Произведения н в гоголь: Произведения Николая Васильевича Гоголя. Библиографическая справка

Содержание

Николай Васильевич Гоголь - Книги, Произведения, Рассказы, Романы

В литературном наследии писателя так тесно переплетены обыденное и волшебное, что создается особое художественное пространство, в которое погружается погружается читатель. Вот почему, несмотря на обилие современных авторов, мы по-прежнему стремимся купить книги Н. В. Гоголя. Писатель творит в двух измерениях — обычном и сверхъестественном. С одной стороны, мы видим людей с их достоинствами и недостатками. А с другой — переносимся в таинственный мир, преломляющий действительность, как кривое зеркало. И это взаимопроникновение реального и фантастического в произведениях Николая Васильевича Гоголя встречается повсеместно. Автор словно играет с читателем, расширяя границы сознания и позволяя взглянуть на привычный мир под непривычным углом.

О жизни и творчестве Н. В. Гоголя

Классик русской литературы появился на свет в Великих Сорочинцах Полтавской губернии. Мальчика назвали Миколой. Тяга к литературе и актерству проявилась у него в период учебы в Нежинской гимназии. Для ее любительского театра будущий писатель создавал юмористические сценки из народного быта, в разыгрывании которых принимал непосредственное участие.

По окончании гимназии он переехал в Питер, чтобы поступить на госслужбу. Однако непривычная жизнь, нехватка средств и неоправдавшиеся ожидания привели к разочарованию. Мысли писателя все чаще возвращались в родные места. В результате появился сборник рассказов Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», наполненный украинской природой, образностью и поэтикой. На его тематику повлияли хорошо знакомый автору фольклор и впечатления детства. Неслучайно среди книг Николая Васильевича Гоголя в Украине этот сборник — самый популярный.

В вышедших вслед за «Вечерами» «Миргороде» и «Арабесках» центр авторского внимания частично переместился в Питер. Вошедшие в них повести «Старосветские помещики», «Невский проспект», «Тарас Бульба», «Нос», «Записки сумасшедшего», «Шинель» сделали автора знаменитым. В книгах он рассказал о том, что хорошо знал, — о мелкопоместном дворянстве и чиновничьей среде. Сюда же вошло самое мистическое произведение Гоголя — повесть «Вий».

Затем писатель проявил себя как талантливый драматург, написав комедию «Ревизор», в которой саркастически высмеял царящие в чиновничьей среде пороки. Театральная постановка пьесы оказалась провальной, что больно ударило по самолюбию автора и спровоцировало нервное расстройство. Лечиться писатель уехал в Рим, где начал работу над своим главным сочинением — поэмой «Мертвые души» о жизни, укладе и нравах современной ему России. Выход первого тома книги вызвал волну критики. Автора упрекнули в клевете на русскую действительность, не обратив внимания, что в лирических отступлениях тот выражал надежду на воскресение русской души. Незадолго до смерти, спровоцированной усилением нервной болезни, писатель сжег второй том…

Выгодно купить произведения Н. В. Гоголя можно на нашем сайте.

Список книг и других произведений Николай Васильевич Гоголь Сортировка по году написания

Никола́й Васи́льевич Го́голь (фамилия при рождении Яно́вский, с 1821 года — Го́голь-Яно́вский; 20 марта [1 апреля] 1809 года, Сорочинцы, Полтавская губерния — 21 февраля [4 марта] 1852 года, Москва) — русский прозаик, драматург, поэт, критик, публицист, признанный одним из классиков русской литературы. Происходил из старинного дворянского рода Гоголь-Яновских.

Великий русский писатель.
Родился в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии, в семье помещика. Детские годы Гоголь провел в имении родителей Васильевке (другое название — Яновщина). Культурным центром края являлись Кибинцы, имение Д. П. Трощинского, дальнего их родственника, отец Гоголя исполнял у него обязанности секретаря. В Кибинцах находилась большая библиотека, существовал домашний театр, для которого отец Гоголя писал комедии, будучи также его актером и дирижером.

В мае 1821 г. поступил в гимназию высших наук в Нежине. Здесь он занимается живописью, участвует в спектаклях. Пробует себя и в различных литературных жанрах (пишет элегические стихотворения, трагедии, историческую поэму, повесть). Тогда же пишет сатиру «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан» (не сохранилась). Однако он мечтает о юридической карьере.
Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь в декабре вместе с другим выпускником А.С. Данилевским едет в Петербург’, где делает первые литературные пробы: в начале 1829 г. появляется стихотворение «Италия», печатает «Ганц Кюхельгартен» (под псевдонимом «В. Алов»).
В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в Департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. В этот период выходят в свет «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Нос», «Тарас Бульба».
Осенью 1835 г. он принимается за написание «Ревизора», сюжет которого подсказан был Пушкиным; работа продвигалась столь успешно, что премьера пьесы состоялась весной 1836 г. на сцене Александрийского театра.
В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию (в общей сложности он прожил за границей около 12 лет). Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение «Мертвых душ». Сюжет был также подсказан Пушкиным.
В ноябре 1836 г. Гоголь в Париже знакомится с А. Мицкевичем. В Риме получает потрясшее его известие о гибели Пушкина. В мае 1842 г. «Похождения Чичикова, или Мертвые души» вышли в свет. Трехлетие (1842—1845 гг.), последовавшее после отъезда писателя за границу — период напряженной и трудной работы над вторым томом «Мертвых душ».
В начале 1845 г. у Гоголя появляются признаки душевного кризиса, и в состоянии резкого обострения болезни он сжигает рукопись второго тома, над которым продолжит работать спустя некоторое время.
В апреле 1848 г., после паломничества в Святую землю, Гоголь окончательно возвращается в Россию, где большую часть времени проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах — в Малороссии. Весной 1850 г. Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь —делает предложение А.М. Виельгорской, но получает отказ.
1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что второй том «совершенно окончен». Но в последних числах месяца обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю.
7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 февраля сжигает беловую рукопись второго тома (сохранилось в неполном виде лишь пять глав). 21 февраля утром Гоголь умер в своей последней квартире в доме Талызина в Москве. Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 г. останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

Н. В. Гоголь (1809–1852) | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

В коллекцию, посвящённую 210-летию со дня рождения классика русской литературы, прозаика, драматурга, православного мыслителя и публициста Н. В. Гоголя, вошли цифровые копии книг, статей из периодических изданий, архивных документов и изобразительных материалов, содержащих сведения о жизни и творчестве писателя, тексты его произведений.

Н. В. Гоголь-Яновский, дворянин Полтавской губ., герба Ястршембец, коллежский советник, родился и вырос в Малороссии, в 1828 году закончил Гимназию высших наук в Нежине (аттестат которой давал те же права, что и университетский) и поступил в Санкт-Петербурге на государственную службу: сначала в III Отделение Собственной Е. И. В. Канцелярии, потом в МВД, потом — в Департамент уделов, где быстро дослужился до помощника столоначальника. Департаментская служба не только сулила Гоголю блестящее будущее, но и дала ему богатую пищу для последующего творчества, однако в связи с громким успехом «Вечеров на хуторе близ Диканьки» (1831–1832) он сменил ее на службу по ученой части (Патриотический институт, Имп. Санкт-Петербургский университет).

Новые произведения в повествовательном («Арабески», «Миргород», петербургские повести) и драматическом роде упрочили положение Гоголя как одного из талантливейших и любимейших писателей своего времени. Комедия «Ревизор» принесла ему, кроме того, личное покровительство Государя, пособие от которого, выплачиваемое через III Отделение, избавило Гоголя от забот о хлебе насущном на все десятилетие пребывания его за границей (Германия, Париж, преимущественно — Рим), во время которого он создал начало своего неоконченного шедевра «Похождения Чичикова, или Мертвые души».

По совершении паломничества в Святую Землю и возвращении в Россию Гоголь отходит от мирского литературного творчества, предается богомыслию, духовно окормляется у великих Оптинских старцев. «Выбранные места из переписки с друзьями» навлекают на него бешеную травлю либерального лагеря, «Размышления о Божественной Литургии» остаются почти незамеченными до конца века.

Ранняя смерть Н. В. Гоголя позволила подать его обществу как чистого сатирика, основоположника обличительно-натуралистической и ниспровергательской линии в русской литературе. В советское время эта трактовка творчества Гоголя стала обязательной, но влияние гоголевского дарования выходило далеко за рамки официоза. В русской литературе первой половины XX века наиболее ярким продолжателем его традиции стал М. А. Булгаков. Информацию об этом можно найти в разделе коллекции «Литературная критика. Современные исследования».

В подразделе коллекции «Иллюстрации к произведениям Н. В. Гоголя» можно найти работы одного из крупнейших русских художников-иллюстраторов П. М. Боклевского, создавшего «Альбом гоголевских типов».

В подразделе «Произведения Н. В. Гоголя в кино и театре» в ролях гоголевских персонажей представлены известные российские актеры.

При подготовке коллекции были использованы архивные документы, книги, периодические издания, изобразительные материалы из фондов Фундаментальной библиотеки Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, Зональной научной библиотеки Уральского федерального университета, Московской областной государственной научной библиотеки им. Н. К. Крупской, Научной библиотеки им. М. Горького Санкт-Петербургского университета и других источников.

КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. Н. ТУПОЛЕВА

Николай Васильевич Гоголь – классик русской литературы, писатель, драматург, публицист, критик. Самыми главными произведениями Гоголя считаются: сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки», посвященное обычаям и традициям украинского народа, а также величайшая поэма “Мертвые души”.

Николай Васильевич Гоголь родился 1 апреля1809 года в селе Сорочинцы Полтавской губернии в семье помещика. Гоголь был третьим ребенком, а всего в семье было 12 детей.

В школьные годы писатель не отличался особыми способностями в учебе. Хорошо ему давались только уроки рисования и изучение русской словесности. В 1828 году в жизни Гоголя случился переезд в Петербург. Там он служил чиновником, пробовал устроиться в театр актером и занимался литературой. Актерская карьера не ладилась, а служба не приносила Гоголю удовольствия, а порою даже тяготила. И писатель решил проявить себя на литературном поприще. Произведение Гоголя «Басаврюк» было опубликовано первым. Позднее повесть переработана в «Вечер накануне Ивана Купала». Именно она подарила писателю известность. Рассказы Гоголя «Ночь перед Рождеством», «Майская ночь», «Сорочинская ярмарка», «Страшная месть» и прочие из того же цикла поэтично воссоздают образ Украины. Также Украина была широко описана в произведении Гоголя «Тарас Бульба». В 1831 году Гоголь знакомится с представителями литературных кругов Жуковского и Пушкина, бесспорно эти знакомства сильно повлияли на его дальнейшую судьбу и литературную деятельность. Произведение Гоголя «Ревизор» было написано в 1835 году, а в 1836 впервые поставлено. Из-за отрицательной реакции публики на постановку «Ревизор», писатель покидает страну. В 1836 году в биографии Николая Гоголя были совершены поездки в Швейцарию, Германию, Италию, а также краткое пребывание в Париже. Затем, с марта 1837, в Риме продолжалась работа над первым томом величайшего произведения Гоголя «Мертвые души», который был задуман автором еще в Петербурге. После возвращения на родину из Рима, писатель издает первый том поэмы.  Ночью 11 февраля 1852 года Гоголь сжег второй том “Мертвых душ”, а 21 февраля скончался.

 

 

С литературой по теме, вы можете ознакомиться в научно-технической библиотеке им. Н.Г. Четаева КНИТУ-КАИ

Сигов, Владимир Константинович. Русская и зарубежная литература [Электронный ресурс] : Учебник / В. К. Сигов. - 1. - Электрон. текстовые дан. - Москва : ООО "Научно-издательский центр ИНФРА-М", 2015. - 512 с. 

Аннотация: Рассматриваются вопросы русской литературы конца XVIII - начала XIX в. (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь и др.), второй половины XIX в. (И.А. Гончаров, А.Н. Островский и др.}, конца XIX - начала XX в. (А.А. Блок, Л.А. Андреев и др.), 1920-1930-х гг. (АЛ. Платонов, А.А. Ахматова и др.), литературная жизнь 1940-1980-х гг. (А.Т.Твардовский, В.М. Шукшин и др.), современная литература. Особое внимание уделяется произведениям зарубежных писателей (У. Шекспир, И.В. Гёте и др.).

Романова, Г. И. Мотив денег в русской литературе XIX в. [Текст] : учеб. пособие / Г. И. Романова. - 3-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2017. - 213 с. 

Аннотация: В предлагаемой книге освещены те стороны классических произведений (от повестей Гоголя до пьес Чехова), которые обычно ускользают от внимания изучающих литературу. Выделение мотива денег (золота) позволит не только взглянуть с актуальной сегодня точки зрения на литературную классику, но и яснее представить систему литературоведческих понятий, используемых в ходе анализа произведений, четче осознать грань между литературой и реальностью. На примере произведений Фонвизина, Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова и других классиков показано формирование в русской литературе значения мотива «деньги» (золото), его устойчивого содержания.

Синцова, С. В. Тайны мужского и женского в художественных интуициях Н.В. Гоголя [Текст] : монография / С. В. Синцова. - 2-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2016. - 198 с.

Аннотация: Впервые творчество Н.В. Гоголя проанализировано как ассоциативно организованный интертекст, основанный на самодвижении гендерной проблематики. В ее становлении выделены два этапа: когда такая проблематика была основой смыслообразования («Женитьба», «Миргород») и когда она переместилась в слой потенциальных смыслов (повести 1835–1842 гг., «Мертвые души»). Особое внимание в монографии уделено двум типам художественно-смысловых связей (ризомным и континуальным), на основе которых создавался гендерный интертекст в творчестве писателя. Такой подход позволил в новом ключе прочитать основные произведения Н.В. Гоголя, а также выявить скрытые процессы циклообразования и формирования «межтекстовых единств».

Янушкевич, А. С. История русской литературы первой трети XIX века [Текст] : учеб. пособие / А. С. Янушкевич. - 3-е изд., стер. - Москва : ФЛИНТА, 2016. - 749 с. 

Аннотация: Учебное пособие вводит студентов в пространство русской классической литературы, знакомит с творчеством Пушкина, Лермонтова, Гоголя, с Золотым веком русской поэзии. Именно в этот период русской словесной культуры формируется ее национальное своеобразие, оформляется тот комплекс идей и образов, которые определят ее последующее развитие. В книге автор пытается воссоздать поэтический мир писателя прежде всего через слово, через своеобразие его художественного мышления. Многочисленные цитаты как фрагменты и сегменты текста выполняют эту задачу. Для более активного погружения читателя в материал цитаты сопровождаются ссылками на собрания сочинений. Отбор материала и его интерпретация обусловлены интересом к проблеме авторского сознания как миромоделирующего фактора словесной культуры.

Гоголь, Николай Васильевич. Сочинения: Вечера на хуторе близ Диканьки; Миргород; Повести 1835-1842гг.; Драматические произведения; Выбранные места из переписки с друзьями; Размышления о Божественной Литургии; Мертвые души; Статьи. / Н.В. Гоголь. - М. : Изд-во "Книжная палата", 2000. - 1040 с. 

Аннотация: В том включены все основные произведения классика русской литературы Николая Гоголя (1809 – 1852), жизнь и творчество которого (казалось бы, досконально изученные) в наши дни раскрываются новыми гранями и красками. «Приблизиться к Гоголю», понять гения, найти разгадку его творческих исканий и поступков можно лишь внимательно перечитывая его книги. Об этом говорится в предваряющей сборник статье писателя Виктора Афанасьєва. Рядом с традиционным обязательным “репертуаром” призведений Н.В. Гоголя в издание включены реже печатавшиеся повесть “Рим”, “Выбранные места из переписки с друзьями”, “Размышления о Божественной Литургии”, ряд статей. В конце тома – “Основные даты жизни и творчества Н.В. Гоголя” и список литературы о писателе.

Золотусский, Игорь Петрович. Гоголь / И. П. Золотусский. - 7-е изд. - М. : Молодая гвардия, 2009. - 496 с. 

Аннотация: Книга о Гоголе, принадлежащая перу И. П. Золотусского, по праву считается классикой биографического жанра. Личность гениального русского писателя, произведения которого знакомы нам со школьной скамьи, предстает в ней совершенно по-новому и приобретает поистине эпические масштабы. Перед нами не просто автор «Ревизора» и «Мертвых душ», «Женитьбы» и «Тараса Бульбы», но человек исключительной, трагической судьбы, мыслитель и пророк, стоявший, по мнению современников, на пороге подлинной разгадки исторических судеб России. Настоящее издание сохраняет первоначальный авторский текст книги, искаженный в первых изданиях книги неизбежной для того времени идеологической цензурой.

По материалам с сайта: https://obrazovaka.ru

Материалы подготовлены: О.А. Кулябиной, главным библиотекарем сектора социокультурных коммуникаций НТБ им. Н.Г. Четаева

Заметка о Н. В. Гоголе. Годы жизни в Петербурге.

Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь в декабре едет в Петербург. В конце 1829 г. ему удаётся определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. он служит в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника), под началом известного поэта-идиллика В. И. Панаева. Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в «службе государственной», но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины. В этот период выходят в свет «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831–1832). Они вызвали почти всеобщее восхищение. Пушкин так охарактеризовал действие, произведенное книгой повестей Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»: «Как изумились мы русской книге, которая заставляла нас смеяться, мы, не смеявшиеся со времен Фонвизина! Мне сказывали, что наборщики помирали со смеху, набирая книгу. Поздравляю публику с истинно весёлою книгою, а автору сердечно желаю дальнейших успехов».

В 1833 году Н. В. Гоголь пришёл к решению посвятить себя научной и педагогической работе и в 1834 г. был назначен адъюнкт-профессором по кафедре всеобщей истории при Санкт-Петербургском университете. Изучение трудов по истории Украины легло в основу замысла нового произведения.

Когда-то Пушкин воспел величие и поэтичность Петербурга. Гоголь увидел в столице и другую сторону: жёсткий уклад жизни, суровую регламентацию, естественную для города, где всё определено самодержавной властью. Здесь устрашающе нерасторжима связь личности с миром вещей, искусственно, фальшиво поведение людей. Повесть «Нос» (1835; опубликована в 1836 г.) — чрезвычайно смелый гротеск, предвосхитивший некоторые тенденции искусства ХХ в.

Контрастом по отношению и к провинциальному и столичному миру выступала повесть «Тарас Бульба», запечатлевшая тот момент национального прошлого, когда народ («казаки»), защищая свою суверенность, действовал цельно, сообща и притом как сила, определяющая характер общеевропейской истории. В 1835 году Гоголь оставил университет и целиком отдался литературному творчеству.

Осенью 1835 г. Николай Васильевич принимается за написание «Ревизора», сюжет которого был подсказан Пушкиным; работа продвигалась столь успешно, что 18 января 1836 г. он читает комедию на вечере у Жуковского (в присутствии Пушкина, П. А. Вяземского и других), а в феврале-марте уже занят её постановкой на сцене Александрийского театра. Премьера пьесы состоялась 19 апреля. 25 мая — премьера в Москве, в Малом театре.

Собственноручный рисунок Н. В. Гоголя к последней сцене «Ревизора»

Н. В. Гоголь — художник и мыслитель. К 200-летию со дня рождения

 

Российская государственная библиотека хранит в своих фондах наследие великого писателя. Рукописи Н. В. Гоголя стали поступать в Московский публичный и Румянцевский музеи (ныне РГБ) с 1874 года. Позднее в отделе рукописей был сформирован самостоятельный фонд писателя. К 40-м годам XX века общее количество автографов Гоголя в отделе рукописей исчислялось 2361 листом. Из них 950 листов составляли художественные произведения и критические статьи, 117 — автографы с его трудами и выписками по всеобщей, русской и украинской истории, 1294 листа — автографы, представляющие собой религиозные и моральные размышления, записи, выписки, списки великорусских и малорусских песен, работы по изучению языков, а также эпистолярное наследие и записные книги.

Экспозиция стремится показать великого писателя во всем многообразии его рукописей, писем, документов, книг, ставших неотъемлемой частью отечественной культуры. На выставке будут представлены посмертные издания сочинений Н. В. Гоголя, подготовленные его наследниками, а также ценные с научной точки зрения издания его полных собраний сочинений, вышедшие в дореволюционные годы, в советский период и в настоящее время.

Особенно интересны первые публикации произведений писателя в альманахах и журналах, таких как «Сын Отечества», «Московский телеграф», «Северная пчела» и первые отклики на них, начиная с 1829 года. На многих изданиях автографы русских писателей, поэтов, в том числе и самого Гоголя. Первое и единственное его прижизненное собрание сочинений в 4-х томах увидело свет в 1843 г. в Москве и вышло с предисловием автора.

Несомненный интерес представляют иллюстрированные издания произведений Н. В. Гоголя и среди них всемирно известные рисунки к «Мертвым душам» А. Агина, П. Боклевского, П. Соколова, Кукрыниксов и др.

Торжественное открытие выставки состоится 25 марта 2009 года в 15:00 в выставочном зале Российской государственной библиотеки по адресу: ул. Воздвиженка, д. 3/5, 3 подъезд, 3 этаж.

Николай Васильевич Гоголь | Портал органов власти Калужской области

Версия портала для слабовидящих включает в себя: возможность изменения размеров шрифта, выбора цветовой схемы, а также содержит функцию «включить / выключить» изображения.

Посетитель портала может настраивать данные параметры после перехода к версии для слабовидящих.

Используя настройку «Размер шрифта», можно выбрать один из трех предлагаемых размеров шрифта.
При помощи настройки «Цветовая схема» пользователь может установить наиболее удобную для него цветовую схему портала (бело-черная, черно-белая и фиолетово-желтая).

Нажав кнопку «Выкл.» / «Вкл.» можно включить или выключить показ изображений, размещенных на портале. При выключении функции «Изображения», на месте изображений появится альтернативный тест.

Все настройки пользователя автоматически сохраняются в cookie браузера и используются для отображения страниц при каждом визите на сайт, при условии, что посетитель портала не выходил из текущей версии.

По умолчанию выбираются следующие параметры: размер шрифта – 22px, бело-черная цветовая схема и включенные изображения.

Для того чтобы вернуться к обычной версии, необходимо нажать на иконку.

Увеличить размер текста можно воспользовавшись другими способами: 

Включение Экранной лупы Windows: 

1. Через меню Пуск:

Пуск → Все программы → Стандартные → Специальные возможности → Экранная лупа.

2. Через Панель управления:

Панель управления → Специальные возможности → Центр специальных возможностей → Включить экранную лупу.

3. С помощью сочетания клавиш «Windows и ”+”».

Использование сочетания клавиш:

1. В браузерах Internet Explorer, Mozilla Firefox, Google Chrom, Opera используйте сочетание клавиш Ctrl + "+" (увеличить), Ctrl + "-" (уменьшить).

2. В браузере Safari используйте сочетание клавиш Cmd + "+" (увеличить), Cmd + "-" (уменьшить).

Настройка высокой контрастности на компьютере возможна двумя способами:

1. Через Панель управления:

Пуск → Все программы → Стандартные → Центр специальных возможностей → и выбираете из всех имеющихся возможностей «Настройка высокой контрастности».

2. Использование «горячих клавиш»: 

Shift (слева) + Alt (слева) + Print Screen, одновременно.

 

Н.В. Гоголь Избранные сочинения в 2-х томах \ Н.В. Гоголь Избранные сохинения в 2-х томах, н / д от н / д: Good Hardcover 1st Edition.

Опубликовано n / a

Использовал / Твердая обложка / Количество: 0

From Land of Magazines (SOMERVILLE, MA, U.S.A.) В наличии в других книжных магазинах Посмотреть все копии этой книги

О книге

Мы сожалеем; эта книга больше не доступна. У AbeBooks миллионы книг. Пожалуйста, введите условия поиска ниже, чтобы найти похожие копии.

Описание:

Пожалуйста, запросите подробное описание.Краткое описание: Избранные сочинения Н.В. Гоголя в 2-х томах \ Н.В. Гоголь Избранные сохинения в 2-х томах, н / д У нас тысячи наименований, и часто может быть доступно несколько экземпляров каждого названия. Пожалуйста, свяжитесь с нами для получения подробной информации о наличии экземпляров книги. Артикул 122213805 Язык: Русский. Инвентарный номер продавца № mesh222213805

Библиографические данные

Название: Н.В. Гоголь Избранные сочинения в 2-х томах \ ...
Издательство: н / д
Переплет: Твердый переплет
Состояние книги: Хорошее
Выпуск: 1-е издание.

AbeBooks предлагает миллионы новых, бывших в употреблении, редких и вышедших из печати книг, а также дешевые учебники от тысяч книжных магазинов по всему миру.Делать покупки на AbeBooks легко, безопасно и на 100% безопасно - найдите свою книгу, купите копию через нашу безопасную кассу, и продавец отправит ее прямо вам.

Найдите тысячи книжных магазинов, продающих миллионы новых и подержанных книг

Новые и подержанные книги

Новые и подержанные копии новых релизов, бестселлеров и победителей. Экономьте деньги с нашим огромным выбором.

AbeBooks Home

Редкие и вышедшие из печати книги

От скудных первых изданий до популярных подписей - множество редких, ценных и коллекционируемых книг.

Редкие книги

Учебники

Сделайте перерыв с большими скидками и фантастическими предложениями на новые и подержанные учебники.

Учебники

Больше книг, чтобы открыть для себя

Николай Гоголь

2 подписчика


Николай Васильевич Гоголь родился в украинском казацком селе Сорочинцы Полтавской губернии Российской империи на территории современной Украины.Его мать была потомком польской знати. Его отец Василий Гоголь-Яновский, потомок украинского казачества, принадлежал к мелкой шляхте, писал стихи на русском и украинском языках и был украинским драматургом-любителем, который умер, когда Гоголю было 15 лет.

В 1820 году Гоголь поступил в высшее художественное училище в Нежине и оставался там до 1828 года. Именно там он начал писать. Очень рано у него развился мрачный и скрытный характер, отмеченный болезненным самосознанием и безграничными амбициями.Столь же рано он развил необычайный талант к подражанию, который впоследствии сделал его бесподобным читателем его собственных произведений.

В 1828 году, окончив школу, Гоголь приехал в Петербург. Он надеялся на литературную славу и привез с собой романтическую поэму немецкой идиллической жизни «Ганц Кюхельгартен». Он издал ее за свой счет под именем «В. Алов». Журналы, в которые он ее отправлял, почти повсюду высмеивали. Он купил все экземпляры и уничтожил их, поклявшись никогда больше не писать стихов.

Романы

Коллекции

Новеллы

Нехудожественная литература

Антологии с рассказами Николая Гоголя

Воскресенье 2 Черный Вий Дневник сумасшедшего [рассказ] (1960)

Книги о Николае Гоголе

Посетители этой страницы также смотрели на этих авторов



Письмо Н.В. Гоголь В. Г. Белинский 1847

Письмо В. Г. Белинского Н. В. Гоголю 1847 г.

Белинский В.Г. 1847

Письмо Н.В. Гоголю

[1]

Написано: 3 июля 1847 г .;
Источник: В.Г. Белинский: Избранные философские труды Издательство иностранных языков, Москва, 1948;
Расшифровано: Харрисон Флусс для marxists.org, февраль 2008 г.


Вы правы лишь отчасти, рассматривая мою статью как статью о разгневанном человеке: этот эпитет слишком мягкий и неадекватный, чтобы выразить то состояние, в котором я оказался при чтении вашей книги.Но вы совершенно ошибаетесь, приписывая это состояние своим действительно не слишком лестным отзывам о поклонниках вашего таланта. Нет, для этого была более важная причина. Можно было вынести оскорбленное чувство собственного достоинства, и у меня хватило бы разума, чтобы оставить этот вопрос в тишине, если бы вся суть дела; но нельзя вынести оскорбленного чувства истины и человеческого достоинства; нельзя молчать, когда ложь и безнравственность проповедуются как истина и добродетель под прикрытием религии и защиты кнута.

Да, я любил вас со всей страстью, с которой человек, связанный кровными узами со своей родной страной, может любить ее надежду, ее честь, ее славу, одного из ее великих лидеров на пути к сознанию, развитию и прогресс. И у вас была веская причина потерять самообладание, по крайней мере, на мгновение, когда вы лишились этой любви. Я говорю это не потому, что считаю свою любовь достойной наградой за большой талант, а потому, что в этом отношении я представляю не одного человека, а множество людей, большинство из которых ни вы, ни я никогда не видели, и которые, в свою очередь, никогда не видели вас.Я затрудняюсь дать вам адекватное представление о том негодовании, которое ваша книга вызвала во всех благородных сердцах, и о диких криках радости, которые были подняты при ее появлении всеми вашими врагами, как нелитературными, так и Чичиковыми, и Ноздревыми, и мэрами ... и литературными, чьи имена вам хорошо известны. Вы сами видите, что даже те люди, которые единодушны в вашей книге, отреклись от нее. Даже если бы он был написан в результате глубокого и искреннего убеждения, он не мог произвести на публику никакого впечатления, кроме того, которое произвел.И это ваша собственная вина, если все (кроме тех немногих, кого нужно видеть и знать, чтобы не получать удовольствия от их одобрения) восприняли это как гениальный, но слишком бесцеремонный уловок для достижения чисто земной цели небесными средствами. И это никоим образом не удивительно; что удивительно, так это то, что вы находите это удивительным. Я считаю, что это так, потому что ваши глубокие познания в России принадлежат только художнику, а не мыслителю, роль которого вы так безуспешно пытались сыграть в своей фантастической книге.Не то чтобы вы не мыслитель, а то, что вы уже столько лет привыкли смотреть на Россию со своего прекрасного далекого ; [2] и кто не знает, что нет ничего проще, чем видеть вещи на расстоянии так, как мы хотим их видеть; ибо в этом прекрасном далеком вы живете жизнью, которая ему совершенно чужда; вы живете внутри и внутри себя или в кругу того же менталитета, что и ваш собственный, который бессилен противостоять вашему влиянию на него.Поэтому вы не смогли осознать, что Россия видит свое спасение не в мистике, аскетизме или пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения и человечества. Ей нужны не проповеди (она наслушалась их!) Или молитвы (она повторяла их слишком часто!), А пробуждение в людях чувства человеческого достоинства, утраченного за многие столетия среди грязи и отбросов; ей нужны права и законы, соответствующие не проповедям церкви, а здравому смыслу и справедливости и их строжайшему соблюдению.Вместо этого она представляет ужасное зрелище страны, где мужчины торгуют мужчинами, даже не имея оправдания, столь коварно использованного американскими плантаторами, утверждающими, что негр - не мужчина; страна, где люди называют себя не именами, а такими, как Ванька, Васька, Стешка, Палашка; страна, где нет не только никаких гарантий индивидуальности, чести и собственности, но даже нет полицейского приказа, и где нет ничего, кроме огромных корпораций официальных воров и грабителей разного толка.Наиболее актуальные национальные проблемы в России сегодня - это отмена крепостного права и телесных наказаний и строжайшее соблюдение хотя бы тех законов, которые уже существуют. Это осознает даже само правительство (которое хорошо знает, как помещики обращаются со своими крестьянами и сколько первых ежегодно уничтожается последними), о чем свидетельствуют его робкие и неудачные полумеры по оказанию помощи. белых негров и смешной заменой одноногого кнута на треххвостый кот. [3]

Таковы проблемы, которые трепещут в сознании России в ее апатичном сне! И в это время великий писатель, чьи удивительно художественные и глубоко правдивые произведения так сильно способствовали осознанию Россией себя, позволив ей, как они это сделали, взглянуть на себя, как в зеркало, издает книгу, в которой учит землевладельца-варвара, чтобы получить еще большую прибыль от крестьян и еще больше оскорбить их во имя Христа и церкви.... И вы хотите, чтобы я не возмутился? ... Почему, если бы вы покушались на мою жизнь, я бы не возненавидел вас больше, чем я, за эти позорные реплики ... А после этого вы ожидайте, что люди поверят в искренность намерений вашей книги! Нет! Если бы вы действительно были вдохновлены истиной Христа, а не учением дьявола, вы бы наверняка написали что-то совершенно иное в своей новой книге. Вы бы сказали землевладельцу, что, поскольку его крестьяне - его братья во Христе, и поскольку брат не может быть рабом своего брата, он должен либо дать им свободу, либо, по крайней мере, позволить им наслаждаться плодами своего собственного труда. к их величайшей выгоде, осознавая, как он это делает, в глубине своей совести ложные отношения, в которых он стоит к ним.

И выражение « Ах ты, рыло немытое! «Из того, что Ноздрев и Собакевич подслушали, чтобы представить миру как великое открытие для назидания и пользы крестьян, чья единственная причина не мыться состоит в том, что они позволили своим хозяевам уговорить себя что они не люди? А какова ваша концепция общероссийской системы суда и наказания, идеал которой вы нашли в глупом высказывании о том, что и виноватых, и невиновных следует пороть одинаково? [4] Это, действительно, часто случается с нами, хотя чаще всего человек, который прав, принимает наказание, если он не может выкупить себя, и для таких случаев другая пословица гласит: виновен без вины! И такая книга должна быть результатом тяжелого внутреннего процесса, высокого духовного просветления! Невозможно! Либо ты заболел - и надо спешить лечиться, либо... Боюсь выразить свою мысль словами! ...

Сторонник кнута, апостол невежества, поборник мракобесия и стигийского мрака, панегирист татарской морали - о чем ты! Посмотрите себе под ноги - вы стоите на краю пропасти! ... То, что вы основываете такое учение на Православной Церкви, я могу понять: она всегда служила опорой кнута и слугой деспотизма; но почему вы впутали в это Христа? Что вы нашли общего между Ним и какой-либо церковью, в особенности Православной церковью? Он был первым, кто принес людям учение о свободе, равенстве и братстве и мученичеством поставил печать истины этому учению.И это учение было спасением для людей только до тех пор, пока оно не стало организованным в Церкви и не взяло за основу принцип Православия. Церковь, с другой стороны, была иерархией, следовательно, поборницей неравенства, льстецом власти, врагом и гонителем братства среди людей - и так остается по сей день. Но значение послания Христа было раскрыто философским движением предыдущего столетия. И поэтому такой человек, как Вольтер, потушивший насмешками огонь фанатизма и невежества в Европе, конечно, больше сын Христа, плоть от плоти и кость от кости, чем все ваши священники, епископы. митрополиты и патриархи - восточные или западные.Вы действительно хотите сказать, что не знаете этого! Теперь это даже не новость для школьника ... Значит, может быть, вы, автор The Inspector General и Dead Souls, , от всей души спели гимн от всей души. гнусному русскому духовенству, которое вы ставите неизмеримо выше католического духовенства? Допустим, вы не знаете, что последний когда-то был чем-то, в то время как первый никогда не был ничем иным, как слугой и рабом светских властей; но неужели вы хотите сказать, что не знаете, что наше духовенство пользуется всеобщим презрением со стороны российского общества и русского народа? О ком русские рассказывают грязные истории? Священника, жены священника, дочери священника и работника фермы священника.Разве священник в России не олицетворяет чревоугодие, скупость, раболепие и бесстыдство для всех россиян? Вы хотите сказать, что не знаете всего этого? Странный! По вашему мнению, русский народ самый религиозный в мире. Это ложь! Основа религиозности - пиетизм, благоговение, страх перед Богом. А русский человек произносит имя Господа, почесавшись где-нибудь. Он говорит об иконе: Если работает, молись ей; если не , то подходит для укрытия горшков.

Присмотритесь повнимательнее, и вы увидите, что это по природе глубоко атеистические люди. В нем все еще сохраняется много суеверий, но нет и следа религиозности. Суеверия исчезают вместе с развитием цивилизации, но религиозность также часто сопровождает их; у нас есть живой пример этого во Франции, где даже сегодня есть много искренних католиков среди просвещенных и образованных людей, и где многие люди, отвергнувшие христианство, все еще упорно цепляются за какого-то бога.Русский народ другой; мистическое возвышение не в его природе; в нем слишком много здравого смысла, слишком ясный и позитивный ум, и в этом, возможно, кроется необъятность его исторических судеб в будущем. Религиозность в нем даже не прижилась среди духовенства, так как несколько отдельных и исключительных личностей, отличавшихся таким холодным аскетическим созерцанием, ничего не доказывают. Но большинство нашего духовенства всегда отличалось толстым животом, схоластическим педантизмом и диким невежеством.Стыдно обвинять его в религиозной нетерпимости и фанатизме; вместо этого его можно было похвалить за образцовое безразличие в вопросах веры. Религиозность у нас проявлялась только в раскольнических сектах, которые составляли такой контраст по духу с массой народа и были по сравнению с ней столь незначительны по численности.

Я не стану распространять ваш панегирик нежным отношениям, существующим между русским народом и его владыками и хозяевами. Скажу прямо, что панегирик нигде не встретил сочувствия и унизил вас даже в глазах людей, которые в остальном очень близки вам по своим взглядам.Что касается меня, то я оставляю вашей совести восхищаться божественной красотой самодержавия (это и безопасно, и выгодно), но продолжаю благоразумно восхищаться ею из вашего прекрасного далека: с близкого расстояния это не так привлекательно и не так безопасно ... Я хотел бы отметить следующее: когда европеец, особенно католик, охвачен религиозным рвением, он становится обличителем беззаконной власти, подобно еврейским пророкам, осуждающим беззакония евреев. великие земли.Мы поступаем как раз наоборот: как только человек (даже уважаемый человек) заболевает болезнью, известной психиатрам как Religiosa mania , он начинает сжигать больше благовоний для земного бога, чем для небесного, и так не попадает в цель, делая так, чтобы первый с радостью вознаградил бы его за его рабское рвение, если бы он не понимал, что тем самым скомпрометирует себя в глазах общества ...

Еще я помню, как вы сказали в своей книге, утверждая, что это великая и неопровержимая истина, что грамотность не просто бесполезна, но и безусловно вредна для простых людей.Что я могу на это сказать? Пусть ваш византийский бог простит вам эту византийскую мысль, если, записывая ее на бумаге, вы не знали, что говорите ... Но, возможно, вы скажете: «Предполагая, что я ошибался и все мои идеи ложны, но почему? должен ли я быть лишен права на ошибку и почему люди должны сомневаться в искренности моих ошибок? » Потому что, я бы сказал в ответ, такая тенденция давно перестала быть в России новинкой. Не так давно его осушили до дна Бурачок [защитник «официальной национальности»] и его братство.Конечно, ваша книга показывает гораздо больше интеллекта и таланта (хотя ни один из этих элементов не представлен очень широко), чем их работы; но затем они разработали вашу общую доктрину с большей энергией и большей последовательностью; они смело пришли к его окончательным выводам, отдали все Византийскому Богу и ничего не оставили сатане; тогда как вы, желая осветить каждую из них, впали в противоречие, поддерживая, например, Пушкина, литературу и театр, которые, по вашему мнению, если бы вы были достаточно сознательными, чтобы быть последовательными, могли бы никоим образом не служат спасению души, но могут многое сделать для ее проклятия.... чья голова могла переварить идею тождества Гоголя с Бурачком? Вы слишком высоко оценили российское общество, чтобы оно могло поверить в вашу искренность в таких убеждениях. То, что кажется естественным дуракам, не может казаться таковым гениальному человеку. Некоторые люди склонны считать вашу книгу результатом умственного расстройства, граничащего с полным безумием. Но вскоре они отвергли такое предположение, поскольку ясно, что эта книга была написана не за один день, неделю или месяц, а, скорее всего, за один, два или три года; это показывает последовательность; в его небрежном изложении угадывается преднамеренность, а гимн сильным мира сего прекрасно устраивает земные дела благочестивого автора.Вот почему в Санкт-Петербурге ходят слухи о том, что вы написали эту книгу с целью обеспечить должность наставника сына наследника. Перед этим в Санкт-Петербурге стало известно о вашем письме к [министру просвещения] Уварову, в котором вы говорите, что огорчены, обнаружив, что ваши произведения о России неверно истолкованы; затем вы показываете недовольство своими предыдущими работами и заявляете, что будете довольны собственными работами только тогда, когда ими будет доволен царь.А теперь судите сами. Стоит ли удивляться, что ваша книга опустила вас в глазах публики и как писателя, и еще больше как человека? ...

Вы, насколько я понимаю, плохо понимаете русскую публику. Его характер определяется состоянием российского общества, в котором бурлят и борются за свое выражение свежие силы; но отягощенные тяжелым угнетением и не находящие выхода, они вызывают уныние, усталость и апатию. Только литература, несмотря на татарскую цензуру, подает признаки жизни и прогрессивного движения.Вот почему звание писателя у нас так уважаемо; вот почему литературный успех дается у нас легко даже для мало талантливого писателя. Звание поэта и писателя давно затмило мишуру эполетов и ярких мундиров. И это особенно объясняет, почему все так называемые либеральные тенденции, какими бы бедными они ни были, вознаграждаются всеобщим вниманием, и почему популярность великих талантов, искренне или неискренне отдающих себя служению ортодоксии, автократии и национальности, так быстро падает.Ярким примером является Пушкин, которому достаточно было написать два из трех стихов в верном стиле и облачиться в ливрею kammer-iunker , чтобы немедленно потерять популярность! И вы сильно ошибаетесь, если всерьез верите, что ваша книга потерпела неудачу не из-за плохого тренда, а из-за жестких истин, которые, как утверждается, вы говорили обо всех и вся. Если предположить, что вы можете подумать о писательском сообществе, но тогда как вы учитываете общественность? Вы говорили менее горькую домашнюю правду, менее резко, с меньшим количеством правды и таланта в фильмах The Inspector General и Dead Souls? Действительно, старая школа была доведена до яростного гнева против вас, но Генеральный инспектор и Мертвые души не пострадали от нее, тогда как ваша последняя книга оказалась полным и позорным провалом.И в этом общественность права, потому что она смотрит на русских писателей как на своих единственных лидеров, защитников и спасителей от русского самодержавия, православия и национальности, и поэтому, всегда готовая простить писателю плохую книгу, никогда ему не простит. губительная книга. Это показывает, насколько свежая и здоровая интуиция, пусть и в зачаточном состоянии, скрыта в нашем обществе, а также доказывает, что у него есть будущее. Если любите Россию, порадуйтесь вместе со мной провалу вашей книги! ...

Я бы сказал вам, не без некоторого чувства самоудовлетворения, что, по-моему, я мало знаю русскую публику.Ваша книга встревожила меня тем, что она может оказать плохое влияние на правительство и цензуру, но не на публику. Когда в Санкт-Петербурге пошли слухи, что правительство намеревается издать вашу книгу тиражом многих тысяч экземпляров и продавать ее по чрезвычайно низкой цене, мои друзья пришли в уныние; но я тут же сказал им, что книга, несмотря ни на что, не будет иметь успеха и что скоро о ней забудут. Фактически, теперь его лучше запоминают по статьям, написанным о нем, чем по самой книге.Да, у русского есть глубокий, хотя и неразвитый инстинкт истины.

Возможно, ваше обращение было искренним, но ваша идея довести его до сведения общественности была очень неудачной. Дни наивного благочестия давно прошли даже в нашем обществе. Он уже понимает, что не имеет значения, где молиться, и что единственные люди, которые ищут Христа и Иерусалим [5] , - это те, кто никогда не носил Его в своей груди или кто потерял Его.Тот, кто способен страдать при виде страданий других людей и кому больно при виде угнетения других людей, несет Христа в своей груди и ему незачем совершать паломничество в Иерусалим. Смирение, которое вы проповедуете, во-первых, не ново, а, во-вторых, оно благоухает, с одной стороны, невероятной гордостью, а с другой - самым постыдным унижением человеческого достоинства. Идея стать своего рода абстрактным совершенством, превзойти всех остальных в смирении - это плод гордости или глупости, и в любом случае неизбежно ведет к лицемерию, ханжеству и непонятности.Более того, в своей книге вы позволили себе выражать грубый цинизм не только в отношении других людей (это было бы просто невежливо), но и в отношении себя - а это мерзко, потому что если человек, ударивший своего соседа по щеке, вызывает возмущение, вид человека, ударившего себя по щеке, вызывает презрение. Нет, вы не освещены; вы просто затуманены; вы не смогли постичь ни дух, ни форму христианства нашего времени. Ваша книга дышит не истинным христианским учением, а болезненным страхом смерти, дьявола и ада!

А какой язык, какие фразы! «Теперь каждый стал мусором и тряпкой» - действительно ли вы верите, что, говоря, что имеет вместо имеет , вы выражаете себя библейски? Как в высшей степени верно то, что, когда человек полностью предается лжи, ум и талант покидают его.Если бы эта книга не носила ваше имя, кто бы мог подумать, что эта напыщенная и убогая напыщенность была работой автора General Inspector General и Dead Souls ?

Что касается меня самого, то повторяю: вы ошибаетесь, принимая мою статью как выражение досады по поводу вашего отзыва обо мне как об одном из ваших критиков. Если бы это единственное, что меня разозлило, я бы с раздражением отреагировал только на это и отнесся бы ко всем остальным с невозмутимой беспристрастностью.Но это правда, что ваша критика ваших поклонников плоха вдвойне. Я понимаю необходимость иногда изнасиловать глупого человека, чьи похвалы и экстаз заставляют объект его поклонения выглядеть нелепо, но даже это болезненная необходимость, поскольку, говоря по-человечески, как-то неловко вознаграждать враждебностью даже ложную привязанность. Но вы имели в виду людей, которые хоть и не очень умны, но не совсем дураки. Эти люди, восхищаясь вашими работами, вероятно, произвели больше эякуляций, чем говорили о них; тем не менее, их восторженное отношение к вам проистекает из такого чистого и благородного источника, что вам не следовало полностью выдавать их своим общим врагам и обвинять их, в придачу, в желании неверно истолковать ваши произведения. [6] Вы, конечно, сделали это, увлекаясь главной идеей вашей книги и по неосторожности, в то время как Вяземский, князь в аристократии и илит в литературе, развил вашу идею и напечатал донос на ваших поклонников (и следовательно, в основном против меня). [7] Вероятно, он сделал это, чтобы выразить свою благодарность вам за то, что вы возвысили его, поэта, до ранга великого поэта, если я правильно помню, за его «бессмысленные, увлекательные стихи». [8] Это все очень плохо.Что вы просто тянули время, чтобы отдать должное и поклонникам вашего таланта (после того, как с гордым смирением отдавали его своим врагам) - я не знал; Я не мог и, должен признаться, не хотел этого знать. Передо мной лежала ваша книга, а не ваши намерения: я читал и перечитывал ее сто раз, но не нашел в ней ничего, чего не было, и то, что там было, глубоко оскорбило и возмутило мою душу.

Если бы я дал волю своим чувствам, это письмо, вероятно, превратилось бы в объемный блокнот.Я никогда не думал писать вам на эту тему, хотя мне очень хотелось это сделать, и хотя вы дали всем и каждому печатное разрешение написать вам без церемоний, ориентируясь только на правду. [9] Если бы я был в России, я бы не смог этого сделать, потому что местные «Шпекины» вскрывают чужие письма не только для собственного удовольствия, но и по служебному долгу, для информирования. Этим летом начавшаяся чахотка загнала меня за границу [и Некрасов переслал мне ваше письмо в Зальцбрунн, из которого я сегодня отправляюсь вместе с Анненковым в Париж через Франкфурт-на-Майне]. [10] Неожиданное получение вашего письма позволило мне освободить мою душу от того, что накопилось против вас из-за вашей книги. Я не могу выразить себя половинками, я не могу увиливать; это не в моей природе. Позвольте вам или само время доказать мне, что я ошибаюсь в своих выводах. Я буду первым, кто обрадуется этому, но не раскаюсь в том, что сказал вам. Это не вопрос вашей или моей личности; это касается дела более важного, чем я или даже вы; это вопрос правды, русского общества, России.И это мое последнее заключительное слово: если вы имели несчастье отречься с гордым смирением от своих поистине великих произведений, теперь вы должны с искренним смирением отречься от своей последней книги и искупить ужасный грех ее публикации новыми творениями, которые были бы напоминают твои старые.

Зальцбрунн, 15 июля 1847 г.


1. Публикация Избранных отрывков из переписки с друзьями не стала для Белинского полной неожиданностью. За полгода до этого Гоголь опубликовал в «« Современнике »,« Московских ведомостях, »и« Москвитянин, »статью под названием« Одиссея, », которая позже была воплощена отдельной главой в« Избранных отрывках ». Белинский утверждал, что эта статья своей парадоксальностью и «высокопарными претензиями на пророческий тон» огорчила «всех друзей и почитателей таланта Гоголя и порадовала всех его врагов». Вслед за этой статьей Гоголь опубликовал второе издание книги Dead Souls с предисловием, которое наполнило Белинского «острыми опасениями относительно будущей репутации ... автора статей General Inspector и Dead Souls. ». В своей рецензии на это второе издание Белинский сказал, что среди наиболее серьезных недостатков стихотворения были те отрывки, в которых« автор пытается подняться от поэта и художника до оракула, а вместо этого спускается к несколько напыщенному и напыщенному лиризму.Белинский, однако, смирился с этими недостатками, поскольку таких отрывков в стихотворении было немного и «их можно опустить при чтении, не уменьшая удовольствия, которое доставляет сам роман». Гораздо большее значение имел тот факт, что «эти мистико-лирические выходки в « Мертвых душах »были не простыми и случайными ошибками со стороны автора, а зародышем, возможно, полного упадка его таланта и его утраты для русской литературы. ”

Таким образом, Белинский был подготовлен к Избранным отрывкам из переписки с друзьями. Их публикация тем не менее глубоко шокировала его. В большой статье, посвященной этому изданию, Белинский из соображений цензуры смог лишь мягко выразить негодование, которое вызвало в нем появление этой «мерзкой» книги. В письме к В.П. Боткину, не одобрявшему его статью, Белинский писал: «Я ... вынужден действовать против своей природы и характера: природа приговорила меня лаять, как собака, и выть, как шакал, но обстоятельства вынуждают меня. мяукать, как кошка, и махать хвостом, как лиса.Вы говорите, что статья «написана без достаточного обдумывания и прямо с плеча, тогда как вопрос должен был быть решен очень тонко». Мой дорогой друг, но моя статья, напротив, никогда не могла отдать должное столь важной теме. (хотя и имеет отрицательное значение) как книга, о которой идет речь, именно потому, что я это заранее продумал. Как мало ты меня знаешь! Все мои лучшие статьи являются непреднамеренными, просто импровизациями; садясь к ним, я никогда не знал, что я собираюсь написать.... Статья о мерзкой книге Гоголя могла бы получиться великолепной, если бы я мог закрыть глаза и позволить себе испытать весь спектр своего негодования и ярости ... Но я эту статью заранее продумал, и я заранее знал, что это не будет блестящим, потому что я просто изо всех сил старался придать ему деловой вид и показать подлость печально известного негодяя. И такое оно вышло из-под моего пера, а не в том виде, в каком вы его читали. Вы живете в деревне и ничего не знаете. Эффект от этой книги был таким, что Никитенко, который прошел мимо, удалил некоторые из моих цитат из книги и трепетал за те, которые он плохо оставил в моей статье.Как минимум треть моей копии удалили ... Вы упрекаете меня в том, что я вышел из себя. Но я не пытался его сохранить. Терпимость к ошибкам я могу хорошо понять и оценить, по крайней мере, в других, если не в себе, но терпимость к злодеяниям я не выдержу. Вы совершенно не смогли понять эту книгу, если вы считаете ее только ошибкой или, кроме того, не рассматриваете ее как изученное подлость. Гоголь - это вовсе не К.С. Ак-саков. Это Талейран, кардинал Феш, который всю свою жизнь обманул Бога и обманул сатану после его смерти.”

Статья Белинского, как бы она ни казалась, произвела на Гоголя сильное впечатление, хотя он и не понял ее значения. Его поразило, что Белинский злился на него только потому, что он лично возражал против нападок на критиков и журналистов, разбросанных по всей переписке . В связи с этим 20 июня 3847 г. Гоголь писал Прокоповичу: «Меня очень огорчает это раздражение ... Пожалуйста, поговорите с Белинским и дайте мне знать, в каком он настроении сейчас ко мне.Если его желчь взбудоражена, позволь ему выплеснуть ее против меня в «Современнике », как ему заблагорассудится, но не позволяй ему таить ее в груди против меня. Если его гнев утих, дай ему прилагаемое послание ». Прокопович передал «послание» в редакцию журнала « Современник», , а Н. А. Некрасов переслал его в Зальцбрунн, где тогда находился Белинский. Гоголь, среди прочего, писал Белинскому: «Мне было грустно читать вашу статью обо мне во 2-м номере« Современника ». Не то чтобы я сожалел о деградации, в которую вы хотели поставить меня перед всеми, но потому, что это выдает голос человека, который сердится на меня. И мне не хотелось бы рассердить на меня даже человека, которому я не нравился, тем более тебя, о котором я всегда думал как о человеке, который меня любил. У меня не было намерения причинить вам беспокойство в одном месте моей книги. Как случилось, что я вызвал гнев каждого человека в России, я пока не могу понять ». Отсканировав письмо Гоголя, Белинский, по словам П.В. Анненков покраснел и пробормотал: «Ах, он не понимает, почему люди на него злятся - он, должно быть, ему это объяснил - я ему отвечу». Через три дня его ответ был готов. Белинский прочитал ее П. В. Анненкову. Последний, описывая впечатление, которое произвел на него этот ответ, сказал: «Я был встревожен и тоном, и смыслом этого ответа, и, конечно, не ради Белинского, поскольку никакие особые последствия иностранной переписки между знакомыми не могли ожидались в то время.Я был встревожен за Гоголя, который должен был получить этот ответ, и я мог живо представить себе его позицию в ту минуту, когда он начал читать это едкое обвинительное заключение. Письмо не просто содержало осуждение его взглядов и мнений; в письме обнаруживалась пустота и уродство всех гоголевских идеалов, всех его представлений о добре и чести, всех моральных принципов его жизни, а также вопиющее положение тех кругов, защитником которых он себя считал. Я хотел объяснить Белинскому весь объем его страстной речи, но он знал, что, кажется, лучше, чем я: «А что еще делать?».-" он сказал. «Необходимо принять все меры для защиты людей от бешеного человека, даже если это был сам Гомер. Что касается оскорбления Гоголя, то я никогда не смог бы его оскорбить, поскольку он оскорбил меня в моей душе и в моей вере в него ». А.И. Герцен, которому Белинский читал свое письмо Гоголю, сказал Анненкову:« Это гениальное произведение - и, я полагаю, его завещание ». Это письмо к Гоголю, которое было «воплощением литературной деятельности Белинского», Ленин считал «одним из лучших произведений демократической прессы без цензуры, сохранившей свое огромное и жизненное значение до наших дней.»(Ленин, Собрание сочинений, русское издание, т. XVII, с. 341.) В этом письме Белинский не только подверг разрушительной критике реакционную книгу Гоголя, но и разоблачил всю феодальную и самодержавную систему России, и спасла только смерть. ему от сурового наказания за этот замечательный документ. Заведующий Третьим отделением Л. В. Дубельт «пожалел», что не смог заставить великого критика «сгнить в тюрьме». Известно, что русский писатель Достоевский был приговорен к смертной казни с заменой приговора на каторгу за то, что прочитал письмо Белинского в кругу сторонников Петрашевского.Однако жестокие репрессии правительства не могли помешать распространению письма Белинского в тысячах экземпляров. И.С. Аксаков писал своему отцу 9 октября 1856 г., г., т. Е. г. через девять с лишним лет после появления письма Белинского: «Я много путешествовал по России: имя Белинского известно каждому юноше, хоть сколько-нибудь задумывающемуся. , всем, кто жаждет подышать свежим воздухом в зловонной трясине провинциальной жизни. В губернских городах нет ни одного старшеклассника, который не знал бы наизусть письмо Белинского к Гоголю.”

Знаменитое письмо Белинского было впервые опубликовано А. И. Герценом в Полярная звезда в 1855 году (2-е изд., Лондон, 1858, стр. 66-76), с текста которого оно несколько раз переиздавалось за границей. Полный текст этого письма появился в нескольких изданиях произведений Белинского, а также в его письмах , опубликованных в 1914 году. Оригинал до нас не дошел. Приведенный здесь текст является перепечаткой из опубликованного в The Polar Star.

2. В 1836 году Гоголь уехал за границу, где с небольшими перерывами прожил много лет.

3. Кнут с одиночной плеткой, использовавшийся в качестве орудия наказания в России, был заменен на трихвостку в соответствии с Уголовным кодексом 1845 года.

4. Все это Гоголь сказал в письме графу С.С. Уварову в апреле 1845 года.

5. Гоголь в Избранных отрывках из переписки с друзьями написал о своем намерении совершить паломничество в Иерусалим.

6. Гоголь не упомянул Белинского по имени в своей переписке , , но всем было очевидно, что он имел в виду именно его, говоря о критике.Так, в главе VII он написал, что Odyssey ... освежит критику. Критика устала и сбита с толку от непонятных произведений современной литературы, она улетела в угол и, отказавшись от литературных тем, «начала увлекаться».

7. Ссылается на статью П. А. Вяземского Язиков и Гоголь.

8. В статье О «» овременник »Гоголь написал:« Слава богу, живы и здоровы два наших ... первоклассных поэта - князь Вяземский и Язиков.Далее, имея ввиду новое издание своей Переписки , Гоголь попросил князя Вяземского: «Прочтите, познакомьтесь, внимательно изучите и исправьте мою книгу ...». Что касается рукописи, - написал он? «Как вы хотели бы свое заветное имущество ... Итак, дорогой князь, не оставляйте меня, и пусть Бог вознаградит вас за это, ибо это будет истинно христианским актом милосердия». Похвала и эта мольба, видимо, возымели действие, потому что князь Вяземский написал свою статью Язиков и Гоголь в защиту книги Гоголя.

9. В предисловии ко второму изданию « Мертвых душ » Гоголь писал: «Многое в этой книге написано неправильно, не так, как в действительности происходит на земле России. Прошу тебя, дорогой читатель, поправить меня. Не отвергайте это дело. Я прошу вас сделать это ».

10. Слова в скобках, конечно, были намеренно опущены Герценом в «Полярная звезда », чтобы избежать огласки имен Некрасова и Анненкова, упомянутых в письме Белинского.


Прочтите Николай Гоголь: Полное собрание романов онлайн Николая Гоголя

Душ

Тарас Бульба

Первое издание: 1835

Перевод: C.Дж. Хогарт (1869-1942)

Введение

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5 000

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Введение

нет русской литературы, поэтому большая творческая загадка, чем Николай Васильевич Гоголь (1809-1852), который сделал для русского романа и русской прозы то же, что Пушкин сделал для русской поэзии.До появления этих двоих вряд ли можно было сказать, что русская литература существовала. Это было помпезно и изящно с псевдоклассицизмом; иностранные влияния были сильными; в речи высших кругов было чрезмерное пристрастие к немецким, французским и английским словам. Между ними двое друзей силой своего великого гения расчистили завалы, которые создавали бесплодие, и возвели вместо себя новое сооружение из живых русских слов. Устное слово, рожденное людьми, дало литературе душу и крыло; только придя на землю, на исконную землю, она получила возможность парить.Прибывший из Малороссии, Украины, с казачьей кровью в жилах, Гоголь ввел свой здоровый вирус в изможденное тело, вдул свой мужественный дух, дух своей расы в его ноздри и дал русскому роману направление. по сей день.

Более того. Кочевник и романтик в нем, обеспокоенный и беспокойный украинскими мифами, легендами и песнями, впечатленный русской литературой, столкнувшийся с реалиями современной жизни, титанический дух, вступающий в противоречие с ее материалом, и произведенный в мастерстве этого каждого дневной материал, обычно называемый грязным, насыщенная красотой фантасмагория.Ключ ко всему русскому реализму можно найти в замечании русского критика о Гоголе: Редко природа создавала человека столь романтичного в наклонностях, но столь виртуозно изображающего все неромантичное в жизни. Но это утверждение не охватывает всей территории, поскольку почти во всех произведениях Гоголя легко увидеть, что его вольная казачья душа пытается пробить скорлупу нынче гнусного, как какой-то древний демон, по сути дионисийский. Так что его дела, хотя они и верны для нашей жизни, являются одновременно и укором, и протестом, и вызовом, вечно взывающим к радости, древней радости, которой больше нет с нами.И в них есть вся радость и грусть украинских песен, которые он так любил. Украинский язык был для Гоголя языком души, , и именно в украинских песнях, а не в старых летописях, к которым он немало презирал, он читал историю своего народа. Снова и снова в своих эссе и письмах к друзьям он выражает свою безграничную радость в этих песнях: О песни, ты моя радость и моя жизнь! Как я люблю тебя. Какие бескровные хроники я изучаю, кроме этих ясных, живых хроник! Я не могу жить без песен; Oни... раскрыть все яснее и отчетливее, ох, как ясно, ушедшие и ушедшие мужчины ... Песни Малороссии - ее все, ее стихи, ее история, и ее родовая могила. Тот, кто не проник в них глубоко, ничего не знает о прошлом этого цветущего края России.

Действительно, его энтузиазм по поводу своей земли был настолько велик, что после многолетнего сбора материала 1833 год застает его за работой над историей бедной Украины, - трудом, который планировалось занять в шести томах; и в это время в письме другу он обещает сказать в нем многое из того, что не было сказано до него.Более того, он намеревался проследить за этим произведением универсальную историю в восьми томах с целью установления, насколько это возможно, правильной взаимосвязи между Малороссией и миром, соединяющей их; Донкихотская задача, конечно. Поэт, страстный, религиозный, любящий героизм, мы обнаруживаем, что он постоянно нетерпелив и возмущен безжизненными хрониками, которые оставляют его равнодушным, поскольку он тщетно ищет то, чего не может найти. Нигде, он пишет в 1834 году, я могу найти что-нибудь из того времени, которое должно быть богаче, чем любое другое, событиями.Это был народ, все существование которого проходило в активности, и который, даже если природа сделала его бездействующим, был вынужден идти вперед на великие дела и дела из-за своих соседей, географического положения, постоянной опасности для своего существования ... Если бы у крымчан и турок была литература, я убежден, что никакая история независимого государства в Европе не оказалась бы столь интересной, как история казачества. Опять жалуется на увядших летописей ; только богатство песни его страны побуждает его продолжать ее историю.

Слишком много провидца и поэта, чтобы быть беспристрастным историком, неудивительно, что он оценивает свою собственную работу в том же 1834 году: Моя история прошлого Малороссии - вещь необычайно сложная, и иначе и быть не могло. Чем глубже он погружается в прошлое Малороссии, тем фанатичнее мечтает о будущем Малороссии. Санкт-Петербург утомляет его, Москва не вызывает в нем эмоций, он тоскует по Киеффу, матери городов русских, которая в его видении становится русскими Афинами. Российская история не доставляет ему удовольствия, и он определенно отделяет ее от украинской истории. Он готов все отбросить, а не читать русскую историю, он пишет Пушкину. Во время своего семилетнего пребывания в Петербурге (1829–36) Гоголь ревностно собирал исторический материал и, по словам профессора Котляревского, человек жил мечтой стать Фукидидом Малороссийским. Насколько полностью он отделил Украину от Северной России, можно судить по конспекту его лекций, написанных в 1832 году.Он говорит в нем, говоря о завоевании Южной Руси в XIV веке князем Гедимином во главе своего литовского войска, все еще одетого в шкуры диких зверей, все еще поклоняющегося древнему огню и практикующего языческие обряды: Тогда Южная Русь под могучей защитой литовских князей полностью отделилась от Севера. Все связи между ними были разорваны; два царства были созданы под одним именем - Россия - одно под татарским игом, другое под одним и тем же правлением с литовцами.Но на самом деле они не имели отношения друг к другу; разные законы, разные обычаи, разные цели, разные связи и разные виды деятельности придали им совершенно разные характеры.

Тот же князь Гедимин освободил Киева от татарского ига. Этот город был опустошен золотыми полчищами Чингисхана и долгое время скрывался от славянских летописцев за непроницаемой завесой. Проницательный человек, Гедимин назначил славянского князя править городом и позволил жителям исповедовать свою собственную веру, греческое христианство.До монгольского нашествия, которое привело к пожару и разорению и заключило Россию в двухвековое рабство, отрезав ее от Европы, существовало состояние хаоса, и отдельные племена постоянно воевали друг с другом по самым незначительным причинам. Взаимные грабежи были возможны из-за отсутствия горных хребтов; не было никаких естественных преград против внезапного нападения. Открытость степи делала людей воинственными. Но именно эта открытость позволила впоследствии языческим войнам Гедимина, только что вырвавшимся из еловых лесов нынешней Белой Руси, полностью охватить всю страну между Литвой и Польшей и, таким образом, дать разрозненным княжествам столь необходимую сплоченность. .Так образовалась Украина. За исключением некоторых лесов, кишащих медведями, местность представляла собой одну обширную равнину, иногда отмеченную холмами. Целые стада диких лошадей и оленей бродили по стране, заросшей высокой травой, а стаи диких коз бродили среди скал Днепра. Кроме Днепра и в какой-то мере впадающей в него Десны, не было судоходных рек, и поэтому у торговцев было мало возможностей. Несколько притоков пересекают территорию, но не составляют реальной границы.Смотрели ли вы на север в сторону России, на восток в сторону татар, на юг в сторону крымских татар, на запад в сторону Польши, всюду страна граничила с полем, везде на равнине, что оставляло ее открытой для захватчиков. со всех сторон. Будь здесь, предполагает Гоголь в предисловии к своей никогда не писанной истории Малороссии, если бы только с одной стороны, реальная граница горы или море, люди, которые поселились здесь, могли бы сформировать определенное политическое тело.Без этой естественной защиты он стал страной, подверженной постоянным нападениям и разграблению. Там, где соприкоснулись три враждебных народа, он был засыпан костями и залит кровью. Одно-единственное нашествие татар уничтожило весь труд земледельцев; луга и кукурузные поля были вытоптаны лошадьми или уничтожены пламенем, легкие жилища сравнялись с землей, жители рассеялись или ушли в плен вместе со скотом. Это была страна террора, и по этой причине в ней мог развиться только воинственный народ, сильный в своем единстве и отчаявшийся, народ, все существование которого должно было быть обучено и ограничено войной.

Эта постоянная угроза, это непрекращающееся давление врагов со всех сторон, наконец, подействовала, как яростный молот, формируя и укрепляя сопротивление против самого себя. Беглец из Польши, беглец от татар и турок, бездомный, которому нечего терять, их жизнь когда-либо подвергалась опасности, бросили мирные занятия и превратились в воинственный народ, известный как казаки, чье появление ближе к концу тринадцатого века или в начале четырнадцатого было замечательным событием, которое, возможно, только одно (предполагает Гоголь) предотвратило дальнейшее вторжение двух мусульманских народов в Европу.Появление казаков совпало с появлением в Европе братств и рыцарских орденов, и эта новая раса, несмотря на то, что вела мародерскую жизнь, несмотря на то, что обращала тактику своих врагов против врагов, не была свободна от них. религиозный дух своего времени; если он боролся за свое существование, он боролся не меньше за свою веру, которая была греческой. Действительно, по мере того, как нация становилась сильнее и осознавала свою силу, борьба начала приобретать характер религиозной войны, не только оборонительной, но и агрессивной, против неверующих.В то время как любой человек мог присоединиться к братству, верить в греческую веру было обязательно. Именно это религиозное единство, активизировавшееся присутствием за границами неверующих наций, само по себе указывало на зародыш политического тела в этом сборище людей, которые в остальном жили смелой жизнью банды разбойников с большой дороги. Но не было, говорит Гоголь, в них не было строгости католического рыцаря; они не связывали себя никакими обетами или постами; они не сдерживали себя и не умерщвляли свою плоть, но были неукротимы, как скалы Днепра, среди которых они жили, и в своих яростных пирах и пирушках они забыли весь мир.То же самое интимное братство, поддерживаемое в сообществах разбойников, связывало их вместе. У них было все общее - вино, еда, жилище. Вечный страх, постоянная опасность внушали им презрение к жизни. Казака больше беспокоило изобилие вина, чем судьба. Надо увидеть этого пограничника в его полутатарском, полу-польском костюме, который так резко обрисовал дух окраины, скакающим по азиатски на своей лошади, то затерявшейся в густой траве, то прыгающей со скоростью тигр из засады или внезапно появляющийся из реки или болота, весь в грязи и представляющий татарину образ ужаса...

Сообщество мало-помалу росло и по мере роста стало приобретать общий характер. В начале шестнадцатого века целые деревни были заселены семьями, пользующимися защитой казаков, которые брали на себя определенные обязательства, в основном военные, так что эти поселения носили военный характер. Меч и плуг были друзьями, дружившими с каждым поселенцем. С другой стороны, говорит нам Гоголь, холостяки-геи начали грабить границу, чтобы напасть на жен татар и их дочерей и выйти за них замуж. Благодаря этому смешению черты их лиц, столь непохожие друг на друга, получили общее впечатление, тяготеющее к азиатским. Так возникла нация веры и места, принадлежащая Европе; с другой стороны, образ жизни, обычаи и одежда довольно азиатские. Это была нация, в которой соприкоснулись две мировые крайности; Европейская осторожность и азиатское равнодушие, ниаветность и хитрость, напряженная деятельность и величайшая лень и снисходительность, стремление к развитию и совершенствованию и снова желание казаться равнодушным к совершенству.

Вся Украина приняла свой цвет от казачества, и если я в основном опирался на собственное мнение Гоголя о происхождении этой расы, то это было потому, что мне казалось, что акцент Гоголя на героическом, а не на историческом - Гоголя обычно не принимают во внимание как историка - он дал бы читателю правильное представление о том настроении, в котором он создавал Тарас Бульба, лучший эпос в русской литературе. Гоголь никогда не писал ни своей истории Малороссии, ни своей универсальной истории.Помимо нескольких кратких исследований, не всегда надежных, чистым результатом его многолетнего применения к своим научным проектам стал этот краткий прозаический эпос, настроенный Гомериком. Чувство напряженной жизни, опасной жизни - если использовать выражение Ницше, признание храбрости величайшей из всех добродетелей - Бога в человеке вдохновляло Гоголя, жившего в эпоху, склонную к серой скуке, с восхищением перед ним. его более удачливые предки, жившие в году, в поэтическое время, когда все было выиграно мечом, когда каждый в свою очередь стремился быть активным существом, а не зрителем. В это короткое произведение он вложил всю свою любовь к героическому, весь свой романтизм, всю свою поэзию, всю свою радость. Его изобилие жизни несёт с собой, как река с быстрым течением. И это не без юмора, спокойного, отстраненного юмора, которого, по выражению критика Болинского, нет не просто потому, что Гоголь склонен видеть комическое во всем, а потому, что он правдивый.

И все же Тарас Бульба был в каком-то смысле случайным, как и многие другие произведения великих людей - случайностями.Часто для создания шедевра требуется удачное стечение обстоятельств. В предисловии к Dead Souls я уже рассказывал, как Гоголь создал свой великий реалистический шедевр, который должен был повлиять на русскую литературу для будущих поколений, под влиянием таких далеких во времени и месте моделей, как Дон Кихот или Пиквик. Документы ; и как это сочетание влияний, соединившееся с его собственным гением, привело к созданию совершенно новой и оригинальной работы, лишь отдаленно напоминающей модели, которые ее вдохновили.И точно так же, как Dead Souls , возможно, никогда бы не был написан, если бы Дон Кихот не существовало, так есть все основания полагать, что Тарас Бульба не мог быть написан без Одиссеи . Еще раз древний огонь дал жизнь новой красоте. И все же в то время у Гоголя не могло быть ничего, кроме «Одиссеи» . Великолепный перевод, сделанный его другом Жуковским, еще не появился, и Гоголь, несмотря на свое стремление стать историком, не был подготовлен как ученый.Но из его дифирамбического письма о появлении версии Жуковского, составляющей одну из знаменитой серии писем, известной как Переписка с друзьями, , видно, что он был лучше знаком с духом Гомера, чем любой простой ученый. Это письмо, к сожалению, неизвестное английскому читателю, заставило бы каждого любителя классики танцевать от радости в этот день их унижения. Он описывает Odyssey как забытый источник всего прекрасного и гармоничного в жизни, и приветствует его появление в русской одежде в то время, когда жизнь грязна и диссонанс как неизбежная вещь, охлаждая , по сути, слишком суматошный мир.Он видит в его совершенной грации, его спокойствии и почти детской простоте силу для личного и общего блага. Он сочетает в себе все очарование сказки и всю простую правду человеческого приключения, даря одинаковое очарование каждому существу, будь то дворянин, простолюдин, купец, грамотный или неграмотный человек, рядовой, лакей, дети обоих полов, начиная с того возраста, когда ребенок начинает любить сказку - все могут читать или слушать без скуки. Каждый будет извлекать из нее то, что ему больше всего нужно. В не меньшей степени он видит его благотворное влияние на писателя, освежающее влияние на критика. Но больше всего он останавливается на его героических качествах, неотделимых для него от религиозного в «Одиссее » ; и, говорит Гоголь, эта книга содержит идею о том, что человеку, где бы он ни находился, каким бы преследованием он ни шел, ему грозят многие беды, что ему нужно бороться с ними - ибо именно для этой цели ему была дана жизнь - что он ни на мгновение не должен отчаиваться, как не отчаивался Одиссей, который в каждую тяжелую и угнетающую минуту обращался к своему собственному сердцу, не осознавая, что с этим внутренним вниманием к себе он уже произнес эту скрытую молитву, произнесенную в мгновение ока. бедствия каждым человеком, не имеющим никакого понимания Бога. Затем он продолжает сравнивать древнюю гармонию, совершенную до каждой детали одежды, с малейшим действием, с нашей неряшливостью, растерянностью и мелочностью, что печальный результат - учитывая наши знания прошлого опыта, наше владение превосходным оружием, наше религия дана, чтобы сделать нас святыми и высшими существами. И в заключение он спрашивает: не является ли Odyssey во всех смыслах глубоким укором для нашего девятнадцатого века?

Понимание точки зрения Гоголя дает ключ к Тарасу Бульбе. Ибо на этом панорамном полотне Сечи, военного братства казаков, живущих под открытым небом, живописно и героически, он нарисовал картину своего романтического идеала, который, хотя и далек от совершенства, во всяком случае казался ему предпочтительнее серая скука города, населенного правительственными чиновниками. Гоголь написал в Тарасу Бульбе свой упрек девятнадцатому веку. Это грустно и радостно, как одна из тех украинских песен, которые вдохновили его на ее написание.А затем, по мере того как он все больше и больше отрывался от мира прошлого, жизнь становилась для него все печальнее и еще печальнее; современная жизнь со всей своей гигантской мелочностью, замкнувшаяся вокруг него, он начал писать о мелких чиновниках и о мелких негодяях, банальных героев, он называл их. Но в этом мире ничего не теряется. Романтизм Гоголя, замкнутый в себе, не находивший выхода, стал пламенем. Это было пламя жалости. Он был подобен человеку, идущему в аду, жалующему. И это было чудо, преображение.Из этого пламени жалости родился русский роман.

Джон Курнос
Библиография

«Вечера на хуторе близ Диканьки», 1829–31; Миргород, 1831-33; Тарас Бульба, 1834 г .; Арабески (включает сказки, «Портрет» и «Дневник сумасшедшего»), 1831-35; Плащ, 1835 г .; Ревизор (Генеральный инспектор), 1836 г .; «Мертвые души», 1842 г .; Переписка с друзьями, 1847 г .; Письма, 1847, 1895, 4 тт. 1902.

АНГЛИЙСКИЕ ПЕРЕВОДЫ: Казачьи сказки (Ночь Сочельника, Тарасс Боолба), пер.по Г. Толстому, 1860 г .; Канун Св. Иоанна и другие истории, пер. Изабель Ф. Хэпгуд, Нью-Йорк, Кроуэлл, 1886; Тарас Бульба: Также «Канун святого Иоанна и другие рассказы», ​​Лондон, Визетелли, 1887 г .; Тарас Бульба, пер. Б. К. Баскервиль, Лондон, Скотт, 1907; Инспектор: комедия, Калькутта, 1890; Генеральный инспектор, пер. А. А. Сайкс, Лондон, Скотт, 1892; Ревизор, пер. для Йельской драматической ассоциации - Макс С. Манделл, Нью-Хейвен, штат Коннектикут, 1908; Домашняя жизнь в России (экранизация «Мертвых душ»), Лондон, Херст, 1854; "Путешествие Чичикова"; или Мертвые души, пер.Изабель Ф. Хэпгуд, Нью-Йорк, Кроуэлл, 1886; «Мертвые души», Лондон, Визетелли, 1887 г .; «Мертвые души», Лондон, Максвелл 1887; «Мертвые души», Лондон, Фишер Анвин, 1915; «Мертвые души», Лондон, Библиотека обывателя (вступление Джона Курноса), 1915; Размышления о Божественной литургии, пер. Л. Алексеев, Лондон, А. Р. Моубрей и Ко, 1913.

LIVES и др .: Котляревский (Н. А.), 1903; Шенрок (В. И.), Материалы к биографии, 1892 г .; (French) Leger (L.), Nicholas Gogol, 1914.

Chapter 1

Обернись, мой мальчик! Как ты смешно выглядишь! Какая у тебя ряса священника? Все в академии так одеваются?

Такими словами старый Бульба поприветствовал двух своих сыновей, которые отсутствовали на учебе в царской семинарии Киева, а теперь вернулись домой к отцу.

Его сыновья только что слезли с лошадей. Это была пара крепких парней, которые все еще выглядели застенчивыми, как и молодые люди, недавно освобожденные из семинарии. Их крепкие здоровые лица были покрыты первым пухом мужественности, который еще не знал бритвы. Их очень смутил такой прием со стороны отца, и они стояли неподвижно, устремив глаза в землю.

Стой, стой! позвольте мне хорошенько взглянуть на вас, продолжил он, поворачивая их. Сколько у вас габердинов! Какие габердины! Таких габердинов в мире еще не было. Просто беги, один из вас! Я хочу посмотреть, не запутаешься ли ты в юбках и не упадешь.

Не смейся, не смейся, отец! сказал наконец старший парень.

Какие мы обидчивые! Почему бы мне не смеяться?

Потому что, хотя ты мой отец, если ты будешь смеяться, клянусь небесами, я ударю тебя!

Какой ты сын? что, удари своего отца! - воскликнул Тарас Бульба, в изумлении отступая на несколько шагов.

Да хоть мой отец. Я не перестаю думать о людях, когда речь идет о оскорблении.

Так ты хочешь драться со мной? кулаком, а?

В любом случае.

Ну да ладно, кулачки, - сказал Тарас Бульба, засучив рукава. Я посмотрю, что ты за человек с кулаками.

И отец и сын вместо приятного приветствия после долгой разлуки начали наносить друг другу тяжелые удары по ребрам, спине и груди, то отступая и глядя друг на друга, то атакуя заново.

Смотрите, люди добрые! старик ушел человек! он полностью потерял сознание! кричала их бледная, некрасивая, добрая мать, которая стояла на пороге и еще не успела обнять своих милых детей. Дети вернулись домой, мы не видели их больше года; а теперь он заболел каким-то странным уродом - он нападает на них.

Да, хорошо борется, сказал Бульба, сделав паузу; ну клянусь небесами! он продолжал, как бы извиняясь, , хотя он никогда раньше не пробовал свои силы, из него получится хороший казак! А теперь добро пожаловать, сынок! обними меня, и отец и сын начали целовать друг друга. Молодец! смотри, чтобы ты попал в каждого, когда ты бил меня; не позволяй никому сбежать. Тем не менее, ваша одежда все равно смешна. Какая веревка там висит? - А ты, болван, что стоишь, руки рядом свешены? добавил он, обращаясь к младшему. Почему ты не сражаешься со мной? ты сын собаки!

Какая идея! сказала мать, которой тем временем удалось обнять своего младшего. Кто когда-нибудь слышал о детях, дерущихся с собственным отцом? На данный момент этого достаточно; ребенок молод, у него было долгое путешествие, он устал. Ребенку было больше двадцати и ростом около шести футов. Ему следует отдохнуть и что-нибудь поесть; и вы заставили его драться!

Ты болтун! сказал Бульба. Не слушай свою мать, мой мальчик; она женщина и ничего не знает. Какие ласки вам нужны? Чистое поле и хорошая лошадь - вот такие ласки для вас! А ты видишь этот меч? это твоя мама! Все остальные люди набивают вам голову ерундой; академия, книги, буквари, философия и все такое, мне на все это плевать! Здесь Бульба добавил слово, которое в печати не употребляется. Но я вам скажу, что лучше: на этой неделе отвезу вас в Запорожье. Вот где вам наука! Вот твоя школа; только там вы обретете смысл.

И они должны оставаться дома только на неделю? сказала измученная старая мать грустно и со слезами на глазах. У бедных мальчиков не будет ни шанса осмотреться, ни шанса познакомиться с домом, в котором они родились; у меня не будет возможности взглянуть на них.

Хватит, хватит выть, старуха! Казак не рожден для того, чтобы бегать за женщинами.Вы хотите спрятать их обоих под юбкой и сидеть на них, как курица на яйцах. Давай, давай, сразу же получим все, что есть на столе. Мы не хотим никаких пельменей, медовых лепешек, маковых лепешек или чего-либо подобного: дайте нам целую овцу, козу, медовуху сорокалетней выдержки и как можно больше кукурузного бренди, не с изюмом и всем прочим. что-то вроде того, но просто обжигающий кукурузный бренди, который пенится и шипит, как сумасшедший.

Бульба провел сыновей в главную комнату избы; и две хорошенькие служанки в монетных ожерельях, которые убирали квартиру, быстро выбежали.Либо они испугались приезда молодых людей, которые не хотели никого знакомить; или же они просто хотели сохранить свой женский обычай кричать и стремглав броситься прочь при виде мужчины, а затем прикрывать на некоторое время свои румянец рукавами. Хижина была обставлена ​​по моде того периода - мода, намеки на которую остаются только в песнях и текстах, которые, увы, больше не исполняются! на Украине по-прежнему слепыми стариками, тихим звоном местной гитары, толпой народа вокруг них - в соответствии со вкусом того воинственного и тревожного времени, лиг и сражений, господствовавших на Украине после союза.Все было чисто вымазано цветной глиной. На стенах висели сабли, кнуты, сети для птиц, рыболовные сети, ружья, искусно вырезанные пороховые рога, позолоченные удила для лошадей и веревки с серебряными пластинами. В маленьком окошке были круглые тусклые стекла, сквозь которые было невозможно увидеть, кроме как открыть одно подвижное. Вокруг окон и дверей были нарисованы красные полосы. На полках в одном углу стояли кувшины, бутылки и фляги из зеленого и синего стекла, резные серебряные чашки и позолоченные сосуды для питья разных марок - венецианские, турецкие, черкесские, которые по разным дорогам добрались до хижины Бульбы, в третьей и четвертой руке. , вещь достаточно обычная в те смелые дни.Вокруг комнаты были скамейки из березы, огромный стол под святыми изображениями в одном углу и огромная печь, покрытая рельефными разноцветными узорами с промежутками между ней и стеной. Все это было хорошо знакомо двум молодым людям, которые обычно приходили домой каждый год в собачьи дни, так как у них не было лошадей, и не было принято разрешать студентам ездить верхом на лошадях. Единственное, что им разрешалось, - это длинные пряди волос на висках, которые имел право тянуть каждый казак, носивший оружие.Лишь по окончании учебы Бульба прислал им пару молодых жеребцов со своего завода.

Бульба по случаю прибытия своих сыновей приказал вызвать всех сотников или сотников, а также всех офицеров отряда, которые имели какое-либо значение; и когда двое из них прибыли со своим старым товарищем, осаулом, или заместителем начальника, Дмитро Товкачем, он тут же представил ребят, сказав: Смотрите, какие они молодцы! Вскоре я пришлю их на Сеч. Гости поздравили Бульбу и юношей, сказав, что у них все будет хорошо и что нет лучшего знания для юноши, чем знание той самой Запорожской Сечи.

Идите, братья, садитесь каждый, где ему больше нравится, за стол; пойдемте, сыновья мои. «Прежде всего, возьмем кукурузно-бренди, - сказал Бульба. Да благословит вас Бог! Добро пожаловать, ребята; ты, Остап, и ты, Андрей. Дай Бог, чтобы ты всегда преуспел в войне, чтобы ты победил мусельманов, турок и татар; и что, когда поляки предпримут какие-либо походы против нашей веры, вы можете победить поляков.Пойдем, чокаемся. Как теперь? Хорош ли бренди? Что такое кукурузный бренди на латыни? Латиняне были глупы: они не знали, что на свете есть такая вещь, как кукурузный бренди. Как звали человека, который писал латинские стихи? Я не очень разбираюсь в чтении и письме, поэтому не совсем понимаю. Разве это не Гораций?

Что за папа! думал старший сын Остап. Старый пес все знает, но всегда делает вид, что наоборот.

Я не верю, что архимандрит позволил вам хотя бы запах кукурузного бренди, продолжил Тарас. Признайтесь, мальчики мои, вас хорошенько избили свежими березовыми прутьями по спине и по всему казачьему телу; и, может быть, когда ты стал слишком резким, тебя били плетками. И не только в субботу, как мне кажется, а в среду и четверг.

То, что было в прошлом, отец, вспоминать нечего; это сделано.

Пусть попробуют, - сказал Андрей. Пусть меня трогают, пусть сейчас рискнет любой татарин, и он скоро узнает, что такое казацкая сабля!

Хорошо, сын мой, боже, хорошо! И когда дело доходит до этого, я пойду с тобой; клянусь небесами, я тоже пойду! Чего мне здесь ждать? Стать жнецом гречихи и домработницей, ухаживать за овцами и свиньями и бездельничать с женой? Долой такую ​​ерунду! Я казак; Я ничего не получу! Что осталось, кроме войны? Пойду с тобой в Запорожье поваляться; Я уйду, клянусь небесами! И старый Бульба, постепенно разгораясь и наконец совсем рассердившись, встал из-за стола и, приняв достойную позу, топнул ногой. Завтра поедем! Почему промедление? Какого врага мы можем здесь осадить? Что нам эта хижина? Что мы хотим от всего этого? Что для нас кастрюли и сковородки? Сказав так, он начал опрокидывать горшки и фляги и разбрасывать их.

Бедная старуха, привыкшая к таким уродам со стороны мужа, грустно смотрела на нее со своего места на скамейке у стены. Она не осмелилась сказать ни слова; но когда она услышала столь ужасное для нее решение, она не могла удержаться от слез.Глядя на своих детей, которым грозила столь скорая разлука, невозможно описать всю силу ее безмолвного горя, которое, казалось, дрожало в ее глазах и на ее судорожно сжатых губах.

Бульба был ужасно упрям. Он был одним из тех персонажей, которые могли существовать только в том жестоком пятнадцатом веке и в этом полукочевом уголке Европы, когда вся Южная Россия, покинутая ее князьями, была опустошена и сожжена безжалостными войсками Монгольские разбойники; когда там становились храбрыми люди, лишенные дома и дома; когда среди пожаров, угроз соседям и вечных ужасов они успокоились и, привыкнув смотреть этим вещам прямо в глаза, приучили себя не знать, что в мире существует такая вещь, как страх; когда старый миролюбивый славянский дух был воспламенен воинственным пламенем и было учреждено казачье государство - вольный, дикий всплеск русской природы - и когда все берега рек, броды и подобные подходящие места были населены казаками, число которых никто не знал.Их смелые товарищи имели право ответить султану, когда он спросил, сколько их было, Кто знает? Мы разбросаны по степям; где есть пригорок, там и казак.

На самом деле это была самая замечательная демонстрация русской силы, вызванная крайней необходимостью из недр народа. Вместо первоначальных провинций с их мелкими городами, вместо враждующих и торгующихся мелкими князьями, правившими в их городах, возникли огромные колонии, курены и районы, связанные одной общей опасностью и ненавистью к языческим разбойникам.История хорошо известна, как их непрекращающаяся война и беспокойное существование спасли Европу от безжалостных орд, которые угрожали сокрушить ее. Польские короли, которые теперь оказались государями вместо провинциальных князей на этих обширных территориях, полностью осознавали, несмотря на слабость и отдаленность своего собственного правления, ценность казачества и преимущества воинственных войск. беспрепятственная жизнь, которую они вели. Они ободряли их и льстили этому складу ума.Под их далекой властью гетманы или вожди, выбранные из самих казаков, переделили территорию на военные округа. Это не была постоянная армия, ее никто не видел; но в случае войны и всеобщего восстания требовалась неделя, и не более, чтобы каждый человек появился на коне во всеоружии и получил от короля только один дукат; и за две недели была собрана такая сила, которую ни один вербовщик не смог бы собрать. Когда экспедиция закончилась, армия рассредоточилась по полям, лугам и бродам Днепра; каждый ловил рыбу, занимался своим делом, варил свое пиво и снова был вольным казаком.Их зарубежные современники справедливо восхищались их чудесными качествами. Не было никакого ремесла, в котором казак не был бы знатоком: он умел перегонять бренди, строить фургон, делать порох, делать кузнечную и оружейную работу, не говоря уже о диких эксцессах, пьянстве и кутежах, как может только русский, - все это он был равен. Помимо реестрового казачества, считавшего себя обязанным явиться на войну, можно было собрать в любой момент, в случае крайней нужды, целую армию добровольцев.Все, что требовалось от осаула, или его заместителя, - это пройти по рыночным площадям и площадям деревень и деревень и кричать во весь голос, стоя в своей повозке: Эй, вы винокурни и пиво ... пивовары! Вы сварили достаточно пива, валялись на плитах и ​​набивали свои жирные туши мукой, достаточно долго! Поднимайтесь, завоевывайте славу и воинские почести! Пахари, жнецы гречихи, пасущие овец, гоняющиеся за женщинами, хватит преследовать плуг, пачкать свои желтые башмаки землей, ухаживать за женщинами и растрачивать свою воинственную силу! Пришёл час прославить казачество! Эти слова были подобны искрам, падающим на сухое дерево.Земледелец сломал плуг; пивовары и производители спиртных напитков выбросили свои бочки и разрушили бочки; механики и торговцы отправили свою торговлю и свою лавку дьяволу, разбили горшки и все остальное в своих домах и сели на лошадей. Словом, русский характер получил здесь глубокое развитие и проявил мощную внешнюю выразительность.

Тарас был одним из старомодных вождей; он был рожден для воинственных эмоций и отличался прямотой характера.В то время влияние Польши уже начало сказываться на русском дворянстве. Многие переняли польские обычаи и стали демонстрировать роскошь в великолепных штатах слуг, ястребов, охотников, обедах и дворцах. Это было не по вкусу Тарасу. Ему нравилась простая жизнь казаков, и он ссорился с теми из своих товарищей, которые были склонны к варшавской стороне, называя их крепостными польских дворян. Всегда начеку, он считал себя законным защитником православной веры.Он деспотично вторгался в любую деревню, где в целом жаловались на притеснение со стороны фермеров, получающих доходы, и на добавление новых налогов на предметы первой необходимости. Он и его казаки исполняли правосудие и установили правило, что в трех случаях совершенно необходимо прибегать к мечу. А именно, когда комиссары не уважали вышестоящих офицеров и стояли перед ними прикрытыми; когда кто-либо относился к вере с легкостью и не соблюдал обычаи своих предков; и, наконец, когда врагом были мусульмане или турки, против которых он считал допустимым в любом случае обнажить меч во славу христианства.

Так вот, он заранее радовался мысли о том, как он представится со своими двумя сыновьями на Сете, и скажет: Посмотрите, каких хороших молодых людей я привел вам! как он представит их всем своим старым товарищам, закаленным в войне; как он будет наблюдать их первые подвиги в науках о войне и пьянстве, которые также считались одним из главных воинственных качеств. Сначала он намеревался отправить их в одиночку; но при виде их свежести, роста и мужественной красоты его боевой дух воспламенился, и он решил отправиться с ними сам на следующий же день, хотя в этом не было необходимости, кроме его упрямого своеволия.Он сразу начал спешить и отдавать приказы; выбрал лошадей и снаряжение для своих сыновей, осмотрел конюшни и склады и выбрал слуг, которые будут сопровождать их завтра. Он делегировал свои полномочия Осаулу Товкачу и дал им строгий приказ явиться всем своим войском на Сеч, как только он получит от него сообщение. Хотя он был весел, и последствия его запоя все еще оставались в его мозгу, он ничего не забыл. Он даже приказал поить лошадей, наполнить их хлевы и кормить их самым прекрасным зерном; а затем он ушел на пенсию, утомленный всеми своими трудами.

Теперь, дети, мы должны спать, но завтра мы будем делать то, что хочет Бог. Не готовьте нам постель: нам не нужна кровать; будем спать во дворе.

Ночь только что кралась за небеса, а Бульба всегда рано ложился. Он лег на коврик и накрылся тесьмой из овчины, потому что ночной воздух был довольно резким, и ему нравилось полежать в тепле, когда он был дома. Вскоре он начал храпеть, и весь дом быстро последовал его примеру. Все храпели и стонали, лежа в разных углах.Первым пошел спать сторож, столько он выпил в честь возвращения на родину молодых хозяев.

Мать одна не спала. Она склонилась над подушками своих любимых сыновей, когда они лежали рядом; она расчесывала их небрежно спутанные локоны и увлажняла их слезами. Она смотрела на них всей душой, всеми чувствами; она была полностью поглощена взглядом, но все же не могла смотреть достаточно. Она кормила их своей собственной грудью, она ухаживала за ними и воспитывала их; а теперь увидеть их только на мгновение! Сыновья мои, сыновья мои дорогие! что с тобой будет! какая судьба ждет тебя? она сказала, и слезы стояли в морщинах, которые обезобразили ее некогда прекрасное лицо.По правде говоря, ее следовало пожалеть, как и любую женщину того времени. Она жила лишь мгновением любви, только во время первого всплеска страсти, только во время первого прилива юности; а затем ее мрачный предатель бросил ее ради меча, ради своих товарищей и своих кутежей. Она видела своего мужа два или три дня в году, а затем в течение нескольких лет ничего о нем не слышала. И когда она увидела его, когда они действительно жили вместе, какая была ее жизнь! Она терпела оскорбления, даже удары; она чувствовала ласки, дарованные только из жалости; она была неуместным предметом в этом сообществе неженатых воинов, на которое странствующий Запорожье окрасил свой собственный колорит.Ее безрадостная юность пролетела незаметно; ее спелые щеки и грудь засохли без поцелуя и покрылись преждевременными морщинами. Любовь, чувство, все нежное и страстное в женщине превратилось в ней в материнскую любовь. Она кружилась вокруг своих детей с тревогой, страстью, слезами, как степная чайка. Они забирали у нее ее сыновей, ее любимых сыновей - забирали их у нее, чтобы она больше никогда их не увидела! Кто знал? Возможно, татарка отрубит им головы в первой же схватке, и она никогда не узнает, где могут лежать их покинутые тела, разорванные хищными птицами; и все же за каждую каплю их крови она отдала бы всю свою.Рыдая, она посмотрела им в глаза и подумала: Может быть, Бульба, проснувшись, отложит их отъезд на день или два; возможно, ему пришло в голову уйти так быстро, потому что он пил.

Луна с вершины небес давно освещала весь двор, заполненный шпалами, густыми зарослями ив и высокой степной травой, скрывавшей частокол, окружавший двор. Она все еще сидела у подушки своих сыновей, ни на минуту не сводя с них глаз и не думая о сне.Лошади, предчувствуя приближение рассвета, перестали есть и легли на траву; верхние листья ив начали тихонько шуршать, и мало-помалу шелест опускался до их основания. Она просидела там до рассвета, неутомимая и в глубине души желая, чтобы ночь продлилась бесконечно. Из степи доносилось звенящее ржание лошадей, и в небе ярко светились красные полосы. Бульба вдруг проснулся и вскочил на ноги. Он хорошо помнил, что заказал накануне вечером. Итак, мои люди, вы выспались! Пора, пора! Поливайте лошадей! А где старуха? Он вообще так называл свою жену. Быстрее, старушка, принеси нам поесть; путь долог.

Бедная старуха, лишенная последней надежды, грустно проскользнула в хижину.

Пока она в слезах готовила то, что было нужно на завтрак, Бульба, отдавая приказы, пошел в конюшню и собственноручно выбрал для своих детей лучшие украшения.

Ученые внезапно изменились. Красные сапоги из сафьяна на серебряных каблуках заменили свои старые грязные; брюки шириной, как Черное море, с бесчисленными складками и косами, подпитывались золотыми поясами, с которых свисали длинные тонкие ремешки с кисточками и другими звенящими предметами для трубок. Их пиджаки из алой ткани опоясывались поясами в цветочек, в которые были воткнуты турецкие пистолеты с гравировкой; их мечи лязгнули за ними по пятам. Их лица, уже немного загорелые, казались красивее и белее; их маленькие черные усы теперь бросают более отчетливую тень на эту бледность и подчеркивают их здоровый молодой цвет лица.Они выглядели очень красиво в своих черных тулупах с золотыми коронами.

Когда их бедная мать увидела их, она не могла вымолвить ни слова, и слезы стояли у нее на глазах.

Теперь, ребята, все готово; без задержки! сказал наконец Бульба. Но сначала мы должны сесть вместе, согласно христианскому обычаю, перед путешествием.

Все сели, кроме слуг, почтительно стоявших у дверей.

А теперь, мама, благослови детей, сказала Бульба. Молитесь Богу, чтобы они могли храбро сражаться, всегда защищать свою воинственную честь, всегда защищать веру Христову; а если нет, то они могут умереть, чтобы их дыхание не продлилось в этом мире.

Придите к маме, дети; молитва матери защищает на суше и на море.

Мать, слабая, как матери, обняла их, вытащила две маленькие святые картины и повесила их, рыдая, на шею. Богородица да хранит тебя! Дети, не забывайте свою мать - пошлите немного о себе - Она больше ничего не могла сказать.

А теперь, ребята, пойдемте, сказал Бульба.

У дверей стояли оседланные лошади. Бульба набросился на свой Дьявол, , который дико подпрыгивал, чувствуя на спине груз более тридцати камней, ибо Тарас был чрезвычайно толст и тяжел.

Когда мать увидела, что ее сыновья тоже сидят верхом, она бросилась к младшему, чьи черты лица выражали несколько большую мягкость, чем у его брата. Она схватилась за его стремя, вцепилась в его седло и с отчаянием в глазах отказалась ослабить хватку.Два крепких казака осторожно схватили ее и понесли обратно в хату. Но прежде чем кавалькада вышла из двора, она со скоростью дикой козы, несоразмерной ее годам, бросилась к воротам, остановила лошадь с непреодолимой силой и обняла одного из своих сыновей с безумной, бессознательной жестокостью. Затем они снова увели ее.

Юные казаки ехали грустно, сдерживая слезы из страха перед отцом, который, в свою очередь, был несколько тронут, хотя и старался этого не показывать.Утро было серым, зеленая лужайка сияла, птицы щебетали довольно несогласованно. Они оглянулись, пока ехали. Их отцовская ферма словно провалилась в землю. Все, что было видно над поверхностью, - это две трубы их скромной хижины и верхушки деревьев, по стволам которых они лазили, как белки. Перед ними еще простиралось поле, на котором они могли вспомнить всю историю своей жизни, от тех лет, когда они катались по росистой траве, до тех лет, когда они ждали на нем темнобровую казачью девушку, робко бегавшую по нему на быстром ходу. молодые ноги.Над колодцем стоит столб с прикрепленным к нему колесом телеги, одиноко поднимающийся к небу; уже уровень, который они прошли, кажется вдалеке холмом, и теперь все исчезло. Прощай, детство, игры, все, все, прощай!

Chapter 2

Все трое всадников ехали молча. Мысли старого Тараса были далеки: до него прошла его юность, его годы - летучие годы, над которыми всегда плачет казак, желая, чтобы вся его жизнь была юностью.Он задавался вопросом, с кем из своих бывших товарищей он должен встретиться на Сете. Он подсчитал, сколько уже умерло, сколько еще живо. Слезы медленно выступили на его глазах, и его серая голова грустно склонилась.

Его сыновья были заняты другими мыслями. Но мы должны поговорить дальше о его сыновьях. Когда им было двенадцать лет, их отправили в академию в Кифе, потому что все руководители того времени считали необходимым дать своим детям образование, хотя впоследствии об этом полностью забыли.Как и все, кто поступил в академию, они были дикими, будучи воспитанными на безудержной свободе; и в то время как там они приобрели некоторую полировку и преследовали некоторые общие отрасли знания, которые придавали им определенное сходство друг с другом.

Свою учебу старец Остап начал с побега на первом курсе. Они вернули его, хорошенько избили и усадили за свои книги. Четыре раза он закапывал грунт в землю; и четыре раза, после того как его побили, покупали ему новый.Но он, несомненно, повторил бы этот подвиг в пятый раз, если бы отец не дал ему торжественного заверения, что он будет держать его на монашеской работе в течение двадцати лет, и не поклялся бы заранее, что никогда не увидит Запорожье всю свою жизнь. если только он не изучил все науки, преподаваемые в академии. Странно, что это сказал тот самый Тарас Бульба, который осуждал всякую ученость и советовал своим детям, как мы видели, совсем не беспокоиться об этом. С этого момента Остап стал с образцовым усердием копаться в утомительных книгах и быстро встал на один уровень с лучшими.Стиль обучения в то время сильно отличался от образа жизни. Модные схоластические, грамматические, риторические и логические тонкие связи явно не соответствовали времени, никогда не имели никакой связи и никогда не встречались в реальной жизни. Те, кто их изучал, даже наименее схоластики, не могли ни к чему применить свои знания. Ученые люди того времени были еще более неспособны, чем остальные, потому что они были дальше оторваны от всякого опыта. Более того, республиканский строй академии, устрашающее множество молодых, здоровых, сильных людей вдохновляли студентов на деятельность, выходящую за рамки их обучения.Плохая пища или частые наказания в виде поста с многочисленными потребностями, возникающими у свежей, сильной, здоровой молодежи, вместе пробуждали в них тот дух предприимчивости, который впоследствии получил дальнейшее развитие среди запорожцев. Голодный студент, бегавший по улицам Киева, заставлял всех быть настороже. Сидящие на базаре торговцы прикрывали свои пироги, пироги и тыквенные булочки руками, как орлы, защищающие своих детенышей, если они только заметили проходящего ученика.У консула или наблюдателя, который был обязан заботиться о товарищах, вверенных ему, были такие ужасно широкие карманы на брюках, что он мог уложить в них все содержимое зияющего ларька торговца. Эти студенты составляли совершенно отдельный мир, поскольку их не допускали в высшие круги, состоящие из польской и русской знати. Даже вайвод, Адам Кисел, несмотря на покровительство, которое он оказал академии, не стремился ввести их в общество и приказал более строго контролировать их.Эта команда была совершенно излишней, поскольку ни ректор, ни профессора-монахи не жалели розги или плети; и ликторы иногда по их приказу так жестоко били своих консулов, что они потом несколько недель натирали им штаны. Для многих это было мелочью, только чуть более жгучей, чем хорошая водка с перцем: другие в конце концов устали от таких постоянных волдырей и убежали в Запорожье, если находили дорогу и не попадались на пути. Остап Бульба, хотя и начал изучать логику и даже богословие, с большим рвением не избежал безжалостной розги.Естественно, все это закаляло его характер и придавало ему ту твердость, которая отличает казаков. Он всегда держался в стороне от товарищей.

Он редко приводил других в такие опасные предприятия, как ограбление чужого сада или фруктового сада; но, с другой стороны, он всегда был одним из первых, кто присоединился к стандарту предприимчивого студента. И никогда, ни при каких обстоятельствах он не предал своих товарищей; ни тюремное заключение, ни избиения не могли заставить его это сделать. Он не поддавался никаким искушениям, кроме искушений войны и разгула; по крайней мере, он почти никогда не мечтал о других.Он был честен со своими равными. Он был добросердечным, единственно возможным способом, когда доброта могла существовать в таком характере и в такое время. Слезы бедной матери тронули его до глубины души; но это только рассердило его и заставило в раздумье склонить голову.

Его младший брат Андрей имел более живые и развитые чувства. Он учился охотнее и без усилий, с которыми обычно приходится прилагать сильные и весомые персонажи, чтобы применить себя к учебе.Он был изобретательнее своего брата и часто появлялся в качестве руководителя опасных экспедиций; иногда, благодаря быстроте ума, умудряясь избежать наказания, когда брат его Остап, бросая все усилия, снимал свой габердин и ложился на пол, не думая о пощаде. Он тоже жаждал действий; но в то же время его душа была доступна другим чувствам. Потребность в любви пылала в нем. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, женщина стала чаще появляться в его снах; слушая философские дискуссии, он все еще видел ее, свежую, черноглазую, нежную; перед ним постоянно порхали ее упругая грудь, ее мягкие обнаженные руки; само платье, облегавшее ее юные, но округлые конечности, придавало его видениям некую невыразимую чувственность.Он тщательно скрывал этот порыв своей страстной молодой души от товарищей, потому что в то время казак считал постыдным и бесчестным думать о любви и жене до того, как он вкусил битву. В целом за последний год он реже руководил отрядами студентов, но чаще бродил один, в отдаленных уголках Киева, среди домов с низкими крышами, заросших вишневыми садами, заманчиво подглядывал за ними. улица. Иногда он бывал на более аристократических улицах нынешнего старого Киева, где жили малороссийская и польская знать и где дома были построены в более причудливом стиле.Однажды, когда он глядел, его чуть не проехала старинная карета какого-то польского дворянина; и усатый кучер, сидевший на ящике, ударил его хлыстом. Молодой студент загорелся; с бездумной дерзостью схватил он своими сильными руками за заднее колесо и остановил экипаж. Но кучер, боясь трения, хлестал лошадей; они бросились вперед, и Андрей, успешно освободив руки, повалился на землю во весь рост, уткнувшись лицом в грязь.Над ним раздался самый звонкий и гармоничный смех. Он поднял глаза и увидел, стоя у окна, красоту, которую он никогда не видел за всю свою жизнь, черноглазую и белую, как снег, кожу, освещенную восходящим светом солнца. Она от души смеялась, и ее смех усиливал ее ослепительную красоту. Ошеломленный, он в замешательстве смотрел на нее, рассеянно вытирая грязь со своего лица, от чего оно еще больше размазалось. Кем могла быть эта красавица? Он пытался выяснить это у слуг, которые в роскошных ливреях стояли у ворот в толпе, окружавшей молодого гитариста; но они только засмеялись, когда увидели его замазанное лицо, и не удостоили его ответа.В конце концов он узнал, что она дочь вайводы Ковена, который приезжал сюда на время. На следующую ночь, с присущей ученику смелостью, он прокрался через ограду в сад и забрался на дерево, которое раскинуло свои ветви по самой крыше дома. С дерева он взобрался на крышу и спустился по дымоходу прямо в спальню красавицы, которая в этот момент сидела перед лампой и вытаскивала из ушей дорогие серьги.Прекрасная поляк так испугалась, внезапно увидев незнакомого человека, что не могла произнести ни слова; но когда она увидела, что ученик стоит перед ней с опущенными глазами, не решаясь пошевелить рукой из-за робости, когда она узнала в нем того, кто упал на улице, смех снова пересилил ее.

Более того, ничего страшного в чертах Андрея не было; он был очень красив. Она от души засмеялась и долго развлекалась над ним. У дамы кружилась голова, как у всех поляков; но ее глаза - ее удивительно ясные, пронзительные глаза - бросили один взгляд, долгий взгляд.Ученик не мог пошевелить руками или ногами, но стоял связанный, как в мешке, когда дочь Вайводы смело подошла к нему, надела ему на голову свою блестящую диадему, повесила серьги ему на губы и накинула на него прозрачную кисейную хемизету с золотом. вышитые гирлянды. Она украсила его и разыграла тысячу глупых шуток с той детской беспечностью, которая отличает головокружительных поляков и приводила бедного студента в еще большее замешательство.

Он вырезал смешное лицо, неподвижно глядя с открытым ртом в ее ослепительные глаза.Стук в дверь напугал ее. Она приказала ему спрятаться под кроватью и, как только возмутитель ушел, позвала свою горничную, пленницу-татарину, и приказала осторожно отвести его в сад, а оттуда провести через забор. Но наша ученица на этот раз не так удачно перешла через забор. Сторож проснулся и крепко схватил его за ногу; и слуги, собравшись, избили его на улице, пока он не был

Русский писатель комиксов, противоядие от безумных времен

Чревоугодие для Чичикова, как гнев для Ахилла: этика его эпоса.Он приходит в гостиницу безымянного города с «жареным цыпленком, завернутым в синюю бумагу», который слуга несет за ним, как свадебный шлейф. Капуста, мозги, соленые огурцы и слоеное тесто следуют в столовой, которую угощает застенчивый мальчишка с пола, который также предлагает меню марок: местные вельможи с большими поместьями и множеством крепостных. На следующее утро он будит своего кучера и отправляется в путь.

Капиталист-катастрофа avant la lettre , Чичиков кружит по провинции, как голодный канюк.Он просматривает газеты в поисках новостей о пожаре, голоде или эпидемии - всего, что может привести к огромному урожаю душ, находящихся в правовой неопределенности. Его веселье имеет почти вкусовую изюминку; как восклицает один джентльмен во время напряженных переговоров: «В самом деле, человеческая душа для вас - то же самое, что тушеная репа».

Если архетипический обманщик - оператор, его игра - стильная арифметика умножения, то Чичиков больше похож на человеческий ноль. В зависимости от ситуации он может действовать как льстец, трезвый деловой человек, набожный патриот, бонвивант или хулиган.Человек без качеств, он застывает на первой странице из тумана повествовательной двусмысленности: «В britzka [экипаж] сидел джентльмен, некрасивый, но и неплохой, не слишком толстый и не слишком худой; нельзя было сказать, что он был стар, но и он не был таким молодым ». Книга Владимира Набокова о Гоголе описывает этого персонажа более лаконично: он - «мыльный пузырь, надутый дьяволом».

Великолепие гоголевского юмора в том, что он улавливает не лишнее, а пустоту.Есть, конечно, обычные «типы» социальной сатиры. Чичиков ведет дела с напуганной вдовой; скупердяй-накопитель, роющийся в помойках своих крепостных; жестокий, эгоистичный игрок в азартные игры; Целующаяся молодая пара, читающая английские романтические стихи, пока их поместье рушится. Гнев, леность, трусость и гордость - все это есть места в пикантном буфете «Dead Souls». Но оживить их - это сила, которая часто ускользает от пера карикатуриста: тихая, терпеливая, решительная и «порядочная» жадность.

У Чичикова есть одна отличительная черта: он «покупатель.«Самым дорогим предметом, которым он владеет, является ящик для письма, в котором он хранит книгу своих призрачных крестьян. Открывая его, возможно, в единственный момент его страсти, он восторженно мечтает об их жизни и смерти, раскрывая повествовательный импульс, который также окрашивает его предысторию. Чичиков когда-то был чиновником таможенного управления, настолько скрупулезным, что начальство считало его «дьяволом, а не человеком: он находил вещи в колесах, валах, конских ушах и во многих других местах, куда ни один автор даже не мечтал бы попасть. , и куда никого, кроме таможенников, не пускают.

Или, по крайней мере, не автор, а Гоголь. Он ловко подразумевает, что его собственная проницательность - игривая, внимательная, щекотливая, чуткая к «ужасной, громадной болоте мелочей» - это именно то, что нужно, чтобы обнаружить такого мошенника, как Чичиков. Его жуткое предприятие, столь зависящее от корыстной невнимательности помещиков, рушится под буйным вниманием Гоголя. Его метафоры развиваются так непрерывно, что порождают миниатюрные сцены: если лицо прохожего напоминает молдавскую тыкву, то, прежде чем приговор будет вынесен, эта тыква была разрезана и нанизана на балалайку, которую играет «энергичный 20-летний мужчина. -старенький »для публики« белоснежных девчонок ».Или, на вечеринке провинциальных воротил, суетятся мужчины в черном галстуке, «как мухи летят над блестящей белой сахарной буханкой жарким июльским летом». Юмор, как многогранный глаз мухи, дает второе зрение.

Горожан, напротив, ослепляет мелодрама. Когда они узнают о действиях Чичикова, они не могут поверить в ничтожность его мотивации и решают, что для его действий должна быть какая-то более глубокая причина. Они предполагают, что он мог быть похитителем дочери губернатора или даже переодетым сбежавшим Наполеоном - кем угодно, только не неприметным мошенником, имеющим в виду только деньги.Подобно миллионам американцев, которые предпочитают зловещие теории заговора скучным подробностям коррупции и жадности, они не могут представить себе его недостаток воображения; или, как увещевает своих читателей Гоголь: «Вы бы предпочли не видеть раскрытия человеческой бедности!»

Купить Николая Гоголя. Полное собрание сочинений в 17 томах (комплект из 15 книг). Кожаный переплет в интернет-магазине книг Good Tradition

Николай Гоголь.Полное собрание сочинений в 17 томах (комплект из 15 книг). Подарочные книги в кожаном переплете.

Николай Гоголь - русский писатель, драматург, поэт, критик, публицист, считается одним из классиков русской литературы. Происходил из старинного дворянского рода Гоголь-Яновских.

Полное собрание сочинений и писем Н.В. Гоголя в семнадцати томах (пятнадцати книгах) к 200-летию со дня рождения писателя. Издание - совместный российско-украинский проект, призванный служить христианскому просвещению и единству славянских народов.
Коллекция включает все художественные, литературно-критические, публицистические и нравственные произведения, а также записные книжки, подготовительные материалы по истории, фольклору и этнографии, отрывки из сочинений святых отцов и богослужебные книги.
Впервые в полном объеме в издание включена переписка Гоголя (с отзывами адресатов).
Том снабжен сопроводительными статьями и обширными комментариями.

От издательства.Вечера на хуторе у Диканьки. Миргород.

Невский проспект. История. Нос. История. Портрет. История. Пальто. История. Бродяга. История. Дневник безумца. История. Рим. История. Аудитор. Свадьба. Драматические отрывки и одиночные сцены.

Избранные отрывки из переписки с друзьями. Размышления о Божественной литургии.

Молодежный опыт. Первоначально составлен.

Прикольные композиции.Исторические очерки. «Лекционный материал». Заметки о крестьянской жизни.

Выписки из сочинений Святых Отцов и Учителей Церкви. Отрывки и заметки при чтении Библии. Освобождение от службы святым. Материалы для «толкового» словаря русского языка.

Мелочи. Биографический. Пейзажная запись. Надписи на книгах. Ноутбук.

Переписка 1820-1834 гг.

Переписка 1835-1841 гг.

Переписка, 1842-1844 гг.

Переписка 1845-1846 гг.

Переписка 1848-1852 гг.

Летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя. Приложение.

Песни из собрания Гоголя. Рукописный сборник Гоголя. Стихи разных авторов, в разное время переписанные Н. В. Гоголем. Выдержки из журнальных статей Гоголя за 1842 год

Книги изготовлены вручную профессиональными мастерами на собственном производстве!

Задняя крышка - из натуральной кожи.

Подставка для книг - серебро.

Выпускной - гальванический.

Тисненая - золоченая и слепая.

Качество и расцветку, дизайн, тиснение, форзац и ружье вы можете выбрать и заказать индивидуально!

Дом Гоголя - Мемориальный музей и научная библиотека

О библиотеке

Сегодня читателями Гоголевской библиотеки в основном являются молодые люди от 18 до 30 лет - они составляют около 80% пользователей.Большинство из них - студенты различных гуманитарных вузов Москвы. При формировании фондов библиотека ориентируется на потребности этой аудитории, а также специалистов, занимающихся исследованием литературного наследия Гоголя. После реставрации Дома Гоголя в читательских залах сочетаются детали и мотивы интерьера XIX века с современным оборудованием и технологиями.

Книжные фонды Дома Гоголя имеют гуманитарную специализацию. Это связано с научной деятельностью Мемориального центра и его сотрудничеством с гуманитарными университетами, расположенными в историческом центре Москвы, в доме Гоголя.В манежи и в службах распространения и доступа можно найти книги по философии, литературоведению, психологии, религиозной литературе и художественной литературе. Особое внимание уделяется редакциям текстов и материалов Гоголя, связанных с его жизнью и творчеством.

Базовые услуги - бесплатно; дополнительные услуги частично бесплатны, а частично платны. Услуги получаются как на месте, так и удаленно.

Согласно Уставу Гоголевского дома ограничений по услугам и льготам нет.

Согласно Условиям использования, пользователем может быть любое лицо от 14 лет и старше.

+7 495 691-12-40 - Услуги обращения и доступа

+7 495 691-83-75 - нотно-музыкальный отдел

+7 495 695-81-96 - Читальный зал

+7 495 690-58-81 - Справочно-библиографический отдел ([email protected])

Источники

Фонд дома Гоголя насчитывает примерно четверть миллиона единиц хранения.Он универсален по содержанию и типам изданий: в наших каталогах читатель может найти книги, журналы, газеты по всем областям знаний. Поскольку библиотека является мемориальной и связана с личностью Н.В. Гоголя, особое внимание уделяется гуманитарным изданиям, текстам и материалам Н.В. Гоголя, связанным с его жизнью и творчеством.

Книжное собрание Гоголяна включает издания произведений Н.В. языков.Основу коллекции составляют несколько сотен редких книг XIX века.

Информационно-поисковый отдел поможет найти необходимые издания и подобрать литературу в определенной области.

Электронный каталог находится на сайте Дома Гоголя и состоит из нескольких баз данных:

Основной каталог (в него входят все книги, заметки, аудиокниги, статьи из музыкальных журналов)

Гоголяна (книги из собрания Гоголяна, статьи из сборников и периодических изданий по гоголеведению)

The Vocals (ноты к вокальным произведениям, входящие в авторские и тематические дайджесты и серийные издания)

Статьи (статьи из журналов, кроме музыкальных - смотрите в Основном каталоге)

Поиск с помощью Электронного каталога дает читателю возможность найти необходимые издания с минимально доступным объемом информации, выбрать литературу по определенной тематике, найти материалы из сборников и периодических изданий.Для удобства посетителей в каждом отделе размещены специальные компьютеры для работы с Каталогом. Во время посещения Дома Гоголя сотрудники охотно проконсультируют и помогут посетителям с поиском в Электронном каталоге.

Сохранение фонда - одна из центральных задач библиотеки, особенно когда в ней хранятся уникальные старинные издания. Приоритет в этой работе отдается тем секциям, которые играют ведущую роль в деятельности Гоголевского Дома. Важнейшее из них - изучение и популяризация Н.Жизнь и творчество В. Гоголя. Для сохранения уникальной книжной коллекции Гоголяны редкие и ценные издания передаются на цифровые носители - доступны в читальном зале. Часть оцифрованных изданий представлена ​​на сайте в разделе Гоголевского архива и находится в свободном доступе.

Нотный отдел Дома Гоголя содержит редкие дайджесты классических произведений (Баха, Бетховена, Моцарта, Шопена, Мендельсона) и оперных клавишных инструментов, изданные в период с середины 19 века до начала 20 века российскими и зарубежными издательствами.Хранение этих документов возможно благодаря системе оцифровки текстов заметок и хорошо организованному поиску. Электронные версии редких музыкальных изданий делают их доступными для пользователей. Часть из них представлена ​​в разделе «Новый архив» сайта и находится в свободном доступе.

Читальный зал Дома Гоголя предоставляет посетителям возможность доступа к удаленным электронным источникам:

Национальная электронная библиотека (НЭБ). Объединяет фонды публичных федеральных, региональных, муниципальных библиотек России, а также научных библиотек и организаций образования, а также правообладателей.NEL видит свою главную цель в том, чтобы предоставить гражданам России доступ ко всем изданиям и научным работам, хранящимся в российских библиотеках, от памятников культуры и истории до современных работ.

Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина. Федеральное электронное хранилище электронных копий важнейших документов по истории, теории и практике русской государственности и русского языка, хранящихся в фондах ведущих архивов и библиотек России. Частично фонды Президентской библиотеки представлены на сайте www.prlib.ru. Доступ ко всем фондам можно получить в Удаленном читальном зале Президентской библиотеки, который находится в Читальном зале Дома Гоголя.

Мобильная библиотека литров. Компания « литров» - лидер по распространению лицензионных электронных книг в России и странах СНГ. Здесь собрано более ста тысяч художественных, научно-популярных и учебных произведений литературы. Чтобы первым читать все новейшие книги и бестселлеры, необходимо получить персональный логин / пароль в службе обращения и доступа или в читальном зале.

База данных EastView. Электронные версии журналов и газет: центральная пресса России, издания по общественно-гуманитарным, естественным и техническим наукам, по библиотечному делу и информационному обслуживанию, Вестник МГУ. Доступны не только новые выпуски, но и архивы. Пользователи могут сохранять необходимые номера страниц и делать закладки.

Школьный портал Biblioschool. Коллекция интерактивных пособий и книг по школьной программе. Коллекции классифицируются по школьным предметам и оценкам.Тексты сопровождаются обучающими видеороликами и схемами, анимацией и интерактивными тестовыми заданиями. На портале также размещена художественная литература для чтения после уроков, а также аудиокниги и методическая литература для учителей.

Научно-популярная библиотека. Полнотекстовая база научно-популярных изданий. Электронная библиотека для отдыха, образования и бизнеса. Включает в себя научную и учебную литературу, издания по саморазвитию и интеллектуальному прохождению времени.

Электронные библиотечные системы ПИС книги. Электронная библиотека с литературой для высшего образования и самообразования. Важный источник образования с доступом к учебным и научным изданиям, периодическим изданиям и аудиокнигам.

АРТ-ПОРТАЛ. Мировая художественная культура. Один из самых обширных интернет-каталогов произведений искусства из музеев мира. Фотографии картин, памятников архитектуры, скульптуры и других арт-объектов без водяных знаков. Биографии художников, скульпторов и других деятелей искусства.Описания произведений искусства и рассказы об их создании. Ежемесячно добавляется 100 новых изображений, статей и объектов.

Условия использования

Читателем библиотеки может стать любой человек от 14 лет и старше (однако для вывоза книг из библиотеки потребуется регистрация в Москве). Для регистрации в библиотеке потребуется паспорт (или другой документ, удостоверяющий личность) и фотография 3х4 (для библиотечного билета).

Читатель должен предъявить читательский билет при заказе и получении изданий и сообщить Библиотеке в случае его утери.

Редакции можно забрать домой не дольше месяца. Срок может быть продлен дважды по телефону.

Читателю следует внимательно относиться к взятым из Библиотечного фонда документам и вовремя возвращать их; Также нельзя вмешиваться в систему хранения книг в отделах с открытым доступом.

В случае каких-либо ошибок в редакциях читатель должен сообщить об этом персоналу, прежде чем забирать их, в противном случае он будет нести ответственность за эти ошибки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *