Революция 1917 года в россии и евреи: Александр Борода: евреи ждали от революции свободы, а получили погромы

Содержание

Александр Борода: евреи ждали от революции свободы, а получили погромы

Но и этот воздух свободы совершенно по-разному действовал на разных людей. Например, были те евреи, которые активно пошли в революцию. Вырвавшись из местечек, из черты оседлости, они хотели построить новый мир, который основан на других принципах — без ограничений по сословному признаку, без консерватизма, от которого устала вся страна. В том числе и русский народ.

Вторая группа видела развитие в рамках национальной идеи. Например, партия Бунд (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России), которая активно консолидировала часть еврейского общества. Они хотели новой жизни, но без выхода на интернациональную площадку. Они тоже были социалистами, но национально ориентированными. С ними активно конкурировали сионисты разных направлений — от социалистов до религиозных, полагавшие, что еврейский народ должен строить свое государство в Палестине, а не участвовать в чужих проектах.

Также остались ортодоксальные люди, поддерживавшие тот уклад, который был.

Но все были оптимистично настроены в связи со снятием ограничений царского режима.

— Однако дальнейшие события были далеко не оптимистичными. В частности, революционеры сами стали жертвами репрессий. В этой связи хотелось бы узнать: сколько евреев пострадали в годы гонений?

— Прежде всего, евреи бывшей Российской империи стали жертвами чудовищной волны погромов, прокатившейся по бывшей черте оседлости в 1918-1920 годах. Их авторами были практически все стороны гражданской войны: красные, белые и «зеленые». Количество жертв этих погромов исчисляется десятками тысяч, сотни тысяч пострадали.

По евреям-ремесленникам и предпринимателям ударила волна репрессий, начавшихся в конце 1920-х после свертывания НЭПа. И, естественно, их не обошел стороной Большой террор второй половины 1930-х, потом была послевоенная кампания по борьбе с космополитизмом, увенчавшаяся «делом врачей». Людей не только расстреливали, но и отправляли в лагеря, депортировали, ссылали, лишали прав, они умирали от голода, вызванного коллективизацией.

Кто-то проходил всю эту дорогу ужасов вплоть до расстрела или смерти в лагере, кому-то удавалось не дойти до финальной точки.

Точное количество жертв этих лет установить очень сложно, поскольку подсчеты такого рода не велись — ориентировочно можно говорить о примерно 200 тысячах погибших и сотнях тысяч пострадавших.

— Есть ли среди иудеев пострадавшие за веру в те годы?

— Были раввины, которые были убиты именно потому, что боролись за существование еврейской традиции и культуры. Среди них можно назвать главного раввина Москвы Шмарьягу-Лейба Медалье (на его доме в феврале текущего года была установлена памятная табличка в рамках общественного проекта «Последний адрес»), расстрелянного в 1938 году вместе с несколькими десятками раввинов и религиозных активистов. В частности, его старший сын Моше, раввин Ростова-на-Дону, был арестован и отправлен в лагерь, а во время войны расстрелян уже там. Также двенадцать раввинов, в том числе и секретарь Пятого и Шестого Любавических Ребе Эльхонен Дов-Бер Морозов, расстрелянные в апреле 1938 году в Ленинграде, одесский раввин Абрам Фридман, девять грузинских раввинов, расстрелянных в сентябре 1937 года в Цхинвали, и ряд других.

Также известна история одного из лидеров хасидского движения, шестого Любавичского ребе Йосефа Ицхока Шнеерсона, который в 1920-х возглавлял полулегальный Ваад рабаней СССР (Совет раввинов России), помогавший верующим сопротивляться давлению государства, пытавшегося провести насильственную секуляризацию общества. Он был арестован, как и патриарх Тихон. Ребе приговорили к расстрелу. Но под давлением Запада смертную казнь ему заменили на ссылку, а потом и вовсе выслали из Советского Союза. Но изначально оба одинаково шли практически на смерть.

— Но почему, на ваш взгляд, сейчас общество не так хорошо знает их имена?

— К сожалению, до сегодняшнего дня не сохранились имена многих погибших за веру и идею, и это касается всех религий.

— ФЕОР увековечивает память жертв?

— Да. В частности, в этом году в Еврейском музее и Центре толерантности планируется к открытию новый зал, тематически охватывающий историю послевоенной жизни советских евреев с 1946 по 1984 годы, и одним из ключевых объектов новой экспозиции станет интерактивный экран, посвященный памяти жертв репрессий.

— «Дело врачей» многие ассоциируют с антисемитской кампанией в СССР. По вашему мнению, как вышло, что в стране, победившей фашизм, освободившей евреев из концлагерей, был широко распространен антисемитизм?

— Этому есть несколько причин. Прежде всего, победа над фашизмом никак не связана с борьбой с антисемитизмом. Советский Союз воевал с фашистами не в защиту евреев, которые были его гражданами, а в целом за свою свободу и независимость.

Я считаю, что одним из толчков к развитию антисемитизма в СССР было создание государства Израиль, хотя Советский Союз принимал активное участие в его создании — в ООН Громыко выступил с ключевой речью. Первое оружие туда шло через Чехословакию именно из СССР.

Но когда стало понятно, что Израиль не ориентируется на Советский Союз, не хочет быть 17-й республикой, а идет своим независимым путем, то это стало толчком к развитию антисемитизма. Первый приезд в нашу страну Голды Меир в 1948 году, ее контакты с Полиной Жемчужиной радостно восприняли много людей. И это напугало Сталина.

Также стоит отметить, что очень много бытового антисемитизма осталось с дореволюционных времен. Это связано с церковным антисемитизмом, государство и церковь в империи были одним. Постепенно он перешел в неприятие евреев на уровне простых людей.

Нельзя сказать, что после войны был всплеск бытового антисемитизма. Это был государственный, сталинский антисемитизм. Когда речь шла о врачах, то назывались только конкретные врачи-евреи.

— Если говорить об уровне антисемитизма в современной России, то из разных источников приводятся достаточно позитивные данные – он является одним из самых низких. Как минимум в Европе. Стоит ли доверять этим данным? Говорят ли они о бытовом антисемитизме?

— Зависит от того, как посмотреть. Эти опросы смотрят по факту — были ли события, связанные с антисемитизмом. Нет лучшего критерия, чем факт. Действительно, фактов антисемитизма в России очень мало.

Что является проявлением антисемитизма? Это унижение или оскорбление по национальному признаку, физические действия, вандализм на кладбищах и в синагогах, оскорбительные надписи и рисунки на домах евреев, еврейских школах – конкретные факты.

В этом смысле в России действительно один из самых низких уровней проявления антисемитизма. Для сравнения: в 2016 году в России было отмечено два нападения на почве антисемитизма и 28 акций ксенофобного вандализма, имеющих антисемитскую подоплеку, а в Великобритании за этот же период 107 случаев насильственного нападения на почве антисемитизма и 65 акций вандализма.

Остался ли антисемитизм на бытовом уровне? Да, остался. Он существенно меньше, чем был раньше. Я вижу три причины этого.
Первая: межконфессиональное взаимодействие, что является очень важным. У нас добрые отношения с Русской православной церковью и с мусульманской общиной. Люди видят, что иудаизм не является какой-то запрещенной религией. Это очень влияет на них.

Второе — развитие контактов с Израилем. Развивается туризм и культурный обмен, многие россияне ездили туда и знают об этой стране существенно больше, чем раньше. И отношение поменялось. Израиль сотрудничает с Россией, торговый оборот между странами достаточно хороший.

Израиль не участвует в санкциях, введенных против России. Наоборот, как мне кажется, сотрудничество между странами только укрепляется.

И третий фактор — сегодня евреи не являются причиной для раздражения. Ведь много евреев уехало из России.

Бытовой антисемитизм никуда не делся, но находится на сильно низком уровне.

— Сколько евреев осталось в России?

— По данным ФЕОР, до одного миллиона человек.

— В связи с осмыслением событий столетней давности вновь возобновились разговоры о реституции религиозной собственности? Как к этому вопросу относится еврейская община РФ?

— Есть государственный закон № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», который мы, безусловно, поддерживаем. Но мы также за то, чтобы органы власти, особенно региональные, более активно занимались реституцией.

Понятно, что эти помещения заняты теми или иными организациями. Чаще всего это медицинские или образовательные учреждения. Никто никого не собирается выгонять, так как никто не хочет напряжения в связи с возвращением религиозным организациям культовых зданий. Чтобы переводить эти учреждения в другие здания, нужно здоровое взаимодействие.

Поэтому мы, безусловно, за возвращение. Но вместе с тем мы за совместное решение этой проблемы с органами власти.

На сегодняшней день в ФЕОР передали исторические здания синагог в Калуге и в Рыбинске, в ряде городов ведутся переговоры, — это довольно сложный и не быстрый процесс.

— Если, обсуждая эту тему, перейти из юридической в, скажем так, философскую плоскость, то можно ли назвать реституцию восстановлением исторической справедливости?

— Я считаю, что да. С учетом того, что государство просто отнимало эти здания. При этом в России наблюдается недостаток синагог, ведь имущества, принадлежавшего еврейским общинам, не так много, поскольку до 1917 года те общины, которые находились за чертой оседлости, подвергались различным ограничениям и просто физически не успели обрасти значительным имуществом.

Поэтому я, безусловно, вижу в этом справедливость.

— В Москве хватает синагог?

— Нет.

— А сколько нужно для всех верующих?

— Мы занимаемся возвращением евреев к своим корням и стараемся противостоять ассимиляции, ведь многие евреи России родом из Советского Союза, а значит из атеизма. Наша задача состоит в том, чтобы они были более близки к религии и традициям предков.

В каждой стране, где есть еврейская община, евреи исторически жили кварталами, ведь соблюдение заповеди Шабата и многих праздников подразумевает, что человек не будет использовать транспорт, а, соответственно, будет жить в пешей доступности от синагоги.

В СССР евреи, как и все граждане страны, селились там, где удавалось получить квартиру. И, конечно, нам бы хотелось иметь общину в каждом районе города, где сегодня есть активное еврейское население.

На сегодняшний день под эгидой ФЕОР в Москве и Московской области действует около 20 синагог и общинных центров различного масштаба, но, конечно, еще остались районы, которые мы планируем охватить.

— То есть идет планомерная работа в этом направлении?

— Да.

— Ваша позиция находит понимание у властей города Москвы?

— В меру. Мы не продвинулись глобально по каким-то участкам, где планируем строить синагоги, но при этом нам никто ни в чем не отказывает. У нас добрые человеческие взаимоотношения с правительством Москвы и Московской области, мы понимаем, что этот вопрос занимает немало времени, и причины, по которым решить его не так просто.

Поэтому в меру возможностей стараемся сами покупать или брать в аренду здания и помещения, выкупать земельные участки.

— Еще один вопрос вновь активно обсуждается в последние дни: нужно ли перезахоранивать тело Владимира Ленина?

— В Торе сказано, что Всевышний обратился к Адаму (первому человеку) со словами: «Ибо ты прах, и в прах возвратишься», что подтверждает религиозную точку зрения, которую разделяют все монотеистические религии, — человек был создан из земли, и после смерти его тело должно быть захоронено в землю. Поэтому, конечно, Ленин должен быть захоронен.

— Нет ли опасений, что это приведет к напряжению в обществе?

— Мне кажется, сегодня общество во многом стало ближе к своим религиозным ценностям. В христианстве, исламе, иудаизме захоронение является частью традиции. Мне кажется, мы больше разговариваем об этом вместо того, что могли бы уже взять и захоронить. Это точно будет поддержано всеми конфессиями. Это очень важно.

«Газета.Ru» назвала конспирологические версии свершения Октябрьской революции

Уже более 100 лет в России пытаются найти истинные причины Октябрьской революции. «Газета.Ru» рассказывает о наиболее распространенных конспирологических версиях, каждая из которых имеет как сторонников, так и убежденных противников. Так кто же оплатил приход к власти большевиков — немцы, американцы, старообрядцы или масоны?

Вопрос происхождения Октябрьской революции 1917 года, коренным образом изменившей Россию, привычный ход событий и уклад жизни людей, волновал отечественных и зарубежных историков на протяжении всего XX века. Волнует и до сих пор, хотя воцарившийся после выстрелов «Авроры» в Петрограде, а после победы Красной армии – на территории практически всей страны большевистский режим давно канул в небытие. В первую очередь, специалистов, да и простых любителей истории всегда интересовало – платил ли немецкий Генштаб деньги Владимиру Ленину за разжигание революционных страстей во враждебной немцам России, сотрудничал ли лидер РСДРП (б) с вражеским государством, и если да – на каких условиях.

Предположение о том, что Ленин является немецким шпионом, было весьма распространено среди спецслужб Временного правительства.

А лидеры оформившегося чуть позднее Белого движения, независимо от собственных убеждений, уже не сомневались в данном утверждении. Пропаганда белых делала особый акцент на том, что — будь ты хоть республиканцем, хоть монархистом, хоть эсером, — твоя священная обязанность заключается в непримиримой борьбе с «предателями Родины», то есть, с большевиками. Работал ли Ленин на немцев или нет, но деникинский ОСВАГ делал все возможное, чтобы контрреволюционные силы любых окрасов даже не сомневались, — не просто работал, а брал деньги и вредил, подрывал, разжигал.

В рамках этой исторической гипотезы можно выделить два основных направления: сторонники первого полагают доказанным лишь факт субсидирования партии большевиков германской военно-политической верхушкой; склоняющиеся ко второму течению не ограничиваются этим, отмечал в своей статье «Германский след» в Октябрьской революции» специалист по истории Первой мировой войны Юрий Бахурин. По мнению этой группы исследователей, Ленин наряду с другими представителями ЦК РСДРП (б) в годы означенной войны являлся германским «агентом влияния», по приказу немецкого Генштаба и на его деньги разваливавшим русскую армию, а после прихода к власти подписавшим с Германией «похабный» Брест-Литовский мирный договор.

Один из крупнейших отечественных специалистов профессор Илья Фроянов обозначил эти тенденции в исследовании вопроса следующим образом:

«Брали ли большевики деньги у немцев? Брали. Были ли они немецкими агентами? Безусловно, нет».

Другая встречающаяся версия «проделок из-за рубежа» — революцию в России организовала британская разведка. Предварительно англичане якобы завербовали адмирала Александра Колчака, который после октябрьской развязки должен был превратиться в их ставленника, — а проще говоря, послушную марионетку, — обеспечивая доступ Лондона к ресурсам бывшей Российской империи и контролю над политикой нового государственного образования.

В Петрограде за событиями следил – и по мере сил пытался ими дирижировать — английский посол Джордж Бьюкенен, постоянно докладывавший на Даунинг-стрит, 10 о развитии ситуации. Из всех революционных сил британцы поставили на большевиков как на единственную партию, немногочисленную по составу, но обладавшую наиболее четкой программой. Во время Гражданской войны англичане одновременно поддерживали и красных, и белых, желая добиться максимального разорения и раздробления России. Их привлекали Кавказ, незамерзающие порты Белого моря и Сибирь с ее богатствами. Однако в итоге интервентам все же пришлось убраться восвояси.

Разумеется, при разглагольствованиях о бедах России никогда не обходится без американцев. Сторонники концепции о зловещей «руке США» (или САСШ, как тогда именовали эту страну на русском языке) приписывали американцам альянс с Львом Троцким. Один из вождей Октябрьской революции, как известно, попал в возбужденный февральскими событиями Петроград прямиком из-за океана, где оказался в результате своих вынужденных скитаний по миру, и даже какое-то время провел в лагере для военнопленных. Если всерьез рассматривать эту версию, Троцкий мог получить от американского правительства даже больше, чем Ленин от обедневших из-за войны немцев.

Первый советский Наркоминдел был своим человеком для финансистов с Уолл-стрит, утверждают конспирологи.

Что же американцы получили взамен? Все просто – те же ресурсы, которые доставлялись акулам капитализма через Общество технической помощи Советской России. После Гражданской войны в разоренную страну хлынули добровольцы из-за океана, активно взявшиеся за восстановление уничтоженного в период военного коммунизма сельского хозяйства и тяжелой промышленности. Эти процессы являлись не более, чем ширмой для разграбления России, уверены апологеты антиамериканизма.

В Советском Союзе было немало людей, которые искренне считали, что Октябрьскую революцию устроили «жидомасоны». Теория о том, что «матушка-Русь» пала жертвой «жидомасонского заговора» имела значительную популярность еще в революцию 1905 года, поскольку евреи занимали видное место в революционном движении. Абсурдная версия о масонах-большевиках, насаждавших сионистские порядки в послереволюционной России, существует и сегодня.

Ряд авторов всерьез причисляет к масонским ложам Якова Свердлова, Григория Зиновьева, Льва Каменева и даже Ленина.

Доводы конспирологов этого класса обычно начинаются примерно так: «Публицист Х провел собственное расследование. То, что он обнаружил, его потрясло…». Министра-председателя Временного правительства Александра Керенского эти люди называют «другом детства Ленина». Якобы он просто передал «коллеге» по масонству бразды правления – это была спланированная операция.

Адептов версии о масонах ничуть не смущают документальные свидетельства, согласно которым советское правительство с первых же лет своего существования энергично ринулось зачищать от масонов властные структуры всех уровней. Процесс не останавливался вплоть до 1935 года. Все уличенные в причастности к масонским ложам или подозревавшиеся в таинственности деятели высылались из страны, заключались в лагеря или уничтожались. Тот же Зиновьев на одном из заседаний Второго Интернационала выступил с требованием изгнать масонов из своих рядов.

Естественно, в трудном деле поисков предпосылок и причин Октябрьской революции традиционно не обходится без пятой колонны.

Согласно этой концепции, подавляющее большинство как русской буржуазии, так и русских рабочих составляли староверы. Крестьяне, — а это 95% населения державы, — тоже удовлетворяли свои религиозные потребности по старому обряду, но из-за страха наказания со стороны властей маскировались под приверженцев официальной церкви.

До 1905 года, как известно, староверы официально именовались в Российской империи «раскольниками» и преследовались по закону. Все они, прекрасно помня о былых гонениях, зная о трагической судьбе многих своих пращуров, люто ненавидели никониан, а потому составили движущую силу революции. Исследователи вопроса склонны объяснять этим антиправославный характер революции: староверы мстили никонианам за многовековые обиды.

И все же, если рассуждать всерьез о гипотетическом влиянии старообрядцев на революционные события, речь стоит вести скорее применительно к Февралю 1917 года.

Кстати, дед Керенского, скорее всего, служил протопопом. Считается, что к староверам принадлежал ряд министров Временного правительства. Родоначальниками почти половины из 25 самых влиятельных купеческих родов Москвы были староверы из разных толков и согласий. Это Морозовы, Третьяковы, Рябушинские, Солдатенковы, Авксентьевы, Гучковы – в большинстве своем противники монархической идеи, выступавшие за провозглашение в России республиканского строя.

Разумеется, они расценивали приход большевиков как временное явление, однако жестоко просчитались. «Рабоче-крестьянским» властям, взявшим курс на построение принципиально нового государства, совсем не требовались «пережитки» ушедшей эпохи. Если крупные промышленники и приложили руку к революционным процессам, то сами первыми и пострадали от своих действий. Искать спасения им пришлось за границей.

Русские евреи в семнадцатом году: нужна ли была им революция

Долгое время евреи жили в своих местечках совершенно обособленно. Власть это не устраивало. Правительственный указ 1845 года предписал евреям отказаться от традиционной одежды и одеваться как все. Обучение русскому языку открыло двери еврейских местечек. Разрушение традиционной общины вело к вовлечению евреев в общую жизнь России.

Но устроить свою жизнь евреям было трудновато. На государственную службу не принимают. Военная карьера? Производство в офицеры только после перехода в христианство. Заниматься земледелием? Землю не разрешали покупать. Работать в промышленности? Запрещено селиться в городах, где строились заводы.

Оставались медицина, наука, культура. Но не может же целый народ этим заниматься! Основная масса евреев существовала в беспросветной нищете. Перебивались ремесленничеством, кустарничеством, мелкой торговлей. Отсюда и пошло представление о евреях как о торгашах, которые ни к чему другому не пригодны. Как сейчас жалуются на засилье выходцев с юга в московской торговле, так сто с лишним лет назад боялись конкуренции с евреями в торгово-экономической сфере.

СИОНИСТЫ И БУНТАРИ

Образованная еврейская молодежь, видя, что русский крестьянин находится в столь же безысходной нужде, присоединялась к народническому движению, занималась просветительской деятельностью. Народники полагали, что судьба евреев неотрывно связана с историей России и евреи получат равноправие, когда жизнь всей страны изменится к лучшему.

Среди них было много романтиков и идеалистов. Но революционная борьба за социальную справедливость и права человека быстро превращала романтика в профессионального подпольщика. До этого евреев упрекали в том, что они живут замкнуто, не интересуются делами всей страны, а тут посыпались обвинения в излишней политической активности. Начались погромы, которые рождали у еврейской молодежи ненависть к существующему политическому строю.

Еврейские национальные организации возражали против участия в революционном движении. Сионисты хотели, чтобы молодежь готовилась к переезду в Палестину и вообще не влезала в российские дела.

У нас часто говорят о «сионистах», плохо представляя себе значение этого термина. Сионисты исходят из того, что рассеянные по всему миру евреи должны вернуться на историческую родину, а не ассимилироваться в странах, куда их привело изгнание. До момента возвращения в Палестину им не следует участвовать в политической жизни страны, их приютившей.

Но многие молодые евреи рассматривали Россию как свою страну, полагали, что не имеют права оставаться в стороне, когда решается судьба родины. Так появилось поколение революционеров, борцов за общее дело, для которых еврейское происхождение не имело никакого значения. Они не делили людей по национальному или религиозному признаку. Так думал и Лев Давидович Троцкий, один из отцов-основателей советского государства.

Еврейское население поддержало правительство в Первой мировой войне. В Петрограде после молитвы в хоральной синагоге верующие вышли на улицу с флагами и портретами царя. Еврейский хор пел «Боже, царя храни…». Газета «Новое время» писала: «Толпа евреев, вышедших из синагоги, встретила по дороге к Дворцовой площади манифестацию русских и здесь, при общих восторженных криках, слилась с русскими в одно неразрывное целое. Такие минуты не забываются».

Евреи записывались в армию добровольцами. Только рядовыми в царской армии служило полмиллиона евреев; доля евреев в армии и доля убитых солдат-евреев превышала долю этого народа среди населения Российской империи. Еврейские общины собирали деньги и создавали госпитали для раненых солдат. В синагогах проводились богослужения о даровании победы русскому оружию. Но неудачи на фронте привели к поиску виновных, одни обвиняли императрицу и ее немецкое окружение, другие — по привычке — евреев.

Нужна ли была революция евреям — вот вопрос, ответить на который однозначно невозможно. Еврейскую массу, как и всю Россию, раздирали внутренние противоречия. Никакого единства в еврейской среде не было. Одни поддержали Октябрьскую революцию. Другие бежали из охваченной пламенем страны. Третьи ждали, когда наконец закончится эта смута.

Во время Гражданской войны евреи пережили страшную трагедию. Погромы прокатились по Украине, где хозяйничали такие атаманы, как Нестор Махно и Николай Григорьев. 25 мая 1926 года в Париже был убит один из руководителей Украины Симон Петлюра — запоздалая месть за разбойное поведение его армии, за еврейские погромы. Стрелял в него другой эмигрант — Самуил Шварцбард. Пятнадцать его родственников погибли от рук петлюровцев. Французский политик и писатель Бернал Лекаш поехал на Украину и вернулся с чудовищными данными об уничтожении евреев. Он подсчитал, что на Украине было 1296 еврейских погромов, в ходе которых убили триста тысяч человек. Суд присяжных оправдал Самуила Шварцбарда.

Антисемитизм процветал на территориях, которые занимала Белая армия. Да и многие части Красной армии мало чем отличались от махновцев. Но справедливо сказать, что еврейские погромы были составной частью общероссийского погрома, жертвами которого стал почти миллион человек.

Основная масса евреев, которые после Октябрьской революции еще оставались в местечках, только проиграла от того, что власть перешла к большевикам. Вся их жизнь разрушилась. Ремесло и торговля были запрещены; их лишали избирательных и других прав. Вместе с православными храмами закрывались и синагоги. Еврейских религиозных деятелей сажали. Иудаизм жестоко преследовался.

Спасаясь от голода, в поисках работы еврейская молодежь хлынула в города. Появление евреев после Октябрьской революции в партийном и государственном аппарате, в ВЧК объяснялось тем, что большевиков вообще было мало. Должностей оказалось больше, чем кандидатов. Евреи-большевики были преданы революции, надежны и лояльны к новой власти. Они были ярыми сторонниками крепкого централизованного государства, а это новая власть особенно ценила, когда страна распадалась на куски.

Многие полагают: евреи-чекисты и евреи-комиссары вели себя особенно жестоко, и их жестокость объясняется просто: они не жалели ни России, ни русских.

В реальности евреи-большевики порвали с еврейской средой, боявшейся революции. Перестали говорить по-еврейски и считали себя русскими людьми. Если вспоминали о еврейском происхождении, то скорее для того, чтобы доказать свой российский патриотизм. Убийца германского посла Мирбаха Яков Блюмкин, который в ВЧК руководил отделом по борьбе с международным шпионажем, на суде так объяснил свои мотивы: стреляя в немца, он хотел вступиться за честь российских евреев, которых напрасно обвиняют в германофильстве.

СКИДКА НА ГЛУПОСТЬ

Вожди большевиков — Лев Троцкий, Феликс Дзержинский, Иосиф Сталин — не чувствовали себя ни евреями, ни поляками, ни грузинами. Они считали себя выше национальностей и ставили перед собой задачи всемирного масштаба.

Но Троцкий учитывал предрассудки массового сознания. На пленуме ЦК в октябре 1923 года откровенно рассказал, почему после революции отказывался от высших должностей и не видит себя в роли руководителя страны:

— Мой личный момент — мое еврейское происхождение. Владимир Ильич говорил 25 октября семнадцатого года в Смольном: «Мы вас сделаем наркомом по внутренним делам, вы будете давить буржуазию и дворянство». Я говорил, что будет гораздо лучше, если в первом революционном советском правительстве не будет ни одного еврея.

Ленин презирал антисемитов, поэтому он вспылил:

— Ерунда. Все это пустяки. У нас великая международная революция, какое значение могут иметь такие пустяки?

— Революция-то великая, — ответил Троцкий, — но и дураков осталось еще немало.

— Да разве ж мы по дуракам равняемся?

— Равняться не равняемся, а маленькую скидку на глупость иной раз приходится делать: к чему нам на первых же порах лишнее осложнение?

Назначению на пост наркома по военным и морским делам Троцкий сопротивлялся по той же причине.

— И что же, — говорил он, — я был прав. Вспомните, как во время наступлений Юденича, Колчака, Врангеля пользовались наши враги в своей агитации тем, что во главе Красной армии стоит еврей. В моей личной жизни это не играло роли; как политический момент это очень серьезно. Владимир Ильич предлагал мне быть его единственным замом в Совнаркоме. Я отказывался из тех же соображений…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ:

Почему подготовка вооруженного восстания осенью семнадцатого практически шла без Ленина?

Начало в номерах «МК» от 19 декабря, 9 января, далее — в каждый понедельник, а также 28 апреля, 5 мая, 9 июня

Сталин и евреи: 70 лет разгрома Еврейского антифашистского комитета

  • Артем Кречетников
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Члены только что учрежденного ЕАК подписывают обращение «К евреям во всем мире» (справа налево в первом ряду публицист Илья Эренбург, архитектор Борис Иофан, актер и режиссер Соломон Михоэлс; крайний слева писатель Самуил Маршак; второй слева во втором ряду скрипач Давид Ойстрах)

28 ноября 1948 года Сталин подписал секретное решение бюро Совета министров СССР: «Еврейский антифашистский комитет немедля распустить, органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать».

На следующий день оперативники МГБ обыскали и опечатали помещение.

Глава комитета, художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс к тому времени был мертв. Арестовали 17 из 20 членов президиума комитета, в том числе писателей Переца Маркиша, Льва Квитко, Семена Галкина и Давида Гофштейна, первую советскую женщину-академика Лину Штерн, бывшего начальника Совинформбюро Соломона Лозовского, главврача Боткинской больницы Бориса Шимелиовича, актера Вениамина Зускина, поэта Ицика Фефера.

Всего по делу привлекли 125 человек, из которых 23 были расстреляны и шесть умерли в тюрьме.

Об арестах не сообщалось. Выглядело это так, будто известные люди просто исчезли. Александру Фадееву и Илье Эренбургу во время зарубежных поездок приходилось лгать, будто они недавно видели коллег в Москве.

Мавр сделал свое дело

Еврейский антифашистский комитет, первоначально в составе 47 человек, в основном творческой интеллигенции, был учрежден 7 апреля 1942 года для создания положительного образа СССР в США и Британии и, как сказали бы теперь, фандрайзинга.

С поставленной задачей комитет справился. Были налажены контакты, собраны 33 миллиона долларов пожертвований. В Америке Еврейский совет по оказанию помощи России возглавил Альберт Эйнштейн.

К 1948 году отношения между СССР и Западом безнадежно испортились, необходимость в существовании ЕАК отпала, и былые заслуги активистов им же поставили в вину.

Главной причиной опалы комитета нередко называют письмо к Сталину с идеей создать Еврейскую автономную область в Крыму. Однако между обращением (февраль 1944 года) и началом репрессий прошло почти пять лет.

Допросы с пристрастием и приговор без доказательств

Малограмотный следователь избил писателя Абрама Когана, когда тот стал править ошибки в протоколе собственного допроса: значит, знаешь русский язык, а книжки на идише сочинял?

Как утверждал на суде Ицик Фефер, следователь Лихачев откровенно объяснил ему: «Я сверну вам шею, или мне отрубят голову. Если мы вас арестовали, то найдем и преступление».

Другой следователь по делу ЕАК, Владимир Комаров, впоследствии арестованный из-за близости к попавшему в опалу министру госбезопасности Абакумову, писал из тюрьмы Сталину: «Особенно я ненавидел и был беспощаден с еврейскими националистами, в которых видел наиболее опасных и злобных врагов».

Несмотря на пытки, немолодые интеллигенты не подписали признаний в шпионаже и терроризме, поэтому суд, начавшийся 8 мая 1952 года, сделали закрытым.

На процессе произошел неслыханный случай: председатель военной коллегии Верховного суда генерал-лейтенант Александр Чепцов счел обвинения недоказанными и обратился в ЦК за разрешением вернуть дело на доследование.

«Вы хотите нас на колени поставить перед этими преступниками. Приговор апробирован народом, делом политбюро занималось три раза. Выполняйте решение!» — ответил секретарь ЦК Георгий Маленков.

14 из 15 обвиняемых приговорили к расстрелу. Отправили в ГУЛАГ только академика Штерн, физиолога с мировым именем, в 1925 году приехавшую в СССР из Швейцарии строить социализм.

Как выяснилось впоследствии, Фефер долгие годы тайно сотрудничал с госбезопасностью, но и это его не спасло.

Семейное дело?

Чем объяснить поведение Сталина?

Впитанным с детства бытовым антисемитизмом (его личный секретарь Борис Бажанов, бежавший в 1928 году на Запад, утверждал, что патрон уже тогда отпускал в узком кругу соответствующие ремарки)?

Старыми счетами с Троцким и прочей «ленинской гвардией»?

Мнением, что евреи — ненадежный элемент в случае войны с Америкой?

В наши дни можно услышать, что гонения, пережитые ими в СССР, стали расплатой за активное участие в установлении советской власти и уничтожении старой России. Однако послевоенный удар пришелся не по партийно-чекистской верхушке — с той разделались еще в 1930-х годах — а по не повинной ни в чем еврейской интеллигенции: ученым, врачам, писателям.

Историк Леонид Млечин утверждает, что первопричиной дела ЕАК было ухудшение здоровья Сталина, точнее, то, что о нем писали западные корреспонденты в Москве. Старого диктатора это сильно раздражало.

Основой для спекуляций служили его внешний вид и участившиеся исчезновения из публичного пространства. Но вождя такое объяснение не устраивало. Он был уверен, что кто-то из окружения сливает иностранцам сведения о его медицинских проблемах.

МГБ нашло устроившее Хозяина объяснение: информация уходит через родственников его покойной жены. В конце 1947 года арестовали сестру Надежды Аллилуевой Анну, супругу ее покойного брата Павла Евгению, их дочь Киру и второго мужа Евгении инженера Николая Молочникова.

Избиваемый на допросах Молочников вспомнил, что у жены была знакомая, а у той дочь, которая вышла замуж за работавшего шофером в американском посольстве Виталия Зайцева.

Этот Зайцев якобы «крутился вокруг Киры» и расспрашивал ее о подробностях жизни Сталина. Арестованный Зайцев вскоре «сознался», что он американский шпион.

Получили нужные показания и от Евгении Аллилуевой. Она заявила, что личной жизнью Сталина интересовался ее знакомый доктор наук Исаак Гольдштейн из Института экономики Академии наук.

«Меня стали жестоко и длительно избивать резиновой дубинкой, — показывал впоследствии Гольдштейн. — Измученный дневными и ночными допросами, я стал оговаривать себя и других лиц».

Гольдштейн дал показания на руководителя исторической комиссии ЕАК Захара Гринберга и главу комитета Соломона Михоэлса, который якобы «проявлял повышенный интерес к личной жизни главы советского правительства, чем интересовались американские евреи».

Убийство Михоэлса

Автор фото, Фото ИТАР-ТАСС

Подпись к фото,

Соломон Михоэлс в роли короля Лира

Когда 27 декабря 1947 года министр госбезопасности Виктор Абакумов и его первый заместитель Сергей Огольцов доложили обо всем этом Сталину, тот заявил, что ЕАК — «центр антисоветской пропаганды и поставляет антисоветскую информацию агентам иностранной разведки». Тогда же, по утверждению Огольцова, было получено устное указание устроить Михоэлсу автомобильную катастрофу.

Гринберг умер в тюрьме. Михоэлс был убит в Минске в ночь на 13 января 1948 года. Вместе с ним ликвидировали знакомого Михоэлса, театроведа и агента МГБ Владимира Голубова, заманившего его на уединенную дачу — слишком много знал. Чекисты инсценировали их гибель под колесами грузовика в нетрезвом виде.

Всех участников убийства тайно наградили орденами.

В 1990-х годах журналист Леонид Млечин снимал в Минске документальный фильм об убийстве Михоэлса. Руководство КГБ Белоруссии попросило его выступить перед сотрудниками. Впоследствии Млечин узнал, что в задних рядах, среди ветеранов, находился человек, который, сидя за рулем грузовика, раздавил Михоэлса.

Как все начиналось?

Однако дело ЕАК не было изолированным эпизодом, и первые тревожные звонки прозвучали раньше.

«Государственный антисемитизм в Советском Союзе начался внезапно — как ни странно, во время войны против гитлеровской Германии. Казалось, эта зараза переползла через линию фронта и охватила номенклатурные верхи», — писал историк Михаил Восленский.

С 1943 года действовала негласная инструкция не брать евреев в партийный аппарат и на работу, связанную с выездами за границу.

В том же году Светлана Аллилуева влюбилась в кинодраматурга Алексея Каплера. Сталин отправил его в ГУЛАГ — возможно, сохранил жизнь из опасения, чтобы дочь не учинила над собой чего-нибудь по примеру матери.

Когда Светлана вышла замуж за студента МГИМО Григория Морозова, тоже еврея, отец махнул рукой, но велел зятю не показываться ему на глаза. Спустя три года она разошлась с Морозовым, и подручный Сталина Георгий Маленков воспринял это как сигнал — немедленно разлучил свою дочь с ее мужем Владимиром Шамбергом. Шамбергу на дали даже попрощаться с женой, а выставили его вещи за дверь и вручили новый паспорт без записи о браке.

Заместитель председателя Совета Министров по машиностроению Вячеслав Малышев записал в дневнике слова Сталина, сказанные на заседании президиума ЦК 1 декабря 1952 года: «Любой еврей — националист, это агент американской разведки».

Однако до января 1953 года, когда развернулось «дело врачей», публично о евреях худого не говорили.

Весной 1949 года заместитель заведующего Отделом пропаганды ЦК ВКП(б) Федор Головенченко заявил на собрании партактива в подмосковном Подольске: «Вот мы говорим — космополитизм. А что это такое, если сказать по-простому, по-рабочему? Это значит, что всякие мойши и абрамы захотели занять наши места!». Излишне прямолинейного аппаратчика выгнали из ЦК и отправили заведовать кафедрой в Московском пединституте.

Официально борьба велась против «безродного космополитизма» и «заграничного низкопоклонства».

В июне 1948 года первый секретарь Фрунзенского райкома Москвы, будущий министр культуры СССР Екатерина Фурцева созвала совещание директоров и секретарей парткомов научных учреждений и устроила им разнос за «слабую постановку идейно-политического воспитания научных сотрудников». Слово «евреи» не прозвучало ни разу, но фамилии «политически незрелых» ученых были сплошь Рубинштейн, Ошерович, Шифман, Гурвич.

28 января 1949 года в «Правде» появилась установочная статья «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», в которой перечислялись сплошь еврейские фамилии и впервые был употреблен термин «безродный космополитизм». Главный редактор Петр Поспелов вспоминал, что словосочетание продиктовал ему лично Сталин.

18 февраля 1949 года в Центральном доме литераторов открылось трехдневное совещание драматургов и театральных критиков.

«Это контрреволюционная деятельность, сколоченная организованная группа», — витийствовал с трибуны глава Союза писателей Александр Фадеев.

«Меня вызвали в ЦК. Что я мог?» — сокрушался он впоследствии.

Драматург Анатолий Суров сочинил антиамериканскую пьесу «Зеленая улица», поставленную на сцене МХАТа и удостоенную Сталинской премии за 1949 год. Спустя несколько месяцев разразился скандал: выяснилось, что текст за него сварганили «литературные негры» из оставшихся без куска хлеба «космополитов». «Надежду советской драматургии» исключили из партии и из Союза писателей — не столько за плагиат, сколько за то, что не с теми людьми связался.

Вслед за литературой и театром «борьба с космополитизмом» охватила все сферы жизни. Немало людей с энтузиазмом присоединилось к травле — главным образом, в расчете занять освобождающиеся места.

Профессор истории Сергей Дмитриев описал в дневнике, как в марте 1949 года на заседании ученого совета истфака МГУ обсуждали меры по очищению факультета от космополитов. «Что, по-вашему, лежит в основе всего этого?» — спросил Дмитриев одного из коллег. «Война, — убежденно ответил тот. — Готовить нужно народ к новой войне. Она близится».

4 июля 1950 года глава госбезопасности Абакумов (вскоре его самого арестуют и обвинят в сговоре с «еврейскими националистами») направил Маленкову докладную записку о том, что в московской клинике лечебного питания из 43 научных работников 36 евреев, а в историях болезни не заполняется графа «национальность».

В апреле 1951 года по докладу Абакумова сняли с поста начальника Высшей офицерской кавалерийской школы и отправили служить подальше от Москвы генерал-лейтенанта Николая Осликовского. Основание: Осликовский имел друзей-евреев, а по должности отвечал за подготовку лошадей для принимающего и командующего парадами на Красной площади — как бы чего не вышло.

Председатель правления Союза композиторов Тихон Хренников находил в почтовом ящике подметные письма: «Тиша-лопух спасает евреев».

В феврале 1952 года получил 25 лет лагерей первый секретарь Биробиджанского обкома партии Александр Бахмутский: он поощрял исследования по еврейской истории, продвигал преподавание и издание книг на идише, присутствовал в Москве на похоронах Михоэлса и предлагал повысить статус Еврейской автономной области до республики.

Знаменитый микробиолог и врач, коллега Пастера и Мечникова, академик Николай Гамалея, в 90 лет уже ничего не боявшийся, в 1949 году написал Сталину: «По отношению к евреям творится что-то неладное в настоящее время в нашей стране. Антисемитизм исходит от высоких лиц…».

Дело Жемчужиной

Пострадала и Полина Жемчужина — жена влиятельного министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Судя по всему, супруги любили друг друга.

Очевидно, что преследование Жемчужиной Сталин начал не из-за нее самой, а из-за мужа, от которого, по многим признакам, готовился избавиться.

Для предъявления претензий его жене была задействована та же еврейская тема.

27 декабря 1948 года Абакумов и председатель Комитета партийного контроля Матвей Шкирятов направили Сталину записку «О политически недостойном поведении Жемчужиной»: «Вокруг нее группировались еврейские националисты, и она являлась советником и заступником их».

«Недостойное поведение» выражалось, в частности, в контактах с Михоэлсом и Фефером, посещении в марте 1945 года московской синагоги и в том, что после установления дипотношений между СССР и Израилем она подошла на приеме к послу Голде Меир и поговорила с той на идише.

Слухи приписывали Жемчужиной фразу: «Теперь у нас есть родина», но поверить в это сложно.

29 декабря на заседании политбюро Жемчужину исключили из партии. Молотов воздержался, а потом в покаянном письме Сталину признал свое поведение политически ошибочным.

Автор фото, Фото ИТАР-ТАСС

Подпись к фото,

Полина Жемчужина в 1930-е годы убедила Сталина, что советским женщинам нужны духи и косметика

На заседании Сталин в присутствии Молотова зачитал выбитые у двух бывших помощников Жемчужиной показания, что они якобы занимались с ней групповым сексом.

26 января 1949 года ее арестовали и сослали в Кустанайскую область. Никаких контактов с ней муж поддерживать не мог, только Берия иногда шептал ему на ухо: «Полина жива».

Заодно с Жемчужиной посадили десять ее родственников и бывших сослуживцев. Сестра и брат умерли в тюрьме.

В 1955 году генеральный секретарь компартии Израиля Самуил Микунис встретил Молотова в кремлевской больнице и спросил, почему он не вступился за жену. «Потому что я должен был подчиняться партийной дисциплине», — ответил Молотов.

21 января 1953 года следователи МГБ в придачу к антисоветской пропаганде и агитации предъявили Жемчужиной обвинение по расстрельной статье «измена родине». Примерно в то же время замглавы МГБ Рюмин, допрашивая арестованного подполковника госбезопасности Исидора Маклярского, заявил недавнему коллеге: «Жемчужина — глава еврейских националистов в Москве и израильский шпион».

И ее, и Молотова спасла смерть Сталина.

Диктатор скончался 5 марта. Через четыре дня Молотову исполнилось 63 года. Берия от имени коллег спросил, что он хотел бы получить в подарок. Молотов ответил: «Верните Полину!».

Супруги прожили вместе еще 17 лет, оставаясь твердокаменными сталинистами.

Охранная грамота

Единственной группой советских евреев, не затронутой гонениями, оказались физики.

С 1947 года «партийные ученые», не нашедшие себе места в атомном проекте, развернули борьбу против «буржуазно-идеалистических» теории относительности и квантовой механики.

Их оплотом сделался физический факультет МГУ. Декан Владимир Кессених прославился заявлением, что негоже советским ученым публиковать свои работы на английском языке.

В «рабском преклонении перед западной наукой» обвиняли Петра Капицу (который, впрочем, евреем не был), Абрама Иоффе, Виталия Гинзбурга, Льва Ландау, Александра Фрумкина, Якова Френкеля, Евгения Лифшица и многих других.

4 декабря 1948 года секретариат ЦК постановил готовить Всесоюзное совещание физиков. Председатель оргкомитета замминистра высшего образования Александр Топчиев разъяснил задачу: «Наше совещание должно быть на уровне сессии ВАСХНИЛ (Заседание Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук 31 июля — 7 августа 1948 года, где подверглась поношению «реакционная лженаука» генетика. — Прим. Би-би-си).

Однако совещание сначала перенесли с конца января на март, а затем вовсе отменили.

В марте 1949 года министр высшего образования Сергей Кафтанов направил в ЦК список преподававших в вузах физику профессоров-евреев, но никого из них не тронули.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Атомная бомба оказалась сильнее идеологии

Оказывается, научный руководитель атомного проекта Игорь Курчатов лапидарно объяснил возглавлявшему его Лаврентию Берии: «Если теорию относительности и квантовую механику запретят, то и бомбы не будет». Тот доложил Сталину. Такой аргумент оказался доходчив.

Миф о «Еврейской революции» в России

Евреи
Одной из движущих сил революции 1917 года выступили евреи. Их было так много среди профессиональных революционеров, что среди части патриотической общественности даже родился миф о «Еврейской революции» в России. Мол, евреи стали главными организаторами революции в России, убили царя и хотели уничтожить русский народ. Что в октябре 1917 года в России установилась чисто «еврейская власть».

Очень хорошо суть этого мифа выразил русский философ, богослов, один из виднейших представителей русской духовной культуры начала XX века Сергей Булгаков (1871-1944). Он писал об участии еврейства в Российской революции: «Чувство исторической правды заставляет признать, что количественная доля этого участия в личном составе правящего меньшинства ужасающа. Россия стала жертвой «комиссаров», которые проникли во все поры и щупальцами своими охватили все отрасли жизни… Еврейская доля участия в русском большевизме — увы — непомерно и несоразмерно велика…» И далее: «Еврейство в своем низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении совершило… значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над св. Русью, которое было попыткой её физического и духовного удушения. По своему объективному смыслу это была попытка духовного убийства России…» (С. Булгаков. «Христианство и еврейский вопрос»).

Можно согласиться с тем, что хозяева Запада с помощью своих инструментов, сформированных в различные отряды «пятой колонны» — выродившейся «элиты» Российской империи, западников и масонов, профессиональных революционеров, включая представителей еврейства, пытались раз и навсегда решить «русский вопрос». То есть уничтожить русскую цивилизацию, русский суперэтнос с его уникальным кодом-матрицей, который сопротивляется любым попыткам насаждения на Руси и мире паразитизма «избранных» и сатанизма (господства кучки «господ» над всем человечеством). Однако еврейство не было главным революционным отрядом в России, а только одной из движущих сил Революции 1917 года.

Еврейство воспитывало личностей с сильным пассионарным зарядом, который необходимо было канализировать. В ходе исторического развития евреев изгнали из большинства стран Западной Европы, и они массово осели в Польше. В ходе разделов Речи Посполитой многочисленная еврейская община перешла «по наследству» к Российской империи. В России Романовых их подвергли ряду ограничений, вроде т. н. черты оседлости. На волне роста революционной активности в Российской империи рубежа XIX—XX вв. много представителей еврейской молодежи, которые «хотели перемен» и не желали жить в рамках иудейской традиции, пополнили ряды профессиональных революционеров.

Эти люди отторгали современным им мир, хотели разрушить его до основания. Они верили, что могут создать лучший, новый мир. Они обладали определенными знаниями (многие имели хорошее образование, были представителями интеллигенции), имели волю и харизму. Многие стали преступниками, прошли ссылки и тюрьмы, стали крайне жестокими, изворотливыми и хитрыми. Революция стала основой их жизни. При этом еврейские революционеры считали недостаточной сионистскую доктрину — создание еврейского государства в Палестине. Это было для них мало. Они перестали быть евреями в традиционном понимании этого слова. Не зря значительную часть революционеров еврейство не считало своими, они были «выкрестами», предателями, которые отошли от иудейской традиции. Они были изгоями не только в России, как евреи, но и среди своих. Так, они стали самими непримиримыми и жестокими бойцами с существующим миром, и заняли заметные позиции среди революционеров.

При этом они имели связи и родственников в еврейской общине не только в России, но и в мире. Среди представителей т. н. «золотой элиты» («финансового интернационала») было немало выходцев из еврейства. Они имели огромные политические и финансовые возможности. В частности, очевидно, что Л. Троцкий-Бронштейн и Я. М. Свердлов и ряд других видных революционеров-интернационалистов, были ставленниками хозяев Запада («золотой элиты») и выполняли задачу по уничтожению русского народа в топке «мировой революции».

Таким образом, пассионарная (активная) часть еврейства выступила в качестве одной из движущих сил Революции 1917 года. Но говорить о том, что в России произошла «Еврейская революция», нет оснований. Смута уже давно назревала в России Романовых и была неизбежна. Первая мировая война стала запалом, который поджег ворох проблем и противоречий, которые копились не одно столетие. И национальный (включая еврейский) вопрос был только одной из проблем, стоявших перед Россией.

Народ

Против России Романовых выступили не только элитарные, прозападные и революционные группы и классы русского общества начала XX века, но и собственно народ. Проект «Белой империи» Романовых привел к трагическому расколу народа. Страна была разделена на два народа: дворянская верхушка, дворяне-«европейцы», основным языком которых на протяжении двух столетий был немецкий, французский и английский, почти утратили русский язык и русские традиции, превратившись «нацию господ», презирающих подвластное им «быдло», мужиков. Со времен Петра I, как уже ранее не раз отмечалось, в России произошла настоящая культурная революция. Элита была вестернизирована, предпочитала проводить время и прожигать жизнь и богатства добытые в России, в Париже, Риме, Венеции, Лондоне и Берлине. Россия и русский народ были чужими для господ-«европейцев». Кроме того, дворяне и правительство максимально закрепостили крестьянство, превращая русских людей в «движимое имущество».

Понятно, что русский народ очень хорошо это чувствовал и ответил крестьянскими войнами Пугачева, Булавина и Разина, а также массой восстаний и бунтов. В XIX столетии, когда русские цари пытались смягчить положение простого народа, и даже делали попытки русификации элиты (Павел, Николай I и Александр III), народное недовольство ушло в подполье, но не исчезло. Русский народ выступал как против чужеродной и чужекультурной власти (в частности, старообрядцы), так и против несправедливости в земельном вопросе.

У народа не было вождей, организации, которая бы смогла их повести, но как только власть ослабевала, простые люди начинали свою войну. Первая мировая война обострила все проблемы русской деревни — она забирала на убой самых здоровых и молодых мужчин, лишала село рабочих рук, резко ухудшила снабжение товарами первой необходимости (развал и дезорганизация промышленности и транспорта), власти начали продразвёрстку и т. д. Власть бросила народ воевать за непонятные и чуждые ему цели. Крестьяне плевать хотели на проливы, интересы «союзников», «братушек» и т. п. Эта война озлобила людей, окончательно отринула народ от власти и вооружила миллионы крестьян. И как только появилась возможность, народ восстал не только против существующей власти, но и против власти вообще.

Как только власть проявила слабость, зашаталась, так рабочие, недовольные своим социально-экономическим положением, массово поддержали революционеров-февралистов, а затем и революционеров-социалистов. А крестьяне начали свою масштабную войну, которая уже к Октябрю 1917 года (то есть ещё до захвата власти большевиками), завершилась полным разгромом помещичьих имений и переделом дворянской земли в России. При этом эта своя крестьянская война продолжалась и после Октябрьского переворота, став заметной частью общей Гражданской войны. Крестьяне воевали как против белых, так и против красных. Именно крестьянские восстания в тылу стали одной из важнейших причин поражения Белого движения. А красным пришлось приложить много усилий, что успокоить деревню. Действовали красные крайне жестоко, но другого выхода не было. Крестьянство выступало против любой власти, и государственности, выдвигая утопические идеалы жизни свободных хлебопашцев. Победа крестьянского проекта вела к полному развалу русской цивилизации, и её гибели в условиях внешнего вторжения развитых западных и восточных держав.

Представители бывшей элиты, интеллигенции были просто в ужасе, увидев картины распада старого русского общества, они оказывается не знали свой народ. Так, русский поэт Иван Бунин описывал рабочую демонстрацию: «Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин — все, как на подбор, преступные… Римляне ставили на лица своих каторжников клейма… На эти же лица ничего не надо ставить — и без всякого клейма все видно… И Азия, Азия — солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой. Восточный крик, говор… Даже и по цвету лица желтые, и мышиные волосы! У солдат и рабочих то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие…». Также Бунин пишет: «А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, — сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, мурома, чудь белоглазая…»

Эти строки Бунина вполне вписываются в будущую доктрину «истинных арийцев» — немцев, которые «очищали» землю от «недочеловеков»: русских, сербов, поляков, цыган. Или в нынешнюю доктрину «истинных славян — украинцев («укров»), для которых русские — это потомки финно-угров и монголов с примесью славянской крови. Неудивительно, что позднее часть белоэмигрантов, белоказаков проникнется идеями нацизма-фашизма и будет служить Гитлеру.

Схожие взгляды мы видим у одного из организаторов Февраля и видных деятелей Белого движения, Василия Шульгина. Он был одним из организаторов Февральского переворота, но встретил массовое народное движение с отвращением: «С первого же мгновения … отвращение залило мою душу, и с тех пор не оставляло меня во всю длительность «великой» русской революции. Бесконечная струя человеческого водопровода бросала в Думу всё новые и новые лица… Но сколько их ни было — у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное… Боже, как это было гадко!… Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому ещё более злобное бешенство… Пулемётов! Пулемётов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя… Увы — этот зверь был… его величество русский народ…»

И ещё: «Что может быть ужаснее, страшнее и отвратительнее русской толпы? Из всех зверей она — зверь самый низкий и ужасный, ибо для глаза она имеет тысячи человеческих голов, а на самом деле — одно косматое звериное сердце, жаждущее крови…»

Один героев Первой мировой войны и белых вождей Антон Деникин дал более объективную оценку: «…Но всё, что накопилось годами, столетиями в озлобленных сердцах против нелюбимой власти, против неравенства классов, против личных обид и своей по чье-то воле изломанной жизни, — всё это вылилось теперь наружу с безграничной жестокостью… Прежде всего — разлитая повсюду безбрежная ненависть и к людям, и к идеям. Ненависть ко всему, что было социально и умственно выше толпы, что носило малейший след достатка. Даже к неодушевленным предметам — признакам некоторой культуры, чуждой или недоступной толпе. В этом чувстве слышалось непосредственно веками накопившееся озлобление, ожесточение тремя годами войны…»

Против старой России выступила даже особая часть русского народа — казачество. Военное сословие русского народа, которое раньше считалось надежной опорой трона. Оказалось, что казаки плевать хотели на «единую и неделимую Россию». При царе Николае II все казачьи войска были опорой самодержавия и управлялись наказными, то есть назначенными царем атаманами. В феврале 1917 года ни одно казачье войско не вступилось за царя. Зато повсеместно наказные атаманы были заменены выборными. Как только самодержавие уничтожили, тут же казаки объявили себя отдельным и особым народом. Фактически возникли независимые государственные образования — Войско Донское, Кубанское войско и т.д.

Донские казаки, когда германские войска оккупировали западные и южные районы России, предлагали Берлину помощь в борьбе с Советской Россией и просили помочь в деле создания отдельного государства — «Всевеликого войска Донского», к которому планировали присоединить Таганрог, Камышин, Царицын и Воронеж. Атаман Краснов заключил союз с главами Астраханской и Кубанской областей и планировал создать «Доно-Кавказский союз» с участием Войска Донского, Астраханского войска, Калмыкии, Ставрополья, Кубани и Северного Кавказа. Краснов просил у немцев оружие и боеприпасы, сулил поставки в Германию продовольствия, скота, лошадей. В дальнейшем атаман просил у немцев признать суверенитет и других казачьих «держав» — войска Кубанского, Терского, Астраханского. Таким образом, русские казаки, когда Февраль разрушил «старую Россию», выступили как отъявленные сепаратисты, готовые воевать с другими русскими и опираться на помощь внешних сил.

Казаки сразу объявили себя отдельным от русских народом, провозгласили суверенитет. Они претендовали не только на казачьи, но другие русские земли и большую часть местного населения (русских рабочих, горожан и т. д., но не казаков), отстранили от управления. А во время Гражданской войны казаки действовали так, будто шли не по родной России, а по вражеской земле. Русских крестьян и горожан, которых Белая армия шла «освобождать» от красных комиссаров, дикая казачья орда грабила, убивала, женщин насиловала. Грабежи были таких масштабов, что просто обвалили боеспособность казачьих частей, чем и воспользовалась Красная Армия, когда пошла в контрнаступление. В итоге массовое мародерство казаков стало одной из главных причин того, что Белая армия была разбита во время летне-весеннего наступления 1919 года войск Деникина на Москву. Казаки, вместо того, чтобы бить врага, кинулись набивать обозы и карманы различным барахлом, а затем пошли по домам. Не удивительно, что позднее этот дикий разгул вышел казакам боком. Хорошо помнившие казачий беспредел крестьяне и рабочие не только поддержали красных, но и помогли им потом расправиться уже с казачеством (т. н. расказачивание).

Крестьянская ограниченная жадность сгубила и казаков. Мол, наша хата с краю, у нас «особая нация, «отдельная страна», у русских — своя, пусть сами себя и освобождают от «комиссаров». Казаки (русские!) начали свой «парад суверенитетов». И воевать за «единую и неделимую Россию» не собирались. При этом, как вспоминает тот же Деникин, в новоявленных казачьих государствах (как и белых армиях), процветала дичайшая коррупция, произвол и мародерство. Настоящий «пир во время чумы», когда каждый начальник и командир пытался что-то урвать себе, пропить, прогулять, или создать капитал для бегства на Запад.

На Востоке России была схожая картина. Бывший командующий войсками Директории, генерал В. Г. Болдырев писал в своих мемуарах: «Каждый честолюбивый министр, как это мы видели в Омске, безнаказанно творил свою политику, маленькие атаманы чинили суд и расправу, пороли, жгли, облагали население поборами на свой личный страх, оставаясь безнаказанными!»

Атаман Сибирского казачьего войска Б. В. Анненков был самым ярким примером диких нравов, которые царили то время. Его отряды давили крестьянские восстания с девизом: «Нам нет никаких запрещений! С нами Бог и атаман Анненков, руби направо и налево!» Крестьян грабили, убивали, подвергали жесточайшим пыткам, женщин и девушек насиловали. Деревни жгли. Типичным для карательных операций частей Анненкова являлся образ действий, описанный на семипалатинском процессе свидетельницей Цирюльниковой, жительницей села Чёрный Дол (вблизи Славгорода): «Они нашу деревню оцепили и начали рубить. Кто из мужчин не успел убежать, всех изрубили — 18 человек. Делали что хотели, забирали, палили, смеялись над женщинами и девушками, насиловали от 10 лет и старше. У меня в хозяйстве спалили 45 десятин хлеба, взяли пару лошадей, корову, все хозяйство разрушили. И тогда моего мужа взяли в город и изрубили, отрезали нос и язык, вырезали глаза, отрубили полголовы. Мы нашли его уже закопанным. Всех оставшихся в селе перепороли. Деревня была сожжена».

При этом отряды атамана-садиста были интернациональны. Его дивизия состояла: из казаков, мобилизованных русских крестьян, киргизов, а также иностранных наёмников — афганцев, уйгур, китайцев. Наемники наводили среди местного населения настоящий ужас. Чудовищные преступления анненковцев вызвали сильные крестьянские восстания, которые буквально утопили в крови. Как и Краснов на Дону, Анненков планировал создать в Семиречье новое казачье государство со столицей в Верном. На Дальнем Востоке атаман Семенов, отказавшись выполнять приказы Колчака, мечтал о создании отдельного государства под покровительством Японии. Когда Колчак наступал на Москву с востока, Семенов демонстративно отказался его поддержать.

Таким образом, и казачество, поддержав Февраль и «освобождение», в итоге проиграло, всё закончилось большой кровью и расказачиванием.

Постоянная экспозиция

Экспозиция

В чем-то все музеи очень похожи друг на друга. Часто это объединенное по тому или иному принципу собрание вещей и предметов на витринах под стеклом. О нашем музее этого сказать нельзя. Он другой. Он интерактивен. Сложно определить, на что он больше похож — на музей как таковой или на парк развлечений.

Информация, которую призвана донести до посетителей экспозиция, имеет разные способы подачи. Она объемна. Она обступает людей, проникает в их сознание, воздействует почти на все органы чувств. Это стало возможным  благодаря использованию современных компьютерных и аудиовизуальных технологий. Архитектурные конструкции спроектированы так, что дополняют экспозицию и усиливают вовлеченность посетителя в  атмосферу экскурсии, создают эффект погружения в прошлое.

Постоянная экспозиция музея включает 12 тематических пространств, каждое из которых соответствует определенному периоду мировой и российской истории. Здесь можно отдохнуть в одесском кафе «Фанкони», побывать на местечковом базаре, изучить биографии Михаила Ромма, Григория Зиновьева и других деятелей советской политики и культуры, подслушать разговоры на кухне и рассказы диссидентов, почтить память павших в Великой Отечественной войне. 

Статичные элементы экспозиции оживут, если прикоснуться к ним, а консультанты ответят на любые вопросы о том, как работают музейные экспонаты.

Еврейское местечко (штетл) — центральное пространство музея, откуда можно попасть в залы, посвященные жизни евреев в больших городах Российской империи и Советской России периода революции и гражданской войны. Минуя кладбище штетла, вы отправитесь сразу в послевоенное время. Так обозначены некоторые из путей, по которым двигались представители еврейской общины в России.

Границы местечка определяют выстроенные в две линии стенды раздела «Иудаизм — живая религия». Они словно оберегают штетл от внешнего влияния. Повернувшись к ним спиной, можно обнаружить идущую по всему периметру музея хроникальную ленту, где представлены основные события российской, еврейской и мировой истории, начиная с IV века и заканчивая современностью. Таким образом, в музее выделяются две линии экспозиции, основа каждой из которых — время. В одном случае — линейное, историческое, в другом — время традиции: круг жизни и цикл еврейских праздников.

Историческая линия включает в себя семь блоков: IV в.–1794 г., 1795−1913 гг., 1914−1921 гг., 1922−1941 гг., 1941−1945 гг., 1946−1984 гг., 1985 г . — наши дни. Каждой эпохе соответствуют аналитические карты, мониторы «Еврейские судьбы», рассказывающие историю в лицах, а также интерактивные инсталляции, скрытые в боковых нефах за стендами с исторической хроникой.

Споры 1908 Года о Русско-Еврейской Λитературе и Посλеоктябрьское Десятиλетие on JSTOR

Abstract

Les plus éminents hommes de lettres juifs prirent part au débat surgi dans la presse russe en 1908: Kornej Čukovskij y démontrait que la participation des juifs à la littérature russe n’était pas souhaitable en raison de leur tradition bimillénaire propre et de l’impossibilité de créer une oeuvre maîtresse dans une langue étrangère. Vladimir Žabotinskij, qui avait facilité, quelques années auparavant, l’entrée de Čukovskij dans le journalisme russe, le soutint dans ce débat en incitant les juifs qui écrivaient en russe à traiter non des questions générales, russes, mais leurs problèmes à eux, problèmes que la large participation des juifs à la révolution de 1905 n’avait pas réussi à résoudre. Dans cet article, on prend ensuite pour champ d’observation historique des idées débattues en 1908 l’oeuvre du romancier Jurij Tynjanov (années 1920-1930) à travers laquelle on perçoit, indirectement, ses préoccupations et son angoisse juives. /// The most eminent Jewish writers took part in the debate that suddenly made its appearance in the Russian press in 1908: Kornei Chukovskii argued that the participation of Jews in Russian literature was undesirable because of their own bimillenary tradition and the impossibility to create a masterpiece in a foreign language. Vladimir Zhabotinskii, who had helped Chukovskii a few years before to penetrate into Russian journalism, supported him in this debate inciting Jews who wrote in Russian to deal not with questions of general character but with their own problems which were not solved in spite of the large participation of Jews in the revolution of 1905. This article borrows for historical observation purposes of the ideas discussed in 1908 the works of the novelist Iurii Tynianov (1920’s-1930’s) which illustrate indirectly his Jewish preoccupations and anguish.

Publisher Information

Éditions de la ‘EHESS’s mission is to raise awareness and disseminate demanding and innovative research among the scientific community and a curious social science audience. In keeping with the experimental tradition of the École des Hautes Études en Sciences Sociales, they participate in the exploration of new fields of knowledge and work on the intellectual project of the social sciences, in the plurality of ways, fields and periods who organize these disciplines. Les Éditions de l’EHESS ont pour mission de faire connaître et diffuser, auprès de la communauté scientifique et d’un public curieux des sciences sociales, des recherches exigeantes et novatrices. En accord avec la tradition expérimentale de l’École des Hautes Études en Sciences Sociales, elles participent à l’exploration de nouveaux champs de savoirs et travaillent au projet intellectuel des sciences sociales, dans la pluralité des manières de faire, des terrains et des périodes qui organisent ces disciplines.

евреев во время и после русской революции 1917 года

Вс/Пн 5-6 ноября

Обложка «Dos revolutsyonere rusland» («Революционная Россия»), иллюстрированной антологии текущих событий в России, изданной Еврейским рабочим союзом в Нью-Йорке, 1917 год. Библиотека YIVO.

 

Конференция
5 ноября 2017 г.
9:00–18:00
6 ноября 2017 г.
9:00–18:00

При поддержке Американского еврейского исторического общества, Центра еврейской истории, Фордемского университета, Genesis Philanthropy Group, Института Гарримана Колумбийского университета, Фонда Пратта и Русско-американского фонда

Спонсор приема: Мари Ванна


Вход на два дня: $20
Вход на один день: $10*
Члены YIVO: Бесплатно (оба дня)
Студенты: Бесплатно (оба дня)

(*при личном обращении только в кассе, в день)

 

Посмотреть видео:

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8


Посмотреть расписание конференции.

Посмотреть полную программу конференции.


Двумя определяющими моментами прошлого века, возможно, были Холокост и русская революция. Трагическая роль евреев в первом очевидна; их выдающаяся — хотя и глубоко парадоксальная — роль в последнем является предметом нашей новаторской конференции YIVO. Русская революция освободила самую большую еврейскую общину в мире. Это также открыло шлюзы для величайшей резни евреев перед Второй мировой войной на фоне гражданской войны и ее последствий в 1918–1921 годах.После того, как большевистское правление укрепилось, евреи вошли почти во все сферы жизни России, в то время как со временем большая часть уникального богатства еврейской культурной жизни в России была сглажена, а в конечном итоге стерта с лица земли.

YIVO представляет двухдневную конференцию о евреях во время и после русской революции 1917 года. Профессор Стивен Дж. Зипперштейн из Стэнфорда является ведущим научным руководителем. Первый день конференции открывается программным докладом профессора Сэмюэля Кассоу , который задает социальную, экономическую, политическую и культурную сцену для мира, в котором произошла революция 1917 года.На утренних дискуссиях этот контекст обсуждается далее и рассматриваются различные непосредственные реакции на революцию 1917 года. На дневных дискуссиях исследуются еврейские революционные лидеры Эстер Фрумкин, Лев Троцкий и Рафаэль Абрамович, а также еврейская община глазами русских писателей.

Второй день конференции открывается программной речью профессора Элиссы Бемпорад , в которой в общих чертах обсуждается мир, возникший в результате революции 1917 года.Утренние панели обсуждают еврейскую жизнь в Советском Союзе, в том числе участие евреев в тайной полиции, оставшуюся подпольную еврейскую ортодоксальность во времена Советского Союза и еврейскую культуру в Советском Союзе посредством бесед о литературе и музыке. Дневная панель обсуждает революцию за границей через призму еврейского коммунизма, евреев в шпионаже, литературы на идиш и отношений Института еврейских исследований YIVO с Советским Союзом. Заключительный программный доклад от Профессор Стивен Зипперштейн говорит о длительном влиянии революции 1917 года и о некоторых способах, которыми она сформировала еврейский мир в политическом и культурном плане за последние сто лет.Затем конференция завершается дискуссионной панелью о евреях в революции. Под руководством профессора Зипперштейна в состав комиссии войдут Митчелл Коэн , Шон МакМикин и Дебора Липштадт .

Евреи и революция | Леонард Шапиро

В ответ на:

1917 из выпуска от 15 июня 1967 г.

В редакцию :

С тревогой прочитал г.Рецензия Вальтера Лакера на историю русской революции 1917 года доктора Г. Каткова в вашем номере от 15 июня. В прошлом я восхищался многими работами г-на Лакера. Но этот обзор можно охарактеризовать только как тенденциозный, предвзятый и вводящий в заблуждение. В частности, это свидетельствует о полном незнакомстве со многими научными работами, на которые опирался д-р Катков, и в особенности с работами покойного С. П. Мельгунова. Потребовалось бы не только обзор, но и письмо, чтобы выявить все недостатки мистера Лакера.Возьму поэтому один пример — его ссылку на трактовку д-ром Катковым роли евреев в революции.

Он пишет следующее: «Какое основание предполагать, что русские евреи помогали разжигать революцию? Никто.» Единственной целью этого риторического вопроса может быть внушение неосторожному читателю, что д-р Катков обвиняет евреев в революции — в компании с нацистскими, фашистскими и другими реакционными памфлетистами антикоммунизма, для которых это было нормальным клише. .Так случилось, что д-р Катков посвящает целую главу (и прекрасную) евреям в России накануне революции — главу 4. Вторая фраза гласит: часть русского еврейства в [революции 1917 года] как единый революционизирующий фактор». Первый раздел, на историческом фоне, представляет собой прямое осуждение политики антисемитизма, проводимой дореволюционным режимом. Это одно из самых справедливых изложений позиции, которое я читал, — воздание должного тем членам царской администрации, которые тщетно пытались остановить антиеврейскую политику; обращая внимание на связь, которая сцементировалась между еврейской интеллигенцией и русской либеральной интеллигенцией; и показывая, в какой степени еврейская марксистская социал-демократия расходилась с большевизмом. В следующем разделе, посвященном евреям и войне, указывается, что подъем лояльности и патриотизма в начале войны у евреев ничем не отличался от остальных жителей Империи; и «что не было признаков каких-либо подстрекательств среди евреев во время мобилизации». Остальная часть раздела посвящена подробной критике безрассудства, бесчеловечности и несправедливости правительства, распорядившегося о массовых депортациях евреев из больших районов, примыкающих к фронту, весной и летом 1915 г. по подозрению в нелояльности.(Насколько мне известно, это единственный полностью задокументированный отчет об этом прискорбном эпизоде ​​на английском языке.) «Жидовская горечь и негодование» по поводу этой несправедливости, пишет д-р Катков, «привели — как ясно осознавало правительство — к рост революционного чувства. Но совершенно очевидно, что, какими бы сильными ни были эти чувства, они не могли иметь прямого отношения к ходу революционных событий 1917 года. Еврейские беженцы были слишком лишенным и отчужденным телом, чтобы оказывать какое-либо политическое влияние. Это, конечно, объясняет, как указывает д-р Катков, почему «еврейская интеллигенция и полуинтеллигенция приветствовали революцию» и почему большое количество евреев предложило свои услуги советскому режиму. Глава завершается некоторыми размышлениями о причинах позднейшего коммунистического антисемитизма. Коммунисты, говорит он, «никогда не проявляли большого доверия к политической приверженности евреев, которая проистекала не из какой-либо близости с большевизмом, а из инстинкта национального самосохранения, к которому коммунистическая идеология не проявляет ни интереса, ни сочувствия.

Трудно понять, почему, прочитав однажды эту главу, г-н Лакер позволил себе позволить себе клевету, которую я процитировал в начале этого письма. Для тех, кто знаком с монументальным и выдающимся трудом доктора Каткова, рецензия такого рода скорее отразится на авторе рецензии, чем на авторе книги. Но боюсь, что еще несколько рецензий на книги такого масштаба и важности, как Россия, 1917 , нанесут непоправимый вред заслуженно высокой репутации вашего журнала.

П.С. После написания этого письма мне сообщили, что абзац, который я цитировал из рецензии г-на Лакера, был напечатан ошибочно и должен гласить: «Какое оправдание есть в этом контексте трактовать русских евреев как подстрекателей революции? Никто….» Эта версия содержит те же несправедливые инсинуации, что и первоначально опубликованная, и, во всяком случае, в большей степени вводит в заблуждение относительно содержания главы 4 книги доктора Каткова. Поэтому я не вижу причин для изменения моего письма.

Леонард Шапиро

Лондонская школа экономики

Вальтер Лакер отвечает:

Вещество Mr.Письмо Шапиро касается одной фразы в моей рецензии, которую я не писал, — и оно защищает доктора Каткова от мнимой инсинуации. Я не писал: «какие основания предполагать, что русские евреи помогали разжигать революцию? Нет…» Есть все основания предполагать это — их участие в русском революционном движении общеизвестно. Что я сказал (исправление редактора было опубликовано в последнем номере The New York Review ), так это то, что нет оправдания в этом контексте , а именно в исследовании истоков Февральской революции, как и не имеет смысла излишне подчеркивать большевиков (или немецких агентов).

Доктор Катков сам говорит в своей книге, что евреи не были «единообразно революционным фактором» и что они не играли выдающейся роли в подготовке Февральской революции. Если так, то почему же посвящен специальный раздел «Евреи и революция», а не революционной деятельности других национальных меньшинств, не менее важных в политическом отношении? К чему такой упор на немецких агентов Парвуса, если нет убедительных доказательств того, что их деятельность оказала решающее влияние на Февральскую революцию?

Именно об этом я и говорил — прошу прощения за то, что приходится повторять все это снова.Сказать, что очевидное нельзя принять за инсинуацию.

как советские евреи добивались художественной современности и политической свободы после 1917 года — The Calvert Journal

Гинзбург соглашается: «На мой взгляд, еврейский модернизм был важным элементом ранней советской культуры. Такие движения, как Kultur Lige, объединили художников и поэтов, чтобы найти новые художественные формы для современного еврейского опыта». Собственная серия плакатов Гинзбурга «Метаконструктивизм », выставленная в Нью-Йорке, обращается к интернационализму идишской культурной лиги в одноименном плакате, где он использует графический язык конструктивистов, чтобы подчеркнуть их общую основу.

Украина и Белоруссия, бывшие центральные районы черты оседлости, были особенно богатой почвой для современной еврейской культуры: к Лисицкому и Альтману присоединились такие люди, как Илья Эренбург и Марк Эпштейн, основатель Культурной лиги, а затем Киевской еврейской художественной и Индустриальное училище. В 1920-х годах идиш был официальным языком в Беларуси, что позволяло таким художникам, как Эпштейн, нивелировать различие между еврейским и советским аспектами своей идентичности. В этой культуре был и литературный элемент: вместе с Ларисой Бабий Фикс курировал шоу в Харькове ранее в 2017 году, основанное на идишской утопической новелле 1918 года Кальмана Зингмана; одним из самых замечательных писателей о революции был Исаак Бабель, чей « Красная кавалерия » описывает жизнь на переднем крае нападения красных на Польшу в начале 20-х годов, мир разрушенных синагог и мятежных местечек, где хасидские тексты смешиваются с большевистскими трактатами.

Эти нарративы были освоены современным либерализмом — или, по крайней мере, либерализм пришел к ним сам, но спустя полвека

К 1930-м годам, конечно, сталинизм был полностью действующий, и многие освободительные завоевания первых революционных лет были забыты. В 1934 году на суровом и неосвоенном Дальнем Востоке России была основана Биробиджанская Еврейская автономная область, что стало признаком фирменного сталинского подхода к этническим меньшинствам: их массовое загоняние в труднодоступные регионы. Оспариваемое наследие содержит плакаты и лотерейные билеты Эпштейна и Михаила Длугача для лотерей, проводимых для сбора средств на биробиджанский «проект». Это еще одна ветвь советской еврейской истории, заслуживающая более широкого внимания. Одним из самых прискорбных антисемитских проявлений в СССР, разразившимся вскоре после того, как Советский Союз доказал свою решимость в борьбе с нацизмом, был так называемый «заговор врачей» 1952–1953 годов — чистка (в основном еврейских) высокопоставленных медицинских работников. против профессионалов по надуманным обвинениям, имевшим явное намерение разжечь массовый антисемитизм и, возможно, повлекшим за собой серьезные последствия, если бы не смерть Сталина в 1953 году.До конца советского периода государство в значительной степени игнорировало еврейскую культуру, и после распада СССР подавляющее большинство его еврейских граждан эмигрировало в Израиль и США. В настоящее время менее одного процента населения Биробиджана считают себя евреями.

«Когда я рос в Советском Союзе в 1980-е годы, было мало информации о светской еврейской культуре, тогда как антагонизм присутствовал, — говорит Гинзбург. «Всего за одно поколение, между 1920 и 1940 годами, язык идиш был утерян, — продолжает Фикс.— И я знаю это из истории своей семьи. Ущерб, понесенный еврейской культурой, хорошо известен. А как насчет надежд, связанных с выставкой, и ее провокационного обрамления Революции с помощью словаря «индивидуальной свободы», который уже давно используется либеральной политикой идентичности 21-го века?

Евреи, мечтавшие об утопии

ВЕНА — Столетие русской революции вдохновило на проведение десятков выставок искусства и истории укороченного советского века, от «Революция: русское искусство 1917—1932» в Лондонской Королевской академии до Художественный институт Чикаго «Революция! Демонстрация!», не говоря уже о значимых шоу в Москве и Санкт-Петербурге. Петербург. Кураторы и историки снова задались вопросом о значении 10 дней, которые потрясли мир: был ли это блестящий сон? Обреченная иллюзия?

Теперь возникает другой вопрос: было ли это хорошо для евреев?

Зайдите в Еврейский музей Вены, недалеко от главных торговых улиц этого имперского города, и вас встретит бюст Карла Маркса, потомка раввинов, которые называли религию «опиатом для масс». Суровый, взлохмаченный Карл возглавляет первую галерею амбициозного, пытливого шоу о религии и революции, объединяющего картины, плакаты, пропаганду, видеоклипы и изрядное количество советского китча.Его романтическое название — «Товарищ. еврей. Мы хотели только рая на земле» — задает тон обширному обзору мечтаний и кошмаров коммунизма и международного социализма, увиденных через жизнь и творчество еврейских политиков, философов и художников: не только Маркса, но и Льва Троцкого, Роза Люксембург, Эль Лисицкий и многие другие.

Музей конечно проникся большим духом. На его величественном фасаде до Первомая будет висеть пара красных знамен с серпом и молотом, а на галереях «Тов. Еврей» были переоборудованы в смелом конструктивистском стиле с консольными стенами, окрашенными в белый и красный цвета. Но это не пропагандистская витрина; это глубокое исследование жизни мужчин и женщин, которые верили во что-то с той силой, которую другие приберегают для религии, и едва ли могли представить, насколько плохо это обернется.

Мне не нужно говорить вам, что это все еще горячо, даже сто лет спустя. То, что многие коммунисты были евреями, с ужасной частотой искажается, чтобы подразумевать, что все евреи были коммунистами.Нацисты назвали «еврейский большевизм» единственным бедствием, и возвращение крайне правых в этом десятилетии также стало свидетелем отвратительного возвращения антисемитизма не только в Европе, но и в Соединенных Штатах. (Нигде это так неотложно, как в Польше, где новый закон о «лагерях смерти» был назван равносильным отрицанию Холокоста и где популистское правительство «Право и справедливость» сочетает резкую антикоммунистическую риторику с антисемитизмом большей или меньшей откровенности. )

Большинство евреев, конечно, не были революционерами.Но евреи составляли непропорционально большой процент левых утопистов. К списку этого шоу мы могли бы добавить Карла Каутского, Дьёрдя Лукача, Вальтера Беньямина, Исаака Дойчера и многих американцев. А бедным восточноевропейским евреям — особенно миллионам жителей Западной России, столкнувшимся с политическими репрессиями и частыми погромами, — международное рабочее движение предлагало соблазнительную свободу. Красный флаг на выставке кричит: «Долой царскую конституцию!» на идиш. Предвыборные лозунги защищают Поале Цион, еврейскую партию, связанную с меньшевиками.Экземпляр русской газеты «Правда», издаваемой изгнанным Троцким (урожденным Львом Давидовичем Бронштейном) из Вены, призывает рабочих всего мира к объединению.

При штурме Зимнего дворца, о котором в этом спектакле рассказывается в видеоклипе из фильма Сергея Эйзенштейна «Октябрь», возникла странная напряженность: советские лидеры осуждали антисемитизм старого царского режима, но также выступали за ассимиляцию, которая смоет еврейство. «Только самые невежественные и забитые люди могут верить той лжи и клевете, которые распространяются о евреях», — провозгласил Ленин в своем обращении 1919 года, которое воспроизводится на аудиоцикле.В той же галерее фотомонтаж показывает, как бульдозер сбрасывает на землю раввина и православного священника. «Развитием социализма, — гласит плакат, — мы наносим религии смертельный удар».

В первые годы существования Советского Союза евреи не только занимали высшие политические посты, но и занимали центральные позиции в художественном авангарде. Режиссер Дзига Вертов в таких фильмах, как «Человек с киноаппаратом», взялся за создание кинематографического языка для нового мира. Эль Лисицкий, который раньше печатал народные литографии пасхальных историй, теперь рисовал геометрические коллизии, такие как «Бей белых красным клином» (1920).

Все быстро испортилось. В середине «Тов. Еврей», мы видим портрет еврейского художника Исаака Бродского, ключевой фигуры социалистического реализма: это Сталин, глаза горят, рука лежит на номере «Правды», щетинистые усы почти прикрывают рот. Его Великая чистка середины 1930-х годов не была явно антисемитской, хотя советские евреи сталкивались с большей опасностью, чем другие меньшинства. (Небеса, помоги тем, кто связан с Троцким — это показано здесь в чудовищной карикатуре, как собака, покрытая свастиками.) Тем не менее, евреям в Германии и Австрии в 1930-х годах коммунизм давал надежду, когда террор приближался.В 1934 году австрийский художник Фридл Диккер-Брандейс изобразил полицейский допрос левого агитатора в болезненно-зеленых и желтых тонах, нанесенный мастихином. Десять лет спустя ее убьют в Освенциме.

Именно после Второй мировой войны и особенно после создания государства Израиль в 1948 году неустойчивая позиция Сталина по отношению к евреям превратилась в откровенный антисемитизм. Этот раздел, возможно, слишком застенчив о ГУЛАГе, вызывая воспоминания о черных годах через документы о преступлениях, таких как «Ночь убитых поэтов» в 1952 году (в которой идишские писатели и другие были казнены в московской тюрьме), и косвенно относящийся к делу клип из Косты. — Антисталинский фильм Гавраса «Исповедь.”

В 1960-е и 1970-е годы наблюдалась значительная еврейская эмиграция из Советского Союза в Соединенные Штаты и Израиль. Некоторые из них стали ведущими фигурами московского концептуализма, самого важного художественного движения последних лет существования Советского Союза. Некоторые художники-евреи, такие как Илья Кабаков и пара Виталия Комаря и Александра Меламида, создавали пародии на коммунистический агитпроп, одновременно сатирические и ностальгические. Другие остаются в новой России, в том числе Эрик Булатов, который завершает это шоу «Восходом или закатом» (1989), едкой ироничной картиной времен перестройки, в которой государственный герб Советского Союза двусмысленно восседает там, где встречается море. небо.

Картина господина Булатова должна быть загадочным последним словом. Но внизу, в постоянной экспозиции Еврейского музея, я увидел то, чего никогда раньше не видел в исторических музеях: скриншот поста в Facebook, представленный с таким же вниманием и вниманием, как и иудаика, ценящаяся веками. В посте есть изображение толстого, потного банкира с крючковатым носом и звездами на запонках, который наедается деликатесами, в то время как у голодающего товарища по закусочной, названного «народом», есть только кость.Его опубликовал Хайнц-Кристиан Штрахе: лидер ультраправой Партии свободы Австрии и с декабря вице-канцлер страны. Призрак бродит сегодня по Европе, и это не тот призрак, которого предвидели эти товарищи.

До Холокоста: резня евреев в русских погромах

БЕТ ХАРПАС

По словам профессора Элиссы Бемпорад (Центр аспирантуры, Куинс-колледж), кровавые беспорядки против евреев, известные как погромы, были «центральным элементом еврейского опыта» в России и ее приграничных районах в конце 19-го и начале 20-го веков.Эти волны насилия привели к убийству не менее 150 000 евреев и изнасилованию трети еврейских женщин в регионе.

Новая книга Бемпорада, Наследие крови: евреи, погромы и ритуальные убийства в землях Советов , документирует бойню, ее контекст и последствия. Одним из направлений исследования Бемпорад является вопрос о том, как и почему советские власти объявили антиеврейское насилие вне закона после того, как русская революция уничтожила старый царский мир.

Большинство погромов коренится в древнем «кровавом навете» — странном утверждении, датируемом XII веком, что евреи убивали христианских детей, чтобы использовать их кровь в религиозных ритуалах.Эта иррациональная ложь приводила к неоднократным нападениям на еврейские общины в конце 19 и начале 20 веков. Мародеры грабили и разрушали дома, общины и предприятия, насиловали девушек и женщин и убивали тысячи людей. Исследование Бемпорад включает новостные сообщения, отзывы, фотографии, мемориалы и другие доказательства.

Когда к власти пришли Советы, насилие уменьшилось. Полиция и суды проводили расследования и наказывали виновных в антисемитизме тюремным заключением, а иногда и казнью.Но эта политика «нулевой терпимости» не была направлена ​​на защиту евреев как таковых, объяснил Бемпорад в интервью подкасту Indoor Voices . Скорее, советские чиновники строили современное атеистическое государство, в котором не было места суевериям, уходящим корнями в религию, или старым обычаям царского режима. Их «Нет. Первым приоритетом, — сказал Бемпорад, — было продвигать «эту идею братства народов». Не менее важным было сообщение о том, что только государство «контролирует насилие. … То, что исходит снизу (например, погром), то, что не организовано сверху, недопустимо.”

Успех Советов в предотвращении погромов в 1920-х и 30-х годах был замечательным, особенно в условиях повсеместного распространения фашизма и антисемитизма. Все, конечно, изменилось, когда нацисты вторглись на советскую территорию. Массовые убийства евреев часто проводились местными жителями в таких местах, как Украина, под контролем Германии. При советской власти антисемитизм сдерживался целое поколение, но нацисты вновь разожгли его.

Бемпорад говорит, что ее книга содержит уроки на сегодняшний день, поскольку мы видим «возвращение на поверхность антиеврейских стереотипов или стереотипов в отношении цветных людей, стереотипов в отношении беженцев. «… Правительства несут ответственность за предотвращение антисемитизма, расизма, инакомыслия членов различных этнических или религиозных групп». Совет еврейской книги выбрал «Наследие крови» для Национальной еврейской книжной премии 2019 года в категории «Современная еврейская мысль и опыт».

Солженицын нарушает последнее табу революции | Новости мира

Александр Солженицын, впервые разоблачивший ужасы сталинского ГУЛАГа, теперь пытается затронуть одну из самых деликатных тем своей писательской карьеры — роль евреев в большевистской революции и советских репрессиях.

В своей последней книге 84-летний Солженицын рассматривает одно из последних табу коммунистической революции: евреи были в такой же степени виновниками репрессий, как и их жертвами. «Двести лет вместе» — отсылка к частичной аннексии Польши и России в 1772 году, которая значительно увеличила еврейское население России, — содержит три главы, в которых обсуждается роль евреев в революционном геноциде и чистках тайной полиции в Советской России.

Но еврейские лидеры и некоторые историки яростно отреагировали на книгу и поставили под сомнение мотивы Солженицына при ее написании, обвинив его в фактических неточностях и в раздувании пламени антисемитизма в России.

Солженицын утверждает, что некоторая еврейская сатира революционного периода «сознательно или бессознательно спускается на русских» как стоящая за геноцидом. Но он заявляет, что все этнические группы страны должны разделить вину, и что люди избегают говорить правду о еврейском опыте.

В одном замечании, взбесившем русских евреев, он писал: «Если бы я хотел обобщить и сказать, что жизнь евреев в лагерях была особенно тяжелой, я мог бы и не стал бы подвергаться упреку за несправедливое национальное обобщение. .Но в лагерях, где меня держали, было по-другому. Евреи, чей опыт я видел, — их жизнь была мягче, чем у других». Объяснять действия киевской ЧК только тем, что две трети из них были евреями, безусловно, неверно». терпя преследования, когда он писал о своем опыте. В настоящее время у него слабое здоровье, но в интервью, данном в прошлом месяце, он сказал, что Россия должна смириться со сталинским и революционным геноцидом и что ее еврейское население должно быть так же оскорблено своей ролью в чистках, как и во время репрессий. Советская власть, которая их тоже преследовала.

«Моя книга была направлена ​​на то, чтобы сопереживать мыслям, чувствам и психологии евреев — их духовной составляющей», — сказал он. «Я никогда не делал общих выводов о народе.Я всегда буду различать слои евреев. Один слой бросился на революцию головой вперед. Другой, наоборот, пытался отступить. Еврейская тема долгое время считалась запрещенной. Жаботинский [еврейский писатель] однажды сказал, что лучшая услуга, которую оказывают нам наши русские друзья, — это никогда не говорить о нас вслух». «.

«Это ошибка, но даже гении ошибаются», — сказал Евгений Сатановский, президент Российского еврейского конгресса.»Рихард Вагнер не любил евреев, но был великим композитором. Достоевский был великим русским писателем, но очень скептически относился к евреям.

«Это не книга о том, как евреи и русские жили вместе 200 лет, а о том, как они жили порознь, оказавшись на одной территории. Книга слабая в профессиональном плане. На самом деле, это настолько плохо, что не поддается критике. Как литература она не представляет никакой ценности».

Но Д.М.Томас, один из биографов Солженицына, сказал, что он не считает, что книга питается антисемитизмом.«Я не сомневаюсь в его искренности. Он говорит, что твердо поддерживает государство Израиль. В его художественных и фактических произведениях есть еврейские персонажи, о которых он пишет, которые являются яркими, порядочными, антисталинскими людьми».

Профессор Оксфордского университета Роберт Сервис, эксперт по истории России ХХ века, сказал, что, судя по тому, что он читал о книге, Солженицын был «абсолютно прав».

Изучая книгу о Ленине, проф Сервис наткнулся на подробности того, как Троцкий, еврей по происхождению, в 1919 году просил Политбюро обеспечить прием евреев в Красную армию. Троцкий сказал, что евреи были непропорционально представлены в советской гражданской бюрократии, включая ЧК.

«Идея Троцкого заключалась в том, что распространение антисемитизма было [отчасти связано] с возражениями против их поступления на государственную службу. В этом что-то есть, что они были не просто пассивными зрителями революции. Они были отчасти жертвами.

«Это не тот вопрос, о котором кто-либо может писать без большой храбрости, и [это] нужно делать в России, потому что о евреях довольно часто пишут фанатики.Книга г-на Солженицына кажется гораздо более взвешенной, чем это». КГБ) сказал: «Вопрос национальности не имел никакого значения ни в революции, ни в истории НКВД. Это была социальная революция, и те, кто служил в НКВД и ЧК, служили идеям социальных перемен.

«Если Солженицын напишет, что в НКВД было много евреев, это усилит страсти антисемитизма, имеющего глубокие корни в русской истории. Думаю, такой вопрос лучше сейчас не обсуждать».

Что большевистская революция значила для российских евреев

Когда Владимир Ленин и его сторонники-большевики захватили власть в России сто лет назад на этой неделе, они не просто ликвидировали частную собственность, создали новую тайную полицию и казнили царя.

Действительно, их революция «Красный Октябрь», выпавшая на ноябрь по григорианскому календарю, запустила цепь событий, которые сегодня отражаются в бывших советских республиках, в нашей геополитике и, что более важно, в моей собственной семье.

Меня назвали в честь дедушки, который родился на западе Украины, где революция вызвала гражданскую войну между коммунистами и монархистами. Хотя другой Давид Шайзер не был политиком, его чуть не казнили за то, что он был евреем. Когда в его деревню пришли монархисты и не смогли найти «красных» для расстрела, вместо них собрали евреев.

Моего дедушку, сироту и будущего учителя иврита, поставили к стене на расстрел. Но не успели они нажать на курок, как появилась группа коммунистов и завязалась перестрелка. В этот момент мой дедушка ускользнул, уговорив бежать в Америку.

Поскольку он пересек океан, я живу жизнью свободы и возможностей, которые были бы немыслимы для украинских евреев столетие назад.

Но что случилось с теми, кто остался? Революция оставила свой отпечаток на всех в Советском Союзе, но создала особые проблемы для евреев. Я видел эти эффекты воочию, посещая пожилых евреев в регионе, которые получают помощь от моей организации.

Сначала, как и все советские граждане, они пережили ужасы Второй мировой войны, в том числе гибель 20 миллионов советских солдат и мирных жителей. Адольф Гитлер захватил власть, разжигая в Германии страх перед коммунизмом, возникший в результате триумфа большевиков.

Многие евреи помнят немецкое вторжение в Советский Союз в 1941 году. Как и их соседи-христиане, они голодали в осадах, бежали, чтобы избежать танковых колонн, сражались партизанами и оплакивали потерю отцов, братьев и мужей, которые так и не вернулись.

Владимир Ильич Ульянов (1870-1924), известный как Ленин, обращается к своим сторонникам на праздновании в октябре 1918 года первой годовщины большевистской революции. Ленин возглавил коммунистическую революцию и стал главой первого советского правительства. АФП/Гетти

Но, в отличие от своих соседей, они специально предназначались для истребления нацистами. В Одессе, Минске, Санкт-Петербурге и других местах я встречал переживших Холокост людей, которые до сих пор плачут, вспоминая детские воспоминания о неописуемой жестокости и потерях.

Во-вторых, взрослому поколению образование и карьера диктовались советской системой. Как и другие советские граждане, евреи не могли начинать бизнес, владеть имуществом или накапливать активы. Но евреи также столкнулись с дополнительными трудностями безжалостной дискриминации.

Они столкнулись с квотами, остановкой профессионального роста и спонсируемыми государством антисемитскими кампаниями. Если бы политический ветер переменился, евреи, когда-то ценившиеся за свой научный опыт, могли бы внезапно оказаться в тюрьме (и даже казнены) за сфабрикованный «сионистский» заговор.

В-третьих, советский режим не одобрял религиозной практики, демонтировал религиозные учреждения и занял особенно жесткую позицию по отношению к евреям. Они не могли отмечать праздники, изучать религиозные тексты или учить иврит. Многие держали в тайне свое еврейское происхождение, скрывая его даже от детей.

В ответ на эту несправедливость советское еврейское движение лоббировало Советский Союз, чтобы позволить евреям эмигрировать. Три десятилетия назад более миллиона евреев уехали в Израиль, Европу и США.

Но эта эмиграция имела непредвиденные последствия. У тех, кто остался, часто нет рядом семьи. В отличие от современников-христиан, которые полагаются на заботу и поддержку семьи, пожилые евреи часто остаются одни.

Многие также живут в нищете. Даже пенсионеры-профессионалы — инженеры, врачи, библиотекари и учителя — живут на пенсии всего два доллара в день.

Вот почему моя организация тратит более 100 миллионов долларов на обеспечение едой, лекарствами и домашним уходом 110 000 пожилых евреев в бывшем Советском Союзе, в том числе 45 000 переживших Холокост.

Тысячи людей погибли бы без помощи, которую мы оказываем многоконфессиональной коалиции партнеров, включая Конференцию претензий, Международное братство христиан и евреев, еврейские федерации и тысячи других.

Несмотря на эту суровую реальность, будущее евреев в бывшем Советском Союзе, которых сегодня насчитывается около миллиона, будет намного ярче, чем прошлое. Когда советская эпоха закончилась почти три десятилетия назад, граждане внезапно получили свободу приобщиться к своим религиозным традициям.

Чтобы помочь им в этом, такие организации, как моя, изгнанные Советским Союзом в 1930-х годах и позже обвиненные в заговоре с целью убийства Сталина в рамках так называемого «Докторского заговора», вернулись, чтобы помочь восстановить то, что было утрачено.

Результаты вдохновляют, и еврейский опыт иллюстрирует более широкое явление. По всему бывшему Советскому Союзу, в десятках новых еврейских общинных центров, синагог, уличных фестивалей и летних лагерей происходит чудесное возрождение еврейской идентичности и культуры.

Молодые евреи, не помнящие советских преследований, учат своих родителей, бабушек и дедушек еврейской культуре и вере.

Они также находятся в авангарде волонтерских усилий по оказанию помощи самым нуждающимся соседям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.