Прометей чей сын: Прометей — это… Что такое Прометей?

Содержание

Прометей — это… Что такое Прометей?

  • Прометей — (Prometheus, Προμηθεύς), т. е. “думающий вперед”. Сын титана Япета, брат Эпиметея, т. е. “думающего после”. Он был великим благодетелем людей и, ради их блага, обманул Зевса. Когда же Зевс отнял у людей огонь, Прометей похитил огонь с Олимпа и… …   Энциклопедия мифологии

  • Прометей — образ античной мифологии, занявший выдающееся место в мировой литературе. Миф о П. впервые фиксировал Гезиод (см.) в своих поэмах «Труды и дни» и «Теогония». Согласно Гезиоду «изворотливый умом Прометей обманул» Зевса, обделив его при разделе… …   Литературная энциклопедия

  • ПРОМЕТЕЙ — 1) древнегреческое мифологическое лицо, сделавшее человека из глины и укравшее огонь с неба, для того, чтобы оживить его, за что был Юпитером прикован к скале на Кавказе, где птицы клевали его внутренность, пока Геркулес не освободил его; после… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ПРОМЕТЕЙ

    — (греч. предвидящий, провидец) 1. герой трагедии Эсхила (525 456 гг. до н.э.) «Прометеи прикованный» (год сочинения и постановки трагедии неизвестен; авторство Эсхила расценивается как гипотетическое). В греческой мифологии П. сын титана Налета и… …   Литературные герои

  • Прометей — в мифах древних греков двоюродный брат Зевса; титан, похитивший у богов с Олимпа огонь и передавший его людям. За это по приказу Зевса был прикован к скале и обречён на муки: прилетавший каждый день орёл расклёвывал его печень, отраставшую снова… …   Исторический словарь

  • Прометей — (иноск.) даровитый, смѣлый благодѣтель человѣчества (творецъ разумной культуры) намекъ на миѳол. Прометея. Ср. Поэзія! твое святилище природа! Какъ древній Прометей съ безоблачнаго свода Похитилъ лучъ живой предвѣчнаго огня, Такъ ты свой черпай… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • ПРОМЕТЕЙ — ПРОМЕТЕЙ, в греческой мифологии титан, похитивший у богов с Олимпа огонь и передавший его людям. По приказу Зевса был прикован к скале и обречен на муки: прилетавший каждый день орел расклевывал его печень, отраставшую снова за ночь. Геракл… …   Современная энциклопедия

  • «Прометей» — «Прометей», издательство демократического направления в Петербурге в 1907—16. Основано Н. Н. Михайловым. Выпускало литературу по философии и социальным проблемам (сочинения Л. Фейербаха, Ж. Ж. Руссо и другие.гих философов), труды по истории… …   Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

  • ПРОМЕТЕЙ — в греческой мифологии титан, похитивший у богов с Олимпа огонь и передавший его людям. За это по приказу Зевса был прикован к скале и обречен на постоянные муки: прилетавший каждый день орел расклевывал его печень, отраставшую снова за ночь.… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОМЕТЕЙ — российское издательство демократического направления, 1907 16, Санкт Петербург. Книги главным образом по философии, русской истории, истории литературы; беллетристика …   Большой Энциклопедический словарь

  • Прометей.

    Герои мифов

    Прометей

    Прометей — греческий мифологический герой, сын титана Иапета и двоюродный брат Зевса. Его матерью была океанида Климена или, по другой версии, богиня правосудия Фемида. Во время битвы Зевса с титанами Прометей вступил в союз с богами. Легенда гласит, что по воле Зевса он вылепил первых людей из земли и воды и создал их смотрящими в небо, подобно божествам.

    Согласно другой легенде, людей и животных боги создали из смеси огня и земли в земных недрах. Поскольку человек «был наг и не обут, без ложа и без оружия», Прометей похитил из мастерской Гефеста и Афины огонь, олицетворявший собой технический прогресс, и даровал его людям. Вместе с огнем Прометей украл «премудрое умение Гефеста и Афины… потому что без огня никто не мог бы им владеть или пользоваться». Эсхил утверждал, что «все искусства у людей от Прометея». Именно он наделил их разумом, научил возводить жилища, строить корабли, заниматься ремеслами, читать, писать и считать, а также приносить богам жертвы.

    Боги поручили Прометею и Эпиметею распределить способности между людьми и животными. Эпиметей истратил все способности к жизни на земле на животных, в результате чего люди остались абсолютно беззащитными. О них должен был позаботиться Прометей.

    Рассердившись на людей, Зевс наслал на них потоп, во время которого все они погибли. В живых осталась лишь единственная пара — сын Прометея Девкалион и дочь Эпиметея Пирра, которые были мужем и женой. От них снова пошел род человеческий.

    За то, что Прометей обманом добыл для людей огонь, Зевс сурово наказал его. Прометея приковали к скале в горах Кавказа. Ежедневно прилетал орел, который выклевывал ему печень, и каждый раз она вырастала вновь. Но Прометей все же внутренне торжествовал над Зевсом, потому что ему была известна древняя тайна. Он знал, что, став женой Зевса, Фетида родит ему сына, который свергнет своего отца.

    Незнание своей судьбы страшило Зевса, поэтому он решил освободить Прометея при условии, что тот раскроет ему тайну. Совершить этот подвиг, который еще более прославит его имя, Зевс поручил своему сыну Гераклу. Освобождение Прометея он осуществляет на пути к своему одиннадцатому подвигу — добыче золотых яблок в саду Гесперид.

    В то же время на помощь к Прометею поспешил кентавр Хирон, сын Кроноса. Геракл ранил Хирона отравленной стрелой. В страшных мучениях он молил о смерти. Хирон обратился к Зевсу с просьбой, чтобы тот позволил ему сойти в Аид. Свое же бессмертие он готов был отдать Прометею.

    Таким образом, в мифах Прометей предстает в качестве покровителя человечества, который принес себя в жертву ради обеспечения всеобщего благополучия. Однако Прометею, в отличие от знаменитых героев, чьи деяния прославлены во многих мифах, не суждено было совершать классические подвиги. Тем не менее Эсхил прославил поступки Прометея в посвященной последнему трилогии. Но до настоящего времени сохранились лишь отрывки одной ее части, которая носит название «Прикованный Прометей».

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Эсхил Прометей прикованный — Харьковская специализированная школа І-ІІІ ступеней № 132 Харьковского городского совета

    —————————————————————————-

    дата написания — 443-444 гг. до н. э.

    перевод с древнегреческого — С. Апта

    Источник — Эсхил. Трагедии. — М.: Худож. лит., 1971

    OCR: Тимофеев Алексей.

    —————————————————————————-

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

    Власть и Сила, слуги Зевса

    Гефест

    Прометей

    Хор Океанид

    Ио, дочь Инаха

    Гермес

    ПРОЛОГ

    Пустынные скалы на берегу моря. Гефест, Власть и Сила вводят

    закованного в цепи Прометея.

    ВЛАСТЬ

    Ну, вот мы и на месте, у конца земли,

    В безлюдном скифском, дальнем и глухом краю.

    Пора, Гефест, исполнить, что наказано

    Тебе отцом, и святотатца этого

    К скалистым здешним кручам крепко-накрепко

    Железными цепями приковать навек.

    Твою ведь гордость, силу всех ремесл — огонь

    Похитил он для смертных. За вину свою

    Пускай теперь с богами рассчитается,

    Чтоб наконец признал главенство Зевсово

    И чтоб зарекся дерзостно людей любить.

    Гефест

    Вы, Власть и Сила, все, что поручил вам Зевс,

    Уже свершили, ваше дело сделано.

    А я — ужель я бога, мне подобного,

    К суровым этим скалам приковать решусь?

    Увы, решусь. Ведь нет другого выхода:

    Всего опасней словом пренебречь отца.

    Фемиды мудрой сын высокомыслящий,

    Я против воли и твоей и собственной

    Тебя цепями к голой прикую скале,

    Где голосов не слышно человеческих

    И лиц людских не видно. Солнце жгучее

    Тебе иссушит тело. Будешь ночи рад,

    Что звездным платьем жаркий закрывает свет.

    И солнцу, что ночную топит изморозь.

    Не будет часа, чтобы мукой новою

    Ты не томился. Нет тебе спасителя.

    Вот человеколюбья твоего плоды.

    Что ж, поделом, ты бог, но гнева божьего

    Ты не боялся, а безмерно смертных чтил.

    И потому на камне этом горестном,

    Коленей не сгибая, не смыкая глаз,

    Даль оглашая воплями напрасными,

    Висеть ты будешь вечно: непреклонен Зевс.

    Всегда суровы новые правители.

    ВЛАСТЬ

    Что медлишь и зачем ты богу этому, Врагу богов, беззлобно соболезнуешь?

    Ведь он же отдал смертным и твои права.

    Гефест

    Родство и дружбу не могу не чтить, пойми.

    ВЛАСТЬ

    Я понимаю. Но отца ослушаться

    Неужто можешь? Это ль не всего страшней?

    ГЕФЕСТ

    Ни мягкости не знаешь, ни сочувствия.

    ВЛАСТЬ

    О нем скорбеть что толку? Где помочь нельзя,

    Там и напрасно убиваться нечего.

    ГЕФЕСТ

    О, как мне ненавистно ремесло мое!

    ВЛАСТЬ

    Оно при чем? Ведь разум говорит тебе,

    Что не твое искусство эту боль родит.

    ГЕФЕСТ

    По мне б, им лучше кто-нибудь другой владел.

    ВЛАСТЬ

    Все тяжко, только над богами властвовать

    Нетяжко, и свободен только Зевс один.

    ГЕФЕСТ

    Я знаю. Да и кто не знает этого?

    ВЛАСТЬ

    Поторопись же приковать преступника,

    Чтоб не увидел вдруг отец, как медлишь ты.

    ГЕФЕСТ

    Гляди-ка, вот и кольца приготовлены.

    ВЛАСТЬ

    Надень ему их на руки и молотом

    К скале прибей покрепче, не жалея сил.

    ГЕФЕСТ

    Я не сижу, и дело, видишь, движется.

    ВЛАСТЬ

    Сожми потуже, чтоб зазоров не было,

    А то искать лазейки не его учить.

    ГЕФЕСТ

    Ну, этою рукой не шевельнуть ему.

    ВЛАСТЬ

    Так закрепи ж и эту, чтобы помнил впредь,

    Что, как он ни искусен, Зевс искуснее.

    ГЕФЕСТ

    Лишь Прометей и вправе побранить мой труд.

    ВЛАСТЬ

    Теперь шипом железным и безжалостным

    Ему с размаху, с силой грудь насквозь проткни.

    ГЕФЕСТ

    Ах, Прометей, я плачу о беде твоей!

    ВЛАСТЬ

    Опять жалеешь Зевсовых ты недругов

    И стонешь? Не пришлось бы пожалеть себя.

    ГЕФЕСТ

    Глаза боятся видеть то, что видишь ты.

    ВЛАСТЬ

    Я вижу лишь возмездье справедливое.

    Теперь кольцом железным охвати бока!

    ГЕФЕСТ

    Не нужно понуканий. Все я сделаю.

    ВЛАСТЬ

    Нет, понукать я буду и покрикивать.

    Спустись теперь и скуй покрепче голени.

    ГЕФЕСТ

    Покончено и с этим. Был недолог труд.

    ВЛАСТЬ

    Теперь покрепче гвозди вбей в отверстия.

    Работу будет строгий принимать судья.

    ГЕФЕСТ

    Слова твои ужасны, как и облик твой.

    ВЛАСТЬ

    Изволь, будь мягок сам. Но не брани меня

    За мой суровый, твердый и жестокий нрав.

    ГЕФЕСТ

    Уйдем! Железом тело сплошь опутано.

    ВЛАСТЬ

    (Прометею)

    Вот здесь теперь и буйствуй, и права богов

    Букашкам однодневным отдавай. Но кто

    Из смертных сможет муки прекратить твои?

    Нет, имя прозорливца незаслуженно

    Дано тебе богами: как избавишься

    От этих пут надежных, предскажи пойди!

    Власть, Сила и Гефест уходят.

    ПРОМЕТЕЙ

    О свод небес, о ветры быстрокрылые,

    О рек потоки, о несметных волн морских

    Веселый рокот, и земля, что все родит,

    И солнца круг, всевидец, — я взываю к вам:

    Глядите все, что боги богу сделали!

    Глядите, какую меня обрекли

    Муку терпеть тысячи лет,

    Вечную вечность!

    Эту позорную казнь изобрел

    Блаженных богов новоявленный вождь.

    От боли кричу, которой сейчас

    Казнюсь, и от той, что завтра придет.

    Мученью конца я не вижу.

    Напрасен ропот! Все, что предстоит снести,

    Мне хорошо известно. Неожиданной

    Не будет боли. С величайшей легкостью

    Принять я должен жребий свой. Ведь знаю же,

    Что нет сильнее силы, чем всевластный рок.

    Но ни молчать, ни говорить об участи

    Своей нельзя мне. Я в ярме беды томлюсь

    Из-за того, что людям оказал почет.

    В стволе нартека искру огнеродную

    Тайком унес я: всех искусств учителем

    Она для смертных стала и началом благ.

    И вот в цепях, без крова, опозоренный,

    За это преступленье отбываю казнь.

    Но что я слышу!

    И шорох какой-то, и ветром пахнуло.

    То боги, или люди, или, может быть,

    Те и другие к утесам далеким

    Пришли, чтоб казнь увидеть? Для чего ж еще?

    Глядите, вот я, скованный, несчастный бог.

    Да, я ненавистен и Зевсу и всем

    Богам, что при Зевсовом служат дворе.

    Они ненавидят меня потому,

    Что меры не знал я, смертных любя.

    О, горе, что слышу? Не стая ли птиц

    Шумит надо мною? От рокота крыл,

    От мерного шелеста воздух дрожит.

    Что б ни было это, мне страшно.

    ПАРОД

    Со стороны моря, в крылатой колеснице, появляется хор Океанид.

    ХОР

    СТРОФА 1

    Ободрись! Не бойся!

    Ведь с любовью наша стая

    Взапуски, на крыльях быстрых,

    К этой скале прилетела. Отец

    Просьбам дочерним внял.

    Гнали меня легкие ветры.

    Грохот железа проник и в глубь

    Наших пещер, и, скромность забыв, босиком

    Я в колеснице крылатой сюда метнулась.

    ПРОМЕТЕЙ

    Увы, увы!

    Дети лона Тефии, которых она

    Родила Океану, что воду струит,

    Извиваясь, и землю потоком своим

    Омывает бессонно!

    Поглядите, какими цепями меня

    Приковали к скале

    И какую, обрыва отвесного страж,

    Незавидную службу несу я!

    ХОР

    АНТИСТРОФА 1

    Прометей, я вижу.

    Пеленой тумана слезы

    Мне окутывают очи:

    Горько глядеть мне, как тело твое

    Сохнет в цепях стальных,

    К камню прикованное позорно.

    В новых сегодня руках Олимп,

    Правит на нем, законов не ведая, Зевс.

    Те, что великими слыли, ничтожны стали.

    ПРОМЕТЕЙ

    Пускай бы меня под землю, в Аид

    Упрятал он, в Тартар низвергнул глухой,

    Пускай бы в темницу бросил меня,

    Где мертвые мраком сокрыты!

    Тогда б никого, ни богов, ни людей,

    Потешить страданье мое не могло.

    Ведь я на потеху заклятым врагам

    Игралищем ветров повешен!

    ХОР

    СТРОФА 2

    Кто из богов так тверд и зол,

    Чтоб радостью была ему

    Твоя беда? Кто боль твою

    Не разделяет? Зевс один. Упрям и дик,

    Он Урановых детей

    Злобно душит. Он уймется,

    Лишь когда насытит сердце

    Или кто-то, изловчившись,

    Власть у него отнимет силой.

    ПРОМЕТЕЙ

    Сегодня ,в оковах железных томлюсь,

    Но время придет, и правитель богов

    Попросит меня указать и раскрыть

    Тот заговор новый, который его

    Державы лишит и престола.

    Но будет он тщетно меня обольщать

    Своим сладкоречьем, и тщетны тогда

    Любые угрозы его — ни за что

    Не выдам я тайны, покуда с меня

    Не снимет безжалостных этих оков,

    Покуда за этот позорный мой плен

    Сполна не заплатит!

    ХОР

    АНТИСТРОФА 2

    Ты дерзок, не сдаешься ты,

    Под пыткой на своем стоишь.

    Не лучше ль придержать язык?

    Томит, изводит душу мне сверлящий страх,

    За тебя страшусь, пойми.

    Где, плывя по морю муки,

    Берег мирный увидал ты?

    Непреклонно сердце Зевса,

    Тверд и жесток рожденный Кроном.

    ПРОМЕТЕЙ

    Я знаю, суров он и волю свою

    Считает законом. Но время придет —

    Согнется и он,

    Смягчится, уступит. Заставит нужда.

    Уймет он тогда безумный свой гнев

    И сам поспешит, союзник и друг,

    Ко мне — союзнику-другу.

    ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Будь откровенен с нами, расскажи нам все.

    В чем уличен ты Зевсом и за что тебя

    Такой позорной он карает мукою?

    Скажи нам, если это не грозит ничем.

    ПРОМЕТЕЙ

    Рассказывать мне тяжко, но и тягостно

    Молчать об этом. Боль моя всегда со мной.

    Когда среди бессмертных распря вспыхнула

    И меж собою боги перессорились, —

    Одни с престола Крона сбросить чаяли,

    Чтоб Зевс царил, другие же владычества

    Над божествами не желали Зевсова, —

    Тогда титанам, неба и земли сынам,

    Помочь советом добрым я хотел. Но мой

    Совет отвергли. Презирая вкрадчивость

    И всякое лукавство, те надеялись,

    Что грубой силой без труда захватят власть.

    А мать моя — и Геей и Фемидою

    Она зовется — много раз, заранее

    Исход той распри зная, говорила мне,

    Что победитель победит не силою,

    А хитростью, коварством он одержит верх.

    Но тщетно убеждал я и доказывал,

    Меня тогда и слушать не хотел никто.

    И, видя это, я почел за лучшее

    По доброй воле и в союзе с матерью

    Пойти на помощь Зевсу. Помощь принял он.

    Моим стараньем в черной пасти Тартара

    Бесследно сгинул древний Крон и все, кто с ним

    Сражался рядом. Вот какой услугою

    Обязан мне великий властелин богов.

    И вот как он за это наградил меня!

    Болезнь такая, видно, всем правителям

    Присуща — никогда не доверять друзьям

    Но вы спросили, за какую мучит Зевс

    Вину меня. Извольте, и о том скажу

    Едва успевши на престол родительский

    Усесться, сразу должности и звания

    Богам он роздал, строго между ними власть

    Распределил. А человечьим племенем

    Несчастным пренебрег он. Истребить людей

    Хотел он даже, чтобы новый род растить.

    Никто, кроме меня, тому противиться

    Не стал. А я посмел. Я племя смертное

    От гибели в Аиде самовольно спас.

    За это и плачусь такими муками,

    Что их и видеть больно — каково ж терпеть!

    Жалел я смертных, только самого меня

    Не пожалели. Пытка беспощадная —

    Удел мой. Зевсу славы не прибавит он.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Железным сердцем и душою каменной

    Тот обладает, Прометей, кто мирится

    С твоим страданьем. Лучше бы не видеть мне,

    Как мучишься, но вижу и скорблю с тобой.

    ПРОМЕТЕЙ

    Меня увидев, даже недруг сжалится.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Ни в чем ты больше не был виноват? Скажи.

    ПРОМЕТЕЙ

    Еще у смертных отнял дар предвиденья.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Каким лекарством эту ты пресек болезнь?

    ПРОМЕТЕЙ

    Я их слепыми наделил надеждами.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Благодеянье это, и немалое.

    ПРОМЕТЕЙ

    Вдобавок я же и огонь доставил им.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    И пламенем владеют те, чей век — как день?

    ПРОМЕТЕЙ

    Оно научит их искусствам всяческим.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    За эти, значит, преступленья Зевс тебя…

    ПРОМЕТЕЙ

    Карает и вовеки не помилует.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Ужель мученью этому и срока нет?

    ПРОМЕТЕЙ

    Один лишь срок: покуда не смягчится Зевс.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Надеешься — смягчится? Иль не видишь ты,

    Что виноват был? Не хочу вины твоей

    Касаться, это больно и тебе и мне.

    О ней — ни слова. Думай, как помочь беде!

    ПРОМЕТЕЙ

    Ах, как легко тому, кто в безопасности,

    Увещевать и поучать попавшего

    В беду. Но я ведь это все и раньше знал.

    О да, о да, прекрасно знал, что делаю,

    И, людям помогая, сам на пытку шел.

    Не думал, правда, что такая выпадет

    Мне пытка — чахнуть на утесе каменном,

    Над пропастью повиснув, средь пустынных скал.

    Но не тужите о моих сегодняшних

    Невзгодах, а спуститесь и о будущих

    Услышьте судьбах, чтобы все, как есть, узнать.

    Молю, молю вас, будьте сострадательны,

    Беду чужую видя. Ведь без устали

    Кочует злополучье от одних к другим.

    ХОР

    Мы с готовностью просьбу исполним твою,

    Поверь, Прометей.

    Легким шагом покинем, к тебе спеша,

    Быстролетный престол,

    Воздух чистый, где птицы свой путь вершат,

    И на эту скалистую землю слетим,

    Чтобы все до конца

    Узнать о твоих злоключеньях.

    Хор спускается к скале. Со стороны моря на крылатом коне

    появляется Океан.

    ОКЕАН

    Вот он, долгой дороги моей предел.

    Я у цели. Меня, Прометей, к тебе

    Эта птица примчала. Не удила

    Направляли полет ее — помысел мой,

    Состраданье к печальной твоей судьбе

    Внушено мне, должно быть, нашим родством.

    Но пускай бы и кровь

    Не роднила нас — знай, все равно никого

    Нет на свете, кто был бы мне дорог, как ты.

    Что правду сказал я, увидишь. Чужда

    Речам моим лесть. Ты лишь намекни,

    Как можно помочь тебе, чем услужить,

    И скажешь ты сам, что не знаешь друзей

    Вернее меня, Океана.

    ПРОМЕТЕЙ

    О, что я вижу! Ты среди свидетелей

    Моих мучений? Как же ты покинуть смел

    Поток, что назван по тебе, и скрытые

    В камнях пещеры, чтоб в железородную

    Явиться землю? Поглядеть на жребий мой

    Сюда пришел ты, горю посочувствовать?

    Что ж, погляди. Смотри, как друга Зевсова,

    Его державной власти содобытчика,

    Чудовищною мукой истязает Зевс.

    ОКЕАН

    Да, Прометей, я вижу, и совет благой

    Тебе я дал бы, хоть и сам ты опытен.

    С собою справься и повадку новую

    Усвой. Ведь новый нынче над богами царь.

    Не нужно больше злобные и резкие

    Бросать слова: их Зевс, хоть высоко сидит,

    Услышать может, и тогда покажется

    Тебе забавой нынешняя боль твоя.

    Так не упорствуй в гневе, бедный мученик,

    А постарайся выход из беды найти.

    Сочтешь, возможно, речь мою ты старческой,

    Но сам ведь видишь, Прометей, как дорого

    Приходится за дерзкий свой язык платить.

    А ты все не смирился, все упорствуешь.

    Зачем? Чтоб к прежней новую прибавить боль?

    Послушайся совета моего, не лезь

    Ты на рожон упрямо. Сам же видишь ведь:

    У власти непреклонный и жестокий царь.

    Я удаляюсь. Коль смогу, попробую

    Тебя избавить от твоих ужасных мук.

    А ты молчи, ты вольных не веди речей.

    Тебе ль, такому мудрецу, неведомо,

    Что бит бывает всякий, кто болтать горазд?

    ПРОМЕТЕЙ

    Сухим ты вышел из воды, — завидую, —

    Хоть в стороне и не был от моих затей.

    Но успокойся, хлопоты оставь теперь.

    Его ты не упросишь. Он ведь к просьбам глух.

    Будь осторожен, сам не попади в беду.

    ОКЕАН

    Гораздо лучше ты другим, чем сам себе,

    Даешь советы, судя по твоим делам.

    Но моего порыва ты не сдерживай:

    Я верю, твердо верю: эту милость мне

    Окажет Зевс и муку прекратит твою.

    ПРОМЕТЕЙ

    Благодарю за это. И всегда тебе

    Я благодарен буду за усердие.

    Но труд оставь свой: все твои усилия

    Не принесут мне пользы, сколько сил ни трать.

    Не вмешивайся лучше, отойди, уймись.

    Да, я страдаю. Только из-за этого

    Я на других не стану навлекать беду.

    О нет, меня и так уж вечно мучает

    Судьба Атланта-брата, что опорный столб

    Земли и неба, тяжесть непомерную,

    В краю вечернем держит на плечах своих.

    Еще мне больно думать, что дитя земли,

    Стоглавый обитатель Киликийских гор,

    Злосчастный великан, Тифон неистовый,

    Побит и сломлен. Челюстями страшными

    Он скрежетал, бунтуя против всех богов.

    Глаза его сверкали диким пламенем,

    Вот-вот, казалось, Зевсову низвергнет власть.

    Но Зевс в него стрелу свою бессонную

    Направил, громом и огнем разящую,

    И вмиг с его бахвальством и надменностью

    Покончил. Прямо в грудь стрела ударила,

    Испепелила силу, мощь дотла сожгла.

    И нынче, дряблой распластавшись тушею,

    Подножьем Этны накрепко придавленный,

    Близ узкого пролива он лежит, Тифон,

    А на высоких кручах раскаленное

    Кует Гефест железо. Хлынет некогда

    Поток огня отсюда, и в зубах огня

    Исчезнут нивы тучные Сицилии.

    Так гнев Тифона шквалом огнедышащим

    Вскипит и страшной изольется бурею,

    Хоть и перуном Зевса опален гордец.

    Да ты и сам все знаешь. Не нужны тебе

    Мои советы. Думай, как себя спасти.

    А я уж буду все терпеть, что выпадет,

    Покуда в сердце Зевса не утихнет гнев.

    ОКЕАН

    Иль ты не знаешь, Прометей, что вылечить

    Способно слово бурный, нездоровый гнев?

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, если ты смягчаешь сердце вовремя,

    А не смиряешь силой раздраженный дух.

    ОКЕАН

    Не понимаю, что тебе не нравится

    В отзывчивой отваге? Объясни, прошу.

    ПРОМЕТЕЙ

    Пустое рвенье, простодушье глупое.

    ОКЕАН

    Упрек нестрашный. Это очень выгодно —

    Глупцом казаться, если ты совсем не глуп.

    ПРОМЕТЕЙ

    Боюсь я, что твой промах мне вменят в вину.

    ОКЕАН

    Отправиться велишь ты восвояси мне.

    ПРОМЕТЕЙ

    Чтоб сам врага не нажил, обо мне скорбя.

    ОКЕАН

    В том, кто недавно на престол верховный сел?

    ПРОМЕТЕЙ

    Его остерегайся, не дразни его.

    ОКЕАН

    Твое несчастье, Прометей, наука мне.

    ПРОМЕТЕЙ

    Ступай и будь, как прежде, рассудителен.

    ОКЕАН

    Да, я и в самом деле собираюсь в путь.

    Дрожит тропа эфира: то крылами бьет

    Летучий конь мой. Как ему не терпится

    Домой вернуться, в стойле отдохнуть, прилечь.

    Океан улетает.

    СТАСИМ ПЕРВЫЙ

    ХОР

    СТРОФА 1

    О жребии горьком твоем скорблю, Прометей.

    Слезы бегут из глаз

    И катятся по щекам

    Печальным потоком.

    Зевс владычествует грозно,

    По своим законам правит,

    Свысока копьем всевластным

    Он отжившим грозит богам.

    АНТИСТРОФА 1

    Рыдает и стонет земля. Она о твоей

    Славе скорбит былой,

    О кровниках о твоих,

    Могучих когда-то.

    Все, чей дом в краях соседних

    Азии, страны священной,

    О твоей тоскуют доле,

    Соболезнуют, верь, тебе.

    СТРОФА 2

    Плачут дочери Колхиды,

    Что не знают страха в битве,

    Плачут скифские кочевья

    На далеком краю земли,

    Возле вод Меотийских.

    АНТИСТРОФА 2

    Плачут Арии герои,

    Что живут вблизи Кавказа,

    В городах на склонах скал,

    Ратоборцы, и вторит им

    Острых копий бряцанье.

    СТРОФА 3

    В такой беде мне только одного

    Случилось видеть бога: титан Атлант,

    Силой безмерной своею славный,

    Под землю и свод небесный спину,

    Плача, подставил.

    АНТИСТРОФА 3

    Шумит, ревет, морской прибой…

    … сшибаясь, гремят валы,

    Черные недра гудят Аида

    И стонут потоки рек священных

    От состраданья.

    ЭПИСОДИЙ ВТОРОЙ

    ПРОМЕТЕЙ

    Ни спеси, ни бахвальства нет, поверьте мне,

    В моем молчанье. Сердце мне терзает боль,

    Когда я вижу, как меня унизили.

    Ведь кто же, как не я, всем этим нынешним

    Богам в удел назначил и почет и власть?

    Об этом, впрочем, помолчу: все знаете

    И так прекрасно. Лучше вы послушайте

    О бедах человеков. Ум и сметливость

    Я в них, дотоле глупых, пробудить посмел.

    Об этом не затем, чтоб их кольнуть, скажу,

    А чтоб понять вам, как я к людям милостив.

    Они глаза имели, но не видели,

    Не слышали, имея уши. Теням снов

    Подобны были люди, весь свой долгий век

    Ни в чем не смысля. Солнечных не строили

    Домов из камня, не умели плотничать,

    А в подземельях, муравьями юркими,

    Они без света жили, в глубине пещер.

    Примет не знали верных, что зима идет,

    Или весна с цветами, иль обильное

    Плодами лето — разуменья не было

    У них ни в чем, покуда я восходы звезд

    И скрытый путь закатов не поведал им.

    Премудрость чисел, из наук главнейшую,

    Я для людей измыслил и сложенье букв,

    Мать всех искусств, основу всякой памяти.

    Я первый, кто животных приучил к ярму,

    И к хомуту, и к вьюку, чтоб избавили

    Они людей от самой изнурительной

    Работы. А коней, послушных поводу,

    Красу и блеск богатства, я в повозки впряг,

    Не кто иной, как я, льняными крыльями

    Суда снабдил и смело по морям погнал.

    Вот сколько ухищрений для людей земных

    Придумал я, злосчастный. Мне придумать бы,

    Как от страданий этих самому спастись.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Позорной мукой сломлен, растерялся ты

    И духом пал, как скверный врач пред собственной

    Болезнью. Ты найти не в силах снадобья,

    Которое тебя же исцелить могло б.

    ПРОМЕТЕЙ

    Еще не так ты удивишься, выслушав

    Других искусств, открытых мною, перечень.

    Важнейшее сначала. Прежде не было

    Спасенья от болезней. Ни травы такой,

    Ни мази, ни питья не знали смертные

    И гибли без лекарства до тех пор, пока

    Я всяких смесей болеутоляющих

    Не указал им, чтоб любой пресечь недуг.

    Я ввел разнообразные гадания

    И первый распознал, какие сбудутся

    Сны и какие — нет. И темных знамений,

    Да и примет дорожных объяснил я смысл.

    Полет когтистых птиц я людям тщательно

    Растолковал: какие предвещают зло,

    Какие — благо, каковы обычаи

    У каждой, как враждуют меж собой они,

    Как любят птицы, как летают стаями,

    Какого цвета, гладкости какой богам

    Угодны потроха и виды разные

    И печени и желчи — все открыл я им.

    Огузки в туке и огромный окорок

    Я сжег, чтоб смертных труднопостижимому

    Искусству вразумить, и знаков огненных

    Смысл, непонятный прежде, объяснить сумел.

    Вот как все было. А богатства, скрытые

    В подземных недрах, — серебро и золото,

    Железо, медь, — кто скажет, что не я, а он

    Их обнаружил первым и на свет извлек?

    Короче говоря, одну ты истину

    Запомни: все искусства — Прометеев дар.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    О людях непомерно не пекись теперь,

    А о своих подумай бедах. Верю я,

    Что день настанет — ты из плена вырвешься

    И будешь так же, как сегодня Зевс, могуч.

    ПРОМЕТЕЙ

    Еще не хочет Мойра всевершащая

    Исполнить это. Только после тысяч мук

    И после тысяч пыток плен мой кончится.

    Умение любое — пред судьбой ничто.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    А кто же правит кормовым веслом судьбы?

    ПРОМЕТЕЙ

    Три Мойры да Эринии, что помнят все.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Так что же, Зевс им уступает силою?

    ПРОМЕТЕЙ

    И Зевс от предрешенной не уйдет судьбы.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Что, кроме вечной власти, суждено ему?

    ПРОМЕТЕЙ

    На это не отвечу, не выспрашивай.

    ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА

    Наверно, это тайна, и священная.

    ПРОМЕТЕЙ

    К другому лучше перейди. Об этом речь

    Вести еще не время. Чем уклончивей

    Отвечу я, тем лучше. Лишь молчанием

    От плена, от позора и от мук спасусь.

    СТАСИМ ВТОРОЙ

    ХОР

    СТРОФА 1

    Зевс, что над миром царит,

    Сердце мне да не полнит строптивой силой.

    Да не устану вовек дарами,

    Мясом тельцов, ублажать бессмертных

    Там, где отца Океана вечный плещет поток.

    Да не унижу хулой

    Уст моих. Этим желаньям вовек да буду верна.

    АНТИСТРОФА 1

    Сладкая доля — всю жизнь

    Жить, согревая душу надеждой твердой,

    Счастьем безоблачным и весельем,

    Но содрогаюсь, когда я вижу

    Тысячи мук и терзаний, бездну бедствий твоих.

    Страх перед Зевсом забыв,

    Смертных ты чтил непомерно, ты был строптив, Прометей.

    СТРОФА 2

    Кто ж за услугу заплатит, скажи, откуда, скажи мне, милый,

    Помощи ждать? От тех ли, чей век как день?

    Ты ли не видел, как слеп и бессилен

    Род человечий, немощью, словно сном,

    Скованный? Нет, во веки веков не сможет

    Воля людей нарушить законы Зевса.

    АНТИСТРОФА 2

    Этому зрелище учит меня твоих, Прометей, страданий.

    Песню иную пела я в день, когда

    Мылась невеста твоя Гесиона,

    К свадьбе готовясь, — в день, когда ты, жених,

    Кол-во просмотров: 0

    Прометей был прикован на Большом Утрише в Анапе?

    Главная

    Информация о курорте

    Легенды

    Прометей был прикован на Большом Утрише в Анапе?


    — На чем основываются эти предположения? Прометея приковали к скале на Большом Утрише в Анапе?
    — В пользу Большого Утриша существует десяток свидетельств авторитетных писателей от Эсхила до Эвлия Челеби. Прометей — сын титана Яфета и внук Ноя. Значит, он родился на Кавказе: Ноев ковчег — это Кавказ.
    — Но и в Армении, и в Грузии, и в Абхазии есть свои легенды о Прометее. И сочинские экскурсоводы показывают туристам скалу на Фиште, где, якобы, был прикован герой.
    — Есть своя легенда о Прометее и у других народов, в том числе и у адыгов — натухайцев, живших раньше в наших местах. Но давайте внимательно прочитаем легенды о титане. Его приковали к скале в ущелье в излучине Понта, то есть там, где Черное море образует Лукоморье. А это, как известно, рядом с Анапой . Очень похоже на Большой Утриш.
    Здесь берут начало Кавказские горы. Скала обращена к морю и расположена недалеко от моря. Ведь аргонавты со своего корабля, плывшего вдоль побережья, слышали стоны титана, видели громадного орла и послали Геракла узнать в чем дело. Точь-в-точь Большой Утриш. Геракл нашел Прометея, освободил его и убил кровожадного орла — Ныбэджая.

    На Фиште Прометея быть не могло. Море там далеко. Скала, к которой, по утверждению сочинцев, приковали титана, не обращена к морю. Словом, те места совсем не похожи по легендам. Больше подходит Большой Утриш. И, кстати, у убыхов, живших неподалеку от нынешнего города-курорта Сочи, не было своей легенды о Прометее. А у натухайцев, по свидетельству Хан-Гирея, была.
    Есть еще одно подтверждение в пользу наших мест. На скалах Утриша в большом количестве растет ясенец или огонь-трава или неопалимая купина. Если поднести к цветку спичку или зажигалку, он на миг воспламеняется. Затем огонь гаснет, не причинив вреда растению — это сгорает эфир, который выделяет неопалимая купина. А по легенде , это горят капли крови Прометея, которыми окрасилась трава у скалы, к которой был прикован герой. Значит, все-таки Большой Утриш, а не Фишт и не Армения, и не Эльбрус…
    Первый историк Кубани Федор Щербина назвал Прометея «гением, который сумел овладеть огнем и ремеслами и тем самым основал великую эпоху в жизни человечества». Так что начало этой эпохи — в наших горах! Я призываю туристов съездить на Большой Утриш и поклониться Прометею и Гераклу, его освободившему. Они заслужили наши почести.

    Во имя науки не следует окрашивать фигуру титана тем поэтическим ореолом, который создали ему греческие писатели. Прометей был… плотно сложенный на лоне природы Кавказа дикарь, покрытый густо, как шерстью, волосами, с искривленными, но крепкими ногами и мощными руками. Ему чужды были одежды. Однако это был человеческий гений. Он сумел овладеть огнем и ремеслами и тем самым основал первую и великую эпоху в жизни человечества.

    Ф. А. Щербина. «История Кубанского Казачьего Войска».

    В «анапской биографии» Прометея самым интересным является не только поиск скалы , где он был прикован , но и тот вековечный спор о месте зарождения древнейшей мифологемы о герое-богоборце. В пользу Плоской скалы Навагирского хребта, нависшей над морем на Большом Утрише , к которой мог; быть прикован Прометей, есть десяток свидетельств авторитетных писателей от Эсхила (VI—V века до н. э.) до Эвлия Челеби (XVII век). Кое-что прочно забытое о трагической фигуре великого страдальца ради лучшего удела человеческого рода напомнить нужно. Со стародавних времен, когда просвещенные эллины (самоназвание греков) канонизировали переданную им «бородатыми варварами» легенду о непокорившемся Зевсу титане, Прометей стал сопровождать повседневную жизнь человека, превратившись в идеал, в героя общечеловеческой культуры.

    По мифам в изложении английского ученого Роберта Грейвса известно, чт Прометей — сын титана Иапета (Яфета) и Асии (Азии), внук Ноя и Океана. Уже понятно, что родился он на Кавказе: потоп, Арарат, яфетические языки и народы…
    Здесь, в далекие времена, арьи, пришедшие из Заполярья-Зауралья, сделали долгую остановку перед тем, как разойтись по Ойкумене и передать корни своего праязыка и культуру почти половине человечества, в конечном итоге.
    В арийских «Ведах» нашего героя звали Матарисван или Агни Прамати, что на санскрите означает — «огонь, добываемый трением сухого дерева прутом — праматой». В буквальном смысле индоарийские корни «пр» и «мат» означают «знатока огня».
    Поэтому в Армении его назвали Мгэр — «солнечный бог», в Грузии и Осетии — Амирани, «сын солнца». В Абхазии героя звали Абрскил — «сын, рожденный светоносным камнем» (сравни с именем озера Абрау!).
    В Черкесии у адыгов один из нартов (нарт — богатырь), похитивший огонь у бога, стал главным героем эпоса «Нарты» «огненным мальчиком» под именем Саусырыко (Савсорук), — «рожденный в светящемся камне», «сын, горящий огнем». По прошествии эпического времени он превратился в Нэсрэн-Жане, в «седобородого провидца», в «промысел Божий». Тот же смысл имени «Прометей » у скальпировавших его греков — «предусмотрительный провидец».
    В домах фанагорийских натухайцев Тамани писателю-просветителю середины XIX века Султану Крым-Гирею рассказывали быль о богатыре Телале-Джедале, укравшем для людей огонь у Тха-Дия и прикованном за это к горе Кафидаг на Одиссе (на Кавказе), в «отдаленном месте», что на санскрите звучит как Утиос. Это название созвучно слову Утриш . Тело богатыря терзал «кровожадный орел» Ныбэджай, гнездившийся, вероятно,в известном туристам одноименном ущелье в 30 км севернее Утриша. Орла убил нарт Хымышко Петерез, «морской огонь прямого носа» (вот вам греческий профиль Геракла, в подобных обстоятельствах здесь же покончившего с орлом и освободившего Прометея). Всех этих сопоставлений и обязательных глубинных лингвистических раскопок, вычленения дефисами корнеслова вполне достаточно, чтобы сказать: Прометей мог быть прикован к Плоской скале, и завершить, наконец, спор о корнях Прометеева мифа в пользу анапского Черноморского побережья.
    Мимо «Ана-горы» плыли аргонавты, «слышали стон титана», к ней уходил Геракл на поиски героя…
    Начало мифа о титане, точнее, одно из начал — в наших горах! Посмотрите на Плоскую скалу Большого Утриша, она выделяется своим размахом. Посмотрите со скалы на море. Вечные скалы и вечное море. И бессмертный миф о Прометее.

    Вам может быть интересно

    Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

    Шведский Прометей: предметный дизайн Эрика Хёглунда

    “Мы никогда не сможем это продать”, — уверенно заявили sales-менеджеры Kosta Boda, одного из самых именитых в Скандинавии стекольных арт-производств. Перед маститыми знатоками рынка интерьерных предметов лежала новая яркая разноцветная коллекция стекла необычных угловатых форм: вазы, чаши. Автором был некто Эрик Хёглунд. В Kosta ничего подобного раньше не делали. 

    Могу сказать по собственному опыту, когда впервые видишь, а еще лучше держишь в руках работы Хёглунда, они кажутся совсем не скандинавскими. Это та часть скандинавского предметного дизайна, о которой в России совсем не знают. 

    Директор производства Эрик Розен тем не менее разрешил этому 21-летнему мальчишке с мечтательным взглядом продолжить свои дизайнерские эксперименты. 

    Шел 1953 год, Европа восстановилась после войны, рынок сбыта рос, завод расширял производство, и нужен был новый дизайн, чтобы охватить новых покупателей. Одним из нанятых при расширении (правда, на короткий полугодовой контракт с весьма символической оплатой) был как раз Хёглунд. Это была обычная история для того времени.

    Через год Национальный музей страны заинтересовался предметами молодого дизайнера и приобрел несколько его работ. Это было против правил, обычно в рациональной Швеции так не поступали. Сегодня, к слову, в постоянной экспозиции находится 21 предмет авторства Хёглунда.

    Эрик Хёглунд — сын аудитора из южного шведского городка Карлскруна. Его детство пришлось на годы Второй мировой войны — Швеция в ней не участвовала, но безоблачным для страны это время, конечно, назвать сложно. Особенно сильно тревога ощущалась как раз на южных рубежах полуострова, откуда до Германии не так далеко. В одном из последних своих интервью Эрик расскажет, что заниматься творчеством начал еще в детстве, а его дебютными работами стали рисунки с изображением войны — первого, что впечатлило его в жизни. Рисование определило судьбу Эрика: в 16 лет он поступил в Художественную школу Стокгольма, где изучал живопись, скульптуру и графику.

    Лайош Мештерхази. «Загадка Прометея»

    Фивы (начало)

    Направляясь в Афины, наши герои — как я подозреваю — обошли Фивы стороной. Тесей был с Креонтом в прохладных отношениях. Воспользовавшись правом убежища, предоставленным Афинами, вернее, древним храмом пеласгов, здесь укрывался искалеченный изгнанник Эдип, жила — вот уже почти десять лет — осуждённая на смерть Антигона, а также взбунтовавшийся сын Креонта — Гемон. Фивы, хотя бы только престижа ради, потребовали, конечно, их выдачи, однако Тесей, который не собирался ограничивать право убежища и, напротив, задумал распространить его вскоре на весь пока лишь в мечтах существующий город, не мог их выдать. Одним словом, в Фивы они, всего вероятнее, не зашли.

    Теперь же Геракл, услышав недоброе про Микены, не двинулся прямым ходом на Коринф, а, сделав небольшой крюк, расположился на несколько дней под Фивами. Он вообще любил этот город — город его детства и юности. К тому же ни от кого не мог бы он узнать о событиях в Микенах вернее, чем от Креонта. Ибо никто не следил бдительнее Креонта за малейшими изменениями в микенской политике.

    Кто же был Креонт, тот, под чью защиту бежал когда-то отец Геракла и кого мифология даже после смерти Геракла всё ещё называет царем? Да, он выступает как царь и во времена царя Эдипа и тогда, когда царём стал Этеокл. Одни полагают, что здесь просто невольная ошибка изустных, многократно пересказываемых преданий, другие относят это за счёт произвольной путаницы в изложении вековой череды событий — и не без причины: лишь двадцать поколений спустя мы встречаемся впервые с художественно-достоверными описаниями! Однако разобраться в противоречиях всё-таки можно — стоит только приглядеться внимательно к Фивам той эпохи.

    Фивы были консервативным, суеверно-религиозным, провинциальным городом. Город стоял на перекрёстке важных для внутренней торговли дорог, но для мореплавания, а следовательно, для «большой политики», для мировой политики, особого значения не имел. Иначе говоря, Фивы не осознали собственной заинтересованности в большой политике, не осознали главным образом из-за внутренних противоречий, из-за лихорадки непрерывных социальных встрясок. Здесь всё ещё сохранялись в неприкосновенности религиозные институты матриархата, но уже неуклонно одерживало победы новое, современное учение — зевсизм. В результате сложились два сильных центра: прорицатель Тиресий — верховный жрец, и Креонт — «дядюшка»-наставник, политический советник двора. А между ними — царица и её временный муж, предназначенный для жертвоприношения («обожествления»), «официальный» царь. Не так уж это и сложно! Если кто-то три тысячелетия спустя попытается обрисовать главные внутриполитические силы сегодняшней Англии, ему будет значительно труднее: королева, правительство, парламент, банки, тайная служба, американский посол, профсоюзы и так далее…

    В связи с образованием института рабовладения и с ним государства, а также просто из самозащиты Фивам пришлось прояснить вопрос о средоточии власти. Когда родители Геракла, Амфитрион и Алкмена, нашли пристанище в Фивах, здесь ещё царила гармония, основанная на древних законах: Креонт (первый Креонт, очевидно, дед нынешнего), Тиресий и царица осуществляли власть, каждый в своей сфере. Но Фивы между тем всё слабели, становились всё более отсталыми и беззащитными среди греческих городов. Когда приходила беда, фиванцы молились и приносили в жертву мужчин. Многого же они этим достигли!

    Дошло, наконец, до того, что Орхомен — воспользовавшись несчастным случаем во время спортивных игр — обезоружил Фивы и заставил выплачивать ежегодную дань: сто голов убойного скота. Фивы освободил молодой Геракл: под отчаянные вопли святош — и с новыми человеческими жертвами — он сорвал со стен храмов «священное» оружие и вооружил им молодёжь, которая, отрезав явившимся за данью минийцам носы и уши, прогнала их прочь; затем Геракл повёл фиванцев на Орхомен войной — отвёл воды Кефиса на окружавшую город низину и залил её, чтобы орхоменцы не могли ввести в дело своё тяжёлое вооружение и боевые колесницы, а их пешее войско, выбрав заранее удобное поле боя, разбил наголову. (Характерная для Геракла деталь: победив, он сам позаботился о возвращении реки в естественное русло и остановил тем наводнение.) В память этих событий и основал Геракл первый в Фивах храм Зевса. Однако фиванцы, ошеломленные каскадом богохульств — ещё бы, глумление над сборщиками дани, поругание священного оружия, храм Зевса! — с ужасом ожидали новых напастей и лишь годы спустя (убедившись, что Тиресий ошибся в своих предсказаниях) осмелились поставить благодарственный жертвенник Гераклу. (А впрочем, не стоит слишком уж насмехаться над этими суеверами. Ведь и мы не раздаём музейные экспонаты в каждодневное пользование! И как ни велика наша потребность в строительстве, даже не пытаемся оттягивать силы от реставрации старых храмов. Кстати, заметим: фиванцы на этот раз — с оглядкой на Зевса — принесли в жертву уже не мужчин, а женщин.)

    Геракл же, веря в молодежь, вообще в тех, кто мыслит более современно, попытался создать патриархальную автократию. Однако Тиресий вынудил его пойти на такой компромисс (вместо него одного за другим посылали на смерть случайных царей-марионеток, переспавших ночь с царицей, — её «сыновей»), который в конце концов привёл к междоусобице.

    После Геракла Эдип также попытался, став мужем царицы, продлить своё правление насколько возможно; в угоду святошам заявил, что «спит с матерью»; на некоторое время это помогло, ибо Эдип тоже был популярен. Затем началась эпидемия, и победил Тиресий.

    Тиресий достиг фантастического возраста. И был таким, каким был, неизменно. С годами — из упрямства — лишь ещё «неизменнее». Для Австро-Венгерской монархии также обернулось катастрофой то, что Франц-Иосиф, такой, каким он был, правил шестьдесят семь лет.

    Теперь Креонт — Креонт-младший, внук первого Креонта, — в роли «дядюшки», то есть «главного советника по вопросам общественной безопасности», пытался создать центральную власть. С врагами своими, например с Тиресием, он был гибкий дипломат, со сторонниками, в том числе и с семьёй, — беспощадно жестокий деспот; по довольно распространённому мнению, это и есть хороший политик. В том положении Креонт был для Фив меньшее зло, то есть был предпочтительнее; кроме того, при всех компромиссах он был (по наитию!) сторонником Зевса; поэтому Геракл, хотя вряд ли любил его, всё же поддерживал. Положение Креонта, и правда, было не из лёгких.

    Уже в самом начале его правления вспыхнул бунт. Один из «сыновей» Эдипа, Полиник, восстал против него в защиту «легитимного» царства и древней веры. Креонт легко расправился бы с этим паршивцем, не окажись на стороне Полиника и международные силы. Прежде всего к нему присоединился калидонский принц Тидей, изгнанный за братоубийство, — авантюрист и головорез, из тех, что не умещаются в собственной шкуре. В довершение всего оба, Полиник и Тидей, женились на принцессах из Аргоса, то есть ловко втёрлись в микенский союз. Против Креонта начали собирать военный кулак.

    В десятилетия, предшествовавшие Троянской войне, только два города не признали главенства Микен и держались в стороне от честолюбивых великодержавных планов: Фивы и Афины. Правда, Афины ещё даже не город, им только предстоит стать городом — и каким! И как скоро! Для Микен, зевсистского государства нового толка, Креонт был естественным союзником, соратником: он тоже хотел устроить у себя всё на современный лад, тоже веровал в Зевса. Однако Микенам, как гегемону, не по нраву были бы сильные и самостоятельные Фивы. Микены предпочитали послушных приверженцев убеждённым союзникам. Пусть Фивы будут какими угодно, но пусть будут слабыми!

    Частично из принципиальных соображений, частично же потому, что все его силы были брошены в это время на египетскую экспедицию, Эврисфей не захотел поддержать затеянный против Креонта поход. А вербовавшего солдат Тидея преспокойно выпроводил из города.

    Выпроводить выпроводил, но куда? В Аргос и прочие союзные города. В конце концов, семеро известных аргосских и аркадских головорезов сладились и выступили против Фив. Микенам это, во всяком случае, пошло на пользу — хотя бы в том, что освободило город от нескольких печальной славы «трудных молодых людей». Креонт разбил их наголову, бунтовщик Полиник и шестеро главарей из семи остались на поле боя. Креонт запретил даже хоронить их. (Из-за чего начались у него раздоры с невесткой и сыном; да и другие благомыслящие люди сочли этот запрет варварской местью, недостойной сторонника Зевса.)

    После поражения в Египте при микенском дворе победила воля более миролюбивого Фиеста: Микены не послали против Фив войска, чтобы отыграться за поражение, отговорившись тем, что семёрка главарей действовала на свой страх и риск и поражение потерпели добровольческие отряды, а не регулярное ахейское войско; да и вообще дело это чисто внутреннее, фиванское.

    Однако с тех пор минуло добрых десять лет, и положение изменилось.

    Об этом-то изменившемся положении и информировал сейчас Креонт Геракла в кабинете фиванского дворца.

    Прежде всего сенсация (это ведь всегда сенсация, если дезертирует полномочный посол): Калхант, доверенный посланец Приама, не только не потребовал возвращения Гесионы, но, едва причалив к берегу Саламина, сам попросил убежища! Вместе с Теламоном отправился в Дельфы, оттуда — в Микены. И теперь учёный молодой жрец во всеуслышание заявляет: он получил предсказание от самого Аполлона, бессмертный предрекает победу ахейцев и окончательную гибель Трои.

    Но ведь это же давняя мечта «стервятников»: заносчивая богатая Троя, богами выстроенная, могущественная Троя будет стёрта с лица земли!

    Разумеется, в Микены ринулись все «родичи». Теламон стал большой персоной, Тиндарей, мужлан спартанский, ходит козырем. (И уже всем и каждому нашёптывает, будто его дочь, только-только из пелёнок, — дочь Зевса! Хотя кто же не знает, что в последний раз Зевс спал с прекрасной и чистой Алкменой, потом же дал обет больше не иметь дела с земной женщиной. А уж тем паче с этой провонявшей навозом гусыней, да ещё являясь к ней в образе лебедя! Правда, лебедь вообще-то очень подходил бы для Леды. Ведь что такое лебедь? Красивый гусь.) А теперь вот и Нестор маневрирует изо всех сил. Хочет, чтоб позабыли, как он умудрился послать в Египет лишь половину обещанных кораблей. Да и те с опозданием. Зато сейчас он главный оратор: «Если Троя наша — наша Азия; если наша Азия — наш и Египет! Вонючие сидонцы во всех морях станут служить нам!»

    К этому времени Атрей вдруг «сообразил», что Аэропа уже много лет обманывает его с Фиестом, именно она передала ему тайно золотого ягнёнка и скипетр Пелопа, символы власти, а между тем это он, Атрей, получил их в наследство от отца! Жену он изгнал, да ещё, как говорят, подослал к ней в дороге убийц, Фиест бежал в одно из своих владений, другие утверждают, что его вообще нет на континенте.

    Но особенно много говорил Креонт о том (хотя Геракла подробности эти не слишком интересовали), что последний из семи бандитов — Адраст, долго никем не признаваемый, а также шесть вдов и их дети — все теперь живут при микенском дворе. Сопливых щенков растят для того, чтоб отомстили за отцов своих Фивам. Называют их эпигонами и уже заставили принести присягу.

    Геракла интересовал прежде всего приход Атрея к власти и оживление военной партии.

    Почему? Кто, собственно, был Атрей? И Фиест? Те, кого называли обычно Пелопидами или Танталидами? Любезный Читатель мог видеть воочию, что всюду, где только можно, я стараюсь в этой работе держаться как можно ближе к самому, в конце концов, достоверному моему источнику — мифологии, которая являет собою поразительно точную (что многократно подтверждено новейшей исторической наукой) хронику XIII века до нашей эры. Однако в этом единственном случае мне придётся отбросить большую часть античного литературного и мифологического материала, бережно вылущив лишь те крупицы, которыми всё же можно воспользоваться. Ибо миф о Пелопидах в значительной части своей — фальсификация и домысел.

    Фальсифицировали они сами — Фиест и, главное, Атрей. Силой, интригами, угрозами, лестью навязали они Элладе всеохватный политический и военный союз и ради этого, помимо прочего, ложно приписали к своему семейству бесчисленных родственников, «разыскав» множество общих дедов и прадедов. На Пелопоннесе они были пришельцами, им было важно найти — или придумать — родственные связи со всеми знатными семьями. Если бы можно было доверять их буйно разросшемуся генеалогическому древу, то получилось бы, что у одного лишь последнего Пелопа — от единственной жены! — родилось двадцать два наследника, сыновья и дочери, к тому же все личности незаурядные. (Таким способом они сделали Пелопидами деда Тесея и мать Геракла. Но хотя отдалённое родство через браки их действительно существовало, ни тот, ни другая не были Пелопидами! В этом духе высказывались, кстати, и многие весьма почтенные мифографы.)

    Бесчисленным искажениям истины дал основание тот факт, что в роду часто повторялись имена Тантала и Пелопа; оставалось только свести их воедино и дела одного «подшить» другому.

    Это семейство причинило грекам больше бед, чем до тех пор и ещё долго после того все вражеские силы, вместе взятые. Да, эта семья, именующая себя великогреческой, истинно греческой, самой греческой во всей Греции, принесла своей родине, землям её и народу больше опустошений, чем персы и римляне (разве что турок прибавить к вышеназванным остерегусь). Не все мифографы и даже писатели знали об этом; были среди них и такие, которым импонировали Пелопиды именно своей бешеной подлостью и сумасбродством. «Вот это да, — восклицали они, — вот это тема!» (Что ж, писатель есть писатель. Примерно то же доводилось мне слышать и от хирурга: «Такой великолепный гнойный аппендицит редко увидишь!») Но народ знал всё! Поэтому приписывал этому тысяче- и тысячекратно проклятому семейству, особенно же Атрею и Фиесту, всё, что только есть чудовищного и отвратительного: убийства, кровосмешение, пожирание собственных детей за пиршественным столом — причём без конца и в таких количествах, сколько не уместилось бы по времени в человеческую жизнь, даже если человек этот всю жизнь, с рассвета до заката, только и занят злодеяниями.

    Поэтому остановимся лишь на том, что из всего этого чудовищного нагромождения истинно или, во всяком случае, вероятно.

    Ахейский род Тантала — Пелопа перебрался в Малую Азию спустя десятилетия после захвата Крита. Недолго пожили они в Трое, затем купили у хеттов право на добычу руды вдоль северного морского побережья. В то неспокойное время частых войн и набегов они сказочно разбогатели на рудном и доменном деле; в XIV веке до нашей эры это были уже «рурские бароны» Малой Азии со всей сопутствующей такому семейству славой и грязью. Утверждают, что им подвластно было всё побережье от Кавказа до Босфора. У них был колоссальный двор и сильное войско против амазонок и прочих варваров. Однако в период Великого перемирия цены на металл начали катастрофически падать, варварские же набеги участились; теперь прибыль едва покрывала производственные расходы — или не покрывала их вовсе. Тогда они оставили свои совершенно, впрочем, истощённые рудники и попытались осесть «по древнему праву» на троянской земле, чтобы ринуться в новые предприятия. Троянцы, однако, оспаривали это «древнее право», и Хаттусили — сверх ожидания — стал на сторону Трои. Троянцы с их торговлей были для хеттов важнее, чем пока ещё сомнительные и неопределённые замыслы «промышленных баронов». После некоторого сопротивления Пелоп — не знаю который — сдался и отплыл на свою древнюю родину. Возможно, эта история сопровождалась коррупцией, подкупом, шумными скандалами; во всяком случае, «бароны» рассорились с властями вконец, так что оставаться уже не было возможности. Однако нельзя сказать, чтобы Пелопу пришлось бежать, поскольку он погрузил на корабли всё своё имущество, всех чад и домочадцев, включая слуг, и настоящей небольшой флотилией пришвартовался в Арголидском заливе. Мифология прекрасно донесла до нас изумление отечественных ахейцев при виде всей этой помпы, несметных сокровищ и бесчисленных слуг. Пелопа встречали чуть ли не с таким же воодушевлением, с каким встречают у нас оторвавшегося от родины соотечественника, когда он навещает её на «опеле», нанятом в Мюнхене. (Конечно, до конца их воодушевлению с нашим не сравниться: всё-таки они были греки, трезвый и, даже в те времена, уважающий свое достоинство культурный народ.) Нет сомнения, что, глядя на огромные кованые — восточного производства — колесницы, особенно же на колесницу Пелопа с раскинутыми золотыми крыльями, аргивяне восклицали: божественная работа! О красавцах же конях говорили: божественные кони! Такими эти кони, эта работа и сохранились в памяти людей.

    Пелоп (куда какое хорошее имя! Ну как если бы кто-то прибыл вдруг из Америки мультимиллионером и прозывался в довершение всего Арпадом Мадьяром1)) начал с того, что удачно женился, затем не менее удачно женил сыновей и выдал замуж дочерей от первого, ещё азиатского, брака, породнился с самыми знатными семействами Пелопоннеса, а вскоре и с домом Персея. А так как был он несметно богат, то нетрудно представить, что хватало и тех, кто сам набивался к нему в родню без всяких на то оснований либо ссылаясь на весьма далёкие и сомнительные связи.

    Примерно в середине века старый Сфенел готовился оставить на Эврисфея объединённый после изгнания Амфитриона аргосо-микенский трон. Эврисфей был слабый духом и телом, беспомощный и трусливый молодой человек, не умный, не сообразительный, пожалуй, даже немного с придурью. Сфенел придумал, как ему помочь: он возродил институт «дядюшек» — призвал ко двору двух братьев жены своей (или невестки?), Атрея и Фиеста, сыновей Пелопа. Пелоп принял это с радостью: то ли потому, что сыновья — как судит народная память — отличались на редкость дурным нравом и Пелоп, рано или поздно, всё равно их выгнал бы за бесчинства, то ли просто потому, что Пелопидам это сулило окончательный захват господства над всею Элладой.

    Согласно некоторым мифографам, владычество Атрея и Фиеста, а с ними и преступные их распри начались после смерти Эврисфея — поскольку они могли воцариться якобы лишь после смерти Эврисфея. Ничего подобного! Память народа называет их царями и в то время, когда они были ещё только «дядюшками»; народ всегда безошибочно чует, кто заправляет всем на самом деле. Их перемежающееся официальное царствование могло продолжаться самое большее три-четыре года: в 1208 году Эврисфей был ещё жив, в 1204 году в Микенах правил уже сын Атрея — Агамемнон. В действительности же их подлинное господство — их попеременное главенство в микенской политике — длилось начиная от середины века чуть ли не полстолетия. Народная память не сохранила бы, вероятно, даже имени Эврисфея, официального царя, если бы его мать — Пелопида — с помощью азиатского, вызывающего спазмы снадобья не родила его семимесячным, на несколько часов опередив рождение Геракла. Только благодаря этому бесцветная и незначительная фигура микенского царя вообще существует. Правили же вместо него всегда, до самого конца, то Атрей, то Фиест.

    Фиест был из них двоих старше, миролюбивее, мудрее, да и внешне более привлекателен. И всё-таки на первый план выступило, скорей, имя Атрея: он был предметом самых гневных проклятий, он был отцом Агамемнона и Менелая. У Фиеста остался лишь единственный, неизвестно-ещё-чей-сын Эгист, убийца Атрея, а затем Агамемнона. То ли Агамемнон действительно убил или приказал убить остальных сыновей Фиеста — что вполне вероятно, — то ли у Фиеста и в самом деле Эгист был единственным.

    В то время, когда разыгрывается наша история — в 1218 году до нашей эры, — Атрей и Фиест уже пожилые люди, ближе к шестидесяти, чем к пятидесяти. Агамемнону четырнадцать, Менелаю двенадцать лет. Эгист, отца которого не знает в точности и сама мать — ведь связь Фиеста с Аэропой длится уже много лет, — живёт пока что в доме Атрея и воспитывается как его сын: ему два-три года. Столько же, сколько спартанской Елене.

    Всё это, разумеется, приблизительно. Однако, поскольку время Троянской войны мы определяем уже достаточно точно и вполне можем восстановить предшествовавшие ей события, не думаю, чтобы я ошибся больше, чем на год-другой.

    Итак, что могло скрываться за раздорами Атрея и Фиеста? Просто жажда власти, как утверждает мифология? И на этот раз я считаю вероятным, что народная память сохранила истинную суть. Итак: жажда власти. Но ведь для того, чтобы достичь власти, нужен лагерь — союзники, сторонники. А для этого — какая-то программа. Иная, чем у соперника. Обратимся хотя бы к выборам в Америке! Обе партии ничем друг от друга не отличаются. Действительно ничем, даже хотя бы настолько, насколько разнятся две крупнейшие партии Англии. Следовательно, они в самом деле борются исключительно за власть, доходы, официальные посты, за вполне переводимое на деньги «влияние». Однако же в честь выборов они непременно стряпают какую-нибудь отличающую их от соперников программу. Полагая, что с её помощью сумеют победить. Определённые силы, интересы — классовые, сословные, групповые — стояли и за борьбой Атрея и Фиеста. И эти интересы следовало сформулировать в программе, обрисовать цель.

    Почему бы нам не предположить, что различие их программ тождественно политическим воззрениям, которые разделили тогда Элладу на два лагеря? Обратимся к фактам.

    Экспедиция «Арго» около 1240—1235 годов до нашей эры. Акция партии мира.

    Египетская авантюра около 1230 года. Акция партии мирового господства. Оканчивается позорным провалом.

    Война с амазонками в 1219—1218 годах. Акция партии мира.

    И вот теперь, после предательства Калханта и предсказания, верх берёт партия войны, чья программа-минимум — незамедлительная Троянская война.

    Однако война временно отодвигается: троянцы не оказывают Микенам такой любезности — не нападают первыми. Межпартийные раздоры, надо думать, временно отступают за кулисы.

    1208—1207 годы: первое нападение дорийцев. Здесь обе партии, скорее всего, выступают вместе. После победы же напротив, верх берёт, ссылаясь на континентальную опасность, партия мира. Атрея убивают.

    1204 год: с помощью военного путча Тиндарея микенский трон достаётся Агамемнону. Фиеста изгоняют, возможно и убивают.

    Вероятно, таких поворотов и зигзагов было больше, даже намного больше. Это лишь то, что мы знаем. Но и из этого ясно, что Атрей спал и видел мировое господство, следовательно, был на стороне партии войны. Фиест же — я не стал бы называть его вождём миролюбивых сил, он явно им не был, — Фиест опирался на партию мира.

    Из кого состояли та и другая партии? Я имею в виду не главных действующих лиц — те в большинстве своём часто меняли окраску.

    Разобраться тут довольно трудно. Развивающиеся сельские города были, как правило, на стороне партии мира. Не все — в Спарте, например, из дома честолюбца Тиндарея вышли главные выборщики военной партии. Города, достигшие вершины богатства, раздираемые социальными противоречиями и надеявшиеся заглушить недовольство, снизив цены на рабочую силу благодаря массовому притоку новых рабов, были, конечно, за войну. Опять-таки не все, Пилос, например, колебался. Нестор всё ещё высчитывал: что даст ему больше — война или свободное мореплавание?

    Большая часть аристократии была на стороне партии войны. Средние слои — земледельцы, торговцы, ремесленники — под угрозой военного призыва стояли за партию мира (разорение дома — наверняка, военная добыча — то ли будет, то ли нет). Но и они не все. Например, кузнецы, изготовлявшие оружие, нимало не возражали против войны. И тем не менее, как во все времена, партия мира была более народна, демократична.

    Из всего этого мы должны были бы сделать вывод, что Геракл принял сторону Фиеста. Ничуть не бывало.

    Атрей был не только ортодоксальный ахеец, но и правоверный зевсист. В то время как Фиест — чтобы привлечь на свою сторону более отсталые племена, например аркадцев, а также суеверно фанатичных бедняков и людей среднего достатка — даже среди олимпийцев выделял наиболее матриархальных богинь — Геру, Артемиду, им и приносил жертвы. (Остальные богини ему не подходили: Афина была воинствующей сторонницей Зевса, Деметра, Гестия слишком равнодушны, покорны — последняя вскоре вообще уступила своё место Дионису; Афродита же представляла идею мирного слияния двух полов, ей, как и теперь, было безразлично, какой из них оказывается наверху, какой внизу, — её-то боготворят и те и другие. ) Похоже на то, что Фиест шёл и на более тяжкие компромиссы с религией. В ужасном том пире, устроенном для него Атреем из мяса убитых его сыновей — если это правда, — заключалась и сатанински жестокая ирония! Судя по всему, воинствующе зевсистские задания (Лернейская гидра, Стимфалийские птицы) Геракл получал по подсказке Атрея; задания отвлеченно-молодеческие, ему безразличные — по подсказке Фиеста.

    Словом, всё сопоставив, можно сказать: для Геракла они были одним миром мазаны.

    Он — и, быть может, он единственный — служил Эврисфею. По приказанию Зевса, в согласии с дельфийским оракулом. Дабы очиститься от греха и, по воле отца, обратиться в бога…

    (Пелоп, мне думается, ещё не мог подкупить Дельфы. Атрей же мог. Все пророчества той поры настойчиво ратовали за войну, «Аполлон» без конца предсказывал гибель Трои. Не удивительно ли, что он ни разу не обмолвился о гибели Эллады?!)

    Итак, Геракл видел в борьбе Атрея и Фиеста то же, что и народ: считал её просто борьбой за власть. А власть вызывала у него отвращение. Та власть, что принадлежала ему самому — в Фивах — и вовлекла однажды в безумные преступления. И та власть, пример которой в Микенах демонстрировали Атрей и Фиест.

    Так ли это было на самом деле? Или просто-напросто так хотелось народному поверью? Тому поверью, которое позднее наградило, быть может, образ Геракла — как знать? — таким же букетом небесных совершенств, какой составило из адских подлостей для Пелопидов? (Впрочем, и это говорит уже о многом, не правда ли?) Если мы станем разбирать традицию дословно, то есть поверхностно, окажется, что Геракл всю свою жизнь, можно сказать, только и делал, что бежал дающейся ему прямо в руки власти. Словно какой-нибудь Христос, которого Сатана возвёл на некую гору и указал вокруг со словами: «Всё, что видят глаза твои, весь мир отдам я тебе, если падёшь к ногам моим и поклонишься мне». На что Христос, как известно, ответствовал: «Удались от меня в геенну огненную!»

    Из-за семейных неурядиц и убийства тестя Амфитриону пришлось покинуть Микены; он отказался от своего сана и, будучи выдающимся военачальником, добровольно отошёл в Фивах на второй план. Это самоотречение, однако, не распространялось на сына, Геракл в Микенах — законный наследник! И вот, мы видим: тот, кто мог быть самым богатым человеком не только в Греции, но во всей — без преувеличения — тогдашней Европе, живёт так, словно знать об этом не знает!

    Так ли это? И если он действительно не помышлял об этом, неужто не нашлось никого, кто бы его надоумил? Просто к слову помянул или объяснил, что призвание его связано с властью?!

    Конечно, находились. И даже там, где оказались мы сейчас, — в Фивах. Его отец, воспитатели, друзья. Наконец, та, с кем он вновь здесь встретился, уже только как друг (добродушно наблюдая расцветающую новую любовь её к Иолаю), — его прежняя жена Мегара.

    Достаточно самых ничтожных познаний в психологии, самого скромного житейского опыта, чтобы не сомневаться: Мегара его подстёгивала. Нет женщины, которая молча примирилась бы с такой степенью бескорыстия, даже если бы сама признавала, что нет у её мужа ни физических, ни духовных данных для того, чтобы выдвинуться на общественном поприще. Что же тогда говорить, если этот муж, напротив, — человек неслыханной силы, храбрости, ума! Можно ли быть этаким тюфяком? Эврисфей царствует сразу в двух городах, и совершенно ясно, куда целят приставленные к нему «дядюшки»: они хотят окончательно узаконить власть Пелопидов! Будь Мегара родом из микенской знати, она, возможно — как ни сомнительно, но всё же возможно! — не так уж страстно возмущалась бы поразительным равнодушием Геракла. Однако же они тогда проживали в Фивах, провинциальнейшем из провинциальных городов, прихваченных, правда, ореолом микенской культуры и цивилизации, но лишь издали, совсем издали. (Заметим себе: никто не способен быть столь жадно «столичным», как тот, кто живёт от столицы «рукой подать». То же и у нас, в Венгрии: чувства местного патриотизма буйно цветут во всех краях, областях, городах страны, и только в Пештской области местного патриотизма нет и в помине: возле полной луны звёзды меркнут.) Представим же, какое счастье обрушивается на эту фиванскую девочку: на ней женится наследник микенского престола! — и одновременно какое несчастье: наследник и не собирается взойти на законный свой трон!

    (К слову, может возникнуть вопрос: в самом деле, имел ли Геракл право на микенский трон? Ведь общеизвестно, что он — сын Зевса, а не Амфитриона. Но, с одной стороны, Зевс зачал его в образе Амфитриона, и Амфитрион, далее, признал и воспитал его как сына; с другой стороны, в греческой практике кровным правам никогда не вредило, если где-то как-то замешался в роду бог, — напротив! Окончательно же рассеивает все сомнения тот факт, что дорийцы требовали, а позднее и захватили Пелопоннес, опираясь на право Геракла!)

    Если бы всё это было так, первый брак Геракла превратился бы в ад и герой счёл бы, что Гера, богиня семейного очага, преследует его; в этом случае вся их история выглядела бы банальной, примитивной, недостойной того, чтобы память людская хранила её — и ведь как хранила! — на протяжении тысячелетий.

    Вопрос этот сложный, но вот тут-то истина и кричит сама за себя, прямо в физиономию исследователя: «Да пойми же, Геракл — незаурядная личность, измеряемая лишь его собственной меркой! И тогда, может быть, ты поймёшь заодно, каков был тот мир, в котором довелось ему жить». Представим себе, как человек, знать не знающий о социализме и однажды, будто сказку, слышавший кое-что про Энгельса, воскликнет; «Да почему же он не принял от отца его фабрику? Стал бы фабрикантом и помогал бы своим рабочим! Или фабрика была ему отвратительна?»

    Отвратительна Энгельсу была не фабрика.

    И Гераклу не власть была отвратительна.

    Он не желал микенского трона. Не любил даже приближаться к дворцу. Никто не чувствовал так, как он, всю безнадежность микенского мира, никто так не презирал суету сует. Эврисфей, несчастный, смертельно боялся, он полагал, что терпение героя на исходе; буквально наобум назначал он через посланцев последние задания, желая уже лишь одного — с их помощью держать Геракла как можно дольше вдали от Микен и как можно дальше. Если бы он знал, что Гераклу это лишь в радость! Чем сложнее каждая новая его работа, чем больше времени нужно на неё затратить, тем больше продлится его жизнь.

    Он может что-то делать, что-то полезное, доброе. В том мире, где самая возможность делать нечто полезное и доброе — исключительный подарок судьбы.

    Впрочем, Эврисфей сообразил быстро (вернее, его, и даже не его, а Атрея надоумил Копрей) и, чтобы испортить Гераклу удовольствие, стал давать ему задания глупые и бессмысленно опасные. Геракл выдержал испытание. И даже с юмором. Как, например, когда послан был за молосскими собаками: «Ну, погоди, куманёк, принесу я тебе такой подарочек, что ты обделаешься на глазах у всего своего двора!» Эврисфей не был для Геракла противником. Да и «дядюшки» — тоже.

    У каждого непременно возникает вопрос: почему же Геракл не ударил по ним, почему не разогнал родовитую микенскую банду? Сил-то у него было предостаточно! Эврисфей и так уж дрожмя дрожал перед ним, даже перестал пускать к себе на глаза. (Народная фантазия приплетает сюда и древний-древний обряд: Эврисфей, прячась от возвратившегося из похода Геракла, залезает в специально для этого случая приготовленную бронзовую урну. Совсем как «умирающий» и затем «воскресающий» царь в день жертвоприношения от воображаемого преемника. Всё это, разумеется, сказки. Микены — сильная крепость, в ней — дворец-цитадель, повсюду крепостная и дворцовая стража. Не было нужды Эврисфею прятаться от Геракла в бронзовую урну! Скорей всего, сами «дядюшки», царского престижа ради, препятствовали их личным встречам: неловко было видеть лицом к лицу хилого недотёпу господина и его «слугу» — превосходного и всех превосходящего в популярности героя. )

    Креонт был мудрый и сильный царь. У себя, в Фивах, он говорил с Гераклом откровенно. Здесь Геракл был не великий Геракл, а Палемон Амфитриад, которого знали в этих краях с младенческих лет, с кем вместе ходили в школу, на спортплощадку, на производственную практику, вместе спасали город от минийцев и установили за это ему памятник. (Я упоминал уже, что «Геракл» — псевдоним, имя, данное ему ради его программы и для защиты. Не он один им пользовался — по крайней мере двое; по мнению некоторых более поздних мифографов, пытавшихся дать разумное истолкование тьме-тьмущей легенд-наслоений, Гераклов было несколько дюжин. Что вовсе не означает, будто мы не можем с достаточной достоверностью отличить от всех нашего Геракла, лицо историческое! И давайте согласимся — тем более что вопрос этот поистине несуществен: прежде чем получить в Дельфах (или Додоне) имя Геракла, он назывался Палемоном.)

    Итак, мы можем считать за верное: Креонт развивал перед Гераклом мысль о насилии. И говорил не отвлеченно. Он точно знал, какие силы имеются в распоряжении Микен, сколько у них воинов в городах Арголиды, сколько — в Элиде (там находились главные владения Пелопидов), в Спарте, может быть, в Пилосе. Подчёркивал, что, как ни популярен Геракл, надо прибавить к счёту и нищую, невежественную толпу — хотя бы тех же несчастных аркадцев. Если они получат хоть какую-то одежду, оружие, один раз в день еды до отвала, если посулят им, как всем воинам, женщин и захваченные города на разграбление — они пойдут и против родной матери. Да, Креонт понимал, что Микены очень сильны. Однако знал, что и Гераклу силы не занимать. Жители Фив, народ Тесея и Пелея, полчища добровольцев из Беотии, Фессалии нахлынут сюда, едва услышат имя Геракла, — да ещё против Микен! Это будет отборное войско: пусть даже меньше числом, зато лучше!..

    Геракл слушал Креонта и улыбался.

    — Почему ты не отвечаешь?

    Словно опомнившись, Геракл отозвался:

    — Я всё думаю, какое же новое задание даст мне теперь Эврисфей. Ведь по его счёту мне осталось выполнить ещё два.

    Нам же — вместе с Креонтом — остается только вскричать: да кто же он, наконец, этот Геракл?! Кто он и что, этот пятидесятилетний муж, чьи тело и душа сплошь покрыты шрамами, как нам понять его, неизменно спокойного и при этом полного неиссякаемого внутреннего огня, постоянно готового к новым свершениям? Всё ещё жаждущего их! По-прежнему выбирающего нехоженые пути, а не торную дорогу, которую — не в первый раз! — открывает перед ним судьба! Что символизирует для нас этот поистине удивительный механизм, движущийся, так сказать, уже с помощью собственной автоматики? Что означает его сила, терпение, бессребреничество, бесстрастная ирония, которую Креонту хочется сейчас назвать цинизмом?

    Осторожнее, престранный химикат этот «цинизм»! Он — словно крепкая кислота в металлическом сосуде. Если металл неблагородный, кислота его разъедает. Если же это золото — лишь смывает с него грязь, и золото сияет ярче прежнего.

    Геракл был — золото.

    И его сияние чувствовал всякий. Кое-кто не в состоянии был сносить его, например Эврисфей. Но в ком находилось хоть сколько-то того же золота, тот непременно светился в ответ.

    Креонт был зол, он был в отчаянии, потому что очень боялся за свой город. И всё-таки не мог, даже сейчас не мог не любить Геракла.

    Что же до Прометея… Геракл рассказал сейчас богу о сложных своих заботах, пожалуй, больше, чем за весь их долгий совместный путь, — ведь путник всегда испытывает волнение, оказавшись под родным кровом, и это волнение выражается сперва в молчаливости, но потом особенно развязывается язык. Прометей многого не понял (не беда, Геракл не затем и говорил сейчас, просто ему нужно было выговориться) — многого не понял, но одно почувствовал: этого человека следует любить. И он любил его.

    При прощании Креонт, надо думать, ещё раз вернулся к тому же вопросу. И выбросил свой последний козырь: дорийцев.

    1) Арпад — исконно венгерское (мадьярское) имя

    История сюжета и фабула трагедии прикованный прометей.

    Анализ трагедии Эсхила «Прометей прикованный. Анализ одной античной драмы. Эсхил, «Прометей Прикованный»

    Эсхил (525-456 до н.э.).Его творчество связано с эпохой становления Афинского демократического государства.Это государство формировалось в период греко-персидских войн,которые велись с небольшими перерывами с 500 до 449 г. до н.э. и носили для греческих государств-полисов освободительный характер. Известно,что Эсхил принимал участие в сражениях при Марафоне и Саламине. Битву при Саламине он описал как очевидец в трагедии «Персы». В надписи на его надгробии,сочиненной,по преданию,им самим,ничего не говорится о нем как о драматурге, но сказано, что он проявил себя мужественным воином в сражениях с персами. Эсхил написал около 80 трагедий и сатировских драм.До нас дошли полностью только семь трагедий; из других произведений сохранились небольшие отрывки.

    Трагедии Эсхила отражают основные тенденции его времени,те огромные сдвиги в социально-экономической и культурной жизни,которые были вызваны крушением родового строя и становлением афинской рабовладельческой демократии.

    Мировоззрение Эсхила в основе своей было религиозно-мифологическим. Он верил,что существует извечный миропорядок,который подчиняется действию закона мировой справедливости.Человек,вольно или невольно нарушивший справедливый порядок,будет наказан богами,и тем самым равновесие восстановится.Идея неотвратимости возмездия и торжества справедливости проходит через все трагедии Эсхила.

    Эсхил верит в судьбу-Мойру,верит,что ей повинуются даже боги.Однако к этому традиционному мировосприятию примешиваются и новые взгляды,порожденные развивающейся афинской демократией.Так,герои Эсхила-не безвольные существа,безоговорочно выполняющих волю божества:человек у него наделен свободным разумом,мыслит и действует вполне самостоятельно.Почти перед каждым героем Эсхила стоит проблема выбора линии поведения.Моральная ответственность человека за свои поступки-одна из основных тем трагедий драматурга.

    Эсхил ввел в свои трагедии второго актера и тем открыл возможность более глубокой разработки трагического конфликта, усилил действенную сторону театрального представления. Это был настоящий переворот в театре:вместо старой трагедии,где партии единственного актера и хора заполняли всю пьесу,родилась новая трагедия,в которой персонажи сталкиваются на сцене друг с другом и сами непосредственно мотивировали свои действия.

    Внешняя структура трагедии Эсхила сохраняет следы близости к дифирамбу,где партии запевалы перемежались с партиями хора.

    Из дошедших до нашего времени трагедий великого драматурга особо выделяется: ;»Прометей Прикованный»-возможно,самая известная трагедия Эсхила,повествующая о подвиге титана Прометея,подарившего огонь людям и жестоко за это наказанного. О времени написания и постановке ничего не известно. Исторической основой для такой трагедии могла послужить только эволюция первобытного общества, переход к цивилизации. Эсхил убеждает зрителя в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией. Эта борьба возможна благодаря только постоянному прогрессу. Блага цивилизации по мнению Эсхила-прежде всего теоретические науки: арифметика. Грамматика, астрономия, и практика: строительство, горное дело и т.п. В трагедии он рисует образ борца, морального победителя. Дух человека нельзя ничем побороть. Это повесть о борьбе против верховного божества Зевса (Зевс изображен деспотом, предателем, трусом и хитрецом). Вообще произведение поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий (лишает трагедию традиционного для Эсхила ораторного жанра). Драматургия тоже очень слаба, жанр декламации. Характеры также монолитны и статичны как и в других произведениях Эсхила. В героях никаких противоречий, они выступают каждый с одной чертой. Не характеры, общие схемы. Действия никакого нет, трагедия состоит исключительно из монологов и диалогов (художественны, но совсем не драматичны). По стилю-монументально-патетическая (хотя действующие лица только боги, патетизм ослаблен-длинные разговоры, философское содержание, довольно спокойный характер). Тональность восхвалительно-риторическая декламация в адрес единственного героя трагедии Прометея. Все возвышает Прометея.

    Развитием действия является постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное нарастание монументально-патетического стиля трагедии.

    Эсхил известен как лучший выразитель общественных устремлений своего времени.В своих трагедиях он показывает победу прогрессивных начал в развитии общества,в государственном устройстве,в морали. Творчество Эсхила оказало заметное влияние на развитие мировой поэзии и драматургии. Эсхил-поборник просвещения, эта трагедия просветительская, отношение к мифологии критическое.

    Гомеровский вопрос — совокупность проблем, относящихся к личности Гомера и авторству приписываемых ему др.-греч. эпич. поэм «Илиада » и «Одиссея »; в более широком значении — совокупность проблем, касающихся происхождения и развития древне-греческого эпоса, его отношения к исторической действительности, его языковых и художесвенных особенностей.

    Пейдж старался показать, что несколько сот слов, которые часто встречаются в «Илиаде», не засвидетельствованы в «Одиссее», и наоборот. Помимо этого, — много эпических формул и фиксированных групп слов, которые встречаются в одной поэме, но не употребляются в другой.

    а) Если в «Илиаде» основное внимание было уделено экспонированию ахейских и троянских героев на поле битвы, то в «Одиссее» акцент перенесен на возвращение героев и «домашние» события.

    б) Если в «Илиаде» действие каждого героя вытекает из общих интересов или как-то связано с ними, то в «Одиссее» фактически каждый герой принадлежит самому себе и его действия, в основном, исходят из собственных интересов. Следовательно, собственное «я» героя в «Илиаде» несколько ограничено в сравнении с «Одиссеей».

    в) в «Илиаде» дистанция между богами и людьми, между божественными и людскими делами более короткая, чем в «Одиссее». В «Илиаде» боги непосредственно участвуют в делах героев, а герои участвуют в войне, которая непосредственно связана с волей богов. За каждым из этих героев обычно стоит бог, зачастую его покровитель, который управляет его действием. В «Одиссее» несколько иное положение. Здесь в основном конфликте участвует лишь один из центральных героев троянского сказания, участие богов в людских деяниях куда более ограничено.

    г) Взаимоотношения между героями «Одиссеи» более многообразны, так как сами герои представлены в более разнообразных жизненных контекстах. Их интересы связаны лишь с личной жизнью героя и не имеют всеобщего значения. Поэтому в их взаимоотношениях проявляется больше ошибок или погрешностей этического характера, допускаемых по личной инициативе героя, без всякого вмешательства богов.

    Сходства:

    1) В конце обеих поэм происходит реализация миролюбивого плана Зевса. В обоих случаях этому предшествует встреча противников — Ахилла и Приама в «Илиаде», Одиссея и родственников женихов — в «Одиссее». Обе поэмы завершаются божественным примирением. При желании в обеих поэмах можно выявить множество подобных структурных совпадений.

    Художественные особенности гомеровского стиля.

    Язык:

    эпический (гомеровский) – литературный язык всего эпоса в античной литературе.

    в историческом плане – сплав различных греч. диалектов (отдельных племен).

    метрический размер – гекзаметр:

    6 дактилических стоп, последняя обычно усеченная (двусложная).

    в каждой стопе, кроме 5, два кратких слога могут заменяться долгим — спондей.

    в середине стиха обычно цензура, которая делит стих на 2 полустишия.

    подвижность цензуры усиливает метрическое разнообразие стиха, обычно после 2-го слога 3-ей стопы, реже – после 1-го 2-ой.

    1/5 часть стихов – формульные стихи (повторяющиеся). В повторяющихся ситуациях (пир, поединки, начало прямой речи).

    стремление к типизации:

    белокурые волосы – женщины и юноши (Аполлон, Менелай).

    темные волосы – зрелые мужи (Зевс, Одиссей).

    постоянные эпитеты (корабли быстрые, Ахилл быстроног).

    Стиль:

    постоянная и нарочитая архаизация в повествовании,

    прошлое идеализируется,

    нет ничего случайного (в схватке побеждает сильнейший),

    нет описаний природы, это просто место действия;

    объективность повествования – певец не анализирует, а лишь сообщает. Иногда авторское отношение прослеживается: Елена – виновница войны.

    речи героев традиционны, но связаны с обликом говорящего, часто даже индивидуализированы.

    развернутые сравнения, назначение которых – осветить прошлое. В них поэт сравнивает настоящий мир с героическим.

    развернутые сравнения – самостоятельные художественные зарисовки (сравнение Диомеда с рекой —> картина осеннего наводнения). Но картины природы еще не связаны с настроением человека.

    темп рассказа не постоянен. Замедление темпа – «эпическое раздолье» — чтобы завладеть вниманием слушателя

    геометричность стиха – похож на орнаментальный стиль в искусстве.

    хронологическая несовместимость – после битвы Менелая и Париса.

    монументальная торжественность (все верили).

    Сочинение

    ПРОМЕТЕЙ (греч. — предвидящий, провидец) —

    1) герой трагедии Эсхила (525-456 гг. до н.э.) «Прометеи прикованный» (год сочинения и постановки трагедии неизвестен; авторство Эсхила расценивается как гипотетическое). В греческой мифологии П.- сын титана Налета и океаниды Климены, двоюродный брат Зевса. Похитив огонь, П. приносит его людям, за что Зевс приказывает приковать П. к горам Кавказа, чтобы ежедневно орел пожирал его печень, вырастающую в течение ночи. Пытку прекращает Геракл, убивающий орла. К мифу о П. в античные времена обращались философы, поэты, ваятели, предлагая разные воплощения этого героя и различные его истолкования. В Афинах существовали специальные празднества — «прометейи». П. прославляли как бога, который принес людям ремесла, грамоту, культуру, и осуждали (например, Гесиод), усматривая в нем причину всех бед и несчастий, преследующих род человеческий. В трагедии Эсхила П.- герой, дерзнувший противопоставить себя самодержцу Зевсу из-за любви к человеку. Величие этого подвига подчеркивается тем, что провидец П. знал о грядущем наказании, о муках, ему предназначенных, а следовательно, выбор его был осознанным. П. Эсхила, оставаясь равным богам («Глядите все, что боги богу сделали!»), в то же время испытывает все, что присуще человеку, — и боль, и страх. Но он находит в себе мужество противостоять слугам Зевса, Власти и Силе. Эсхил создал образ титанической личности, для которой нравственная свобода выше физических страданий, а счастье человечества выше собственного горя. П. не раскаивается в содеянном и не дает врагам повода для злорадства: даже стонать он позволяет себе лишь тогда, когда рядом никого нет. Благодаря всем этим качествам П. на века стал символом самопожертвования, примером борца за благо людей, за их право свободно мыслить и достойно жить. «Убить меня все же не смогут!» — восклицает в завершении трагедии П., унаследовавший от матери дар пророчества. Фраза оказалась действительно провидческой: благородный образ богоборческого героя был увековечен не только в литературе (Кальдерой, Вольтер, Шелли, Байрон, Гете, Кафка, А.Жид и др.), но и в музыке (Лист, Бетховен, Скрябин), в изобразительном искусстве, начиная с греческой вазописи и помпей-ских фресок и затем в полотнах Рубенса, Тициана, Карраччи, Пьеро ди Козимо и др. Этическая философия Эсхила, сопряженная с его богатейшей поэтикой, позволила великому трагику создать убедительный образ мученика во имя идеи, который терпел казнь несколько тысячелетий. Одновременно Эсхил на более высоком уровне развил миф о П.- создателе людей: в «Прометее прикованном» герой через подаренные им науки (строительство, письмо, счет, кораблеплавание, врачевание и т.д.) совершенствует не только тела, но и души людей. По выражению Байрона, единственным преступлением П. было то, что он хотел «облегчить страдания людей». П. не только бросил вызов Зевсу, но и доказал Олимпу, что его имя справедливо переводится на все языки не только как «провидец», но и как «попечитель».

    Лит.: Kerenyi К. Prometheus.Z., 1946; Sechan L. Le mythe de Promethee. P., 1951; Ярхо В. Эсхил. М., 1958; Trousson R. Le theme de Promethee dans la lit-terature europeenne. Gen., 1964; Лурье С.Я. Скованный Прометей // Лурье С.Я. Античное общество. М., 1967.

    2) В русской литературе образ П. впервые появляется у М.В.Ломоносова в стихотворном «Письме о пользе стекла» (1752). Здесь П. показан как титан науки, ставший жертвой людского невежества. П., по Ломоносову, одарил людей не огнем как таковым: он дал им увеличительное стекло, концентрирующее солнечные лучи и превращающее их в пламя. Однако «невежд свирепых полк на знатны вымыслы сложил неправый толк». Образ П. часто возникает в русской поэзии XIX»Шв. (Баратынский, Кюхельбекер, Бенедиктов, Полонский, Шевченко и др.), где он символизирует идею свободы, олицетворяет собой подвиг, столь же возвышенный, сколь и безрассудный. Встречается этот образ и в советской поэзии, служа метафорой социалистических преобразований и в частности — электрификации. Так, белорусский поэт Якуб Колас интерпретирует огонь П. как «лампочку Ильича», а грузинский писатель Р.Гветадзе напрямую отождествляет античного титана со Сталиным, который «дал народам пламя Прометея». Писательница Г.И.Серебрякова в романе «Прометей» описывает жизнь К.Маркса. (Ср. сочинение А.Моруа «Прометей, или Жизнь Бальзака».) Все эти метафоры и аллегории не связаны с литературным героем как таковым. Собственно же литературным (драматическим) героем, объективированным в повествовании (действии), П. выступает в трагедии Вяч.И.Иванова «Прометей» (перв. редакция под названием «Сыны Прометея» — 1914, вторая — 1919). В трагедии поэта-символиста обращает внимание отсутствие цивилизаторского пафоса, свойственного многим разработкам мифа о П., начиная с Эсхила, герой которого пострадал несправедливо и, по словам Иванова, заплатил за свое чрезмерное человеколюбие. У самого Вяч.Иванова П. выражает «отрицательное самоопределение титанического существа», разрушающее всеединство бытия. В трагедии используются основные сюжетные обстоятельства мифа: похищение огня, которым П. одаряет сотворенных им людей. В отличие от традиционных толкований, где огонь выступал символом сознания, у Иванова он выражает свободу. Передав людям огонь, П. делает их свободными и рассчитывает употребить их свободу в войне против олимпийских богов, чтобы потом «единым стать над всем главой»,- замысел, вполне созвучный намерениям Тантала из трагедии Иванова (1904). Для поэта и мыслителя, автора «Эллинской религии страдающего бога», всем своим сознанием погруженного в античную культуру, были чужды модернизированные Прометеи нового времени. Это позволило, несмотря на сюжетные вольности, дать, по оценке А.Ф.Лосева, «глубоко античное» прочтение мифа,- отнюдь не безразличное к духовным коллизиям современности, но лишенное аллегоризма и метафоричности, посредством которых «серебряный век» воскрешал эллинство. Поэтому для Иванова были существенны некоторые моменты мифа, казавшиеся другим авторам слишком филологическими. П.- титан, божество хтоническое, для которого «непрочны и новы // Олимпийские троны; // Древний хаос в темнице — святей». В этом контексте восстание П. против Зевса приобретает онтологическое значение. Однако «отрицательное самоопределение» титанизма в том и выражается, что вовлекает все сущее в разлад и войну, а в конечном счете уничтожает собственных носителей. Огонь П., давший людям свободу, оказывается «семенем распри». Юноша Архат убивает своего брата Архемора, завидуя, что П. назначил того огненосцем. Кровь, пролитая «первенцами губительной свободы», начинает череду смертей, и скоро разгорается «война со всеми всех: земли с богами, и богов с людьми». П. убежден: «Ко благу все!», ибо «не мир мне надобен, а семя распри». Однако распря затрагивает и его: люди ополчаются на П., переходят на сторону Зевса, готовы присягнуть коварной Пандоре и в развязке трагедии «безмолвствуют» (реминисценция знаменитой пушкинской ремарки из «Бориса Годунова»), когда демоны Кротос и Бия заключают П. под стражу. Финал трагедии, казалось бы, повторяет развязку «Тантала»: Зевс сокрушил мятежника и примерно его наказал. Однако если мятеж Тантала остался без последствий, то «социальный эксперимент» П. достиг цели. Земля заселена сынами П., преисполненными «алчности к действию при бессилии к творчеству» (комментарий Иванова). В силу этой алчности «прометеизма» они убивают друг друга, и оттого сами избирают для себя смертную участь.

    Лит.: Лосев А.Ф. Мировой образ Прометея // Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976; Стахорский С.В. Вячеслав Иванов и русская театральная культура начала XX»Шв. М., 1991.

    Пьеса выдающегося древнегреческого драматурга Эсхила «Прометей прикованный» — одна из самых известных античных трагедий, которая заняла достойное место среди шедевров мировой литературы и оказала влияние на поэзию и драматургию последующих эпох. Образ главного героя стал нарицательным, к нему обращались и им вдохновлялись такие великие деятели мировой культуры, как Гёте, Шиллер, Байрон, Максим Горький, Карл Маркс и многие другие. И сегодня, спустя тысячи лет после создания, «Прометей прикованный» не теряет актуальности.

    История создания пьесы Эсхила окутана тайнами. Трагедия была написана предположительно в 444-443 гг. до н.э., но о первой постановке ничего не известно.

    «Прометей прикованный» — единственная дошедшая до нас в полном виде часть тетралогии великого древнегреческого драматурга, куда входили также «Прометей-огненосец», «Освобожденный Прометей» и произведение, название которого не сохранилось. Хронологически «Прикованному Прометею», вероятно, предшествует трагедия «Прометей-огненосец», в которой, как считают исследователи, изображалось похищение Прометеем божественного огня, а «Освобожденный Прометей» затрагивает события, произошедшие после изгнания Прометея в Тартар.

    Суть

    Произведение Эсхила основано на распространённом античном мифе о восставшем титане, который захотел помочь людям. Как известно, Прометей, пойдя против воли Зевса, обучил человека добывать и использовать огонь. Также его ученики смогли приручить животных, освоить моря, отыскать подземные дары и сокровища. Кроме того, он надоумил их начать писать и считать. Так он поколебал власть богов и очень рассердил громовержца, который хотел видеть своих подданных в первобытном состоянии и вечном страхе перед владыкой. Невежество и рабская зависимость были основой власти царя Олимпа.

    Верховный бог решил наказать дерзкого титана, приковав его к скале. Прометей был прикован в Скифии. Для Эсхила, как и для других великих древнегреческих трагиков, то, о чем он поведал, служит лишь условным средством, с помощью которого он раскрывает глубокие философские темы и проблемы.

    Жанр

    Произведение Эсхила написано в типичном для античной драматургии «серьёзном» жанре трагедии. Однако в «Прометее прикованном», в отличие от других книг Эсхила (например, трилогии «Орестея»), имеют гораздо меньшее значение реплики Хора, которые в пьесах античных авторов играют ключевую роль в донесении авторского замысла. Это лишает трагедию возвышенной ораторской силы и помогает читателю сосредоточиться на образе главного героя.

    Главные герои и их характеристика

    1. Главный герой трагедии, Прометей, чье имя вынесено в название, занимает в книге центральное место. Его главные черты — это стремление к независимости, верность собственным принципам и героическая смелость. Он знает, что за помощь, оказанную людям, его ждут жестокие наказания от богов, но, тем не менее, все равно делает добро для человечества. «Добровольно, добровольно я совершил это», — говорит он. Независимость героя показывает сцена его диалога с океанидами, когда Прометей, несмотря на уговоры смириться и покориться Зевсу, отказывается изменить своим идеалам. Глубоко характер героя раскрывает также его реплика из диалога с Гермесом: «Я никогда не променяю своего несчастья на твое рабское прислужничество». Прометей остается верным своему слову до самой смерти: когда тиран низвергает его под землю, тот умирает непокоренным, «несломленным».
    2. Зевс — герой-антагонист Прометея, жестокий деспот и рутинёр. Его главные слуги носят «говорящие» имена — Власть и Насилие, и являются «отражением» личности их повелителя. «Всегда ты безжалостна и полна гнева», — так характеризуется в пьесе Власть. Образ Зевса раскрывается также с помощью других действующих лиц.
    3. Второстепенные персонажи – боги, служащие верховному правителю, с помощью которых Эсхил показывает, насколько пагубно и страшно влияние тирании. Гефест предстает перед читателем добрым, но малодушным и сломившимся под властью деспота богом, Океан – подлым ренегатом, заботящимся только о собственном благополучии, а Гермес – низким рабом, беспрекословно, как собака, исполняющим любую волю своего хозяина.
    4. Проблематика

      Центральный конфликт в пьесе Эсхила — это столкновение между двумя поколениями богов: титанами, к которым принадлежит Прометей, и обитателями Олимпа во главе с Зевсом. Когда-то титаны пали жертвой своего же отца, Кроноса, который поглотил их из страха перед возможным заговором. Их мать горько жалела об утрате, поэтому сохранила жизнь своему очередному отпрыску – Зевсу, он и освободил всех остальных из чрева родителя. Тогда между титанами и богами завязалась война, в которой победила команда громовержца. Немногие титаны остались в живых, и те с условием, что принимают власть победившего родственника. Таким образом, конфликт этих древних и своенравных существ очень древний и восходит еще к временам, когда этот мир только создавался. Именно поэтому гнев небожителя можно оправдать, ведь он по старинной семейной традиции боялся бунта людей и своего свержения. Противостояние героев можно рассмотреть на социально-политическом и на философском уровнях.

      На социально-политическом уровне конфликт между героями тесно связан с общественными устремлениями времен жизни Эсхила, показавшего победу прогресса (Прометей) в развитии общества, в государственном устройстве, над архаикой и деспотизмом (Зевс).

      На философском уровне противостояние между героями можно определить как общечеловеческий конфликт между «старым» и «новым». Прометей олицетворяет борьбу за стремление вперед, а Зевс — рутинёрство, застой, который противостоит прогрессу.

      В чем смысл трагедии?

      Литература Древней Греции актуальна даже сегодня, например, главная идея трагедии Эсхила — в том, что необходимо бороться с жестокой и несправедливой властью, которая лишь подавляет подданных, а стимулирует страну к развитию. Даже тогда мысль о свободе, равенстве и братстве не давала покоя творческой интеллигенции. Очевидно, что Прометей — это образ революционера своего времени, бунтаря, способного низвергнуть тиранию, пусть и ценой собственной жизни. Его жертва не пропала даром, он внес свою лепту в развитие человечества, то есть вдохновил угнетенных на борьбу с угнетателем.

      По мнению автора, иногда для того, чтобы достичь этой высокой цели, нужно пройти через мучительные страдания, но в итоге прогресс всегда побеждает. Главная мысль Эсхила заключается в том, что Зевс, внешне «победивший» Прометея и свергнувший его в Тартар, в идейном плане проигрывает непокоренному, верному своим идеалам титану.

      Интересно? Сохрани у себя на стенке!

    «Прометей прикованный» — трагедия, входящая в круг произведений Эсхила и составлявшая, по всей видимости, вторую часть трилогии (включавшую также трагедии «Прометей-огненосец» и «Освобождаемый Прометей»). О датировке трагедии и даже о самой принадлежности ее Эсхилу до сих пор ведутся научные споры, вызванные прежде всего ее содержанием, где противостояние титана Прометея Зевсу показано как борьба с неким божественным тираном, помыкающим остальными божествами и враждебным всему человеческому роду. Этот богоборческий пафос на первый взгляд не соответствует картине божественной справедливости в иных произведениях Эсхила и заставляет исследователей связывать трагедию с воззрениями «просветителей Греции» — ученых-софистов и относить к более позднему времени. Действительно, основная тема речей Прометея в трагедии — страдание, причем страдание незаслуженное. Сетования на эти безвинные муки обрамляют его монологи, практически от первых его слов до последних. В то же время он пространно рассказывает о своих благодеяниях людям и предстает своего рода заступником человечества; унижение прикованного по приказу Зевса к скале Прометея становится символом зависимости и подчиненности всего рода людского.

    Безусловная выделенность главного персонажа определяет и не совсем привычное строение трагедии, основную часть которой составляют скорбные и гневные речи Прометея. Их фоном является сочувствующий герою хор Океанид, дочерей Океана, увещевающий Прометея Океан, а также противостоящие титану слуги Зевса — Власть, не произносящая ни единого слова Сила и наконец Гермес. Противостояние Прометея прислужникам верховного бога является сценическим проявлением главного конфликта трагедии, особенность которого в том, что проявляется он в оппозиции присутствующего на сцене Прометея и формально отсутствующего на ней Зевса. Характерно, что этот конфликт осмысливается как противоположение старых и новых божеств, заставляющее вспомнить подобный же спор в последней трагедии «Орестеи» — «Эвмениды». Зевс предстает как «новый» тиранический властелин, чей произвол возводится в ранг закона. Прометей, в свою очередь, представляет древние божественные силы. Но в свое время Прометей сам помог возвести на трон Зевса, дав ему совет, позволивший одержать победу в битве с титанами. Для героя это повод обвинить Зевса в неблагодарности, однако, сам факт того, что он выступал союзником Зевса против своих ближайших родственников, отмечает особый характер и этого персонажа, и его вражды с Зевсом. В трагедии «Прометей прикованный» Прометей сочувствует иным низвергнутым противникам царя богов, он же вводит в произведение тему проклятия Зевса Кроном, согласно которому Зевс, так же как его отец, должен быть лишен власти собственным сыном. Тем самым в «Прикованном Прометее», пусть и на ином, «божественном», уровне, присутствует мотив родового проклятия, череды взаимных преступлений членов одной семьи, составляющий основной конфликт других трагедий Эсхила, и Прометей является своего рода «мстителем» от имени низвергнутого прежнего поколения, представителями которого в трагедии являются и его пассивные союзники Прометея — Океан и его дочери.

    Но в то же время в своем противостоянии Зевсу Прометей во многом оказывается тесно связанным со своим противником. Они связаны в прошлом — своим союзом против титанов. В самой трагедии их связь подчеркнута сходными характеристиками: оба они суровы, непреклонны, горды и яростны, к ним оказываются применимы одни и те же эпитеты. Наконец, их связует будущее — известная Прометею тайна: от него зависит, сохранит ли верховный бог свою власть. Прометей, казалось бы, предрекает неизбежность падения этой власти и отвергает для себя возможность открыть Зевсу будущее в обмен на освобождение. Но он утверждает и обратное: его враг узнает правду, если освободит и наградит Прометея, умерит свой гнев и вновь будет искать союза. Прометей почти полностью раскрывает секрет, говоря о том, что Зевс погибнет от несчастливого брака, он не произносит только имени возможной супруги, зато называет своего собственного спасителя, который выйдет из рода пришедшей к Прометею Ио. Эпизод с Ио становится своего рода композиционным центром трагедии «Прометей прикованный»: страдания девушки, превращенной в корову за любовь, которой к ней воспылал Зевс, и находящее на нее безумие подобны мукам самого Прометея. В ее горькой судьбе виновен Зевс, но в то же время сам герой предрекает, что Ио будет избавлена от страданий именно Зевсом, точно так же, как к самому Прометею спасение придет от Геракла, потомка Ио и сына верховного бога. Тогда и Прометей окончательно откроет Зевсу имя запретной для него женщины — Фетида — и тем самым сохранит его власть. Этим событиям была посвящена следующая за «Прикованным Прометеем» часть трилогии — «Прометей освобождаемый».

    Таким образом, Зевс и Прометей оказываются союзниками в прошлом и будущем, врагами — в настоящем. Власть Зевса, против которой вроде бы восстает герой трагедии, покоится на знании Прометея, а спасение Прометея исходит от Зевса. Их связь определена «неизбежной судьбой», предвидение которой и становится основной силой Прометей, понимаемой как сила его знания (само имя Прометей означает «знающий наперед, промыслитель»). Но знание это во многом оказывается напрасным, ибо не может избавить от страданий самого Прометея.

    Таким образом, трактовка центрального образа и сюжета трагедии «Прометей прикованный» Эсхила в целом оказывается двойственной, а подчеркнутое противостояние героя верховному богу — продиктованным местом данной трагедии внутри реконструируемой трилогии. Не случайно, что в античности мы встречаем сниженный образ Прометея-обманщика, вредящего богам (например, у Аристофана и Лукиана). Тема губительности даров Прометея также возникала, в частности, у Горация и Проперция. В то же время влияние Эсхилова сюжета на последующую традицию определяется во многом образом главного героя, воспринимаемого как символ страданий во имя человечества и как олицетворение знания. Отцы церкви отождествляют Прометея с Богом и пророками (Тертуллиан, Августин). Впоследствии на первый план постепенно выходит олицетворяемая Прометеем идея знания и творческого поиска (Д. Боккаччо; Кальдерон — «Статуя Прометея», 1669—1674 гг.), популярная в век Просвещения (Ж.Ж. Руссо, Вольтер; И.-В. Гете — «Прометей», 1773 г.) и продолженная литературой романтизма (П. Шелли, «Прометей освобожденный», 1819 г.). Итогом некоей богоборческой интерпретации героя стала фраза Ф. Ницше, видевшего в протесте героя Эсхила «гимн безбожию». «Отрицательное самоопределение титанического существа» выражает образ Прометея в одноименной трагедии В. И. Иванова (1919 г.). Тема разума и рационального начала в трактовке образа Прометея была продолжена философско-эстетической мыслью XX века (А. Жид, А. Камю).

    Отец Прометея: Полное руководство (2021)

    Прометей — один из самых известных титанов в греческой мифологии. Он был широко наказан за то, что наделил человечество даром огня, и, согласно некоторым легендам, даже сам создал людей.

    В то время как Прометей, некоторые из его детей и даже один из его братьев занимали важное место в мифологии, его отец упоминался гораздо реже.

    Итак, кто был отцом Прометея и как он вписался в греческий миф о сотворении мира? Продолжайте читать, чтобы узнать происхождение самого известного из них Титана!

    Поколения титанов

    Когда большинство людей обращается к Титанам, они имеют в виду двенадцать изначальных греческих богов.В их мифологии титаны предшествовали Зевсу и богам Олимпа.

    Первые боги были изначальными божествами. Гея и Уран, земля и небо породили двенадцать Титанов.

    Хотя Гайя и другие изначальные божества были богами, они сильно отличались от тех, кто пришел после них. Титаны имели человеческие формы, особые области силы и сложные характеристики и взаимоотношения.

    Прометей, однако, не был одним из этих первых двенадцати Титанов.

    У ранних богов было еще больше детей. После того, как их отец Уран был свергнут, они могли свободно расширять как свои полномочия, так и свои семьи.

    Некоторые родили существ, очень похожих на них самих, Титанов во втором поколении. У других были нимфы, деревенские боги или даже монстры.

    Титан Япет женился на своей племяннице, одной из многих дочерей Океана.

    Итак, Япет (Япет) взял в жены аккуратную девушку Климену (Климену), дочь Океана (Океана), и поднялся с нею в одну постель.И она родила ему отважного сына, Атласа; также она родила очень славного Менойия (Менетия) и умного Прометея, полного различных уловок, и рассеянного Эпиметея.

    -Гесиод, Теогония 507 и далее (перевод Эвелин-Уайт)

    Прометей и его братья принадлежали ко второму поколению титанов. Их способности были более специализированными, чем у их родителей, но и более ограниченными.

    Титан Япет

    Япет был одним из шести титанов мужского пола, рожденных Гайей и Ураном на заре времен.Его имя означало «пробойник».

    Многие мифы говорят, что самый молодой из титанов, Хронос, был один, бросив вызов Урану. Когда олицетворение небес жестоко заключило в тюрьму шестерых младших детей Гайи, мать-земля попросила своего сына помочь ей отомстить.

    Однако несколько историй говорят, что Япет и другие титаны сыграли важную роль в прекращении правления своего отца. Когда Хронос кастрировал Уран, другие братья, за исключением Океана, держали купол неба высоко, чтобы Уран никогда не мог спуститься и снова коснуться Гайи.

    Некоторые ранние версии греческой космологии полагали, что небо, которое выглядит как большой бронзовый купол, удерживается над землей на четырех столбах. Расположенные в каждом уголке мира, столбы гарантировали, что массивный бронзовый купол никогда не рухнет.

    Четыре брата Титана символизировали эти столбы. Находясь в каждом из основных направлений, они играли важное правило в обеспечении функционирования космологии греческого мира — чтобы небеса никогда не падали на землю.

    Как и многие другие аспекты греческого мифа о сотворении мира, никогда не существовало реального согласия относительно того, как это работает. В некоторых рассказах говорится, что братья продолжали удерживать небеса в воздухе до своего окончательного поражения в Титаномахии, в то время как другие говорили, что они делали это только до тех пор, пока не будут установлены столбы.

    Если Япет, Гиперион, Криус и Кой действительно поддерживали небо, их бремя не было долгим. Вскоре молодое поколение богов возложит на них новую обязанность.

    Прометей и война титанов

    Сыновья Япета скоро окажутся на противоположных сторонах ужасной войны.

    Когда Зевс освободил своих братьев и сестер и бросил вызов своему отцу, он начал войну между поколениями богов. Известный как Титаномахия, он столкнул младших богов с поколением их родителей в битве за контроль над вселенной.

    В начале конфликта Зевс побудил других присоединиться к нему и его братьям и сестрам.Он поклялся, что любой бог, который встанет на их сторону, будет пользоваться большей властью под его руководством, чем они имели под его отцом.

    Это переманило на его сторону многих молодых титанов. С Хроносом их силы и возможности были ограничены.

    Остальные, однако, остались верными. Они боролись за своих отцов против младших соперников.

    Четыре сына Япета разделились во время войны. Атлас и Менетий остались верны своему отцу и его брату, в то время как Прометей и Эпиметей присоединились к восстанию Зевса.

    Титаномахия длилась десять лет. Тупиковая ситуация была нарушена только после того, как Зевс и его братья освободили Гекатонкихеров и Циклопов, чудовищных детей Геи, которых Уран заточил в тюрьму так давно.

    Циклопы подарили Зевсу его знаменитые молнии, одна из которых поразила Менетия. Иногда его считали богом гнева или высокомерия, и его отправили в яму Тартара.

    Атлас унаследовал задание, которое когда-то было поручено его отцу и дядям.Генерал Титанов был обречен удерживать тяжесть небес на своих плечах и в одиночку гарантировать, что Уран никогда не упадет.

    Сам Япет тоже был наказан. Единственным из старших титанов, избежавшим заточения в Тартаре, был Океан, который оставался нейтральным во время войны и давал убежище мирным жителям обоих поколений.

    Прометею и Эпиметею, однако, было позволено занять их место в качестве союзников новых богов. Какое-то время их считали величайшими благотворителями человечества.

    Предки человечества

    Во многих мифах Прометей приложил руку к созданию человечества.

    В нескольких мифах утверждалось, что сам Титан создал первых людей по образу богов.

    Другие говорили, что ему и его брату было поручено раздавать дары всем животным в творении. Эпиметей, которому не хватало предвидения, не смог оставить людям никакого природного оружия, поэтому Прометей дал им разум и огонь, чтобы восполнить присущие им слабости.

    Создал ли он их или просто сделал им великий подарок, Прометей всегда считался борцом за человечество. Когда он помог им сохранить лучшую пищу для себя, обманом заставив Зевса принять меньшую жертву, царь богов наказал человечество, забрав дар огня.

    И снова Прометей убедился, что огонь поможет людям выжить без меха, чтобы согреться, острые зубы, чтобы рвать сырое мясо, или природное оружие, чтобы защитить себя. Он украл огонь у богов и тем самым вызвал гнев Зевса.

    Зевс и боги создали Пандору и отправили ее к глупому брату Прометея Эпиметею. Человечество было наказано, когда она обрушила на него все беды, положив конец Серебряному веку человечества.

    Прометей был прикован цепью к горному склону, веками мучился, постоянно вырывая печень из его тела.

    Однако ему все же удалось спасти человечество еще раз. Когда Зевс послал большое наводнение, чтобы уничтожить нечестивых людей бронзового века, сын Прометея Девкалион был одним из немногих, кто выжил.

    Девкалион и его жена доказали свою преданность и доброту, помолившись всем богам о помощи в восстановлении человечества. Им было приказано создать новую расу мужчин и женщин, закидав камни через плечи, дав начало предкам греков и их соседям.

    Таким образом, во всех своих рассказах Прометей рассматривался не только как друг людей, но и как источник их создания. Возможно, он сам сформировал одного из первых людей, а его сын стал предком всей расы.

    Япет был в значительной степени забыт, заключен в тюрьму вместе с остальными титанами в Тартаре на протяжении многих веков. Но из-за сына он был признан родоначальником всего человечества.

    Отец Прометея

    Прометей был представителем второго поколения титанов, одним из четырех сыновей старшего титана Япета.

    Япет был одним из шести Титанов, сыновей Урана и Гайи. Когда его брат свергли Уран, Япет и его братья подняли купол неба, чтобы он никогда больше не достиг земли.

    Во время Титаномахии Япет и двое его сыновей сражались против новых богов во главе с Зевсом. Однако Прометей и Эпиметей встали на сторону олимпийцев.

    Когда война титанов закончилась, Япет и его товарищи-титаны были заключены в Тартар, чтобы они никогда больше не сражались с новыми богами. В конце концов они будут освобождены, но только после многих веков заключения.

    Прометей стал великим благодетелем человечества. Обмануть Зевса в их интересах, а затем украсть огонь, чтобы помочь им, однако, принесло ему долгое и мучительное наказание.

    Хотя и Япет, и его сын были заключены в тюрьму по разным причинам, они стали почитаемы как предки всего человечества. Через Прометея наследие Япета было перенесено людьми, начиная с Эпохи Героев.

    Прометей — супер-вики

    История

    Прометей — греческий Титан (протобог), который украл Пламя Олимпии, чтобы дать человечеству способность создавать огонь после того, как Зевс забрал его. Его действия дали человечеству некоторую защиту от вещей в темноте и, согласно Зевсу, заставили греческих богов потерять свою власть над миром.В качестве акта мести Зевс приковал Прометея цепью к горе где-то в Европе и проклял его, чтобы он каждый день умирал, а его печень съедал орел. Перед заключением Прометей имел тайные отношения с дочерью Зевса Артемидой. Тысячи лет Прометей был проклят, пока в 2006 году его не освободила лавина, хотя к тому времени постоянный цикл смерти и воскрешения заставил его заболеть амнезией.

    После освобождения он встретил Хейли, единственную оставшуюся в живых из группы, которая попала в ту же лавину, и они спустились с горы, влюбившись по пути.Поскольку он не помнил, кем он был, Хейли назвала его «Шейн». После того, как он умер от сердечного приступа во время секса с ней, Хейли сбежала, и Прометей в конечном итоге жил в Монтане в течение нескольких лет, пока два фермера не прогнали его. Без его ведома Хейли забеременела его ребенком Оливером.

    Эпизоды

    8.

    16 Помните титанов Орел ест печень Прометея.

    Идя по улице в Грейт-Фоллс, штат Монтана, Прометея сбивает водитель, который засыпает за рулем, выпив слишком много, и умирает.На следующее утро депутат находит его мертвое тело с орлом, поедающим его печень, и когда депутат идет, чтобы объявить его смерть, Прометей оживает и уходит.

    На следующий день Сэм и Дин расследуют его смерть и воскресение, считая его зомби. К тому времени Прометей снова умер от нападения медведя гризли и находится в морге, когда они прибыли. Прометей просыпается, и Сэм и Дин заставляют его пойти с ними под дулом пистолета.

    В их мотеле Прометей объясняет свою историю и спрашивает, убьют ли они его, чтобы сделать это навсегда, поскольку он устал от цикла смерти и возрождения.В ту ночь, пока он спит, Артемида атакует его кинжалом, способным навсегда убить его, но смущенному Прометею удается отбиться от нее. Когда он спрашивает, кто она, она говорит ему, что перед исчезновением она — его худший кошмар. Вскоре после этого. Прометей снова умирает от сердечного приступа.

    На следующее утро Прометей оживает и с удивлением обнаруживает там Хейли со своим сыном Оливером, о существовании которого он не подозревал. Сэм и Дин узнали, кто он на самом деле, и объяснили ему это, но прежде, чем они смогли забрать его и его семью в Бункер в целях безопасности, Оливер умирает, и они понимают, что у него то же проклятие, что и у Прометея.

    Группа отправляется в Бункер, где они узнают, как вызвать и убить Зевса, пытаясь заставить его снять проклятие, чтобы Прометей и его сын могли жить нормальной жизнью. Хейли трудно принять правду о Прометее, и группа исследует Зевса. Дин находит дневник древнегреческого охотника по имени Дракополис, который сумел поймать Зевса и научился его убить. Группа учится делать то же самое, и Прометей и Сэм намереваются заполучить кость того, кто все еще поклоняется Зевсу для заклинания призыва.

    Прометей и Сэм роют могилу язычника, и Прометей спрашивает Сэма, почему он ему помогает. Сэм спрашивает, почему он вообще спас человечество, но не может вспомнить почему. Сэм говорит ему, что его действия спасли мир, но Прометей говорит, что это не имеет значения, если он не спасет своего сына.

    На складе Сэм и Дин вызывают и ловят Зевса и просят его снять проклятие с Оливера. Зевс соглашается сделать это, только если они сломают ловушку и заставят Хейли сломать ее.Вместо того, чтобы разрушить проклятие, Зевс оглушает Прометея, Сэма и Дина разрядом электричества и наслаждается тем фактом, что у Прометея есть ребенок, пораженный тем же проклятием, что и он. Зевс планирует, чтобы Прометей навсегда страдал из-за смерти своего сына и почувствовал эту боль как высшую форму мести. Зевс вызывает Артемиду, которая мешает Сэму и Дину убить его, и заставляет ее забрать их, пока он мучает Прометея. После неоднократных избиений и взрыва Прометея Зевс готовится убить Оливера на глазах Прометея, но вмешивается Артемида и требует, чтобы Зевс освободил всех.Когда он отказывается, Артемида стреляет в него стрелой, способной убить Зевса, но он тянет Прометея перед стрелой, смертельно ранив его. Пока Зевс насмехается над его наслаждением, наблюдая, как Прометей умирает снова и снова, и планирует приковать Оливера к горе, чтобы занять его место, Прометей проталкивает стрелу сквозь себя и в Зевса, убивая его взрывом электричества. Прометей умирает навсегда, и Артемида ненадолго оплакивает его смерть, прежде чем уйти с телом Зевса.

    Жертва Прометея снимает проклятие с Оливера, который теперь может жить нормальной жизнью.Сэм и Дин отвозят его тело в лес и устраивают похороны охотника.

    Прометей в знаниях

    Прометей — титан, в греческой мифологии считается культурным героем. Ему приписывают создание человека из глины и содействие развитию цивилизации, похищение огня с горы Олимп на благо человечества. Из-за своего проступка бог Зевс наказал Прометея вечными мучениями, где он был привязан к скале, и каждый день орел Зевса Акила приходил и ел его печень.В некоторых версиях истории Геракл, полусмертный сын Зевса, убивает орла и освобождает Прометея из тюрьмы.

    Прометей | Риордан Вики | Фэндом

    Прометей

    Псевдоним

    Несущий огонь
    Создатель человечества
    Титан предусмотрительности и хитрого советника,
    Смокинг (Перси Джексон)

    Семья

    Япет (отец)
    Климена (мать)
    Эпиметей (брат-близнец)
    Анхиале (сестра)
    Атлас и Менетий (братья)
    Пронея (жена)
    Девкалион (сын)
    Айдос (дочь)
    Пандора (невестка) )

    Резиденция

    Неизвестно (в настоящее время)

    Логово Титана (ранее)

    Перси, я титан предусмотрительности.Я знаю, что будет дальше.

    — Прометей Перси, в Последний олимпиец .

    Прометей — титан хитрого совета, дальновидности и предусмотрительности. Он известен тем, что наделил людей даром огня. Он сын Япета и Климены, брат-близнец Эпиметея и зять Пандоры.

    История

    Ранняя жизнь

    Прометей был титаном предусмотрительности и хитрого совета и принадлежал ко второму поколению титанов.Он родился у Япета (Титана Запада) и Климены (Океанида). Прометей был также младшим братом Атласа (Титана Выносливости), братом-близнецом Эпиметея (Титана Запоздалой мысли) и старшим братом Менетия (Титана Безрассудства).

    В отличие от своего жестокого старшего брата и беспечного брата-близнеца, Прометей был очень искушенным и почти таким же умным, как и сам Кронос. Во время «Золотого века» Прометей создал человечество из глины, вылепив его по образцу титанов, но сделал его намного меньше по размеру.Как и большинство других титанов, Прометей редко навещал своего дядю Кроноса на горе Отрис, утверждая, что он слишком занят. Кронос, однако, знал, что настоящая причина заключалась в тайном страхе Прометея перед мощью и печально известным нравом своего дяди.

    Первая Титаномахия

    В отличие от своего жестокого старшего брата Атласа, Прометей встал на сторону богов в первой Титаномахии, потому что он мог предвидеть поражение Титанов. В результате Прометей не заключили в Тартар.

    Наказание Прометея

    Годы спустя, из-за своего вмешивающегося характера, Прометей украл огонь для людей, что значительно ускорило их прогресс как вида.Он уже обманул Зевса до того, заставив его выбрать худшую часть быка и отдав лучшую человечеству. Эти два действия (больше огонь, чем бык) привели Зевса в ярость, и в качестве наказания Зевс приковал Прометея цепью к горе и заставил огромный и свирепый стервятник каждый день клевать ему печень, и поскольку бессмертная печень Прометея восстанавливалась каждый день. Ночью цикл может продолжаться. Этого можно было избежать, только если бы кто-нибудь разорвал цепи или если бы Прометей сказал Зевсу, какой из его собратьев-богов свергнет его.

    Свобода

    Во время своего путешествия, чтобы найти Сад Гесперид, Геракл прибыл на Кавказ, где он наткнулся на заключенного Прометея; сжалившись над ним, Геракл одной из своих стрел сбил орла и, с разрешения своего отца, Зевса, освободил Прометея. Благодарный за освобождение, Прометей посоветовал Гераклу, как достать яблоки; он не должен был пытаться забрать их сам, а вместо этого должен был подойти к Атласу и предложить взять на себя его ношу, пока Атлас отправится за яблоками.

    Позже Прометей открыл Зевсу, что Нереида Фетида, если бы она когда-либо забеременела, родила бы сына более могущественного, чем его отец. Зевс быстро закончил свои отношения с Фетидой, и вместо этого она вышла замуж за смертного героя Пелея. В результате Нереида родила великого героя-полубога Ахилла.

    Море чудовищ

    Прометей впервые упоминается Гермесом, когда он встречает Перси Джексона посреди ночи. Гермеса прерывает беседа с Перси телефонным звонком, в котором описывается состояние Прометея, когда он был прикован к скале, а стервятник клевал его печень, но она снова вырастала.Гермес говорит человеку на другой линии: «Да, я знаю, что он прикован к скале, а стервятник клюет его печень, но мы не можем найти его пакет без номера для отслеживания».

    Последний олимпиец

    Во Второй Войне Титанов Прометей присоединяется к Кроносу в битве против богов, и Титаны отправляют его в качестве посланника, чтобы убедить силы полубогов сдаться. Утверждая, что всегда был союзником человечества, Прометей говорит Перси, что он предвидел их поражение, и просит их прекратить борьбу.Он утверждает, что боги столь же мелочны, если не хуже, чем титаны, и что человечество выиграет от победы Кроноса. Чтобы соблазнить Перси, он утверждает, что у него есть новое откровение, которое унесет человечество так далеко от его нынешней точки, как огонь принес его, но что при Зевсе человечеству никогда не позволят продвинуться так далеко. Перси отказывается, но Прометей оставляет после себя кувшин Пандоры, говоря, что если он передумает, Перси потребуется только освободить Эльпис, дух надежды, который обитал в кувшине, чтобы символически «отказаться от надежды» и показать свою сдачу.

    Пандора, его невестка

    В битве он сражается за Кроноса. В остальном он нейтрален и работает с выигравшей стороной. Он участвует в перемирии, когда они противостоят Люку. Когда Титаны проиграли, Прометей утверждает, что он просто притворяется на стороне Кроноса, чтобы свести к минимуму кровопролитие (хотя, вероятно, потому, что он хочет избежать наказания. Это, возможно, показывает, что Перси и Люк Кастеллан были в состоянии бросить вызов его мнению, или С другой стороны, унижение того, что его связали и каждый день съедал стервятник его отрастающую печень, нарушало его суждение о богах.Возможно даже, что он сделал то, что сделал, как часть более грандиозного плана, возможно, связанного с будущим. Более вероятно, что он скорее рассчитал, а затем воспринял будущее (поскольку он Титан предусмотрительности, но не обязательно предвидения), поэтому он, вероятно, присоединился к Титанам, потому что у них были более высокие шансы на победу. Тем не менее, он скрывается и отправил список оправданий за помощь Кроносу Большой Тройке. Гермес утверждает, что если Прометей знает, что для него хорошо, он не будет показывать свое лицо в течение нескольких столетий.

    Пылающий лабиринт

    Аполлон упоминает Прометея, когда получает неправильный ответ относительно Гиацинта. Мэг Маккафри жует его, говоря, что цветок создал он. Аполлон сказал, что боги не знают всего о своих творениях, Прометей не знает всего о людях, несмотря на их создание.

    Личность

    Прометей, вероятно, самый загадочный из титанов, даже если сравнить его с такими, как Кронос. Он — Титан Предвидения, и поэтому его способность видеть будущее и предвидеть препятствующие события делает его исключительно загадочным, потому что другие люди не видят того, чего он ожидает.Можно предположить, что, как и все Титаны, особенно Титаны первого поколения, он высокомерен и самоуверен в своих силах, и по тому, как он себя ведет, можно предположить, что у него есть такие слабости — он все время почти вяло расслаблен, даже если кто-то поднесет острие клинка к горлу, и он будет действовать очень небрежно, предполагая, что Кронос , которого боятся даже Атлас и Гиперион, имеет слабости, к его лицу .

    Это высокомерие можно было бы переосмыслить как случайное наблюдение того, кем стал человек в настоящем, и одновременно сравнивая его с тем, чем он станет — как Титан Предвидения, он, возможно, ожидал, что Кронос будет побежден Перси Джексон.Прометей очень умен и манипулирует, но он также несколько отзывчив и сострадателен внешне: он предложил Пандору Перси Джексону пифос с предложением отказаться от надежды или продолжить борьбу до смерти, и он также имел общую симпатию к человечеству, потому что он завещал их огнем, даже если в результате он был жестоко наказан Зевсом. Он — это , способный бояться, несмотря на его внешне небрежное поведение, поскольку он отправил серию сообщений Гермесу после окончательного уничтожения Кроноса, что он пытался уменьшить количество жертв, пытаясь смягчить наказание.

    Внешний вид

    В Последний олимпиец Прометей в смокинге, рост семь футов, волосы завязаны в хвост, а на лице и торсе несколько глубоких шрамов. Геракл отмечает в Перси Джексона «Греческие герои », что Прометей только вдвое меньше своего брата Атласа.

    Способности

    Полная степень способностей Прометея неизвестна, хотя он предположительно обладает стандартными способностями Титана.

    • Интеллект: В Перси Джексон «Греческие боги » Прометей был описан как почти такой же умный, как и сам Кронос.
    • Создание разумных форм жизни: В Перси Джексон «Греческие боги », Прометей сотворил человечество, вылепив его из глины по подобию титанов и вдохнув в него жизнь.
    • Ясновидение: Как Титан Предвидения, Прометей временами мог заглядывать в будущее.Однако эти события всего лишь возможных и не установлены на месте. Во время Второй Войны Титанов то, что он увидел, заставило его поверить в то, что Война закончится поражением олимпийских богов от рук Кроноса, и по этой причине он объединил свои силы со своим дядей. Однако события, которые на самом деле произошли, закончились поражением Кроноса и продолжением правления олимпийцев. Его сила отличается от силы других персонажей, которые могут видеть будущее, таких как Оракулы, тем, что он использует предвидение , а не предвидение , поэтому его выводы не всегда точны.

    Общая информация

    • Спутник Сатурна назван в честь Прометея.
    • Элемент Прометий в периодической таблице назван в честь Прометея.
    • Прометей и то, как он создавал людей из глины, вдохновило Мэри Шелли написать Франкенштейн , который также называется Современный Прометей .
    • Незначительная дыра в сюжете Море чудовищ заключается в том, что, когда Гермес упомянул кого-то «прикованного к скале с вырванной печенью» и «дар человечеству», имея в виду Прометея, несмотря на то, что его спас Геракл. Тысячелетия назад, как показано в Перси Джексон «Греческие герои «.Однако возможно, что Гермес имел в виду кого-то другого.
    • Прометей явно боится стервятников. Когда Перси упомянул о них, Прометей вздрогнул и сказал Перси, что предпочел бы Перси не упоминать о стервятниках. Это потому, что после того, как Прометей подарил человечеству огонь, Зевс приковал его к скале и послал свирепого стервятника Лиру, чтобы каждый день вырывать ему печень.
    • Перси называет его «смокингом» в The Last Olympian .
    • Несмотря на то, что он Титан предусмотрительности, он не мог видеть проигрыша Кроноса, поэтому вполне возможно, что он просто присоединился к Кроносу для мести.
    • В Перси Джексон «Греческие боги » Прометей упоминается как , почти умный, как сам Кронос.
    • Его норвежский двойник — Локи.
      • По иронии судьбы, оба они подожгли людей и оба были прикованы к камню в наказание за совершенное преступление.
    • Интересно, что его сын Девкалион женился на своей кузине Пирре, дочери Эпиметея, брата-близнеца Прометея.

    Aeschylus, Prometheus Bound (английский текст)

    Aeschylus, Prometheus Bound (английский текст)


    ЭСХИЛ

    PROMETHEUS BOUND

    Перевод
    Ян Джонстон
    Университет острова Ванкувер
    Нанаймо, Британская Колумбия
    Канада
    2012
    [Переформатировано 2019]

    Этот документ можно загрузить для личного пользования. Учителя могут распространять это своим ученикам, полностью или частично, в электронном или печатном виде, без разрешения и бесплатно. Артисты могут использовать текст для публичных выступлений и могут редактировать или адаптировать его для своих целей. Однако все коммерческие публикации любого часть этого перевода запрещена без разрешения переводчика. За информацией обращайтесь Ян Джонстон ..

    Для форматирования текста этого перевода используйте по следующей ссылке: Связанный Прометей [RTF]; для версии в формате pdf воспользуйтесь следующей ссылкой: Prometheus Bound [PDF]

    ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

    В следующем тексте числа без скобок относятся к тексту на английском языке, а заключенные в квадратные скобки относятся к греческому тексту.Частичные строки с отступом в английский текст включается в строку выше при исчислении. Этап направления и концевые сноски предоставлены переводчиком.

    ИСТОРИЯ ЗАПИСИ

    Эсхил (около 525 г. до н.э. — около 456 г. до н.э.) был одним из трех великих греческих трагиков. драматурги, чьи произведения сохранились. Из его многочисленных пьес осталось семь. Эсхил мог сражаться против персов при Марафоне (490 г. до н.э.), и он это сделал. так снова в Саламине (480 г. до н. э.).По традиции, он умер от удара. с черепахой, сброшенной орлом. После его смерти афиняне, как знак из уважения, разрешил повторно ставить его работы на своих ежегодных конкурсах.

    Prometheus Bound был, по-видимому, первой пьесой в трилогии (две другие пьес, теперь утерянных, за исключением некоторых фрагментов, были Прометей несвязанный и Прометей Огненосец ). Хотя ряд современных ученых сомневался, действительно ли Эсхил был автором пьесы, он всегда вошел в число его работ.

    В греческой мифологии Прометей был Титаном, потомком изначальных богов, Гайя и Уран (Земля и Небеса). Титаны потерпели поражение в битве с Зевс, который сражался против своего отца, Кроноса, заключил его в тюрьму в землю, и стал новой правящей силой на небе. Хотя он был Титаном, Прометей помогал Зевсу в этом конфликте, но позже обидел его, украв. огонь с небес и раздающий его людям, для которых у него был особый привязанность. Пьеса Эсхила начинается после того, как Зевс захватил власть над небом и узнал о краже.


    PROMETHEUS BOUND

    DRAMATIS PERSONAE

    СИЛА: божественный агент Зевса.
    СИЛА: божественный агент Зевса.
    ГЕФЕСТ: божественный сын Зевса, бога-ремесленника.
    ПРОМЕТЕЙ: Титан.
    ПРИПЕВ: дочери Океана. (1)
    ОКЕАН: бог моря.
    Ио: дочь Инаха.
    ГЕРМЕС: божественный сын Зевса.

    [В глухом горном районе Скифии. ГЕФЕСТ входит с СИЛОЙ и СИЛА, таща ПРОМЕТЕЯ за собой в цепях.]

    МОЩНОСТЬ

    Мы только что достигли земли Скифии,
    самых далеких пределов света,
    далеких и недоступных. Гефест,
    , теперь ваш долг — выполнить
    тех приказа, которые вы получили от отца Зевса —
    , чтобы твердо пригвоздить этого смутьяна
    к этим высоким крутым скалам, сковав его
    адамантиновыми цепями, которые не разорвутся. (2)
    Ибо он втайне украл вашу гордость и радость
    и передал их людям — священный огонь 10
    , который питает все искусства.За такое преступление,
    он должен заплатить возмездие богам,
    чтобы он научился нести власть Зевса. [10]
    и положить конец его любви к человечеству.

    ГЕФЕСТ

    Power and Force, что касается вас двоих,
    то, что Зевс приказал нам, теперь выполнено.
    Больше нет препятствий.
    У меня не хватит смелости применить чистую силу
    против родственного бога и прибить его
    здесь, на этой ледяной скале.Но тем не менее, 20
    Я должен набраться сил, чтобы закончить нашу работу,
    ибо опасно игнорировать
    слова отца Зевса.

    [ГЕФЕСТ обращается к ПРОМЕТУЮ.]

    Благородный сын
    нашего мудрого советника, богини Фемиды,
    против моей и вашей воли, я должен связать вас [20]
    медными цепями, которые никто не может снять
    на этой скале, далеко не все смертные,
    где вы никогда не услышите человеческий голос
    или не увидите человеческий облик, а горячие солнечные лучи
    опалят и состарят вашу юную плоть. (3) Для вас 30
    сверкающие звезды высоко в небе в ночное время
    скроют эти лучи и принесут некоторое облегчение.
    Тогда утром снова солнце
    растопит иней. Это непрекращающееся бремя
    вашей нынешней агонии утомит вас,
    для того, кто должен когда-нибудь спасти вас,
    еще даже не родился. Это ваша награда
    за то, что вы дружите с людьми.
    Хотя вы и бог,
    вас не удерживал страх рассердить богов.40
    Вы воздавали людям почести, которых они не заслуживали, [30]
    имущества, на которое они не имели права.
    Из-за этого ты останешься на страже,
    здесь, на этой безрадостной скале,
    стоя с прямыми ногами, и никогда не уснешь.
    Вы часто будете кричать от боли и печали,
    ибо сердце Зевса безжалостно сурово,
    и каждый, чья правящая власть нова,
    жесток и безжалостен.

    МОЩНОСТЬ

    Ну давай же.Зачем ждать
    и хандрить так бесполезно? 50
    Почему вы не презираете это божество
    , которое так ненавистно другим богам?
    Он сделал ваш особый дар смертным.

    ГЕФЕСТ

    Мы товарищи, нас объединяют крепкие общие узы. (4)

    МОЩНОСТЬ

    Это может быть правдой, но можешь ли ты ослушаться? [40]
    слова вашего отца? Вы не боитесь его больше?

    ГЕФЕСТ

    Ах да! Вам всегда не хватает жалости,
    , и вы полны жестокой самоуверенности.

    МОЩНОСТЬ

    Нет смысла оплакивать
    по этому поводу. Вам следует прекратить тратить время 60
    на то, что вам не приносит пользы.

    ГЕФЕСТ

    Как я ненавижу свою особую работу!

    МОЩНОСТЬ

    Почему это ненавидеть? Достаточно ясно, что ваше мастерство
    не имело никакого отношения к тому, что
    вызвало то, с чем мы здесь сталкиваемся.

    ГЕФЕСТ

    Это может быть правдой,
    , но все же я хочу, чтобы моя участь ремесленника
    досталась кому-то другому.

    МОЩНОСТЬ

    Что ж, каждая задача
    обременительна, кроме как править богами.
    Никто не свободен по-настоящему, кроме Зевса. [50]

    ГЕФЕСТ

    Я знаю. Эта работа — достаточное тому подтверждение. 70
    Я не могу этого отрицать.

    МОЩНОСТЬ

    Тогда поторопись
    и обвяжи его этими цепями, на случай, если
    Зевс увидит, что ты остановился.

    ГЕФЕСТ

    Хорошо. Вот эти кандалы
    готовы. Посмотри.

    [Гефест начинает приковывать руку Прометея к обрыву.]

    МОЩНОСТЬ

    Свяжите ему руки.
    Сильными ударами молотка прилепите его
    к скале.

    ГЕФЕСТ

    Там! Эта часть закончена.
    Похоже, все в порядке.

    МОЩНОСТЬ

    Бей сильнее. Убедитесь, что
    он надежно закреплен и не провисает.
    Он эксперт в области
    способов выхода из безвыходных ситуаций. 80

    ГЕФЕСТ

    Ну вот, по крайней мере, вот эта рука крепко прибита. [60]
    Никто этого не достанет.

    МОЩНОСТЬ

    Теперь вбейте сюда шип
    — убедитесь, что он не расшатывается.
    Неважно, насколько он умен,
    он должен понять, что он всего лишь дурак
    по сравнению с Зевсом.

    ГЕФЕСТ


    за эту работу, которую я выполняю, никто не может справедливо винить, кроме него.

    МОЩНОСТЬ

    Теперь пробейте
    тупым концом этого адамантинового клина
    прямо ему в грудь — используйте всю свою силу.

    ГЕФЕСТ

    Увы!
    О Прометей, твои страдания — 90
    как это заставляет меня плакать! (5)

    МОЩНОСТЬ

    Почему ты такой медлительный,
    и вздыхаешь над врагом Зевса?
    Будьте осторожны, или скоро вы можете стонать
    для себя.

    ГЕФЕСТ

    Это зрелище трудно смотреть,
    как видите.

    МОЩНОСТЬ

    Я вижу, этот преступник [70]
    получает именно то, что заслуживает. Давай,
    оберните эти цепи вокруг его ребер.

    ГЕФЕСТ

    Послушайте, я знаю,
    , что я должен выполнить эту работу, так что хватит
    , чтобы мне так много приказывать.

    МОЩНОСТЬ

    Погодите —
    Я буду отдавать вам приказы так часто, как захочу 100
    , и продолжаю приставать к вам. Двигайтесь вниз,
    , и используйте свою силу, чтобы зафиксировать его ноги на месте.

    ГЕФЕСТ

    Наша работа сделана. Это не заняло много времени.

    МОЩНОСТЬ

    Бей по оковам очень сильно — те, которые есть,
    вокруг его ног.Тот, кто наблюдает за нами,
    проверяет, что мы делаем, может стать злым.

    ГЕФЕСТ

    Слова, которые вы говорите, соответствуют вашему внешнему виду.

    МОЩНОСТЬ

    Ну твое мягкое сердце может посочувствовать ему,
    но не критикуй мою упорную волю [80]
    и мой резкий нрав.

    ГЕФЕСТ

    Мы должны идти. 110
    Его конечности надежно зафиксированы.

    [Уходит Гефест.]

    СИЛА [Прометею]

    Теперь вы можете здесь выставлять напоказ свое высокомерие,
    , украв почести, данные богам
    , и предложив их существам дня.
    Достаточно ли сильны смертные существа, чтобы облегчить
    бремя вашей боли? Боги ошибались
    , давая вам имя «Прометей»,
    «тот, кто думает наперед», ибо сейчас вам нужен
    настоящий Прометей, чтобы помочь вам,
    , и найти способ освободить вас от этих цепей. (6) 120

    [Exit Power and Force.]

    ПРОМЕТЕЙ

    О небесные небеса и быстрокрылые ветры,
    вы, речные источники, вы бесчисленные улыбающиеся волны
    на океанских морях, и Земля, мать всего, [90]
    и вы тоже, всевидящий круг
    небесное солнце — я вызываю вас
    , чтобы увидеть, что я, бог,
    страдаю от рук богов. Посмотри сюда и засвидетельствуй
    , как меня изнуряют
    мучения, которые я буду претерпевать в течение бесчисленных лет.
    Это позорное наказание 130
    новый правитель богов наложил на меня.
    Увы! Увы! Я стону от боли
    настоящих мучений и предстоящих.
    Кто избавит меня от такой резкой боли? [100]
    Из какой части неба он появится?
    И все же, зачем так говорить? Поскольку я обладаю
    детальным знанием того, что находится в запасе
    до того, как это произойдет, — ни одна из моих пыток
    не станет неожиданностью.Я должен вытерпеть,
    , как могу, судьбу, данную мне, 140
    , ибо я хорошо знаю,
    никто не может победить силу суровой Необходимости.
    И все же я,
    , не могу говорить или не говорить о своей судьбе. (7)
    Я был вынужден нести ярмо
    наказания, потому что я дал дар
    смертным существам — я нашел и украл
    источник огня, скрытый в стеблях фенхеля,
    , и это научило людей пользоваться all the arts [110]
    и дал им способы создавать удивительные вещи.150
    Теперь прикованный цепями и прибитый гвоздями под открытым небом,
    Я расплачиваюсь за то, что сделал.
    Но подождите! Какой шум и какой невидимый аромат
    витает надо мной? Это божественный
    , или человеческий, или и то, и другое? Поехал ли кто-нибудь
    на самые края света
    , чтобы посмотреть на мои страдания. Что они хотят?

    [Прометей кричит всем, кто на него смотрит.]

    Вот я, злополучный бог! Вы видите
    врага Зевса, закованного в цепи, [120]
    ненавидят все те боги, которые проводят свое время 160
    при дворе Зевса! Они думают, что моя любовь к мужчинам
    слишком велика!

    Что за звук я слышу?
    Вихрь птиц поблизости — воздух
    шелестит их слегка хлопающими крыльями!
    Меня беспокоит то, что подходит слишком близко.

    [Входит в Хор нимф, дочерей Океана, в крылатой колеснице, которая парит рядом с Прометеем.] (8)

    ПРИПЕВ

    Не бойтесь нас. Мы твои друзья.
    Быстрый взмах этих нетерпеливых крыльев
    перенес нашу компанию на этот отвесный обрыв. [130]
    Мы работали, чтобы заставить нашего отца согласиться,
    , и он это сделал, хотя это было нелегко. 170
    Быстро движущийся ветерок уносил нас,
    за гулким лязгом ударов молота
    проникал прямо в углы нашей пещеры
    и отбивал мою застенчивую скромность.
    Итак, не надевая сандалий,
    Я помчался сюда в этой колеснице с крыльями.

    ПРОМЕТЕЙ

    Аааии! Увы! О вы, дочери
    , рожденные от плодовитой Тетии, дети
    вашего отца Океана, чей нынешний
    год окружает весь мир и никогда не отдыхает, 180 [140]
    посмотрите на меня! Посмотри, как я здесь прикован цепью,
    прибит к этой скале над глубоким оврагом,
    где я держу свои унылые часы. (9)

    ПРИПЕВ

    Я вижу это, Прометей, и облако
    слез и ужаса движется по моим глазам
    , наблюдая, как ваше тело изнашивается
    в этих возмутительных адамантиновых цепях.
    Новые боги теперь правят на горе Олимп,
    и, как тиран, Зевс правит [150]
    новомодными законами, подавляющими 190
    те боги, которые были такими сильными раньше.

    ПРОМЕТЕЙ

    Если бы он только бросил меня под землю,
    там, в Аиде, принимающем мертвых,
    в Тартаре, через который никто не может пройти,
    и жестоко сковал меня там оковами
    никто не мог сломать, чтобы никто из боги
    или кто-либо еще мог злорадствовать над моим бедствием.
    Но теперь дующий ветер играет со мной здесь,
    , и боль, которую я чувствую, радует моих врагов.

    ПРИПЕВ

    Какой бог такой жестокосердный, 200 [160]
    он нашел бы эту сцену приятной? Кто бы не чувствовал
    сострадания к этим вашим страданиям,
    кроме Зевса, который в своем гневном настроении
    непоколебимо настроил
    на покорение расы Урана.
    И он никогда не остановится, пока его сердце
    не будет полностью удовлетворено или кто-то другой
    свергнет его власть обманным путем,
    каким бы жестким это ни было, и не станет править вместо этого.

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, и хотя меня пытают, 210
    скован этими прочными цепями, настанет день
    , когда этот правитель этих священных существ [170]
    действительно понадобится, чтобы я открыл ему
    новую интригу, в результате которой он будет лишен
    всех его почестей и его скипетра тоже. (10)
    Он не будет очаровывать меня этим секретом
    сладкими медовыми фразами убеждения,
    , и, несмотря на все его жестокие угрозы, я когда-нибудь
    съежусь перед ним и не дам ему знать
    ответ — нет! — пока он не освободит меня 220
    от этих жестоких оков и не захочет
    выплатить мне компенсацию за свое преступление!

    ПРИПЕВ

    С вашей смелой уверенностью, [180]
    вы не съеживаетесь перед этими горькими болями,
    но вы позволяете своему языку говорить слишком свободно.
    Пронзительный страх пронзает мое сердце,
    мой страх за вашу судьбу, как вы должны
    управлять своим кораблем, чтобы найти убежище
    и увидеть конец всем своим бедам.
    Ибо у сына Хроноса сердце 230
    непреклонное — его характер
    не поколеблется молитвой.

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, знаю.
    Зевс — суровый бог и держит поводья [190]
    правосудия в его руках.Но тем не менее,
    , я вижу приближение дня, когда его разум
    смягчится, как только тот секрет, который я описал
    , привел к его краху. Тогда он утихнет
    свой упорный гнев и с нетерпением войдет
    в узы дружбы со мной.
    К тому времени я тоже буду стремиться к этому. 240

    ПРИПЕВ

    Расскажите нам всю историю того, что произошло.
    Как Зевс схватил вас и по какому обвинению?
    Почему он так позорно оскорбляет вас
    таким мучительным образом? Сообщите нам подробности,
    , если это вам не навредит.

    ПРОМЕТЕЙ

    Я считаю, что говорить об этих вещах,
    , поистине невыносимо, но молчание,
    , тоже причиняет мне боль. Все события, которые привели к этому [200]
    , очень печальны.
    Когда силы небесные рассердились, 250
    они начали ссориться между собой.
    Некоторые хотели сбросить Кроноса с его трона,
    , чтобы вместо этого мог править Зевс, но тогда другие
    хотели обратного — чтобы гарантировать, что Зевс
    никогда не будет править богами.Я старался изо всех сил,
    , дать им хороший совет, но мне не удалось
    убедить Титанов, потомков Земли
    и Небес, которые, презирая обман,
    упорно настаивали, что они одержат победу [210]
    без особых усилий, применяя силу . 260
    И мать Фемида, и богиня Земля
    (имеющая одну форму, но много имен)
    часто произносили мне пророчества
    о том, как Судьба заставит события разворачиваться,
    как тем, кто захочет захватить власть и контроль,
    понадобятся, а не жестокая мощь и насилие,
    но хитрый обман.Я прошел через все это,
    , но их это не волновало — они считали
    все, что я сказал, пустой тратой времени.
    Итак, когда я подумал, что делать, 270
    самым разумным было
    присоединиться к моей матери и встать на сторону Зевса. [220]
    Я сделал это с энтузиазмом, а он
    хотел, чтобы я был с ним. Благодаря моему совету,
    мрачная яма Тартара теперь скрывает
    старого Кроноса и его союзников. (11) Я помог Зевсу,
    этому тирану богов — теперь он отплатит мне
    этой мерзкой мукой.Это болезнь
    , которая так или иначе приходит с каждой тиранией
    — не доверять друзьям.

    Но вы спросили 280
    , почему Зевс меня так мучает.
    Объясню. Как только он сел [230]
    на трон своего отца, он быстро поставил около
    , возложив на богов их различные почести
    и организовав то, как он намеревался править.
    Но об этих несчастных, несчастных людях,
    он совсем не заботился.Он хотел, чтобы
    уничтожил всю расу и вырастил на своем месте
    новую. Никто из богов
    не возражал против его плана, кроме меня. 290
    Я был единственным, у кого хватило храбрости.
    Итак, я спас этих существ от уничтожения
    и путешествия в Аид. Вот почему
    я был скован здесь и должен терпеть
    такую ​​мучительную боль, которую так жалко видеть. [240]
    Я ставил сострадание к человечеству
    выше того, что я чувствовал к себе,
    так что теперь я недостоин сострадания.
    Вот как он пытается меня дисциплинировать,
    без малейшего пощады — зрелище 300
    позорит имя Зевса.

    ПРИПЕВ

    Но тот,
    кто не жалует твоих мучений,
    Прометей, имеет железное сердце
    и сделано из камня. Что до меня,
    Я не хотел их видеть, а теперь у меня
    сердце полно горя.

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, своим друзьям
    я произвожу очень печальное зрелище.

    ПРИПЕВ

    Было больше?
    Или вы были виновны всего в одном правонарушении?

    ПРОМЕТЕЙ

    Я не позволял мужчинам думать о своем будущем летальные исходы. [250]

    ПРИПЕВ

    Какое лекарство от этой болезни вы сделали? обнаружить? 310

    ПРОМЕТЕЙ

    Я вложил в их сердца слепую надежду.

    ПРИПЕВ

    С этим
    вы принесли человечеству огромную пользу.

    ПРОМЕТЕЙ

    И кроме надежды подарил им огонь.

    ПРИПЕВ

    Ты сделал это для тех существ дня?
    У них теперь есть огонь?

    ПРОМЕТЕЙ

    Они делают. А с ним
    скоро овладеют многими искусствами.

    ПРИПЕВ

    Итак, Зевс
    обвинил вас в этом. . .

    PROMETHEUS [прерывание]

    . . . а он меня
    мучает и не избавляет от страданий!

    ПРИПЕВ

    И неужели не назначено время, когда ваше мытарство
    подходит к концу?

    ПРОМЕТЕЙ

    Нет.Совсем нет, 320
    , кроме тех случаев, когда он кажется подходящим для Зевса. [260]

    ПРИПЕВ

    Как он вообще сочтет это подходящим?
    Какая в этом надежда? Разве вы не видите
    , где вы ошиблись? Но мне не нравится,
    , обсуждать те ошибки, которые вы сделали, а вам,
    , должно быть, это больно. Давайте оставим эту точку,
    , чтобы в этой тоске вы нашли хоть какое-то облегчение.

    ПРОМЕТЕЙ

    Тому, чья нога
    не попадает в ловушку из-за страданий, легко дать совет
    и критиковать другого, попавшего в беду. 330
    Я был хорошо осведомлен обо всех этих вещах,
    и тех ошибках, которые я делал довольно охотно —
    Я свободно делал то, что делал.
    Я не стану отрицать этого. Предлагая помощь
    смертным существам, я навлек на себя
    эти страдания. Но все же я не думал [270]
    Я бы получил такое наказание:
    истощился на этих высоких скалистых утесах,
    закрепился на этой удаленной и пустынной скале.
    Но не горюйте о бедах, с которыми я сейчас сталкиваюсь. 340
    Сойдите с колесницы и выслушайте
    о тех несчастьях, с которыми мне еще предстоит столкнуться,
    , чтобы вы узнали подробности моей истории
    от начала до конца. Примите мое предложение.
    Согласитесь выслушать меня и поделиться со мной
    болью, которую я чувствую прямо сейчас. Что касается страдания, то
    перекладываются с места на место, а
    оседают на разных людях в разное время.

    ПРИПЕВ [покидая колесницу]

    Ваш запрос не остается без внимания,
    Прометей.Моя легкая ступенька 350 [280]
    сошла с быстрокрылой колесницы
    и священного воздуха, тропы птиц,
    , чтобы идти по этой скалистой скале к вам.
    Я хочу услышать ваш рассказ, полный отчет
    обо всех ваших страданиях.

    [Войдите в ОКЕАН на летающем монстре.]

    ОКЕАН

    Я достиг
    конца своего долгого пути, путешествуя
    , чтобы навестить тебя, Прометей, на крыльях
    этого быстрого зверя и используя свой разум
    вместо поводьев, чтобы направить его сюда.
    Вы знаете, я чувствую большую симпатию к вам 360 [290]
    и к вашим страданиям. Мне кажется,
    наши родственные узы заставляют меня чувствовать это.
    Но даже если бы не было семейных уз,
    никто не заслуживает у меня большего уважения, чем ты.
    Вы скоро поймете, что я говорю правду
    , а не просто бормочу пустые слова.
    Так давай, покажи мне, чем я могу помочь,
    ибо ты никогда не скажешь, что у тебя есть друг,
    более преданный тебе, чем Океан.

    ПРОМЕТЕЙ

    Что это? На что я смотрю? 370 [300]
    Вы тоже приезжали сюда, чтобы увидеть
    мои страдания? Как вы были достаточно храбрыми,
    , чтобы покинуть этот текущий поток, носящий ваше имя
    , и те каменные своды пещеры, которые вы сделали,
    , чтобы отправиться в эту землю, в утробу железа? (12)
    Или вы пришли посмотреть, как у меня дела,
    посочувствовать мне в моем бедственном положении?
    Взгляните на это зрелище — друг Зевса,
    , который помог ему добиться своего суверенитета!
    Смотри, как меня тяготят его мучения!

    ОКЕАН

    Я вижу это, 380
    Прометей, и хотя вы обладаете [310]
    тонким умом, я хотел бы дать вам
    хороший совет. Вы должны понять
    своего характера и усвоить новые привычки.
    Ибо даже у богов теперь новый правитель.
    Если вы продолжите швырять оскорбительные слова,
    с такой оскорбительной и оскорбительной речью,
    Зевс вполне может вас услышать, даже если его трон
    далеко, высоко в небесном небе,
    и затем настоящая куча мучительной боли 390
    покажется детской игрой. Вместо этого,
    ты, бедное страдающее существо, отбрось
    свое гневное настроение и ищи избавления
    от всех этих страданий.Эти мои слова
    могут показаться вам, возможно, слишком старыми и банальными,
    , но это то, что вы получаете, Прометей, [320]
    за такой гордый и хвастливый язык.
    Вы не проявляете скромности в том, что говорите
    и не преклоняетесь перед несчастьем,
    ибо вы предпочитаете прибавлять наказания 400
    к уже имеющимся. Вы должны услышать меня,
    , как своего учителя, и не дать этому
    пнуть кнутом. Вы знаете, что наш нынешний король
    , который правит сам по себе и не имеет никого
    , перед которым он должен отвечать, суров. Я пойду
    и, если смогу, постараюсь облегчить вашу боль.
    Вы должны молчать — не выкрикивайте
    такие несдержанные вещи. Разве ты не знаешь, [330]
    при всем твоем проницательном уме,
    твой легкомысленный язык может тебя наказать? 410

    ПРОМЕТЕЙ

    Я рад, что все так хорошо для тебя обернулось.
    У тебя хватило смелости поддержать мое дело,
    , но ты избежал всякой вины. (13) Теперь позволь мне быть,
    , и не делай мои страдания твоей заботой.
    Что бы вы ни говорили, будет напрасно —
    убедить Зевса — непростая задача.
    Вы должны позаботиться о том, чтобы это путешествие, которое вы совершили,
    не доставило вам неприятностей.

    ОКЕАН

    Ваш характер
    позволяет вам давать хорошие советы
    соседям, а не себе. Я сужу 420
    , глядя на факты, а не слушая
    , что говорят другие. Вы не должны сдерживать [340]
    человек, готовый помочь.
    Ибо я уверен — да, я уверен —
    есть один подарок, который Зевс предложит мне,
    , и он избавит тебя от этого страдания.

    ПРОМЕТЕЙ

    Примите мою благодарность — и я не забуду.
    В вас нет недостатка в готовности
    предложить помощь. Но избавь себя от неприятностей,
    , которые будут бесполезны и не помогут мне, 430
    , если вы действительно хотите приложить усилия.
    Только молчи и не мешай.
    Я могу быть несчастным, но мое горе
    не вызывает у меня желания видеть такую ​​боль
    , причиненную каждому — нет, совсем нет.
    Что должен вынести мой брат Атлас [350]
    ранит мое сердце. В какой-то области к западу
    он должен стоять, неся на своих плечах
    столп земли и неба, груз
    , который трудно нести даже его рукам. (14) 440
    И мне жаль, когда я созерцаю
    существо, живущее в Киликийских пещерах,
    то страшное чудовище с сотней голов,
    рожденное из земли, стремительный Тифон,
    обузданный силой Зевса. (15) Он устоял против
    мощи всех богов. Его отвратительные челюсти
    издавали ужасающее шипение, а глаза
    сверкали свирепым взглядом, как будто его сила
    могла полностью разрушить правление Зевса.
    Но молния Зевса, который никогда не спит, 450 [360]
    тот падающий огнедышащий удар молнии,
    обрушился и изгнал высокомерное хвастовство
    прямо из него. Пораженный в самое сердце,
    он превратился в пепел, и вся его мощь
    была взорвана раскатами грома.
    Теперь его беспомощное и неподвижное тело
    лежит рядом с узким океаническим проливом,
    прижато к корням Этны,
    в то время как на этой горе, на самой вершине,
    сидит Гефест и кует раскаленное железо. 460
    Но однажды с этой горной вершины выветрится
    реки огня, чьи дикие пасти пожирают [370]
    ровные плодородные поля Сицилии.
    Хотя Тифон мог быть сожжен дотла
    ударом молнии Зевса, его кипящая ярость
    затем извергнется и выпустит расплавленные стрелы,
    изрыгая ужасающие потоки жидкого огня.
    Но у вас есть опыт
    , и я не нуждаюсь во мне, чтобы научить вас этому.
    Так что спасайся так, как ты считаешь лучшим, 470
    и я снесу все, с чем мне придется столкнуться,
    , пока ярость в сердце Зевса не утихнет.

    ОКЕАН

    Наверняка ты понимаешь, Прометей,
    , что в случае расстройства настроения [380]
    слова действуют как целители.

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, но только если
    использовать их в подходящее время
    , чтобы смягчить сердце, а не пытаться
    слишком сильно успокоить его набухшую ярость.

    ОКЕАН

    Какие опасности вы видите, если кто-то
    сочетает в себе свое мужество и рвение к действию? 480
    Скажи мне это.

    ПРОМЕТЕЙ

    Простая глупость
    и потраченные впустую усилия.

    ОКЕАН

    Что ж, позвольте мне заболеть
    этой болезнью, для действительно мудрого человека
    больше всего выигрывает, когда его считают дураком.

    ПРОМЕТЕЙ

    Но они подумают, что я ошибся.

    ОКЕАН

    Эти твои слова ясно говорят мне,
    , чтобы я возвращался домой.

    ПРОМЕТЕЙ

    Да, на случай, если беспокойство за меня [390]
    доставит вам серьезные неприятности.

    ОКЕАН

    Вы имеете в виду, что Зевс
    восседает на своем новом всемогущем троне?

    ПРОМЕТЕЙ

    Берегитесь, на случай, если однажды это сердце его 490
    выльет на вас свою ярость.

    ОКЕАН

    То, что вы страдаете,
    Прометей, научит меня этому.

    ПРОМЕТЕЙ

    Затем перейти.
    Будьте в пути. Придерживайтесь своих нынешних планов.

    ОКЕАН

    Эти ваши слова говорят мне уйти,
    , и я очень хочу уйти. Крылья
    этого четвероногого зверя коснутся воздуха
    и сделают наш путь гладким.Он будет радоваться, что
    отдохнет в своем стойле дома.

    [Выйти из OCEANUS.]

    ПРИПЕВ

    Стону о твоей проклятой судьбе,
    Прометей, и потоки слез 500 [400]
    текут из моих плачущих глаз
    , и влага смачивает мои нежные щеки.
    Для Зевса, который правит своими собственными законами,
    определил вашу жалкую судьбу и демонстрирует
    богам прежних дней
    чрезмерное чувство силы.

    Теперь каждый регион плачет одним плачем.
    Они оплакивают утраченное великолепие,
    так давно почитались,
    славную славу, которой когда-то обладали вы и ваши братья. 510 [410]
    И все эти смертные существа,
    живущие в священной Азии, чувствуют вашу боль,
    те агонии, которые все люди находят жалкими. . .

    . . . включая тех молодых девушек, которые обитают в Колхиде
    и не боятся войны,
    и орды скифов, занимающие
    самых отдаленных уголка мира
    вдоль берегов озера Маэотис.. .

    . . . а в арабских землях воинственные племена [420]
    из тех высоких скалистых городов-крепостей 520
    в регионах недалеко от Кавказа,
    орды воинов, которые с криком
    подняли свои смертоносные заостренные копья. (16)

    Только однажды я видел
    другого бога-титана в таком бедственном положении
    , скованного адамантиновыми цепями —
    великого Атласа, чья огромная сила
    была непревзойденной и который теперь стонет
    , чтобы нести на себе небесный свод. назад.[430]

    Морские волны, падая, кричат, 530
    плачут океанские глубины, а внизу
    рычат глубокие черные ямы Аида,
    стонут прозрачные текущие реки,
    , чтобы увидеть ужасную боль, которую вы испытываете .

    ПРОМЕТЕЙ

    Вы не должны думать, что это мое упрямство
    заставляет меня молчать, или чувство гордости
    , потому что горькие мысли продолжают грызть мое сердце
    , чтобы увидеть, как гнусно меня оскорбляют.
    И еще кто, как не я дал четкие права [440]
    и привилегии этим новым божествам? (17) 540
    Но я не жалуюсь на такие вещи,
    , потому что если бы я заговорил, я бы сказал вам
    то, что вы уже знаете. Так что послушайте теперь
    обо всех несчастьях смертных людей —
    как они были простыми дураками в прежние дни,
    пока я не дал им разум и интеллект.
    Я не буду говорить о них, чтобы критиковать,
    но в духе доброй воли, чтобы показать,
    я оказал им много одолжений.

    Во-первых,
    они что-то замечали, а вот 550
    толком не видели и тоже слушали, но толком не слышали.
    Они всю жизнь путали, [450]
    как случайные фигуры во сне. Они ничего не знали
    о кирпичных домах, повернутых к солнцу
    или сделавших вещи из дерева. Вместо этого они выкопали
    своих жилищ под землей,
    , как воздушные муравьи в трещинах темных пещер.
    У них не было знаков, на которые можно было бы положиться,
    , когда пришла зима, цветочная весна
    или плодотворное лето. Все, что они делали 560
    , выдавало их полное непонимание,
    , пока я не рассказал им все о звездах
    и не указал, как они восходят и заходят,
    что нелегко различить.

    Потом я изобрел для них арифметику,
    самый гениальный приобретенный навык, [460]
    и соединение букв для записи слов,
    , чтобы они могли хранить все в памяти,
    работающая мать искусства муз. (18)
    Я был первым, кто поставил диких животных 570
    под ярмо, и я заставил их подчинять
    ошейникам и вьюкам, чтобы смертные
    могли избавиться от тяжелых нагрузок.
    Я взял лошадей, обученных повиноваться поводьям
    , и запряг их в колесницы,
    знак роскошного богатства и богатства.
    И я был тем, кто проектировал их корабли,
    те морские суда, которые плывут на крыльях
    через открытое море.

    Да, это те вещи, которые я произвел для смертных,
    , и тем не менее, 580 [470]
    поскольку я сейчас страдаю здесь, я не могу найти
    способа освободиться от этого бедствия.

    ПРИПЕВ

    Вам пришлось вынести ужасную боль.
    Вы потеряли рассудок и теперь растерялись.
    Как какой-то плохой доктор, который заболел,
    вы сейчас в отчаянии и не можете найти
    лекарства, чтобы вылечить собственную болезнь.

    ПРОМЕТЕЙ

    Просто послушайте, что я еще скажу,
    , и вы будете еще больше поражены,
    , идеями и навыками, которые я придумал. 590
    Самым большим из них было следующее: если кто-то
    был болен, у него вообще не было лекарств,
    не было лечебных зелий, еды или мазей. [480]
    Без таких вещей они просто засохли.
    Но потом я показал им, как смешивать легкие лекарства,
    , которые они теперь используют для борьбы со всеми болезнями.
    Я создал множество пророчеств
    и был первым, кто организовал их сны,
    чтобы сказать, каким из них суждено было сбыться.
    Я научил их приметам — звукам голоса 600
    , которые трудно понять, а также случайным знакам
    , встреченным на дороге. Полеты птиц с кривыми когтями
    , которые я классифицировал для них —
    и те, которые по своей природе благоприятны,
    и те, чьи пророчества зловещие, — [490]
    наблюдая за образом жизни каждой птицы,
    ее враги, ее друзья и его товарищи,
    , а также гладкая текстура его внутренностей,
    какой цвет должен иметь желчный пузырь
    , чтобы угодить богам, и лучшая симметрия 610
    для пятнистых долей печени. (19) Я поджарил
    бедра, обернутых жиром и массивными кусками мяса
    , и показал этим смертным
    верный путь к чтению трудных предзнаменований.
    Я открыл им глаза на огненные символы
    , которые раньше они не могли понять.
    Да, все это сделал. И затем я помог им [500]
    с тем, что было сокрыто в земле: медь,
    железо, серебро, золото. Кто мог заявить, что
    он обнаружил их раньше меня? 620
    Никто.Я вполне уверен в этом,
    , если только он не хочет тратить свое время в чате.
    Обобщая все одним коротким словом,
    знают это — все художественные навыки, которыми обладают мужчины,
    исходят от Прометея.

    ПРИПЕВ

    Но вы не должны
    оказывать подобную помощь людям
    сверх установленных пределов, игнорируя
    свои собственные проблемы, потому что я надеюсь, [510]
    вы будете освобождены от этих цепей
    и станете таким же могущественным, как сам Зевс.630

    ПРОМЕТЕЙ

    Не суждено, чтобы всемогущая Судьба
    когда-либо положила конец этим делам.
    Я потеряю эти цепи, но только после
    я останусь здесь, скрученный в агонии,
    преклоненный бесчисленными муками. Художественное мастерство
    имеет гораздо меньшую силу, чем чистая Необходимость.

    ПРИПЕВ

    Тогда кто управляет необходимостью?

    ПРОМЕТЕЙ

    Три сформированные Судьбы и незабываемые Фурии. (20)

    ПРИПЕВ

    Они сильнее Зевса?

    ПРОМЕТЕЙ

    Что ж, Зевсу
    ни в коем случае не уйти от своей судьбы. 640

    ПРИПЕВ

    Но что уготовано Зевсу,
    судьба, кроме вечного правления?

    ПРОМЕТЕЙ

    Эту точку
    вы, должно быть, еще не знаете.Не гонитесь за этим. [520]

    ПРИПЕВ

    Ты скрываешь какую-то священную тайну.

    ПРОМЕТЕЙ

    Подумайте о другом.
    еще не время говорить об этом. Дело должно оставаться
    полностью скрытым, ибо, если я смогу сохранить тайну
    в сейфе, я буду освобожден
    от мучений и избавлюсь от этих постыдных оков.

    ПРИПЕВ

    Май Зевс, который всем правит, 650
    никогда не направляет свою силу на меня
    и не сражается против моих целей.
    И пусть я никогда не ослаблю свои усилия [530]
    приблизиться к богам с подношениями
    быков, убитых в жертву,
    рядом с беспокойным потоком моего отца,
    непрекращающимся потоком Океана.
    Могу я не произносить ни слова нецензурной брани.
    Вместо этого пусть эта решимость останется
    и никогда не тает от меня. 660

    Приятно провести долгую жизнь
    с надеждой на то, что ее ждет,
    питая свое сердце счастливыми мыслями.
    Но когда я смотрю на тебя, Прометей,
    терзаемый этими бесчисленными болями,
    я дрожу от страха — своим своенравием [540]
    ты не проявляешь почтения к Зевсу
    и слишком почитаешь смертные существа.

    Давай, друг мой, те подарки, которые ты подарил —
    какие подарки ты получил взамен? 670
    Скажите, чем они могли бы помочь?
    Что могут дать такие дневные создания?
    Разве вы не видите, насколько они слабы,
    бессильное и похожее на сон состояние
    , в котором слепая человеческая раса
    связана цепями вокруг своих ног? [550]
    Что бы ни решили сделать смертные,
    они не могут перешагнуть замысел Зевса.

    Я узнал эти вещи, Прометей,
    , наблюдая за твоей разрушительной судьбой. 680
    Песня, которая сейчас овладевает мной
    , отличается от той брачной песни
    Я пел вокруг твоего дивана и ванны
    , чтобы отпраздновать день твоей свадьбы,
    когда с твоими подарками в приданое ты выиграл
    Гесиона, моя сестра, как твоя жена, [ 560]
    и привел ее к вашей брачной постели.

    [Enter IO] (21)

    IO

    Что это за земля? Какая раса живых существ?
    Кого я могу сказать, что вижу здесь скованных цепями,
    обнаженных и страдающих на этих холодных камнях? 690
    Какое преступление привело к такому наказанию
    и вашей гибели? Скажи мне, где я?
    Куда привело меня мое жалкое странствие?
    В какую часть мира?

    [Ио внезапно начинает сильно болеть.]

    Ааааиии! Боль!!!
    Этот овод снова жалит меня, призрак
    земного Аргуса! Убери его от меня,
    О Земля, этот пастух с тысячей глаз —
    сам его вид наполняет меня ужасом!
    Его лукавые глаза следят за мной.
    Хотя он мертв, он не прячется под землей, 700 [570]
    , но выходит из теней под землей
    и преследует меня, и в моем жалком состоянии
    заставляет меня блуждать без пищи
    вдоль песчаного берега рядом с морем. море.
    Трубка из тростника и воска
    издает отчетливое расслабляющее напряжение. (22) Увы мне!
    Куда ведет меня теперь этот путь блуждания по всему миру
    ? Что я сделал,
    О сын Кроноса, как я поступил неправильно,
    что ты заставил меня обуздать меня в таких мучениях.. . 710 [580]

    [Ио реагирует на другую атаку.]

    Ааааии !! . . . и, подавляя меня вот так,
    заставляя страшную жалящую муху преследовать
    беспомощную девушку, доводя меня до этого безумия?
    Сожги меня огнем, или похорони меня в земле,
    или накорми меня чудовищам морским.
    Не отказывайтесь от этих моих молитв, милорд!
    Я насытился всем этим блужданием,
    этим блужданием повсюду — и всей этой болью!
    Я не знаю, как избежать боли!
    Разве вы не слышите крик девушки с рогами, рогами быка? 720

    ПРОМЕТЕЙ

    Как я мог не слышать голос той молодой девушки,
    ребенка Инаха, в бешеном состоянии
    от укуса овода? Она зажигает сердце Зевса [590]
    сексуальной похотью, и теперь, измученная ненавистью Геры
    , вынуждена бродить вокруг
    по дорогам, которые никогда не заканчиваются.

    IO

    Почему вы кричите
    имя моего отца? Скажи этой несчастной девочке
    , кто ты, несчастная страдающая,
    , и как, в моем бедственном положении, ты взываешь ко мне,
    зная, кто я, и называя мою болезнь, 730
    посланная небесами болезнь, которая поглотила меня
    как она есть. хлестает мою кожу безумными укусами. . .

    [Ио снова атакует овод. Она судорожно движется, борясь с болью.]

    . . . Аааии! . . . Я тороплюсь сюда,
    охваченный мучительными муками голода, подавленный [600]
    планами Геры о мести. Из
    бедствующих. . . Аааиии! . . . какие из
    проходят через страдания, с которыми я сталкиваюсь? Дайте мне
    какой-нибудь ясный знак, сколько еще агонии
    я должен вынести! Нет лекарства?
    Подскажите лекарства от этой болезни, 740
    , если знаете.Скажи мне что-нибудь!
    Поговори с несчастной странствующей девушкой!

    ПРОМЕТЕЙ

    Я разъясню вам все, что вы хотите знать,
    — не загадывая загадки, [610]
    используя простую речь. Ибо с друзьями
    наши уста должны говорить правду совершенно открыто.
    Вы смотрите на того, кто поднес мужчинам
    дар огня. Я Прометей.

    IO

    О вы, показавшие
    смертным существам столько благ, которыми они могут поделиться, 750
    бедный страдающий Прометей! Какой акт
    привел к такому наказанию?

    ПРОМЕТЕЙ

    Я только что перестал оплакивать свою боль.

    IO

    Значит, вы не окажете мне эту услугу?

    ПРОМЕТЕЙ

    Спрашивайте, что вы хотите знать. Потому что
    вы узнаете все подробности от меня.

    IO

    Скажи мне,
    , кто приковал тебя цепью к этой каменистой расселине.

    ПРОМЕТЕЙ

    Воля рук Зевса и Гефеста.

    IO

    За какое правонарушение вас наказывают? [620]

    ПРОМЕТЕЙ

    Я сказал достаточно.Больше я вам не скажу 760
    .

    IO

    Но мне нужно больше.
    По крайней мере, сообщи мне, когда мое блуждание закончится.
    Как долго я буду в этом жалком состоянии?

    ПРОМЕТЕЙ

    Для вас было бы лучше не знать
    , чем получить от меня ответ.

    IO

    Я умоляю вас —
    , не скрывайте от меня того, что я должен вынести.

    ПРОМЕТЕЙ

    Это не значит, что я завидую тебе подарком.

    IO

    Тогда почему вы,
    , так не решаетесь рассказать мне все?

    ПРОМЕТЕЙ

    Я не против,
    , но я не хочу ломать тебе дух. 770

    IO

    Не беспокойтесь о том, что я чувствую
    больше, чем я хочу, чтобы вы были.

    ПРОМЕТЕЙ

    Поскольку вы настаиваете, [630]
    я обязан выступить. Так что послушай меня.

    ПРИПЕВ

    Нет, пока нет. Дайте нам также долю в этом,
    , чтобы мы могли удовлетвориться тем, что вы говорите.
    Сначала мы должны узнать, как она заболела.
    Так пусть же девушка сама объяснит нам
    вещи, которые привели к ее разрушительной судьбе.
    Тогда вы можете научить ее тому, что еще ждет вас в запасе.

    ПРОМЕТЕЙ

    Что ж, Ио, теперь тебе нужно 780
    удостоить их этой милости — прежде всего,
    потому что они сестры твоего отца. (23)
    И всякий раз, когда есть вероятность вызвать слезы
    у тех, кто слушает, хорошо,
    , вслух плакать, оплакивая свою судьбу.

    IO

    Не знаю, как мне теперь отказать тебе. [640]
    Из простой сказки, которую я скажу, вы узнаете
    все, что хотите знать, хотя, чтобы поговорить
    о жестоком шторме, посланном богами,
    о жестоком преобразовании моей формы, 790
    и о том, где пришла беда от, когда он накрыл
    на такого несчастного негодяя, как я,
    , что заставляет меня стыдиться.

    Ночью по моим комнатам постоянно гуляли
    видения.
    звал меня плавными, соблазнительными словами:

    «Ты очень удачливая молодая девушка,
    , так зачем же оставаться девственницей все это время,
    , когда ты могла бы найти лучшую пару? все?
    Для Зевса, пораженного стержнем страсти,
    теперь горит за вас и желает заниматься любовью. 800 [650]
    Мое дитя, не отвергай ложе Зевса,
    , а ступай на плодородные луга Лерны,
    к отцовским стадам и стойлам с волами,
    , чтобы глаза Зевса могли облегчить его неистовое желание.

    Подобные видения расстраивали меня каждую ночь,
    , пока я не набрался храбрости, чтобы рассказать своему отцу
    о том, что я видел во сне.
    Он послал множество посланников в Дельфы
    и Додону, чтобы посмотреть,
    сможет ли он узнать, что он может сделать или сказать, чтобы угодить богам. 810 [660]
    Но все его люди вернулись с отчетами
    о загадочных и сбивающих с толку оракулах,
    с формулировками, которые трудно понять.
    Инах, наконец, получил ясный ответ,
    простой приказ, который он должен выполнить —
    изгнать меня из моего дома и родной земли,
    изгнать меня и отправить в изгнание,
    бродить по самым отдаленным регионам земли —
    а если он не пожелает, Зевс пошлет
    пылающую молнию, которая уничтожит 820
    всю свою расу, не оставив ни одного в живых.
    Итак, он послушался оракулов Аполлона
    , изгнав меня против моей воли [670]
    и запретив мне вход в свой дом.
    Он не хотел этого делать, но был вынужден.
    контролирующее величие Зевса.
    Сразу же мой ум и форма изменились.
    Моя голова приобрела эти рога, как видите,
    и злобная муха начала меня мучить
    такими яростными укусами, что я убежал, 830
    безумно устремившись к текущему ручью
    сладкой Черчни, а затем к источникам Лерны.
    Но пастух Аргус, дитя Земли,
    , чья ярость неистовая, преследовал меня,
    , со всеми этими закрытыми глазами, ища
    мои следы. Но неожиданная судьба [680]
    , которую никто не мог предвидеть, отняла у него жизнь.
    И теперь, терзаемый этим жалящим оводом,
    бичом от бога,
    гоняю меня с места на место.

    Итак, теперь вы понимаете 840
    историю о том, что мне пришлось вытерпеть.
    Если ты можешь рассказать о моих будущих проблемах,
    , тогда дай мне знать. Но не жалей меня
    и не говори ложных слов утешения,
    ибо, на мой взгляд, лживые речи
    — самая постыдная болезнь из всех.

    ПРИПЕВ

    Увы, увы! Больше не говори мне! Увы!
    Я никогда, никогда не думал, что мои уши
    услышат такую ​​странную историю, как этот
    , или страдание, которое так трудно представить 850 [690]
    и ужасно вынести, возмущение
    и ужас этого обоюдоострого рвота
    пронзили бы меня до моя душа.Увы!
    О Судьба, Судьба, как я дрожу от страха
    , чтобы увидеть, что было сделано с Ио.

    ПРОМЕТЕЙ

    Эти твои крики и страхи преждевременны.
    Подождите, пока вы не узнаете, что ее ждет.

    ПРИПЕВ

    Тогда говори и расскажи нам все. Больные
    находят утешение, когда они ясно понимают,
    боль, с которой им придется столкнуться, прежде чем она придет. 860

    ПРОМЕТЕЙ

    Что вы хотели узнать раньше [700]
    вы теперь легко получили от меня,
    потому что прежде всего вы хотели услышать, как
    Ио сама расскажет вам, что она перенесла.
    А теперь послушайте, с чем ей еще предстоит столкнуться,
    испытания, которые предстоит пройти этой девушке
    от рук Геры. Ты тоже, дитя Инахуса,
    , установил в своем сердце то, что я должен сказать,
    , чтобы ты узнал, чем заканчивается твой роуминг.

    Сначала поверните отсюда к восходящему солнцу, 870
    затем пройдите через эти земли, еще не возделанные,
    , и вы встретите скифских кочевников,
    которые живут в плетеных жилищах, которые они разводят. [710]
    на сильноколесных вагонах.У этих людей есть
    лука для дальнобойной стрельбы, так что держитесь от них подальше.
    Продолжайте двигаться вдоль каменистой береговой линии
    рядом с ревущим морем и пройдите мимо их земель.
    Халибы, работающие с железом,
    живут слева от вас. (24) Остерегайтесь их,
    ибо они дикие и не добрые к чужим. 880
    Затем вы достигнете реки Губристес,
    правильно названной из-за ее сильной турбулентности.
    Не переходите его, это опасно,
    пока не достигнете самого Кавказа,
    самой высокой горы там, [720]
    , где сила текущей реки
    бьет по склонам.Затем пересеките те вершины,
    , которые тянутся к звездам, и идите по тропе
    , ведущей на юг, пока не достигнете амазонок,
    племени, ненавидящего всех людей. В грядущие дни 890
    они найдут поселения в Фемискире,
    рядом с Термодоном, где зазубренные скалы
    Салмидессуса обращены к морю и дико встретят
    моряков и их корабли.
    Они будут рады сопровождать вас на вашем пути.
    Затем вы достигнете Киммерийского перешейка,
    у узкого входа в озеро.
    Вы должны проявить решительность и покинуть это место [730]
    и в Маэотиде перейди через ручей,
    путешествие, которое принесет тебе вечную славу 900
    среди всех смертных людей, ибо они назовут
    место Босфора в хвалу тебе. (25)
    Как только вы покинете равнины Европы
    , вы попадете в азиатские земли.

    А теперь,
    , разве вам не кажется, что этот бог-тиран
    жесток во всем, что он делает?
    Поскольку эта девушка была смертным существом
    , и он очень хотел заняться с ней сексом,
    он выбросил ее, чтобы скитаться по всему миру.
    Девушка, которую вы нашли, ища вашей руки 910
    , злобна. Что касается истории, которую вы только что услышали,
    , вы должны это знать — я даже не прошёл [740]
    вступительную прелюдию.

    IO

    О нет, нет, нет! Увы!

    ПРОМЕТЕЙ

    Ты снова плачешь и стонешь?
    Как ты будешь действовать, когда узнаешь от меня
    агонии, которые все еще остаются?

    ПРИПЕВ

    Вы хотите сказать,
    , что вам еще есть что сказать о ее бедах?

    ПРОМЕТЕЙ

    Верю — зимнее море ужасной боли.

    IO

    Какой мне тогда смысл в жизни?
    Почему я не бросаюсь сейчас же 920
    с этих грубых скал, падаю на равнину внизу,
    и не положу конец всем своим страданиям?
    Я бы предпочел умереть раз и навсегда, [750]
    чем терпеть такие невзгоды каждый день.

    ПРОМЕТЕЙ

    Тогда вам будет трудно противостоять
    мучениям, которые я терплю, потому что я тот,
    который не может умереть, и смерть предложит мне
    облегчение от боли.Но теперь
    мучениям, которые я должен вынести, не будет конца, до дня
    , когда Зевс будет свергнут с престола своего тирана. 930

    IO

    Что это? Будет ли власть Зевса свергнута?

    ПРОМЕТЕЙ

    Мне кажется, что если бы пришло около
    , вы были бы довольны.

    IO

    Почему нет? Из-за него
    ужасно страдаю.

    ПРОМЕТЕЙ

    Тогда будьте уверены — [760]
    это правда.

    IO

    Но кто сорвет
    скипетр своего тирана?

    ПРОМЕТЕЙ

    Он сделает это сам,
    , со всеми своими безмозглыми целями.

    IO

    Но как? Если это не повредит, скажите мне.

    ПРОМЕТЕЙ

    Он женится — брак, о котором он пожалеет.

    IO

    Кому-нибудь смертному или божественному? Скажите мне — 940
    , если вы можете об этом поговорить.

    ПРОМЕТЕЙ

    Почему меня спрашивают об этом? Я не могу об этом говорить.

    IO

    Его жена заставит его с престола?

    ПРОМЕТЕЙ

    Она будет.
    Ибо она родит ребенка, сила которого
    больше, чем сила его отца.

    IO

    Есть ли способ предотвратить эту участь
    Zeus?

    ПРОМЕТЕЙ

    Нет, совсем нет — [770]
    кроме как через меня, как только я потеряю эти цепи.

    IO

    Кто освободит вас, если Зевс не согласится?

    ПРОМЕТЕЙ

    Один из ваших внуков. Так велит Судьба.

    IO

    Что ты говоришь? Сможет ли мой ребенок 950
    положить конец твоим страданиям?

    ПРОМЕТЕЙ

    Он будет…
    , когда пройдут тринадцать поколений.

    IO

    Мне трудно понять
    то, что ты предвидишь.

    ПРОМЕТЕЙ


    Вам не следует стремиться узнать подробности той боли, которую вы все еще должны вынести.

    IO

    Не говорите, что сделаете мне одолжение
    , а потом откажетесь от него.

    ПРОМЕТЕЙ

    Я предложу вам
    две возможности, и вы можете выбрать.

    IO

    Какие они? Скажите, какие есть варианты.
    Тогда позвольте мне выбрать, какой из них.

    ПРОМЕТЕЙ

    Хорошо, я сделаю это. 960
    Выберите, должен ли я прояснить для вас [780]
    испытания, которые вам еще предстоит пройти в ближайшие дни,
    или же раскрыть того, кто освободит меня.

    ПРИПЕВ

    Сделайте ей одолжение, раскрыв одну
    и меня, рассказав нам о другой.
    Не отказывайтесь рассказать нам всю историю.
    Опиши ей ее будущие странствия,
    и расскажи мне, кто освободит тебя.
    Я очень хочу это услышать.

    ПРОМЕТЕЙ

    Ну раз уж ты настаиваешь,
    не откажусь тебе все рассказать 970
    вы хотите знать. Во-первых, Ио, я расскажу
    о твоем ужасном блуждании.
    Начертите это на скрижалях вашего разума, [790]
    глубоко в вашей памяти.

    После того, как вы пересекли поток
    , разделяющий два континента,
    [выберите путь, который] ведет на восток,
    — пылающий путь восходящего сына,
    [и вы сначала попадете в северные земли
    , где дуют холодные ветры удар, и здесь вы должны остерегаться
    порывистых штормов, на случай, если зимний взрыв 980
    удивит вас и унесет.] (26)
    Затем пересеките ревущее море, пока не достигнете
    равнины Горгон в Сисфене, дом
    дочерей Форциса, трех древних женщин
    в форме лебедей, обладающих одним глазом
    и одним зубом, которым можно делиться между собой.
    Солнечные лучи не смотрят на них сверху вниз,
    и луна ночью. Рядом с ними живут
    их сестры, три крылатых горгоны со змеиными волосами,
    которых люди презирают. Ни один смертный человек 990
    не может смотреть на них и продолжать дышать. (27) [800]
    Я говорю вам это, чтобы предупредить вас, чтобы вы были осторожны.
    А теперь послушайте еще об одном ужасающем зрелище.
    Продолжайте следить за грифонами, псами Зевса,
    , которые имеют острые клювы и никогда не лают вслух,
    и эту одноглазую аримаспийскую орду
    верхом на лошадях, которые живут у потока
    богатого золотом потока Плутона. (28) Не подходите к ним близко.
    И позже вы попадете в далекую страну
    людей с темной кожей, которые живут около 1000
    солнечных фонтанов, где вы найдете
    реку Эфиоп. (29) Следуйте по его берегам, [810]
    , пока не спуститесь к водопаду
    , откуда из Библинских гор сладкий Нил
    испускает свой священный поток. Он проведет вас
    в вашем путешествии в треугольную страну
    Нилотиса, где судьба провозглашает
    , что вы, Ио, и ваши дети основают
    отдаленное поселение.

    Если что-то из этого
    останется неясным и трудным для понимания, 1010
    спросите меня еще раз, и я вам скажу.
    Ибо у меня больше свободного времени, чем я хочу.

    ПРИПЕВ

    Если вы не учли какие-либо происшествия
    или можете подробнее рассказать о том, что вас ждет впереди [820]
    в жестоком путешествии Ио, продолжай.
    Но если эта история подошла к концу,
    , тогда одолжите нам, в свою очередь, то, что мы просили,
    , если вы случайно вспомните нашу просьбу.

    ПРОМЕТЕЙ

    Ио теперь слышала о своих путешествиях,
    — полный отчет до самого конца. 1020
    Но так она узнает, что то, что она услышала от меня,
    , было не просто пустым рассказом, я расскажу о
    проблемах, которые она пережила до того, как пришла сюда,
    и таким образом обеспечу определенную гарантию
    того, что я только что сказал. Я опущу
    большую часть деталей и опишу для вас
    заключительные этапы вашего путешествия.

    Как только вы попали на Молосские равнины
    и крутой горный хребет у Додоны, [830]
    дом пророческого оракула 1030
    Феспротийского Зевса, то чудо
    , которое бросает вызов веры, говорящие дубы,
    ясно и недвусмысленно
    приветствовали вас как человека, который станет
    знаменитой невестой Зевса. (30) Это
    воспоминание, которое доставляет вам удовольствие?
    Оттуда, преследуемые укусом овода, вы понесли
    по тропе у моря и достигли
    могущественного залива Реи, откуда
    были отброшены штормами.И ты должен знать 1040
    внутренняя область этого моря теперь,
    в грядущие дни, будет называться Ионическим [840]
    именем, которое заставит всех смертных вспомнить
    , как Ио пересекал его. (31)

    Эти детали
    — знаки того, насколько я понимаю —
    они показывают, как мой интеллект может видеть на
    больше вещей, чем то, что было раскрыто.

    Остальные
    я опишу для вас и ее,
    следуя по тому же пути, который я проследил ранее.
    На самом краю материка, 1050
    , где в устье Нила откладывается почва,
    находится город — Канопус. Там Зевс
    окончательно вернет вас в чувство
    , просто поглаживая и лаская вас
    своей неугрожающей рукой. После этого
    вы родите темнокожего Эпафа,
    названного в честь того, как он был зачат Зевсом, [850]
    и он соберет все плоды, которые растут
    в регионах, орошаемых текущим Нилом. (32)
    Через пять поколений после Эпафа, 1060
    пятьдесят молодых девушек вернутся в Аргос,
    не по своей воле, а чтобы сбежать
    от брака со своими двоюродными братьями, в то время как мужчины,
    со страстным сердцем, гонятся за их,
    , как ястребов, преследующих голубей,
    ищущих брака, к которому они не должны по праву стремиться. (33)
    Но боги не позволят им насладиться телами девушек
    . Они будут похоронены
    в пеласгийской земле для своих новых невест. [860]
    дежурит ночью, 1070
    одолеет и убьет их всех, в дерзком убийстве
    и каждая молодая невеста отнимет жизнь своего мужа,
    купая обоюдоострый меч в крови своего мужчины.
    Надеюсь, мои враги найдут такую ​​любовь!
    Но страсть околдует одну из тех жен
    , чтобы пощадить жизнь своего мужа, и ее решимость
    угаснет. Она предпочтет услышать, как
    себя объявят трусей, чем альтернативу
    убийцей. И тогда она родит
    в Аргосе от королевской линии.

    Чтобы подробно описать 1080
    всех этих событий, потребуется [870]
    длинный рассказ.Однако из ее семени
    родится смелый человек, который станет
    знаменитым лучником, и именно он
    избавит меня от этих невзгод.
    Моя первобытная мать-титан, Фемида,
    открыла мне это пророчество полностью,
    , но описание того, как и когда это произойдет,
    займет слишком много времени. А знание того, что
    не принесет вам никакой пользы. 1090

    IO

    Увы, увы мне! Эти спазмы боли,
    эти мучительные припадки, которые сводят меня с ума
    , обращают меня в огонь.Веревка этого овода —
    не выкована ни в каком пламени — пронзает меня. [880]
    Мое страшное сердце бьется в груди,
    мои глаза кружатся в неистовом водовороте,
    и яростные взрывы абсолютного безумия
    сметают меня. Этот мой язык
    теперь не поддается контролю — бредовые слова
    бесцельно бьются о бушующий поток 1100
    моего ненавистного разрушения.

    [Выход IO.]

    ПРИПЕВ

    Тот мудрый человек был поистине мудрым, который сначала
    придумал это высказывание в своем уме, а затем
    чей язык выразил слова вслух —
    самые прекрасные браки на сегодняшний день — это те [890]
    , когда обе стороны имеют равное положение.
    Бедные никогда не должны стремиться сопоставить себя
    с теми, чье богатство сделало их ленивыми
    или с теми, кто всегда хвалит свое благородное происхождение.

    О судьбы, пусть вы никогда, никогда не увидите 1110
    , что я иду как партнер Зевса в его постель,
    и пусть я никогда не стану невестой
    кого-либо с небес. Я трясусь от страха
    , глядя на эту незамужнюю девушку, юную Ио,
    настолько опустошенную жестоким путешествием,
    ее наказание от богини Геры.[900]

    Для меня, когда семейная пара
    на равных, нет причин для страха
    , и я не боюсь. Так пусть любовь
    более могущественных богов никогда не бросит на меня 1120
    того взгляда, которому никто не может противостоять.
    Это битва, в которой нет битвы,
    , где то, что невозможно сделать, возможно.
    Я не знаю, что стало бы со мной,
    потому что я не вижу способа избежать
    умелой находчивости Зевса.

    ПРОМЕТЕЙ

    И все же Зевс, при всем своем упорном сердце,
    будет повержен, когда он подготовит спичку
    , которая снимет его с престола его тирана. [910]
    и бросить его в глубокую безвестность. 1130
    И тогда проклятие, которое произнес его отец, Кронос,
    то, что он произнес, когда он был свергнут
    и потерял свой древний престол, все сбудется.
    Ни один из богов не может ясно предложить ему
    определенный способ предотвратить это поражение,
    кроме меня.Я знаю, в чем замешан
    и как его спасти. Итак, на мгновение
    позвольте ему сидеть, полный уверенности, доверяя
    грохоту, который он может издать высоко в небе
    , и размахивая в руках той молнией 1140
    , которая выдыхает огонь. Ничего из этого не поможет.
    Они не остановят его падение с позором,
    неудача, которую он не может выдержать. На данный момент
    он сам готовит того самого [920]
    , который будет противостоять ему, кого-то чудесного
    и непреодолимого, который произведет
    более жестокий огонь, чем вспышка молнии Зевса,
    и рев, чтобы заглушить гром Зевса.
    трезубец Посейдона он разорвет на части,
    копье, которое хлестает море и потрясает землю. (34) 1150
    И когда Зевс наткнется на эту злую судьбу,
    он обнаружит, насколько велика
    разница между суверенным царем и жалким рабом.

    ПРИПЕВ

    Вы продолжаете злословить Зевса за то, что
    эти вещи соответствуют вашим желаниям.

    ПРОМЕТЕЙ

    Они могут быть тем, что я хочу,
    , но они сбудутся.

    ПРИПЕВ

    Так должны ли мы,
    , ожидать, что кто-то будет господствовать над Зевсом? [930]

    ПРОМЕТЕЙ

    Да. Его шея будет прикована цепями
    более обременительными, чем моя.

    ПРИПЕВ


    Почему ты не боишься выкрикивать такие насмешки?

    ПРОМЕТЕЙ

    Почему я должен бояться 1160
    , когда мне не суждено умереть?

    ПРИПЕВ

    Но Зевс
    может навлечь на вас еще худшие недуги.

    ПРОМЕТЕЙ

    Тогда пусть сделает это. Я вполне готов
    ко всему, что он может причинить.

    ПРИПЕВ

    Но,
    , проявить должное уважение к Необходимости.

    ПРОМЕТЕЙ

    Что ж, отдайте дань уважения. В страхе склоните головы.
    Льстите тому, у кого есть власть,
    по крайней мере пока. Но что касается меня, я считаю
    Зевса чем-то меньшим, чем ничто.Пусть действует
    , как хочет, и правит ненадолго. 1170
    Он не будет править богами очень долго. [940]
    Но подождите! Я вижу посланца Зевса,
    слугу нашего новенького лорда-тирана.
    Без сомнения, он пришел сюда, чтобы сообщить нам новости.

    [Входит Гермес]

    ГЕРМЕС

    Ты хитрый, вспыльчивый интриган,
    согрешивший против богов, воздав свои почести
    созданиям дня, ты вор огня,
    Я здесь, чтобы поговорить с тобой.Отец Зевс
    приказывает вам объявить об этом браке
    , которым вы продолжаете хвастаться, и назвать имя 1180
    , которое приведет к падению Зевса с власти.
    Не говори загадочными загадками,
    но четко изложи каждый факт. [950]
    И не заставляй меня приходить второй раз,
    Прометей. То, что вы делаете здесь,
    , как вы хорошо знаете, не заставит Зевса смягчиться.

    ПРОМЕТЕЙ

    Ваша речь наполнена гордостью и высокомерием,
    вполне подходит для слуги богов.
    Вы все молоды — какова ваша правящая сила —
    и вы верите, что крепость, в которой вы живете 1190
    , лежит далеко за пределами всех печалей. Но я видел,
    изгнанных из этого места двух правителей-тиранов,
    и я увижу, как третьего, нынешнего царя,
    внезапно выбросят оттуда с большим позором. (35)
    Неужели ты думаешь, что я боюсь и сжимаюсь [960]
    перед тем, как вы, боги, выскочки? Я чувствую, что
    далек от чувства страха.
    Так что поспеши назад тем же путем, которым пришел,
    потому что ты совсем ничего не узнаешь
    в ответ на то, что ты от меня требуешь. 1200

    ГЕРМЕС

    Но раньше вы этим своим прихотью
    навлекли на себя эти мучения.

    ПРОМЕТЕЙ

    Знай это —
    Я не променяю свои суровые условия
    на жизнь, которую ты ведешь как раб Зевса.

    ГЕРМЕС

    Я полагаю,
    для вас предпочтительнее служить этой скале
    , чем быть доверенным посланником отца Зевса.

    ПРОМЕТЕЙ

    Дерзость, подобная вашей, заслуживает такой оскорбления. [970]

    ГЕРМЕС

    Похоже, ваше нынешнее состояние
    доставляет вам удовольствие.

    ПРОМЕТЕЙ

    удовольствия? Как бы мне хотелось,
    , я мог видеть, как мои враги развлекаются 1210
    , как я.И я считаю вас в их числе.

    ГЕРМЕС

    Ты думаешь, я виноват в твоей беде?

    ПРОМЕТЕЙ

    Говоря прямо, я ненавижу всех богов
    , которые получили мою помощь, а затем оскорбляли меня,
    извращая правосудие.

    ГЕРМЕС

    Из слов, которые вы говорите,
    Я вижу, что ваше безумие — не легкая болезнь.

    ПРОМЕТЕЙ

    Я вполне могу быть сумасшедшим, если безумие означает
    человек ненавидит своих врагов.

    ГЕРМЕС

    Если бы ты был здоров,
    ты был бы невыносим.

    ПРОМЕТЕЙ

    Увы мне!

    ГЕРМЕС

    Увы? Это слово — одно 1220 [980]
    Зевс не распознает.

    ПРОМЕТЕЙ

    Но время
    стареет и всему учит.

    ГЕРМЕС

    Это может быть хорошо,
    , и все же вы не научились демонстрировать
    чувство самоконтроля в том, как вы думаете.

    ПРОМЕТЕЙ

    Если бы у меня было это, я бы не разговаривал с вами —
    с таким рабом.

    ГЕРМЕС

    Значит,
    вроде бы, насколько отец хочет,
    ничего не скажешь.

    ПРОМЕТЕЙ

    Что ж, очевидно,
    Я ему должен и должен отплатить за услугу.

    ГЕРМЕС

    Ты издеваешься надо мной сейчас, как будто я ребенок. 1220

    ПРОМЕТЕЙ

    Ну разве ты не ребенок или даже глупее,
    , чтобы думать, что ты чему-нибудь научишься от меня?
    Нет ни пыток, ни формы наказания,
    , которые Зевс мог бы использовать, чтобы заставить мой рот заговорить [990]
    до того, как эти порочные цепи будут сняты.
    Так пусть он бросит свою огненную молнию,
    , и своим белокрылым снегом и раскатами грома
    и землетрясениями под землей сотрясет все,
    и повергнет мир в полный беспорядок —
    , ибо ничто из этого не заставит меня подчиниться 1230
    или даже назовите того, кто по велению судьбы
    лишит его власти.

    ГЕРМЕС

    Но теперь,
    , вы должны подумать, поможет ли эта ваша позиция
    вашему делу.

    ПРОМЕТЕЙ

    То, что я делаю сейчас
    было предсказано, определено давно.

    ГЕРМЕС

    Самовольный дурак, раз уж ты должен подчиниться,
    учитывая стоящие перед тобой настоящие муки. [1000]
    Пусть ваш разум управляется тем, что правильно.

    ПРОМЕТЕЙ

    Бесполезно приставать ко мне так —
    , как если бы ты советовал океанским волнам.1240
    Ибо вам никогда не следует думать,
    что я буду бояться замыслов Зевса,
    превратиться в женщину и поднять руки,
    как молятся женщины,
    и умолять врага, которого я так ненавижу,
    освободить меня из этих цепей. Действовать так,
    , намного ниже меня.

    ГЕРМЕС

    Что ж, мне кажется,
    , если я буду продолжать говорить с вами долго,
    все мои слова будут потрачены зря — мои призывы
    не улучшают ваше настроение и не успокаивают.1250
    Подобно молодому жеребенку, только что запряженному в ярмо, вы кусаете удино
    и используете свою силу для борьбы с поводьями. [1010]
    Но яростное сопротивление, которое вы оказываете
    , опирается на слабую схему, поскольку само по себе
    простое упрямство тех, у кого глупые умы
    , менее чем бесполезно. Если эти мои слова
    не убеждают вас, подумайте о буре,
    тройной волне мучений, которая упадет
    , и вы не сможете спастись. Сначала Отец Зевс
    разорвет эту горную скалу с ударами грома 1260
    и молнии пылающие,
    похоронив ваше тело в скале, и все же эта расщелина
    будет держать вас в своих руках.Когда вы потратили [1020]
    долгое время под землей, вы вернете
    в свет, и крылатый пес Зевса,
    его хищный орел,
    жестоко разорвет ваше изувеченное тело на клочки
    и, как незваный пир,
    съест вашу печень весь день,
    , пока его жевание не сделает орган черным. 1270
    Не ждите, что ваши страдания прекратятся
    , пока не появится какой-нибудь бог, который
    возьмет на себя ваши беды и захочет спуститься
    в бессолнечный Аид и глубокую черную яму [1030]
    Тартара.Так что вам стоит хорошенько подумать.
    То, что я сказал, не выдуманное хвастовство,
    , а простая и понятная правда. Ибо рот
    Зевса не умеет сказать что-то фальшивое.
    Нет. Все, что он скажет, исполнится.
    Посмотрите вокруг и задумайтесь. И никогда не думайте, что 1280
    своеволие предпочтительнее благоразумия.

    ПРИПЕВ

    Нам кажется, что сказанное Гермесом
    небезосновательно. Его приказ
    говорит вам отбросить свое упрямство
    и искать мудрого совета.Делайте то, что он говорит.
    Для мудрого человека недостойно
    упорно продолжать делать что-то плохое.

    ПРОМЕТЕЙ

    Ну, я уже знаю о новостях [1040]
    , которые этот парень объявил с такой суетой.
    Нет стыда в мучительных страданиях 1290
    , причиненных одним врагом другому.
    Итак, пусть он швырнет свои двухразветвленные молнии
    мне на голову, сотрясет воздух громом
    и неистовыми порывами воющего ветра и сотрясет
    землю ураганами, пока они не сдвинут
    самые корни ее основ.Пусть он
    заставит бешено вздымающиеся морские волны
    смешаться с путями небесных звезд, [1050]
    затем поднять мое тело и швырнуть его вниз
    в черный как смоль Тартар, в водоворот 1300
    суровой Необходимости. Пусть все это делает —
    он не может заставить меня умереть.

    ГЕРМЕС [к припеву]

    Идеи, подобные этим,
    выразил так, как он, — это то, что мы слышим
    от тех, кто совершенно сумасшедший.Эта его молитва —
    как это не заблуждение? Когда это прекратится,
    этот бессмысленный бред? Ну, в любом случае,
    вы, сочувствуя его недугам,
    должны со всей скоростью двинуться в другое место, [1060]
    на случай, если ревущая сила грома Зевса
    воздействует на ваш разум и сводит вас с ума. 1310

    ПРИПЕВ

    Вам придется дать мне другой совет
    и попытаться убедить меня каким-то другим способом
    , чтобы убедить меня.Я считаю,
    ваш поток слов невыносим.
    Как ты можешь приказать мне действовать так плохо?
    Я хочу разделить с ним всю боль,
    Судьба припасла, потому что я научился ненавидеть
    тех, кто предает — из всех болезней
    , которые наиболее отвратительны для меня. [1070]

    ГЕРМЕС

    Как хотите, но помните, что я сказал. 1320
    Не вините свою удачу, когда вы оказались в ловушке
    в сетях Руин, и никогда не заявляйте, что Зевс
    бросил вас в мучения без предупреждения.
    Нет, вы можете винить себя. А пока вы знаете, что
    по собственной глупости
    поймаете в паутине Руин, а не из-за секретной уловки
    или неожиданно. И из этой сети
    никуда не деться.

    [Уходит Гермес.]

    ПРОМЕТЕЙ

    А теперь вещи уже трансформируются [1080]
    из слов в дела — земля содрогается, 1330
    рев грома из-под моря
    грохочет мимо меня, а молнии
    вспыхивают своим изгибающимся огнем, вихри бросают пыль,
    и порывистые ветры устремляются, чтобы начать войну
    завывающих штормов, одна против другой.
    Небо теперь смешано с морем.
    Эта суматоха явно нацелена на меня
    и исходит от Зевса, чтобы заставить меня бояться. [1090]
    О священная Мать Земля и Небесное Небо,
    Которая вращается в свете, который разделяет все сущее, 1340
    вы видите эти несправедливые проступки, которые Я должен вынести! (36)

    КОНЕЦ

    (1) Все хоровые речи и песнопения закреплены за персонаж по имени CHORUS.Однако, в зависимости от контекста, некоторые из них будут говорит руководитель хора, некоторые — весь хор, а некоторые — избранные члены Хор. [ Назад к тексту ]

    (2) Поскольку Гефест — бог кузницы и бог ремесленников (особенно с металлов), это часть его работы — следить за тем, чтобы цепи и заклепки удерживали Прометей к скале надежно закреплены. Гефест был сыном Зевса и одним новых олимпийских богов, которые вытеснили титанов. [ Назад к Тексту ]

    (3) Фемида, Титан, была богиней порядка, закона, традиций и божественной справедливости.В по другим сведениям, Прометей — сын Климены. [ Назад к тексту ]

    (4) Их общая связь не является особенно тесной семейной связью. Прометей был титаном, а Гефест был сыном Зевса. Слова, возможно, могут относиться к тот факт, что и Гефест, и Прометей были хорошо известны своими изобретательскими умы и, возможно, разделяли признательность друг другу за характеры и таланты. [ Вернуться к тексту ]

    (5) Как Титан, Прометей бессмертен.Следовательно, металл, пронзивший его грудь, будет не убивайте его. [ Назад к тексту ]

    (6) Имя Прометей представляет собой комбинацию двух слов, которые при соединении означает предусмотрительность. [ Вернуться к тексту ]

    (7) Эта мысль, казалось бы, означает, что Прометей не может не протестовать против того, что случилось с ним, потому что это несправедливо по своей сути, и в то же время он не может говорить, потому что нет смысла протестовать против Необходимости — он знает что его слова не повлияют на то, что ему суждено пострадать.[ Назад к тексту ]

    (8) Хор остается в колеснице до тех пор, пока Прометей не попросит сойти с места на линии. 341 ниже. [ Назад к тексту ]

    (9) Океан и Тетис, брат и сестра, являются детьми оригинала. боги Гайя и Уран. Они оба боги моря. [ Назад к тексту ]

    (10) «Интрига», упомянутая здесь, а позже была секретным знанием Прометея о пророчество о том, что нимфа Фетида родит сына большего, чем его отец.Зевс не знал этой тайны и подвергнет свое правление опасности, если преследует сексуальную связь с Фетидой. [ Назад к Тексту ]

    (11) Поскольку Кронос и Титаны были бессмертными, их нельзя было убить. тартар была самой глубокой ямой в Подземном мире. [ Назад к тексту ]

    (12) Океан, река, текущая по всему миру, носит то же имя, что и Океан, который живет в пещере в море. Скифия славилась богатыми месторождениями железа. [ Назад к тексту ]

    (13) Эти строки убедительно свидетельствуют о том, что Океан поддерживал Прометея в его желании спасти человечество, и что Прометей действовал не в одиночку.[ Назад к тексту ]

    (14) Пейли отмечает, что Эсхил объединил здесь два видения Атласа, одно из которых поручает ему присматривать за столпами, разделяющими небо и землю, и за столпами, разделяющими небо и землю. сам Атлас держит небо отдельно от земли. В любом случае Атлас был терпит наказание за борьбу с Зевсом. [ Назад к Тексту ]

    (15) Эсхил помещает Тифона здесь, в Киликии, регионе Малой Азии и некоторых других странах. линии дальше, под горой Этна в Сицилии.Гнев этого монстра похоронен под землей, очевидно, заставило людей найти его в районах с высоким вулканическим активность и частые землетрясения. В 479 году произошло крупное извержение вулкана Этна. ДО НАШЕЙ ЭРЫ. [ Назад к тексту ]

    (16) Слово, обозначающее арабские земли, подверглось сомнению, поскольку регион в вопрос (около Кавказа) — это далеко не Аравия, о чем греки знали очень Что ж. [ Назад к тексту ]

    (17) Прометей, вероятно, имеет в виду совет, который он дал Зевсу о том, как назначать каждому богу его или ее соответствующие привилегии (так как у него никогда не было достаточно власть организовывать богов, как он заявляет здесь, в одиночку), хотя он может также просто переоценить свое собственное мнение.[ Назад к Тексту ]

    (18) Девять Муз, божеств-покровителей искусств и наук, были дочерьми Мнемозины, богини памяти. [ Вернуться к тексту ]

    (19) Пророческое значение крупных хищных птиц, особенно орлов, зависело от о том, где они появились в небе, о схеме их полета и состояние их внутренностей. Важен внешний вид птичьей печени — отсутствие или деформация доли было очень неблагоприятным предзнаменованием.[ Вернуться к тексту ]

    (20) Традиционно было три Судьбы (Клото, Лахезис и Атропос) и три Фурии (Alecto, Tissiphone и Megaera), хотя их количество может быть разным. В Судьба заранее определяла продолжительность жизни, и Фурии были богини мести, особенно кровная месть в семье. Отношения между олимпийскими богами и Судьба часто была очень неоднозначной, так как здесь Прометей не отвечает. прямо вопрос хора о том, у кого наконец больше власти.[ Назад к тексту ]

    (21) Ио была нимфой, дочерью речного бога Инаха. Зевс имел сексуальные намерения ее, но пришлось превратить ее в телку, чтобы скрыть девушку от его жена Гера. Гера с подозрением относилась к корове и заставила Зевса отдать ее ей как подарок. Затем она заставила монстра Аргуса, который имел сотни глаз, мог видеть все направления, и всегда был бдителен, чтобы действовать как пастух и охранять Ио. Тем не мение, Гермес, действуя по указанию Зевса, убил Аргуса, убаюкивая все глаза. спать сразу.Гера наказала Ио, отправив жалящего овода мучить преобразила девушку, как она скиталась по миру. В этот момент в ее рассказе Ио преобразился. Непонятно, как бы она была представлена ​​на стадия телки, хотя строка 828 ниже указывает на то, что у нее есть видимые рога (если только ее мучения не являются галлюцинациями). [ Назад к тексту ]

    (22) Эта довольно странная деталь может относиться к пастушьей трубке, с которой Гермес убаюкивал Аргуса прямо перед тем, как убить его.Неясно, является ли Ио галлюцинации звука или призрак Аргуса (который может или не может появляются) сопровождается музыкой. [ Назад к тексту ]

    (23) Инах, отец Ио, был сыном Океана, отца Хора. члены. [ Назад к тексту ]

    (24) Эти направления указывают на то, что Ио должна блуждать на восток по северной берег Эвксинского моря (Черного моря). [ Назад к тексту ]

    (25) Слово Босфор означает прохождение коровы .Две основные точки пересечения между Европой и Малой Азией находился Геллеспонт в западной части река, вытекающая из Черного моря (близ Трои), и Босфор на востоке конец. Ио двинется обратно по северному берегу Черного моря и через реку, таким образом оставив Европу и войдя в Малую Азию. Эсхила география в этих описаниях маршрута Ио не особо надежна и местами появляется путаница. [ Вернуться к тексту ]

    (26) Ручей, разделяющий континенты, — Босфор.Прометей возобновляет повествование он закончил на строке 904 выше. Некоторые редакторы считают, что часть Греческий здесь отсутствует. Отрывок между квадратными скобками является переводом Предложенная Пэли вставка, которая, как он отмечает, исходит из отрывка, который Гален цитирует, что это часть Prometheus Bound . География Ио блуждание в этом отрывке несколько сбивает с толку, но, кажется, указывает на то, что она пойдет на восток, а затем на север и запад. [ Назад к Тексту ]

    (27) Форцис был богом моря и отцом многих чудовищ.Три дочерей, у которых был один глаз, называли Грая. Горгоны были такими ужасно смотреть на них, они обращали людей в камень. Двое из них были бессмертна, но третья, Медуза, была убита Персеем, который использовал ее отрубленную голову убивать своих врагов. [ Вернуться к тексту ]

    (28) Грифоны были сказочными существами с телами львов, головами и крылья орлов. Аримаспийцы были одноглазой расой, жившей далеко на севере. в Скифии. [ Назад к тексту ]

    (29) Пейли предлагает в качестве одного из возможных маршрутов путешествия Ио поездку из Скифии в на север в Испанию (известную своими золотоносными реками), оттуда через узкий пролив на юге Испании до Северной Африки и Египта.Его предложение это, однако, предварительное утверждение, поскольку географические данные Эсхила все еще очень сбивает с толку. [ Вернуться к тексту ]

    (30) Шорох ветвей дуба у оракула Зевса в Додона интерпретировались жрицами как пророческие высказывания. Феспротийцы были группой, которая первой контролировала оракул. Детали здесь помещают это этап роуминга Ио по северо-западу Греции. [ Назад к тексту ]

    (31) Ионическое море — это часть Средиземного моря между западным побережьем материковая Греция и южная Италия.Эти подробности предполагают, что после отъезда Додона и двинувшись в Адриатическое море, Ио повернула обратно в своем путешествии на запад. и возвращалась на восток, когда она встретила Прометея. [ Вернуться к тексту ]

    (32) Epaphus происходит от греческого слова, означающего прикосновение. Чудесное поглаживание Зевсом Ио восстановил ее разум и сделал ее беременной. [ Назад к Тексту ]

    (33) Девочки — дочери Даная (Данаиды), которые должны были выйти замуж за пятьдесят сыновей Эгипта, брата Данауса и царя Египта.Браки были кровосмесительными. Отсюда и рейс в Аргос. Данай, уехавший со своим дочери, согласились на брак только тогда, когда пятьдесят сыновей стали угрожать жители Аргоса. [ Вернуться к тексту ]

    (34) Посейдон, брат Зевса, был богом моря. Он также отвечал за землетрясения. [ Назад к тексту ]

    (35) Два низложенных бога — Уран, изначальный бог, и его сын Кронос, который сверг своего отца и, в свою очередь, был свергнут своим сыном Зевсом.[ Вернуться к тексту ]

    (36) Непонятно, есть ли какое-то направление финального этапа. Некоторые редакторы предположил, что Прометей теперь погружается в землю, как указал Гермес ранее (строка 1259 и след. выше). Столь же непонятно, что происходит с хором, которые поклялись остаться с Прометеем. [ Назад к тексту ]

    А ПРИМЕЧАНИЕ ПО ПЕРЕВОДЧИКУ

    Ян Джонстон — почетный профессор Университета острова Ванкувер, Нанаймо, Британская Колумбия.Он автор Иронии войны: Введение в «Илиаду » Гомера и Очерки и Аргументы: Руководство по написанию студенческих эссе . Он также перевел ряд работ, в том числе:


    Эсхил, Орестея ( Агамемнон , Libation Предъявители , Эвменид )
    Эсхил, Персы
    Эсхил, Прометей Связанный
    Эсхил, Семь против Фивы
    Эсхил, Проситель Женщины
    Аристофан, Птицы
    Аристофан, Облака
    Аристофан, Лягушки
    Аристофан, Рыцари
    Аристофан, Лисистрата
    Аристофан, Мир
    Аристотель, Никомахов Этика (сокращенный)
    Кювье, Рассуждение о революционных потрясениях на поверхности Земли
    Декарт, Обсуждение Метод
    Декарт, Медитации по первой философии
    Дидро, Разговор между Д’Аламбером и Дидро
    Дидро, Сон Д’Аламбера
    Дидро, Племянник Рамо
    Еврипид, Вакханки
    Еврипид, Электра
    Еврипид, Ипполит
    Еврипид, Медея
    Еврипид, Орест
    Гомер, Илиада (Полная и сокращенная)
    Гомер, Одиссея (полная и сокращенная)
    Кафка, Метаморфозы
    Кафка, Избранные короткие сочинения
    Кант, Всеобщая история природы и теория неба
    Кант, Вкл. Вечный мир
    Ламарк, Зоологическая философия , Том I
    Лукреций, О природе вещей
    Ницше, Рождение Трагедия
    Ницше, За гранью хорошего и зло
    Ницше, Генеалогия Мораль
    Ницше, Об использовании и злоупотребления историей на всю жизнь
    Овидий, Метаморфозы
    Руссо, Обсуждение Происхождение и основы неравенства среди мужчин [Второй Дискурс]
    Руссо, Обсуждение науки и искусства [Первое выступление]
    Руссо, Социальное Контракт
    Софокл, Антигона
    Софокл, Аякс
    Софокл, Электра
    Софокл, Эдип в Колонус
    Софокл, Эдип Король
    Софокл, Филоктет
    Ведекинд, замок Веттерштайн
    Ведекинд, Маркиз Кейт .

    Большинство этих переводов были опубликованы в виде книг или аудиокниг (или оба) — от Richer Resources Publications, Broadview Press, Naxos, Audible и другие.

    Ян Джонстон поддерживает веб-сайт, на котором тексты этих переводов находятся в свободном доступе. доступны для студентов, учителей, художников и широкой публики. Сайт включает в себя ряд лекций Яна Джонстона по этим (и другим) работам, справочники, учебные материалы и эссе — все в свободном доступе.

    Адрес, по которому доступны эти тексты:

    johnstoniatexts


    По вопросам и комментариям обращайтесь Ян Джонстон .

    Prometheus Bound

    # 8211; // W3C // DTD HTML 4.01 // EN «» http://www.w3.org/TR/html4/strict.dtd «>

    Связанный Прометей

    греческих пьес начались с «спора», объяснения сюжета пьесы. Они продолжают диалоги и речи, прерываемые хором.

    Аргумент

    Когда Кронос, сын Урана, был царем на небесах, восстание против его правления поднялось среди богов. Олимпийцы стремились свергнуть его с престола в пользу Зевса, его сына; Титаны, дети Урана и Земли, отстаивая древний порядок насилия, сражались против Зевса и его сторонников. Прометей, сам Титан, предупрежденный своей оракульной матерью Землей или Фемидой (поскольку она носила оба имени), что победа должна быть достигнута искусством, в то время как его братья полагались исключительно на грубую силу, сплотились с ней на сторону Зевса и обеспечил ему успех.Когда его триумф был обеспечен, новый небесный монарх немедленно приступил к распределению между богами их различных функций и прерогатив; но несчастный человеческий род он намеревался уничтожить и создать вместо него другой. Этот план был сорван Прометеем, который из сострадания к их слабости показал им, как использовать огонь, который он украл у них на глазах, и научил их всем искусствам и ремеслам. За это восстание против новооснованного владычества Зевса друг человечества был обречен на наказание — ему пришлось пройти бессчетное количество веков, прикованный к скале на берегу океана в безбрежных пустошах Скифии.

    Но телесные или душевные страдания не могут подавить его дух, хотя он и обладает печальной привилегией бессмертия. Сознавая свою ошибку, он, тем не менее, испытывает негодование по поводу того, что стал жертвой тирании и неблагодарности. Он также не лишен возможности усилить свое сопротивление и заставить руку своего угнетателя, чья деспотическая Власть имеет одну точку атаки. Титан обладает роковой тайной, которая должна быть раскрыта Зевсу, чтобы он не был изгнан из своих владений, как его отец был до него.Деспот намеревается жениться на Фетиде, и если он состоится, сын, который у него родится, окажется сильнее его отца. Эту тайну, рассказанную Прометею его матерью, он не раскроет, пока по прошествии многих лет Зевс не согласится освободить его от его позорных уз; вместо того, чтобы расстаться с ним на других условиях, он бросает вызов грому и молнии владыки Олимпа и среди рушащегося мира брошен в Тартар, до последнего протестуя против несправедливости своей гибели.

    Гефест связывает Прометея

    Сила † † Сила (и Сила) — приспешники Зевса.

    Мы подходим к самому отдаленному пределу земли, к скифской земле, нетронутому одиночеству. И теперь Гефест †† Гефест был кузнецом богов, сын Геры, но не Зевс. В вашей обязанности входит соблюдение поручений, возложенных на вас Отцом, — прижать этого злодея к высоким скалистым скалам в оковах. binding adamant †† Адамант был вымышленным, очень твердым металлом. это невозможно сломать.Ради вашего собственного цветка, сверкающего огня, источника всех искусств, он похитил и даровал смертным созданиям. Таков его проступок; за это он обязан воздать должное богам, чтобы он мог научиться терпеть верховную власть Зевса и прекратить свои человеколюбивые пути.

    Гефест

    Сила и Сила, для вас действительно исполнилось завет Зевса, и вам уже ничего не остается, чтобы вас остановить. Но для меня — у меня самого не хватило смелости привязать родственного бога силой к этой каменистой расселине, охваченной суровой зимой.Тем не менее, что бы ни случилось, я вынужден набраться храбрости в этом поступке; ибо опасно пренебрегать заповедями Отца.

    Высокомысленный сын Фемиды, который прямо советует, вопреки моей воле, не меньше твоей, я должен приковать тебя медными оковами, которые никакая рука не может отпустить, к этой пустынной скале, где ты не заметишь ни голоса, ни образа смертного человека; но, опаленный яркими лучами солнца, ты потеряешь прекрасный цвет своего тела. И обрадоваться вы будете, когда усыпанная блестками ночь покроет его сияние и когда солнце снова рассеет утренний иней.Бремя твоего настоящего зла всегда будет утомлять тебя; ибо ваш избавитель еще не родился.

    Таков приз, который вы получили за свое первенство среди мужчин. Ибо, каким бы богом вы ни были, вы не боялись гнева богов, но вы оказывали смертным созданиям почести сверх их должного. Поэтому на этой безрадостной скале вы должны стоять на страже, прямо, без сна, с разогнутыми коленями. И вы будете произносить много стенаний и бесплодных стенаний; ибо сурово сердце Зевса, и суров всякий, чья Сила нова.

    Мощность

    Ну зачем медлить и зря возбудить жалость? Почему вы не испытываете отвращения к богу, ненавидящему богов, если он передал вашу прерогативу смертным?

    Гефест

    Странно сильная связь — это родство, а также дружеские отношения.

    Мощность

    Согласен; все же отказаться подчиняться приказам Отца; Это возможно? Вы не боитесь этого больше?

    Гефест

    Да, вы всегда безжалостны и полны дерзости.

    Мощность

    Да, потому что оплакивать этого парня — нехорошо. Перестаньте тратить свой труд на невыгодное дело.

    Гефест

    О, ремесло, которое я так ненавижу!

    Мощность

    Почему это ненавидеть? Ведь по правде говоря, ваше ремесло ни в коем случае не виновато в этих нынешних неприятностях.

    Гефест

    Тем не менее, как бы мне хотелось, чтобы это досталось чужому жребию!

    Мощность

    Всякая работа хлопотна, кроме как быть повелителем богов; никто не свободен, кроме Зевса.

    Гефест

    Я знаю это по этой задаче; Я не могу этого отрицать.

    Мощность

    Тогда поспеши сбросить оковы вокруг него, чтобы Отец не увидел, что ты слоняешься.

    Гефест

    Ну что ж! Как видите, полосы готовы.

    Мощность

    Бросьте их ему на запястья и с силой ударите молотком; клепать его к скалам.

    Гефест

    Вот! Работа выполняется и не ненадлежащим образом.

    Мощность

    Бей сильнее, сжимай его крепче, ничего не оставляя; поскольку он удивительно умен в поисках выхода даже из отчаянного положения.

    Гефест

    Этот кронштейн, по крайней мере, закреплен постоянно.

    Мощность

    Теперь заклепайте и этого крепко, чтобы он при всей своей смекалке узнал, что он дурак по сравнению с Зевсом.

    Гефест

    Никто, но он мог справедливо обвинить мою работу.

    Мощность

    Теперь изо всех сил вонзи упрямый край адамантинового клина прямо в его грудь.

    Гефест

    Увы, Прометей, стону от твоих страданий!

    Мощность

    Что! Снова съеживается и стенает над врагами Зевса? Берегитесь, чтобы не настал день, когда вы будете горевать о себе.

    Гефест

    Вы видите зрелище, невыносимое для глаз.

    Мощность

    Я вижу, как этот человек получает свои заслуги. Пойдем, обвини его по бокам.

    Гефест

    Я должен это сделать; избавь меня от ненужных заказов.

    Мощность

    Конечно, я закажу вам, да и многое другое — я буду вас преследовать. Спуститесь вниз и силой бейте его по ногам.

    Гефест

    Ну вот! Работа сделана без особого труда.

    Мощность

    Теперь забейте колющие оковы изо всех сил; для оценщика наша работа суровая.

    Гефест

    Говорение вашего языка соответствует вашей внешности.

    Мощность

    Тогда будь мягкосердечен, но не атакуй мою упорную волю и мое резкое настроение.

    Гефест

    Пойдемте, раз уж у него оковы руки.

    Выход

    Мощность

    Ну вот, потакайте своей наглости, продолжайте вырывать у богов их почести, чтобы отдать их созданиям дня. Могут ли смертные облегчить вашу ношу печали? Боги ложно называют вас Прометеем, потому что вам самому нужно предусмотреть, чтобы освободиться от этой работы.

    Сила и сила уходящего

    Прометей объясняет свое бедственное положение

    Прометей

    Мне больно рассказывать сказку, больно молчать.Мой случай во всех смыслах прискорбен.

    Когда впервые небесные силы пришли в ярость, и между ними возникла взаимная рознь — некоторые хотели сбросить Кроноса с его престола, чтобы Зевс действительно мог править; другие, жаждущие противоположной цели, чтобы Зевс никогда не смог победить богов, — именно тогда я, хотя и давал им лучший совет, не смог убедить Титанов, детей Неба и Земли; но они, пренебрегая советами ремесла, в гордости своей силы думали добиться господства без борьбы и силой.Часто моя мать Фемида, или Земля (хотя это одна форма, у нее было много имен), предсказывала мне путь, которым суждено было сбыться будущему. Что не грубая сила или насилие, а лукавство суждено было победить тем, кто одержал верх. И хотя я им все это аргументировал, они не обратили внимания на мои слова. Учитывая все это, мне казалось, что лучше всего, присоединившись к моей матери, встать на сторону Зевса как желанный доброволец; и именно благодаря моему совету пещерный мрак Тартара теперь скрывает внутри себя древнего Кроноса и его союзников.Таким образом я помог тирану богов, и он ответил этой грязной платой; ибо недоверие к друзьям — это болезнь, которая так или иначе присуща тирании.

    Однако вы спросите, почему он меня мучает, и я сейчас объясню это. Как только он сел на трон своего отца, он немедленно возложил на божества их некоторые привилегии и наделил их соответствующими полномочиями. Но на несчастных смертных он не обращал внимания, желая положить конец всей расе и создать на ее месте новую.Против этой цели никто не осмеливался выступить, кроме меня — только у меня хватило храбрости; Я спас смертных, чтобы они не спустились, взорванные, в дом Аида. Вот почему меня одолевают такие жестокие пытки, мучительно страдать, жалко созерцать. Я, отдавший первое место смертным в своей жалости, считаю себя недостойным завоевать эту жалость для себя, но в этом отношении меня беспощадно дисциплинируют, зрелище, посрамляющее славу Зевса.

    Припев

    С железным сердцем и каменным, Прометей, тот, кто не испытывает сострадания к твоим несчастьям.Лично я бы не хотел их видеть; и теперь, когда я их вижу, мне больно в сердце.

    Вопросы Гермеса Прометей

    Гермес

    Я обращаюсь к вам, умному и лукавому, горькому сверх всякой горечи, который согрешил против богов, воздавая почести существам дня, — к вам, вора огня, я обращаюсь. Отец повелевает вам рассказать, каким браком вы хвастаетесь, в результате чего он должен быть лишен власти — и это, заметьте хорошо, изложено не загадочно, а по пунктам, в зависимости от обстоятельств; и не навязывай мне двойное путешествие, Прометей — ты же видишь, Зевса не унимают такие дела, как твоя.

    Прометей

    Говорят вы отважно, правдиво и преисполнены гордости, как подобает приспешнику богов. Вы молоды, так же молоды ваши силы, и вы действительно думаете, что живете на высотах, недоступных для горя. Разве я не видел двух государей, сброшенных с этих высот? Третьего, нынешнего господина, я доживу до самого постыдного и самого быстрого извержения в погибель. Ты думаешь, я, может быть, дрожу и съеживаюсь перед этими выскочками? Нет, совсем нет. Но поспешите назад тем же путем, которым пришли; ибо вы не узнаете ничего, о чем вы меня спрашиваете.

    Прометей остается непокорным

    Прометей

    Действительно, теперь оно перешло от слова к делу — земляные камни, раскат грома, раскатистый из глубин, с ревом катятся мимо меня; вспыхивают огненные вьющиеся молнии, и вихри швыряют клубящуюся пыль; порывы всех ветров прыгают вперед и выстраивают враждебную армию в своей борьбе; небо смешано с бездной. Вот, эта бурная смута явно приближается ко мне, посланная Зевсом, чтобы напугать меня.О святая мать моя, о небосвод, вращающий общий свет, ты видишь, что я страдаю!

    [Среди грома и молнии Прометей исчезает из поля зрения; и вместе с ним исчезают дочери Океана.]

    (Эсхил, Связанный Прометей, перевод Г. В. Смита)

    Прометей, Пандора и 5 веков

    Прометей, Пандора и 5 веков

    Прометей наказан. Справа Прометей
    привязан к колонне, в то время как орел Зевса ест его
    печень.Слева брат Прометея Атлас держит
    вверх по небу. Лаконская чашка, гр. 555 г. до н.э.
    этрусский музей, Ватикан. Для большего Версия
    (152 K), нажмите на изображение выше.

    Прометей, Пандора и пять веков
    [Перевод Frazer]
    (разделение между богами и людьми, жертвоприношение, упадок)

    Трикстеры
    Пять возрастов человека

    Гесиод прерывает свой рассказ о восхождении Зевса, чтобы привести нам пример неизбывной силы Зевса.Сначала он рассказывает, как Зевс наказал троих. из сыновей Япета, Атласа, Менойтия и Прометея. Атлас осужден чтобы удерживать небо и конец земли, в то время как «гибридный» Менойтий «брошен в Эреб» (63) за какое-то неустановленное преступление. Это должно было быть тем не менее, некоторые оскорбляют Зевса, потому что «гибридный» относится к греческому слову высокомерие , что означает «высокомерие».

    Затем Гесиод рассказывает, как Прометей, чье имя означает «предусмотрительность», был наказан за а) обман Зевса в жертвоприношении в Меконе и б) воровство ответный огонь после того, как Зевс отнял его у людей.Рассказ Гесиода здесь может немного озадачить, потому что он начинает в конце рассказа, а затем круги обратно к началу. (Это называется «кольцевой композицией». Почему? как вы думаете, он это делает?) Вот диаграмма, которая уточняет историю:

    Приказ Гесиода Порядок развития сюжета-событий
    1. Прометей наказан (строки 521-534).
    2.Уловка с жертвоприношением (строки 535-557)
    3. Зевс скрывает от людей «силу огня».
    4. Прометей крадет ответный огонь.
    5. Зевс сделал Пандору, как «цену огня, зла для людей» (строки 570, 585).
    6. Обсуждение женщин, замужества.
    7. Прометей наказан (строки 613-16).
    1. Уловка с жертвоприношением
    2. Зевс скрывает от людей «силу огня».
    3. Прометей крадет ответный огонь.
    4. Зевс сделал Пандору «злом, чтобы уравновесить добро» (строки 570, 585) огня.
    5. Прометей наказан.

    Гесиод начинает рассказ о жертвоприношении с упоминания того, что Прометей соответствовал остроумие с Зевсом, «когда боги и смертные пали на споры / в Меконе» (64, строки 535-6). У этой фразы есть несколько переводов. Один говорит, что боги и люди «вели переговоры» (Lombardo 76), в то время как другой говорит, что они «заняли разные позиции». Другие говорят, что они «расстались» или «шли к поселению». Понятно, что жертва Уловка знаменует собой изменение отношений между богами и людьми.Раньше боги раньше обедали с мужчинами, но теперь люди будут обедать в одиночестве, и боги примут дым их жертв. Также кажется, что в оригинальной истории Зевса действительно обманули, потому что если его не обманули, то почему он так рассердился, когда поднял кости и жир (строки 553-555)? Видеть Комментарий Фрейзера к стр. 67.

    Гесиод показывает, что он благосклонен к Зевсу иным образом, когда произносит «Прометей». как плохой парень. Фактически, Прометей помогает человечеству, неся им огонь.Гесиод также опускает историю о том, как Прометей создавал людей: более поздний писатель по имени Аполлодор говорит, что он «слепил людей из воды и земли». (Аполлодор 1.7.1). Роль Прометея как создателя людей может помочь объяснить почему он хочет обмануть Зевса и помочь людям.

    Заметки и вопросы: Прометей и Пандора, первая версия ( Теогония 61-68)

    (61) Menoitios = «ожидающий смертной гибели»; Прометей = «Предусмотрительность»; Эпиметей = «Запоздалые мысли.»
    (64, строки 535-541) Прометей положил хорошее мясо под воловью шкуру и покрыл это желудком и кишечником. Затем он сделал еще один сложить из костей и покрыть их красивым жиром. Зевс выбрал куча была покрыта жиром, думая, что там хорошее мясо.
    (65) в дупле от стебля фенхеля — Гигантский (5 футов) фенхель Имеет медленно горящую сердцевину и твердую кожуру, что делает его идеальным для переноски огня.
    Знаменитый хромоногий — Гефест, хромой кузнец. Бог.

    1. Если Прометей должен рассматриваться как высокомерный обманщик Зевса (как Гесиод видит его) или как защитник прав, привилегий и места человечества в схема вещей? Как вы думаете, почему Прометей (бог) встал на сторону человека в этих переговорах?

    2. Какой обманчивый подарок предлагает Прометей? Что делает обманчивый подарок Зевс предлагает?

    3. Согласны ли вы с Гесиодом в том, что его история объясняет, почему люди «горят догора»? кости на благоухающих жертвенниках бессмертных »(строки 556-57)? Почему или почему нет?

    4.Зачем мужчинам огонь? Вы думаете, богам нужен огонь? Кто имеет тенденцию пожар в мужских домах? Что может символизировать огонь? (Один ответ см. п. 135 строки 702-05.)

    5. Как вы думаете, почему женщин нужно разводить на огонь?

    6. Как вы думаете, почему Зевс наказывает людей за поступок Прометея?

    7. Почему Гесиод думает о женщинах (Пандоре) как о «милом зле», «чистом виде»? обман »и« великое заражение »? (Какие примеры он приводит женских зло?) (Еще одно упоминание о трутнях, на этот раз самцах, см.111-12, строки 302-306.)

    8. В конце истории, что есть у людей и что есть у богов? Как вы думаете, кто получит более выгодную сделку? Какими способами вы можете связать взгляды на брак (с. 135, с. 66-67) на исход (ы) Прометея-Пандоры сказка?

    9. Назовите некоторые различия между людьми и богами, которые проиллюстрированы эта история. (Чтобы помочь с ответом, прочтите «Боги и люди в греческой религии». в пакете.)



    Два Стрифа, Прометей и Пандора, вторая версия ( Работает и дни 94-100)

    Другая версия Гесиода истории Прометея Пандоры не рассказывается как пример силы Зевса, но как пример того, почему людям нужно работать для жизни.Это одна из тех историй о том, как мы попали в эту неразбериху. В идея работы выдвигает на первый план тему, лишь кратко упомянутую в первая версия рассказа: еды . (См. Стр. 66, строки 592-99.) Слово «средства к существованию» во фразе «боги скрывают средства к существованию». мужчин »(97, строка 42) переводится с греческого слова bios , или« жизнь » (корень первого слога английского слова «биология»). Другие переводы этой фразы гласит: «Ибо боги хранят пищу человеческую в тайне», и « боги никогда не позволяли / Как заработать на жизнь »(Ломбардо 24).Мы, кажется, имеют новое последствие сокрытия око за око Зевса и Прометея и кража огня: добыть достаточно еды стало трудной задачей для люди.

    Миф о Пандоре тоже мог быть изменен Гесиодом. Позже на вазах она изображена в типичной позе богини Земли, поднимающейся из Земля, в то время как Гермес, Зевс и Эпиметей смотрят на нее. (См. Иллюстрацию.) На другой вазе ее зовут Anesidora , «отправитель подарков».’ истинный эпитет Матери-Земли »(Харрисон 51). Пандора открывается — это питос , или сосуд для хранения, обычно используемый минойцами. и греки, чтобы держать пищу ( bios ) от земли (вино, оливки, зерно), а не бедствия и болезни. Как вы думаете, какие мотивы мог бы Гесиод пришлось изменить историю Пандоры и превратить ее в ложную соблазнительницу?

    Вопросы по Прометею и Пандоре, вторая версия ( Работает и дни 94-100)

    (96, строка 39) мужчин-пожирателей подарков = мелкие правители небольших размеров графства области.
    (97/98 строки 50/54) сын Япета = Прометей.
    (98, строка 70) Знаменитый хромоногий — это Гефест, хромой бог-кузнец.
    (99, строка 77) Проводник, Убийца Аргоса = Гермес.
    (99, строка 80) Pandora = «все подарки».

    1. Почему, по словам Гесиода, ссора иногда бывает хорошо?

    2. Чем «лорды-взяточники» похожи на женщин? (См. Теогония п.66.)

    3. Почему Перс должен зарабатывать себе на жизнь, согласно Гесиоду?

    4. Как вы думаете, почему Зевс хотел скрывать пищу или средства к существованию? от мужчин?

    5. Что еще скрывает или скрывает Зевс? Что он дает, пока еще что-то скрывая? (Сравните с Прометеем.)

    6. Назовите персонажей этой истории, которых можно описать как воры.

    7. Как вы думаете, почему результатом должны стать труд, болезни и смерть? женщин?

    8.Имя Пандоры также могло означать «все подарки». Как ее можно было увидеть как приносить дары человечеству? Сравните женщин с описанными дарителями и берущими. на стр. 114, строки 352–380.

    9. Как вы думаете, почему Надежда остается в банке? Хорошо это или плохо? (Помните что греки хранили свои bios [продукты питания — зерна, оливки, вино и т. д.] в больших банках вроде той, что открыла Пандора.)

    10. Чем Пандора похожа на обманчивую жертву Зевсу? Как она как огонь? (См. Стр.135, строки 702-705.) ей в биос ?

    11. Какие сходства и различия вы видите между Прометеем-Пандорой? история и история Адама и Евы? (Перечислите их в параллельные столбцы.) В чем История Прометея похожа на / в отличие от сказки американских индейцев «Койот». Похищает огонь »(раздаточный материал)?



    Пять возрастов человека ( Работ и дней 101-110)

    1.Чем люди золотого и серебряного веков похожи или чем непохожи «Люди [лорды]» Гесиода (строка 39)?

    2. Как вы думаете, почему золотая раса погибла?

    3. И бронзовая раса, и век героев воинственны. Зачем делать вы думаете, Гесиод предпочитает героический век? (Обратите внимание на их разные загробные жизни.)

    4. Большинство современных историков заметили бы переход от бронзовых инструментов к железные как технологический прорыв. Точно так же приручение огня считается авансом.Как вы думаете, почему Гесиод не видит этих изменений как продвигается?

    5. Если бы вы были Персом, помогла бы вам история пяти веков? к справедливости », а не к« чести Гибриса »(106)? Почему или почему нет?

    6. В чем, по вашему мнению, значения рассказа о пяти возрастах и Истории Прометея-Пандоры похожи / разные?

    7. Как вы думаете, какая последовательность мифов у Гесиода — Прометея, жертвоприношение, кража огня, создание женщины, наказание Прометея и пять возрастов человека — скажите об отношениях между людьми и богами? Что как вы думаете, мораль Гесиода? Мифолог Г.С. Кирк, говорит, что «вся последовательность мифов [Прометей-Пандора-пять веков] … могущество» можно сказать, чтобы оставить человека с чувством, что все не так уж и несправедливо как они были, это зло более уравновешено, чем казалось, эта старость и болезни в некотором роде наша собственная вина, даже в том, что все может улучшиться если бы мы только научились вести себя лучше »(143). Как вы думаете, как прибыл Кирк при таком выводе? Вы согласны или не согласны с его взглядами? Почему или почему нет?

    Цитированных работ

    • Фрейзер, Р.М. Стихи Гесиода . Норман: Университет Оклахомы, 1983.
    • Гесиод. Труды и дни / Теогония . Пер. Стэнли Ломбардо. Индианаполис: Хакет, 1993.
    • Харрисон, Джейн Эллен. Мифология . 1924. Нью-Йорк: Harcourt, Brace, & World, 1963.
    • Кирк Г. С. Природа греческих мифов . Нью-Йорк: Викинг-Пингвин, 1974.
    • Симпсон, Майкл, изд.и пер. Боги и герои греков: Библиотека Аполлодора . Амхерст, штат Массачусетс, 1976.

    Прометей, освобожденный Перси Биши Шелли

    (отрывок)

    СЦЕНА. — Ледяное ущелье на Индийском Кавказе. Прометей обнаруживается привязанным к пропасти. Пантея и Ионе сидят у его ног.Время, ночь. Во время Сцены медленно наступает утро.

    Прометей .

    Монарх Богов и Демонов и всех Духов

    Но Тот, Кто теснит эти яркие и вращающиеся миры

    Который из живых существ только Ты и я

    Смотри бессонными глазами! смотри на эту Землю

    Сделано многочисленным со своими рабами, которых ты

    Требуешь для поклонения коленям, молитвы и хвалы,

    И труда, и гекатомб разбитых сердец,

    Со страхом и презрением к себе и бесплодная надежда.

    Пока я твой враг, безглазый в ненависти,

    Ты царствовал и торжествовал к твоему презрению,

    Мои собственные страдания и твоя тщетная месть.

    Славнее того, что ты видишь.

    С твоего незавидного престола, о Могущественный Бог!

    Всемогущий, если бы я соизволил разделить позор Твоей дурной тирании

    и не повесился здесь

    Пригвожден к этой стене горы, поражающей орлов,

    Черный, зимний, мертвый, неизмеримый; без травы,

    Насекомое или животное, или форма или звук жизни.

    Ах, я! Увы, боль, боль, навсегда, навсегда!

    Ни перемен, ни паузы, ни надежды! Тем не менее я терплю.

    Спрашиваю Землю, не ощущались ли горы?

    Я спрашиваю у Неба, всевидящего Солнца,

    Разве оно не видело? Море в шторм или штиле,

    Постоянно меняющаяся Тень Небес, раскинувшаяся внизу,

    Разве его глухие волны не слышали мою агонию?

    Ах, я! Увы, боль, боль, навсегда, навсегда!

    Ползучие ледники пронзают меня копьями

    Из своих замораживающих луну кристаллов, ярких цепей

    Ешь, их обжигающий холод пронзил мои кости.

    Небесная гончая с крыльями, оскверняющая твои губы

    Его клюв отравлен не его собственным, разрывает слезы

    Мое сердце; и блуждают бесформенные зрелища,

    Ужасные люди царства грез,

    Издеваются надо мной: и злодеи землетрясения заряжены

    Чтобы вырвать заклепки из моих дрожащих ран

    Когда раскололись камни и снова закройтесь позади:

    Пока из их громких бездн воет толпа

    Гении бури, призывая ярость

    Вихря и пронзая меня градом острым.

    И все же меня приветствуют день и ночь,

    Разорвет ли один изморозь утра,

    Или звездный, тусклый и медленный, другой поднимется

    Свинцово-желтый восток; ибо тогда они ведут

    Бескрылые, ползающие часы, среди которых

    — Как какой-то темный Жрец приветствует сопротивляющуюся жертву —

    Притащит тебя, жестокий Король, поцеловать кровь

    С этих бледных ног , который затем мог бы растоптать тебя

    Если бы они не презирали такого поверженного раба.

    Презрение! Ах нет! Мне тебя жаль. Какая развалина

    Будет охотиться на тебя без защиты сквозь бескрайние небеса!

    Как будет твоя душа, расколотая до глубины души,

    Зевать, как в аду, внутри! Я говорю с печалью,

    Не ликование, потому что я больше не ненавижу,

    Как тогда, прежде страдание сделало меня мудрым. Проклятие

    Я бы вспомнил, когда я дышал на тебя. Йе Горы,

    Чье многоголосое эхо, сквозь туман

    Катаракт, разнесло гром этого заклинания!

    Йе ледяные источники, застойные с морщинистым инеем,

    Которые завибрировали, чтобы услышать меня, а затем поползли

    Дрожа по Индии! Ты безмятежный Воздух,

    , По которому ходит Солнце, пылающее без лучей!

    И вы, быстрые Вихри, которые на отравленных крыльях

    Безмолвные и неподвижные висели над тихой бездной,

    Как гром, громче вашего собственного, сотворил рок

    Мир орбедов! Если бы тогда мои слова имели силу,

    Хотя я изменился так, что всякое злое желание

    Мертво внутри; хотя памяти нет быть

    Из того, что ненавистно, пусть не теряют сейчас!

    Что это было за проклятие? потому что вы все слышали, как я говорил.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.