Радищев путешествие из петербурга в москву глава: Читать бесплатно электронную книгу Путешествие из Петербурга в Москву. Александр Николаевич Радищев онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Содержание

Путешествие из Петербурга в Москву

Писатель, протоиерей Михаил Ардов , что Лев Гумилёв рассказал ему об экземпляре «Путешествия из Петербурга в Москву» с неопубликованными в то время пометками Екатерины II: 

— Радищев описывает такую историю, — говорил Лев Николаевич. — Некий помещик стал приставать к молодой бабе, своей крепостной. Прибежал её муж и стал бить барина. На шум поспешили братья помещика и принялись избивать мужика. Тут прибежали ещё крепостные и убили всех троих бар. Был суд, и убийцы были сосланы в каторжные работы. Радищев, разумеется, приговором возмущается, а мужикам сочувствует. Так вот Екатерина по сему поводу сделала такое замечание: «Лапать девок и баб в Российской империи не возбраняется, а убийство карается по закону».

Возможно, это апокриф — среди опубликованных теперь комментариев императрицы такой не находится, но суть её несогласия с Радищевым он передаёт верно. 

Радищев — автор сентиментальной школы, и культ разума непротиворечиво сочетается в нём с чувствительностью сердца. Устами одного из положительных персонажей — старого крестицкого дворянина — он прямо соглашается с Екатериной: «Не дерзай никогда исполнять обычая в предосуждение закона. Закон, каков ни худ, есть связь общества». Но на деле невинность доведённых до крайности убийц для него «математическая ясность». 

Писатель рисует идеал, к которому правитель должен стремиться. Так, в главе «Спасская Полесть» рассказчику снится, что он — великий государь, окружённый льстецами, превозносящими мир, тишину и изобилие его правления; к нему в образе странницы является сама Истина. Она снимает с его глаз «бельма» и показывает ему реальность: коррупцию, несправедливость и жестокость его приближённых, извращающих его указы и угнетающих народ. В этой прозрачной аллегории Екатерина сразу узнала себя и отмела упрёк: «Не знаю какова нега власти в других владетели, во мне не велика». 

Императрица, решающая государственные проблемы на практике, возмущена несправедливым отношением к своим усилиям: хорошо писателю воздыхать о судьбе доведённых до отчаяния крестьян, но нельзя же возвести снисходительность к убийцам в принцип — эдак ведь крестьяне начнут резать дворян, и Радищеву это прекрасно известно, чего же он от неё хочет? Когда автор проповедует пацифизм, называя царей виновниками «убийства, войною называемого», Екатерина возражает: «Чево же оне желают, чтоб без обороны попасця в плен туркам, татарам, либо пакарится шведам». Практических рекомендаций у Истины, очевидно, нет.

Радищев обвиняет императрицу в лицемерии, в измене той философии, которую сама она насаждала в молодости, — упрёк был основателен и оттого чувствителен. Ханжество Екатерины стало общим местом — Пушкин : 

Екатерина уничтожила звание (справедливее — название) рабства, а раздарила около миллиона государственных крестьян (т. е. свободных хлебопашцев) и закрепостила вольную Малороссию и польские провинции. Екатерина уничтожила пытку — а тайная канцелярия процветала под её патриархальным правлением; Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешёл из рук Шешковского в темницу, где и находился до самой её смерти.
Радищев был сослан в Сибирь. Княжнин умер под розгами — и Фонвизин, которого она боялась, не избегнул бы той же участи, если бы не чрезвычайная его известность.

Венценосную читательницу автор «Путешествия» имел в виду, обращаясь к ней прямо: «Властитель мира, если, читая сон мой, ты улыбнёшься с насмешкою или нахмуришь чело, ведай, что виденная мною странница отлетела от тебя далеко и чертогов твоих гнушается». Читай: на воре шапка горит. И Екатерина возмущённо возражает: «Птенцы учат матку. Злость в злобном, во мне её нет». 

При этом она дискутирует с автором всерьёз, отмечая несоответствия или, наоборот, жизненность его наблюдений, — например, описание сластолюбца-дворянина, который в своей деревне «омерзил 60 девиц, лишив их непорочности», комментирует: «Едва ли не гисторія Александра Васильевича Солтыкова». Но с её точки зрения, это, так сказать, не политика партии, а перегибы на местах. Радищев оскорбляет её правление, возводя отдельные недостатки в ранг закономерности.

У Екатерины были основания назвать Радищева «птенцом». Пажом он служил во дворце, по свидетельству Пушкина, имевшего доступ к документам Тайной канцелярии, «государыня знала его лично». В числе шести пажей, отличившихся в науках, он был отправлен учиться в Лейпцигский университет. Монархи отправляли молодых дворян учиться за границу за государственный счёт со времён Петра I — с прагматической целью получить сведущих чиновников. И действительно, по возвращении в Россию молодой Радищев был определён на службу в канцелярию императрицы. Сын писателя вспоминал, что уже в бытность Радищева служащим Петербургской таможни государыня, уверенная в его честности и бескорыстии, «удостоила его важными поручениями: при начале шведской войны ему велено арестовать и описать шведские корабли». После смерти его начальника Радищев был назначен директором таможни, причём Екатерина отказала всем прочим претендентам на это место, говоря, что у неё уже есть достойный человек. При этом назначении Радищев получил из рук Екатерины орден Святого Владимира 4-й степени.

Наверное, ещё и поэтому императрица восприняла нападки Радищева близко к сердцу: он не просто единомышленник, но и всем своим мировоззрением обязан ей. Её комментарии к книге были инструкцией следователю Шешковскому, как вести допрос, в конце же Екатерина пишет: «Скажите сочинителю, что я читала ево книгу от доски до доски, и прочтя усумнилась, не зделано ли ему мною какая обида? ибо судить ево не хочу, дондеже не выслушен, хотя он судит царей, не выслушивая их оправдание». Шешковский выполнил поручение и получил ответ, что «никогда и никакой не только обиды не чувствовал, но всегда носил в себе её милости».

Когда по завершении следствия дело было передано в Палату уголовного суда, статс-секретарь Безбородко, инструктируя о порядке разбирательства санкт-петербургского главнокомандующего графа Брюса Граф Яков Вилимович Брюс (1669–1735) — государственный деятель. Был ближайшим сподвижником Петра I. Командовал артиллерией, заведовал российским книгопечатанием, ведал заводами и крепостными сооружениями. Составлял учебники, словари, карты. После воцарения Екатерины II подал в отставку. ⁠ , особо указал не предоставлять суду протоколов допроса, поскольку «многие вопросы, особливо же: «Не имеет ли он какого недовольствия или обиды на Ея Величество» отнюдь непристойно выводить пред судом». Это было слишком личное. 

«Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев Александр Николаевич - описание книги | Эксклюзив: Русская классика

Алматы

Алтайский край

Альметьевск

Ангарск

Астрахань

Белгород

Благовещенск

Братск

Брянск

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Грозный

Екатеринбург

Забайкальский край

Зима

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Новосибирск

Новосибирская область

Нур-Султан

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермский край

Пермь

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Тыва

Республика Хакасия

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Саянск

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Тверь

Томск

Тула

Тулун

Тюмень

Удмуртская Республика

Улан‑Удэ

Ульяновск

Ульяновская область

Усолье‑Сибирское

Усть‑Илимск

Хабаровск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Черемхово

Чита

Чувашская Республика

Шелехов

Энгельс

Ярославль

Ярославская область

«Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева – горестное негодование оскорбившейся души

«Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева – горестное негодование оскорбившейся души

Я взглянул окрест меня – душа моя

страданиями человечества уязвлена стала.

А. Н. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву

О чем пишет легендарный автор, что гложет его, где спасенье ему? Попробуем понять сие, полагая в том и для себя науку.

Конец правления Екатерины II, впрочем, не совсем еще. С другой стороны, 1790 год, в который А. Н. Радищев издает разбираемую нами теперь книгу – рассказ о своем путешествии, и сам по себе грозен будет, ведь во Франции уже «кипит» вовсю дух революционный. А государыня, откликаясь на «Путешествие», пишет: «сочинитель сей книги наполнен и заражен французскими заблуждениями, всячески ищет умалить почтение к власти, бунтовщик хуже Пугачева». Екатерине спустя многие годы вторит В. И. Ленин, полагая его «первым в ряду русских революционеров, вызывающим у русского народа чувство национальной гордости». То есть мы видим, что автор «Путешествия» изначально и вполне сущностно вошел в конфликт с современной ему действительностью российской жизни. Но как он это сделал, все ли в его позиции оказалось верным? Давайте вникать и разбираться.

В самом начале своего рассказа в главе «София» А. Н. Радищев негодует в адрес спящего комиссара почтового двора, который в ночное время избегает каких-либо хлопот, связанных с переменой лошадей для незнатного путешественника. Тем самым автор досадует на неуважительное к себе отношение казенного служащего, который, ссылаясь на новые времена, отказывается утруждать себя «неурочными» хлопотами. При этом комиссар допускает обман проезжающего путешественника, состоящий в утверждении, что «лошади все в разгоне». В результате А. Н. Радищев кончает главу так: «Отче всеблагий, неужели отвратишь взоры свои от скончевающего бедственное житие свое мужественно? Тебе, источнику всех благ, приносится сия жертва. Ты един даешь крепость, когда естество трепещет, содрогается. Се глас отчий, взывающий к себе свое чадо. Ты жизнь мне дал, тебе ее возвращаю; на земли она стала уже бесполезна». Вот как! Лошадей-то лишь не дали по первому требованию и сразу же «тебе ее возвращаю». Но разумно ли так-то? И потом, комиссар тоже человек будет, а значит, в отдыхе непременно нуждается. Тем более, что автору излагаемого сюжета совсем неведома была рабочая загрузка комиссара, которая вполне могла быть и чрезмерной. Да, ему обидно, что нет уважения, которое имел бы всякий генерал. Но ведь у генерала-то и ответственность особая будет. А главное, куда, спрашивается, торопиться-то?

Совсем краткую главу «Тосна» писатель завершает словами: «.мнимое маркизство скружить может многим голову, и он (речь о проезжающем, энтузиасте новых сословных привилегий. – Авт.) причиною будет возрождению истребленного в Росси зла – хвастовства древния породы». Что возмущает писателя в данном случае, против чего он страстно негодует? С одной стороны, древний род – это очевидная традиция поддержания чести и славы, но с другой – это же есть непременная плата злу и злодейству. Почему так? А потому, что мир земной так уж устроен и в нем господствует мнимое (ветхозаветное) добро, а значит, в нем же «древния породы» и поддерживают традицию вполне нечестных преимуществ. Видимо, последнее и привело автора известного «Путешествия» в позицию ненавистника всяких родовых отличий. Но что есть упомянутое выше ветхозаветное добро? Оно есть лишь корпоративная корысть (выгода), которая успешно рядится в добродетельные одежды. Иначе говоря, ветхозаветная правда – это прикрытый общими интересами захват группой лиц преимуществ для собственного земного (телесного) бытия и тотальная агрессия против всех потенциальных конкурентов. Но как мнимое добро все-таки одерживает верх? А с помощью стиля в поведении, по-современному, с помощью гламура. Кстати, гламур – это своего рода очарование или колдовство. То есть «древния породы» – это традиция стильного образа жизни, чарующего, а значит, и ослабляющего собою «диких» или непородных людей в их притязаниях на известные материальные блага жизни. К сожалению, А. Н. Радищев не знает до конца, против чего восстает и, соответственно не имеет средств успешной борьбы с понятием породы. Тогда как порода среди людей своим смыслом восходит к языческим божествам, которым, понятное дело, всегда следует приносить материальные жертвы. Поэтому-то названное «маркизство», столь возмутившее русского правдолюба, есть всего лишь банальная «отрыжка» языческого сознания, бороться с которой возможно только твердой верою в Бога.

Но идем далее. В главе «Любани» А. Н. Радищев горюет уже о судьбе крепостных крестьян: «Страшись, помещик жестокосердый, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение». Но здесь же находим слова автора, к себе самому адресованные: «Ведаешь ли, что в первенственном уложении, сердце каждого написано? Если я кого ударю, тот и меня ударить может. Вспомни тот день, когда Петрушка пьян был и не поспел тебя одеть. Вспомни о его пощечине. О, если бы он тогда, хотя пьяный, опомнился и тебе отвечал бы соразмерно твоему вопросу!» Да, горько писателю, но что делать-то ему? Отказаться от услужений Петрушки? Ведь воспитать слугу своего до «блеску» средств у него явно не имеется, тогда как без его помощи самому опять же не справиться со всем привычным будет. В таком случае буза сия лишь самоедством отдает, а значит, и проку в ней чуть будет. Другими словами, для А. Н. Радищева воспитывать слугу – труд непосильный, тиранить и насиловать его – натуре же собственной противно. Впору, как говорится, и себя самого возненавидеть.

Впрочем, смотрим в главу «Чудово», в которой приятель автора рассказывает ему историю своего чуть было не случившегося утопления в водах Финского залива. В результате сего печального повествования товарищ главного героя рассматриваемого произведения говорит ему следующие слова: «Все сочувствовали мою опасность, все хулили жестокосердие начальника, никто не захотел ему о сем напомнить. Если бы мы потонули, то бы он был нашим убийцею. "Но в должности ему не предписано вас спасать", – сказал некто. Теперь я прощусь с городом (речь о Петербурге. – Авт.) навеки. Не въеду николи в сие жилище тигров. Единое их веселие – грызть друг друга; отрада их – томить слабого до издыхания и раболепствовать власти». Что возмущает А. Н. Радищева? Он негодует на представителя власти, который, находясь на отдыхе, не бросается по своей доброй воле спасать утопающих. Он также полагает, что всякое должностное лицо просто обязано быть добрым и сердечным. Но странно то, что А. Н. Радищев совсем не задается вопросом: почему же все так? почему томят слабого до издыхания и раболепствуют власти? Почему не стремятся спасать погибающих? Ведь вопросы сии вопиют и требуют путей ответных. Что сегодня возможно предложить на сей счет? А то, например, что борьба многих русских за власть ради самой власти и есть единственный для них доступный смысл собственной грустной жизни, ведь ничего иного они просто и не знают вовсе. Иначе говоря, русский чиновник исстари служит лишь интересам своей корпорации, а значит, его служение – это лишь угождение начальству. Все остальное его интересует все-таки в самую последнюю очередь. Но почему так? А потому, что у власти в России непрерывно находятся главным образом лично нечестные люди, которые приходят к ней по сложившейся некогда традиции господства мнимого добра. Другими словами, кто может и готов торговать «умно» (за выгоду личного возвышения) честь свою, тот и становится в России властью. А так как последняя в России исстари священна, то и всякий преуспевший в ней (во власти) воспринимается народом непременно благодетелем. Такое тем более возможно, что в России люди всегда рады подачкам от власти, понимая их так или иначе добром себе. То есть искомая причина жестокосердия власти совсем не в ней самой, она пребывает строго в самом сознании русского человека.

Переходим к главе «Спасская полесть». В ней находим следующие примечательные строки: «Недостойные преступники, злодеи (речь о царских слугах. – Авт.)! вещайте, почто во зло употребили доверенность господа вашего? Предстаньте ныне пред судию вашего. Чем можете оправдать дела ваши? Что скажете во извинение ваше?… Властитель мира, если читая сон мой, ты улыбнешься с насмешкою или нахмуришь чело, ведай, что виденная мною странница (речь об Истине. – Авт.) отлетела от тебя далеко и чертогов твоих гнушается». Как мы видим, в данном случае наш писатель выступает в роли полноправного представителя Истины. А кроме того, он же еще и судья земных правителей или власть над властью. Что следует сказать в связи с этим? Не знал А. Н. Радищев совсем суть земной власти, не знал также ее подлинных целей, которые никогда еще не связывались с Истиной как таковою. Ведь она (власть), как правило, нужна властителям, прежде всего, для личного блага самих властителей. Названное же благо никогда и нигде еще не совпадало с благом народным. Другое дело, что честные и умелые правители все-таки иногда стремились к тому, впрочем, опять же вопреки природе власти земной или во вред самим себе. И потом, у грешных людей не может быть святых или хотя бы праведных правителей. Но почему вдруг так-то с пониманием у писателя? А видимо, потому, что учился он во многом не тому, чему следовало бы. Иначе говоря, объективное содержание жизни было неведомо ему, его сознание, скорей всего, было крепко ввергнуто в мифы о добре и зле. В какие именно? Давайте попробуем познать сие через прочтение последующих глав «Путешествия». Но сначала воззрим очи свои на самое начало книги (глава «А. М. К.»): «Ужели вещал я сам себе, природа толико скупа была к своим чадам, что от блудящего невинно сокрыла истину навеки? Ужели сия грозная мачеха произвела нас для того, чтоб чувствовали мы бедствия, а блаженство николи? Разум мой вострепетал от сея мысли, и сердце мое далеко от себя оттолкнуло. Я человеку нашел утешителя в нем самом». Вот как! Оказывается для писателя он сам себе и упование многое. А где же Бог, где вера в Него, где, наконец, любовь к Нему самого человека? Неужели для А. Н. Радищева это лишнее? Да, именно так – лишнее, так как у него природа и есть бог.

В главе «Новгород» автор помышляет так: «Много было писано о праве народов; нередко имеют на него ссылку; но законоучители не помышляли, может ли быть между народами судия. Когда возникают между ими вражды, когда ненависть или корысть устремляет их друг на друга, судия их есть меч. Вот почему Новгород принадлежал царю Ивану Васильевичу. Вот для чего он его разорил и дымящиеся его остатки себе присвоил. Нужда, желание безопасности и сохранности созидают царства; разрушают их несогласие, ухищрение и сила». Вот те на, оказывается ухищрение и сила не помогли Римской империи стать величайшим в истории мира царством. А что есть такое «желание безопасности и сохранности» без силы и умения ее применять? Видимо, А. Н. Радищев и сам совсем не вдумывался в им же написанное. Смотрим еще на нижеследующее помышление автора: «Кто более в глазах человечества заслуживает уважения, заимодавец ли, теряющий свой капитал, для того что не знал, кому доверил, или должник в оковах и в темнице. С одной стороны – легковерность, с другой – почти воровство. Тот поверил, надеялся на строгое законоположение, а сей. А если бы взыскание по векселям не было столь строгое? Не было бы места легковерию, не было бы, может быть, плутовства в вексельных делах…» Что мы видим в данном случае? Вероятно, видим попытку писателя найти добро в организации дел практических. Удачна ли она? Вряд ли. Но почему? А потому, что ежели есть векселя, то непременно должно быть и строгое взыскание по ним. Другими словами, либо все на честном слове творится, либо – на гарантии взыскания с должника законом положенное. Видимо, поэтому-то настоящая глава и завершается словами: «Я начал опять думать, прежняя система пошла к черту, и я лег спать с пустою головою».

Далее в главе «Бронницы» А. Н. Радищев касается темы божественной: «Господи, – возопил я, – се храм твой, се храм, вещают, истинного, единого Бога. На месте твоего ныне пребывания, повествуют, стоял храм заблуждения. Если смертный в заблуждении своем странными, непристойными и зверскими нарицает тебя именованиями, почитание его, однако же, стремится к тебе, предвечному, и он трепещет пред твоим могуществом». То есть русский писатель полагает, что бог языческий и бог христианский непременно один и тот же в сути своей будет. Но ежели они учат-то людей все-таки разному и даже случается противоположному в главном, то как нам тогда быть? Ниже в названной главе мы читаем следующее: «Безбожник, тебя отрицающий, признавая природы закон непременный, тебе же приносит тем хвалу, хваля тебя паче нашего песнопения. Ибо, проникнутый до глубины своея изящностию твоего творения, ему предстоит трепетен. Ты ищешь, отец всещедрый, искреннего сердца и души непорочной; они отверсты везде на твое пришествие. Сниди, Господи, и воцарися в них». Как мы видим, А. Н. Радищев в своих понятиях о Боге идет до самых полных границ всего человечества. Иначе говоря, он провозглашает веру в Бога, как таковую, и не существенной вовсе, так как, по его соображению, человек просто не в состоянии быть подлинным богопротивником, а значит, сам спор о вере в Бога в его глазах делается вполне бессмысленным! Но ведь Бог-то учит людей прощению, милосердию и любви даже врагов наших. Как с этим-то быть нам? Тогда получается, что писатель отрицает и само служение человека Богу как нечто явно избыточное, что, понятное дело, и приводит его самого к мысли обожения человеком самого себя. Но почему вдруг так-то? А потому, что поклонение творению и ведет прямиком всякого подобного поклонника к мысли о вершине всего сотворенного – к человеку. Поэтому-то мысли А. Н. Радищева о божественном предмете, как их ни поворачивай, все равно выходят богопротивными.

В главе «Зайцово» главное действующее лицо книги встречается на почтовом дворе со своим приятелем г. Крестьянкиным. Последний сообщает путешественнику, что после военной службы нашел свой удел в суде. Однако, войдя в подробности сего дела, вынужден был его оставить по причине того, «что закон судит о деяниях, не касаясь причин, оные производивших». Тем самым А. Н. Радищев открывает новую свою обличительную речь против власти. В частности, пересказывая случай г. Крестьянкина, писатель говорит своему читателю следующее: «Человек родится в мир равен во всем другому. Все одинаковые имеем члены, все имеем разум и волю. Следственно, человек без отношения к обществу есть существо, ни от кого не зависящее в своих деяниях». Но, во-первых, человек человеку все-таки не равен во всем, так как, например, один умен, а другой – глуп или один вполне смел в решениях своих, а другой – боязлив очень. Во-вторых, человек вне общества им таковым и не становится вовсе. Иначе говоря, лишь общество позволяет человеку обрести самосознание и соответствующий ему облик. Далее. Даже наедине с самим собою человек все же отвечает перед Богом, впрочем, для автора «Путешествия» Бог есть понятие весьма отвлеченное, а значит, и ответственность сия не существенной будет. О чем еще рассуждает русский писатель в связи с затронутой темой? В частности, он излагает такие мысли: «Какие же ради вины обуздывает он свои хотения? почто поставляет над собою власть? почто, беспределен в исполнении своея воли, послушания чертою оную ограничивает? Для своея пользы. Следственно, где нет его пользы быть гражданином, там он и не гражданин. Следственно, тот, кто вос-хощет его лишить пользы гражданского звания, есть его враг. Ибо гражданин, становяся гражданином, не перестает быть человеком, коего первая обязанность, из сложения его происходящая, есть собственная сохранность, защита, благосостояние». В данном случае А. Н. Радищев попадает в «смысловую ловушку», так как для него гражданское звание есть лишь личное удобство, а вовсе не обязанность его носителя перед обществом в первую голову. То есть писатель как бы забывает, что звание сие налагает на человека не просто ограничения, но в определенных и строгих обстоятельствах жизни понуждает его даже к жертвованию собой во имя общего блага. Другими словами, гимн личной пользе от А. Н. Радищева вызывает лишь досаду и горечь. Поэтому гнев автора в адрес судей, которые вознамерились приговорить к смертной казни крепостных крестьян, убивших своего барина и его трех сыновей за учиненные ими зверства, производит впечатление лишь ложной сострадательности, а также мнимой беспристрастности. Но почему? А потому, что крестьяне, как ни крути, а волю-то барскую все-таки презрели, чем и вызвали означенные выше зверства, завершившиеся, в свою очередь, жестоким самосудом уже со стороны крестьян.

В следующей главе «Крестьцы» автор «Путешествия» сообщает, что стал свидетелем расставания отца с повзрослевшими его детьми, которое чувствительно тронуло писателя. Но что именно его умилило? А. Н. Радищев вошел в утешение от нравоучительного наставления отца детям, в частности, и от следующих суждений его: «при всяком начинании вопросите ваше сердце; оно есть благо и николи обмануть вас не может. Что вещает оно, то и творите. Следуя сердцу в юности, не ошибетеся, если сердце имеете благое». Что сказать в связи с приведенным выше поучением? А лишь то, что оно весьма выспренне и ложно. Почему? А потому, что ежели сердце хорошо, то оно и само управит, а ежели нет, то и нет. Странно сие будет. Казалось бы: дай нравственный (моральный) ориентир молодым, если, конечно, сам знаешь его вполне. Вместо этого подсовывается под видом благого нечто мутное, а значит, и лукавое. Несколько ниже по тексту выделенной главы читаем уже такое мудрствование: «Закон, каков ни худ, есть связь общества. И если бы сам государь велел тебе нарушить закон, не повинуйся ему, ибо он заблуждает себе и обществу во вред. Да уничтожит закон, яко же нарушение оного повелевает, тогда повинуйся, ибо в России государь есть источник законов. Но если бы закон, или государь, или бы какая-либо на земле власть подвизала тебя на неправду и нарушение добродетели, пребудь в оной неколебим». Как мы видим, автор книги, с одной стороны, уповает во всем на государя, с другой – на собственное понимание правды и добра. Но тогда он незаметно для себя самого попросту возводит личность свою и над царем тоже. Почему? А потому, что его правда и его добро абсолютны, тогда как государь вроде бы может и ошибаться в них. Вот что выходит из последнего наставления, ежели воспринимать его буквально или соразмерно смыслу написанного.

Что еще примечательного возможно найти в книге А. Н. Радищева? В финале главы «Вышний Волочок» читаем следующие рассуждения писателя насчет российского крепостнического земледелия, в частности, насчет хозяйства преуспевающего вполне в том помещика: «Варвар! Не достоин ты носить имя гражданина. Какая польза государству, что несколько тысяч четвертей в год более родится хлеба, если те, кои его производят, считаются наравне с волом, определенным тяжкую вздирати борозду? Или блаженство граждан в том почитаем, чтоб полны были хлеба наши житницы, а желудки пусты? чтобы один благословлял правительство, а не тысячи? Богатство сего кровопийца ему не принадлежит. Оно нажито грабежом и заслуживает строгого в законе наказания. И суть люди, которые, взирая на утучненные нивы сего палача, ставят его в пример усовершенствования в земледелии. И вы хотите называться мягкосердечными, и вы носите имена попечителей о благе общем. Вместо вашего поощрения к таковому насилию, которое вы источником государственного богатства почитаете, прострите на сего общественного злодея ваше человеколюбивое мщение. Сокрушите орудия его земледелия; сожгите его риги, овины, житницы и развейте пепл по нивам, на них же совершалося его мучительство, ознаменуйте его яко общественного татя, дабы всяк, его видя, не только его гнушался, но убегал бы его приближения, дабы не заразиться его примером». Каково, а? Сия речь и есть речь примерного (образцового) карбонария, впрочем, ныне в России разве не то же самое творится? Взять хотя бы нефть и газ, доходы от которых славно себе уходят в некие тучные фонды, тогда как Россия сельская очевидно бедствует и пропадает с каждым годом все более и более. Поэтому, с одной стороны, прав А. Н. Радищев, что власть российская есть власть бесчестная, но с другой – призывать к открытому бунту против нее вряд ли стоит. Но что же делать тогда? Учиться самим и учить других русских людей думать самостоятельно, а значит, подробно, тщательно, честно, уповая при этом на помощь Божью. Все иное уже было многократно опробовано и не принесло-таки плода вожделенного, а значит, и вполне умиротворяющего.

Ниже, в главе «Пешки» автор вновь возвращается к помещичьей теме, в данном случае в контексте действия совести: «Жестокосердый помещик! посмотри на детей крестьян, тебе подвластных. Они почти наги. Отчего? не ты ли родших их в болезни и горести обложил сверх всех полевых работ оброком? Не ты ли не сотканное еще полотно определяешь себе в пользу? На что тебе смрадное рубище, которое к неге привыкшая твоя рука подъяти гнушается? едва послужит оно на отирание служащего тебе скота. Ты собираешь и то, что тебе не надобно, несмотря на то, что неприкрытая нагота твоих крестьян тебе в обвинение будет. Если здесь нет на тебя суда, – но пред судиею, не ведающим лицеприятия, давшим некогда и тебе путеводителя благого, совесть, но коего развратный твой рассудок давно изгнал из своего жилища, из сердца твоего. Но не ласкайся безвозмездием. Неусыпный сей деяний твоих страж уловит тебя наедине, и ты почувствуешь его кары… О! если бы человек, входя почасту во внутренность свою, исповедал бы неукротимому судии своему, совести, свои деяния. Претворенный в столп неподвижным громоподобным ее гласом, не пускался бы он на тайные злодеяния; редки бы тогда стали губительствы, опустошения… и пр., и пр., и пр.» Что здесь скажешь? Видимо, А. Н. Радищев понимал и мерил людей по себе, видимо, для него было сокрыто то знание, что многие люди живут по большей части плотски. Иначе говоря, многие русские люди в терминологии В. И. Даля попадают в круг человека чувственного (природного), который признает лишь вещественное и закон гражданский, о вечности не помышляет, в искусе падает. Тем самым, не зная, что совесть – это сверхзнание о том, что есть правильно, автор «Путешествия» невольно впадает в пустые мечтания. Другими словами, не мог писатель понять, что лишь ясная и твердая вера в Бога могла бы подвигнуть помещиков российских в сторону обретения ими совести, тогда как даже стыд им был и вовсе заказан. Да, с одной стороны, А. Н. Радищев негодует против лицемерия служителей церкви Христовой, с другой – совсем не понимает подлинные причины того погрешения их, и через сию нехватку своего помышления, в конце концов, и сам впадает вполне в богохульство, становясь в ряды деистов, для которых Бога как личности и не существует.

Завершается же труд выдающегося русского человека рассказом о Ломоносове, о его многих и многих трудах и заслугах, в конце которого он пишет весьма велеречиво такие слова: «И мы не почтем Ломоносова для того, что не разумел правил позорищного стихотворения и томился в эпопеи, что чужд был в стихах чувствительности, что не всегда проницателен в суждениях и что в самых одах своих вмещал иногда более слов, нежели мыслей? Но внемли: прежде начатия времен, когда не было бытию опоры и вся терялося в вечности и неизмеримости, все источнику сил возможно было, вся красота вселенныя существовала в его мысли, но действия не было, не было начала. И се рука всемощная, толкнув вещественность в пространство, дала ей движение.» Так, вероятно, и А. Н. Радищев самым первым из русских людей заострил в печати слова горестного негодования своей оскорбившейся души от всего увиденного им в России в конце XVIII столетия, чем и породил целую череду себе даровитых печатным словом последователей и приведших все Отечество наше вполне, с одной стороны, к прозрению, с другой – к впадению в новые горестные заблуждения, с которыми русскому уму еще не скоро суждено будет справиться.

30 сентября 2007 года

Санкт-Петербург

А.Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву»

Александр Николаевич Радищев (1749–1802 гг.) – русский писатель, философ, поэт, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

«Путешествие из Петербурга в Москву» (краткое содержание) – самая известная книга Радищева, опубликованная в мае 1790 года. Работа печаталась без указания автора в домашней типографии Радищева.

Произведение представляет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями городов и деревень, мимо которых следует путешественник. Рассуждения о вопиющей несправедливости помещиков, которые не считают своих крепостных крестьян за людей, о свободе слова и вредности государственной цензуры, о царящих нравах высшего света – дворян, и простого люда – крестьян. Кроме того, Радищев включил в повесть свою оду «Вольность» и «Слово о Ломоносове».

Форму романа в путевых заметках Радищев позаимствовал у английского писателя Лоренса Стерна. Эта форма является способом изложения мыслей Радищева об общественном устройстве России. Благодаря этому книга смогла пройти цензуру: цензор просмотрел только содержание, а так как главы романа называются по городам, то цензор счёл эту книгу путеводителем и пропустил её без прочтения.

Эпиграфом к книге «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев взял стих из поэмы Тредиаковского, несколько видоизменив его: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». У Тредиаковского словами «Чудище обло, озорно, огромно, с тризевной и Лаей».

Фраза означает: «Чудовище тучное, гнусное (либо грубое), огромное, со ста пастями и лающее» (форма лаяй представляет собой церковнославянское действительное причастие настоящего времени).

Впоследствии, когда книга Радищева была опубликована, фраза стала крылатой и обозначала крайне негативное отношение автора к тому или иному общественному явлению.

Сама же Екатерина II после прочтения сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Радищева приговорили к смертной казни, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимский острог. Почти весь тираж романа был уничтожен. Сам роман оказался под запретом, снятым только в 1905 году, однако он расходился в списках и стал широко известен.

От первоначального издания книги, которое было уничтожено, уцелело всего несколько экземпляров, которые почитаются величайшей редкостью.

 

 

писатель Радищев сослан в Сибирь за свое «Путешествие из Петербурга в Москву»

19 сентября 1790 года Екатерина II своим указом приговорила Александра Николаевича Радищева к 10-тилетней ссылке в Илимский острог. Изначально мерой наказания должна была стать смертная казнь, но «по милосердию и для всеобщей радости» Екатерина смягчила участь опального писателя. Причиной немилости царской особы стала книга Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», прямо критикующая положение дел в стране и осуждающая самодержавие.

Путь от пажа до вольнодумца

Александр Николаевич Радищев родился 31 августа 1749 года в московской дворянской семье. Судьба его развивалась по стандартному для дворянского сына сценарию – из интересных особенностей ранней биографии можно отметить разве что то, что сначала Радищев был пожалован в пажи (основной задачей которых было прислуживание императрице – хорошее начало карьеры для будущего «оппозиционера» и грозы режима, не правда ли?), а в 1766 году он по распоряжению Екатерины II вместе с 12-ю молодыми людьми отправился на учебу в Германию, в Лейпцигский университет на юридический факультет. Там он увлекся трудами Вольтера, Руссо и прочих европейских вольнодумцев того периода. Что интересно, те же самые имена лежали на столе Екатерины, а с Вольтером императрица, исповедующая идеи «просвещенного абсолютизма», даже вела переписку. Восхищение достижениями западных мыслителей, правда, не мешало императрице старательно не замечать крепостной ад, творившийся в ее собственной империи.

В 1771 году Радищев вернулся в Петербург и устроился секретарем в Сенат (высшую судебную инстанцию Российской империи, аналог современного Конституционного суда), в 1773-75 годах, вплоть до своей отставки, служил в штабе финляндской дивизии. Затем были посты в Коммерц-коллегии и позже - Петербургской таможне, где Радищев дослужился до начальника. Стандартная биография стандартного российского чиновника-дворянина. И не будь Радищев писателем, история вероятнее всего не глядя смахнула бы его имя в общую кучу таких же успешных, но безвестных карьеристов.

Но Радищев имел литературный талант, в котором не могла не найти выражения его политическая позиция, сложившаяся за границей. Еще будучи секретарем Сената, он анонимно опубликовал отрывок из произведения «Путешествия из Петербурга в Москву». Именно это произведение перевернет его судьбу – и сильно повлияет если не на российскую государственность, то на развитие российского вольнодумства и научит русское общество новому явлению – «спискам», прямым предшественникам подпольного самиздата.

В 1789 году (в год начала Великой Французской революции» Радищев завел себе домашнюю типографию, а в 1790 году напечатал полный вариант «Путешествия». Произведение являет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями почтовых станций, мимо которых следует лирический герой (благодаря этому книга прошла цензуру – цензор, посмотрев на содержание, счел книгу путеводителем). В фокусе внимания автора – жизнь крепостных, угнетаемых помещиками. Самодержавие в книге резко и смело критикуется. Естественно, допустить распространение книги Екатерина не могла, несмотря на всю свою «просвещенность».

«Русская интеллигенция родилась»

«Бунтовщик - хуже Пугачева» - изрекла императрица сразу после прочтения «Путешествия». Для Екатерины Пугачев существовал в той же системе координат, что и она сама – прикинувшись царем, он сигнализировал тем самым об авторитете царской власти в народе. Радищев же «надумал на Руси учинить республику», потрясая тем самым основы самодержавия, посягая на его суть, нападая на божественную природу абсолютизма.

Современники (и потомки) относились к таланту Радищева по-разному. Критиковали Радищева-писателя, например, Пушкин и Достоевский. Литературная ценность «Путешествия» и правда, как минимум, сомнительна – но политическое значение его бесспорно. Как писал русский мыслитель Николай Бердяев, «когда Радищев в своём "Путешествии из Петербурга в Москву" написал слова: "Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала", — русская интеллигенция родилась.»

Роман был почти полностью уничтожен и запрещён вплоть до 1905 года, Радищев отправлен в 10-тилетнюю ссылку, избежав высшей меры наказания. Однако благодаря тому, что роман расходился в списках, он стал широко известен, заодно открыв эру русской «подпольной литературы». В каком-то смысле «Путешествие из Петербурга в Москву» стало маркером нового отношения какой-то части дворянства к положению вещей в стране – и в этом смысле этот жест сравним с выступлением декабристов. Только вот декабристов было больше сотни (и их все равно практически никто не понял), а Радищев был один такой на всю огромную Россию.

Радищев пробыл в ссылке 6 лет вместо 10-ти – не сильно любивший свою бабку Павел I вернул его из Сибири, как и других приговоренных при правлении Екатерины II, предписав не покидать пределы имения. После прихода к власти Александра I, который всю первую половину своего царствования пытался проводить либеральные реформы и потому нуждался в либеральных умах, Радищев получил полную свободу и даже участвовал в законотворчестве (проект конституции).

24 сентября 1802 года Радищев умер при довольно туманных обстоятельствах – то ли это было самоубийство, то ли роковая случайность (ненароком выпил стакан «царской водки»). Можно сказать, что через Радищева, само того не ведая, в конце XVIII века русское крестьянство задало самодержавию первые вопросы, ответить на которые власть смогла лишь во второй половине века XIX.

1/3

Почтовая марка России, 2013 год

2/3

Серия почтовых марок СССР, 1949 год

3/3

Издание 1790 года

«Путешествие из Петербурга в Москву». Отрывок из книги Александра Радищева | Книги


Путешествие из Петербурга в Москву А.Н. Радищева — анализ

Бытует мнение, что роман А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», произведение скучное, написанное тяжёлым языком. Поэтому многие даже не пытаются его прочитать. И напрасно. Автор не просто обличает крепостное право, вскрывает недостатки и пороки, которых достаточно в России 18 века. Перед нами мозаика из интересных историй. Писатель не указывает, где он говорит о воровстве, где о бюрократизме, где о несправедливости. Мы понимаем это сами.

А.Н.Радищев написал свою книгу в 1790 году. Цензор, который дал разрешение на издание, читать её не стал. Посмотрев оглавление, где перечислены населенные пункты, он решил, что это путеводитель.

Печаталась книга в домашней типографии автора.

Написано произведение в, популярном в то время в Европе, жанре сентиментального путешествия. Это путевые записки. Пейзажи, которые путник видит вокруг себя, беседы во время поездки с друзьями и незнакомцами, чередуются с его мыслями, переживаниями, рассуждениями.

Давайте вслед за А.Н.Радищевым и его лирическим героем отправимся из Петербурга в Москву.

  • Эпиграф
    – цитата из поэмы В. Тредиаковского – описание пса Цербера, охраняющего выход из царства мёртвых. В переводе на современный язык, это чудище жирное, огромное, творящее безобразия, ненасытное, жадное, ругающееся. Таким представляет автор государственное устройство России в 18 веке.
  • А.М.К. Любезнейшему другу

Книга посвящена А.М.Кутузову, другу писателя с которым он учился в Лейпциге в Германии. Здесь говорится о разнообразии суждений

. Радищев допускает, что его друг может не разделять воззрения, изложенные в книге, так же как и мы с вами – читатели.

Печаль расставания

с близкими и друзьями – неотъемлемая часть любой поездки.

«Сбор» на водку извозчика. Сегодня это называется – чаевые.

Нежелание исполнять свои служебные обязанности

(дать лошадей) почтовым комиссаром.

Это глава примечательна ещё рассуждением о русских народных песнях, заунывных и печальных. О душе народа

. «Посмотри на русского человека; найдешь его задумчива. Если захочет разогнать скуку…, то идет в кабак».

О живительной силе сна. Мы и далее будем встречать описание снов, которые видит герой романа. Это своеобразные лирические отступления. Часто они имеют острую социальную направленность.

Плохие дороги

. И сегодня дороги хороши не везде, ничего не изменилось.

Разговор со стряпчим (человеком, занимающимся оформлением документов). Попытки некоторых господ использовать родословную для получения прибыли и почёта.

Бесправие крестьян. Беззаконие. Произвол помещиков

. Такие мысли возникли в голове нашего героя после беседы с пашущим ниву крестьянином.
Барщина
– 6 дней в неделю крепостной обязан работать на барина и только в воскресенье и по ночам может обрабатывать свой клочок земли, чтобы прокормить семью. Радищев возмущен бесправием крепостных крестьян.

Встреча с приятелем, рассказавшем о своём приключении в Финском заливе, близь Кронштадта. Лодка, на которой совершал прогулку он с приятелями, оказалась зажата между двумя камнями, образовалась «пробоина». Один из пассажиров поврежденного судна добрался до берега и попытался встретиться с комендантом, чтобы отправить спасательную шлюпку друзьям. Но начальник спал, и будить его не позволили. Жестокосердие, нежелание исполнять свои служебные обязанности

едва не привело к гибели 20 человек. Радищев так говорит о чиновниках: «Единое их веселие – грызть друг друга; отрада их – томить слабого до издыхания и раболепствовать власти».

  • Спасская Полесть

Сказка о государевом наместнике, его пристрастии к устрицам, о связанном с этим злоупотреблении служебным положением и использовании казённых денег

.

Разговор о повсеместном взяточничестве и мздоимстве

.

История дворянина, лишившегося семьи и состояния. Чудовищное бессилие перед несправедливостью

. Перед мощью бюрократической машины, не допускающей малейшего отступления от предписаний и циркуляров. Равнодушие и жестокосердие. «Главный пафос исполнения законов в России мучить человека, а не осуществлять правосудие».

Сон о подхалимстве и подобострастии

. Толпа вельмож, готовая ловить не только каждое слово, но и каждую гримасу своего господина (царя, императора, президента). Восхваления, преклонения, лесть. Всё это способно затуманить взор, когда начинает казаться, что ты действительно мудр и великодушен. Но разговор с Истиной позволяет понять всю лживость и нелепость положения.

Вопросы образования

. Необходимость перехода при обучении в школах и университетах с латыни на русский язык.

Вольномыслие и суеверия. Необходимость просвещения, предназначение писателя.

Народное правление

. История древнего города. Народное право. Сила даёт возможность отобрать, присвоить, завладеть.
Кто сильнее тот и прав – правило, по которому живет человечество
. Если государство не соблюдает и не чтит права и законы, то жизнь человека становится невыносимой.

Ужин у старинного знакомого, именитого гражданина, размышления о мошенничестве в торговых сделках.

Вексельное право

. Благо или вред? Один даёт деньги в заём под вексель, а потом разоряет при малейшей просрочке. Другой берёт и не возвращает деньги.

Посещение небольшой церкви.

Рассуждение о вреде от знания ожидающих нас событий.

Предсказание будущего может только ухудшить и усложнить жизнь.

Единство и
неоспоримость Бога.
Все обращаются к Богу, в том числе и атеисты.

Встреча с приятелем, служившим председателем уголовной полиции. Рассказ его о страшной жестокости помещиков

по отношению к крестьянам. Полное
бесправие крепостных
.
Отсутствие милосердия
и человеколюбия. Всё это приводит к ответной жестокости. Когда терпение иссякает, человек готов убить, сокрушить обидчика.

Дворянин провожает сыновей в военную службу и даёт им наставления.

Монолог о воспитании детей

, разумные, актуальные и сегодня правила и доводы. Всем детям полезно следовать таким родительским советам.

Наш путник, проезжая мимо кладбища видит похороны.

Рассуждение о болезнях передаваемых детям родителями. Ложь, государственная и общественная,

сравнивается с венерическим заболеванием, которое
отравляет жизнь будущих поколений
.

«Кто не бывал в Валдаях, кто не знает валдайских баранок и валдайских разрумяненных девок? Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие…»

Легенда о монахе Иверского монастыря, который утонул в озере, спеша на встречу с возлюбленной.

Наш герой, сравнивая городских и деревенских девушек и женщин, отмечает преимущества последних и их бесправие перед произволом дворян.

Разговор с деревенской девушкой Анютой, восхитившей нашего путешественника своей красотой и своим целомудрием.

Мысли о супружестве и осуждение неравных по возрасту браков.

Проект в будущем

В этой главе Радищев предлагает подробный план постепенного
преобразования Россиив справедливое, прогрессивное государство
. Жизнь в нём должна стать счастливой и комфортной.

  • Вышний волочок

Шлюзы и вышневолоцкий канал. Путник восхищается величием инженерного искусства. Но видит множество товаров, направляемых в Петербург, и вспоминает, что они произведены трудом, потом и кровью крепостных.

Проект в будущем

Положение об уничтожении придворных чинов

. Показаны пороки чиновничества.

Размышления о книгопечатании и цензуре

. Типографии доступны. Но что печатать определяется цензурой.

Продажа крепостных с аукциона

, как вещей. Варварский обычай, сохраняющийся на Руси с древнейших времен.

Российское стихосложение

. Ломоносов, Сумороков и Тредиаковский.

Ода «Вольность». Замечания, сделанные цензором.

Рекрутский набор

. Проводы крестьян в солдаты.

Несколько историй о мошенничестве, о том, как крестьяне незаконно попадают в рекруты.

Проезд его превосходительства. Полное пренебрежение к окружающим, тех, кто имеет чин и статус. Раболепствование власть имущим.

Встреча со слепым стариком, поющим народные песни для пропитания. Старец отказывается принять рубль нашего героя, поскольку не знает, что с ним делать и такие деньги у слепого могут кого-нибудь подтолкнуть к воровству.

Скромный обед в деревенской избе и рассказ хозяйки о тяжёлой жизни и
скудном питании
её семьи.

Крестьянская свадьба, где жених и невеста ненавидят друг друга.

В этой главе Радищев также приводит обширный свой труд, посвященный М.В.Ломоносову, «Слово о Ломоносове».

  • Москва! Москва!!!..

Путешествие закончено.

А.Н.Радищев – гражданин и патриот

, указал на самые отвратительные пороки своего Отечества, предлагает
проектизменений
, которые смогут улучшить положение в России. Превратить её
из отсталой крепостной страны, в современное демократическое государство
.

Со свойственной ему смелостью суждений и свободой мысли, автор описал ужасы, царящие в его державе. Бесправие, голод, избиения, травля, уничижения, административный произвол, злоупотребление властью – вот не полный перечень язв, которые вскрывает автор в своей книге.

Екатерина II прочитав «Путешествие из Петербурга в Москву» сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Для Радищева издание книги стало смертным приговором. Автор, практически сразу после выхода произведения оказался в Петропавловской крепости. Роман оказался под запретом и почти весь уничтожен.

Писатель мучительно ждал смертной казни, однако исполнение приговора оттягивали. Наконец ему сообщили, что императрица лично заменила смертный приговор десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог.

А.Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву»

Александр Николаевич Радищев (1749–1802 гг.) – русский писатель, философ, поэт, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

«Путешествие из Петербурга в Москву» (краткое содержание) – самая известная книга Радищева, опубликованная в мае 1790 года. Работа печаталась без указания автора в домашней типографии Радищева.

Произведение представляет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями городов и деревень, мимо которых следует путешественник. Рассуждения о вопиющей несправедливости помещиков, которые не считают своих крепостных крестьян за людей, о свободе слова и вредности государственной цензуры, о царящих нравах высшего света – дворян, и простого люда – крестьян. Кроме того, Радищев включил в повесть свою оду «Вольность» и «Слово о Ломоносове».

Форму романа в путевых заметках Радищев позаимствовал у английского писателя Лоренса Стерна. Эта форма является способом изложения мыслей Радищева об общественном устройстве России. Благодаря этому книга смогла пройти цензуру: цензор просмотрел только содержание, а так как главы романа называются по городам, то цензор счёл эту книгу путеводителем и пропустил её без прочтения.

Эпиграфом к книге «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев взял стих из поэмы Тредиаковского, несколько видоизменив его: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». У Тредиаковского словами «Чудище обло, озорно, огромно, с тризевной и Лаей».

Фраза означает: «Чудовище тучное, гнусное (либо грубое), огромное, со ста пастями и лающее» (форма лаяй представляет собой церковнославянское действительное причастие настоящего времени).

Впоследствии, когда книга Радищева была опубликована, фраза стала крылатой и обозначала крайне негативное отношение автора к тому или иному общественному явлению.

Сама же Екатерина II после прочтения сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Радищева приговорили к смертной казни, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимский острог. Почти весь тираж романа был уничтожен. Сам роман оказался под запретом, снятым только в 1905 году, однако он расходился в списках и стал широко известен.

От первоначального издания книги, которое было уничтожено, уцелело всего несколько экземпляров, которые почитаются величайшей редкостью.

«Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева как поиск пути преобразований в России Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

В. С. Лобарева

Лесосибирск

«Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева как поиск пути преобразований в России

А.Н. Радищев, чьё 255-летие будет отмечаться в этом году, подобно А.С Грибоедову, вошёл в сознание русского читателя как автор одного сочинения - «Путешествия из Петербурга в Москву». Мало поклонников снискала эта книга, с большим трудом преодолевают её студенты-филологи, не отличаются оригинальностью научные гипотезы в трудах литературоведов. По преобладающему в исследованиях выводу, целью написания книги явилось стремление Радищева-революционера убедить читателей в необходимости и возможности революционного просвещения российских граждан и, как следствие, революционных преобразований в стране. В связи с этим разные аспекты поэт «Путешествия...» исследуются многими учёными с точки зрения их «участия» в раскрытии авторского замысла. Особого внимания заслуживает завершающая «Путешествие...» часть - «Слово о Ломоносове». А. Старцев отмечает, что «Слово...» - «одна из наиболее идейно насыщенных глав книги...» [I]. Н.Д. Кочеткова так определяет идейно-композиционную функцию «Слова...»: оно логично завершает всю книгу, в нём «писатель говорит о «праве неоценённом действовать на своих современников» - праве, которое «принял от природы» вслед за Ломоносовым и сам автор [2]. Исходя из действующих в литературе XVIII века правил рациональной поэтики самые важные и главные мысли помещались авторами в конце произведений. Если некоторые рассуждения в «Путешествии...» можно назвать революционными и приписать их Радищеву как автору, то с Ломоносовым слово «революционер» никак не соотносится, то есть в сознании последующих поколений он закрепился как просветитель. Таким образом, исследователю необходимо найти иные подходы к изучению «Путешествия...», чтобы «Слово...» органично воспринималось в сюжете произведения. Заметим, что «Слово...» появилось в составе книги уже после цензурного чтения: Радищев заменил сцену о самоубийстве «Словом...», которое вобрало в себя содержание ещё одного сочинения Радищева - «Творение мира». В рамках статьи трудно вместить подробный анализ содержания предшествующих «Слову...» глав, но «высветить» их внутреннюю логику, динамику развития авторских мыслей вполне возможно. Только при прочтении книги методом «вслед за автором» можно решить исследовательскую

задачу.

Пониманию идейного замысла «Путешествия...» способствует авторское вступление, содержащее последовательность развития событий: пустившись в дорогу, путешественник взглянул «прямо» (непосредственно) на окружающий мир, ужаснулся от увиденного, исполнился гнева, потом задумался о причинах несовершенства мира, начал искать пути его преобразования; найдя ответ, возрадовался и решил рассказать об этом другим. Поэтому «Слово о Ломоносове» может восприниматься как содержащее основную идею произведения.

В главе «Выезд» автор акцентирует внимание читателей на том, что странствовать отправляется чувствительный человек, наделённый природой способностью воображать, то есть мыслить. В самом начале пути он сталкивается с несовершенством окружающего мира: маленький чиновник (комиссар) совершенно равнодушен к проезжающим, которые не имеют высокого звания. В следующей главе («Тосна») поясняется, что за деньги в этом мире можно подкупить не только ямщиков (как это сделал путешественник на станции София), но и купить дворянский титул (родословную), который предоставит его обладателю безграничные права над другими, не имеющими дворянского звания. Глава «Любани» рассказывает о подобных титулованных злодеях, «помещиках жестокосердных», которые не знают предела в своём равнодушии к крестьянам. Таким образом, автор подводит читателя к мысли о том, что результатом действия в России так называемого «Закона о дворянстве» стало беспредельное беззаконие. (Подобная ситуация раскрывается Д.И. Фонвизиным в комедии «Недоросль»: «жестокосердная» помещица Простакова считает себя вольной истязать своих слуг).

На смену землевладельцам на страницах «Путешествия...» выступают не менее «жестокосердные» чиновники («Чудово»), которые забыли, что служить назначены обществу (народу), а преследуют в службе лишь свою корысть. Далее («Спасская Полесть») путешественник (а с ним и читатель) узнаёт, каким способом в России можно получить чин: для этого нужно всего лишь исправно возить из столицы устрицы для высокопревосходительства. В этой же главе раскрываются причины беззакония (бесчеловечности, жестокосердия) уже во всём государстве. Одна из них кроется в том, что управитель (царь монарх, султан) «не прямо» смотрит на события в стране, а глазами «чинов государственных», которые славят властителя и уверяют его в процветании подвластных ему «племён». От

совершенной слепоты его избавляет лишь Истина, Прямовзора, иначе -самая действительность, или истинное знание. В результате её воздействия прозревший управитель признаётся: «достоинство

неопытное, поражённое первым блеском мнимых блаженств, вступало в единый путь с ласкательством и подлостью духа... Видя во всём толикую превратность, от слабости моей и коварства министров моих проистекшую... - возревел я яростию гнева» [3]. Таким образом, человек может непрямо смотреть на мир под влиянием ложных знаний.

В главе «Подберезье» поясняется, откуда исходят ложные знания. Семинарист сетует, что «Аристотель и схоластика доныне царствуют в семинариях», а преподают «в вышних училищах» на латинском (мёртвом) языке, поэтому знания, получаемые в российских учебных заведениях, не соотносятся с окружающей действительностью. Если бы преподавание велось на «языке российском», то, считает семинарист, «одним поколением позже за одного латинщика нашлось бы двести человек просвещённых» (88). Но ниже высказывается очень важное предупреждение, что на пути «преследования истины» можно ошибиться и погрузиться в «туманы предрассудков и суеверия» (90).

В главе «Новгород» путешественник задаётся вопросами: что есть «право природное»"? что есть «право гражданское»! чему послужило «вексельное право»! История народов и цивилизаций свидетельствует, что природное право понимается не как природное равенство, а как право сильного и могущественного (по этой причине Москва отняла свободу у Новгорода) и попирает право гражданское. Обдумывая один из введённых экономических законов («вексельное право»), путешественник приходит к выводу, что он не способствовал развитию торговли (процветанию), но превратился в её тормоз: людям свойственны, «с одной стороны - легковерность, с другой - почти воровство» (95). Таким образом, право, основанное на доверии, в действительности оказалось «ложным» правом, так как купцы, торговцы склонны не отдавать взятые под вексель деньги. Почему не действуют законы, путешественнику разъясняет «глас божий»: «Чего ищеши, чадо безрассудное? Премудрость моя всё нужное насадила в разуме твоём и сердце» (96). Эти слова можно понимать так: беззаконие в мире есть результат «внутреннего» беззакония, то есть беззакония самом человеке, он должен «внидти во внутренность свою», чтобы услышать себе самом голос бога; познание бога в себе -познание истины, то есть всеобщего закона. Но эта истина сокрыта для человека, он ищет пути к блаженству во вне.

В главе «Зайцеве» раскрывается неразрешимая социальная

ситуация. которая сложилась в российском государстве: гражданский закон в отношении крестьян бездействует, он, как правило, охраняет права дворян; но если крестьяне защищают себя природным законом (месть за обиду), то их почитают преступниками, применяя к ним гражданский закон, противоречащий природному Сыновья асессора использовали право сильного вослед своему отцу и совершили беззаконие по отношению к крестьянину, но нашли защиту в гражданского законе. Таким образом, автор поясняет, что несоблюдение или почитание гражданских законов передаётся из поколения в поколение в процессе воспитания Отец до совершенного возраста ответственен за своих сыновей, их честную гражданскую позицию, и высшей платой ему будет то, что его сыновья подобным образом будут относиться к своим сыновьям («Крестцы»). Продолжением этой темы является глава «Яжелбицы», в ней путешественник встречает страдающего дворянина, который почитает себя убийцей сына. «Любострастное злодеяние» дворян пагубно влияет и на народ, о чём свидетельствуют описания в главе «Валдай». Но как в среде дворянской, так и в крестьянской среда есть такие представители, которые поражают путешественника своим благо родством («Едрово»). Автор подводит читателя к выводу, что по своей при родной сущности они (дворяне и крестьяне) одинаковы, им свойственны как добродетели, так и пороки. Разность их социального положения, закрепленная ложными гражданскими законами, противоречит природному закону. Понято путешественником несовершенство гражданских законов получает своё развитие в его рассуждениях о другой стороне семейной жизни - о браках по любви насильственных браках, по договору. По условиям последнего, «один будет начальник самовластный, имея в руках силу, другой будет слабый подданник-раб совершенный, веление господа своего исполнять только могущий» (130). В неравных браках, которые совершаются в среде дворян и крестьян, опять-таки нарушается «единый из первейших законов природы» - человек не раб другого. Что нужно сделать, чтобы привести в соответствие природным законом гражданские законы? В качестве возможного ответа на возникший вопрос в «Путетешествии...» приведён «Проект в будущем». В нём обосновывается необходимость введения следующих гражданских законов: освобождение, в первую очередь, от домашнего рабства; во-вторых, нужно отдать землю в собственность землепашцам, восстановив их «во звании гражданина».

В следующей главе («Вышний Волочок») автор как бы «проверяет возможность таких изменений без изменений в самом

хозяине. Действительность такова, что землевладелец «корысти ради своей забывает человечество в подобных ему» (142), поэтому добровольно от частной собственности не о кажется, и не надо на этот счёт заблуждаться. В главе «Выдропуск» помещен Продолжение «Проекта в будущем»: при реформе чиновничьей службы

упраздняется «царедворское служение», истинные заслуги о пользе общей «получают награду в трудах своих» (145). Такое возможно лишь при сильном верховном правителе, но, как свидетельствует история в «Спасской Полести» самая «наитвердейшая душа во правилах своих позыбнётся, приклонит ухо ласкательному сладкопению, уснёт» (146).

«Проект в будущем» ни при каких условиях не напечатают, потому что цензура охраняет существующий строй («Торжок»): «Да власть будет всецела да очи просвещения покрыты всегда пребудут туманом... и да насилие царствует на счёт рассудка» (159). Зато, как свидетельствует описанное в главе «Медное», свободно печатаются в России объявления о продаже крестьян-рабов. Заключительная фраза этой главы: «свободы... ожидать должно от ... тяжести

порабощения» - получает своё развитие в последующей («Тверь») - ода «Вольность» отражает революционный путь борьбы с существующим беззаконием. Отметим, что путешественник хотел сказать стихотворцу, «может быть, неприятное на стихи его возражение» (174). Думается, содержанием этого возражения могла быть мысль о том, что революция как путь преобразования не уничтожает рабства: «Из мучительства рождается вольность, из вольности рабство» (173).

События следующей главы («Городня») обнаруживают, что в России нет революционной ситуации, народ терпеливо сносит любые притеснения, а многие добровольно оковы приемлют. Раболепие и покорность русских крестьян становится основной темой главы «Завидово»: «Все крестьяне их (вельмож - В.Л.) почитают и боятся, думая, что они чрезъестественные повелители» (183). Даже посыльный его превосходительства избивает старосту, угрожая именем своего начальника. Эпизод избиения есть и в следующей главе («Клин»): уже солдаты (бывшие мужики) избивают себе подобного, который находит защиту от них у честного сержанта. Путешественник заключает, что «чувствительная душа» «облегчает стезю в шествии и отъемлет терние сомнительности» (184). Но таких людей, которые бы постояли за жизнь другого, в действительности очень мало. Крестьяне лишены чувства собственного достоинства, в них глубоко вкоренилось представление о том, что барин и мужик по природе различны и этот закон незыблем. Вновь автор для отражения

социального противостояния прибегает к помощи образов ненавидящих друг друга жениха и невесты: «О! Горестная участь многих миллионов! Конец твой сокрыт ещё от взоров и внучат моих...» (188). Отметим, что в главе «Чёрная грязь» внимание читателя сосредоточено автором на ложном служителе бога, который словом божьим скрепляет невольный брак и называет его союзом божественным. Так, в «Путешествии...» получают развитие авторские размышления о значимости слова. Не случайно завершающая часть названа «Слово о Ломоносове».

«Слово» как жанровое определение универсально. Оно может подразумевать рассказ, серьёзное рассуждение, проповедь и просто беседу, сказание и панегирик. Есть у «слова» и такой синоним: «истина». Кажется, что последнее значение в большей степени соответствует авторскому замыслу. Если заменить в заглавии имя собственное нарицательным, самого обобщающего характера, то получим синонимичное название - «Истина о человеке».

Жизненный путь Ломоносова - это универсальный путь человека, высокой целью которого является познание истины, возвышение. В родительском доме он научился читать и писать. Дальнейшее изучение языков способствовало знакомству с изобретениями и мыслями «всех народов и всех веков». Схоластические знания сменились научным познанием мира, в основе которого лежала философская теория Вольфа (ученика Лейбница). Затем совершился перевод от теоретического познания к практическому опыту. Ломоносов не стал «искателем богатств и сокровищ», но открыл множество естественных законов.

Научное познание российского языка и стихотворства возвело его «на лобное место» в отечестве. Он создал «слог российский» и научил других пользоваться им. Помещённый в «Слове...» эпизод о сотворении мира (198) не случаен. Можно предположить, что автор проводит аналогию между Ломоносовым, создателем «российского слога», и творцом, создателем мира. В сочинении Радищева «Творениемира» читаем:

Бог

Возл

юбленное

слово,

О

первенец

меня;

Тебе я навсегда вручаю

Владычество и власть мою,

В тебе любовь я заключаю,

Тобою мир да сотворю (249).

Так, бог-творец явил себя в слове, а Ломоносов в «российском слоге» воплотил свой творческий гений. Так, Ломоносов-человек в полной мере явил в себе божественную сущность: будучи «чертой начальной божества», (Державин), он проносит божественное слово. Можно перечислить и другие заслуги Ломоносова, но, по мнению автора «Слова...», все они имеют второстепенное значение.

Пророческая миссия художника - словом творить мир, зажигать «сердца людей», нести свет-истину человечеству. Думается, именно с этой целью Радищев написал «Путешествие...» и поместил в конце его «Слово о Ломоносове». Заметим, что друг путешественника (глава «Хотилов»), произносит одну очень важную фразу: «Устройство на щёт свободы, столь же противно

блаженству нашему, как и сами узы... Смотри всегда на сердца сограждан. Если в них найдёшь спокойствие и мир, тогда сказать можешь воистину: се блаженны» (135). Поэтому ни путь

либеральных социально-экономических реформ, ни революционный путь преобразований не приведут общество к блаженству. Просвещение, «преобразование» самого человека как первоосновы мира - самый ближайший и истинный путь. «Путешествие...», которое заканчивается «Словом...», служит в большей степени раскрытию религиозно-просветительских взглядов Радищева, нежели революционных.

Примечания

1. Старцев А, Радищев. Годы испытаний. М, 1990. С. 324.

2. Кочлкова НД. Радищев/ История русской литературы: В 4 т. Л., 1980-1982. Т. 1. С.

3. Радищев А.Н. Избранные сочинения. М., 1952. С.86. Далее цитируется по этому изданию.

Страницы указываются в круглых скобках после цитаты.

Путешествие из Петербурга в Москву | работа Радищева

В России: образование и социальные перемены в 18 веке

в 1790 году из книги Александра Радищева «Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву ». В нем Радищев изобразил социальные условия такими, какими он их видел, в частности, дегуманизацию крепостных и развращение их господ, предупредив, что они угрожают стабильности существующего строя. Возмущенная книгой, Екатерина…

Читать дальше »,« url »:« Introduction »,« wordCount »: 0,« sequence »: 1},« imarsData »: {« INFINITE_SCROLL »:« »,« HAS_REVERTED_TIMELINE »: "false"}, "npsAdditionalContents": {}, "templateHandler": {"name": "INDEX", "metered": false}, "paginationInfo": {"previousPage": null, "nextPage": null, " totalPages ": 1}," seoTemplateName ":" PAGINATED INDEX "," infiniteScrollList ": [{" p ": 1," t ": 306774}]," breadcrumb ": null," familyPanel ": {" topicLink ": {"title": "Путешествие из Санкт-Петербурга".Петербург в Москву "," url ":" / topic / A-Journey-from-St-Petersburg-to-Moscow "}," conciseLink ": null," tocPanel ": {" title ":" Directory "," itemTitle ":" Ссылки "," toc ": null}," группы ": []}," авторство ": {" участник ": null," allContributorsUrl ": null," lastModificationDate ": null," contentHistoryUrl ": null, "warningMessage": null, "warningDescription": null}, "citationInfo": {"участники": null, "title": "Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву", "lastModification": null, "url": " https://www.britannica.com/topic/A-Journey-from-St-Petersburg-to-Moscow"},"websites":null}

работа Радищева

Альтернативное название: «Путешествие из Петербурга в Москву»

Узнайте об этой теме в этих статьях:

обсуждается в биографии

  • У Александра Николаевича Радищева

    … из Петербурга в Москву (1790; Путешествие из Петербурга)Петербург в Москву ), в котором он собрал в рамках воображаемого путешествия все увиденные им примеры социальной несправедливости, убогости и жестокости. Хотя книга была обвинением в крепостном праве, самодержавии и цензуре, Радищев предназначал ее для…

    Подробнее

Русское общество и литература

  • В России: образование и социальные изменения в 18 веке

    –1790 из книги Александра Радищева Путешествие из Петербурга в Москву .В нем Радищев изобразил социальные условия такими, какими он их видел, в частности, дегуманизацию крепостных и развращение их господ, предупредив, что они угрожают стабильности существующего строя. Возмущенная книгой, Екатерина…

    Подробнее

Путешествие из Петербурга в Москву (Российская библиотека) (9780231185912): Радищев, Александр, Рейфман, Ирина, Кан, Андрей: Книги

Сочетая глубокую лингвистическую изысканность с завидным литературным стилем, Эндрю Кан и Ирина Рейфман, два из самых уважаемых сегодня исследователей русской литературы, создали окончательный перевод классического революционного крика Радищева. - Дуглас Смит, автор книги Распутин: вера, сила и закат Романовых

Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву - выдающийся памятник просветительской мысли в России. Выдающиеся ученые Ирина Рейфман и Эндрю Кан умело перевели архаичный, высокий стиль Радищева, чтобы усилить эмоциональный пафос и противопоставить официальную риторику реальности человеческих страданий. То, что эта важная работа снова доступна на английском языке, - повод для радости.- Маркус С. Левитт, автор книги Визуальная доминанта в России восемнадцатого века

Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву предлагает тревожный отчет о русской цивилизации в конце восемнадцатого века, критический анализ и преднамеренно архаичный по своему стилю и в высшей степени резонирующим с политическими и социальными тревогами нашего времени. Рейфман и Кан не могли найти лучшего времени, чтобы возродить классику Радищева в их удивительно ясном и читаемом переводе.- Люба Гольбурт, автор книги Первая эпоха: восемнадцатый век и российское культурное воображение

Это очень необходимый и давно назревший новый перевод с очень информативным введением и полезными аннотациями влиятельной книги Радищева, мастерски выполненный двумя ведущие специалисты по русской литературе XVIII века. В переводе сохранены элементы идиосинкразического стиля Радищева, но без излишней архаичности, что является заметным достижением. - Валерия Соболь, автор книги « Febris Erotica: Любовная тоска в русском литературном воображении»

Ценный взгляд на Россию в период, предшествовавший ее литературному возрождению XIX века.- Киркус Обзоры

[Радищев] создает виртуозный художественный путеводитель, сочетающий философию, поэзию и политические идеалы Просвещения в недвусмысленном осуждении крепостного права, цензуры и коррупции. . . Разнообразный, увлекательный и глубоко впечатляющий. . . Внимательный новый перевод Кана и Рейфмана является благом для англоязычных читателей. - Publishers Weekly

Александр Радищев родился в 1749 году в небогатой дворянской семье и начал писать стихи и прозу в 1780-х годах.В 1790 году, после публикации книги « Путешествие из Петербурга в Москву» , вызвавшей бурю негодования, он был арестован и приговорен к смертной казни перед ссылкой в ​​Сибирь. Царь Павел разрешил ему вернуться, а Александр I простил его и назначил в Комиссию по разработке новых законов. Радищев покончил жизнь самоубийством в 1802 году.

Эндрю Кан - профессор русской литературы в Оксфордском университете и научный сотрудник Сент-Эдмунд-Холла в Оксфорде.

Ирина Рейфман - профессор русской литературы факультета славянских языков Колумбийского университета.

Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву - Harvard Review

Александра Радищева, перевод Эндрю Кана и Ирины Рейфман

отзыв Хелен Штур-Роммереим

Хотя книга Александра Радищева 1790 Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву - это якобы заметки путешественника из примерно 450 миль между двумя великолепными центрами Российской империи конца XVIII века, это не сборник этнографических наблюдений.Вместо этого читатели знакомятся с тщательно продуманными размышлениями об идеалах равенства, справедливости и прогресса эпохи Просвещения. Самая известная работа профессионального государственного служащего, который также писал стихи, научную литературу и философию, sui generis Journey - коллаж из монологов попутчиков, найденные тексты, описывающие утопическую социальную реформу и сюрреалистические мечты, обвиняющие российское общество под властью. Екатерины Великой - особенно из-за ее опоры на труд закрепощенных крестьян.

Наглый текст принес его автору смертный приговор, позже замененный пожизненной ссылкой, хотя Радищев, возможно, не ожидал такой жесткой реакции. С момента вступления на престол в 1762 году Екатерина смоделировала себя идеальным просвещенным самодержцем. Однако фактическое свержение французской монархии охладило ее прогрессивный пыл, и Радищев выбрал неудачный момент. Его Путешествие было подвергнуто цензуре в течение всего девятнадцатого века, но после большевистской революции его автор был освящен как первый антимонархический мученик в России.

Несмотря на историческое значение книги, за пределами русистики она практически неизвестна. Одна из причин заключается в том, что его, как известно, трудно читать на русском языке, написанном иногда намеренно архаичным языком со сложным синтаксисом и предложениями длиной в несколько страниц. Предыдущий английский перевод, опубликованный в 1958 году, не воспроизводит всю эту неуклюжесть, а не ее стиль. В этом новом переводе Ирины Рейфман и Эндрю Кана окольные речи Радищева впервые представлены на своеобразном, но в высшей степени удобочитаемом английском языке.Признание непрозрачности прозы Радищева как целенаправленного стилистического выбора, как это делают Рейфман и Кан в своем превосходном введении, не только делает текст вновь доступным для широкого круга читателей; это также важно для понимания его значения.

Путешествие начинается с откровения: «Я чувствовал в себе достаточно сил, чтобы противостоять ошибке; и - невыразимая радость! - Я почувствовал, что каждый может участвовать в том, чтобы делать добро для своих равных ». Это и отправная, и конечная точка: последующее повествование стремится вызвать у читателя то же самое откровение, но со стороны читателя потребуется некоторая работа.На протяжении Journey, , когда появляются физическая красота, социальная гармония и материальные наряды, они почти всегда оказываются иллюзорными. Эти атрибуты затемняют суть равенства всех людей и, следовательно, моральный упадок крепостного права. Читатели должны внутренне почувствовать это моральное возмущение - что каждое удовольствие и привилегия, которыми пользуется благородный класс, - это, по сути, питье «крестьянских слез», а не просто осознание этого своим разумом. Радищев хочет, чтобы его читатель попробовал соль.

Путешествие рассказчика происходит как в его психике, так и в физическом пространстве. В одной из первых глав рассказчику снится, что он великий правитель, окруженный нарядами и соблазнительными подданными. К нему приходит старушка; она «Провидец и окулист». Она лечит его «катаракту» и меняет его восприятие. Король понимает, что он буквально покрыт гнилью: «На моих пальцах я видел останки человеческого мозга, мои ноги стояли в грязи. Те, кто стоял вокруг меня, выглядели еще более мерзко.Все их внутренности казались черными и охваченными тусклым пламенем ненасытности ». Путеводитель Радищева призван служить сывороткой правды, подобной той, которую преподносит Прямой Провидец. Его читатели будут изо всех сил пытаться понять это, но именно в этом суть: благодаря борьбе истина будет ощутима, а не ошибочно принята за другую иллюзорную поверхность. Проснувшись, у рассказчика есть послание для «правителей мира»: «если, читая мой сон, вы должны саркастически улыбнуться или нахмурить лоб, знайте: женщина-странница, которую я видел, улетела далеко от вас и сторонится вашего дворца. .Начинаешь представлять разъяренный ответ Императрицы.

Несмотря на то, что формально Journey является уникальным, он полностью принадлежит истории европейской мысли Просвещения; Лоуренс Стерн оказал влияние на него, как и философские сочинения Адама Смита, Дэвида Юма и Жан-Жака Руссо. Новый перевод станет важным дополнением к курсам по русской литературе и истории и европейскому просвещению. Но книгу Радищева «Путешествие » также стоит прочесть всем, кто стремится согласовать веру в добродетель человечества с реальностью структурной несправедливости, которая в такой же степени является основой современного американского общества, как и имперского российского общества в 1790 году.Рейфман и Кан сохранили странный, неестественный стиль Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву , но в то же время уловили резкое моральное возмущение, побудившее его написать. Складывается ощущение, что, знал ли Радищев, что вызовет гнев своего правителя, его не особо заботило: что он написал, он должен был написать.

Радищев и «радикальное» Просвещение

Страница из

дата: 07 мая 2021 г.

Глава:
(п.628) 15 Радищев и «радикальное» Просвещение
Источник:
Путь России к Просвещению
Автор (ы):

GM Hamburg

Издательство:
Yale University Press

/ yale1370003 /

/ год .0015

В этой главе исследуется приверженность Александра Николаевича Радищева идеалам Просвещения, которые можно считать «радикальными». Радищев, вероятно, самая бесстрашная фигура в России конца XVIII века, вызвал гнев Екатерины Великой из-за своей книги Путешествие из Санкт-Петербурга.Из Петербурга в Москву (1790), осуждающую деспотизм и крепостное право как нарушение естественной свободы человека. Книга привела к тому, что Екатерина арестовала Радищева и сослала его в Сибирь. Радищев был радикальным, но в восемнадцатом веке чувством приверженности моральной и социальной критике и философским размышлениям о цели жизни. В этой главе анализируется Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву , в котором Радищев затронул четыре взаимосвязанные проблемы: неравенство социальных рангов, крепостное право, гендерное неравенство и дисфункции, возникшие в результате автократического правления.В нем также рассматривается философско-религиозное эссе Радищева под названием О человеке, его смертности и бессмертии , в котором он приводит диалектический аргумент в пользу возможности человеческого бессмертия.

Ключевые слова: крепостное право, Александр Николаевич Радищев, Просвещение, Екатерина Великая, деспотизм, свобода, неравенство, человеческое бессмертие

Для получения стипендии

University Press Online требуется подписка или покупка для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш Часто задаваемые вопросы, и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста, свяжитесь с нами .

Александр Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву»: жанр, аннотация, эпиграф

В 1790 году в столице царской России рассказ А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Это событие стало настоящим скандалом - из-за содержания книги запретили, а ее автора сослали в Сибирь. Несмотря на это, произведение было распространено среди культурной элиты страны в виде рукописных копий. Книга смогла пережить своих преследователей и теперь включена в школьную программу.В этом материале мы узнаем некоторую информацию о содержании рассказа «Путешествие из Петербурга в Москву», жанре его написания и судьбе автора.

В чем суть эпиграфа к работе

Поскольку в XVIII веке, когда вышла книга Радищева, говорить о недостатках власти (особенно после пугачевского восстания) было небезопасно, автору пришлось прибегнуть к множеству метафор и намеков. Первый из них - эпиграф к «Путешествию из Петербурга».От Петербурга до Москвы »:« Чудовище обло, озорное, огромное, надменно и (лает) лает ».

Эта фраза заимствована из популярного в те годы стихотворения В. Тредиаковского «Телемахид» и описывает Цербера, легендарного монстра, охраняющего вход в царство мертвых.

Почему Радищев взял эту фразу как эпиграф к «Путешествию из Петербурга в Москву»? Большинство исследователей считают, что таким образом он пытался описать современный общественный строй в России.Более того, автор винил во всем произошедшем не только монарха, но и каждого жителя страны, в руках которого находится хоть доля власти. Ведь на протяжении всего путешествия герой сталкивается с тем, что взяточничество, равнодушие к чужой судьбе и работа за кулисами присутствуют абсолютно на всех уровнях: от конюхов на вокзале до главы государства.

В начале двадцатого века, когда «Путешествие…» снова стало популярным после революционных волнений, эпиграф к нему превратился в крылатую фразу.

Жанр «Путешествие из Петербурга в Москву»

В начале XVIII в. в Великобритании стало модным писать о путешествиях. В них авторы описали не только путь своего персонажа и увиденное, но и впечатления от поездки.

В 1768 году вышла одна из самых известных книг такого рода - «Сентиментальное путешествие» Лоуренса Стерна. Именно после нее в литературе окончательно сформировался такой жанр, как сентиментализм.

Главной особенностью таких произведений было стремление авторов смягчить читателя, этот эффект достигался воздействием на их чувства.

Благодаря британцам сентиментализм и путешествия вскоре распространились по всей Европе, включая Российскую империю.

Книга Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» - один из ярких примеров произведений этого жанра. Ведь помимо критики общественного порядка Александр Николаевич в большинстве глав описывал случаи из жизни крепостных крестьян, которыми он успешно воздействовал на эмоции читателей, заставляя их сопереживать.

История написания и судьба первого издания

Разобравшись с жанром «Путешествие из Питера».Петербург в Москву »(сентиментальный рассказ-путешествие) следует обратить внимание на некоторые особенности литературного творчества. По сути, книга Радищева - это не одно произведение, а сборник рассказов, стихов, очерков, исторических и философских трактатов, которые объединены сентиментальным героем и показаны читателю через призму его восприятия.

Как автор задумал подобное произведение?

Чтобы понять, почему такой обеспеченный человек, как А. Н. Радищев, решил рискнуть всем и написать свой скандальный роман, необходимо вспомнить некоторые моменты из его биографии.

В отличие от большинства русских дворян того времени, автор «Путешествий… учился у лучших профессоров Москвы, а затем изучил право в Лейпцигском университете». Прожив за границей, Радищев проникся революционными идеями об изменении социальной структуры, продвигаемыми известными французскими и немецкими писателями и философами.

Вернувшись на родину, Александр Николаевич, вынужденный служить в госаппарате, лично убедился в своей отсталости от мировых тенденций.

Не имея в руках реальной силы попытаться все это изменить, писатель решает хотя бы изложить реальное положение дел на бумаге.

История написания «Путешествие из Петербурга в Москву» начинается с 1785-го. В этом году автор пишет первый очерк о продаже крестьян с аукциона (вошел в рассказ как глава Медного).

В последующие годы он продолжает создавать небольшие рассказы о неблагополучном состоянии крепостных крестьян и ленивых чиновников.

В 1787 году произошло событие, которое подтолкнуло Радищева к активной работе над книгой.В это время императрица Екатерина решила прокатиться по стране, чтобы посмотреть, как живет ее народ. Чтобы не расстраивать царицу, ее любимец Григорий Потемкин создает целую серию фальшивых деревень с хорошо одетыми счастливыми крестьянами по маршруту кортежа императрицы.

По итогам этого путешествия Екатерина и весь ее двор начинают твердо верить (или просто хотят верить), что в стране все хорошо, а крепостные накормлены, одеты и довольны своим уделом.

Этот гнусный обман и желание властей жить иллюзиями вызвали возмущение у многих, в том числе и у писателя. Он решает создать рабочее путешествие, посвященное тому, с чем столкнулась бы королева, если бы она путешествовала инкогнито через свою империю.

До 1789 года Радищев работал над текстом повести «Путешествие из Петербурга в Москву». А чтобы не было проблем с типографикой, автор оборудует в своем имении собственную типографию, где и издает работы.

Тираж книги составил 650 экземпляров, но автору удалось продать только 100. Считается, что остальные 550 сожжены Радищевым. Однако, учитывая, сколько труда и средств вложил автор в это предприятие, более вероятно, что Александр Николаевич передал книги своим верным друзьям. Иначе где появятся его рукописные версии в грядущие десятилетия? Они не были составлены по памяти, тем более что «Путешествие…» было отнюдь не маленьким по содержанию.

Некоторые исследователи творчества писателя считают, что в написании «Путешествий…» ему помогал какой-то неизвестный вельможа. Ведь построить собственную типографию для печати одной книги - дело не из дешевых, на что автору просто не хватило бы собственных средств.

Как встретились цензура и передовые мыслители XVIII-XIX веков. Работа Радищева

Как ни странно, жанр «Путешествие из Петербурга в Москву» помог ему пройти строгую цензуру.

В те годы в литературе была высока мода на сентиментальные путешествия, поэтому ленивые цензоры считали творчество Александра Николаевича одним из своих.Поэтому они читают только названия глав и претенциозное, слегка витиеватое вступление. Таким образом, «Путешествие…» показалось им своего рода путеводителем по русским губерниям между двумя столицами, и цензорам разрешили опубликовать его.

К счастью, читатели оказались внимательнее, и вскоре после появления книги она произвела настоящий фурор.

Что касается реакции общественности, то, несмотря на запрет, работа распространялась в рукописном варианте.Так что книгу читали самые умные люди того времени, и не только сочувствовали изложенным в ней проблемам, но и отрицали их существование.

В первую очередь, Екатерина II позиционировала себя Великой. Справедливости ради следует отметить, что она действительно была одной из самых умных и образованных женщин своего времени. Приближенные императрицы утверждают, что она внимательно прочитала творчество Радищева и оставила на полях книги немало довольно едких замечаний. В основном Екатерина отметила заимствование манеры письма у популярных европейских писателей, а также раскритиковала изображенные проблемы в «Путешествии…», назвав их пошлыми и надуманными.

Эта история была воспринята ею как посягательство на «священный» институт королевской власти. Поэтому, как и Пугачев, Радищев был приговорен к смертной казни.

Немного остынув, царица смилостивилась и заменила его ссылкой на Сибирь на 10 лет. Это было более продуманное решение. Ведь странно было убить человека, рискнувшего рассказать об издевательствах над крепостными, учитывая, что 22 годами ранее королева приказала сурово наказать дворянку Дарью Салтыкову за убийство и издевательства над подвластными ей крестьянами.Поэтому в случае казни Радищева многочисленные и очень влиятельные родственники Салтычихи начнут задавать Екатерине ряд неприятных вопросов, а также потребовать освобождения Дарьи, которая к тому времени еще была жива.

Интересно, что нелюбимый писателями и дворянами сын царицы Павел I, взойдя на престол, приказал Радищеву смягчить наказание - заменить ссылку на домашний арест в авторском имении. Хотя эта властительница фанатично была убеждена в божественном происхождении королевской власти, стоит отметить, что, несмотря на критику ее недолгого правления, Павел старался облегчить жизнь крепостным.Многие историки считают, что именно «Путешествие…» подтолкнуло его к такому решению, потому что король никогда не выезжал за пределы столицы за свою жизнь.

Внук Екатерины Александр I пошел дальше своего отца. Он не только полностью снял с Радищева все обвинения, но и включил его в комиссию по разработке законов в Санкт-Петербурге. К сожалению, через год после этого события писатель умер от чахотки.

Стоит отметить, что большинство читателей The Journey from St.От Петербурга до Москвы возмущались / восхищались его содержанием, но редко говорили о художественной форме. Однако Пушкин (который для ознакомления с оригиналом купил копию, хранившуюся в секретном кабинете) во многом критиковал стиль автора. При этом он, как и Екатерина, считал многие проблемы, описанные в книге, преувеличенными.

Другой великий гений русской литературы (который, в отличие от Александра Сергеевича, не понаслышке знал, как живут крестьяне), Достоевский также критиковал авторский стиль Радищева и утверждал, что многие сюжеты и мысли в произведении «Путешествие из Петербурга»Петербург в Москву »были заимствованы у французских педагогов.

Герои сказки

В центре сюжета - традиционный для того времени сентиментальный герой. Это сказочник, оставивший своих друзей в Петербурге и решивший отправиться на Первопрестольную.

На протяжении 26 глав книги он встречается с разными персонажами из разных социальных слоев.

Некоторые из описанных героев «Путешествие из Петербурга в Москву» были близки по духу рассказчику, одним он сочувствовал (Крестьянкин, жертва афериста), а другие вызывали у него только презрение (жадные жестокие помещики , мошенники, лжецы).

Интересно, что автор не называет имена большинству персонажей книги. Вероятно, цель такого художественного приема - создать у читателей впечатление, что прототипом того или иного человека является знакомое лицо.

Сводка «Въезд», «Выезд», «София», «Тосна» и «Любань»

Рассмотрев обстоятельства написания книги, ее жанровые и художественные особенности, стоит изучить аннотацию «Путешествие из Петербурга в Москву».

В главе 1 рассказчик в основном философствует о человеческих страданиях и душе. Самая интересная и важная мысль в ней - призыв читателей не жить в рабстве иллюзий.

Глава 2 малоинтересна. В нем кратко описывается путешествие героя из Санкт-Петербурга до вокзала Софии, где происходит основное действие раздела 3. В те времена все ездили верхом, а животное - не машина, ему нужен был отдых. Чтобы не ждать, уставших лошадей можно было оставить на почтовых станциях и запрячь свежих.Именно это и собирался сделать герой в Софии. Однако было уже слишком поздно, и смотритель не хотел себя беспокоить, поэтому солгал, что животных нет, и должен был ждать до утра.

Хотя герой мог получить наказание нерадивого слуги, он решил подкупить крестьян «за водку», и они запрягли его свежими лошадьми.

По дороге в Тосну рассказчик жалуется на состояние дорог. На самой станции он знакомится с солиситором, который был регистратором в битовом архиве, и сейчас он занимается «фальсификацией» родословной, так как, по слухам, в скором времени дворянские семьи старше 200-300 получат более высокие чины.

В Любани путешественник встретил крестьянина, который, несмотря на воскресенье, вспахал свое поле. Оказалось, несчастный знает, что исправляет грех, но выбора у него нет. Дело в том, что остальные дни недели он вынужден обрабатывать усадебное поле, а если в праздник не будет работать, то умрет с голоду.

Краткое содержание "Чудова", "Спасские Полести", "Подберезье", "Новгород" и глава "Из Новгородской летописи"

На станции в Чудово рассказчика встречает его товарищ Ч.Из Петербурга. Оказывается, недавно он совершил морскую прогулку из Кронштадта в Систербек. Лодка чуть не затонула из-за шторма. Но два гребца на свой страх и риск поплыли до берега и попросили помощи у местного начальника. Он отказал им, потому что это не его долг. Отважным удалось найти себе помощь и спасти остальных.

Позже гл. Жаловался своим петербургским друзьям, но, не найдя в них сочувствия, решил покинуть город.

В следующей главе путешественник встречает несчастного, которого обманул его спутник, и он потерял не только деньги, но и доброе имя, а жена героя умерла из-за выкидыша.

Сочувствуя ему, герой видит сон: якобы он «Король, Шах, Хан, Король, Бей, Набаб, Султан». В этой роли герой чувствует себя прекрасно и справедливо. Но в какой-то момент он понимает, что это только видимость.

В главе 8 рассказчик встречает семинариста, который жалуется ему на современную российскую систему образования, из-за которой студенты и ученики на самом деле ничему не учатся.

Главы 9-10 посвящены Новгороду. Прибыв сюда, главный герой вспоминает, каким был этот город до взятия его Иваном Грозным и как смена формы власти негативно сказалась на его благополучии.

Также рассказчик навещает своего друга Карпа Дементьевича. Этот человек с помощью аферы со счетами разбогател. И чтобы не оплачивать счета, я все устроила супруге.

Что такое Бронницы, Зайцево, Крестицы, Яжельбицы, Валдай около

Созерцание горы, на которой был славянский языческий храм (во время его пребывания в соседнем селе), подталкивает героя к размышлениям о Господе и человеческом счастье.

В Зайцеве рассказчика приводят на встречу с его давним другом - председателем уголовной палаты Крестьянкиным.Он уволился из-за своего последнего дела - его заставили приговорить к смерти заведомо невинных людей. Это были крепостные, которых хозяин с барчуками своим поведением (убийства, насилие над девушками, голод и т. Д.) Довели до восстания. Люди убили хозяев и сожгли дом, за что были казнены.

В «Крестьянах» рассказчик отмечает момент прощания отца с сыновьями, уходящими из дома на службу. Это зрелище заставляет его философствовать о родительском отношении к своим детям.

По дороге на следующую станцию ​​герой видит, как отец хоронит сына. Он сетует, что в прошлом вел развратный образ жизни и заразился венерическим заболеванием. Этот недуг вылечили, но лекарство сказалось на здоровье рожденного от него ребенка.

Рассказчик сочувствует своему отцу, при этом помня, что он сам не безгрешен, и размышляет о негативных последствиях проституции.

Словно в ответ на эти мысли, герой попадает на Валдай, известный своими гуляющими женщинами в банях, ради которых сюда часто приезжают путешественники.

О чем рассказывается в «Едрово», «Хотилов», «Всевышний Волочек», «Выпропуска», «Торжок» и «Краткое повествование о происхождении цензуры»

В Едрово рассказчик знакомится с очаровательной молодой крестьянкой Анной. Оказывается, девушка не может выйти замуж за своего любимого Ванюша, пока отцу мальчика не заплатят 100 рублей выкупа. Кавалер, очарованный красотой и искренностью девушки, идет к матери и хочет дать деньги на свадьбу, но крестьяне сами находят выход.

В Хотилове герой размышляет о недостатках рабства. Случайно находит записи друга по этой теме.

В Вышнем Волочке путешественник сталкивается с владением джентльмена, повсюду известного своим умением грамотно управлять фермой, чтобы приносить прибыль. На первый взгляд дом и земля здесь - полная чаша и рай. Однако оказывается, что все это изобилие построено на беспощадном отношении помещика к крестьянам. В отличие от других своих «коллег», этот господин лишил крепостных земель и заставил работать на себя круглый год, без выходных и праздников.Взамен хозяин раздает сельчанам продовольственный паек и одежду, а одинокие и сироты кормят общий стол хлебом и квасом. В этом случае крестьянам запрещается держать в доме животных, кроме птиц, и этот хозяин может их забрать.

В выдропуске герой продолжает читать чужие газеты. Записи говорят о придворных обычаях и роскоши.

В следующих двух главах рассказчик и его спутник исследуют историю возникновения цензуры и ее недостатки.

Краткое содержание «Медь», «Тверь», «Городни», «Завидово» и «Клина»

В следующем абзаце своего путешествия герой становится свидетелем того, как долги его господина продают все его имущество, включая крепостных. Во время торгов господа легко разделяют крестьянские семьи, и закон не препятствует такому бесчеловечному обращению.

Новая глава посвящена размышлениям о поэзии в Российской Империи и тому факту, что она слишком сосредоточена на европейских традициях.В этом разделе друг путешественника читает ему оду «Свобода».

В Городне герой находит крестьян в армии. Здесь он наблюдает горе своего отца, теряющего единственного кормильца, и хитрого француза, который продался в рабство, а затем пошел к солдатам.

На новой станции молодой офицер пытается отобрать у рассказчика лошадей. Его цель - выслужиться перед властью. Главному герою удается отстоять свою честь и имущество.При этом с горечью думает о привычке своих соотечественников пресмыкаться перед высшими чинами.

В Клину путник встречает слепого старика, которому дают теплый платок.

Содержание «Пешек», «Черная грязь» и «Слова о Ломоносове»

Узнав, что рассказывается в основных частях книги, стоит завершить рассмотрение краткого содержания «Путешествие из Петербурга в Москву», обратив внимание на последние главы.

В Пешках рассказчик попадает в убогую избушку крепостной женщины, которая просит у него кусок сахара для своего ребенка.Ужаснувшись бедности в доме, герой рассказывает о бессовестности помещиков.

В следующем разделе он попадает на свадьбу крестьян. Однако молодые ненавидят друг друга, и этот брак - приказ мастера. Такое событие подталкивает рассказчика задуматься о природе супружества.

Последняя глава посвящена истории Ломоносова и его вкладу в развитие образования и культуры царской России.

Краткий анализ «Путешествие из Санкт-Петербурга».Петербург - Москва »

Рассмотрев персонажей и содержание повести Радищева, стоит вкратце проанализировать его.

Без сомнения, эта работа была очень прогрессивной для своего времени. Ведь впервые в русской литературе Александр Николаевич решил без прикрас описать все проблемы современного общества.

Многие современники автора в анализе «Путешествие из Петербурга в Москву» считали, что Радищев преувеличивает.Более смелые и здравомыслящие мыслители называли эту книгу «энциклопедией русской жизни». Действительно, в отличие от «Евгения Онегина» (носящего это название), в «Путешествии…» показана истинная изнанка того, что лежало за романтизированной жизнью помещиков в деревне.

Несмотря на изрядную сентиментальность (о которой в произведении слишком много правды), а также активные попытки автора выдавить слезу из читателя, реалистичность описанного все же поражает. И самое печальное для каждого современного читателя - то, что спустя много веков с момента выхода «Путешествий…» ситуация в России особо не улучшилась - основные проблемы остались неизменными и по сей день.

Повесть о двух городах - и путешествие между ними

12 июня 2015 г., Ася Перельцвайг

[Этот пост был первоначально опубликован в ноябре 2013 года]

В моем предыдущем посте Москва и Санкт-Петербург были городами-побратимами приматов России. Особая роль этих двух городов дополнительно подчеркивается рассмотрением пространства между ними. Недавний фотодневник в номере The New York Times задокументировал поездку журналистки Эллен Бэрри и фотографа Дмитрия Костюкова между двумя главными городами России.Авторы характеризуют поездку как «менее проходимую дорогу», описывая местность, через которую они прошли, как «все еще сердце России» и «бездонный участок, куда легче проехать по воздуху или высокоскоростной железной дороге, и куда редко ездят люди с деньги или привилегии, чтобы избежать этого ».

Это путешествие было вдохновлено воображаемым путешествием, описанным либерально настроенным бюрократом Александром Радищевым в его книге Путешествие из Петербурга в Москву , написанной в 1790 году. Императорская Россия, Санкт-Петербург и бывшая столица, Москва, с резкой критикой крепостного права (которое будет отменено царем Александром II более семидесяти лет спустя) и ограничений личной свободы, наложенных самодержавием.Каждая остановка в пути открывает перед путешественником определенные проблемы. В Санкт-Петербурге рассказ рассказчика начинается на почтовой станции, где офицер слишком ленив, чтобы запрячь своих недокормленных лошадей в карету. В конце концов, выйдя на дорогу, главный герой встречает человека, пытающегося продать генеалогические документы дворянам, стремящимся повысить свой статус, и бедного крестьянина, работающего в воскресенье, единственный день, когда он не работает на земле своего хозяина. Радищев продолжает высмеивать фаворита Екатерины Великой, вице-короля Потемкина, рассказывая анекдот о его пристрастии к устрицам и абсурдным усилиям, на которые его слуга пошел, чтобы их достать.Это политическое рассуждение усыпано комментариями о природе брака (Радищев критиковал тогдашнюю распространенную практику брака между сторонами совершенно разного возраста) и личной гигиены; Например, Радищев отмечал, что, в отличие от «дегенеративных придворных дам», крестьянские девушки понимают, что чистить зубы «вредно и мерзко», и поэтому не «лишают зубы их естественного блеска щетками или пудрой».

Поскольку книга Радищева представляла собой путеводитель, в котором каждая глава была названа в честь города или деревни на дороге, она избежала цензуры.Автор распечатал ее в своем частном магазине. Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву хорошо продавалось, и в конце концов экземпляр был передан императрице Екатерине, которая внимательно прочитала рукопись, сделав яростные записи на полях, и сразу увидела в ней вызов ее довольно тираническому правлению. Хотя Радищев не был революционером, а просто наблюдал за социальными и правительственными недугами России, Екатерина приговорила его к смертной казни, в конечном итоге заменив наказание десятилетней ссылкой в ​​Сибирь.Книга была изгнана и оставалась практически неизвестной читающей публике в течение следующих шестидесяти лет, вновь появившись в свободном обращении только на рубеже двадцатого века.

Во многих отношениях мало что изменилось за почти 225 лет, прошедшие со времени написания знаменитой книги Радищева. Костюков описал жизнь между двумя крупнейшими городами России как «очень простую, как 100 лет назад, только с автомобилями», а Барри сравнил поездку с «ускользанием в другую страну или в другое время». Люди в этом районе «до сих пор живут в деревянных домах, без газа, с туалетами на улице.Контраст огромен, и это очень характерно для России ». Среди встреч, упомянутых двумя авторами, - «свадьба 14-летней девушки в цыганском лагере с крохотным 13-летним женихом» и «мужчина, представившийся как« Николай Чудотворец », греческий святой четвертого века и сказал, что в юности он нападал с топором на людей из близлежащих деревень ». Также запомнился их рассказ о 85-летнем мужчине, который является последним жителем своей деревни. Самое жуткое описание в рассказе Костюкова и Барри -

.

«семья из четырех человек, живущая почти в полной изоляции, [которые] были последними постоянными жителями исчезающего села Починок, где лес приближался к их 100-летнему дому, и дикие животные заползали в их двор и убивают своих питомцев ».

Поскольку в юности я путешествовал по одним и тем же городам, по дороге в дом моих бабушек и дедушек на севере Беларуси, описания Костюкова и Барри мне кажутся верными.

Как видно из карты слева, городов, сопоставимых по размерам с Москвой и Санкт-Петербургом, нет нигде в России. Третий по величине город страны, Новосибирск (с населением 1,4 миллиона человек), примерно в 4 раза меньше Санкт-Петербурга. Москва и Санкт-Петербург составляют пики плотности населения на северо-западе России.(Удивительно, но на визуализации, созданной Джеймсом Чеширом для space.ly, нет пика, соответствующего Санкт-Петербургу, хотя этот город более чем вдвое больше Парижа.)

Низкая плотность населения в сельской зоне между двумя крупными городами особенно хорошо видна из картограммы населения, где пространство между Москвой и Санкт-Петербургом сжато до простой линии. Этот регион также быстро теряет население из-за отрицательного естественного прироста (в свою очередь, из-за очень асимметричного соотношения полов) и миграции из сельской местности.Как мы увидим ниже, сокращение населения характерно практически для каждого города и села на пути Радищева.

В этом районе не хватает не только людей, но и материальных благ. Согласно последнему отчету Credit Suisse, цитируемому в LA Times , Россия «имеет самое высокое неравенство в благосостоянии в мире, за исключением нескольких островов Карибского моря». Всего 110 человек владеют 35% богатства страны, и никто из них не живет в этом «промежуточном» районе.С точки зрения ВВП на душу населения, хотя два крупных города отстают от некоторых из менее густонаселенных, но богатых ресурсами регионов Сибири, они явно выделяются как самые богатые районы европейской части России. Относительное богатство двух мегаполисов тесно коррелирует с их уровнем. высокий уровень образования, о чем свидетельствуют результаты Math & Science PISA.

Рассмотрим подробнее города и села, которые «посетил» Радищев в его воображаемом путешествии. Почти все они все еще существуют сегодня, по крайней мере, на карте (см. Карту Google слева), хотя некоторые настолько малы, что я не смог почерпнуть много актуальной информации о них из книг или онлайн-источников.Хотя многие из этих поселений были впервые упомянуты в средневековых документах, их рост в 1700-х - начале 1800-х годов можно объяснить главным образом их ролью в качестве остановок на почтовой дороге, которая также обслуживала потребности курьеров и всех, кто путешествовал по государственным делам. Такие путешественники предъявляли начальникам станции так называемую подорожную - документ, разрешавший им пользоваться лошадьми почтовой службы. Большинство людей предпочитали путешествовать этим путем, если могли, поскольку это было быстрее (не нужно было ждать, пока лошади отдохнут, а просто их заменили) и дешевле, чем альтернативный вариант.Радищев отмечает в «Путешествии », что путешествие без подорожной «повредит каждому кошельку, кроме, возможно, генеральского» (перевод мой). Хотя работа самого почтового маршрута финансировалась за счет государственных средств, он предоставил местным жителям широкие возможности для открытия предприятий, удовлетворяющих потребности путешественников, что привело к росту городов. Но строительство железной дороги, соединяющей Санкт-Петербург и Москву в 1851 году, означало, что путешествие могло быть намного быстрее, без необходимости останавливаться во многих местах на дороге.Следовательно, многие города по дороге из Санкт-Петербурга в Москву начали приходить в упадок. Этот спад был остановлен в советские времена, но с распадом СССР он снова продолжился все более быстрыми темпами.

Первой остановкой на пути Радищева было Тосно, нынешнее население - 39 101 человек. По словам Костюкова и Барри, Тосно «воодушевляет скопление заводов, но за ним лежит совершенно другой мир». В самом деле, город усеян рядом машиностроительных заводов, но главной культурной достопримечательностью является памятник Второй мировой войне.Далее идет Чудово, еще меньший районный город с населением 15 377 человек. Крупнейшие отрасли промышленности здесь включают заводы по производству спичек, фанеры, термоизолирующих материалов и безалкогольных напитков Schweppes. Еще один памятник Великой Отечественной войне, который есть практически в каждом городе России, и дом поэта Николая Некрасова завершают картину. Спасская Полисть - это всего лишь деревня с вокзалом. Молочное животноводство - единственная местная отрасль; Деревня прославилась тем, что 2-я ударная армия генерала Власова была окружена немецкими войсками в близлежащих лесах, что привело к созданию коллаборационистской Российской освободительной армии (РОА) под командованием Власова.Следующая остановка на дороге - село Подберезье, еще один преимущественно аграрный поселок с небольшой фанерной фабрикой.

Следующий город на маршруте, Новгород, также известный как Великий Новгород или Великий Новгород, является одним из важнейших исторических городов России. Независимая городская республика на протяжении нескольких веков, Новгород был ключевым звеном между средневековой Россией и Западной Европой; археологические данные подтверждают, что его граждане активно торговали с купцами Ганзейского союза.Начиная с XI века, в Новгороде уровень грамотности был выше, чем в западноевропейских городах того времени. Новгородские женщины часто были грамотными, имели почти равные права со своими соотечественниками-мужчинами, могли владеть землей и вести торговлю. Сегодня город известен разнообразием и возрастом средневековых памятников, в том числе Софийского собора, построенного между 1045 и 1050 годами, и Новгородского кремля. Однако многие из его средневековых зданий были разрушены во время немецкой оккупации с августа 1941 по январь 1944 года.После того, как завалы были расчищены после войны, в город начали прибывать археологические экспедиции, которые привели к обнаружению множества ценных древнерусских артефактов. Пожалуй, наиболее важными из них были берестяные документы, первый из которых был обнаружен в 1951 году. Впоследствии в Новгороде было найдено более тысячи таких документов, датируемых XI-XV веками и содержащих обширную информацию о Старом Новгороде. диалект и ранняя северная русская культура. Сегодня население Новгорода, насчитывающее 218 717 человек, обеспечивает себя в основном туризмом и химической промышленностью; производство продуктов питания, небольшие бумажные фабрики и типографии производят большую часть остального дохода города.

Следующие четыре шага на пути Радищева - Бронница, Зайцево, Крестцы и Яжельбицы - тоже уходят корнями в средневековье. Крестцы - безусловно, самый крупный поселок из четверки, город с 8000 жителей. Исторически он известен особым видом вышивки - крестецкая строчка , - а сегодня его хозяйство основано на молочном и лесном предприятиях. В селе Бронница с населением около 3000 человек находится фарфоровый завод. Яжельбицы, еще одна деревня с населением около 3000 человек, наиболее известна как место заключения Яжельбицкого договора 1456 года между Великим князем Василием II и Великим Новгородом, в результате которого политическая независимость Новгорода была строго ограничена.На данный момент все, что есть в Яжельбицах, - это птицеферма и средняя школа. Зайцево слишком мало, чтобы упоминаться в каких-либо стандартных источниках информации.

Продолжая путь, Валдай - еще один относительно большой город, впервые упоминаемый в летописи в 1495 году. Однако его население - в настоящее время 15 152 - постоянно сокращается в течение последних 15 лет. Сегодня его экономика основана в основном на лесном и пищевом бизнесе, хотя у него есть несколько заводов, производящих оптические устройства и насосы.Он наиболее известен своими туристическими достопримечательностями, в том числе Музеем колоколов и близлежащим Валдайским озером с его историческим Валдайским Иверским монастырем. Недалеко от города, на берегу Валдайского озера, находится резиденция президента России, излюбленное место отдыха и Бориса Ельцина, и Владимира Путина.

Бологое, хотя и не упоминается в книге Радищева, - еще один важный город, расположенный примерно на полпути между Санкт-Петербургом и Москвой. Впервые упоминаемое в исторических источниках в 1495 году, Бологое стало важным городом только с появлением железных дорог во второй половине девятнадцатого века, когда оно стало перекрестком железных дорог Санкт-Петербург-Москва и Рыбинск-Псков-Виндава.В настоящее время население Бологое составляет 22 671 человек, и, как и во многих других городах и деревнях в этом районе, оно неуклонно сокращается с момента распада Советского Союза, когда оно составляло почти 36 000 человек. Помимо железнодорожного вокзала, в Бологое находится единственный в России завод по производству шпал для железных дорог, а также несколько небольших заводов по производству продуктов питания и мягких игрушек.

Вышний Волочек - еще одна уже знакомая история: население города непрерывно сокращается с 1973 года, когда оно составляло 76 000 человек; к 2013 году эта цифра сократилась до 50 341.Согласно статье в русской Википедии, около 32 000 автомобилей ежедневно проезжают через город по шоссе, соединяющему Москву и Санкт-Петербург, создавая безумные пробки. Плохое состояние асфальта на улицах города усугубляет транспортную проблему, напоминая одно из описаний той же дороги Радищевым: «Грязь, растекающаяся по верхнему краю дороги, делает ее ровной в засушливое время года, но осадки меняют ее. в грязь, что летом делает дорогу непроходимой ». Эта дорога ведет в Выдропужск, село с 543 жителями в 2008 году, по сравнению с 1100 в предыдущем году.

Следующая остановка на маршруте - Торжок, районный город, известный своими народными промыслами - золотым шитьем. Впервые упоминается в летописи в 1139 году, он был ключевым элементом Новгородской республики. Торжок часто переходил из рук в руки во время феодальных войн, пока он не был включен в состав Великого княжества Московского вместе с остальной частью Новгородской республики в 1478 году. Польская армия часто разоряла его в Смутное время в начале 1600-х годов. С имперских времен Торжок был известен как важный вокзал на почтовом тракте из Санкт-Петербурга в Москву.Александр Пушкин, самый известный поэт России, неоднократно проезжал через город; в результате в городе есть музей, посвященный ему. Но в последнее время Торжок, как и многие другие города на маршруте, находится в упадке. Его население сократилось с 49 982 в 1989 году до 47 644 в 2010 году; нынешнее население в основном поддерживается несколькими небольшими промышленными предприятиями и близлежащей авиабазой.

После Торжка следует Медное, простая деревня с населением 2838 человек в 2008 году, по сравнению с 3047 в 1992 году.В конце 1930-х - начале 1940-х годов Медное было местом массовых казней НКВД и захоронением многочисленных жертв сталинских чисток, в том числе более 6000 польских военнопленных, казненных в апреле 1940 года в ходе так называемой Катынской резни. Сегодня мало что напоминает посетителю об этих мрачных исторических событиях; Рядом расположены пять детских летних лагерей. Помимо Катынского военного кладбища, достопримечательности Медного включают церковь Казанской иконы Божией Матери XVII века, почтовую станцию ​​XVIII века и мемориальный дом Сергея Лемешева, одного из самых любимых русских оперных теноров.

Следующая остановка - Тверь - некогда столица мощного средневекового государства и образцовый провинциальный город Российской Империи. В настоящее время Тверь - это город с населением 408 852 человека, но его население уменьшилось с пика в 450 941 человек в 1989 году. С 1931 по 1990 год город назывался Калинин в честь известного советского лидера Михаила Калинина, который родился неподалеку. Последний пережиток допетровской эпохи, Спасский собор, был снесен Советским Союзом в 1936 году, до двухмесячной оккупации города вермахтом в 1941 году, в результате чего он превратился в пепел.Во время холодной войны в Калинине находилась авиабаза Крючково, которая больше не эксплуатируется. Нынешняя экономика Твери опирается на машиностроение, химическую и легкую промышленность, а также две типографии, а также строительные и пищевые предприятия.

Аналогичным образом, население Клина, еще одной остановки на маршруте, сокращается после переписи 1989 года: после пика в 95 000 человек оно уменьшилось до 79 924 человека. Первые упоминания о поселении здесь относятся к XIV веку, но наиболее известен город как резиденция композитора Петра Ильича Чайковского.Его последнее крупное произведение, Шестая симфония, или «Патетическая», было написано в его доме в Клину, который теперь открыт для посетителей как музей.

Следующей остановкой Радищева была деревня Пешки. Впервые он упоминается в путевых заметках дипломата и писателя барона Зигмунда (Сигизмунда) фон Герберштейна за 1517 год; второе упоминание происходит более чем через 100 лет в воспоминаниях австрийского дипломата А. Мейерберга, посетившего Россию в 1661–1662 годах. Село было оккупировано немцами в ноябре-декабре 1941 г .; большая часть его была сожжена, и остались только одиннадцать из 76 домов.

Последняя остановка на пути Радищева - деревня с вызывающим воспоминания названием Черная Грязь, что в переводе с русского означает «черная грязь». Одна из легенд гласит, что это имя произошло от Екатерины Великой, которая по прибытии в деревню вышла из кареты прямо в грязь. Однако первое упоминание об этой деревне произошло более чем на два столетия раньше Екатерины: как и Пешки, Черная Грязь впервые появляется в путеводителе фон Герберштейна 1517 года. Исторически сложилось так, что главное значение села - это первая остановка на дороге из Москвы; Те, кто хотел проводить свою семью или друзей по дороге в имперскую столицу или за границу, часто сопровождали их в Черную Грязь, а затем возвращались обратно в Москву.В те дни путешественник, выезжавший утром из Тверских ворот в Москву, к обеду приезжал в Черную Грязь; Сегодня дорога из центра Москвы до поселка занимает 30-40 минут, без пробок. Завершу очень удачным описанием из книги Валерия Писигина 1997 года Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург (перевод мой):

«Словом, это, с одной стороны, уже не Москва, а с другой стороны, еще не Москва. Где-то здесь одна Россия, представленная агрессивным мегаполисом, соприкасается с другой Россией, представляя скорее все остальное.Этот контакт - не соединение и не взаимопроникновение, а, скорее, нападение одного на другого ».


Понравился этот пост? Пожалуйста, передайте его:

Подписаться на обновления

Мы хотели бы, чтобы вы снова вернулись на Languages ​​Of The World в будущем. Если вы хотите получать обновления наших новейших сообщений, не стесняйтесь делать это, используя любой из ваших любимых методов ниже:

& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp

А.Н. Радищев и Н. М. Карамзин в идеологическом контексте «Капитанской дочки» А. С. Пушкин

Просмотров: 195
Зверева Т.В.
Артикул:

DOI: 10.26170 / FK20-01-04

Аннотация: Роман А.С. Пушкина «Капитанская дочка» анализируется в контексте идейно-творческого диалога с А.С.Н. Радищев и Н. М. Карамзин. Последняя глава романа («Суд»), в которой резюмируется многолетний спор с пушкинскими предтечами, стала предметом научного исследования в этом исследовании. Выдвигается гипотеза, что роман Пушкина восходит к жанру «учение царя Мерикары». У «Капитанской дочки» есть ассоциации с текстами, непосредственно адресованными властям - романом Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» и «Заметка о древней и современной России в ее политической жизни». и гражданское уважение »и« Манифест »Карамзина.Путешествие из «Софии» в «Черную грязь» изображено в «Путешествии из Петербурга в Москву», а станция «София» становится последней точкой одиссеи Маши Мироновой в «Капитанской дочке». Таким образом, Пушкин раскрывает в своем творчестве как пространственный, так и смысловой вектор. Предвидя гибель поэзии Радищева, поэт следует примеру Карамсина и намечает программу государственного управления. Пушкин обращается к Николаю I через образ Екатерины II, напоминая первому о важнейших принципах монархии, тем самым возрождая «Манифест» Карамсина.Идеологические позиции Радищева и Карамсина в романе не противопоставляются, а сравниваются, потому что Пушкин считает важным обозначить и сблизить два полюса русской истории и культуры. Автор исследования на многочисленных примерах показывает, что финал «Капитанской дочки» содержит исторические аллюзии, отсылающие читателей к трагическим эпизодам в истории государства Российского - аресту и суду над Радищевым и суду над ним.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *