной стороны, оказывалась помощь польским агентам, в частности пересылалось оружие бунтовщикам20. С другой стороны, власти Англии отказывались участвовать в демаршах Франции и сотрудничали с Россией в вопросе о защите английских подданных в Польше. Сам государственный секретарь Великобритании лорд Пальмерстоун заявлял в частных беседах следующее: «Англия не имеет ни права, ни даже

16 Там же. С. 541-542.

17 Личное письмо посла в Париже К.О. Поццо-ди-Борго вице-канцлеру К.В. Нессельроде // Там же. С. 544.

18 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Лондоне Х.А. Ливену // Там же. С. 428-433.

19 Там же.

20 Посланник в Стокгольме П.К. Сухтелен вице-канцлеру К.В. Нессельроде // Там же. С. 394-395.

средств вмешиваться в польские дела.» Но вместе с тем глава английского кабинета сообщал, «что считает Польшу потерянной для России; думает, что такой же будет и участь Литвы и что мы не располагаем возможностями подчинить первую, равно как и сохранить вторую»21.

После падения Варшавы английский кабинет, так же как и дворы Пруссии и Австрии, находился в страхе военного похода русских войск против Франции, и русской дипломатии стоило больших усилий убедить Лондон в том, что для Николая I важно сосредоточиться на решении внутренних проблем страны, а не на развязывании всеобщей войны в Европе22.

С точки зрения Петербурга недружественные шаги английского правительства были продиктованы желаниями Франции: «Таким образом, Англия уже второй раз стала игрушкой в интригах Фран-ции.»23. Слабая активность Лондона в польском вопросе объяснялась тем, что первостепенным для Англии было успешное и выгодное для нее завершение бельгийского кризиса, а в этом вопросе обойтись без помощи России Лондон не мог. Свою политику английское правительство объясняло давлением общественного мнения, разогреваемого истерией в печатных изданиях. «Судьба Польши интересовала лондонский кабинет в очень малой степени. Сам государственный секретарь занимался польскими делами главным образом в угоду общественному мнению»24.

Таким образом, можно утверждать, что реакция двух великих держав, Великобритании и Франции, на события польского восстания не была столь односторонней, как это считалось ранее, и имела свои особенности, определяемые динамикой развития событий и национальными интересами этих стран.

Необходимо отметить, что хотя действия великих держав, рассмотренных в данном исследовании, проводились в сфере международных отношений и были направлены на изменение международной ситуации, возникшей в связи с польским восстанием, тем не менее эти действия оказали значительное влияние на восприятие России в Западно-Европейском регионе. Ситуация, неоднократно описанная в донесениях русских дипломатов, когда правительства различных государств объясняли свою антирусскую позицию общественным мнением, безусловно, имела под собой

21 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Лондоне Х.А. Ливену // Там же. С. 428-433.

22 Посол в Лондоне Х.А. Ливен вице-канцлеру К.В. Нессельроде // Там же. С. 480-482.

23 Вице-канцлер К.В. Нессельроде послу в Лондоне Х.А. Ливену // Там же. С. 428-433.

24 Там же.

основание. Негативный образ Российской империи, создаваемый средствами массовой информации, не только оказывал влияние на восприятие России обществами различных стран, но и провоцировал людей на конкретные действия: покровительство польским беженцам, сбор пожертвований на нужды восставшим, политическое давление на правительства своих держав и т.д.

Следует отметить, что антирусская риторика, развязанная в западноевропейской и американской прессе, во многом опиралась на французские газеты, которые характеризуются антирусской тональностью своих статей с 20-х гг. XIX в. По мнению ряда исследователей, отправной точкой антирусской риторики во французской прессе стала публикация работы аббата де Прадта «Сравнение Англии и России в их отношении к Европе»25. Как уже было отмечено, в донесениях русских дипломатов указывается, что часто материал из французских газет целиком перепечатывается без проверки или критического анализа. Безусловно, все отмеченные обстоятельства оказали значительное влияние на восприятие России и отношение к ней в Европе и Северной Америке.

Список литературы

Ансело Ф. Шесть месяцев в России / Вступ. статья Н.М. Сперанской. М., 2001.

Внешняя политика России 19 и начала 20 века: документы МИД РФ. Т. 8. М., 2005.

Война женскими глазами: Русская и польская аристократки о польском восстании 1830-31 годов / Сост., вступ. статья В.М. Боковой, Н.М. Филатовой. М., 2005. История дипломатии: В 3 т. Т. 1 / Под ред. В.П. Потемкина. М., 1941.

25 См., например: Ансело Ф. Шесть месяцев в России / Вступ. статья Н.М. Сперанской. М., 2001. С. 11.

Восстание 1830 года

«Идеи, которые лежат в основании нашего современного мира — меритократия, равенство перед законом, права собственности, религиозная терпимость, современное секулярное образование, здоровые финансы, и так далее — были взяты под защиту, консолидированы, кодифицированы и географически распространены Наполеоном. К ним он добавил рациональную и эффективную местную администрацию, конец деревенского бандитизма, поощрение наук и искусств, отмену феодализма и крупнейшую кодификацию законов со времён падения Римской империи.» A. Roberts, Visiting Professor at the Department of War Studies, King’s College London

Восстание 1830-1831 годов — национально-освободительное восстание против власти Российской империи на территории Царства Польского, Литвы, Беларуси и Правобережной Украины.

В годы Наполеоновских войн на землях Польских было было создано Герцогство Варшавское (позже царство Польское), Наполеон поддерживал создание Временного правительства ВКЛ. Наполеоновские войны вызвали подъем патриотических настроений на землях Речи Посполитой и в Российской империи (Восстание декабристов 1825 года).

[ Царство Польское. Великое Герцогство Варшавское — государство, образованное в 1807 году по Тильзитскому миру из польских территорий, отошедших во время Разделов Речи Посполитой к Пруссии и Австрийской империи. Герцогство Варшавское являлось протекторатом наполеоновской Франции и просуществовало до 1813 года, когда большая часть герцогства была присоединена к Российской империи как автономное Царство Польское. ]

Осознание утраты государственности, которое подпитывалось системой образования, ориентированного на польско-литвинскую культуру (в Виленском университете, Полоцкой иезуитской Академии, большинстве школ преподавание велось на польском ), формировало патриотические настроения в среде местной шляхты, вызывало протест против российского господства, порождало стремление к борьбе за восстановление Речи Посполитой.

Создавались патриотические сообщества — филоматы в Вильно, Патриотическое Общество в Польше. В Царстве Польском, имевшем свой сейм и войско, движение охватывало многих армейских офицеров, шляхту, студенчество.

Июльская революция 1830 года во Франции выступила катализатором. В царстве Польском 29 ноября 1830 года вспыхнуло восстание. В короткий срок вся его территория была освобождена от русской власти.

[ Июльская революция или Французская революция 1830 года — Вторая французская революция,— восстание в июле 1830 года во Франции, приведшее к свержению Карла Х и возведению на престол Луи-Филиппа. Либеральная буржуазия объединилась с нижними слоями общества, которые впервые с 1795 года вновь получили возможность влиять на политику. Она ознаменовала торжество принципа народного суверенитета над принципом божественного права короля, а также установление либерального режима и окончательное торжество буржуазии над земельной аристократией.

Июльская революция имела воздействие на всю Европу. Либеральные течения повсеместно обрели уверенность и решимость. В государствах Германского союза начались беспорядки, вызвавшие пересмотр действующих конституций. Волнения начались и в итальянских государствах, в том числе и в Папской области. Наибольший эффект Июльская революция произвела на территории Польши, вызвав восстание 1830 года. ]

В Беларуси и Литве действовало около 30 повстанческих отрядов, насчитывавших 12 тыс. человек. Среди инсургентов были такие люди как Наполеон Орда, Игнаци Домейко, Эмилия Плятер. Председателем Временного правительства Литвы был Тадеуш Тышкевич — «граф на Логойске и Бердичеве».

На пачатку жніўня 1831 года на ўсёй тэрыторыі Беларусі паўстанне было падаўлена. Многія актыўныя паўстанцы, у тым ліку з тэрыторыі сучаснай Беларусі, пакінулі радзіму і пазней удзельнічалі ў барацьбе за свабоду ў розных краінах Еўропы.

Сваіх маёнткаў пазбавіліся буйныя магнаты — Агінскія, Плятэры, Радзівілы, Сапегі, Чартарыйскія і інш. Увогуле да следства за ўдзел у паўстанні ў беларуска-літоўскіх губернях было прыцягнута 2878 чалавек. пачалася «дэпаланізація» (русіфікіцыя) беларускіх земляў.

1832 зачынены Віленскі ўніверсітэт, які быў адкрыты толькі ў 1904 г. 1839 скасавана Берасцейская унія з аўтаматычным пераводам усіх уніятаў у праваслаўе. 1840 на ўсёй тэрыторыі Беларусі было скасавана дзеянне Статута 1588 г.

Упадок образования, 1839 Читать / скачать А. Киркор «Живописная Россия» 1882

http://archives.gov.by/index.php?id=223980 be-x-old.wikipedia.org be.wikipedia.org pl.wikipedia.org uk.wikipedia.org ru.wikipedia.org

Польское восстание 1830-1831: причины, ход, итоги

В 1830-31 годах на территории Королевства Польского прогремело восстание, направленное против власти Петербурга. К началу восстания привёл целый комплекс причин:

  • Разочарование поляков в либеральной политике Александра. Жители Царства Польского надеялись, что Конституция 1815 года станет толчком для дальнейшего расширения самостоятельности местных властей, а также рано или поздно приведёт к воссоединению Польши с Литвой, Украиной и Белоруссией. Однако русский император не имел таких планов и в 1820 году на очередном сейме ясно дал понять полякам, что прежние обещания не будут исполнены;
  • Всё ещё популярная среди поляков идея возрождения Речи Посполитой в прежних границах;
  • Нарушение русским императором некоторых пунктов польской конституции;
  • Революционные настроения, витавшие по всей Европе. Бунты и отдельные террористические акты происходили на территории Испании, Франции и Италии. В самой Российской Империи в 1825 году произошло восстание декабристов, направленное против нового правителя — Николая

Предшествующие восстанию события

         На сейме 1820 года впервые выступила Калишская партия, представлявшая либеральную шляхетскую оппозицию. Калишане скоро стали играть ключевую роль на заседаниях сейма. Их усилиями был отвергнут новый уголовно-процессуальный кодекс, ограничивавший судебную гласность и ликвидировавший суд присяжных, и «Органический статут», делавший министров неподсудными. Российское правительство ответило на это преследованиями оппозиционеров и наступлением на католический клир, однако, это только способствовало всплеску национально-освободительных настроений. Повсюду возникали студенческие кружки, масонские ложи и другие тайные организации, тесно сотрудничавшие и с русскими революционерами. Однако польским оппозиционерам пока не хватало опыта, поэтому они не могли выступить единым фронтом и их часто арестовывала полиция.

К началу сейма 1825 года русское правительство основательно подготовилось. С одной стороны, на заседания не были допущены многие влиятельные калишане, а с другой — польские помещики узнали о весьма выгодных для себя нововведениях (дешёвых кредитах, низких пошлинах на вывоз польского хлеба в Пруссию, усилении крепостного гнёта). За счёт этих перемен русское правительство добилось воцарения самых что ни на есть верноподданических настроений среди польских землевладельцев. Хотя идея восстановления Речи Посполитой была привлекательной для многих поляков, нахождение в составе России (на тот момент одной из наиболее могущественных европейских держав) означало экономическое благополучие — польские товары находили сбыт на огромном всероссийском рынке, а пошлины были очень низкими.

Впрочем, тайные организации никуда не исчезли. После восстания декабристов в Петербурге стало известно о связи русских революционеров с поляками. Начались массовые обыски и аресты. Чтобы не идти на конфликт с поляками, Николай I разрешил судить мятежников Сеймовому суду. Приговоры были очень мягкими, а основное обвинение в государственной измене и вовсе было снято с подсудимых. На фоне обострявшихся отношений с Турцией, император не хотел вносить смуту во внутренние дела государства и смирился с приговором.

В 1829 году Николай I короновался польской короной и уехал, подписав несколько указов, противоречивших конституции. Ещё одной причиной для будущего восстания стало решительное нежелание императора присоединять к Королевству Польскому литовские, белорусские и украинские губернии. Эти два повода стали толчком к активизации варшавского кружка подхорунжих, возникшего в 1828 году. Члены кружка выдвигали самые решительные лозунги, вплоть до убийства русского императора и создания в Польше республики. Вопреки ожиданиям подхорунжих, польский сейм не принял их предложений. Даже самые оппозиционно настроенные депутаты не были готовы к революции.

Но в варшавский кружок активно вливалось польское студенчество. По мере увеличения их числа, всё чаще звучали призывы к установлению всеобщего равенства и ликвидации сословных различий. Это не встречало сочувствия у более умеренных участников кружка, представлявших себе будущее правительство, состоящим из крупных магнатов, шляхты и генералитета. Многие из «умеренных» становились противниками восстания, опасаясь, что оно перерастёт в бунт черни.

Ход восстания

Вечером 29 ноября 1830 года группа революционеров напала на Бельведерский замок, где находился польский наместник — великий князь Константин Павлович. Целью повстанцев был сам брат императора, планировалось, что революция начнётся с расправы над ним. Однако оружие против восставших подняли не только русские солдаты, охранявшие замок, но и сами поляки. Бунтовщики тщетно просили перейти на их сторону польских генералов, находившихся при Константине. На их просьбы откликнулись только младшие офицеры, выведшие свои роты из казарм. О восстании узнали городские низы. Так к восставшим присоединились ремесленники, студенты, беднота и рабочие.

Польская аристократия была вынуждена балансировать между бунтующими соотечественниками и царской администрацией. При этом шляхта была решительно против дальнейшего развития бунта. Диктатором восстания в итоге стал генерал Хлопицкий. Он заявил, что всячески поддерживает бунтовщиков, но его реальной целью было скорейшее налаживание отношений с Петербургом. Вместо начала военных действий против царской армии Хлопицкий начал арестовывать самих восставших и писать Николаю I верноподданические письма. Единственным требованием Хлопицкого и его сторонников было присоединение к Королевству Польскому Литвы, Белоруссии и Украины. На это император ответил решительным отказом. «Умеренные» оказались в тупике и были готовы капитулировать. Хлопицкий сложил с себя полномочия. Заседавший в это время сейм под давлением бунтующей молодёжи и бедноты был вынужден одобрить акт о низложении Николая I. В это время на Польшу двигала армия генерала Дибича, обстановка была раскалена до предела.

Испуганная шляхта предпочла выступить против русского императора, чем навлекать на себя гнев крестьянства, и поэтому начала готовиться к войне с Россией. Сбор войск шёл медленно и с постоянными проволочками. В феврале 1831 года произошли первые бои. Несмотря на малочисленность польской армии и отсутствие согласия между её командирами, полякам удалось какое-то время отражать удары Дибича. Но новый командующий польским повстанческим войском — Скшинецкий — немедленно вступил в тайные переговоры с Дибичем. Весной Скшинецкий упустил несколько удобных случаев для того, чтобы перейти в контратаку.

Между тем, по всей Польше начались крестьянские волнения. Для крестьян восстание было не столько борьбой против Петербурга, сколько способом противостоять феодальному гнёту. В обмен на социальные реформы они были готовы пойти за своими панами на войну с Россией, но излишне консервативная политика сейма привела к тому, что к лету 1831 года крестьяне окончательно отказались поддерживать восстание и пошли против помещиков.

Однако в сложной ситуации находился и Петербург. По всей России начались холерные бунты. От болезни сильно пострадало и русское войско, стоявшее под Варшавой. Николай I требовал от армии немедленного подавления восстания. В начале сентября войска под руководством генерала Паскевича прорвались в пригород Варшавы. Сейм предпочёл сдать столицу. Поддержки у иностранных держав, боявшихся демократических революций у себя, поляки также не нашли. В начале октября восстание было окончательно подавлено.

Итоги восстания

         Последствия восстания были для Польши весьма плачевными:

  • Польша лишилась своей конституции, сейма и армии;
  • На её территории была введена новая административная система, фактически означавшая ликвидацию автономии;
  • Началось наступление на католическую церковь.

Глава 2. ПОЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1830–1831 гг

Глава 2. ПОЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1830–1831 гг

Польские историки вовсю обличают четвертый раздел Польши, но сможет ли кто-нибудь из них привести пример столь спокойного существования Польши за 15 лет, как в 1815–1830 гг.? Без рокошей, конфедераций, вторжений иностранных войск, «междусобойчиков» магнатов с применением артиллерии и т. п. не проходило ни одного десятилетия с 1700 г. Риторический вопрос: жилось ли в 1815–1830 гг. этническим полякам в Пруссии и Австрии лучше, чем в Царстве Польском?

Но беспокойные паны над столь глупыми вопросами не задумывались, а продолжали болтать о великой отчизне «от можа до можа». Появились и тайные общества. Наиболее известными были Общества филоматов и филаретов в Виленском университете (1817 г.), членом одного из которых был польский поэт Адам Мицкевич (1798–1855). В 1821 г. среди офицеров возникает Патриотическое общество, ставившее своей задачей борьбу за восстановление независимой Польши на основе Конституции 3 мая 1791 г. В 1829 г. в Варшаве возникает тайное офицерское общество «Заговор подхорунжих». Что поделаешь, в Европе мода была такая: в Италии — карбонарии, в России — декабристы, во Франции — бонапартисты и т. д.

1830 г. ознаменовался революционными выступлениями по всей Европе. 27 июля восстал Париж. Два дня баррикадных боев, и над королевским дворцом был поднят трехцветный флаг революции 1789 г. 2 августа король Карл X отрекся от престола и бежал в Англию. Началась революция в Бельгии, начались волнения в германских государствах, активизировались карбонарии в Италии.

Польские заговорщики решили, что их час настал. Подавляющее большинство панов и часть мещан были настроены революционно, но определенных планов ни у кого не было: одни требовали строгого соблюдения царем Конституции 1815 г., другие — независимости Польши в полном объеме. Кроме того, возник вопрос о границах новой Польши, и началась полная бестолковщина. Несколько упрощая ситуацию, можно сравнить панов-заговорщиков с Василием Алибабаевичем из кинофильма «Джентльмены удачи»: «А ты зачем побежал?» — «Все бежали, и я побежал».

Поводом к восстанию стало распоряжение Николая I о подготовке сбора денежных средств и размещении на постой русских войск, намеченных для прохода через Польшу с целью подавления революции в Бельгии.

В ночь с 17 на 18 (29 на 30) ноября часть польских войск подняла мятеж. Повстанцы захватили арсенал и дворец Бельведер, где проживал наместник. Замечу, что несколько десятков польских генералов и старших офицеров отказались от участия в бунте и были убиты заговорщиками. Позже по приказу Николая I в Варшаве на Саксонской площади убитым польским военачальникам будет поставлен большой обелиск с восемью львами, сидящими у его подножия.

Русский гарнизон Варшавы состоял из двух гвардейских пехотных полков, трех гвардейских кавалерийских полков и двух батальонов гвардейской артиллерии. Из-за бездарности и либерализма великого князя Константина русский гарнизон не оказал должного сопротивления полякам и днем 18 ноября покинул Варшаву.

Великий князь Константин заявил: «Всякая пролитая капля крови только испортит дело» — и отпустил верные ему польские части, находившиеся в Варшаве, на соединение с мятежниками. Крепости Модлин и Замостье были переданы полякам, а великий князь с русскими войсками бежал в русские пределы.

В Варшаве образовалось временное правительство во главе с генералом Ю. Хлопицким. Однако в январе 1831 г. Хлопицкий ушел в отставку, а вместо него стал шестидесятилетний Адам-Ежи Чарторыский, тот самый, который был другом Александра I и министром иностранных дел России с 1803 по 1807 г. Между прочим, этому Адаму мало было поста главы национального правительства и президента сената, он явно метил в короли. После поражения восстания Адам Чарторыский эмигрировал в Париж, где считался до самой своей смерти в 1861 г. первым кандидатом на польский трон.

21 января 1831 г. (н.с.) сейм официально низложил Николая I с польского престола и провозгласил лозунг «За вашу и нашу свободу!» как девиз солидарности польского и русского революционного движения. Но позже сейм «наступил на грабли» — отклонил предложение об отмене крепостного права, чем лишил себя поддержки крестьянства.

Таким образом, историк при желании может считать с этого момента (21 января 1831 г.) Польшу независимой, а Польское восстание 1830–1831 гг. — польско-русской войной. Разумеется, русские гражданские и военные власти считали поляков мятежниками.

К началу боевых действий польская армия насчитывала до 130 тысяч человек. Артиллерия поляков имела в своем составе 106 полевых орудий. Их число было увеличено за счет старых прусских гаубиц и музейных экспонатов, в том числе турецких трофейных мортир XVIII в., которые царь прислал ранее для памятника королю Владиславу.

Польские генералы Прондзинский и Крыжановский предлагали наступательную тактику. Они хотели собрать всю польскую армию в единый кулак и последовательно бить русских по частям, не давая им объединиться. В Варшаве же должен был остаться лишь небольшой гарнизон численностью четыре-пять тысяч человек. Кроме того, они надеялись при вступлении польских войск в Литву и Белоруссию на восстание местной шляхты и присоединение ее к польским войскам.

Однако генерал Хлопицкий отверг этот план и 20 декабря 1830 г. (н.с.) приказал расположить всю польскую армию двумя колоннами по дорогам Брест — Варшава и Белосток — Варшава так, чтобы на каждой дороге находилось в глубину по несколько эшелонов, которые могли бы, отступая перед русскими частями, концентрироваться у одного сборного пункта — Грохова (в 5 км юго-восточнее Варшавы), где и предполагалось дать бой.

Узнав о восстании в Варшаве, Николай I собрал во дворе Инженерного замка гвардейские части и сообщил им об этом событии. В ответ на негодующие возгласы молодых офицеров Николай сказал: «Прошу вас, господа, поляков не ненавидеть. Они наши братья. В мятеже виновны немногие злонамеренные люди. Надеюсь, что с божьей помощью все кончится к лучшему».

12 (24) декабря царь издал манифест, в котором говорилось, что русские должны проявить по отношению к полякам «правосудие без мщения, непоколебимость в борьбе за честь и пользу государства без ненависти к ослепленным противникам». Тем не менее как в правящих придворных кругах, так и в русском обществе (разумеется, дворянском) были очень сильны опасения иностранной интервенции, то есть вмешательства Франции и Англии в польский вопрос. В феврале 1831 г. в Париже был образован польский комитет при участии генерала Лафайета. Но сей славный генерал последние 40 лет занимался исключительно болтовней, и до интервенции дело не дошло.

Стоит заметить, что русское либеральное дворянство, систематически критиковавшее внутреннюю политику русского правительства, заняло резкую антипольскую позицию. Так, разжалованный в солдаты декабрист Александр Бестужев писал 5 января 1831 г. из Дербента матери: «Третьего для получил Тифлисские газеты и был чрезвычайно огорчен и раздосадован известием об измене Варшавской. Как жаль, что мне не придется променять пуль с панами добродеями… Одно только замечу, что поляки никогда не будут искренними друзьями русских… Как волка ни корми…»

А. С. Пушкин по поводу польского восстания написал несколько стихотворений, из которых наиболее известны «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина». Замечу, что оба стихотворения обращены не к полякам, а к тем, кто их подстрекал, сидя в уютных кабинетах в Лондоне и Париже.

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.

Так высылайте ж нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

«Клеветникам России»

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!

Но знайте, прошенные гости!

Уж Польша вас не поведет:

Через ее шагните кости!..

«Бородинская годовщина»[211]

Думаю, слова Александра Сергеевича актуальны и сейчас, спустя 170 с лишним лет. Риторический вопрос: зачем вступать Польше в НАТО? Кто ей угрожал? Известно, что еще с конца 50-х гг. в НАТО разрабатывали планы ограниченной ядерной войны,[212] только тогда полем боя должна была быть Германия. Какое государство теперь станет полем боя? Что произойдет с этим государством, если там будет взорвано от 300 до 500 тактических ядерных боеприпасов мощностью от 0,5 до 10 килотонн? Я же могу сказать только одно: после такого обмена ударами в центре Европы радиационный фон в Париже и Москве будет мало отличаться от нормального, а уж о Нью-Йорке и Екатеринбурге я молчу.

Но вернемся в 1830 г. Силы, которыми располагал Николай I для усмирения Польши, могли быть доведены до 183 тысяч человек (гвардия из Петербурга, Гренадерский корпус из новгородских поселений, I и II корпуса из состава 1-й армии, VI корпус — бывший Литовский, ІІІ и V резервные кавалерийские корпуса). Однако для сбора всех этих войск требовалось свыше четырех месяцев. Корпуса Гвардейский великого князя Михаила Павловича и II графа Палена-второго могли прибыть лишь к весне.

К декабрю 1830 г. на месте — у Бреста и Белостока — находился один лишь VI корпус барона Розена — около 45 тысяч сабель и штыков. На марше находились Гренадерский корпус князя Шаховского и I корпус графа Палена-первого с резервной кавалерией южных поселений.

Главнокомандующим был назначен фельдмаршал граф Дибич-Забалканский,[213] начальником штаба — граф Толь. Дибичу были подчинены Гродненская, Виленская, Минская, Подольская, Волынская губернии и Белостокская область, объявленные в военном положении.

К 20 января 1831 г. русские силы у границы Царства Польского насчитывали 114 тысяч человек. Надеясь быстро разгромить мятежников, Дибич не придал большого значения снабжению своих войск и решил не утяжелять армию обозами и артиллерийскими парками. Провианта было взято всего на пятнадцать дней, а фуража — на двенадцать. В артиллерии были оставлены третьи дивизионы батарей, выступивших таким образом в составе восьми орудий вместо двенадцати. Пехотные полки выступили в составе двух батальонов.

24 и 25 января русские войска перешли границу Царства Польского одиннадцатью колоннами, но с таким расчетом, чтобы иметь возможность за двадцать часов сосредоточить главные силы в количестве восьмидесяти тысяч человек.

Главные силы (I, VI пехотный и ІІІ резервный кавалерийский корпуса) Дибич двинул в район между реками Буг и Нарев, поручив V резервному кавалерийскому корпусу барона Крейца демонстрацию на Люблин. Гренадерскому корпусу, шедшему на правом фланге общего расположения уступом позади и на значительном удалении от главных сил, была предоставлена свобода действий.

Дожди и оттепель, сделавшие непроходимыми лесистый и болотистый Буго-Наревский район, побудили Дибича сосредоточить войска у Венгрова, а затем свернуть на Брестское шоссе. Фельдмаршал решил нанести удар в правый фланг расположения поляков, отрезав их от Варшавы. Этот фланговый марш был совершен 31 января.

В первых числах февраля быстро продвигавшиеся русские колонны вошли в соприкосновение с польскими войсками, отступавшими к Висле в Варшавский район. 2 февраля произошел неудачный для русских бой под Сточеком, где конно-егерская дивизия генерала Гейсмара была разбита польской конницей генерала Дверницкого. Два русских конных полка бежали, не выдержав сабельной атаки поляков. Русские потеряли 280 человек и 8 пушек, а поляки — 87 человек.

5 февраля русская армия под командованием фельдмаршала Дибича выступила из Венгрова двумя колоннами. В правой колонне, по дороге на Станиславов, шел VI корпус генерала Розена, а в левой, по шоссе через Калушин, — I пехотный корпус графа Палена-первого, и за ним — резерв. Оттеснив польские дивизии Скржинецкого и Жимирского, авангард корпуса Палена 6 февраля достиг Яновека, а авангард корпуса Розена был в Окуневе. На следующий день, 7 февраля, было решено продолжить движение к Варшаве, причем авангард графа Палена должен был занять Выгодские высоты, а основные силы его корпуса — Милосну. Авангард корпуса барона Розена также должен был дойти до Выгоды, а его корпус расположиться впереди Гржибовской Воли.

Польская армия была собрана у Грохова под началом Хлопицкого и состояла из трех пехотных и трех кавалерийских дивизий. Кроме того, дивизия Жимирского находилась в авангарде, в Милосненском лесу. Всего в польской армии было около 54 тысяч человек при 140 орудиях.

От Яновека до Варва Варшавское шоссе пролегало лесом, который под самым Варвом оставался лишь с правой стороны дороги и продолжался по направлению к Кавенчину. Впереди этого леса на протяжении семи верст до Праги простиралась равнина с песчаными холмами, кустами, болотами и отдельными усадьбами. В двух верстах за Варвом находились деревни Малый и Большой Грохов, а в трех верстах за ними — Прага. Перед Гроховом была небольшая ольховая роща.

Отступив со своей дивизией к Варву, Жимирский оценил важное значение этого пункта и расположился здесь, чтобы препятствовать дебушированию[214] русских войск из леса. Он расставил 9 батальонов по сторонам шоссе, а 28 орудий направил на выходы из леса. К этому времени из главных сил поляков к Жимирскому направлялась дивизия Шембека. Ко времени прибытия этой дивизии к Варву из леса начали показываться передовые части I корпуса Палена. Шембек расположил свою дивизию правее Жимирского, а на правом фланге поставил три полка кавалерийской дивизии Лубенского.

Авангард графа Палена (1-й и 2-й егерский и 3-й кавалерийский полки с шестнадцатью орудиями под командованием генерал-лейтенанта князя Лопухина) при выходе из леса был обстрелян из сорока орудий, но все-таки выстроился в порядок по обеим сторонам шоссе. Подтягивались свежие войска, и завязался горячий бой.

На выстрелы к Вавру прибыл главнокомандующий Хлопицкий и, убедившись в необходимости помешать дебушированию русских войск из леса, приказал Шембеку оттеснить в лес вышедшие уже из него русские войска. А чтобы прикрыть свои войска от обхода их с левого фланга колонной VI корпуса, двигавшейся по Окуневской дороге на Выгоду, и помешать соединению русских колонн, Хлопицкий направил туда дивизию Круковецкого (13 батальонов и 24 орудия). Остальные войска были оставлены в резерве у Глухова.

1-й и 2-й егерские полки под натиском превосходящих сил поляков были оттеснены к лесу, но прибывший бегом 5-й егерский полк с 1-й конной батареей полковника Паскевича упорно защищал свою позицию на шоссе. Бросившийся в атаку Черноморский полк был опрокинут. К авангарду прибыли граф Пален и начальник главного штаба армии граф Толь. Великолуцкий полк был направлен Паленом вправо от шоссе, где поляки сильно продвинулись вперед. Ему удалось удержать натиск поляков до 10 ч утра.

Жимирский, продвигаясь лесом вперед, теснил слабый русский правый фланг с двух сторон. Прибывший сюда на помощь Новоингерманландский полк был не в силах сдержать наступление поляков, и русская пехота отступила. Граф Толь, опасаясь, что поляки получат возможность разрезать русскую армию пополам, выдвинул на правый фланг Староингерманландский полк и батальон 4-го морского полка, артиллерию же 3-й дивизии расположил уступом за конной батареей, левее шоссе; 3-й морской полк был двинут влево. Благодаря этим мероприятиям инициатива в бою перешла к русским.

В 11 часов утра на поле сражения прибыл фельдмаршал Дибич с девятью батальонами 2-й пехотной дивизии. В это время поляки усилили свои войска, расположенные в лесу, и повели атаку на фланг батарей, расположенных на шоссе, стремясь охватить их. Густой лес скрывал движения поляков, но князь Горчаков все же заметил их и повернул орудия 1-й конной батареи направо, фронтом параллельно шоссе, а затем открыл через шоссе картечный огонь. Поляки, пораженные внезапностью этого огня, отступили в глубь леса, но часть их застрельщиков бросилась на батарею, поставленную Толем. Дибич послал для их отражения свой конвой и полуэскадрон лубенских гусар, и поляки были опрокинуты.

Было уже около полудня, а правая русская колонна еще не дебушировала из леса. Поляки, понимая всю важность русского правого фланга, направили против него все свои усилия. Между тем Дибич послал на подкрепление правого фланга Эстляндский полк, вызвал на поле сражения 2-ю гренадерскую дивизию и послал Розену приказание ускорить движение. Авангард Розена под командованием Влодека должен был двигаться на одной высоте с авангардом I корпуса, но из-за большого расстояния и плохой дороги он прибыл к Гржибовской Воле только в 2 часа дня.

Чтобы задержать движение колонны Розена, Круковецкий, имея пехотную дивизию и конно-егерский полк, выслал одну полубатарею со стрелками в лес. Выходы из леса были заняты бригадой Гелгуда с полубатареей, а остальные войска стали в резерве у Выгоды, правее дороги. Влодек, слыша слева от себя сильную пальбу, выдвинул в лес влево от дороги 50-й егерский полки 1-й батальон 49-го егерского полка, вошел в связь с Эстляндским полком корпуса Палена, вытеснил поляков из леса и стал постепенно развертывать свои колонны у опушки.

Дибич, услышав выстрелы на правом фланге, что указывало на вступление в бой корпуса Розена, приказал начать общее наступление в центре и на левом фланге. Вся линия русских войск, выйдя из леса, стала продвигаться вперед. Толь опрокинул Жимирского, Пален оттеснил Шембека. На нашем левом фланге сумцы и новоархангельцы при содействии огня пехоты и артиллерии отбросили назад кавалерию Лубенского, который поспешил укрыться за свою пехоту.

Русская пехота двинулась по шоссе вперед и заняла Вавр. На нашем правом фланге упорно держался Круковецкий. После ожесточенного боя русские опрокинули 5-й польский пехотный полк, занимавший высоту. Русские перешли в общее наступление, и левый фланг поляков был оттеснен к Грохову. Корчма Выгода тоже была ими оставлена. Круковецкий отошел к ольховой роще.

Для овладения Кавенчином Розен послал Польский и Волынский уланские полки и Житомирский пехотный полк, которые опрокинули калишскихулан, защищавших это селение. К 4 часам дня все выходы из леса были в руках русских. Наши войска расположились биваком на тех местах, где их застал приказ. Поляки отошли за Малый Грохов без преследования со стороны русских, остановились перед Большим Гроховом и заняли позицию.

В этом бою потери русских составили до 3700 человек, из них до 100 офицеров. Потери поляков были не меньше — только в плен русские захватили 600 человек.

После сражения при Варве войска генерала Хлопицкого расположились следующим образом: 1-я пехотная дивизия Круковецкого — в Брудно, имея один батальон с одним эскадроном в Зомбках; 2-я и 3-я пехотные дивизии Жимирского и Скржинецкого — у ольховой рощи; 4-я пехотная дивизия Шембека — между Брестским шоссе и болотами острова Сасска-Кемпа, занимая здесь двумя полками егерей лесок. По сторонам ольховой рощи была расположена артиллерия: вправо до шоссе — четыре батареи, влево по дороге в Кавенчин — две батареи. Пространство между главными силами и дивизией Круковецкого занимала кавалерия: дивизия Лубенского — поперек дороги в Зомбки; корпус Уминского (две дивизии и две батареи) — у колонии Эльснер, наблюдая Зомбки — Кавенчин; вблизи Праги — косиньеры, артиллерийские резервы и парки. Всего 56 тысяч (36 тысяч пехоты, 12 тысяч кавалерии, 8 тысяч косиньеров), а без Круковецкого — 44 тысячи человек.

Русская армия расположилась следующим образом: I пехотный корпус графа Палена-первого (1-я, 2-я и 3-я пехотные дивизии и 1-я гусарская дивизия) — по обеим сторонам Брестского шоссе; литовский (VI) пехотный корпус барона Розена (24-я и 25-я пехотные дивизии, литовская гренадерская бригада и литовская уланская дивизия) — на опушке большого леса, примыкая к правому флангу Палена и имея часть артиллерии на позиции у корчмы Выгода и конницу у Кавенчина; 2-я гренадерская дивизия — на Брестском шоссе за корчмой Вавр; ІІІ резервный кавалерийский корпус графа Витта, гвардейский отряд и артиллерийский резерв — в Милосне. Отряд командира гренадерского корпуса князя Шаховского подходил с севера и 12 февраля занял Белоленку. Русских войск было 72 тысячи человек (56,5 тысячи пехоты и 16,5 тысячи кавалерии) при 252 орудиях, а без Шаховского 59,5 тысячи человек при 196 орудиях.

Главнокомандующий фельдмаршал Дибич намеревался дать бой 14 февраля, причем главный удар нанести на левый, наиболее открытый фланг противника отрядом Шаховского, усиленным ІІІ резервным кавалерийским корпусом, через Белоленку на Брудно и далее, отрезая поляков от Праги. Розен должен был развернуться по обе стороны Кавенчина; Пален — примкнуть к его левому флангу, имея 1-ю дивизию левее шоссе; резерв — собраться за Кавенчином.

В 9 часов 30 минут утра 13 февраля русская артиллерия открыла огонь, и правый фланг медленно начал наступать к ольховой роще. Опушку рощи занимала польская бригада Голанда, за ней расположилась бригада Чидевского, за рощей стояла дивизия Скржинецкого. Около 10 часов утра Розен двинул в атаку пять батальонов 24-й дивизии, которые ворвались в переднюю часть рощи, но, дойдя до рва, были отброшены. Розен ввел в дело шесть батальонов 25-й дивизии, но дивизия Жимирского принудила эти части к постепенному отступлению. В подкрепление были двинуты справа два полка 25-й дивизии, а слева — два полка I корпуса. Вторая атака была проведена восемнадцатью батальонами, которые к 11 часам выбили дивизию Жимирского из рощи, при этом сам Жимирский был смертельно ранен. Русские, заняв противоположную опушку, оказались под картечным огнем. Хлопицкий выдвинул дивизию Скржинецкого, за которой устремилась и дивизия Жимирского. Этими двадцатью тремя батальонами восемнадцать русских батальонов были выбиты из рощи.

Тем временем литовская гренадерская бригада и литовская уланская дивизия продвинулись вперед между Кавенчином и Зомбками. Несвижские карабинеры с Волынским уланским полком выбили поляков из Зомбок и колонии Мациас, два уланских полка прикрывали фланг правее Кавенчина.

Канонада со стороны Белоленки продолжалась, и Дибич в 12 ч дня направил на рощу третью атаку: справа — корпус Розена, слева — 3-ю дивизию. Начальник главного штаба армии граф Толь, присоединив на правом фланге к двум батареям VI корпуса батарею литовской гренадерской артиллерийской бригады и взяв в прикрытие Житомирский полк, стал обходить рощу справа, а Нейдград, двинув шесть батальонов 3-й дивизии в рощу, с остальными начал обходить ее слева. Кроме артиллерии I корпуса по сторонам шоссе были выдвинуты 20-я конно-артиллерийская рота и четыре орудийных гвардейских отряда под прикрытием ольвиопольских гусар.

Захватив опушку, части VI корпуса снова были остановлены огнем из-за большого рва. Обходившая рощу артиллерия графа Толя тоже была остановлена рвом. На левом фланге свежие части 3-й дивизии, опрокинув неприятеля и частью обогнув рощу, попали снова под картечь. Хлопицкий ввел в дело всю дивизию Жимирского, перед этим поддерживавшую Скржинецкого, а сам во главе четырех батальонов гвардейских гренадер повел атаку на правом фланге.

Наши утомленные полки были вынуждены отступить, и постепенно поляки снова заняли всю рощу. Но это был их последний успех в этом бою. Фельдмаршал усилил войска 3-й бригадой 2-й гренадерской дивизии, развернул часть ІІІ резервного кавалерийского корпуса и лично повел войска в наступление. Гренадерская бригада пошла между VI корпусом и 3-й дивизией. Узнав в это время об отходе князя Шаховского от Белоленки, причем поляки легко могли отступить к Праге, Дибич решил поддержать 3-ю бригаду гренадер 2-й бригадой той же дивизии (всего в последовавшей четвертой атаке участвовало 38 батальонов), а правее рощи пустить 3-ю кирасирскую дивизию с лейб-гвардейским уланским полком под общим руководством Толя, дабы обходом конницы облегчить овладение рощей, ударом кирасир разорвать фронт отступавших поляков и правый их фланг отбросить к болотам у Брестского шоссе.

Гренадеры первыми ворвались в рощу, за ними — остальные. Поляки пытались остановиться за рвом, но, не имея более резервов, были опрокинуты, и роща окончательно осталась за русскими. Артиллерия (всего до 90 пушек) действовала по польской артиллерии за рощей.

Конница Толя вынуждена была колонной по шесть преодолевать препятствия и выстраиваться под огнем польской батареи, причем поляки выигрывали время на построение каре. Вперед выдвинулись наши 24 конные пушки Герштенцвейга и 8 пеших пушек, под прикрытием которых конница развертывалась в боевой порядок. Для обеспечения кавалерийского маневра 1-я бригада 2-й кавалерийской дивизии, составлявшая правый фланг боевого порядка пехоты, продвинулась к северной опушке рощи.

В то же время литовская гренадерская бригада с двумя уланскими полками заняла колонии Мациас и Эльснер, а Литовским уланским полком связывалась с кавалерией Толя.

Генерал Хлопицкий приказал дивизии Круковецкого и кавалерии Лубенского перейти к роще, но в это время он был ранен и унесен с поля сражения. С этого момента управление боем у поляков исчезло.

Кавалерия Толя выстроилась в три линии. Решено было повести наступление одновременно по сигналу, и, чтобы отрезать поляков от Праги, каждый последующий полк должен был принимать вправо и подавать вперед правый фланг. Однако Толь, а с ним и начальник кирасирской дивизии увлеклись частной атакой улан против вышедшего из рощи польского батальона. Уланы были остановлены глубокой канавой под огнем противника. Толь вызвал конную батарею, которая очистила путь уланам.

Одновременно двинулись в атаку кирасиры Альберта, атака продолжалась 20 минут. Кирасиры потеряли около половины своего состава, зато у поляков началась паника, а главнокомандующий Михаил Гедеон Радзивилл ускакал в Варшаву. Толь, находясь с уланами, не успел поддержать эту атаку всей дивизией, а затем уже ничего решительного не предпринял.

При виде успеха кирасир барон Гейсмар с кавалерией левого фланга поторопился с атакой и двинул вперед сумских и ольвиопольских гусар и украинских улан с конной батареей, а за ними бригаду егерей. Гусары сбили егерей Шембека и опрокинули его дивизию. В это время Пален двинул и пехоту левого фланга: 1-ю дивизию — левее шоссе, а 2-ю — правее. Польские начальники потеряли голову, лишь Скржинецкий восстановил порядок и занял позицию на холмах у монумента. Слева к нему пристроились кавалерия Уминского и бригада дивизии Круковецкого, позади стала кавалерия Лубенского.

Лишь в 4 часа дня Дибич был наконец обрадован прибытием Шаховского и, объявив гренадерам, что предоставляет им довершение победы, повел их вперед во главе с Литовской гренадерской бригадой и уланами, наступавшими от колонии Эльснер.

Когда гренадеры подошли к польским позициям, было около 5 часов вечера. Деморализация у поляков была полная: Радзивилл приказал даже очистить Прагу и предмостное укрепление. Потом уже Скржинецкий был назначен прикрывать переправу, которая была произведена в беспорядке с 6 часов вечера до полуночи. Защита предмостного укрепления была поручена Малаховскому (дивизии Круковецкого).

Потери поляков в этом сражении составили более 12 тысяч человек и три пушки, потери русских — 9500 человек.

Сражение под Гроховом было успехом русских войск, но успехом тактическим. Дибичу не удалось уничтожить большую часть польского войска. Поляки по-прежнему располагали двумя крепостями на правом берегу Вислы — Модлином и Прагой. Русские войска дошли до Праги, но овладеть ею не сумели.

В это время в польской армии произошли кадровые изменения. Генерал Жимирский умер от ран, полученных под Гроховом, а Радзивилл отказался командовать, на его место был назначен генерал Скржинецкий.

В городе Пулаве на Висле, в ста верстах выше Варшавы, горожане вырезали эскадрон Казанского драгунского полка. По приказу генерала Скржинецкого корпус генерала Дверницкого общей численностью до 15 тысяч человек переправился через Вислу и, опрокинув передовой отряд генерал-лейтенанта барона Крейца, пошел к Люблину. Люблин был взят поляками, однако 27 февраля русские отбили его.

Тем не менее рейд генерала Дверницкого научил Дибича, и тот отправил на юг своего начальника штаба графа Толя с 3-м резервным кавалерийским корпусом, частью 3-й гренадерской дивизии и Литовской гренадерской бригадой, поручив ему отрезать корпус поляков от Вислы.

Сам же Дибич с главными силами отступил от Праги на восток. Пополнив запасы снаряжения, фельдмаршал решил овладеть Варшавой и в первых числах марта 1831 г. стал сосредоточивать армию у Тырчина, где собирался переправиться через Вислу. Прикрывать операцию с тыла на Брестском шоссе был оставлен VI корпус барона Розена.

Скржинецкий, которому удалось поднять дух своей армии, упавший было после Грохова, сознавал всю опасность форсирования русскими Вислы и решил во что бы то ни стало воспрепятствовать этой операции, отвлечь Дибича от переправы. Сосредоточив скрытно у Праги до 40 тысяч человек, он 20 марта нанес VI корпусу жесткое поражение при Дембе-Вильке. В этом бою у Скржинецкого было большое численное превосходство: 33 тысячи поляков против 18 тысяч русских. Русские потеряли убитыми и ранеными 2500 человек, пленными 3000 человек, пять знамен и десять пушек. Поляки потеряли убитыми и ранеными до 2000 человек.

В результате сражения у Дембе-Вильке Дибич приостановил наступление к Висле, отложил переправу и, двинувшись на выручку Розену, соединился с ним 31 марта у Седлеца.

Важную роль в обороне поляков играла крепость Замостье. 21 февраля 1831 г. комендант Крысинский выслал к Устилугу, расположенному в 60 верстах восточнее Замостья, четыре линейные роты с четырьмя пушками, усиленные косиньерами и кракусами (пешими и конными добровольцами). Этот отряд напал на Устилуге врасплох на передовой отряд Житомирского полка и захватил в плен командира батальона полковника Богомольца, а также 5 офицеров и 370 нижних чинов.

С 5 по 28 марта в Замостье находился корпус генерала Дверницкого. Затем Дверницкий выступил из крепости на Волынь. 7 апреля у местечка Боремле Дверницкий имел сражение с русским IV кавалерийским корпусом генерал-лейтенанта Ридигера. У Ридигера было 9000 человек и 36 пушек, а у Дверницкого — 6000 человек и 12 пушек. Русские потеряли 700 человек и 5 пушек, но Дверницкий был вынужден отказаться от похода в Подолию.

В новом сражении с русскими 15 апреля у Людинской корчмы Дверницкий потерял до тысячи человек, в том числе 250 пленными. После этого сражения Дверницкий с четырьмя тысячами поляков перешел австрийскую границу и был интернирован австрийцами.

Фельдмаршал Дибич рассчитывал перейти в наступление от Седлеца 12 апреля, но был остановлен распоряжением Николая I, повелевавшего выждать прибытия гвардии. Один лишь Крейц разбил 27 апреля отряд Хршановского у Любартова. Во время стоянки у Седлеца в армии началась холера, в марте было всего двести заболевших, а к концу апреля их число достигло пяти тысяч.

Узнав от лазутчиков, что Скржинецкий намерен атаковать 1 мая, Дибич решил упредить его и оттеснил польские авангарды отЯнова. Однако Скржинецкий, сосредоточив 1 мая у Сероцка 45-тысячное войско, двинулся в ломжинском направлении против Гвардейского корпуса, в котором с отрядом Сакена было около 27 тысяч человек.

После ряда упорных арьергардных боев великий князь Михаил Павлович отвел свой корпус к Снядову. Скржинецкий, несмотря на свое превосходство в силах, не посмел атаковать русскую гвардию, а напал для начала на отряд Сакена, занимавший Остроленку. Но Сакен своевременно отступил в Ломжу. Во время этой операции две польские дивизии (Хлаповецкого и Гелгуда) вышли в тыл Гвардейскому корпусу, отошедшему за Нарев, в район Белостока. Попытки поляков перейти Нарев успехом не увенчались.

Дибич упорно не хотел верить в то, что поляки наступают против гвардии, но когда польская кавалерия Лубенского оказалась у Нурана-Нареве, фельдмаршалу пришлось все же поверить. Быстро двинувшись вместе с гренадерами, I пехотным и ІІІ конным корпусами, он 10 мая отбросил Лубенского и пошел на польскую армию. Скржинецкий начал отступать, но Дибич 14 мая настиг его и разгромил при Остроленке. В этом сражении с русской стороны участвовали 3-я гренадерская и 1 — я пехотная дивизии (15 тысяч человек), которые перед этим прошли чуть больше суток 70 верст по сыпучему песку. У поляков было 24 тысячи. Честь победы в первую очередь принадлежит суворовцам-фанагорийцам и астраханцам, форсировавшим Нарев и долгое время дравшимся со всей польской армией. Тщетно Скржинецкий носился перед фронтом своих войск, посылая их вперед: «Напшуд Малаховски! Рыбиньски напшуд! Вшистки напшуд!»

Русские потеряли свыше трети войска, а поляки — 7100 человек убитыми и ранеными, 2100 пленными и три пушки.

Отведя свое разбитое войско к Варшаве, Скржинецкий решил спасти положение диверсией на Литву и двинул туда дивизию Гелгуда в составе 12 тысяч человек. Но уже менее чем через две недели поляки имели в Литве 24 тысячи человек, столько же там к этому времени было и русских войск. 7 июня Гелгуд атаковал Вильно, но был разбит Сакеном и отступил в Пруссию, где был интернирован.

Между тем на поле боя появился самый страшный противник — холера. В госпиталях русской действующей армии в 1831 г. умерло от болезней 27 393 человека,[215] в подавляющем большинстве от холеры. 30 мая умер от холеры в Пултуске фельдмаршал Дибич, а 17 июня в Витебске холера скосила великого князя Константина Павловича.

Надо сказать, что Дибич скончался вовремя — император был им очень недоволен и уже в начале апреля 1831 г. вызвал в Петербург с Кавказа фельдмаршала И. Ф. Паскевича (графа Эриванского),[216] которым он хотел заменить Дибича. 8 мая Паскевич прибыл в Петербург, а 4 июня получил должность командующего армией в Польше. Чтобы Паскевич мог быстрее добраться до армии, царь специально отправил его на пароходе «Ижора» из Кронштадта в прусский порт Мемель. Оттуда сухим путем Паскевич добрался до главной штаб-квартиры в Пултуске.

Царь потребовал от Паскевича быстро покончить с восстанием, так как Франция уже собиралась официально признать польское правительство. Николай I лично утвердил план кампании, согласно которому Паскевич должен был переправиться через Вислу близ прусской границы, у Осека, и оттуда двинуться на Лович — Варшаву, обеспечив себе тыл границей, а левый фланг — Вислой. 1 июня были наведены мосты, а с 4 по 7 июня состоялась переправа.

Скржинецкий пытался отвлечь Паскевича от переправы, двинувшись на стоявший в Калушине слабый отряд генерала Головина, но Головин сам перешел в наступление на поляков и этим смелым движением сковал их, обеспечив развертывание переправившейся русской армии на левом берегу Вислы.

У Головина было 5500 человек и 14 пушек, а у Скржинецкого — 22 000 человек и 42 пушки.

Головин развернул свой отряд на очень широком фронте, введя, таким образом, поляков в заблуждение относительно своей численности. Потери русских составили 250 убитых, 165 раненых, 700 пленных (все были ранены) и одна пушка. Потери поляков неизвестны: убыло около 1000 человек, в плен взято 160 человек. Потерпев неудачу, Скржинецкий возвратился в Варшаву.

20 июля русские войска заняли город Лович в 75 верстах к западу от Варшавы. Опасаясь, что Паскевич двинется оттуда прямо на Варшаву, Скржинецкий занял было позицию у Болимова, но уже 25 июля был вынужден отступить за Равку.

Варшаву охватила паника, Скржинецкого заменили Дембинским. 3 августа произошел переворот, президентом Речи Посполитой был назначен Круковецкий, а сейм подчинил главнокомандующего правительству. Но Дембинский был против этого подчинения и подал в отставку, тогда вместо него назначили Малаховского.

А тем временем генерал Ридигер с отрядом в 11 тысяч человек 25 и 26 июля переправился через Вислу и взял Радом, а затем большую часть своего отряда двинул на усиление главной русской армии под Варшавой.

Малаховский, сосредоточив свыше трети своих сил (20 тысяч человек генерала Ромарино) в Праге, решил повторить мартовский маневр Скржинецкого на Дембе-Вильке[217] и разбить VI корпус на Брестском шоссе. Этим он намеревался отвлечь главные силы Паскевича на правый берег Вислы. Ромарино потеснил было Розена, но получил приказание не зарываться ввиду критического положения Варшавы и не удаляться от столицы. Демонстрация конницы Лубенского на русские переправы у Осека успеха не имела.

6 августа армия Паскевича, численность которой была доведена до 85 тысяч человек, обложила Варшаву, защищаемую 35 тысячами поляков, не считая корпуса Ромарино, действовавшего самостоятельно.

С весны 1831 г. поляки быстрыми темпами укрепляли свою столицу. Варшава была окружена тремя линиями укреплений, и кроме того, поляки устроили отдельные укрепленные пункты у селений Круликарня, Раковец, Воля и Париж, вынесенные вперед на одну-две версты от первой линии. Отдельных укреплений (редутов и люнетов) в двух передних линиях насчитывалось до ста, из них на левом берегу 81. Третьей оборонительной линией был сплошной городской вал, возведенный значительно раньше с таможенными целями и теперь только усиленный реданами и флешами. В пределах Варшавы, на Мотоковской площади и так называемом «Плаце Брони», были построены два редута как опорные пункты для борьбы. Для того же служили и Мировские казармы, соединенные баррикадами и приспособленные для упорной обороны.

Для обороны Праги поляки использовали существовавший городской вал и построили впереди несколько отдельных укреплений. Самым сильным на левом берегу был редут «Воля» с фасами бастионного и полигонного начертания и с редюитом в юго-западном углу. Брустверы были высотой 12 футов (3,66 м), редут окружал глубокий ров с палисадом. Внутри укрепления имелись сад и каменный костел, окруженный каменной стеной высотой 8 футов (2,44 м) с бойницами в ней.

Император Николай I повелел Паскевичу предложить гарнизону Варшавы капитулировать, при этом пообещав амнистировать всех сдавшихся. Однако Круковецкий заявил, что условия капитуляции унизительны, и отказался.

На рассвете 25 августа состоялся первый штурм Варшавы. Основной удар был направлен на редут «Воля» и смежные с ним укрепления номер 54 и 55. По приказу Паскевича 100 русских полевых пушек подъехали на 300 саженей (640 м)[218] к польским укреплениям и в течение двух часов вели интенсивный огонь. Затем укрепления 54 и 55 были взяты штурмом. Однако «Воля», где имелось 12 пушек и 5 батальонов пехоты, продолжала держаться. Тогда Паскевич приказал подвезти еще 70 пушек и атаковал «Волю» с трех сторон. К 11 часам утра «Воля» была взята. Поляки бросили в контратаку 12 батальонов, чтобы отбить «Волю», но потерпели неудачу.

К вечеру 25 августа русские заняли еще один редут и укрепленную деревню Раковеч близ Ерусалимской заставы.

На следующее утро, 26 августа, штурм Варшавы возобновился. Под прикрытием огня 120 орудий русская пехота атаковала предместья Вольское и Чисте и овладела двумя редутами. Затем русские овладели заставами Вольская и Ерусалимская и прорвались за городской вал. К полуночи (с 26 на 27 августа) русские войска овладели валом на протяжении 12 верст.

Поляки загородили улицы баррикадами и установили в наиболее опасных местах фугасы, однако сейм уполномочил генерала Круковецкого капитулировать. Круковецкий направил Паскевичу письменный акт, в котором говорилось, что Варшава и весь польский народ «покоряются безусловно воле законного правительства».

Согласно условиям капитуляции польские войска должны были очистить Варшаву и Прагу к 5 часам утра 27 августа и следовать к Плоцку. В 8 часов утра русские войска вошли в Варшаву под командованием великого князя Михаила Павловича, сам же Паскевич накануне был контужен близко пролетевшим ядром.

В ходе двухдневного штурма Варшавы русские потеряли 10 тысяч человек, а поляки — до 11 тысяч. Русские взяли в плен 3 тысячи человек и 132 орудия. Вечером 27 августа Паскевич прибыл в Варшаву и занял Бельведерский дворец. Граф решил «закосить» под Суворова. Он послал Николаю I в Петербург курьером внука Суворова с кратким донесением: «Варшава у ног Вашего Императорского Величества». Николаю сия комедия понравилась, и он наградил его за этот подвиг с царской милостью. Граф Паскевич-Эриванский был возведен в княжеское достоинство с проименованием Варшавский и титулом Светлейшего.

Замечу, что Суворов взял Варшаву совсем при другом соотношении сил, а княжеский титул получил за итальянский поход, и, между прочим, генерал Моро неровня генералу Круковецкому.

Польский корпус генерала Ромарино (15 тысяч человек и 42 орудия), на который так надеялись варшавяне, был оттеснен русскими войсками к австрийской границе. Войска Ромарино перешли границу и были интернированы австрийцами.

Польские же войска, ушедшие из Варшавы, через три дня отказались подчиниться условиям капитуляции. Офицеры стали утверждать, что Круковецкий не имел достаточных полномочий для подписания капитуляции. Главнокомандующий Малаховский был заменен генералом Рыбанским. Однако войска Паскевича преследовали Рыбанского и вынудили его 23 сентября уйти в Пруссию. Там 20 тысяч поляков при 96 орудиях были интернированы.

Через два дня, 25 сентября (7 октября), сдался польский гарнизон крепости Модлин. Последней капитулировала крепость Замостье — 9 (21) октября 1831 г.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Пушкин и польское восстание 1830 – 1831 годов

НЕСКОЛЬКО ВСТУПИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

Эта статья была написана в 1962 году. Настойчивые попытки автора добиться ее напечатания успехом не увенчались. Но их история, закрепленная в сохранившихся письмах того времени, может, думается, представить самостоятельный интерес.

Своим существованием эта статья обязана Александру Трифоновичу Твардовскому. 10 февраля 1962 года он выступил на торжественном заседании в Большом театре со «Словом о Пушкине», где, в частности, сказал: «Разве ограничивается идейно-художественное содержание и значение одного из самых известных произведений политической лирики Пушкина «Клеветникам России» тем, что непосредственный повод его – польское восстание 1830 -1831 годов?»  Эти слова задели меня за живое. Я давно был убежден, что стихи «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина» толкуются у нас искаженно и предвзято, что мы боимся «обидеть» Пушкина, вскрыв их конкретно-исторический смысл и звучание, которое они имели в свое время. И вот Твардовский отделяет идейно-художественное содержание и значение этих стихов от их непосредственного повода! Может быть, это открывает возможность сказать правду о нем, о поводе?

Нужно вспомнить, чтó тогда было за время. Авторитет «Нового мира», редактор которого являлся кандидатом в члены ЦК КПСС и депутатом Верховного Совета СССР, казался неколебимым. Хотелось думать, что для него нет запретных тем. И я написал Твардовскому большое письмо, где на трех или четырех страницах высказал то, что думал о стихах «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина», и предложил развернуть его в статью на эту тему. Ответ пришел немедленно. Вот его текст:

«5 марта 1962 г. Уважаемый тов. Фризман! Мне очень приятно было получить Ваше письмо в связи с моей речью о Пушкине и по душе мысли, высказанные в нем. Большую «аргументированную статью на эту тему»»Новый мир» вряд ли сможет сейчас поместить. Но, во- первых, возможно, мне удастся опубликовать Ваше письмо в ряду других писем в связи со «Словом о Пушкине», а во-вторых, не попытаться ли бы Вам написать что-нибудь на собственно современную тему? Писать Вы можете – это, по крайней мере, вполне очевидно. Желаю Вам всего доброго.

А. Твардовский» .

Конечно, отказ есть отказ. Но я уже сорвался с цепи. «Мысли по душе», «писать Вы можете» – нетрудно представить себе, что значило для двадцатишестилетнего учителя школы рабочей молодежи, подобное ободрение, да еще из уст самого Твардовского!

Вскоре статья была написана, и первым местом, куда я обратился с заявкой на нее, оказались «Вопросы литературы», единственный журнал, где меня немножко знали: я успел напечатать в нем две коротенькие рецензии. Отвечает заведующий отделом русской классической литературы Владимир Александрович Путинцев:

«21 июля 1962 г. Глубокоуважаемый Леонид Генрихович! С интересом прочел Вашу заявку на статью в связи с новым толкованием политической лирики Пушкина 1831 года, но мне кажется, что первоначальное обсуждение подобного вопроса было бы целесообразнее повести на страницах специального пушкинского сборника или такого издания, как «Русская литература» или «Известия» Отделения литературы и языка АН СССР. Редакции нашего журнала, рассчитанного на читателей более широкого профиля, вряд ли стоило бы обращаться к столь дискуссионному литературоведческому материалу, тем более что недостаток места не позволит нам организовать всестороннее обсуждение связанных с этой проблемой вопросов. Искренне желаю Вам успехов в работе!»

Так был задан лейтмотив, ставший постоянным. Идеи вызывают интерес, но ответственность за публикацию пусть берет на себя кто-нибудь другой. Я – в «Русскую литературу», к редактору журнала Василию Григорьевичу Базанову. Вот его ответ:

«Глубокоуважаемый тов. Фризман. С большим интересом прочитал Ваше Проблемное письмо, почти реферат статьи. Полагаю, что у Вас есть все основания выступить в печати. Но где? Сам я не занимаюсь русско-польскими отношениями, поэтому едва ли могу быть авторитетным судьей. Журнал «Р. л.» является органом Пушкинского Дома, а в этом Доме имеется группа пушкиноведения (т.е. Городецкий и Мейлах). Статьи о Пушкине проходят рецензирование в этой группе. В журнале залежи материалов, множество обещаний. Пушкинская группа издает сб. «Пушкин. Материалы и исследования». Может быть, послать Б. С. Мейлаху – все равно статью я отдам ему на рецензию».

Обратившись к Б. С. Мейлаху, я получил обширное письмо, содержание которого излагаю с некоторыми сокращениями: «Вы правы, утверждая, что в работах ряда литературоведов в трактовке этих стихотворений ощущается «хрестоматийный глянец». Безусловно, этот вопрос заслуживает научного исследования с подобной аргументацией, в частности, в связи с оценкой Марксом и Энгельсом польского восстания 1831 года… Я полагаю, что эта тема, конечно, заслуживает специальной статьи и Ваше желание написать ее является правомерным». Однако, поскольку сборник «Пушкин. Материалы и исследования» выходит раз в два года, а очередной том только что сдан, следует совет: «вновь обратиться к Базанову, ибо периодичность редактируемого [им] журнала четыре раза в год».

В. Базанов этим советом остался недоволен: «Конечно, Б. Мейлах несколько формально ответил. Большинство статей о Пушкине рекомендуются в журнал Пушкинской группой ИРЛИ, которую он возглавляет. Я не возражаю, чтобы Вы послали статью прямо в редакцию». Я шлю статью прямо в редакцию, редакция в лице ее ответственного секретаря Ал. Горелова отвечает прямо мне: «Ваша статья не будет опубликована в журнале «Русская литература». Уместнее такого рода материал напечатать в специальном Пушкинском сборнике. В связи с этим журнал передал статью в Пушкинскую группу Института русской литературы».

Очевидно, для того, чтобы выпустить пар из котла, Пушкинская группа пригласила меня выступить на ее заседании. Обсуждение работы состоялось 14 мая 1963 года. Автор выслушал много добрых слов, но публикацию статьи оно не приблизило. Да и не для того собиралось.

И вот статья, о которой шла речь. Я не счел возможным вносить в нее существенные изменения, – хотя, конечно, сегодня написал бы ее иначе. Текст лишь несколько сокращен за счет подстрочных примечаний и маловажных деталей – следствий неопытности пера. Цель нынешней публикации видится не только в исследовании проблематики пушкинских стихотворений. Хотелось заодно небольшим штрихом дополнить картину того, как мы жили и работали в те далекие, да и не очень далекие годы.

* * *

Мы смотрели на его произведения

с любовью, но без ослепления и

предубеждений в его пользу или

против него.

В. Г. Белинский

 

Польское восстание 1830 – 1831 годов было одним из важнейших событий в истории последекабрьской России. Не разобравшись в отношении Пушкина к этому событию, нельзя правильно понять политическую позицию поэта в 30-е годы, в период его наибольшей идейной и творческой зрелости. Интерес к этой проблеме усиливается еще одним обстоятельством: свое отношение к польскому восстанию Пушкин выразил не только в письмах, с ним связано создание двух стихотворений, которые по праву вошли в золотой фонд русской политической поэзии, – «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина». История лирики Пушкина была бы неполной, если бы в ней не нашло места исследование замысла этих стихов, если они не будут изучены в их времени, в породившей их исторической обстановке. Для этого необходимо объективно проанализировать события, вызвавшие к жизни эти стихи и нашедшие отражение в них. Этот анализ должен опираться на достижения исторической науки. Было бы, разумеется, смешно ставить в вину Пушкину то, что он не смог подняться в своей оценке тех или иных явлений до уровня классиков марксизма и даже революционеров-демократов.

I

Отрицательное отношение к независимости Польши сложилось у Пушкина задолго до 1830 года. Уже в 1822 году он писал: «Униженная Швеция и уничтоженная Польша, вот великие права Екатерины на благодарность русского народа» . В поляках поэт видел исконных врагов России, независимость Польши противоречила, по его мнению, интересам русской государственности. Одного этого было достаточно, чтоб Пушкин встретил ноябрьское восстание в Варшаве с тревогой и негодованием: «Известие о польском восстании меня совершенно потрясло. Итак, наши исконные враги будут окончательно истреблены… Начинающаяся война будет войной до истребления – или по крайней мере должна быть таковой» (XIV, 421 – 422). «Delenda est Varsovia» (XIV, 150) – так кончает поэт другое письмо.

Исследователи Пушкина не отрицают, что «в отношении к польскому восстанию Пушкин занял одностороннюю и, в конечном счете, ошибочную позицию» , что «Пушкин не смог увидеть и понять объективно освободительной стороны восстания» , что «у него сложилось неправильное понимание вопроса о русско-польских отношениях» . Однако при этом сплошь и рядом выдвигаются доводы, направленные на то, чтобы «смягчить» ошибочность позиции Пушкина, сделать ее более приемлемой.

Вот основные из этих доводов: во-первых, указания на то, что 130 лет тому назад русско-польский вопрос еще не мог быть решен справедливо и правильно в силу сложившихся тогда исторических условий; во-вторых, стремления объяснить отрицательное отношение Пушкина к польской революции ее внутренней противоречивостью, ее консервативным характером, а также притязаниями польской шляхты на украинские и белорусские земли; в-третьих, утверждения, что позиция Пушкина в польском вопросе базировалась на общеславянских интересах и не противоречила идее общеславянского единства, пропагандистами которой были декабристы и Герцен. Рассмотрим поочередно все эти доводы.

Принцип историзма требует, чтобы общественная позиция писателя, политического деятеля рассматривалась в его времени и была судима по законам, властным над его веком. Чтобы понять историческое звучание стихов Пушкина в его времени, сравним позицию, занятую им в польском вопросе, с позицией его современников – деятелей первого этапа освободительного движения в России.

Во взглядах декабристов на польский вопрос не было полного единства. Незначительная часть членов тайных обществ, представлявшая в основном высшую родовую аристократию, выступала против предоставления Польше независимости. Об этом имеется много упоминаний в литературе о Пушкине. К сожалению, трудно найти в ней упоминания о другом: о том, что большая и наиболее передовая часть декабристов хотела видеть Польшу независимой. «.»По правилу Народности должна Россия даровать Польше независимое существование», – писал Пестель в «Русской правде». Это было не личное мнение одного деятеля, это была программа Южного общества, принятая на его втором съезде. На безусловном признании польской независимости строились планы совместной борьбы против царизма русских и польских революционеров. Когда М. Бестужев и С. Муравьев вели переговоры с поляками и им был задан вопрос: «С какими намерениями хотите вы союза с нами?», С. Муравьев ответил: «…Первый их пункт есть независимость Польши». «Русское общество, – заявил он далее, – предлагает Польше возвращение прежней ее независимости».

В связи с польским восстанием Пушкин писал:

Когда безмолвная Варшава поднялась,

И бунтом опьянела

И смертная борьба началась

При крике «Польска не згинела» –

Ты руки потирал от наших неудач,

С лукавым смехом слушал вести,

Когда бежали вскачь,

И гибло знамя нашей чести.

 

«Грустно было слышать толки м<осковского> общества во время после <днего> польск<ого> возму<щения>. Гадко было видеть бездушного читателя фр<анцузских> газет, улыбающегося при вести о наших неудачах» (XI, 482).

Мы не знаем, кому адресованы эти страстные стихи, чье «бездушие» так возмущало Пушкина. Но мы знаем, что они вполне могли быть адресованы, например, Герцену, который писал об этих же днях: «Мы радовались каждому поражению Дибича, не верили неуспехам поляков». «Когда вспыхнула в Варшаве революция 1830 года, русский народ не обнаружил ни малейшей вражды против ослушников воли царской. Молодежь всем сердцем сочувствовала полякам. Я помню, с каким нетерпением ждали мы известия из Варшавы; мы плакали, как дети, при вести о поминках, справленных в столице Польши по нашим петербургским мученикам». Мы располагаем многочисленными документами, мемуарами, письмами, подтверждающими, что хотя эти строки были написаны позднее, они правдиво и точно говорят о том, что думали и чувствовали Герцен и люди его круга в те дни, когда Пушкин писал «Клеветникам РОССИИ» и «Бородинскую годовщину». Советскими историками Г. Фруменковым и И. Федосовым собран большой материал, свидетельствующий о солидарности передовых представителей русского общества с борцами за свободу и независимость Польши, о том, что передовые русские люди в 1830 – 1831 годах не только горячо сочувствовали польским повстанцам, но и пытались оказать им помощь в их борьбе с царизмом.

Отношение Герцена к восстанию 1830 – 1831 годов в основном разделяла наиболее передовая часть следующего поколения в русском освободительном движении – революционеров- демократов. Вспомним хотя бы о нелегальной прокламации «Русским солдатам от их доброжелателей поклон», написанной известным революционным деятелем, соратником Н. Чернышевского – Н. Шелгуновым: «Братцы! Помните ли вы последнюю Польскую войну, помните ли вы войну Венгерскую? Спрашивали ли вы себя, для чего вас посылали командиры? Для кого нужна, кому выгодна была эта война?.. в Польскую и Венгерскую войну поляки и венгерцы стояли за святое дело, за свою родину, а мы стояли за дело проклятое, потому что, как разбойники, пришли в чужую землю, чтобы грабить и разорять ее…»

Если 130 лет назад польский вопрос в силу исторических условий не мог быть решен до конца справедливо и правильно, что стало возможным лишь в наши дни, то и тогда можно было стоять ближе к этому решению и дальше от него. Пушкин стоял от него дальше, чем наиболее передовые люди его времени.

Некоторые исследователи объясняют отрицательное отношение Пушкина к восстанию 1830 – 1831 годов противоречивостью и шляхетским характером восстания. И. Сергиевский при этом утверждает, что польское восстание «в слабой степени» носило «национально-освободительный характер», а Б. Городецкий из многочисленных высказываний Маркса и Энгельса о польском восстании, в совокупности дающих ему разностороннюю и исчерпывающе полную оценку, выбирает лишь одно, где Энгельс говорит о польском восстании: «это была консервативная революция».

Прежде всего необходимо правильно понимать смысл высказывания Энгельса. Слово «консервативный» у Энгельса отнюдь не всегда означает «реакционный». «Консервативными революциями» Маркс и Энгельс называли и английскую буржуазную революцию, и французскую 1789 года на первом ее этапе. Этим классики марксизма подчеркивали недостаточную радикальность этих революций, то, что они нерешительно порывали с прошлым. Но, разумеется, Маркс и Энгельс были далеки от того, чтобы отрицать их огромное прогрессивное значение.

Следует учесть контекст, в котором высказана эта мысль Энгельса. Энгельс выступал на праздновании второй годовщины Краковского восстания 1846 года. Сравнивая 1846 год с 1830-м, он подчеркивал различие между этими двумя революциями, «огромный прогресс» в демократизации польского освободительного движения. Поэтому он подчеркивал в восстании 1830 года в первую очередь те черты, которые отличают его от Краковского восстания 1846 года, в частности, его консервативный характер.

Маркс и Энгельс беспощадно высмеивали тех своих современников, которые удивлялись их выступлениям в защиту «аристократической касты», стоявшей во главе польской революции 1830 года и венгерской революции 1849 года, не умели за ее консерватизмом увидеть главное – прогрессивный характер национально-освободительной борьбы, которую она возглавляла. «В 1830 г., когда поляки восстали против России, была ли речь о том, что во главе восстания стояла «аристократическая каста»? Тогда прежде всего шла речь о том, чтобы изгнать чужеземцев. Вся Европа была на стороне «аристократической касты», которая несомненно возглавляла движение, так как польская дворянская республика была все-таки колоссальным шагом вперед по сравнению с русским самодержавием».

Наконец, наряду с аристократическим большинством в революционной Польше 30-го года было демократическое меньшинство:»… В лоне этой консервативной революции, в самом национальном правительстве имелся человек, который резко критиковал узость взглядов господствующего класса…

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Итоги польского восстания 1830-1831 — Русская историческая библиотека

Результаты польского восстания 1830-1831 были ужасны. Страна, дотоле спокойная, цветущая и богатая, внезапно увидела себя жертвою тех самых зол, которые прежде терзали недра ее в течение многих веков. Целых 8 месяцев Польша представляла кровавое позорище войны, пожаров, опустошений. Правый берег Вислы, главный театр польского восстания, облит был кровью, засыпан пеплом городов и сел. Жители левого берега были разорены налогами и поборами, налагавшимися мятежным польским правительством. Среди бранных тревог иссякли все источники народной промышленности, которая незадолго пред тем развивалась так деятельно и прекрасно. В итоге восстания 1830-1831 рушилось все, что доселе обогащало польский народ; самые средства продовольствия истощились. Мало того: вместе с мятежом свирепствовала губительная зараза – холерная эпидемия. Перст Божий, видимо, тяготел над преступным народом.

Границы Польши по решениям Венского конгресса 1815: зеленым цветом обозначено Царство Польское в составе России, голубым — часть наполеоновского герцогства Варшавского, отошедшая к Пруссии, красным — Краков (вначале вольный город, затем отошёл к Австрии)

Автор карты — mathiasrex

 

Внутренняя жизнь Царства Польского не могла не претерпеть по результатам польского восстания глубокие перемены. После взятия русскими войсками Варшавы в 1831 управление Польшей с весьма обширной властью поручено было главному борцу против восстания графу Паскевичу-Эриванскому, получившему вскоре после того титул князя Варшавского и назначенному наместником. В помощь ему учреждено было временное правительство, состоявшее из четырех департаментов: внутренних дел и полиции, просвещения и исповеданий, финансов и юстиции. Полномочия этого временного правительства прекратились с обнародованием Органического статута (26 февраля 1832), упразднившего коронование русских императоров польскими королями, особое польское войско и сейм и объявившего Царство Польское частью Российской империи. Статут 1832 и стал главным юридическим итогом польского восстания.

Генерал-фельдмаршал Иван Паскевич, руководитель борьбы с польским восстанием 1830-1831

 

Два главных органа гражданского самоуправления, существовавших в Польше до восстания 1830-1831 (административный и государственный советы) этим Статутом были сохранены. Первый по новому положению представлял государю кандидатов на духовные и гражданские должности, второй составлял бюджет и законопроекты, рассматривал пререкания, возникавшие между различными административными и судебными органами, привлекал к ответственности чиновников за преступления по службе и т. п. Кроме того, по итогам восстания 1830-1831 в Царстве Польском были учреждены три комиссии для заведования внутренними делами и делами просвещения, судом и финансами. Их распоряжения должны были исполнять на местном уровне: в воеводствах воеводские комиссии, в городах – бурмистры, в гминах – войты. Кроме того, для областного управления в Польше предполагалось создать воеводские советы, из членов, избираемых на шляхетских собраниях в уездах и на гминных в округах.

 

 

Вместо прежнего польского сейма статут 1832 проектировал учреждение собрания провинциальных чинов с совещательным голосом. Законодательная власть в Польше теперь должна была принадлежать безраздельно российскому государю. Он утверждал и отменял законопроекты, составленные государственным советом Царства Польского и рассмотренные в особом департаменте по делам Царства Польского, состоявшем при общеимперском Государственном Совете. Эти положения Органического статута 1832 не были приведены в исполнение во всей полноте. Шляхетские и гминные собрания, равно как собрание провинциальных чинов, остались только в проекте. Особый государственный совет был упразднен в 1841 г., а дела, которыми он занимался, сосредоточены в департаменте по делам Царства Польского. В 1837 г. польские воеводства были преобразованы в губернии по русскому образцу, воеводские комиссии – в губернские правления с отдачей их под руководство губернаторов. В делопроизводство административного совета Польши и канцелярию её наместника после восстания 1830-1831 был введен русский язык, с разрешением пользоваться французским языком для тех, кто не владел русским языком. Имения, конфискованные у участников мятежа 1830-1831, по его результатам были пожалованы русским; высшие государственные должности в крае были замещаемы русскими.

Отдельная польская армия по итогам польского восстания 1830-1831 была упразднена и объединена в одно целое с российской. Вполне справедливым результатом мятежа была отмена прежнего чересчур льготного финансового и таможенного режима Польши. Царство Польское стало участвовать в общих расходах империи соразмерно со своими средствами, а не в прежней (меньшей) пропорции. Русским подданным, селившимся в Царстве Польском, после восстания 1830-1831 предоставлялись все права коренных жителей, но и поляки пользовались тем же преимуществом в случае водворения в России.

В 1832 г. заложена была Александровская цитадель в Варшаве; усилена крепость Модлин, переименованная в Новогеоргиевск. Император Николай I приезжал осматривать эти крепости, но Варшаву посетил только в 1835 г. Депутации от обывателей варшавских он не разрешил выразить верноподданические чувства, замечая, что желает этим предохранить их от лжи, ибо знает, что их чувства совсем не таковы, как бы они хотели ему представить. «Мне нужны деяния, а не слова, – сказал император. – Если вы будете упорствовать в своих мечтаниях о национальной обособленности, о независимости Польши и тому подобных фантазиях, вы навлечете на себя величайшее несчастие. Я устроил здесь цитадель. Говорю вам, что при малейшем волнении я прикажу стрелять в город, обращу Варшаву в развалины и, конечно, не отстрою ее».

Портрет Николая I. Художник Дж. Доу, 1820-е

 

Чтобы оградить Царство Польское от влияния революционных идей Западной Европы и от действия пропаганды польских эмигрантов, выезд из Польши за границу был обставлен после восстания 1830-1831 многочисленными стеснениями: ездить туда имели право люди не моложе 25 лет, причем за паспорт заграничный платили сначала 25 р., а потом 100 р. за каждое полугодие. Польская молодежь, получившая образование за границей без правительственного разрешения, лишалась права занимать государственные должности; родителям грозила в таких случаях судебная ответственность.

Польская печать после восстания 1830-1831 была подвергнута строгой цензуре, что оправдывалось необходимостью сохранения должного уважения к вере, неприкосновенности прав верховной власти, чистоты нравов и личной чести. Варшавское общество друзей наук было упразднено; библиотека его и музеи переведены в Петербург. В наказание за восстание были закрыты Варшавский и Виленский университеты и Кременецкий лицей. Вместо варшавского университета разрешено было открыть при варшавской гимназии добавочные курсы по педагогике и юриспруденции (1840), но спустя некоторое время ввиду возможности образования среди молодежи тайных обществ и они были закрыты. В 1839 г. образован Варшавский учебный округ, отданный в управление попечителю, непосредственно зависевшему от министра народного просвещения. Округом управлял сначала генерал Окунев, потом его помощник Муханов. Преподавание в средних учебных заведениях велось на русском языке. Правительство обратило внимание и на образование женской молодежи, как будущих матерей, от которых зависит воспитание последующих поколений. С этой целью учрежден был в Варшаве Александрийский институт.

Результатом польского восстания 1830-1831 было и более пристальное внимание русского правительство к делам местной католической церкви, часть представителей которой прямо вдохновляла минувший мятеж. Польское католическое духовенство было подчинено строгому надзору: ему запрещено было собирать поместные синоды, устраивать юбилейные празднества, основывать общества трезвости и т. п. После упразднения Варшавского университета учреждена была в Варшаве римско-католическая духовная академия, находившаяся под контролем комиссии внутренних дел; эта комиссия следила за деятельностью католического духовенства. Правительство желало подчинить духовные дела католического населения в Царстве Польском петербургской римско-католической коллегии, ведавшей духовные дела католиков в остальной империи, но вследствие сопротивления Рима от этого отказалось. Умственная жизнь страны находилась в застое; внешнее спокойствие нарушалось только изредка революционной пропагандой, очаги которой находились за границей, главным образом во Франции, где сосредоточивалась польская эмиграция.

 

Международный кризис 1830-1831 гг. и внешняя политика Российской империи — статья

Международный кризис 1830-1831 гг. и внешняя политика Российской империи — статья | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

Международный кризис 1830-1831 гг. и внешняя политика Российской империистатья

Статья опубликована в журнале из перечня ВАК
Дата последнего поиска статьи во внешних источниках: 21 мая 2019 г.
  • Автор: Маринин М.О.
  • Журнал: Genesis: исторические исследования
  • Номер: 11
  • Год издания: 2018
  • Издательство: НБ-Медиа
  • Местоположение издательства: М.
  • Первая страница: 23
  • Последняя страница: 30
  • DOI: 10.25136/2409-868X.2018.11.28212
  • Аннотация: Революция в бельгийских землях Нидерландского Королевства и восстание в Царстве Польском редко становятся предметом изучения исследователей истории внешней политики Николая I. Между тем есть все основания полагать, что эти события являлись знаковыми с точки зрения трансформации Венской системы 1815 г. и постепенного складывания предпосылок к англо-французскому сближению, результатом которого станет военный союз периода Крымской войны. Предметом исследования является связь между событиями бельгийской революции и польского восстания во внешней политики Российской империи в 1830-1831 гг. Методологической основой исследования являются общенаучные принципы историзма, системности и научной объективности. Исследование основывается на соединении проблемно-хронологического и системно-исторического подходов к анализу изучаемых событий. Научная новизна заключается в том, что доказывается неубедительность существующего в отечественной и зарубежной историографии взгляда на события в Бельгии и Польше как независимые друг от друга явления. На примере различных источников прослеживается, что Николай I и его дипломаты воспринимали эти события как взаимосвязанные проявления кризиса существовавшей на тот момент Венской системы международных отношений, требовавшие комплексного подхода к своему решению.
  • Добавил в систему: Маринин Мстислав Оганесович

Ноябрьское восстание | Польско-русская война 1830-31 гг.

Ноябрьское восстание (Повстани Листопадове 1830–31) вошло в историю Польши как одно из многих злополучных восстаний, произошедших за последние 250 лет. Восстание, также известное как польско-русская война 1830–31 или кадетская революция , было вооруженным восстанием против Российской империи в самом сердце разделенной Польши. Он начался 29 ноября 1830 года в Варшаве , когда восстали молодые польские офицеры из местной армии Конгресса Польской военной академии во главе с лейтенантом Петром Высоцким .Несмотря на локальные успехи, часто рассматриваемые как пиррова победы, польские усилия не могли остановить общее продвижение численно превосходящей русской армии. После восстания царь Николай I издал указ о том, что Польша должна быть неотъемлемой частью России, а Варшава — не более чем военный гарнизон.

Прелюдия к восстанию была 3-м разделом Польши в 1795 году (в результате Польша исчезла с карт на 123 года), когда страна была разделена между Пруссией, империей Габсбургов и Россией.После неудачного участия в наполеоновских войнах (1803-15 гг.) Большая часть Польши оказалась под контролем России под названием «Конгресс Польши» с королем России Александром I в качестве ее лидера, который на самом деле никогда не провозглашал себя королем Польши. вместо этого назначил Великого князя Константина Павловича де-факто наместником (фигура ненавистная в Польше). Вначале создание Конгресса в Польше привело к относительной полуавтономии, даже с письменной конституцией, контролем над армией, собственными судами и казначейством; однако со временем конституция все больше игнорировалась.Более того, польские общественные и патриотические организации были упразднены, поляки на высоких постах были заменены русскими, а с 1819 года усилилась цензура в прессе.

Позднее трон перешел к Николаю I в России в 1825 году, и мертвая хватка польского общества усилилась. В 1828 году тайная группа польских кадетов планировала свергнуть русское господство. Последней каплей для офицеров стал план России отправить польских солдат для подавления июльской революции во Франции и бельгийской революции.Вспышка Ноябрьского восстания произошла 29 ноября 1830 года, когда молодые офицеры забрали оружие из своего гарнизона и напали на дворец Бельведер , резиденцию герцога Константина, который чудом спасся, облачившись в женскую одежду. Затем офицеры атаковали главный городской арсенал и после короткой стычки захватили его. На следующий день русские с помощью вооруженных гражданских лиц были вынуждены покинуть Варшаву.

Последовало время «затишья перед бурей», когда польские власти, удивленные быстрым поворотом событий, быстро заменили ненавистных русских деятелей князем Адамом Ежи Чарторыйским , историком Юлианом Урсином Немцевичем и генералом Юзефом Chłopicki во главе нового Административного совета.Время было потрачено на обсуждение того, продолжать ли переговоры или вооруженный конфликт. Административный совет, который считался слабым в стремлении к переговорам, в конечном итоге был заменен Временным правительством, состоящим в основном из членов Патриотического клуба, желавшего предпринять решительные наступательные действия против России. В конце концов, 13 декабря 1830 года сейм (польский парламент) объявил «национальное восстание» против России. Позже, 25 января 1831 года, последовало свержение Николая I с поста короля Польши, что стало еще одним шагом в объявлении войны России.То, что последовало позже, было неизбежным.

Битва при Ольшинке Гроховской. Фото: Cyfrowa Biblioteka Narodowa Polonia
Российская армия, состоящая из 115000 человек под командованием фельдмаршала Ганса Карла фон Дибича, пересекла польские границы 4 февраля 1831 года, а 10 дней спустя произошло первое столкновение между двумя сторонами в битве при Сточеке года , которая привела к победе Польши, которая только служил для поднятия боевого духа, но мало что помогло предотвратить дальнейший марш русской армии на Варшаву.Все более поздние бои у Wawer (18/19 февраля, юго-восток Варшавы) и Białołęką (24/25 февраля, примерно сегодня ul. Białołęcka / ul. Zdziarska около Жеранского канала ) были все безрезультатно и приведет к крупнейшей битве между двумя сторонами в битве при Ольшинке-Гроховской (сегодня на суше вокруг железнодорожной станции Варшава-Грохув, часть Praga-Południe ) 25 февраля, в которой 40 000 польских солдат сражаются против более крупного Русские силы 60 000 человек.Несмотря на разницу в численности, поляки одержали военную победу, однако некоторые считают ее неубедительной из-за превосходства численности в резерве в распоряжении российской армии. Более поздние стычки и сражения, несмотря на то, что они либо были безрезультатными, либо военные победы для польских войск, только приводят к истощению их боевых сил. Например, в битве при Ольшинке-Гроховской Польша потеряла 7000 человек, а в более позднем -м сражении при Остроленке (25 мая 1831 г.) было убито около 8000 поляков.С другой стороны, русская армия могла легко заменить свои боевые силы, а затем продолжила свой марш на Варшаву.

Конец Ноябрьского восстания наступил 21 октября 1831 года, и за этим последовала большая часть оставшейся польской армии, сложившей оружие и сформировав новую волну эмигрантов, в основном бегущих во Францию. За этим последовало суровое правление, которое положило конец любому намеку на автономию, без польской армии, все высшие руководящие должности занимали исключительно русские, университеты Варшава и Вильно ( Вильнюс ) закрылись, и даже был введен запрет на польский язык преподается в школах.Процесс русификации шел хорошо и по-настоящему.

Картина Яна Розена, изображающая Эмилию Плятер, ведущую крестьянских косичек в Ноябрьском восстании.
Что касается самого восстания, то в альтернативной вселенной все предприятие могло быть успешным, несмотря на то, что польские силы в общей сложности составляли 70 000 (30% из которых были новобранцами на момент начала восстания) в общей сложности 180 000 регулярных войск России. Историки выделили ряд факторов, которые привели к провалу Ноябрьского восстания, от отсутствия успешной организации и управления всем предприятием (действительно, многие офицеры и даже генералы не воображали своих шансов против русских) до Сейма ( парламент), не обеспечивающих права крестьян на землю с помощью ожидаемых земельных реформ, что фактически привело к пессимизму среди польского крестьянства, в результате чего «Национальное восстание» вовсе не было таковым.Поляки обращались за помощью в регионы Волыни (ныне Украина), Белоруссии и Литвы (бывшие части Польши). За исключением Литовского восстания, возглавляемого графиней [разделенных земель Речи Посполитой] Эмилии Плятер , несмотря на героические усилия, стычки с использованием партизанской войны оказали ограниченное влияние на общий прогресс России. Иностранные державы тоже не сочувствовали делу Польши, несмотря на надежды Польши на обратное.

Хотя иностранные державы были против вмешательства, те, кто в Европе и за ее пределами, в целом положительно относились к усилиям поляков; действительно, были известные имена, которые поддерживали их дело.Американский писатель Эдгар Аллан По предложил присоединиться к восстанию и бороться с русскими. Возможно, более удивительно то, что шотландский поэт из Глазго, Томас Кэмпбелл , который защищал Французскую революцию и жертв черного рабства, также поддержал поляков в их усилиях, подчеркнув это в своем сборнике стихов The Pleasures of Hope . После провала Ноябрьского восстания Кэмпбелл создал «Литературную ассоциацию друзей Польши », основанную 25 февраля 1832 года, чтобы продемонстрировать солидарность с народом Польши и сохранить его дело в британском сознании.Удивительно, но принц Адам Ежи Чарторыйский присутствовал на обеде, организованном ассоциацией в Эдинбурге в 1835 году. Общество до сих пор функционирует под названием « Anglo Polish Society ».

И так должно было пройти, как и в случае с рядом восстаний в Польше, Ноябрьское восстание 1830-1831 гг. Провалилось, но должна была произойти еще одна попытка , вскоре после этого, в 1860-х …

Ноябрьское восстание в Польше

29 ноября 1830 года группа заговорщиков во главе с молодым курсантом Варшавской офицерской школы Петром Высоцким подняла оружие против российской оккупации Польши и штурмовала Варшавский Арсенал, вызвав Ноябрьское восстание.

После раздела Польши в конце 18 века Польша перестала существовать как независимое политическое образование. В то время как независимое польское государство было ненадолго возрождено в 1807 году, когда Наполеон создал Варшавское герцогство, падение французского императора и последовавший за этим Венский конгресс закрепили долгосрочное разделение страны в 1815 году.

На Конгрессе империя Габсбургов аннексировала территории на юге, Пруссия взяла под свой контроль полуавтономное Великое княжество Познань на западе, а Россия взяла на себя гегемонию над так называемым Королевством Конгресса Польши, созданным полуавтономным государством. на территории, образовавшей недолговечное Варшавское герцогство.

Россия Польша

Изначально образованное Россией Королевство Конгрессов обладало относительно большой внутренней автономией и, имея собственную конституцию, лишь косвенно подчинялось имперскому контролю. Российский император и фактический король Польши, царь Александр I даже разрешил польским властям основать Королевский университет в Варшаве.

Но со временем свободы, предоставленные Королевству, были постепенно возвращены, и конституция все больше игнорировалась российскими властями, воплощением которых был наместник, великий князь Константин Павлович, младший брат царя Александра и предполагаемый наследник российского престола, чьи усилия подавление польских патриотических движений вызвало народное недовольство среди его подданных.

Фактически, хотя политика Александра была либеральной по стандартам Реставрации Европы, ключевые недостатки автономии Польши, такие как отсутствие контроля над бюджетом, армией и торговлей, заставляли польских либералов жаждать большего. Но когда члены польского парламента ( сейм ), возглавляемые братьями Бонавентурой и Винценти Немойовски, начали настаивать на реформах, Александр приостановил работу парламента на пять лет и поручил Константину поддерживать порядок любыми необходимыми средствами.

Когда в декабре 1825 года умер царь Александр, Константин, не намеревавшийся править Империей и пожелавший остаться в Варшаве, отказался приехать в Санкт-Петербург и благословил на престол их брата Николая. После беспрецедентного династического кризиса, который поставил под угрозу весь Дом Романовых, Николай I стал бесспорным сувереном и начал править Империей в авторитарно-реакционной манере.

После формального коронования себя королем Польши в Варшаве в 1829 году, Николай немедленно начал ограничивать свободы, существовавшие при конституционной монархии в Конгрессе Польши.Он заменил поляков русскими на важных постах в местной администрации и ввел цензуру, в то время как Императорская тайная полиция под командованием Николая Николаевича Новосильцева начала проникать в польские подпольные организации и преследовать их. Командование Великого князя Константина над Польской армией также привело к серьезным конфликтам внутри офицерского корпуса.

Ноябрьское восстание

Эти трения привели к различным заговорам против русского господства по всей стране, особенно в армии, и 29 ноября 1830 года группа заговорщиков во главе с молодым курсантом из Варшавской офицерской школы Петром Высоцким взяла оружие у своих гарнизон и атаковал дворец Бельведер, главную резиденцию великого герцога.Повстанцам удалось проникнуть в Бельведер, но они обнаружили, что Константин сбежал ночью, замаскированный в женскую одежду.

Местное польское правительство, застигнутое врасплох быстрым развитием событий, немедленно собралось, чтобы взять под контроль и принять решение о дальнейших действиях. Было сформировано революционное правительство, и 13 декабря сейм объявил национальное восстание против России. Но когда князь Друцкий-Любецкий был отправлен в Санкт-Петербург для переговоров, царь потребовал полной и безоговорочной капитуляции Польши, и посланник вернулся в Варшаву без уступок.

25 января 1831 года Сейм принял Акт о развенчании Николая I с престола, положивший конец польско-русской личной унии и равносильный объявлению войны России. В прокламации говорилось, что «польский народ является независимым народом и имеет право предложить польскую корону тому, кого сочтет достойным, от которого он может с уверенностью ожидать веры его присяге и искреннего уважения к присягнувшим гарантиям гражданской свободы». . »

4 февраля 115-тысячная русская армия под командованием фельдмаршала Ганса Карла фон Дибича пересекла польские границы и двинулась к Варшаве.А 25 февраля польский контингент численностью около 40 000 человек удерживал сильные позиции против превосходящих 60 000 русских сил в битве при Ольшинке-Гроховской, вынудив Дибича отступить и спасти Варшаву. Генерал Ян Скшинецкий, который был выбран диктатором, чтобы возглавить Ноябрьское восстание, теперь пытался положить конец войне путем переговоров, надеясь на иностранную интервенцию.

Сочувственное эхо польских устремлений действительно отозвалось по всей Европе. Под председательством Лафайета в Париже проводились восторженные встречи, а деньги для польского дела собирались в Соединенных Штатах.Но правительства Франции и Великобритании не разделяли чувств некоторых своих людей. Австрия и Пруссия также заняли позицию благожелательного нейтралитета по отношению к России, закрывая свои польские границы и предотвращая транспортировку военного снаряжения или любых материалов.

Торжество «Матушки России»

Несмотря на то, что большая часть народов Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины присоединилась к Ноябрьскому восстанию и достигла локальных успехов, война с Россией начала приобретать мрачный и тревожный характер.После почти года тяжелых боев, постоянных войн и кровопролитных сражений польские силы значительно истощились. Тем временем новые русские войска под командованием великого князя Михаила Павловича прибыли в Польшу и начали движение, чтобы окружить Варшаву.

Несмотря на отчаянную оборону генерала Юзефа Совиньского, пригород Варшавы Воля пал перед войсками Паскевича 6 сентября, а польская армия и правительство отошли к крепости Модлин на Висле. Но вскоре стало очевидно, что война больше не может продолжаться.Варшава капитулировала, и великий князь Михаил Павлович во главе своей императорской гвардии вошел в город. Остатки польской армии перешли прусскую границу и сложили оружие.

Падение Варшавы означало конец ноябрьского восстания. Николай отменил польскую конституцию, уменьшил Польшу до статуса простой провинции в Российской империи, Привислинского края , и начал политику репрессий по отношению к католикам. В 1840-х годах царь даже низвел польских дворян до статуса простолюдинов.

В ознаменование подавления Ноябрьского восстания Александр Пушкин написал «О взятии Варшавы», провозглашая капитуляцию столицы Польши «окончательным триумфом» России-матушки.

Польша не восстановит полную независимость до конца Первой мировой войны, когда подписание Версальского договора и крах Российской империи позволили восстановить польский национальный суверенитет… и рождение Республики Польша.

Константин умер от холеры в июне 1831 года.Он не дожил до подавления революции.

Узнайте больше об истории Центральной Европы из нашей новой серии статей «В этот день».

31 — Польское восстание

Венский договор 1815 года урегулировал окончательный передел Польши между тремя соседними державами. Не может быть никаких сомнений в том, что император Александр искренне и искренне желал восстановить и поддержать национальное существование поляков и наделить их автономной представительной Конституцией под защитой России.Действительно, из его последующего языка польского сейма, похоже, что он намеревался включить Литву и Украину в их королевство, а также распространить автономные конституции на другие части своей империи, если эксперимент в Польше окажется успешным. Если бы Конгресс удовлетворил его требования, Польша не была бы разделена между тремя державами. Его национальность сохранилась бы при господстве России, и многих последующих неприятностей можно было бы избежать.

К сожалению, император совершил первоначальную ошибку, назначив своего брата, великого князя Константина, главнокомандующим армией в Польше, а генерала Зайонезска, уроженца поляка, наместником. Последний был ничтожеством, полностью подпавшим под влияние великого князя. Константин был реакционером, проникнутым принципами старой русской партии, с властным характером, своенравным и упрямым, без единой искры либеральных тенденций своего брата и симпатии к полякам.Он был военным солдафоном, прославленным сержантом-инструктором, автором лозунга о том, что «войны ненавистны, потому что они портят армии». По этой причине он убедил императора не использовать польскую армию в войне против Турции. Старая русская партия была также представлена ​​Новосильцовым, реакционным русским, который занимал аномальное положение в качестве члена Совета и призывал великого князя к произволу против поляков. Его считали злым духом Польши.

Александр впервые посетил Польшу в ноябре 1815 года и был встречен с большим энтузиазмом.Его усилия на благо Польши на Венском конгрессе были хорошо известны жителям Варшавы, и у них возникли оптимистичные надежды на будущее. По его просьбе князем Адамом Чарторыйским была составлена ​​новая Конституция Королевства Польского. Он был похож на модель 1791 года, но был явно более продвинутым. Он носил самый либеральный характер. Если бы он придерживался его, это обеспечило бы полякам самоуправление в новом королевстве в отношении внутренних дел.

Армия, состоящая из 20 000 пехотинцев и 6 000 кавалеристов, должна была стать национальной, под командованием генерала, назначенного царем.Наместник должен был быть либо членом королевской семьи Романовых, либо поляком. Все назначения, гражданские и военные, были зарезервированы за поляками. В будущем российский император должен был стать королем Польши и принести торжественную присягу соблюдать Конституцию. Только иностранные дела оставались за правительством России. В то время в Европе было мало конституций, столь либеральных.

Однако многие люди не верили в его поддержание. Казалось маловероятным, что русские потерпят такие популярные институты для Польши, подчиненной страны, когда сами они управляются суровым автократией.Когда Костюшко проконсультировался об этом, он написал князю Чарторыйскому: «С самого начала я предвижу совсем иное положение вещей. Русские наравне с нами займут главные правительственные посты. Это, конечно, не внушит полякам особого доверия. Они не без страха предвидят, что со временем польское имя станет предметом презрения и что русские скоро будут относиться к нам как к своим подданным ». Его опасения полностью оправдались.

Однако добрые намерения императора были аннулированы его братом Константином, который не питал ни симпатии, ни понимания конституционного правительства.Его инстинкты были инстинктами самодержца.

Александр умер в 1825 году, и ему наследовал, а не великий князь Константин, следующий по преемственности, который был признан всеми, включая его самого, совершенно непригодным для вступления на российский престол и который добровольно, при жизни Александра. , согласился быть исключенным из наследства, но его младший брат. Николай, на восемнадцать лет моложе Александра, был совершенно другого сорта — настоящий автократ без каких-либо симпатий народа.

Николай был коронован в Варшаве как король Польши и торжественно публично принес присягу, как это предписано законом, соблюдать Конституцию, данную его братом. Пройдя эту церемонию, Николай приступил к санкционированию всех мер, предложенных ему реакционными советниками для отмены Конституции.

В результате всех этих нарушений Конституции недовольство распространилось по всей Польше. Тайные общества множились во всех направлениях.29 ноября 1830 г., очевидно, в знак симпатии к революции во Франции, в Варшаве произошла массовая вспышка. Польская армия участвовала с народом. Великий князь потерял голову. Он бежал из столицы с русскими войсками в гарнизоне, оставив Цитадель с ее огромным складом оружия и боеприпасов. Вскоре вся страна подняла открытый мятеж. Польской армией стал генерал Хлопицкий, выживший ветеран армии Наполеона. Созвали сейм. Он пытался начать переговоры с Правительством России на основе полного признания и соблюдения Конституции.Николай отказался вести переговоры с боевиками. Затем сейм принял решение о низложении Романовых и учреждении республики.

Среди людей были разногласия, раздоры фракций. Умеренная партия, состоящая из более крупных землевладельцев и более состоятельных людей, не имевшая особой надежды на окончательный успех против великих сил России, не желала доходить до крайностей, хотя и сочувствовала национальному делу. Они пытались обуздать пыл крайних сторон и основывать движение на Венском договоре.С другой стороны, республиканская партия не допустила бы никаких переговоров. Их было больше, и они давали движению основную силу. Произошла жестокая массовая вспышка насилия, в результате которой были повешены некоторые подозреваемые умеренные. Несмотря на эти конфликты фракций, поляки с отчаянием и героизмом боролись за свое дело. Генерал Хлопицкий подал в отставку, и князь Радзивилл стал командовать армией.

Сейм обратился к европейским державам с просьбой о помощи и издал манифест, в котором резкими словами изложил несправедливость Польши.Они показали, что Венский договор был отменен Россией, и, следовательно, поляки имели право на восстановление своей независимости. Правительства Англии и Франции отказались вмешаться от их имени силой. Они ограничились легким протестом в российский суд, указав на нарушение Венского договора. Ответ российского суда заключался в том, что обязательства по Венскому договору были взаимными и что поляки, объявив о своей независимости, утратили право требовать сохранения Конституции в соответствии с условиями договора.Император возмущался вмешательством других держав. Польский сейм воздерживался от призывов к полякам в Галиции и прусской Польше присоединиться к движению, поскольку они не хотели, чтобы Австрия и Пруссия выступили против них с оружием в руках.

Тем временем император Николай не замедлил ответить на вызов поляков. В начале 1831 года он послал в Польшу 120-тысячную армию под командованием маршала Дибича. Поляки героически оборонялись. Они были успешными в некоторых из ранних столкновений с отдельными колоннами русских, но в конечном итоге были побеждены численностью.Крестьянство Польши и Литвы, по-видимому, не принимало такого большого участия, как в начале 1794 года. Мы не читаем об их появлении в поле с косыми лезвиями. Повстанцы были в основном из мелкой знати и горожан.

Основная польская армия под командованием генерала Скшинецкого потерпела 26 мая сокрушительное поражение у Остроленки. Вскоре после этого маршал Дибич и сопровождавший его великий князь Константин заболели холерой. Первого сменил маршал Паскевич, проявивший большую энергию и решительность.8 сентября позиции перед Варшавой были успешно штурмованы. Затем город капитулировал. К концу ноября восстание было подавлено, и страна была очищена от повстанческих банд. Русское правительство полностью поддержало Пруссию в подавлении польского восстания. «Польшу, — сказал прусский министр, — лучше было бы уничтожить, чтобы покончить с ней раз и навсегда».

Николай продолжил свой успех с безжалостной и неумолимой энергией и жестокостью.Он издал манифест, предлагающий то, что он называл амнистией, но исключал всех, кто прямо или косвенно был причастен к этой вспышке. В 1832 г. конституция, принятая Александром, была официально аннулирована. Сейм был отменен. Польский язык был запрещен. Правительственные ведомства в Польше были превращены в ветви государственной службы в России и получали свои заказы из Санкт-Петербурга.

Польская армия была объединена с российской. Русских назначали на все важные должности, гражданские и военные.Российская система была введена в польские трибуналы. Установлена ​​строгая цензура печати. Произвольные аресты стали обычным делом. Все было сделано для подавления Римско-католической церкви. Их монастыри были закрыты. Их собственность была секуляризована. Польский язык был запрещен в церквях. Школы, как и существовавшие, перестали быть польскими. Инструкция должна была быть на русском языке. Русификация была усилена всячески.

Указ от 26 февраля 1832 г., которым была произведена большая часть этих изменений, имел целью исключить Польшу из списка наций, поскольку Россия могла это осуществить.Использование государственного флага Польши было запрещено. Было даже начато выселение населения. Сорок пять тысяч семей были переселены из Польши на Кавказ и в район Дона. Польских сирот призывали в военные колонии. В тысячах случаев выносились приговоры о высылке и конфискации имущества. Когда конфискованное имущество было выставлено на продажу, только русским было разрешено участвовать в торгах за него. Польские беженцы распространились по Европе. За их отсутствие им были вынесены смертные приговоры.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org

Ноябрьское восстание: больше, чем романтическое восстание

Одно из нескольких классических «польских восстаний»: вооруженных, кровавых и проигранных. Помимо романтической легенды вокруг него, он отличается тем, что эпизод, длившийся год, был необычайно эффективен в том, чтобы сбить с толку все, что было раньше.После проигранного восстания полякам больше не было доступно два возможных пути развития: построение буржуазной автономной монархии и относительно правильные отношения с Россией. Травма подавленного восстания и последовавших за этим репрессий заставила несколько поколений поляков отдать предпочтение восстаниям и считать Россию самой жестокой из держав, разделивших государство.

Войцех Станиславский

Напомним следующее: после двадцати лет революционного и наполеоновского смятения Европа, согласно решениям, принятым на Венском конгрессе, казалось, возвращается к колее anciens régimes.Строгое соблюдение правил «восстановления, легитимации и баланса сил» должно было отпугнуть призрак революции.

Бои между польскими повстанцами и русскими кирасирами на мосту в парке Лазенки в Варшаве. На заднем плане конная статуя короля Иоанна III Собеского (работы Войцеха Коссака, 1898; общественное достояние)

Тонкое лоскутное одеяло Венского ордена

Успешно? Да и нет. За столетие между окончанием Венского конгресса и началом Первой мировой войны и рождением тоталитаризма Европа пережила несколько технологических революций и глубоких социальных преобразований.В 1914 году «венский порядок» оказался пустой оболочкой, больше не подкрепленной никакими реальными соглашениями между монархами или консервативными социальными группами. В то же время из-за этого порядка в Европе было несравненно меньше войн в XIX веке, чем до или после: всего несколько стремительных кампаний, связанных с расширением Пруссии и объединением Германии. Конечно, каноны действительно гремели, но в основном на периферии Европы (Балканы, Крым, Греция, польские территории или Италия), а не в центре континента.

С заговорами все выглядело так же непонятно. Очевидно, всего через четыре года после окончания Венского конгресса произошло первое чисто политическое убийство, мотивированное оппозицией против «венского порядка»: 23 марта 1819 года студент Карл Занд зарезал драматурга, дипломата и шпиона Августа фон Коцебу насмерть не по личным причинам, а потому, что последний был «реакционером». Следующие три десятилетия были золотым веком студенческих заговоров, заговоров Burschenschaft и Carbonari.Сыновья первых заговорщиков вызвали Весну Наций (1848 г.), в Париже родник без нескольких баррикад считался потерянным, а в конце 19-го века, с одной стороны, кинжалы и напильники снова стали en vogue (что время в руках анархистов), а с другой — Второй Интернационал смог сплотить миллионы рабочих. И все же основы общественного строя остались неизменными. Весь XIX век был эпохой буржуазии: да, иногда революционной, но «в рамках закона».

Карикатура Фердинанда Шредера на поражение революций 1848/49 в Европе (общественное достояние)

Имели ли польские территории шанс развиваться по этой формуле? Очевидно, они развивались в определенной степени, следуя этой логике, как и вся остальная Европа, включая российские провинции. Поляки 19-го века имели свою долю в перегонке керосина, а также в создании ткацких фабрик, банков и социалистических партий. Тем не менее, они начали прощаться с «венским порядком» навсегда после 1830 года, после поражения Ноябрьского восстания и краха Королевства (Конгресса) Польши.

Обломки Содружества

Напомним еще раз: надежды поколения, которое стремилось предотвратить три последовательных раздела Речи Посполитой, а затем и Речи Посполитой (1772, 1793, 1795), а затем свести на нет их благодаря сотрудничеству с Наполеоном, не оправдались. материализоваться. Разделившие державы (Пруссия, Австрия и Россия) были на стороне победителей на Венском конгрессе, и никто не мог заставить их покинуть территории, присоединенные 20 лет назад.Бурбон Франция в основном преследовала собственные интересы и села за стол переговоров, а Великобритания с министром иностранных дел Каслри искала баланс, которому реституция Содружества определенно не послужила бы.

Из-за сложного сочетания интересов, готовности «умиротворить» польские элиты, тихого соперничества между номинальными союзниками, а также идеализма царя Александра I, память о Содружестве как политическом проекте еще не была полностью стерта.На польских территориях, вошедших в состав Пруссии (кстати, территория была немного уменьшена на пользу России), было создано Великое княжество Позенское, пользовавшееся определенной, хотя и показной, автономией. От территорий, включенных в состав Австрии в 1772–1795 годах, которые в основном составляли новую провинцию под названием Галиция и Лодомерия, был изолирован Вольный город Краков, также называемый Краковской республикой. Это был миниатюрный полис под протекторатом трех держав на их пересечении.

Аллегория первого раздела Польши, изображающая Екатерину Великую из России (слева), Иосифа II из Австрии и Фридриха Великого из Пруссии (справа), ссорящихся из-за их территориальных захватов (общественное достояние)

С территорий формально независимого герцогства Варшава, созданная Наполеоном в 1806 году и расширенная в ходе его успешных кампаний, была основана на Королевстве Польском. Формально независима от России, хотя связана с ней личной унию Александра I, короля Польши и царя Всероссийского.За пределами королевства оставались многочисленные территории, которые раньше входили в состав Содружества до 1772 года. Теперь они были провинциями и губерниями Российской империи, что было серьезным вызовом для местной знати и интеллектуальной элиты, подавляющее большинство которой чувствовало эмоциональную связь со старыми Польша. В «венские годы» Александр предполагал, что в будущем не исключено присоединение этих провинций к Содружеству. Тот факт, что обещание не выполнялось, усиливал разочарование по обе стороны границы.

В настоящее время, однако, в 1815 году по Королевству, также называемому Конгрессом Польши, в связи с обстоятельствами его основания, циркулировали теплые мысли. Между прочим, это название изжило свою репутацию — поскольку термин «Конгресс Польша», обозначающий территории между средней Вислой и рекой Буг, населенные в основном поляками, функционировал в политической географии, по крайней мере, до начала Первой мировой войны, хотя Россия имела давно удалили все следы их отчетливости или автономности.Однако в самом начале у Королевства была собственная Конституция, предусматривающая Сейм (с избранными представителями), армию, монетный двор и валюту, а также образовательную систему, увенчанную Варшавским университетом. Официальным языком был польский, более крупным российским войскам не разрешалось размещаться на территории Королевства, и в основном единственным формальным ограничением суверенитета государства, за исключением общего монарха, было отсутствие его независимой внешней политики и присутствие наместника короля ( на протяжении большей части жизни Конгресса Польши этот пост занимал поляк, тем не менее бывший офицер наполеоновской эпохи Юзеф Зайончек).Монарх обладал законодательной инициативой, правом вето на все законодательные акты, принятые Сеймом, а также командование армией. От его имени роль исполнял брат монарха, великий князь Константин из семьи Романовых: эффективный, жестокий, очарованный прусской дисциплиной и навязывающий ее польским офицерам ценой большого унижения.

Генерал Юзеф Зайончек (общественное достояние)

Конгресс Польша, эрзац страны

Несмотря на все эти ограничения, спектр свобод по-прежнему был несопоставим с тем, что могли делать элиты в Великом герцогстве Позенском (сейм там был просто консультативным органом, созываемым реже одного раза в год), в Краковской республике ( С самого начала миниатюрный размер статлета определял реальные и очень скромные амбиции, стоящие за ним) или в Галиции, тогда сильно германизированной и практически не имеющей каких-либо представительных институтов, о которых можно было бы говорить.А в королевстве? Дебаты в Сейме! Оппозиция! Расцвет науки, искусства, театра и литературы: салоны, кружки, несколько десятков конкурирующих изданий. Образование и наука означали не только Варшавский университет, но и Политехнический институт (1820 г.), Агрономический институт (1816 г.) и Общество друзей учения!

Неудивительно, что при таких обстоятельствах и с такими возможностями в Конгрессе Польши началось беспрецедентное экономическое развитие. На юге Королевства, в окрестностях Домброва-Гурнича, начала развиваться металлургия железа и цинка, а также добыча угля, в то время как в Лодзи процветали хлопковые мастерские.Более того, это не были хаотичные, разрозненные индивидуальные инициативы методом проб и ошибок. За ними стоял Польский банк с его расширенной эмиссионной политикой, видением строительства дорог с твердым покрытием, каналов и замков, а также городской политикой, которой раньше не было на польских территориях. До сегодняшнего дня, несмотря на прошедшие 200 лет и разрушения, нанесенные многими войнами, на рыночных площадях нескольких десятков городов, которые в Королевстве Польском превратились в столицы провинций или уездов, сохранились элегантные неоклассические здания.Чаще всего это резиденции ратушей или старинных дворов, построенных в 1820-х годах.

Неизвестно, как долго это могло продолжаться. Николай I, младший брат и преемник Александра I, унаследовавший трон в тени неудавшегося переворота декабристов, не мог быть дальше от идеалов своего брата. Однако сам Александр вскоре после Венского конгресса начал дистанцироваться от «либеральных иллюзий». Особенно когда к таким либеральным идеалам относились серьезно: 15 июня 1819 года наместник короля Юзеф Зайончек покончил со свободой печати и ввел превентивную цензуру, а менее чем через год свобода собраний была приостановлена.

Портрет императора Николая I работы Франца Крюгера (общественное достояние)

Поляки любят сюжеты

И именно собрания — особенно не разрешенные властями — особенно нравились полякам в то десятилетие. Всего через несколько недель после окончания Конгресса создается заговор офицеров-эмигрантов, близких к командующему эпохи Наполеона Яну Хенрику Домбровски. В 1817 году варшавские студенты создали организацию под названием Panta Koina с филиалами в Бреслау и Берлине, а два года спустя — Союз свободных поляков … Заговоры, заговоры и клубы самообразования были многочисленны и за пределами больших городов: в Свислочи, Научное общество, Польское Burschenschaft в Кельце, Союз кавалеров Нарцисса в Калише… Статистики заговора могут перечислить более сотни больших или меньших подпольных групп, созданных между 1815 и 1830 годами.Многие из них действовали в пределах одного городка или средней школы, все они, если не расформироваться, рано или поздно были успешно выслежены по морде, но тогда ген заговора был привит полякам навсегда. В частности, в Польше, где действует Конгресс, и на территориях в границах России, где было обнаружено до трех четвертей таких групп.

Ключом к этим заговорам, несомненно, было Патриотическое общество, основанное в масонских ложах, стремящихся к свободе, и созданное действующим офицером Валерианом Лукасинским.Теперь это было серьезно: несколько сотен заговорщиков, попытки повлиять на рядовых (унтер-офицеров и солдат), контакты с элитой страны и контроль над гарнизонами и бастионами. Ответ полиции последовал незамедлительно. Лукасинский был задержан в 1822 году, а через два года приговорен к публичному осуждению и девяти годам лишения свободы. К счастью, он еще не знал, что проведет в тюрьме 44 года, вплоть до своей смерти в 1868 году. Лукасинский стал первым героем и «мучеником» эпохи романтизма.

Приговор

Лукасинского и решение императора от февраля 1825 г. о прекращении публичных заседаний Сейма в основном положили конец «медовому месяцу» между Обществом Конгресса Польши и Петербурга. Однако для того, чтобы эти отношения в конечном итоге ухудшились, необходимо было окончательно подорвать взаимное доверие. Это произошло по мере того, как среди поляков искали новых заговорщиков. После падения заговора декабристов широкомасштабное расследование выявило их контакты с членами сети Патриотического общества, не обнаруженные при аресте Лукасинского.

Валериан Лукасинский на литографии XIX века (общественное достояние)

В 1826 году было задержано более 120 человек, восемь из которых были обвинены российскими властями в самом тяжком преступлении — государственной измене. В соответствии с действующей конституцией они предстали перед Сеймом Конгресса Польши, который дерзким шагом, игнорируя волю царя, снял с них основное обвинение, приговорив их к лишению свободы сроком всего на несколько недель за участие в незаконных обществах. . Царь пришел в ярость и приказал похитить главного обвиняемого полковника.Северин Кшижановский, погибший в Сибири.

Доверие заканчивается и начинается восстание

С этого момента ни о каком взаимном доверии говорить уже нельзя. Элита эпохи Наполеона ожесточилась, а молодежь вступила в сговор. Тогда это были не опытные военнослужащие, а прапорщики и младшие лейтенанты, которые по инициативе Петра Высоцкого осенью 1828 года устроили заговор в Училище пехотных кадетов. контакты с элитами и даже с управленческими структурами были далеки от совершенства.Тем не менее, иногда смысл заговора истекает после того, как он был организован — и, конечно же, именно так это видели тайные полицейские, которые осенью 1830 года нашли некоторые ключи к разгадке заговора кадетов.

Тем временем Европа переживала потрясения. Священный союз не мог пассивно наблюдать за революцией, разразившейся во Франции и Бельгии в конце лета 1830 года. Падение Бурбонов явно поставило бы под сомнение решения Конгресса! Гневный и вспыльчивый Николай I объявляет о мобилизации польских и русских войск 17 октября, через неделю министерства Королевства Польского получают секретный приказ о введении финансовых ограничений в случае войны.24 ноября Бельгия провозглашает независимость. В тот же день курсанты получают сообщение о запланированных арестах.

Вечером 29 ноября группа из примерно десятка человек марширует через парк Лазенки в Варшаве к дворцу Бельведер, чтобы арестовать командующего армией великого князя Константина. Они терпят неудачу, поскольку он использует трюк, чтобы ускользнуть от них. Он покинул Варшаву через два дня, хотя так и не вернул себе армию, влияние или трон. Он умер через год от холеры, занесенной российскими полками, вторгшимися в Польшу.

Битва при Ольшинке-Гроховской — Богдан Виллевальде (общественное достояние)

Это был не единственный провал со стороны кадетов. Действуя без подробного плана, они позволили не только Константину покинуть Варшаву, но и российским войскам и узнику государства Лукасински, и передали власть элите Конгресса Польши, не зная, что делать, опасаясь конфронтации с властью Империи. .

Остальное — это уже история восстания: героического, непоследовательного и закончившегося поражением и эмиграцией значительной части военной, политической и интеллектуальной элиты Королевства.Те, кто 29 ноября 1830 года шел сквозь шелестящие листья в Лазенках, менее чем через год уходили через леса на границе между Конгрессом Польши и Королевством Пруссия, только чтобы сдать оружие после пересечения границы. Однако своим восстанием они спровоцировали нечто более стойкое. С тех пор вплоть до Первой мировой войны и дольше значительный процент поляков (хотя и не все!) Мечтал о восстании, направленном против России, а на этот раз победоносном.

Автор: Войцех Станиславский
Перевод: Миколай Секрецкий

Ноябрьское восстание в Польше | Исторический атлас Европы (26 февраля 1831 г.)

Изменить Атлас АрктикаСеверная АмерикаЮжная АмерикаСеверная АфрикаАфрика к югу от СахарыВосточное СредиземноморьеЕвропаСеверная ЕвразияСеверо-Западная ЕвропаАзиатско-Тихоокеанский регионВосточная АзияЮжная АзияАвстралазияИгра престолов

Изменить дату поздно 6AD сен 9AD 18AD 26AD 36AD23 янв 41AD авг 43AD 47AD сумма 49AD ранняя 54AD сумма 59AD60 / 61AD 62AD окт 66AD7 июн 68AD14 янв 69AD14 апр 69AD15 июл 69AD24 октябрь 69AD16 дек 69AD14 апр 70AD15 апр 74AD24 октябрь 79AD сумма 84AD сумма 88AD18 сен 96AD сумма 1028 Авг 106 сумма 107 осень 113 осень 11414 окт 115 сен 11610 авг 117 сумма 122 поздно 132 спр 142 осень 161 спр 166 авг 1703 май 17516 мар 18030 декабрь 19219 апр 19331 март 19419 фев 19728 янв 198 дек 202 сумма 210 сен 213 сумма 2168 июн 21828 2246 апр 227 осень 232 осень 2352 апр 2389 май 238 сумма 24211 фев 244 сен 249 июн 251 авг 253 спр 254 сумма 257 поздняя 258 спр 26011 сен 260 спр 261 янв 262 ранняя 263 осень 267 спр 268268/269 апр 270 окт 270 спр 271 сумма 271 спр 272 сумма 272 июл 273 сумма 274 сен 275 ранний 276 авг 276 сум 278 поздний 280 июл 283 дек 284 июл 285 ранний 2871 мар 293 сен 296 spr 297 поздний 298c.3021 май 30528 окт 306 осень 30711 ноя 308 июл 31010 июн 31128 окт 31230 апр 3138 окт 3161 мар 317 май 32318 сен 32411 май 330 поздно 332 сум 3369 сен 337 апр 340 сум 34618 янв 3503 июн 35028 сен 3513 июл 35311 авг 35524 июн 356 сум 357 фев 3603 май 181114 окт 18117 янв 181216 мар 181224 июн 181222 июл 181214 сен 181224 окт 181226 ноя 18123 мар 181320 апр 18134 июн 181321 июн 181326 авг 181316 окт 181317 ноя 181311 дек 181314 янв 181410 фев 18149 мар 181411 апр 181430 май 18141 мар 1814 18158 апр 18153 май 181518 июн 18156 июл 181526 сен 181527 сен 181828 сен 182022 апр 182131 авг 182323 окт 182414 сен 182620 окт 182730 окт 182813 сен 182914 июн 183023 сен 183026 фев 183117 фев 183221 дек 18326 май 183327 июл 183317 июл 183420 июн 18326 май 183327 июл 183317 июл 183420 июн 184010 сен 18443 ноя 184724 фев 184821 мар 184811 апр 18483 май 184823 июн 184824 июл 184826 авг 184829 окт 184819 дек 184823 мар 184914 апр 18499 май 184926 май 18493 июл 184928 авг 184929 апр 185029 ноя 185 02 дек 185228 мар 18545 ноя 185430 мар 18561 апр 185724 янв 18594 июн 185925 авг 18593 дек 185929 май 186022 окт 186017 мар 186124 дек 186330 окт 186414 июн 186624 июн 186622 июл 186621 дек 18671 сен 187020 сен 187028 янв 187110 май 18712 янв 187817 мар 187820 окт 187815 ноя 18844 янв 189419 сен 18988 апр 190431 мар 19067 окт 19081 июл 191117 май 191223 апр 191331 июл 191325 сен 191328 июн 19144 авг 19145 сен 191426 дек 191426 апр 19154 ноя 191521 фев 191620 сен 191612 янв 19176 апр 191711 июл 19177 ноя 19171 дек 19171 191818 июл 191820 сен 191825 окт 19188 ноя 191811 ноя 19184 дек 191810 янв 19199 апр 191928 июн 191910 сен 191927 ноя 19196 апр 19204 июн 192010 авг 192012 ноя 192020 мар 192123 авг 192128 июн 192228 окт 19228 ноя 19231 дек 192530 янв 19337 мар 193620 июл 193613 мар 19382 ноя 193815 мар 193923 авг 193916 сен 193911 мар 194021 апр 194025 май 194021 июн 19407 сен 19403 ноя 194026 фев 194116 апр 194121 июн 194131 авг 19414 дек 194120 янв 194227 июн 194216 сен 19428 ноя 194222 ноя 194229 дек 194222 фев 194319 мар 194312 июл 194330 сен 194329 янв 194420 июн 194430 авг 194417 окт 194424 дек 194424 март 19452 май 194514 май 194513 июл 194519 апр 194610 фев 19471 авг 19487 окт 194921 сен 19557 ноя 195622 фев 195826 июн 196326 197725 апр 198210 ноя 19893 окт 199028 фев 199127 июн 199119 авг 19916 сен 19919 дек 199125 дек 199122 июн 19921 ноя 199312 июн 199913 апр 200316 авг 200819 март 201118 мар 201423 май 201417 июл 20147 окт 201527 окт 201731 янв 202015 янв 2021

Изменить главу (-27 — 68) Династия Юлиев-Клавдиев (68 — 96) Династия Флавиев (96 — 192) Династия Нерва-Антонинов (192 — 235) Династия Северан (235 — 268) Кризис третьего века (I) (268 — 284) Кризис третьего века (II) (284 — 311) Диоклетиан и Тетрархия (311 — 363) Династия Константинов (363 — 1803) НА ЭТОТ ПЕРИОД НЕТ КАРТ (1803 — 1814) Наполеоновские войны (1814 — 1815) Вена и Ватерлоо (1815 — 1848) Европейский Конгресс (1848 — 1850) Весна народов (1850 — 1859) Крымская война (1859 — 1862) Объединение Италии (1862 — 1871) Объединение Германии (1871-1914) Императорская Европа (1914-1918) Великая война (1918-1922) Перемирие в Европе (1922-1939) Подъем фашизма (1939-1942) Вторая мировая война: блицкриг (1942-1945) Вторая мировая война: падение Третьего рейха (1945 — 1990) Холодная война (1990 — 2010) Европа после холодной войны (2010 -) Кризис Европы

Изменить карту Священный союзКонгресс в Экс-ла-ШапельРеволюции 1820 г.Греческая война за независимостьСто тысяч сыновей Сент-ЛуисаГреческие гражданские войны 1824-25 гг.Русско-персидская война 1826-28 гг. Османская войнаБитва при КоньеКонвенция КютахьяЛиберальные войныПервая карлистская войнаПреемство королевы ВикторииВторая египетско-османская войнаВосточный кризисФранко-марокканская войнаЗондербундская война

г.

женщин в Польше во время революции 1848 года

женщин в Польше во время революции 1848 года
Таблица Таблица авторов Содержание Вернуться к Домашняя страница энциклопедии

Женщины в Польше во время революции 1848 года

Женщины в Польше во время революции 1848 года.Вклад женщин к событиям 1848-1849 годов на польских землях не привлекли большое внимание историков, вероятно, из-за нехватки женские исследования в Польше.

Женщины активно участвовали в революции 1848-1849 гг. Польские земли, но обычно они предпочитали играть традиционно. женские роли; они заботились о раненых и работали на благо организации. Хотя их усилия действительно способствовали движение за независимость, они не привели к серьезным качественным изменения.Это была только активность женщин в России. перегородка во время революции, представившая уникальную феномен и продемонстрировал, насколько значительным и влиятельным женский заговор на независимость может быть.

Вклад польских женщин в революцию 1848-1849 гг. Должен рассматривать в контексте традиционно очень активных женщин участие во всех формах ориентированных на независимость и повстанческая деятельность в Польше (по словам В.Сливовская, эмансипация женщин на польских землях произошла сначала через совместная борьба с мужчинами за независимость страны).

Отношение женщин к революции 1848-1849 гг., Особенно в Королевство Конгресса, возникшее преимущественно в результате достижений движение за эмансипацию женщин, возникшее в конце 1830-х — начале 1840-е годы, Варшава и Познань — главные центры движения.

В Варшаве группы сначала были сосредоточены вокруг двух журналов. Pierwiosnek (Primrose) и позже Przeglad Naukowy (Scientific Revue), были наиболее активны в освободительное движение.Женщины-активистки, обычно связанные с демократические общества, проводившие с 1842 г. полулегальные образовательные и информационные проекты. Позже в 1870-х годов этих женщин называли «энтузиастами». Среди самых видными энтузиастами были Анна Скимборович, Казимира Зиемецка, Винцентина Заблока и — в меньшей степени — Нарциза Миховская, хотя последний, писатель, журналист и социальный работник стал самый известный энтузиаст. До 1847 года женщины не образовывали политическое общество, которое соглашается с мнением, что до середины 1840 г. Польские женщины обычно избегали прямого участия в заговорщическая деятельность.

В начале 1847 г. и ориентированное на независимость тайное общество с демократические оттенки проявились в Варшаве во главе с Хенриком Краевский. Общество не приняло названия, по этой причине оно условно названная «организацией 1848 года в Конгрессе» Царство ». Организация, в которую входили преимущественно молодые интеллигенция. По всей видимости, женщины-энтузиасты образовали, с самого начала организации отдельное подразделение внутри это, что соответствовало политической традиции того времени в результате чего заговорщические женские организации были дополнением к мужским заговоры.

В начале 1848 г. женский отряд был объединен с остальная часть организации. Есть убедительные доказательства того, что женщины играли значительную роль в «организации 1848 года» и способствовал созданию своих филиалов в сельской местности. Отдельно из уже упомянутых Скимборович, Зиемецка, Заблца и Змичовской, особенно активными были Августа Гроттус, сестры Уршула и Кристина Севелиска, Виктория Рембевска, Леонида Попель, Фаустина Моржицкая и Паулина Збышевская, последняя даже планирование убийства русского царя.Женщины были активными в их социальных кругах, чаще всего среди нянек и гувернантки и воспользовались семейными связями. В рано В апреле 1848 года Миховска встретилась с Либельтом, которого она пыталась уговорить. убедить, что Королевство Конгресса готово к битве и ждет только для продвижения польских войск из Великого княжества Познань. Змичовская просила листовки и оружие, но ее собеседник весьма скептически отнесся к ее заверениям и предложения.В июне или июле 1848 года Миховска пыталась завоевать Дж. Высоцкий. Она поехала с ним на встречу в Краков для сотрудничества. с организацией.

Осенью 1848 г. начались аресты, которые продолжались до 1852 г .; это предположил, однако, что «организация 1848 года» закончилась в 1850. В следственных списках фигурируют 84 человека, в том числе 14 женщин, арестован. Однако женщин было гораздо больше в организация. В конце концов, почти 50 женщин были репрессированы.В Следственная комиссия потребовала, чтобы причастные к делу женщины перенесли наказание, равное по строгости наказанию мужчин. Тем не мение, по заступничеству князя Паскевича, царского губернатора Королевство Конгресса, они обычно получали относительно мягкую лечение.

С. Кеневич подчеркнула, что женщины играли важную роль в Польская политическая жизнь в Великом княжестве Позненском после злополучное восстание 1846 года.Весной 1848 года дворяне и даже аристократические женщины были особенно активны, хотя многие женщины-аристократы покинули герцогство из страха перед беспорядками. Настройка забота о раненых оказалась сферой деятельности особенно любимый женщинами. Towarzystwo Opieki nad Rannymi i Dobroczynnosci (Общество помощи раненым и Благотворительность). 24 марта «Обращение к женщинам». Бибианны Морачевской и Эмилии Шанецкой.В в работе комитета приняли участие около двухсот женщин из числа землевладельческое дворянство. Скорость, с которой возникло общество свидетельствует предыдущие прочные связи между его членами. Их провозглашение 24 марта предусматривало национальное движение по организации медицинская и сестринская помощь в связи с возможным конфликтом с Россией. Прокламация была дополнена соответствующей инструкцией. Помимо Морачевской и Щанецкой, самые активные женщины включены Констанция Яроховска, Мария Болевска, Кордула Stablewska, Albertyna Kolska, Albertyna Polwelska и Tekla Квилецкая.Энергия женщин позволила польским войскам во время вооруженный конфликт с прусской армией получить хорошо организованный медико-санитарная помощь на высшем уровне. Вкратце Э. Щанецкой удалось открыть военный госпиталь на 90 коек в г. Wrzesnia. Были попытки привлечь крестьянок к организация. Деятельность прекратилась летом 1848 года. Польские женщины в Галичине, провинции, становящейся все более и более наиболее отсталые из польских земель, не смогли сформировать свои собственные организации во время революции 1848-1849 гг.Источники упомянуть участие женщин в уличных беспорядках в Кракове и Львове. Многие женщины доказали свою приверженность идеалам независимости Польша, помогая распространять нелегальную литературу или размещая эмиссары в своих домах. Самый известный случай, связанный с Анна Рожицкая, дочь генерала, арестованная в 1852 г. Австрийские власти в Кракове. В Галичине очень активная группа среди женщин были Юлия Лукашевская, Анна Либера, Янина Гродзицкая, Сабина Гжегожевская и сестры Шлугт.
Лешек Кук

Библиография

Kieniewicz, S. Spolecze stwo polskie w pwstaniu poznanskim 1848 г. Варшава, 1960 год.

Minkowska, A. Organizacja spiskowa 1848 r., W Krolestwie Польский , Варшава 1923.

Минковская, А. «Krolestwo Polskie w latach 1844-1848, в W stulecie» Wiosny Ludow 1848-1948 «I in Wiosna Ludow na ziemiach polskich , Варшава 1948, I, 347-389.

Stepie, M. Narcyza michowska , Варшава 1960.

Sliwowska, W. «Polskie drogi do emancypacji (o udziale kobiet w ruchu niepodleglosciowym w okresie miedzypowstaniowym 1833-1856) » в Лосы Поляков w XIX-XX вв. , Варшава 1987, 210-247.

Wawrzykowska-Wierciochowa, D. Emilia Sczaniecka . Opowiesc biograficzna, Варшава 1970.

Вавжиковска-Верчохова, Д. Од прзадки до космонавтики. Z dziejow kobiety polskiej, jej pracy i osiangniec Варшава, 1963 г.


Таблица Таблица авторов Содержание Вернуться к Домашняя страница энциклопедии

JGC отредактировал этот файл (http://www.ohiou.edu/~chastain/rz/womenpol.htm) на 27 октября 2004 г.

Пожалуйста, присылайте комментарии и предложения по адресу chastain@www.ohiou.edu.

© 1999, 2004 Джеймс Честейн.


Произведения Михаила Бакунина 1847 г.

Произведения Михаила Бакунина 1847 г.

Михаил Бакунин 1847


Написано: 29 ноября 1847 г., в 17-ю годовщину польского восстания 1830 г .;
Первая публикация: 14 декабря 1847 г. в журнале La Rforme ;
Источник: Бакунин по анархии , перевод и редакция Сэма Долгоффа, 1971.

Речь Бакунина была произнесена на большом банкете в Париже в ознаменование первого польского восстания, и за эту речь Бакунин был выслан из Франции по просьбе русского посла.Его важность для его идеологической карьеры подтверждается тем, что он много позже писал Герцену и Огареву: «С 1846 года славяно-польское дело стало моим ide fixe ». Здесь он сам помещает начало своего революционного панславизма, смесь национализма ради революции. La Rforme опубликовала речь полностью вместе с введением ниже.


НА митинге, состоявшемся в Париже 29 ноября прошлого года по случаю семнадцатой годовщины польской революции, русский беженец М.Бакунин выступил с самым щедрым обращением, в котором содержались самые свежие и самые смелые взгляды на ситуацию в России.

Мы цитируем наиболее яркие отрывки из этого сенсационного заявления:

Господа: Это действительно торжественный момент для меня. Я русский, и я приезжаю на это великое собрание, которое собралось здесь, чтобы отметить годовщину польской революции. Само ваше присутствие здесь — это своего рода вызов, угроза и проклятие, брошенное в лицо всем угнетателям Польши.Я приехал сюда, господа, вдохновленный глубокой любовью и непоколебимым уважением к моей стране.

Мне известно, насколько Россия непопулярна в Европе. Поляки не без оснований считают ее, возможно, одной из главных причин всех своих несчастий. Люди независимого мнения из других стран рассматривают очень быстрое развитие ее власти как постоянно растущую опасность для свободы народов …

Россия фигурирует как синоним жестокого угнетения; Благодаря отвратительной политике наших государей, имя «русский» в официальном смысле слова означает «раб и палач».(Именно на эту тему Бакунин в первой части своего обращения расширяет, не без упоминания в этот трагический для поляков период мученической кончины Постела, Рылеева, Муравьева-Апостола, Бестужева-Рюмина, Доховского, повешенного в Санкт-Петербурге двадцать два года назад за то, что он был «первыми гражданами России».)

Почти год назад (продолжал Бакунин) — я полагаю, что это было после резни в Галиции, польский дворянин сделал вам необычное предложение в очень красноречивом письме, адресованном князю Меттерниху, которое с тех пор стало известным.Несомненно, увлеченный своей ненавистью к австрийцам, которая, кстати, была вполне оправданной, он предлагал не меньше, чем то, что вы должны подчиниться царю, отдаться ему душой и телом, без всяких колебаний и без оговорок. Он посоветовал вам добровольно сделать то, что вы до сих пор делали под принуждением, и пообещал вам в качестве компенсации, что, как только вы перестанете притворяться рабами, ваш господин, вопреки самому себе, станет вашим братом. Ваш брат, господа, вы это слышите? Император Николай ваш брат! (Нет! Нет! В зале царит суматоха)

Угнетатель, ваш злейший враг, личный враг Польши, палач стольких жертв (Браво! Браво!), Человек, похитивший вашу свободу, человек, который преследует вас с неумолимой настойчивостью, как ненавистью, так и через инстинктивно, как через политическую стратегию — вы бы приняли его как своего брата? (Крики со всех сторон: «Нет! Нет! Нет!») Каждый из вас предпочел бы гибель Польши, чем согласие на такой чудовищный союз.(Продолжительные браво)

И оратор продолжил следующие аргументы из своих предыдущих замечаний:

Да, именно потому, что вы враги императора Николая, враги официальной России, вы по природе вещей, даже не желая того, друзья русского народа. (Аплодисменты). Я знаю, что в Европе есть общее убеждение, что мы, русские, составляем неделимое целое с нашим правительством, что мы вполне счастливы при режиме Николая; что он и его система, угнетатель внутри страны и захватчик за ее пределами, являются прекрасным выражением нашего национального гения.Ничего подобного. Нет, господа, русский народ не в восторге! Я говорю это радостно и гордо. Если бы счастье было возможно для русских в их нынешнем жалком состоянии, наши были бы самыми низкими и подлыми людьми в мире.

Развивая идею революционного союза между Польшей и Россией, г-н Бакунин пришел к следующему выводу:

Пока мы остались разобщенными, мы взаимно парализовали себя. Вместе мы будем всемогущими во благо.Ничто не могло устоять перед нашими общими и сплоченными действиями. Примирение России и Польши — это грандиозная задача, достойная нашей полной самоотдачи. Это будет освобождение шестидесяти миллионов человек, избавление всех славянских народов, стонущих под чужеземным игом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.