Разговор у директора продолжался но я уже в него не вмешивался: расставить знаки препинания.отметь сложные предложения а)разговор у директора продолжался но

Содержание

Дмитрий Биричевский: газ и нефть из России будут востребованы еще долго

https://ria.ru/20210824/birichevskiy-1746854067.html

Дмитрий Биричевский: газ и нефть из России будут востребованы еще долго

Дмитрий Биричевский: газ и нефть из России будут востребованы еще долго - РИА Новости, 24.08.2021

Дмитрий Биричевский: газ и нефть из России будут востребованы еще долго

Работа по созданию альтернативной SWIFT системы в России продолжается, но не стоит ожидать, что она закончится в ближайшее время, заявил директор департамента... РИА Новости, 24.08.2021

2021-08-24T10:00

2021-08-24T10:00

2021-08-24T10:03

интервью

сша

москва

министерство финансов рф (минфин россии)

евросоюз

еврокомиссия

министерство иностранных дел российской федерации (мид рф)

северный поток — 2

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/05/1f/1734865284_0:0:3078:1731_1920x0_80_0_0_60ce776f2661041d80650379db183e57.jpg

Работа по созданию альтернативной SWIFT системы в России продолжается, но не стоит ожидать, что она закончится в ближайшее время, заявил директор департамента экономического сотрудничества МИД России Дмитрий Биричевский. В интервью корреспонденту РИА Новости Александре Дибижевой он также рассказал о том, возможен ли отход от Apple и Google Pay, о транзите российского газа через Украину и о том, стоит ли опасаться исчезновения французского шампанского с полок магазинов.– Тема России и системы SWIFT продолжает быть актуальной. Недавно в интервью РИА Новости вы говорили о том, что Москва уже начала работу по формированию альтернативной SWIFT системы. Когда, по вашим прогнозам, она может быть закончена?– Я думаю, что эта работа будет продолжаться еще очень долго, и нет такой цели – закончить ее как можно быстрее. Это постоянная регулярная работа в рамках политики по укреплению нашей финансовой самостоятельности, независимости платежей. Эта работа ведется уже достаточно давно. Сама система платежей уже создана и называется Система передачи финансовых сообщений Банка России. Это система не только для расчетов внутри страны, возможен вариант использования в международном формате. Она может сопрягаться с зарубежными аналогами, такими как европейская система SEPA, иранская система SEPAM и китайские CUP и CIPS. Наши карты МИР работают в странах СНГ, а также в других государствах, которые их признают. Опасность отключения нас от SWIFT пока не просматривается. Я думаю, что гипотетическое отключение – мера не рыночная, а сугубо политическая. Пока никто к ней не готов, от этого все только проиграют. Но на перспективу для того, чтобы как-то обезопасить себя, в рамках этой работы мы прилагаем усилия по дедолларизации экономики, по укреплению расчетов в национальных валютах. В этом же русле идет и работа по созданию национальной платежной системы, альтернативной SWIFT и не зависящей от решений извне.– То есть, пока никакой приблизительной даты еще нет?– Нет. И ориентира даже целевого нет. Мы работаем с партнерами. С кем-то процесс более продвинутый, с кем-то только начались переговоры. Поэтому мы будем планомерно продолжать это делать. Эта работа постоянная, не стоит ожидать, что через год или через два она закончится.– Разговор об отходе от зависимости от западных платежных систем в России идет давно. А касается ли это таких методов оплаты, как Google Pay или Apple Pay? Планирует ли Россия создавать свои аналоги?– Вопрос про Google Pay или Apple Pay еще более узкоспециализированный, чем система, которая могла бы быть альтернативой SWIFT. Но, насколько я понимаю, эти сервисы представляют собой лишь механизм или программную платформу для проведения бесконтактных платежей, а не некую самостоятельную финансовую банковскую систему расчетов. По сути это просто электронный кошелек, к которому мы привязываем свои банковские карты, а технология работает аналогично встроенным в большинство современных банковских карт техническим решениям для осуществления бесконтактных платежей. Уверены, что если указанные сервисы по каким-либо причинам будут ограничивать свою работу в России, то это приведет лишь к финансовым потерям их материнских компаний и перетоку клиентов к конкурентам. Упомянутые вами методы платежей не являются уникальными, многие банки уже используют собственные приложения для бесконтактной оплаты, равно как и производители мобильных устройств и крупные цифровые компании. Это сугубо коммерческие продукты, и вряд ли государству стоит вмешиваться в соответствующие сферы со своими наставлениями.– Речи об отходе сейчас нет?– Пока такой информации у меня нет.– Недавно США и Германия заключили соглашение по "Северному потоку — 2". Рассматривает ли Россия возможность заключить такую же сделку с американцами? На какие компромиссы мы готовы?– Давайте определимся с терминами. Никакого соглашения о "Северном потоке — 2" между США и ФРГ нет и быть не может. Это их заявление по тематике укрепления энергетической безопасности Европы и поддержке Украины. В этом заявлении именно об этом идет речь. Где находятся США, где находится трубопровод "Северный поток — 2" – в совершенно разных частях света. Поэтому разговаривать нам с США об этом проекте как-то нелогично. Мы разговариваем с теми, кто является нашими партнерами: с Европой, с основными потребителями природного газа, который будет поступать по этой трубе. Я не понимаю смысла слова "сделка" – у нас есть договоренности, взаимные обязательства между сторонами по строительству газопровода. Проект уже близок к завершению. Осталось буквально несколько недель до физического окончания строительства. Никаких препятствий к его завершению мы не видим, а дальше будет работа – я думаю, она тоже не займет много времени – по вводу в эксплуатацию. Надеюсь, что до конца года есть все шансы запустить его в действие.– Продолжая тему газа. В последнее время из Украины все чаще звучат заявления о возможности полного прекращения транзита российского газа через ее территорию. Готова ли к этому Россия?– Неоднократно руководство нашей страны, включая президента, говорили о том, что мы не заинтересованы в том, чтобы прекращать транзит через Украину. У нас есть контрактные обязательства по транзиту. Другое дело, что с вводом в эксплуатацию "Северного потока — 2" возможности доставки нашего природного газа в Европу заметно расширятся. Все зависит от договоренностей, от состояния рынка, взаимоотношений хозяйствующих субъектов. Теперь транзитные страны, которые подключены к системе трубопроводов, уже будут конкурировать за то, чтобы через них проходил российский газ. Вопрос сугубо экономический, все будет решаться договаривающимися компаниями. Россия всегда выполняла свои обязательства по доставке газа в Европу, проблемы возникали на украинской стороне. Были прецеденты незаконного отбора газа, что сказалось на энергетической безопасности Европы. Мы рассматриваем вопрос в сугубо экономическом контексте для того, чтобы все потребители в Европе были довольны, чтобы они получали те объемы, которые им требуются, по цене, которую определяют договоренность и ситуация на рынке.– Мы сможем выполнять все свои обязательства по поставкам газа в Европу без украинского транзита?– Мы сможем выполнять все обязательства, но это не значит, что мы отказываемся от транзита через Украину. Если Украина не захочет пропускать наш газ через свою территорию, в чем я сомневаюсь, то, наверное, мы сможем обойтись и без нее. Но, насколько мне известно, об этом разговор пока не идет.– Россия активно взялась за пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения: Кипр, Мальта, Люксембург, Нидерланды. Продолжится ли этот процесс? Кто следующий в списке?– Многие компании используют так называемые "налоговые гавани", иностранные юрисдикции для того, чтобы платить меньше налогов. Но понятно, что, если эта компания работает в России, мы бы хотели, чтобы налоги по максимуму платились в нашей стране. Ведем переговоры с рядом государств. Этой работой непосредственно занимается Минфин России. Есть, насколько известно, предложение о пересмотре соответствующего двустороннего соглашения со Швейцарией. В Минфине не исключают, что предложения по корректировке таких двусторонних договоренностей в перспективе могут быть переданы Гонконгу и Сингапуру. В совокупности, по оценкам экспертов, это может охватить порядка 90% так называемых "транзитных юрисдикций".– Новый российский закон о виноделии наделал много шума, в том числе, за рубежом. Провела ли Россия переговоры с обеспокоенными сторонами? Если да, то к чему удалось прийти? Все вопросы сняты?– Прежде всего этот закон был принят в рамках внутреннего российского законодательства, а наше законодательство не является предметом переговоров с другими странами. Другое дело, что, принимая те или иные меры, затрагивающие интересы зарубежных поставщиков, мы готовы к тому, чтобы дать разъяснения. Такой диалог ведется. Мы даем все необходимые разъяснения, в том числе и нашим европейским коллегам. Это касается применения норм российского законодательства в части декларирования соответствия винодельческой продукции требованиям технического регламента ЕАЭС. Профильные ведомства поддерживают контакты с Еврокомиссией, которая естественным образом отстаивает интересы европейских виноделов. Не вдаваясь в технические детали, скажу, что на импортируемую алкогольную продукцию с зарегистрированной декларацией о соответствии можно в упрощенном порядке получить новую декларацию с уточненным наименованием.– Так что же с французским шампанским? Не исчезнет?– Я думаю, что серьезных проблем с поступлением на наш рынок этого вида алкогольной продукции у нас не будет. По крайней мере, есть все возможности избежать дефицита. Насколько я знаю, наши французские коллеги принимают к сведению те разъяснения, которые дает российское правительство. Какого-то обострения ситуации в этой связи мы не ожидаем.– Перейдем к еще одной актуальной теме. Известно, что ЕС намерен достичь углеродной нейтральности в 2050 году, это скажется и на поставках газа и нефти из России в среднесрочной перспективе. Прорабатываются ли сейчас в Москве варианты возможного развития событий в этой ситуации?– В целом по прогнозам экспертов с учетом того, что мировая экономика будет восстанавливаться после пандемии, спрос на энергоносители будет расти. В этом смысле российский природный газ и другие ископаемые виды топлива будут востребованы еще очень долгие годы, десятилетия на мировом рынке.– ЕС намерен достичь углеродной нейтральности в 2050 году, Китай – к 2060 году. Эксперты говорят, что ближайшие десять лет мы увидим пик спроса на газ и нефть, а потом это пойдет на спад. Это учитывается в российских экономических ведомствах? Продумываем вариант в этой ситуации?– Конечно. Вы совершенно правильно сказали, что ближайшие 10 лет спрос будет увеличиваться. Потом действительно возможно некоторое снижение с учетом того, что многие страны будут переходить на другие виды энергоносителей. Но, во-первых, природный газ является одним из самых чистых видов топлива, и он будет использоваться не 10 лет, а 20, 30, даже больше. Без него мировой экономике не обойтись. Нефть – это не только бензин, горючее, но и нефтепродукты, поэтому спрос на нефть также не исчезнет. Может быть он не сохранится в том объеме, в котором мы фиксируем его сейчас, но тем не менее не сойдет на нет. В целом стремление к "озеленению" мировой экономки, продвижению к сокращению выбросов углекислых газов – это тенденция, которая имеет долгосрочный характер. Мы знаем о планах, заявленных целым рядом государств, и надо посмотреть, насколько реалистичны в целом эти планы. Мы ведь не можем сдерживать экономический рост. Есть такое понятие, как "энергетическая бедность". Некоторые страны хорошо обеспечены энергией, а некоторые лишены таких ресурсов. Им будут нужны энергоносители. Цель устойчивого развития номер 7, которая принята в ООН, декларирует важность доступа к энергии. Мы считаем, что это не менее значимо, чем продвижение к "зеленой" экономике.– Можем ли мы говорить о том, что Россия планирует переориентироваться на другие рынки в таком случае?– Я думаю, что Европе еще долгое время будут нужны российские энергоносители. Другое дело, что акцент может быть смещен с одних видов энергии на другие. В дальнейшем, я думаю, мы будем вести разговор о водороде. Это тоже очень перспективное направление сотрудничества и с ЕС, и с нашими азиатскими партнерами. В целом, такая тема, как энергопереход, – это суверенное право каждой страны. Действительно, у целого ряда стран есть серьезные амбиции по продвижению к безуглеродной повестке, к отказу от ископаемых видов топлива. Но с другой стороны, мы видим, что есть и другие страны, которые, в целом разделяя тренд на сбережение природы, не хотят отказываться от экономического роста. Нужно находить баланс. Если некоторые страны говорят о том, что надо полностью отказываться от угля, это достаточно радикальная позиция. Мы можем посмотреть на это и с другой стороны – как сделать работу угольных теплоэлектростанций чистой, снизить выбросы в атмосферу. Надо использовать все имеющиеся возможности, а не только говорить о том, что надо полностью исключать уголь. То же самое и с другими видами топлива. Во всем нужен баланс, баланс между экономикой и экологией и доступом людей к электроэнергии, чтобы это не сказывалось на качестве жизни. Тогда совместными усилиями мы достигнем каких-то договоренностей и будем двигаться вперед. Если, как некоторые страны считают, они должны быть передовиками, а остальные должны подтягиваться за ними, то это, наверное, не вполне справедливо и честно. Все игроки, которые участвуют в этих дискуссиях, должны иметь возможность отстаивать собственные интересы и двигаться на основе консенсуса, а не подстраиваться под те правила игры, которые кто-то вырабатывает за них.– Евросоюз начал спор с Россией в рамках Всемирной торговой организации, заявив, что существующие российские меры ограничивают участие иностранных фирм в закупках российских госкомпаний. По мнению Брюсселя, такие меры противоречат нормам ВТО. Как в Москве расценивают такие заявления? Евросоюз также запросил в рамках ВТО консультации по спору с РФ в отношение российских мер. Будут ли они проведены и когда?– Сама тема консультаций в рамках органа по разрешению споров ВТО является началом двустороннего спора. Это совершенно стандартная процедура, за которой, если сторонам не удастся договориться, будет формирование третейской группы ВТО и рассмотрение этого дела по существу. Причем порядок такого разбирательства регламентирован, кроме того существуют правила ВТО, и они действуют даже несмотря на то, что США заблокировали работу Апелляционного органа ВТО. Ситуация вполне стандартная для работы организации. Россия от участия в таких консультациях никогда не отказывается. У партнеров свое мнение. У нас свое. Значит, мы будем как-то обмениваться, разъяснять друг другу наши позиции и прояснять различные аспекты сферы госзакупок в России. Насколько мне известно, консультации ориентировочно назначены на начало осени этого года, то есть на ближайшее время.– А что в Москве думают по поводу самих заявлений Брюсселя?– Из Брюсселя мы довольно часто слышим обвинения и критику в адрес России о нарушении правил ВТО. Мы с этим не согласны и видим, что в самом ЕС зачастую сохраняются дискриминационные меры. Они сами принимают решения, которые, по нашему мнению, не соответствуют нормам ВТО. Поэтому позиции могут быть разные, но главное, что и мы готовы к консультациям, и партнеры. Постараемся выйти на какие-то разумные договоренности. Если этого не произойдет, то дальше, как я говорил, есть стандартная процедура ВТО, по итогам которой будет вынесено решение. Хотя, насколько известно, такие процессы достаточно длительны, раундов консультаций может быть несколько, тонкостей много. А дальше, если будет разбирательство в рамках третейского органа, это тоже займет достаточно продолжительное время. Поэтому проще разъяснить друг другу позиции, постараться о чем-то договориться.

https://ria.ru/20210823/swift-1746794596.html

https://ria.ru/20210823/lavrov-1746795199.html

https://ria.ru/20210706/evrokomissiya-1740135026.html

https://ria.ru/20210708/shampanskoe-1740383842.html

https://ria.ru/20210604/putin-1735666435.html

https://ria.ru/20210823/ekonomika-1746808445.html

сша

москва

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/05/1f/1734865284_242:0:2973:2048_1920x0_80_0_0_195e198a3bfc7dd4f8ab20859adda90f.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

интервью, сша, москва, министерство финансов рф (минфин россии), евросоюз, еврокомиссия, министерство иностранных дел российской федерации (мид рф), северный поток — 2, россия, дмитрий биричевский

Работа по созданию альтернативной SWIFT системы в России продолжается, но не стоит ожидать, что она закончится в ближайшее время, заявил директор департамента экономического сотрудничества МИД России Дмитрий Биричевский. В интервью корреспонденту РИА Новости Александре Дибижевой он также рассказал о том, возможен ли отход от Apple и Google Pay, о транзите российского газа через Украину и о том, стоит ли опасаться исчезновения французского шампанского с полок магазинов.– Тема России и системы SWIFT продолжает быть актуальной. Недавно в интервью РИА Новости вы говорили о том, что Москва уже начала работу по формированию альтернативной SWIFT системы. Когда, по вашим прогнозам, она может быть закончена?– Я думаю, что эта работа будет продолжаться еще очень долго, и нет такой цели – закончить ее как можно быстрее. Это постоянная регулярная работа в рамках политики по укреплению нашей финансовой самостоятельности, независимости платежей. Эта работа ведется уже достаточно давно. Сама система платежей уже создана и называется Система передачи финансовых сообщений Банка России. Это система не только для расчетов внутри страны, возможен вариант использования в международном формате. Она может сопрягаться с зарубежными аналогами, такими как европейская система SEPA, иранская система SEPAM и китайские CUP и CIPS. Наши карты МИР работают в странах СНГ, а также в других государствах, которые их признают. Опасность отключения нас от SWIFT пока не просматривается. Я думаю, что гипотетическое отключение – мера не рыночная, а сугубо политическая. Пока никто к ней не готов, от этого все только проиграют. Но на перспективу для того, чтобы как-то обезопасить себя, в рамках этой работы мы прилагаем усилия по дедолларизации экономики, по укреплению расчетов в национальных валютах. В этом же русле идет и работа по созданию национальной платежной системы, альтернативной SWIFT и не зависящей от решений извне.

– То есть, пока никакой приблизительной даты еще нет?

– Нет. И ориентира даже целевого нет. Мы работаем с партнерами. С кем-то процесс более продвинутый, с кем-то только начались переговоры. Поэтому мы будем планомерно продолжать это делать. Эта работа постоянная, не стоит ожидать, что через год или через два она закончится.

23 августа, 06:02

В МИД оценили угрозу отключения России от SWIFT

– Разговор об отходе от зависимости от западных платежных систем в России идет давно. А касается ли это таких методов оплаты, как Google Pay или Apple Pay? Планирует ли Россия создавать свои аналоги?

– Вопрос про Google Pay или Apple Pay еще более узкоспециализированный, чем система, которая могла бы быть альтернативой SWIFT. Но, насколько я понимаю, эти сервисы представляют собой лишь механизм или программную платформу для проведения бесконтактных платежей, а не некую самостоятельную финансовую банковскую систему расчетов. По сути это просто электронный кошелек, к которому мы привязываем свои банковские карты, а технология работает аналогично встроенным в большинство современных банковских карт техническим решениям для осуществления бесконтактных платежей. Уверены, что если указанные сервисы по каким-либо причинам будут ограничивать свою работу в России, то это приведет лишь к финансовым потерям их материнских компаний и перетоку клиентов к конкурентам. Упомянутые вами методы платежей не являются уникальными, многие банки уже используют собственные приложения для бесконтактной оплаты, равно как и производители мобильных устройств и крупные цифровые компании. Это сугубо коммерческие продукты, и вряд ли государству стоит вмешиваться в соответствующие сферы со своими наставлениями.

– Речи об отходе сейчас нет?

– Пока такой информации у меня нет.

– Недавно США и Германия заключили соглашение по "Северному потоку — 2". Рассматривает ли Россия возможность заключить такую же сделку с американцами? На какие компромиссы мы готовы?– Давайте определимся с терминами. Никакого соглашения о "Северном потоке — 2" между США и ФРГ нет и быть не может. Это их заявление по тематике укрепления энергетической безопасности Европы и поддержке Украины. В этом заявлении именно об этом идет речь. Где находятся США, где находится трубопровод "Северный поток — 2" – в совершенно разных частях света. Поэтому разговаривать нам с США об этом проекте как-то нелогично. Мы разговариваем с теми, кто является нашими партнерами: с Европой, с основными потребителями природного газа, который будет поступать по этой трубе. Я не понимаю смысла слова "сделка" – у нас есть договоренности, взаимные обязательства между сторонами по строительству газопровода. Проект уже близок к завершению. Осталось буквально несколько недель до физического окончания строительства. Никаких препятствий к его завершению мы не видим, а дальше будет работа – я думаю, она тоже не займет много времени – по вводу в эксплуатацию. Надеюсь, что до конца года есть все шансы запустить его в действие.

23 августа, 07:06

Лавров назвал достоинства "Северного потока — 2" для Европы

– Продолжая тему газа. В последнее время из Украины все чаще звучат заявления о возможности полного прекращения транзита российского газа через ее территорию. Готова ли к этому Россия?

– Неоднократно руководство нашей страны, включая президента, говорили о том, что мы не заинтересованы в том, чтобы прекращать транзит через Украину. У нас есть контрактные обязательства по транзиту. Другое дело, что с вводом в эксплуатацию "Северного потока — 2" возможности доставки нашего природного газа в Европу заметно расширятся. Все зависит от договоренностей, от состояния рынка, взаимоотношений хозяйствующих субъектов. Теперь транзитные страны, которые подключены к системе трубопроводов, уже будут конкурировать за то, чтобы через них проходил российский газ. Вопрос сугубо экономический, все будет решаться договаривающимися компаниями. Россия всегда выполняла свои обязательства по доставке газа в Европу, проблемы возникали на украинской стороне. Были прецеденты незаконного отбора газа, что сказалось на энергетической безопасности Европы. Мы рассматриваем вопрос в сугубо экономическом контексте для того, чтобы все потребители в Европе были довольны, чтобы они получали те объемы, которые им требуются, по цене, которую определяют договоренность и ситуация на рынке.

– Мы сможем выполнять все свои обязательства по поставкам газа в Европу без украинского транзита?

– Мы сможем выполнять все обязательства, но это не значит, что мы отказываемся от транзита через Украину. Если Украина не захочет пропускать наш газ через свою территорию, в чем я сомневаюсь, то, наверное, мы сможем обойтись и без нее. Но, насколько мне известно, об этом разговор пока не идет.

– Россия активно взялась за пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения: Кипр, Мальта, Люксембург, Нидерланды. Продолжится ли этот процесс? Кто следующий в списке?– Многие компании используют так называемые "налоговые гавани", иностранные юрисдикции для того, чтобы платить меньше налогов. Но понятно, что, если эта компания работает в России, мы бы хотели, чтобы налоги по максимуму платились в нашей стране. Ведем переговоры с рядом государств. Этой работой непосредственно занимается Минфин России. Есть, насколько известно, предложение о пересмотре соответствующего двустороннего соглашения со Швейцарией. В Минфине не исключают, что предложения по корректировке таких двусторонних договоренностей в перспективе могут быть переданы Гонконгу и Сингапуру. В совокупности, по оценкам экспертов, это может охватить порядка 90% так называемых "транзитных юрисдикций".

– Новый российский закон о виноделии наделал много шума, в том числе, за рубежом. Провела ли Россия переговоры с обеспокоенными сторонами? Если да, то к чему удалось прийти? Все вопросы сняты?

6 июля, 17:13

ЕК изучит новый российский закон по виноделию– Прежде всего этот закон был принят в рамках внутреннего российского законодательства, а наше законодательство не является предметом переговоров с другими странами. Другое дело, что, принимая те или иные меры, затрагивающие интересы зарубежных поставщиков, мы готовы к тому, чтобы дать разъяснения. Такой диалог ведется. Мы даем все необходимые разъяснения, в том числе и нашим европейским коллегам. Это касается применения норм российского законодательства в части декларирования соответствия винодельческой продукции требованиям технического регламента ЕАЭС. Профильные ведомства поддерживают контакты с Еврокомиссией, которая естественным образом отстаивает интересы европейских виноделов. Не вдаваясь в технические детали, скажу, что на импортируемую алкогольную продукцию с зарегистрированной декларацией о соответствии можно в упрощенном порядке получить новую декларацию с уточненным наименованием.

– Так что же с французским шампанским? Не исчезнет?

– Я думаю, что серьезных проблем с поступлением на наш рынок этого вида алкогольной продукции у нас не будет. По крайней мере, есть все возможности избежать дефицита. Насколько я знаю, наши французские коллеги принимают к сведению те разъяснения, которые дает российское правительство. Какого-то обострения ситуации в этой связи мы не ожидаем.

8 июля, 09:58

Авторы поправок в закон о винах объяснили термин "российское шампанское"

– Перейдем к еще одной актуальной теме. Известно, что ЕС намерен достичь углеродной нейтральности в 2050 году, это скажется и на поставках газа и нефти из России в среднесрочной перспективе. Прорабатываются ли сейчас в Москве варианты возможного развития событий в этой ситуации?

– В целом по прогнозам экспертов с учетом того, что мировая экономика будет восстанавливаться после пандемии, спрос на энергоносители будет расти. В этом смысле российский природный газ и другие ископаемые виды топлива будут востребованы еще очень долгие годы, десятилетия на мировом рынке.

– ЕС намерен достичь углеродной нейтральности в 2050 году, Китай – к 2060 году. Эксперты говорят, что ближайшие десять лет мы увидим пик спроса на газ и нефть, а потом это пойдет на спад. Это учитывается в российских экономических ведомствах? Продумываем вариант в этой ситуации?– Конечно. Вы совершенно правильно сказали, что ближайшие 10 лет спрос будет увеличиваться. Потом действительно возможно некоторое снижение с учетом того, что многие страны будут переходить на другие виды энергоносителей. Но, во-первых, природный газ является одним из самых чистых видов топлива, и он будет использоваться не 10 лет, а 20, 30, даже больше. Без него мировой экономике не обойтись. Нефть – это не только бензин, горючее, но и нефтепродукты, поэтому спрос на нефть также не исчезнет. Может быть он не сохранится в том объеме, в котором мы фиксируем его сейчас, но тем не менее не сойдет на нет. В целом стремление к "озеленению" мировой экономки, продвижению к сокращению выбросов углекислых газов – это тенденция, которая имеет долгосрочный характер. Мы знаем о планах, заявленных целым рядом государств, и надо посмотреть, насколько реалистичны в целом эти планы. Мы ведь не можем сдерживать экономический рост. Есть такое понятие, как "энергетическая бедность". Некоторые страны хорошо обеспечены энергией, а некоторые лишены таких ресурсов. Им будут нужны энергоносители. Цель устойчивого развития номер 7, которая принята в ООН, декларирует важность доступа к энергии. Мы считаем, что это не менее значимо, чем продвижение к "зеленой" экономике.4 июня, 16:28Петербургский международный экономический форумПутин рассказал о переходе к углеродной нейтральности

– Можем ли мы говорить о том, что Россия планирует переориентироваться на другие рынки в таком случае?

– Я думаю, что Европе еще долгое время будут нужны российские энергоносители. Другое дело, что акцент может быть смещен с одних видов энергии на другие. В дальнейшем, я думаю, мы будем вести разговор о водороде. Это тоже очень перспективное направление сотрудничества и с ЕС, и с нашими азиатскими партнерами. В целом, такая тема, как энергопереход, – это суверенное право каждой страны. Действительно, у целого ряда стран есть серьезные амбиции по продвижению к безуглеродной повестке, к отказу от ископаемых видов топлива. Но с другой стороны, мы видим, что есть и другие страны, которые, в целом разделяя тренд на сбережение природы, не хотят отказываться от экономического роста. Нужно находить баланс. Если некоторые страны говорят о том, что надо полностью отказываться от угля, это достаточно радикальная позиция. Мы можем посмотреть на это и с другой стороны – как сделать работу угольных теплоэлектростанций чистой, снизить выбросы в атмосферу. Надо использовать все имеющиеся возможности, а не только говорить о том, что надо полностью исключать уголь. То же самое и с другими видами топлива. Во всем нужен баланс, баланс между экономикой и экологией и доступом людей к электроэнергии, чтобы это не сказывалось на качестве жизни. Тогда совместными усилиями мы достигнем каких-то договоренностей и будем двигаться вперед. Если, как некоторые страны считают, они должны быть передовиками, а остальные должны подтягиваться за ними, то это, наверное, не вполне справедливо и честно. Все игроки, которые участвуют в этих дискуссиях, должны иметь возможность отстаивать собственные интересы и двигаться на основе консенсуса, а не подстраиваться под те правила игры, которые кто-то вырабатывает за них.

– Евросоюз начал спор с Россией в рамках Всемирной торговой организации, заявив, что существующие российские меры ограничивают участие иностранных фирм в закупках российских госкомпаний. По мнению Брюсселя, такие меры противоречат нормам ВТО. Как в Москве расценивают такие заявления? Евросоюз также запросил в рамках ВТО консультации по спору с РФ в отношение российских мер. Будут ли они проведены и когда?

– Сама тема консультаций в рамках органа по разрешению споров ВТО является началом двустороннего спора. Это совершенно стандартная процедура, за которой, если сторонам не удастся договориться, будет формирование третейской группы ВТО и рассмотрение этого дела по существу. Причем порядок такого разбирательства регламентирован, кроме того существуют правила ВТО, и они действуют даже несмотря на то, что США заблокировали работу Апелляционного органа ВТО. Ситуация вполне стандартная для работы организации. Россия от участия в таких консультациях никогда не отказывается. У партнеров свое мнение. У нас свое. Значит, мы будем как-то обмениваться, разъяснять друг другу наши позиции и прояснять различные аспекты сферы госзакупок в России. Насколько мне известно, консультации ориентировочно назначены на начало осени этого года, то есть на ближайшее время.

23 августа, 09:45

В МИД рассказали о консультациях по спорам в ВТО

– А что в Москве думают по поводу самих заявлений Брюсселя?

– Из Брюсселя мы довольно часто слышим обвинения и критику в адрес России о нарушении правил ВТО. Мы с этим не согласны и видим, что в самом ЕС зачастую сохраняются дискриминационные меры. Они сами принимают решения, которые, по нашему мнению, не соответствуют нормам ВТО. Поэтому позиции могут быть разные, но главное, что и мы готовы к консультациям, и партнеры. Постараемся выйти на какие-то разумные договоренности. Если этого не произойдет, то дальше, как я говорил, есть стандартная процедура ВТО, по итогам которой будет вынесено решение. Хотя, насколько известно, такие процессы достаточно длительны, раундов консультаций может быть несколько, тонкостей много. А дальше, если будет разбирательство в рамках третейского органа, это тоже займет достаточно продолжительное время. Поэтому проще разъяснить друг другу позиции, постараться о чем-то договориться.

опыт женщин в музыкальной индустрии ♫ ИМИ.Журнал

Мы поговорили с представительницами разных профессий и расспросили об их опыте. О том, как относятся к женщинам в музыкальной индустрии, рассказывают рэп-исполнительница Эмелевская, соосновательница Doing Great Agency Катя Штарева, программный директор Moscow Music Week Надежда Самодурова, президент «Усадьбы Jazz» Мария Семушкина, фотограф Мария Митрофанова, омбудсмен Ольга Шпигальских и многие другие.

В музыкальной индустрии есть много выдающихся женщин, но количественно мужчин все же больше, и они заметнее. Так происходит почти в любой сфере.

Много раз организаторы концертов и редакторы СМИ предпочитали мне аналогичных по известности или менее популярных исполнителей-мужчин, поскольку женщины в рэп-среде — наименее уважаемый класс. 

На площадке на меня часто не обращали внимания или смотрели с пренебрежением, обращаясь за инструкциями к мужчине-менеджеру, мужчине-диджею или мужчине-артисту, а не ко мне. Приходилось вмешиваться и доказывать, что я достаточно компетентна, чтобы разговор продолжали со мной. 

Я сталкивалась и с харассментом: от фанатов, преследующих в сети и вживую, до мужчин на влиятельных должностях, пытающихся использовать свое влияние, чтобы удовлетворить сексуальные потребности. Случалось так, что я пресекала приставания и мне ненавязчиво урезали изначально заявленные перспективы сотрудничества.

Вместе с тем гонорары за мои выступления однозначно ниже, чем у музыкантов-мужчин. Женский рэп в России — по-прежнему сложная тема.

Но положение девушек в музыке совершенно точно укрепляется. Ничто не стоит на месте, мир меняется, отношение к женщинам — тоже. Медленно, но это происходит.

Как ни странно, влияние оказывает поддержка мужчин. При их участии феминизм имеет больше шансов на развитие. Спасибо всем женщинам, кто ежедневно вносит свой вклад в индустрию, это бесценно. Спасибо всем мужчинам, которые понимают, как это тяжело, и поддерживают женщин. Все это очень важно: благодаря этому мы каждый день движемся к чему-то лучшему.

Если сказать слово «продюсер» или «музыкант», все представят, скорее всего, мужчину. И дело не в роде слова — скажите «бухгалтер», и люди представят и женщину, и мужчину. Здесь нет специфики нашей индустрии, так происходит во многих областях. 

Чем выше вы взбираетесь по карьерной лестнице, тем меньше видите вокруг женщин: в процентном соотношении мужчин на верхушке больше. Есть мнение, что женщина должна быть лучше, чем мужчина, чтобы строить карьеру с такой же скоростью. Ничего удивительного, ведь еще сто с лишним лет назад женщинам были недоступны даже высшее образование и избирательное право. С тех пор сменилось всего несколько поколений, поэтому повседневный сексизм в некоторых рабочих коллективах, «стеклянный потолок» или неравная оплата труда существуют до сих пор. Но мне кажется, что мы все-таки близки к тому, что неравенство в профессиональной среде скоро будет считаться пережитком прошлого. С каждым годом женщинам все проще становиться заметными, процесс идет стремительно.

Я никогда не оказывалась в ситуации, когда рабочее место отдавали мужчине, а не мне. Возможно, потому что обычно я сильно опережала других кандидатов по уровню. И даже если в профессиональном общении кто-то допускал неуместные комментарии в стиле «Вы, девочки, все такие», я не реагировала, и это быстро прекращалось: никому не интересно дразнить собаку, которая не дает обратную реакцию. 

Разумеется, я сталкивалась с патернализмом в духе «Да что ты понимаешь в звуке». Однажды мне даже занизили оценку на экзамене из-за моего пола: прямо так и сказали, что женщины этого понимать не могут. Удивительно. Бывало, я приходила на встречу с генеральным директором компании-партнера, а мне говорили: «Девочка, ты на стажировку? Посиди на диванчике и подожди». 

О харассменте тоже могу рассказать. На заре моей карьеры я ходила на многие занятия, встречи, мастер-классы — все, что было связано с музыкальной индустрией. Один из представителей индустрии позвал меня на личную деловую встречу, в ходе которой попробовал склонить к интимной связи, вкрадчиво и красиво рассказывал, как я могу выиграть от общения с ним, пытался прикасаться, делал явные намеки. Позднее я узнала, что и другие молодые девушки из нашей сферы сталкивались с подобным поведением с его стороны. 

К счастью, тот случай оказался единственным — остальные десятки мужчин, с которыми я работала и сотрудничала, не позволяли себе такого. Сейчас я часто слышу мнение, что домогательства к коллегам и стажерам, неуместные шутки и прочие неоднозначные истории показывают не только сексизм, но и непрофессионализм и глупость. 

Положительные изменения идут полным ходом. Все больше лекций, экспертных телеграм-каналов в индустрии ведут женщины, и их уже воспринимают серьезно. Я веду тикток, в которым молодые ребята задают мне кучу вопросов. Их совсем не удивляет эксперт-женщина, скептических комментариев очень мало. Еще несколько лет назад ситуация была другой. Сейчас бывает так, что и мужчины, и женщины пытаются мне доказать, что женщины лучше как специалисты в нашей индустрии, чем мужчины. Но женщина — это не «плохо» (глупая, капризная, хитрая, ведомая, неспособная выполнять какую-то работу) и не «хорошо» (богиня и красотка). Женщина — это просто женщина, это нейтральный признак человека. А вот до такого равенства нам, боюсь, пока очень далеко. 

Я хотела бы мотивировать девушек не упускать свои возможности, потому что вижу, что пока что они чаще осторожничают и при равных способностях меньше верят в себя, чем мужчины. Все инструменты, чтобы расти в этой индустрии, уже созданы, все карты в ваших руках — не бойтесь вкладываться в образование, строить карьеру и конкурировать, бороться за возможности. Вы можете менять мир так же, как и мужчины. 

Вебинар Екатерины о том, что представляет собой работа музыкального менеджера.

Надежда Самодурова

Программный директор фестивалей AWAZ и Moscow Music Week, соосновательница проекта «Сторона», барабанщица Lucidvox

Женщин в индустрии с каждым годом становится все больше, что не может не радовать. Но проблема ведущих ролей, как мне кажется, по-прежнему остается. Если взять условную промоутерскую деятельность или цифровую дистрибуцию, руководителями все еще остаются мужчины. Женщины зачастую заняты на других позициях.  

Я думаю, почти каждая женщина в индустрии сталкивалась с проявлениями сексизма. До сих пор я вижу удивленные взгляды, когда захожу на саундчек или выхожу из комнаты на репточке. Никто не ожидает увидеть четырех девушек после залпа тяжелой музыки за дверью. «Для женщины ты играешь просто отлично» — я думаю, эту фразу слышали многие из нас. Я уже привыкла не реагировать: очень устала объяснять каждому, что не так с этим «комплиментом».

Зарабатывала бы больше группа Lucidvox, будь мы четырьмя мужчинами? Хочется верить, что наши доходы от концертов от этого не зависят. Что касается моей работы в качестве промоутера, мне повезло работать в компании, где ценят сотрудников вне зависимости от их пола. 

Я не раз сталкивалась в индустрии и с женской мизогинией, что зачастую очень опустошает. Взаимная поддержка — одна из основ, которая должна быть в нашей работе. Когда мы начинали играть с Lucidvox, на российской сцене было крайне мало полностью женских групп, и я надеюсь, что мы кого-то вдохновили.

Если меня приглашают выступить спикером или поучаствовать в каком-то проекте, я заранее спрашиваю, будут ли в этом проекте другие девушки. В нашей индустрии очень большое количество женщин, и мне странно видеть в списке из 50 спикеров всего двух женщин. Так своим примером я стараюсь менять отношение к девушкам в музыкальной сфере. 

В нашей сфере женщины ярче мужчин, потому что к нам относятся как к чему-то экзотическому. Многих до сих пор удивляет, что женщины пришли в звук и могут держать пушки на площадках, настраивать аппаратуру, сводить, заниматься препродакшеном. На это обращают внимание, потому что это что-то новое в мире мужчин. Часто, когда я говорю: «Я работаю со звуком», — люди думают, что я учительница музыки. И я не ленюсь объяснять, что я делаю на самом деле. 

Однажды в Нижнем Новгороде я отстроила гитары на площадке, они круто звучали, но кто-то из административного персонала заведения говорил: «Да их девушка настраивала, что она понимает? Лучше бы мужика позвали». Неприятно. 

Обычно мне платят за смену, и гонорар не зависит от пола. Но в немосковских клубах и с немосковскими заказчиками заработок, скорее всего, будет выше у парней. Вплоть до полных невыплат. 

Сейчас я учусь в ВШЭ на факультете саунддизайна, и в моей группе есть и парни, и девушки. На лекциях мы проговариваем: в индустрии есть звукоинженерки, саундартистки, перформерки, — все, что раньше было закрыто, теперь доступно. А ведь еще несколько десятилетий назад все было иначе. Та же Йоко Оно — большинство знает ее как жену Леннона и ненавидит за то, что она развалила The Beatles. Но она прекрасная перформерка, у нее есть шикарные проекты, записи, партитуры, аудиоспектакли. Изучая ее работы и работы других женщин в искусстве, рассказывая о них знакомым, мы улучшаем положение женщин в мире. Чем больше успешных примеров будет известно людям, тем легче нам будет жить. Главное, что мы перестали стесняться об этом говорить. 

Глобально — в индустрии проявляются ярче те, у кого сильнее желание и профессиональные скиллы. Локально — дисбаланс есть, и он чувствуется: от панелей музыкальных конференций, где сидит семь мужчин и, дай бог, одна девушка, которой могут и слова не дать, до манипуляции статусных взрослых мужчин: «Меня все любят, а тебе никто не поверит». 

Харассмента или откровенного сексизма я не встречала, но слышала неприятные истории от других. Чаще всего я сталкивалась с патернализмом и эйджизмом. Я пришла в индустрию в 18 лет, сейчас мне 25. И меня, и моих коллег часто называют «девочка, девочки», что очень по-дурацки, потому что возраст и пол — это не то, что определяет меня в деловой коммуникации. Некоторых коллег-мужчин даже пришлось упорно называть «мальчиками», чтобы они поняли, что с этим не так.  

В 2017 году мы с подругой организовывали камерные концерты за донейшн, договорились с площадкой, поставили аппарат, привезли артистов, все было супер. На площадке работал арт-директор, весьма внимательный и позитивный мужчина лет 40. Концерт закончился, и гости оставили нам очень много донатов, сильно больше, чем мы ожидали. Арт-директор площадки увидел эти деньги и резко поднял стоимость аренды и довоза почти в три раза (договора у нас, конечно, не было). Он не выпускал нас из кабинета, и мы препирались более двух часов — уже уехали все: техники, аппарат, артисты. Хорошо, что вмешался наш двухметровый фотограф, который с ноги открыл дверь и вытащил нас с площадки. Поступил бы так арт-директор с мужчиной? Думаю, нет, судя по его реакции на нашего друга. 

Из последнего: коллега-мужчина получил на мероприятии аккредитацию выше уровнем, чем я. Хотя мне аккредитация нужна была для работы, а ему — для отдыха и классного времяпрепровождения. На мой вопрос, можно ли мне изменить уровень аккредитации, мне ответили: «Нет, тебе нельзя, справляйся так». 

Индустрия, в которой я нахожусь, молодая и быстроразвивающаяся, люди в ней такие же, чутко реагируют на повестку и стараются быть лучше. Я верю, что вместе мы уже делаем пространство, комфортное для всех. Особенно если будем практиковать гласность и не замалчивать неоднозначные ситуации. 

Когда я создавала свой фестиваль в 2004 году, в России было очень мало других фестивалей. Наверное, только «Нашествие» и еще парочка. Конечно, эти фестивали в основном возглавляли мужчины. И на протяжении 16 лет на встречах директоров я была единственной женщиной.

При этом мой фестиваль отличался от других по эстетике и красоте. Очень часто те, кто приходили на «Усадьбу Jazz», говорили: «Сразу видно, что фестиваль делает женщина!» — настолько в нем все продумано до мелочей и много красивых, тонких вещей, создающих неповторимую атмосферу. 

Этим мы и отличаемся от мужчин: всегда есть желание сделать красиво, уютно, как у себя дома. В остальном гендерных различий нет. Под моим началом также работают люди, я также выбиваю деньги и общаюсь с чиновниками. И, наверное, мне в какие-то моменты было легче. Когда перед охранником, правоохранителем или тем же чиновником стоит яркая женщина в элегантном платье и о чем-то их просит, они охотнее идут навстречу. В этом смысле девочкой быть даже хорошо.  

Когда я набирала себе сотрудников, 80% из них были девушки. Толковых мальчиков сложно найти. В фестивальном деле, в ивент-индустрии женщины более органичны. Нужно одновременно выполнять много задач, быть многогранной, в каких-то сложных ситуациях уметь принимать решения. Мужчины, как правило, скорее заточены под конкретные вещи, узко направленные. Наверное, это проявление сексизма в моей компании. (Смеется.) 

С одной стороны, когда молодой человек приходит устраиваться на работу и говорит: «Мне надо кормить семью», — вроде как ему нужно больше платить. Но с другой — у меня работало так много девушек, которые в одиночку воспитывают ребенка и снимают квартиру, что этот аргумент уже перестает быть актуальным. 

Я все больше вижу растущих профессионалов, и большинство среди них — девушки. Директора музыкантов, стейдж-менеджеры, администраторы площадок. И мне кажется, о них нужно говорить, чтобы положение женщин в индустрии становилось лучше.

Каждый год перед фестивалем у меня брали десятки интервью, спрашивали о программе, инфраструктуре, планах. Но ни разу не было журналиста, который попросил бы рассказать о том, что я еще и мама четверых детей, создавшая огромный ивент, построившая бизнес. Мне бы хотелось, чтобы со мной говорили об этом. Мой пример мог бы вдохновить других девушек, ведь многие в нашей индустрии не решаются заводить семью из-за карьеры и бесконечных туров. Совмещать возможно, и мужчины бы с этим точно не справились. 

Вебинар Марии Семушкиной об опыте организации фестиваля.

Женщины в индустрии менее заметны, чем мужчины. Думаю, потому что чаще всего женщин сексуализируют и смотрят на внешность. Я, например, полная, и девушек такого типажа в индустрии мало: чтобы дать шанс девочке-фотографу, менеджер-мужчина в 60% случаев посмотрит на то, как она выглядит инстаграме, а потом уже на ее работы. Пару раз менеджеры видели мои кадры с мероприятий, а затем просили прислать мои фотки в полный рост. Тогда я понимала, что не нужна им как фотограф. 

В России, например, почти нет полных молодых певиц, даже худые девушки постоянно сидят на диетах из-за постоянного буллинга. А когда представляют новых артисток, издания любят публиковать их фотографии в белье, а не обсуждать их альбомы.

Я помогаю молодым музыкантам, занимаюсь менеджментом, и мне встречались ребята, которые не воспринимали мои советы, потому что я девушка. Каждый раз мне приходилось просить своих коллег-мужчин подтвердить, что я права. А еще я часто слышу что-то вроде «Да у тебя просто ПМС» или «Ты же девушка!».

Как-то раз один рэпер перебрал на фестивале, ударил меня по заднице и хотел угостить выпивкой. Когда я ему отказала, он сказал: «А что ты не пьешь, боишься, что напоят и трахнут?» Нет, я этого не боялась, но мне стало так противно, я почувствовала себя грязной. Примечательно, что я часто пересекаюсь с этим артистом и сомневаюсь, что он это помнит. Таких историй в нашей сфере достаточно много. 

Думаю, что мой заработок меньше, потому что я постоянно загоняюсь: «Нормальную ли цену я назвала, вдруг дорого?» А знакомые парни всегда ставят комфортные им ценники. Один мой друг объяснял это тем, что мужчины — «добытчики». 

Сейчас все становится лучше, в последнее время девушки не боятся заявлять о себе. Становится больше прогрессивных семей, в которых не считают, что девушка должна после учебы удачно выйти замуж. Многие женщины рассказали о том, с какими проблемами они сталкиваются в жизни, — надеюсь, что мужчины, читая такие статьи, делают выводы.

Я думаю, что еще круче изменить ситуацию поможет воспитание: важно, чтобы мужчин перестали воспитывать в парадигме добытчиков и глав семей. Мужское эго очень легко задеть, если девушка зарабатывает больше парня или успешнее. Такое должно уйти, и будет мир во всем мире.

Александра Маяк 

Промоутер, создатель лейбла «/ракурс/», организатор фестивалей от Motherland

В нашей индустрии мужчин всегда было больше. Факт есть факт. Не думаю, что женщины менее заметны, просто их меньше. 

В моих случаях сексизм всегда был спутником эйджизма. Действительно сложно увидеть профессионала в 16-летней девочке. Но уже в этом возрасте я оказалась частью большой команды, и там меня приняли. Да и на площадке все равно, женщина ты или нет. Мне приходилось самостоятельно таскать аппарат, райдер, разнимать драки, когда не хватало хелперов и никто другой сделать это не мог.  

Не думаю, что есть сильно большая разница в заработке женщин и мужчин. Если честно, не заглядываю в чужие кошельки и сама решаю, является ли моя заработная плата достойной или нет. 

Сейчас в музыкальном мире работает много успешных женщин. Они просто берут все в свои руки, создают личные бренды, делают комфортные условия для сотрудничества. К ним тянутся, они яркие и сильные. Это связано только с желанием работать. 

Важно не стесняться, больше говорить о себе, реализовывать самые разные идеи. Люди видят результат и реагируют на это. Не надо останавливаться на достигнутом.

По-моему, женщины в индустрии заметны больше, чем мужчины, по крайней мере в моей специализации, потому что нас гораздо меньше. Из-за этого на нас лежит гораздо большая ответственность за результаты нашей работы. 

К счастью, в моей практике примеры снисходительного отношения мужчин к моей работе имели исключительно дружелюбно-комический подтекст. Я полагаю, мне очень-очень повезло. Меня всегда окружали обходительные, компетентные коллеги-мужчины, готовые прийти на помощь в случае необходимости. 

Порой мой заработок превосходит заработок коллег-мужчин по совершенно субъективным причинам. Я знаю множество талантливейших ребят-продюсеров и звукорежиссеров, которые в силу собственных убеждений, критического отношения к работе или проживания в других городах (это, к слову, значимый фактор) берут за свою превосходную работу несоизмеримо низкую плату.

Студия, на которой я имею честь творить, представляет собой закрытую, довольно обособленную от внешнего мира территорию, в стенах которой мы делаем музыку с весьма ограниченным количеством артистов. Моя единственная коллега — моя подруга, потрясающий режиссер и очень близкий мне человек. Нам пишет большое количество девушек с просьбой взять их на работу. Я смотрю их портфолио и понимаю, что они очень хороши в своем деле, но все же пока не готова менять идейный формат работы. Но я с удовольствием делаю выводы о том, что нас становится больше.

Думаю, что самим девушкам нужно смелее мечтать, усерднее работать, учиться дружить и взаимодействовать с людьми и поменьше оглядываться на негативное мнение мужчин о плодах своего труда. В нас, женщинах, скрыта великая энергия, и способ ее воплощения также зависит только от нас самих.

Ольга Шпигальских 

Промоутер, общественный омбудсмен в сфере организации культурно-массовых мероприятий

Женщины в музыкальной индустрии не менее заметны, чем мужчины. По крайней мере в концертной индустрии я не вижу дисбаланса и дискриминации. Лично меня как женщину-предпринимателя партнеры-мужчины воспринимают объективно, безотносительно пола — просто как профессионала. И с теми, кому подходит мой стиль работы, с кем мне комфортно, мы сотрудничаем уже много лет. 

Однако есть и некоторые особенности работы с женщинами. Внимательность, чуткость, дополнительная осторожность, мягкость — в концертной сфере эти качества очень ценятся. Девушки более трепетно подходят к проектам. С мужчинами диалог выстраивается более формально-циферный и аргументированный, если того требует ситуация. Но от женской эмоциональности нужно абстрагироваться, чтобы решать бизнес-вопросы. Крайне важно работать по существу, обращать внимание на договорные отношения и детали. 

Не могу отметить, что положение женщин в индустрии укрепляется, поскольку в нашем бизнесе преимущественно работают мужчины. Женщин процентов 30, не больше. Наверное, это связано с мужским характером самого бизнеса: здесь никуда без желания рисковать, добиваться своих целей. Наша сфера достаточно закрыта, крайне часто после огромной работы предприниматель остается в минусе. Вероятно, девушек это пугает: справляться с отрицательными финансовыми результатами довольно непросто. 

Сложно сказать, что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону. Если человек профессионален, надежен, ответственен, то к нему и относиться будут соответствующе. Бизнес открыт и для мужчин, и для женщин. Пол не имеет значения. 

Однажды меня не взяли в тур с музыкальной группой, сказав, что с фотографом-мужчиной музыканты могут спокойно переодеваться в гримерке. Пожалуй, это единственный случай, когда отказ действительно имел отношение к тому, что я женщина.

Я никогда не сталкивалась с тем, чтобы заработок зависел от пола.

О многом, что раньше замалчивалось, в последнее время начали говорить вслух, поэтому женщины стали чувствовать себя увереннее и смелее.  

Я считаю, что мы все в первую очередь люди, а взаимоотношения в индустрии или где-то еще строятся исходя из профессиональных и личных качеств, поэтому именно над этим и нужно работать. 

Женщин в индустрии действительно меньше, но мне не кажется что они менее заметны или их труд как-то обесценивается по половому признаку. Я училась на кафедре звукорежиссуры в РАМ им. Гнесиных, и на моем курсе из 8 человек было 6 девушек. Более того, нас окружали потрясающие педагоги-женщины. В такой тепличной среде, естественно, не возникало никаких вопросов о позиции женщин в индустрии. 

Когда я только начинала работать по специальности, я была очень не уверена в себе и своих навыках и иногда сталкивалась с оценкой типа «Она же девушка, что с нее взять». Казалось, что доказывать свою компетентность мне нужно было чуть больше, чем парням в равной ситуации. А еще почему-то автоматически хотелось одеваться на работу максимально невзрачно, чтобы больше спрятать свою «девочковость» и чтобы меня воспринимали всерьез. Это был недолгий период, и, оглядываясь назад, я  понимаю, что большую роль в этом сыграли и проблемы с самооценкой. 

Еще я слышала о вакансиях, в которых сообщалось, что нужны только парни. 

На дальнейшем пути я встретила большое количество коллег-мужчин, которые помогали, поддерживали, делились знаниями, воспринимали меня как равную и вообще повлияли на мое становление.

Мне кажется, за последние лет десять ситуация очень изменилась. Я уже не сталкиваюсь с музыкантами, которые могут удивиться, узнав, что я звукорежиссер. Сейчас профессиональная среда в этом плане безопасна и открыта. 

Среди моих студентов гораздо меньше девушек, чем парней. Я не знаю, почему так. В мире большое количество уважаемых и успешных женщин в профессии. Мне бы хотелось, чтобы их опыт вдохновлял всех девушек, которые хотят, но по какой-то причине боятся попробовать себя в сфере звукорежиссуры или музыкального продакшена. Например, меня как мастеринг-инженера вдохновляют такие женщины, как Мэнди Парнелл и Эмили Лазар.

Сейчас в музыкальной индустрии довольно много девушек. И многие из них очень яркие. Да, некоторые женщины врываются в музыку, громко заявляют о себе, но со временем делают выбор в пользу семьи и уходят из отрасли. Это их право, на заметность девчонок во всей индустрии это никак не влияет. 

Я уже много лет являюсь собственником бизнеса и сама нанимаю людей на работу, поэтому могу сказать, что выбирать сотрудника по половой принадлежности очень странно. Как-то раз я написала пост, что ищу таргетолога, и в скобках добавила: «Лучше мальчика». Было очень много комментариев, что это сексизм и нездоровая история. Согласна, что профессионализм важнее гендера. 

На бизнес-встречах за себя говорят наши кейсы и цифры, а пол генерального директора никого особо не интересует. Сфера довольно узкая, все друг друга знают, и сарафанное радио работает очень хорошо: клиенты приходят из-за результатов и опыта. 

Не думаю, что в индустрии что-то улучшилось или ухудшилось. За последние 10 лет, которые я работаю на рынке, я не почувствовала каких-то изменений. Мы продолжаем жить в патриархате, поэтому общая задача — сделать так, чтобы женщина была защищена с точки зрения заботы государства и заботы работодателя. 

Каждый человек, который существует вне каких-то принятых канонов: поддерживает ЛГБТ, феминизм, чайлдфри, — должен иметь право на выбор. И неважно, мужчина это или женщина. Чем быстрее наше общество избавится от «традиционных устоев», тем счастливее и свободнее будут все люди. Абсолютно все.
 

Гарри Поттер и Маховик Времени

      Сначала начиналось неплохо... Гарри рассказывал про свои приключения, Мародёры с интересом слушали и почти не перебивали. Сначала Поттер избегал острые углы, но ведь всё равно не скроешь... Самые шокирующие известия он оставил на конец. Смерть родителей, то что Сириус уже много лет в розыске, а Питер оказался предателем... Первые несколько минут вечно сияющие Мародёры совсем потухли. Такая скорая смерть от руки Волдеморта, печальная судьба Сириуса, а во всём оказался виноват один из самых близких друзей. Но отойдя от шока, трое из компании пришли в ярость. И начались разборки с Питером... — И как мы раньше не замечали? – говорил Ремус. — Ты ведь часто подставлял нас. То на розыгрышах сбежишь, то выдашь... И вчера чуть что, как сразу к директору сдавать помчался. — Крыса! – рыкнул Сириус. — Ты всегда искал сильных друзей, и что в итоге получилось? Понял, что Тёмный Лорд набрал мощь и сразу переметнулся, да? Гарри искренне наслаждался представлением, и ему ни капли не было жалко рыдающего Хвоста, который повторял, что ничего не знает, не хотел, не собирался и не будет. Веры этому не было. На протяжении двадцати минут Ремус, Сириус и Джеймс чихвостили его, пока не выдохлись. — Итак, Питер, веры тебе больше никогда не будет, и не надейся! – сказал Джеймс. — Но я готов дать тебе шанс. Как думаете? – обратился он к остальным. — Да эту гниду за километр гнать надо! – прорычал Сириус, с презрением глядя на всхлипывающего Петтигрю. — Крысам, таким мразям, шансов не дают! Пусть катится к своим Пожирателям! — Да, я понимаю тебя, Бродяга, но всё таки... Он ведь ещё не сделал этого. — Но сделал бы! И глазом не моргнул! — Тише! Спокойно! – вмешался Люпин. — Пусть остаётся. Но после школы... Пойдёт в Пожиратели? Пусть! А если нет... Значит нет. Но там мы ему уже не помощники. Разойдёмся и всё. Сириус громко недовольно фыркнул, но промолчал. Джеймс тоже. Прошло пару секунд, как все уселись на кресла спокойно, не став продолжать этот разговор. — Когда мы покинем этот мир, то они всё равно ничего не будут помнить, – тихо сказал Геллерт Гарри. — Такова работа этого маховика. Поттер тут же погрустнел, не подумав, что так получится. Значит, что в этом мире всё равно всё полетит в канаву... Но даже этот разговор с Хвостом чуть-чуть поднимал настроение. Вот бы ещё ему в морду врезать... Хотя чего мечтать? Поттер встал, нарочито медленно подошёл к Питеру и с силой кулаком ударил в нос, ломая его. — Это за предательство! – бросил он. — О-о, так держать! – Блэк показал большой палец. Джеймс посмотрел на часы. Скоро уже начинались уроки, а они заслушались историями из будущего. Хорошо хоть эльф принёс завтрак прямо сюда. — Пошлите в больничное крыло его отведём и на занятия, – сказал Джей. — Первый урок уже совсем скоро... Попрощавшись с новыми друзьями, Мародёры покинули Выручай-Комнату, забрав всё ещё подвывающего Хвоста. Как раз в этот момент в комнату трансгрессировал эльф Микки. — Сэр директор Дамблдор просил передать, что вы свободны в перемещениях, – пропищал он. — А директор где сейчас? – поинтересовался Поттер. — Сэр Дамблдор отправился на урок трансфигурации, так как госпожа МакГонагалл отсутствует по важному делу в министерстве, – ответил домовик. — Ясно, спасибо, – кивнул Гарри с хитрющей улыбкой, и эльф исчез. — Ну что? Прогуляемся? – обратился он к друзьям.

***

— Ну что ты там копаешься? Суй давай быстрее! – нахмурился Гарри. — Не получается, не лезет, – пыхтел Геллерт. — Всё там лезет! Глубже давай! — Куда ж ещё глубже? Он застрял походу! — Ничего не застрял! Глубже суй! Покрути, чтобы до конца вошёл! Ну же! — Тьфу! Сам делай, раз такой умный! — Ну и пожалуйста! Дай сюда ключ! – Поттер отпихнул Геллерта от двери и сам схватился за ключик, стараясь открыть замок. — Ребят, вы бы слышали, как это звучало, – послышался голос Тома, который похоже давился от смеха, стоя внизу на шухере. — Ой, помолчи! – бросил Геллерт. — И Гарри... Напомни, зачем мы взламываем покои директора? — Надо! – прошипел Поттер, давя на ключ со всей силы. Но тот не поддавался. Магию они не использовали, ибо на неё бы подействовали сигнальные чары, которые висели на двери. Пришлось трансфигурировать обычный ключ и взламывать маггловским способом. — Чёрт! И вправду не лезет! — Так! Мне это надоело! – решительно заявил Геллерт. — Отойти! – и когда Гарри посторонился, он с силой ударил плечом по двери, которая отлетела и с грохотом упала. — Ай... — Геллерт зашипел и потёр руку. — Это было больно... — А раньше так что не сделал? — Много текста. Иди быстрее, пока Альбус не вернулся. А то придётся объяснять, что мы втроём забыли в его кабинете и его покоях. И... Боже, мои глаза... Зачем так много красного и золотого? Я сейчас ослепну... Комната была небольшой, выполнена в золотых и красных тонах. По прямой у стены стояла кровать, слева звешенное окно, из-за чего в помещении было довольно темно, справа в ряд стояли три тёмно-коричневых шкафа, а на полу обыкновенный красный пушистый ковёр. И больше, впринципе, ничего. Всё основное, видимо, было в кабинете. — Истинный гриффиндорец! – хмыкнул Гарри. — А ты чего это? Ну красный, золотой... И что? — Мои глаза сейчас сгорят от этого. После чёрного особняка Блэка, темноватой Выручай-Комнате и серых стен Хогвартса, это – какой-то ужас! — Так... Ладно... Ищем компромат! – Гарри двинулся к ближнем трём шкафам и остановился у первого. Пару секунд он раздумывал, но потом резко распахнул дверцу и у него невольно вырвалось: — Вау! Геллерт подошёл сзади и, положив голову ему на плечо, уставился на это великолепие. Весь шкаф сверху донизу был забит воспоминаниями, начиная с 1889 года и до 1965. Кое-где на склянках с ними были приклеены листочки не только с датой, но и пояснениями. Например, на одной было написано «Особые весенние каникулы». Некоторые правда были не подписаны, но на них были приклеены бумажки разных цветов – красные, зелёные, жёлтые, синие и многие другие. — Зачем так много? Почему бы не хранить их в собственной голове? – спросил в недоумении Поттер. — Может боится, что черепушку вскроют? — Но это, – подросток показал рукой на воспоминания, — ещё более небезопасно. Любой взломает его защиту и заберёт хоть все эти склянки! — Давай закрывай. — А мы разве не посмотрим парочку? — Поттер! Мы и так набедокурили! Вломились в кабинет, снесли дверь! Ты ещё хочешь и сюда свой нос сунуть? Это личное! — Ладно-ладно, – недовольно пробубнил гриффиндорец, закрыл шкаф и подошёл к следующему, сходу его распахивая. — Ого! Тот был сверху до низу забит самыми различными вязанными шерстяными носками всяких радужных оттенков. Ну и по мелочам так: пледики, варежки, шапочки... — Никогда не понимал его одержимости носками, – проговорил Гриндевальд, глядя на это с явным недоумением. — И лимонными дольками, – добавил подросток. — И дольками, – согласно кивнул тот. Закрыв шкаф, не найдя в нём ничего интересного, Гарри подошёл к последнему. Третьему. — Ну-с... Какие скелеты прячет директор зде...а-а-а-а! – Поттер в ужасе отскочил, когда из шкафа на него действительно вывалился скелет. Геллерт присел рядом, взял череп и внимательно её осмотрел. — Муляж, – вынес вердикт он. — Зачем... Зачем ему искусственный скелет, чёрт возьми?! – поёжился Гарри, у которого сердце устроило галоп с испугу. — Мало ли у кого какие заскоки, – пожал тот плечами и поднялся, взмахом руки вернув скелет обратно и захлопнув дверцы злочастного шкафа. — Что у вас тут за ор был? – по лестнице поднялся Том и вошёл в комнату. — Альбус спрятал в шкафу скелет и тот вылетел на Поттера, когда мальчишка открыл дверь, – объяснил Гриндевальд. Глаза у Тома тут же округлились. — Чего-чего? Настоящий скелет? Чей? Он кого-то убил и спрятал труп в шкафу? Я знал, что он истинное зло... — Стоп-стоп-стоп! – замахал руками Геллерт, чтобы тот быстрее обратил на него внимание. — Это муляж! — Ну вот... А я уж обрадовался... – Реддл тут же погрустнел. — Ты вообще-то должен быть на шухере, нет? — Ой, да мне надоело. Я поставил сигналку. — Хоть что-то... — О, я нашёл альбом под кроватью! – воскликнул Гарри и открыл. Слева из-за плеча у него выглянул Том, а справа Геллерт. Поттер с интересом начал разглядывать разные фотографии. Где-то была, очевидно, семья Дамблдора, а где-то он сам. Были и фотографии пейзажей. Но много пролистать им не удалось. — На компромат это не потянет... – начал было Том, но не договорил, ибо все трое услышали неловкое покашливание позади себя и резко развернулись. В дверях стоял сам хозяин кабинета, скрестив руки на груди и выжидающе глядя на всю троицу. Гарри уронил альбом и автоматически ногой отправил обратно под кровать. Альбус вздёрнул бровь, словно спрашивая: «Что это вы тут забыли, скажите мне на милость?» — А-а, директор... Я... Мы... Мы тут это... Искали... Туалет! – вырвалось у Гарри, у Альбуса тут же брови взлетели чуть ли не до затылка, а Геллерт громко хлопнул себя по лбу со словами «Идиот!» Том вообще тихонько юркнул за его спину, надеясь, что его не заметят. И мысленно недоумевал, почему сигналка не сработала. Но Дамблдор продолжал прожигать их всех взглядами, пока Геллерт не выдержал. — Ладно-ладно, ты нас поймал! Каюсь, я виноват! – начал он и поднял руки. — Хотел узнать, что ты тут прячешь интересного. Не прошло и двадцати секунд, как Альбус открыл рот, чтобы что-то сказать. Но тут из-за спины Геллерта послышался обречённый вздох, и вышел Том. С видом, словно он делает огромнейшее одолжение он произнёс: — Нет, я виноват. Я хотел узнать. И не успел директор Хогвартса сказать что-либо, как вперёд шагнул Гарри и выпалил: — Не вините их, это я хотел... Геллерт схватился за волосы и тихо забормотал себе под нос: — Вот ведь идиоты, решил взять всю вину на себя, а они выскочили... Нет бы промолчать... Пусть говорил он это негромко, но Дамблдор услышал. «Поразительная самоотверженность», – думал он. — «Геллерта точно подменили, я такого за ним не замечал... Впрочем, за Томом тоже»... Вздохнув, он начал вытаскивать палочку, но не успел он это сделать, как Реддл неожиданно встал перед Гарри, а перед Томом шагнул Геллерт и настороженно следил за его движениями. «Ну неужели они и правда так дружны, что готовы защищать друг друга до конца и жертвовать своими жизнями?» – поразился Альбус и, тряхнув головой, достал таки палочку и починил сломанную дверь. Маги не спускали с неё глаз, но директор закончил дело и просто её убрал. — Что ж... Я не буду спрашивать, что вы здесь забыли, – начал старик, он и так догадывался, что. — Но как же мне отпустить вас безнаказанными? Как насчёт вечерней отработки в запретном лесу? У Гарри явственно задёргался левый глаз, и он с силой вцепился в руку Геллерта и завопил: — НЕТ! Только не запретный лес! Всё что угодно, только не туда! Никаких пауков больше в моей жизни! Нет, нет, нет и ещё раз нет! Я согласен на всё, только не посылайте! — Поттер-р-р, – у Гриндевальда и самого глаз задёргался. — Отпусти меня, руку оторвёшь! Но Гарри только сильнее вцепился, даже доводя до боли, хотя сам этого и не замечал, поэтому Геллерт стиснул зубы и стойко терпел это безобразие. Альбус повернул голову, словно хотел изучить, правильно ли он починил дверь, но на самом деле он спрятал выползшую непроизвольно улыбку. Невозможно было смотреть на это с каменным лицом. Поборов себя, Дамблдор вновь повернулся и спросил: — Почему такая реакция? — Был неприятный опыт с акромантулами, – выдавил Геллерт сквозь стиснутые зубы. — Поттер слеп на левый глаз. Из-за них. Директор сразу заметил эту особенность, но он и не подозревал, что это травма и мальчик даже не может видеть. Его левый глаз был почти полностью белым, зрачок был посеревшим и несильно заметным. Выглядело довольно жутко, но в первую встречу Дамблдор не стал спрашивать об этом, посчитав, что это у мальчика врождённо или сделано иллюзией для имиджа. — Ну хорошо, тогда не в лес... – пробормотал Дамблдор. — Ладно, просто сходите к мистеру Филчу, он сам придумает что-нибудь. Директор Хогвартса повернулся и неспешно двинулся на выход, Гарри, Геллерт и Том следом, чуть опустив головы. Каждому было чуточку стыдно, что они вломились в чужой кабинет. — А я говорил, что это была плохая идея, – бросил Тёмный Лорд в спину Гарри, который шёл сразу за директором. — Ну ты не радуйся, на отработку идём. — Пф, вы с Реддлом – да, так как по возрасту школа вас фактически контролирует. А вот я не попадаю под эту категорию. Так что с радостью посмотрю, как вы будете драить швабрами замок. — Первое, что я отдраю шваброй, так это твою нахальную морду, – ответил Поттер, не обращая внимания на то, что Дамблдор похоже прислушивается к их разговору. — Мою? Мою нахальную морду? Сейчас я тебе такую морду покажу! А ну иди сюда, маленькая сволочь! Гарри с испуга резко стартанул вперёд и, обогнав директора, с разбегу прыгнул со второго этажа кабинета вниз, снеся какую-то подставку, похожу на вешалку. Геллерт промчался следом, оперевшись рукой о перила лестницы, перемахнул через них и тоже спрыгнул, приземлившись рядом, но Поттер уже разогнался и ринулся быстрее из кабинета, захлопнув перед носом друга дверь. — Стоять, мелкий паразит! – крикнул в догонку Геллерт, вышибая дверь с ноги и следуя за подростком. Дамблдор с выражением шока на лице посмотрел вслед, а затем нервно вздохнул и развернулся к Тому, который только сейчас понял, что из их компании остался в кабинете один и разговора с директором, который совершенно не понимал поведения тех двух, не избежать. «Подстава!» – подумал Том. Гарри тем временем удирал, пытаясь затеряться в коридорах Хогвартса, но не тут то было. Гриндевальд следовал по пятам, пытаясь словить его и сделать... В общем, что-то сделать. Гарри и сам не знал что, но проверять не очень-то и хотелось. — А ну стой, маленький засранец! – прокричал Геллерт, напугав проходившего мимо Флитвика, которого они оба не снесли только по чистой случайности. Гриффиндорец естественно не послушал и продолжал бежать, однако понимал, что долго не протянет, ведь уже начал уставать и выдыхаться, а оттого замедляться. В итоге на последнем издыхании Поттер повернул в одном из коридоров, но тут Геллерт его догнал и прижал к стене, уперев в неё ладони по обе стороны, тем самым контролируя, чтобы подросток опять не удрал. — Геллерт, не надо! Я не хотел! – хрипел Гарри, до конца не отдышавшись. — Я пошутил про швабру! И про мор...э-э...лицо! — Думаешь, что так просто от меня отделаешься? – ухмыльнулся Геллерт, приблизив лицо так, что они едва не соприкасались носами. Поттер только сильнее вжался в стену. — Мелкий пакостник! Позоришь меня перед всеми! А я ведь даже не могу в ответ сделать что-нибудь... Как раз в этот момент из-за угла вышел Гораций Слизнорт и остановился, как вкопанный. — Я... Э-э... Помешал? – вырвалось у него. Геллерт отвлёкся, а Гарри воспользовался шансом, проскочил у того под рукой и помчался дальше с криком: — Да, помешали! Спасибо вам за это! Огромное! Гриндевальд, выругавшись себе под нос, ринулся за Поттером. В его возрасте бегать противопоказано, но он как выглядел на сорок пять, так себя и чувствовал, так что его это совершенно не волновало. — Стой, паршивец! Гарри резко свернул и начал подниматься по лестнице, понятия не имея, куда она ведёт. Поднявшись и влетев куда-то, он тут же налетел на Тома. — Том, спрячь меня! Спасай! – протараторил он. — Что? С ума сошёл? Я в этом не участвую! — Где я? — В кабинете директора, где ж ещё! – рыкнул Реддл. Гарри понял, что они сделали круг, а он вернулся туда, откуда начал. А так как Тома видимо отпустили, то горгулья уже отошла, чтобы тот вышел, поэтому пароль и не потребовался, когда он вбегал сюда. Сам Дамблдор был удивлён, когда увидел, что Поттер влетел обратно в кабинет, он то не ожидал такого быстрого возвращения. — Том, что делать? – паниковал Гарри. — Прыгай в окно! Поттер ринулся было туда, но потом резко затормозил, когда осознал сказанное. — С ума сошёл? Ты этаж видел? Но времени на решение уже не было, так как Геллерт разъяренной фурией влетел в кабинет и нацелился на добычу, которая попятилась в страхе. Уперевшись в стол, Гарри начал шарить взглядом вокруг и нашёл то, что нужно. — А...а, Геллерт, лови! – Поттер схватил стоявший недалеко хрустальный шар, отчего директор подскочил с кресла и открыл было рот, чтобы сказать, что это очень важный артефакт, но было поздно, тот уже летел в лоб Тёмному Лорду. И таки долетел... Шар, на удивление, оказался крепким, и не разбился, когда упал после на пол. Зато Геллерт чуть ли не со слезами на глазах потирал лоб, куда прилетела эта громадина. Было очень даже больно. Скрестив руки на груди, он нахмурился, уселся на диван, стоявший вдоль стены слева от стола директора, и буркнул: — Всё, я обиделся! Дамблдор тонул в потоке бесконечных мыслей, прибирая кабинет, украдкой следя за ними и совершенно не вмешиваясь в разборки, а то ещё и сам виноват окажешься... Том просветил его по этому поводу. Гарри же попытался извиниться, но добился только злобного взгляда. Вот же... Ну он же не виноват, думал ведь, что тот уклониться... Поттер беспомощно посмотрел в сторону директора, который как бы делал вид, что приводит вещи в порядок. Отвернувшись от него, он осторожно подошёл к другу и неожиданно стиснул в крепких объятиях, влезая к нему на колени, словно маленький ребёнок. — Гели, прости меня пожалуйста, – тихо проговорил Гарри. — Прости, друг! Прости! Тот всё сидел с каменным выражением лица и шарил глазами по кабинету. Вот чёрт из табакерки! Умнее ничего не придумал? У него тут же встал вопрос... Проигнорировать в угоду собственной гордости? Или же... Геллерт покосился на Альбуса, который чуть-чуть замедлил движения, видимо, чтобы ничего не пропустить. Тоже мне! Сериал нашёл! — Ну ладно, ладно тебе... – наконец ответил Гриндевальд всё же с некой долей смущения, и осторожно обнял в ответ. — Прощаю. Ты же знаешь, что я не могу долго на тебя злиться. — И любишь? – хитро прищурился Поттер, специально вгоняя того краску. «Вот ведь... Полный позор! Моя репутация Тёмного Лорда полностью уничтожена!» – подумал Геллерт и, отчаянно краснея, проговорил: — И люблю. Конечно, люблю. Том предпочёл на этот раз промолчать, чтобы не наговорить лишнего. Молчание продлилось всего десять секунд. Он всё таки не сдержался. — Ну вы ещё поцелуйтесь, – вырвалось у него, и парень тут же руками захлопнул рот, а глаза его забегали. Тут уже Гарри недовольно покосился в его сторону. Не дай Мерлин ещё что-нибудь ляпнет! И пока Поттер чуть-чуть отвлёкся, Геллерт быстро поцеловал его в нос и весело дёрнул бровями на шок, который отразился на лице Гарри. «Всё равно хуже уже не будет»... – думал он. Хотя, наверное, поспешил с выводами, ибо в этот момент послышался грохот. Дамблдор, который всё это время исподтишка следил и слушал, нервно вытирал пыль с тумбочки, похоже собственной бородой, и видно не заметил, как сшиб какую-то статуэтку. У него произошёл полный разрыв шаблона. В его голове они все просто переломились на кучу мелких кусочков. «Как хорошо, что это не наш мир и время... Уберёмся отсюда и все всё забудут, в том числе и Альбус»... – думал Гриндевальд, которого всё ещё смущала вся эта ситуация. Будь он обычным человеком – это ещё куда ни шло. Но он ведь гордый Тёмный Лорд! Хоть и бывший! Куда его понесло? Позорище! Гарри, отойдя от шока, не спешил уходить. Наоборот, прижался к другу и прикрыл глаза, так что Геллерту оставалось только тяжело вздохнуть и самому зажмуриться. Рука не поднимается, чтобы прогнать. «Жаль, камеры нет, а так хочется снять лицо Дамблдора!» – думал Том и лыбился. Прошло ещё какое-то время. В кабинете стояла полная тишина. Директор закончил с пылью и размышлял, стоя рядом с той самой разбитой статуэткой. — Сэр, что нам делать всё то время, пока мы здесь? – негромко спросил, наконец, Том, нарушая тишину. — Можете ходить на уроки, – повернулся Дамблдор, отвлекаясь от мыслей. — Не знаю, как Поттер, но я знаю всю школьную программу, мне будет неинтересно, – сообщил Реддл и уставился на разбитую статуэтку. — И уж тем более Геллерту это не нужно. Проследив за его взглядом, директор школы взмахом палочки починил вещь и вернул на тумбочку. — Хм... Можно сделать дуэльный клуб, – вслух подумал Альбус. — Тогда я надеюсь, что у вас найдутся достойные соперники, профессор, – протянул слизеринец. — А ещё... Можно ли заглядывать в Хогсмид? — Думаю, что вам это не помешает, – кивнул Дамблдор, а затем внимательно посмотрел на собеседника. — Не знаю, как ты отнесёшься к этому вопросу, Том, но... Что ты можешь сказать о Волдеморте? И что с ним произошло в будущем? — Я не связываю себя с ним, – спокойно ответил тот. — Я не Волдеморт, я Том. В будущем Лорд был убит Гарри Поттером, когда тому был ещё год. Это тысяча девятьсот восемьдесят первый год. Смертельное заклятие отскочило от мальчика и попало в Лорда. Тот сгинул. Но мы знаем, что не до конца. Он жив, и когда Гарри поступил на первый курс, тот был в замке. Охотился за философским камнем, чтобы окончательно возродиться. Но не вышло. Подробностей я не знаю, меня тогда ещё не было. — Понятно, – директор задумчиво кивнул. — Ладно, я наверное пойду похожу по школе, – Том двинулся на выход. — А то в нашем мире приходится скрываться. Давно свободно не прогуливался. До свидания, сэр, – и парень вышел, тихо закрыв дверь. Альбусу казалось, что Том тоже совершенно другой. Он был гораздо спокойнее, в глазах почему-то не было ни презрения, ни злости. И вёл себя совершенно обычно, непринуждённо беседовал и был довольно открыт. Очень странно было видеть его таким. В этот момент Альбус вдруг вспомнил, что Гарри с Геллертом всё ещё были тут. И очень удивился, когда понял, что и первый и второй взяли и...нагло заснули! Набегались видимо... И что вот с этим делать? Будить жалко. Но оставить здесь? А ежели кто-то войдёт? Будет неловко... «Ладно, шут с ними, пусть спят», – решил Дамблдор и двинулся к своему столу, чтобы обдумать, как создать дуэльный клуб. На полпути он остановился и, немного подумав, накрыл парочку закадычных друзей мягким пледом. Между прочим, своим любимым! Оранжевым с апельсинами!

***

Когда Геллерт проснулся было уже четыре часа дня. Он прищуренно после сна посмотрел вокруг и до него дошло, что они всё ещё в кабинете директора. Сам хозяин кабинета сидел за столом с пером в руке и, видимо, думал о чём-то важном. Устало вздохнув, Гриндевальд повернулся на левый бок и натянул плед почти до головы, которая, стоит отметить, довольно сильно болела. «Опять что-ли заснуть?» – подумал он, но затем отказался от этой идеи. С такой то долбёжкой в башке фиг уснёшь. Перевернувшись обратно, он, с не шибко то довольным лицом, принял сидячее положение и уставился в пол, отметив, что на голове у него полный бедлам. Сонный Поттер тоже высунул голову из под пледа и, не найдя ничего интересного, снова скрылся под ним. Дамблдор отвлёкся от мыслей и, немного погодя, достал из шкафчика зелье от головной боли, молча протянув бывшему другу. Директор хотел было поговорить, но как только Геллерт избавился от боли, то просто молча отвернулся и опять вырубился. «Вот ведь наглость», – подумал Альбус и принялся заполнять очередные документы, которые были присланы из министерства. Прошло ещё примерно полчаса, как в кабинет неожиданно постучались и вошла Минерва МакГонагалл. — Добрый день, профессор Дамблдор, – сходу начала она. — Я... – она осеклась, заметив спящих незнакомцев. Так получилось, что все были предупреждены, кроме неё, ибо женщина была в министерстве по делам. — Альбус! Это что ещё такое?! Что ты тут устроил?! — Не надо, Минерва. Пусть спят. Веди себя потише, – начал директор. — Тут ничего страшного нет, это просто... — АЛЬБУС, ЭТО КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА, А НЕ ОТЕЛЬ! – неожиданно рявкнула Минерва. От её крика Геллерт и Гарри одновременно подскочили, вытащили палочки и случайно, скорее на автомате, приложили МакГонагалл оглушающим. И только через несколько секунд дошло, что это всего-навсего заместитель директора пришла. Дамблдор вздохнул со всей возможной тяжестью и тут же привёл профессора трасфигурации в чувства. — Извините, директор, – почти неразборчиво пробубнил Поттер и упал обратно. Геллерт даже не стал извиняться и лёг на бок, сверля пустым взглядом стену. А директор Хогвартса пытался объяснить Минерве всё происходящее. — Минерва, дорогая, прости, но ты немного отстала от жизни, – быстро начал он. — Пока тебя не было, у нас тут произошло ма-а-аленькое... Хотя, скорее, большое, такое недоразумение. Во-первых, знакомься, это Гарри Поттер, сын Джеймса, и Геллерт Гриндевальд. Во-вторых, они... Минерва? МакГонагалл хватала ртом воздух не в силах что-либо сказать. Альбус точно бы так не пошутил, поэтому декана Гриффиндора едва не хватил удар, когда она услышала это. Пришлось очень долго отходить, даже выпить валерьянку, перед тем, как Дамблдор продолжил объяснения. А когда всё это закончилось, она спешно покинула кабинет, чтобы пойти полежать, а то ей после таких новостей стало нехорошо. Надо же... Только на пару деньков пропала, а тут такое! — Не знаешь, как беспалевно свалить отсюда? – негромко спросил Геллерт у подростка. Объясняться с Альбусом совершенно не хотелось, а тот уже наверняка надумал у себя в голове разговор. — Трансгрессируем, – тут же выпалил Поттер. Дамблдор сразу поднял голову от бумаг, как только услышал это. — Но в Хогвартсе нельзя... Гриндевальд так и не договорил, так как мальчишка схватил его, вытащил палочку, и с резким рывком их затянуло в воронке аппарации... Впрочем далеко не бросило. Защита школы тут же заблокировала перемещение, и оно вышло всего на два шага вперёд от того места, откуда началась. «Не получилось»... – мысленно пронеслось у Гарри, когда головокружение прошло, он повернул голову к другу и подвис. Геллерт стоял, как вкопанный, а его одежда в районе плеча и шеи стремительно пропитывалась кровью, на что Поттер и обратил внимание. Из-за неудачной аппарации, видимо, расщепило. И видимо не хило так, судя по количеству крови. В глазах у мужчины потемнело, и он понял что сил на то, чтобы стоять у него уже не остаётся. — Чёрт! Нет! – Гарри схватился за голову, директор тоже подскочил, когда понял, что произошло. — Стой! – крикнул Поттер, подныривая Геллерту под руку, дабы он совсем не упал. — Фоукс, а ну-ка помоги! – громко произнёс Дамблдор, и феникс, который выпорхнул буквально из ниоткуда, ринулся в сторону Гарри. Тот в последний момент выскользнул и ушёл в сторону, а Фоукс крепко вцепился когтями в Геллерта и вместе с ним исчез в яркой вспышке пламени. — Гарри, неужели ты не знал, что в Хогвартсе аппарация не работает? – тут же спросил Дамблдор. — Я забыл, сэр, – вздохнул Поттер. — Дай угадаю, вы хотели побыстрее исчезнуть, чтобы не объяснять мне, зачем решили устроить тихий час у меня в кабинете? — Простите, сэр, – опустил голову Гарри. — Это я уснул первый... — Это случайность, – кивнул директор. — Поверь, Гарри, я не против, и не стал бы спрашивать, если вам не хотелось отвечать на этот вопрос. — Сэр, при всём моём уважении, я вам не доверяю. В нашем мире вы бы обязательно начали допытываться, даже если бы это была какая-то мелочь. И в нашем мире вы построили на меня какие-то свои планы, которые не очень-то мне и нравятся. Стравливаете меня с Волдемортом, и уж слишком много внимания уделяете моей персоне. А последний раз вообще подставили из-за чего меря отправили в Азкабан, – выдал гриффиндорец. — Подставил? – в недоумении переспросил директор. — Частично. Один из преступников убил студента и скрылся. А все подумали на меня, так как сделал тот это моей палочкой. Авроры предложили посмотреть воспоминания, но вы вмешались и всё испортили, почти прямо сказав, что им доверять нельзя. И когда меня решили отправить в тюрьму, вы не были против, хотя, как глава Визенгамота и директор школы, в которой я учусь, вы могли бы оспорить это решение и хотя бы разобраться в ситуации. — Я не могу ответить, что мной двигало там, в будущем, в вашем мире, – после недолгого молчания произнёс Дамблдор. — Но здесь я бы так не поступил. Я бы не лез в ваши дела. — Да кто вас знает, – буркнул себе под нос Поттер, а потом добавил чуть громче: — Где Геллерт? — Полагаю, там, где и положено быть при таких травмах, – сказал директор Хогвартса. — В больничном крыле. — Отлично, тогда я пошёл туда, – бросил Гарри, чуть погодя добавив: — Сэр. Впрочем, Альбус неспеша отправился следом. Пока они шли по коридору, многие студенты оглядывались на Поттера, ведь из учеников его ещё никто не видел. Некоторые отмечали, что он отдалённо похож на Джеймса, а многие девчонки только вздыхали. Гарри им неожиданно понравился, хотя отменным красавчиком он не был. Герой же просто шёл и провожал всех равнодушным взглядом. Если ему и хотелось кого-то увидеть, так это был лишь один человек – Лили. Но Эванс он по пути так и не встретил, но понадеялся, что они ещё обязательно встретятся. В больничное крыло он зашёл спокойно и тут же попал под прожигающий взгляд Геллерта. С раной то мадам Помфри справилась быстро, ещё и откопала на складе кроветворное зелье, но отпускать его не спешила. И теперь он был на третьей стадии раздражения, а всего их было четыре, последняя обычно перерастала в злость. — Э-э, извини, не подумал, – в своё оправдание сказал подросток первое, что пришло в голову. — Ты явно сошёл с ума! – зашипел Гриндевальд на него и в три шага оказался рядом. — Сколько можно? Когда ты начнёшь уже думать, прежде чем что-то делать?! — Ну всё не так уж и плохо... – осторожно проговорил Гарри, опасаясь смотреть ему в глаза. — С тобой же всё в порядке... Почти... Тот оцепенел на несколько секунд, а потом зашипел ещё пуще прежнего. — Причём тут я?! А если бы с тобой что-то случилось! Трансгрессия – это тебе не шутки! Твоей теории недостаточно, даже не смотря на то, что один раз у тебя получилось всё успешно! И мал ты ещё! Дурак блин! Я всё трясусь над тобой, а ты ещё больше в пекло лезешь! «Всё не так плохо, как я думал», – проносились мысли у Дамблдора. — «Он ещё и беспокоится о нём! Нет, в их времени явно что-то не то, как так могло получиться?» — Я больше так не буду! – тем временем выпалил подросток и чуть ли не повис на друге, сделав при этом жалкие-жалкие глазёнки. — Я в этом сильно сомневаюсь, – фыркнул Геллерт, понимая, что Поттер везде найдёт приключения на свой зад. — Альбус, они случаем не родственники? – спросила мадам Помфри у директора, пока они в сторонке стояли и не вмешивались. — Нет, – качнул тот головой. — Друзья. Как бы удивительно это для меня не было... Кстати, как ты так быстро с раной справилась? — Феникс твой поплакал, – ответила она, не заметив, как удивился директор. — А я сделала всё остальное. — Сколько мне тут ещё торчать? – недовольно зыркнул Геллерт на медведьму, пока Гарри виновато опустив голову, стоял рядом. — Пока я не буду уверена в том, что вы полностью здоровы, – тут же отозвалась та. — Опять двадцать пять, – закатил он глаза. — Узнаю Помфри, это в её стиле... У женщины брови поползли вверх, и она уже было хотела спросить, что это он имеет ввиду, как Дамблдор её опередил. — Ты знаешь Поппи? – удивился он. — Естественно, это ж она нас латала, когда мы подрались, – ответил тот. — И постоянно даёт нам свой камин в аренду. — Подрались? – в один голос воскликнули Альбус и целительница. Пару секунд Геллерт похлопал глазами, а потом повернул голову в сторону окна и пробурчал: — Зря я это сказал... — Мы немножко поссорились, но быстро помирились, – тихо сказал подросток, не став говорить о том, что он попал под аналог круцио, а Геллерту досталось после этого руками. — Ох, ну и свалились же они нам на голову, – вздохнул Альбус. — Мне кажется, Хогвартс этого не перенесёт. У меня предчувствие. — Всё так плохо? – спросила Поппи. — А ты сама посмотри, – повторно вздохнул Альбус. Как раз в этот момент Гарри со словами «Ну ладно тебе, хватит дуться!» запустил в Геллерта подушку. А тот вместо того, чтобы проигнорировать зашвырнул в ответ и начался батл. Перья полетели во все стороны по больничному крылу. — Это именно то, о чём я и говорил, – безмятежно протянул Дамблдор. — Альбус, – поджала губы мадам Помфри. — убирать сам будешь! – и удалилась в свой кабинет. Дел у директора было по горло, поэтому задерживаться он не собирался. — Успокойтесь! – сделал попытку докричаться он и продолжил ещё настойчивее. — Господа, хватит! – но его окрик был проигнорирован, а когда он устало прикрыл глаза, то в лицо прилетела подушка, и всё прекратилось как-то само. Оба просто зависли, а кружившие по всему помещению перья медленно опустились на пол. Дамблдор медленно убрал подушку и вопросительно вскинул брови. — Это я, – выдал Тёмный Лорд, а Гарри потупил взгляд. Но Альбус за один день уже достаточно насмотрелся и сразу понял, что это небольшая ложь во спасение мальчика, который подушку и запустил. Одним взмахом, директор вернул всё на места, и перья, и подушки. Больничное крыло вновь сверкало чистотой и порядком. Веселье закончилось. — Вы, точнее, ты, Гарри, не забыл, что у тебя отработка с мистером Филчем? – как не кстати напомнил директор Хогвартса. — И советую найти Тома, ему тоже полагается. Гарри тоскливо посмотрел, как Дамблдор удалился. Напоминие об отработке тут же испортило ему настроение. Он как то надеялся, что в этом мире обойдётся без них. Но, увы, не судьба. И ведь сам во всём виноват. Ну какой он собрался искать компромат? Скорее всего Дамблдор не стал бы прятать его в своих покоях. Нашёл бы более надёжное место. Со вздохом Гарри поплёлся искать Тома, и Геллерт пошёл следом. Сидеть в больничном крыле он был не намерен, чтобы там не говорила мадам Помфри, он был полностью здоров. Тома они нашли по Карте Мародёров и потопали к завхозу, а тот радостно потирая руки отвёл их в зал почёта и наказал чистить кубки, которые судя по всему были покрыты грязью в пять слоёв. Сам Филч постоянно косился на Геллерта, и ходил туда-сюда за спинами двух провинившихся, нудел и дышал в затылки, когда замечал, что кто-то пытается отлынивать. Из-за этого работа шла медленнее, а сквиб и не думал заканчивать отработку. В конце концов Геллерту это надоело, он магически внушил тому, что надо срочно пойти проверить этажи в поисках ещё нарушителей. И Филч тут же схватил кошку и умчался. — Слава Мерлину! – выдохнул Поттер, у которого уже рука болела. — Не знал, что я теперь Мерлином стал, – бросил мужчина. — Предлагаю счистить магией и уйти, – проговорил Реддл, весьма недовольный наказанием. Если быть откровенным, то он на отработках не был ни разу во времена своей учёбы. Если он нарушал правила, то не попадался. Никогда. — Отличная идея! – закивал гриффиндорец и, достав палочку, начал очищать по одному кубку. — Поттер... Ты издеваешься что-ли? – посмотрел на эти потуги Тёмный Лорд. — А что? — Не проще ли сделать так? – он щёлкнул пальцами, и зал тут же ослепляюще засиял от чистоты. — И что ты мне этим хотел показать? – недовольно отозвался Поттер, опуская палочку. — Что ты идиот, вот что! — Ну да, как же! Сравнил! Себя и меня! Я так не умею ещё! — Без палочки – ладно, но ты с палочкой мог по кучкам вычищать! — Вы серьёзно? – встрял Том, хоть на него и не обратили внимание. — Опять мне слушать ваши семейные драмы? Хоть отработку нормально провести можем, а? Перепалка тут же была прервана. — Вау, а нам не сказали, – неожиданно раздался знакомый голос от входа. Все синхронно повернулись в ту сторону и узрели мрачную Минерву МакГонагалл с Сириусом, который и был обладателем голоса. Та привела Блэка на отработку и как раз услышала последнее высказывание Тома. — Вот что, – начала декан Гриффиндора. — Мистер Реддл, вы посмотрите за мистером Блэком, раз уж мистера Филча тут нет. А вы, голубчики, идёте к директору! — За что?! – в один голос возмутились Гарри и Геллерт. Но та посмотрела таким взглядом, что спорить сразу же перехотелось. Хотя оба совершенно не понимали, в чём провинились на этот раз. Неужели нельзя хотя бы пояснить? И пока оба плелись за Минервой, Геллерт негромко так напевал: — Ра-а-асцвета-а-али яблони и груши, по-о-оплыли-и-и туманы над рекой. Выходи-и-ила на берег Катюша, на высо-о-окий берег, на крутой... Гарри навострил уши и с замиранием сердца слушал. Вообще-то он ни разу не слышал, чтобы друг его пел так... Красиво! Если и пел, то только в пьяном состоянии и одновременно с остальными. Так было на Рождество, когда он с Сириусом затянул какую-то праздничную песенку. Но сейчас... Гарри первый раз слышал такое красивое исполнение. Других он, честно признаться, и не слышал. На концертах не бывал, сам не пел, так что в данный момент был в восторге и даже боялся лишний раз вдохнуть, дабы не сбить настрой. А вот МакГонагалл только недовольно поджала губы и ускорилась, видимо не оценив пения. Хотя может потому что не поняла, язык то не английский... Возле кабинета директора она прервала пение, наказала стоять и не рыпаться, а сама, сказав горгулье пароль, чуть ли не бегом помчалась по лестнице. А Гарри даже расстроился, что песня так быстро закончилась. Впрочем, профессор вернулась довольно быстро, отправила их в кабинет, так и не сказав, зачем притащила обоих, сама же удалилась по делам. А там уже сходу директор начал их поливать непонятными обвинениями о недопустимом поведении. — Погоди! Что ты имеешь ввиду? – не выдержал Гриндевальд, нагло прервав Альбуса. — Как что? – искренне удивился директор. — То что ты совращаешь детей! Геллерт аж задохнулся от возмущения. — Я?! Ты с ума сошёл?! А Поттер тем временем попытался вставить словечко, чтобы объяснить. Но Дамблдор даже слушать не стал и продолжил свою пламенную речь. Гарри то и дело открывал рот, чтобы возразить на какие-то из его фраз, но тот не давал этого сделать. В конце концов, Геллерт, кое-как оклемавшись от таких новостей, взмахом руки заткнул его. — Господи, наконец-то! – выдохнул Гарри. — Спасибо, котёнок, – бросил он, вероятно, на зло директору и собирался уже начать свою длинную лекцию, как Дамблдор сбросил Силенцио и ещё пуще прежнего начал возмущаться, из-за чего у Поттера уже начала болеть голова. — Геллерт, покажи ему! Я уже не могу это терпеть! Тот недовольно фыркнул и обернулся котом, что, к счастью, заставило Альбуса моментально заткнуться. Гарри присел, схватил кота за шкирку, и поднял. — Вот это я и имел ввиду! – объяснил он. — Это фишка такая, сэр! Вы ничего не понимаете! — Он анимаг? – удивился Дамблдор, забыв о «воспитательной» беседе. — Ну да, – пожал плечами Поттер. — Правда милый? – на этих словах, кот поджал уши и яростно зашипел, сужая зрачки до неимоверно мелких размеров. — Очень, – пробормотал Дамблдор. — А теперь отпусти меня! – мысленно сказал Гриндевальд, и Гарри зачем-то разжал руку. По всему кабинету раздался громкий «ШМЯК!», и Гарри, не сдержавшись, против воли начал хохотать, потому что это получилось забавно. Почему-то ему казалось, что кот должен приземлиться на лапы. Последнее время интуиция его подводит. Думал, что сможет беспалевно найти компромат в покоях директора? Попался и ничего не нашёл! Думал, что Геллерт уклониться или поймает хрустальный шарик? Шарик прилетел тому в лоб! И сейчас, думал, что кот приземлиться на лапы, но нет... — Гарри! – возмущённо воскликнул Дамблдор. — Простите, я случайно! – выдавил Поттер, продолжая смеяться. — Я не думал, что так получится! Вернувшись обратно в свой облик, недовольный Геллерт отвесил подростку затрещину, и тот сразу заткнулся, хотя в глазах всё ещё плясали огоньки веселья. — Так! Всё, что ты там наговорил не имеет смысла! – обратился Гриндевальд уже к Дамблдору. — Дай угадаю, старуха, – на последнем слове Альбус хмыкнул, а в глазах явно читалось «Кто бы говорил!», пока тот невозмутимо продолжал: — ...просто услышала Реддла и приняла его слова за чистую монету. Поверь, он всегда так стебётся. Это стёб, понимаешь? — Я думаю, что ты вполне можешь его использовать, – Альбус кивнул в сторону Гарри. А вот это уже было явно лишнее. Слова директора похоже задели Геллерта и привели его в бешенство. Гарри, который стал более чувствительным к магии, пришёл в ужас, почувствовав, как энергия толчками пошла наружу. И ведь не поглотить, у самого силы полные – разорвёт! Видимо директор тоже почувствовал неладное, но было поздно. Стёкла волной магии выбило, половина разнообразных вещичек с громким треском и хлопками взорвалось, а Дамблдора вместе с креслом впечатало в стену, хотя вполне могло и через окно вышвырнуть. Да получилось так сильно, что даже песок с потолка посыпался. Один Гарри остался стоять, съёжившись в страхе, но его этот выброс не задел. Ну и картины прежних директоров, они имели собственную защиту. — Не лезь в нашу жизнь! – с яростным блеском в глазах прошипел Геллерт, почувствовавший угрозу со стороны Альбуса, который, скорее всего, решил взять их под контроль, и даже, возможно, разделить, естественно для их же блага. Вот только это была опасная и неверная тактика. У него даже была идея запустить Аваду, но Гарри вовремя окликнул его, сбивая пелену с глаз. Вот только нервы ещё не до конца успокоились, и Гриндевальд начал молча вышагивать по кабинету, снося всё, что попадалось под руку и что уцелело после выброса сырой магии. Альбус, когда более менее оклемался, тоскливо посмотрел на остатки кабинета. Конец пришёл почти всему... А чему не пришёл – сейчас добьётся. Даже бедную жёрдочку Фоукса снесло. Как всё это приводить в порядок, директор не имел понятия, половина из вещей – артефакты, которые простым Репаро не починишь. А ведь были ещё важные документы, которых вообще что-то видно не было... Катастрофа! Вошедший преподаватель по ЗОТИ завис в ступоре. И пришёл явно не вовремя, потому что всё ещё нервный Геллерт, которого за этот день всё достало, рявкнул в его сторону: — Кыш отсюда! Тот испуганно попятился и предпочёл уйти. Вторым пострадавшим, после кабинета, он становится не хотел. Гарри ринулся успокаивать друга, пока тот ещё не начал убивать. Прилип, не отпуская, и немигая посмотрел в глаза. Ну его же не тронет, да? И к счастью, здесь он оказался прав. Хмуро окинув его взглядом, мужчина неожиданно поднял его на руки и сел на диван, усаживая мальчишку на колени и опуская голову ему на плечо. Гарри всё ещё чувствовал его напряжение, поэтому тихо запел, отлично запомнившиеся строчки: — Ра-а-асцвета-а-али яблони и груши, по-о-оплыли-и-и туманы над рекой... Некоторое время Геллерт молчал, глядя в одну точку, но потом более-менее успокоился и, скосив глаза на подростка, продолжил: — Выходи-и-ила на берег Катюша, на высо-о-окий берег, на крутой... В попытках обрести полное спокойствие, оба негромко напевали, пока расстроенный директор, пытался откопать в кучах поломанных вещей хотя бы кусочки от важных документов. Но все его потуги были тщётными.

***

— Эй, ребят, а что у вас такие унылые лица? – спросил Сириус, когда четвёрка Мародёров, бредя по коридорам, наткнулись на Гарри и Геллерта, рассиживающих на подоконнике. Когда Гарри поведал, что же произошло, Джеймс и Сириус пришли в восторг. — ВЫ СЕРЬЁЗНО РАЗНЕСЛИ КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА?! – в унисон завопили они. — ВОТ ЭТО БОМБА! — Да, Геллерт у нас настоящая бомба замедленного действия, – отозвался Поттер. — Просто кое-кто решил, что вправе совать нос в чужие дела, – выдал Гриндевальд. — А меня уверял в обратном, – вспомнил Поттер разговор после неудачной трансгрессии. — Нашёл кому верить! – закатил глаза тот. — Он не меняется! — Эм... Как насчёт вечерней прогулки? – предложил Ремус, подумав, что это самый лучший вариант, чтобы успокоить нервы. — Том как раз уже гуляет. Так что было решено пойти проветриться. Мародёры рассказывали о своих проделках, так как Гарри про будущее уже рассказал. Питер хоть и был с ними, но подвёргся полному игнорированию, так что о нём почти не вспоминали. Гарри оглядывался всё время, но никак не мог найти свою будущую мать. А ведь так хотелось познакомиться. Пока они безмятежно разговаривали, многие студенты всё таращились на их компанию. К ним ещё и Том присоединился. И теперь почти все девчонки вздыхали то по нему, то по Гарри, нашлись даже такие, которые положили глаз на Геллерта. Да и всем было в общем интересно узнать побольше, ведь директор только и объяснил, что они из будущего, да ещё и из параллельного мира, и лучше к ним вообще не лезть, но ведь интересно было! Тем более надолго не останутся, скоро вернуться в свой мир. А так хочется узнать побольше о будущем и о них самих! Лично Поттера всё это нервировало, он никогда не любил внимание, а вот Тому было всё равно. Геллерту тем более, к вниманию толпы он, впринципе, привык. Найдя большое деревце, вся компания устроилась под ним и продолжила разговор, отдыхая на свежем воздухе. Реддлу таки влетело за то, что не умеет держать язык за зубами. Но с другой стороны, кабинету директора пришёл конец, как и половине важных артефактов и документов. Так что, впринципе, настроение поднялось на пару отметок у всех троих. Мародёры правда не понимали, почему они так не любят директора. — А я по вашему должен его любить? – саркастично отозвался Геллерт, когда те задали этот вопрос. — За что же? — Я его никогда не любил, – сказал Том. — Ну ты же будущий Волдеморт, – бросил Поттер, отчего Мародёры подавились. Гарри ведь не рассказывал, что Том Марволо Реддл и есть Волдеморт. Пришлось и это объяснять. — Стоп-стоп-стоп! – поднял руки Джеймс. — Я правильно понял? Ты собрал вокруг себя Тёмных Лордов? — Получается, что так, – пожал плечами Гарри. — А никто из вас не задумывался, почему Том оказался отдельной личностью? – вскинул брови Сириус, и тут попал в точку. Ведь никто на это не обращал внимания и принимал как само собой разумеющееся. — Том? Я не понял... Это как? – покосился на Реддла Гарри. Тот только занервничал. — Ты крестраж! – сообразил Гриндевальд. — Вот дерьмо... — Да, был... Но я чувствую себя полноценным, – негромко сказал тот. — Вероятно, я уже отдельная личность. Даже не знаю, как так получилось. Во мне ведь должна быть половина души... — Погодите! Что такое крестраж? – встрял Гарри, такой же вопрос прилетел и от любопытного Ремуса. — Крестраж – это часть души, – Геллерт включил режим «Энциклопедии». — Создавая его, волшебник отрывает кусок от собственной души и помещает в какой-то предмет. Это даёт ему возможность возродиться, если он погиб. И он будет жить до тех пор, пока существует крестраж. На мой взгляд, это отвратительная дрянь. Как вообще можно делить собственную душу? — Я просто был глупым идиотом, который боялся смерти, – мрачно проговорил Реддл. — И как же делить душу? Наверняка ведь не просто заклинание сказать? – полюбопытствовал Джеймс. — Нет, надо совершить... – тут Том замолк и отвёл взгляд. — Убийство, – ответил за него Геллерт. — Ты в шестнадцать лет стал убийцей! – прокричал Гарри, который находился в шоке. — Я не хотел! – защищался тот. — Я выпускал Василиска, но не знал, что девчонка Миртл сидела в одной из кабинок! Взгляд змея её и убил! Я сделал крестраж, потому что подумал, что раз она всё равно умерла, то надо воспользоваться этим! — Что ж, это объясняет почему Волдеморт не умер, – проговорил Ремус. — Вот дерьмо... А где сейчас твой крестраж? В нашем мире я имею ввиду. — Я не знаю, что он с ним сделал, – отозвался Реддл. — Так дневник был у Люциуса до попадания в школу, – вставил Гарри. Все замолчали и начали обдумывать получившуюся из рассуждений информацию. Вот только радости она никому не приносила. — Смотрите, поле для квиддича свободно, – отстранённо проговорил Сириус. — О, а давайте сыграем! – тут же предложил Джеймс, пытаясь отвлечь всех от мрачных мыслей. — Но нас пятеро, не получится, – тут же возразил Гарри. — Почему пятеро? — Я и вы четверо. — Питер не играет, – сказал Люпин. — Эй! А мы? – возмутился Том. — Ты же не любишь квиддич... — Но летаю неплохо! А раз делать нечего, то можно и сыграть! — Тогда нас опять пятеро, это не поровну! — А я? – тут уже вступил в разговор Геллерт. — Ой, ты хоть раз то в жизни в квиддич играл? – скептически посмотрел в его сторону Гарри. — Сомневаюсь, что даже на метле сидел... — Вообще-то я был ловцом! — Ты?! Ловец?! — Проверь слух, я именно так и сказал! — Так мы играть то будем? – прервал их Джеймс. — Естественно! – тут же кивнул Гарри. — И я покажу вам, кто тут лучший ловец! — Ты сначала выиграй, хвалюстик, – ехидно протянул Гриндевальд. — Так, ловцы у нас есть, – Джеймс поднялся. — Я охотником с Томом, а Гарри наш ловец. Сириус и Ремус, вы охотники, Геллерт за ловца. Питер, будешь вести счёт! Питер удивлённо вздохнул. То что его ещё не выгнали и даже назначили судьёй в игре приводило в замешательство. Но умом он понимал, что как раньше уже не будет. Хотя... Они же все должны всё забыть потом, когда Гарри со своими друзьями вернуться в своё время. Но пока всё шло, как и предполагалось. Его в основном игнорировали. Пока компания шла на поле было решено, что мётлы все возьмут школьные, чтобы было честно. Квоффл Сириус взял из общего инвентаря, а Джеймс из кармана достал свой снитч. Ну а точнее украденный. Всё равно у школы был запасной, а Джеймсу нравилось играться с мячиком. На возмущение Гарри, тот сказал, что всё равно бы потом вернул его, потому что он не хотел бы быть вором. А так, он будто бы его одолжил. Без спроса... Переодеваться в экипировку не стали. Просто стянули мантии, оставшись в свитерах и брюках. Геллерт с тяжёлым вздохом снял свой плащик и так тоскливо посмотрел на него, словно, как минимум, оторвал от себя кусок. Питеру отдали мячики, блокнот с ручкой, чтобы вёл счёт, и поднялись в воздух. Гарри почувствовал, как по телу пробежала дрожь от предвкушения. Он давно уже не летал. Это была просто безграничная радость, да и Джеймс с Сириусом, любители полётов и квиддича, тоже блаженно заулыбались. Эти трое просто получали кайф от нахождения в воздухе. Но надо было сосредоточиться. Питер подкинул квоффл, и Сириус стартанул вперёд, выхватывая его на долю секунды раньше, чем Джеймс. Игра началась. В основном работали Джеймс и Сириус, носясь по полю, как реактивные ракеты. Первый мяч Блэк передал Ремусу, тот обошёл Тома и попытался закинуть в кольцо, но из-за спешки, опасаясь, что мяч отберут, промазал. Квоффл тут же перехватил Джеймс у земли и спасовал Тому, так как Сириус уже был рядом. Реддл взял мяч и помчался к кольцам. Ремус был уже тут как тут, готовый перехватить, но не повезло, слизеринец быстро сориентировался и довольно метко запустил квоффл в самое нижнее кольцо, удачно попав. Поэтому первые десять очков отправились в копилку команды имени Поттеров. Блэк сощурился, а Ремус кивнул. Оба пошли по другой тактике, постоянно перекидывая друг другу мяч, но это им никак не помогло. Том просто нагло оттеснил Люпина и забрал мяч, который отвоевать было не так то просто. Так что пока преимущество было на стороне Джеймса и Тома. У ловцов дела обстояли не хуже, но и не лучше. Снитча просто до сих пор не было. Гарри приходилось вертеться гораздо больше, чтобы усмотреть всё вокруг, а то одним глазом много не насмотришься. Геллерт перевернулся и летал вверх тормашками, и, стоит отметить, Поттер этого не замечал до поры до времени, так сильно сосредоточился на поиске золотого мяча... А когда заметил, то чуть с метлы не свалился. А очухавшись, подлетел, завис напротив и ехидно так спросил: — Ну и как? Хорошо видно? — Честно говоря, сейчас мне видно только твою прекрасную рожу, – ответил тот. — Спасибо за комплимент! Гарри отлетел на пару метров, выровнял метлу и с пафосным видом встал на неё ногами, как бы показывая, что он тоже не так то прост и во как умеет. — Эй! У нас тут квиддич или фигурное летание? – крикнул Блэк, пролетая мимо. — Нда, точно, – спохватился Поттер и вновь нормально сел на метлу. Геллерт тем временем зевнул, а потом вдруг нахмурился и проморгался. Но ему не показалось, снитч весёлой бабочкой пролетал у земли и не парился о том, что должен мотаться с огромной скоростью. Моментально перевернувшись обратно, Геллерт ринулся за ним, Гарри тоже. Охотники даже забыли про свой мяч и зависли в напряжении. А снитч ещё даже не понял, что его заметили, как Гарри накрыл его ладонью с одной стороны, а Геллерт с другой, но гладко это закончится, естественно, не могло, поэтому оба столкнулись и поднимая столбы пыли, покатились по земле. А мётлы вообще улетели куда-то в ебеня... Мгновение стояла тишина, пока Джеймс не замахал руками и не заорал на всё поле: — Внимание! Код красный! Ловцы столкнулись друг с другом! Требуется скорая Мародёрская помощь! Повторяю! Код красный! Код красный!!! Друзья опустились рядом и столпились вокруг. Так уж получилось, что снитч беспомощно трепыхался в руках у двух ловцов, которые сжимали его с двух сторон. И кто спрашивается поймал первый? — Нет, ну вы гляньте! Даже на квиддиче умудрились пообжиматься! Вам что, невтерпёж? – начал вещать Том. Гарри тут же сполз с Геллерта, но добычу не отпустил. Требовалось ещё выяснить, кто поймал мячик, но сначала... — Том! Ты достал! – зашипел Поттер. — Тебе самому невтерпёж? Обязательно надо что-нибудь этакое ляпнуть? — Но это смешно! – воскликнул Реддл, пока остальные хихикали. — А вот мне что-то не очень! Кстати, кто выиграл? — Питер? – вопросительно глянул Джеймс в сторону того. — Я не видел, они одновременно это сделали, – проговорил тот. — А из вас кто-то видел? – спросил Джеймс у остальных, но все покачали головами. — Я был первый, – буркнул Геллерт. — Нет, я! – возразил Гарри. — Так! Давайте сочтёмся, что вы оба это сделали, – решил Сириус. — А значит сто пятьдесят каждому, но... Хвост, что там по счетам до поимки снитча? — Сорок у одной и сорок у другой, – ответил тот. — Стоп! Серьёзно? Полная и абсолютная ничья? – удивился Люпин. — Такое в квиддиче очень и очень редко! — Тогда давайте нашу первую игру в ничью отпразнуем! – решил Сохатый. — Это значит, что мы все теперь друзья навеки! — В Хогсмид уже поздно идти, но можно просто воспользоваться тайным ходом и притащить оттуда по несколько бутылочек сливочного пива! – это предложение Сириуса оказалось весьма заманчивым. И после душа и короткого отдыха, так и решили поступить. Собравшись в Выручай-Комнате компания закатила настоящую вечеринку, которая продолжалась почти до утра. Когда Мародёры сонные и с головной болью отправились на уроки, Геллерт и Том отправились отсыпаться дальше. И один Гарри почему-то был более менее бодр, поэтому решил пройтись по коридорам. Может быть хоть сейчас он встретит Лили? Как поведал Джеймс, та не столь давно крупно поссорилась с Нюниусом и теперь появляется только на завтраках (и то не всегда) и на уроках. В остальное время уходит непонятно куда, что даже её подруги не в курсе. А на Карте Мародёров её нет. Было обидно, что никак не получается её выловить. И тут, блин, Снейп напакостил! Бредя в задумчивости по коридору, Гарри врезался в кого-то и отступил на шаг, извинившись. — О, ничего страшного, – начала незнакомая круглолицая девчонка, слизеринка, как понял Поттер по её одежде. — Я как раз хотела познакомиться с таким красивым юношей! — Прости, я спешу, – попытался отделаться подросток. — Ну ладно, но позволь на последок угостить тебя бананом, – та протянула уже очищенный фрукт. — Да я не очень голоден... – начал было Гарри, но та его перебила своим милым тоненьким голоском. — Ну пожалуйста! Неужели обидишь даму? — Ну... Хорошо, – он взял угощение и принялся его есть, про себя думая: «Чёртово воспитание Сириуса!» — Вкусно? — Угу, – кивнул Поттер. — Я пожалуй пойду. Спасибо. И... Как тебя зовут? — Долорес, – широко улыбнулась та. — Долорес Амбридж. — Я Гарри Поттер, – представился он. — Надеюсь, ещё увидимся. — Обязательно! – бросила она на прощание и удалилась. Гарри зашагал дальше, чувствуя, что после сладкого банана, сон совсем уже не шёл.

***

      Чуть ранее... Предвкушающе улыбаясь, Долорес Амбридж глядела на лежащий перед ней фрукт. Проведя лезвием по руке, девушка прошептала выученный наизусть заговор, а так же мысленно представила то, чего бы она хотела добиться. Пока она читала, количество крови увеличилось, и как только слизеринка закончила, так сразу провела рукой по кожуре банана, оставляя на ней свою кровь. Как только Долорес закончила, так сразу перебинтовала свою рану, а фрукт спрятала на некоторое время. После, когда кровь засохла, Амбридж сняла кожуру и испепелила заклинанием. В руках у неё теперь была только съедобная часть. Дело оставалось за малым... Заставить Поттера съесть данный фрукт. Имя этого оборванца она узнала от Петтигрю, который одно время сидел в одиночестве в заброшенном кабинете, и у Питера девушка просто ненавязчиво поинтересовалась личностью этого мальчишки. Остальные ей были неинтересны. Ну а теперь... Теперь она отправилась на выполнение плана. Осталось лишь найти объект!

Владимир Путин и Дональд Трамп провели нетелефонный разговор

28 июня президент России Владимир Путин встретился в японской Осаке с президентом США Дональдом Трампом и, как считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, поговоривший с Владимиром Путиным сразу после этой встречи, остался в безусловно хорошем настроении.

Японцы к саммиту «двадцатки» сделали много чего. Например, они сделали специальный телеканал G20. До начала саммита по нему в основном, впрочем, крутили разнообразную рекламу Олимпийских игр в Токио в 2020 году и отчего-то без конца демонстрировали пиктограммы Паралимпийских игр. Очевидно, эти пиктограммы — предмет особенной гордости организаторов. Я надеюсь, до начала соревнований в Токио еще многое может измениться, и широкая, а вернее мировая общественность не увидит этих пиктограмм. Пересказывать это нельзя из соображений высшей гуманности. В общем, на глаза наворачивались слезы — недоумения и досады… Почему создатели пиктограмм оказались так безжалостны к таким достойным людям?.. Нет, лучше не думать об этом.

Между тем безжалостными организаторы на этот раз «двадцатки» оказались и к жителям Осаки. Они просто остановили, например, движение в ней. Если бы что-то подобное произошло в каком-нибудь российском городе-миллионнике — пиши, не пиши, а все равно пропало, такое пятно было бы уже ничем не смыть с репутации непосредственно господина Путина. А тут все как будто даже рады возможности никуда не ездить и даже не ходить. И в самом деле: по большому счету — а смысл?

У российского президента, который после признания Financial Times в том, что либеральная идея умерла, с новыми силами, видимо, продолжает теперь искать новые смыслы, день начался со встречи лидеров стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Был ли смысл в этой встрече? Замминистра финансов России Сергей Сторчак, пропускавший такие встречи исключительно по уважительной причине (сидел в СИЗО), рассказал мне потом, когда я встретил его в коридоре перед дверью, за которой разговаривали Дональд Трамп и Владимир Путин, что так-то, конечно, смысла немного, мероприятие формальное, проходит перед саммитом «двадцатки», и у каждого лидера есть только одна возможность высказаться по широкому кругу вопросов, по которому каждый высказывался не раз, и не два, и не пять, а после этого мероприятие сразу заканчивается. Но в этот раз польза нашлась, по словам Сергея Сторчака, в том, что оказалось развеяно главное сомнение: насчет того, что Бразилии после смены президента будет вообще не очень интересно это новообразование на многострадальном теле планеты.

Выяснилось, что все-таки интересно, и у саммита БРИКС, который должен пройти в Бразилии этой осенью, есть таким образом тоже смысл.

— Будь моя воля,— признался Сергей Сторчак,— я бы саммит «двадцатки» проводил хотя бы раз в два года. Ну тяжело же выдумывать, а потом обсуждать темы каждый год!

Воли Сергея Сторчака на это нет, а жаль.

После стремительного саммита БРИКС Владимир Путин еще автономно встретился с президентом ЮАР Сирилом Рамафосой, тоже не так давно выигравшим выборы (переговорную комнату мгновенно наполнило огромное количество дам в бессмысленно, казалось, пестрых нарядах: оператор, пресс-секретарь, личный фотограф президента ЮАР… Все это были дамы просто в кричащих, честно говоря, нарядах заметно выше колен. Редко встретишь в одном месте, даже на ночной дискотеке, такое количество ярких, красочных… Даже, можно сказать лакокрасочных созданий). И в самом начале стало очевидно, что с этим человеком у Владимира Путина не должно быть проблем.

— И во время борьбы с апартеидом,— сразу сказал Сирил Рамафоса,— Советский Союз поддерживал нас активно и практическим путем. Мы по-прежнему получаем поддержку от Российской Федерации и ее руководства и очень благодарны вам за это (а вот тут была новость. Какую борьбу Россия, собственно говоря, поддерживает в ЮАР сейчас? Не за реставрацию ли апартеида? — А. К.).

Но без сомнения все это было лишь разминкой перед встречей Владимира Путина с Дональдом Трампом. При этом события перед самой встречей развивались, я считаю, непринужденно, хотя корреспонденты федеральных телеканалов использовали, казалось, любую зацепку, чтобы рассказывать на маленькую камеру, которая у каждого была с собой: да, бьемся, да, все слишком непросто, и палки в колеса, и камни за пазухой, но мы идем к победе здравого смысла в надежде оказаться в конце концов в небольшой переговорной, где уже покоятся в своих креслах Дональд Трамп и Владимир Путин.

На самом деле это была искренняя попытка создать тут на ходу докудраму, а в действительности и малейшей интриги не было. Да, подержали несколько минут у эскалатора, потому что организаторы и хозяева встречи, которыми тут считались американцы, потому что на их территории она и происходила, ждали пул журналистов Белого дома и не хотели, чтобы мы пришли первыми.

Американцы, которых мы в конце концов и застали в очереди перед дверью, вели себя между тем прилично и спокойно.

Одна журналистка поинтересовалась, что это Владимир Путин опять последним пришел на церемонию фотографирования. Ей русским языком объяснили, что у него была двусторонняя встреча с президентом ЮАР.

Она и кивнула. А ей бы тут и спросить, чего же тогда президент ЮАР пришел на эту церемонию гораздо раньше. Но на это у американской журналистки не хватило то ли времени на размышления, то ли чего-то еще.

Когда всех сразу начали пускать в небольшую переговорную через просто ничтожную дверь, все, конечно, смешалось. Устанавливавшийся несколько дней и ночей порядок оказался разрушен. Предполагалось, что входить должны поочередно: один российский, один американский журналист, причем сначала операторы, потом фотографы, потом пишущие корреспонденты. Причем американцы должны группироваться слева, наши справа… Но было бы как-то даже странно, если бы и правда все происходило по-правильному именно сейчас, именно у этой двери.

То есть начали ломиться. С глухими стонами и громкими криками.

Дональд Трамп некоторое время созерцал этот ажиотажный спрос на себя и на коллегу.

— Как на вручении «Оскара»… Слишком глупо все…— выдавил из себя господин Трамп, исподлобья глядя на всю эту бряцающую железом стихию.

И прежде всего он, конечно, обнаружил таким образом свое отношение к церемонии американской киноакадемии.

Одному американскому журналисту все же удалось докричаться до своего президента с вопросом, будет ли он говорить с господином Путиным о вмешательстве в американские выборы. Другого вопроса у них для Дональда Трампа нет уже не первый год.

— Конечно,— кивнул президент США.— Не надо вмешиваться в выборы! — произнес он, повернувшись уже к Владимиру Путину.

Почему-то потом стали писать, что он погрозил при этом российскому президенту пальцем. Но нет, справедливости ради, этого же не было: просто он показал на Владимира Путина пальцем.

— Ну у нас и другие темы есть,— сказал российский президент.

Потом Дональд Трамп и Владимир Путин протокольно выговорились.

— У нас будет очень интересная дискуссия, которая будет включать такие вопросы, как торговля, вопросы разоружения, протекционизма, различные другие вопросы, и все это будет построено на очень хороших взаимоотношениях, которые будут между нами (кого президент США сейчас так энергично и так преждевременно убеждал в этом? — А. К.). Я думаю, результаты этой встречи будут отличными,— произнес Дональд Трамп то, что мог бы произнести и Владимир Путин.

— Мы давно не виделись, со времени встречи в Хельсинки. Правда, наши сотрудники работали и дали нам хорошую возможность продолжить то, о чем мы договаривались в Хельсинки, так что спасибо обеим сторонам,— произнес Владимир Путин то, что мог бы произнести и Дональд Трамп.

После этого журналистов попросили покинуть переговорную, но все так кричали то ли свои вопросы, то ли уже ответы, что такого количества децибелов эта бедная комната, уверен, никогда на себя не принимала и уже не примет.

Это продолжалось минуты две. Потом журналисты неожиданно охладели к президентам и замолчали. Владимир Путин, все это время нехорошо улыбавшийся, вздохнул было, по-моему, с облегчением, но тут в наступившей тишине один российский журналист и прокричал в свою мелюзговую камеру:

— Встреча президентов России и США в присутствии журналистов продолжалась несколько минут и закончилась на высокой ноте!..

Президенты России и США от неожиданности одновременно вздрогнули. Между тем она действительно так закончилась, и только благодаря самому этому журналисту, и правда взявшему вот как раз такую ноту.

Через минуту никого не осталось и у дверей, за которыми проходила эта встреча. Я, впрочем, был еще здесь. И видел, как у двери замер российский офицер с ядерным чемоданчиком. Его американского коллеги тут между тем не было. И это выглядело странно. На прошлой такой встрече на саммите в Китае он был возле такой же двери, и я хорошо помню, как он все время почему-то отодвигал этот чемоданчик куда-то от себя ногой, думая, видно, что делает это незаметно. Чем-то ему этот чемоданчик, похоже, не нравился, и давно.

А вот наш офицер на вопрос, не слишком ли больших размеров чемоданчик и не тяжело ли ему носить такой, четко отвечал:
— Какой Родина нам выдала, таким и пользуемся!

Полчаса мимо заветной двери носили разноцветные флаги из других переговорных, пока мне наконец не намекнули, что Владимир Путин, скорее всего, выйдет из противоположной двери, в параллельный коридор.

Здесь было гораздо больше людей. Нашелся и американский морской офицер со своим тоже немаленьким чемоданчиком.

А еще через некоторое время из двери вышел и Владимир Путин (Дональд Трамп остался в переговорной, хотя уже шло первое пленарное заседание «двадцатки», куда оба его главных участника неизбежно, казалось, опоздали: они беседовали один час двадцать минут).

И я спросил у президента России, когда он проходил мимо:

— Оно того стоило?

Владимир Путин рассказал, что сегодняшняя встреча, без сомнения, да, стоила.

Владимир Путин вообще был, казалось, в хорошем настроении после переговоров. Они повлияли на него благотворно.

Тогда я спросил, оправдались ли его личные ожидания. Тут Владимир Путин был менее однозначным. Он сказал, что главным было обсудить то, что он хотел, в том числе проблемы ядерного разоружения,— и вот все эти проблемы и в самом деле успели обсудить. То есть личные ожидания в этом смысле были удовлетворены.

— А Договор СНВ-3 может быть продлен? — спросил я.— Сегодняшние переговоры дали в этом смысле какую-то перспективу?

Владимир Путин ответил, что да, и об этом, конечно, говорили, но результат будет позже, надо пройти еще большой путь, чтобы о чем-то можно было сказать однозначно.

Но все-таки, видимо, и в этой истории появилось что-то вроде просвета.

Осталось услышать теперь Дональда Трампа.

Хотя от него можно ведь услышать все, о чем он даже не успел подумать.

В этот день у Владимира Путина была еще только одна двусторонняя встреча — с удаляющимся британским премьером Терезой Мэй. И как она была строга. Не улыбнулась ни в начале, когда пожали друг другу руки (но все-таки пожали), ни потом за столом, даже дежурно. Подчеркнутая чужеродность, а может чужестранность. Потом стали говорить, что на встрече она предъявила наконец доказательства причастности Российской Федерации к покушению на Скрипалей.

Но дело в том, что в последнее время Владимир Путин и не отрицал этого: ни на Петербургском экономическом форуме, ни в интервью Financial Times. Но и не подтверждал.

Но важнее то, что не отрицал, чем то, что не подтверждал.

Андрей Колесников, Осака


Странное дело Березкина: почему выдающегося педагога обвинили в педофилии

У Березкина нет громкого имени и мирового признания, так что заступиться за него, кроме его коллег по цеху и родителей детей (а также уже выросших воспитанников), некому. Но и их оказалось не так уж и мало. «Чем бы ни закончилась разыгрываемая теперь пьеса, в которой я поневоле оказался главным персонажем, я все же бесконечно счастлив, что связал свою жизнь с детским театром», — говорит Березкин из-за решетки. 

В ряду самых страшных преступлений педофилию, пожалуй, можно поставить наравне с терроризмом. Те, кто покушается на детей, совершают преступление против самой человеческой природы. Чтобы выдвинуть такое обвинение, у следствия должны быть не просто веские, а железобетонные основания.

Как один из лучших детских театральных педагогов страны «стал» педофилом — в расследовании обозревателя «МК».

У этой жуткой истории есть, пожалуй, один позитивный момент — она дает возможность рассказать широкой публике о жизни простого театрального педагога (которая, увы, без «педофильской подоплеки» вряд ли бы была кому интересна).

Березкин — любимый ученик легендарного советского и российского театрального критика Вадима Гаевского.

— Я вам так скажу: прежде всего он очень хорошо воспитанный и дружелюбный человек, — начинает бывший заведующий кафедры истории театра РГГУ, профессор Вадим Моисеевич. — На курсе он был самым красивым и одним из самых одаренных. Не из тех, кто любит безделье. Когда я узнал про обвинения — не поверил: какая чепуха!

Но легендарный Гаевский немного забежал вперед.

— Саше предрекали блистательное театроведческое будущее, — вспоминает главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова. — А он выбрал другое. Вместо того чтобы диссертацию защищать, начал работать с детьми. Саша обожал детский театр, особенно знамениты его чтецкие программы. Его не знает широкая публика, как, скажем, Женю Миронова, но он любит свое дело, он в нем растворен. Скромный труженик этой специфической сферы.

После окончания театроведческого Березкин вместе с другом создали российский фестиваль телевизионных программ о театре, влились в команду «Московских дебютов», организовывали городские праздники и т.д. Но при этом всегда занимался с детьми.

Как рассказывает театровед Сергей Маргулис: «Я трещал везде, что живет на свете обалденный Березкин, который стопудово станет находкой в любой театральной структуре. Но перед ним и так были все двери открыты. Он сам ничего не хотел. Однажды, доведя меня окончательно до белого каления, сказал: «Знаете, я просто решил остаться в своей детской студии. Это — мое дело!» Тогда я обозвал его дураком, о чем не жалею по сей день».

Маргулис, правда, признался: был момент, когда ему показалось, что из них двоих дураком был не Березкин. Это произошло, когда он после спектакля (куда пригласил Березкин) попал в комнату репетиций театра «Стрекоза». Он увидел растопившую его сердце сцену: везде копошились счастливые дети вперемежку со своими родителями, и все глядели на Березкина с обожанием.

— Саша много лет мечтал о собственном детском репертуарном театре, — рассказывает его супруга Анна (она тоже театральный педагог). — И вот наконец вместе мы его создали 4 года назад! Он — руководитель театральной студии «Стрекоза», я — студии «Мастерская» (но они обе на одной площадке, так что, по сути, это один театр). У нас занимается в общей сложности около 100 детишек.

Саша никогда не ставил перед собой задачу «делать актеров», хотя многие его выпускники выбрали именно актерскую карьеру. Он говорил, что самое главное — воспитать грамотного, талантливого зрителя, который приходит в театр, как в родной дом, который умеет чутко сопереживать и понимать. Создавал не столько труппу, сколько большую семью, куда каждый мог прийти со своей проблемой, обидой, огорчением — где все мы были вместе и каждый мог получить помощь и совет. Играли мы регулярно 5–6 спектаклей в месяц.

Большое значение Саша придавал искусству художественного слова, потому параллельно со спектаклями всегда шла подготовка к чтецким конкурсам. Кстати, в прошлом году заняли 3-е место на международном конкурсе чтецов, посвященном 80-летию Иосифа Бродского. Студию звукозаписи Саша сделал сам — записывали там чтецкие программы. Мечтал он о возрождении «Театре у микрофона» (помните, была когда-то такая замечательная передача?). 

— А вообще, все это невероятно тяжелая работа, на износ, — продолжает после небольшой паузы Анна Березкина. — Праздником всегда был только сам спектакль. Хотя и там хватало переживаний. Спектакли никогда не переносили и не отменяли, хотя дети болеют, бывают заняты на уроках и т.д. Несколько раз мы с Сашей сами выходили на сцену в Томе Сойере, деваться было некуда (смеется). Саша играл и учителя Доббинса, и Шерифа, а я — тетю Полли. 

Березкины в браке уже 25 лет. Сына назвали Кешей в честь Иннокентия Смоктуновского.

— Такая у них дружная семья, что они ходят везде втроем, взявшись за руки! — рассказывает Марина Давыдова. — Завсегдатаи всех молодежных спектаклей. А вы видели, как Кеша читает стихи под руководством папы? О, это проявление гения их обоих! К слову, мальчик Кеша в этом деле — ключевой свидетель, поскольку вменяемые эпизоды происходили якобы… при нем.

Анна готова рассказывать про мужа часами, она искренне восхищается всем, что он делал. Но как любой любящей женщине ей особенно важно его трепетное к ней отношение.

— Когда мы с Сашей только поженились, он пообещал мне, что на мое 50-летие отвезет меня в Индию и я смогу увидеть Тадж-Махал, — вздыхает Анна. — Но в этот день он уже был в СИЗО… Оттуда он прислал такое дорогое и прекрасное поздравление, что стоит Тадж-Махала. Опубликуйте его в газете, мне кажется, многие поймут благодаря этому письму, что он за человек.

«Анюлечка, вечная радость и новость моя, с рождением! Отчетливо помню гулкое, щекотное еканье сердца — аааах какая девочка — в момент нашей самой первой встречи чуть больше 25 лет назад в СТД (Союз театральных деятелей).

Помню еще, сразу захотелось тебя чем-то эдаким удивить и восхитить. Да хоть пройтись на руках, как Том Сойер перед Бэкки. И довольно быстро выяснил, что восхитить тебя проще простого. Но от легкости исполнения желание это не выветрилось, не ослабло, а напротив — возросло — очень уж сладко было вновь и вновь ловить щедрые порции твоего внимания и восхищения.

Намерен и третью 25-летку ходить вверх тормашками перед моей Бэкки Тэтчер, вызывая твой благодарный восторг еще и еще. И уверен, что сила притяжения твоей любви способна вытащить меня хоть из недр Юпитера… куда там каким-то жалким решеткам»

(Из письма Березкина из СИЗО своей жене Анне.)

Эпизод 1: «Хлопать пупок»

Согласно материалам дела, в период с 4 по 25 апреля 2019 года Березкин совершил сексуальное домогательство в отношении одной из своих учениц, выразившееся в том, что во время одного из занятий посадил ее на колени, залез ей рукой в трусы, касался ее половых органов.

Что происходило в театральной студии в апреле? Там ставили спектакль «Том Сойер».

Дети ходили на репетиции во вторник и четверг. Посещала эту группу первоклассница Катя (имя изменено).

Вообще, как я выяснила, в «Стрекозу» принимали абсолютно всех детишек, которые учились в школе №887 и хотели заниматься еще и в театре. Никаких справок от них Березкины не требовали. Так что ребятишки попадали самые разные. Что касается Кати — очаровательная девочка, но увы, не без проблем. Случились они после того, как из семьи ушел папа, которого она безмерно любила.

— Девочка попала на учет в специализированный центр с жалобами на заикание, отказ от прогулок и игрушек, на то, что ночью видит большое количество мыльных пузырей, пчел, мух, — рассказывает Валерий Ангелов, который защищает Березкина. — То есть у ребенка были галлюцинации, диагностировано психопатическое расстройство.

Когда я спрашивал Березкина, сажал ли он ее на колени, он ответил, что не помнит такого. По его словам, девочка очень подвижная и немного бесцеремонная. В трусы он никогда ей не лез, даже думать о таком не мог. Помнит, что помимо репетиций спектакля в то же время готовил ее на конкурс чтецов (в том же зале, и это групповые занятия, то есть всегда присутствует множество детей и родителей). И рассказал о методике «похлопывание пупка»: это когда преподаватели помогают выровнять дыхание и в ритм похлопывают по пупочной области ребенка.

На репетиции театра

О том, что Березкин одной рукой хлопал ее по пупку, а второй залез в трусы, Катя рассказала маме 7 мая. Случилось это после неприятного инцидента в театре «Стрекоза». Это очень важный момент. Тогда во время спектакля (собрался полный зал зрителей) Катя демонстративно ушла со сцены. На ее место поставили девочку-дублера. Потом Катя вернулась, залезла на сцену и, подвинув дублершу, как ни в чем не бывало продолжила выступать. Конфликт Березкин сгладил, так что некоторые в зале даже не поняли, что произошло. Но после он ей сказал, чтобы больше не приходила без родителей.

— Я отлично помню этот инцидент, — говорит одна из родительниц Вера Алексеевна. — Я заходила за кулисы переодевать свою дочь и слышала, как Березкин этой девочке сказал что-то вроде: «В следующий раз жду с родителями». Он не кричал на нее.

— Я тоже помню Катю, потому что нечасто дети срывают спектакль, — говорит Анна Березкина. — Муж добрый, но очень строгий в плане дисциплины. У него даже прозвище Снегг (так звали учителя из «Гарри Поттера»). Дети могут беситься на репетициях, но на спектакле все по-взрослому. И тут такой эпизод… Саша устроил разбор полетов, однако предельно спокойно. Больше эту девочку мы не видели — она не приходила.

Катя сообщила маме про то, что учитель «залез в трусы» после того, как та задала вопрос: почему дочь не хочет больше ходить на занятия в студию? Услышав жуткий ответ, отправилась в школу, при которой и существовал кружок.

— Директор и заместитель ее выслушали, — рассказывает Ангелов. — 21 мая вызвали Березкина. Состоялся разговор. Александр был крайне возмущен подозрениями. Он сказал, что все это абсурд — с Катей он никогда не занимался один на один, на репетициях присутствовали десятки детей и родители, это бы все увидели. Я направил директору запрос, в котором просил предоставить, какие были приняты решения после этой встречи. Мне официально ответили, что никакой встречи не было.

Заявление поступило к старшему следователю Кунцевского межрайонного следственного отдела ГСУ СКР Алексею Панютищеву (человеку молодому, амбициозному — его портрет висит на Доске почета). У него к тому времени появилась специализация как раз на педофилии.

Именно Панютищев вел в 2018 году дело москвича Сергея Дахова, получившего в итоге 12,5 года колонии строгого режима за совращение своей сводной внучки Ани. А весной 2020 года Аня призналась, что оговорила деда, потому что ее попросил об этом папа (ему нужна была недвижимость дедушки). Аня просила даже привлечь ее к уголовной ответственности за клевету. В органах ей отказали, девушка подала в суд, тот тоже отказал, потому была апелляция и снова отказ.

Кстати, когда в конце октября Панютищев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту заведомо ложного доноса Ани, то просто в нем скопировал куски текста с предыдущих документов (не только с точностью до запятой и точки, но и со старыми ошибками: например, в одном месте «адвокат по имени Олька» так и осталась в новом документе «Олькой»). Дедушка до сих пор мотает срок, а внучка все продолжает ходить по инстанциям, доказывая его невиновность и чистосердечно признаваясь в страшном оговоре. «МК» писал об этой драме.

Итак, заявление на Березкина попало к тому самому следователю Панютищеву. Так вот представьте — даже он не стал возбуждать уголовное дело (и не потому, что «обжегся» на Дахове, — заявление на Березкина поступило в 2019 году, а внучка Дахова, напомню, призналась в оговоре только весной 2020-го). Как думается мне, потому что слишком абсурдно-фантастическим, а главное, бездоказательным показалось обвинение.

Эпизод 2: «Шпили-вили»

Несмотря на отказ в возбуждении уголовного дела, оперативные работники не прекратили своего стремления проверить Березкина. В целом это, конечно, правильно: а вдруг и правда педофил? Они обзвонили множество родителей, интересовались, были ли сексуальные домогательства и т.д. Те были шокированы. В один из дней оперативники позвонили маме 10-летней девочки Маши (имя изменено). Она тоже ответила, что все нормально, ничего подозрительного не замечала. А затем произошло вот что.

Маша с мамой вернулись в Москву из другого города 7 июня 2020 года. Надо сказать, что семья неполная, папа пытался отсудить право на воспитание детей, но ему это не удалось. 10 июня он пришел, чтобы посмотреть на дочку, которую давно не видел. Она играла на детской площадке. Папа спросил в числе прочего про занятия по субботам в театральной студии. Дело происходило в пятницу, девочка думала, что завтра ей придется идти (это после долгого перерыва: со 2 марта, то есть почти пять месяцев, не было репетиций). В итоге она отвечает, что не хочет больше посещать театр, и объясняет это — дословно: «Там шпили-вили».

В тот же вечер состоялся разговор с мамой, во время которого девочка показала странный знак: соединила большой и указательный палец левой руки в кольцо и проткнула это кольцо указательным пальцем правой. Видимо, мама спросила: «Тебя изнасиловали?» — и Маша кивнула.

— Я сама не ожидала от него такого, и ни за что не поверила бы,  что наш любимый преподаватель способен на подобное, - рассказала  «МК» мама девочки. -  Моя дочь занималась в театральной студии с 1 класса. Ей нравилось. Она его любила как педагога. Он сам предложил индивидуальные занятия.  

Я всегда  боялась моментов педофилии, потому спрашивала у неё, все ли в порядке. А потом  она  стала замыкаться, не хотела ходить на занятия. Проникновений не было, слава богу.  Но все остальное... Такое ребёнок не может придумать.  Она показала конкретное место, где все происходило, детали, которых не могла бы увидеть в кино или где-то ещё.  Она стыдилась и частично умолчала о некоторых действиях.  О них рассказал в признательных показаниях уже сам Березкин, а она потом подтвердила.

На следующее утро женщина написала заявление, которое попало к… нашему старому знакомому — следователю Панютищеву! Тот немедленно принимает решение о проведении предварительного медицинского исследования. Врачи осматривают девочку и выносят вердикт: признаков изнасилования нет.

— Допрос девочки длился 8 минут, а по итогам его появился протокол на 7 листах — это невозможно! — возмущается Ангелов. — Велась видеозапись, но ее нам не дали. Все, что мы выяснили, — что в документе сказано: девочка подвергалась насильственным действиям не менее 10 раз, с марта 2019-го до конца июня 2020 года. Происходило это якобы в театральной студии по субботам, с 11 до 13 часов, во время индивидуальных занятий.

Удивительное дело: с марта по октябрь 2019 года в студии не было вообще никаких занятий по субботам. В 2020-м последнее субботнее занятие было в феврале. Но девочка вполне могла путаться в датах.

Маша утверждала, что все происходило в помещении №217 на втором этаже, что двери при этом Березкин закрывал. По словам девочки, он раздевал ее и укладывал на диван.

— Во-первых, там замков на входной двери не было, а диван такой низкий, что когда я попытался изобразить то, что она описывает, понял: это невозможно в принципе, — рассказывает адвокат Березкина. — В само помещение все время кто-то заглядывал, так как были еще двери.

Но по мне, так важно другое: на занятиях присутствовал его сын Иннокентий. После истории с девочкой Катей Березкины хотели купить видеокамеры, чтобы поставить их хотя бы в помещении, где проходили индивидуальные занятия. Но денег на это выкроить из своей мизерной зарплаты так и не смогли. В итоге они попросили Кешу быть с папой по субботам (не посвящая ребенка в детали: ему объяснили, что нужна его помощь в проведении этих индивидуальных занятий).

Вы можете себе представить, чтобы «извращенец-педофил» Березкин насиловал маленького ребенка при родном сыне? Я — нет. Впрочем, мать Маши утверждает, что мальчик находился в другом помещении, на первом этаже.

Из показаний Иннокентия: «Помещение №217 поделено на три секции, занятия с Машей отец проводил в самом большом. Диван там стоит ниже моего колена. Все двери закрыть невозможно, они все время были приоткрыты (кроме входной). Я сам находился в месте, где стояли парты, там я учил тексты. Никогда не видел, чтобы отец совершал какие-то преступления в отношении девочки».

С сыном

Следователь Панютищев возбуждает уголовное дело в июле 2020 года. Дальше был обыск, во время которого изъяли все компьютеры, телефоны, флешки. Нигде не оказалось детской порнографии или чего-то подобного. Но все равно Березкина задерживают.

А чуть позже одноклассница Маши (назовем ее Викой) призналась своей маме о разговоре с ней. Та ей по секрету сказала, что оговорила учителя, чтобы не ходить в театральную студию на занятия по субботам.

Из показаний одноклассницы Маши: «Мы с ней лучшие подруги. Находясь в туалете, мы болтали. Я спросила, правда ли, что учитель Березкин бил ее и приставал к ней. Она ответила, что действительно это говорила, но на самом деле это не так. Я сказала, что, по-моему, этого человека посадили в тюрьму на много лет, спросила — может, ты сознаешься, и его отпустят. Она ответила, что не хочет сознаваться, так как Березкин ей не нравится. Также она сказала, что сознаваться в обмане она не хочет, потому что этого не хочет ее мама. Видимо, Маша о разговоре рассказала своей маме, а та нашей классной руководительнице. Елена Валерьевна подозвала меня и сказала, чтобы я не вмешивалась. Об этом разговоре было сообщено моей матери»

— По поводу показаний одноклассницы… Дочь, конечно,  в шоке, — продолжает мама Маши. —  По ее словам, подружка первой подошла и сказала: «Скажи, что ты  наврала». Подружке жалко было этого учителя.  Замечу, что после всего этого моя дочь продолжала посещать другого педагога - значит,  было желание  заниматься!

Признания «педофилов»

Все первые допросы Березкина проходили ночью. Присутствовал на них адвокат по назначению, который «корочку» получил 4 февраля 2020 года. Помимо отсутствия опыта была у него и еще одна проблема: плохо говорит по-русски. После избрания меры пресечения 13 июля 2020 года Березкин попал в ИВС «Крылатское», где провел беспокойную ночь в камере с матерыми уголовниками. 14 июля в СИЗО к нему пришли оперативники — под их диктовку он написал два чистосердечных признания. Копии этих признаний показали специалистам по почерку — те пришли к выводам, что писал он в крайне неудобном, болезненном для него положении, в сильном волнении.

О признаниях докладывают следователю Панютищеву — тот начинает допрос, не информируя нанятого семьей адвоката, а беря того самого, плохо говорящего по-русски. В итоге Березкин даже не помнит толком, что подписывал и в каком количестве. «Мне сказали: хочешь жить — подписывай», — так вспоминает он.

Маленькая, но страшная деталь: в СИЗО №3 Березкина посадили в камеру к уголовникам, где ему угрожали и вымогали деньги, но после обращений защитников быстро перевели в другую. Сказали, что просто произошла ошибка.

— Когда я его увидел, — рассказывает адвокат Валерий Ангелов, — он заплакал.

Отлично понимаю почему. Не так давно мы нашли в одной из камер другого московского СИЗО человека, подозреваемого в педофилии. Он бросился к нам со слезами, рассказал, что побывал в двух десятках разных камер — везде его били, унижали и угрожали. Вообще мы, правозащитники, долго боролись, чтобы обвиняемые по сексуальным статьям содержались отдельно, — после большого числа суицидов. И во ФСИН пошли навстречу. Но что-то, видимо, снова не работает…

Александр отказался от всех данных признательных показаний, его адвокаты (друзья-педагоги наняли двоих) проинформировали о самооговоре прокурора, потребовали создать комиссию и все проверить. Пока ответа нет.

Защитники сами опросили (посменно) десятки родителей, которые подтвердили, что на репетициях всегда была толпа народа, а на индивидуальных занятиях присутствовал сын Березкина Иннокентий. Так вот, следствие отказалось приобщить к материалам дела и допросить этих людей. Березкин настаивает на обследовании на полиграфе. Снова отказ. Просит, чтобы использовали гипнотехнику (Бастрыкин как-то заявлял, что в качестве эксперимента апробируют и эту методику). Единственное, что сделали, — экспертизу в Центре им. Сербского. Эксперты не нашли никаких педофильских отклонений.

За время своего журналистского расследования я связалась с десятками воспитанников Березкина (многие сами писали о нем на созданных в его поддержку страничках в соцсетях).

— Я занималась с ним, в том числе индивидуально, — говорит воспитанница театральной студии «Стрекоза» Алина. — Не было ни одного конфликта или каких-то непонятных или неловких ситуаций.

— А я уже четыре года у Александра Борисовича, — рассказывает Ксения. — Мне с ним очень комфортно. Александр Борисович очень хорошо объясняет, помогает, если не получается, похвалит, если получилось. Я очень хотела бы продолжить и дальше заниматься у него!

— У меня двое детей, они занимаются у него третий год, — рассказывает Вера Балушкина. — Благодаря ему дети не боятся выступать на сцене, у них поставлена сценическая речь, а то, как они читают стихотворения, вызывает восторг у всех. Та самая удивительная история, когда человек работает не ради денег и карьеры, а для детей. Бог дал ему такой талант.

Вот приведу пример. В период карантина он с детьми студии занимался по Зуму. Впечатлило одно занятие — оно состоялось под конец карантина, когда дети уже сильно устали от удаленки. Он понял, что работы не будет, и сказал: «А давайте играть!» И придумал такую забавную игру, в процессе которой они и отдыхали, и учились (потому что ногами надо было «отбивать», показывать эмоции).

Все родители говорили мне примерно одно и то же: Березкин — чудесный педагог, но есть неадекватные мамочки.

«Это расправа с неугодными»

По ст. 132 ч. 4 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера либо в отношении несовершеннолетнего, либо повлекшие смерть потерпевшего») в 2016 году было осуждено 1120 человек, оправданы 2; в 2017-м — 1190 и 9 соответственно; в 2018-м — 1195 и 10; в 2019-м — 1266 и 8. МВД говорит о росте преступлений против детей в 1,5 раза, несмотря на все убойные меры. Выходит, все эти меры ни к чему? Или рост — за счет педофилии ложной, когда тяжкое обвинение используется для расправы с неугодным лицом?

К слову, еще в 2016 году заместитель председателя Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Государственной думы РФ Елена Вторыгина заявила: «По моим данным, в колониях области (речь шла об Архангельской. — Прим. авт.) уже сотни таких мужиков сидят — и из них единицы осуждены заслуженно».

Пианист, доцент Московской консерватории им. Чайковского Михаил Лидский провел большое исследование «педофильских» дел последнего времени. Недавно даже сделал доклад в Общественной палате РФ, где говорил о нагнетаемой государством истерии вокруг проблемы педофилии.

— На волне этой истерии были введены огромные сроки по соответствующей статье, отменен суд присяжных и, что самое опасное, практически упразднена презумпция невиновности в этих делах, — говорит Лидский. — Часто показания ни за что не отвечающего ребенка, подкрепленные в лучшем случае психологической экспертизой (все знают, что экспертизы вызывают споры даже тогда, когда речь о деньгах или составе крови, — что уж о психологии говорить!), не подвергаются проверке, а лишь оформляются в виде жутких приговоров. И эти дела закрыты — никакой гласности: благодатная почва для злоупотреблений.

— В чем опасность таких дел?

— Опасность настоящей педофилии очевидна. Опасность ложной — в общем, тоже. Она ведет к деградации и разложению юстиции, общества и государства — и, что особо важно, растлевает детей не меньше педофилии настоящей. Вот это явно недооценивается, на мой взгляд. Возможность оклеветать учителя или даже ставшего неугодным родителя, отчима, крестного, да вообще любого человека — отвратительный соблазн, въевшийся в детское сознание… Иногда совсем маленьких детей подло подстрекают к оговору взрослые в своих интересах, как в известном деле Радыванюка (Серпухов), мичмана Гори (Владивосток) или того же Дахова.

Создается атмосфера страха — прежде всего в профессиональных сообществах, имеющих дело с детьми, особенно наедине (группы риска, как выразился адвокат Генри Резник): учителя (особенно музыки и балета), врачи, спортивные тренеры — дамоклов меч висит над каждым из нас. Истерия умножает самое себя: дети боятся педофилов, особо впечатлительные родители — того пуще, и учителям уже не по себе. Начинаются вопли: «Расстреливать! Кастрировать!» — при нашем-то качестве правосудия…

Недавнее жуткое убийство педофилом-рецидивистом девочек в Рыбинске вызвало закономерный резонанс (почему девочки жили с этим субъектом в одной квартире, мне выяснить не удалось). Но едва ли менее жуткая расправа в Верхней Пышме — когда разъяренная компания из-за болтовни детей о домогательствах (дети потом сознались, что «пошутили») зверски замучила человека до смерти — не прошла незамеченной, конечно, но получила куда меньший отклик. Между тем она на совести тех, кто нагнетает истерию. Множество поломанных судеб! Например, дело педагога по фортепьяно Константина Чавдарова. Матери из рассказа дочери что-то показалось — результат: 9 лет строгого режима.

Ужас еще и в том, что случаи педофилии настоящей среди учителей тоже время от времени бывают (на моей памяти — два). Этой проблемой надо заниматься системно и профессионально, а я всего лишь музыкант…

— Что нужно изменить в законодательстве (если нужно), чтобы не было ошибок следствия?

— Юристы предлагают допустить использование полиграфа в отношении несовершеннолетних, допустить врача-гипнолога к делам несовершеннолетних, разрешить очные ставки с участием несовершеннолетних (сейчас они очень редко проводятся — разумеется, «в интересах детей»). Нужно, чтобы суды при избрании меры пресечения изучали алиби. Вот, кстати, тоже очень важная деталь: следствие ходатайствует о заключении человека под стражу на основании, грубо говоря, «одна девочка сказала» — это суду важно. А что адвокат приносит документы, доказывающие алиби у этого человека, — это суд будет проверять только через месяцы при рассмотрении дела по существу…

Все юристы сходятся в необходимости прекратить истерию и вернуть суд присяжных. Крайне важно, на мой взгляд, чтобы осужденные по данной категории дел получили право на дополнительную апелляцию именно к суду присяжных. Какие ужасные приговоры я читал! Они, вопреки закону, попали в открытый доступ.

— И что там было?

— В одном, к примеру, написано: «Для суда очевидно, что кожа полового члена любого человека — да-да! — покрыта волосами». Я, конечно, извиняюсь, но так в оригинале… Это не просто дикий ляп, а важнейшее звено в логической цепи обвинения (там маленький ребенок говорит что-то про волосы). И такой приговор подтвержден всеми инстанциями вплоть до Верховного суда. 14 лет строгого режима получил человек. Или вот из другого приговора было очевидно, что протокол допроса ребенка не соответствует видеозаписи, а следователь задает девочке наводящие вопросы, — согласно УПК, это должно лишать допрос доказательной силы…

Вот почему я не доверяю закрытым профессиональным судам и считаю необходимым дать всем осужденным право на апелляцию к суду присяжных. Главное требование — одно: справедливый, независимый, гласный суд.

— Но открытый суд может травмировать ребенка: о его трагедии станет всем известно.

— Думаю, норму о закрытости судов по этим делам надо уточнить. Потерпевшие ведь могут фигурировать под псевдонимами, обезличенно. Ну, дистанционно могли бы в некоторых случаях выступать… Гласность правосудия — насколько я знаю, один из его краеугольных камней. Закрытость — почва для злоупотреблений.

Мне кажется, нужно изменить и порядок возбуждения дел по таким статьям. Сейчас практически достаточно заявления родителя, чтобы человек оказался за решеткой: отрепетировать с ребенком показания несложно, далее — «карманная» психологическая экспертиза, потом суд легко заключает такого подозреваемого под стражу и почти автоматически продлевает срок содержания (несмотря почти ни на что — как сейчас с Березкиным).

За месяцы в СИЗО из человека могут выдавить и признание, а потом тот же самый суд рассмотрит дело по существу — о какой непредвзятости можно говорить в таком случае? Адвокат Резник предлагал ввести специальный следственный суд — мне кажется, эта мера способствовала бы мало-мальски независимому правосудию.

— Когда все разразилось с Сашенькой Березкиным, мы все ходили вытаращив глаза, — говорит главред журнала «Театр» Давыдова. — Все, что про него говорит следствие, никак не соотносится с его сутью и образом!

Театровед Сергей Маргулис написал: «Виновен ли Александр Березкин? Думаю, да. Виноват в том, что за неполные свои пятьдесят лет так и не научился трезво разбираться в жизни. Виноват, что за тридцать лет работы с детьми так и не понял, что дети тоже умеют лгать и мстить».

Окклюменция. Часть 3: bogdana_00 — LiveJournal

В общем, отряхнув от крошек и себя, и Снейпа, Дамблдор, подозрительно блестя глазами, отправляет любимого сотрудника открывать новый захватывающий этап Игры.

Следует заметить: разговор с кротким послушным сотрудником длился не пять минут, и возвращалась к нему парочка вовсе не один раз – рождественские каникулы длятся три недели, а Снейп приходит лишь 6 января, в последний день относительного блаженства Гарри перед очередным убийственным семестром. 

Резонно хочется спросить: почему так поздно, если Директор впал в серьезное беспокойство о Гарри прямо в ночь нападения на мистера Уизли? Почему, учитывая то, что Реддл теперь знает о связи, и беспокоясь, как он это знание применит, Дамблдор не организовал занятия еще на каникулах, чтобы не терять время?

Ну, начнем с того, что, заявись с этой радостной вестью Снейп на Гриммо, скажем, в тот день, когда Гарри решил, что Реддл им овладел, и чуть не драпанул в самостоятельное плавание, встреча, кажется мне, окончилась бы двойным убийством – ибо более-менее адекватно разговаривать со Снейпом на предмет столь скользкий Гарри тогда был и близко не готов.

Кроме того, не имея возможности вручить парню более вещественный подарок на Рождество, Дамблдор решает подарком сделать само Рождество – последнее почти спокойное и почти ничем не омраченное. Ведь мысль о том, что Гарри придется заниматься Окклюменцией не с кем-нибудь, а со Снейпом, постоянные попытки понять, зачем вообще ему, Гарри, этим заниматься, изгадили бы каникулы парня до самого крайнего уровня, а – и об этом, оценивая поступки Директора, следует помнить в самую первую очередь – что бы кто ни думал, первоочередной задачей Дамблдора с Игры-1 по Игру-5 всегда было одно: как можно дольше сохранять детство Гарри.

Оно всегда было относительно счастливым, но – даже после смерти Седрика – Директор пытался сделать все, чтобы оно – было. Даже сейчас, когда Том узнал о связи, и, казалось бы, тянуть уже некуда, Директор выторговывает Гарри еще три недели. В контексте происходящего и близящихся событий это – очень много.

Ну и, наконец, три недели – это как раз то время, в течение которого кроткий любимый сотрудник Дамблдора окончательно осип от ора, немного подумал и все-таки согласился с необходимостью учить Гарри Окклюменции. И то – только после того, как получил письменно заверенную гарантию от Дамблдора, что его, кроткого любимого сотрудника, посещение Гриммо будет лишено необходимости что-то долго объяснять и кое-кого конкретного наблюдать.

- Что ж, Северус, раз мы договорились, предлагаю вам посетить Гриммо шестого –

- Что?!? – Снейп ломает тортик, который держал в руке.

- А как, вы думали, Гарри узнает о нововведениях в его учебной программе? Предлагаете делегировать Финеаса? – Дамблдор поднимает брови, Финеас картинно всхрапывает. 

- Почему нет?! – яростно вопрошает Снейп.

Финеас всхрапывает громче, с возмущением.

- Но ведь вы не хуже моего знакомы с уровнем присущего ему такта, – Дамблдор разводит руками. Финеас во сне оскорбленно приподнимает бровь. – Боюсь, Гарри не оценит –

- Вышлите ему письмо с объяснениями, – рычит Снейп, круша второй тортик и собственную зубную эмаль.

- Северус, вы всерьез полагаете, что это можно объяснить в письме? – Дамблдор нежно улыбается мелькнувшему мимолетному воспоминанию.

- А вы всерьез полагаете, Дамблдор, – шипит Снейп, оскорбившись его улыбкой, – что у нас с Поттером получится поговорить? Нет, не получится! Потому что он наглый, заносчивый, высокомерный --, – начинает кипятиться Снейп, заприметив, что улыбка Дамблдора становится еще шире.

- Ну-ну, Северус. Я полностью верю в ваши способности. В конце концов, вы, помнится, обещали, что постараетесь научиться мягким, педагогически выверенным методам общения со своими студентами. Полагаю, настало время это проверить, – улыбка Директора становится, если это возможно, еще шире.

- Благодарю, что напомнили, – кивает Снейп, сжимая кулаки. – Чтобы никаких оборотней, шизофреников и собак в доме! Я не потерплю –

- То есть вы согласны? – глаза Дамблдора блестят.

- Я сказал –

- Да-да, никаких оборотней и так далее, – поспешно соглашается Директор. – Не сомневайтесь, в доме во время вашего посещения их не будет.

Снейп подозрительно щурится:

- Да? А куда вы денете пса, Альбус?!

- Я напишу Сириусу письмо, в котором постараюсь все объяснить – зачем необходима Окклюменция и все в таком духе. Попрошу его не присутствовать при вашей встрече с мальчиком. Молли в доме, она проследит. Годится?

Снейп, с сомнением:

- Ну… раз уж без встречи никак…

- Совершенно никак, Северус, – сочувственно кивает Дамблдор.

- Ну, ладно тогда уж… – Снейп, несчастно вздохнув, принимается за новый тортик.

Дамблдор прячет в бороде триумфальную улыбку.

Следующие дни Снейп периодически просыпается от страшных кошмаров, вызванных предстоящей встречей и уроками, с криками: «Твою мать! Почему всегда я?!» – после чего Дамблдор, чтобы как-то разрядить обстановку, садится с ним за написание письма Сири, где часть про «зачем необходима Окклюменция» пишет самостоятельно, а часть про «никаких собак в доме» – под диктовку Снейпа.

Получается что-то вроде: «Дорогой Сириус! Уроки Окклюменции очень важны, сам я их вести не могу, а Северус – лучший в этом деле, и я ему полностью доверяю. Он сейчас будет разговаривать с твоим крестником, поэтому ты уберись-ка с глаз долой, пока это не кончилось святым Мунго. С любовью, Альбус».

Причем идея с письмом Ярчайшему (которое автоматически попадет в руки или лапы всех остальных) нравится не только Снейпу – Дамблдор таким образом лишает Сири малейшей возможности устроить лично ему, Дамблдору, которому сейчас подобное развлечение совершенно не кстати, скандал, а если Сири все-таки захочет поскандалить… что ж, Северус, никто не обещал вам легкой жизни, я обещал лишь написать письмо и постараться объяснить личностям, особенно вам неприятным, чтобы они не вмешивались в ваш разговор с Гарри. 

С Гриммо не только выталкивают горячо и взаимно любимого Снейпом Люпина (полнолуние давно прошло – где он шляется?), но еще и не пускают в дом Грюма – а то вот тут бы дело точно закончилось Мунго. 

Чуть-чуть расслабившись и прослушав еще один курс психо-тортико-терапии от Дамблдора, Снейп, согласно Плану, выплывает на Гриммо, скажем, спустя какой-нибудь час после того, как Сири получает письмо. Покрепче схватившись за палочку и искренне надеясь, что все пройдет спокойно, Снейп негромко стучит в дверь, ему открывает миссис Уизли, которая более-менее в курсе всего и уже даже лично выгнала Сири в комнату Клювокрыла-Вальбурги, и указывает Снейпу на кухню, а сама спешит за Гарри. Снейп топает на кухню…

А на кухне сюрприз. Ибо если кто-то надеялся, что Сири, прочитав письмо и услышав от Молли настойчивое: «Посиди пока с Клювом», – сделает, как ему было велено, то это явно Снейп и миссис Уизли – но никак не Дамблдор. Нет, Сири – и Снейп тут совершенно прав – хочет чувствовать себя причастным. А еще ему нравится якобы защищать Гарри. А еще ему скучно, и скандал со Снейпом – это как раз то, что нужно.

Снейп тоже любит чувствовать себя причастным, ему нравится опекать Гарри (хотя он это усиленно скрывает ото всех вокруг, включая самого себя), и ему совершенно не скучно. И еще, садясь напротив Сири и, видимо, успев даже перекинуться с ним парой оскорблений, Снейп начинает подозревать, что Дамблдор подозревал, что именно так все и обернется. Будучи очень умным и прекрасно понимающим Директора, Снейп также не может не сообразить, что Директор не просто подозревал, но хотел, чтобы именно так все и обернулось – и вот от этой-то убийственной смеси воздух на кухне и наэлектризовывается до не могу, когда входит Гарри.

Снейп прав, между прочим: встречу бывших однокашников Дамблдор не просто предусмотрел, но и очень ее ждал. Ибо Окклюменция – это предлог помирить Снейпа с Гарри, но это также возможность помирить Снейпа и Сири. Ну… правда, совсем крошечная… но все же. Поскольку эти двое являются безусловными врагами уже шесть тысяч лет и стали к этому времени в какой-то степени друзьями, существует шанс, что они наконец это осознают. 

Отмечу: об этом сейчас не знают ни Дамблдор, ни Гарри, ни вечные враги Снейп и Сири, ни кто-либо иной, но этот шанс, выпавший им 6 января 1996 года, у Снейпа и Сириуса последний.

Дамблдор, понимая, что два очень похожих человека, которые друг друга сильно недолюбливают, могут замириться, лишь выпив водки и обнаружив, как они похожи, всю дорогу усиленно их к этому подталкивает – то прямым текстом объясняя своим любимым упертым рогатым, что они на одной стороне и цели у них общие, и вот от этого можно отталкиваться на пути к примирению, то, как сейчас, сталкивая и едва ли не закрывая на ключ вместе в комнате в ситуации форс-мажорной и экстренной – причем экстренной по отношению не к кому-нибудь, а к Гарри.

Я думаю, примерно в этот момент до людей взрослых и мудрых наконец дошло бы, что их объединяют по меньшей мере искреннее и неподдельное беспокойство за мальчишку и желание сделать так, чтобы у этого ребенка все было хорошо – а это явилось бы очень существенным поводом если не зарыть топор войны, то хотя бы опустить руку, его держащую – и тогда бы уже можно было как-то двигаться дальше в сторону совместного распития водки и примирения окончательного…

Однако, увы. Как с горечью отметит Дамблдор в Финале, «некоторые раны лежат слишком глубоко, чтобы их исцелить». Снейп и Сириус так и не смогут преодолеть ненависть друг к другу – даже ради Гарри.

Хотя стоит отметить, что Снейп, в отличие от Сири, где-то глубоко-глубоко внутри периодически все же догадывается, что ему идет ажно четвертый десяток лет, поэтому поначалу даже пытается если не полностью следовать скрытому плану Дамблдора, то хотя бы просто вести себя как взрослый и соблюдать в общении со старым верным врагом хоть какие-то рамки приличий (в своем понимании). Тем более – при ребенке, который, вроде как, крестник Сири и его любит и у которого, вроде как, последнее мирное Рождество.

Так и представляю эту сцену после того, как план посещения Гриммо был составлен:

Снейп, вновь вскинувшись:

- Только я быстро-быстро, Дамблдор, ладно? Самое основное скажу и пойду оттуда. У меня дела!

Дамблдор, улыбаясь:

- Как скажете, Северус, самое основное.

Снейп: удовлетворенно берется за следующий тортик.

Дамблдор:

- Кстати!

Снейп: замирает, подозрительно прищурившись, так и не донеся тортик до рта.

Дамблдор, миролюбиво:

- Я тут прошлым вечером заглядывал в «Кабанью Голову» прикупить себе парочку бутылок превосходной медовухи. Может быть – просто на всякий случай, разумеется – возьмете одну с собой? Мало ли, вдруг захотите распить ее с кем-нибудь в честь Рождества?

Снейп, смяв тортик и проглатывая слова, которые джентльмены обычно вслух не употребляют:

- Нет, благодарю вас, Дамблдор. Вы мне уже столько подарков на это Рождество надарили, что я склонен отказаться – мало ли…

Дамблдор, укоризненно качая головой:

- Северус, ну что вы, разве я могу --? – однако Директор осекается под чрезвычайно скептичным взглядом Снейпа и виновато тупит взор…

Да, я, конечно, затянула с воображаемыми сценками до неприличия, но что поделать, если примерно так все оно и было – и вообще, люблю я тонкие мужские души. И не только на завтрак.

Душа Снейпа, завоевавшего и подтвердившего любовь человека такой величины, как Дамблдор, есть и будет драгоценнейшим воспоминанием жизни – именно вот такие моменты с ним, полные психологии и тайных смыслов. Ибо личность сделала свою жизнь в полноте ее. Включая смешные подростковые взбрыки, сладкое и грешное упоение собственным драгоценным «Я», упорное (и слегка упоротое) построение себя в предсмертии и стальную решимость быть рядом с Дамблдором. Таким надо выписывать не Орден Мерлина, а медали «За веру и верность». Таким, как он и как Сири, которого я тоже очень люблю.

Который, кстати, приходит Гарри на помощь сразу же, как только Гарри, похолодев от сообщения Снейпа, оборачивается к крестному, ища поддержки.

- Почему Дамблдор не может учить Гарри? – агрессивно спрашивает Сири. – Почему ты?

Что ж, очевидно, письмо таких подробностей не раскрывает. Правильно – ни к чему посвящать кого ни попадя в нюансы взаимоотношений двоих величайших магов современности (Дамблдора и обделенного его любовью Томми) – да и в прочие нюансы, вроде того, что это может спровоцировать Реддла на усиление связи и все в таком духе, тоже. Ибо если Сири раскричится, плюясь в Снейпа – а он непременно это сделает – существует риск, что Гарри услышит кучу интересных вещей. Нет уж. Пусть лучше Сири пока будет не в состоянии связать два и два – потом придет Люпин и все расшифрует.

- Полагаю, потому что это – привилегия Директора – поручать наименее приятные задания, – шелковым голосом отвечает Снейп. 

Ах, как приятно уколоть начальство, когда оно, начальство, не слышит и не может ответить. И вообще: «Блэк… я всю жизнь считал, что ты идиот, но и предположить не мог, до какой степени. Ты действительно считаешь, что мы можем говорить об истинных причинах при мальчишке

- Уверяю тебя, я не умолял о работе, – Снейп поднимается на ноги. – Я буду ждать вас в шесть часов вечера в понедельник, Поттер. В моем кабинете. Если кто-либо спросит, вы изучаете коррекционное Зельеварение.

И, конечно, куда без прощальной стрелы: 

- Никто из тех, кто видел вас на моих уроках, не сможет отрицать, что вам это необходимо.

Как же меня забавляют его выпады, право слово. Например, последним предложением Снейп не только выпускает игрушечную стрелу с липучкой на конце в Гарри, но и откровенно над парнем подтрунивает (человек здоровый и взрослый это бы понял), как над своим. Кроме того, он намекает на слизеринцев вообще и Малфоя с Амбридж в частности – ибо кто еще видел Гарри в классе Снейпа и кого следует особенно опасаться? 

Наконец, прямо-таки представляю, как парочка гуся и гагарочки выбирала этот предлог – и не могу удержаться от смеха.

Продолжение тут.

Предыдущая запись здесь.

Встреча с главами мировых информагентств

Владимир Путин встретился с руководителями ведущих мировых информационных агентств. Встреча состоялась на полях XXIII Петербургского международного экономического форума уже в шестой раз.

В беседе с Владимиром Путиным приняли участие представители информагентств из Великобритании, Германии, Ирана, Испании, Италии, Китая, США, Франции, Японии; Россию представлял генеральный директор ТАСС Сергей Михайлов.

По традиции главными темами встречи стали актуальные вопросы внутренней и внешней политики России.

Стенографический отчёт о встрече с руководителями ведущих мировых информационных агентств

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Добрый день! Очень рад всех вас видеть.

Мы встречаемся традиционно, регулярно, практически на всех петербургских форумах. Я вас хочу ещё раз поприветствовать, пожелать вам приятного, успешного и полезного времяпрепровождения в Петербурге.

В этом году мои встречи с гостями форума начинаются именно с вас. Я этому рад, потому что мы с вами немножко разомнёмся в ходе сегодняшней небольшой дискуссии, что даст мне возможность, может быть, почувствовать, что может представлять интерес и для других наших партнёров, которые прибыли на форум в этом году.

Передаю слово господину Михайлову [Сергей Михайлов – генеральный директор агентства ТАСС], потом с удовольствием выслушаю каждого из вас и, насколько это возможно, постараюсь ответить на ваши вопросы.

Пожалуйста.

С.Михайлов: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо Вам, что в жёстком графике форума Вы, как обычно, находите время для ежегодной встречи с лидерами ведущих новостных агентств мира, формирующими практически 90 процентов всего мирового потока новостей.

Коллеги, я очень благодарен вам за неизменный интерес к форуму, городу Санкт-Петербургу. Уверен, что наш сегодняшний диалог будет таким же ярким, полезным, как и все предыдущие, а встречаемся мы в шестой раз.

Петербургский международный экономический форум, за плечами которого уже 21 год славной истории, в очередной раз успешно стартовал. С утра мы с вами провели панельную дискуссию, мы поговорили, Владимир Владимирович, о роли медиа в глобальных конфликтах.

Как я уже сказал, сегодня мы пришли к Вам на шестую встречу. Каждый год наш круг немного обновляется. Вы видите наших новых коллег, которые на этой встрече в первый раз – их четверо, по ходу разговора я каждого из них представлю. «Свежая кровь» в этом кругу всегда органично сливается с опытом старожилов, делая наш диалог плодотворным.

Несомненно, особый вкус для наших новостников придаёт Ваше решение, за это отдельное спасибо, встречаться «не в ночи и по ночам», как Вы обычно выражались, а как раз днём и до того, как Вы выступите со своей речью завтра на главном пленарном заседании форума. За это отдельное спасибо.

Не могу не отметить, что сегодня, шестого июня, мы отмечаем 220 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Это День русского языка, поэтому день для нас и для форума особый.

ТАСС, как обычно, предварительно изучил основные темы, о которых нам написали и сообщили в разговорах перед поездкой в Россию наши зарубежные коллеги. Там много очень разных, очень интересных тем, Вы о них услышите, и коллеги об этом спросят.

Но есть одно, что интересует всех без исключения, и поэтому я с Вашего позволения задам этот, такой обобщённый, вопрос от имени ТАСС.

Последние встречи мы начинали всегда с констатации того, что наша планета переживает опаснейший период конфронтации: взрываются страны, полыхают целые регионы, санкции, торговые войны, фейковые новости – это практически содержание всех новостных лент всех мировых агентств. Говорят о новой «холодной войне». Каждая страна уверена, что наверняка знает виновников.

Почему мы вынуждены именно в 2019 году так же начинать наш разговор всё с того же вопроса: почему мир не становится безопаснее? Куда идёт наша цивилизация? Видите ли Вы свет в конце туннеля? Что делать главным странам – участникам политического процесса? Вот такой обобщённый вопрос, Владимир Владимирович.

В.Путин: Если мы посмотрим на стены, на фрески, наверх – кругом война. К сожалению, так было всегда. История человечества полна историй конфликтов. Правда, за всеми конфликтами всегда наступал мир. И лучше бы до конфликтов не доводить.

После изобретения и создания ядерного оружия человечество находится в состоянии относительного покоя, относительного, конечно, за исключением региональных конфликтов, состоянии относительного глобального покоя почти 75 лет.

Давайте вспомним Черчилля, который сначала ненавидел Советский Союз, потом называл Сталина великим революционером, когда нужно было бороться с нацизмом, а после того, как американцы получили ядерное оружие, призывал немедленно фактически уничтожить Советский Союз. Помните, его речь в Фултоне была стартом к «холодной войне».

Но как только у Советского Союза появилось ядерное оружие, Черчилль стал инициатором сосуществования двух систем. И не потому, что, я думаю, он не был таким приспособленцем, а он исходил из реалий. Из реалий исходил. Умный человек был, практический политик.

Здесь мало что поменялось с этого времени. Мы должны просто иметь в виду, понимать, в каком мире мы живём, какие угрозы и опасности нас поджидают. Если мы не будем держать под контролем этого «огненного змея», если мы выпустим его, не дай бог, из бутылки, это же может привести к глобальной катастрофе.

Смотрите, сегодня все занимаются проблемами окружающей среды – и это правильно, потому что это глобальная угроза, – изменение климата, антропогенные выбросы и так далее. Всё это правильно. Дети уже этим занимаются, девочки, мальчики по всему миру.

Но они не осознают, молодые люди, а тем более подростки, дети не осознают глобальной угрозы и такого серьёзного вызова, связанного с вопросами возможных глобальных конфликтов. Об этом должны подумать взрослые тёти и дяди.

Но у меня такое впечатление, что как-то примелькались эти вопросы, они как-то немножко ушли на второй план. Это не может не вызывать тревогу и озабоченность не может не вызывать.

Наши американские партнёры взяли и вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. И что, уважаемые дамы и господа, хочу обратиться к вам. Кто-то из вас активно протестовал, выходил на улицу с плакатами?

Нет, тишина. Как будто так и надо. А ведь это был первый шаг к фундаментальной раскачке всего каркаса международных отношений в сфере глобальной безопасности, и очень серьёзный шаг.

Теперь говорим о прекращении, по сути, тоже в одностороннем порядке участия наших американских партнёров в Договоре об ограничении и ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

В первом-то случае хотя бы вели себя по-честному: просто вышли в одностороннем порядке, и всё. А во втором, видимо, понимая, что нужно будет нести за это ответственность, пытаются свалить на Россию.

Послушайте меня: возьмите, вы и ваши читатели, слушатели, зрители, откройте Договор о запрещении ракет средней и меньшей дальности, почитайте его. Там же прямо, в статьях, написано: «Нельзя размещать на суше пусковые установки ракет малой и средней дальности». Там же прямо это написано. Нет, взяли, в Румынии поставили, в Польше сейчас поставят. Это прямое нарушение.

Посмотрите, что такое ракеты малой и средней дальности, а потом сравните их с параметрами ударных беспилотных аппаратов. То же самое. Теперь посмотрите на характеристики целей для противоракет. Это и есть ракеты средней и меньшей дальности.

Все делают вид, как будто не видят, не слышат, читать не умеют, глухие и слепые. Мы вынуждены на это как-то реагировать, правда? Это очевидная вещь. Сразу ищут виновных в лице России. Конечно, угроза серьёзная.

Сейчас у нас на повестке дня продление Договора СНВ-3. Но можно и не продлевать. У нас наши новейшие системы такие, что гарантированно обеспечат безопасность России на достаточно длительную историческую перспективу, имею в виду то, что мы сделали всё-таки значительный шаг вперёд.

И, надо прямо сказать, мы обогнали наших конкурентов в этом смысле по созданию систем гипероружия. Если никому не хочется продлевать Договор СНВ-3 – тогда не будем. Мы сто раз уже сказали, что мы готовы, с нами никто ведь не ведёт переговоров до сих пор никаких.

Ведь никакого формального оформления переговорного процесса нет, а в 2021 году всё закончится. Обращаю ваше внимание – вообще не будет никаких инструментов, ограничивающих гонку вооружения.

Или, допустим, размещение оружия в космосе. Мы с вами понимаем, что это такое, или нет? Спросите у экспертов, это значит, что над головой каждого из нас постоянно будет висеть, допустим, ядерное оружие. Прямо постоянно! Но мы же делаем то же самое, причём быстро. Кто-нибудь вообще будет об этом думать, говорить, проявлять какую-то озабоченность? Нет, полная тишина.

Или создание ядерного оружия малой мощности, использование стратегических ракет в неядерном исполнении. Из подводной лодки где-то из районов мирового океана стартует ракета глобальной дальности, стратегическая, откуда мы знаем, она с ядерным зарядом или нет? Понимаете, насколько это серьёзно, насколько это опасно?

А если другая сторона тут же ответит – к чему это приведёт? Я глубоко убеждён в этом, это должно быть предметом открытой, абсолютно транспарентной профессиональной дискуссии, и мировая общественность должна быть участником этого процесса настолько, насколько это возможно в вопросах подобного рода. Во всяком случае, люди имеют право знать, что происходит в этой сфере.

Ещё раз хочу повторить, мы к этому готовы. Повторяю ещё раз, мы уверены в своей безопасности, но озабоченность в полном демонтаже этого всего механизма в сфере контроля над стратегическими вооружениями и в сфере нераспространения, она конечно, существует.

Какой выход? Выход только в совместной работе. Последний разговор у меня с Президентом Трампом всё-таки вселяет определённый оптимизм, должен сказать, потому что Дональд мне сказал, что он тоже этим озабочен. Он понимает, какие расходы несут Соединённые Штаты, все остальные страны мира на вооружение, эти деньги можно было бы направить на другие цели. Я с ним полностью согласен.

Приезжал госсекретарь США к нам, мы с ним встречались в Сочи, примерно в таком же ключе высказывался. Если они так считают, так надо предпринять какие-то практические шаги к совместной работе.

Повторяю ещё раз, конечно, на сегодняшний день наиболее значимыми являются наши переговоры как стран с самым мощным ядерным потенциалом, но в целом, по большому счёту, я лично считаю, что нужно привлекать все ядерные страны, все: официальные, не официальные.

Потому что привлекать только тех, кто признан в качестве ядерной державы, и не привлекать тех, кто не признан, значит, они будут дальше развивать. В конце концов, этот процесс затормозится и между странами, которые являются официально признанными ядерными государствами. Поэтому, по большому счёту, нужно создавать такую широкую платформу для дискуссий и принятия решений.

И в этом смысле, конечно, это и может быть светом в конце туннеля.

С.Михайлов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Традиция есть традиция, мы в России всегда очень трепетно относимся к женщинам, и в десятке сегодняшних собеседников вновь с нами исполнительный редактор компании Блумберг госпожа Розалинд Мэтисон. Ваш вопрос первый.

Скажу, что госпожа Мэтисон – известный журналист и политолог, долгое время жила и работала в Сингапуре, недавно с семьёй переехала в Лондон. Исполнительным редактором Блумберг стала в 2018 году, на нашей встрече во второй раз.

И по секрету скажу, что, по нашей информации, Розалинд увлекается тайским боксом, опровергая великую шутку Фаины Раневской о том, что слабый пол – это гнилые доски. Надеюсь, что мы не ошиблись и это правда.

В.Путин: Вы меня запугиваете прямо с самого начала, про бокс.

С.Михайлов: Предупреждаю.

Пожалуйста, Розалинд.

Р.Мэтисон (как переведено): Спасибо, господин Президент.

Безусловно, тайский бокс научил меня тому, как контролировать страх, как справляться с ним, но я не уверена, что осмелилась бы выйти с Вами на ринг.

Мой вопрос касается нефти. На самом деле у меня даже два вопроса. Россия сейчас должна возобновить сделку с ОПЕК. Вы считаете, что вы хотите сохранить производство на таком же уровне, или же вы хотите увеличить производство нефти по мере того, как мы приближаемся ко второй половине года?

И, учитывая важность нефти для российской экономики и России в целом, хотела бы спросить Вас о комментариях, сделанных Трампом на этой неделе. Он сказал, что ему сообщили, что Россия отзывает своих людей из Венесуэлы. Москва говорит, что это не совсем точная информация.

Трамп получает неточную информацию или Вы всё ещё обеспокоены тем, что окончательная цель США – это изменение режима в Венесуэле и, возможно, за этим лежит ещё более глубокая цель, а именно контроль над нефтяными запасами Венесуэлы?

В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что я бы и сам не пошёл с Вами на ринг. Не потому, что Вы – дама, а потому что каждый должен заниматься своим делом. Я боксом никогда не занимался. На татами – пожалуйста, готов с Вами выйти поработать. Но здесь у меня будут конкурентные преимущества, я Вас уверяю.

Что касается Ваших вопросов. Начнём с завершающего, по поводу того, что убрали своих людей из Венесуэлы или нет, опасаемся ли мы смены режима. Мы вообще против вмешательства во внутренние политические дела других стран. Считаем, что это приводит к очень тяжёлым, если не сказать трагическим, последствиям. И пример, скажем, таких стран, как Ливия, Ирак, – это лучшее тому подтверждение.

Наилучшими пожеланиями, как известно, выложена дорога в ад. Это известная сентенция. Это очевидная вещь. Поэтому нужно набраться терпения. Можно с кем угодно работать – с оппозицией, с действующими властями, но нельзя вмешиваться во внутренние дела.

Тем более нельзя применять мер санкционного характера и так далее. Потому что страдают от этого, как правило, миллионы простых граждан, которые к властям-то не имеют никакого отношения. Мировая экономика страдает.

Если мы возьмём, например, то, что Венесуэла в два раза за последние годы сократила добычу нефти (в два раза!), если мы примем во внимание то положение, в котором живут миллионы людей, проживающих в Венесуэле, то, значит, с кем борются: с Мадуро или с населением?

Поэтому мы не одобряем, мы, наоборот, осуждаем такие действия. Тем более военное вмешательство – это вообще катастрофа. Насколько я себе представляю, по имеющейся у меня информации, даже союзники Соединённых Штатов, никто не поддерживает военное вмешательство, никто, я таких не знаю, и соседи Венесуэлы, даже те, которые осуждают Мадуро за внутриполитические процессы. И дай бог, чтобы никто не поддержал и никто не делал ничего подобного.

По поводу наших людей в Венесуэле. Мы Венесуэле абсолютно официально продавали оружие. В последнее время давно не продаём. Вы же представляете издание и телевизионный канал, который занимается экономикой.

По контрактам мы обязаны обслуживать это вооружение, мы обязаны выполнять наши контрактные обязательства. Наши специалисты это и делают, и делали всегда на протяжении предыдущих лет.

Правда, там не всё чисто технически получалось, исходя из приоритетов самого руководства Венесуэлы. Что-то они хотели, чтобы мы им привели в нормативное состояние, что-то не хотели. Но мы обязаны это делать по контрактам, иначе будут на нас возложены определённые санкции. Вот и всё, ничего там больше нет.

Вполне вероятно, что определённые работы там наши специалисты выполнили, не только военные причём, а из промышленности. Кто-то из них уехал, кто-то, может, опять приехал. Мы специально там ничего не создаём, никаких опорных военных баз, не перебрасываем туда войска, этого не было никогда. Но мы выполняли и будем выполнять наши контрактные обязательства в сфере ВТС [военно-технического сотрудничества]. Это второе.

Третье – по поводу наших отношений с Венесуэлой и другими нефтедобывающими странами. Я уже сказал, что Венесуэла сократила добычу. Это связано не только (это вы наверняка сами знаете) с санкциями, а с состоянием нефтегазовой промышленности в самой Венесуэле.

Примерно 3,5 миллиарда – кредитные обязательства Венесуэлы на Россию, но задолженности нет. Венесуэла ритмично и в полном объёме оплачивает, обслуживает все свои кредитные обязательства.

Теперь по поводу наших отношений с ОПЕК. Мы и дальше будем продолжать эти отношения. Мы не собираемся вступать в ОПЕК, но у нас сложился определённый механизм сотрудничества, и решения будут консолидированными. Да, у нас есть определённые расхождения, связанные с разным пониманием справедливой цены. Это тоже естественно, здесь у меня тоже нет необходимости каких-то вещей вам говорить, которых вы не знаете.

Вы посмотрите, из какой цены за баррель рассчитан, скажем, бюджет Саудовской Аравии. Это значительно больше, чем у нас. У нас из 40 долларов за баррель, у них – выше. Поэтому им, конечно, хочется, чтобы цена держалась повыше. У нас нет такой необходимости, имея в виду и более диверсифицированный характер нашей экономики.

Да, зависимость от нефти и газа у нас ещё очень большая, но она, конечно, гораздо более диверсифицированная, чем в странах Залива, допустим. Поэтому наша перерабатывающая промышленность сама не заинтересована в слишком высоких ценах на нефть.

Средняя полка в районе 60–65 долларов за баррель нас вполне устраивает, у нас нет необходимости загонять туда, наверх. При этом у нас и так появляется приличная маржа, в бюджетном смысле этого слова, имея в виду, что бюджеты посчитаны из 40 долларов за баррель, у нас пополнение идёт золотовалютных резервов, вообще резервов Правительства, Центрального банка.

Поэтому мы должны учитывать все обстоятельства: падение добычи в Иране, там на миллион они упали, в Венесуэле, проблемы в Ливии, Нигерии. Мы должны все эти факторы учесть. И рост потребления в летний период.

У нас сейчас есть определённые договорённости. Я забегать вперёд не буду, я вам не скажу сейчас о том, какие у нас представления о том, что нам нужно делать во втором полугодии. Но мы будем принимать консолидированное решение вместе с коллегами из ОПЕК.

С.Михайлов: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, Розалинд.

Владимир Владимирович, вчера Вы вместе с Председателем Си Цзиньпином открывали в Большом театре концерт, посвящённый 70-летию установления дипломатических отношений между Россией и Китаем, выставку, которую совместно ТАСС и Синьхуа подготовили к этой большой дате. В этом году мы будем поздравлять наших китайских друзей со знаменательной датой – 70-летием образования Китайской Народной Республики.

Хочу представить наших надёжных партнёров, давних и старых друзей, нам 60 лет, отношениям ТАСС и Синьхуа, моего друга, президента Синьхуа господина Цай Минчжао. Господин Цай принимает участие во встречах второй раз.

Вы помните, в 2016 году он брал у Вас на форуме большое интервью, которое потом много и хорошо цитировали все средства массовой информации земного шара. Синьхуа ежегодно принимает участие и в петербургских встречах, и в Петербургском экономическом форуме.

Выдам тайну господина Цай, у него есть мечта – создать систему оценки качества ресторанов китайской кухни по всему миру, присуждая звёзды наподобие мишленовских. В авторитете поваров Поднебесной никто не сомневается, тем более что, считаю, лучший повар китайский в Москве – это в столовой агентства Синьхуа.

Пожалуйста, господин Цай, Ваш вопрос.

М.Цай (как переведено): Большое спасибо, господин Президент.

В 2016 году, в июне, в Петербурге я взял у Вас интервью и до сих пор помню то время. Хочу Вас ещё раз поблагодарить за то, что Вы вместе с Председателем Си Цзиньпином вчера вместе посетили фотовыставку, которая посвящена 70-летию установления дипотношений.

Мы знаем, что в этом году главным лозунгом Петербургского форума является «обеспечение устойчивого развития». Мы знаем, что при Вашем участии российская экономика преодолела те трудности, с которыми она сталкивалась, и сейчас начинает восстанавливаться.

Хотелось бы узнать, какие у Вас есть конкретные планы и меры по дальнейшему восстановлению российской экономики, какие есть планы по укреплению экономического взаимодействия России с Китаем? Какие ключевые направления Вы могли бы выделить?

В.Путин: Что касается планов по восстановлению российской экономики, то Вы уже сами сказали, мы действительно преодолели те трудности, которые возникли у нас несколько лет назад по целому ряду обстоятельств. Это касалось и так называемых санкционных действий, но не только.

Главным образом даже и не это играло такую существенную роль, а прежде всего падение цен на товары нашего традиционного экспорта, прежде всего, конечно, на углеводороды, на некоторые металлы, соответственно, на химическую продукцию, связанную с этим первичным ресурсом. Плюс, конечно, санкционное давление.

Но мы не только преодолели спад, мы вышли, конечно, на траекторию устойчивого роста. Связано это и с внешнеэкономической конъюнктурой, но не только. Это связано и с внутриэкономическими факторами, и факторами экономической политики российского руководства, прежде всего с устойчивой макроэкономической ситуацией. У нас в прошлом году инфляция была четыре с небольшим [процента], в этом году (в годовом измерении) – пять с небольшим, и это после повышения НДС. Это лучше, чем мы ожидали.

Теперь, почему это происходит и на что мы рассчитываем. Вы знаете, что мы приняли решение о реализации национальных проектов по ключевым направлениям развития. И главная цель – это диверсификация экономики, это перевод её на инновационные рельсы, придание ей инновационного характера.

Здесь целый набор целей и мер, способов достижения этих целей: это и улучшение системы управления в целом экономикой и в страновом смысле в целом, это цифровизация и управление самой экономикой, это работа над внедрением искусственного интеллекта во все сферы производства и жизни страны, это работа в направлении медицины, биологии, повышения уровня качества жизни людей, увеличение продолжительности жизни, увеличение рождаемости и так далее – там целый набор мер, достаточно просто бегло посмотреть на те цели, которые мы перед собой ставим, будет понятно, на что мы рассчитываем в ближайшие несколько лет.

А для того, чтобы набрать эти ресурсы… Во-первых, это счётные позиции. В развитии инфраструктуры, разумеется, это и дорожное строительство, и железнодорожное строительство, портовая инфраструктура.

Ясно, что мы прежде всего рассчитываем на привлечение инвестиций, и отечественных инвестиций, и иностранных инвестиций. Сейчас скажу ещё по поводу утечки капитала, по которой наверняка возникнет вопрос. Но для того, чтобы обеспечить эти инвестиции, государство должно вкладывать и свои собственные ресурсы, прежде всего, конечно, в развитие инфраструктуры, в улучшение условий работы бизнеса.

Я сейчас начну рассказывать, мы только этим и будем заниматься. У меня есть много чего, о чём рассказать.

По каждому направлению есть движение вперёд. По данным Doing Business Мирового банка, Россия занимала 120-е место по условиям ведения бизнеса, сейчас, по-моему, уже 31-е. То есть явное движение вперёд есть, оно очевидное.

Сейчас мы приняли решение об изменении через пару лет, кардинальном изменении правил, касающихся проверяющих и контролирующих организаций. Мы хотим закрыть, вообще уничтожить все устаревшие и архаичные требования и правила, которые мешают движению вперёд. Создать новую систему. В общем, в этом направлении будем двигаться дальше по улучшению условий делового климата.

По поводу привлечения капиталов, утечки капиталов. Да, действительно, в прошлом году была достаточно такая не самая большая в новейшей истории России, но всё-таки заметная утечка, по-моему, 66 миллиардов.

Но положительное сальдо торговых операций 131 миллиард. Оно с лихвой перекрывает эту утечку. А потом ещё идёт и возврат этих выведенных капиталов, мы это тоже видим, мы это видим.

Поэтому здесь мы никакой трагедии не делаем, мы понимаем, что это такой естественный процесс. Конечно, участники бизнеса, участники деловой жизни, нуждаются в одном – в предсказуемости ситуации, в стабильности ситуации. Это очевидная вещь. Мы регулярно встречаемся со всеми нашими партнёрами: и с российским бизнесом, и с европейским, надеюсь, и с американскими коллегами скоро встретимся.

Кстати говоря, у нас при Президенте Обаме с 30 до 20 миллиардов долларов упал торговый оборот. Несмотря на то что Президент Трамп уже, по-моему, побил все рекорды по введению различных ограничений в отношении России, на пять миллиардов при нём всё-таки объём товарооборота между Россией и США вырос, растёт с европейскими странами.

Мы встречаемся регулярно. Повторяю, я недавно с британским бизнесом встречался, с немецким, французским, итальянским. Здесь будет много контактов. Почему я об этом говорю? Мы стараемся их слышать, слушать и соответствующим образом реагировать по поводу изменения условий их работы здесь. На это мы тоже очень рассчитываем, на то, что наши потенциальные партнёры будут и дальше продолжать здесь активно работать.

А набор мер, набор целей, которые мы ставим, посмотрите, пожалуйста, наши нацпроекты, повторяю ещё раз, – это инфраструктура, искусственный интеллект, биология и так далее, сельское хозяйство, разумеется, – там целый набор, и всё это даёт нам определённые возможности считать и утверждать, что движение вперёд будет. Насколько мы сможем выполнить – это трудно сказать.

Когда я говорил о том, что государство при реализации этих крупномасштабных проектов должно будет вносить свой вклад, прежде всего, конечно, в развитие инфраструктуры, это счётные позиции, надо считать, где источники.

Поэтому после длительных, именно длительных (мы в течение года вели эти подсчёты, спорили между собой, различные ведомства, специалисты, эксперты), всё-таки пришли к выводу, что наименьший урон при определении источников финансирования, обязательств со стороны государства всё-таки одна, не единственная, но одна из мер – это повышение НДС.

Мы при этом понимали, что это нанесёт на первом этапе ущерб экономическому росту, прекрасно отдаём себе в этом отчёт. НДС повышен, значит, активность поменьше и так далее. Но мы считали, что краткосрочный эффект будет, где-то на полгода примерно, не больше, а потом за счёт вложений, вливаний в экономику, в ту же самую инфраструктуру это приведёт к толчку и увеличению темпов роста. Пока всё подтверждает наши предварительные расчёты.

С.Михайлов: Наш следующий коллега, Владимир Владимирович, несколько лет назад тоже принимал участие в нашей встрече, после которой принял решение провести отпуск в Санкт-Петербурге, и это решение, насколько я знаю, было реализовано.

Я приветствую президента и генерального директора Агентства Associated Press господина Гари Пруитта.

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить корреспондентов этого агентства, которые в апреле этого года получили – трое журналистов – знаменитую американскую Пулитцеровскую премию в категории «Международный репортаж» за серию материалов, рассказывающих о жестокости войны в Йемене. Правда, у нас аккуратное отношение к Пулитцеровской премии после того, как New York Times получила ее за фактически фейк-ньюс, расследовавшая сговор Трампа с Россией, который потом был многократно всеми опровергнут, но тем не менее Пулитцеровская премия есть Пулитцеровская премия. Но и здесь я на «полях» замечу, потому что это Соединенные Штаты Америки, что в международном конкурсе «Лучшие в цифровом дизайне» ТАСС вот уже второй год завоевывает премии за работы по инфографике, входя в число лучших мировых проектов в сфере цифровой журналистики. Так что мы в США сейчас тоже представлены наряду с крупнейшими…

В.Путин: А за какой фейк они получили премию?

С.Михайлов: New York Times опубликовала расследование относительно сговора Трампа с Россией, вокруг выборов.

В.Путин: И за это получили премию?

С.Михайлов: Ну да. Тогда, когда еще никто это не опроверг, за это была такая премия.

В.Путин: Издержки производства бывают, ничего страшного.

С.Михайлов: Премия все равно авторитетная. Издержки есть издержки.

В.Путин: Зато красиво сделали, видимо, старались.

С.Михайлов: Господин Пруитт, Ваш вопрос.

Г.Пруитт (как переведено): Спасибо, Сергей.

Действительно, я с семьей провел свой отпуск прошлым летом в Санкт-Петербурге, было замечательно. Это очень красивый город, Ваш родной город, господин Президент, с историческим прошлым. Большое спасибо, что Вы встречаетесь с нами. Мы это ценим.

Пулитцеровская премия, которую мы получили, – это материалы по гражданской войне в Йемене. Но у меня вопрос, связанный с продолжающимися теми проблемами, вопросами, которые возникают в связи с выборами в США.

В 2020-м будут очередные президентские выборы. И мы знаем, что Вы отрицаете какое-либо участие России во вмешательстве в выборы в 2016 году. Мне было интересно: Вы готовы будете сказать, что Россия не будет поддерживать, и будет пытаться предотвратить какие-либо попытки государственных или негосударственных акторов вмешаться в выборы в США? А если да, то каковы будут Ваши практические шаги? Большое спасибо.

В.Путин: Послушайте, посмотрите материалы американской прессы за 1988 год. Там самым тщательным образом анализировалась предвыборная ситуация в США и дискутировался вопрос, кого Советский Союз будет поддерживать на будущих выборах. И там тоже говорили (удивительно, мне недавно принесли, я рот открыл от удивления) о господине Трампе. Говорили, что он собирается строить какое-то здание в Москве, еще что-то (по-моему, тоже New York Times писала), он был предпочтителен для Советского Союза. Бред какой-то, понимаете.

Но сказать, что нам неинтересно, что происходит в Штатах, было бы неправдой. Для Штатов тоже мы не самые крупные торгово-экономические партнеры, для США, и, видимо, в этом смысле большого интереса для Штатов не представляем. Это дает возможность некоторым политикам в Конгрессе, в Сенате предлагать, во всяком случае, – если не проводить, то предлагать – такие решения, которые им кажутся безобидными в отношении России. Но они ошибаются – это, в конечном итоге, будет очень серьезно отражаться на всем комплексе наших отношений. И ничего хорошего из этого никогда не получалось.

Я уже много раз говорил, Вы сейчас об этом тоже сказали, что мы не собирались, не собираемся, не вмешивались и не будем вмешиваться ни в какие выборы – это наша принципиальная позиция. Естественно, мы смотрим на то, что и как говорят кандидаты в отношении нашей страны. И не только мы, я имею в виду представителей официальных властей, но и граждане России. Разве вам неизвестно, что сегодня Россия – это один из лидеров в использовании интернета? И граждане страны, когда они слышат, как, кто и где говорит о нашей стране, конечно, они как-то на это реагируют, высказывают свою точку зрения, продвигают ее в современных средствах массовой информации, включая интернет-ресурсы. Разве мы можем запретить им это делать? А разве у вас это запрещают делать в отношении России? Нет. Мы-то хоть помалкиваем еще на уровне МИДа, как правило, официальных органов. У вас мало кто стесняется в этом, напрямую это делает.

Мы же много раз говорили, давайте примем какие-то общие правила, давайте об этом договоримся. Мы много раз предлагали в последние месяцы президентства господина Обамы даже выработать правила и закрепить их в каких-то межправсоглашениях по поводу использования современных коммуникационных ресурсов. Я уже говорил об этом неоднократно. В последние месяцы пребывания у власти администрация господина Обамы вдруг согласилась, но уже просто не успела ничего реализовать. После этого мы предлагали и администрации господина Трампа. Вроде, сначала сказали: «Да, это интересно». Потом тоже опять все зависло.

Давайте мы договоримся об этом, об общих правилах. Во всех странах эти ресурсы есть, у нас тоже есть. Есть ресурсы, которые не подчинены государству. Государство может начать на них влиять, если сошлется на какие-то обязательства нашего государства, но они должны быть взаимными. Это же абсолютно понятная вещь.

Вот не было ядерного оружия ни у кого, кроме США, и что, США договаривались с кем-то об ограничении в сфере ядерных вооружений? Нет. Но как только у Советского Союза появилось (я же вспомнил Черчилля), Соединенные Штаты сочли возможным начать в какой-то момент переговоры об ограничении – с целью самосохранения.

Но теперь вот эти средства воздействия друг на друга, причем неподконтрольные официальным властям, они в изобилии присутствуют в подавляющем большинстве стран. Давайте мы договоримся об общих правилах поведения, возьмем на себя определенные обязательства и будем влиять тогда на наших граждан, на физических и юридических лиц. Но тогда мы должны понимать, что в отношении нас тоже принимаются такие же решения со стороны наших партнеров. Давайте сделаем это.

Но я могу прямо сейчас сказать, что никаких планов вмешательства во внутриполитическую жизнь самих США нет и не было никогда. Может быть, в Советском Союзе, когда маккартизм начался, продвигались какие-то идеи, но это тоже ведь не то чтобы даже вмешательство, но поддержание определенных сил. Вот нравится Мадуро кому-то, не нравится, но говорить о том, что возможно вмешательство, в том числе военное, в Венесуэлу – хорошо это или плохо? Почему одна из ведущих стран позволяет себе это делать, считая, что весь американский континент – это ее задний двор? Какой пример в таком случае Соединенные Штаты подают другим странам? Давайте договоримся об общих правилах и будем их придерживаться. Выработаем систему контроля, проверки, взаимной работы в этом ключе. Я здесь не вижу ничего невозможного.

Или тогда, получается, те, кто не хотят этого делать, не хотят договариваться, они хотят оставить в своих руках инструменты вмешательства, но отказывают другим в использовании подобных инструментов. Так дела на международной арене не делаются. Это же не империализм какой-то общепланетарный, правда? На международной арене дела делаются в ходе переговоров с учетом интересов друг друга. Давайте так и будем работать.

С.Михайлов: Спасибо, Гарри.

Владимир Владимирович, следующий собеседник Вам хорошо знаком – это Петер Кропш, президент и генеральный директор германского агентства «DPA», которое он возглавил в 17-м году. В 18-м году Петера единодушно избрали президентом одного из самых влиятельных медийных альянсов в мире – Европейского альянса информационных агентств. Я уверен, что в этом подъеме по карьерной лестнице ему дзюдо, которым он занимается и имеет первый дан, помогло очень.

Петер, Ваш вопрос, пожалуйста.

П.Кропш (как переведено): Большое спасибо, Сергей.

Большое спасибо, господин Президент, за то, что Вы слушаете мой вопрос. Мой вопрос касается отношений между Россией и Европой. В Европе был избран новый парламент, и правые силы, которые часто занимают пророссийскую позицию, получили существенную поддержку.

Как Россия оценивает такую нарастающую мощь пророссийских сил в Европе? Это хорошо или плохо для Европы, с Вашей точки зрения? Меняет ли это как-то основы для отношений между Россией и Европой? Может быть, Вы также поделитесь с нами мыслями на тот счет, каковы самые важные вопросы, которыми стоит заниматься России с Европой в следующий период времени?

С.Михайлов: Ему премию не дали, но он избран президентом Европейского альянса информационных агентств. Это самое авторитетное в Европе объединение. А так он дзюдо занимается, у него первый дан, Владимир Владимирович.

В.Путин: Понятно. Дзюдо – это хорошо.

Но вот то, что Вы формулируете так вопрос, как Вы сейчас сформулировали, я Вам скажу как коллега по татами, это плохо. Вы сейчас сказали о победе или, во всяком случае, об усилении пророссийских сил в Европарламенте. Но это не пророссийские силы, они прогерманские, провенгерские, проитальянские. Просто это силы, которые считают, что наладить отношения с Россией – это в их национальных интересах, это не пророссийские силы, а пронациональные силы.

Поэтому когда Вы, Петер, так вопрос так формулируете, сразу как бы дискуссия смещается совершенно в другую сторону: хорошо это или плохо быть пророссийским, и сразу им клеймо вешаете. Мы не имеем к ним никакого отношения, так же как не имеем никакого отношения к так называемому сговору с предвыборной командой Трампа. Мы знать об это ничего не знаем. Используется в США до сих пор – уже господин Мюллер сказал, что никакого сговора не было, – нет, до и пор пытаются использовать. Теперь (я Вам хочу дать рекомендацию) возбудите уголовное дело против прокурора Мюллера, давайте его потягайте за пророссийскую позицию. Это же бесконечно может продолжаться эта чушь.

То же самое в отношении вот этих сил, о которых Вы сказали. Мы знаем, что есть такая «Альтернатива для Германии», и мы знаем госпожу Ле Пен, она к нам приезжала несколько лет назад. Да, у них есть контакт, но их цель заключается не в том, чтобы поддерживать Россию, а их цель заключается, насколько мы себе понимаем, в том, чтобы выстраивать отношения с Россией в интересах своих собственных стран.

Вы смотрите, у нас торговый оборот с Евросоюзом был свыше 400 миллиардов долларов, а сейчас (он в последнее время повышается, но еще 300 не достиг) почти на 50 процентов упал. Я уже сейчас не помню в абсолютных цифрах, но объем импорта, который Россия могла бы купить в странах Евросоюза, но не сделала этого в силу ухудшения российско-еэсовских отношений, составляет сотни миллиардов евро. А что такое не купленные у вас товары Россией? Это рабочие места, это доходы домохозяйств, это налоги во все уровни налоговой системы, от муниципалитета до федеральных органов власти. Это реальный ущерб для экономики европейских стран. И наряду с другими проблемами, связанными с напряженностью между Штатами и Китаем, Штатами и Европой, а теперь еще между Штатами и Мексикой, эти совершенно необоснованные, незаконные, мы считаем, принятые в обход Совета Безопасности ООН меры, они вредят экономике многих стран Европы. Так вот есть силы, которые говорят: «Надо восстановить отношения». Конечно, мы приветствуем это. Но это не значит, что они пророссийские.

Что там изменится сейчас, в Европарламенте? Вы знаете, откровенно говоря, я занимался международным правом, когда здесь, в Петербургском университете учился, но я не занимался международным публичным правом, я занимался больше международным частным правом. Я не считаю себя специалистом по Европарламенту, но посмотрите, как там принимаются решения, достаточно ли будет голосов тех, кто считает, что нужно как-то изменить свою политику в отношении Российской Федерации. Если это будет происходить, мы не только будем приветствовать, мы будем делать встречные шаги. Это касается и отмены ограничений, которые Российская Федерация вынуждена была ввести после известных ограничений со стороны Евросоюза.

Но ничего подобного пока не происходит. Совсем недавно, по-моему, Еврокомиссия приняла решение о продлении санкций в отношении России, на год, по-моему, или на полгода. На сколько они там приняли решение? На год. Ну, вот, видите? Ничего пока не поменялось. Выборы прошли, а ничего с точки зрения реальной политики не меняется. Мы смотрим с интересом, конечно, и с надеждой на то, что что-то изменится. Если будет меняться, мы ответим тут же со своей стороны, и, разумеется, будем встречно отменять всякие рестрикции ответного характера в сфере экономики, которые были введены в ответ на санкции со стороны Евросоюза.

Есть и другие вопросы – вопросы гуманитарного характера. Известно хорошо, что Россия – это неотъемлемая часть европейского культурного ландшафта. И литература наша, и музыка, и театр – все это неотъемлемая часть европейской культуры. Поэтому надеюсь, что в этом отношении будут продолжаться контакты, будет хорошее развитие. У нас со многими европейскими странами это, слава богу, продолжается.

В сфере науки, образования, решения общих вопросов, связанных с сохранением окружающей среды, – у нас здесь, кстати говоря, много совпадающих точек зрения, скажем, по той же экологической проблематике. Ведь Россия – одна из немногих стран, которая на практике, я хочу это подчеркнуть, без лишних слов и без лишней политической трескотни предпринимает совершенно конкретные решения, связанные с сохранением окружающей среды. Мы законы приняли об использовании наилучших доступных технологий. Как бы ни было нам сложно и больно внедрять их сегодня (у нас, к сожалению, или к счастью, предприниматели борются за свои интересы, понятно), мы откладывали, откладывали, сейчас начали внедрять. Это связано с издержками для нашего бизнеса, с серьезными издержками – надо вкладывать очень приличные ресурсы в новейшие технологии. Но мы это делаем, вводим систему штрафов. Первые сто наиболее токсичных предприятий в ближайшее время должны будут в обязательном порядке это все сделать, а потом еще несколько сот предприятий на очереди. То есть мы практически боремся за это.

Мы приняли на себя серьезные обязательства в рамках Парижского соглашения по климату, и мы собираемся их выполнять, мы не отклоняемся ни от чего. Мы снижаем антропогенную нагрузку на окружающую среду. Я уже не говорю про наши возможности по лесам, которые благотворно влияют на общепланетарный климат.

Вопросы безопасности, борьбы с террором, наркотиками и так далее. У нас много совпадающих интересов. Но давайте это все будем делать вместе. Мы готовы к этому. Подождем, как в практическом плане будет меняться политика Европы на российском направлении.

С.Михайлов: Спасибо, Петер. И пользуясь случаем, поздравляю DPA с 70-летием, которое, если не ошибаюсь, будет в августе.

В.Путин: Образование Китайской Народной Республики, создание DPA, и всем 70 лет. Сплошные праздники.

С.Михайлов: И в этом году 75 лет исполняется агентству France-Presse. И я представлю впервые на нашей встрече председателя и генерального директора крупнейшего мирового агентства France-Presse господина Фабриса Фриса.

Как я уже сказал, 75 лет France-Presse в этом году. France-Presse четвертый раз принимает участие на встрече с нами в рамках Питерского форума. В этом году Россия и Франция отметят 95 лет официального установления дипотношений, хотя сама история взаимоотношений наших стран, безусловно, гораздо больше и богаче.

Господин Фрис увлекается горными лыжами, и хочет пройти, насколько нам известно, знаменитый маршрут между Шамони и Церматтом в этом году. Пожелаем ему в этом удачи.

Пожалуйста, господин Фрис.

В.Путин: А Вы у нас не катались в районе Сочи? Там по свободным, без трасс можно, есть такой туризм, сейчас и вертолетный у нас развивается.

Ф.Фрис (как переведено): Я бы очень хотел попробовать. У меня не было никогда возможности побывать в Сочи. Но я помню, когда я был намного моложе, я шел кавказским маршрутом, я видел этот маршрут и я думал всегда, что это мечта для лыжника и хотел бы вернуться.

Поскольку Вы упомянули историю, то я немножечко поменяю вопрос, который изначально подготовил, и сейчас задам вопрос, касающийся Пушкина в том числе. Вопрос касается высадки в Нормандии. Вас не пригласили – Вы думаете, с чем это связано? Это сделано специально? Как Вы это можете объяснить?

Второй вопрос, который не связан с текущим событием, мероприятием, мне интересно, кто самый важный российский герой для Вас? И почему?

В.Путин: Одного Вы уже назвали – Пушкин, об этом нельзя не говорить в дату его рождения. Потом, Петр I, он основал город, в котором я родился. Он реформатор известный, великий, он преобразил нашу страну. Нельзя, Вы знаете, на ком-то одном сосредоточиться. У нас много деятелей искусства, государственных деятелей. Я, например, очень люблю музыку Чайковского, так же, как и музыку Моцарта, и разделить это невозможно. Поэтому нам есть, чем гордиться, и у нас есть много героев.

Что касается открытия Второго фронта. Обращаю Ваше внимание на то, что это именно Второй фронт. Первый – был у нас. Если Вы посчитаете количество дивизий, численный состав Вермахта, который сражался с советскими войсками на Восточном фронте, и количество военнослужащих и техники, которые на Западном фронте потом сражались с 44-го года, то все будет ясно в эту же секунду. И потом, мы же знаем тоже, Черчилль предлагал открыть где-то на Балканах, высадиться и в других местах. Все-таки надо отдать должное Рузвельту, он принимал решение, исходя не из политических соображений, а из военно-стратегических и оказался прав. Рузвельт был великий человек.

Но по поводу приглашения или не приглашения, мы тоже не всех приглашаем и не на каждое мероприятие. Почему меня должны обязательно везде куда-то приглашать? Я – свадебный генерал, что ли? У меня своих дел хватает. Это вообще не проблема. Но если заняться какой-то конспирологией, можно себе представить, что западные лидеры хотели пошушукаться между собой перед тем, как начать какие-то контакты с нами.

Это не имеет значения. Имеет значение другое – правда в истории и о ужасной трагедии, которая постигла человечество во время Второй мировой войны. Об этом мы никогда не должны забывать, не должны предавать эту историю, предавать своих предков, своих отцов, дедов – этого мы не должны делать. Мы должны отдать должное героям сопротивления в самой Германии, в Европе в целом. Мы должны отдать должное тем молодым ребятам, которые погибали во время высадки в Нормандии или сопровождали конвои в Мурманск из Великобритании. Вот эти британские моряки – настоящие герои, вот это мы не должны забывать. Мы ни в коем случае не должны никому позволить извращать историю и делать из ложных героев настоящих.

Почему сегодня по некоторым столицам Восточной Европы, в Украине, в Прибалтике разгуливают люди со свастикой? Почему там происходит героизация нацизма? Вы знаете, я, кроме активистов еврейского движения в Восточной Европе, не видел ни разу, чтобы кто-то этому сопротивлялся. Только евреи в некоторых странах Прибалтики выходили на демонстрации, протестуя против сноса памятников героям Великой Отечественной войны и Второй мировой войны, одев на себя робы узников концлагерей. Все остальные помалкивают почему-то, исходя из сегодняшних, сиюминутных тактических соображений. Это безобразие, это мерзко просто.

А что касается того, как нам строить отношения сегодня, мне кажется, это само собой разумеется. Надо только иметь в виду уроки вот этого печального, трагического прошлого, не забывать об этом, чтобы не допустить повторения ничего подобного в будущем.

Я думаю, что мы, начиная с первого вопроса, который Сергей задал, мы в состоянии это сделать, если будем относиться друг к другу с уважением.

С.Михайлов: Сегодня также первый раз за этим столом присутствует генеральный директор информационного агентства Исламской Республики Иран IRNA господин Сейед Зийа Хашеми. Господин Хашеми возглавляет Агентство с 17-го года, он доктор социологических наук, доцент кафедры социологии Тегеранского университета. Как-то удивительно совпало, в этом году IRNA исполняется 85 лет, с чем мы его поздравляем.

Пожалуйста, господин Хашеми, Ваш вопрос быстрый, аккуратный и точный, как гласит девиз Вашего агентства: «Скорость, аккуратность, точность».

С.Хашеми (как переведено): Хорошо, спасибо большое.

Уважаемый господин Президент, спасибо за встречу. Прежде всего хотел бы поблагодарить Москву, поскольку при Вашем руководстве Правительство России заработало себе хорошую репутацию, поскольку занимает независимую и рациональную позицию по отношению к международным делам.

Мой вопрос касается того, что США вышли из Договора о РСМД и из ядерной сделки по Ирану. Судя по всему, Президент Трамп стремится к тому, чтобы обеспечить американскую монополию своими решениями, выходя из ЮНЕСКО, выходя из Совета по правам человека и выходя также из иранской ядерной сделки, а именно СВПД, а также Договора РСМД с Россией. Выход из Парижского соглашения по климату, а также другие решения господина Трампа свидетельствуют о том, что он стремится озвучить некое послание, что он не привержен в целом международному сотрудничеству. Как Вы считаете, как должно реагировать международное сообщество на это, как оно должно взаимодействовать с администрацией Трампа, которая нацелена на односторонний подход?

В.Путин: Как международное сообщество должно взаимодействовать с главой крупнейшей страны в мире, крупнейшей экономики в мире, самой оснащенной с точки зрения современных вооружений, имеющую самую большую армию и расходующую больше всего в мире денег на вооружение – свыше 700 миллиардов долларов (это больше, чем совокупные расходы на вооружение вообще всех стран мира вместе взятых)?

Нам нужно строить отношения с этой страной. Может, мой ответ Вам покажется не очень правильным, но я, отвечая господину Фрису, говорил об этом: если мы хотим достичь чего-то, достичь каких-то результатов, нужно относиться друг к другу с уважением. И к Соединенным Штатам, и к президенту надо относиться с уважением. Другое дело, это не значит, что нужно со всем соглашаться, и мы не соглашаемся.

Мы не согласны с позицией по климату. Российская Федерация, я уже сказал об этом сегодня, подписалась под этими Парижскими соглашениями, она еще и под Киотскими соглашениями подписывалась и выполняла все, и выполнила, под Парижскими – подписалась, и намерена выполнять. И мы не только намерены, мы делаем это всё.

Мы не можем поддержать всё, что делается в отношении Венесуэлы, и уж тем более мы не поддерживаем ничего, что делается в отношении Ирана. Наша позиция является открытой, прозрачной и обоснованной, насколько мы понимаем. Мы дискутируем с нашими партнёрами по этим вопросам и стараемся убедить их в том, что нет необходимости прибегать к таким мерам, которые бы разрушали позитив, достигнутый тяжелой работой прошлых лет, и ничего не создавали бы на ближайшую перспективу.

Иран, с точки зрения контроля над своими ядерными программами, является сегодня самой проверяемой страной в мире. Это не пустые слова, об этом говорит руководство МАГАТЭ. Они же прямо говорят, что проверяют Иран и не находят ни одного нарушения с точки зрения достигнутых в рамках СВПД договоренностей. Нарушений нет.

Да, у кого-то могут вызывать озабоченности иранские ракетные программы, но это другая проблема. У кого-то могут возникать озабоченности (я так не считаю) по поводу региональной политики, либо поведения Ирана в Сирии. Мы, наоборот, сотрудничаем с Ираном в Сирии. Считаю, что благодаря иранской позиции, позиции Турции, России удалось многое сделать с точки зрения прекращения кровопролития в Сирии. Иран внес огромный вклад в это дело. И больше того, проявил даже гибкость – отвел свои войска от Голанских высот с целью создать благоприятные условия для работы с региональными державами и создать благоприятные условия для того, чтобы решать сирийскую проблему. Иран очень много сделал позитивного.

Хорошо, есть вопросы к ракетной программе, есть какие-то региональные вопросы. Ну, пожалуйста, кто запрещает обсуждать с Ираном эти вопросы? Но это не обязательно делать, разрушая что-то достигнутое ранее. В этом мы с действующей администрацией не согласны, и стараемся убедить их в том, что такой способ или попытка решения каких-то проблем является контрпродуктивным.

Повторяю еще раз: мы не скрываем, мы не говорим на ухо кому-то одну точку зрения, потом на ухо кому-то другую точку зрения. И Президент Соединённых Штатов знает мою позицию, я много раз её высказывал. Недавно Госсекретарь был у нас с визитом, и ему я тоже об этом сказал. Не буду передавать в деталях, это не принято в дипломатической практике, но считаю, что такой способ поведения является тупиковым. Может довести прямо до самой последней черты. А дальше что? Ответа нет.

Поэтому, на мой взгляд, лучше вернуться к нормальному диалогу. Например, я заметил, что Президент Трамп недавно сказал или написал в соцсетях о том, что в принципе он готов к встрече и переговорам со своим иранской коллегой, с Президентом Ирана. Это можно только приветствовать. Если это произойдет, мне кажется, это было бы очень хорошим шагом на пути к поиску взаимоприемлемых решений.

Иран, конечно, это страна с более чем тысячелетней культурой. Иранский народ гордый, умеющий защищать свои национальные интересы, с ним тоже нужно вести диалог, исходя из уважения к Ирану.

Все другие способы давления, способы, связанные с какими-то силовыми инструментами экономического характера, я уж не говорю про военные, они просто контрпродуктивны и заведут нас в тупик. Поэтому нужно найти в себе силы и начать этот диалог. Мы всячески будем этому способствовать.

Иран наш сосед, наш партнер в решении не только региональных, но и некоторых глобальных вопросов. Вы знаете, что мы, несмотря ни на какие влияния со стороны, доводим до практического результата все наши планы, в том числе в области мирной ядерной энергетики. Россия всегда выполняла свои обязательства. Мы намерены также работать с Ираном в будущем.

С.Михайлов: Господин Клайв Маршалл, генеральный директор крупнейшего информационного агентства из Великобритании The Press Association Limited. Так как он участвует в пятый раз, то я за предыдущие разы уже все рассказал про его 40-летний опыт работы в медиаиндустрии. Поэтому просто Ваш вопрос, Клайв, пожалуйста.

К.Маршалл (как переведено): Спасибо, Сергей.

Господин Президент! На Вашей ежегодной пресс-конференции в Москве, Вас процитировали, что отношения между Британией и Россией находятся в тупике. В следующем месяце в Великобритании появится новый премьер-министр.

Какие шаги могут быть предприняты, чтобы улучшить отношения между Россией и Великобританией? Кого бы Вы хотели видеть на посту премьер-министра? Спасибо.

В.Путин: Вот Дональд дает хорошие советы Британии: не платить каких-то отступных денег при выходе из Евросоюза и так далее. Не знаю, такой человек подходит для вас в качестве главы правительства или нет?

Но это не нам решать. Это дело британского народа и британского истеблишмента, в том числе и, прежде всего, политического. Каков будет расклад в парламенте, наверное, кто из кандидатов предложит наиболее привлекательный способ решения наиболее острых вопросов международной повестки дня, имеется в виду брекзит, конечно, и внутриполитической, экономической, тот и победит.

Я не знаю. Это не наше дело. Но мне бы очень хотелось, чтобы человек, который будет возглавлять правительство, учел интересы 600 британских компаний, работающих в России. Чтобы он учел то обстоятельство, что у Великобритании и России достаточно большой и растущий сегодня товарооборот.

Чтобы этот человек учел, что при всех сложностях сегодняшнего дня, связанных с вопросами экономических взаимоотношений с Европой, Азией, Америкой, есть такой хороший рынок сбыта, как российский рынок, рынок Евразэс со 180 миллионами человек, а через Россию можно выходить на весь этот рынок, и хороший партнер в решении глобальных вопросов, связанных с международной безопасностью, с борьбой с организованной преступностью, с террором в борьбе за климат и так далее. Что Россия и Великобритания – они проходили не только через времена сложных испытаний двухсторонних отношений, но и сотрудничали, и сотрудничали неплохо по очень многим направлениям.

Надо в конце концов перевернуть эту страницу, связанную со шпионами и с покушениями. Кстати говоря, не мы же шпионили против вас – по поводу фигуранта, которого якобы пытались в Солсбери отравить – это же ваш агент, а не наш. Значит, вы против нас шпионили, а что там с ним дальше происходило, мне трудно сказать. Надо все это забыть, в конце концов.

Поверьте мне, я сам работал в разведке достаточно долго. Это нужный инструмент, конечно, но уверяю вас, что глобальные вопросы, связанные с общенациональными интересами в сфере экономики, социальной сфере, глобальной безопасности, они, в общем-то, важнее, чем игры специальных служб. Я вам говорю как эксперт, поверьте мне.

Поэтому нужно отбросить всю мишуру и заняться делом, в конце концов. И я рассчитываю, что не будут искусственно раздуваться антироссийские настроения в Великобритании, а, наоборот, будет сделан выбор в пользу развития наших отношений и сотрудничества. А кто это будет, это уже вы там сами решите. Мы, во всяком случае, к этому готовы.

Я встречался с британским бизнесом, как вы знаете, недавно, очень хорошая встреча. У нас же, по-моему, 22 миллиарда долларов британских инвестиций. Люди же хотят чувствовать себя в безопасности, и они заинтересованы в том, чтобы в позитив ушли наши отношения в конце концов.

Мы относимся к ним как к друзьям, как к тем людям, интересы которых должны быть защищены вне зависимости от текущей политической конъюнктуры. Мы всегда так делали, вот можете у них спросить, никогда не было никакого сбоя в отношениях, никогда, и не будет никогда. Но, конечно, они хотят стабильности, хотят устойчивых отношений и надеются на это развитие. Мы со своей стороны делаем, рассчитываем на то, что и британское руководство будет делать то же самое.

С.Михайлов: Спасибо, Клайв. И с наступающим Днем рождения Королевы.

На очереди солнечная Испания. Я рад приветствовать нашего нового коллегу, он впервые здесь, президента ведущего информационного агентства Испании EFE господина Фернандо Гарэа. Господин Гарэа – активный пользователь социальных сетей, имеет около 150 тысяч подписчиков в Твиттере (надеюсь, и Дональд Трамп среди них тоже), читает лекции о парламентской судебной журналистике в Европейском университете в Мадриде.

Господин Гарэа, пожалуйста, Ваш вопрос.

Ф.Гарэа (как переведено): Большое спасибо.

Господин Президент, мне хотелось задать вопрос об отношениях России и Испании. Мы переживаем период трудностей в отношениях России и ЕС, также нашего посла недавно вызвали в МИД на разговор. И мне бы хотелось задать два вопроса.

Первый – в отношении Каталонии и также процесса отъединения, как Вы относитесь к этому вопросу? И как Вам кажется, есть право на самоопределение в демократических странах, например, таких, как Испания? Может ли Каталония отделиться?

Кроме того, вопрос, который касается темы, которая уже поднималась, в отношении диалога для преодоления кризиса в Венесуэле. Как Вам кажется, возможно ли решение вопроса при том, что Мадуро останется у власти?

В.Путин: Кризис в Венесуэле должен быть решен венесуэльским народом. Находиться у власти господину Мадуро, или не находиться, тоже должен решать сам народ Венесуэлы в ходе диалога, консультаций и взаимодействия между различными политическими силами. Насколько мне известно, Президент Мадуро это и предлагает.

Гуайдо – симпатичный человек, я к нему нормально отношусь, нейтрально абсолютно. Если мы в практику введем такой способ прихода к власти: человек вышел на площадь, обратил свои глаза к небесам и перед господом объявил себя главой государства. Это нормально или нет? Но тогда это же хаос будет во всем мире.

Давайте в Штатах будем таким образом выбирать президента, где угодно. В Великобритании премьер-министра будем избирать, во Франции президента так изберем. Ну, что это будет-то? Мне так хочется спросить тех, кто это поддерживает: вы с ума сошли или нет? Вы понимаете, к чему это приведет? Какие-то правила должны быть или нет? Хоть чего-то надо придерживаться?

Нужно дать возможность всем политическим силам страны. В чем может быть роль международного сообщества? Создать условия для диалога, побудить к диалогу, способствовать диалогу. Но решение должно приниматься внутри страны, в данном случае внутри Венесуэлы.

То же самое в полном объеме касается Испании. У нас, поверьте мне, с очень большим пиететом относятся к Испании и к испанскому народу, к испанской истории. У нас хорошие, глубокие отношения, исторические корни очень хорошие. Мы совсем не заинтересованы в том, чтобы европейские страны разваливались одна за другой.

Вообще это миф, что Россия хочет, чтобы, скажем, та же Европа была слабой. Зачем это нам нужно? У нас 40 процентов золотовалютных резервов в евро номинировано. Самый большой торгово-экономический партнер для нас Евросоюз, и зачем нам нужно, чтобы там все тряслось и дрожало? Это просто нелепо. Нет, ищут опять след России какой-то.

То же самое касается Испании. Испания должна сама решить, как существовать, в том числе с проблемными территориями – с Каталонией и на севере есть некоторые вопросы, Страна Басков и так далее. До сих пор, слава богу, удавалось решать эти проблемы. Мы рассчитываем на то, что эти вопросы будут решены в ходе диалога и на основе принимаемых легитимных решений в ходе дискуссии.

Вообще-то, конечно, прежде всего, мы выступаем в целом за стабильность, за сохранение территориальной целостности. Жизнь сложнее, чем какие-то постулаты, изложенные даже в известных нормах международного права. Мы это прекрасно понимаем, отдаем себе в этом отчет. Но, повторяю еще раз, позитивным решение может быть только на путях диалога и дискуссии.

А в связи с чем вызывали посла вашего? Я даже, честно говоря, и не знаю. В МИД вызвали посла Испании?

Ф.Гарэа: В связи с высказыванием Министра иностранных дел, который произнес слово «угроза» в отношении России. Это произошло несколько недель назад.

В.Путин: В связи с чем? Какая угроза? Просветите меня тогда, какая угроза со стороны России для Испании? Бред какой-то.

Ф.Гарэа: Он говорил об историческом процессе, о том, как в некоторые исторические моменты, например, «холодной войны», развивались отношения межу нашими странами, и что Россия могла превратиться в угрозу в рамках исторического процесса. Поэтому посла вызвали в МИД в этой связи.

В.Путин: Я, честно говоря, не знал, что его вызывали в МИД, вашего посла. Посол для этого и существует, чтобы языком работать, ничего здесь необычного нет. Но Министру иностранных дел, наверное, даже больше – не Министр иностранных дел, а крупный политический деятель современности, во всяком случае, хочет, видимо, таким казаться, – надо бы вспомнить и период, когда Советский Союз оказывал помощь республиканцам во время Гражданской войны [в Испании]. Там много есть что вспомнить.

Кстати говоря, не только Советский Союз, в попытках противостоять нацизму, фашизму тогда многие страны принимали участие, добровольцы тогда воевали на стороне республиканцев. Мы принимали испанских детей, как Вы знаете, тысячами в Советском Союзе тогда, многие остались жить в нашей стране.

Это просто бред какой-то очередной – какая-то угроза со стороны России в отношении Испании, которая находится на другой стороне европейского континента. Пускай делом займется ваш Министр иностранных дел, подумает о том, как выстраивать отношения на благо наших стран и народов. Там много совпадающих позиций у нас с Испанией. У нас любят Испанию. Мы всячески желаем ей всего самого доброго и процветания.

У меня очень добрые отношения и с бывшим Королем Хуаном Карлосом I, и с действующим Королем.

Просто не знаю, откуда они это берут. Повторяю еще раз, министр, наверное, чувствует себя больше не Министром, а политическим деятелем и хочет таким способом, такими высказываниями затвердить себя в этом качестве. Ничего страшного, он ведь недавно министром, наверное, работает. Пройдут годы, и он будет делать более взвешенные заявления.

С.Михайлов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Пришло время представить четвертого из тех собеседников, кто впервые принимает участие в нашем разговоре, – директор и главный редактор итальянского информационного агентства ANSA господин Луиджи Конту. Опытнейший журналист, начинал с экономических редакций, работал в газете Republica. Обладатель самой престижной журналистской премии Италии San-Vincent. Главный редактор ANSA с 2009 года. Пожалуйста.

Л.Конту (как переведено): Большое спасибо.

Добрый день! Большое спасибо, господин Президент за встречу!

Большое спасибо Сергею Владимировичу за представление.

Господин Президент, Вы должны посетить Италию в июле. Отношения между нашими странами очень теплые. Италию часто считают более открытой по отношению к России, чем другие западные страны.

Каковы Ваши ожидания от будущего визита? Ожидаете ли Вы каких-то конкретных шагов со стороны итальянского правительства в отношении ограничительных мер? Ожидаете ли Вы новых сделок?

И также мне любопытно: Вы – глобальный лидер. Предложили ли бы Вы какую-нибудь книгу, которую мальчик или девочка должны прочитать до того, как стать взрослым?

В.Путин: Библию пусть почитают. Это в любом случае пойдет на пользу. Тору прочитают пускай, Коран. Все это точно совершенно пойдет на пользу и мальчикам, и девочкам. Потому что во всех мировых религиях заложены гуманистические начала, и если мы будем их придерживаться, будем следовать этим правилам, мир станет лучше, спокойнее и стабильнее.

Теперь по поводу поездки в Италию. Ожидаем ли мы смягчения каких-то ограничений? Нет, не ожидаем, потому что Италия – дисциплинированный участник и член Европейского сообщества, дисциплинированный член НАТО. Никаких здесь изменений не предвидится, для того чтобы Италия самостоятельно приняла какие-то решения, которые идут вразрез с сегодняшними основными течениями, с мейнстримом в этом западном сообществе. Для этого должна быть совсем другая ситуация, и другая мировая политика, и другая национальная политика многих стран, в том числе Италии. Но мир сегодня к такому уровню суверенитета пока не готов. Я думаю, что и отдельные страны Европы тоже не готовы.

Но нас это не пугает, ничего страшного здесь нет. Тем более что на Ваш вопрос – ожидаем ли мы каких-то продвижений в двусторонних отношениях, в том числе в экономическом плане, здесь – да, ожидаем. У нас очень добрые отношения традиционно с Италией сложились за предыдущие многие годы.

Чем особенно дорожим – это тем, что и у нас в России, и, как мы чувствуем, в Италии вне зависимости от внутриполитического контекста есть общенациональный консенсус на поддержание и развитие добрых отношений межгосударственных между Италией и Россией. Мы очень благодарны за это итальянскому народу, потому что политическое руководство страны, конечно, не может не учитывать настроение своих граждан, и мы просто это чувствуем. Но и само политическое руководство, демонстрирует и, во всяком случае, показывает нам свое желание найти пути улучшения межгосударственных отношений и найти пути улучшения отношений между Россией и Евросоюзом в целом. За это мы итальянскому руководству благодарны.

Я ожидаю таких широких дискуссий и двустороннего характера, и по вопросам международных отношений России, Европы в целом. По бизнесу, конечно, мы будем двигаться дальше. У нас много хороших проектов с итальянцами. Итальянцы работают у нас надежно, для нас, для России, такой удобный надежный партнер. Мы будем делать всё, для того чтобы они чувствовали себя в России, как дома.

С.Михайлов: Спасибо, господин Конту.

Нашего последнего гостя, который завершит нашу сегодняшнюю встречу, Вы прекрасно знаете – господин Хироки Сугита, председатель редакционной коллегии японского агентства Kyodo News.

В прошлом году господин Сугита выпустил книгу «Геополитика в эпоху постглобализма». Он посвятил ее меняющейся ситуации в Евразии с упором на отношения между Россией, Китаем и Японией. И особое внимание в книге уделено азиатской стратегии Президента Путина в качестве успешного примера осуществления геополитики.

Книга получила высокую оценку в Японии, и ее расценили как, цитирую, «первую в Японии серьезную работу по геополитике в современных условиях».

Пожалуйста, господин Хироки, Ваш завершающий вопрос.

Х.Сугита: Большое спасибо, Сергей, за такие теплые слова обо мне. Спасибо большое, господин Президент.

Прежде всего, от имени японского народа хотел бы выразить благодарность за Ваше решение посетить Осаку в конце этого месяца. Конец июня – лучшее время года в Японии. Надеюсь, что Вам очень понравится Ваша поездка в Японию.

Мой вопрос такой, он касается отношений между Россией и Японией. Поскольку правительства Японии и России начали новый раунд переговоров по мирному договору, мы не видим какого-то существенного прогресса до сих пор, с одной стороны. С другой стороны, мы обнаружили существенные расхождения между двумя сторонами, например, обеспокоенность России, связанную с сотрудничеством в сфере безопасности между Японией и США в этом регионе.

Считаете ли Вы, что при Вашем руководстве и при руководстве и усилиях Премьер-министра Абэ Россия и Япония смогут преодолеть те сложности, с которыми мы сейчас сталкиваемся? И будет ли этого достаточно для подписания договора между Россией и Японией, и вы сможете преодолеть вопросы, связанные с обеспокоенностью России в сфере безопасности? Что может Япония сделать для того, чтобы снять такие озабоченности?

В.Путин: Вы знаете, мне бы не хотелось вдаваться в детали, хотя они очень важны. Наши озабоченности нашим японским друзьям и партнерам известны. Но я думаю, что если Вы их спросите, то и они Вам скажут так же откровенно, как я. Пока мы не получили ответа на те вопросы, которые были сформулированы.

Действительно, в значительной степени это связано с военным сотрудничеством Японии с Соединенными Штатами. Сейчас Соединенные Штаты заявили о фактическом выходе из Договора по ракетам средней и меньшей дальности. Насколько мне известно, Япония положительно относится к размещению различных американских систем оружия на своей территории.

Мы не подвергаем сомнению право Японии обеспечить свою безопасность теми средствами, которые она считает наиболее эффективными и нужными. Это суверенное право любой страны. Но суверенное право нашей страны – подумать о своей безопасности, и сделать выводы о том, что меняется, или может измениться в этой связи в регионе, с точки зрения обеспечения безопасности Российской Федерации. Для нас это существенный вопрос.

В 1956 году, когда подписывалась известная декларация, не было еще договора по военному сотрудничеству между США и Японией. Теперь он есть. И там есть некоторые статьи, которые нам нужно понять, как они работают. Нам нужно понять возможности Японии в рамках этого договора принимать какие-то суверенные решения.

На Окинаве собрались строить американские ваши союзники новую взлетно-посадочную полосу для одного из подразделений американской армии. Местные жители против. Губернатор выходит с ними на акции протеста. А аэропорт-то строится, понимаете? А если так же все будет строиться на других территориях, которые представляют для нас очень существенный интерес, с точки зрения обеспечения безопасности России? Мы же этого не знаем, ответов-то нет пока. Но это не единственный вопрос, есть и другие вопросы: в хозяйственной жизни и так далее.

Мы не подвергаем, еще раз повторяю, сомнению право Японии обеспечить свою безопасность так, как она считает нужным это сделать. Мы исходим из того, что японская сторона будет с уважением относиться к нашим озабоченностям. Это предмет переговоров, предмет неспешного, экспертного обсуждения. Но самое главное, что нам нужно степень доверия повысить, создать благоприятные условия для принятия серьезных решений.

Я уже много раз приводил этот пример. Мы же с Китаем вели переговоры по граничному размежеванию 40 лет. Мы же, кстати говоря, не входим с Китаем ни в какие военные блоки, не создаем никаких блоков, мы не строим свою политику против третьих стран, мы просто развиваем двусторонние отношения, вывели их на уровень всеобъемлющего стратегического партнерства. Это так и есть на самом деле, так и есть.

Мы вчера вели переговоры, у нас там, по-моему, десяток подгрупп и межправительственных комиссий создано. И каждая комиссия докладывала по своему виду деятельности: по инфраструктуре, по энергетике, по гуманитарным связям, по космосу. По промышленности в целом. То есть это реальное двустороннее партнерство, очень глубокое и широкое. И на базе вот таких отношений мы решили и вопросы пограничного размежевания.

Нам нужно стремиться к созданию таких же условий с Японией. Но это сложный процесс, и говорить о том, что или я, ваш покорный слуга, или Премьер-министр Абэ, вот мы завтра это решим – я так не могу сказать. Но я точно знаю, что Премьер Абэ хочет этого, стремится к подписанию мирного договора, и я этого тоже хочу.

С.Михайлов: Владимир Владимирович, спасибо Вам большое.

Я думаю, от лица всех участников встречи хотим поблагодарить за глубокий разговор. Замечу, что у нас за шесть лет так и не состоялось ни одной совместной фотографии. Поэтому меня просили от имени всех попросить сфотографироваться.

В.Путин: С удовольствием. Это самое простое, что мы можем сделать.

С.Михайлов: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо вам большое за интерес, за эту встречу. И желаю вам хорошего пребывания в Петербурге.

Благодарю вас.

Источник: http://www.kremlin.ru/events/president/news/60675 

Выступлений президента Байдена в ратуше CNN с Доном Лимоном

Университет Маунт-Сент-Джозеф
Цинциннати, Огайо

(21 июля 2021 г.)

8:01 вечера EDT

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Как дела, приятель? Рад тебя видеть.

MR. ЛИМОН: Рад тебя видеть.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Рад вас видеть.

MR. ЛИМОН: Как дела?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Хорошо. (Аплодисменты.) Спасибо. (Смех.)

MR.ЛИМОН: Рад тебя видеть.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Приятно вернуться.

MR. ЛИМОН: Да, ты тоже.

Итак, послушайте, я пойду к публике. И я знаю, что ты не хочешь садиться, верно?

ПРЕЗИДЕНТ: №

MR. ЛИМОН: Тебе лучше встать здесь и поговорить с этими парнями.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я выйду в зал. (Смеется.)

MR. ЛИМОН: Мы скоро перейдем к вопросам аудитории.Но у меня есть пара вопросов, которые я хочу вам задать.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Конечно.

MR. ЛИМОН: Потому что вы знаете, что пандемия действительно беспокоит всех во всем мире -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Конечно.

MR. ЛИМОН: - особенно в Америке. Новые дела выросли в три, ну, знаете, в три раза с прошлого месяца. Верно? Пандемия вызывает большую озабоченность. Госпитализации, рост смертности.

Итак, в прошлом месяце вы сказали, что этот ... что вирус отступает.Ты все еще так себя чувствуешь? Так ли это до сих пор?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, вирус - послушайте, вот - это очень просто: у нас пандемия для тех, кто не прошел вакцинацию. Это так просто. Недавно умерло десять тысяч человек; Примерно 9 950 из них - это люди, не прошедшие вакцинацию.

Есть простое и базовое предложение: если вам сделают прививку, вы не попадете в больницу, не попадете в отделение интенсивной терапии и не умрете.

Так что чрезвычайно важно, чтобы вы действовали как ... мы все поступаем как американцы, которые заботятся о наших ... наших согражданах. Чтобы получить - есть законные вопросы, которые люди могут задать - о том, что они беспокоятся о вакцинации, - но эти вопросы нужно задавать, отвечать на них и делать прививки.

Но это не пандемия. Мы позаботились о том, чтобы с тех пор, как я пришел к власти, мы ... мы сделали прививки более 160 миллионам человек; 85 процентов людей старше 50 лет (Аплодисменты.) В любом случае.

Это досадно.

MR. ЛИМОН: Но что вы скажете людям, которые обеспокоены новым раундом ограничений, запретов на использование масок и так далее?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я говорю - слушайте - (смеется) - это немного похоже на то, когда меня избрали. Вы знаете, эта пандемия вышла из-под контроля. Вы знаете, мы потеряли больше людей в Соединенных Штатах - более 630 с лишним тысяч человек, чем во всех крупных войнах, которые мы когда-либо вели в Соединенных Штатах Америки.И это прекратилось для тех, кто был вакцинирован. Это действительно так. Шутка ли. Это неопровержимые доказательства, подтверждающие это.

Итак, что я говорю людям, обеспокоенным новой пандемией: сделайте прививку. Если вы вакцинированы, даже если вы заразились «вирусом», цитируйте, не цитируйте - как люди говорят об этом в нормальных условиях - вы в подавленном состоянии - не многие люди это делают. Если вы это сделаете, вы вряд ли заболеете. Вероятно, у вас не будет никаких симптомов. Вы не окажетесь в положении, в котором ваша жизнь находится в опасности.

Итак, это действительно базовое.

Q Что ж, перейдем к вопросам, господин президент.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Хорошо.

Q Хорошо. Я хочу познакомить вас с Андреа Граньери. Она является директором общественных ресурсов чартерной школы. Она демократ, сейчас баллотируется в местный школьный совет.

Андреа, добро пожаловать.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Бог любит вас. Самая главная неблагодарная работа в мире: быть в школьной доске.

Q Спасибо.Итак, здесь, в округе Гамильтон, уровень вакцинации остается примерно на уровне 50 процентов - и вы говорили о распространяющемся вирусе. Маски видны все реже. И, как вы знаете, дети до 12 лет по-прежнему не имеют права на вакцинацию. Школы работают со всей этой информацией, поскольку они думают о повторном открытии в следующем месяце. Как школьный служащий и как родитель для детей младше 12 лет, я действительно обеспокоен. Что вы хотите сказать этим родителям, учителям и школьным округам?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я понимаю ваше беспокойство.Я действительно так делаю. Мои дети уже выросли, но мои внуки - а у меня есть один, которому всего полтора года. Итак, вы знаете, я понимаю - номер один.

Мое сообщение состоит в том, что одна из причин - вы помните, как я изначально критиковал: «Учителя должны пройти вакцинацию, встать в очередь первыми». Подавляющее большинство учителей вакцинированы, номер один.

Номер два, CDC скажет, что мы должны делать все, кто старше - до 12 лет, вероятно, должны носить маску в школе.Вероятно, вот что должно произойти.

Во-вторых, лица старше 12 лет, которые могут пройти вакцинацию - если вы вакцинированы, вам не следует носить маску. Если вы не вакцинированы, вы должны носить маску.

Так что это будет немного затруднительно с точки зрения: «Ну, мама или папа откровенны в том, что, знаете, Джонни вакцинировался или не вакцинировался?» Это вызовет вопросы. Но я думаю, что произойдет то, что вы увидите эту работу так, как люди будут знать в сообществе.Все в обществе знают, действительно ли Джонни вакцинировался, когда ему было 15 или 17 лет.

Итак, это - я думаю, это - это вопрос ответственности сообщества, и я думаю, вы увидите, как это работает.

MR. ЛИМОН: Что ж, позвольте мне спросить - позвольте мне ответить на ее вопрос: когда дети до 12 лет смогут пройти вакцинацию?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Думаю, скоро. Теперь послушайте, одна из вещей, которую я обязался сделать, когда меня избрали - я сказал -

MR.ЛИМОН: Как скоро «скоро», господин президент? Не -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, я - и позвольте мне - позвольте мне закончить вопрос - ответ. «Скоро» в том смысле, что я не говорю ученым, что они должны делать. Я не вмешиваюсь. (Аплодисменты.)

И вот они делают - они сейчас проводят экзамены - сейчас тестирование и сейчас принимают решение. Когда они будут готовы, когда они выполнили всю необходимую научную работу, чтобы определить детей в возрасте 3, 4, 5, 6, 7 и 8 лет, они, по сути, ... у всех разный макияж.Они развиваются. Они пытаются выяснить, существует ли вакцинация, которая затронет одного ребенка такого-то возраста, а не другого ребенка. Это происходит.

Как и другой вопрос, есть логичный - и я слышал, что вы говорили об этом, потому что вы всегда - я не проявляю заботы, но вы - вы всегда прямо говорите о том, что делаете.

И вопрос в том, должны ли мы быть в положении, в котором вы находитесь - почему ... эксперты не могут сказать: «Мы знаем, что этот вирус, на самом деле ... он будет ...» - или , извините - «Мы знаем, почему все одобренные лекарства не одобрены временно, а одобрены постоянно.Это тоже происходит. Я ожидаю, что это произойдет быстро.

MR. ЛИМОН: Ну, это значит - вы имеете в виду FDA?

ПРЕЗИДЕНТ: Для FDA.

MR. ЛИМОН: Ага. Итак, что вы -

ПРЕЗИДЕНТ: Федеральное управление по лекарственным средствам.

MR. ЛИМОН: Вы сказали, что разговариваете с учеными, но что - что они вам говорят, господин президент?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Мне говорят: «Давайте решим, основываясь на научных данных, как нам действовать.Делайте это так, как мы обычно делаем ».

Послушайте, например, все говорят о том, как, вы знаете, появился этот вирус - это - это - лекарства, предназначенные для уничтожения вируса, появились так быстро. Они работали над этим два десятилетия. В этом нет ничего быстрого. Прошло более двух десятилетий.

Люди сказали: «Я не принимаю лекарство, которое было одобрено так быстро». Прошло два десятилетия. По правде говоря, мы не сказали этого достаточно людям, чтобы развеять их предательство [sic].Нет ничего - их опасения. Ничего подобного не произошло только вчера, и они сказали: «Что ж, давай попробуем». А есть процесс. Обычно процесс принятия решения по некоторым из этих вопросов занимает большую часть года или больше.

Но ожидание - они не обещают мне какой-либо конкретной даты - но мое ожидание, разговаривая с группой ученых, которых мы собрали - более 20 из них, плюс другие в этой области - это то, что когда-нибудь, возможно, в начале учебный год - в конце августа, начале сентября, октябре - они получат окончательное одобрение, в котором FDA скажет: «Нет, это все.Это хорошо."

Но опять же, последнее. Я ... мы недостаточно говорим с вами об этом, я не думаю. И последнее, что действительно важно: мы не находимся в таком положении, когда мы думаем, что какой-либо вирус, включая вирус Дельта, который гораздо более передается и более смертоносен с точки зрения непривитых людей - вирусов - различных прививок. то, что люди получают сейчас, прикрывают это. Они ... ты в порядке. Вы не заболеете - вы не заразитесь COVID, если сделаете эти прививки.

MR. ЛИМОН: Ага. Я хочу остановиться на этой теме. Я хочу поговорить с доктором Николь Болдуин. Она педиатр и республиканец.

Доктор Болдуин, продолжайте.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Док, как дела?

Q Привет. Благодарю за ответ на мой вопрос, господин Президент. Я педиатр, использующий социальные сети для информирования о здоровье. И меня очень беспокоит рост дезинформации со стороны антипрививочного сообщества, который подрывает доверие к спасающим жизнь вакцинам.Распространение этой дезинформации и снижение показателей вакцинации могут сделать американцев уязвимыми перед болезнями, которые можно предотвратить с помощью вакцин.

Итак, я хочу знать: что делает Белый дом для борьбы с медицинской дезинформацией и для восстановления веры Америки в науку?

ПРЕЗИДЕНТ: Первое, что мы делаем, чтобы восстановить веру Америки в науку, - это прислушиваться к мнению ученых. (Начинаются аплодисменты.) Нет, я не шучу. (Аплодисменты.) Я имею в виду, буквально слушайте ученых, и не вмешивайтесь, ничего не торопите.Просто сделайте - позвольте ученым продолжить, потому что они отчаянно хотят понять это правильно - номер один.

Номер два, вы, возможно, слышали - я никогда не попадаю в беду, как вы знаете, в политическом плане - (смеется) - но вы, возможно, слышали, что я критиковал некоторые вещи, которые есть на Facebook, и это было то, что Я атаковал Facebook. Я не атаковал Facebook. Был опубликован отчет, в котором говорилось, что для этого - примерно 45 процентов подавляющей дезинформации в Facebook исходит от 12 человек.Я сказал: они убивают людей - этих 12 человек; эта дезинформация убьет людей. Шутка ли. Шутка ли.

Это все равно, что сказать своему ребенку: «Я тебе вот что…» - четырехлетнему - «… когда ты видишь красный свет, переходи улицу». Я имею в виду давай.

Итак, мы пытаемся использовать все возможные способы - государственные, частные, правительственные, неправительственные - чтобы попытаться раскрыть факты, каковы они на самом деле. И одна из вещей, Док, что это происходит, и в связи с чем я чувствую себя лучше - я уже не умник.Вы знаете, вы - одна из тех других сетей, не мой большой поклонник. (Смех.) О том, о чем вы много говорите.

Но если вы заметили, как говорят в той южной части моего штата, «у них был призыв к алтарю», некоторые из этих парней. (Смех.) Внезапно они говорят: «Давайте сделаем прививку. Давай сделаем прививку. Те самые люди, которые до этого говорили -

Так что - но это - я не должен смеяться. Это хорошо. Это хорошо. Это хорошо. Мы просто должны продолжать говорить правду.Вот почему - например, моя жена только что прилетела на Аляску сегодня, чтобы провести мероприятие на Аляске, чтобы убедиться, что люди все понимают и проходят вакцинацию, обсуждают COVID и так далее.

Итак, это - вы знаете. И, кстати, есть карманы. Если вы заметили, есть о чем? - четыре или пять штатов, у которых около 45 процентов или что-то еще. Не называй меня точным числом.

MR. ЛИМОН: Даже ниже этого. В моем родном штате Луизиана это 36 процентов, и я думаю, что есть и другие южные штаты.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, но я имею в виду, из всех случаев -

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Все дела, подавляющее большинство из них - в четырех или пяти штатах. И это просто нет - в этом нет ничего политического. Нет ни синего, ни красного. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Хорошо, давайте пригласим Кристиана Оливера. Он демократ. Он работает в страховой отрасли.

Кристиан, какой у вас вопрос?

Q Итак, моя жена Стефани и я молодожены, по состоянию на прошлую субботу.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: На вашем месте я бы тоже похвастался. (Аплодисменты.)

Как говорят, глядя на меня и мою жену: «Ты женился, малыш». (Смех.)

Q (Смеется.) Спасибо.

Мы требуем, чтобы все наши гости и продавцы были вакцинированы для обеспечения безопасности. Мы афроамериканцы, и во многих наших общинах люди против вакцины. Причина, которая больше всего выделялась среди наших гостей, заключается в том, что они не считают вакцину такой безопасной, как утверждает Центр контроля заболеваний (CDC).Как вы работаете над тем, чтобы убедить жителей этих сообществ в безопасности вакцины?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это действительно важный вопрос, потому что в афроамериканском сообществе меньше людей принимают вакцинацию. Во-первых, для этого есть причина: вы знаете, вы возвращаетесь даже во Вторую мировую войну. Афроамериканцы использовались в качестве подопытных; они были почти как морские свинки с точки зрения бывшего - они были - во всяком случае.

И ваши мама и папа помнят это, или ваши бабушка и дедушка это помнят.И поэтому у людей есть причина думать: «Я не знаю, я не уверен, что доверяю. Я не уверен, что доверяю этому ". Плюс ко всему еще много дезинформации.

Одна из вещей, которые мы делаем, это то, что я сделал - «мы» сделали, извините - моя команда сделала - мы предоставили возможность вводить афроамериканским общинам вакцину и те которые фактически могут вводить вакцину, и люди, которых уважают в обществе, в области вакцинации - - в этих областях, особенно в районах, где у вас есть общественное здравоохранение - - в центрах общественного здравоохранения, где вы, на самом деле, , есть люди, которые действительно находятся на нижнем конце экономической шкалы, не имеют большого доступа ни к чему.

Итак, мы буквально доставили мобильные фургоны и людей в сообщества, в наиболее пострадавшие сообщества, и это начинает оказывать определенное влияние. Но об этом нужно поговорить подробнее.

Например, я просто был с ... у меня проблемы, потому что моя жена - девушка из Филадельфии и фанатка из Филадельфии, фанатка Иглз. Я только что принимал пиратов Тампа-Бэй. И - и есть парень - там есть квотербек. Как его зовут, дружище? (Смех).

В любом случае, если не считать шуток, вы знаете, что мы делаем, чтобы привлечь влиятельных людей, которых уважает в обществе - будь то спортсмены, артисты или нет, просто уважаемый.И, кстати, одна из вещей, которые мне удалось сделать: я получил - у меня подавляющая поддержка со стороны афроамериканского духовенства, из которого я как бы вырос, и моя так ... - поддержка. Они открывают свои церкви как центры вакцинации. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Могу я вас кое о чем спросить, господин президент? Потому что, вы знаете - и, кстати, у вас есть - я не знаю, слышали ли вы, что вам аплодировали, когда вы исправляли «я» на «мы». И мы говорим о «мы», и я думаю, что это -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, это «мы.”

MR. ЛИМОН: - похвальный атрибут.

Но даже со своей семьей - я просто смог с ними справиться. Я не видела маму полтора года, кроме двух недель назад. Я не видел свою семью два года с тех пор, как они в последний раз навещали меня два лета назад. Но даже в моей семье - здесь я каждую ночь по телевизору - есть двойственность, есть дезинформация, а также есть недоверие к системе. Как это исправить?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я думаю - вы собираетесь - для начала это будет похоже на отсутствие ответа.Одна из вещей, которые я сказал, когда баллотировался на пост - это снова не демократ или республиканец - это то, что мы должны восстановить веру в правительство. Вы должны довести людей до того, что они будут доверять правительству.

И я взял на себя обязательство, что, совершая ошибку, я скажу вам, что совершал ошибки. И когда я думаю, что понял все правильно, я скажу это. Но я беру на себя ответственность за то, что делаю и говорю.

Частично это просто в целом - (аплодисменты) - нет, я не имею в виду - частично это, как правило, повышение доверия к избранным должностным лицам.Повышение уверенности. И я знаю, что это будет звучать для вас как отказ от ответа, но отчасти это связано с тем, что вы знаете, потому что вы один из самых информированных журналистов в стране. Вы знаете, как меня критиковали, когда я сказал, что собираюсь объединить страну. Они сказали: «Невозможно объединить страну». Что ж, если мы не сможем объединить страну, мы никогда не сможем решить некоторые из этих проблем.

И это идет на доверие. Почему нельзя объединить страну? Почему нет желания доверять? Доверие к правительству действительно находится на невероятно низком уровне.Он немного приближается.

В частности, что касается вашей семьи. Отчасти дело не только в том, что они видят вас по телевизору и доверяют вам; люди, которые, кажется, имеют наибольшее влияние, - это - вы знаете, это - для того 17-летнего ребенка, ребенка, с которым он или она играет в мяч. «Тебе сделали прививку? Ты в порядке? Я имею в виду, тебе кажется… - Нет, работает. Или вы, знаете ли, или мама и папа, или сосед, или когда вы ходите в церковь, или когда вы - нет, я серьезно.

Есть проверенные собеседники.Подумайте о людях - если ваш ребенок хотел узнать, есть ли там человек на Луне или что-то еще - вы знаете, что-то, или, вы знаете, здесь эти инопланетяне или нет - вы знаете, кто люди, с которыми они разговаривают, помимо детей, которые любят говорить об этом? Они идут к людям, которых уважают, и говорят: «Что вы думаете?»

И поэтому они должны спрашивать других людей - людей там - обо всем, от их учителей до их служителей, священников и людей, которым они доверяют.

MR. ЛИМОН: Ну, отчасти это связано с тем, что - не думаете ли вы, что отчасти это связано с тем, что молодые люди, особенно те, кому 30 - может быть, 30, 40 и младше, они чувствуют себя непобедимыми; они не столкнулись со смертностью.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Разве не удивительно, что мы говорим «40 или моложе»? (Смех.) Трудно сказать, не правда ли?

MR. ЛИМОН: Это так. Но для них, вы знаете, сначала была v- - сначала вирус не влиял на них так сильно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

MR. ЛИМОН: И поэтому они могут чувствовать себя непобедимыми. И теперь, когда этот вариант Дельты влияет на них, возможно, они каким-то образом «придут к Иисусу». Я -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Кстати, я думаю, что это ... это происходит. И подумайте вот о чем: это самый серьезный кризис здоровья за 100 лет. Как я уже сказал, погибло больше людей, чем во всех наших крупных войнах вместе взятых. Подумай об этом.

Если бы я сказал вам это или вы сказали мне это два года назад, я бы сказал: «Давай.Этого не случится в Америке ». Но это случилось. Это случилось. И люди, к сожалению, - некоторые медленнее, чем другие -

Теперь, кстати, помните, когда меня впервые выбрали, проблема была в том, что я сказал, что собираюсь делать миллион снимков в неделю, и люди сказали: « Байден не может этого сделать »или« Команда Байдена не может этого сделать ». И это было 2 миллиона. У нас были проблемы с привлечением достаточного количества людей - и людей, которые хотели пройти вакцинацию. Открываем стадионы. К нам приходит 100 000 человек.

Итак, подавляющее большинство американцев сказали: «Я понимаю. Я хочу сделать эту вакцинацию ». Но теперь, когда ... когда это прекращается, либо «Я непобедим, я молод, я не заболею, со мной этого не случится» - или по любой другой причине - теперь они оглядываясь вокруг, они говорят: «Эй, мальчик. В сообществе, в котором я живу, очень мало людей, прошедших вакцинацию. Этот COVID гораздо более передается; оно действительно растет. Мне лучше достать… »

Итак, я думаю, что ситуация постепенно меняется.И у тебя там отличная собака, малыш. (Смех.)

Q (Неслышно.) (Без микрофона)

MR. ЛИМОН: Между прочим, это Даниэль Липпи. Она студентка университета и республиканка. У нее к вам вопрос. Давай, Даниэль.

Q Да. Хорошо.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Но ваша собака демократ - я могу сказать. (Смех и аплодисменты.) Я дразню. Я дразню. Я любитель больших собак. Мне жаль.

Q Ее зовут Чудо.(Смеется.)

Итак, мой вопрос: экономика значительно восстанавливается по мере того, как она восстанавливается после пандемии. Обеспокоены ли вы ростом инфляционных цен, особенно в связи с быстрым ростом цен на бензин, автомобили и продукты питания? Что делает ваша администрация, чтобы предотвратить перегрев экономики, например, когда бедные и средний класс не пострадают от более высоких цен на товары в долгосрочной перспективе?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Прежде всего, хорошие новости заключаются в том, что экономика значительно восстанавливается.Если подумать, это рационально. Стоимость счета за автомобиль - это как бы возврат к той, какой она была до пандемии. Мы сравниваем, какими были цены в прошлом году во время пандемии, и они растут. Они встали, потому что, на самом деле, не о чем было особо просить.

Например, автомобили: вы знаете, у вас были компании по аренде автомобилей, которые распродали все свои запасы. Точно так же вы оказались с автомобильными дилерами. И вдруг, теперь он возвращается, и мы собираемся вырасти на 7 процентов - это ожидается.Мы создали больше рабочих мест за первые шесть месяцев моей ... нашей администрации, чем когда-либо в американской истории. Ни один президент никогда - ни одна администрация не создавала столько рабочих мест. И вдруг люди говорят - (аплодисменты) - нет, я этого не говорю - но это касается законного вопроса, который задают об озабоченности по поводу инфляции.

Подавляющее большинство экспертов, включая Уолл-стрит, полагают, что выход из-под контроля крайне маловероятен.В краткосрочной перспективе будет инфляция, потому что сейчас все пытаются восстановить.

И, кстати, это одна из причин, по которой я также подписал распоряжение, касающееся всей идеи конкуренции - вы знаете, идеи о том, что мы находимся в ситуации, когда так много компаний удерживают людей. вне конкурса. Например, у вас более 600 000 человек подписывают - 6 миллионов подписывают - я лучше проверю количество - подписывающих неконкурентных соглашений.Не потому, что у них есть какой-либо секрет, а потому, что они работали в одном ресторане быстрого питания, и им сказали, что они не могут получить на 10 центов больше, пересекая город и идя в другой ресторан быстрого питания. Почему? Чтобы удержать зарплату на низком уровне.

Итак, что происходит сейчас, у людей внезапно появляется выбор. Вы знаете, я всегда думал, что система свободного рынка заключается не только в конкуренции между компаниями, но, знаете что? Компании должны бороться за рабочих. Угадай, что? Может быть, даже заплатить больше денег.(Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Итак, вы, кажется, вполне уверены, что инфляция - временное явление. Но если вы закачиваете все эти деньги в экономику, разве это не добавит к ...

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, послушайте, вот в чем дело: сегодня Moody's вышло - фирма с Уолл-стрит, а не какая-то либеральная мысль. бак - сказал, что если мы пройдем две другие вещи, которые я пытаюсь сделать, мы фактически снизим инфляцию. Уменьшите инфляцию. Уменьшите инфляцию - потому что мы собираемся предоставить хорошие возможности и рабочие места для людей, которые, по сути, будут реинвестировать эти деньги обратно во все то, о чем мы говорим, снижая цены, а не повышая цены.

Итак, это - я искренне это имею в виду: цены сейчас выросли, и они выросли - например, вы находитесь в положении, когда вы пытаетесь построить дом, пытаясь найти двухэтажный дом. -четверки и пиломатериалы. Ну, угадайте, что? Люди перестали рубить пиломатериалы. Они перестали это делать, потому что ... безработица упала. Теперь внезапно появилась потребность, потому что люди возвращаются. И угадай что? Вместо 10 центов вы платите 20. Но вы понимаете, о чем я говорю.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это связано с тем, что, по сути, сейчас необходимо, потому что мы растем. Я не знаю никого, в том числе Ларри Саммерса - моего друга - который беспокоится об инфляции, предполагает, что здесь есть какое-то долгосрочное движение, если мы будем делать то, что собираемся делать.

Например, если мы получим эту сборку на основе того, что я был - собран давным-давно - и, кстати, я хочу сказать, что я нахожусь на его территории. Знаешь, вот ... Портман хороший человек.Портман - конгрессмен из этого района. Я разговаривал с ним до того, как получил - и я серьезно. Он порядочный, благородный человек, и мы с ним работаем над тем, чтобы добиться этого - этот закон об инфраструктуре принят.

MR. ЛИМОН: Но вы ... вы говорите о сенаторе Робе Портмане от Огайо?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Мне очень жаль. И -

MR. ЛИМОН: Нет, но -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я так и думал (неразборчиво). Я прошу прощения.

MR. ЛИМОН: Да, но - нет, раз уж вы - вы упомянули об инфраструктуре, двухпартийная сделка по инфраструктуре провалила процедурное голосование сегодня.Верно?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Но - нет -

MR. ЛИМОН: Сегодня в Сенате.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да, это так. Но это не имеет значения.

MR. ЛИМОН: Продолжай. Хорошо.

В Сенате переговорщики говорят, что им нужно больше времени.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

MR. ЛИМОН: Хорошо. Итак, но ожидается, что они снова проголосуют в понедельник, но сколько времени, по вашему мнению, им нужно, чтобы это сделать?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: До понедельника.(Смех.) Послушайте - нет, я не шучу. Я не шучу. До 20 республиканцев подписали письмо, в котором говорилось: «Мы думаем, что нам нужна эта сделка. Мы думаем, что нам нужна эта сделка ». И поэтому я думаю, что ... кстати, причина, по которой мы говорим так: нам нужно 60 голосов, чтобы что-то сдвинуть с мертвой точки. И что произойдет, я верю - потому что я верю своим коллегам-республиканцам - на их слово, когда вас трясет. Я исхожу из традиции Сената: вы пожимаете руку. Вот и все.Вы держите свое слово.

И я обнаружил, что Роб Портман делает это. Я обнаружил, что ... вы знаете, ваш губернатор хороший человек. Вы жмете ему руку, готово. (Аплодисменты.) Нет, я серьезно. Я не ... я не делаю ложных комплиментов.

MR. ЛИМОН: Как вы думаете, он будет продвигаться в Сенате в понедельник?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Понятно. Вот что я думаю: происходит следующее: голосование в понедельник - это предложение перейти к рассмотрению этого вопроса. Затем они собираются обсудить вопрос об элементах - отдельных элементах этого плана, чтобы [sic] быть уверенными, что мы собираемся починить ваш проклятый мост, ведущий в Кентукки.(Аплодисменты.) Нет, я серьезно.

MR. ЛИМОН: Мы поговорим об этом мосту через мгновение. Мы спросили (неразборчиво) об этом мосту.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В любом случае. Но я думаю, что это будет сделано.

Вы можете найти в поправках, которые происходят в деталях - подробностях того, стоит ли - и я тот парень, который написал этот законопроект для начала, и поэтому мне пришлось пойти на компромисс, чтобы внести изменения в законопроект. . Когда я говорю «я», я проводил кампанию по этому поводу. Я имею в виду, что все думали, что я немного сошел с ума, когда я говорил о трех причинах, по которым я бежал: во-первых, чтобы восстановить душу этой страны и вернуть немного порядочности; во-вторых, восстановить средний класс, потому что он уже долгое время подвергается давлению.Они - костяк, объединяющий страну.

И одна из больших проблем была связана с инфраструктурой. Помните, что последние четыре года у нас каждую неделю проводилась «Неделя инфраструктуры». Мы ничего не сделали. Но это необходимо. (Смех.) Нет, я серьезно. Это не только увеличит возможности трудоустройства, но и увеличит объемы торговли. Это будет ... это хорошо, и я думаю, что мы это сделаем.

MR. ЛИМОН: Многое из этого вам понадобится - вам нужна двухпартийная поддержка.Итак, давай - давай поговорим об этом.

Наш следующий вопрос исходит от Синди Пиблз. Она финансовый директор и демократ. Давай, Синди.

Q Здравствуйте, господин Президент. Я встревожен тем, как часто планы демократов по стабилизации экономики или укреплению новых штаммов вируса оказываются заложниками утопической необходимости заручиться поддержкой обеих партий. Похоже, что на каждом шагу план Демократической партии ослабляется и по-прежнему обеспечивает нулевое количество голосов республиканцев. Иногда оппоненты ошибаются, и попытки заставить их согласиться с вами бесполезны.Почему стратегия отказа от необходимости двухпартийности не является правильным ответом?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, послушайте, я могу быть не тем парнем, с которым стоит разговаривать, потому что я провел много времени в качестве сенатора и вице-президента, и я собираюсь сказать что-то возмутительное: я не знаю, что вы найди любого республиканца, с которым я когда-либо работал, который сказал бы, что я когда-либо нарушал свое слово, не делал в точности то, что я сказал, что буду делать, и держал свое слово.

И мне удалось найти очень много компромиссов, чтобы делать действительно хорошие дела, что-то менять.И я все еще верю, что это возможно.

Но колодец был так отравлен за последние четыре года. И даже сейчас эти усилия не прекращаются. Многие мои друзья-республиканцы - и я не говорю о Портмане; Я не говорю о вашем губернаторе - многие мои друзья-республиканцы говорят: «Джо, я - я знаю, что ты прав, но если я сделаю это, я получу праймериз и потеряю праймериз. У меня будут проблемы.

Но я думаю, что все начинает двигаться. Я не имею в виду ночь.Не поймите меня неправильно, я здесь не разыгрываю какую-то панацею. Но я думаю, люди понимают, что если мы хотим - я всегда обнаруживал, что вы получаете вознаграждение за то, что делаете то, что считаете правильным в то время, и люди действительно верят, что вы верите, что это правильно.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я думаю, вы видите, что все складывается вместе. И, кстати, компромиссы - это - вы знаете, они реальны - компромисс внутри моей партии между крайне левыми и центрами и некоторыми людьми, которые более консервативны.Это собирается вместе. Они сказали, что этого никогда не произойдет, но, если вы заметили, это произошло.

MR. ЛИМОН: Что ж, давай поговорим еще о двухпартийности. Вы знаете, республиканцы сегодня сняли все свои выборы для комитета 6 января - отборочного комитета. Нэнси Пелоси отвергла два из них.

Первое, о чем я хочу вас спросить, это как вы на это отреагируете? Но номер два, если республиканцы и демократы не могут сойтись вместе, верно? - Что заставляет вас думать, что они могут объединиться во всем, чтобы расследовать самое крупное нападение на наш Капитолий за 200 лет?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Эти люди.(Аплодисменты.) Нет, я серьезно. Я не шучу. Демократы и республиканцы. Меня не волнует, думаете ли вы, что я перевоплотился сатана. (Смех). Дело в том, что вы не можете смотреть телевизор и говорить: «Ничего не произошло 6-го числа». Невозможно слушать людей, которые говорят, что это был «мирный марш». Нет, я серьезно. Думаю об этом. Подумайте о том, что говорится.

Я прошел через другой конец этого, когда демократы 35 лет назад были далеко на другой стороне. Думаю об этом.

MR. ЛИМОН: Но что вы можете сделать, однако - то, что они могут сделать, это попытаться изменить повествование и сказать: «Ну, а почему не была подготовлена ​​Нэнси Пелоси? Почему демократы не были готовы к этому? »

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, они могут так сказать, и вы можете честно судить об этом. У меня -

Послушайте, я иногда попадаю в неприятности из-за того, что я собираюсь сказать - (смех) - не то чтобы я когда-либо попадал в неприятности. (Смеется.) Как вы уже слышали, я говорил раньше: никто никогда не сомневается, что я имею в виду то, что говорю; проблема в том, что я иногда говорю все, что имею в виду.И - (смех).

Но все шутки в сторону, я верю в американский народ - я действительно верю - чтобы в конечном итоге попасть в нужное место.

И, кстати, не раз республиканцы оказываются в нужном месте. Я не имею в виду, что Республика - это всегда точка зрения демократов.

Но кое-что из этого - я имею в виду, QAnon: идея, что демократы или что Байден прячут людей и пьют кровь детей и - нет, я серьезно. Это -

Теперь я могу вам не нравиться, и это ваше право.Послушайте, это просто. Вы можете выйти и сказать: «Мне просто не нравится, как этот парень носит свой галстук. Я голосую против него ». У вас есть на это право. У вас есть на это право.

Но из-за того, что говорят в последнее время, я думаю, вы начинаете видеть некоторые - и то и другое - и демократов тоже - своего рода яд становится - своего рода - своего рода утечкой. из этого. Мы должны выйти за рамки этого.

Что вы скажете своим внукам или детям о том, что происходит? Вы когда-нибудь вспоминали подобное за всю историю, будь вы демократом или республиканцем?

Мы не такие.И я скажу последнее - и вы собираетесь сказать - у меня большой международный опыт. И я имею в виду это - ни хорошо, ни плохо, просто у меня есть; Я возглавлял комитет по международным отношениям. Я был глубоко вовлечен. Я занимался национальной безопасностью для нашей последней администрации с Бараком.

Но, ребята, остальной мир интересуется о нас. Те из вас, кто путешествует за границу - не шутка, не шутка - вы спросите - вы знаете, когда я был в G7, все основные демократии - я вошел - и я знаю многих из них благодаря моей роли в мимо.И они вошли, и я сказал: «Америка вернулась». И они идут - я серьезно, главы государств - даю вам слово как Байден - говорят: «Вы действительно вернулись? Я имею в виду, как я могу ... мы верим тебе, Джо, но сможет ли страна когда-нибудь собрать это воедино?

Я разговаривал с Си - Си Цзиньпином в Китае, которого я хорошо знаю. Мы во многом не согласны. Он умный и по-настоящему крутой парень. Он искренне верит, что XXI век будет определяться олигархами, а не шуткой.

Демократии не могут функционировать в 21 веке - аргумент в том, - потому что все движется так быстро - так, так быстро, что вы не можете объединить расколотую нацию, чтобы прийти к консенсусу относительно быстрых действий.

Итак, автократы - автократии - у меня была долгая встреча с Путиным, и я продолжил - я его хорошо знаю. Эти парни на самом деле делают ставку - делают ставку - я не шучу - на автократии.

Демократия должна встать и продемонстрировать, что она может что-то сделать. Важно не только то, что мы - (аплодисменты) - нет, я серьезно.

MR. ЛИМОН: Господин президент, мы только начинаем. Нам есть о чем поговорить.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Прошу прощения.

MR.ЛИМОН: Нет, нет, нет. Ты в порядке. Мы собираемся сделать небольшой перерыв, и сразу после этого мы вернемся с дополнительными вопросами к президенту Соединенных Штатов. (Аплодисменты.)

(Начинается рекламная пауза.)

(Рекламная пауза заканчивается.)

MR. ЛИМОН: С возвращением, все. Мы живем в ратуше CNN в Цинциннати, штат Огайо, вместе с президентом Соединенных Штатов.

Сразу к аудитории, вопрос. Это Джон Ланни. Он является владельцем и соучредителем ресторанной группы с 39 ресторанами по всей стране, Mr.Президент. Он республиканец.

Иоанна.

Q Здравствуйте, господин Президент.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Привет, Джон.

Q Привет. Спасибо, что ответили на мой вопрос сегодня вечером. У нас работают сотни трудолюбивых членов команды по всему штату Огайо и по всей стране. И мы стремимся нанимать больше людей с каждым днем, пытаясь возобновить наш ресторанный бизнес.

Вся отрасль, среди других отраслей, продолжает бороться за поиск сотрудников. Как вы и администрация Байдена планируете стимулировать тех, кто еще не вернулся к работе? Наем сотрудников - наш главный приоритет прямо сейчас.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, две вещи. Во-первых, если вы заметили, мы держали вас открытыми. Мы потратили миллиарды долларов на то, чтобы рестораны оставались открытыми. И - и многие люди, которые сейчас - которые работают официантами и официантками, решили, что они больше не хотят этого делать, потому что есть другие возможности и более высокая заработная плата, потому что сейчас много вакансий. И люди начинают двигаться - начинают двигаться.

Есть некоторые свидетельства того, что сохранение способности продолжать не - чтобы не иметь - не платить арендную плату, чтобы вас не вышвырнули, и возможность обеспечить страхование по безработице удерживает людей от возвращения к работе.Нет - не так много разницы между отказом от работы в ресторане и отказом от работы на ... на фабрике.

Итак, люди стремятся изменить возможности, изменить то, что они делают.

Мой ... тесть моей покойной жены был ресторатором в Сиракузах, штат Нью-Йорк. И, кстати, он пытался уговорить - у него был - ресторан в городе под названием Оберн, около 20000 человек, который находился во флагманском круглосуточном ресторане, который - и он предложил это мне, что я бы заработал в пять раз больше, чем в юридической школе, чтобы попытаться удержать меня в Сиракузах.

Но я слишком много раз проводил дома, слушая… в его доме, слыша телефонный звонок: «Повар не зашел? Он ссорится с женой? Что ... что происходит?

Q Точно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Итак, я бы ... Бог любил вас делать то, что вы делаете.

Q Это сложно.

Но если не считать шуток, я думаю, что это действительно вопрос людей, решивших сейчас, что у них есть возможности заниматься другими делами. И сотрудников не хватает. Люди хотят заработать больше денег и поторговаться.И поэтому я думаю, что ваш бизнес и туристический бизнес действительно какое-то время будут в тупике. И одна из вещей - мы прекращаем все те вещи, которые мешают людям вернуться к работе и так далее.

Было бы интересно посмотреть, что произойдет, но мое чутье подсказывает мне - мое чутье подсказывает мне, что это частично связано с тем, что вы знаете, вы можете получать хорошую зарплату в качестве официанта или официантки. Одна из моих невесток - из пяти сестер - получает очень хорошую зарплату.Она работает в Атлантик-Сити. Вот откуда она ... она родом. Но это ... есть много людей, которые ... которые хотят изменить свою ... свою профессию, я думаю. Но я мог ошибаться.

MR. ЛИМОН: Что ж, позвольте мне спросить вас, потому что он ... Джон ищет людей. У него 39 ресторанов по всей стране.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

MR. ЛИМОН: Вы можете чем-нибудь помочь ему? Я имею в виду, он ... он должен вовлечь людей.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, Джон, прежде всего, я ... вы знаете, мы сделали то, что мы сделали, чтобы помочь Джону и Джону, - это предоставить миллиарды долларов, чтобы убедиться, что они может оставаться открытым.Номер один. Итак, вы все внесли свой вклад в то, чтобы Джон мог оставаться в бизнесе. (Аплодисменты). И мы должны. Мы должны были сделать это, как и в других отраслях.

Но, во-вторых, Джон, я предполагаю, что люди, получающие 7, 8 долларов в час, плюс чаевые, - это - я думаю, Джон, вы собираетесь найти - (аплодисменты) - теперь 15 долларов в час или больше. . Если вы понимаете, о чем я? Но вы можете это уже заплатить. Вы можете это уже заплатить.

MR. ЛИМОН: Что ж, позвольте мне - позвольте мне спросить вас, потому что куда бы я ни пошел, в моем городе почти нет магазина, ресторана или чего-то еще, где не было бы надписи «на прокат».

Мы пытались заселиться в отель; они не могли убрать комнаты достаточно быстро, потому что не могли найти персонал. Вы что-то упомянули - вы сказали: «Мы собираемся положить конец тому, что может сдерживать людей». Вы думаете, что пособие по безработице увеличено?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, это был аргумент. Я — я — я не думаю, что это помогло. Но суть в том, что утверждается, что, поскольку расширенные пособия по безработице удерживают людей - они предпочитают оставаться дома и не работать, - чем идти на работу.

MR. ЛИМОН: Ты не думаешь, что это больно? Сделал это?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я не вижу доказательств того, что это серьезно повлияло на это. Но вы можете возразить - допустим, это так. Это подходит к концу, так что это не похоже на то, что мы находимся в ситуации, когда - если это было так и все закончилось, то мы увидим, что у Джона не будет проблем.

Но я думаю, что происходит, ребята, слушайте, если вы зарабатываете меньше пяти - я не говорю, Джон, что ваши люди зарабатывают меньше 15 - у вас были хорошие рестораны; Это означает, что у них хорошие чаевые, люди зарабатывают намного больше, чем просто то, что - какая минимальная заработная плата - какая заработная плата выплачивается с - положенными сверху чаевыми.

Но, ребята, послушайте, вот в чем дело. Подумайте об этом: вы знаете, если у вас есть - мы - например, я хочу иметь возможность - одна из моих программ - сделать так, чтобы у нас было еще четыре года бесплатного обучения - два года в течение трех лет. детей в возрасте до четырех лет, потому что было продемонстрировано, что это - (аплодисменты) - значительно увеличивает успех, и общественный колледж.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Эти люди вряд ли захотят пойти и быть официантами.Нет ничего плохого в том, чтобы быть официантом или официанткой. Моя семья занимается этим бизнесом. Но народ -

И, наконец, если вы зарабатываете менее 15 долларов в час, работая 40 часов в неделю, вы живете за чертой бедности. Вы живете за чертой бедности. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Я хочу продолжить и поговорить об - это связано с инфраструктурой, потому что вы получили аплодисменты, когда упомянули мост ранее - (смеется) - и -

ПРЕЗИДЕНТ: Кстати, ваш конгрессмен тоже хочет этот мост. .(Смех.)

MR. ЛИМОН: Тодд Майкл здесь. Он профсоюзный электрик и демократ. У него есть вопрос о том, что беспокоит многих людей в Цинциннати.

Тодд, забери это.

Q Как сказал г-н Лемон, вы уже затронули тему моего вопроса. Два последних президента - бывшие президенты - оба проводили кампанию, используя мост между штатами 75 в этом регионе - мост Брента Спенса, который пересекает реку Айова - в качестве фона с обещанием законопроекта об инфраструктуре, который поможет с заменой.

Президент Байден, возможно ли объединить Конгресс для принятия закона об инфраструктуре, который строит мост, который принесет пользу не только этому региону, но и всему коридору I-75, от Мичигана до Флориды?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Совершенно положительно. (Аплодисменты.) Я не просто это говорю. Я не просто говорю это. А если вы посмотрите на Огайо и Кентукки вместе взятые, то там много… тысячи мостов нуждаются в ремонте. Тысячи.Тысячи мостов.

И мы должны смотреть на это так: это увеличивает коммерцию, номер один. Но знаете что? Это хорошо оплачиваемые профсоюзы. Союз. (Аплодисменты.) Профсоюз рабочих мест.

И - и - и, кстати, можете ли вы когда-нибудь вспомнить время - те из вас, кто является экономистом, кто - кто преподает здесь экономику - можете ли вы вспомнить любое время, когда средний класс добился большего, богатые не очень хорошо справлялись?

Я сейчас не шучу. Я очень серьезен.Можете ли вы вспомнить случаи, когда средний класс чувствовал себя лучше? Я устал просачиваться. Я приехал из корпоративного штата Америки. (Аплодисменты.)

И, кстати, я думаю, вы должны быть в состоянии выйти и заработать миллиард долларов или сто миллионов долларов, если у вас есть возможности для этого. Но я прошу одного: платите свою справедливую долю. (Аплодисменты.) Просто заплатите свою справедливую долю. Я действительно серьезно. И если вы знаете что-нибудь обо мне, проверьте это: у нас в Делавэре зарегистрировано больше корпораций, чем во всей остальной Америке вместе взятой.Комбинированный. Комбинированный. Я представлял его 36 лет. Я никогда не видел времени, когда у нас рос средний класс, который у богатых не очень, очень, очень хорошо.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Итак, вот что мы должны сделать: строить все вверх и вниз, а не только вниз.

MR. ЛИМОН: Ага. Так что людям нравится наш следующий гость - который, кстати, только что окончил юридический факультет - его зовут Кори Маркум. Он выпускник юридического факультета Университета Цинциннати.А он -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Он выпускник, а?

MR. ЛИМОН: Простите, он идет на юридический факультет - я ошибаюсь - осенью.

Q Да. (Смеется.)

MR. ЛИМОН: Итак, Кори, удачи в юридической школе. А какой у тебя вопрос?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ваш первый год - вы бы хотели, чтобы вы уже закончили учебу. (Смех.) Я знаю. Я меня тоже.

Q Да. (Смеется.) Итак, мой вопрос: на прошлой неделе, относительно усилий Республиканской партии по ограничению избирательных прав, вы сказали, что эти усилия были, цитирую, «самой опасной угрозой для голосования и честности свободных и справедливых выборов в нашей истории». конец цитаты.Хотя вы осудили эти нападения, вы и члены вашей партии в Конгрессе мало что сделали, чтобы фактически остановить эти нападения. Если эти усилия действительно самые опасные в нашей истории, разве не логично избавиться от пирата, чтобы мы могли защитить нашу демократию и обеспечить право голоса? (Аплодисменты.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я придерживаюсь того, что я сказал. Никогда ранее законодательные органы штатов не пытались взять на себя право определять, кто победил. Не считайте голоса - определите, кто победил.

У нас есть представители избирательных комиссий, которых они решают оттеснить. И если, действительно, завтра - допустим, мы бежим в прошлый раз, а мы - действовали эти законы, то есть эти изменения. В Джорджии законодательный орган Джорджии - вы знаете, Байден победил, набрав несколько тысяч голосов; они могли сказать: «Мы не думаем, что это законно». И законодательный орган штата голосует: «Мы собираемся отправить выборщиков в Конгресс, чтобы они проголосовали за Трампа, а не за Байдена». Это никогда, никогда, никогда, никогда, никогда, никогда, никогда раньше не пробовали.Мы говорим о Джиме Кроу, принимающем стероиды.

Итак, чтобы перейти ко второму пункту, я уже давно говорил: злоупотребление флибустьером довольно подавляющее. Когда я попал в Сенат США в то время, когда у нас были такие парни, как Джим Истленд, Стром Турмонд и Роберт Ф. Берд, и целый ряд людей, которые были очень, очень, очень, очень, очень, очень консервативны по поводу расы, мягко говоря - даже тогда, если вы были флибустьером, вам приходилось стоять на полу и держаться за пол.Вот почему Стром, я думаю, установил рекорд - 24 часа подряд или что-то в этом роде. Не держите меня за номер. Но, знаете, надо было брать - флибустьеров в те времена было значительно меньше. В центре движения за гражданские права.

MR. ЛИМОН: Но позвольте мне - позвольте мне поговорить с вами об этом.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Позвольте мне закончить свой ответ, потому что я скажу вам, что буду делать. Я бы вернулся к тому, где нужно поддерживать пол. Вы должны стоять там и говорить и держать слово.(Аплодисменты.) Вы не можете просто так сказать сейчас.

MR. ЛИМОН: Я понимаю это. Но какая разница, если вы удерживаете слово, знаете ли, день или год? Что это меняет?

Вот что для меня: вы говорили о людях - и это важно для людей, похожих на меня. Моя бабушка сидела без дела, когда я был ребенком, в пятом классе (аплодисменты) был пятый класс образования. Я узнал, что она не умеет читать, когда я делал уроки. И она рассказывала мне истории о людях, просивших ее подсчитать количество мармеладов в банке или мыле.

Итак, почему защита пирата - это важнее, чем защита избирательных прав, особенно для людей, которые боролись и умерли за это? (Аплодисменты.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет. Я хочу, чтобы Конгресс Соединенных Штатов, Сенат Соединенных Штатов принял S.1 и S.4, Закон Джона Льюиса, и положили их на свой стол, чтобы я мог их подписать. (Аплодисменты.)

Но вот в чем дело: я тоже хочу сделать - я хочу убедиться, что мы привезем с собой не только всех демократов; мы приводим республиканцев, которых я знаю лучше.Они знают лучше, чем это.

И чего я не хочу, так это прямо сейчас увлекаться спором о том, все ли это из-за пирата или ...

Послушайте, американская публика, вы не можете помешать им голосовать . Вы пробовали в прошлый раз. В последний раз проголосовало больше людей, чем когда-либо в истории Америки, в разгар самой страшной пандемии в истории Америки. Больше людей сделали. (Аплодисменты.) И они появились. Они снова появятся. Они собираются сделать это снова.

Но я хочу объединить страну. И я не хочу, чтобы дискуссия велась только о том, есть ли у нас флибустьер или исключения из флибустьера или - возвращаясь к тому, как флибустьер использовался раньше.

MR. ЛИМОН: Но разве это не единственный способ сделать это прямо сейчас?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, я в это не верю. Я думаю, мы справимся.

MR. ЛИМОН: Если вы - если вы - согласны с бывшим президентом; он назвал - как вы его называете, своим «старым боссом», - что это «реликвия Джима Кроу.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

MR. ЛИМОН: Если это пережиток Джима Кроу, исторически он использовался для борьбы с законодательством о гражданских правах, зачем его защищать?

ПРЕЗИДЕНТ: Нет никаких причин защищать его, кроме как бросить весь Конгресс в хаос, и ничего не будет сделано.

MR. ЛИМОН: Верно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ничего не будет сделано. И на карту поставлено очень многое. Самый важный из них - это право голоса.Это самый важный вопрос. И ваш голос засчитывается, и подсчитывается тот, кто его честно считает.

Но это не все. Например, не стали бы - разве мои друзья на другой стороне не хотели бы поспорить о пирате вместо того, чтобы принимать закон о выздоровлении? Или им не понравилось бы делать это вместо того, чтобы быть в положении, которое мы обеспечиваем - у скольких из вас есть дети в возрасте до 17 лет? Подними свою руку. Угадай, что? Теперь ты получаешь много денег на ежемесячный чек, не так ли? (Аплодисменты.)

Нет, вы заслуживаете - (аплодисменты) - нет, нет, нет, я серьезно. За это боролись и республиканцы. Это называется детской налоговой скидкой. Если у вас есть ребенок в возрасте до семи лет, вы получаете 300 долларов в месяц - 350 долларов в месяц. Если у вас есть ребенок в возрасте от 7 до 17 лет, вы получаете в общей сложности 200 долларов в месяц. И угадай что? Это вдвое сокращает детскую бедность. В половине. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Господин президент, я хочу поговорить о другом, что сильно влияет на людей, в том числе и на детей.Следующий вопрос - о насилии с применением огнестрельного оружия. Это от помощника юриста, и она адвокат. Ее зовут Андреа Солис Канто. Она демократка.

Андреа, давай.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я был общественным защитником, малыш. Спасибо за то, что вы делаете.

Q (Смеется.) Спасибо. Итак, насилие с применением огнестрельного оружия растет по всей стране, и, будучи недавним студентом и молодым специалистом, живущим в Рейне, я видел это воочию. Насилие с применением огнестрельного оружия унесло жизни очень многих молодых студентов и молодых людей.Я устал и хочу увидеть перемены, которые сделают наши города, такие как Цинциннати, безопаснее.

Итак, как вы будете бороться с насилием с применением огнестрельного оружия с федеральной точки зрения, чтобы на самом деле вызвать изменения и сделать наши местные города более безопасными?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я не умник. Нет причин, по которым вам следует - вы видели мой закон о насилии с применением огнестрельного оружия, который я представил? Как вы знаете - потому что вы так вовлечены - на самом деле преступность снизилась; растет число убийств и насилия с применением огнестрельного оружия. Пушки.Я единственный парень, который когда-либо принимал закон, когда я был сенатором, который следил за тем, чтобы мы исключали штурмовое оружие. Идея, что вам нужно оружие, которое может сделать 20, 30, 40, 50, 120 выстрелов из этого оружия - будь то пистолет - будь то 9-миллиметровый пистолет или винтовка - абсурдна.

Я продолжаю настаивать на прекращении продажи этих вещей, но вряд ли у меня это получится в ближайшее время. Итак, вот что я сделал: люди, которые фактически используют это оружие, приобретают его незаконно - незаконно.И вот что происходит: я получил ATF - алкоголь, табак и огнестрельное оружие - я прошу их увеличить свой бюджет и увеличить свои возможности вместе с Министерством юстиции, чтобы преследовать оружейные магазины, которые не соблюдают закон проверка биографических данных. (Аплодисменты.) По-настоящему. Это номер один.

Номер два - номер два, мы находимся в положении, в котором вы - большинство городов - и я не знаю достаточно - я думаю, здесь, в Цинциннати, у вас было много насилия с применением огнестрельного оружия. Я думаю, это было до ... чего? - сколько - сколько мертвых? Пятьсот за период.Не держите меня за номер - каким бы он ни был. Но я хочу сказать, по всей стране. И это не потому, что в городах продают это оружие. Они либо теневые торговцы оружием, либо оружейные магазины, не соблюдающие закон.

Итак, мы собираемся провести серьезное расследование, закрыть этих парней, посадить некоторых из них в тюрьму и - за то, что они делают: продать это оружие. Есть еще такая штука, которая называется «пушки-призраки», которые сейчас продаются и используются.

И так - но в дополнение к этому, что нам нужно сделать, так это иметь дело с более крупной проблемой, связанной с обеспечением правопорядка в целом.Мы находимся в ситуации, когда нам нужно принять Закон Флойда и все такое, но вот в чем дело: у копов серьезные проблемы. Не все они плохие парни; там много хороших парней. Нам нужно больше полицейских, а не меньше полицейских. Но нам нужно, чтобы они были вовлечены в общественную полицию. Общественная полиция. (Аплодисменты).

И когда мы это сделали, количество насильственных преступлений снизилось. Вся критика в адрес оригинального законопроекта о преступлениях - ну, угадайте, что? Преступность снижалась, пока мы не прекратили работу по охране общественного порядка.Итак, речь идет о том, чтобы получить - сейчас у нас есть более миллиарда - много денег, чтобы полицейские могли нанять психологов, психиатров, а также социальных работников для участия в этом процессе. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Господин президент, мы собираемся поставить здесь точку, может быть, запятую, потому что у нас есть еще кое-что. Нам нужно сделать небольшой перерыв.

Мы скоро вернемся. Больше от президента Джо Байдена сразу после этого. (Аплодисменты.)

(Начало рекламной паузы.)

(Коммерческая пауза заканчивается.)

MR. ЛИМОН: Добро пожаловать обратно в нашу ратушу CNN с президентом Соединенных Штатов Джо Байденом. Я просто ... я сказал, что мы собираемся поставить это запятую, потому что я хочу продолжить этот разговор.

Вы сказали, что вам нужно - нам нужно больше полиции, верно? Ваши слова. Итак, как вы реагируете на республиканцев, которые пытаются изобразить вас и вашу партию как антиполицию?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Они лгут. (Аплодисменты.) Нет, послушайте, ни разу - мы должны изменить поведение полиции.У нас должны быть правила, в которых все открыто. У нас должны быть правила, по которым вы можете определить предысторию - сколько раз полицейский нарушал правила и иметь доступ к тому, что происходит в отделениях полиции, или Министерство юстиции может вмешиваться в это, может ли они должны изменить свои модели и методы.

Я всегда это говорил.

MR. ЛИМОН: А как насчет того, чтобы лишить полицию денег? Потому что есть «Опровержение полиции».

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, я никогда - никогда, никогда не говорил об отказе от финансирования полиции.

Послушайте, я не знаю ни одного сообщества, особенно тех, которые наиболее нуждаются, беднейшие и подвержены наибольшему риску, которые не нуждались бы в полиции. Однако они хотят, чтобы полиция смотрела на них как на равных. (Аплодисменты.) Они хотят, чтобы полиция относилась к ним по-своему. Они не хотят злоупотреблений со стороны полиции.

И произошло то, что мы оказались в положении, когда - у нас была общественная полиция, где полицейский - мой покойный сын был генеральным прокурором штата Делавэр. И что мы сделали, когда тот первоначальный закон был принят, так это то, что он отправился в суровые районы в моем - в моем штате - в моем городе Уилмингтон, который является городом меньшинства, и он пошел туда, где - каждый может сказать я, где лучший баскетбол играет на детской площадке здесь, в этом городе.Вы знаете, где это; вы знаете, кто лучшие игроки в мяч; вы знаете, где они.

Он спускался и сидел там на скамейке со своим сыном, моим ... моим внуком, которому сейчас 16, когда ему было 5 и 6 лет, и давал им знать, что он там. Он подходил и стучал в окно местного полицейского, который сидел один в патрульной машине. Я говорил: «Выходи из машины. Встречать людей."

Потому что то, что раньше происходило, было привычным для полицейских - когда возникла первая общественная полиция - они входили и знали, кто такой служитель в церкви, они знали, кому принадлежал местный магазин спиртных напитков, местная аптека, местная продуктовый магазин.И они входили и говорили: «Послушайте, я Джо Байден, и я буду в этом ритме. Вот мой номер мобильного. У тебя проблема, позвони мне. Вот мой номер мобильного ".

MR. ЛИМОН: Ты сказал, что сейчас тяжело. Вы сказали, что полиция противостоит ... ну, они опровергают версию о том, что, вы знаете, страна против полиции, демократы против полиции, Джо Байден против полиции. И тогда у вас есть -

ПРЕЗИДЕНТ: Они не говорят, что Джо Байден настроен против полиции. Копы не говорят этого о Джо Байдене.Они меня знают, и точка. (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Продолжай.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Они не говорят. Республиканцы говорят об этом далеко - я не собираюсь - во всяком случае, это не имеет значения.

MR. ЛИМОН: Нет, вы можете - нет, я хочу, чтобы вы поговорили об этом, потому что - я имею в виду -

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, послушайте -

MR. ЛИМОН: - это важный рассказ. Думаю, сейчас нет более важного вопроса, чем безопасность. Вы можете перестроить дом. Вы можете, знаете ли, многое вернуть.Но, господин Президент, вам не вернуть жизнь. И это -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Совершенно верно. Совершенно верно.

MR. ЛИМОН: Ага. А если полиция не выполняет свою работу, это увеличивается -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Хорошо, нет, если полиция не выполняет свою работу, ее следует привлечь к ответственности. Их следует уволить, если они не выполняют свою работу. Они должны - (аплодисменты) - у меня нет - я не оправдываюсь.

У нас должен быть, например, Закон Джорджа Флойда, где удушающие захваты противоречат закону, где много вещей, изложенных в этом законодательстве.И, кстати, я вырос в районе, где ты стал копом, пожарным или священником. Я не подходил ни для одного из них, поэтому я здесь. (Смех.)

Но, если не считать всех шуток - я не шучу - ребят, которые выросли в Скрэнтоне и Клеймонте, Делавэр - сталелитейном городе, - вот что мы сделали. Вот что они сделали. Это то, что сделали мои друзья.

И вот в чем суть: дело в том, что они - это не оправдывает жестокое обращение с общественностью. Вы не имеете права это делать.Никто. Но теперь происходит то, что происходит, потому что они стали ... это стало настолько жестким по всему спектру, что мы фактически сократили количество полицейских, не имеющих отношения к тому, кто этого просит. Города не тратят на это столько денег. На наем полиции не так много федеральных денег. А теперь происходит то, что полиция не хочет быть полицейским. Поднимите руку, если хотите сейчас стать полицейским. Как ты думаешь, а?

Итак, что нам нужно сделать, это оказать им помощь, в которой они нуждаются, чтобы лучше выполнять свою работу.Идея о том, что у вас есть кто-то, сидящий на выступе и говорящий, что он собирается спрыгнуть с уступа, и вы вызываете полицейского и отправляете парня или женщину, которая является сотрудником правоохранительных органов, имеющей степень уголовного правосудия, когда вы могли отправьте с ним или с ней - вы можете отправить с ними психолога, социального работника или кого-то, кто может поговорить с ними.

УЧАСТНИК АУДИТОРИИ: Да!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, я серьезно. (Аплодисменты.) Я серьезно.

MR. ЛИМОН: Господин президент, сейчас я хочу перейти к другим вопросам.Я приведу Линн Миллер. Она адвокат и демократ.

Линн, какой у вас вопрос?

Q Г-н Президент, опиоидный кризис продолжается, и в этой части страны он остается огромной проблемой. Хотя чрезмерное количество рецептов на опиоиды является частью этой проблемы, лекарства, доступные на черном рынке, становятся все более серьезной проблемой, поскольку многие из них содержат фентанил. Это отняло жизнь нашего сына. Как ваша администрация может бороться с проблемой нелегальных опиатов, многие из которых наша молодежь покупает в Интернете? Кто-то должен нести ответственность за доставку смерти по почте.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Они должны нести ответственность. Возможно, вы знаете, а можете и не знать: даже в тот период, когда меня не было на работе, я выступал против того факта, что фармацевтические компании продавали на открытом рынке. Был один случай - что меня действительно поразило, так это то, что у вас были две аптеки в маленьком городке в Западной Вирджинии, у которых было что-то вроде рецепта на 4000 таблеток. И это явно был незаконный оборот наркотиков. Вот что происходило.

Итак, мы сделали то, что они сделали, они пошли за этим.Они только что рассчитались с Johnson & - некоторыми фармацевтическими компаниями, производящими опиоиды на двадцать с лишним лет - это было 26 миллиардов долларов или 27. Сегодня, если я не ошибаюсь, урегулирование произошло.

Но вот в чем дело: в дополнение к этому китайцы отправляют в Мексику фентанил, по большей части, смешанный с опиоидами и / или героином и другими наркотиками, что является смертельным убийством людей.

Итак, что нам нужно сделать - у меня была эта встреча с Китаем, и мы собираемся ее продолжить.Но мы также увеличили количество агентов DEA - что мы делаем на границе - и как мы будем бороться с бывшими - перехватом этой торговли наркотиками.

В дополнение к этому, Министерство юстиции продолжает заниматься всей проблемой опиоидов, значительно увеличивая количество - количество людей в Министерстве юстиции, работающих над этим вопросом. Итак, об этом можно сказать гораздо больше, но это невероятно, невероятно опасно.

MR. ЛИМОН: Господин Президент, я считаю, что нет лучшего способа говорить об этом, чем -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: (неразборчиво) -

MR.ЛИМОН: - из опыта. Не думаю, что в этой комнате есть семья, которая не страдала от зависимости. Вы очень открыто говорили о проблемах вашего сына Хантера с зависимостью. Это личное для вас. И послушайте, я справился с этим в своей семье. С этим сталкивается каждая семья. Но это личное для вас.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да. И я чертовски горжусь своим сыном. Мой сын только что написал книгу о том, как он преодолел зависимость. И он это сделал, и он это делает, и он в хорошей форме, слава Богу.

Вот в чем дело: у нас не хватает людей, занимающихся психическим здоровьем и наркозависимостью - номер один. (Аплодисменты.) Номер один.

Номер два - номер два, мы не должны отправлять людей в тюрьму для использования; мы должны отправить их на обязательную реабилитацию. (Аплодисменты.) Обязательная реабилитация.

Номер три, когда люди на самом деле находятся в тюрьме, они должны получать - если это не главное преступление, но они тоже сделали - они должны получать лечение, пока они находятся в тюрьме.

В-четвертых, когда люди выходят из тюрьмы - будь то наркомания или любое другое преступление - если они отбыли свой срок, у них должен быть полный доступ ко всему, от грантов Пелла до государственного жилья и т. Д. (Аплодисменты.)

И, кстати, - и, кстати, ребята, это не совсем то, что нужно делать; это разумный поступок. Что происходит? Много лет назад был парень по имени Арлен Спектер из Пенсильвании. Мы с ним ввели закон, который был вторым шансом.Это означало бы, что прямо сейчас, когда вы выходите из тюрьмы в большинстве тюрем в штатах по всей стране - что происходит? - получаете билет на автобус и 25 баксов. Вы попадаете под мост, как и раньше. Вы почти - почти гарантированно вернетесь - в чем бы ни была - какая бы проблема ни была раньше.

Значит, они должны иметь доступ к лечению от наркозависимости. У них должен быть доступ к жилью. Они должны иметь доступ ко всему, на что они претендуют в зависимости от их дохода. И в тюрьмах тоже нужно обучать людей по-другому.

Но вот что самое важное: мы должны бороться с идеей зависимости, предоставляя то, что мы все знаем, - это болезнь мозга.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это заболевание мозга, и к нему нужно относиться соответствующим образом.

MR. ЛИМОН: Я думаю, что это ... Я думаю, что с зависимостью и проблемами психического здоровья нужно бороться, как если бы вы сломали руку и пошли к врачу. Мы должны поговорить. Должно быть -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Согласен.

MR. ЛИМОН: - об этом не должно быть никакого клейма.

Я хочу пригласить Мадину Нолан. Мадина Нолан - писатель и редактор. Она демократка.

Мадина, какой у вас вопрос?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Привет, Мадина.

Q Добрый вечер, господин Президент. Вице-президент Харрис сказал гватемальцам: «Не приходите». Недавно вы заявили, что поддерживаете приезд беженцев в эту страну. Не могли бы вы объяснить основную позицию вашей администрации в отношении иммиграции?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.Они не должны приходить.

Мы пытаемся создать в таких странах, как Гватемала, Гондурас, Сальвадор и т. Штаты, можно искать из страны, из своей - на месте. Вы можете получить его в американском посольстве. Вы можете пойти и посмотреть, подходите ли вы. Мы значительно увеличили количество офицеров, которые могут рассматривать дела о том, соответствуете ли вы требованиям закона для пребывания здесь в качестве беженца.Вот что мы сделали.

В-третьих, мы сделали возможным переезд, существенно изменив количество - тысячи людей находились под стражей пограничным патрулем. Сейчас он сократился на 90 процентов, а там - значительно.

То, что я - то, что я действительно говорю: единственное место, где вы, возможно, слышали, что я говорю о большем количестве прибывающих иммигрантов, - это те люди из Афганистана, которые помогали американским солдатам, которые будут ... они и их семья будут очень жертвами плохо из-за того, что произойдет, если они останутся позади.Итак, мы даем им возможность увидеть, соответствуют ли они этому особому требованию, чтобы иметь возможность приехать в Соединенные Штаты в качестве беженцев и, в конечном итоге, получить здесь гражданство. Мне кажется, это единственное достойное, что мы можем сделать.

Тем временем мы собираемся отправить людей на американские базы, где они не смогут покинуть базу, пока выясняются их дела - соответствуют ли они критериям - а также на другие базы.

MR. ЛИМОН: Я хочу поговорить с вами о DACA.У меня два вопроса по иммиграции. Это быстрые вопросы, о которых я хочу вам задать. Потому что буквально на прошлой неделе федеральный судья признал программу незаконной и заблокировал прием новых заявок. Что вы скажете мечтателям, которые действительно беспокоятся о своем будущем здесь, в Соединенных Штатах?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я этого не оставлю. Послушайте, ребята, давайте просто скажем - (аплодисменты) - давайте просто скажем это - вы знаете, мы говорим о МЕЧТАХ в общем. Давайте теперь подумаем, что это на самом деле означает: вам пять лет.Тебе девять лет. Ваша мама или папа говорят: «Я собираюсь провести вас через Рио-Гранде, и мы собираемся нелегально поехать в Соединенные Штаты». Что ты должен сказать? "Не я. Это противозаконно »? Я - нет, я - я смертельно серьезен. Что может сказать ребенок? Что они могли сделать? Они приходят сюда, действительно, без выбора. И они здесь, и они хорошие, хорошие люди. Они молодцы. (Аплодисменты). Десять тысяч из них были первыми. (Аплодисменты.) Это дети, которые хорошо учились.

Итак, что мы собираемся сделать, это прежде всего обжаловать дело - номер один. Но, во-вторых, мы собираемся в этом убедиться - ряд моих коллег-республиканцев говорят, что поддерживают право МЕЧТНИКОВ приехать. Назовем вопрос. Они должны иметь возможность оставаться в Соединенных Штатах Америки, когда приедет ребенок (неразборчиво). (Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Господин президент, вы уже шесть месяцев являетесь большим парнем в Белом доме. Можете ли вы рассказать нам о том, что происходит за кулисами - что-то необычное или необычное, что произошло, выделяется для вас?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да."Мистер. Президент, вы не закрывали дверь. Мистер президент, какого черта вы собираетесь в это время? » Тебе известно. (Смех.) Знаете, это - это большая честь. Как вы понимаете, я надеюсь, что у меня очень хорошие манеры, но я не очень зацикливаюсь на протоколе. (Смех).

И я - и Секретная служба замечательная. И поскольку все так - (аплодисменты) - и из-за того, что там все настолько безумно, очень трудно устроиться поудобнее, как обычно. Например, я думаю, что все - вся помощь, которая там есть, питание и все остальное - я думаю, они нас любят.Можно сказать: «Не приходи завтракать. Мы можем сами позавтракать. Потому что мне нравится выходить в халате и входить. (Смех.) Нет, нет, не ... вы думаете, что я шучу. Я не. Если вы понимаете, о чем я?

Итак, это просто ... вы знаете, единственное место, где я почувствовал, что означает офис, - это когда я приехал в Европу и наблюдал, как остальные главы государств реагируют на меня - не на меня, потому что я президент. Соединенных Штатов Америки - Соединенные Штаты Америки.

И вот что произошло: я впервые почувствовал себя так - всегда можно услышать фразу «лидер свободного мира».«Ну, я понимаю, когда сижу напротив Путина, которого я знаю, он знает, кто я; Я знаю, кто он такой. Он знает, что я имею в виду то, что говорю, и может делать то, что говорю. Он понимает. Это не значит, что он это сделает или не сделает. Но дело в том, что я впервые почувствовал, что нахожусь в офисе лидера свободного мира. И мы должны быть лидерами свободного мира. Если мы этого не сделаем, никто из хороших людей, скорее всего, не сделает этого или не сможет это сделать. Я действительно серьезно. Я искренне это имею в виду.

Так вот в чем дело, Дон, это единственный раз - и, кстати, когда я впервые спустился вниз, и они сыграли «Приветствую Шефа», я подумал: «Где он?» (Смех.) Нет, вы думаете, что я шучу. Я не шучу. Вы знаете, я имею в виду -

MR. ЛИМОН: Отличная мелодия, не правда ли?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это отличная мелодия, но я ... вы знаете, вы чувствуете себя немного неловко. (Смех.) Но вы думаете, что я шучу. Я не.

Но я - я вовсе не стесняюсь той власти, которая предоставляется офису в том, что касается решения проблем.Это проблемы, над которыми я имел дело всю свою жизнь. Хорош я или плохой, у меня больше опыта прихода в офис, чем у любого, кто когда-либо занимал этот пост. Я сделал - я - я глубоко изучил внешнюю политику, систему правосудия, экономику - не то чтобы я был прав. Я не это имел в виду. Но ничего не было до меня, куда я ушел: «О, боже мой, я никогда - я никогда не думал…»

Знаете, какая разница - я дурачил Барака - он хороший друг - президент Обама.И, знаете, в какой-то момент я всегда был ... я всегда был последним парнем в комнате, по правде говоря. По каждому важному решению я должен был давать свой совет. Я бы все отдал, но я был бы последним парнем перед тем, как уйти. И однажды он поблагодарил меня. И я сказал: «Мистер. Президент, вот в чем дело: я должен платить вам, а не вам, мне, потому что я могу дать совет, а затем я уйду ». (Смех.)

Нет, я серьезно. Думаю об этом. Единственное, что реально, это другое - я не знаю - и мне это комфортно, - но это то, что ты последний парень в комнате.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы решаете: «Будет ли решение, которое я собираюсь принять, приведет к войне? Это вызовет конфликт? Решение, которое я собираюсь принять, повредит людям? Это поможет людям? » Это другая часть.

Но условия жизни, я имею в виду, это такая большая, большая честь жить в Белом доме. Но, честно говоря - я шучу вице-президента - например, однажды Барак зашел в NAVOBS - это называется военно-морскими операциями [sic] - резиденция вице-президента - которая, я полагаю, занимает примерно 80–90 акров.И это красивое, красивое место. И весь участок забором.

MR. ЛИМОН: Держу пари, ты скучаешь по этому, не так ли?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Понятно. (Смех). И Барак подошел и сказал: «Это здорово». И я сказал: «Я скажу вам…» И я сказал: «Торгуйте, только если с этим будет сила».

Но дело в том, что там было совсем другое. Можно было выйти в шортах - в рубашке с коротким рукавом, можно было гулять, а там никого не было.Теперь ты не можешь никуда идти. (Смех.) Но я не жалуюсь. Я пытаюсь ответить на ваш вопрос как можно честно.

MR. ЛИМОН: Ага.

ПРЕЗИДЕНТ: Я просто - я думаю, это величайшая честь, которую когда-либо можно было удостоить американцу, когда большинство американских граждан сказали: «Я хочу, чтобы вы возглавили страну». И это большая честь - большая честь, когда президенты, премьер-министры и весь остальной мир говорят: «Вы знаете, что думают Соединенные Штаты?» Вы лидер свободного мира.

Мне удалось зайти в G7 и изменить свое мнение по целому ряду вещей. Они ни разу не включили Китай в какую-либо критику происходящего. Они очень не хотят иметь возможность - мы с вами говорили об этом - о том, собираются ли они вести дела с Китаем таким образом, который, вы знаете, отталкивает Америку.

Совершенно неожиданно, если вы заметили, мы получаем очень много - не из-за меня, а из-за администрации, которую я создал.И Америка вернулась; традиционная Америка больше вернулась. Думаю, они готовы последовать за нами. (Аплодисменты.)

Q Что ж, господин президент - господин президент, вот в чем дело. Г-н президент, вот в чем дело: я последний парень, который может задать вам вопросы сегодня вечером.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ой-ой.

MR. ЛИМОН: Ага. А потом я ухожу. (Смех.) Спасибо.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Спасибо, чувак.

MR. ЛИМОН: Я ценю это.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Цените это.(Аплодисменты.)

MR. ЛИМОН: Мы так рады, что вы, ребята, здесь, и что вы задаете вопросы президенту Соединенных Штатов. Большое спасибо.

Спасибо нашей аудитории, за всех, что вы здесь ответили на вопросы. Конечно, спасибо президенту США. И мы хотим поблагодарить Университет Маунт-Сент-Джозеф прямо здесь, в Цинциннати, штат Огайо, верно? - (аплодисменты) - за то, что нас поселили.

21:19 EDT

Брифинг пресс-секретаря Джен Псаки, 25 января 2021 г.

Джеймс С.Брифинг для прессы Брэди

13:17 EST

MS. ПСАКИ: Добрый день. Всем счастливого понедельника. Пара объявлений вверху: во-первых, в рамках усилий этой администрации по обеспечению доступности и интеграции, начиная с сегодняшнего дня, у нас будет переводчик на американский язык жестов (ASL) для наших ежедневных брифингов для прессы. Сегодняшний переводчик Хизер виртуально присоединяется к нам. Президент стремится построить Америку, которая будет более инклюзивной, более справедливой и более доступной для каждого американца, включая американцев с ограниченными возможностями и их семьи.

Затем я хотел бы поделиться несколькими обновлениями от группы реагирования на COVID. Во-первых, сегодня президент подпишет президентское заявление о сокращении распространения COVID-19 через путешествия, особенно с учетом того, что по всему миру появляются более быстро распространяющиеся варианты. Это заявление является частью общегосударственного, решительного и научно обоснованного ответа администрации Байдена на пандемию COVID-19.

Особо следует отметить, что по совету медицинского персонала нашей администрации и группы по борьбе с COVID президент Байден решил сохранить ограничения, ранее действовавшие для Шенгенской зоны Европы, Соединенного Королевства, Республиканской Республики Ирландия и Бразилии.С обострением пандемии и распространением более заразного [sic] варианта - заразных вариантов сейчас не время снимать ограничения на международные поездки. А в свете заразного варианта B1351 ЮАР была добавлена ​​в ограниченный список.

Кроме того, начиная с завтрашнего дня, путешественники, совершающие международные поездки в Соединенные Штаты, должны предоставить подтверждение отрицательного результата теста в течение трех дней после поездки в авиакомпании до вылета. Президент предпринимает эти шаги по совету своей бригады COVID-19 и медиков.

И мы уже работаем как реальный партнер штатов, чтобы удовлетворить их потребности в вакцинации населения. В эти выходные Западная Вирджиния обратилась к администрации Байдена за помощью в неукомплектованном персоналом центре распределения вакцин. По указанию президента для оказания поддержки участку вакцинации было задействовано агентство FEMA. Это является частью президентского указа на прошлой неделе, согласно которому FEMA должно открывать центры вакцинации и поддерживать усилия штатов по вакцинации. Мы надеемся и впредь быть партнером продвигающихся вперед государств.

И последнее, по COVID - последнее обновление по COVID, я хотел кратко анонсировать первый из наших брифингов по общественному здравоохранению, который начнется в эту среду и будет проводиться регулярно в обозримом будущем. Это будут научные брифинги с участием представителей нашего общественного здравоохранения и членов нашей группы реагирования на COVID-19. Эти брифинги обычно проводятся три раза в неделю, чтобы предоставить американскому народу важную информацию о вирусе и ответных мерах нашего правительства. Они отражают нашу приверженность прозрачности и честности с общественностью в отношении пандемии и работы, которую наша общеправительственная команда выполняет каждый день, и вы все, конечно же, также сможете принять в них участие. .

Наконец - я думаю - наконец, сегодня утром президент Байден издал указ, устанавливающий политику, согласно которой все американцы, имеющие право служить в вооруженных силах Соединенных Штатов, должны иметь возможность служить. Сегодняшнее действие отменяет Президентский меморандум от марта 2013 [23], 2018, а также подтверждает отмену Президентского меморандума от 25 августа 2017 года.

Сегодняшнее действие выполняет еще одно предвыборное обещание. Благодаря этому ОР никто не будет отделен или уволен из вооруженных сил, или никому не будет отказано в повторной военной службе на основании гендерной идентичности.А для тех трансгендерных военнослужащих, которые были уволены или разлучены из-за их гендерной идентичности, их дела будут пересмотрены.

Президент Байден считает, что гендерная идентичность не должна быть препятствием для военной службы и что сила Америки заключается в ее разнообразии. Америка сильнее дома и во всем мире, когда она инклюзивна.

Последнее - извините, я сказал, что это было последнее, но много - много здесь происходит. Сегодня днем ​​президент подпишет указ, который станет важным шагом в поддержку американского производства.Этим указом «Покупайте американцы» президент уже выполняет свои обязательства по построению будущего, которое строят в Америке все американские рабочие.

В соответствии с указом «Покупай, американец» президент задействует первые 600 миллиардов долларов налогоплательщиков, которые идут на федеральные контракты в поддержку американского производства и хорошо оплачиваемых рабочих мест для американских рабочих. ОР дает указание агентствам закрыть лазейки в том, как оценивается продукция «Сделано в Америке», чтобы мы могли закрыть лазейки и обеспечить - увеличить количество продукта, которое должно производиться в США.S. для того, чтобы оно соответствовало законам США о покупке.

Он также назначит высокопоставленного чиновника Белого дома для надзора за этой политикой, чтобы гарантировать, что она действительно соблюдается и что все агентства стремятся к тому, чтобы малые и средние американские предприятия производили нужную им продукцию.

ОР также ужесточит и предаст гласности процесс отказа, чтобы американские рабочие и производители могли видеть, как тратятся федеральные доллары и куда они направляются.

Итак, я остановлюсь на этом. И, Джонатан, почему бы тебе не прогнать нас?

Q Спасибо, Джен.Мы знаем, что вам нужно уйти в два часа, так что приступим прямо сейчас. Для вас, пожалуйста, две темы: иностранная и внутренняя.

МС. ПСАКИ: Конечно.

Q Впервые за границей. В минувшие выходные в российских городах прошли десятки значительных акций протеста по поводу ареста Алексея Навального, которые были жестко подавлены местной полицией. Какой ответ США рассматривается? Какие действия или санкции могут произойти? А когда президент планирует поговорить с президентом Путиным?

МС.PSAKI: Во-первых, я хотел бы обратить внимание всех вас на заявление, опубликованное в эти выходные Государственным департаментом, в котором решительно осуждается использование жесткой тактики против протестующих и журналистов в городах по всей России. Эти непрекращающиеся усилия по подавлению прав россиян на мирные протесты, собрания и экс- и их свободу выражения мнений, арест оппозиционера Алексея Навального и последовавшее за этим подавление протестов - тревожные признаки дальнейших ограничений для российского гражданского общества.

Итак, я просто повторю наш призыв отсюда к российским властям освободить всех задержанных за осуществление своих универсальных прав и к немедленному и безоговорочному освобождению Алексея Навального. Мы также призываем Россию в полной мере сотрудничать с международным сообществом в расследовании отравления Алексея Навального и достоверно объяснить применение химического оружия на своей территории.

На прошлой неделе мы объявили, что президент поручил разведывательному сообществу провести полную оценку целого ряда действий, включая, конечно, кибербезопасность SolarWinds, вмешательство России в выборы 2020 года, использование ею химического оружия против Алексея. Навального, и предполагаемые награды за У.Солдаты С. в Афганистане. Это продолжается. Этот обзор рассчитан на 100 дней, поэтому мы сообщим об этом, когда он будет завершен.

На самом деле, позвольте мне - прошу прощения, я, возможно, искажал это. Это не так - у меня нет графика для обзора; это то, что продолжается. Конечно, это приоритет.

Q И был ли назначен звонок президенту Путину?

МС. PSAKI: На данный момент мне нечего делать прогнозов. Но очевидно, что президент берет трубку, общаясь с рядом иностранных лидеров - европейцами и другими.В ближайшие пару дней запланировано больше, и мы будем получать результаты по мере их поступления.

Q Хорошо. И еще один здесь, дома: президент неоднократно подчеркивал безотлагательность пакета мер по борьбе с COVID, необходимость что-то делать сейчас. Имея это в виду, вы знаете, учитывая реакцию законодателей-республиканцев на разъяснительную работу, которая была проведена в выходные, следует ли уделять более узкое внимание вирусу и вакцине, что можно было бы сделать раньше?

И хотя мы знаем, что эти официальные лица Белого дома разговаривали с Хиллом, не могли бы вы поговорить о личном участии президента? С кем он разговаривал?

МС.ПСАКИ: Президент лично взаимодействует с демократами и республиканцами. Мы не собираемся зачитывать вам все эти призывы, потому что это частные разговоры, и мы считаем, что это наиболее эффективный способ продвинуть этот пакет вперед. Как вы знаете, вчера был звонок, по которому мы сделали краткое зачитывание этого звонка - часть нашего постоянного взаимодействия с демократами и республиканцами.

И я передам, как, по мнению президента - и мы говорили об этом сегодня утром - этот процесс должен работать.Он выдвигает свою политику, свое видение вперед, а затем демократы и республиканцы могут участвовать и вносить свой вклад и отзывы о том, что, по их мнению, будет работать и как продвигать этот пакет вперед. Итак, на наш взгляд, это работает именно так, как должно работать.

И - но, с точки зрения - есть ли озабоченность - сами демократы - сенатор Сандерс - независимый, конечно, - и спикер Пелоси предложил подумать о примирении сейчас, когда время тратится; Нет времени для такого рода возвратов, законодательных изменений.

МС. ПСАКИ: Ну, президент сам заявил о срочности продвижения этого пакета, и это, безусловно, то, что он также в частном порядке передал демократам и республиканцам.

И дело не только в нем; американскому народу срочно необходимо продвигать этот пакет, потому что мы собираемся удариться об обрыв - обрыв безработицы - обрыв страхования от безработицы, я бы сказал - в марте, когда миллионы людей не смогут получить доступ к безработице страхование.Мы приближаемся к точке, когда у нас не будет достаточно средств на распространение вакцины. Никто не хочет разговаривать - ни один член Конгресса - в мае или июне, когда там - у нас нет средств, чтобы вернуть - чтобы снова открыть школы, я должен сказать.

Итак, он сообщил о срочности. Я скажу, что касается примирения, просто чтобы сделать шаг назад. Все, кто наблюдает, не так сильно разбираются в сенатском процессе, как все вы. Так что позвольте мне воспользоваться моментом, чтобы объяснить.

Сверка - это средство - средство добиться принятия законопроекта. Есть несколько способов добиться принятия законопроектов. Это не означает, что независимо от того, как принят закон, демократы и республиканцы не могут одновременно голосовать за него.

Итак, президент явно хочет сделать это двухпартийным. Следовательно, он взаимодействует с членами обеих партий и по-прежнему привержен этому делу.

Давай, Кейтлан.

Q Очень быстро. Вы говорили о скале в марте.Он думает, что это пройдет к марту?

МС. PSAKI: Что ж, необходимо срочно продвигать его вперед, и он определенно считает, что это необходимо - в ближайшие пару недель должен быть прогресс.

Q Значит, он думает, что к марту это можно будет принять?

МС. PSAKI: Что ж, я не хочу называть крайний срок, Кейтлан, но я думаю, что мы все помним и смотрим на этот график в марте, чтобы определить, когда мы достигнем обрыва безработицы. И это - жизненно важно делать все быстро, быстро, как можно быстрее.

Q Итак, на прошлой неделе вы сказали, что он хочет, чтобы это было двухпартийным. Конечно, мы уже видели, как республиканцы отказывались от ценника, минимальной заработной платы в 15 долларов и того, кто имеет право на эти стимулирующие чеки. Так готов ли он на это пойти?

МС. PSAKI: Ну, я не собираюсь вести переговоры отсюда, не то чтобы вы обязательно ожидали, что я это сделаю. Но опять же, Президент считает, что это работает как надо. Он предложил свой пакет. Он получает обратную связь.Мы разговариваем. Мы не ожидаем, что окончательный законопроект будет выглядеть точно так же, как первый предложенный им закон.

Тем не менее, я напомню вам, что в двухпартийном пакете, который прошел в декабре, были те же пороговые значения для чеков - 150 000 долларов, примерно такая же сумма для семей; около 75000 долларов для физических лиц - с точки зрения того, кто будет иметь к этому доступ - эти чеки.

И каждый компонент этого пакета жизненно важен, чтобы помочь нам пережить этот период времени. Вот как президент смотрит на пакет: каждый из них имеет важное значение - не только деньги на распространение вакцины, но и финансирование, чтобы люди могли убедиться, что они кладут еду на стол, что их дети едят, что они могут получить. - что у них есть мост, необходимый для перехода на другую сторону пандемии.

Q Хорошо. А потом очень быстро: вчера директор CDC сказала, что не может сказать, сколько вакцины осталось, чтобы ее выпустить. Я знаю, что то, что доставляют, распределяют и фактически вводят, сложно, но есть ли хотя бы приблизительное количество вакцины, о котором знают чиновники?

МС. PSAKI: Что ж, сейчас наша команда работает. Мы были здесь в течение пяти дней, чтобы оценить поставки, чтобы мы могли выпустить максимальное количество, а также гарантировать, что каждый может получить вторую дозу по рекомендованному FDA графику.

Таким образом, путаница вокруг этого вопроса - которая, как мы признаем, имеет некоторую путаницу - говорит о более крупной проблеме, которую мы унаследовали от предыдущей администрации, которая намного хуже, чем мы могли себе представить.

Итак, сейчас мы оцениваем то, к чему у нас есть доступ, и обеспечиваем более быстрое взаимодействие с государствами, чтобы у них было больше информации о том, чего ожидать в ближайшие недели.

Q Но просто припомню: Гас Перна все еще работает здесь, верно? И он отвечает за логистику.Так мог ли он сказать, сколько там вакцины, раз уж они отвечают за то, куда она идет?

МС. PSAKI: Ну, опять же, новый ответственный директор CDC (неразборчиво) говорил с этим. И я думаю, что сейчас мы пытаемся полностью оценить, к чему у нас есть доступ, как выглядит состояние поставок вакцин, и убедиться, что мы точно и эффективно сообщаем об этом общественности.

Вперед.

Q Спасибо, Джен. Признавая путаницу вокруг отсутствия ясности в отношении доступности вакцины, дайте нам представление о том, насколько ошеломляющим является это открытие.Я имею в виду, как президент Байден узнал об этом?

МС. ПСАКИ: Что ж, я скажу, что после множества встреч с президентом Байденом о COVID и его усилиях по борьбе с пандемией, он задал много подробных вопросов о статусе поставок, статусе распределения, статусе. штатов, когда все вы сообщаете о штатах, не располагающих необходимой информацией. Это конкретные вопросы, которые он поднимает.

Мы с широко открытыми глазами, все мы, включая президента, зная, что мы не попадаем в ситуацию, когда нам должна была быть представлена ​​конкретная оценка или план, когда мы вошли, и не было. т.Вот почему на прошлой неделе он выдвинул свой 200-страничный план распространения вакцины, и именно поэтому он нанял опытную и талантливую команду, чтобы точно разобраться в том, что мы изучаем, чтобы мы могли продвигать эту оценку.

Q Когда администрация рассчитывает лучше понять имеющийся инвентарь?

МС. PSAKI: Ну, как я отметил вверху, мы будем проводить регулярные брифинги - три раза в неделю. Мы начнем их в среду. Я не знаю, какую оценку они представят к среде, но наша цель - предоставить общественности четкую и точную информацию.

Q И каков послание Белого дома демократам, сторонникам президента Байдена, которые ловят его на слове и говорят, что касается помощи в связи с COVID: «Мы находимся в чрезвычайной ситуации в стране, и мы должны действовать в соответствии с ней», и они хотят действие сейчас. Они не хотят никаких задержек и не хотят нести упущенные возможности, которые могут возникнуть из-за задержки с ожиданием выхода республиканцев на борт.

МС. ПСАКИ: Вы имеете в виду с пакетом COVID?

Q С упаковкой.Ага.

МС. ПСАКИ: Ну, он - соглашается. Он тоже не хочет задержек. И я хотел бы отметить, что 70 процентов населения согласны с тем, что вы только что сказали, согласно опросу Ipsos, проведенному в эти выходные, что компоненты этого пакета - финансирование распространения вакцины, а также финансирование для обеспечения того, чтобы люди могли подать заявку на страхование по безработице, положить еду на стол, деньги на открытие школ - общественность это поддерживает. И мы ожидаем, что общественность будет донести до избранных лидеров именно это.

Вперед.

Q Могу я просто попросить вас уточнить требования к поездке или требования к тестированию?

МС. ПСАКИ: Мм-хм.

Q Это относится ко всем, кто садится в самолеты в США, включая граждан США? Любой, кто садится в самолет, должен получить отрицательный результат?

МС. ПСАКИ: Из-за границы?

Q Из-за границы в США

MS. ПСАКИ: Да.

Q Независимо от гражданства.

МС. ПСАКИ: Да.

Q Хорошо, отлично.Я также хочу спросить о нескольких вещах, которые администрация Трампа сделала на последних этапах, и мне интересно, собираетесь ли вы вмешаться. Во-первых, они выдали лицензию израильскому миллиардеру по имени Дэн Гертлер, чтобы позволить ему получить доступ к финансовой системе США. Эта лицензия действует до конца января 2022 года. Будет ли вообще вмешиваться администрация Байдена? Или это стоит?

Еще одна причина заключается в том, что он начал исключение из листинга - или издал распоряжение, которое инициировало исключение из листинга нескольких китайских компаний, в частности трех телекоммуникационных компаний, которые требовали его проверки.Планируете ли вы изменить или отменить этот приказ - другими словами, остановить процесс исключения из списка этих трех китайских телекоммуникационных компаний?

МС. PSAKI: По первому вопросу: к счастью, мы собираемся утвердить министра финансов, и я бы отправил вас к ним, чтобы вы рассказали о любых проверках, которые они могут принять в рамках этих санкций - я бы сказал, предпринять - в этом обзоре санкций .

И затем, что касается китайцев, я знаю, что сегодня утром были сообщения, возможно, из вашего источника, по этому конкретному вопросу.Как вы - как мы уже отмечали здесь ранее, у нас - есть ряд обзоров, сложных обзоров - межведомственных обзоров, я должен сказать, что мы собираемся провести, поскольку они относятся к ряду наших - извините, позвольте Я начну снова здесь - ряд регулирующих действий и ряд отношений с компаниями в том, что касается китайских инвестиций, а также других вопросов.

Эти сложные обзоры только начинаются. И, как я - как я уже отмечал, они должны будут пройти через межведомственное взаимодействие, то есть Государственный департамент, Министерство финансов и ряд других, которые будут следить за тем, как мы продвигаемся вперед.Мы начинаем проявлять терпение в отношении наших отношений с Китаем. Это означает, что мы собираемся провести консультации с нашими союзниками, мы собираемся провести консультации с демократами и республиканцами, и мы собираемся позволить межведомственному процессу проработать свой путь, чтобы проанализировать и оценить, как мы должны двигаться вперед. с нашими отношениями.

Q Возможно ли, что эти проверки могут привести к изменению процесса исключения из списка в будущем?

МС. PSAKI: Что ж, я не хочу опережать какие-либо обзоры, но, безусловно, мы делаем всеобъемлющий обзор всего нашего - всего этого.А так как у нас будет больше сообщений, мы сообщим вам.

Q Наконец, могу ли я просто широко спросить, что, по мнению президента, является наследием президента Трампа в отношении Китая, в частности, в отношении введенных им тарифов? Нравится ли президенту Байдену эти тарифы? Они остаются на довольно большом количестве китайских товаров.

МС. ПСАКИ: Мм-хм.

Q Пересматривается ли это вообще, или они уместны в настоящее время?

МС. ПСАКИ: Что ж, как и в случае с другими областями наших отношений с Китаем, он будет применять многосторонний подход к взаимодействию с Китаем, включая оценку действующих тарифов.И он хочет убедиться, что мы предпринимаем любые шаги в координации с нашими союзниками и партнерами, а также с демократами и республиканцами в Конгрессе.

Итак, пока не о чем сообщать, но мы привержены делу - президент привержен делу прекращения экономических злоупотреблений Китая на многих фронтах, и самый эффективный способ сделать это - работать во взаимодействии с нашими союзниками и партнерами. сделать именно это.

Вперед.

Q Я хотел бы немного поговорить о некоторых проблемах Китая.Я знаю, что существовало распоряжение, требующее продажи бизнеса TikTok в США, и мне было интересно, есть ли планы отозвать его или обеспечить его соблюдение, или что сейчас думают по этому поводу?

МС. ПСАКИ: Это отличный вопрос. У меня не было возможности поговорить об этом с нашей службой национальной безопасности. Я с радостью приму его и посмотрю, сможем ли мы предоставить вам больше - что-то более конкретное.

Вперед.

Q Большое спасибо. Два вопроса к вам. Первый - это своего рода отступление на минуту назад от целей администрации.Единство - это то, о чем президент Байден довольно часто говорил во время предвыборной кампании. Он говорил об этом во время перехода. Не могли бы вы немного подробнее рассказать о том, что единство будет значить для этой администрации, есть ли какие-то критерии, которые вы определили, чтобы показать, что единство достигнуто?

И я просто - в некотором роде, чтобы контрастировать с целевой группой по коронавирусу - конечно, у вас есть очень подробные, вы знаете, контрольные показатели того, что это - чего вы хотите достичь, в некотором роде, в данный момент. моментом.Но при единстве вы говорите о двухпартийности? Вы говорите о чем-то, что пользуется огромной популярностью в США? Можете ли вы пройти через то, о чем думает Байден, когда говорит, что хочет достичь единства?

МС. ПСАКИ: Конечно. Что ж, президент пришел, чтобы возглавить страну, очевидно, во время великого разделения, когда, по его мнению, была большая потребность в исцелении. И он сказал об этом в своей инаугурационной речи на прошлой неделе.

Итак, «единство» для него означает, конечно, подход к нашей работе по законодательным вопросам через призму двухпартийности, работу с демократами и республиканцами, пытаясь найти путь вперед в том, как мы можем работать вместе для решения проблем, стоящих перед Американский народ сталкивается.Это часть его. Но это также означает, что он будет управлять для всех людей и решать все проблемы, с которыми сталкивается американский народ.

Так, например, это означает разговор о том, как пандемия COVID влияет не только на демократов, но и на республиканцев; не только синие состояния, но и красные состояния; обеспечение контактов с губернаторами-демократами и республиканцами, мэрами-демократами и республиканцами; и при каждой возможности сообщая, что это проблема, с которой мы все вместе сталкиваемся.

Так что я думаю, что это немного отличается от того, как, конечно, можно отметить достижение 100 миллионов выстрелов в руки американцев за первые 100 дней. Но единство заключается в том, что страна чувствует, что они вместе, и я думаю, мы узнаем это, когда увидим это. Но он будет работать над этим и будет использовать каждую возможность, чтобы выступить перед публикой.

Q У меня есть еще один вопрос. Администрация Трампа - или администрация Обамы изначально хотела поставить Харриет Табман на 20-долларовую купюру.Администрация Трампа затянула с этим. Я просто хотел посмотреть, есть ли у администрации Байдена своего рода видение графика того, следует ли ей использовать бумажную валюту.

МС. PSAKI: Я был здесь, когда мы ... когда мы объявили об этом, и это было очень захватывающе. Он еще не продвинулся вперед, и мы были бы удивлены, узнав в то время.

Министерство финансов предпринимает шаги, чтобы возобновить усилия по размещению Гарриет Табман на лицевой стороне новых 20-долларовых банкнот.Важно, чтобы наши банкноты - наши деньги, если люди не знают, что такое банкнота, - отражали историю и разнообразие нашей страны, и изображение Гарриет Табман на новой 20-долларовой банкноте, безусловно, отражало бы это. Итак, мы изучаем способы ускорить эти усилия, но любые подробности, конечно же, будут исходить от Министерства финансов.

Вперед.

Q Еще один по Китаю. Ранее сегодня выступил Си Цзиньпин из Китая. Мне интересно, есть ли какая-нибудь официальная реакция Белого дома на его комментарии.Он также говорил о единстве, а также говорил о сотрудничестве по коронавирусу и другим вопросам. Вероятно ли это - может ли подобное сегодняшнее заявление изменить или повлиять на позицию США - администрации Байдена по отношению к Китаю в вопросах торговли и технологий?

МС. PSAKI: Нет. Я думаю, что наш подход к Китаю остается таким, каким он был с тех пор - в последние месяцы, если не дольше. Мы находимся в серьезной конкуренции с Китаем. Стратегическая конкуренция с Китаем - определяющая черта 21 века.Китай ведет себя так, что причиняет вред американским рабочим, притупляет наши технологические преимущества и угрожает нашим альянсам и нашему влиянию в международных организациях.

За последние несколько лет мы увидели, что Китай становится все более авторитарным внутри страны и более напористым за рубежом. И сейчас Пекин бросает серьезный вызов нашей безопасности, процветанию и ценностям, что требует нового подхода США.

И это одна из причин, о которой мы говорили немного ранее, что мы хотим подойти к этому с некоторым стратегическим терпением, и мы хотим проводить внутренние проверки через наше межведомственное взаимодействие - хотя я наткнулся на это; Думаю, мне нужно было еще немного кофе, прежде чем я приеду сюда.Мы хотели больше взаимодействовать с республиканцами и демократами в Конгрессе, чтобы обсудить дальнейшие шаги. И самое главное, мы хотим обсудить это с нашими союзниками.

Так что нет, комментарии ничего не меняют. Мы считаем, что этот момент требует стратегического и нового подхода вперед.

Вперед. Надеюсь, если я отвечу на ваш вопрос - извините, мы перейдем к вам в следующий раз.

Q Я собирался немного подробнее рассказать о Китае, пока мы будем обсуждать эту тему. Но мне было интересно - Huawei была в списке организаций уже около двух лет.Незадолго до того, как администрация Трампа покинула свой пост, они инициировали новую политику, по сути, аннулирующую и выдававшие намерения отказать в выдаче лицензий на еще более безобидные товары, которые американские компании продавали Huawei. Планирует ли администрация Байдена сохранить Huawei в списке организаций и продолжать применять этот гораздо более строгий общий запрет на продажу товаров из США в Китай - в Huawei?

МС. PSAKI: Ну, технологии, как я только что отметил, конечно же, в центре конкуренции между США и Китаем. Китай был готов делать все возможное, чтобы получить технологическое преимущество - воровать интеллектуальную собственность, заниматься промышленным шпионажем и принуждать к передаче технологий.

Наше мнение - президент считает, что нам нужно лучше защищаться, что должно включать в себя привлечение Китая к ответственности за его несправедливые и незаконные действия и обеспечение того, чтобы американские технологии не способствовали наращиванию военной мощи Китая.

Таким образом, он твердо привержен тому, чтобы китайские компании не могли неправомерно использовать и использовать американские данные. И нам нужна всеобъемлющая стратегия, как я уже сказал, и более систематический подход, который фактически решает весь спектр этих проблем.

Итак, снова проводится постоянный обзор ряда этих проблем. Мы хотим внимательно изучить их, и мы будем стремиться подходить к ним через призму обеспечения защиты данных США и технологических преимуществ Америки. У меня для вас больше нет. Мы рады поделиться этим со всеми вами.

Вперед.

Q Президент Байден - ныне президент Байден осуждал протесты и насилие со стороны крайне левых и крайне правых до того, как он стал президентом.Почему мы ничего не слышали напрямую от него о беспорядках в Портленде и на северо-западе Тихого океана с момента его инаугурации?

МС. PSAKI: Ну, он будет отвечать на вопросы сегодня днем, так что, возможно, он ответит. Я скажу отсюда, что президент Байден самым решительным образом осуждает насилие и любое насилие. Мирные протесты - краеугольный камень нашей демократии, но битье окон - это не протест и не грабежи. И такие действия совершенно недопустимы, и всякий, кто совершил преступление, должен быть привлечен к ответственности по всей строгости.Наша команда, конечно же, очень внимательно за этим следит.

Q И поскольку он настаивает на федеральной помощи предприятиям, пострадавшим от COVID, следует ли ожидать какой-либо федеральной помощи для этих предприятий, пострадавших от COVID и беспорядков?

МС. PSAKI: Ну, опять же, я думаю, вы знаете его - потому что мы уже говорили об этом здесь несколько раз с тех пор, как я присоединился к команде, - что он сосредоточен на том, чтобы помочь американскому народу пережить этот период времени и продвинуть вперед пакет помощи, который предоставит им необходимую помощь в связи с пандемией и последствиями пандемии.

Так что больше ничего по этому поводу у меня для вас нет.

Q И еще одно о сделанном вами объявлении об ограничениях на поездки. Когда в марте президент Трамп вводил ограничения на поездки, в частности, в отношении Китая, тогдашний кандидат Байден назвал это «ксенофобией» и «разжиганием страха». Итак, теперь президент Байден вводит ограничения на поездки для людей, прибывающих из других стран. Каким словом мы это описываем?

МС. PSAKI: Ну, я не думаю, что это правильная формулировка.Президент ясно дал понять, что считает запрет мусульманами ксенофобным. Он отменил мусульманский запрет. Однако он также поддерживал - и сам, даже раньше - или мы, я бы сказал, даже до его инаугурации - шаги, ограничения на поездки, чтобы обезопасить американский народ, чтобы мы могли взять пандемию под контроль. . Это было частью его политики.

Но он критиковал бывшего президента за политику, которая не была более всеобъемлющей, чем ограничения на поездки.И в то время, а в последнее время он говорил о важности многогранного подхода - ношения масок, финансирования распространения вакцины, чтобы в первые сто дней получить 100 миллионов уколов в руки американцев, а не только ограничений на поездки.

Вперед, сзади.

Q Да. Два вопроса: один внутренний и один иностранный, пожалуйста. Во-первых, Билл Паскрелл, конгрессмен из Нью-Джерси, около часа назад предложил уволить весь почтовый совет управляющих и направил письмо президенту по этому поводу.Есть ли какие-либо планы внести изменения, учитывая то, что произошло в почтовом отделении за последние пару лет, чтобы попытаться удалить генерального почтмейстера?

МС. PSAKI: Интересный вопрос. Все мы любим почтальонов и почтальонов. У меня нет для вас ничего для вас. Я буду рад обсудить это с нашей командой и узнать, есть ли у нас какие-либо подробности. Я ничего не знаю, но мы вернемся к вам.

Q И по внешнеполитическому вопросу: насколько я понимаю, предыдущая администрация не публиковала отчет о резолюции по Закону о военных полномочиях до того, как они покинули свой пост.Есть ли какие-то планы на - я знаю, что там новый министр обороны -

MS. PSAKI: Что-то вроде ... ну, я думаю, пятница, но ...

Q Технически пятница -

мс. PSAKI: Технически пятница.

Q - но сегодня торжественно.

МС. ПСАКИ: Да, именно так.

Q Есть ли какой-либо план либо выпустить административное письмо Трампа
об уровне войск в различных странах за границей, либо обновить его быстрее, чем того требует статут?

МС.PSAKI: Отличный вопрос. Я бы отправил вас в Министерство обороны и к моему старому другу Джону Кирби, который, я уверен, будет рад ответить на ваш вопрос.

Идите сзади - в отличной маске. Я даже не могу сказать, что на нем.

Q (Смеется.) Фламинго.

МС. ПСАКИ: Фламинго? Хорошо, мы проявляем творческий подход к маскам. Мне это нравится.

Q Через год.

Итак, вернемся к России: учитывая множество нераскрытых смертей за годы противников президента Путина - или почти смертельных случаев, в случае с Навальным - будет ли президент Байден привлекать президента Путина к личной ответственности за сохранение здоровья Навального, пока он находится в тюрьма?

И еще одна вещь, которая отличается, но связана: какова позиция этой администрации в отношении Пола Уилана? Потому что его семья и некоторые из его сторонников сказали, что, по сути, предыдущая администрация просто забыла об этом.Что происходит с Полом Уиланом и каково ваше положение? Спасибо.

МС. PSAKI: Хорошо, позвольте мне ответить на второй вопрос и поговорить с нашей командой национальной безопасности, и я дам вам кое-что более всеобъемлющее. И, конечно же, мы не планируем следовать тому же образцу, что и предыдущая администрация.

Но по первому вопросу, я бы сказал, что это причина, по которой президент поручил своей команде национальной безопасности, своей разведывательной группе оценить ряд вопросов, касающихся наших отношений с Россией, включая нарушение SolarWinds, включая отравление. Алексея Навального, о котором мы довольно откровенно говорили - от нашего советника по национальной безопасности в Госдепартаменте, и будем им и дальше.

Мы хотим, чтобы этот обзор завершился, но, как всегда, президент оставляет за собой право ответить в удобное для него время и способом, и я не собираюсь отказываться от возможных вариантов.

Вперед.

Q Привет, сегодня я работаю диспетчером печати, поэтому, если возможно, могу я задать вопрос также от имени одного из моих коллег, которого здесь не могло быть -

MS. ПСАКИ: Конечно. Вперед, продолжать.

Q - из-за социального дистанцирования? Хорошо.

Итак, я начну со своего вопроса.Мэр Нью-Йорка Билл ДеБласио объявил сегодня, что город откладывает открытие крупных пунктов вакцинации от COVID-19 на стадионе Янки в Сити Филд. Губернатор Куомо сказал, что в штате есть возможность вакцинировать до 100 000 человек в день, при наличии поставок.

Поскольку администрация, как вы знаете, анализирует и изменяет конфигурацию своего плана распределения, насколько серьезно оценивается инфраструктура? Другими словами, получает ли Нью-Йорк первые деньги, потому что у него есть возможность сделать это прямо сейчас?

И второй вопрос будет о ... вроде того, о той же ноте о COVID.Есть пожилые люди, у которых нет доступа к веб-сайтам, нет людей, которые за них ручаются. Делает ли что-нибудь администрация, чтобы пожилые люди, у которых нет никого, кто помогал бы им в назначении этих встреч, не провалились?

И затем у меня есть второй вопрос от другого репортера.

МС. ПСАКИ: Конечно. Итак, по первому вопросу, это действительно важный вопрос. Инфраструктура имеет решающее значение. Дело не только в науке.Ученые, медицинские эксперты, они - то, что они сделали за последний год для продвижения этой вакцины, было титаническим усилием, но теперь речь идет о том, чтобы было больше вакцинаторов и было больше мест для фактического распространения вакцины. .

И ясно, что кейсы - сценарии, где есть большие объекты, будь то футбольные поля или другие, для этого могут быть довольно эффективными. Есть и другие места по всей стране, где мы наблюдаем развитие событий на этих фронтах, и мы, безусловно, обнадеживаем это.

Но это многогранный вызов. Дело не только в наличии предложения, что, конечно же, имеет решающее значение. Речь также идет о том, чтобы иметь больше людей, которые могут физически дать выстрелы в руки американцам, и о том, чтобы у нас были места, где это можно сделать.

У меня нет ничего для вас по расстановке приоритетов. Это, конечно, то, над чем работает наша команда, и мы хотим убедиться, что мы тесно сотрудничаем с губернаторами по всей стране для эффективного выполнения этой задачи.

Ответьте мне еще раз на второй вопрос. И я знаю, что у вас есть еще один после этого, но -

Q Ну, вторая часть этого вопроса была просто: будет ли какая-либо федеральная помощь для поддержки штатов в работе с пожилыми людьми, которые могут не иметь доступа к Интернету? или даже телефон, чтобы назначить эти встречи? Это было много жалоб.

МС. PSAKI: Да, это действительно важный вопрос, потому что мы обнаружили, и наша команда обнаружила, что чем дальше вы заходите в вакцинации американцев, тем труднее это становится.Есть - по паре причин. Один из них - это нерешительность в отношении вакцинации, о которой доктор Фаучи говорил как о проблеме, которая очень беспокоила его и некоторых других медицинских экспертов и экспертов, и она более распространена в цветных сообществах.

Но, как вы отметили, существует также проблема с общением с широким кругом людей в обществе - некоторые в сельских общинах, по разным причинам, но также пожилые люди и другие, которые этого не делают, - которые не принимают их звонить по телефону и каждый день просматривать информацию в Instagram и не получать информацию так, как это было бы с молодыми людьми.

Таким образом, частью наших усилий является использование повсеместной кампании по связям с общественностью, стремление встретить людей там, где они есть. И, конечно же, думая о том, как достучаться до пожилых людей - делая это так, чтобы это делалось на местном уровне доверенными властями и надежными лицами на местном уровне, мы обнаружили, что это ключ - ключевой, эффективный подход к этому. Но мы продолжим работать над этим, и это определенно одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Q Хорошо, отлично.

Этот вопрос от Росс Паломбо из ABC в Южной Флориде.Он спрашивает: губернатор Флориды Рон ДеСантис взорвал часть президентского плана COVID, в частности, цитируя его: «Во Флориде нет необходимости в лагерях FEMA». Свяжется ли президент с ДеСантисом? Как он реагирует на подобные комментарии?

МС. PSAKI: Ну, президент - довольно уравновешенный парень. Поэтому я бы сказал, что у него нет особой реакции, кроме как обеспечить распространение вакцины среди людей по всей стране, включая, конечно же, миллионы людей, живущих во Флориде.

И я отмечу - поскольку здесь сначала данные, а здесь - прежде всего факты, - они распространили только около 50 процентов вакцин, которые им сделали во Флориде. Итак, очевидно, что вакцины у них много. Это предложение необходимо будет продолжать увеличивать, поскольку они смогут эффективно охватывать людей по всему штату.

Но часть проблемы, о которой мы только что говорили, заключается не только в наличии запаса - это ключевой момент, - но также в наличии вакцинаторов и местах распространения вакцины, и в том, чтобы делать это таким образом, чтобы охватить людей там, где они находятся, и встретить местных жителей. сообщества.И президент будет сосредоточен на этом двухпартийным образом, независимо от того, что может сказать любое избранное должностное лицо.

Вперед, полностью сзади. Полностью в спину.

Q Привет.

МС. ПСАКИ: А потом я приду к вам. Извините, продолжайте.

Q Спасибо, Джен. В указе, подписанном президентом на прошлой неделе, он также приостановил действие административно-административного распоряжения Трампа, которое было направлено, в частности, на предотвращение вмешательства зарубежных стран, в частности Китая, в дела США.С. Электросеть. Но он приостановил это действие на 90 дней в своем указе на прошлой неделе. Учитывая то, что вы сказали сегодня о Китае, почему он это сделал, особенно в отношении такого важного для нашей национальной безопасности вопроса, как энергосистема?

МС. PSAKI: Мне придется - я думаю, что мнение президента о наших отношениях с Китаем я старался изо всех сил донести до всех вас. Мне нужно будет проверить этот конкретный фрагмент, и мы ... мы вернемся к вам напрямую.

Вперед.

Q Спасибо.Администрация заявила, что политика предыдущей администрации «Оставайтесь в Мексике» больше не будет применяться, но есть тысячи людей, которые застряли в настоящее время в результате этой политики, и администрация не сказала, что вы будете с ними делать. и как обработать этих мигрантов. Что на это ответить?

МС. PSAKI: Что касается мигрантов на границе? Ну, в -–

Q Да, кто пострадал в результате Остаться в Мексике. Вы знаете, есть много тысяч человек.

МС. PSAKI: Что ж, я думаю, что есть пара шагов, которые мы - мы работаем над тем, чтобы донести до людей, живущих во многих странах, которые живут - с большим населением, прибывающим к границе, более эффективно.

Во-первых, сейчас не время для этого. Мы предложили ряд политик, над реализацией которых мы работаем, включая приостановку депортаций, как вы знаете, для людей, находящихся в Соединенных Штатах. Это то, над чем будет работать Министерство внутренней безопасности.Мы также предложили законопроект об иммиграции, который президент выдвинул в первый же день. И мы также предложили финансирование, чтобы помочь преодолеть обстоятельства и сложные условия, которые существуют в ряде этих стран.

Q: Если позволите, я говорю о тех людях, которые в данный момент находятся в подвешенном состоянии - не отговаривающих новых людей приходить и не применяющих это к новым людям, а о тех людях, которых администрация Трампа специально отвергла.

МС.PSAKI: Я бы отправил вас по этому поводу в Министерство внутренней безопасности для более конкретной оценки.

Q Хорошо. А что касается второго вопроса, я просто хотел надавить на вас немного сильнее. Вы ранее говорили, что Президент разговаривал с членами Сената -

мс. ПСАКИ: Мм-хм.

Q - но вы не сказали бы, кто они и что-нибудь об этих разговорах, потому что они были частными. Я имею в виду, что они, предположительно, обсуждали дела людей.Это что, знаете, почему они должны быть частными? Почему бы не раскрыть, с кем разговаривает президент, в правительстве?

МС. ПСАКИ: Ну, я сказал, что президент разговаривает с демократами и республиканцами, как и ряд высокопоставленных чиновников из нынешнего Белого дома. И мы продолжим это делать.

И я имел в виду эти разговоры - получение их отзывов о том, что они думают о законопроектах и ​​законодательстве, о том, что они думают о пакете COVID, предложенном президентом, где у них есть проблемы, где у них есть соглашения - что некоторые из этих разговоров частные.Конечно, они могут публично говорить о своих разговорах, как это сделали многие из них. Но я подтверждаю, что он лично участвует и будет продолжать участвовать в продвижении этого пакета.

Q Наверное, я спрашиваю: почему бы не назвать имена людей, с которыми президент разговаривает, чтобы вести переговоры по этому законопроекту? Я имею в виду, я знаю, что вы хотите большей прозрачности в этой администрации; вы уже много говорили об этом. Почему бы не сделать это частью усилий по обеспечению прозрачности?

МС.ПСАКИ: Ну, опять же, он разговаривает с членами обеих партий. Некоторые из них также хотели бы, чтобы эти разговоры были конфиденциальными. Некоторые из них также публично рассказали о своих беседах с администрацией. Так что - и это прекрасно - нас вполне устраивает.

Вперед.

Q Могу ли я спросить - возвращаясь к COVID: знаете ли вы, когда американцы смогут широко вакцинироваться?

МС. PSAKI: Ну, конечно, мы полагаемся на наших экспертов в области здравоохранения и медицины, как вы все знаете.И доктор Фаучи кратко говорил об этом на прошлой неделе, и я ожидаю, что это то, о чем наши эксперты в области здравоохранения и медицины, которые проведут брифинг позже на этой неделе, смогут поговорить более конкретно.

Мы, очевидно, поставили перед собой смелую цель - сделать 100 миллионов вакцины - или 100 миллионов прививок американцам в первые 100 дней. Мы будем строить оттуда, и мы с нетерпением ждем возможности строить оттуда.

Но у меня нет оценки - новой оценки для вас, когда широкая популярность - группа населения.

Q Но любой может получить это, если он этого хочет, по сути, это то, о чем я прошу. Предыдущая администрация сказала, что это будет примерно середина года. Они говорили это регулярно.

МС. PSAKI: Вы знаете, наши - CDC и другие медицинские эксперты - из нашей команды - дали оценки, склоняющиеся к лету и осени, но у меня нет для вас новой оценки отсюда. Но я призываю вас спросить их об этом, и поэтому мы размещаем их, чтобы ответить на вопросы всем вам.

Джонатан, давай.

Q В последние недели администрация Трампа провела ряд казней на федеральном уровне. Установил ли президент мораторий на смертную казнь? И он это планирует?

МС. ПСАКИ: Позиция президента в отношении смертной казни - я думаю, вы, вероятно, знакомы, другие могут не знать: он против смертной казни. Мне нечего вам предсказать, какие шаги он может предпринять.

Давай, Кейтлан.

Q Вы сказали, что эти брифинги по коронавирусу начнутся. Президент Трамп в конце не присутствовал на многих брифингах по коронавирусу или на некоторых брифингах по коронавирусу. Он не присутствовал на многих брифингах целевой группы по коронавирусу. Собирается ли президент Байден присутствовать на заседаниях рабочей группы внутри группы, которая над этим работает?

МС. PSAKI: Он будет получать регулярные брифинги - я подозреваю, гораздо более регулярно, чем был проинформирован предыдущий президент - о COVID, а также о разработках и прогрессе, которых добивается команда.Я бы не ожидал, что он будет присутствовать на каждом заседании целевой группы - нет - но он ожидает и требует от команды регулярных инструктажей, и я ожидаю, что он их получит.

Хорошо, давай.

Q Если весь смысл импичмента кому-то состоит в том, чтобы избавиться от него, а Трамп уже ушел, поддержит ли президент Байден, возможно, Сенат, осуждающий его только для того, чтобы законодатели могли продолжать заниматься делами людей?

МС. PSAKI: Я действительно ценю ваш творческий способ задать этот вопрос, который поднимался здесь несколько раз.Как вы все знаете, президент - проработал в Сенате 36 лет. Его больше нет в Сенате, и он оставит на усмотрение членов Сената, демократов и республиканцев, как они будут привлекать бывшего президента к ответственности.

Q Быстро -

Q Хорошо, спасибо, Джен. Последний. Вперед, продолжать.

МС. ПСАКИ: Ах, последний. Вперед, продолжать. Вперед, продолжать.

Q Да, извините, я просто хотел вкратце спросить об Афганистане, если вы, ребята, предвидите дальнейшее сокращение войск и о каких цифрах мы будем говорить.

МС. PSAKI: Отличный вопрос. У нас пятый день, так что у меня нет для вас ничего нового, в частности, по производству войск в Афганистане, но я надеюсь вскоре вывести Джейка Салливана в комнату для брифингов, чтобы он ответил на многие ваши вопросы по полигону. вопросов.

Q Jen?

МС. PSAKI: Спасибо всем.

Q Спасибо, Джен.

Q Джен, вы не ответили на мой вопрос.

МС. PSAKI: Хорошо, еще один. Я сожалею о том, что.Мы не хотим - мы не хотим оставлять вас в подвешенном состоянии.

Q Извините.

МС. PSAKI: Ты был очень терпеливым в спине.

Q Я представляю группу зарубежной прессы.

МС. ПСАКИ: Конечно.

Q У меня две проблемы во внешней политике: одна по Китаю, другая по Великобритании.

МС. ПСАКИ: Хорошо.

Q Что касается Китая, мы просто - вы только что упомянули о конкуренции. А царь Азии президента Байдена Курт Кэмпбелл говорит, что надеется на «стабильную конкуренцию.«Это то, что ищет Белый дом? И вы только что упомянули об этой всеобъемлющей стратегии. Когда мы можем этого ожидать?

МС. PSAKI: Я ценю все эти вопросы. У меня нет - у меня нет никаких предварительных сведений о том, когда мы будем более подробно рассказывать о нашей стратегии. Я попытался передать всеобъемлющий - всеобъемлющий подход президента.

Но опять же, это отношения, которые мы собираемся передать - общаясь и работая с партнерами и союзниками.Это - в ближайшие недели будет сделан ряд звонков с ключевыми партнерами и союзниками - я уверен, что это будет темой обсуждения, - а также с демократами и республиканцами на холме, и мы собираемся подойдите к нему с терпением.

Q А в Великобритании, как мы знаем, на выходных у президента Байдена был телефонный звонок с премьер-министром Борисом Джонсоном, и г-н Джонсон сказал, что они говорили о соглашении о свободной торговле. Однако из показаний Белого дома мы этого не видим. Поддерживает ли президент соглашение о свободной торговле с Великобританией?

МС.PSAKI: Я не говорил об этом ни с ним, ни с Джейком Салливаном. Я рискну сделать это и посмотрю, смогу ли я получить для вас больше.

Спасибо всем.

КОНЕЦ 14.01. EST

Партнерство Марка Цукерберга и Шерил Сандберг не пережило Трампа

По мнению г-жи Сандберг, переход в Facebook, компанию, возглавляемую неудобным 23-летним бросившим колледж, не был столь нелогичным, как могло показаться. Она была вице-президентом в Google, но достигла предела: на ее уровне было несколько вице-президентов, и все они боролись за продвижение по службе.Эрик Шмидт, тогдашний генеральный директор, не искал второго места. Мужчины, которые не работали так хорошо, как она, получали признание и получали более высокие титулы, утверждали бывшие коллеги из Google.

«Несмотря на то, что она руководила более крупным, более прибыльным и быстрорастущим бизнесом, чем ее коллеги, ей не дали титул президента, но они были», - вспоминает Ким Скотт, руководитель отдела продаж рекламы. Мисс Сандберг искала что-то новое. Она сказала «да» Facebook.

г.Цукерберг пригласил г-жу Сандберг, чтобы разобраться с растущим беспокойством по поводу компании в Вашингтоне. Там она сделала офис разношерстного, который был открыт недавним выпускником колледжа, чья основная работа заключалась в том, чтобы помогать законодателям создавать свои учетные записи в Facebook. Она представляла Facebook как член Совета по занятости и конкурентоспособности президента Барака Обамы вместе с другими руководителями и лидерами профсоюзов. После одного из заседаний совета она сопровождала Обаму в эфире Air Force One в штаб-квартиру Facebook, где президент провел публичную ратушу, чтобы обсудить экономику.Но вскоре на фасаде появились трещины.

В октябре 2010 года она встретилась с F.T.C. председателем Джонатаном Лейбовицем, чтобы попытаться подавить расследование по делу о неприкосновенности частной жизни. В своем офисе расслабленная и уверенная в себе г-жа Сандберг начала встречу с заявления о том, что Facebook предоставил пользователям больший контроль над своими данными, чем любая другая интернет-компания, и что больше всего компания сожалеет о том, что она не сообщает четко, как работает ее политика конфиденциальности.

The F.T.C. Официальные лица немедленно бросили ей вызов, по словам присутствовавших на встрече.Г-н Лейбовиц отметил, что на личном уровне он наблюдал, как его дочь среднего школьного возраста борется с настройками конфиденциальности в Facebook, что автоматически облегчило незнакомцам поиск таких пользователей, как она. «Я вижу это дома», - сказал он.

«Это так здорово», - ответила г-жа Сандберг. Далее она охарактеризовала социальную сеть как «расширяющую возможности» для молодых пользователей. Г-н Лейбовиц не считал это хорошими новостями - и подчеркнул ей, что F.T.C. был глубоко обеспокоен конфиденциальностью.

Г-жа Левер, пресс-секретарь Facebook, назвала встречу «содержательной» с подробным объяснением политики конфиденциальности компании. Она добавила, что характеристика напряженности в комнате «искажает то, что на самом деле произошло».

Законодателей предупреждают о том, что Россия вмешивается в переизбрание Трампа

Майкл Барбаро

Из New York Times, я Майкл Барбаро. Это «The Daily».

[музыка]
Майкл Барбаро

Сегодня: U.Представители спецслужб С. пришли к выводу, что российское правительство поддерживает двух очень разных кандидатов в президентской гонке 2020 года. Дэвид Сэнджер о том, почему Россия болеет за Дональда Трампа и Берни Сандерса.

Сегодня среда, 26 февраля.

Дэвид, расскажите нам об этих разведывательных брифингах.

Дэвид Сангер

Что ж, первый, и в некотором смысле самый интересный, окутан множеством тайн. Мы знаем, что около месяца назад F.Б.И. пошел к Берни Сандерсу.

Майкл Барбаро

Мм-хм.

Дэвид Сангер

ФБР. часто приходит, чтобы дать общие предупреждения всем кандидатам, но дело не в этом. Речь шла об очень конкретной находке. И их послание заключалось в том, что у нас есть основания полагать, что россияне, исходя из собственных расчетов, определили, что вы их любимый кандидат среди демократов на предварительных выборах.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

И что они, возможно, уже вмешиваются от вашего имени.

Майкл Барбаро

А Дэвид, какова была реакция Сандерса как сенатора и кандидата в президенты на эту информацию?

Дэвид Сангер

Единственная реакция, о которой мы знаем, Майкл, - это то, что он решил сохранить это в секрете. Он не очень много говорил о том, что думает по этому поводу. Он просто решил ничего не говорить об этом, что само по себе действительно интересный выбор.

Майкл Барбаро

Что вы имеете в виду?

Дэвид Сангер

Ну, он сказал, что, поскольку это было секретно, и он не говорит о секретных брифингах, он просто промолчал. Но у него есть много политических причин, чтобы хранить молчание.

Майкл Барбаро

Как что?

Дэвид Сангер

Он не хочет, чтобы президент Трамп изображал его фаворитом или обманщиком России на выборах.Если вы Берни Сандерс и думаете о всеобщих выборах, вам нужно, чтобы на этих выборах была только одна российская марионетка, и вы хотите, чтобы это был Дональд Трамп. Таким образом, он сразу понял, что Трамп воспользуется этим, чтобы попытаться уравнять то, что русские делали от имени президента Трампа в 2016 году -

Майкл Барбаро

Попался.

Дэвид Сангер

- и что, по нашему мнению, они будут делать с тем, что они делают с Берни Сандерсом.Потому что, если русские поддерживают их обоих, это похоже на то, что русские не поддерживают ни одного из них.

Майкл Барбаро

Хорошо, это разведывательный брифинг номер один. А как насчет второго?

Дэвид Сангер

Ну, второй больше, намного формальнее, и мы знаем о нем гораздо больше. Это было 13 февраля.

архивная запись (Эрин Бернетт)

[МУЗЫКА]: И добрый вечер. Я Эрин Бернетт.Мы живем в Лас-Вегасе, где меньше чем через час начнутся наши демократические президентские ратуши. И мы поговорим об этом чуть позже. Но сначала последние новости.

Дэвид Сэнгер

Директор Национального разведывательного управления Шелби Пирсон выполняет незавидную работу руководителя миссии по вмешательству в выборы для директора национальной разведки, чтобы проинформировать Комитет по разведке Палаты представителей.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

И первое, что она говорит, это: Россия вмешивается. Во-вторых, она говорит: русские предпочитали Дональда Трампа как президента и до сих пор предпочитают его. Так что, в отличие от брифинга Сандерса, этот действительно протекает.

архивная запись 1

Это не воспоминание четырехлетней давности, ребята. Это 2020 год.

архивная запись 2

Что ж, демократы разжигают старое пламя - сговор с Россией.да.

архивная запись 3

То есть, это такой идиотизм. А вы заметили, как русские, выиграв выборы, ничего не сделали?

архивная запись 4

Мм.

архивная запись 5

Итак -

Дэвид Сангер

И через несколько дней после того, как это просочится, мы узнаем о брифинге Сандерса за месяц до этого. И, конечно же, как только эти утечки, все приходят в ярость.

архивная запись

И если это вышло месяц назад, как вы думаете, как оно вышло сейчас, если бы у вас был брифинг месяц назад?

архивная запись (Берни Сандерс)

Я дам вам угадать, примерно за день до собрания Айова - Невада. Как вы думаете, почему это вышло? Это была "Вашингтон пост"? Хорошие друзья.

Дэвид Сангер

Сандерс в ярости из-за того, что новость о его брифинге появилась незадолго до собрания в Неваде.

Майкл Барбаро

Справа.

Дэвид Сангер

И винит, среди прочего, корпоративные СМИ. Потому что, я думаю, The Washington Post первой опровергла эту историю. Президент Трамп в ярости из-за того, что снова стало известно, что русские участвуют в выборах и стоят за ним.

архивная запись (Дональд Трамп)

Вот и снова. Ты видел это? Эта история. Людям не скучно?

Дэвид Сангер

Итак, на митинге в Лас-Вегасе он говорит, что это все выдумка.Это все исходит от демократов.

архивная запись (Дональд Трамп)

Мне сказали, что это происходит. Мне сказали неделю назад. Они сказали, вы знаете, они пытаются пустить слух. Это дезинформация. Это единственное, в чем они хороши. Они ни в чем не хороши. Они ничего не делают - ничего не делают, демократы.

Дэвид Сангер

Нет, на самом деле это исходило из его собственного офиса директора национальной разведки, все они работают на него.

архивная запись (дональд трамп)

Эти люди сумасшедшие!

Майкл Барбаро

Итак, независимо от того, как это стало достоянием общественности - а, похоже, и Сандерс, и Трамп очень недовольны тем, что это стало достоянием общественности - теперь, когда Россия поддерживает как президента Трампа, так и Берни Сандерса, эта информация стала достоянием общественности. Так как же разведывательное сообщество пришло к такому выводу? Что они там видят?

Дэвид Сангер

Что ж, мы не знаем точно, как они к этому пришли, потому что это скрыто в их источниках и методах - единственной вещи, которую они защищают больше всего на свете.

Майкл Барбаро

Мм-хм.

Дэвид Сангер

Мы думаем, что у них есть человеческие источники внутри России. Они, безусловно, сделали это в 2016 году, когда у уникального человеческого источника был доступ к Кремлю. У них конечно есть выходы в российские сети. Вот что делает Агентство национальной безопасности. И, наконец, они могут увидеть некоторые продукты в том виде, в каком они появляются на Facebook, Reddit или что-то в этом роде.

Майкл Барбаро

Мм-хм.

Дэвид Сангер

И вот отличия от 2016 года действительно впечатляют.

Майкл Барбаро

Как что?

Дэвид Сангер

Что ж, в 2016 году вы помните, что были россияне, которые выдавали себя за американцев и размещали рекламу в Facebook или писали в сообщениях в Facebook. Их выгнали за недостоверное поведение - на самом деле они не были американцами. Так что они сейчас делают? Они выставляют почти такую ​​же пропаганду и ложные обвинения на форумах, таких как Reddit, надеясь, что они будут подхвачены настоящими пользователями Facebook, настоящими американцами, и будут повторяться в их сообщениях.И, конечно же, Facebook не может их отбросить, потому что они настоящие американцы, выражающие свои политические взгляды. Они защищены правами Первой поправки. И было бы довольно неприлично, если бы Facebook начал подбрасывать американцев, говоря: о, вы слышали это от русского бота.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

Во времена холодной войны Советы называли этих людей «полезными идиотами», потому что они непреднамеренно подхватили русскую тему, дезинформацию и повторяли ее до тех пор, пока она не стала органической.

Майкл Барбаро

Справа.

Дэвид Сангер

На выборах они могут назвать их «полезными партизанами», потому что они собираются вырвать это из политического эфира, повторить по кабельному телевидению, предположительно в поддержку сенатора Сандерса или президента Трампа. , или, может быть, кто-то другой, кто появится.

майкл барбаро

Итак, Дэвид, как вы осмыслите тот факт, что Россия пытается помочь двум кандидатам в гонке, которые настолько далеки друг от друга идеологически, насколько это можно вообразить, - Трампу и Сандерсу - одновременно?

Дэвид Сэнгер

Что ж, Майкл, я пытался разгадать это, потому что сначала мне это казалось бессмысленным.И затем, чем больше я проводил собеседований с большим количеством экспертов, которым я доверяю, все они говорили, знаете ли, Дэвид, на самом деле, это имеет смысл.

[музыка]

И это имеет смысл по трем причинам. Итак, первое состоит в том, что оба эти кандидата находятся на крайних крайностях своих партий. Не крайняя крайность, но они привлекают действительно сторонников партии. И лучший способ создать хаос - это объединить две поляризованные группы политических сторонников друг за другом.

майкл барбаро

мм.

Дэвид Сангер

Вы знаете, сторонники Трампа и сторонники Сандерса не оставляют много места в середине. И если вы русские, это прекрасно. Это эквивалент засухи в лесу непосредственно перед подбрасыванием спички. Помните, русские не выходят и не создают условия. Все, что они делают, - это используют условия.

майкл барбаро

Помогите мне понять, как выглядит эксплуатация поляризованного электората Сандерса и Трампа.

Дэвид Сангер

Что ж, вы можете взять любую из множества проблем, которые являются горячими социальными проблемами, и использовать их для дальнейшего разделения американцев.

архивная запись (Дональд Трамп)

Мы отдаем сотни миллионов долларов. Вы знаете, что они нам дают? Ничего такого. Ничего такого. Они нам ничего не дают.

архивная запись

Преступники!

Дэвид Сангер

Вы можете воспользоваться иммиграционной службой, верно? По которым они кардинально отличаются.

архивная запись (Берни Сандерс)

День первый, мы отменим все ненавистные и расистские распоряжения об иммиграции Трампа. [АПЛОДИСМЕНТЫ]

Дэвид Сангер

Вы можете использовать программу Medicare для всех, в которой они сильно различаются. Вы можете использовать израильско-палестинский конфликт, по которому они резко расходятся. Итак -

майкл барбаро

И просто напишите об этих проблемах в социальных сетях, на своей странице Reddit, и надейтесь, что их заметят на Facebook.И просто американцы вообще злятся друг на друга из-за этого?

Дэвид Сангер

Пусть страны кричат ​​друг на друга.

архивная запись 1

Суть в том, что Дональд Трамп опасен и токсичен для этой страны.

архивная запись 2

По многим причинам я считаю Берни Сандерса опасным человеком, но то, о чем я думал - я верю. Я имею в виду, я думаю, что он очень опасный человек.

архивная запись 3

Это у кого то нестабильно.И я говорил это с самого начала, и я буду говорить это до тех пор, пока кто-нибудь не проверит его психическую стабильность.

архивная запись 4

Социалистическое крыло полностью взяло верх и теперь контролирует ситуацию, тогда как умеренные голоса больше не имеют значения на данном этапе гонки.

барбаро майкл

А чем хаос хорош для России? Я могу сказать, почему это плохо для нас.

Дэвид Сангер

Из-за этого Соединенные Штаты выглядят как место, которое не может работать вместе.Это помогает привести к обвинениям во вмешательстве в выборы и нарушениях на выборах, которые сводят выборы в США до уровня выборов в России.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

Из-за этого демократия выглядит как хаотическая форма правления, которой нельзя доверять, чтобы добиться прогресса.

[музыка]

Лучше всего то, что вы ослабляете Соединенные Штаты, заставляя их поглотить некоторый внутренний фурор, вместо того, чтобы думать о противодействии русским в Сирии, или где-то еще на Ближнем Востоке или в других странах. Или Крым, идущий на поддержку ваших союзников по НАТО.

Майкл Барбаро

Мы скоро вернемся.

ОК. Так что это теория номер один, которая вроде бы рассматривает обоих этих кандидатов как равных в создании хаотической американской политической жизни.

Дэвид Сангер

Верно.

майкл барбаро

Какова теория номер два, почему Россия будет болеть и за Трампа, и за Сандерса?

Дэвид Сэнгер

Ну, теория номер два поистине цинична, Майкл.Дело в том, что русские действительно поддерживают Трампа и считают Берни Сандерса самым способным демократом.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

Теперь они могут ошибаться насчет этого. Многие опросы показывают, что он может победить. Но расчет русских на данный момент может заключаться в том, что если вы хотите сохранить Дональда Трампа на своем посту, Берни Сандерс - лучший кандидат для этого.

Майкл Барбаро

Попался.

Дэвид Сангер

Теперь возникает вопрос, почему они будут продолжать поддерживать Трампа? И я думаю, что ответ на это состоит в том, что Дональд Трамп - единственный член администрации Трампа, который не поддерживает антироссийскую политику США.

[музыка]

Официальная политика заключается в том, что мы оттесняем русских от Украины до Ближнего Востока и так далее. Дональд Трамп не хочет ничего об этом слышать.

архивная запись (Дональд Трамп)

Я думаю, что у нас будет шанс иметь очень хорошие отношения с Россией и очень хороший шанс - очень хорошие отношения с президентом Путиным.Надеюсь -

майкл барбаро

Путину, очевидно, это нравится.

Дэвид Сангер

Верно. Официальная политика заключается в том, что мы продолжаем санкции в отношении россиян.

архивная запись (Дональд Трамп)

Многие люди говорят, что имея Россию - а это сила - лучше держать их в комнате, чем иметь их вне комнаты. Кстати, во время «Большой семерки» было много людей, которые так думали.И мы не проводили голосование или что-то в этом роде, но мы это обсуждали. Я склонен сказать, что да, они должны быть внутри.

Дэвид Сангер

Дональд Трамп разговаривал с французами о том, чтобы позволить России вернуться в G8, группу восьми стран, и начать отмену санкций. Официальная политика заключается в том, что мы сохраняем санкции до тех пор, пока русские продолжают аннексировать Крым.

архивная запись (Дональд Трамп)

Знаете, народ Крыма, судя по тому, что я слышал, предпочел бы быть с Россией, чем там, где они были.И на это тоже нужно смотреть.

Дэвид Сангер

По мнению Дональда Трампа, почему нам все равно Крым? Почему других соседей это не волнует? Таким образом, у них есть все основания полагать, что Дональд Трамп во время второго срока будет продолжением Дональда Трампа в первый срок, который не собирался причинять им неприятности в отношении их территориальных или ядерных амбиций.

Майкл Барбаро

Хорошо, это сторона Трампа.Что убеждает россиян в том, что Сандерс - самый лучший демократ? Потому что, как вы сказали, опрос не совсем так.

Дэвид Сангер

Это не то, что показывают результаты опроса, и это интересный вопрос, почему они так считают. Помните, русские не думали, что Дональд Трамп выиграет в начале последнего президентского цикла, и на самом деле начали активно поддерживать его только в самые последние месяцы кампании. Так что они могут не знать прямо сейчас больше, чем знаем мы.Зачем им знать?

Майкл Барбаро

Мм-хм.

архивная запись (Берни Сандерс)

Знаете, когда Фидель Кастро пришел к власти, вы знаете, что он сделал? У него была масштабная программа обучения грамоте. Это плохо?

Дэвид Сангер

Но они смотрят на Берни Сандерса и видят человека, который говорит так, как редко делают другие американские политики. Сколько других американских политиков высказались и восхищались Фиделем Кастро?

майкл барбаро

мм.

архивная запись (Берни Сандерс)

Знаете что? Я считаю, что учить людей читать и писать - это хорошо.

Дэвид Сангер

Сколько других американских кандидатов гордо назвали себя демократическими социалистами? Поэтому они думают, что все это делает Сандерса уязвимым для обвинений президента Трампа в том, что Сандерс на самом деле является любящим Россию социалистом в гонке.

Майкл Барбаро

Хорошо, каково третье объяснение того, почему Россия поддержала обоих кандидатов?

Дэвид Сэнгер

Ну, третье объяснение - жизнь сомнительна, и они могли бы жить с Берни Сандерсом.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

А почему?

архивная запись (Берни Сандерс)

Сегодня мы готовимся отправить в Афганистан солдат, которые даже не родились 11 сентября 2001 года.

Дэвид Сангер

Потому что, как и Дональд Трамп, он получил настоящее неприятие интервенций по всему миру.

архивная запись (Берни Сандерс)

Мы должны остановить бесконечные войны.Мы должны сократить военные расходы.

Дэвид Сангер

Чтобы вы могли оплачивать Medicare for All и другие социальные программы.

Майкл Барбаро

Таким образом, мы думаем, что Россия была бы вполне счастлива, может быть, даже воодушевлена, если бы Дональд Трамп еще четыре года работал. Но если им придется жить с президентом-демократом, их вполне устраивает Берни Сандерс.

Дэвид Сангер

Тем более, что демократы стали партией антироссийских настроений.

Майкл Барбаро

Хм.

Дэвид Сангер

Верно? Это почти полная противоположность тому, о чем мы думали в эпоху после холодной войны, когда демократы стремились интегрировать Россию в мировое сообщество, сделать их частью G8, разработать экономические пакеты, превратив их в европейскую нацию. Помните все это?

Майкл Барбаро

Мм-хм.

Дэвид Сангер

Вы не слышали об этом ни слова от демократов, кроме Сандерса.И теперь вы видите Берни Сандерса только в последние несколько дней -

архивная запись (Берни Сандерс)

И то, что я говорю г-ну Путину - если вы будете избраны президентом, поверьте мне, вы не собираетесь вмешиваться в американские выборы.

архивная запись

Сенатор -

Дэвид Сангер

- начинает звучать немного жестче в своих взглядах на международные отношения именно потому, что он понимает, что это большая уязвимость.

архивная запись (Берни Сандерс)

Г-н Путин - головорез. Он самодержец. Он может быть другом Дональда Трампа. Он мне не друг. Позвольте мне сказать вам -

Дэвид Сангер

Итак, сейчас у нас все еще нет доказательств. Помните, что на выборах 2016 года только в 2017 году - на самом деле, после инаугурации Дональда Трампа - мы получили представление о масштабах усилий России.

майкл барбаро

мм.

Дэвид Сэнгер

Что мы точно знаем, так это то, что у Берни Сандерса теперь есть проблема с Россией.

майкл барбаро

мм.

Дэвид Сангер

И эта проблема, во всяком случае, вероятно, заставит его казаться более враждебным по отношению к Москве, чем он, естественно, был бы или был в прошлом.

Майкл Барбаро

И как это работает России?

Дэвид Сангер

Я не уверен, что это так.Потому что, как только операции влияния раскрыты, они могут загнать намеченную цель - в данном случае Берни Сандерса и его сторонников - в противоположный угол.

Майкл Барбаро

Мм-хм.

Дэвид Сангер

Итак, вы знаете, что сегодня Дональд Трамп - последний политик в Америке, который действительно может поддержать отмену санкций против России, потому что все будут говорить, что вы в кармане Путина. И они рискуют превратить Берни Сандерса от кандидата, который хотел поговорить с русскими, к кандидату, который никогда не смог бы поговорить с русскими.

Майкл Барбаро

Хм.

[музыка]

Спасибо, Дэвид.

Дэвид Сангер

Спасибо.

архивная запись (Берни Сандерс)

Это -

архивная запись

Мэр Буттигиг, мы хотим привлечь вас к этому разговору. Почему русские хотели работать от имени Берни Сандерса?

Майкл Барбаро

Во время демократических дебатов в Южной Каролине вечером во вторник кандидаты неоднократно ссылались на поддержку Россией Трампа и Сандерса, а мэр Пит Буттигиг заявлял, что Россия поддерживает их, потому что они представляют политические крайности.

архивная запись (Пит Буттигег)

Я скажу вам, чего хотят русские. У них нет политической партии. Они хотят хаоса. И хаос - вот что нам предстоит. Я имею в виду, послушайте, если вы думаете, что последние четыре года были хаотичными, вызывающими разногласия, токсичными, изнурительными, представьте, что вы проведете большую часть 2020 года с Берни Сандерсом против Дональда Трампа. Подумайте, что это будет для этой страны.

Майкл Барбаро

В какой-то момент Майк Блумберг повернулся к Сандерсу и заявил, что Россия поддержала Сандерса потому, что ее правительство считает, что Сандерс проиграет Трампу.

архивная запись (Майкл Блумберг)

Владимир Путин считает, что Дональд Трамп должен быть президентом США. И именно поэтому Россия помогает вам быть избранным, поэтому вы проиграете ему.

архивная запись (Берни Сандерс)

О, мистер Блумберг!

Майкл Барбаро

Сандерс в ответ осудил попытки России вмешаться в выборы.

архивная запись (Берни Сандерс)

И позвольте мне сказать г.Путин, который вмешивался в выборы 2016 года, пытаясь настроить американцев против американцев - эй, господин Путин, если я президент Соединенных Штатов, поверьте мне, вы больше не собираетесь вмешиваться в американские выборы.

Майкл Барбаро

Чтобы узнать об основных моментах и ​​анализе этих дебатов, послушайте утренний выпуск «The Latest». Вы можете найти его в «Ежедневной» ленте или выполнив поиск по запросу «Последние», где бы вы ни слушали. Мы сейчас вернемся.

[музыка]
майкл барбаро

Вот что вам еще нужно знать сегодня.

архивная запись (анн шучат)

Теперь вопрос не столько в том, произойдет ли это дальше, а скорее в вопросе того, когда именно это произойдет и сколько людей в этой стране заразятся.

Майкл Барбаро

Во вторник представители здравоохранения предупредили, что коронавирус почти наверняка начнет распространяться по Соединенным Штатам и что американцы должны начать подготовку сейчас. Во время пресс-конференции доктор Энн Шухат из Центров по контролю и профилактике заболеваний заявила, что во время эпидемии в США может потребоваться широкий спектр действий - от закрытия школ до призывов сотрудников работать из дома.

архивная запись (anne schuchat)

Мы будем открыто сообщать общественности об этих мерах и возможной необходимости этих инструментов. Буквально существует руководство по использованию этих инструментов.

Майкл Барбаро

По состоянию на вечер вторника в США было 57 подтвержденных случаев заражения вирусом, все из которых находятся в изоляции в больницах.

Вот и все для "The Daily". Я Майкл Барбаро. Увидимся завтра.

Администрация Трампа развращает правительство США

Когда Дональд Трамп пришел к власти, было ощущение, что его превзойдет огромное правительство, которое он только что унаследовал.

Новый президент был порывистым, бездонно невежественным, почти химически невнимательным, в то время как бюрократы были закаленными, проницательными, защищали себя и свои институты. Они знали, где находятся рычаги власти и как их использовать или препятствовать тому, чтобы президент сделал это.Белый дом Трампа был хаотичным и жестоким, в отличие от всего в американской истории, но на самом деле это не имело значения, пока «взрослые» были там, чтобы переждать порывы президента и отклонять его худшие идеи и незаметно прикрывать деструктивные приказы, лежащие на его теле. стол письменный.

Спустя три года все взрослые покинули комнату - почти ничего не сказав, чтобы предупредить страну об опасности, - а Трамп все еще там.

Чтобы услышать больше тематических статей, загрузите приложение Audm для iPhone.

Джеймс Бейкер, бывший генеральный советник ФБР и объект гнева Трампа против государства, признает, что многие правительственные чиновники, не исключая его самого, вошли в администрацию, убежденные, «что они либо умнее президента, либо что они могут выступить против президента, или что они могут защитить учреждение от президента, потому что они понимают правила и положения и то, как они должны работать, и что они смогут защитить учреждение, которое они любят или в котором ранее служили против того, что они считают, я скажу нейтрально, неадекватными действиями президента.И я думаю, они обманывают себя. Они обманывают себя. Он на световые годы впереди них.

Взрослые были слишком искушены, чтобы видеть особые политические таланты Трампа - его инстинкт к каждой слабости противника, его фанатичную преданность самому себе, его умение навязывать свою волю, его абсолютную стойкость. Они также не смогли оценить упадок Республиканской партии, которая к 2016 году далеко ушла в нигилистическом стремлении к власти любой ценой. Они не осознавали готовности большого числа американцев принять презрение Трампа к демократическим нормам и элементарной приличию и даже насладиться им.Потребовалось прибытие такого лидера, чтобы понять, сколько вещей, которые всегда казались высеченными на монументальном камне, оказались зависимыми от этих надуманных норм и насколько эти нормы зависели от общественного мнения. Их исчезновение обнажило реальную власть президента. Правовой прецедент может быть удален нажатием клавиши; независимость правоохранительных органов от Белого дома была необязательной; разделение властей оказалось джентльменским соглашением; прозрачная ложь была сильнее твердых фактов.Ничего из этого не было ясно политическому классу, пока Трамп не стал президентом.

Но самый большой просчет взрослых состоял в том, что они переоценили себя - особенно в том, что считали, что другие американцы видели в них самоотверженных государственных служащих, а их статус проистекал из благородной приверженности благу нации.

С октября 2018 года: Энн Эпплбаум о поляризации и вечной привлекательности авторитаризма

Когда Трамп пришел к власти, он считал, что режим принадлежит ему, собственность, которую он по праву приобрел, и что 2 миллиона гражданских лиц, работающих под его руководством, в основном из них в безвестности, были обязаны ему своей полной лояльностью.Он питал глубокое подозрение, что некоторые из них тайно замышляли его уничтожение. Он должен был подчинить их, прежде чем он мог быть уверен в своей власти. Это будет непросто - постоянное правительство бросило вызов другим лидерам и пережило их. В своей неопытности и опрометчивости - качествах, которые нравились его сторонникам, - он сделал первые ошибки. Он поставил ненадежных или неумелых комиссаров руководить бюрократией, и она продолжала работать сама по себе.

Но на протяжении всей жизни Трампа двигала простая интуиция: люди слабы.У них есть свои иллюзии, аппетиты, тщеславие, страхи. Их можно запугать, испортить или раздавить. Правительство состоит из людей. Это был изъян в блестящем замысле разработчиков Framers, и Трамп научился его использовать. Обломки начали накапливаться. Ему потребовалось всего несколько лет, чтобы превратить свою администрацию в инструмент для собственной выгоды. Если ему дадут еще несколько лет, ущерб американской демократии будет необратим.

Это история о том, как великая республика ослабла посередине, утратила целостность своих внутренностей и бросилась на саму себя - рассказанная через правительственных чиновников, чьи имена при любом другом президенте остались бы неизвестными, которые не желали славы, и кто столкнулся с экзистенциальными вопросами, когда Трамп намеревался их сломать.

Фото Патрика Уайта

1. «Мы не нацисты»

Эрика Ньюленд пришла на работу в Министерство юстиции прошлым летом администрации Обамы. Ей было 29 лет, и она прибыла с высочайшими благословениями меритократии - степенью Йельской школы права и клерком у судьи Меррика Гарленда из Апелляционного суда округа Колумбия, которого президент Обама недавно назначил в Верховный суд (и который никогда не получит диплома). Сенатские слушания). Ньюленд стал юрисконсультом-консультантом в Управлении юрисконсультов, мозговом тресте департамента, где на юридические вопросы о действиях президента дается ответы, как правило, в пользу президента.Управление одобрило самые крайние полномочия военного времени при Джордже Буше, включая пытки, прежде чем отменить некоторые из них. Ньюленд был сторонником гражданских свобод и скептически относился к широкой президентской власти. Ее прием на работу показал, что министерство юстиции Обамы приветствует неортодоксальные взгляды.

Выборы в ноябре изменили ее, освободили в том смысле, который она поняла намного позже. Если бы победила Хиллари Клинтон, Ньюленд, вероятно, продолжил бы в качестве амбициозного, не склонного к риску государственного юриста, стремящегося к успеху.Она чувствовала бы давление, чтобы не враждовать со своими новыми боссами, потому что элитные вашингтонские юристы продолжают вращаться в жизнях друг друга - эти люди будут хранителями ее будущего, и она хотела подняться в федеральном правительстве. Но после выборов она поняла, что ее новые начальники вряд ли будут покровителями ее карьеры. Они могут даже увидеть в ней врага.

Среди профессиональных чиновников воцарился страх. Они видели, что происходит с коллегами из ФБР, перешедшими через президента.

Она решила служить при Трампе. Ей нравилась ее работа и ее коллеги, около 20 профессиональных юристов в офисе, которые относились друг к другу с добротой и уважением. Как и все федеральные служащие, она дала клятву поддерживать Конституцию, а не президента, и выполнять свои обязанности «хорошо и добросовестно». Эти патриотические обязанности подразумевали определенные ценности, и именно они удерживали ее от отъезда. По ее мнению, они не делали ее заговорщицей «глубинного государства». Она не будет пытаться блокировать политику президента - только придерживаться высоких стандартов фактов и закона.Она сомневалась, что любая замена сделает то же самое.

Через несколько дней после инаугурации Трампа новый босс Newland, Кертис Гэннон, исполняющий обязанности главы Управления юрисконсульта, одобрил запрет президента, который является фанатичным, если не незаконным, в отношении путешественников из семи стран с преимущественно мусульманским населением. По крайней мере, один адвокат из офиса отправился в тот уик-энд в аэропорт Даллеса, чтобы выразить протест. Другой провёл день, плача за закрытой дверью офиса. Другие полагали, что судить о мотивах президента - не роль государственных юристов.

С июня 2018: Джефф Сешнс убивает гражданские права

Сотрудники исполнительной власти работают на президента, и главное требование их работы - проводить политику президента. Если они не могут сделать это с чистой совестью, им следует уйти. В то же время есть веская причина не оставлять без внимания результаты выборов. Государственная служба, чередующаяся с правящей партией, была бы возвращением к системе добычи 19-го века, печально известная коррупция которой привела к принятию Закона Пендлтона 1883 года, который создал современную политически изолированную государственную службу, основанную на заслугах.

В первый год жизни Трампа начался исход из Министерства юстиции, в том числе некоторые из коллег Ньюленда. Некоторые ушли с искренней верой в то, что они больше не могут представлять своего клиента, чьи импульсивные твиты по таким вопросам, как запрет трансгендерным людям служить в вооруженных силах, стали делом офиса для оправдания, но они в основном держали свои доводы при себе. Практически все соображения - перспективы трудоустройства, отношения с бывшими коллегами, длительное сохранение анонимности должностными лицами - идут вразрез с праведным уходом.

Newland не работала над запретом на поездки. Возможно, это расстояние позволяло ей держаться за идею, что она все еще может добиться чего-то хорошего, если останется внутри. Ее долг перед страной, перед Конституцией. Она чувствовала, что борется за сохранение доверия к Министерству юстиции. В тот первый год она увидела, что ее записки и аргументы изменили результаты.

На второй год дела пошли хуже. Казалось, что более половины работы Управления юрисконсульта связано с ограничением прав неграждан.Атмосфера открытой дискуссии рассеялась. Политические назначенцы наверху, некоторые из которых вначале выразили скептицизм по поводу законности определенных политик, были более готовы извиниться за Трампа, чтобы оправдать его измышления. Среди профессиональных чиновников воцарился страх. Они видели, что происходит с коллегами из ФБР, перешедшими через президента во время расследования вмешательства России в выборы - карьера и репутация в руинах. Для тех, у кого есть допуска к секретной информации, высказываться или даже предлагать язвительно закатить глаза было особенно рискованно, потому что планка для отмены допуска была низкой.Стивен Энгель, назначенный руководителем офиса, был сторонником Трампа и принимал решения без особых консультаций. Коллеги Ньюленда находили все меньше и меньше причин для выдвижения аргументов, которые, как они знали, будут отвергнуты. Люди начали молчать.

После того, как Эрика Ньюленд пришла к выводу, что ее работа в Министерстве юстиции заключалась в спасении Трампа от его собственной лжи, она подала в отставку. Сфотографировано дома в Мэриленде, 11 февраля 2020 года. (Пейтон Фулфорд)

Однажды в мае 2018 года Ньюленд вошел в столовую с распечаткой пресс-релиза Белого дома под названием «Что вам нужно знать о жестоких животных РС- 13.На встрече, посвященной центральноамериканским бандам, несколькими днями ранее Трамп использовал слово животных для описания иммигрантов без документов, и Белый дом раскапывал критику. Животные появлялись в коротком заявлении 10 раз. Ньюленд хотела знать, что думают по этому поводу ее коллеги.

Около восьми юристов сидели за столом. Все они были профессиональными людьми - политические деятели еще не приехали на обед. Ньюленд передал распечатку одному из них, и тот вернул ее обратно, как будто не хотел, чтобы его видели вместе с ней.Она положила бумагу на стол лицевой стороной вверх, и другой адвокат перевернул ее, словно защищая Ньюленд: «Сюда, если Стив войдет…»

Ньюленд снова перевернул ее. «Это пресс-релиз Белого дома, и я рад объяснить, почему меня это беспокоит». Разговор быстро стал неловким, а затем приглушенным. Коллеги, которые наедине разделяли тревогу Ньюленда, теперь хранили молчание. Это был последний раз, когда она присоединилась к ним в столовой.

Никто не рисковал быть уволенным. Никто не станет целью твита Трампа.Опасность может заключаться в посредственной оценке производительности или плохой справке. «Не было никакого смысла в том, что можно что-то получить, стоя в офисе», - сказал мне недавно Ньюленд. «Людей, которые могли праздновать, но не было, чтобы увидеть это. Вы бы не смогли об этом говорить. И если вы собираетесь разозлить всех в отделе, вам не удастся выйти »и найти хорошую работу.

Она ненавидела работать. В вестибюле здания Министерства юстиции, в шести кварталах от Белого дома по Пенсильвания-авеню, Ньюленд должен был пройти под большим портретом президента.Каждое утро, входя в здание, она избегала смотреть на Трампа или открывала боковые двери, чтобы не видеть его лица. Ночью она плохо спала, терзаемая сожалениями. Стоило ли ей настаивать на юридическом вопросе? Стоит ли ей снова привлекать своих коллег в столовой? Как она могла жить с жестокостью и фанатизмом исполнительных распоряжений и других предложений, даже юридических, которые приходили ей на стол? Она была сердита и несчастна, и друзья сказали ей уйти. Она продолжала искать причины остаться: беспокойство о том, кто заменит ее, решимость не покидать корабль во время чрезвычайной ситуации, чувство патриотизма.Большую часть 2018 года она обманывала себя, что все еще может чего-то добиться, оставаясь на работе.

В 1968 году Джеймс К. Томсон, бывший эксперт по Азии в администрациях Кеннеди и Джонсона, опубликовал в этом журнале эссе под названием «Как мог быть Вьетнам? Вскрытие. Среди причин, по которым Томсон назвал войну, была «ловушка« эффективности »» - убеждение официальных лиц в том, что обычно разумнее принять статус-кво. «Склонность хранить молчание или уступать в присутствии великих людей - жить, чтобы сражаться в другой день, отдавать в этом вопросе, чтобы вы могли быть« эффективными »в более поздних вопросах, - подавляет», - писал он.Ловушка соблазнительна, потому что производит впечатление принципиальной жесткости, а не трусости. Сохранение «эффективности» также становится причиной никогда не бросать курить.

По мере того, как накапливались административные приказы и другие запросы на одобрение офиса, многие из которых были сомнительной законности, один из руководителей Newland сказал: «Мы просто выполняем приказы». Он сказал это без иронии, чтобы напомнить всем: «Мы работаем на президента». Однажды он сказал это Ньюленд, и когда она взглянула на него, он добавил: «Я знаю, что это то, что сказали нацисты, но мы не нацисты.

«Президент сказал, что некоторые из них - очень хорошие люди, - напомнил ему Ньюленд.

«Сессия генерального прокурора этого никогда не говорила», - ответил инспектор. «Стив никогда этого не говорил, и я никогда этого не говорил. Мы не нацисты ». То, что у нее все еще может быть такой обмен с начальником, само по себе было причиной не уходить.

Но Ньюленд, еврейка, иногда спрашивала себя: если бы она и ее коллеги были государственными юристами в Германии в 1930-х годах, каким бюрократом был бы каждый из них? Были идеологи, истинно верующие, вроде протеже Кларенса Томаса.Были оппортунисты, которые пошли вперед, чтобы продвинуться вперед. Была горстка тихих несогласных. Но многие в офисе просто пытались выжить, опустив голову. «Думаю, я знаю, каким я был бы», - сказал мне Ньюленд. «Я бы сначала остался в нацистской администрации, а потом сбежал». Она думает, что была бы из тех чиновников, которые настаивали на исключении Нюрнбергских законов о расе, сохраняя права гражданства для немцев, имеющих лишь частичное еврейское происхождение. Она бы чувствовала, что это лучше, чем ничего - что это оправдывает работу в режиме с самого начала.

Ньюленд и ее коллеги спасали Трампа от его собственной лжи. Они использовали свои юридические навыки для отмывания его ложных заявлений и аргументов присяжных, чтобы президентские указы прошли конституционную проверку. Когда она прочитала, что продюсеры The Apprentice должны были отредактировать эпизоды, чтобы решения Трампа казались последовательными, она поняла, что юристы в Бюро юрисконсульта делают нечто подобное. Верность президенту приравнивалась к законности.«Вряд ли было какое-либо уважение к другим правительственным департаментам - ни к судам низшей инстанции, ни к Конгрессу, и уж тем более ни к бюрократии, ни к профессионализму, ни к фактам, ни к правде», - сказала она мне. « Коррупция - подходящее слово для этого. Чтобы быть коррумпированным, не обязательно платить за игру. Это отступление от присяги ».

Осенью 2018 года Ньюленд узнала, что она и пять коллег получат Премию генерального прокурора за выдающиеся заслуги за их работу по исполнительным распоряжениям в 2017 году.От этой новости у нее заболел живот; ее офис, вероятно, думал, что она будет чувствовать себя удостоенной награды. Она удивилась тому, как нормализовалось поведение администрации. Но она также подозревала, что начальство департамента использовало профессиональных людей для оправдания такой политики, как запрет на поездки - по крайней мере, награда будет восприниматься именно так. Ньюленд и другой юрист не присутствовали на церемонии вручения наград 24 октября.

27 октября антисемитский экстремист убил 11 человек в синагоге в Питтсбурге.Перед расстрелом он ругал евреев в Интернете за то, что они позволили «захватчикам» проникнуть в Соединенные Штаты из Мексики. На той же неделе Управление юрисконсульта работало над приказом, согласно которому в ответ на «угрозу», исходящую от большого каравана центральноамериканцев, направляющегося на север через Мексику, временно отказывалось от всех ходатайств о предоставлении убежища на южной границе. Ньюленд, которая могла представить, как ее застрелили в синагоге, чувствовала, что ее работа в офисе санкционировала риторику, вдохновившую массового убийцу.

Адам Сервер: Истерия Трампа спровоцировала резню

Через три дня она подала в отставку.К Дню Благодарения ее не стало. В новом году она начала работать в некоммерческой организации Protect Democracy.

Запрет на убежище был последним публичным актом генерального прокурора Джеффа Сешнса. Трамп уволил его сразу после промежуточных выборов. Ньюленд чувствовал, что Сешнс, который отказался от участия в российском расследовании, поскольку разговаривал с российскими официальными лицами в качестве советника в кампании Трампа, заботился о защите некоторых демократических прав, но только для белых американцев. В конце концов его заменил Уильям Барр, бывший генеральный прокурор с репутацией интеллекта и компетентности.Но Барр быстро сделал Sessions образцом честности. Наблюдая за тем, как он руководит ее бывшим отделом в течение года, Ньюленд задалась вопросом, почему она вообще осталась внутри.

2. Обналичивание в

В Вашингтоне всегда была коррупция, и везде, где можно было найти власть, но она стала институционализированной, начиная с конца 1970-х - начала 1980-х годов, с ростом индустрии лоббирования. Коррупция, охватившая столицу в то время, была материальной и в основном законной, представляя собой нарушение норм - желание людей делать то, что не было сделано.Роберт Кайзер, бывший редактор Washington Post и автор книги 2010 года Так чертовски много денег: Триумф лоббирования и коррозия американского правительства , обнаруживает ранний предупреждающий знак в готовности Джеральда Форда «подписаться на все мерзкая работа, которую все предлагали ему заработать на том, что он бывший президент ». Обналичивание - когда-то известное как распродажа - стало обычным способом ухода от правительства, а затем снова и снова. «Существовала структура табу», - сказал мне Кайзер.«Вы не переходите от старшего поста в Министерстве юстиции к старшему партнеру в юридической фирме Ллойда Катлера, а затем вернетесь обратно. Это была поездка в один конец. Этого табу больше нет ».

С мая 2005 года: Стюарт Тейлор-младший на Ллойда Катлера, последнего супер-юриста

Бывшие члены Конгресса и их помощники заработали деньги в качестве лоббистов. Офицеры в отставке наживались на подрядчиках обороны. Чиновники Министерства юстиции наживались в высокооплачиваемых юридических фирмах. Бывшие дипломаты наживались, представляя иностранные интересы в качестве лоббистов или стратегов по связям с общественностью.Несколько лет в министерстве юстиции могут принести десятки миллионов долларов в частном секторе. Безвестные помощники на Капитолийском холме стали миллионерами. Трент Лотт рано отказался от своего места в Сенате, чтобы опередить новые ограничения на то, как скоро он сможет начать свою карьеру лоббиста. Экс-президенты произносили речи с шестизначными цифрами и подписывали восьмизначные книжные сделки.

Трамп считал, что ему нужно сокрушить бюрократию, иначе она его уничтожит.

Когда партийность стала бешеной, зарабатывание денег оставалось единственной вещью, которую демократы и республиканцы все еще могли делать вместе.Вашингтон стал городом дорогих ресторанов, где талантливые молодые люди приходили в правительство, чтобы делать добро, а затем разбогатеть. Люк Олби, бывший руководитель аппарата двух сенаторов-демократов, научился избегать приема на работу помощников, которых он потерял бы слишком быстро. «Я смотрел, кто будет приходить и уходить через 18 месяцев, чтобы возобновить и обновить свои контакты, чтобы увеличить количество своих сторонников», - сказал он мне. Вращающаяся дверь не обязательно побуждала отдельных должностных лиц нарушать свою клятву - они могли быть скрупулезно преданными государственными служащими в перерывах между поворотами к корыту.Но на более глубоком уровне деньги выровняли правительство с плутократией. Это также сделало публику без разбора циничной. По мере того как общественное доверие к институтам упало, вместе с ним упал и статус бюрократов.

Болото образовывалось между Потомаком и Анакостией в течение трех или четырех десятилетий, когда Трамп прибыл в Вашингтон, пообещав осушить его. Этот слоган стал одним из самых мощных. Фред Вертхаймер, президент некоммерческой организации «Демократия 21» и активист за хорошее правительство со времен президентства Никсона, говорит о Трампе: «Он опередил многих национальных политиков, когда увидел, что страна считает Вашингтон сфальсифицированным против них, как коррумпированным. деньгами как игрой лоббиста - игрой, в которую он играл всю свою жизнь, пока не столкнулся с ней.Люди хотели, чтобы кто-то взялся за это ». К тому времени иммунная система федерального правительства была сильно подорвана. Трамп во имя радикального лечения решил распространить разрушительную инфекцию.

Прочтите: Франклин Фоер о том, как клептократия пришла в Америку

Для Трампа и его сторонников болото было полно интригующих заговорщиков в серой офисной одежде округа Колумбия, заговорщиков, спрятанных у всех на виду за столами, в столовых и на беговых дорожках. федеральная столица: глубинное государство.Бывший помощник республиканца в Конгрессе по имени Майк Лофгрен ввел эту фразу в политическую жизнь с эссе в 2014 году и книгой два года спустя. Лофгрен имел в виду взаимосвязь корпораций, банков и оборонных подрядчиков, получивших такой большой финансовый и политический контроль, - источники коррупции в Вашингтоне. Но консерваторы из , Breitbart News, , Fox News и других организаций начали применять этот термин к кадровым чиновникам в правоохранительных и разведывательных органах, которых они обвиняли в том, что они являются сторонниками демократов в сговоре с либеральными СМИ, чтобы сначала предотвратить, а затем отменить выборы Трампа. .Подобно фальшивым новостям и коррупции , Трамп реконструировал глубокое состояние в оружие против своих врагов, реальных или мнимых.

В тот момент, когда Трамп вошел в Белый дом, он вступил в колоссальную борьбу со своей собственной бюрократией. Он должен был раздавить его, иначе это уничтожит его. Его обиженная и хищная кора головного мозга побуждала его искать чиновника, который будет проводить время на публике в качестве предупреждения для других, которые могут подумать о том, чтобы пересечь его. Трамп нашел человека, который на протяжении всей своей карьеры оставался безымянным и безликим.

3. «Как поживает ваша жена?»

Эндрю МакКейб присоединился к ФБР в 1996 году, когда ему было 28 лет, на год моложе Эрики Ньюленд, когда она поступила на государственную службу. Он был сыном корпоративного руководителя, выходцем из пригорода, выпускником Герцога, юристом в небольшой фирме в Нью-Джерси. Бюро привлекло его из-за человеческой драмы, которую раскрыло расследование, историй, рассказанных людьми, перешедшими грань между безопасной и предсказуемой жизнью, воспитанной Маккейбом, и теневым миром за пределами закона.Его жена Джилл, которая обучалась педиатрической медицине, посоветовала ему подать заявление. Он получил 50-процентное сокращение зарплаты, чтобы присоединиться к бюро. В Куантико ему было почти приятно быть погруженным в униформу, дисциплину и самоотверженность подготовки агента.

Маккейб специализировался на российской организованной преступности, а затем на терроризме. Он быстро поднялся по служебной лестнице и остался вне поля зрения общественности. У него была репутация интеллекта и невозмутимости, прирожденного менеджера.В начале 2016 года - к тому времени Маккейбу было под сорок, он был подстриженным после соревнований по триатлону, его короткие волосы седели, оправы очков черные сверху и прозрачные снизу - Джеймс Коми повысил его с должности главы полевого офиса в Вашингтоне до заместителя директора. высшая карьерная должность в бюро, отвечающая за надзор за его повседневной деятельностью. В обычное время номер 2 ФБР остается невидимым для общественности, но новая работа Маккейба дала ему роль в наблюдении за расследованием частного почтового сервера Хиллари Клинтон, как раз в то время, когда президентская гонка 2016 года вступала в свою последующую фазу.К лету ФБР тоже займется кампанией Трампа.

В июле Коми решил объявить о закрытии электронного письма, назвав поведение Клинтон «крайне небрежным», но не преступным. Маккейб поддержал это экстраординарное отклонение от обычной процедуры (ФБР не комментирует расследования, особенно те, которые не приводят к судебному преследованию), потому что расследование по электронной почте Клинтона, разыгравшееся на первых страницах в середине кампании, было совсем не так. обычный. Коми был мастером этической честности - он поднимется над шумом до своей командирской высоты и убедит американский народ в справедливости расследования.

Но заявление Коми вызвало ярость как у левых, так и у правых и сильно подорвало доверие к ФБР. Маккейб пожалел о решении Коми и о своей роли в нем. «Мы верили, что американский народ верит в нас», - писал позже МакКейб. «ФБР не политическое». Но он должен был знать. Он работал над сильно раздутым делом Бенгази после убийства посла США в Ливии в 2012 году, которое «выявило сюрреалистические крайности, до которых дошло малодушное политическое позерство», и привело к столь же раздутому делу электронной почты.

Когда Эндрю МакКейб, заместитель директора ФБР, оказался в центре внимания президента, его мир перевернулся. Сфотографировано в Вашингтоне, округ Колумбия, 10 февраля 2020 г. (Пейтон Фулфорд)

Проведя два десятилетия в качестве достойного G-человека в иерархическом учреждении, Маккейб не понимал, во что превратилась страна. Он был безоружен и не готов к тому, что должно было произойти.

Джилл МакКейб, врач педиатрического отделения неотложной помощи, баллотировалась в сенат Вирджинии в качестве демократа в 2015 году, чтобы работать над расширением программы Medicaid для бедных пациентов.Она проиграла гонку. 23 октября 2016 года, за две недели до президентских выборов, The Wall Street Journal сообщила, что ее кампания получила почти 700 000 долларов от Демократической партии Вирджинии и фонда политических действий губернатора Терри МакОлиффа, друга Клинтона, который поддерживал ее. бежать. «Кампания жены чиновника ФБР при поддержке союзника Клинтона», - гласил заголовок, в котором было больше намеков, чем сути. Маккейб должным образом изолировал себя от кампании и ничего не знал о пожертвованиях.Сотрудники ФБР по этике разрешили ему наблюдать за расследованием Клинтона, что он начал делать только через несколько месяцев после того, как гонка Джилл закончилась. Одно не имело ничего общего с другим. Но Трамп написал в Твиттере историю журнала , а 24 октября он привел в ярость толпу в Сент-Огастине, Флорида, сфабрикованными новостями о том, что Клинтон коррумпировала бюро и купила ей выход из тюрьмы через «супругу ... жена - высокопоставленного чиновника ФБР, который помогал наблюдать за расследованием дела миссис Дж.Незаконный почтовый сервер Клинтона ". Он зарычал и сузил глаза, поджал губы и покачал головой, он с отвращением отошел от микрофона, а толпа вопила о своей ненависти к Клинтону и фальсифицированной системе.

Это был первый раз, когда Трамп упомянул Маккейбов. Он не называл их имен, но сцена была пугающей.

В течение нескольких дней The Wall Street Journal готовился опубликовать вторую статью с разрушительной информацией о ФБР и МакКейбе - на этот раз о том, что он приказал агентам «отступить» в секретном расследовании Фонда Клинтона. .Источники оказались высокопоставленными агентами в нью-йоркском полевом офисе ФБР, где открыто выражались антиклинтонские настроения. Но история была ошибочной: Маккейб хотел продолжить расследование и просто следовал политике Министерства юстиции, чтобы не допустить каких-либо явных шагов, таких как выдача повесток в суд, которые могли повлиять на предстоящие выборы. Второй раз за неделю его честность - источник жизненной силы чиновника в его положении - была несправедливо оклеветана публично.Он поручил своему адвокату Лизе Пейдж и главному представителю ФБР Майклу Кортану исправить эту историю, рассказав репортеру о разговоре между МакКейбом и сотрудником Министерства юстиции - разрешение, которое он считал подходящим, поскольку оно было в ФБР. интерес так же, как и его собственный.

Утечка случайно подтвердила факт расследования в отношении Фонда Клинтона и расстроила Коми. Режиссер уже был недоволен разоблачениями кампании Джилл МакКейб.Он приготовился приказать Маккейбу отказаться от расследования электронной почты Клинтона, которое ФБР возобновило 28 октября, за 11 дней до выборов. Позже Коми утверждал, что, когда он спросил МакКейба об утечке, Маккейб сказал что-то вроде «Я не знаю, как это дерьмо попадает в СМИ». (Позже Маккейб сказал, что сказал Коми, что санкционировал утечку.)

Этот инцидент, столь незначительный на фоне больших драм тех месяцев, привел к серии роковых событий для МакКейба.

Когда Трамп победил, Маккейбы подумали, что новый президент может отказаться от теории заговора о кампании Джилл и прекратить свои нападки на них.«Он получил то, что хотел, - сказала она мне недавно, - так что, может быть, он просто оставит нас в покое сейчас. Какое-то мгновение я так подумал.

Когда Трамп готовился к приходу к власти, расследование в России приблизилось к окружающим его людям, начиная с Майкла Флинна, избранного им советником по национальной безопасности, который солгал агентам ФБР о телефонных разговорах с российским послом. Трамп ясно дал понять, что он ожидал, что ФБР прекратит дело Флинна и оградит Белый дом от сужающегося круга расследования.На ужине в Белом доме на двоих новый президент сказал своему директору ФБР, что хочет лояльности. Коми ответил обещанием честности. Затем Трамп спросил, есть ли у МакКейба проблемы со мной. Я был довольно грубо с ним и его женой во время кампании ». Коми назвал МакКейба «настоящим профессионалом», добавив: «Люди ФБР, какими бы они ни были, они лишают их, когда они вступают в свои роли в бюро».

Но Трампу не нужны были настоящие профессионалы. Либо вы были верны, либо нет, и осушение болота означало избавление от тех, кто не был верен.Его понимание человеческой мотивации подсказывало ему, что после «довольно грубого» обращения Маккейб не мог быть лояльным - он хотел отомстить, и он добился этого посредством расследования. В последующих беседах с Коми Трамп все время возвращался к «делу Маккейба», как будто зацикленный на мысли, что он создал врага в своем собственном ФБР.

«Мы знали, что обречены», - сказала мне Джилл МакКейб. «Наши дни были сочтены. Это было постепенно, но к маю мы знали, что это может закончиться ужасно.

9 мая 2017 года Маккейба вызвали через улицу в офис генерального прокурора Джеффа Сешнса, который сообщил ему, что Трамп только что уволил Коми. Маккейб теперь исполнял обязанности директора ФБР.

Из нашего выпуска за апрель 2020 года

Ознакомьтесь с полным содержанием и найдите свой следующий рассказ, который стоит прочитать.

Подробнее

Трамп хотел увидеться с ним в тот вечер. Коми рассказал МакКейбу о требованиях Трампа о лояльности, его попытках помешать российскому расследованию и его подозрениях в отношении самого Маккейба.Маккейб был полностью уверен, что его уволят в любой день. Когда его провели в Овальный кабинет, он обнаружил, что президент сидит за своим внушительным столом, а его главные советники - вице-президент, глава администрации, советник Белого дома - покорно восседают перед ним в ряду небольших деревянных стульев. где к ним присоединился Маккейб. Трамп спросил МакКейба, не согласен ли он с решением Коми закрыть в июле дело Клинтона по электронной почте. Нет, сказал Маккейб; он и Коми тесно работали вместе. Трамп продолжал настаивать: правда ли, что люди в ФБР недовольны этим решением, недовольны руководством Коми? Маккейб сказал, что некоторые агенты не согласны с тем, как Коми ведет дело Клинтона, но в целом он пользовался популярностью.

«Ваша единственная проблема в том, что вы допустили одну ошибку», - позже вспоминал МакКейб, сказав Трамп. «Та штука с твоей женой. Это одна ошибка ». Маккейб ничего не сказал, а Трамп продолжил: «Это была единственная проблема с вами. Я очень строго относился к вам во время своей кампании. Эти деньги от друга Клинтона - мне было очень тяжело. Я сказал много плохого о вашей жене во время кампании ».

«Я знаю, - ответил МакКейб. «Мы слышали, что вы сказали». Он сказал Трампу, что Джилл была преданным врачом, что баллотировка была для нее еще одним способом помочь своим пациентам.Он и двое их детей-подростков полностью поддержали ее решение.

«О, да, да. Она великолепна. Все, кого я знаю, говорят, что она классная. Вы были правы, поддержав ее. Все говорят мне, что она потрясающий человек ».

На следующее утро, когда Маккейб встречался со своим высокопоставленным персоналом по поводу расследования в отношении России, позвонил Белый дом - на линии был Трамп. Это само по себе тревожило. Президенты не должны звонить директорам ФБР, за исключением вопросов национальной безопасности.Чтобы предотвратить политические злоупотребления, раскрытые Уотергейтом, руководящие принципы Министерства юстиции, датированные серединой 1970-х годов, предписывают узкую линию связи между правоохранительными органами и Белым домом. Трамп неоднократно доказывал, что либо не знал, либо ему все равно.

Прочтите: Эндрю МакКейб не мог поверить в то, что Трамп сказал о Путине

Президент был расстроен тем, что Маккейб позволил Коми вылететь из Лос-Анджелеса на официальном самолете ФБР после увольнения.Маккейб объяснил свое решение, и Трамп взорвался: «Это неправильно! Я никогда этого не одобрял! » Он не хотел, чтобы Коми пускали в штаб-квартиру - в любое здание ФБР. Трамп продолжал бушевать. Затем он сказал: «Как твоя жена?»

«Она в порядке».

«Когда она проиграла выборы, это, должно быть, было очень трудно проиграть. Как она пережила проигрыш? Трудно проиграть? »

МакКейб сказал, что проиграть было трудно, но Джилл вернулась к уходу за детьми в отделении неотложной помощи.

«Да, должно быть, это было действительно сложно», - сказал президент своему новому директору ФБР. "Терять. Быть неудачником ».

Когда МакКейб держал трубку, его помощники увидели, что его лицо напряглось. Трамп заставлял его оказаться в унизительном положении из-за того, что он не мог заступиться за свою жену. Это был своего рода ход мафии: утверждение доминирования, эмоциональный шантаж.

«Это усиливает давление идеи лояльности», - сказал мне недавно МакКейб. «Если я действительно могу оскорбить твою жену, а ты по-прежнему согласен со мной или согласен с тем, что я хочу, чтобы ты сделал, тогда ты у меня есть.Я разделил мужа и жену. Сначала он попытался отделить меня от Коми: «Вы не согласны с ним, верно?» Он попытался отделить меня от учреждения. «Все счастливы в ФБР, верно?» Он загоняет вас в угол, чтобы попытаться получить принять и принять любую чушь, которую он продает, и если он сможет это сделать, то он будет знать, что вы с ним ».

Маккейб возвращался к разговору снова и снова, спрашивая себя, должен ли он сказать Трампу, где ему выйти. Но ему нужно было управлять организацией, находящейся в кризисе.«Мне действительно не нужно было участвовать в личном соревновании по ссанию с президентом Соединенных Штатов».

Маккейб был далек от того, чтобы быть политическим заговорщиком мрачных фантазий Трампа, он был не в себе в напряженной политической атмосфере. Когда Трамп потребовал сообщить, за кого он голосовал в 2016 году, Маккейб был настолько шокирован, что смог лишь расплывчато ответить: «Я играл прямо посередине». Это неубедительное замечание смутило Маккейба, и позже он прояснил ситуацию с Трампом: он всю жизнь был республиканцем, но не голосовал в 2016 году из-за расследований ФБР в отношении этих двух кандидатов.Этот прямой ответ только усилил подозрения Трампа.

Но профессионализм, из-за которого Маккейб подвергся издевательствам Трампа, сослужил ему службу, когда он возглавил ФБР в условиях знаменательных событий той недели. «Когда Джима уволили, его целеустремленность и решимость были поразительны», - сказал мне Джеймс Бейкер, тогдашний главный юрисконсульт ФБР. У МакКейба были две неотложные задачи. Первый заключался в том, чтобы заверить 37 000 сотрудников, которые сейчас работают под его руководством, что с организацией все будет в порядке. 11 мая на переданных по телевидению слушаниях в Сенате его спросили, правдивы ли утверждения Белого дома о непопулярности Коми в бюро.Маккейб подготовил свой ответ. «Могу сказать вам, что я отношусь к режиссеру Коми с высочайшим уважением», - сказал он. «Я также могу вам сказать, что директор Коми пользовался широкой поддержкой в ​​ФБР и пользуется ею по сей день». Он говорил стране и своему народу то, что не мог сказать в лицо Трампу.

«Президент будет жаждать крови, и это будет моя кровь», - сказал МакКейб.

Вторая задача заключалась в защите российского расследования. Увольнение Коми и Белый дом лгут о причине - что это было из-за электронного письма Клинтона, когда все доказательства указывали на расследование в России - породили призрак воспрепятствования правосудию.15 мая Маккейб встретился со своими главными помощниками - Бейкером, Лизой Пейдж и двумя другими - и пришел к выводу, что они должны начать расследование в отношении самого Трампа. Они должны были выяснить, действовал ли президент совместно с Россией и скрыл ли это.

Дело находилось под руководством заместителя генерального прокурора Рода Розенштейна. Маккейб сомневался, что Розенштейну, меморандум которого Трамп использовал для оправдания увольнения Коми, можно было бы доверить выдержку давления Белого дома с требованием прекратить расследование.Он призвал Розенштейна назначить специального адвоката, который возьмется за дело. Тогда это будет вне досягаемости Белого дома и Министерства юстиции. Если Трамп попытается убить его, мир узнает. Маккейб несколько раз давил на Розенштейна, но Розенштейн продолжал его откладывать.

17 мая Маккейб проинформировал небольшую группу лидеров Палаты представителей и Сената, что ФБР начало контрразведывательное расследование Трампа на предмет возможного сговора с Россией во время кампании 2016 года, а также уголовное расследование по воспрепятствованию правосудию.Затем Розенштейн объявил, что он назначает Роберта Мюллера для ведения этого дела в качестве специального советника.

В ту ночь Маккейба в незнакомой тишине бронированного «Субурбана» директора отвезли к своему дому на окраине Вирджинии за аэропортом Даллеса. Джилл готовила ужин, а их дочь делала уроки на кухонном острове. Маккейб снял пиджак, ослабил галстук и открыл пиво. С момента увольнения Коми ему казалось, что он бежит к цели - сделать расследование в отношении России безопасным и прозрачным.«Мы сделали то, что нам нужно было сделать», - сказал он. «Президент будет жаждать крови, и это будет моя».

«Вы сделали свою работу», - сказала Джилл. «Это важный момент».

В ближайшие месяцы, когда для Маккейбов станет темнеть, Джилл напомнит Энди о том вечере, проведенном вместе на кухне.

Твиты внезапно возобновились 25 июля: «Проблема в том, что исполняющий обязанности главы ФБР и лицо, ответственное за расследование Хиллари, Эндрю МакКейб, получили от H 700 000 долларов в качестве жены!» К настоящему времени Трамп знал имя МакКейба, но Джилл всегда была «женой».На следующий день появилось еще больше твитов: «Почему AG Sessions не заменили исполняющего обязанности директора ФБР Эндрю МакКейба, друга Коми, который отвечал за расследование Клинтона, но получил… большие доллары (700 000 долларов) за политическое бегство своей жены от Хиллари Клинтон и ее представители. Осушите болото! »

Твиты унизили МакКейба. У него не было возможности ответить на ложное обвинение, не обратив на него больше внимания. Он вошел в штаб-квартиру и слабо пошутил над сегодняшними новостями и попытался сосредоточить себя и свою организацию на работе, зная, что все, с кем он встречался, думали о твитах.Бейкер, который также стал мишенью твитов Трампа, описал мне их эффект. «Это просто очень дезориентирующий, странный опыт для такого человека, как я, у которого нет большого публичного профиля», - сказал он. «Невозможно избавиться от физиологической реакции, такой как нервозность, потливость. Это пугает, и вы не понимаете, что это будет значить, и внезапно люди начинают говорить о вас, и вы чувствуете себя очень незащищенным - и не в позитивном ключе ».

Прочтите: Цена атак Трампа на ФБР

Целью твитов Трампа было не просто наказать МакКейба за начало расследования, но и запятнать дело.«Он нападает на людей, чтобы его проступки выглядели нормально, - сказала Джилл. «Если Эндрю был коррумпированным, значит, расследование было коррумпированным, а расследование - ошибочным. Поэтому им нужно было сделать все возможное, чтобы доказать, что Эндрю МакКейб коррумпирован и лжец ».

Через три дня после возобновления твитов, 28 июля, МакКейба срочно вызвали в Министерство юстиции. Адвокаты Управления Генерального инспектора, которые занимались расследованием электронной почты Клинтона, обнаружили тысячи текстовых сообщений между адвокатом Маккейба Лизой Пейдж и лучшим следователем бюро Питером Стрзоком.Оба они играли центральную роль в делах Клинтона и России; Стшок теперь работал на Мюллера. Во время кампании Пейдж и Стшок обменивались резкими комментариями в адрес Трампа. У них также была внебрачная связь. Пейдж и Стрзок были среди ближайших коллег МакКейба; Пейдж был его верным другом. Все это было для него новостью - ужасной новостью.

Юристы задавали вопросы по текстам. Поскольку Маккейб был объектом расследования дела Клинтона генеральным инспектором, он заранее сказал юристам, что не будет отвечать на вопросы о своей причастности без присутствия своего личного адвоката.Несмотря на это, их вопросы внезапно перешли ко второй статье Wall Street Journal о , в которой говорилось, что МакКейба коррумпировал Клинтон. Один из юристов поинтересовался, относится ли «CF» в тексте от Пейджа к Фонду Клинтона. "Вы случайно не знаете?" - спросил он Маккейба.

«Я не понимаю, о чем она говорит».

«Или, может быть, кодовое имя?»

«Не тот, что я припоминаю, - сказал МакКейб, - но эта штука как бы находится прямо в центре обвинений обо мне, и поэтому я действительно не хочу обсуждать эту статью с вами.Потому что кажется, что мы как бы немного переключаемся на нити ».

«Была ли она когда-либо уполномочена говорить с журналистами в этот период времени?» - спросил юрист.

«Не знаю».

Это неправда. Сам МакКейб разрешил Пейджу поговорить с репортером Journal . Но он перестал обращать внимание на вопросы адвокатов, которые вообще не должны были возникать - он хотел положить им конец. Он должен был продумать, как он собирается справиться с этой новой чрезвычайной ситуацией.Тексты Пейджа-Стрзока должны были просочиться, и они будут востребованы Трампом и его сторонниками как доказательство того, что ФБР было выгребной ямой предвзятости и коррупции. Пейдж и Стшок будут лично уничтожены. В тот день в Нью-Йорке Трамп сделал свое замечание о центральноамериканских «животных» и призвал сотрудников правоохранительных органов расправиться с подозреваемыми членами банды. Бюро должно будет сформулировать ответ и подтвердить свой кодекс честности. И Маккейбы снова оказались в центре внимания президента.

МакКейб чувствовал, что все разваливается на части.Нетрудно представить себе состояние ума, которое заставило его сказать: «Не то, чтобы я об этом знал». Он делал это раньше, в другой ужасный день того года, 9 мая, когда другое внутреннее расследование поставило его в тупик тем же вопросом о давней утечке журнала Journal , и Маккейб дал такой же неточный ответ. Карьерный чиновник среднего звена, чья честность в условиях непрекращающихся нападок, вполне может совершить такую ​​ненужную ошибку.

Это была пятница. На выходных он понял, что произвел на адвокатов ложное впечатление.Во вторник он позвонил в офис генерального инспектора, чтобы исправить это. На той же неделе Сенат утвердил Кристофера Рэя в качестве нового директора ФБР, и Маккейб снова стал его заместителем. После 21 года работы в качестве агента он планировал уйти в отставку, как только получит на это право, в марте 2018 года, когда ему исполнилось 50 лет, и перейти в частный сектор. Но было уже поздно.

19 декабря, давая показания перед комитетом Палаты представителей, Маккейб подтвердил версию Коми о попытке Трампа убить расследование в отношении России.Два дня спустя, в другом комитете Палаты представителей, его спросили, как на него повлияли нападения на ФБР. «Я вам скажу, это было чрезвычайно сложно», - сказал МакКейб. Он описал, как его жена - «замечательный, блестящий, заботливый врач» - баллотировалась в офис, чтобы помочь расширить медицинское страхование для бедных. «И начав с этого благородного намерения, пройти через то, что она и мои дети испытали за последний год, было ужасно».

За два дня до Рождества Трамп опубликовал угрожающий твит: «Заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб спешит на пенсию с полными льготами.Осталось 90 дней? !!! » Ни один кадровый вопрос не был слишком мелким для внимания президента, если он касался бюрократа, которого он считал врагом. Еще один твит в тот же день и один в канун Рождества повторили старую ложь о кампании Джилл. Она не могла перестать винить себя во всех бедах, которые случились с ее семьей.

С декабря 2019: Йони Аппельбаум о том, как заканчивается Америка

Сразу после праздников Маккейб узнал, что его часть отчета генерального инспектора по расследованию электронного письма Клинтона будет опубликована отдельно.Вместо более поздней весны, работа МакКейба должна была быть завершена всего за пару месяцев. В январе 2018 года новый директор Рэй выгнал Маккейба с должности заместителя. Вместо того, чтобы согласиться на более низкую должность, он ушел в отпуск в ожидании выхода на пенсию в середине марта. В конце февраля генеральный инспектор завершил свой 35-страничный отчет сокрушительным выводом: МакКейб четыре раза демонстрировал «отсутствие откровенности» в своих заявлениях об утечке информации Wall Street Journal.Управление профессиональной ответственности рекомендовало его уволить. Для некоторых в Министерстве юстиции это означало ответственность высокопоставленного чиновника.

Маккейб получил материалы дела 9 марта. В соответствии с инструкциями ФБР субъекту обычно предоставляется 30 дней для ответа, но Министерство юстиции, похоже, было решительно настроено удовлетворить Белый дом и опередить отставку Маккейба. Ему дали неделю. В четверг, 15 марта, он встретился с чиновником департамента и обосновал свою правоту: его ошеломили вопросы об эпизоде, который он забыл в непрерывной суматохе следующих месяцев, и когда он понял, что сделал неточное заявление, он выступил добровольно, чтобы исправить его.Маккейб думал, что привел веский аргумент, но он знал, что его ждет.

В пятницу вечером, смотря CNN, Маккейб узнал, что его уволили из организации, в которой он проработал 21 год. До своего 50-летия оставалось 26 часов.

Через час после выхода новостей Трамп выразил свое восхищение: «Эндрю Маккейб УВОЛЬНЕН, великий день для трудолюбивых мужчин и женщин ФБР - великий день для демократии». Это был его восьмой твит о МакКейбе; с тех пор их было 33, и их количество продолжает расти.

«Есть много людей, которые не хотят вставать и поступать правильно, потому что они не хотят быть следующим Эндрю МакКейбом».

«Быть ​​уволенным из ФБР и названным лжецом - я даже не могу описать вам, насколько я болен от этого до сих пор», - сказал мне МакКейб почти два года спустя. «Это так дико оскорбительно, унизительно и просто ужасно. Сегодня меня это беспокоит не меньше, чем 16 марта, когда меня уволили. Я думал об этом тысячи часов, но мне все равно не легче было с этим справиться.

Необычайная спешка с целью избавиться от МакКейба перед его выходом на пенсию, когда президент жаждал его скальпа, потрясла многих юристов как в правительстве, так и за его пределами. «Такая разработка процесса - непростительная политизация департамента», - сказал мне эксперт по правовым вопросам Бенджамин Виттес. Маккейб потерял большую часть своей пенсии. Он стал безработным и «радиоактивным» среди своих бывших коллег - почти никто в штаб-квартире не хотел с ним связываться. Хуже всего то, что Министерство юстиции передало отчет генерального инспектора в У.Адвокат Вашингтона, округ Колумбия.Обвинительное заключение по таким делам почти неслыханно, но меч закона висел над головой Маккейба два года, ненормально долгое время, в то время как прокуратура почти не произносила ни слова. В сентябре прошлого года Маккейб узнал из сообщений СМИ, что было созвано большое жюри для голосования по обвинительному заключению. Он и Джилл сказали своим детям, что на их отца могут надеть наручники, в доме может быть произведен обыск, его даже могут посадить в тюрьму. Большое жюри собралось, большое жюри отправилось домой, но ничего не произошло.Молчание означало, что присяжные не нашли оснований для предъявления обвинения. Один из прокуроров отказался от дела, что было необычно для такого критического этапа, а другой ушел в частный сектор, как сообщается, недовольный политическим давлением. Тем не менее прокуратура США держала дело открытым до середины февраля, когда оно было внезапно прекращено.

Эндрю и Джилл МакКейб (Пейтон Фулфорд)

Маккейб обсуждает свою ситуацию со странно спокойной манерой обычного человека из фильма Хичкока, который не может понять кошмар, в котором он оказался в ловушке.Джилл, более демонстративная, сравнивает это испытание с оскорбительными отношениями: каждый раз, когда она чувствует, что наконец-то может немного вздохнуть, наносится новый удар. В любую ночь можно услышать, как ведущая Fox News осуждает своего мужа. Совсем недавно репортер правого телеканала One America News объявил на лужайке у Белого дома, что у МакКейба был роман с Лизой Пейдж. Это была ложь, и сеть была вынуждена отказаться от нее, но не раньше, чем Маккейбу пришлось позвонить своей дочери в школу и предупредить ее, что она увидит эту историю в Интернете.

МакКейб написал книгу, он регулярно появляется на CNN и добровольно участвует в проекте «Невинность», работая над делами ошибочно осужденных заключенных. Джилл получает степень MBA, продолжая работать в ночную смену в отделении неотложной помощи. Но они пришли к выводу, что никогда не будут полностью свободными.

Каждый член руководства ФБР, расследовавший дело Трампа, был уволен с государственной службы вместе с должностными лицами Министерства юстиции и подвергся кампании очернения.Даже Джеймс Бейкер, которого никогда не обвиняли в проступках, оказался слишком неоднозначным, чтобы быть нанятым в частном секторе. Но именно затяжная агония Маккейба является самым ярким предупреждением о том, что может случиться с другими карьерными чиновниками, если их профессиональные обязанности когда-либо вступят в противоречие с личными интересами Трампа. Это вызвало страх у Эрики Ньюленд и ее коллег из офиса юрисконсульта. Это заставило заморозить чиновников из других стран, в Госдепартаменте. «Есть много людей, - сказала Джилл, - которые не хотят вставать и поступать правильно, потому что они не хотят быть следующим Эндрю МакКейбом.

4. Концы и средства

Ничто не сдерживало Трампа больше, чем независимые правоохранительные органы. Ничто не могло укрепить его, как способность использовать это в своих интересах. «Авторитарный лидер просто должен получить контроль над принудительным аппаратом государства», - пишут Сьюзан Хеннесси и Бенджамин Виттес в своей новой книге Снятие президентства . «Без контроля Министерства юстиции набор инструментов потенциального тирана будет в корне неполным».

Когда Трамп назначил Уильяма Барра вместо Джеффа Сешнса на посту генерального прокурора, вашингтонский юридический истеблишмент вздохнул с облегчением.Барр занимал ту же должность почти 30 лет назад, в последние 14 месяцев первого президентства Буша. Ему было 68 лет, и он был богат за годы работы в частном секторе. Ему нечего было доказывать и ничего не добиваться. Его считали «институционалистом» - вполне консервативным, сторонником сильной президентской власти, но не экстремистом. Поскольку он был устрашающе умен и бюрократически квалифицирован, он защищал Министерство юстиции от мародерства Трампа гораздо лучше, чем интеллектуально неполноценные Сессии и его неквалифицированная временная замена Мэтью Уитакеру.Барр сказал другу, что согласился вернуться, потому что в отделе царит хаос и ему нужен лидер с пуленепробиваемой репутацией.

Перед слушаниями по утверждению Барра Нил Катиал, ученый-юрист, исполнявший обязанности генерального солиситора при Обаме, предупредил группу сенаторов-демократов, чтобы их не обманывали: взгляды Барра выходили далеко за рамки консерватизма мейнстрима. Он мог оказаться более опасным, чем любой из его предшественников. И причины для беспокойства мог найти любой, кто потрудился изучить запись Барра, состоящую из трех прочных, переплетенных друг с другом нитей.

Первым был его обширный взгляд на президентскую власть, иногда называемый теорией «унитарной исполнительной власти» - идея о том, что статья II Конституции дает президенту единоличные и полные полномочия в исполнительной власти с широкими полномочиями толковать законы и вести войну. Когда в 1989 году Барр возглавил Управление юрисконсульта при Джордже Буше-старшем, он написал влиятельную записку, в которой перечислял 10 способов нарушения Конгрессом статьи II, утверждая: «Только последовательное и решительное сопротивление таким вторжениям Конгресса может обеспечить исполнительную власть. отраслевые прерогативы должны быть сохранены.Он создал и возглавил межведомственный комитет для противодействия запросам на документы и отстаивания полномочий исполнительной власти.

Дэвид Фрум: Билл Барр рассматривает закон как инструмент классовой войны

Одной из целей недовольства Барра было Управление генерального инспектора, созданное Конгрессом в 1978 году в качестве независимого сторожевого пса в агентствах исполнительной власти. «Для такого парня, как Барр, это затрагивает суть унитарного исполнительного органа - то, что там есть организация, которая отчитывается перед Конгрессом», - говорит Джек Голдсмит, профессор права из Гарварда, который возглавлял юридический советник Джорджа У. .Куст. Когда в 1991 году Барр стал генеральным прокурором, он позаботился о том, чтобы офис генерального инспектора Министерства юстиции имел как можно меньше полномочий для расследования неправомерных действий.

Барр даже выразил скептицизм по поводу руководящих принципов, установленных после Уотергейта, которые защищают Министерство юстиции от политического вмешательства со стороны Белого дома. В устной истории 2001 года Барр сказал: «Я думаю, что идея о том, что министерство юстиции должно быть независимым, начала проявляться после Уотергейта… Мой опыт работы с департаментом показывает, что самые политические люди в министерстве юстиции - это карьерные люди. , наименее политическими являются политические назначенцы.«По мнению Барра, политическое вмешательство в правоохранительные органы - это почти противоречие. Поскольку президенты (и их назначенные ими лица) подчиняются избирателям, они лучше хранят правосудие, чем анонимные и неподотчетные бюрократы, известные как федеральные прокуроры и следователи ФБР. Барра, казалось, не волновало, что президенты могут делать в период между выборами.

Скандал Иран-контрас, который произошел при Рональде Рейгане, затмил президентство Буша в форме расследования, проведенного независимым адвокатом Лоуренсом Уолшем.Барр презирал независимых советников как посягательство на унитарную исполнительную власть. За месяц до ухода Буша с поста Барр убедил президента полностью помиловать нескольких чиновников администрации Рейгана, которые были признаны виновными в скандале, в дополнение к одному - бывшему министру обороны Каспару Вайнбергеру - которому были предъявлены обвинения и который мог предоставить доказательства. против самого Буша. Появление сокрытия не беспокоило Барра. Но шесть лет спустя, когда независимый адвокат Кеннет Старр расследовал дело президента Билла Клинтона за лжесвидетельство и воспрепятствование сексуальному скандалу, Барр, к тому времени корпоративный юрист, раскритиковал Белый дом Клинтона за нападения на Старра, которые могли помешать расследованию и даже запугать. присяжные заседатели и свидетели.

Вот намек на второе направление мышления Барра: пристрастие. Менее бросающийся в глаза, чем первый, который прикрывает его конституционными принципами, он никогда не исчезает. Барр является стойким критиком независимых адвокатов, за исключением тех случаев, когда они расследуют президента-демократа. Он яростный защитник президентской власти, когда республиканец находится в Белом доме.

Кинта Юречич и Бенджамин Виттес: представьте, если бы демократ вел себя как Билл Барр

Эту приверженность следует понимать в связи с третьим устойчивым направлением мышления Барра: он католик - очень консервативный.Джон Р. Данн, руководивший отделом по гражданским правам Министерства юстиции, когда Барр был генеральным прокурором при Буше, называет его «авторитарным католиком». Данн и его жена однажды обедали в доме Барра и уехали с впечатлением традиционного патриарха, которому не подчиняется только семейная собака. Барр учился в Колумбийском университете в разгар антивоенного движения, и он извлек урок из тех лет, который сформировал и многих других религиозных консерваторов: вызов традиционным ценностям и авторитету в 1960-х отправил страну в долгосрочную мораль. отклонить.

В 1992 году в качестве генерального прокурора Барр выступил с речью на конференции правых католиков, в которой обвинил «длительную запойную жизнь, начавшуюся в середине 1960-х годов» в резком росте числа абортов, употребления наркотиков, разводов, преступности среди несовершеннолетних, венерические заболевания и общая аморальность. «Сегодняшние секуляристы - явные фанатики», - сказал Барр. Он призвал вернуться к «закону Божьему» как к основе нравственного обновления. «Идет битва, которая решит, кто мы как народ и какое имя в конечном итоге будет носить этот век.Одним из спичрайтеров Барра в то время был Пэт Чиполлоне, который сейчас является советником Трампа в Белом доме и был одним из его защитников во время импичмента. В 1995 году, как частное лицо, Барр опубликовал тот же аргумент с теми же военными метафорами в виде эссе в журнале, который тогда назывался Католический адвокат . «Мы вовлечены в историческую борьбу двух принципиально разных систем ценностей», - писал он. «В каком-то смысле это конечный продукт Просвещения.«Главное оружие секуляристов в их войне с религией, - продолжил Барр, - это закон. Традиционалистам придется дать отпор таким же образом.

Какое отношение имеет это апокалиптическое противостояние к Статье II и унитарной исполнительной власти? Это ставит политику в сторону эсхатологии. Если на кону стоит не что иное, как христианская цивилизация, верующие вполне могут прийти к выводу, что цель оправдывает средства.

Барр и Трамп сотрудничают, чтобы разрушить независимость всего, что может сдерживать президента.

Барр провел четверть века между президентами Бушем и Трампом в частной практике, работая в правлениях корпораций и ухаживая за младшей из своих трех дочерей, когда она боролась с лимфомой. Барр и Чиполлоне также сидели вместе в правлении Католического информационного центра, офиса в Вашингтоне, тесно связанного с Opus Dei, крайне правой католической организацией с влиятельными связями в политике и бизнесе по всему миру. В те годы Республиканская партия погрузилась в собственное болото морального релятивизма, достигнув дна с президентством Трампа.

Приход Трампа вывел Барра из состояния полу пенсии как надежного защитника. Когда Коми возобновил расследование электронной почты Клинтона за 11 дней до выборов, Барр написал одобрительную статью. Когда шесть месяцев спустя Трамп уволил Коми якобы за неправильное ведение того же расследования, Барр опубликовал еще одну одобрительную статью. Единственный последовательный принцип, казалось, был выгоден Трампу. Затем, в июне 2018 года, Барр написал 19-страничную записку и отправил ее по собственному желанию Роду Розенштейну. В меморандуме утверждалось, что Роберт Мюллер не мог обвинить Трампа в препятствовании правосудию за действия, которые подпадали под юрисдикцию президента, в том числе с просьбой к Коми отказаться от расследования Флинна и затем увольнять Коми.Согласно широкому взгляду Барра на статью II, для Трампа было практически невозможно воспрепятствовать правосудию.

Написание этой записки было странным занятием для бывшего генерального прокурора в свободное время. Шесть месяцев спустя Трамп назначил Барра на его старую работу.

После того, как Барр вступил в должность, его поддержка Трампа усилилась. Когда Мюллер завершил свой отчет в марте 2019 года, Барр поспешил рассказать миру не только о том, что отчет очищает Трампа от сговора с Россией, но и что отсутствие «основного преступления» также сняло с президента обструкции - несмотря на 10 осуждающих примеров. о возможных преступлениях в отчете, который Барр наконец опубликовал, три недели спустя он слегка отредактировал.Эти дополнительные недели позволили Трампу в решающий момент потребовать полного освобождения от ответственности. Затем он направил свое риторическое ружье на преследователей. Он хотел, чтобы их сбили.

Марио Лойола: вмешательство Трампа в министерство юстиции на самом деле не безумие

Два расследования следователей уже были в работе - одно было проведено генеральным инспектором Министерства юстиции и сосредоточено на электронном слежении за советником кампании Трампа (Барр назвал это «шпионажем») ), и более широкий обзор Джона Дарема, США.поверенный Коннектикута под наблюдением Барра. В интервью CBS в мае Барр предвосхитил результаты проверки Дарема, явно подразумевая, что расследование в отношении России было ошибочным с самого начала. Он определил проступок в глубинном состоянии: «Республики пали из-за менталитета преторианской гвардии, когда правительственные чиновники становятся очень высокомерными, они отождествляют национальные интересы со своими политическими предпочтениями и считают, что любой, кто придерживается другого мнения, знаете, это как-то враг государства.И, знаете, есть тенденция, о которой они знают лучше, и что, вы знаете, они здесь, чтобы защищать как хранители людей. Это может легко привести к тому, что по сути будет подчиняться воле большинства и добиться своего в качестве государственного чиновника ».

Даже если бы это было правдой в случае с Россией, генеральный прокурор не имел права предвосхищать результаты расследования. И когда в декабре генеральный инспектор опубликовал свой отчет, обнаружив серьезные ошибки в заявках на выдачу ордеров на наблюдение, но не обнаружив политической предвзятости - никакой «преторианской гвардии» - в российском расследовании, Барр остался недоволен.Он заявил, что не согласен с докладом.

Президент Дональд Трамп и генеральный прокурор Уильям Барр в Белом доме, 26 ноября 2019 г. (Дуг Миллс / The New York Times / Redux)

Барр использует свою официальную платформу, чтобы привлечь внимание публики. В своей речи перед консервативным обществом федералистов в Вашингтоне в ноябре он посвятил шесть абзацев, пожалуй, самым высокомерным высказываниям, которые когда-либо делал генеральный прокурор. Прогрессисты выполняют «священную миссию», в которой цель оправдывает средства, в то время как консерваторы «склонны проявлять больше сомнений в своей политической тактике», - заявил Барр.«Одна из парадоксов сегодняшнего дня заключается в том, что противники этого президента постоянно обвиняют эту администрацию в« разрушении »конституционных норм и ведении войны с верховенством закона. Когда я спрашиваю своих друзей с другой стороны: «Что именно вы имеете в виду?», Я получаю бессмысленные взгляды, а затем бормочу о запрете на поездки или о чем-то подобном ».

Суть речи было осуждением законодательных и судебных посягательств на власть исполнительной власти - как будто президентская власть не сильно выросла после 11 сентября, если не Нового курса, и как будто поведение Трампа на посту падает вполне в рамках статьи II.В октябре в Нотр-Даме генеральный прокурор повторил свою старую иеремиаду о религиозной войне. Для Барра всегда 1975 год, Конгресс проводит слушания, чтобы ослабить президентство, а светские левые разрушают американскую семью. Он использует свое короткое время, оставшееся на сцене, чтобы сдержать надвигающуюся тьму, и если Провидение разыграло космическую шутку, наделив праведной силой радикально испорченного человека Дональда Трампа, Барр сделает все, что он должен, чтобы защитить его: исказить отчет Мюллера ; оспаривать должностных лиц Министерства юстиции; попытаться удержать жалобу украинского разоблачителя от Конгресса с помощью надуманных юридических аргументов; прикрыть Белый дом, препятствуя расследованию импичмента; создать официальный канал для распространения политической компромата на оппонентов президента; отменить его обвинения от имени друга Трампа Роджера Стоуна.

Ким Веле: правительственные юристы Трампа не знают, кто их настоящий клиент

Барр и Трамп преследуют очень разные проекты: один - крестовый поход, чтобы привести правительство в соответствие с его идеей религиозного авторитета, другой - продажный поиск себя. возвеличивание. Но они служат друг другу, сотрудничая с целью уничтожить независимость всего - федеральных агентств, государственных служащих, которые в них работают, даже других ветвей власти, - что могло бы сдерживать президента.

«Барр, пожалуй, самый политический генеральный прокурор из всех, что у нас когда-либо были», - сказал мне давний правительственный юрист.Он описал разрушительные последствия для правоохранительных органов нескончаемого нападения Трампа и соучастия Барра. «Из разговоров с друзьями я знаю, что многие профессиональные люди обеспокоены двумя взаимосвязанными вещами. Один из них - это ощущение, что правовые решения в исключительной степени принимаются политикой ». Министерство юстиции, игнорируя мнение профессиональных юристов, заняло крайние позиции - например, что Белый дом может отказать в предоставлении каких-либо доказательств на слушаниях по делу об импичменте, и что ни Палата представителей, ни окружной прокурор Манхэттена не могут вызвать в суд личного представителя Трампа. финансовые записи.Другой причиной беспокойства, по словам юриста, является готовность Барра напасть на свой собственный народ и присоединиться к Трампу в обвинении правительственных чиновников в заговоре против президента.

Даже вдали от Вашингтона моральный дух пострадал. Федеральный прокурор в центре страны сказал мне, что он и его коллеги больше не могут рассчитывать на своих лидеров, которые защитят их от несправедливых обвинений или политического вмешательства. Любой случай с намеком на политический риск считается неприкасаемым. В повестке дня Белого дома появляется все больше и больше дел, особенно связанных с иммиграцией.И есть ощутимый страх возмездия за любую критику. Прокуроры обеспокоены тем, что атаки Трампа на правоохранительные органы оказывают разрушительное воздействие на залы судебных заседаний, поскольку присяжные больше не доверяют агентам ФБР или другим государственным служащим, выступающим в качестве свидетелей.

В результате многие коллеги прокурора подумывают об уходе с госслужбы. «Я слышу, как многие люди говорят:« Если будет второй срок, я не смогу дождаться еще четырех ». Многие люди боялись, насколько это может быть плохо, но мы понятия не имели, что это будет плохой.Трудно пережить этот шторм. Что удерживает этого прокурора от ухода, так это его приверженность своим делам, миссии департамента и мысль: «Не настолько, чтобы вы могли изменить ситуацию в этой администрации, потому что это больше не кажется возможным, но чтобы вы могли быть здесь, когда придет то, что, по нашему мнению, потребует восстановления ».

Трампу потребовалось несколько лет, чтобы понять, что Госдепартамент может быть столь же коррумпированным, как и Министерство юстиции, и столь же полезным для его удержания у власти.

Когда Трамп начал свою кампанию, его подозревали в стремлении только к обогащению. Суть президентства заключалась в том, чтобы больше высокооплачиваемых гостей в отеле Trump International Hotel, расположенном ниже по улице от Белого дома. Если налоговые декларации и финансовые отчеты Трампа когда-либо будут обнародованы, мы будем знать, сколько для него дорого обходилось президентство.

Но амбиции Трампа резко возросли после выборов. Он не подавил независимость Министерства юстиции только для того, чтобы выжать больше денег из своего бизнеса.Финансовый корыстный интерес «вот почему он бежал», - говорит Фред Вертхаймер из «Демократии 21». «Но власть - это наркотик. Власть - это пристрастие: использование власти, полеты в Air Force One, кортежи, приветствие людей. Он думает, что он страна ».

5. «Отсутствие заявления»

Как кандидат, Трамп узнал, что иностранное государство может оказать мощную помощь в срыве американских выборов. Как президент, он имеет всю бюрократию национальной безопасности под своим командованием, но ему потребовалось несколько лет, чтобы найти ее слабое место - чтобы понять, что Государственный департамент может быть столь же коррумпированным, как и правосудие, и столь же полезным для его удержания у власти.

Когда Майк Помпео занял пост госсекретаря, в апреле 2018 года Госдепартамент уже был в тяжелом состоянии. Дипломатия была атрофией американской мощи в течение нескольких десятилетий, и статус офицеров дипломатической службы неуклонно снижался. В середине 1970-х годов 60% должностей уровня помощника секретаря и выше были заполнены кадровыми чиновниками. Ко времени правления администрации Обамы эта цифра упала до 30 процентов, в то время как послы стали обычным способом для президентов благодарить крупных спонсоров.«Это не было изобретено в начале 2017 года с этой администрацией», - сказал мне Уильям Бернс, заместитель госсекретаря при Обаме. «Неквалифицированные политические назначенцы были с нами задолго до Дональда Трампа. Как и во многих других областях, то, что он сделал, только усугубило эту проблему и усугубило ее ».

Рекс Тиллерсон, первый госсекретарь Трампа, обескровил департамент. Чтобы очистить его от раздувания, он попытался выпотрошить бюджет, заморозил найм и вытеснил большой штат высокопоставленных дипломатов.Офисы и коридоры штаб-квартиры на улице Си опустели. Когда Помпео стал секретарем, он пообещал вернуть дипломатию «чванство». Он отменил мораторий на найм, повысил карьерных чиновников и начал заполнять пустые должности на высшем уровне, но привлек в основном политиков. По словам Рональда Ноймана, карьерного посла в отставке, который сейчас является президентом Американской дипломатической академии, политизация Государственного департамента представляет собой «разрушение 100-летних усилий Тедди Рузвельта по построению профессионального правительства, отдельного от правительства. портит систему.«Разрушение, - сказал мне Нойманн, - это« преднамеренный процесс, основанный на убеждении, что федеральное правительство враждебно настроено, и теперь вы должны поставить лояльных людей на руководящие должности по всем направлениям, чтобы контролировать этих ублюдков - профессиональных бюрократов ». В прошлом главным разочарованием было то, что бюрократия склеротична, что она не подвижна. Но речь шла не о лояльности, а сейчас об этом ».

Читайте: пустой госдепартамент Трампа

При Помпео 42 процента послов являются политическими назначенцами, что является рекордным показателем (до президентства Трампа это число составляло около 30 процентов).Они «выбраны за их преданность Трампу», - сказала мне Элизабет Джонс, карьерный посол на пенсии. «Они узнали, что единственный способ добиться успеха - это быть на 100 процентов лояльными, на 1000 процентов. Мысль о том, что вы находитесь там, чтобы работать на американский народ, - чуждая идея ». Из должностей министерства на уровне помощника секретаря и выше только 8 процентов занимают кадровые чиновники, и только один сотрудник дипломатической службы был утвержден Сенатом на руководящую должность с момента вступления Трампа в должность - остальные занимают действующие должности, способ для администрации подорвать независимость своих высших должностных лиц.Многие дипломаты среднего звена сейчас ищут должности за пределами Вашингтона, в зарубежных странах, о которых президент вряд ли расскажет в Твиттере.

История о том, как первая семья, Руди Джулиани, два его бывших партнера по бизнесу, пара дискредитированных украинских прокуроров и правые СМИ организовали клеветническую кампанию, чтобы заставить посла Мари Йованович покинуть свой пост в Киеве, потому что она стояла в их коррупционных схемах прославился как источник импичмента Трампа.История о том, как коллеги Йованович из госдепартамента отреагировали на кризис, менее известна. Он раскрывает весь спектр поведения чиновников под беспрецедентным давлением сверху. Это показывает, как агентство с долгой и гордой историей может быть выдолблено и сломлено своими собственными лидерами.

Том Малиновски, конгрессмен-демократ из Нью-Джерси и бывший сотрудник Государственного департамента, родился в коммунистической Польше в семье, пережившей Вторую мировую войну. «Я часто задавал себе вопрос альтернативной истории о том, что может случиться, если нацисты захватят Америку», - сказал он мне.«Кто станет одним из них из-за оппортунизма или, может быть, даже из общих взглядов? Некоторые люди будут. Большинство людей будет опускать голову. Некоторое количество людей проявят смелость и сделают полезные дела. Меньшее число сделало бы безрассудно полезные дела. А потом какое-то количество, надеюсь, тоже небольшое, воспользуется ситуацией, чтобы помочь себе ».

Маша Йованович, как и Энди МакКейб, не имела публичного профиля, но пользовалась большим уважением среди коллег. Она поступила на дипломатическую службу в 1986 году, когда ей было 28 лет, и поднялась по карьерной лестнице в Госдепартаменте, чтобы стать U.Посол С. в Киргизии, затем в Армении, а затем, в 2016 году, в Украине. В посольстве в Киеве она стала известна как ярая борца с коррупцией, распространенной среди украинских политических и деловых лидеров. И, как и в случае с МакКейб, ее профессионализм сделал ее уязвимой, когда банда головорезов намеревалась разрушить ее карьеру. Коррупция, тема ее творчества в Украине, также была темой ее внезапного конца. «Вы можете подумать, что я невероятно наивна, - сказала она Палате представителей во время своих показаний, - но я не могла представить себе все, что произошло.”

В начале марта 2019 года Дэвид Хейл, заместитель государственного секретаря по политическим вопросам, посетил посольство в Киеве. Он попросил Йованович, которая планировала закончить тур этим летом и затем уйти на пенсию, остаться еще на год. В связи с приближающимися украинскими выборами посольство не могло позволить себе временно оставаться без лидера. Она подумала об этом в мгновение ока и согласилась.

Две недели спустя, 20 марта года, вашингтонская газета The Hill опубликовала интервью с Юрием Луценко, одним из грязных украинских прокуроров, которым помешала Йованович.Луценко обвинил ее в попытке прекратить законное преследование. В статье также сообщалось, что посол открыто критиковал Трампа. Президент ретвитнул эту историю, почти полностью состоящую из лжи. За этим последовало еще несколько статей, наполненных теориями заговора о вмешательстве Украины в выборы 2016 года от имени Хиллари Клинтон. Репортер Джон Соломон (который поддерживает свои рассказы) получал информацию от Джулиани и его соратников.Соломон пришел на The Hill с сайта Circa News , правого крыла, опубликовавшего идентичную ложь о МакКейбе - о том, что он открыто разгромил Трампа на встрече - двумя годами ранее. Скандалы в России и на Украине лучше всего понимать как единую сеть коррупции и злоупотребления служебным положением, и Соломон - одна из многих связующих их нитей.

Другой - Джозеф диДженова, правый вашингтонский адвокат, бывший назначенец Барра и друг Джулиани, который в 2016 году утверждал, что агенты ФБР были в ярости из-за Джеймса Коми за закрытие расследования Клинтона.В тот же день, когда был опубликован первый рассказ Hill о Йованович, ДиГенова появилась в шоу Шона Хэннити Fox News и сказала, что Йованович «ругала президента США перед украинскими официальными лицами и велела им не слушать и не беспокоиться. о политике Трампа, потому что ему будет объявлен импичмент. Эту женщину нужно отозвать домой, в Соединенные Штаты… - О, немедленно, - вмешалась Хэннити. Двумя днями позже Лаура Ингрэм повторила эту историю в своем шоу. Виктория Тенсинг, партнер (и жена) ДиГеновой по закону и частый гость Fox News, написала одному из друзей Джулиани: «Уикет [ sic ] ведьма ушла?» 24 марта в твите Дональд Трамп-младшийназвал Йованович «шутником».

Государственный департамент назвал оригинальную историю The Hill's «полной выдумкой». Но когда ложь распространилась среди консервативных СМИ, вызвав шквал атак, Йованович оказалась в кризисе. Хейл, номер 3 в отделе и его старший кадровый дипломат, отправил электронное письмо двум коллегам: «Я считаю, что Маша должна официально отречься от высказываний неуважительных высказываний и подтвердить свою лояльность в качестве посла и ФСО к POTUS и Конституции». Гордон Сондленд, донор Трампа, который, не имея соответствующего опыта, был назначен послом в Европейском союзе, напрямую дал ей тот же совет.«Напишите в Твиттере, что вы поддерживаете президента, и что все это ложь», - рассказала Йованович, сказанная им во время дачи показаний по делу об импичменте. «Вы знаете, что ему нравится. Идите туда, сражайтесь агрессивно и хвалите его ».

Йованович чувствовала, что не может этого сделать. Как и Эрика Ньюленд, она дала клятву защищать Конституцию, а не президента. Вместо того, чтобы твитнуть о своей верности Трампу, Йованович записала публичное объявление, призывающее украинцев голосовать на предстоящих президентских выборах в этой стране.Она пыталась связать этот гражданский долг со своей ролью беспартийного государственного чиновника. «Дипломаты вроде меня обязуются служить тому, кого выберет американский народ, наши сограждане», - сказала она в камеру. Президенты Буш и Обама назначили ее послами, «и я продвигаю и осуществляю политику президента Трампа и его администрации. Это один из признаков настоящей демократии ».

Какое бы впечатление этот урок гражданского общества ни произвел на украинцев, он никак не остановил жестокую кампанию против нее дома.Соединенные Штаты больше не были демократией, которую американские дипломаты считают образцом для иностранцев.

24 марта, не имея возможности работать на своем посту, Йованович написала отчаянное электронное письмо Дэвиду Хейлу. Она попросила заявление у госсекретаря, в котором говорилось, что она полностью доверяет ему, что она говорит от имени президента и страны. Днем Хейл позвонил Йованович и попросил ее изложить свои опасения в письменной форме. Она отправила более длинное электронное письмо, в котором описывала нападавших на нее, включая Джулиани и Луценко, и пыталась объяснить их мотивы.

На следующий день на еженедельной встрече высокопоставленных должностных лиц в офисе секретаря Хейл поднял просьбу Йованович. Помпео столкнулся с дилеммой: встать на защиту своего народа или умиротворить Белый дом. Он решил это, приняв решение, сказав, что никаких заявлений от ее имени не будет, пока Джулиани, Хэннити и другие не попросят их показания. Позже на той неделе Хейл отправил в европейское бюро сообщение: «Никаких заявлений».

Сама Йованович так и не получила ответа от Хейла.«По сути, мы двинулись дальше», - сказал Хейл во время своих показаний в ходе расследования по делу об импичменте. «По какой-то причине мы перестали работать над этим - по крайней мере, я перестал работать над этим вопросом. Я не участвовал в этом, поэтому не обращал на это особого внимания ». Он отметил, что выражение поддержки Йованович могло усугубить ситуацию. «Одна точка зрения заключалась в том, что это могло даже спровоцировать публичную реакцию самого президента на посла».

На несколько бюрократических уровней ниже Хейла, Джордж Кент, заместитель помощника госсекретаря по Европе, сражался за осажденного посла.Кент был ее заместителем в посольстве в Киеве, где коррупция была его основным фокусом. Он знал всех украинских игроков, участвовавших в кампании против нее, и был возмущен клеветой, которая также начала очернять его имя. Он усилил первоначальный ответ Госдепартамента на первую статью Hill , вставив фразу , полная фальсификация, , и когда атаки усилились, он сказал Хейлу, что департаменту необходимо поддержать Йованович.Он высказался, несмотря на его уязвимый статус офицера среднего звена, ожидающего продвижения на руководящую должность.

«Такие моменты испытывают люди; они раскрывают истинный характер человека », - сказал Малиновский, который, будучи членом комитета палаты представителей по иностранным делам, за несколько дней заслушал показания бывших коллег во время расследования импичмента. «В обычное время трудно понять, кто и что будет делать в таких обстоятельствах». Первым импульсом Кента было не допустить коррупции в американской политике в Киеве и Вашингтоне.На более влиятельной должности Хейл поставил на первое место бюрократическую иерархию и свое собственное безопасное место. В результате Йованович не было никого, кто мог бы настаивать на срочности ее дела с ее руководством.

Дэвид А. Грэм: Пределы препятствий Трампа

«Я считаю, что моральное мужество труднее, чем физическое», - сказал мне Рональд Нойманн, посол в отставке. «Я был офицером пехоты во Вьетнаме. Некоторые отважные офицеры на поле боя превратились в очень осторожных бюрократов ». Физическое мужество в бою облегчается скоростью, адреналином, товарищами.«Моральное мужество - во многих случаях у вас есть много времени, это одинокий поступок», - сказал он. «Вы полностью отдаете себе отчет в возможных последствиях для вашей карьеры, и это труднее. Это не должно быть труднее - тебя не убьют, но так оно и есть ».

На несколько недель все стихло. 21 апреля Владимир Зеленский, который выступал на антикоррупционной платформе, был безоговорочно избран президентом Украины. Белый дом сразу же сообщил Помпео, что Трамп хотел, чтобы Йованович ушла. Снова разгорелась информационная буря.Вечером 24 апреля Йованович организовала мероприятие в посольстве в честь молодой украинской женщины, активистки по борьбе с коррупцией, которая умерла после нападения с применением серной кислоты и чье убийство осталось нераскрытым. После полуночи поступил звонок из Госдепартамента: Йованович должна была сесть на следующий самолет домой. Она спросила причину, но не получила ничего, кроме заботы о своей безопасности.

Она вернулась в Вашингтон 26 апреля. Это был день, когда Помпео с большой помпой представил свою инициативу «Этос», которая включала новое заявление о миссии, которое сам секретарь произнес перед сотнями офицеров дипломатической службы: «Я - поборник американской дипломатии ... Я действую бескомпромиссно как в личной, так и в профессиональной сфере.Я беру на себя ответственность за свои действия и решения. И я проявляю безграничное уважение словом и делом к ​​своим коллегам и всем, кто работает вместе со мной ». Помпео не встречался со своим послом в Украине после краткого отзыва о ней или когда-либо снова, и при этом он не сказал публичного слова от ее имени. Другие официальные лица сказали Йованович, что она не сделала ничего плохого, но каким-то образом «потеряла доверие президента». Отделение нашло ее временную преподавательскую должность в Джорджтауне, но ее карьера дипломата закончилась.

«На личном уровне я чувствовал себя ужасно за нее, - сказал Кент в ходе расследования по делу об импичменте, - потому что это произошло в течение двух месяцев после того, как мы попросили ее - заместитель госсекретаря попросил ее остаться еще на год». Когда в конце мая Джулиани возобновил свою кампанию лжи, заявив украинским журналистам, что Йованович и Кент участвовали в заговоре против Трампа, возглавляемом Джорджем Соросом, Госдепартамент не дал опровержений. Хейл сказал, что Кент должен опустить голову и снизить свой авторитет в отношении Украины.Кент отменил несколько запланированных выступлений в вашингтонских аналитических центрах.

К тому времени политика Америки в отношении Украины вышла из-под контроля Государственного департамента и попала в руки «трех сторонников» - послов Гордона Сондланда и Курта Волкера и министра энергетики Рика Перри. Волкер, специальный посланник в Украине, хотел организовать встречу Зеленского и Трампа, и в июле он сказал Кенту, что собирается встретиться с Джулиани, чтобы обсудить украинские расследования семьи бывшего вице-президента Джо Байдена и выборы 2016 года.Позже Кент сказал, что, когда он спросил Волкера, зачем он это сделал, Волкер ответил: «Если там ничего нет, какое это имеет значение? И если там что-то есть, это нужно расследовать ». Кент сказал ему: «Обращение к другой стране с просьбой провести расследование уголовного преследования по политическим мотивам подрывает нашу защиту верховенства закона». Но если этот принцип когда-либо был принят администрацией Трампа, то теперь его уже нет.

Более 1000 ученых покинули Агентство по охране окружающей среды, Министерство сельского хозяйства и другие ведомства.

25 июля, после парламентских выборов в Украине, Трамп позвонил Зеленскому и попросил «об одолжении» - расследовании дела Байденов, которое было равносильно вмешательству Украины в президентскую кампанию в США в обмен на предоставление американской военной помощи и личную встречу. в Овальном кабинете. Через день или два Кент услышал о звонке подполковника Александра Виндмана, главного эксперта по Украине в Белом доме, который был среди тех, в том числе Помпео, подслушивающих его. Виндман сказал Кенту, что Трамп назвал Йованович «плохими новостями». »И что разговор зашел на очень деликатные темы - настолько деликатные, что Виндман не мог поделиться ими со своим коллегой.Кент не пытался узнать больше. Несмотря на всю свою откровенность в защиту Йованович, Кент не был из тех чиновников, которые хотели «быть в центре всего». В своих показаниях по делу об импичменте он ни разу не упомянул о написании телеграммы несогласия или разговоре с генеральным инспектором. Он тщательно избегал СМИ.

Профессиональный кодекс офицеров дипломатической службы почти держал в секрете историю попытки Трампа изгнать Зеленского. «Это не в их ДНК», - сказал Том Малиновски.Только один бюрократ - разоблачитель - позволил американскому народу узнать о quid pro quo. Жалоба появилась 9 сентября, всего за несколько дней до того, как Зеленский должен был встретиться с Фаридом Закарией из CNN, чтобы обсудить интервью, во время которого он, вероятно, объявил бы о расследованиях, которые хотел Трамп.

25 сентября Белый дом опубликовал грубую расшифровку телефонного разговора от 25 июля. В нем Трамп сказал, что «бывший посол США, женщина, была плохой новостью» и «ей предстоит пройти через некоторые вещи.В ходе расследования по делу об импичменте Хейл пояснил с высокой бюрократией: «Это не было оперативным комментарием, который каким-либо образом был реализован».

В Государственном департаменте, Посол Майкл МакКинли прочитал стенограмму и испытал инстинктивную, почти физическую реакцию: он был потрясен. МакКинли был старшим советником Помпео, который был возвращен со своего поста в Бразилии, чтобы служить связующим звеном между секретарем и дипломатической службой. Он и Хейл были единственными кадровыми офицерами среди руководства департамента, но он так и не попал во внутренний круг политических назначенных секретарем, в который входили бывшие деловые партнеры Помпео.До 25 сентября МакКинли не уделял достаточно внимания, чтобы соединить точки украинской истории. Теперь он обнаружил, что слова Трампа говорят сами за себя.

На следующий день МакКинли продолжил там, где Кент остановился прошлой весной. Согласно его показаниям в рамках импичмента, он пошел к Помпео и спросил: «Разве не было бы хорошо сделать заявление против Йованович?» Помпео послушал, а затем сказал: «Спасибо». Разговор длился около трех минут.

В последние дни сентября МакКинли настаивал на заявлении, в котором восхвалял профессионализм и храбрость Йованович.Он слышал от восьми или десяти коллег, что молчание Госдепартамента перед лицом уродливого президентского нападения деморализует. 28 сентября он отправил электронное письмо пяти старшим коллегам, включая Хейла, настаивая на том, что департаменту нужно что-то сказать. Четверо ответили согласием. Хейл не ответил; он сказал своему коллеге, что не думает, что усилия МакКинли никуда не денутся. Спустя несколько часов представитель Помпео сообщил Мак-Кинли, что, чтобы защитить Йованович от ненадлежащего внимания, секретарь не сделает заявления.

На следующий день, в воскресенье, МакКинли сказал своей жене, что после 37 лет работы на дипломатической службе он должен немедленно уйти. Хотя он никогда не выступал публично, пока его не вызвали в суд для явки в Палату во время расследования импичмента, его отъезд был настолько внезапным, что напоминал отставку в знак протеста. Помпео, известный в департаменте своим вспыльчивым характером и издевательствами, провел 20 минут по телефону из Европы с МакКинли и доставил ему тяжелые времена. Позже секретарь солгал в интервью ABC, сказав, что МакКинли мог прийти к нему по поводу Йованович в любое время, но никогда не приходил.

Перед отъездом МакКинли навестил Хейла и сказал ему, одному офицеру дипломатической службы другому, что молчание в отделе ужасно сказывается на моральном духе. Хейл категорически не согласился - он утверждал, что моральный дух высок. После этого Хейл встретился с Помпео и выявил другую угрозу для морального духа - негативное отношение Мак-Кинли.

«Я летел один», - сказал МакКинли Палате представителей во время расследования импичмента. «Я не знал, каковы были правила взаимодействия. Но я знал, что, как офицер дипломатической службы, сейчас буду чувствовать себя довольно одиноким.Итак, он связался с Йованович, которую знал, и с Кентом, которого не знал. МакКинли хотел узнать, как у них дела. Он был удивлен, узнав, что он был первым высокопоставленным должностным лицом, связавшимся с ними по поводу стенограммы телефонного разговора с Украины. Кент вместе с женой собирал яблоки в Вирджинии, когда МакКинли подошел к нему. После этого ему пришлось поискать МакКинли в Google, чтобы узнать, кто он такой. «Он казался мне… действительно порядочным человеком, который был обеспокоен происходящим», - сказал Кент в своих показаниях по делу об импичменте.

В начале октября, после того, как комитеты Палаты представителей выдали повестки для подачи документов и запланированных показаний, Государственный департамент приказал своему персоналу не сотрудничать. Помпео направил в Конгресс письмо, в котором назвал запросы «попыткой запугать, запугать и ненадлежащим образом обращаться с выдающимися профессионалами Государственного департамента». Он также публично заявил, что Конгресс не позволял сотрудникам дипломатической службы разговаривать с юристами департамента, что было неправдой - юристы не разговаривали с Кентом, который получил повестку в суд и был готов дать показания.Кент чувствовал себя запуганным не Конгрессом, а его собственным агентством.

3 октября европейское бюро Госдепартамента встретилось, чтобы обсудить, как реагировать на повестки в суд. Когда Кент заметил, что департамент не реагирует на Конгресс, юрист департамента повысил голос на Кента перед 15 коллегами, а затем позвал его в холл, чтобы он еще покричал. Он предупреждал Кента о том, что он не будет сотрудничать. Кент написал записку о встрече, которую он передал Мак-Кинли, который отправил ее Хейлу и другим… а затем записка исчезла в файлах вместе со всеми другими документами, которые департамент отказался передать Конгрессу.

Четыре года Трампа - это чрезвычайное положение. Восемь лет - постоянное состояние.

Карьерные люди все равно дали показания. Ни один из них никогда не подвергался такому вниманию общественности. Некоторые из них регулярно подвергались именным атакам в социальных сетях и на сайтах правого толка. Все они столкнулись с высокими счетами адвокатов. (Бывшие коллеги создали юридический фонд и собрали несколько сотен тысяч долларов.) Помпео и его госдепартамент продолжали ничего не говорить в свою защиту. Но они выступали один за другим.Мари Йованович, мать которой только что умерла, не потеряла самообладания, когда представитель Адам Шифф прочитал вслух неприятный твит, который Трамп только что написал о ней. Джордж Кент давал показания в галстуке-бабочке и соответствующем нагрудном платке, словно пережиток эпохи великой дипломатии, говоря с кривой улыбкой: «Нельзя продвигать принципиальные антикоррупционные меры, не рассердив коррумпированных людей». Дэвид Хейл, бледный и немногословный, также дал показания. Ближе к концу своих показаний представитель Демократической партии Денни Хек из Вашингтона умолял Хейла сказать, что Йованович была отважной патриоткой и что то, что с ней случилось, было неправильным.Голос Хейла дрогнул, когда он ответил: «Я считаю, что она должна была оставаться на посту и продолжать делать выдающуюся работу…»

Черт возьми, этого не было. "Что с ней случилось: неправильный ?"

«Верно, - сказал Хейл.

«Спасибо за разъяснение записи. Потому что я не был уверен, куда она могла пойти, чтобы установить рекорд, если бы это был не вы, сэр, или куда она могла бы пойти, чтобы вернуть себе свое доброе имя и репутацию, если бы это был не вы, сэр.

Том Малиновски, слушая своих бывших коллег, подумал, что их показания что-то говорят о том, что случилось с Государственным департаментом. «Здесь много сдерживаемого гнева и травм, и это было выходом для учреждения», - сказал он. «Эти мужчины и женщины говорили от имени своих коллег не только о том, что произошло с Украиной».

Бюрократы никогда не получали такой публичной похвалы, как в течение недель расследования импичмента. Но слушания оставили обманчивое впечатление.История Украины, как и история России до нее, не представляет собой рассказ о морали, в котором правда и честь противостоят клевете и коррупции и восторжествуют. Йованович ушла, и ее замена, Уильям Тейлор-младший, МакКинли и другие тоже - подполковник Виндман был выведен из Белого дома в начале февраля - в то время как Помпео все еще там, а над ним - президент . Трамп побеждает.

За четвертый год своего правления Трамп в значительной степени преуспел в том, чтобы заставить исполнительную ветвь власти работать от его личного имени.Он не сделал этого, выяснив, как использовать бюрократические рычаги власти, или назначив лидеров с видением политики, которую он разделяет, или направив общественное мнение на действия правительства. Он добивается этого, наказывая предполагаемых врагов, нанимая малодушных союзников и изгоняя компетентных и честных профессиональных чиновников. Результатом является тонкий слой политических лоялистов поверх запуганной бюрократии.

Правосудие и государство были очевидными целями для Трампа, но остальная часть исполнительной власти аналогичным образом, хотя и более тихо, подчиняется его воле.Один из каждых 14 политических назначенцев в администрации Трампа является лоббистом; они в основном проводят внутреннюю политику. Крупнейшие доноры Трампа теперь имеют легкий доступ к руководителям агентств и к самому президенту, поскольку они пополняют его казну после переизбрания. В последнем квартале 2019 года, будучи привлеченным к ответственности, Трамп привлек почти 50 миллионов долларов. Его коррупция власти, беспрецедентная в недавней американской истории, только усугубляет коррупцию денег, которая первой создала болото.

В федеральном правительстве карьерные чиновники сравнивают возможности трудоустройства со своими пенсионными планами и свою приверженность своим присягам.Согласно The Washington Post , более 1000 ученых покинули Агентство по охране окружающей среды, Министерство сельского хозяйства и другие агентства. Почти 80 процентов сотрудников Национального института продовольствия и сельского хозяйства уволились. Министерство труда резко сократило количество инспекторов по безопасности, и смертность рабочих по всей стране резко возросла, в то время как количество отзывов небезопасных потребительских товаров снизилось. Когда принятие законов и изменение правил оказывается обременительным, администрация Трампа просто теряет опыт правительства, так что основные функции отмирают, связи питаются останками, а оставшиеся в живых не поднимают головы до тех пор, пока не наступит день, когда они столкнутся с трудностями. тот же выбор, что и Маккейб и Йованович: делать грязную работу Трампа или быть уничтоженным.

Четыре года - это чрезвычайное положение. Восемь лет - постоянное состояние. «Все может сохраняться до конца первого срока, но после этого все разваливается», - сказал Малиновский. «Люди начинают уезжать толпами. Одно дело посвятить учреждению четыре года своей жизни в надежде, что вы сможете участвовать в его восстановлении. Другое дело - посвятить восемь лет. Я даже не могу представить, на что это будет похоже ».


Эта статья появилась в печатном издании за апрель 2020 года под заголовком «Как уничтожить правительство.”

Когда партнеры выпадают

Когда партнеры разваливаются, собственность, контроль и даже выживание их компании оказываются под угрозой. Я не говорю о различиях в суждениях, которые регулярно возникают между партнерами и столь же регулярно разрешаются через их постоянное признание вклада друг друга. Я говорю о гораздо более глубоких разногласиях, когда партнеры начинают испытывать неприязнь, недоверие и даже ненависть друг к другу. Первоначально беспокойство по поводу работы партнера может иметь первостепенное значение, но при глубоких разногласиях оно затмевается плохими личными отношениями.Партнеры действительно поссорились.

Чтобы проиллюстрировать трудности, с которыми могут столкнуться партнеры, рассмотрим эти случаи, которые я сильно замаскировал:

  • Два партнера владели компанией, которая занималась сборкой и продажей электронного продукта. Один руководил дизайном, маркетингом и продажами. Другой занимался закупкой, сборкой и финансами. Сначала они не соглашались с потребностями своих клиентов и особенностями своего продукта. «Вы изменили дизайн продукта! Мы не можем конкурировать на этом рынке! » один сказал.«Рынок требует обновленного продукта! Проблема в том, что вы не смогли собрать все по спецификациям! » другой ответил.

Давление партнеров друг на друга усилилось, когда компания начала терять деньги. Антагонизм и взаимные обвинения истощили энергию, которая могла бы помочь решить их проблемы с положением на рынке и качеством. В течение года партнеры перестали разговаривать друг с другом. По-детски? Не им. Их враждебность была настолько дисфункциональной, что их близкий друг, от предложения которого они отказались выступить посредником, ожидал, что компания потерпит неудачу.

  • В другом случае общий интерес к компьютерам стал катализатором партнерства в области программного обеспечения. Компания выдержала тяжелый стартап, получила два раунда внешнего финансирования и, похоже, добилась прогресса в направлении устойчивого роста. Но к тому времени партнерство было плохим словом для описания отношений между мужчинами. Они часто ссорились, особенно по вопросам вклада и контроля. Жена одного партнера с некоторой заслугой спросила своего мужа: «Почему вы должны делать всю настоящую работу в партнерстве 50–50?» Другая жена спросила своего супруга: «Почему вы позволяете партнеру толкать вас, как если бы он был единственным начальником?»

Этот бизнес, но не дружба, был спасен, когда посторонний помог второму партнеру понять, что он вносит лишь символические взносы.Этот партнер признал, что его личная жизнь всегда имела приоритет и что он не желал прилагать усилий, чтобы внести свою долю в партнерство. Он ушел в отставку.

  • За 20 лет два брата, работая вместе, построили компанию стоимостью 15 миллионов долларов. Каждый обрел финансовую независимость на всю жизнь. В следующие 10 лет, когда продажи и богатство братьев удвоились, дела пошли не так. Один брат привел в фирму двоих своих детей; другой брат принес одного.Оба поколения торговались по поводу относительного вклада, заработной платы, ролей и будущей собственности. На первый взгляд все казалось спокойным, но внизу кипела враждебность. Возможно, именно возврат к прежней объективности заставил основателей продать компанию.

Если вы знакомы с отношениями в нескольких небольших и средних компаниях, вероятно, вы можете привести другие примеры серьезных разногласий между партнерами. Ситуация далеко не редкая. Действительно, разногласия настолько распространены, что несколько лет назад один анонимный шутник сказал: «В любом партнерстве партнеры получают опыт, а юристы - деньги.”

Держитесь подальше от неприятностей

Лучшее лекарство - это профилактическая медицина. Не создавайте партнерские отношения, в которых два или более человека обладают равной ответственностью и властью при принятии решений. Если два или более партнера должны работать вместе, с самого начала определите, кто за них отвечает. В заявлении о контроле, подписанном всеми партнерами, должно быть указано, что произойдет, если меньший партнер не согласится с контролирующим партнером. Младший партнер может иметь право, например, уйти и выкупить его или ее акции по заранее определенной формуле.Или может существовать формула, по которой компания может выкупить меньшего партнера, который не подчиняется решениям контролирующего партнера.

Это может показаться очень односторонним. Это именно то, что задумано. Если партнерство действительно существует, сама структура должна подрывать любую возможность того, что партнеры могут противостоять друг другу на равных. Действительно, неравенство может быть ключом к удовлетворительным отношениям.

Одна семейная компания с объемом продаж 40 миллионов долларов использовала неравенство, чтобы выдержать два поколения занятости и владения членами семьи.Основатель составил железный документ с доверительным фондом, который давал большие полномочия его старшему сыну. К счастью, у этого сына были способности нести ответственность. Со временем старший сын выбрал самого многообещающего представителя следующего поколения, племянника, которому он передал операционное управление. Однако сын основателя оставил за живыми представителями своего поколения прерогативу назначить четвертого исполнительного директора компании и назначить дату преемственности. Он надеется, что постоянное лидерство компании будет определяться заслугами в рамках, которые предлагают членам расширенной семьи работу, на которую они имеют право.План может продолжать работать. По крайней мере, у этого механизма больше шансов на работу, чем если бы вопрос о лидерстве решался между соперниками в каждом последующем поколении.

Если вы настроены на партнерство 50–50 человек, по крайней мере, согласитесь на какой-нибудь простой выход, пока вы все еще находитесь в окне энтузиазма и рабочей дружбы. Запишите, что вы будете делать, если вы и ваш партнер не можете разрешить разногласия самостоятельно. Это может быть договор купли-продажи или соглашение о посредничестве и, при необходимости, решение третьей стороны.Что бы вы ни выбрали, само существование пути отступления, задействованного только с некоторыми недостатками, может быть движущей силой для достижения соглашения, не прибегая к этому средству правовой защиты. А легкость строить планы во время дружбы резко контрастирует с мстительными тупиками, которые случаются, когда партнеры ссорятся.

Когда я подчеркиваю риски разногласий с группой владельцев бизнеса, кто-то обычно высказывается, чтобы описать удовлетворительное партнерство. Я знаю, что у людей, которые их поддерживают, есть такие, и больше власти.Но после одной или двух историй успеха все больше владельцев говорят о пережитых или наблюдаемых болезненных отношениях. Каким бы путем ни сложилось ваше партнерство, это очень дешевая страховка, которую нужно заранее предусмотреть на случай «а что, если». Если вы не можете договориться о «а что, если» заранее, не начинайте партнерство.

Активный партнер, начинающий с неактивного финансового партнера, может с самого начала рассмотреть вопрос «а что, если». Что, если с годами вы станете главным создателем сильного бизнеса благодаря проницательности и упорному труду? Некоторых таких успешных активных партнеров к 10 годам или около того раздражает то, что у них есть неактивный партнер, который не делал взносов с момента первоначального вложения, но вернул во много раз эту сумму.Оглядываясь назад, можно сказать, что эти активные партнеры хотели бы, чтобы они договорились о варианте выкупа в первоначальном соглашении, которое дало бы финансовому партнеру дополнительную значительную прибыль при одновременном увеличении их собственных долей владения.

Все запутано

Предотвратить конфронтацию намного проще, чем найти выход из неприятных разногласий. Но если вы и ваш партнер (-ы) в супе, что можно сделать? Просто соглашаться с обидами - худший выбор, поскольку партнеры, которые не могут разрешить глубокие разногласия, подвергают риску свой бизнес, а также качество своей личной жизни.К сожалению, слишком многие партнеры идут по этому пути, не находя выхода.

С годами количество жалоб растет. Сотрудники, хорошо знающие, что происходит, могут разделиться на фракции. Партнеры могут делать как тонкие, так и откровенно антагонистические шаги друг против друга. Один партнер может назначать важные встречи на время, которое может быть неудобным для другого. Или партнер может открыто отменить инструкции, данные другим партнером сотруднику. Я называю эту ситуацию узлом разногласий.По мере нарастания конфликта становится все труднее и труднее разобраться в нем. Кажется, что даже привычка жить в условиях непрекращающихся противоречий притупляет волю к выходу из межличностного тупика.

Ссора между партнерами в семье требует дополнительных затрат. В качестве иллюстрации рассмотрим случай с 65-летним владельцем унаследованного бизнеса с контрольным пакетом акций. Столкнувшись с операционными убытками, он решил направить деньги из семейного состояния обратно в бизнес, продолжая при этом действовать так же, как и его отец.Он чувствовал, что деньги вернут прошлое. Но конкурент завоевал практически неоспоримое господство на рынке благодаря революционному дизайну продукции, новому технологическому оборудованию и широкому распространению. Два сына мажоритарного владельца - второстепенные партнеры в третьем поколении - боролись за ответные шаги и инициативы, направленные на восстановление доли рынка. Но сами сыновья чаще не соглашались, чем соглашались, что делать, и это укрепляло отца в ведении бизнеса без изменений. Однако разногласия стоили бизнесу любых шансов сохранить конкурентоспособность и влекли за собой тяжелые потери, вызывая глубокую враждебность среди членов семьи.

Я описал, как дорого обходится оставление серьезных разногласий неразрешенными, чтобы подчеркнуть, почему это такой плохой выбор. Прямо перед лицом такой наихудший сценарий может стать сильным мотивом для попытки выработать другой вариант.

Переход к положительному решению не происходит просто так. Обычно есть триггер. Это может быть громкий крах партнерства или тихое признание того, что ситуация невыносима. Толчком могут быть убедительные слова уважаемого советника или прямолинейный комментарий знакомого.

Вызов помощи

Каким бы ни был спусковой механизм, партнерам по конфликту все равно понадобится кто-то, кто будет способствовать открытости к изменениям и помогать разобраться в доступных вариантах. Этот агент изменений может быть одним из партнеров. Но поскольку партнеры, которые поссорились, часто не могут помочь себе, более вероятно, что успешный агент придет из-за пределов партнерства. Как правило, партнеры в первую очередь выбирают юриста компании или ближайшего делового партнера, которого они считают беспристрастным.Такие люди, как правило, хорошо осведомлены о ситуации и доступны по мере развития ситуации. Кроме того, если этот агент пользуется большим уважением, партнерам трудно игнорировать процесс урегулирования или обсуждаемые варианты.

Однако могут быть случаи, когда партнеры обращаются за помощью к кому-то на расстоянии. По моему опыту, такие решения часто учитываются по трем соображениям. Во-первых, если несогласные партнеры должны рассказать все, что их беспокоит, как они должны, они могут захотеть, чтобы эти знания покинули сообщество, когда агент уйдет.Кроме того, важность выбора опытного человека может привести к аутсайдерам. Человек, имеющий опыт примирения, понимает, что можно и чего нельзя делать, и прекрасно знает, что ничего длительного не произойдет, если партнеры сами не примут участие в решении.

Наконец, иногда присутствует ошибочный мотив: известно, что у близких кандидатов есть ограничения. Кто не? Тем не менее, неизвестный эксперт может восприниматься как обладающий навыками поиска решений более чем в натуральную величину.Несогласные партнеры должны признать, что чудотворцев нет на любом расстоянии и что в большинстве ситуаций агент под рукой, вероятно, лучше всего.

Некоторые посторонние устанавливают свои гонорары по высоким ставкам за консультационные услуги. У них действительно есть преимущество в виде глубокого опыта. Но у высокой платы есть еще одна изюминка. Если партнеры собираются заплатить все эти деньги, они серьезно отнесутся к сказанному. Мне не нравятся причина и следствие, но, похоже, в некоторых ситуациях они работают.

Эффективный агент не будет торопить процесс, даже если партнеры нетерпеливы к переменам.Решение, полученное в спешке, вряд ли со временем встанет на ноги. Соответственно, агент может начать с разговора по отдельности с партнерами, которые не любят друг друга, чтобы стимулировать рациональное мышление. В крайних случаях партнеры могут никогда не встретиться вместе. Однако в большинстве случаев агент собирает партнеров вместе в подходящее время, чтобы проработать доступные им варианты. Каким бы ни был форум, действия агента и весь процесс поиска решения должны основываться на следующих предпосылках:

  • Окончательный выбор остается за самими партнерами.Другие могут облегчить понимание и выбор вариантов. Только партнеры могут решить.
  • Ни один партнер не может получить все, что хочет, но может быть «беспроигрышное» решение. Распутывая узел разногласий, каждому партнеру будет лучше, чем он или она сейчас. Кроме того, вполне вероятно, что каждый партнер откажется от чего-то желанного, чтобы выиграть и другой.
  • Решение, о котором могут договориться партнеры, вряд ли выскочит сразу.Хорошее решение - то, которое будет приемлемым в долгосрочной перспективе - требует предварительных затрат времени. Вдобавок потребуется терпение, когда идеи будут возвращаться туда и обратно.
  • Во многих случаях ситуация имеет свою логику. Некоторые партнеры лучше в некоторых вещах; другие в других вещах. Интересы и стремления отдельных партнеров могут указывать на определенные направления. А потребности бизнеса требуют идентифицируемых способностей, которые лучше всего удовлетворяют конкретные люди. Обсуждение необходимо, чтобы выявить эти вещи.
  • Открытое обсуждение - это не то же самое, что согласие. Во время ранних обсуждений каждый партнер сохраняет за собой все права, содержащиеся в письменном или устном соглашении о партнерстве. Каждый партнер может помочь найти возможные решения без ущерба для своей позиции в окончательном соглашении.

Подробное обсуждение вышеперечисленных пунктов с агентом - время потраченное не зря. Частью цели является образ мышления, при котором каждый партнер верит в возможность значительного улучшения в бизнесе и в личной жизни.По мере того, как партнеры соглашаются с этими идеями, можно начинать следующие шаги.

Развязывание узла

Ссорящиеся партнеры могут разрешить узлы разногласий разными способами:

Найдите способ развить партнерство. Партнерские отношения часто возникают из-за того, что два человека обладают взаимодополняющими навыками. Такая организация работы из двух человек может предотвратить падение всей сложности бизнеса на одни плечи. Каждый партнер может сосредоточиться на одной части бизнеса с уверенностью, что все остальные части контролируют ее.Это мощная аранжировка. Однако при глубоких разногласиях что-то идет не так. Часто один или оба партнера начинают сомневаться в другом. В другом распространенном паттерне партнеры не могут координировать свою работу. Каждый действует так, как считает нужным, но, как бы ни было целесообразно, отдельные взносы не взаимосвязаны.

Чтобы сохранить партнерство, роли партнеров должны быть более тщательно определены, разделены и уважаться, а также должна быть налажена лучшая координация.Частично переопределение ролей должно уменьшить равенство партнеров в повседневном управлении компанией. Партнеры могут разделить вознаграждение поровну, но одного партнера следует убедить сосредоточиться на какой-либо области специализации - например, продажах или проектировании, - в то время как другой берет на себя ответственность исполнительного директора. Можно сделать шаг к введению в действие новых ролей. Операционный исполнительный партнер может отчитываться перед расширенным «исполнительным комитетом», «советом директоров» или каким-либо подобным назначенным органом, в состав которого входит внешнее третье лицо.Однако третий человек должен быть более чем решающим. Он или она должны привнести навыки в общее руководство компанией, чтобы завоевать уважение партнеров.

Некоторые люди наследуют свои партнерские роли. Я называю это браком по принципу дробовика. И здесь тоже (хотя, возможно, с меньшей вероятностью) спорное партнерство может быть сохранено отдельными и четко определенными ролями. Но поскольку эти отношения редко строятся на взаимодополняющих навыках и взаимном уважении, потребность в сильной третьей стороне, вероятно, больше, чтобы помочь обеспечить соблюдение ролей партнеров, которые изначально не выбирали друг друга.

Некоторые партнерские отношения, будь то браки с дробовиком или нет, настолько нестабильны, что их невозможно разрешить. Например, даже если один партнер хорошо квалифицирован, а другой нет, пока менее квалифицированный партнер отказывается признать этот факт, ситуацию нельзя исправить. В таких случаях продолжать склеивать партнерство бессмысленно. Он будет только отклеиваться снова и снова. Вероятно, лучше всего перейти к одному из других вариантов.

Согласитесь, что все партнеры отступят. Привлечение генерального директора извне может быть хорошим решением, поскольку одна компания обнаружила слишком много руководителей. В этом семейном бизнесе сестра и два брата с разными точками зрения были активными руководителями. Муж другой сестры работал на более низком уровне, но чувствовал, что должен говорить, если он считает, что решения были приняты, противоречащие интересам его жены. Различия во мнениях между членами семьи были настолько велики, что, возможно, только их продолжительные и разрозненные каникулы позволили бизнесу развиваться.Однако выкуп со стороны члена семьи был невозможен, потому что родственники установили неоправданно высокую цену.

Посоветовавшись, семья подобрала для себя первоклассного исполнительного директора. Но когда к нему обратились, исполнительный директор оговорил, что он будет руководить компанией только в том случае, если ему будет предоставлен контроль через доверительный фонд с правом голоса и если все члены семьи уйдут в отставку. Последовавшие за этим семейные дискуссии были жаркими, но посторонний получил свои условия. Продолжение: при новом генеральном директоре бизнес велся хорошо и прибыльно.В конце концов он купил компанию на выгодных для семьи условиях.

Обращение к наемному генеральному директору может быть уместным, особенно если партнеры осознают, что сложность их работы превышает их возможности. Никто не должен быть виноватым, чтобы это произошло. Действительно, рост партнерства до размера, требующего квалифицированного, опытного управления, является мерилом успеха. Точно так же предпочтительнее отказаться от управления унаследованным вами бизнесом, чем оставаться, пока бизнес рушится вокруг вас.

Трудность состоит в том, чтобы найти и согласовать подходящего человека, который возьмет на себя управление. Многие из наиболее квалифицированных людей ведут свой собственный бизнес. Но при хорошем поиске и при наличии надлежащих стимулов исполнительный директор может быть найден. Этот шаг, однако, может просто поднять разногласия о партнерстве с рабочего уровня на уровень совета директоров.

Аргумент в пользу того, чтобы партнеры отступили и были заменены новым исполнительным директором, может основываться на ожидании того, что после этого произойдет что-то еще.Пожалуй, продажа бизнеса - наиболее вероятное долгосрочное решение. Но прежде чем перейти к такому необратимому шагу, партнеры могут согласиться расслабиться, чтобы исследовать другие пути или посмотреть, смягчит ли время их разногласия. Или один партнер может воздержаться от продажи, но согласиться на половину шага - передать операции квалифицированному аутсайдеру. (Доверительные фонды для голосования иногда используются для предотвращения вторжений партнеров, которые соглашаются быть отстраненными.)

Разработать договор купли-продажи. С договоренностями купли-продажи между партнерами мы переходим к решениям, с которыми может быть труднее договориться, но которые с большей уверенностью исключают разногласия в будущем. В общих чертах, бизнес берет на себя один из партнеров; другой или другие получают деньги.

В одной ситуации два партнера не соглашались друг с другом в течение трех лет. Время от времени они пытались обсудить разногласия, но безуспешно. Один партнер предлагал выкупить другого или, неохотно, продать по той же цене. Другой отказался покупать или продавать.На этом этапе уважаемый обоими юрист компании взял на себя более активную роль. Ранее он советовал: «Разбирайтесь в своих разногласиях. Вы оба разумные люди. В браке возникают конфликты. Многие пары справляются с этим. Стараться." Но со временем адвокат переменился на: «Ну, я вижу, вы не собираетесь собираться вместе. Вы оба страдаете. Я советую вам подавать запечатанные заявки ».

Это произошло не сразу. В конце концов, однако, юрист убедил партнера, который не хотел ни покупать, ни продавать, принять участие в аукционе.Возможно, из-за того, что он был менее самоуверен в ведении бизнеса в одиночку, этот партнер подал более низкую и проигрышную ставку.

В некоторых ситуациях один партнер может быть логичным выбором в качестве выжившего владельца. Опыт, административные навыки, мотивация, энергия и более глубокое знание бизнеса могут указывать в одном направлении. Однако важным дополнительным фактором является готовность покупателя нести финансовый риск, связанный с выкупом. Покупателю, возможно, придется выделить значительную часть своих средств, согласиться на фиксированные или условные будущие платежи, а также согласиться на увеличившийся корпоративный долг, взятый на себя компанией.

Несогласным партнерам трудно принять одного человека выше другого в качестве логического кандидата. Поэтому особенно на этом этапе следует делать упор на поиске беспроигрышного решения и на недопущении жадности и мстительности. План состоит в том, чтобы оптимизировать выигрыш для обоих. Если один партнер может вести бизнес более эффективно, чем другой, финансовая отдача для обоих может быть больше, если часть покупной цены будет зависеть от будущих результатов.

Когда партнеры не могут прийти к согласию относительно логического оставшегося лица или согласованной цены и условий, они могут решить свои разногласия с помощью аукциона в той или иной форме.Возможные варианты:

  • Оба партнера подают запечатанные предложения о цене и условиях, при этом участник, предложивший более высокую цену, выкупает другого. Чтобы предложения можно было легко сравнивать, в условиях торгов могут быть указаны минимальный авансовый платеж и ставка дисконтирования для будущих платежей. Кроме того, может быть заранее согласовано, что продавец будет держать партнерские акции (акции) на условном депонировании для будущих платежей. В качестве альтернативы участник, предложивший более высокую цену, может купить компанию по средней из двух ставок.
  • По предварительному согласованию один партнер делает предложение о цене и условиях выкупа другого.Затем второй партнер принимает решение принять цену и условия или может на тех же условиях выкупить первоначального участника торгов.
  • Один партнер делает ставку на компанию по цене и условиям не как аукцион, а как прямое предложение. Другой партнер может принять, вести переговоры или отказаться.

Разделите бизнес. Некоторые товарищества владеют двумя или более предприятиями, которые можно разделить. Партнеры могут разделить весь бизнес с компенсацией партнеру, который берет на себя менее ценную часть.

Продам бизнес. В некоторых ситуациях требуется прямая продажа третьей стороне. Партнеры могут расценить продажу бизнеса как положительный шаг к разрешению своих конфликтов. Или даже если нынешние партнеры могут продолжать жить с разногласиями, они могут счесть продажу желательной, чтобы избежать передачи конфликта следующему поколению. (Похоже, именно так и было с двумя братьями, описанными ранее, разногласия которых начались с того момента, когда их дети начали заниматься бизнесом.)

Есть и другие причины для продажи третьему лицу. Бизнес, возможно, достиг точки, находящейся за пределами управленческих способностей любого партнера. Или ни один из партнеров не сможет профинансировать покупку на условиях, приемлемых для другого. Или, в случае крайнего разочарования, ни один из партнеров не сможет смириться с возможностью того, что другой, как единственный собственник, может вести бизнес очень прибыльно. Для продавца было бы невыносимо встречаться со своим богатым бывшим партнером в загородном клубе.

Если бизнес будет продан третьей стороне, в большинстве случаев важно воспользоваться услугами того, кто специализируется на продаже бизнеса. Это не бизнес-брокер, а тот, кто работает на вас, продавца. Его или ее услуги включают помощь в поиске покупателей, консультации по ценообразованию для бизнеса, а также навыки ведения переговоров и структурирования договора купли-продажи. Партнеры могут продать бизнес только один раз в жизни. Специалист зарабатывает на жизнь тем, что знает, как выставить бизнес на продажу, как найти покупателей, как вести переговоры и как решать налоговые и юридические вопросы.Просто убедитесь, что вы найдете кого-то с большим опытом и сильными рекомендациями, подтвержденными непосредственно бывшими клиентами.

Ликвидировать бизнес. Это модифицированная форма опций, рассмотренных ранее. Если компания владеет активами, у которых есть готовый рынок (например, недвижимость), активы могут быть проданы, а корпорация ликвидирована. Это похоже на продажу бизнеса. Или каждый из разделяющих партнеров может взять активы сопоставимой стоимости. Это отличается от разделения бизнеса только тем, что корпорация сворачивается.

Нет лучшего решения, когда партнеры не согласны. Чтобы найти решение, подходящее для каждого случая, необходимо тщательно взвесить деловые и личные соображения. Но это может произойти только в том случае, если партнеры готовы без всяких предубеждений принять процесс урегулирования, который поможет им внимательно изучить цели и варианты.

Разногласия разрешались другими способами. Были ультиматумы, судебные иски, искажение фактов, угрозы, кражи и многое другое. Но подобные действия порождены отчаянием и только усугубляют положение.Поэтому, хотя найти конструктивные решения далеко не так просто, я призываю партнеров, которые поссорились, не страдать из-за существующего положения вещей. Я считаю, что это самый дорогостоящий выбор для их личной жизни и бизнеса.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за ноябрь 1986 года.

GoodTherapy | Каменная стена

Обстановка - это упорный отказ общаться или выражать эмоции. Это обычное явление во время конфликтов, когда люди могут преградить путь, пытаясь избежать неудобных разговоров, или из-за страха, что участие в эмоциональной дискуссии приведет к ссоре.

Что такое каменная стена?

Конфликт, особенно в близких отношениях, может быть непреодолимым и невыносимым. Столкнувшись с потенциальным конфликтом, один из партнеров может преградить путь или полностью отказаться от общения. Преодоление препятствий может включать в себя избегание обсуждения своих чувств, отказ давать невербальные коммуникативные сигналы, уходить в середине обсуждения без предупреждения или объяснения или просто отказываться обсуждать рассматриваемую проблему. Эта тактика может вызывать беспокойство, когда другой партнер действительно хочет обсудить область конфликта, а отсутствие общения часто может вызвать крайний гнев и разочарование.

Блокирование происходит непрерывно, и оно может варьироваться от отказа обсуждать проблему в течение короткого периода времени до полного отказа в течение нескольких месяцев. Уход в тупик во время обсуждения отличается от ухода из обсуждения на короткий период времени, чтобы успокоиться перед возвращением: такой период охлаждения может быть полезен для обсуждения, но в случае блокирования смысл не в том, чтобы продолжать разговор позже. но не делать этого полностью.

препятствует злоупотреблениям?

Противостояние часто рождается из разочарования и страха, и когда оно используется в одиночку, оно может возникать в результате желания снизить напряжение в эмоционально подавляющей ситуации или в попытке успокоить себя.Джон Готтман, брачный терапевт, который провел обширные исследования по предотвращению партнерских отношений, обнаружил, что мужчины часто реагируют на разногласия с большим количеством признаков физиологического стресса, чем женщины, и, таким образом, было показано, что они с большей вероятностью будут сопротивляться, чем женщины, часто в непростой ситуации. старайтесь оставаться нейтральным или избегать конфликта.

Преодоление препятствий также может быть манипулятивной или контролирующей стратегией. Когда препятствие является преднамеренным, партнер, который отказывается общаться, часто затягивает ситуацию и мешает другому партнеру искать другие варианты разрешения конфликта или даже прекращения отношений.Люди, которым препятствуют другие, могут чувствовать себя безнадежными и терять контроль или чувство собственного достоинства. Преодоление препятствий - это часто способ получить власть над партнером, при этом, казалось бы, ничего не делать, хотя это часто используется в сочетании с угрозами и изоляцией.

Эффекты каменных стен

Преступление может иметь катастрофические последствия для отношений. Готтман, сообщающий, что он может предсказать развод с почти 100% точностью, призывает препятствовать одному из «четырех всадников», указывающих на вероятность развода.Поскольку игнорирование препятствует способности пары разрешать конфликты, это может привести к выходу мелких разногласий из-под контроля. Когда люди сталкиваются с препятствиями, они могут реагировать с отчаянием и говорить или делать все, что угодно, чтобы их прекратить. Крайнее разочарование, которое может испытывать партнер, которого ставят в тупик, также может привести к более серьезному конфликту, чем того требовала первоначальная проблема. Таким образом, проблемы вызывают не только само препятствие, но и реакции, к которым это может привести.

Терапия каменной стеной

В партнерстве, где один партнер часто прибегает к тактике уклонения от препятствий, оба партнера могут извлечь выгоду из пересмотра тактики общения. Обоим партнерам может быть полезно понять, почему возникает препятствие, и семейный терапевт может помочь в исследовании этой проблемы. Поскольку отношения, в которых отсутствуют общение и сотрудничество, вряд ли будут успешными в долгосрочной перспективе, терапия для пар может помочь в укреплении общения в партнерстве, пострадавшем от противодействия.

Преодоление препятствий может быть защитной тактикой, которую усвоили в детстве, или может быть результатом трудностей в эмоциональном самовыражении. В любом случае терапевт может помочь как в исследовании, так и в разрешении проблемы, а в ходе терапии можно будет изучить новую тактику выражения эмоций и преодоления конфликта.

Артикул:

  1. Лисица Е. (20 мая 2013 г.). Четыре всадника: каменная стена. Получено с http://www.gottmanblog.com/four-horsemen/2014/10/30/the-four-horsemen-stonewalling?rq=stonewalling
  2. .
  3. Лисица, Е.(2014, 12 марта). Уход за собой: препятствие, часть ii (исследование). Получено с http://www.gottmanblog.com/archives/2014/10/31/self-care-stonewalling-part-ii-the-research?rq=stonewalling
  4. Часто задаваемые вопросы по исследованиям. (нет данных). Часто задаваемые вопросы об исследованиях доктора Готтмана. Получено с http://www.gottman.com/49853/Research-FAQs.html
  5. .
  6. Самсель, М. (нет данных). Уклонение от злоупотреблений. Получено с http://www.abuseandrelationships.org/Content/Behaviors/stonewalling.html
  7. .

Последнее обновление: 18.07.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *