Разгром польши в 1939 году: Польский поход 1939-го: освобождение или удар в спину?

Содержание

Историк рассказал, как власти Польши «проспали» крах страны в 1939 году

https://ria.ru/20210917/krakh-1750439392.html

Историк рассказал, как власти Польши «проспали» крах страны в 1939 году

Историк рассказал, как власти Польши «проспали» крах страны в 1939 году — РИА Новости, 17.09.2021

Историк рассказал, как власти Польши «проспали» крах страны в 1939 году

Польша в сентябре 1939 года была обречена на разгром гитлеровской Германией – Варшава просто «проспала» сосредоточение сил вермахта у своих границ, к тому же… РИА Новости, 17.09.2021

2021-09-17T03:47

2021-09-17T03:47

2021-09-17T05:13

справки

варшава

франция

вячеслав молотов

ленинград

прибалтика

владимир макаров

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156374/51/1563745180_0:0:2616:1472_1920x0_80_0_0_3e4863886a60373734138d674c875596.jpg

МОСКВА, 17 сен — РИА Новости. Польша в сентябре 1939 года была обречена на разгром гитлеровской Германией – Варшава просто «проспала» сосредоточение сил вермахта у своих границ, к тому же Лондон не собирался оказывать реальную военную поддержку плохо подготовленной польской армии, и современным властям Польши следует помнить о том, как западные государства отдали их страну на заклание ради своих интересов, рассказал РИА Новости историк спецслужб Владимир Макаров.В пятницу исполняется 82 года со дня начала Освободительного похода Красной Армии – комплекса политических и военных мероприятий СССР по установлению контроля над территорией Западной Украины и Западной Белоруссии, проведенных в сентябре-октябре 1939 года.Катастрофический развалПо его словам, в польской оппозиционной прессе тогда стали появляться статьи, призывавшие власти Польши «протрезвиться» и перед лицом возросшей угрозы со стороны Германии взглянуть правде в глаза, и поспешить с укреплением польского государства.»Но польские лидеры были слепы и глухи к тому, что происходило в тот момент в Европе», – отметил Макаров. «Двадцать пятого августа, через два дня после заключения договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, был подписан пакт между Польшей и Великобританией об общей защите. Договор содержал взаимные обещания в оказании военной помощи в случае, если кто-то из сторон будет атакован третьей стороной. Принято считать, что благодаря этому пакту Гитлер перенес нападение на Польшу с 26 августа на 1 сентября», – сказал историк.Верховный Совет СССР 31 августа 1939 года ратифицировал советско-германский договор о ненападении. Сообщение об этом центральные советские газеты опубликовали 1 сентября, и в этот же день Гитлер выступил в рейхстаге с речью, в которой сообщил, что германские войска начали Польскую кампанию. Началась Вторая мировая война. 3 сентября Великобритания и Франция объявили войну Германии, впоследствии ставшую известной как «странная война». А 8 сентября германские бронетанковые части вошли в Варшаву. «Всем стало очевидно, что война Польшей проиграна и положение этой страны и ее армии близко к катастрофе», – пояснил Макаров. Польские военные, ставшие очевидцами разгрома своей армии, позже вспоминали, как она буквально развалилась и рассыпалась даже без каких-либо боев с немцами, и массы солдат блуждали без командиров, не зная, что делать — никто не командовал, не отдавал приказов, не знал обстановки, рассказал историк.Приказ прийти на помощьРанним утром 17 сентября польскому послу в Москве была вручена нота, в которой заявлялось, что «советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии».Затем по советскому радио с речью выступил глава правительства СССР Вячеслав Молотов. В своей речи он, в частности, говорил, что «события, вызванные польско-германской войной, показали внутреннюю несостоятельность и явную недееспособность польского государства», что польские правящие круги в кратчайшие сроки обанкротились, что никто не знает о местопребывании польского правительства. Польское государство и его правительство фактически перестали существовать, и в силу такого положения заключенные между СССР и Польшей договора прекратили свое действие, подчеркивал Молотов. Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям — украинцам и белорусам, населяющим Польшу, говорил он.Наркомат иностранных дел СССР в тот же день передал ноты иностранным послам в Москве, в которых разъяснялось решение правительства Советского Союза о вводе соединений Красной Армии на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины.»И Красная Армия вступила на территорию «крессов всходних», отторгнутых Польшей во время польско-советской войны 1919–1920 годов, и на землях которых панская Польша развязала самый настоящий геноцид мирного населения», – добавил Макаров.Восемнадцатого сентября сбежавшее польское правительство наконец прибыло в Румынию. Советская пресса того времени достаточно подробно информировала читателей о польско-германской войне, в том числе об отзывах за рубежом о ней. «Армия в панской Польше была возведена на некий искусственный пьедестал, и о ней принято было писать и говорить в елейном, слащавом, казенно-патетическом тоне. Офицер считал себя лицом избранным, привилегированным, белой костью. Нельзя было представить себе более чванливого, наглого и высокомерного человека, чем польский офицер», – так уже 22 сентября 1939 года писала газета «Известия», которую процитировал Макаров.Оправдания беглецовПо словам Макарова, оказавшись в Румынии, экс-руководители бывшего польского государства стали оправдываться и искать виновных в постигшей страну и армию катастрофе.Как писала пресса в то время, бывший президент Польши Игнаций Мосьцицкий и маршал Эдвард Рыдз-Смиглы, находясь в Румынии, откровенно говорили о причинах поражении Польши, – отметил Макаров. Рыдз-Смиглы признал, что уже после двух дней войны руководство польской армии в результате активных действий германской авиации потеряло связи с отдельными соединениями войск, а вскоре и почти все связи с армией в целом. По словам маршала, Англия официально сообщила польскому правительству, что полторы тысячи английских самолетов вылетели в Польшу, но это оказалось блефом – ни один английский самолет не прибыл к месту назначения. Поляки, как говорил Рыдз-Смиглы, слишком много надеялись на обещания англичан.А по признанию Мосьцицкого, Польша в конце концов была готова принять германские требования, но этого не допустила Англия. Тогда, полагаясь на английские посулы, польские власти рискнули ответить Германии вооруженным выступлениями.»Но так ли обстояло дело в действительности, как заявляли бывшие польские лидеры? Для этого надо обратиться к состоявшемуся в июле 1939 года визиту британского генерала Эдмунда Айронсайда в Варшаву», – сказал историк.По словам Макарова, после окончания Великой Отечественной войны в советский плен попало значительное количество германских генералов, в числе которых был и генерал-лейтенант люфтваффе Альфред Герстенберг, бывший военный атташе при германских посольствах в Варшаве и Бухаресте. «На вопрос следователя, какие сведения он добывал о взаимоотношениях Польши с другими государствами, Герстенберг сообщил, что в начале 1939 года политическим деятелям Польши стало ясно, что Германия готовит нападение на Польшу, и что в связи с этим польское правительство направило министра иностранных дел Юзефа Бека в Англию, чтобы узнать намерения английского правительства в случае войны Германии против Польши», – сказал Макаров.»Как рассказывал Герстенберг, Айронсайд в июле 1939 года в Варшаве провел переговоры с польским военным вице-министром Янушем Глуховским и заявил тому, что польское военное руководство плохо обучено, что для оснащения польской армии требуется два–три года, и что при настоящем положении в польской армии Англия ей помочь не может», – отметил Макаров.Эти сведения германская сторона перепроверила и подтвердила, добавил собеседник агентства.»Как видно из этого фрагмента из протокола допроса генерала Герстенберга, немцы получили еще одно подтверждение, что Великобритания заранее предупредила польское руководство, что военной помощи оно от англичан не получит», – пояснил Макаров. Провал польской разведкиЕсть и еще один примечательный эпизод из событий 1939 года, отметил историк.»Польская военная разведка «двуйка», будучи ориентированной своим руководством на Восток, совершенно упустила из вида сосредоточение германских войск на границе с Польшей», – сказал Макаров.По его словам, из показаний польских разведчиков, оказавшихся в советском плену после Освободительного похода Красной Армии, следует, что только в конце марта 1939 года Военное министерство Польши послало в районы Краковского и Силезского воеводств специальную комиссию для укрепления западной границы. В комиссию входило около 10–15 офицеров, разбитых на две группы. Одна группа действовала в Силезии, вторая – в Краковском воеводстве. Комиссия работала с 22 марта по 1 сентября 1939 года под руководством генерала Антония Шиллинга.»Об этом показал на допросе 2 марта 1940 года в Москве бывший начальник экспозитуры польской разведки № 4 в Катовицах майор Казимир Шпадровски. Но, как показали дальнейшие события, своих целей комиссия не достигла и механизированные колонны вермахта, как нож сквозь масло, прошли через незавершенные укрепления поляков», – отметил Макаров. «В заключение добавлю, что польским политикам пора бы научиться извлекать полезные уроки из недавней истории», – подчеркнул собеседник агентства.На рассвете 17 сентября 1939 года части Красной Армии вступили на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины. Советским войскам запрещалось обстреливать и подвергать бомбардировке населенные пункты, а также вести боевые действия против польских войск, если они не оказывают сопротивления. Красноармейцам разъяснялось, что они идут в Западную Белоруссию и на Западную Украину не как завоеватели, а как освободители украинского и белорусского народов.С точки зрения профессиональных историков, Освободительный поход Красной Армии не противоречил нормам международного права того времени. Во-первых, действует принцип «rebus sic stantibus», согласно которому договор остается в силе до тех пор, пока остаются неизменными обстоятельства, обусловившие его заключение. Во-вторых, в международном праве тогда существовало понятие «права на самопомощь». В соответствии с ним государство, которое считало, что действие другого субъекта международного права представляют угрозу для его жизненно необходимых интересов, могло в соответствии с действующим международным правом прибегнуть к силовым действиям для устранения этой угрозы. «Право на самопомощь» широко применялось разными странами в период Второй мировой войны.Установление контроля над территорией бывшего польского государства поставило перед СССР и Германией вопрос о ее будущем. Москва предложила Берлину (как инициатору германско-польской войны) установить границу между СССР и Германией приблизительно по «линии Керзона», определенной в декабре 1919 года, то есть сохранить под контролем СССР лишь земли Западной Белоруссии и Западной Украины, отторгнутые Польшей от Советской России по условиям Рижского мирного договора 1921 года. Берлин принял это предложение, и 28 сентября 1939 года был подписан договор о дружбе и границе между СССР и Германией.В результате похода Красной Армии была предотвращена германская оккупация Западной Украины, Западной Белоруссии и части Прибалтики. Было восстановлено единство украинского и белорусского народов (в ноябре 1939 года на основании ходатайств полномочных комиссий Народного Собрания Западной Украины и Народного Собрания Западной Белоруссии эти территории были приняты в состав соответственно Украинской и Белорусской ССР). В состав Литвы возвращались отторгнутые от нее Польшей в 1920 году Вильнюс и Виленская область. Западная граница СССР отодвинулась на запад на 250-300 километров, что значительно укрепило безопасность советского государства в преддверии войны с Германией.В итоге в начальный период Великой Отечественной войны германские войска были вынуждены наступать со значительно более удаленных рубежей. Благодаря этому СССР удалось вовремя эвакуировать на восток многочисленные промышленные предприятия, а также дополнительно мобилизовать многие дивизии, которые сорвали германский блицкриг, сдержали армии вермахта под Москвой и Ленинградом.

https://ria.ru/20210906/plan-1748899262.html

https://ria.ru/20210902/razvedka-1748258445.html

https://ria.ru/20210820/revolyutsiya-1746481235.html

https://ria.ru/20210801/voyna-1743814805.html

https://ria.ru/20200403/1569518414.html

https://ria.ru/20210316/naryshkin-1601477518.html

варшава

франция

прибалтика

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156374/51/1563745180_0:86:2616:2048_1920x0_80_0_0_c11b1f37dbdc008cae3e4f7e9910fea4.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

справки, варшава, франция, вячеслав молотов, ленинград, прибалтика, владимир макаров

МОСКВА, 17 сен — РИА Новости. Польша в сентябре 1939 года была обречена на разгром гитлеровской Германией – Варшава просто «проспала» сосредоточение сил вермахта у своих границ, к тому же Лондон не собирался оказывать реальную военную поддержку плохо подготовленной польской армии, и современным властям Польши следует помнить о том, как западные государства отдали их страну на заклание ради своих интересов, рассказал РИА Новости историк спецслужб Владимир Макаров.В пятницу исполняется 82 года со дня начала Освободительного похода Красной Армии – комплекса политических и военных мероприятий СССР по установлению контроля над территорией Западной Украины и Западной Белоруссии, проведенных в сентябре-октябре 1939 года.

6 сентября 2021, 16:42

Историк рассказал о планах Маннергейма в случае присоединения Карелии

Катастрофический развал

«Четырнадцатого марта 1939 года германские войска захватили Чехословакию. В Варшаве по этому поводу возникло некоторое «беспокойство». Еще накануне польские «вожди» вместе с (Адольфом) Гитлером рвали на части чехословацкое государство, а сегодня вдруг осознали, что беда стала стучаться и в их ворота, так страна оказалась с трех сторон окружена немцами», – сказал Макаров.По его словам, в польской оппозиционной прессе тогда стали появляться статьи, призывавшие власти Польши «протрезвиться» и перед лицом возросшей угрозы со стороны Германии взглянуть правде в глаза, и поспешить с укреплением польского государства.

«Но польские лидеры были слепы и глухи к тому, что происходило в тот момент в Европе», – отметил Макаров.

«Двадцать пятого августа, через два дня после заключения договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, был подписан пакт между Польшей и Великобританией об общей защите. Договор содержал взаимные обещания в оказании военной помощи в случае, если кто-то из сторон будет атакован третьей стороной. Принято считать, что благодаря этому пакту Гитлер перенес нападение на Польшу с 26 августа на 1 сентября», – сказал историк. Верховный Совет СССР 31 августа 1939 года ратифицировал советско-германский договор о ненападении. Сообщение об этом центральные советские газеты опубликовали 1 сентября, и в этот же день Гитлер выступил в рейхстаге с речью, в которой сообщил, что германские войска начали Польскую кампанию. Началась Вторая мировая война. 3 сентября Великобритания и Франция объявили войну Германии, впоследствии ставшую известной как «странная война». А 8 сентября германские бронетанковые части вошли в Варшаву. «Всем стало очевидно, что война Польшей проиграна и положение этой страны и ее армии близко к катастрофе», – пояснил Макаров.

Польские военные, ставшие очевидцами разгрома своей армии, позже вспоминали, как она буквально развалилась и рассыпалась даже без каких-либо боев с немцами, и массы солдат блуждали без командиров, не зная, что делать — никто не командовал, не отдавал приказов, не знал обстановки, рассказал историк.

2 сентября 2021, 01:23

Историк рассказал про вклад контрразведки в разгром Японии в 1945 году

Приказ прийти на помощь

Ранним утром 17 сентября польскому послу в Москве была вручена нота, в которой заявлялось, что «советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии». Затем по советскому радио с речью выступил глава правительства СССР Вячеслав Молотов. В своей речи он, в частности, говорил, что «события, вызванные польско-германской войной, показали внутреннюю несостоятельность и явную недееспособность польского государства», что польские правящие круги в кратчайшие сроки обанкротились, что никто не знает о местопребывании польского правительства.

Польское государство и его правительство фактически перестали существовать, и в силу такого положения заключенные между СССР и Польшей договора прекратили свое действие, подчеркивал Молотов. Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям — украинцам и белорусам, населяющим Польшу, говорил он.

Наркомат иностранных дел СССР в тот же день передал ноты иностранным послам в Москве, в которых разъяснялось решение правительства Советского Союза о вводе соединений Красной Армии на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины.

«И Красная Армия вступила на территорию «крессов всходних», отторгнутых Польшей во время польско-советской войны 1919–1920 годов, и на землях которых панская Польша развязала самый настоящий геноцид мирного населения», – добавил Макаров.

Восемнадцатого сентября сбежавшее польское правительство наконец прибыло в Румынию. Советская пресса того времени достаточно подробно информировала читателей о польско-германской войне, в том числе об отзывах за рубежом о ней.

«Армия в панской Польше была возведена на некий искусственный пьедестал, и о ней принято было писать и говорить в елейном, слащавом, казенно-патетическом тоне. Офицер считал себя лицом избранным, привилегированным, белой костью. Нельзя было представить себе более чванливого, наглого и высокомерного человека, чем польский офицер», – так уже 22 сентября 1939 года писала газета «Известия», которую процитировал Макаров.

20 августа 2021, 03:33

Историк рассказал о плане США начать «цветную революцию» в Советской России

Оправдания беглецов

По словам Макарова, оказавшись в Румынии, экс-руководители бывшего польского государства стали оправдываться и искать виновных в постигшей страну и армию катастрофе.

Как писала пресса в то время, бывший президент Польши Игнаций Мосьцицкий и маршал Эдвард Рыдз-Смиглы, находясь в Румынии, откровенно говорили о причинах поражении Польши, – отметил Макаров. Рыдз-Смиглы признал, что уже после двух дней войны руководство польской армии в результате активных действий германской авиации потеряло связи с отдельными соединениями войск, а вскоре и почти все связи с армией в целом. По словам маршала, Англия официально сообщила польскому правительству, что полторы тысячи английских самолетов вылетели в Польшу, но это оказалось блефом – ни один английский самолет не прибыл к месту назначения. Поляки, как говорил Рыдз-Смиглы, слишком много надеялись на обещания англичан.

А по признанию Мосьцицкого, Польша в конце концов была готова принять германские требования, но этого не допустила Англия. Тогда, полагаясь на английские посулы, польские власти рискнули ответить Германии вооруженным выступлениями.

«Но так ли обстояло дело в действительности, как заявляли бывшие польские лидеры? Для этого надо обратиться к состоявшемуся в июле 1939 года визиту британского генерала Эдмунда Айронсайда в Варшаву», – сказал историк.

По словам Макарова, после окончания Великой Отечественной войны в советский плен попало значительное количество германских генералов, в числе которых был и генерал-лейтенант люфтваффе Альфред Герстенберг, бывший военный атташе при германских посольствах в Варшаве и Бухаресте.

«На вопрос следователя, какие сведения он добывал о взаимоотношениях Польши с другими государствами, Герстенберг сообщил, что в начале 1939 года политическим деятелям Польши стало ясно, что Германия готовит нападение на Польшу, и что в связи с этим польское правительство направило министра иностранных дел Юзефа Бека в Англию, чтобы узнать намерения английского правительства в случае войны Германии против Польши», – сказал Макаров.

«Как рассказывал Герстенберг, Айронсайд в июле 1939 года в Варшаве провел переговоры с польским военным вице-министром Янушем Глуховским и заявил тому, что польское военное руководство плохо обучено, что для оснащения польской армии требуется два–три года, и что при настоящем положении в польской армии Англия ей помочь не может», – отметил Макаров.

Эти сведения германская сторона перепроверила и подтвердила, добавил собеседник агентства.

«Как видно из этого фрагмента из протокола допроса генерала Герстенберга, немцы получили еще одно подтверждение, что Великобритания заранее предупредила польское руководство, что военной помощи оно от англичан не получит», – пояснил Макаров.

1 августа 2021, 00:46

Историк рассказал о связи Власова с карателями, творившими геноцид в войну

Провал польской разведки

Есть и еще один примечательный эпизод из событий 1939 года, отметил историк.

«Польская военная разведка «двуйка», будучи ориентированной своим руководством на Восток, совершенно упустила из вида сосредоточение германских войск на границе с Польшей», – сказал Макаров.

По его словам, из показаний польских разведчиков, оказавшихся в советском плену после Освободительного похода Красной Армии, следует, что только в конце марта 1939 года Военное министерство Польши послало в районы Краковского и Силезского воеводств специальную комиссию для укрепления западной границы. В комиссию входило около 10–15 офицеров, разбитых на две группы. Одна группа действовала в Силезии, вторая – в Краковском воеводстве. Комиссия работала с 22 марта по 1 сентября 1939 года под руководством генерала Антония Шиллинга.

«Об этом показал на допросе 2 марта 1940 года в Москве бывший начальник экспозитуры польской разведки № 4 в Катовицах майор Казимир Шпадровски. Но, как показали дальнейшие события, своих целей комиссия не достигла и механизированные колонны вермахта, как нож сквозь масло, прошли через незавершенные укрепления поляков», – отметил Макаров.

«В заключение добавлю, что польским политикам пора бы научиться извлекать полезные уроки из недавней истории», – подчеркнул собеседник агентства.

На рассвете 17 сентября 1939 года части Красной Армии вступили на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины. Советским войскам запрещалось обстреливать и подвергать бомбардировке населенные пункты, а также вести боевые действия против польских войск, если они не оказывают сопротивления. Красноармейцам разъяснялось, что они идут в Западную Белоруссию и на Западную Украину не как завоеватели, а как освободители украинского и белорусского народов.

С точки зрения профессиональных историков, Освободительный поход Красной Армии не противоречил нормам международного права того времени. Во-первых, действует принцип «rebus sic stantibus», согласно которому договор остается в силе до тех пор, пока остаются неизменными обстоятельства, обусловившие его заключение. Во-вторых, в международном праве тогда существовало понятие «права на самопомощь». В соответствии с ним государство, которое считало, что действие другого субъекта международного права представляют угрозу для его жизненно необходимых интересов, могло в соответствии с действующим международным правом прибегнуть к силовым действиям для устранения этой угрозы. «Право на самопомощь» широко применялось разными странами в период Второй мировой войны.

3 апреля 2020, 05:3875 лет Великой ПобедыОпубликован архив о помощи Красной армии в восстановлении БратиславыУстановление контроля над территорией бывшего польского государства поставило перед СССР и Германией вопрос о ее будущем. Москва предложила Берлину (как инициатору германско-польской войны) установить границу между СССР и Германией приблизительно по «линии Керзона», определенной в декабре 1919 года, то есть сохранить под контролем СССР лишь земли Западной Белоруссии и Западной Украины, отторгнутые Польшей от Советской России по условиям Рижского мирного договора 1921 года. Берлин принял это предложение, и 28 сентября 1939 года был подписан договор о дружбе и границе между СССР и Германией.В результате похода Красной Армии была предотвращена германская оккупация Западной Украины, Западной Белоруссии и части Прибалтики. Было восстановлено единство украинского и белорусского народов (в ноябре 1939 года на основании ходатайств полномочных комиссий Народного Собрания Западной Украины и Народного Собрания Западной Белоруссии эти территории были приняты в состав соответственно Украинской и Белорусской ССР). В состав Литвы возвращались отторгнутые от нее Польшей в 1920 году Вильнюс и Виленская область. Западная граница СССР отодвинулась на запад на 250-300 километров, что значительно укрепило безопасность советского государства в преддверии войны с Германией.В итоге в начальный период Великой Отечественной войны германские войска были вынуждены наступать со значительно более удаленных рубежей. Благодаря этому СССР удалось вовремя эвакуировать на восток многочисленные промышленные предприятия, а также дополнительно мобилизовать многие дивизии, которые сорвали германский блицкриг, сдержали армии вермахта под Москвой и Ленинградом.

16 марта 2021, 14:28

Нарышкин напомнил, как встречали Красную Армию в Польше в 1939 году

Польский поход Красной армии 1939 года: современное осмысление | История | DW

В утренние часы 17 сентября 1939 года Советский Союз ввел свои войска на территорию Польши. Ранее, 1 сентября, в Польшу вошел вермахт. Следствием этих событий стало исчезновение польского государства с карты Европы. Его восточные территории были присоединены к СССР. Вооруженное вторжение, ознаменовавшее собой начало кровавой мировой войны с миллионами жертв, было осуществлено в соответствии с Секретным протоколом к Договору о ненападении между Германией и СССР, известному также как «пакт Молотова-Риббентропа». 

Как трактовать эти события сегодня? История вершит политику или все же политики вершат историю? Каким был путь народов к переосмыслению событий сентября 1939-го и к налаживанию диалога с соседями? Равнозначно ли прощение примирению? Ответы на эти нетривиальные вопросы искали участники конференции «От «пакта Гитлера-Сталина» к нападению на Советский Союз», организованной в Варшаве накануне исторической даты Фондом немецко-польского сотрудничества.

В форуме приняли участие историки и публицисты из разных стран. Особое внимание уделили Украине и Беларуси. DW пообщалась с экспертами. 

Разделение Польши и Германия: долгий путь искупления 

Германию сегодня часто хвалят за разностороннюю и, прежде всего, объективную работу по преодолению прошлого и признанию исторической ответственности за преступления нацистов во Второй мировой войне. Однако так было не всегда. Первые и довольно робкие шаги в этом направлении в западной «боннской республике» сделали лишь в 1960-х. В то же время, как вспоминает инициатор варшавской конференции, последний министр иностранных дел ГДР Маркус Мекель (Markus Meckel), в социалистической ГДР «вообще отказывались брать на себя любую ответственность за преступления национал-социализма, перекладывая всю ее полноту на Западную Германию».

Послевоенный немецко-польский диалог начинался с малого и частного: контактов между диссидентами и епископами, а также со знаменитого церковного письма «Прощаем и просим прощения».   

А далее были 1970 год и полминуты, вошедшие в историю: западногерманский канцлер Вилли Брандт (Willy Brandt) встал на колени перед мемориалом погибшим участникам восстания в Варшавском гетто. «Перед пропастью немецкой истории и под тяжестью памяти о миллионах убитых я сделал то, что делают люди, когда им не хватает слов», — написал Брандт в мемуарах. Но даже у этого поступка нашлись тогда оппоненты, как много позже нашлись они и у президента ФРГ фон Вайцзеккера (Richard von Weizsäcker), в своей речи в 1985 году впервые с высокой трибуны призвавшего немцев считать 8 мая 1945 года не капитуляцией, а освобождением от нацистской тирании. «Для Германии это был долгий и очень тяжелый процесс», — говорит Мекель о преодолении прошлого.  

Польша: меж двух тоталитарных империй

Не менее сложной была и остается эта страница истории для Польши, после войны уже никогда не восстановившейся в своих прежних географических границах: восточные территории отошли к СССР, а к западным присоединили земли «третьего рейха».  

1939 год. Советские офицеры на переговорах с офицерами «третьего рейха»

В послевоенный период, во времена Польской Народной Республики (ПНР), об объективном историческом дискурсе не могло быть и речи, отмечает бывший глава Института национальной памяти Польши Лукаш Каминский. По его словам, никак не тематизировались ни советская оккупация, ни расстрел польских офицеров в Катынском лесу в 1940 году, ни массовые депортации. «Вместо этого умалялась роль Армии Крайовой и вооруженного сопротивления на западе», — констатирует историк. 

Западная Украина и Западная Беларусь после 1939 года

На момент вступления советских войск ситуация в Западной Беларуси и в Западной Украине заметно отличались друг от друга, говорит украинский публицист из Львова Юрий Дуркот. На западноукраинских землях гораздо сильнее были распространены националистические настроения и стремление к государственной независимости. В НКВД с этим боролись известными методами: пытками, расстрелами, репрессиями и депортациями. Именно советским террором того времени в Украине часто объясняют ту воодушевленность, с которой многие встречали немцев в 1941-м. Впрочем, и истинные намерения нацистов становятся очевидными уже вскоре: 30 июня 1941 года во Львове провозглашают Акт о восстановлении украинского государства. В ответ нацисты арестовывают лидеров украинских националистов.  

Продвижение Красной армии неоднозначно воспринимали и в Беларуси, как в беседе с DW отметила научная сотрудница Института исторических исследований Центральной и Восточной Европы имени Гердера Татьяна Островская. Появление Красной армии для одних символизировало начало величайшей трагедии и колоссальных потерь, а для многих других, добавляет Островская, «объединение было желанным». 

В этом году 17 сентября, день присоединения западных областей Польши к БССР, в Беларуси, несмотря на протесты Варшавы, впервые будут отмечать как новый государственный праздник — «День народного единства». Островская расценивает его появление в календаре как попытку Минска досадить западным соседям и отмечает, что государственные СМИ Беларуси при освещении событий тех лет замалчивают тему советского террора. 

По словам Юрия Дуркота, безапелляционные «черно-белые» оценки событий сентября 1939-го доминировали и в украинской историографии советского периода. Однако в последние годы, с началом декоммунизации и рассекречивания архивов КГБ, Украина все больше дистанцируется от советского нарратива, указывает публицист.  

Исторический диалог Украины с Польшей еще с 1990-х давался сложно, но шел весьма плодотворно. По словам Дуркота, большое влияние на него оказал польский публицист и общественный деятель Ежи Гедройц, подчеркивавший важность либеральной и демократической польской политики в отношении Украины и Беларуси. «Эту политику переняли польские правительства после распада коммунистического блока», — говорит Дуркот, но добавляет, что при действующем национал-консервативном правительстве Польши в исторической тематике «акценты несколько сместились».  

В последние годы позиция Варшавы в отношении истории не раз подвергалась критике со стороны Украины, Израиля, США и других стран. Несмотря на споры по поводу военных захоронений, в том числе воинов УПА, президент Украины Владимир Зеленский в прошлом году объявил, что Киеву удалось «снизить градус эмоций с Польшей вокруг вопросов прошлого».  

«Война за историю» в России  

Наибольшие метаморфозы в том, что касается осмысления исторических событий того времени, по мнению собеседников DW, за последние десятилетия случились в России. Сам Вячеслав Молотов вплоть до своей смерти в 1986 году не признавал существования Секретного протокола к пакту о ненападении. В советском руководстве этот факт также отрицали до времен поздней перестройки.  

Подписание «пакта Молотова-Риббентропа». Иоахим фон Риббентроп (слева), Иосиф Сталин и Вячеслав Молотов (ставит подпись)

Впрочем, период осуждения сталинизма в России продолжался недолго. В 1991-м главред Виталий Коротич со страниц легендарного журнала «Огонек» называл пакт «подлым». А спустя 30 лет на рассмотрение Госдумы РФ был подан законопроект, предлагающий реабилитацию и самого пакта, и его подписантов.  

Заключение пакта о партнерстве с нацистами в современной России официально подается в сталинской версии — как вынужденная необходимость, позволившая отсрочить нападение на СССР. Президент РФ Владимир Путин в 2019 году заявил, что не пакт между Советским Союзом и Германией, а Мюнхенское соглашение 1938 года с участием нацистской Германии и западных держав стало «поворотным моментом в истории, после которого Вторая мировая война стала неизбежной». Признавать тот факт, что Сталин и Гитлер в течение определенного времени были партнерами, в советские времена не хотели, как не хотят и в современной России, комментирует Юрий Дуркот. 

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на днях заявил, что попытки изобразить Сталина злодеем являются «атакой на прошлое России, на итоги Второй мировой войны». Тех, кто сравнивает поступки Сталина и Гитлера, могут теперь преследовать по закону: отождествлять действия СССР с действиями нацистской Германии запрещено.

Все это принципиально сужает возможности для исторического диалога с РФ, констатирует Лукаш Каминский. «Но в России все еще есть гражданское общество, независимые историки и общественные организации, на которые, однако, оказывается все большее давление», — говорит он. Не отказываться от диалога с Москвой призывает и Маркус Мекель — даже несмотря на «попытки Путина инструментализировать историю в политических целях».

Смотрите также: 

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    С оркестрами и знаменами

    Брест, 22 сентября 1939 года. Немецкий военный оркестр и строй красноармейцев во время совместного парада частей вермахта и Красной армии. Мимо шли танки и бронетранспортеры, маршировали в походных колоннах со знаменами солдаты «третьего рейха» и РККА, а советский военный оркестр (он остался за кадром) играл «Интернационал».

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте.
    Сентябрь 1939 года

    Под портретом вождя

    «Персона нон грата»: на дипломатическом языке это «нежелательная персона». Фотографиями «нон грата» назвал снимки совместного парада вермахта и РККА в Бресте и подготовки к нему автор книги «Фотографии диктатуры». Некоторые российские историки и официальные лица продолжают утверждать, что был не парад, а «торжественный марш», «церемониальное шествие». Но сути дела это не меняет.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    От Бреста до Москвы

    На трибуне: комбриг Семен Кривошеин (в темной кожанке), генералы Хайнц Гудериан, командующий пехотной дивизией Мориц фон Викторин и командир танковой группы Вальтер Неринг. Все эти немецкие генералы воевали позже на Восточном фронте. Особенно отличился Неринг, за что был неоднократно награжден, и Гудериан, который в 1941 году дошел до Москвы.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Переводчик не нужен

    Генерал Гудериан и комбриг Кривошеин отлично понимали друг друга и вели беседу без переводчика. Оба хорошо знали французский язык: Гудериан — с детства, а Кривошеин учил его в Военной академии и совершенствовал в 1935 году во Франции, где был в служебной командировке. Французский был его рабочим языком и во время Гражданской войны в Испании, где Кривошеин командовал танковым отрядом.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Междубурье

    В 1964 году Семен Кривошеин (на снимке справа), к тому времени генерал-лейтенант запаса, кавалер трех орденов Ленина, трех орденов Красного Знамени и других наград, выпустил книгу воспоминаний под названием «Междубурье». О вторжении в Польшу и совместном военном параде в Брест-Литовске пишет скупо, утверждая, что парада никакого не было, а было «прохождение торжественным маршем».

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Свастика рядом с серпом и молотом

    Так приветствовали самих себя в городке Янов войска вермахта и РККА. Через неделю после подписания в Москве «пакта Молотова-Риббентропа» с его секретным протоколом Гитлер напал на Польшу. 17 сентября без объявления войны польскую границу перешли с востока части Красной армии: 21 стрелковая и 13 кавалерийских дивизий, 16 танковых и 2 моторизованные бригады, более 600 тысяч человек.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Перекур союзников

    Братания в сентябре 1939 года, конечно, не было: этого не допускали командиры. Уж очень крутым был поворот. Еще совсем недавно в СССР писали о «кровавом фашистском режиме», а в нацистской Германии — о «еврейском большевизме», а теперь «третий рейх» и сталинский Советский Союз — союзники.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Любопытно познакомиться

    Немецкие мотоциклисты и командирский танк Красной армии Т-26.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте.
    Сентябрь 1939 года

    Обязательный политработник

    Из Москвы была дана команда, чтобы в переговорах с немцами в Брест-Литовске обязательно участвовал и политработник. Им стал батальонный комиссар Филипп Боровенский. На снимке он на переднем плане в шлеме, рядом с броневиком.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    За кулисами переговоров

    Договоривались офицеры обеих армий не только о том, как установить демаркационную линию, какую музыку будут играть на параде военные оркестры, и о других подобных формальностях. За кулисами остались переговоры о выдаче гестапо немецких и австрийских коммунистов, бежавших из «третьего рейха» в Советский Союз. Об этих последствиях германо-советского «братства по оружию» тоже пишет Герхард Пауль.

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Довольны не все

    Обстановка в Бресте (тогда он назывался Брест-Литовск) 20-22 сентября была теплая. Но, похоже, не всем это новое «боевое товарищество» было по душе. Или офицер Красной армии на снимке просто недоволен тем, что его снимает немецкий военный фотограф?

  • Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте. Сентябрь 1939 года

    Выезд в народ

    В командирской легковушке офицера вермахта. На заднем плане — местные жители. В кадр явно попали случайно.

    Автор: Ефим Шуман


Разгром Польши

Утром 1 сентября 1939 года воздушные силы Германии начали военные действия против Польши, которые закончились ее разгромом. Предшествующие события послужили предпосылками поражения польской армии. 



Раздел Чехословакии

В 1938 году в результате Мюнхенского сговора Польша совместно с Германией и рядом других стран, по словам Черчилля, «с жадностью гиены» приняла участие в разделе территории Чехословакии. Получение Тешинской области с развитой промышленностью расценивалось польскими властями как национальная победа.

Германия присоединила Судетскую область, чем в разы усилила свой потенциал. Возросшая мощь Германии позволила ей приступить к решению следующей задачи. Гитлера не устраивало существующее положение вольного города Данцига, находившегося под юрисдикцией Польши и отделявшего Восточную Пруссию от Германии. Польша не пожелала предоставить транспортный коридор, надеясь на поддержку Англии и Франции и категорически отвергая помощь Советского Союза. Поляки проявили недальновидность и переоценили силы, считая свою армию несокрушимой, и даже способной отбросить германские войска обратно к Берлину.  

Разработка плана войны с Польшей

В борьбе за расширение господства немцев, их «жизненного пространства», Германией был разработан план военных действий в Польше, план «Вайс», разосланный командующим вооруженных сил Вермахта 3 апреля 1939 года. Удар по Польше планировалось нанести – 1 сентября. В апреле Гитлером была подписана «

Директива о единой подготовке Вооруженных сил к войне на 1939-40 гг. »

Руководство Германии опасалось возникновения второго фронта, но считало, что Англия и Франция не вступят в войну, а ограничатся лишь угрозами. Гитлер оказался прав. Впоследствии гарантии и договоренности Англии и Франции с Польшей были выполнены только на словах, Германии была объявлена война. «Странная война» без военных действий. Англо-французские элиты считали разгром Польши подготовкой к нападению на Советский Союз, не зная о планах Гитлера на господство в Европе. Для подготовки внезапного удара германским правительством принимались меры дезинформации, скрывались истинные намерения.

Поверив распускаемым слухам о том, что Германия готовится к военным действиям на Западе, Польша не ожидала нападения. Кроме того, для усыпления бдительности весной 1939 года на границе с Польшей началось строительство оборонительного сооружения, «

Восточного вала», в котором принимали участие германские дивизии. 

22 августа 1939 года Гитлер провозгласил цель нападения на Польшу: уничтожение противника, ликвидация его живой силы. В действительности проблема «Данцигского коридора» и соединение двух частей Вермахта отходила на второй план. Основной задачей было обогащение и разграбление ресурсов.   

Для достижения цели Германия под различными предлогами сосредоточила наиболее подготовленные дивизии, танки и авиацию. Удачное стратегическое положение, на территории бывшей Чехословакии, позволило Германии развернуть воинские соединения. Из-за территориальных претензий Словакия также выделила дивизии для войны с Польшей. 1 сентября 1939 года против Польши выступили 54 дивизии, танковые и моторизованные (вместе с резервными их было 62), численностью 1,6 млн. человек, 6 тысяч артиллерийских орудий, около 2 тысяч самолетов и танков. По личному составу силы Германии превосходили Польшу в 1,8 раз, по танкам и авиации – в 5 – 5,4 раза

. Ошибкой Польского командования было расположение своих армий вдоль всей границы, вместо основных направлений возможных ударов.

Германия планировала нанести внезапные удары с двух сторон в направлении Варшавы, чтобы, не допуская отступления польской армии в восточные районы страны, взять её подразделения в кольцо и уничтожить. Один массированный удар нужно было нанести с юга, для захвата промышленного района Верхней Силезии и военно-морской базы Гдыни, а второй – из Восточной Пруссии. 

При поддержке авиации 21 дивизия группы армий «Север», в том числе 2 танковые, под командованием генерала фон Бока разворачивались в Восточной Пруссии, ещё 33 дивизии группы армий «Юг», включая 4 танковые, под командованием генерал-полковника фон Рундштедта дислоцировались в Словакии и Юго-Восточной Германии

.

Польская кампания 1939 года

Утром 1 сентября Германия развернула воздушную операцию, атаковав польские аэродромы. Бомбовыми ударами были повреждены мосты и железнодорожные узлы. Мобилизация и развертывание польской армии были сорваны.

Вместе с воздушными ударами начали наступление немецкие группы армий, продвинувшись на глубину до 20 км по территории Польши. Польское командование уже в первые дни войны показало свою неспособность руководить оборонительными действиями: запаздывало с приказами и решениями. Взаимодействие между польскими армиями было нарушено. Германские войска продвигались по территории Польши, преодолевая до 30 км за сутки

Уже 9 сентября польским маршалом Рыдз-Смиглой был отдан приказ об отступлении. Польские войска отступали в восточном направлении, а командование перебралось в

Брест, укрывшись в крепости. Вскоре Варшава была окружена немцами и 28 сентября сдалась. К этому времени правительство Польши, не в силах контролировать ситуацию, покинуло страну и бежало в Румынию. Части группы армий «Север» под командованием Гудериана 17 сентября заняли Брест. Войска Вермахта, подавив оставшиеся отдельные очаги сопротивления, выполнили поставленную задачу, осуществив одну стратегическую наступательную операцию. 

Успех Германии был связан с правильно выбранной стратегией, мобилизация и развертывание военных сил и средств осуществлялась до начала операции, а не во время неё. Польша не смогла оказать серьезного сопротивления. Линия фронта на территории Польши имела длину 900 – 1100 км и глубину – около 600 км. Польская армия не была готова к военным действиям, оборона была сорвана. Блицкриг по разгрому и захвату Польши удался.

 


РАЗГРОМ ПОЛЬШИ. Вермахт «непобедимый и легендарный» [Военное искусство Рейха]

РАЗГРОМ ПОЛЬШИ

В период напряжения отношений между Варшавой и Берлином, с марта 1939 года, после того как, оккупировав Чехословакию, немецкие войска вышли и развернулись вдоль польской границы, польское правительство было вынуждено предпринять ответные меры. В стране была проведена частичная мобилизация, а польский Генеральный штаб подготовил новый вариант оборонительного плана «Захуд» («Запад»).

При планировании своей обороны поляки находились в чрезвычайно сложной ситуации. Все месторождения и важнейшие индустриальные районы Польши находились в западной части страны, западнее Вислы. Главный промышленный центр – город Познань – находился на бывшей немецкой территории. К востоку же от Вислы не было серьезных предприятий военной промышленности. Поэтому неудивительно, что, планируя оборону на западе, польский Генеральный штаб был вынужден большую часть имевшихся сил сосредоточить в Познанском промышленном районе. Для защиты других районов уже практически не оставалось сил.

Польская армия к осени 1939 года также не представляла собой серьезной угрозы. Ее вооруженные силы в основном состояли из пехотных дивизий, часть из которых могла приобрести необходимую боеспособность только после проведения мобилизации, пополнения их личным составом, вооружением, боевой техникой и проведения боевого слаживания. Для этого требовалось от нескольких недель до месяца времени.

В соответствии с планом обороны Польши на южной и западной границах страны было развернуто шесть оперативных группировок, получивших названия армий «Нарев», «Модлин», «Поморже», «Познань», «Лодзь» и «Карпаты».

Кроме того, в резерве главного командования оставались еще две пехотных дивизии в районе северо-восточнее Варшавы, а в районе между Варшавой и Лодзью находилась армия «Пруссы» в составе трех пехотных дивизий.

Армии «Нарев» и «Молдин» (каждая по две пехотные дивизии и две кавалерийские бригады) должны были прикрывать территорию Польши от удара со стороны Восточной Пруссии. Армии «Поморже» (пять пехотных дивизий и одна кавалерийская бригада) и «Познань» (четыре пехотные дивизии и две кавалерийские бригады) прикрывали территорию Польши от удара со стороны Восточной Померании. Армии «Лодзь» (четыре пехотные дивизии и две кавалерийские бригады) и «Краков» (шесть пехотных дивизий, одна кавалерийская и одна моторизованная бригада) прикрывали Силезский промышленный район.

В предгорьях Карпат на польско-словацкой границе начала развертываться армия «Карпаты», состоявшая из трех резервных дивизий, которая должна была прикрыть территорию Польши с юга.

Таким образом, основные силы польской армии были развернутые вдоль западной и южной границ страны по широкой дуге при наличии слабо защищенного южного фланга. Войска оказались примерно равномерно рассредоточенными на значительном фронте и нигде не имели ярко выраженной сильной группировки. Всего к 1 сентября 1939 года польское командование успело развернуть 36 дивизий, две моторизованные, три горно-стрелковые, 11 кавалерийских бригад, несколько танковых полков и 11 танковых батальонов. В составе этих сил находилось около одного миллиона человек личного состава, 600 танков, 4,5 тысячи орудий и минометов. Для прикрытия наземных войск имелось около 400 самолетов.

По договоренности между военным министром Польши генералом Касопшицким и начальником Генерального штаба национальной обороны Франции генералом Гамеленом от 19 мая 1939 года в случае германской агрессии против Польши та «на первой фазе войны будет проводить всеми своими силами оборонительные операции против германских сил, переходя к наступательным действиям, как только позволят обстоятельства».

Для проведения стратегической наступательной операции против Польши (план «Вейс») руководство Германии планировало выделить 62 дивизии, в том числе 7 танковых и 8 моторизованных, а также одну кавалерийскую бригаду. В составе этой группировки насчитывалось 1,8 миллиона человек личного состава, около 3200 танков, 6 тысяч орудий и минометов, 2,1 тысячи боевых самолетов.

Таким образом, к началу операции немецкие войска превосходили противника по личному составу в 1,8 раза, по танкам – в 5,4 раза, по артиллерии – в 1,3 раза, по боевой авиации – более чем в 5 раз.

В основу планирования военных действий против Польши немецкое командование положило идею полного разгрома вооруженных сил этой страны. Замысел состоял в том, чтобы нанести два охватывающих удара – с севера и с юга, в общем направлении на Варшаву, окружить и уничтожить польскую армию западнее реки Вислы, не допустив отхода боеспособных соединений и частей в восточные районы страны. Главный удар предусматривалось нанести на юге с целью захвата в кратчайшие сроки Силезского промышленного района и столицы государства Варшавы. Второй удар должен был наноситься из Восточной Померании и Восточной Пруссии.

В соответствии с общим планом было создано две группы армий. Войска группы армий «Север» (командующий – генерал Федор фон Бок) в составе 21 дивизии, в том числе двух танковых, развертывались в Восточной Пруссии и Померании. Поддерживались эти дивизии авиацией 1-го воздушного флота и восточнопрусской авиационной группой. 3-я армия группы армий «Север» в составе 9 дивизий наносила удар главными силами из Восточной Пруссии и Млаву и восточные районы Польши, во взаимодействии с 10-й армией группы «Юг» окружала и уничтожала польскую группировку, располагавшуюся в восточных и северо-восточных районах страны. 4-я армия в составе 10 дивизий, в том числе одной танковой и одной моторизованной дивизии 19-го моторизованного корпуса, должны были наступать из Восточной Померании в направлении Грудзянда, чтобы во взаимодействии с частью сил 3-й армии окружить польские войска, оборонявшиеся в «Польском коридоре», после чего нанести удар вдоль Вислы на Варшаву.

Войска группы армий «Юг» (командующий – генерал-полковник Герд фон Рундштедт) в составе 33 дивизий, в том числе 4 танковых, развертывались на территории Юго-Восточной Германии и Словакии. Она поддерживалась 4-м воздушным флотом. Главный удар группа армий наносила соединениями 10-й армии в общем направлении на Варшаву. Эта армия состояла из пятнадцати дивизий и включала в свой состав основную часть бронетанковых и моторизованных соединений Вермахта, входивших в 14, 15 и 16-й моторизованные корпуса.

8-я армия группы армий «Юг» в составе пяти пехотных дивизий должна была нанести удар в лодзинском направлении и совместно с 4-й армией группы «Север» окружить польские войска восточнее Познани.

14-я армия группы армий «Юг» в составе 13 дивизий, в том числе 22-го моторизованного корпуса (две танковые и одна легкая дивизии), должна была захватить Силезский промышленный район и наступать в краковском направлении с тем, чтобы перерезать коммуникации, связывающие центральные районы Польши с Румынией.

Таким образом, в рамках плана оккупации Польши «Вейс» ближайшей стратегической задачей немецких войск являлось расчленение и уничтожение основных сил польской армии в районах западнее Вислы и севернее Варшавы, захват Верхне-Силезского промышленного района и главной военно-морской базы – Гдыни. В дальнейшем планировалось ударами по сходящимся направлениям с севера и юга на Варшаву овладеть столицей Польского государства, уничтожить остатки сопротивляющихся армий, выйти на линию встречи с советскими войсками и завершить оккупацию большей части страны.

Расчет немецкого командования также был сделан и на то, что в начале операции войскам Вермахта удастся достичь оперативной и тактической внезапности, нанести удары по слабым местам в обороне противника и быстро выйти на фланги и в тыл армий прикрытия государственной границы, фактически сделав бесполезными все их первые оборонительные операции. И это при том, что польская разведка сумела своевременно обнаружить сосредоточение немецких войск у границ своего государства и даже определить направления вероятных главных ударов противника. Но главный инспектор польских вооруженных сил маршал Э. Рыз-Смигла не поверил предупреждениям разведки, считая их дезинформацией.

Польская кампания началась 1 сентября 1939 года с воздушной операции. На рассвете этого дня военно-воздушные силы Германии внезапно атаковали польские аэродромы и районы расположения ПВО. Затем бомбо-штурмовые удары были нанесены по мостам и железнодорожным узлам, что привело к срыву мобилизации и планомерного развертывания польской армии. Но так как днем раньше основная масса польской военной авиации была перебазирована на полевые аэродромы, то добиться ее уничтожения в результате первых массированных ударов немцы не смогли. Польские летчики вступили в единоборство с Люфтваффе. Но силы были неравны. В течение первых четырех дней войны немецкие ВВС завоевали господство в воздухе и перенацелили свои главные силы на поддержку действий наземных войск.

Одновременно с началом воздушной операции перешли в наступление и наземные войска. В течение первого дня операции войска всех групп армий при поддержке огнем артиллерии и ударами авиации продвинулись на территорию Польши на глубину от 8 до 20 километров, фактически преодолев тактическую зону обороны польских войск.

Польское военное руководство уже в первый день после начала войны оказалось неспособным руководить оборонительной операцией большого масштаба. Главнокомандующий и Генеральный штаб не смогли наладить управление войсками, принять меры для ликвидации широких разрывов в линии фронта на стыках армий, опаздывали с принятием решений и отдачей приказов. Связь между Генеральным штабом и штабами армий, а также между армиями была нарушена, что не позволяло организовать взаимодействие между всеми силами и средствами, действовавшими на участках прорыва противника.

В последующем, развивая наступление, немецкие подвижные группировки при поддержке авиации все глубже проникали в дезорганизованную оборону польских войск.

Группа армий «Север» смогла осуществить успешное наступление силами 4 и 3-й армий, в результате чего часть сил польской армии «Поможе» оказалась блокированной с юга в «Польском коридоре». После нескольких дней упорного сопротивления эти войска сложили оружие. После этого немецкие войска главными силами группы армий «Север» развернули наступление на Варшаву, а частью сил пошли на Брест.

В полосе группы армий «Юг» наибольшего успеха добилась 10-я армия, наступавшая в направлении Ченстохов – Варшава. Ее танковая группировка, продвигавшаяся в первые дни со скоростью, равной темпу наступления пехоты, на третий день войны смогла набрать более высокие темпы и оторваться от пехоты. 5 сентября подвижные соединения 10-й армии овладели Пиоткувом и находились в 80–100 километрах западнее Варшавы. К тому времени 8-я армия, обеспечивая фланг ударной группировки 10-й армии, вышла в район Калиш. 6 сентября соединения 14-й армии захватили Краков.

Таким образом, уже за первые три дня после начала агрессии немецким войскам на всех операционных направлениях удалось преодолеть оборону армий прикрытия государственной границы Польши и начать наступление в оперативной глубине. Темпы продвижение войск Вермахта в эти дни достигали 24–30 километров в сутки, а на отдельных участках фронта были даже несколько выше.

Между тем немецкие войска продолжали наступление в соответствии с ранее утвержденным планом. 8 сентября одна из дивизий 5-й армии вышла к Варшаве и попыталась овладеть городом с ходу, но встретила сильное сопротивление поляков и остановилась. Началась оборона Варшавы, которая продолжалась 20 дней. Другие соединения 10-й армии, действовавшие южнее, окружили отступавшую к Висле польскую армию «Пруссы» и заставили капитулировать ее личный состав.

В это же время соединения 8-й немецкой армии в районе севернее Кутно создали угрозу охвата с юга войск польских армий «Поможе» и «Познань», которые в процессе отступления на Варшаву слились в единую группировку. С северо-запада над этой группировкой нависли войска 4-й армии из группы армий «Север». В результате севернее Кутно развернулось одно из крупнейших сражений за всю германо-польскую кампанию, в ходе которого польские войска, несмотря на отчаянное сопротивление, к исходу 19 сентября были разгромлены. Лишь немногим частям удалось прорвать кольцо окружения и уйти в Варшаву.

9 сентября маршал Рыдз-Смигла был вынужден отдать приказ об отступлении всех армий на восточный берег реки Вислы. После этого большинство польских соединений и частей, преследуемые противником, устремились на восток. 6 сентября польское правительство из Варшавы перебралось вначале в Люблин, а затем в Кременец. Главное командование вооруженных сил Польши также не стало задерживаться в столице и 7 сентября переместилось в крепость города Бреста.

16 сентября основные силы 3-й немецкой армии окружили Варшаву. В тот день передовые дивизии 14-й армии приблизились к Львову. 17 сентября передовой корпус группы армий «Север» вышел к Бресту. Польское правительство, утратив контроль над страной и армией, в ночь на 18 сентября эмигрировало в Румынию. 28 сентября защитники Варшавы сложили оружие. Началась ликвидация отдельных очагов сопротивления, которая практически выходила за рамки войсковой операции.

Таким образом, разгром Германией Польши был осуществлен одной стратегической наступательной операцией, которая была проведена на фронте от 900 до 1100 километров на глубину до 600 километров. Всего активная фаза этой операции заняла порядка 17 суток. Средние темпы наступления немецких войск равнялись 30–35 километрам в сутки.

В области стратегии новым было отмобилизование и полное развертывание немецкой армии еще до начала военных действий, а не в ходе войны, как это практиковалось до недавнего прошлого. Немецкое командование упредило в развертывании польскую армию и с самого начала, достигнув оперативной и тактической внезапности, ввело в действие превосходящие силы и средства. Развертывание польской армии, которое началось уже в ходе войны с большим опозданием, было сорвано главным образом ударами немецкой авиации, а также быстрым продвижением соединений подвижных войск противника.

Германо-польская война показала возросшее значение внезапности при открытии военных действий. В результате внезапности, достигнутой на оперативном и тактическом уровнях, наступавшим войскам противостояла только незначительная часть тех сил и средств польских войск, которые в то время находились у границы. Это позволило численное превосходство, бывшее на стороне Вермахта, на направлениях главных ударов увеличить еще в несколько раз.

Война против Польши показала немецкому Генеральному штабу возможность решать стратегические задачи одним мощным ударом при отсутствии второго эшелона и крупного стратегического резерва. При этом важно было также и то, что в составе войск первого ударного эшелона использовались не только пехотные, но и танковые соединения.

Война показала возрастание роли авиации при решении стратегических задач в самом ее начале. Для быстрого завоевания господства в воздухе была проведена стратегическая воздушная операция, которая благодаря внезапности ее начала и массированному применению авиации завершилась успешно. В последующем авиация смогла переключиться на поддержку боевых действий наземных войск, подменив собой в значительной мере артиллерию.

В рамках стратегической наступательной операции действовали две группы армий, нанося удары по сходящимся к центру направлениям. Группы армий наступали в полосах шириной до 700 километров. Полевые армии получали полосы шириной от 170 до 350 километров. Но главные удары в этих полосах наносились на узких участках фронта, которые по ширине в большинстве случаев колебались от 20 до 40 километров. На этих участках для нанесения ударов сосредотачивалась основная масса войск и танков, плотности которых нередко достигали 50–80 единиц на 1 километр фронта.

В условиях отхода польской армии видную роль сыграли немецкие моторизованные корпуса, которые, не обращая внимание на фланги, стремились максимально прорваться в глубину обороны противника, выйти на фланги и зайти в тыл вражеских войск. Именно решительные действия крупных танковых соединений приводили к отсечению и окружению отдельных группировок польских войск.

Завершив войну с Польшей, германское командование окончательно пришло к выводу, что именно крупные танковые и моторизованные соединения представляют собой ведущую силу в современных наступательных операциях и что комбинированный прорыв танковых соединений во взаимодействии с авиацией принесет победу над любым противником.

Война в Польше также существенно повлияла и на развитие тактики действий немецких войск. Было решено, что немецкие пехотные дивизии смогут успешно наступать на оборону противника на фронте порядка 4–6 километров, имея для поддержки на каждом километре фронта всего 10–12 орудий.

Танковая дивизия при наступлении в первом эшелоне полевой армии получала полосу шириной от 3 до 5 километров. Свой боевой порядок она должна была строить в два эшелона. В первом эшелоне, усиленном пехотой, могло находиться до 70% всех имевшихся танков. Второй эшелон чаще всего использовался не для наращивания усилий на направлении главного удара, а для выхода на фланг или даже в тыл обороняющейся группировке противника.

В ходе наступления широкое применение нашли передовые отряды силой от танковой роты до танкового полка, которые высылались от танковых и моторизованных дивизий на расстояние 50 и более километров с целью захвата важных объектов (мостов, переправ, узлов дорог, населенных пунктов).

Операции, проведенные немецкими войсками в Польше, показали абсолютное превосходство радиосвязи для управления войсками. Был взят жесткий курс на переоснащение всех подразделений связи радиосредствами, улучшение навыков работы на этих средствах. Радиостанциями начали оснащаться войска, вплоть до роты, а также танки и самолеты. Для управления войсками в бою были введены специальные переговорные таблицы, широко использовались методы скрытного управления войсками, дублирование одних средств управления другими.

В целом стратегическая наступательная операция, проведенная немецкими войсками с целью разгрома польской армии и оккупации территории Польши, стала первым серьезным испытанием для Вермахта на всех уровнях его военной организации. Высшие оперативные штабы получили опыт подготовки крупных операций и управления большими массами войск в ходе их проведения. Непосредственно войска проверили свою готовность действовать в бою, решая сложные тактические задачи. Война стала также серьезным испытанием и для немецкого военного искусства, теория которого нуждалась в доработке с учетом ведения военных действий в новых условиях обстановки.

Кампания против Польши также высветила и личности некоторых немецких военачальников, в числе которых были командующий группой армий «Север» Ф. фон Бок и командующий группой армий «Юг» Рундштедт.

Федор фон Бок родился в семье видного прусского генерала в 1880 году и к началу Второй мировой войны пришел уже зрелым 59-летним военачальником. Он начал военную службу в далеком 1898 году, с 1910 года был офицером Генерального штаба, участвовал в Первой мировой войне, которую окончил в звании майора. После окончания войны состоял помощником главнокомандующего сухопутными силами Германии, был начальником штаба и командовал крупными соединениями и объединениями сухопутных войск.

Хотя Бок не был нацистом (впрочем, как и антинацистом), он всей душой поддерживал проводимую Гитлером военную политику. При этом внутренняя и внешняя политика фюрера его мало заботила. Он добросовестно командовал немецкими оккупационными войсками, расположенными в Австрии, а затем командовал 1-й группой армий, штаб которой находился в Берлине.

Один из современников, хорошо знавший Ф. фон Бока, писал о нем следующее: «Его ум был глух ко всему, кроме самих непосредственных последствий «служения королю». Прусский дух фридриховской закваски глубоко въелся в его характер. Это был яростный националист, суровый любитель порядка, которого заботило исключительно укрепление армии и развитие собственной военной карьеры. Причем его отличали скорее упорство и целеустремленность, нежели одаренность».

Во время Польской кампании войскам под командованием Ф. фон Бока уже к 4 сентября удалось захватить «Данцигский коридор», отделявший Восточную Пруссию от остальной Германии. Затем находившиеся в составе группы армий «Север» соединения генерала Г. Гудериана к 17 сентября овладели Брестом. Эти действия хотя и не встретили серьезного сопротивления со стороны противника, но положительно отразились на авторитете командующего, который вошел в обойму лучших военачальников Германии того периода.

Польская кампания также способствовала и росту командующего группой армий «Юг» генерал-полковника Г. фон Рундштедта.

Генерал-фельдмаршал Карл Рудольф Герд фон Рундштедт также имел глубокие военные корни. Он родился в Ашерслебене в семье генерала кайзеровской армии, на военную службу поступил в 1892 году, сдав экзамены на звание лейтенанта. В 1903 году Карл успешно сдал экзамены за три курса Военной академии в Берлине и был назначен командиром пехотного полка с определением по линии Генерального штаба. Во время Первой мировой войны он проходил службу в должностях офицера Генерального штаба и начальника штаба армейского корпуса. Он закончил войну в звании майора, кавалера Железного креста 1-й степени и ордена Дома Гогенцоллернов.

В 1920 году Рундштедт был зачислен в рейхсвер. В числе немногих избранных военачальников он занимался изучением причин поражения Германии в Первой мировой войне и пришел к выводу, что его страна проиграла прежде всего ввиду экономического поражения со стороны Великобритании, за плечами которой стояли США.

В последующие годы службу он проходил на ответственных должностях: начальник штаба 2-го военного округа (1923–1925), начальник штаба 2-й группы армий (1926–1928), командир кавалерийской дивизии (1928–1932), командующий 3-м военным округом (1932). В момент прихода к власти А. Гитлера в 1933 году К. фон Рундштедт командовал 1-й группой армий, штаб которой находился в Берлине. С 1932 года – генерал от инфантерии, с 1938 года – генерал-полковник.

Г. фон Рундштедт был аристократом, считавшим, что армия должна стоять вне политики. Он стремился не допускать в подчиненные ему войска откровенных нацистов, ввиду чего нажил немало врагов среди ближайших соратников Гитлера. В то же время как сторонник прусской дисциплины, военной экспансии, моторизации войск он был нужен фюреру для реализации его далеко идущих планов.

В ноябре 1938 года, в связи с расхождением политических взглядов с нацистами в отношении кадровой политики в армии и оккупации Чехословакии генерал-полковник Г. фон Рундштедт был отправлен в отставку. Однако отставка продолжалась недолго. Уже в мае 1939 года он снова был восстановлен на военной службе в должности главного военного советника Гитлера, который готовился к вторжению в Польшу. Активно участвовал в разработке стратегической наступательной операции. Позже генерал Э. фон Манштейн, который в то время был одним из помощников Рундштедта, вспоминал: «Как представитель «большой тактики» он был великолепен: талантливый военный, мгновенно схватывающий суть любой проблемы. И кроме этого, его больше ничего не интересовало, он проявлял полное безразличие к мелким деталям. Он был аристократом старой школы… Генерал обладал шармом, которому не мог противостоять даже Гитлер. Фюрер, кажется, испытывал к нему искреннюю симпатию… Гитлера, вероятно, привлекала необъяснимая аура человека из славного прошлого, окружавшая генерала. Его природа и источник были Гитлеру непонятны и недоступны».

Подобно большинству немецких генералов, Г. фон Рундштедт поддерживал идею вторжения в Польшу. Он неоднократно повторял слова, сказанные некогда главнокомандующим рейхсвера генерал-полковником фон Зеектом: «Существование Польши нетерпимо и несовместимо с насущнейшими нуждами Германии: эта страна должна исчезнуть с нашей помощью». Рундштедт сыграл ведущую роль в этом «исчезновении», возглавив самую крупную группировку войск вторжения, которая нанесла основное поражение войскам противника.

Таким образом, военная кампания против Польши стала первым серьезным испытанием для Вермахта, его командного состава и немецкого военного искусства. Германская армия с честью выдержала это испытание, а немецкое военное искусство поднялось на качественно новую, более высокую ступень. В последующем оно прошло еще одну серьезную проверку во время операций, проведенных немецкими войсками на Западе.

Польша не постеснялась отказать РФ в приглашении на годовщину начала войны

Власти Польши фальсифицируют историю Второй мировой войны, считает МИД России. Поводом для возмущения стал отказ Варшавы пригласить российских представителей к участию в мемориальных мероприятиях, посвященных 80-й годовщине немецкого вторжения. Союзников из НАТО польские власти пригласили, и глава канцелярии польского президента заявил, что на памятные мероприятия позвали «сегодняшних союзников».

Министерство иностранных дел России обвиняет власти Польши в фальсификации истории Второй мировой войны. Официальное заявление было опубликовано на сайте внешнеполитического ведомства. МИД возмутился после отказа Варшавы приглашать представителей РФ к участию в памятных мероприятиях, посвященных вторжению Третьего Рейха в Польшу в 1939 году.

«С недоумением восприняли намерение руководства Польши организовать в сентябре мероприятия по случаю 80-й годовщины начала Второй мировой войны в формате встречи нынешних «союзников и партнеров» Варшавы из стран-членов ЕС, НАТО»,

— говорится в заявлении.

Российские дипломаты отметили, что «России, по-видимому, в этой схеме места не предусмотрено». Именно СССР внес решающий вклад в разгром нацистской Германии, освободив Польшу от гитлеровских оккупантов, подчеркнули в МИД РФ. Отказ приглашать представителей Москвы на памятные мероприятия есть ни что иное, как проявление «искривленного мировоззрения» польских властей.

Польша «фальсифицирует летопись» Второй мировой войны ради «сиюминутного политического приоритета», добавили в МИДе.

Руководитель канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский заявил, что 80-я годовщина начала Второй мировой будет отмечаться в формате «нынешних» союзников Варшавы, передает ФАН.

«Мероприятия пройдут в кругу государств, с которыми Польша работает на благо мира, основанного на соблюдении международного права и уважения суверенитета государств»,

— сообщил Щерский.

Старший научный сотрудник отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы при РАН Вадим Волобуев убежден, что поляков еще в школе учат, что СССР в сговоре с Третьим рейхом захватил Польшу, передает НСН.

«Для поляков это нечто общеизвестное, не подлежащее сомнению. Так это преподается в школе, подается на всех уровнях. Для них это — очевидность, что в 1939 году Третий рейх вместе с Советским Союзом уничтожили Польшу», — заявил Волобуев.

В 1939 году Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) действительно оккупировала восточные территории Польской Республики, присоединив к СССР Западную Украину и Западную Белоруссию. Советские власти действовали в рамках секретных соглашений пакта Молотова-Риббентропа о взаимном ненападении СССР и Германии.

«Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства,

Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР»,

— говорилось в ноте, врученной польскому послу в Москве в день начала Польского похода.

Стоит отметить, что границы Польской Республики, возникшей после окончания Первой Мировой войны на развалинах Российской Империи (впрочем, на территории, оккупированной кайзеровскими войсками — «Газета.Ru»), были установлены Версальским, Сен-Жерменским, Рижским и Трианонским мирными договорами. Территории, отошедшие под власть Варшавы, были частично отобраны у Веймарской Германии и Советской России.

При этом в 1944 году РККА освободила Польшу от нацистских оккупантов. В составе советских войск действовали и польские военные формирования, созданные из бывших военнопленных польских солдат и офицеров. Споры историков вызывает роль советских войск в Варшавском восстании – когда польские патриоты выступили против немецкого гарнизона, стремясь освободить столицу до прихода РККА.

Советские войска совместно с 1-ой имени Тадеуша Костюшко дивизией Войска Польского 14 сентября с ходу взяли правобережную часть Варшавы. Однако сразу на помощь жителям польской столицы они не пошли из-за отсутствия подвижных соединений в ходе отбития немецких контратак на флангах, и немцы жестоко подавили восстание. Левобережная Варшава была фактически уничтожена, погибли около 17 тыс. участников восстания.

Польская столица была освобождена Красной Армией и Войском Польским в январе 1945 года.

Тема восстановления «исторической справедливости» стала крайне популярна у польских властей в последнее время — на фоне сближения Варшавы и Вашингтона. Президент Польши Анджей Дуда в октябре 2018 года заявил, что Германия до сих пор должна выплатить Варшаве репарации за ущерб, нанесенный в ходе Второй мировой войны. Дуда сослался на слова погибшего польского президента Леха Качиньского — он утверждал, что Берлин так и не заплатил за войну. По мнению Варшавы, ФРГ должна заплатить порядка $50 млрд. Берлин считает вопрос о военных репарациях Польше закрытым.

МИД назвал «освободительным походом» операцию СССР в Польше в 1939 году — РБК

В МИД заявили, что решение о вторжении на территорию Польши было принято для того, чтобы держать немецкую армию на максимальном удалении от СССР и от Москвы. «Нельзя обойти вниманием и тот факт, что ее [Красной армии] действия уберегли на том этапе от нацистского геноцида население областей Восточной Польши. Многим польским гражданам, беженцам советские власти предоставляли возможность эмигрировать», — подчеркнули в ведомстве.

Там также отметили, что захват немецкими войсками всей Польши значительно ухудшил бы советские позиции на западном направлении, а также угрожал бы украинскому и белорусскому населению СССР.

Читайте на РБК Pro

В итоге исход польской кампании решило не вмешательство Красной армии, а «военное превосходство Германии, слабая подготовленность и тактические просчеты польских вооруженных сил», полагают в МИД. «Спустя всего две недели после начала боевых действий немецкие войска вплотную приблизились к восточным районам Польши, а польское правительство покинуло Варшаву и укрылось на границе с Румынией», — говорится в сообщении.

РБК обратился за комментарием в МИД Украины, МИД Белоруссии и МИД Польши.

Польский институт поспорил с Путиным о причинах начала Второй мировой

В декабре 2019 года президент Владимир Путин комментировал секретные протоколы к пакту Молотова — Риббентропа и то, что советские войска зашли на территорию Польши «в соответствии с этими протоколами». «Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему», — отметил Путин.

После этих слов президента Институт национальной памяти Польши опубликовал заявление, в котором назвал «попытки России» реабилитировать пакт о ненападении между СССР и Германией фальсификацией истории. «Под предлогом пакта о ненападении Германия и Советский Союз очертили свои сферы влияния в секретном протоколе, разделив между собой территории других независимых государств», — заявили в институте.

В МИД Польши в свою очередь назвали заявления Путина «ложной картиной событий». В ведомстве заявили, что российские власти ссылаются на «пропагандистские послания времен сталинского тоталитаризма».

Почему Варшава ненавидит СССР за своё освобождение от фашистов

Павел Данилин. Фото: Юрий Инякин / ПГ

С 14 по 17 января 1945 года проходила операция советских войск по освобождению Варшавы от гитлеровцев. Однако праздновать 75-летний юбилей этого события Польша не собирается. Вспоминать о том, кто именно освободил польскую столицу, в этой стране в последние годы не любят. Наоборот, роль Советского Союза во Второй мировой войне на государственном уровне в Польше всячески искажается. В чём кроются причины подобной информационной политики бывшей страны Варшавского договора, «Парламентской газете» рассказал историк и юрист, глава Центра политического анализа Павел Данилин.

— Павел Викторович, почему современные польские политики так люто ненавидят Россию, принижают или даже отрицают освобождение своей столицы Красной армией?

— Освобождение Варшавы для них является спекулятивной темой. Оголтелые русофобские историки говорят о том, что советские войска якобы специально остановились на подходах к польской столице и ждали, пока будет подавлено восстание в городе, организованное Армией Крайовой. Добросовестным же историкам прекрасно известно, что к тому времени советские войска провели целый ряд наступательных операций и вышли на границу Советского Союза достаточно уставшими. Необходимо было подтянуть резервы, чтобы не получить удар во фланги. Поэтому остановка перед Варшавой была вполне закономерной и адекватной в сложившейся на тот момент ситуации. Имевшихся сил для штурма довольно крупного и хорошо укрепленного города было недостаточно.

Что касается выступления в это время в Варшаве Армии Крайовой, то оно не было согласовано с советским командованием. Это была «выходка» польских националистов, которые хотели заполучить контроль над Варшавой в пользу Лондона. Конкретно данное восстание было спонсировано и поддержано находившимся там правительством Польши в изгнании. Эта операция была задумана не для помощи Красной армии в освобождении Варшавы, а для того чтобы советские войска вошли в польскую столицу, которая была бы уже под контролем польского правительства, находившегося в изгнании. Именно эта несогласованность и привела к тому, что восстание было подавлено. Сегодня поляки в данном разгроме обвиняют Россию.

Это, собственно, и есть вся проблема в данном контексте, но она высосана из пальца и не стоит никакого обсуждения. Добросовестные историки даже в самой Польше никогда не ставили в вину этот момент ни Советскому Союзу, ни его правопреемнице — России.

— Как с точки зрения историка можно охарактеризовать позицию нынешних польских властей пытающихся поставить в один ряд Гитлера и Сталина, не признавать роль Красной армии в деле освобождения Европы и даже в освобождении Освенцима?

— Касаясь исторического контекста, который они постоянно используют в своих инсинуациях в отношении нашей страны, надо отметить, что у Польши крайне слабые позиции. Все дело в том, что независимая политика Польши 1918-1939 годов являлась жёсткой политикой националистически настроенного государства, направленной на подавление всех «чужих» национальностей, живущих внутри Польши. Она имела идею «расширения от можа до можа», то есть создания той Речи Посполитой, которая существовала на момент её максимального расцвета — в XVII веке. Проводившаяся в те годы массовая ассимиляция белорусского населения, уничтожение преподавания на белорусском языке и уничтожение белорусских школ являются теми фактами, с которыми никто поспорить не сможет.

Что касается евреев, то в отношении них Польша проводила политику настоящего апартеида. Хоть этот термин и касается негров в ЮАР и был изобретён гораздо позднее, Польша была именно такой. Евреи изгонялись из многих сфер общественной жизни. Неоспоримым фактом является то, что евреи бежали из Польши в Германию, хотя там в 1937 году были приняты ограничительные меры в отношении евреев. В Польше было ещё хуже!

Политика тогдашней Польши рассматривала нашу страну как территорию, которую требуется частично разделить: отторгнуть от нас западные территории и вернуть их в состав Речи Посполитой. Поэтому по отношению к нам Польское государство всегда вело себя крайне агрессивно. Длительное время Москва серьёзно рассматривала возможность войны с Польшей. Только в начале 1930-х годов опасения того, что Польша сама начнет войну с СССР, развеялись, поскольку Советская армия стала намного сильнее польской.

Попытки обвинить Москву в развязывании Второй мировой войны со стороны Польши выглядят цинично и довольно глупо, особенно учитывая, что именно Польша вместе с фашистской Германией в 1938 году в Мюнхене в результате сговора разделила Чехословакию. Именно Польша вместе с Германией отторгла от этой страны часть её территорий. Не зря Черчилль называл Польшу гиеной Европы. Гиена, как известно, — это животное, подбирающее падаль за крупными хищниками. Это было абсолютно адекватное на тот момент определение.

— Чем мотивирован всплеск желания поляков изменить историю в свою пользу, наблюдающийся в последние годы?

— Он целиком завязан на внутреннюю политику. Некоторое время назад к власти в стране пришла новая генерация политиков, которые связывают свою политическую карьеру напрямую с Соединёнными Штатами и рассматривают Россию как «империю зла». Такая позиция находит достаточно широкую поддержку среди польского электората. Недаром эти политики выигрывали выборы, а один из них — Лех Качинский, был президентом страны. За годы его правления политика страны кардинально изменилась.

Надо понимать, что созданный в Польше институт исторической памяти как раз к этому времени набрал достаточно серьёзное влияние и воспитал несколько поколений историков. Если во времена Советского Союза с Польшей были определённые договоренности по поводу преподавания истории этого сложного периода, то сейчас ничего подобного нет, побуждая поляков искать на стороне тех, кто виноват в их собственном неуспехе. И нельзя отрицать, что в геополитическом неуспехе Польши Россия была виновата. Именно Россия сломала хребет геополитическим амбициям Речи Посполитой, после чего это образование было разделено между тремя государствами. Однако все это было давно, поэтому попытки ревизионизма сейчас приводят только к росту неприязни между нашими странами, а не к решению стоящих на повестке вопросов.

— Чтобы могло восстановить историческую справедливость: надо ли нам открыть какие-то дополнительные архивные документы и представить их миру?

— Доступ ко всем необходимым документам, позволяющим историкам понять суть происходивших в те времена процессов, и так открыт. Проблема в том, что полякам они не нужны. Их интересуют только свои собственные измышления.

Нападение на Польшу — Сайт изучения истории

Польша подверглась нападению Германии 1 сентября 1939 года. Немецкая атака получила кодовое название «Операция «Белая» (Fall Weiss). Атака на Польшу началась в 04.45 часов, когда блицкриг разорвал польскую армию, и к концу месяца Польша сдалась немцам, и страна была оккупирована.

Как Германия добилась такой сокрушительной победы?

В то время как немецкая армия разрабатывала новую тактику и строила новые боевые машины для реализации этой тактики, польская армия, как и многие другие в Европе, придерживалась менталитета Первой мировой войны.

Сравнение обеих вооруженных сил ясно указывает на проблемы, с которыми столкнулась Польша.

У Германии было 11 танковых дивизий против 1 у Польши;

У Германии было 40 пехотных дивизий против 30 у Польши;

Германия четыре моторизованные дивизии по сравнению с ни одной в Польше;

У Германии была одна кавалерийская бригада по сравнению с одиннадцатью кавалерийскими бригадами Польши , некоторые из которых можно увидеть ниже.

В авиации у немцев было 850 бомбардировщиков и пикировщиков (Ю-87) и 400 истребителей.Польские ВВС насчитывали 210 бомбардировщиков и 150 истребителей, хотя многие из них были устаревшими и явно не соответствовали современным Люфтваффе, которые уничтожили польские ВВС в течение двух дней после первой атаки.

Военно-морской флот Польши состоял из четырех эсминцев, пяти подводных лодок, двух канонерских лодок, минного заградителя и шести минных тральщиков — это означало, что никакая немецкая атака с моря не могла быть отражена. Несмотря на условия Версаля, Германия построила современный флот, который полностью превзошел польский флот.

Такое массовое превосходство современного вооружения могло привести только к одному результату – быстрой и решительной победе немцев. Генерал фон Браухич, главнокомандующий германской армией, ясно дал понять, чего он хотел, в своем первом оперативном приказе для кампании:

.

Группа армий во главе с фон Рундштедтом атаковала с юга, в то время как другая группа армий во главе с фон Боком атаковала с севера. Никогда раньше не было такой масштабной механизированной атаки, и генерал Вальтер Неринг, работавший под командованием Хайнца Гудериана, утверждал, что многие из старших офицеров вермахта были обеспокоены тем, что им не к чему было обратиться, если атака провалится или будет остановлена.

Одной из главных забот ответственных лиц, кроме того, сработает ли механизированная атака, было то, что немецкая армия наступала на севере и юге Польши, но очень мало в центре, чтобы противостоять любой польской контратаке. Между 8-й немецкой армией, базирующейся на юге в Силезии, и 4-й немецкой армией на севере, базирующейся в Померании, был разрыв в 185 миль. Между ними находилась польская познанская армия, которая какое-то время представляла теоретическую угрозу для вермахта, поскольку могла пробить брешь в тылу любой из немецких армий и помешать ее продвижению.

Чтобы облегчить эту проблему, немцы полностью поверили в молниеносную атаку, которая а) нанесет удар по полякам в военном отношении и б) создаст такой хаос в Польше, что любая форма объединенного польского нападения просто не произойдет. Для немцев скорость и успех шли рука об руку. Отбрасывая поляков, немцы предполагали, что они всегда будут наступать, и любое польское подразделение просто в беспорядке отступит, даже если оно не принимало непосредственного участия в битве — такого хаоса и развала командования немцы надеялись достичь.

Если поляки собирались отразить атаку, это нужно сделать до того, как какая-либо группа немецких армий продвинется далеко вглубь Польши. Обе группы армий имели своей целью Варшаву. По мере того, как они продвигались вперед, разрыв в 185 миль между ними становился все меньше и меньше; чем ближе обе группы армий подходили друг к другу, тем грознее они становились. Кроме того, чем ближе обе группы армий подходили друг к другу, тем симптоматичнее было то, насколько далеко они отбросили польские вооруженные силы, которые к середине сентября были в беспорядке.Польская контратака у Бзуры просто не могла быть продолжена.

Поляки придавали большое значение реке Висле, которая служила естественным барьером для любых форм военного наступления. Немцы форсировали реку на 5-й день атаки. К этому времени польская авиация потерпела поражение, и это лишило польскую армию возможности прикрытия с воздуха. Это также означало, что поляки были легкой мишенью для люфтваффе, которое после 2 сентября могло свободно действовать в Польше.

Когда 17 сентября русские вторглись в восточную Польшу, поражение Польши было зафиксировано. 24 сентября Варшаву бомбили 1150 немецких самолетов. 27 сентября Варшава сдалась. Последние польские войска сдались 6 октября.

Никто не сомневается, что польские военные храбро сражались, но они были первой армией, которая ощутила на себе всю мощь блицкрига — тактики, которая должна была отбросить британские и французские армии к Дюнкерку в 1940 году. -механизированная армия могла привести только к одному результату.

Как ни странно, многие указывают на удар немецких танков во время кампании.Тем не менее известно, что многие танки, использовавшиеся во время атаки, были оснащены только пулеметами или орудиями малого калибра — по сравнению с более поздними конструкциями танков. Что наносило ущерб, так это постоянный натиск всех частей блицкрига, включая большое количество танков, которые никогда не позволяли Войску Польскому перевести дух и перегруппироваться. Полное превосходство в воздухе давало немцам все возможности для нападения на отступающих поляков, а бегущие мирные жители во многом препятствовали контролируемому отступлению польских войск.

По словам Хайнца Гудериана, человека, которому приписывают разработку немецкого блицкрига, даже Гитлер был ошеломлен его успехом.

По данным немцев, польская кампания стоила им 8 082 убитых, 27 279 раненых и 5 029 пропавших без вести. Потери немецких танков включали 217 уничтоженных, а Люфтваффе потеряли 285 самолетов уничтоженными и 279 поврежденными, не подлежащими ремонту, что составляет около 25% всех немецких самолетов в сентябре 1939 года. Эти цифры действительно показывают, что победа была не такой легкой, как очень короткий промежуток времени и простая статистика. может указывать.В общей сложности 90 000 польских военнослужащих бежали либо в Венгрию, либо в Румынию, а несколько польских летчиков отличились в битве за Британию.

BBC — История — Мировые войны: Вторжение в Польшу

Западный ответ

Техника вторжения Вермахта «блицкриг» вынудила польскую армию сдаться. © Западные военачальники укоренились в стратегиях Первой мировой войны и совершенно не были готовы к быстрому вторжению в Польшу. Они ожидали, что немцы будут исследовать и обстреливать польскую линию тяжелой артиллерии в течение нескольких недель, прежде чем начать полное вторжение.

Следовательно, в то время как танки наступали, французские войска ограничивались разведкой и нанесением на карту немецкого «Западного вала», ожидая развертывания британского экспедиционного корпуса (BEF) и полной мобилизации. Наступательной стратегии не было, потому что Франция рассчитывала вести оборонительную войну и вложила значительные средства в статическую оборону линии Мажино.Королевские ВВС также сбрасывали не бомбы, а листовки, призывая к мирному урегулированию.

К 6 сентября две группы армий Вермахта соединились в Лодзи в центре Польши и раскололи страну на две части, зажав основную часть польской армии у границы с Германией. Двумя днями позже танки собрали польские войска в пять изолированных котлов, сосредоточенных вокруг Померании, Позани, Лодзи, Кракова и Карпат.

Двенадцать польских дивизий были кавалерийскими, вооруженными копьями и саблями, и им не было равных с танками. Каждый карман безжалостно обстреливался и бомбился, и когда еда и боеприпасы закончились, у них не было другого выбора, кроме как сдаться.

К 8 сентября передовые танковые части были на подступах к Варшаве, преодолев 140 миль всего за восемь дней. Двумя днями позже всем польским войскам было приказано отступить и перегруппироваться в Восточной Польше для последнего боя. Вся надежда была возложена на крупное французское и британское наступление на западе, чтобы ослабить давление.

Однако, несмотря на заверения маршала Мориса Гамлена в том, что французская армия полностью вовлечена в боевые действия, все боевые действия на западном фронте были прекращены 13 сентября, когда французским войскам было приказано отступить за линию Мажино.Варшава была окружена 15 сентября и подверглась жестоким бомбардировкам без надежды на облегчение.

17 сентября Красная Армия пересекла польскую границу на востоке во исполнение секретного соглашения в рамках нацистско-советского пакта и положила конец любым перспективам выживания Польши. Те поляки, которые могли, бежали через границу в Румынию, а многие впоследствии добрались до запада и продолжили войну как Свободные польские силы. Среди них было много пилотов, принятых в Королевские ВВС и участвовавших в Битве за Британию.

Варшава храбро продержалась до 27 сентября, но после 18 дней непрерывных бомбардировок наконец сдалась в 14:00 того же дня. Германия одержала быструю победу, но не конец войны. Великобритания и Франция отказались принять мирное предложение Гитлера. Его авантюра провалилась, и Польша стала первым полем битвы Второй мировой войны.

Нацистское вторжение в Польшу | Цифровые коллекции библиотек UWM

О нацистском вторжении в Польшу, 1939 г.

Эта цифровая коллекция представляет 90 фотографий, сделанных Харрисоном Форманом в начале Второй мировой войны в Польше.Фотоколлекцию дополняет подборка газетных вырезок и статья «Съемки блицкрига», опубликованная Форманом в журнале Travel в декабре 1939 года. Фотографии, документирующие нацистское вторжение в Польшу в сентябре 1939 года, были обнаружены Библиотека Американского географического общества в библиотеках UWM. Изображения являются частью обширной коллекции Харрисона Формана, которая была подарена библиотеке Американского географического общества в 1987 году.

Харрисон Форман

Харрисон Форман (1904–1978), уроженец Висконсина, был предприимчивым журналистом, фотографом и исследователем.Он работал иностранным корреспондентом New York Times, London Times и NBC, а также предпринял несколько экспедиций в северный Тибет и Китай в 1930-х годах. Библиотеки UWM создали несколько цифровых коллекций с его изображениями Афганистана, Тибета и Китая. Цифровые коллекции доступны по адресу: https://collections.lib.uwm.edu

.

Проводя исследование тибетских изображений, библиотекари UWM наткнулись на фотографии Формана времен Второй мировой войны в Польше в его альбоме для вырезок 1938–1939 годов.Однако найти изображения было непросто, поскольку коллекция Формана состоит из более чем 98 000 изображений, в основном пленочных негативов и слайдов. Кроме того, негативы фильма Формана о бомбардировке Варшавы были случайно испорчены компанией, которая оценивала его коллекцию до того, как она попала в библиотеки.

В итоге в обширной коллекции Формана было выявлено около 90 уникальных изображений, документирующих начало Второй мировой войны в Польше. Форман прибыл в Варшаву в конце августа 1939 года и смог сделать снимки города всего за несколько дней до начала Второй мировой войны.Многие здания, изображенные на его фотографиях, такие как Национальный театр, были разрушены во время сентябрьских взрывов. Форман оставался в Польше в течение первых недель войны и задокументировал нацистское вторжение в Польшу, отчаянные усилия польских военных защитить страну и бегство гражданского населения из разбомбленных деревень и городов.

Подборка фотографий Формана о нацистском вторжении в Польшу появилась в американской прессе в 1939 году, в таких газетах, как The New York Post, The New York Daily News и журнал Travel.Он был одним из немногих западных журналистов, запечатлевших блицкриг в Польше в сентябре 1939 года. Форман эвакуировался из Польши через Румынию в конце сентября и сумел привезти с собой несколько своих фотографий. Он также смог использовать польских правительственных курьеров и пилотов, чтобы доставить некоторые рулоны пленки. По его оценкам, около двадцати процентов изображений все-таки попали в Соединенные Штаты. Многие из фотографий, обнаруженных в коллекции Формана в Библиотеке Американского географического общества, вероятно, никогда не публиковались, поскольку соответствующие отпечатки не могли быть идентифицированы.

По возвращении из Польши Форман отправился с лекциями в США и Канаду. Он читал лекции и представлял свои фильмы и фотографии о нацистском вторжении в Польшу. Подборка газетных вырезок, включенных в этот цифровой проект, документирует его лекционные туры и дает уникальную точку зрения американского фотожурналиста на начало Второй мировой войны в Польше. Форман был впечатлен боевым духом польских солдат и мужеством мирных жителей, но также критиковал руководство польских военачальников.

Цифровой проект

Цифровая коллекция включает фотографии Формана о нацистском вторжении в Польшу, его статью «Съемки блицкрига» и подборку газетных вырезок. Изображения были отсканированы в Отделе оцифровки библиотек UWM с негативов нитратной пленки с помощью пленочного сканера. В качестве источника для сканирования использовались фотоотпечатки, когда отсутствовали негативы. Полученные цифровые мастер-файлы в формате TIFF хранятся в библиотеках UWM.

Фотографии были исследованы и проиндексированы в рамках проекта по предоставлению дополнительных точек доступа к содержимому коллекции.Ресурсы, доступные в коллекции Харрисона Формана, включая его альбомы для вырезок и его публикации, использовались в процессе исследования. Подписи Формана, если они были доступны, были расшифрованы и включены в записи. Тематические термины были присвоены с использованием предметных заголовков Библиотеки Конгресса.

Газетные вырезки были выбраны из альбома Формана за 1938–1939 годы, входящего в коллекцию Харрисона Формана в библиотеке Американского географического общества. В альбом вошли материалы о путешествиях Формана в 1938 и 1939 годах по Азии и Европе.Некоторые из газетных статей были опубликованы в 1940 году. Отбор для этого проекта включает только материалы, связанные с опытом Формана в Польше во время нацистского вторжения и его лекционными турами по возвращении в США. Газетные вырезки и статья Формана «Съемки блицкрига» были отсканированы с помощью накладного сканера. Цифровая версия этих документов предоставляется в трех форматах: изображения страниц, текст и PDF (Adobe Portable Document Format).

кредитов

Персонал проекта:

  • Тим Бломквист, ассистент аспиранта, отдел оцифровки, библиотеки UWM
  • Кристина К.Матусяк, библиотекарь цифровых коллекций, отдел оцифровки, библиотеки UWM
  • Сьюзан Пешел, библиотекарь визуальных ресурсов, библиотека Американского географического общества, библиотеки UWM

Вторая мировая война: вторжение Германии в Польшу (1 сентября – 5 октября 1939 г.) — Нолан — 2011 г.

— Основные справочники

В более старых отчетах о начале Второй мировой войны дверь для немецкого вторжения в Польшу якобы открыл нацистско-советский пакт, объявленный 23 августа 1939 года.На самом деле, Адольф Гитлер приказал Верховному командованию вермахта (ОКВ) разработать оперативный план вторжения в Польшу четырьмя месяцами ранее, в апреле 1939 года. Эти планы, получившие кодовое название Fall Weiss (Case White), были завершены до того, как высохли чернила на нацистско-советском пакте. Более того, его намерения ликвидировать Польшу как независимое государство и даже как нацию задолго до любых оперативных планов. Другой диктатор и союзник Гитлера Бенито Муссолини из Италии был проинформирован о планируемом нападении только 24 августа.Когда в последнюю минуту его попросили предоставить войска, он отказался, в страхе отшатнувшись от того, что он считал безрассудной агрессией, которая могла бы развязать общеевропейскую войну, к которой Италия была решительно не готова. Заверения в мирных намерениях Германии давались Парижу и Лондону вплоть до самого нападения. Гитлер даже предложил Британии фальшивый союз — против своих нынешних итальянских, японских и де-факто советских союзников — если Британия предоставит ему полную свободу действий на востоке. Но не все пошло по пути Гитлера.Ему пришлось отложить атаку, когда Муссолини отказался от участия Италии, что удивило Гитлера. Весной Франция официально вступила в союз с Польшей. Теперь и Лондон объявил об официальном военном союзе с Варшавой, подтвердив свои менее формальные гарантии, также данные весной. Это означало, что Британская и Французская империи были готовы прийти на помощь Варшаве в случае нападения на Польшу. Тем временем Польша поспешила завершить свою собственную мобилизацию, которую она начала поздно из-за осознанной необходимости удерживать рабочих на фабриках и рабочих на фермах в сезон сбора урожая.Варшава также опасалась спровоцировать Германию во время кризиса вокруг Данцига, который польское правительство все еще надеялось решить дипломатическим путем. Немецкий фюрер ждал всего несколько дней после того, как потерял своего итальянского союзника и подтвердил боевой порядок двух врагов из великих держав. С характерной резкостью он снова изменил курс, приказав продолжить запланированное вторжение.

Вторжение в Польшу в фотографиях, 1939 год

Вид на неповрежденный польский город из кабины немецкого среднего бомбардировщика, вероятно, Heinkel He 111 P, 1939 год.

1 сентября 1939 года мир был потрясен вторжением нацистских войск в Польшу. Напряженность в Европе резко возросла, и мировые лидеры осознали, что это вторжение может стать последней каплей, которая приведет к войне. Немецкие военачальники начали планировать войну с Польшей еще в середине 1920-х годов.

Основными целями были восстановление этнически польских территорий Померании, Познани и Силезии, а также преимущественно немецкого Вольного города Данциг. Тем не менее ограничения Версаля и внутренняя слабость Германии сделали такие планы невозможными для реализации.

Приход Гитлера к власти в 1933 году извлек выгоду из стремления Германии вернуть утраченные территории, к чему нацистские лидеры добавили цель уничтожить независимую Польшу. По словам автора Александра Россино, до войны Гитлер был по крайней мере настолько же антипольским, насколько и антисемитским, по его мнению.

После того, как Гитлер нарушил Мюнхенский договор, Польша смогла добиться гарантий военной помощи от Франции и, что немаловажно, от Великобритании. В марте 1939 года Гитлер начал предъявлять Польше требования о возвращении территории в Польском коридоре, прекращении польских прав в Данциге и присоединении Вольного города к Германии.Эти Польша категорически отвергла. Война была близка.

В 1939 году в польской армии все еще было много кавалерийских эскадронов, которые сослужили ей хорошую службу еще недавно, во время польско-советской войны 1921 года. бронетехники. Хотя кавалерийские части действительно иногда сталкивались с бронетанковыми дивизиями, их целями была наземная пехота, и их атаки часто были эффективными. Нацистская и советская пропаганда подпитывала миф о благородной, но отсталой польской кавалерии.На этом фото польский кавалерийский эскадрон на маневрах где-то в Польше, 29 апреля 1939 года.

На бумаге полная мобилизованная армия Польши насчитывала около 2,5 миллионов человек. Однако из-за давления союзников и бесхозяйственности только около 600 000 польских войск были в наличии, чтобы встретить немецкое вторжение 1 сентября 1939 года. Эти силы были организованы в 7 армий и 5 независимых оперативных групп.

Типичная польская пехотная дивизия по численности была примерно равна немецкой, но слабее с точки зрения противотанковых орудий, артиллерийской поддержки и транспорта.Польша имела 30 действующих и 7 резервных дивизий. Кроме того, имелось 12 кавалерийских бригад и одна механизированная кавалерийская бригада.

Немцы были организованы в две группы армий, всего 5 армий. Немцы выставили около 1,8 млн солдат. У немцев было 2600 танков против 180 польских и более 2000 самолетов против 420 польских. Немецкие силы были дополнены словацкой бригадой.

Немецкие войска вторглись в Польшу с севера, юга и запада на следующее утро после инцидента в Глейвице.Словацкие войска продвигались вместе с немцами на севере Словакии. По мере продвижения вермахта польские войска отходили со своих передовых оперативных баз недалеко от польско-германской границы на более устоявшиеся рубежи обороны на востоке.

После поражения поляков в середине сентября в битве на Бзуре немцы получили неоспоримое преимущество. Затем польские войска отошли на юго-восток, где они готовились к длительной обороне румынского плацдарма и ждали ожидаемой поддержки и помощи со стороны Франции и Великобритании.

Хотя эти две страны заключили пакты с Польшей и 3 сентября объявили войну Германии, в конце концов их помощь Польше была очень ограниченной.

Вторжение Советской Красной Армии в Восточную Польшу 17 сентября в соответствии с секретным протоколом пакта Молотова-Риббентропа сделало польский план обороны устаревшим.

Столкнувшись со вторым фронтом, польское правительство пришло к выводу, что оборона румынского плацдарма больше невозможна, и приказало срочно эвакуировать все войска в нейтральную Румынию.

6 октября, после поражения поляков в битве при Коцке, немецкие и советские войска получили полный контроль над Польшей. Успех вторжения ознаменовал конец Второй Польской республики, хотя формально Польша никогда не капитулировала.

Корреспондент Ассошиэйтед Пресс Элвин Штайнкопф ведет передачу из Вольного города Данциг — в то время полуавтономного города-государства, связанного с Польшей. Штейнкопф связывал напряженную ситуацию в Данциге с Америкой 11 июля 1939 года.Германия месяцами требовала присоединения Данцинга к Третьему рейху и, похоже, готовила военные действия.

Американский журналист Джон Гюнтер писал в декабре 1939 года, что «германская кампания была шедевром. Ничего подобного в военной истории еще не было». Несмотря на плохое руководство Польши и помощь извне, Гюнтер по-прежнему утверждал, что вторжение доказало мастерство немецких вооруженных сил.

Страна была разделена между Германией и Советским Союзом.Словакия вернула территории, захваченные Польшей осенью 1938 года. 28 октября 1939 года Литва получила от Советского Союза город Вильнюс и его окрестности.

Около 65 000 польских солдат были убиты в боях, 420 000 других были взяты в плен немцами и еще 240 000 советскими войсками (всего 660 000 пленных).

До 120 000 польских войск бежали в нейтральную Румынию (через румынский плацдарм и Венгрию), а еще 20 000 — в Латвию и Литву, причем большинство в конечном итоге направилось во Францию ​​​​или Великобританию.Большую часть польского флота также удалось эвакуировать в Великобританию. Потери немецкого личного состава были меньше, чем у их врагов (около 16 000 убитых).

Советский премьер Иосиф Сталин (второй справа) улыбается, пока министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов (сидит) подписывает пакт о ненападении с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом (третий справа) в Москве, 23 августа 1939 года. Слева — заместитель министра обороны СССР, начальник Генерального штаба маршал Борис Шапошников.Пакт о ненападении включал секретный протокол, разделявший Восточную Европу на сферы влияния в случае конфликта. Пакт теперь гарантировал, что гитлеровские войска не столкнутся с сопротивлением со стороны Советов, если они вторгнутся в Польшу, что сделало войну еще на один шаг ближе к реальности.

Через два дня после того, как Германия подписала пакт о ненападении с СССР, Великобритания вступила в военный союз с Польшей, 25 августа 1939 года. военные действия, вторжение Германии в Польшу и начало Второй мировой войны.Здесь немецкий линкор «Шлезвиг-Гольштейн» бомбит польскую военную транзитную базу на Вестерплатте в Вольном городе Данциг. Одновременно немецкие ВВС ( Люфтваффе ) и наземные войска ( Хеер ) атаковали несколько других польских целей.

Немецкие солдаты прочесывают Вестерплатте после того, как она была сдана немецким частям десантной бригады земли Шлезвиг-Гольштейн, 7 сентября 1939 года. Менее 200 польских солдат защищали небольшой полуостров, сдерживая немцев в течение семи дней.

Вид с воздуха на разрывы бомб во время немецкой бомбардировки Польши в сентябре 1939 года.

Два танка дивизии SS-Leibstandarte Adolf большую часть западной Польши.

Солдаты дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» отдыхают в канаве у дороги на пути к Пабьянице во время вторжения в Польшу в 1939 году.

Немецкие авангарды и разведчики в польском городе, подвергшемся обстрелу во время нацистского вторжения в Польшу, сентябрь 1939 года.

Немецкая пехота осторожно продвигается к окраинам Варшавы, Польша, 16 сентября 1939 года.

Несколько гражданских военнопленных с поднятыми руками идут по дороге во время немецкого вторжения в Польшу в сентябре 1939 года.

Король Великобритании Георг VI обращается к британскому народу в первый вечер войны, 3 сентября 1939 года, в Лондоне.

Толпа читает газетные заголовки «Бомбежный дождь на Варшаву» у здания Государственного департамента США, где дипломаты проводили конференцию об условиях войны в Европе, 1 сентября 1939 года.

Место разрухи на улице Ордынацкой в ​​Варшаве, Польша, 6 марта 1940 года. Туша дохлой лошади лежит на улице среди огромных куч мусора. В то время как Варшава подвергалась почти постоянным бомбардировкам во время вторжения, только за один день, 25 сентября 1939 года, немецкая авиация совершила около 1150 бомбардировок Варшавы, сбросив на город более 550 тонн фугасных и зажигательных бомб.

Поврежденный польский бронепоезд с танками, захваченными 14-й дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», недалеко от Блоне, во время вторжения в Польшу в сентябре 1939 года.

немецких солдата, взятых в плен польской армией во время нацистского вторжения, показаны в плену в Варшаве, 2 октября 1939 года.

Молодой польский мальчик возвращается в свой дом и сидит на корточках среди руин во время перерыва в налетах немецкой авиации на Варшаву, Польша, сентябрь 1939 года.Немецкие атаки продолжались до капитуляции Варшавы 28 сентября. Неделю спустя последние польские войска капитулировали под Люблином, передав полный контроль над Польшей Германии и Советскому Союзу.

Адольф Гитлер приветствует парад войск немецкого вермахта в Варшаве, Польша, 5 октября 1939 года после немецкого вторжения. Позади Гитлера слева направо: генерал-полковник Вальтер фон Браухич, генерал-лейтенант Фридрих фон Кохенхаузен, генерал-полковник Герд фон Рундштедт и генерал-полковник Вильгельм Кейтель.

(Фото: Библиотека Конгресса/Бундесархив/AP).

Советское вторжение в Польшу, 1939

Сентябрь 1939 года больше всего запомнился вторжением Германии в Польшу, событием, положившим начало Второй мировой войне в Европе. Но Германия была не единственной державой, вторгшейся в Польшу в том месяце. Советы тоже были в пути.

Подготовка пропаганды

Германия и Советский Союз вряд ли были союзниками. Нацистская идеология Гитлера включала неоднократное осуждение коммунизма.Сама нацистская партия предоставила капиталистическому бизнесу своего рода развязку рук, которую ненавидели коммунисты.

Но, как многократно показала Вторая мировая война, реальная политика может оказаться сильнее идеологии. Две страны тайно договорились о пакте Молотова-Риббентропа, по которому они разделят Польшу между собой по заранее согласованной границе.

Молотов (слева) и Риббентроп (справа) при подписании Пакта.

Когда немцы вторглись в Польшу в начале сентября 1939 года, Советы не сразу отреагировали.Они имели дело с конфликтом с Японией на своей восточной границе, и им нужно было время для мобилизации.

15 сентября года советские войска начали массирование вдоль польской границы. Офицеры были собраны для брифингов о предстоящей кампании. Эти брифинги касались не только практических планов вторжения, но и содержали большой пропагандистский элемент. По мнению командиров, это было бы не вторжением, а освобождением польских рабочих от несправедливого господства помещиков.

Советская кавалерия на параде во Львове после сдачи города Красной Армии во время советского вторжения в Польшу в 1939 году. Город, тогда известный как Львов, был аннексирован Советским Союзом и сегодня является частью Украины.

16 90 215 го 90 216 комиссары вышли среди людей, чтобы провести еще один такой же инструктаж. Бедственное положение польских рабочих, в том числе их голод и пытки со стороны землевладельцев, было изображено в зловещих подробностях, чтобы воодушевить мужчин на борьбу.

Первые столкновения

17 началось вторжение.В пять утра границу перешла механизированная кавалерия, а вскоре за ней и остальная армия.

Поляки плохо подготовились к советскому вторжению. Пакт Молотова-Риббентропа был секретом, а угроза со стороны Германии была очевидна уже несколько месяцев. Большая часть польских сил была сосредоточена на западе еще до нападения немцев, и бои там отвлекли больше войск. Восточная граница была плохо защищена.

Вторжение советских войск в Польшу, 1939 год. Наступление войск Красной Армии

Польская армия была многочисленной и храброй, но она уже имела дело с хаосом войны на западе.По мере продвижения массированных сил Красной Армии они сметали все перед собой. Оборонительные позиции были быстро преодолены. Польские войска были захвачены или отброшены в сторону, нанеся захватчикам лишь незначительные потери.

В течение первого дня Советы продвинулись на 60 миль. Это было незадолго до того, как Восточная Польша стала их.

Польская пехота, 1939 год

Оборванная армия

На грохот танков и топот сапог поляки, испуганные и растерянные, вышли из своих домов, чтобы посмотреть, что происходит.

То, что они увидели, не впечатлило. Многие советские солдаты были небрежно одеты или у них отсутствовали части обмундирования. Тыловые части растянулись вдоль дорог. Службы снабжения были плохо организованы. Танки, тракторы и другую технику пришлось оставить на обочинах из-за нехватки топлива.

Солдаты Красной Армии раздают советские пропагандистские газеты крестьянам под Вильно (Вильнюс) в оккупированной Советским Союзом части Польши.

Советские войска не нашли нищих крестьян, а нашли страну, явно более богатую, чем их собственная. Двадцать пять лет спустя полковник Г. И. Антонов еще помнил, как войска не подчинялись приказам начальства бросаться в магазины и скупать все, что можно, пользуясь выгодным советским обменным курсом.

Удрученные польские жители, не в силах сопротивляться, могли только смириться с этим внезапным потрясением.

Противостояние

В течение нескольких дней Советы приближались к новой границе, которую они согласовали с немцами для раздела Польши.

Гитлер наблюдает, как немецкие солдаты маршируют в Польшу, сентябрь 1939 года.Фото: Bundesarchiv, Bild 183-S55480 / CC-BY-SA 3.0

Перед вторжением советским войскам было приказано избегать столкновений с немцами при встрече с ними, разрешая любые споры мирным путем. Но когда они приблизились к немецким позициям, неизбежно произошли столкновения. Обе армии находились в зоне боевых действий, столкнувшись с незнакомыми силами. Если бы выстрелы иногда производились до того, как можно было бы задать вопросы, конфронтация могла бы легко обостриться.

Это привело к ряду жертв в новом приграничном районе.Но офицеры понимали свою роль в этой странной новой ситуации и вмешивались для разрешения споров, даже когда их люди были ранены или убиты.

Немецкий и советский офицер обмениваются рукопожатием в конце вторжения в Польшу.

Местами немцы перешли новую границу и оккупировали территорию, предназначенную для Советов. Это иногда приводило к напряженным дискуссиям, прежде чем немцы ушли, забрав с собой переносное имущество.

В целом, две армии хорошо сотрудничали.Немцы передали Брестскую крепость Красной Армии, после чего обе части провели в городе совместный военный парад.

Совместный парад Вермахта и Красной Армии в Бресте по окончании вторжения в Польшу. В центре генерал-майор Хайнц Гудериан и бригадный генерал Семен Кривошеин. Фото: Бундесархив, Bild 101I-121-0011A-22 / Gutjahr / CC-BY-SA 3.0

В то время как небольшие анклавы польских войск вели обреченный бой, и тысячи других следовали за ними правительству за границей, чтобы продолжать борьбу, Советы обосновались.

Советизация

Теперь начался процесс «советизации», преобразования оккупированной Польши таким образом, чтобы она могла следовать той же политической и экономической модели СССР. Эта трансформация под руководством Министерства внутренних дел Советского Союза, НКВД, привела к гибели многих поляков.

Экономические изменения произошли быстро. Денежные реформы привели к тому, что советский рубль заменил польский злотый, лишив поляков их существующего богатства. Товары исчезали с полок магазинов, заставляя многих платить грабительские цены на черном рынке.

Быдгощ 8 сентября 1939 г. – первые дни немецкой оккупации. Польский гражданин, арестованный во время «лапанки» и охраняемый солдатами Вермахта на сборном пункте на улице Парковой.

Частные предприятия были закрыты, чтобы заменить их государственными. Плавного перехода не было. Вместо этого люди остались без предметов первой необходимости, таких как хлеб, пока внедрялись новые системы.

Расследование Центрального Комитета Коммунистической партии в конце концов признало существование продовольственного кризиса и приступило к его решению. Но польские рабочие, которых Красная Армия пришла освобождать, оказались еще в худшем положении, чем при демонизируемых помещиках.

Война и голод / Босиком зимой

Один человек, один голос

Величайшим символическим событием стали выборы в Верховный Совет Польской Советской Социалистической Республики, так как Советы переименовали регион. После шести недель интенсивной пропаганды избиратели нашли только один вариант для первого члена совета — Иосифа Сталина.

Прочтите еще одну историю от нас: Тактика блицкрига: Молниеносное завоевание Польши

Судьба Польши широко обсуждалась на Ялтинской конференции в 1945 году.Иосиф Сталин представил несколько альтернатив, которые предоставили Польше промышленно развитые территории на западе, в то время как Красная Армия одновременно навсегда аннексировала польские территории на востоке, в результате чего Польша потеряла более 20% своих довоенных границ.

Советы быстро завоевали половину Польши, установив разорительный режим. Только когда два года спустя немцы пришли снова, поляки узнали, что все могло быть еще хуже.

Вторжение в Польшу, часть 1

Первые выстрелы Блицкрига: Вторжение в Польшу, часть 1

Введение
Фон
Противозаконные планы
Выходные силы
Выступающий порядок битвы
Польша

1 Германия

Введение

Вторжение нацистской Германии в Польшу 1 сентября 1939 года ознаменовало начало еще одной общеевропейской войны, которая быстро переросла в глобальный конфликт с объявлением войны Великобританией и Францией, а также их соответствующими империями два дня спустя.Исход этой кампании был практически предрешен, поскольку недавно модернизированные вооруженные силы крупнейшей промышленной державы Центральной Европы противопоставлялись меньшим, менее технологически развитым силам ее восточного соседа, страны, которая снова обрела независимость только после окончания Второй мировой войны. Первая мировая война. Чтобы еще больше усложнить баланс сил, примерно за неделю до этого нацистская Германия заключила соглашение о ненападении с СССР (также известное как пакт Молотова-Риббентропа). Мир.В рамках этого соглашения Красная Армия вторглась в Польшу через две недели после начала немецкого вторжения, гарантируя, что Польша будет разделена между двумя державами.

Польская кампания также ознаменовала новый стиль ведения войны, представив первую демонстрацию того, что сейчас известно как Блицкриг . В 1930-х годах Германия успешно объединила тактические уроки Первой мировой войны с некоторыми технологическими инновациями, которые впервые появились ближе к концу этого конфликта и получили дальнейшее развитие в 1920-х и 1930-х годах.Эти инновации включали использование боевых бронированных машин, мобильной артиллерии, боевых самолетов-монопланов и надежной радиосвязи, которые были объединены для создания новой разрушительной формы общевойсковой войны. В этом случае немецкое вторжение возглавили части танков ( танковых дивизии ) и поддержали пикирующие бомбардировщики (Штуки), артиллерия и мотопехота (панцергренадеры).

Однако польская армия не была такой отсталой или слабой, как это часто изображают, ее упорная и энергичная оборона иногда преподносила немцам неприятный сюрприз.Несмотря на то, что сейчас известно как фактор «шока и трепета», немцы еще не усовершенствовали свою новую тактику и понесли тяжелые потери за относительно короткую кампанию. Несмотря на это, кампания оказалась ценным учебным опытом для вермахта, вскрывшим ряд недостатков как в обучении, так и в учении. Это дало возможность Вермахта отточить тактику Блицкрига , а также проверить новые теории применения бронетанковых сил и непосредственной авиационной поддержки наземных войск перед их следующим великим вызовом, вторжением во Францию ​​и Нидерланды в мае следующего года.Полное уничтожение польского государства, расчленение его вооруженных сил и фактическое удаление Польши с карты Восточной Европы должны были стать мрачными предвестниками судьбы других оккупированных территорий в этой новой концепции тотальной войны.

Фон

Более долгосрочная подоплека кампании заключается в геостратегическом положении Польши, в то время как более непосредственные причины заключаются в поражении Германии в Первой мировой войне и приходе к власти Адольфа Гитлера и НСДАП ( National Sozialistische Deutsche Arbeiter Partei – Национал-социалистическая немецкая рабочая партия) в начале 1930-х гг.

Польша начала формироваться как унитарное государство в середине 10 века при династии Пястов, а в конце 14 века заключила союз с Литвой. Это Содружество в конечном итоге рухнуло после периода войны, голода и болезней, приведших к трем разделам Польши (1772, 1793 и 1795), кульминацией которых стало стирание Польши с карты Европы и разделение ее территорий между Россией, Пруссией и Австрией. . Действительно, именно эти три страны будут управлять судьбой Польши до революций 1989 года.Однако поляки не хотели, чтобы их территория контролировалась иностранными правительствами, так регулярно восставая. Наполеон I временно создал независимую Польшу, известную как Великое княжество Варшавское, но которая снова была разделена победившими союзниками в 1815 году, большая часть которой постепенно была присоединена к Российской империи при царе. Во время Первой мировой войны на территории Польши происходили обширные боевые действия между Германией и Австро-Венгрией на стороне центральных держав, против России на стороне союзников.Более двух миллионов польских солдат сражались со всеми тремя странами, в результате чего погибло около 450 000 человек. В ходе войны обе стороны пытались использовать польские националистические чувства, и именно союзники, в частности Соединенные Штаты в соответствии с Четырнадцатью пунктами Вудро Вильсона, полностью продвигали идею новой независимой Польши. Это стало реальностью 11 ноября 1918 года при Юзефе Пилсудском (генерал, командовавший польскими войсками в составе Австро-Венгрии), который пригласил польских эмигрантов вернуться из-за границы, а Игнанц Падеревский сформировал коалиционное правительство 17 января 1919 года. Новое польское государство начало свое существование в исключительно тяжелых условиях. Будучи ареной обширных боев, многие из его фабрик были разрушены или простаивали, его сельское хозяйство было опустошено, а экономика в хаосе. Реконструкция и восстановление заняли бы гораздо больше времени, чем у большинства других участников Первой мировой войны. Северо-западная и западная границы Польши были установлены Версальским договором, подписанным между союзниками и Германией 28 июня 1919 г. Ее южная граница была установлена ​​Сен-Жерменским договором между союзниками и Австро-Венгрией, подписанным 10 сентября 1919 г., а ее восточная граница установлена. после победы в конфликте с вновь созданным Советским государством, урегулированным Рижским мирным договором 18 марта 1921 г.

Приходу к власти Гитлера и нацистской партии в огромной степени способствовало глубокое чувство унижения и отчаяния, которое испытала Германия после поражения в Первой мировой войне. Несмотря на стремление к перемирию при том понимании, что любое урегулирование будет основано на Четырнадцати пунктах Вильсона, фактические условия урегулирования, навязанные союзниками, были суровыми: Германия не только потеряла свои заморские колонии, но и передала большие территории самой Германии. Они были возвращены России и Франции (Эльзас-Лотарингия), переданы Бельгии (Эйпен и Мальмеди — несмотря на плебисцит об обратном) и Дании (Шлезвиг-Гольштейн) или использованы для создания новых государств, таких как Польша (Верхняя Силезия). , Западная Пруссия и Познань) и Чехословакия (Хульчин).Во многих из этих районов этнические немцы подвергались преследованиям и дискриминации со стороны своих новых хозяев. Например, из 1 058 000 этнических немцев в районе Западной Пруссии — Познани в 1921 году почти 760 000 покинули свои дома в течение пяти лет. Кроме того, Саар, Данциг и Мемель должны были контролироваться Лигой Наций (Данциг в конечном итоге стал вольным городом для создания Польского коридора, Мемель был аннексирован Литвой, а Саар в конечном итоге проголосовал 13 января 1935 г. за реинтеграцию с Германия), Рейнская область превращена в демилитаризованную зону, немецкая армия ограничена 100 000 человек, а флот — шестью крупными кораблями без подводных лодок.Никаких ВВС не допускалось. Вдобавок к этому Германия должна была принять статьи 231–248 (печально известные статьи о «военной вине»), в которых говорилось, что она должна взять на себя полную ответственность за развязывание Первой мировой войны и, как следствие, возместить весь ущерб. вызванный конфликтом, цифра, определенная не на самой Версальской конференции, а только позже, которая была окончательно определена в 6,6 млрд фунтов стерлингов или 33 млрд долларов в 1921 году (что эквивалентно 218 млрд фунтов стерлингов или 400 млрд долларов в 2008 году), что намного превышает платежеспособность Германии. легло тяжелым бременем на его экономику, которая сама с трудом восстанавливалась.В то время как первый демократически избранный канцлер Германии Филипп Шейдеманн отказался подписать договор и ушел в отставку, главе нового коалиционного правительства Густаву Бауэру сказали, что армия не в состоянии сопротивляться любой форме иностранной оккупации, и поэтому рекомендовали ее подписано 28 июня 1919 г. и ратифицировано Национальным собранием 9 июля 1919 г. Против этого выступили многие представители военной иерархии, консерваторы и националисты, которые с подозрением относились к любому, кто имел какое-либо отношение к этому акту, и это привело к Миф об «ударе в спину», согласно которому Германия была подведена элементами на внутреннем фронте, которые сговорились сорвать военные действия в своих собственных целях.Считалось, что такие группы включают коммунистов, евреев, социалистов и членов политического аппарата Веймарской республики.

Такие настроения были полностью использованы нацистами при их приходе к власти, и напряженность усилилась из-за их расовой идеологии, которая связывала рост могущества немецкой нации с захватом « lebensraum » (жизненного пространства) у славянских наций в восток (которых фактически считали недочеловеками). После захвата власти в 1933 году Гитлер начал перевооружение Германии с введения всеобщей воинской повинности, расширения как армии ( Heer ), так и военно-морского флота ( Kriegsmarine ), а также формального восстановления ВВС (). Люфтваффе ).К концу 1930-х годов он был готов использовать растущую военную мощь Германии для реализации своих политических и территориальных амбиций. Это началось с повторной оккупации Рейнской области в марте 1936 г., продолжилось «аншлюсом » с Австрией в марте 1938 г. и захватом Судетской области у Чехословакии в сентябре 1938 г. после Мюнхенской конференции, окончательно завершившейся оккупацией Рейнской области. оставшаяся часть Чехословакии в марте 1939 года. Умиротворение Германии на Мюнхенской конференции заставило Гитлера рассматривать Запад (в частности, Францию ​​​​и Великобританию) как слабых, которых можно заставить запугать и заставить пойти на дальнейшие территориальные уступки.Это убедило Сталина, что когда дело дойдет до драки, Великобритания и Франция не подкрепят свои военные обязательства перед странами Центральной и Восточной Европы (и Франция, и Советский Союз имели договоры о военной помощи с Чехословакией) действием. Единственной альтернативой было искать соглашение с Германией отдельно. Параллельно с Германией Россия уступила территории после Первой мировой войны новообразованным государствам в Центральной и Восточной Европе и поэтому разделяла стремление исправить ситуацию.

В то время и Великобритания, и Франция с облегчением восприняли Мюнхенское соглашение, и Невилл Чемберлен (в то время премьер-министр Великобритании) приветствовал его как гарантию «мира для нашего времени». Однако к началу 1939 года их взгляды изменились, и они начали признавать, что территориальные требования Гитлера будут ненасытными. Их отношение постепенно ожесточилось, и они решили противостоять нацистской угрозе, особенно после того, как Германия оккупировала оставшуюся часть Чехословакии. Затем такие территориальные требования проявились в отношении Польши.В конце марта 1939 года Гитлер заявил своим начальникам штабов, что «польский вопрос» придется решать военными средствами. Главным раздражителем были территориальные потери Польши после Первой мировой войны, в том числе коридор в Померании и Силезии, открывавший Польше выход к Балтийскому морю и отделявший Восточную Пруссию от остальной Германии, в которой находился свободный порт Данциг. В октябре 1938 года Гитлер начал оказывать давление на Польшу, чтобы она разрешила строительство внеземной дороги, которая свяжет Восточную Пруссию с остальной Германией, а также восстановление единоличного немецкого контроля над Данцигом.Такому давлению сопротивлялись поляки, которые совершенно справедливо рассматривали их как предлог для дальнейших территориальных претензий, скорее всего, за счет Польши. Польша с тревогой отнеслась к соглашению по Судетской области на случай, если то же самое произойдет с Польским коридором и Данцигом, но 31 марта 1939 года Великобритания объявила о своих гарантиях безопасности Польши, включая сохранение статус-кво в отношении Данцига. Советский Союз был исключен из этих обсуждений, поскольку поляки по понятным причинам опасались, что любое советское военное вмешательство в этот район будет равносильно фактической оккупации.Хотя и Великобритания, и Франция были заинтересованы в том, чтобы вовлечь Советский Союз в антигерманский союз, они не смогли преодолеть подозрения Польши в отношении долгосрочных целей Москвы. Дипломатические успехи Германии в 1938 г. и начале 1939 г. наряду с очевидными колебаниями и слабостью Великобритании и Франции привели Сталина к мысли о заключении договора с Германией. Если Германия собиралась захватить территорию, Советский Союз мог бы последовать ее примеру. Большая часть Восточной Польши принадлежала России после разделов 18 века до 1918 года, и большое количество белорусов и украинцев послужило предлогом для реинтеграции.Сталин также хотел получить контроль над бывшими территориями имперской России, включая Молдову, страны Балтии и часть Финляндии. Летом 1939 года посол Германии в Москве начал неофициальные переговоры с Советами о возможном договоре. Это завершилось 25 августа 1939 г. подписанием пакта Риббентропа-Молотова. Это подписание пакта о ненападении ошеломило мир, учитывая, что Советский Союз и нацистская Германия были диаметрально противоположны идеологически. Однако и для Гитлера, и для Сталина это всегда был брак по расчету, что стало очевидным всего через двадцать два месяца.

Пакт дал Гитлеру зеленый свет для вторжения в Польшу. Он был уверен, что именно он, и только он, представляет волю немецкого народа и может сплотить нацию к войне. Он был убежден, что и Великобритания, и Франция попытаются избежать войны, и даже если ответ последует, он будет слабым и нерешительным. Однако вполне вероятно, что окончательное противостояние будет с этими двумя странами, поэтому перед этим вермахта должны были проявить себя в бою.Польша представляла собой идеальную возможность, поскольку ее стратегическое положение между Германией и Советским Союзом практически гарантировало ее уничтожение. 23 августа 1939 года Гитлер представил ОКВ ( Oberkommando der Wehrmacht — начальники штабов вооруженных сил) свой план вторжения в Польшу, первоначально запланированного на 26 августа 1939 года. Британское обещание военной поддержки заставило Гитлера колебаться и попытаться предпринять дальнейшие дипломатические шаги, чтобы изолировать Польшу и выдумать пограничный инцидент, чтобы еще больше их дискредитировать. Командиры сказали Гитлеру, что их войска не могут бесконечно долго находиться в такой высокой степени готовности в исходных точках без потери элемента внезапности, и поэтому вторжение было назначено на 1 сентября 1939 года.

Противоположные планы Первоначальные немецкие исследования, посвященные действиям, направленным против Польши, рассматривали как мелкомасштабный вариант (захват Поморского коридора и Данцига), так и полномасштабное вторжение. Международная реакция на оккупацию Чехословакии и частичная польская мобилизация сделали мелкомасштабный вариант неуместным.Поэтому ОКХ было приказано начать планирование полномасштабного вторжения под кодовым названием Кейс Уайт ( Фолл Вайс ). Стратегическая география Польши значительно упростила планирование: с оккупированной Словенией немцы могли нанести удар по Польше с трех направлений, а учитывая, что у Польши было мало естественных средств защиты, у поляков были бы серьезные проблемы. Однако немцев беспокоила только реакция западных держав, поэтому операции в Польше были направлены на то, чтобы как можно быстрее уничтожить польскую армию, что позволило перебросить силы на запад для защиты от любой реакции союзников. Основное внимание было сосредоточено на движении клещей из Восточной Пруссии и Силезии в рамках классического прусского охвата, окружая и уничтожая польские войска к западу от рек Висла и Нарев. Основным ударным соединением немцев должна была стать группа армий «Юг» фон Рундштедта, наступавшая из Силезии в северо-восточном направлении на Варшаву, с второстепенным ударом из бывших чешских территорий и Словакии, нацеленным на польские войска в Галиции. Его больше всего беспокоила Восьмая армия, поскольку она была относительно слабой, а некоторые из ее соединений были новыми и неопытными.Группе армий «Север» под командованием фон Бока пришлось бы труднее из-за географии. Они должны были продвигаться через Поморский коридор, чтобы связать Восточную Пруссию с остальной частью Германии, а затем двигаться на юг, в сторону Варшавы. Это было бы более сложной задачей, поскольку местность здесь была более лесистой и имела больше водных преград, чем та, что стояла перед группой армий «Юг». Первоначальное планирование было направлено на прямое нападение на Варшаву с севера, но фон Бок хотел большей свободы действий, чтобы перебросить силы вниз по восточному берегу Вислы, чтобы отрезать польские войска, пытавшиеся бежать.

Мобилизация и развертывание немецких войск должны были быть дискретными, чтобы не усложнять дипломатические шаги, предпринятые в августе. Первый этап начался 26 июня с переброски девяти пехотных дивизий на восток. Второй этап с участием тринадцати дивизий начался 3 августа и был замаскирован под обычные летние маневры. Он включал в себя первое крупное переброску войск в Восточную Пруссию и был замаскирован под маневры 1-го армейского корпуса Восточной Пруссии и ежегодные Танненбергские торжества (победа в Первой мировой войне, 25-летие которой приходится на 1939 год).Следующий этап начался 19 августа для всех формирований, которые находились в шести и более днях от районов сбора (с учетом того, что первоначальная дата должна была быть 26 августа).

В начале 1939 года Польша начала пересматривать свои планы потенциальной войны со своим могущественным соседом. Как и многие небольшие страны, Польша приложила много усилий для сбора разведывательных данных и (в отличие от немцев в отношении Польши) имела довольно эффективную сеть агентурной и радиотехнической разведки. Поляки фактически взломали немецкую систему тактического кодирования Enigma, но добавление немцами еще одного элемента к системе летом 1939 года отключило ее как источник разведданных.Тем не менее поляки имели разумное представление как о тактическом расположении немцев, так и о вероятном плане атаки. Новый военный план под кодовым названием Plan Z ( Zachod — Запад) был представлен в марте 1939 года. По его оценкам, немцы могли собрать около 110 дивизий, из которых около семидесяти были задействованы для нападения на Польшу, прежде чем они будут переброшены на запад. Этот план был изменен после захвата Чехословакии с учетом вероятности того, что главный удар теперь будет нанесен из Силезии.Действительно, поляки встретились с французами, чтобы обсудить совместные действия в случае нападения в мае 1939 года, когда поляки ушли с мыслью, что французы атакуют Германию силами около тридцати восьми дивизий в течение двух недель после нападения на Германию. Польша. Однако у Гамелена и французского генерального штаба фактически не было подробных планов такой атаки, и 31 мая 1939 года директива изменила масштаб этой операции на «прощупывание». Полякам никогда не сообщали об этом изменении, но французы ожидали, что поляки продержатся несколько месяцев, достаточного времени, чтобы план был сформулирован и реализован на практике.

Неверное представление о том, что Франция быстро придет им на помощь, лежало в основе их оборонного планирования. Поляки рассмотрели два варианта: первый предусматривал использование смелых оборонительных рубежей русских на реках Бебжа, Нарев, Висла и Сан. Хотя это соответствовало польской доктрине и не приводило к чрезмерному расширению ограниченной структуры польских сил из тридцати дивизий, оно полагалось на полную мобилизацию армии. Учитывая, что большая часть живой силы будет поступать из западных провинций, если немцы нанесут удар до того, как план мобилизации будет завершен, Польская армия очень быстро потеряет большую часть своей живой силы.Также были опасения, что, если оборона Польши будет далеко на востоке, немцы без боя захватят Поморский коридор и прилегающие к нему районы, как они это сделали с Судетской областью. Второй вариант заключался в том, чтобы разместить польские войска к западу от речных рубежей у границы. Если предположить, что для полной мобилизации армии потребуется пара недель, оборона этого сектора прикроет мобилизацию сил в наиболее населенных районах Польши, что особенно важно, поскольку Польша была весьма разнообразной в этническом и культурном отношении, и только около шестидесяти процентов население польское.Сильная защита западных провинций также вынудила бы Францию ​​и Великобританию действовать и объявить войну.

Поляки не питали иллюзий по поводу своих перспектив против гораздо более крупного и лучше оснащенного вермахта — их единственная надежда заключалась в том, чтобы продлить боевые действия достаточно долго, чтобы британцы и французы могли нанести удар по Германии с запада. Поэтому они планировали разместить основную часть своих сил в западной Польше — шаг, который некоторые неверно истолковали как следование линейной обороне, аналогичной французской, — чтобы как можно дольше прикрывать находящиеся там провинции, чтобы обеспечить мобилизацию и постепенный отход на восток, чтобы продлить войну. войны, избегая решающего сражения.Польская доктрина была основана на войне 1920-х годов с Россией, которая была прежде всего маневренной войной. Конечно, основными проблемами при этом были:
. 1. Такое расположение сил означало, что пехотные дивизии прикрывали участки далеко за пределами того, что считалось благоразумным в польской тактической доктрине. Это означало, что передовые польские соединения не могли замедлить немцев, не вступая в решительный бой и в конечном итоге не уничтожаясь гораздо более крупными и мощными немецкими соединениями.
2. Они серьезно недооценили темп боя. Несмотря на то, что они планировали маневренную войну, они не смогли оценить влияние механизации в том смысле, что низкая плотность малочисленных польских формирований означала, что основная линия сопротивления почти всегда была прорвана, и что вермахта имели возможность использовать ситуация намного быстрее, чем поляки могли отреагировать.
3. В конечном итоге поляки оказались в затруднительном положении. Вариант речной обороны, хотя и обоснованный с военной точки зрения, не решает политических и стратегических дилемм.План передовой обороны, хотя и решал указанные дилеммы, был несостоятельным в военном отношении. Ситуация еще больше ухудшилась с объявлением пакта Молотова-Риббентропа в конце августа.

Противоборствующие силы

Версальский мирный договор, подписанный в конце Первой мировой войны, ограничил германские вооруженные силы относительно небольшим отрядом долгосрочных добровольцев. Воинская повинность не разрешалась, равно как и любое наступательное оружие, такое как самолеты, танки или подводные лодки.На самом деле это были не более чем полицейские и прибрежные патрульные силы, и им требовалось значительное подкрепление, даже если они хотели вести оборонительную кампанию внутри самого Рейха против одного из его более сильных соседей.

Армии было разрешено насчитывать 100 000 человек, включая 4 000 офицеров. Унтер-офицеры и рядовые должны были служить двенадцать лет, а офицеры — двадцать пять лет. Еще одно условие, наложенное союзниками, заключалось в том, что не более пяти процентов сил можно было высвободить за один год путем прекращения их службы.Эти ограничения фактически предотвратили создание резерва сколько-нибудь приличного размера. Нельзя было использовать полевые орудия крупнее 105 мм, за исключением нескольких стационарных орудий в крепости Кенигсберг в Восточной Пруссии. Военно-морскому флоту было разрешено иметь 15 000 человек, в том числе 1 500 офицеров. В состав флота были допущены шесть старых линкоров, шесть легких крейсеров, двенадцать эсминцев и двенадцать торпедных катеров, а в резерве находились два линкора, два крейсера, четыре эсминца и четыре торпедных катера.Строительство кораблей водоизмещением более 10 000 тонн было запрещено, а морские орудия были ограничены до 280 мм (11 дюймов) или меньше. То, что сегодня называется «оборонной промышленностью» (производство оружия и боеприпасов), было сведено к минимуму, необходимому для поддержания разрешенных запасов. Например, полный завод стрелкового оружия был продан чешской оружейной фирме CZ, которая открыла его в Брно. Немецким войскам не разрешалось находиться в демилитаризованной зоне, простирающейся на тридцать одну милю (пятьдесят километров) к востоку от Рейна, и союзным контрольным комиссиям разрешалось инспектировать любое формирование или учреждение, связанное с обороной, для проверки соблюдения требований.

Эта ситуация имела место на фоне создания Веймарской республики при президенте Эберте (Германия стала республикой после отречения кайзера в ноябре 1918 г.). Новая организация, основанная на многих рекомендациях генерал-лейтенанта Ганса фон Секта, стала известна как Reichswehr (Силы обороны Рейха) и была сформирована после принятия Закона об обороне от 23 марта 1923 года. ) и Reichsmarine (ВМФ).Номинальным главой вооруженных сил был президент, но фактическая власть принадлежала министру обороны, члену президентского кабинета. Как и следовало ожидать, первоначально для командования этими силами имелось большое количество офицеров и унтер-офицеров с опытом, но со временем упор стал делаться на набор более молодых людей. Вынужденные делать все возможное с небольшим числом солдат, немцы попытались сформировать элитные силы со стимулами для найма высококвалифицированного персонала, повышения заработной платы и улучшения казарменных условий.Строгая дисциплина снискала уважение гражданского населения, а отношения в гарнизонных и портовых городах обычно были хорошими. Также были предприняты согласованные усилия, чтобы перенять многие традиции, ранее принадлежавшие формированиям Имперской армии. Начальник штаба армии был известен как начальник армейского командования ( Chef der Heeresleitung ) и имел в своем подчинении пять отделов, наиболее важным из которых был Truppenamt , секция общих обязанностей, которая взяла на себя многие из функции старого имперского генерального штаба (расформированного в соответствии с Версальским договором).Фактические сухопутные соединения армии состояли из семи малых пехотных дивизий с номерами от 1 до 7 и трех кавалерийских дивизий с номерами от 1 до 3. Каждая пехотная дивизия насчитывала около 12 000 человек, с тремя пехотными полками, артиллерийским полком, а также разведывательным, связи , инженерный, транспортный и медицинский батальоны. Каждая кавалерийская дивизия насчитывала около 5300 человек в шести небольших кавалерийских полках и артиллерийском дивизионе. Каждый командир пехотной дивизии нес двойную ответственность — каждый командовал одним из семи военных округов ( Wehrkreise ) с номерами от I до VII.

Со временем немцам удалось обойти некоторые ограничения Версальского договора, создав в Советском Союзе военные объекты и заводы по производству вооружений. Эти меры были молчаливо поддержаны правительством Германии, финансировались многими крупными промышленными фирмами, такими как авиастроительная корпорация Юнкерс, и приветствовались самими русскими, которые отчаянно искали иностранных ученых и инженеров для помощи в создании своих собственных воздушных и танковых вооружений. , а также служба химического оружия.В обмен на технические консультации и услуги немецких специалистов русские разрешили немцам испытывать оружие и технику и обучать кадры личного состава без помех со стороны контрольных комиссий союзников. Также многие ограничения, наложенные Версальским договором, были смягчены или просто не применялись, и поэтому рейхсвера начали наращивать свои зенитные, артиллерийские и другие вооружения. Они также воспользовались двусмысленностью Договора, например, ничто не мешало фактическому проектированию нового оружия, поэтому были сделаны планы и чертежи для нового оружия, танков и самолетов.

К 1930 году армия почувствовала себя в достаточной безопасности, чтобы начать планировать работу по подготовке к расширению армии во время войны. Планировалось, что семь пехотных дивизий увеличатся до двадцати одной. Миллионы ветеранов Великой войны были доступны для пополнения рядов этих дивизий, но эти люди становились старше, и для немецкой молодежи не было возможности обучаться, кроме Reichsheer и полицейских сил. Оружие и снаряжение будут доступны для двух третей этих сил, но боеприпасов будет не хватать.Дальнейшие исследования были начаты в 1932 году, чтобы посмотреть на постепенное расширение заводов по производству вооружений и боеприпасов для удовлетворения этих потребностей. В дополнение к пехотным дивизиям будут укомплектованы кавалерийские дивизии и сформирована дополнительная дивизия, будет тридцать три батареи тяжелой артиллерии, пятьдесят пять батарей зенитных орудий, небольшая армейская авиация и танковый батальон. . Эти планы были прерваны назначением Адольфа Гитлера рейхсканцлером.

С другой стороны, флоту было гораздо труднее обойти ограничения Договора, чем армии.Ограничений Договора на замену старых кораблей не было, поэтому, как только послевоенная ситуация устоялась, ВМФ начал ограниченную программу строительства, хотя она и была тщательно изучена Контрольной комиссией союзников. Серьезной проблемой было сохранение знаний, навыков и опыта как экипажей, так и инженеров, строивших суда, особенно связанных с подводными лодками. Один из способов обойти это заключался в том, чтобы либо строить подводные лодки для экспорта иностранным правительствам (например, Японии), либо отправлять этот персонал за границу для работы над программами строительства в других странах, таких как Нидерланды, Финляндия и Испания. Первоначально эти предприятия нуждались в финансировании, но вскоре стали самоокупаемыми предприятиями. К концу 1920-х годов, когда дела пошли на лад, многие из этих операций были возвращены Рейху, и в Киле были построены строительные объекты для шести подводных лодок, а составные части для двенадцати подводных лодок хранились на хранении. Немцы также сохранили свое лидерство в оборудовании управления огнем — эшелон был спрятан в Венло и постепенно отправлен обратно. Позже ВМС приобрели голландскую фирму точного машиностроения для проведения экспериментальных работ по управлению огнем и другому техническому оборудованию.Военно-морской флот все еще имел три линкора времен Первой мировой войны: Hannover (1905 г.), Schleisien (1906 г.) и Schleswig-Holstein (1906 г.), но в рамках программы замены боевых кораблей был разработан проект новых броненосных крейсеров. (10 000 тонн и 11-дюймовые орудия, также называемые «карманными линкорами»), и в конечном итоге было построено три — Deutschland (1931 г. ), Admiral Scheer (1933 г.) и Graf Spee (1934 г.). Также было построено шесть легких крейсеров – Emden (1925), Konigsberg и Karlsruhe (1927), Koeln (1928), Leipzig (1929) и Nuernberg () Emden водоизмещением 5400 тонн, остальные 6000 тонн. У всех были 5,9-дюймовые пушки. Были запланированы два новых линкора (или линейные крейсера, согласно некоторым источникам), но строительство было отложено, поскольку они имели водоизмещение 26 000 тонн и имели 11-дюймовые орудия.

Военная авиация была полностью запрещена Версальским договором, а немецкая гражданская авиация была передана в ведение Управления авиации Министерства транспорта в первые послевоенные годы. Только в 1922 году было разрешено строительство гражданских самолетов, и даже тогда были ограничения по весу, потолку, скорости и мощности.Несмотря на это, немецкой авиационной промышленности удалось сохранить свое мастерство в 1920-е годы, а общественный интерес к авиации в целом поддерживали планерные клубы и другие организации, занимающиеся авиацией. Опять же, со временем эти ограничения постепенно ослаблялись, особенно после 1926 года. Количество офицеров, способных пройти летную подготовку, увеличилось с пяти до семидесяти двух, а ограничения на строительство гражданских самолетов были сняты. Несколько небольших корпораций объединились в Lufthansa и быстро открыли маршруты по всей Европе.Ядро будущей Люфтваффе было быстро сформировано в рамках Люфтганзы , и к 1931 году «секретные» ВВС насчитывали четыре истребительных, восемь наблюдательных и три бомбардировочных эскадрильи. Базовая летная подготовка проводилась в рамках Lufthansa , но тактическая подготовка была обязательно ограничена, хотя определенный объем подготовки проводился в СССР. Это, а также тот факт, что доктрина, как правило, была сосредоточена на обороне с использованием авиации в составе сухопутных войск, означало, что не было реальной возможности построить фундамент, на котором можно было бы сформировать надлежащие военно-воздушные силы, до тех пор, пока Гитлер не взял сила. Однако к 1933 году производственные мощности значительно улучшились: «Мессершмитт» уже производил легкие самолеты, «Фокке-Вульф» обосновался в Бремене, «Юнкерс» строил один из крупнейших авиационных заводов в Европе в Дессау, у «Хейнкеля» был крупный завод в Варнемюнде и Дорнье. имел ряд заводов за границей.

После того, как Гитлер стал канцлером 30 января 1933 года и получил абсолютную власть после принятия Закона о полномочиях 23 марта, он приступил к постепенному, но безжалостному расширению вооруженных сил (и оборонной промышленности), чтобы вернуть Германию на уровень отношения с другими великими державами и дать ему возможность реализовать свои намерения во внешней политике.14 октября Германия вышла из конференции по разоружению, проводимой Лигой Наций. Некоторые из наиболее экстремистских элементов нацистской партии, включая членов СА — Sturmabteilungen — хотели поглотить Reichsheer , что вызвало конфликт внутри нового правительства. Гитлер выступил на стороне Рейхшира , и 30 июня 1934 года (Ночь длинных ножей) Гитлер эффективно обезглавил СА, а также использовал возможность избавиться от ряда политических противников. После смерти Гинденбурга 2 августа 1934 года Гитлер принял титул фюрера и рейхсканцлера с упразднением должности президента, став одновременно главой государства и главнокомандующим вооруженными силами и требуя, чтобы все офицеры и солдаты вооруженные силы принести ему личную присягу на верность, отход от присяги на верность государству, как того требует Веймарская республика. К концу 1934 года численность армии возросла до 240 000 человек, и Герман Геринг стал министром авиации в качестве прелюдии к открытию новых военно-воздушных сил.Эрхард Мильх стал его заместителем и сразу же приступил к расширению производства. Расчеты Мильха показали, что военно-воздушным силам потребуется от восьми до десяти лет, чтобы создать адекватное ядро ​​для новой службы, но вскоре вмешаются политические соображения.

Гитлер публично осудил положения Версальского договора 16 марта 1935 года. В то же время он ввел новый закон об обороне, который расширил армию до двенадцати корпусов и тридцати шести дивизий, а также восстановил воинскую повинность. Дополнительный закон от 21 мая 1935 года открыл Люфтваффе и выделил его в качестве отдельной службы. Он также установил срок обучения призывников в один год. Это было вызвано отсутствием кадрового состава. К концу 1936 года расширение Вермахта было таким, что его можно было продлить до двух лет, а пока военкоматы брали реквизиты мужчин из выпуска 1914 года (родившихся в том же году), ветеранов Первой мировой войны все еще в пределах призывного возраста (от восемнадцати до сорока пяти, за исключением Восточной Пруссии, где верхний предел составлял пятьдесят пять лет) и большая группа мужчин, родившихся между 1901 и 1913 годами.Это представляло бы особую проблему, поскольку немногие прошли военную подготовку, но именно из этой группы будет набрана большая часть резерва, а те, кто был ближе к началу рубежа веков, начинали немного стареть, чтобы начать военную подготовку. . Очень многие прошли двух- или трехмесячную подготовку и были направлены в новые резервные дивизии, которые должны были использоваться в оборонительных целях или в какой-либо форме обеспечения безопасности, или в различные вспомогательные подразделения.

Население и промышленная база уже существовали для поддержки расширения вооруженных сил.До аннексии Австрии и Судетской области (Чехословакия) население Рейха составляло около 70 миллионов человек, а с добавлением этих областей население увеличилось примерно на 10 миллионов человек. Кроме того, он производил более 22 миллионов тонн стали и 200 миллионов тонн угля в год, был высокоразвит в промышленном отношении с крупными моторными и инструментальными заводами и отличной транспортной системой, а также имел торговый флот с более чем 4 миллионами тонн и отличные портовые сооружения. .

Немецкие вооруженные силы, ранее Reichswehr , были переименованы в Wehrmacht , при этом Reichsheer стал Heer (Армия), Reichsmarine стал Kriegsmarine назвал Люфтваффе , Truppenamt стал генеральным штабом армии, а министр обороны стал военным министром (генерал-полковник Вернер фон Блумберг). Кригсмарине оставался под командованием гросс-адмирала Эриха Редера, а Люфтваффе возглавлял Герман Геринг, теперь генерал дер Флигер . Скандал позже будет означать, что и Блумберг, и главнокомандующий вооруженными силами (генерал дер Артиллери Вернер фон Фрич) уйдут в отставку, а Гитлер будет осуществлять полный контроль через новый штаб, сформированный в феврале 1938 года — ОКВ ( Oberkommando der Wehrmacht — High Командование вооруженных сил), а генерал дер Артиллерия Вильгельм Кейтель стал его начальником штаба. Об этом сообщило высшее командование различных служб, ОКХ ( Oberkommando des Heeres  – Верховное командование сухопутных войск под командованием генерал-полковника Вальтера фон Браухича), OKM ( Oberkommando der Marine  – Верховное командование ВМС) и OKL ( Oberkommando der Люфтваффе  — Верховное командование ВВС).Конкретного разделения обязанностей между ОКВ и высшим командованием служб не было, в результате чего трения между ними значительно усилились, а глава служб все чаще переходил непосредственно к Гитлеру.

Однако не все шло гладко. Расширение услуг росло такими темпами (включая строительство новых казарм, складов, штабов, ремонтно-эксплуатационных баз, аэродромов и т. д.), особенно армии, что приходилось идти на уступки практичности.По-прежнему было слишком мало офицеров из Рейхсвера , чтобы командовать всеми новыми подразделениями, ситуация усугублялась потерей большого количества опытных офицеров и унтер-офицеров в составе Люфтваффе , хотя некоторое облегчение было получено за счет включения военизированных полицейских подразделений. в армию. Требования к офицерам были снижены, и тысячи бывших сержантов рейхсвера стали младшими офицерами, а тысячи рядовых стали сержантами. Все это еще не могло восполнить пробел, поэтому были призваны тысячи ветеранов Первой мировой войны, пока не появилась возможность обучать более молодых людей.Были проблемы и с производством. Потребностей в дополнительных танках, боевых бронированных машинах, стрелковом оружии, артиллерии, самолетах и ​​боевых кораблях было так много, что оказалось недостаточно сырья и рабочей силы для создания всего этого нового оборудования. В результате ВМФ был вынужден отказаться от своих амбициозных планов по расширению в угоду сухопутным и военно-воздушным силам и вместо этого сосредоточился (помимо уже находящихся в производстве крупных боевых кораблей) на более мелких боевых кораблях и подводных лодках, а также на обучении.

К октябрю 1937 года армия увеличилась примерно до 600 000 человек и была тактически организована под четырьмя командованиями, с четырнадцатью корпусами и тридцатью девятью активными дивизиями, включая четыре мотопехотные и три танковые дивизии (кавалерийские дивизии были расформированы). Было также двадцать девять резервных дивизий, которые могли быть призваны на службу по мобилизации, и это число будет неуклонно увеличиваться по мере того, как число мужчин, увольняемых из действующей армии, увеличивается по мере того, как они заканчивают срочную службу.Каждый корпус соответствовал Wehrkreise (которое было увеличено до тринадцати), так же как каждая дивизия Reichswehr соответствовала одной. Командир корпуса также выполнял функции командира Wehrkreise , находясь в гарнизоне, но передал эту ответственность своему заместителю, когда тот вывел свое соединение в поле. Исключение составлял XIV корпус, который был сформирован для управления всеми механизированными дивизиями, разбросанными по территории Германии, и не нес никакой территориальной ответственности. Wehrkreise непосредственно подчинялись главнокомандующему армией, в то время как каждый корпус подчинялся каждому из командований групп армий ( Heeresgruppenkommandos ) во время активных операций.

С аннексией Австрии и Судетской области для армии стали доступны дополнительные формирования: австрийская армия предоставила одну легкую, одну танковую, две пехотные и две горнострелковые дивизии, а Судетская область была включена в соответствующие Wehrkreise .К марту 1939 года армия насчитывала около 1 830 000 человек личного состава (730 000 активных, 1 100 000 резервных) и 102 дивизии (пятьдесят одна действующая, пятьдесят одна резервная). Большая часть резервов была направлена ​​на формирование частей безопасности, поддержки и обучения или административных штабов в случае мобилизации, но организация резервных дивизий, которые все были пехотными дивизиями, отражала организацию действующей армии, хотя и с недостатком сил. определенное оборудование и определенные единицы поддержки.

Состав каждого типа дивизии был следующим.. .

Все четыре танковые дивизии были несколько иной конфигурации. Было:

  • 1-я танковая — 1 танковая бригада и 1 мотопехотная бригада; 56 х PzKpfw. I, 78 х PzKpfw. II, 112 х PzKpfw. III и 56 x PzKpfw. IV.
  • 2-я танковая — 1 танковая бригада и 1 мотопехотная бригада; 124 х PzKpfw. I, 138 х PzKpfw. II, 20 х PzKpfw. III и 24 танка PzKpfw. IV.
  • 3-я танковая — 1 танковая бригада и 1 мотопехотная бригада; 124 х PzKpfw.I, 138 х PzKpfw. II, 20 х PzKpfw. III и 24 танка PzKpfw. IV.
  • 4-я танковая — 1 танковая бригада и 1 мотострелковый полк; 124 х PzKpfw. I, 138 х PzKpfw. II, 20 х PzKpfw. III и 24 танка PzKpfw. IV.
  • 5-я танковая — 1 танковая бригада и 2 мотострелковых полка; 124 х PzKpfw. I, 138 х PzKpfw. II, 20 х PzKpfw. III и 24 танка PzKpfw. IV.

Обратите внимание, что приведенная выше мощность танков соответствовала тому, что должна была иметь -я дивизия — на практике были небольшие отклонения из-за задержек производства и т. д.Кроме того, каждая танковая дивизия имела моторизованный артиллерийский полк (из двух дивизионов), разведывательный, противотанковый, саперный и батальоны связи, а также тыловой поезд и службы. Вермахт не передал ни один из своих танков для формирования батальонов для непосредственной поддержки пехоты — для этого использовались самоходные орудия и истребители танков, такие как Sturmgeschutz серии . Сторонники бронетехники, такие как Хайнц Гудериан, настаивали на том, что танки должны быть сосредоточены в соединениях и поставлены перед ними собственными боевыми задачами.Эти соединения, утверждал Гудериан, способны прорвать главную линию сопротивления противника, преодолевая оборону пехоты своими силами и комбинируя ударную и огневую мощь. Как только линия была прорвана, у них была мобильность, чтобы использовать ситуацию, проникая глубоко в тыл противника или охватывая его тыл совместно с другими танковыми частями. Все это было частью более широких усилий по внедрению общевойсковой тактики, и танковые дивизии в действительности представляли собой довольно сбалансированную смесь танков, пехоты и артиллерии (с вспомогательными средствами), при этом сила танковой дивизии заключалась в ее способности принимать удары. преимущество силы всех трех рук, наряду с большой подвижностью и гибкостью.Одной из наименее оцененных сильных сторон танковой дивизии было использование раций — Гудериан был офицером-связистом и понял, что радио может помочь в координации быстро движущихся мобильных формирований. В начале Второй мировой войны ни одна другая армия не интегрировала так успешно радио в свою командную структуру.

Четыре легкие дивизии также различались по своей структуре и составу:

  • 1-я легкая дивизия – 1 мотопехотная бригада, 1 танковый полк и 1 разведывательный батальон
  • 2-я легкая дивизия — 2 мотопехотных полка и 1 разведывательный полк
  • 3-я легкая дивизия — 1 мотострелковый полк, 1 мотоциклетный батальон и 1 разведывательный полк
  • 4-я легкая дивизия — 2 мотопехотных полка и 1 разведывательный полк

Каждая дивизия имела штатный легкий танковый батальон, легкий артиллерийский полк (из двух дивизионов) и вспомогательные средства. Общая численность составляла около 11 000 солдат и офицеров. Легкие дивизии были попыткой механизировать кавалерийские дивизии и вызывали больше споров, чем танковые дивизии, так как некоторые генералы (в том числе фон Рундштедт) считали, что конная кавалерия по-прежнему будет нужна в районах, где отсутствует хорошо развитая транспортная инфраструктура Западной Европы ( таких как Восточная Европа и Советский Союз). Гитлер питал отвращение к лошадям и решил вопрос, приняв на вооружение французскую модель «Драгун» с небольшим бронированным элементом.Эти дивизии предназначались для выполнения традиционных кавалерийских функций стратегической разведки и фланговой защиты.

Четыре мотопехотные дивизии были немного меньше стандартной пехотной дивизии примерно на 1400 человек личного состава и состояли из 3-х пехотных полков с дополнительными подразделениями боевого обеспечения и боевого обеспечения по той же схеме, что и стандартная пехотная дивизия (см. разница была в том, что все перевозилось на автомобиле. Три горнострелковые ( Gebirgsjäger ) дивизии напоминали стандартную пехотную дивизию, но опять же не были организованы единообразно. В 1-й горнострелковой дивизии было три пехотных полка и артиллерийский полк из четырех дивизионов, а во 2-й и 3-й горнострелковых дивизиях было только два пехотных полка и артиллерийский полк из трех дивизионов. Батальоны легких орудий были вооружены 75-мм ранцевыми гаубицами, которые можно было разобрать и перевозить на мулах, а батальоны средних орудий были оснащены 150-мм гаубицами того же типа, что и регулярная пехота.Штатная численность составляла 17 000 солдат и офицеров, но 1-я горнострелковая дивизия в это время насчитывала около 24 000 человек. Тридцать пять действующих пехотных дивизий состояли из трех полков, по три пехотных батальона в каждом, артиллерийской роты и противотанковой роты в каждом. В каждом батальоне было четыре роты, причем четвертая рота в каждом батальоне была сопоставима с ротой тяжелого вооружения в армии США. Дивизия также имела смешанный артиллерийский полк с тремя легкими и одним средним дивизионами, оснащенными 105-мм и 150-мм артиллерийскими орудиями соответственно, плюс наблюдательный батальон, а также другие батальоны обеспечения, такие как разведывательный, противотанковый, инженерный и сигнальный. Резервные пехотные дивизии имели аналогичную структуру, хотя обычно они немного различались по численности личного состава и, как правило, были оснащены старым вспомогательным вооружением.

Накануне Второй мировой войны у Польши действительно было только две национальные вооруженные силы – армия и флот. Авиационные части были разделены между двумя. Президент был номинальным главнокомандующим, но делегировал фактическое управление обороной генеральному инспектору вооруженных сил и военному министру. По состоянию на начало 1939 г. польская армия мирного времени состояла (на бумаге) из тридцати дивизий, нескольких небольших горнострелковых бригад, четырнадцати конно-кавалерийских бригад, одной кавалерийской механизированной бригады и двух авиационных дивизий, с мирным штатом в 280 000 человек личного состава, то есть многие части имели поддерживаться на уровне ниже установленного уровня.Подразделения были разделены на десять частей корпуса для целей управления и материально-технического обеспечения. В мирное время командования армий и групп армий не существовало, вместо этого в армии существовало три высших командования, известных как инспекции, которыми командовали старшие генералы в Торуне (Торн), Вильне и Львове (Лемберг). Пехотные дивизии были пронумерованы с 1 по 30 и были идентичны по организации, за исключением 21-й и 22-й дивизий, которые были классифицированы как горные дивизии и приписаны к той части Польши, которая граничила с Карпатами.Поддерживающие армейские части были распределены по всем десяти корпусам, в каждом из которых имелся полк средней артиллерии и не менее одного танкового батальона (всего тринадцать), а также зенитная артиллерия (пять полков и несколько отдельных батальонов), саперы (всего четырнадцать отдельные батальоны) и части связи. К началу 1939 года армия могла рассчитывать на то, что около 1 500 000 резервистов классов 1898–1915 годов (т. е. мужчин в возрасте от 24 до 42 лет) были готовы к немедленной мобилизации, а еще 560 000 — из классов 1888–1897 годов ( в возрасте от сорока трех до пятидесяти двух лет) доступны для избранных обязанностей, если это необходимо, таких как охрана и поддержка. Существующие дивизии будут доведены до полного состава, созданы пятнадцать дополнительных резервных дивизий, расширены авиационные части и флот.

Кроме того, существовала Национальная гвардия ( Оброна Народова ), состоявшая из мужчин, прошедших срочную службу, но не имеющих мобилизационных заданий, мужчин, по каким-либо причинам еще не прошедших обучение, и добровольцев, еще не подлежащих призыву. Оружие и обмундирование, выданное Национальной гвардии, хранилось дома, а боеприпасы к ним хранились на складе местного действующего подразделения.Обучение проводилось на неполный рабочий день, при этом можно было формировать подразделения до уровня бригады. Бригада Национальной гвардии состояла из двух полков, по четыре батальона в каждом, общей численностью от 2500 до 4000 человек. Было сформировано одиннадцать таких бригад, по одной в районе каждого корпуса и морская бригада в Гдыне. Действующие дивизии состояли из трех пехотных полков, артиллерийского полка, разведывательного батальона, зенитной роты, роты связи, а также тылового поезда и служб. Планировалось, что каждая пехотная дивизия будет иметь свой саперный батальон, но к началу войны до этого было еще далеко. Большинство просто имело саперные отряды. В каждом пехотном полку было по три батальона (из трех стрелковых рот и одной роты тяжелого вооружения), противотанковая рота, артиллерийский взвод, взвод связи, саперный взвод и небольшой отряд пополнения и обслуживания. Артиллерийский полк имел два дивизиона 75-мм орудий (французского или польского производства) и один дивизион 100-мм гаубиц (чешского или польского производства).Пока предпринималась попытка заменить их на 105-мм и 150-мм орудия польского производства, процесс был далек от завершения. Штатная численность артиллерийского полка составляла 780 солдат и офицеров. Кавалерийские бригады продолжали привлекать лучших офицеров и солдат и состояли из трех или четырех кавалерийских полков и одного эскадрона вьючной артиллерии, связи и инженеров. Каждый полк (фактически соединение размером с батальон) состоял из четырех линейных эскадрилий (формирование размером с роту), вооруженных винтовками, пулеметами и саблями (в середине 1930-х годов лэнс обычно сбрасывали), пулеметного отделения с двенадцатью тяжелыми пулеметов, противотанковый взвод с четырьмя 37-мм орудиями и небольшой ремонтно-запасной отряд.

Немцы имели значительное превосходство в авиации. Общая численность Германии в начале кампании составляла 3368 боевых самолетов, из которых около шестидесяти четырех процентов были задействованы для вторжения в Польшу. Эти силы разделились на два соединения: Luftflotte (Воздушный флот) 1, поддерживающий группу армий фон Бока «Север», и Luftflotte 4, поддерживающий группу армий «Юг» фон Рундштедта. В их число входили 800 средних бомбардировщиков, 340 пикирующих бомбардировщиков «Штука», 520 истребителей и 250 транспортных самолетов.В дополнение к этому, к каждой группе армий были прикреплены штатные авиационные части для наблюдения и связи, при этом группа армий «Север» имела 94, а группа армий «Юг» — 168. У немцев было 2152 самолета, выстроенных против Польши, с основными самолетами. Это Heinkel He-111, Dornier Do-17, несколько истребителей Junkers Ju-88, Messerschmidt Bf-109 и Bf-110, а также разведывательные самолеты Henschel Hs-126. Две авиадивизии и шесть связанных с ними авиаполков предназначались только для административных целей — в военное время основной тактической единицей была группа из двух-четырех эскадрилий, каждая из десяти-двенадцати самолетов одного типа. Польские военно-воздушные силы насчитывали примерно 1900 самолетов, но около 650 из них были учебно-тренировочными, а 700 — более старыми, устаревшими типами. Настоящая сила заключалась в 392 фронтовых самолетах, в том числе 158 истребителях (PZL P.11 и более старых P.7), 114 легких бомбардировщиках, 36 средних бомбардировщиках и 84 самолетах наблюдения.

Преимущества, которыми обладал Вермахт , были в значительной степени связаны с гораздо большим населением и промышленными мощностями, которыми обладала Германия, а это означало, что она могла тратить гораздо больше на оборону, чем ее меньший сосед.В период с 1935 по 1939 год оборонный бюджет Германии составлял 24 миллиарда долларов по сравнению с 760 миллионами у Польши. Это заставило его присутствие наиболее остро ощущаться в более технических службах, ВВС и ВМФ. Хотя у Германии была отличная промышленная база для ведения войны, потребовалось еще несколько лет, чтобы достичь уровня производства, достаточно высокого, чтобы поддерживать объем производства для крупного продолжительного конфликта. Программа военной подготовки уже урезала численность рабочей силы, и мобилизация лишила ее еще многих тысяч техников и рабочих, отработавших срок срочной службы и направленных в резервные части.В сущности, тогда Германия была готова только к войне кратковременной продолжительности — запасов горючего и боеприпасов не хватило бы на одновременные масштабные кампании и на востоке, и на западе. Таким образом, немецкое военное планирование должно было включать многочисленные импровизации, чтобы учесть внезапные потребности, практика, которая стала почти стандартной во время Второй мировой войны. Тем временем Польша все еще наращивала и модернизировала свою промышленную базу, производство основных боеприпасов и предметов снабжения все еще было ограниченным и относительно неподвижным, что делало их уязвимыми для захвата.

Перед Польшей накануне войны две группы армий располагали тридцатью семью пехотными дивизиями, одной горнострелковой (Gebirgsjäger) дивизией, четырьмя мотопехотными ( Panzer Grenadier ) дивизиями, четырьмя легкими дивизиями, шестью танковыми ( Panzer ) дивизии, одна кавалерийская бригада плюс множество пограничных, жандармских и других военизированных формирований. Группа армий «Север» насчитывала 630 000 человек, а группа армий «Юг» — 886 000 человек. В составе Войска Польского было двадцать три регулярные пехотные дивизии, три резервные пехотные дивизии, восемь кавалерийских бригад и одна моторизованная бригада, а также несколько пограничных и других военизированных формирований.Что касается общей боевой мощи, вермахта развернули около 559 пехотных батальонов против 376 польских, общее соотношение сил на основных направлениях наступления составило 1,5: 1 или 2,3: 1. вермахта развернули 5805 орудий полевой артиллерии по сравнению с 2065 — общее преимущество в силах 2,8: 1 или 4,4: 1 на основных направлениях атаки. Что касается механизированных сил, то вермахта развернули 2511 танков против 615 польских, при общем соотношении сил 4,1: 1 или 8.2:1 на основных направлениях атаки.

Боевой порядок противников

Польша

Армейское Поморье (генеральная дивизия В. Бортновски)

            9-я пехотная дивизия
            15-я пехотная дивизия
            27-я пехотная дивизия

            Группа Wshod (бригадный генерал М. Болтук)

                       4-я пехотная дивизия
                       16-я пехотная дивизия

            Группа Черск (бригадный генерал Гжмот-Скотницкий)

                       Поморская кавалерийская бригада в/ч

Армейский Модлин (BrigGen E.Крукович-Пшеджимирски)

            8-я стрелковая дивизия
            20-я стрелковая дивизия
            Новогродская кавалерийская бригада
             Мазовецкая кавалерийская бригада

Оперативная группа Вышкув (бригадный генерал В. Ковальски)

            1-я пехотная дивизия легиона
            41-я резервная пехотная дивизия

Специальная оперативная группа Нарев (бригадный генерал К. Млот-Фиялковски)

            18-я стрелковая дивизия
            33-я резервная стрелковая дивизия
            Подляская кавалерийская бригада
            Сувальская кавалерийская бригада

Армия Познань (GenDiv T.Кутшеба)

14-й пехотный раздел
17-й велькопольская пехотная дивизия
25-й пехопольский раздел
26-я пехотная дивизия
Wielkopolska Cavalry Brigade
Podolska Cavalry Brigade

Армия Лодзь (генеральная дивизия Дж. К. Роммель)

            2-я пехотная дивизия легиона
            10-я пехотная дивизия
            28-я пехотная дивизия
            Кресова кавалерийская бригада

            Group Piotrkow (BrigGen W.Томми)

                       30-я стрелковая дивизия
                       Волынская кавалерийская бригада

Армейский Пруси (генеральная дивизия С. Даб-Биернаки)

            13-я пехотная дивизия
            29-я пехотная дивизия

            Кавалерийская оперативная группа (бригадный генерал Р. Дрезцер)

                       19-я пехотная дивизия
                       Виленская кавалерийская бригада

            Оперативная группа Скварчински (бригадный генерал Скварчински)

                       3-я пехотная дивизия легиона
                        12-я пехотная дивизия
                        36-я резервная пехотная дивизия

Армия Краков (бригадный генерал А. Шиллинг)

            6-я пехотная дивизия
            7-я пехотная дивизия
            10-я механизированная бригада
            Краковская кавалерийская бригада

            Группа Сласк (бригадный генерал Дж. Ягмин-Садовски)

                       23-я Горнославская стрелковая дивизия
                               55-я резервная стрелковая дивизия

            Группа Бельско (бригадный генерал М. Борута-Шпехович)

                       1-я горнострелковая бригада
                       21-я горнострелковая дивизия

Армия Карпаты (ГенДив К.Фабриси)

2-я горнострелковая бригада
3-я горнострелковая бригада

Германия

Группа армий «Север» (генерал-полковник Федор фон Бок)

            73-я пехотная дивизия
            10-я легкая дивизия
            206-я пехотная дивизия
            208-я пехотная дивизия

            Четвертая армия (генерал артиллерии Гюнтер фон Клюге)

                       218-я пехотная дивизия

                      Командование пограничной охраны (генерал дер Флигер Леонхард Каупиш)

                                   207-я пехотная дивизия

                       19-й корпус (генерал танковых войск Хайнц Гудериан)

2-й моторизованный дивизион пехота
3RD Panzer Division
20-й моторизованный отдел пехоты

                       2-й корпус (генерал пехоты Эрих Штрауб)

                                  32-я пехотная дивизия
                                  3-я пехотная дивизия

                       3-й корпус (генерал артиллерии Курт Хаазе)

                                   Дивизия Нетце
                                  50-я пехотная дивизия

            Третья армия (генерал артиллерии Георг фон Кухлер)

                       217-я пехотная дивизия
                       Бригада Эбхарда

                       21-й корпус (генерал-лейтенант Николаус фон Фалькенхорст)

                                  228-я стрелковая дивизия
                                  21-я стрелковая дивизия

                       1-й корпус (генерал-лейтенант Вальтер Петцель)

                                  1-я пехотная дивизия
                                  12-я пехотная дивизия

                       Клеймо корпуса (бренд генерал-лейтенанта Фрица)

                                  Lotzen Brigade
                                   Goldap Brigade

Группа армий «Юг» (генерал-полковник Герд фон Рундштедт)

239-я Devision Division
221-й пехотный раздел
213-й раздел пехоты
62-й раздел пехоты
68-й раздел пехоты
27-я пехотная дивизия

            Восьмая армия (генерал от инфантерии Йоханнес Бласковиц)

                       10-й корпус (генерал артиллерии Вильгельм Юлекс)

                                  24-я стрелковая дивизия
                                  30-я стрелковая дивизия

                       13-й корпус (генерал кавалерии Максимилиан Фрейхерр фон Вейхс)

                                  10-я пехотная дивизия
                                  17-я пехотная дивизия

            Десятая армия (генерал артиллерии Вальтер фон Райхенау)

                       3-я легкая дивизия
                                1-я легкая дивизия

                       11-й корпус (генерал артиллерии Эмиль Лееб)

                                  18-я пехотная дивизия
                                  19-я пехотная дивизия

                       16-й корпус (генерал кавалерии Эрих Хёпнер)

4-й танковой подразделение
1-й танковой подразделение
14-я пехотная дивизия
31-й пехотный раздел

                       4-й корпус (генерал от инфантерии Виктор фон Шведлер)

                                  46-я стрелковая дивизия
                                  4-я стрелковая дивизия

                       15-й корпус (генерал от инфантерии Герман Гот)

                                   2-я легкая дивизия

                       14-й корпус (генерал от инфантерии Густав фон Вистершайм)

                                  13-я моторизованная дивизия
                                  29-я моторизованная дивизия

            Четырнадцатая армия (генерал-полковник Вильгельм Лист)

                       22-й корпус (генерал кавалерии Эвальд фон Клейст)

                                  1-я горнострелковая дивизия
                                  2-я горнострелковая дивизия

                       8-й корпус (генерал от инфантерии Эрнст Бух)

8-я пехотная дивизия
28-й пехотный раздел
5-й танковой подразделение

                       17-й корпус (генерал от инфантерии Вернер Киниц)

44-й раздел пехоты
45-й пехотный раздел
7-я пехотная дивизия

                       18-й корпус (генерал пехоты Байер)

                                  2-я танковая дивизия
                                  4-я легкая дивизия
                

(Словацкая) Группа армий Бернолак

            1-й Яношикский отдел
            2-й Скултетный отдел
            3-й Разусский отдел
           Мобильная группа Калинчак

Как цитировать эту статью: Антилл, П.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.