Про крылова: Краткая биография Крылова творчество баснописца Ивана Андреевича – самое главное и важное для детей

Содержание

Про Крылова: afanarizm — LiveJournal

Как-то так сошлось — в один день умер Крылов и у меня пароль от ЖЖ аннулировали. Тут хочешь не хочешь, а надо ЖЖурнальчик раскочегарить. Если вы этот текст видите, то у меня получилось.

Итак, Крылов. Конечно, надо написать о том, что это потеря для русского движения и всего мыслящего человечества. Что ушёл так рано и безвременно, что ещё многого не написал, что столько планов осталось невоплощено, что русская Россия, ежели когда-либо в ближайшем будущем воздвигнется во всём своём сиянии, встретит сей славный миг без одного из своих лучших сынов, ярчайших апологетов и горячих провозвестников… Много ещё можно что написать в таком духе — и во том же Фейсбуке этим активно занимаются. Но я пишу о печальном событии в особой ситуации — в последнее время, где-то около года, может быть, Крылов своими писаниями меня стал раздражать всё больше и больше. Это было тем неприятнее, что он оставался одним из немногих, единичных буквально авторов, которых я почему-то не мог бросить читать. Постоянно встречалась какая-то дельная мысль, попадалось интересное суждение… В общем, тут как с отношениями, наверное, — вроде бы умерло, но окончательно оторвать от сердца не получается (или даже не хочется).

Хотя я с Крыловым лично знаком не был и даже онлайн у нас состоялось не больше двух обменов репликами (весьма недавно, кстати, в этом ещё году). Да и более-менее систематически я его читать стал довольно поздно, не раньше «Русской весны», а может быть даже года только с 2015-го. То есть, как выражаются американские бусурманы, на вечеринку прибыл с большим опозданием. С другой стороны, это, наверное, и удержало меня от болельщичества, позволило сохранить определённую степень отстранения и критичности восприятия. Одно время, правда, я Крыловым зачитывался, просто оторваться не мог — это не продлилось долго, но позволило составить очень основательное представление о творчестве.

Так часто бывает, что в период увлечения не обращаешь внимания на, кажется, мелкие шероховатости, сучки и задоринки, кажется, это наносное и неважное. Тогда как на самом деле всё наоборот — именно из-за мелочей и разгораются споры и разворачиваются битвы превеликие. Дьявол в деталях, буквально. И важно обращать внимание именно на различия — они в конечном итоге и играют решающую роль.

Не хочу, впрочем, чтобы сложилось впечатление, будто у меня по отношению к текстам Крылова были лишь какие-то мелкие, незначительные придирки и несогласия. Увы, недавно я поймал себя на том, что реакцию от смеха до возмущения у меня вызывают четыре его текста из пяти. Наверное, лучше, правда, написать сначала о том, что мне казалось ценным или по крайней мере интересным в его текстах. Это обобщённо два вопроса — «советчина» и «русская идея», наверное прежде всего первый. Тут он производил впечатление глубокого и тонкого знатока (что, в общем-то, совсем и неудивительно), «деконструировал играючи». А его идея «это всё не по дурости, а так и задумано» — яркая и остроумная находка, оружие поистине бронебойное, едва ли не главный теоретический (если можно так выразиться) вклад в «советоведение». Ценны и замечания о роли филологии, языка в становлении нации, и многие мысли по русскому вопросу, которые для широкой публики проговаривали то, что было, в общем-то, хорошо известно в той же научной среде или робко звучало в забытой к началу 2000-х перестроечной публицистике. Напомнить ценную мысль — тоже дело, поскольку предполагает и знакомство с исходником, и умение эту мысль уловить и выловить. Может быть Крылов стал одним из первых, кто так густо подавал материал на эти темы — что производило впечатление, недаром он сделал себе имя достаточно быстро.

Проблема изначально была в том, что мне казалось, будто автор регулярно то перебарщивает, то наоборот недогибает, а порой (то ли бессознательно, то ли нет) вливает в бочку мёда ложку дёгтя. Уважаемый kitowras очень точно написал в своём некрологе: «Человек… с которым почти никогда нельзя было согласиться полностью, а порой и вовсе нельзя было согласиться». Не раз от чтения текста оставалось ощущение, будто написано либо намеренно провокационно, либо намеренно придурочно — и было обидно, если затрагивалась при этом важная тема. Я всё никак не мог понять, отчего это и для чего. А дальше дал себе труд не слепо следовать за авторитетом, а что-то почитать о нём, приглядеться, прислушаться к своим ощущениям. Это, наверное, и оказался тот роковой момент, после которого увлечение стало проходить, постепенно сменяться озадаченностью, непониманием, приходить к уже чуть ли не автоматическому отторжению по многим сюжетам.

Прежде всего, поскольку я не был (и не собирался быть) связан с ним узами личного знакомства, меня интересовала идейная сторона творчества, так сказать идеологическая платформа. Да этот интерес и естественен — Крылов же претендовал на статус куда больший, нежели просто публициста. Он желал быть политиком, вождём масс — а раз так, то названная платформа просто необходима. Потенциальные сторонники должны понимать, о чём говорит трибун, что пытается до них донести, на какую стезю направить. И проблема прежде всего в том, что сколько-нибудь внятной позиции я у Крылова и не находил. Более того, находил скорее обратное — какую-то воинствующую эклектику. Здесь сошлись и русофильство, и европофилия, и американство, и интерес к «мировой закулисе», и требования открытой честной политики, и истая вера в демократию, и превознесение русской монархии (правда, очень выборочное — достаточно сравнить его оценки Николая II и Петра I), и чего там только не было. В результате получился винегрет — взаимопротиворечивый и нежизнеспособный как политическая программа, державшийся лишь самоей личностью своего автора. Надо признать, в его исполнении это безумие звучало органично — но и только. Фактически же это был лишь индивидуальный номер, представление, которое могло восприниматься лишь целиком и даже благожелательного критического взгляда предательски не выдерживало.

В этой связи главной проблемой Крылова было неверное позиционирование самого себя. Он зачем-то рядился в тогу «русского националиста», «патриота», печаловался о судьбе русского народа и т.д. Возможно, это было искренне, кто знает. Однако его тексты постоянно производили впечатление, будто те самые страна и народ, которые он так пылко защищает и о чьих горестях печалится, ему на самом деле не особенно-то и симпатичны. Тут и постоянное нудное бубнение про «ужасный русский климат», и сентенции про «мы прокляты жить в худшем месте планеты», и идиотские нападки на русский алфавит и даже сам русский язык, которые якобы «некрасивы», и массу ещё подобного можно вспомнить. Он будто стыдился быть русским, а нравился ему какой-то измышленный «русский народ», настоящий же вызывал реакции «более другие». Взять хотя бы то, что он писал о крестьянстве — тут, знаете ли, впору вспоминать Мракса с Торцким и Ленином, таким презрением и отвращением полны его заметки. «Обычный день русского крестьянина — поковырялся в дерьме, зарезал свинью, избил жену, трахнул сноху, нажрался с односельчанами» (это практически прямая цитата). Я это долгое время терпел, а потом у меня, что называется, бомбануло — ибо на работе нашёл журнал «Вопросы истории» со статьёй о бытовом художественном творчестве русского крестьянства и у меня случился разрыв шаблона. 1981 год, глухой совок — а написано с такими любовью и уважением, каких во всём творчестве Крылова на десятину не наберётся. После этого он для меня как «русский публицист» умер, ибо стало понятно, что вся эта «русофилия» — просто лицемерие, нелепая поза явно в расчёте на что-то, разница между писнёй его и усреднённого «эхомосквича» исчезающе мала, а покупаться на неуклюжую саморекламу — себя не уважать.

Статью ту, из «Вопросов истории», пользуясь случаем, прикладываю и всячески рекомендую.

На деле, если судить по его заявлениям, выступлениям и текстам, он являлся никем иным как представителем очередного извода доморощенных западников. Правда, опять-таки что-то неодолимо привлекательное он видел в какой-то выдуманной «Европе», неприложимой, по сути, ни к одной реальной европейской стране, и существующей как-то в отрыве и от них, и от европейской географии вообще. Естественно, полностью игнорировалось всё то зло, которое пришло из подлинной Европы на нашу землю и принесло столько горя нашему народу. «Европа — идеал, там всё правильно, а кто не согласен — те кремлядские наймиты и гебешные подонки» (последнее для посвящённых звучало довольно иронично).

Отчасти наличие таких построений объяснимо, учитывая наличие в анамнезе покойного диплома философского факультета МГУ. Его, кстати, уже начали называть «русским философом», по мере экзальтации добавляя «выдающийся» или «великий». Хотя Крылов, конечно, никакой не философ и в писаниях его ничего похожего на философию отродясь не водилось. То, что он делал, ближе к историософии — излюбленному занятию коллег по диплому. Правда, повторюсь, построения были чисто умозрительными, реальная же история с её противоречиями, обилием не укладывающихся в прямолинейные схемы фактов и проч. только мешала (и недаром он всё носился с нелепой «новой хронологией»). Но историософия, чтобы убеждать, всё-таки должна быть цельной. У Крылова же всё «ехало», что называется, с полпинка из-за своей внутренней противоречивости — вопиющей и какой-то нарочитой даже.

Я всё думал — отчего это? Ведь два высших образования, такой опыт, не может же он не видеть… А потом понял. Это чистой воды… Нет, не галковщина, как можно было бы вполне справедливо предположить, это, как ни неожиданно прозвучит, ленинщина. Именно старик Крупский и ввёл в арсенал публицистики, а затем и политической борьбы этот «диалектический» подход, который заключался в отсутствии чёткой позиции по тем или иным вопросам и выдаче в зависимости от обстановки взаимоисключающих сентенций. Надо, правда, отдать кровопийце должное — цель у него всегда была одна, и шёл он к ней неуклонно, пусть и виляя по пути. Однако Крылов ленинщину усвоил как раз через Галковского — тот ведь, как довольно неожиданно выяснилось в 2013-м, большой почитатель Ильича, всего его проштудировал и применял усвоенные приёмчики — не очень изящно, мягко говоря, но упрямо — на протяжении всей своей деятельности. Скорее всего, учитывая общеизвестный бред величия, он попросту считал себя перерождением Ульянова. Но при этом как раз внятной цели-то у него никогда и не просматривалось. Ну вот пишет чего-то, тень на плетень наводит, ругается, оплакивает судьбинушку свою — а чего хочет-то? Непонятно. Для деятеля, претендующего на политическое звучание — приговор.

Потом, правда, выяснилось, зачем ему всё это нужно. Это же обычный приём сколачивания секты: заявить себя знатоком и учителем жизни, постоянно намекать на собственную гениальность, высказываться туманно и противоречиво, но уверенным тоном обо всё подряд — и пытчиво наблюдать реакцию, высматривать, кто купился, а кто сомневается или посмеивается. И отгонять последних, укрепляя в первых уверенность, что они особенные — ведь поняли, о чём хотел сказать учитель, или хотя бы изображают это, а попутно всячески защищают, превозносят и рекламируют. Ещё очень помогают регулярные жалобы на обиженность, ущемлённость, непризнанность: «одинокого бездомного гения преследуют и травят раздувшиеся от жратвы элитарии-инородцы» (это уже подсмотрено у Розанова). Хотя со временем можно и позволять себе фразы типа «в 90-е я был долларовым миллионером и ходил в кожаных польтах». То есть поступать по завету классика — постоянно держать публику в состоянии изумления. Кто наживку заглотил — того в секту, сомневающихся обрабатывать, а негативистов — гнать и насмехаться.

Шансов стать политиком у «Димона с ЗИЛа» не было, а вот секту в конечном итоге создать получилось. Крылов-то и был членом этой секты. Причём на него «учение Галковского» произвело столь сильное впечатление, что выбраться из-под этой плиты он так и не смог, на всю жизнь оставшись этаким уценённым ДЕГом. Англомания (замаскированная под англофобию), конспирологические приёмчики (если не тип сознания), туманные рассуждения уверенным тоном посвящённого, «тонкий троллинг» (т.е. неумение вести корректную дискуссию), вплоть до стилистики. Читающим Галковского у Крылова ловить нечего — и наоборот. Собственно, ДЕГ довольно быстро почувствовал угрозу со стороны молодого и прыткого последователя — и принялся его (а заодно и ещё некоторых вроде Холмогорова) травить, вплоть до заявлений типа «русское движение состоится только тогда, когда гебешных провокаторов вроде Крылова будут находить со вспоротыми животами». Но вот влияние авторитета — Крылов сначала искренне недоумевал, за что его так, потом недоумевающе злился, а затем — сломался: сначала оправдывал в стиле «скорпион не может не жалить», затем и это отбросил, начал открыто перед ДЕГом унижаться — дескать, «дал оптику, до него как слепые котята тыкались, а с ним свет увидели». С восторгом девочки-фанатки писал, как Сам явился со свитой на презентацию «Буратины». Выглядело всё это, конечно, до крайности неприлично. Чисто та самая азиатчина, которую он так язвительно язвил в своих текстах — а уж с учётом общеизвестной «истории взаимоотношений»-то!.. Видел ли он это, понимал ли — теперь уж кто скажет.

При всём при том Крылов всё-таки не был клоном, «мурзилкой». Он был автором хоть и не ахти каких писательских дарований, но всё же со своим взглядом, а главное — был способен написать ясный, чёткий текст (в отличие от ДЕГа, который, видимо, заигрался и в какой-то момент вовсе утратил способность внятно выражать мысли). Вот, например, про комсомолию — из того, что сразу вспомнилось. Ему, правда, постоянно не хватало строгого редактора, который бы всю дурь из написанного вырезал. Но в обстановке голода на яркую публицистику он всё же стал видным автором со своим именем — то есть в нём не только эпигонство имелось. Жаль, что он отказался развиваться, выходить на новый, самостоятельный уровень — хотя может быть и не считал, что это нужно: «ДЕГ всё сказал», теперь задача максимально его идеи распространять. А может, в конце концов, и не мог — недаром всю жизнь так или иначе работал журналистом, публицистом, «пропагандистом и агитатором». Таковые, конечно, тоже нужны — но над этим уровнем редко кто поднимается. Крылов явно стремился — но не вышло. Не только из-за стиля и манеры письма, но и из-за уже отмеченной невнятицы посыла.

Последнее также блокировало его становление как политика или хотя бы общественного деятеля. Хотя, правду сказать, задатков у него изначально не было. «Крылов — он как Галки: только читать, публичные выступления не рекомендованы», — написал приятель, и мне нечего к этому добавить. Хотя… Я ведь был на оппозиционном митинге на Пушкинской в начале 2012-го. Выступал там много кто — и в том числе Крылов. Я из-за толчеи и невыгодного положения не видел, но слышал. Приятель обмолвился: «А ведь всем этим оппозиционерам митинги на руку пошли — они очень прокачали ораторские навыки». Я не мог сравнивать, но помню, что выступил Крылов действительно уверенно.

Конечно, он очень хотел быть участником политической жизни. Рвался на трибуны, митинги, к массам — а заодно и в СМИ, само собой. Увы, амбиции в данном случае сильно опережали как дарования, так и экстерьер. Не дала природа ни внешности, ни голоса — и даже на том митинге он был забыт буквально сразу, как отошёл от микрофонной стойки. И я помню, как встречали чуть позже в тот же вечер Навального — контраст, знаете ли, впечатлял. Однако, несмотря на это, Крылов так хотел, уж так хотел в политику, что, кажется, в какой-то момент решил прямо по нынешней пошлой фразочке из дамских пабликов в соцсетях: «Я за любую движуху, кроме голодовки». Пытался закрепиться в «либеральном» движе 2011-13 годов, затем активничал во время «Русской весны», вошёл в более чем странный «комитет 25 января» с нацбольём, сталиноидами и прочими странными личностями. То есть всю дорогу проявлял полную политическую неразборчивость, в которой, похоже, сквозило экзистенциальное отчаяние. «Хоть с чортом, но против большевиков». При этом, столь много писавший о сути советской и наследовавшей ей РФийской системы, он то ли забыл приложить писомое к себе и своей деятельности, то ли решил, что его это обойдёт. В результате получил судебный приговор по «русской статье» и попал в чёрные списки. По-моему к этому он был не готов и не выдержал.

А ещё — и, наверное, в одну из первых очередей — он хотел в «тусовку»: светскую жизнь с сытными гулянками, приятной компанией и безобидными выходками. Кстати, в некрологах нередко встречаются упоминания и даже рассказы о том, каким он хорошим и душевным человеком и собеседником был. Если это правда, то могло бы ему помочь — кабы опять-таки не странное непонимание условий, в которых он жил. Для участия во всей этой светской жизни (за которой, конечно, стоят полезные связи, ведущие к присутствию в СМИ, публикациям и гонорарам) есть свод неписанных правил, среди которых, во-первых, общее принятие реальности и положения вещей, а во-вторых — никакого русского национализма. Фрондировать в этом духе разрешалось разве что урождённым «элитариям» типа «Быкова», люди же со стороны типа того же Крылова должны были от «заразы» держаться максимально далеко. Наш герой же то ли снова не разобрался, то ли переоценил свои силы, связи и авторитет, начал «упираться в ереси», доказывая — вопреки уверениям, кажется, Антона Носика, — что его русский национализм никакой не наигранный, это не позёрство, а всамделишное, истинное, нутряное. И опять-таки попал в чёрные списки, из которых потом мучительно вылезал годами, порой откровенно унижаясь. Например, перебрался из вполне работоспособного, вопреки его уверениям, «Живого журнала» в по-настоящему жёстко модерируемый и откровенно враждебный Фейсбук и упорно, несмотря на десятки блокировок, продолжал там присутствовать — ведь как же, «вся культурная жизнь там, все лучшие люди!» О том, что он чужой на этом празднике жизни, в лучшем случае мальчик для битья, то ли не догадывался (что маловероятно), то ли думать не хотел (что скорее всего).

И вот ведь злая насмешка Истории: после всех своих писаний на еврейскую тему «Буратину» издавал в серии «Книжная полка Вадима Левенталя».

При этом, если как публицист Крылов в целом состоялся — да, неоригинальный, противоречивый, неглубокий, нередко претенциозный, но всё-таки, — то как «боец литературного фронта» (та сфера приложения сил, которую он, похоже, считал для себя основной) потерпел довольно обидный крах. По сути его упражнения на ниве «художки» — обычная графомания. Многословие, непременная демонстрация собственной начитанности и эрудиции, неумение справляться с материалом (нехитрую идею на страничку-другую он обычно размазывал на страниц пять-семь, а то и десять-двадцать). И опять-таки неоригинальность. Все его крупные произведения — «по мотивам»: насмешки над советской «научной фантастикой» или вариации на темы уже написанных произведений (как тот же «Буратина»). Но при этом впечатляющее самомнение — видимо, снова позаимствованное у ДЕГа. Чего стоят его стыдные самовосхваления о том, как много он пишет, как тонко всё понимает, сколько он замечательного изобрёл (особенно почему-то гордился своими некрологами, которые подавал как издёвку под видом хвалебной речи — и очень удивлялся, что издевательский смысл люди массово не считывают и обижаются на него, что он «врага хвалит»).

Но всё это бы полбеды! К сожалению, «литературное творчество» выявляло худшие черты личности Крылова, и в особенности — зацикленность на «половом вопросе». Оно переполнено откровенной порнографией, манией пихать всюду сцены соитий всех видов (по преимуществу почему-то извращённых), а также отдающим неизжитой инфантильностью изобразительным рядом: письки, попки, какашки и т.п. Вспоминается пословица «у кого что болит, тот о том и говорит». Но что нормально для пубертатного подростка, то для зрелого господина, отца семейства и претендента на роль в общественно-политической и культурной жизни страны — просто неприемлемо, нельзя, «нет пути». Крылов этого то ли не понимал, то ли намеренно хулиганствовал и упорно пихал дрянь всюду, перекладывая ею даже содержательные записи в Фейсбуке, бросая тень на отстаиваемые идеи, превращая их в признак проблемного персонажа. А может посылая в пространство некие сигналы: да я это со всей этой политикой не всерьёз, так, тряпки жгу, смеюсь, на самом деле я свой! С, конечно, заранее предсказуемым результатом. Безусловно, это наиболее грязная страница деятельности Крылова и кто знает, сколько вреда русскому движению она принесла уже и принесёт ещё. Хотя, как это ни печально, даже тут он оказался неоригинален и снова шёл по стопам своего духовного учителя. «Рыбак рыбака видит издалека», «подобное к подобному» и т.д.

Правда, как автор он в последние годы явно исписался. Круг тем, на которые он высказывался, и так был невелик, возможностей высказываться так, чтобы произвести резонанс, не прибавлялось, а новых идей (или хотя бы авторов, у кого можно их позаимствовать) не находилось. Поэтому тексты стали тусклыми, формульными, будто собраны из конструктура, даже в вопрошальнике он отвечал как-то нехотя, одной строчкой. Да и в Фейсбуке раз за разом одно и то же — особенно нелепой была его «антианглийская кампания», если что и продемонстрировавшая, так лишь запретительного уровня поверхностный подход к материалу при какой-то запредельной злобности и упёртости. Если чего и прибавилось, так разве что самолюбования и активного признания собственных заслуг.

Ну и жалоб на всё подряд, конечно. То есть человек, выйдя на ринг, в какой-то момент обнаружил, что он — не боец и постоянная борьба не снабжает его энергией (как того же Галковского), а истощает и угнетает. Что лишь в очередной раз показывает, насколько мало покойный, претендуя на всезнайство обо всём (и жизни, конечно, в первую очередь), знал самого себя. И смерть его более чем предсказуема — из некрологов мы узнаем, что он давно и серьёзно болел, и что при этом был упорным любителем и завсегдатаем компаний, где рекой лился алкоголь. Вообще, он очень гордился вот этим вот наплевательским отношением к собственному здоровью, бравировал даже: «Не соблюдаю диету, потому что голод мешает думать». Но в таком случае удивляться ли тому, что ушёл в 52 года, горевать ли? Возможно, он вообще именно к этому и шёл.

И как всё-таки характерна вот эта вот деталь с алкоголем! Несмотря на всю свою показную антисоветскость, Крылов был всё-таки классическим советским интеллигентом (точнее, образованцем), до мелочей. Может быть, именно потому его зарисовки о советчине так точны — но и ровно потому же никаким «русским националистом», «русским мыслителем» и т.п. он быть не мог и считать его таковым не нужно. Всё говорит скорее о том, что он считал себя «гражданином мира», «европейским интеллектуалом» (не знаю уж, на каком основании, сколько знаю, с языками у него было не очень) и как раз цепляться за «кровь и почву» не особенно хотел, а роль «руссо-фашисто» отыгрывал то ли по необходимости, оправдывая ожидания других, то ли просто из присущей склонности к эпатажу и хулиганства. Русским он так и не стал — и у меня нет уверенности, хотел ли стать. В этой связи вот что интересно. Мне тут прислали ссылку на, среди прочего, некролог авторства Б. Межуева, где написано, что Крылов «был в определенный момент самим нашим поколением» и «разгадка его феномена» для «младших современников станет способом понять всех нас». Я и вообще не очень понимаю претензий говорить от имени поколения или назначать кого-нибудь его символом — а в данном случае особенно. Ибо если символ поколения — Крылов, то это поколению приговор, причём весьма жестокий и обжалованию не подлежащий.

Между тем пора бы и честь знать. Но завершать на столь минорной ноте не хотелось бы. Мне вспоминается фраза, вычитанная ещё в середине нулевых на форуме Глобалруса (если кто-то помнит, что сие такое): высказываясь о тогдашнем «оппозиционном движе» в целом и «русских националистах» в частности, один из завсегдатаев написал: «Это всё стыдно и грустно, но это важный этап становления. Смешно, но надо. Дальше будет лучше». Собственно, точнее о Крылове и его поколении и не скажешь и, видимо, русскому движению и русской мысли после десятилетий советской пустыни необходимо пройти этот этап. Сейчас весь вопрос в том, преодолеет ли оно их наследие, выйдет ли на новый, более высокий и лучший уровень — или его задушат «егор-погром» и прочие младогалковцы-младокрыловцы. Если случится первое, то о Крылове можно будет вспоминать с благодарностью, закрывая глаза на всю ту мерзость и гадость, что он упорно с собой тащил. Если второе — ну что ж, будет плохо. Впрочем, Геростратова слава это тоже слава, в какой-то мере.

Довесок

Доклад про Крылова (5 класс) по литературе


Свинья под дубом

Безусловно, любая басня Ивана Андреевича Крылова интересна. В каждой басне прослеживается мораль, показаны главные пороки и проблемы человечества.

Но больше всего мне запомнилась и понравилась басня «Свинья под дубом».

Свинья — главный герой басни, является олицетворением таких человеческих недостатков, как эгоизм, лень, неспособность анализировать. Этого персонажа заботит лишь собственная выгода. Лежа под дубом, свинья наелась, выспалась, а как только окончательно проснулась, начала вредить дереву, поддевать его корни.

Ворон, который заметил неблагодарность свиньи, выступает в качестве положительного персонажа. Ворон пытается облагоразумить свинью, объяснить ей, что от деяний свиньи дерево может погибнуть.

Однако, свинья проявляет полное безразличие к бедному дубу, отвечая, что ей абсолютно нет никакого дела до этого дерева. Главное, чтобы ей всегда было чем подкрепиться, то есть жёлудями. Воспринимая наличие желудей как должное, свинья даже не задумывается о том, что постоянное наличие желудей напрямую связанно с дубом.

Дуб выступает еще одним положительным героем данной басни. Дуб призывает свинью, оглянуться по сторонам, поднять мордочку вверх и наконец заметить, что желуди являются его плодами.

В конце басни Крылов выделяет замечательную мораль, которая заключается в том, что очень часто люди не замечают ничего вокруг себя, стараний других людей, вредят тому, чьи плоды затем и пожинают. Люди не любят учиться, не замечают, какое влияние на их жизнь оказывает образование, а потом всю жизнь живут за счет приобретенных знаний.

Я считаю, что сегодня басни Крылова актуальны как никогда ранее. Ведь так много невеж, которые не хотят учиться, бездельничают, получают уже все готовое и ни на секунду не задумываются, с каким трудом это, на самом деле, достается.

Думаю, эту басню должны читать все дети, чтобы они понимали, как важно думать о других, оценивать чужой труд. Людям необходимо с детства прививать чувство благодарности.

«Басни Крылова» — сочинение 6 класс

Произведения великого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова знакомы нам с самого детства. Он писал замечательные короткие рассказы поучительного характера — басни, в которых осуждал и осмеивал человеческие недостатки. Действующими лицами в баснях выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества.

Басни Крылова стали широко известны еще при его жизни, но до сих пор пользуются большой популярностью. Потому что темы, затронутые им, и созданные им аллегорические образы и сейчас остаются актуальными. В его баснях воплощаются народные идеалы трудолюбия, благородства, честности, бескорыстия, добра и справедливости.

А. С. Пушкин находил в баснях Крылова отличительные свойства русского народа: “веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться”.

Нужно обладать настоящим талантом, чтобы так ярко и кратко, в двух строках, как это делал Крылов, уметь показать целый характер. Крылов писал так просто, доходчиво, что каждый человек легко запоминает чудесный язык его басен, узнает русский характер в героях. В своих произведениях Крылов, отстаивая идеалы добра и справедливости, бескорыстия и трудолюбия, едко высмеивает хитрость, лень, глупость, упрямство, трусость.

Например, в баснях “Квартет”, “Лебедь, Щука и Рак” он критикует отсутствие элементарных умений и согласия, без которых нельзя достичь хороших результатов. А “Волк и Ягненок” — злая сатира, в которой автор критикует безнравственность, деспотизм и произвол властей: “У сильного всегда бессильный виноват”.

Особое место в творчестве Крылова занимают басни, написанные во время Отечественной войны 1812 года: “Кот и Повар”, “Волк на псарне”, “Обоз”, “Ворона и Курица”. В них воплотились патриотический дух народа, мысли и чувства самого автора в час грозных испытаний. В героях басни “Волк на псарне” мы узнаем русский народ, поднявшийся на войну с Наполеоном, самого Наполеона в образе Волка и мудрого русского полководца Кутузова в образе Ловчего.

Огромный успех и популярность басен И. А. Крылова можно объяснить тем, что автор представил в своих произведениях всю русскую жизнь и оценил ее с точки зрения простого народа. В своих баснях Крылов откликался на события современной ему жизни, но они не теряют своей актуальности, потому что настоящие, поэтически сильные слова и правдивые образы навечно становятся достоянием народа. В языковых средствах, образах Крылов идет от фольклора, но при этом благодаря точности, меткости, простоте многие строки его басен вошли в разговорную русскую речь, стали пословицами и поговорками, зажили своей собственной жизнью: “А Васька слушает да ест”, “А вы, друзья, как не садитесь, все в музыканты не годитесь”, “А ларчик просто открывался”, “Недаром говорится, что дело мастера боится”.

Басни И. А. Крылова не стареют. Они и для нас, современных читателей, интересны и полезны.

Ворона и Лисица

У Крылова много забавных и поучительных басен. Мне нравится «Ворона и Лисица». Ее герои похожи на людей. Автор пишет с большой буквы эти слова, потому что подразумевает нас, наделяет своих героев человеческими качествами.

Лисица хитрая, льстит Вороне, говорит комплименты. Все потому, что хочет выманить у глупой птицы сыр, которым та собралась позавтракать. Она расхваливает носок, перышки, шейку, голосок. Просит спеть. Хотя Лисица и обманывает, она мне нравится своей сообразительностью, находчивостью. Умеет говорить так, что ей верят. Немногие герои басен могут похвастаться этим умением. Осторожно подходит к объекту, на цыпочках.

Ворона простодушная, глупая, доверчивая. Слушает лживые речи, не понимая того, что ей говорят неправду. Ангельского голоска у нее было, красотой особенной не отличалась. Однако красивые слова понравились. Ворона, оказывается, сестрица, голубушка, свет. Поддавшись на уговоры, льстивые слова, она пытается петь. Спеть не получилось, только каркнула во весь голос. Сыр потеряла, обманутой оказалась. Поэтому особой симпатии у меня эта героиня не вызывает.

Басня – сплошные восклицания. Лиса говорит восклицаниями. Восхищаться надо правдиво, чтобы поверили, действует целенаправленно. У Вороны нет дыхания, слов: сыр сказать мешает. Но только рот открыла, плутовка утащила завтрак.

Мораль басни я понимаю так. Люди должны отличать правду от лжи, иначе их просто обманут. Пользоваться такой уловкой тоже не следует. Это произведение учит быть честными, сообразительными, правильно оценивать себя.

Литературный творческий проект «СОЧИНЯЕМ БАСНЮ» для учащихся и родителей 3-б класса. — презентация


Литературный творческий проект «СОЧИНЯЕМ БАСНЮ» для учащихся и родителей 3-б класса

1. Повторим, какой текст называется БАСНЯ. Басня- это краткий рассказ или стихотворение, где животным придают человеческие черты, рассказывают случай или ситуацию, и выводят мораль. В басне есть: Повествование и мораль. Герои – животные или люди. Одно событие или случай из жизни. Может быть диалог(разговор главных героев). Цель басни: высмеять человеческие пороки и недостатки общественной жизни. Назначение басни – на ярком живом примере научить какому-то важному жизненному правилу. Автор высказывает свою точку зрения через нравоучительный вывод – мораль.

2. Практические упражнения по исследованию текстов. Задание 1: выберите отрывок, который соответствует жанру басни. А. Лес, точно терем расписной, Лиловый, золотой, багряный, Веселой, пестрою стеной Стоит над светлою поляной. Б. Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдёт, И выйдет из него не дело, только му´ка. В. Васютка проснулся поздно. В избушке одна мать. Дедушка Афанасий ушёл куда-то. Васютка поел, полистал учебники, оборвал листок календаря, с радостью отметил, что до первого сентября осталось всего девять дней.

Цель заданий : умение выявлять мораль басни; самим формулировать нравоучительный вывод. Задание 2: выберите утверждение, в котором заключается мораль басни. Один вор, видя проходившую собаку, всякий раз бросал ей куски. Наконец, говорит собака человеку: «Ступай-ка прочь, любезный, такая твоя доброта лишь предупреждает меня о чём-то поважнее». А. Неблагодарность по отношению к тому, кто делает добро. Б. Незаслуженные подарки внушают подозрения, так как не делаются просто так. В. Сделанное добро слишком мало, чтобы заслужить благодарность.

Задание 3: сформулируйте мораль данных басен. 1). Лисица увидала льва в клетке, подошла к нему и стала над ним дерзко издеваться. Сказал ей лев: «Это не ты надо мной издеваешься, а мое несчастье». 2). Волк, искусанный собаками, лежал без сил и не мог даже еды промыслить. Увидел он овцу, попросил принести ему хоть попить из ближайшей речки: «Ты мне дай только пить, а я еду тогда сам найду». Но овца ответила: «Если я дам тебе пить, то едой сама тебе стану». Ответы: 1).Всякому легко издеваться над тем, кто находится в бедственном положении. 2). Басня изобличает человека, который опасен из-за своей неблагодарности

Задание 4: найдите в отрывках из басен особые высказывания, которые мы используем в жизни. 1). Поклажа бы казалась и легка: Да лебедь рвется в облака, Рак пятится назад, а Щука тянет в воду. Кто виноват из них, кто прав – судить не нам ; Да только воз и ныне там. 2). «А видел ли слона? Каков собой на взгляд! Я чай, подумал ты, что гору встретил?» — «Да разве там он?» -«Там.» — «Ну, братец, виноват: Слона-то я и не приметил».

Задание 5. Характеры персонажей. — В чём проявляются характеры героев басен? (речь, поступки, точка зрения автора: осуждение, похвала) — Почему в баснях названия животных, птиц, насекомых, рыб пишутся с большой буквы? — Кто скрывается за персонажами басни? Задание 6: соотнесите черты характера человека с животными, героями басен. Глупость Хитрость Трусость Неблагодарность Невежество Наивность Волк Свинья Обезьяна Заяц Ворона Лиса

Творческая работа. Задание 7: попробуйте представить, какими могут быть данные персонажи; определите характер персонажа, опишите одного из них, отразив черты характера человек и повадки животного (особенности предмета, явления). Мыльный пузырь. Кузнечик. Комар. Акула.

Сочиняем басню по пословице 1). Выбираем пословицу. 2). Определяем недостатки человека, который она критикует. 3). Придумываем ситуацию (вспоминаем из жизни), которая соответствует содержанию пословицы. 4). Заменяем участников ситуации героями-животными, насекомыми и др. 5). Описываем в деталях ситуацию. Даем характеристику персонажам. Определяем, кто из них обладает положительными, кто отрицательными чертами. Включаем диалог между персонажами. 6). Формулируем нравоучительную часть басни. Моралью может стать сама пословица или переданное своими словами её содержание. Определяем место морали в басне: в начале басни, в конце басни, в устах одного из героев басни.

Задание 8: определите смысл пословицы. Что осуждает, к чему призывает пословица? Пословицы: 1). Сам кашу заварил, сам её и расхлебывай. 2). За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. 3). У всякого Федорки свои отговорки. 4). Любишь кататься- люби и саночки возить. Придумайте ситуацию по пословице. Какие животные, предметы могут помочь рассказать эту ситуацию. Определите их характеры. Домашнее задание: написать басню.

БАСНИ СОЧИНЯЛИ ТРЕТЬЕКЛАССНИКИ *** Красавица Стрекозка, Оса, Пчела и Божия коровка Решили басню написать. Да так, чтоб в книгу Гиннеса попасть. Достали ручки, скрепки, кнопки и листок И сели дружно под дубок. Сидят, сидят листок же всё пустой. «Подружки, стой! – кричит Стрекозка. Чтоб лучше басню написать, Давайте сядем на кровать. На мягком месте лучше думать! И басня сложится, как знать?» Вячеслав Васильев, 3 класс ГБОУ СОШ 264 Санкт-Петербурга

Басня «Ворона и Соловей» Весной в лесу раздался голос Соловья. Ворона услыхала его пенье И думает: «Чем хуже его я? Раз голос есть, не надобно уменья». Слетелись тут в округе птицы все Послушать горделивую Ворону. Она предстала в царственной красе, Одев на голову себе корону. Но только рот разинула она И каркнула во все воронье горло, Сбежали птицы, звери кто куда. Одна Ворона лишь была довольна. Басню «Ворона и Соловей» сочинил Курылев Иван 3 класс, г.Тереньга. БАСНИ СОЧИНЯЛИ ТРЕТЬЕКЛАССНИКИ

Слон и Моська

«Слон и Моська» очень короткая басня, имеющая глубокий смысл для тех, кто осмыслит и найдет все это. Некоторые не пытаются копаться так далеко а, поверхностно судят, что Моська действительно хотела показать себя не слону, а тем, кто думает о нём плохо. И в этом они правы.

Основной смысл заключается в его разновидности, так как мнения по этому поводу расходятся. Слон олицетворяет мощь и силу, которые относительно отсутствуют в собаке.

Возле слона она маленькая и беззащитная, нападая на слона, она якобы проявляет у всех на глазах мужество и храбрость, которых, наверное, у нее и нет вовсе. Однако это не останавливает Моську, и она продолжает не падать духом и действовать по намеченному плану, когда в позже признается, что нарочно вела себя так.

Своим поведением Моська хочет защитить себя от врагов ниже рангом, чем слон, а может и добивается этого. Автор нам оставляет подумать об этом и поразмыслить над тем, кто прав и нет.

Возможно, этими действиями она дала отпор врагам и зевакам, доносящим им о произошедшем изумительном случае, где главным героем выступает она. Слон в свою очередь не злится, поддержав позицию Моськи воспользоваться его могуществом и славой силой, тем самым выражая великодушие и доброту слабым.

В наше время такой случай происходит, когда люди пытаются устроиться на работу, они всячески пытаются показать себя в лучшем свете. Хотя и не лают, как Моська, однако конкурента могут хорошенечко ужалить вопреки правде и справедливости, лишь не сбиться с колеи и победить, не смотря ни на что.

Кому что, но каждый, прочитав эту басню, найдет в нём, то, что необходимо его окружению и выведет свой смысл.

Школьное сочинение для младших классов на примере басен

Одной из первых форм художественного мышления рядом с мифом была басня — короткий рассказ, чаще всего в стихотворной форме, преимущественно сатирического характера. В чем же секрет такого долголетия литературного жанра? Чего учит нас басня?

Чаще всего героями басни являются звери, растения, безжизненные предметы, которые дают возможность говорить о недостатках или недостатках людей. И читатель, как правило, очень хорошо понимает аллегорические образы этих произведений. Герои басни И. Крылова «Квартет» «выдумщица Мартышка, Осел, Козел и косолапый Мишка взялись не к своему делу и потому имеют очень смешной и жалкий вид. Эта басня учит нас, что каждый должен выполнять ту работу, к которой имеет дарование, особенно когда это касается такой утонченной сферы деятельности, как искусство. Басня И. Крылова «Свинья под дубом» показывает, что бывает с неблагодарными людьми, которые не хотят ничего видеть дальше своего носу.

Современные люди, к величайшему сожалению, очень часто небрежно относятся к окружающей среде: вырубают дерева, загрязняют реки, воздух, не задумываясь над тем, чем они будут дышать, и что будут потреблять за несколько лет. Эти люди напоминают мне Свинью, которая уничтожает Дуб, который ее кормит.

А Демьян из басни И. Крылова «Демьянова похлебка», который переугощал своего соседа Фоку очень вкусной похлебкой, наглядно доказывает нам, что во всем должен быть мера. Так вот, хотя басни отчасти и «смешные», в них речь идет о серьезных и поучительных вещах. Басни предостерегают людей от глупых поступков. Они, словно через увеличительное стекло, показывают разные стороны человеческой жизни, заставляя читателя задуматься над тем, какой вид он имеет в той или другой ситуации. Басни помогают людям избавиться своих недостатков. И в этом, по моему мнению, секрет долголетия этого литературного Жанра.

Стрекоза и муравей

Одной из самых популярных басен Крылова, является «Стрекоза и муравей», ее часто используют абитуриенты для поступления в актерский и театральный Вуз.

Эта басня стала и моей любимой, поскольку учит трудолюбию и преодолению каких либо препятствий на пути к намеченной цели.

Автор не зря выбрал главными героями басни Стрекозу и Муравья.

Как и присущи муравью как насекомому, качества трудоголика, он по сюжету басни работал все лето, запасая припасы на зиму. А легкомысленная Стрекоза же, не заботясь о собственном пропитании на будущее, и тем более о зимовке, проводила лето красное, порхая с ветки на ветку, с кустика на цветок и распевала песни. Как и многие люди, ей присуща та черта, которая отнюдь не является положительной – это жить одним днем, а там будь, что будет.

Стрекоза – как ей это и присуще, олицетворение праздности, легкомыслия и беспечности. Как результат беспечности она остается без средств к дальнейшему существованию долгой и холодной зимой. Поняв ошибку своей легкомысленности, Стрекоза просит помощи и приюта у Муравья, который предупреждал ее о том, что необходимо позаботиться о себе и о припасах на зиму.

Но поддержки у него она не нашла, Муравей не проявляет к ней милосердия и отказывает ей в приюте, поскольку считает, что беспечность должна быть наказана.

Мораль басни о трудолюбии должна быть применима не только в отношении одного человека, а страны в целом, заботясь об экономики и экологии и прочих проблем человечества.

Басня – это такое произведение, которое высмеивает пороки и недостатки общества в целом и каждого человека в отдельности. Действующими героями басен в основном являются животные, растения или просто вещи, олицетворяющие некие качества и характерные черты людей.

  • Автор: И. А. Крылов
  • Произведение: Басни Крылова
  • Это сочинение списано 65 965 раз

Крылов Иван Андреевич — знаменитый, известный на весь мир баснописец. Каждое из его произведений — это поучительный шедевр. С самого детства учителя и родители дают нам читать басни Крылова, чтобы мы росли и воспитывались на правильных примерах и моралях.

Так, известное произведение Ивана Андреевича «Квартет» учит нас быть более самокритичными. Ведь по сюжету басни проблема была вовсе не в том, как были рассажены звери, а в том, что они не владели необходимыми талантами. «Стрекоза и муравей» заставляет задуматься о том, что все надо планировать заранее, потому что потом времени на раздумья может не остаться. Мораль произведения «Лебедь, рак и щука» заключается в том, что ни оно дело не будет доведено до логического конца до тех пор, пока имеющие к нему отношение люди не найдут общий язык и не начнут действовать вместе, сообща.

Пересказывать басни Крылова и говорить о смысле, заложенном в каждой из них можно бесконечно. Самое главное — понять, для чего они были написаны. Мое мнение — для воспитания. Каждое произведение заканчивается некой моралью, которая должна быть заложена в сердцах детей и взрослых.

В первую очередь басни Ивана Андреевича, великого писателя, учат нас быть добрыми по отношению друг к другу. Еще одна важная мораль — честность. Никогда не нужно врать, потому что самая изысканная ложь все равно выльется наружу. Некоторые басни гласят, что всегда нужно оставаться самим собой, а главное — уметь находить выход из любой ситуации. Крылов повествует о том, что зависть — одно из худших человеческих чувств, а желание учиться и совершенствоваться положительно скажется на каждом из нас.

Именно благодаря таким моралям басни знаменитого Ивана Андреевича Крылова будут полезны не только школьникам, но и некоторым взрослым, которые в дальнейшем смогут подавать хороший, добрый пример своим детям.

Посмотрите эти сочинения

  • История государства Российского в баснях Крылов Великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов многие свои басни написал по следам конкретных исторических событий. Горячий отклик нашла в его творчестве Отечественная война 1812 года. Несколько басен были посвящены ее важнейшим событиям. Сами участники войны высоко ценили творчество баснописца. Так, московский ополченец С. Н. Глинка отмечал: «В необычайный наш год и под пером баснописца нашего Крылова живые басни превращались в живую историю. Популярность басен И. А. Крылова в действующей армии подтверждал К. […]
  • Образы животных в баснях Крылова Басня ― это краткий рассказ, в котором имеется иносказательный смысл. Обычно одним из главных видов иносказания в басне является аллегория ― воплощение отвлеченной идеи в материальном образе. Как правило, основные действующие лица басни ― это условные басенные звери. Принято считать, что образы зверей аллегоричны. В баснях И. А. Крылова чаще действуют звери, чем люди. Животные присутствуют во всех типах басен И. А. Крылова: философских («Два голубя»), социальных («Волк и ягненок»), исторических («Волк на […]
  • Способным завидуют, талантливым вредят, гениальным — мстят (сочинение) В нашем мире не так уж много людей, которых можно назвать способными. Талантливых еще меньше, а гениальных и вовсе единицы. К сожалению, очень часто бывает так, что людям, наделенным от природы уникальными способностями, жить в обществе гораздо сложнее, чем серым и посредственным. Почему же так происходит? Во-первых, потому что люди, как правило, очень настороженно и иногда даже агрессивно относятся к тем, кто сильно от них отличается. Именно это чувство «непохожести» способно отталкивать от гения рядовых […]
  • Почему не удался побег Мцыри? Тема поэмы М. Ю. Лермонтова «Мцыри» ― изображение сильного, смелого, мятежного человека, взятого в плен, выросшего в сумрачных стенах монастыря, страдающего от гнетущих условий жизни и решившего ценой риска для собственной жизни вырваться на волю в тот самый момент, когда это было всего опаснее: И в час ночной, ужасный час, Когда гроза пугала вас, Когда, столпясь при алтаре, Вы ниц лежали на земле, Я убежал. Юноша делает попытку узнать, зачем живет человек, для чего он создан. […]
  • Осень в лирике русских поэтов (по стихотворениям Лермонтова «Осень» и Тютчева «Осенний вечер») Природа родной страны – неисчерпаемый источник вдохновения для поэтов, музыкантов, художников. Все они осознавали себя частью природы, «дышали с природою одной жизнью», как говорил Ф. И. Тютчев. Ему же принадлежат другие замечательные строки: Не то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик – В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык… Именно русской поэзии оказалось под силу проникнуть в душу природы, услышать ее язык. В поэтических шедеврах А. […]
  • «Три правды» в пьесе Горького «На дне» (сочинение) В интервью о пьесе «На дне» в 1903 году М. Горький так определил смысл ее: «Основной вопрос, который я хотел поставить, это — что лучше, истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью?» Это вопрос не субъективный, а общефилософский. В начале ХХ века спор об истине и утешительных иллюзиях был связан с практическими поисками выхода для обездоленной, угнетенной части общества. В пьесе этот спор приобретает особый накал, так как речь идет о судьбах людей, […]
  • Особенности композиции в комедии «Ревизор» Свою комедию «Ревизор» Н. В. Гоголь построил на сюжетной основе бытового анекдота, где по самозванству или по случайному недоразумению одного человека принимают за другого. Этот сюжет интересовал А. С. Пушкина, но он сам им не воспользовался, уступив его Гоголю. Усердно и долго (с 1834 по 1842 гг.) работая над «Ревизором», переделывая и переправляя, вставляя одни сцены и выбрасывая другие, писатель развернул традиционный сюжет с замечательным мастерством в цельное и связное, психологически убедительное и […]
  • Образ Онегина в романе «Евгений Онегин» Над романом «Евгений Онегин» Пушкин работал свыше восьми лет – с весны 1823 до осени 1831 г. Первое упоминание о романе мы находим в письме Пушкина к Вяземскому из Одессы от 4 ноября 1823 г.: «Что касается до моих занятий, я теперь пишу не роман, а роман в стихах – дьявольская разница». Главным персонажем романа является Евгений Онегин – молодой петербургский повеса. С самого начала романа становится понятно, что Онегин очень странный и, безусловно, особенный человек. Он конечно же в чем‑то походил на людей, […]
  • Каково отношение Чехова к формуле: «среда заела»? (на примере рассказа «Ионыч») А. П. Чехов, понимая трагизм мелочной действительности, своим творчеством не раз предупреждал: «Нет ничего тоскливее, оскорбительнее пошлости человеческого существования». Для него было невыносимо видеть духовную смерть человека, отрешившегося от идеалов и своего жизненного предназначения. Он искал причины этому и пытался показать их каждому, чтобы уберечь мир от бездуховности. В творчестве Чехова есть рассказ, в котором писатель наиболее ярко продемонстрировал постепенный процесс духовной деградации […]
  • «Собачье сердце» как социально-философская сатира на современное общество Я считаю, что ярлык “политически вредного автора” М. Булгаков получил от своих высокопоставленных современников совершенно “справедливо”. Он слишком откровенно изображал отрицательную сторону современного мира. Ни одно произведение Булгакова, на мой взгляд, не имело такой популярности в наше время, как “Собачье сердце”. Видимо, это произведение вызвало интерес у читателей самых широких слоев нашего общества. Эта повесть, как и все, что написал Булгаков, попала в разряд запрещенных. Я попробую по рассуждать […]
  • Тема любви и смерти в творчестве Бунина («Легкое дыхание») Рассказ «Легкое дыхание» написан И. Буниным в 1916 году. В нем нашли отражение философские мотивы жизни и смерти, прекрасного и безобразного, которые были в центре внимания писателя. В этом рассказе Бунин развивает одну из ведущих для своего творчества проблем: любовь и смерть. По художественному мастерству «Легкое дыхание» считается жемчужиной прозы Бунина. Повествование движется в обратном направлении, из настоящего в прошлое, начало рассказа является его финалом. С первых строк автор погружает читателя в […]
  • В чем видит счастье Матрена Тимофеевна в поэме Некрасова Героем поэмы является не один человек, а весь народ. С первого взгляда народная жизнь представляется печальною. Само перечисление деревень говорит само за себя: Заплатово, Дырявино,… и сколько человеческих страданий в поэме! Вся пореформенная Русь плачет и стонет на страницах поэмы, но есть и много шуток и прибауток: «Сельская ярмонка», «Пьяная ночь». Иначе и быть не могло. В самой жизни горе и радость идут рука об руку. В поэме много народных образов: Савелий, Яким Нагой, Ермила Гирин, Матрена Корчагина. Все они […]
  • Тема поиска смысла жизни, проблемы гордости и свободы в рассказе Горького «Челкаш» Начало творческого пути М. Горького пришлось на период кризиса в социальной и духовной жизни России. По признанию самого писателя, к сочинительству его подтолкнули страшная «бедная жизнь», отсутствие у людей надежды. Горький видел причину создавшегося положения прежде всего в человеке. Поэтому он решил предложить обществу новый идеал человека-протестанта, борца с рабством и несправедливостью. Горький хорошо знал жизнь бедняков, от которых отвернулось общество. В ранней юности он сам был «босяком». Его рассказы […]
  • Образ мечтателя в романе «Белые ночи» Образ мечтателя является одним из центральных в творчестве молодого Достоевского. Образ мечтателя в повести «Белые ночи» автобиографичен: за ним стоит сам Достоевский. С одной стороны, автор утверждает, что призрачная жизнь есть грех, она уводит от настоящей действительности, а с другой — подчеркивает творческую ценность этой искренней и чистой жизни. «Он сам художник своей жизни и творит ее себе каждый час по своему произволу». «Я ходил много и долго, так что уже совсем успел, по своему обыкновению, […]
  • Тема любви в рассказе Чехова «О любви» Мастерство А. П. Чехова как автора психологической прозы в полной мере проявилось в его рассказах «О любви», «Дама с собачкой» и других. Это трагические истории о невозможности правильного выбора в построении отношений. Традиция велит заводить семью в молодости, когда человек еще не разобрался в себе, отсюда – миллионы несчастных браков. В тонком, полном лиризма рассказе «О любви» автор рассказывает о разбитом счастье, о том, как погибла «тихая, грустная любовь» и разбились жизни двух хороших и добрых […]
  • Понимание добра и правды в пьесе «На дне» Что есть правда и что есть ложь? Этим вопросом человечество задается на протяжении многих сотен лет. Правда и ложь, добро и зло всегда стоят рядом, одно без другого просто не существует. Столкновение этих понятий является основой многих всемирно известных литературных произведений. Среди них и социально-философская пьеса М. Горького “На дне”. Суть ее — в столкновении жизненных позиций и взглядов разных людей. Автор задается характерным для русской литературы вопросом о двух видах гуманизма и его связи с […]
  • Образы положительных героев комедии «Недоросль» Стародум – дядя Софьи. Его фамилия означает, что герой следует принципам эпохи Петра I (старой эпохи): «Отец мой непрестанно мне твердил одно и тоже: имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время». В комедии Стародум появляется поздно (в конце1 явления). Он избавляет (вместе с Милоном и Правдиным) Софью от тирании Простаковой, дает оценку ей и воспитанию Митрофана. Также Стародум провозглашает принципы разумного государственного устройства, нравственного воспитания и просвещения. Воспитание […]
  • Чичиков как новый герой эпохи (сочинение) На уроке литературы мы познакомились с произведением Н.В. Гоголя «Мертвые души». Эта поэма приобрела большую популярность. Произведение неоднократно экранизировалось как в Советском Союзе, так и в современной России. Так же имена главных персонажей стали символическими: Плюшкин — символ скупости и хранения ненужных вещей, Собакевич — неотёсанный человек, маниловщина — погружение в мечтания, не имеющие связи с действительностью. Некоторые фразы стали крылатыми выражениями. Главным героем поэмы является Чичиков. […]
  • Что я знаю о войне (сочинение) Когда меня спрашивают, что я знаю о войне, я всегда теряюсь. Дело не в том, что я знаю о войне больше или меньше, чем обычный школьник. Мы изучаем историю в школе, многие литературные произведения посвящены войне. Конечно, я помню даты начала и окончания Первой и Второй мировых войн. Дело в том, что я искренне думаю, что война – это самое ужасное изобретение человечества, и об этом тяжело говорить. Нет большего зла, чем война. Ей нет оправдания, но всегда есть причина. Достоевский говорил о том, что не нужно […]
  • Образ Тараса Бульбы (сочинение) Главный герой одноименной повести Гоголя Тарас Бульба воплощает в себе лучшие качества украинского народа, выкованные им в борьбе за свою свободу от польского гнета. Он щедр и широк душой, искренне и пылко ненавидит врагов и также искренне и пылко любит свой народ, своих товарищей-казаков. В характере его нет мелочности и эгоизма, всего себя он отдает родине и борьбе за ее счастье. Не любит он нежиться и не хочет для себя богатства, ведь вся его жизнь в сражениях. Все что ему нужно — это чистое поле и хороший […]

Сочинение на тему Моя любимая басня Крылова

Моя любимая басня – точно не из тех, что мы в школе изучаем. Все эти вороны с сыром, слоны с собачками… Не люблю то, что твердят все. У меня есть книга басен, там много-много забавного.

Больше всего мне нравится история про кошку и соловья. Смешно и жутко. Там кошка поймала птичку. И не просто так, а специально, чтобы послушать её пение. То есть хищница сжимает соловья в когтях и при этом мурчит ему, чтобы он спел. Типа, ей говорили, что он такой классный певец, что все им так восхищаются. Бедный соловей! От него требуют песен, когда он в когтях. Разве ему до пения?! Песни ведь идут от души, когда ты себя хорошо (расслаблено) чувствуешь. Когда ты в безопасности! А тут у соловья горло от страха точно сжимается. Вредная кошка просто смеётся над ним, как я думаю.

Я его понимаю… И вспоминаю, когда меня просят сыграть на пианино перед гостями, особенно если я их не очень знаю. Даже если я долго учила пьесу, я могу ошибиться в самом простом месте. И мне это так неприятно! Я не любила и стихи на стуле читать…

А кошка вспоминает, как ей хвалила певца кума-лиса. И теперь, почти задушив его песню, кошка ещё и мораль ему читает ,что нет ни нормальной песни, ни голоса… И она его съела, хотя ,наверное, так и собиралась с самого начала. А всё это льстивое притворство было для издевательства.

С другой стороны, у соловья в минуту такой страшной опасности просто должно было б открыться второе дыхание! И он бы спел так, что кошка рот открыла, когти разжала… И он бы улетел победителем. Но в басне такого нет!

А жаль. Я б написала эту басню с хорошим финалом. В итоге, эта история мне не столько нравится, сколько отзывается во мне. И я с ней не согласна! Но написана, конечно, она красиво, хоть и грустно, пессимистично.

Для 5 класса

Шестиклассникам по русской литературе задают сочинить басню

…Неделю назад 11-летняя внучка весь вечер заучивала крыловский «Квартет», а потом с энтузиазмом объясняла всей семье мораль басни. Если бы мы знали, что через неделю нам самим — квартету из мамы, папы, бабушки и школьницы — придется стать баснописцами!

Как выяснилось позже, половина класса весь вечер билась над необычным заданием — сочинить басню. Это вам не зубрежка чьих-то рифм! Надо самому поучительную историю придумать, а потом изложить ее в стихотворной форме. Много ли среди шестиклассников поэтов? Не думаю. А между тем к строгой Марьванне на урок с невыполненным заданием лучше не приходить. Родители шестого «А» перерыли весь Интернет, чтобы помочь своим чадам. Нашлось немало форумов, где бурно обсуждалось задание для будущих крыловых. Оказывается, никакое это не нововведение, не первый год школяры маются. Что любопытно: практически ни одной подсказки — как же все-таки написать ребенку басню? — во всемирной паутине не нашлось. Зато предлагались варианты стихотворных историй на совсем не детскую тематику…

О том, что басни бывают и прозаические, ребятне никто не объяснил. Так что наш 6 «А» вместе с родными и близкими страдал над подгонкой окончаний. Чтоб в рифму было. Позже поинтересовалась у знакомой учительницы литературы: много ли было в ее практике работ, на сто процентов выполненных самими учащимися?

— Если честно, то не припомню ни одной. Во всех сочинениях так или иначе чувствовалась рука взрослого, — был ответ.

— Ну и смысл таких заданий?

— Не нами придумано. Есть календарно-учебный план, составленный на основании рабочей программы дисциплины, в нашем случае — русской литературы. И сочинение басни входит в этот план, — терпеливо объяснила журналисту педагог с 20-летним стажем.

Собеседница предупредила, что учителя тоже умеют пользоваться Интернетом, так что списывать размещенные на форумах чужие перлы нет резона. Заручившись моим обещанием не называть ее имени, женщина откровенно высказалась и о собственном отношении к данному вопросу. Кратко, но твердо: ни к чему это (сочинение басен) ученикам.

Но одно дело — рядовой школьный учитель, другое — специалист, имеющий отношение к составлению вышеупомянутых учебных программ. Комментарий на заданную тему дала методист высшей категории отдела методического обеспечения гуманитарного образования Национального института образования Татьяна ВОЛКОВИЧ:

— Вообще-то я не вижу ничего страшного в том, что шестиклассникам дают такое домашнее задание — сочинить басню. Дети в этом возрасте достаточно творчески мыслят и сочиняют с удовольствием. И не одну, а по две-три басни сразу. Я 17 лет преподавала в школе, и мои ученики охотно писали басни. Это учит правильно выстраивать текст, развивает фантазию. Согласна, далеко не у всех получается, но подобная задача и не ставится. Зато талантливому ребенку такая работа поможет полнее раскрыться. Кроме того, учитель, прежде чем давать задание, должен объяснить, как его выполнить. Причем сочинение басни относится к категории обучающей работы. Это значит, что учитель дает задание не всем ученикам, а выборочно, оценивает только лучшие работы.

Хочу заметить, что контрольные работы (сочинения на оценку) по русской литературе начинают давать ученикам лишь с 9 класса. В шестом классе об оценке и речи не идет. Если у ученика все замечательно получилось, можно его отметить. Но ни в коем случае за неудачу не наказывать «двойкой».

Надо ли школьникам учиться писать басни? Мое мнение: нет, не надо. Должна отметить, что в настоящее время учебные программы по всем предметам для 6 классов находятся на рецензировании. Ожидаются изменения, процедура эта достаточно сложная, но в 2016-2017 учебном году новая программа вступит в силу. Думаю, что сочинение басни будет исключено из нее.

От автора. Вот интересно, а те тети и дяди, которые несколько лет назад утверждали такое задание для школяров — написать басню, сами смогли бы с ним справиться? Или, как говаривал дедушка Крылов, а вы, друзья, как ни садитесь, все в баснописцы не годитесь?

Ребенок и басня

Правда, если творчеством решил заняться ребенок, то у него все значительно проще. Дети очень образно мыслят лет, наверное, до 15, потом, когда начинается бурная пора полового созревания, человек теряет связующую нить с детством, а мышление становится «взрослым».

Ведь Христос недаром завещал: «Будьте как дети». И дело тут не только в том, что вновь прибывшие в мир безгрешны и очень близки к Богу, а в том, что у детей мышление еще не зашоренное, они очень близки к жизни, к ее первоисточнику, поэтому сочинительство дается им очень легко. Для них сочинять — как дышать. Показательно и то, что для ребенка мир фантазии ближе, чем реальный мир. Дети могли бы подписаться под словами Г. Гессе: «Реальность – это мусор», — вот только когда люди вырастают, они принимают этот мусор всерьез и забывают о важном.

Таким образом, если предложить ученику, например, 5 класса сотворить басню, он с легкостью это проделает. Правда, только в том случае, если родители будут контролировать процесс. Они должны задать себе вопрос о том, как сочинить басню. 5 класс, например, может быть выбран как цель, поэтому он должен воспринять ее благосклонно. Если вам повезло и у вас есть дома сообразительный пятиклассник, то отдайте сочинение басни ему на откуп, только направляйте буйную фантазию своего чада в русло культурных норм и здравого смысла.

Надеемся, что статья поможет написать хотя бы одну приличную басню.

Басни про Крылова | Новости Волгодонска

Историки утверждают, что подлинная жизнь писателя напоминает анекдот и трагедию одновременно

Иван Андреевич Крылов родился 13 февраля 1769 года, 250 лет тому назад. Eго отец был бедным армейским офицером, заброшенным царской службой в самую дальнюю российскую глушь. Андрей Прохорович тянул армейскую лямку в оренбургском гарнизоне, дослужился до капитана, усмирял мятеж яицких казаков. Пушкин был частым собеседником Крылова, и его отец стал прототипом капитана Миронова в «Капитанской дочке».

После него остался сундук с книгами, дать сыну образование Андрей Прохорович не сумел. Юный Крылов учил французский из милости, присутствуя на уроках у соседских детей. Позже говорили, что в этом же доме он прислуживал за столом. Перебравшись в Петербург, Крылов устроился мелким чиновником, жалованье ему платили копеечное. Eго ждала судьба пушкинского Eвгения: беспросветная бедность, безвестность, жалкая смерть. Позже появится много историй о его лени, сибаритстве, о висевшей над его любимым диваном картине, которая вот-вот должна была упасть и пришибить своего владельца. Чинить раму Крылов, тем не менее, не собирался: он-де все рассчитал: упав, картина полетит по касательной и не заденет дивана.

В Петербург приехал богатырь с широченной грудью и пудовыми кулаками: в Твери, где жил ранее Крылов, он был известным кулачным бойцом, там он стоял в «стенке» и запросто сбивал с ног матерых поединщиков. Он сам выучился музыке, в том числе и игре на скрипке, языкам — в том числе итальянскому. Стал театральным завсегдатаем, начал писать не слишком удачные пьесы. Современники, критики и коллеги-литераторы не считают его одаренным человеком. Но он упрямо идет вперед. А затем все меняется, через несколько лет Крылов оказывается в роли приживалы обосновавшегося в сельской усадьбе вельможи.

Деревенская жизнь сводит его с ума: приезжие дамы, гуляющие в парке, видят Крылова в образе сатира, голого, заросшего бородой, с нестрижеными ногтями. Через некоторое время он уже в роли профессионального игрока, разъезжающего по ярмаркам, просиживающего ночи за карточным столом. Ходила история о том, как Крылов без гроша в кармане сорвал огромный, тридцатитысячный куш: в случае проигрыша ему пришлось бы повеситься или пустить себе пулю в лоб.

Из-за литературных неудач судьба Крылова шла под откос. Прозябание в чужом поместье, служба секретарем, жизнь профессионального игрока и тридцатитысячная ставка, когда у него не было ни гроша, стали путешествием в Аид, прижизненной смертью, но за ней последовало воскрешение. Он вернулся в литературу с иным опытом, новым пониманием людей, другим взглядом на жизнь. Басни, которые он теперь писал, пользовались огромным успехом. Пришло прочное положение, за ним обеспеченность: Крылов получил место в библиотеке, затем и пенсион, со временем тот увеличился в четыре раза. В отставку вышел статским советником, штатским генералом.

Он пренебрегал внешней стороной жизни. В его быту всегда царил хаос. Так, по утрам Крылов густо посыпал ковер пшеном и открывал окно: воробьи и голуби завтракали, орошая спальню пометом, а он ими любовался. Хозяйство вела кухарка Фенюшка, друзья Крылова уверяли, что она растапливает печь его библиотекой. Говорили и другое: книги у Крылова-де так засалены, что он приучил кухарку различать их по пятнам на переплете. Стоит ему сказать: «Подай мне поскорей Гомера, Eврипида или Ксенофонта», как Фенюшка приносит нужный том. А те, кто знал, как Фенюшка готовит, поражались тому, что Крылов еще жив.

Когда Крылова в первый раз представляли вдовствующей императрице Марии Федоровне, обнаружилось, что у него прохудился сапог, из него торчит большой палец в носке, и носок тоже дырявый. Наклонившись, чтобы поцеловать ей ручку, Крылов чихнул. Императрица рассмеялась и пригласила его к обеду.

Иван Андреевич Крылов заканчивал жизнь в славе, достатке, пользуясь всеобщим уважением. Над его обжорством и странными привычками посмеивались, но всем уже кажется, что это была роль, которую Крылов талантливо играл. Он был очень умен и знал, что маска чудака дает свободу, возможность ни с кем не церемониться. Так, как он, Императору Всероссийскому не отвечал никто:

— Ба, Иван Андреевич, давно не виделись!

— Да, государь, а кажись соседи…

По материалам «РГ неделя» №33

Все стихи Ивана Крылова

К другу моему

 

А.И.К[лушину]

 

Скажи, любезный друг ты мой,

Что сделалось со мной такое?

Не сердце ль мне дано другое?

Не разум ли мне дан иной?

Как будто сладко сновиденье,

Моя исчезла тишина;

Как море в лютое волненье,

Душа моя возмущена.

   Едва одно желанье вспыхнет,

Спешит за ним другое вслед;

Едва одна мечта утихнет,

Уже другая сердце рвет.

Не столько ветры в поле чистом

Колеблют гибкий, белый лен,

Когда, бунтуя с ревом, свистом,

Деревья рвут из корня вон;

Не столько воды рек суровы,

Когда ко ужасу лугов

Весной алмазны рвут оковы

И ищут новых берегов;

Не столько и они ужасны,

Как страсти люты и опасны,

Которые в груди моей

Мое спокойство отравляют

И, раздирая сердце в ней,

Смущенный разум подавляют.

   Так вот, мой друг любезный, плод,

Который нам сулят науки!

Теперь ученый весь народ

Мои лишь множит только скуки.

Платон, Сенека, Эпиктет,

Все их ученые соборы,

Все их угрюмы заговоры,

Чтоб в школу превратить весь свет,

Прекрасных девушек в Катонов

И в Гераклитов всех Ветронов;

Все это только шум пустой.

Пусть верит им народ простой,

А я, мой друг, держусь той веры,

Что это лишь одни химеры.

Не так легко поправить мир!

Скорей воскреснув новый Кир

Иль Александр, без меры смелый,

Чтоб расширить свои пределы,

Объявят всем звездам войну

И приступом возьмут луну;

Скорее Сен–Жермень восстанет

И целый свет опять обманет;

Скорей Вралин переродится,

Стихи картавить устыдится

И будет всеми так любим,

Как ныне мил одним глухим;

Скорей все это здесь случится;

Но свет — останется, поверь,

Таким, каков он есть теперь;

А книги будут всё плодиться.

   К чему ж прочел я столько книг,

Из них ограду сердцу строя,

Когда один лишь только миг —

И я навек лишен покоя?

Когда лишь пара хитрых глаз,

Улыбка скромная, лукава,

И философии отрава

Дана в один короткий час.

Премудрым воружась Платоном,

Угрюмым Юнгом, Фенелоном,

Задумал целый век я свой

Против страстей стоять горой.

Кто ж мог тогда мне быть опасен?

Ужли дитя в пятнадцать лет?

Конечно — вот каков здесь свет!

Ни в чем надежды верной нет;

И труд мой стал совсем напрасен,

Лишь встретился с Анютой я.

   Угрюмость умерла моя —

Нагрелось сердце, закипело —

С умом спокойство отлетело.

   Из всех наук тогда одна

Казалась только мне важна

Наука, коя вечно в моде

И честь приносит всей природе,

Которую в пятнадцать лет

Едва ль не всякий узнает,

С приятностью лет тридцать учит,

Которою никто не скучит,

Доколе сам не скучен он;

Где мил, хотя тяжел закон;

В которой сердцу нужны силы,

Хоть будь умок силен слегка;

Где трудность всякая сладка;

В которой даже слезы милы —

Те слезы, с смехом пополам,

Пролиты красотой стыдливой,

Когда, осмелясь стать счастливой,

Она дает блаженство нам.

Наука нужная, приятна,

Без коей трудно век пробыть;

Наука всем равно понятна —

Уметь любить и милым быть.

Вот чем тогда я занимался,

Когда с Анютой повстречался;

Из сердца мудрецов прогнал.

В нем место ей одной лишь дал

И от ученья отказался.

   Любовь дурачеству сродни:

Деля весь свет между собою,

Они, мой друг, вдвоем одни

Владеть согласно стали мною.

Вселяся в сердце глубоко,

В нем тысячи затей родили,

Все пылки страсти разбудили,

Прогнав рассудок далеко.

   Едва прошла одна неделя,

Как я себя не узнавал:

Дичиться женщин перестал,

Болтливых их бесед искал —

И стал великий пустомеля.

Все в них казалось мне умно:

Ужимки, к щегольству охота,

Кокетство — даже и зевота —

Все нежно, все оживлено;

Все прелестью и жаром блещет,

Все мило, даже то лино,

Под коим бела грудь трепещет.

   Густые брови колесом

Меня к утехам призывали,

Хотя нередко угольком

Они написаны бывали;

Румянец сердце щекотал,

Подобен розе свежей, алой,

Хоть на щеке сухой и вялой

Природу худо он играл;

Поддельна грудь из тонких флеров,

Приманка взорам — сердцу яд —

Была милей всех их уборов,

Мой развлекая жадный взгляд.

Увижу ли где в модном свете

Стан тощий, скрученный, сухой,

Мне кажется, что пред собой

Я вижу грацию в корсете.

   Но если, друг любезный мой,

Мне ложны прелести столь милы

И столь имеют много силы

Мою кровь пылку волновать,—

Представь же Аннушку прелестну,

Одной природою любезну —

Как нежный полевой цветок,

Которого лелеет Флора,

Румянит розова Аврора,

Которого еще не мог

Помять нахальный ветерок;

Представь — дай волю вображенью —

И рассуди ты это сам,

Какому должно быть движенью,

Каким быть должно чудесам

В горящем сердце, в сердце новом,

Когда ее увидел я?

Обворожилась грудь моя

Ее улыбкой, взором — словом:

С тех пор, мой друг, я сам не свой.

Любовь мой ум и сердце вяжет,

И, не заботясь, кто что скажет,

Хочу быть милым ей одной.

   Все дни мне стали недосужны,

Твержу науку я любить;

Чтоб женщине любезным быть,

Ты знаешь, нам не книги нужны.

Пусть Аннушка моя умна,

Но все ведь женщина она.

Для них магниты, талисманы —

Жилеты, пряжки и кафтаны,

Нередко пуговка одна.

   Я, правда, денег не имею;

Так что же?— Я занять умею.

   Проснувшись с раннею зарею,

Умножить векселя лечу —

Увижу ль на глазах сомненье,

Чтоб все рассеять подозренье,

Проценты клятвами плачу.

   Нередко, милым быть желая,

Я перед зеркалом верчусь

И, женский вкус к ужимкам зная,

Ужимкам ловким их учусь;

Лицом различны строю маски.

Кривляю носик, губки, глазки,

И, испужавшись сам себя,

Ворчу, что вялая природа

Не доработала меня

И так пустила, как урода.

Досада сильная берет.

Почто я выпущен на свет

С такою грубой головою.

Забывшись, рок я поношу

И головы другой прошу,—

Не зная, чем и той я стою,

Которую теперь ношу.

   Вот как любовь играет нами!

Как честью скромный лицемер;

Как службой модный офицер;

Как жены хитрые мужьями.

   Не день, как ты меня узнал:

Не год, как мы друзья с тобою;

Как ты, мой друг, передо мною

Малейшей мысли не скрывал,

И сам в душе моей читал,—

Скажи ж: таков ли я бывал?—

Сует, бывало, ненавидя,

В тулупе летом дома сидя,

Чинов я пышных не искал;

И счастья в том не полагал,

Чтоб в низком важничать народе,—

В прихожих ползать не ходил.

Мне чин один лишь лестен был,

Который я ношу в природе,—

Чин человека; — в нем лишь быть

Я ставил должностью, забавой;

Его достойно сохранить

Считал одной неложной славой.

Теперь, мой друг, исчез тот мрак,

И мыслю я совсем не так.

   Отставка начала мне скучить,

Хочу опять надеть мундир;

«Как счастлив тот, кто бригадир,

Кто может вдруг шестерку мучить!»—

Кричу нередко сгоряча

И шлем и латы надеваю,

В сраженьях мыслию летаю,

Как рюмки, башни разбиваю

И армии рублю сплеча;

Потом, в торжественной минуте,

Я возвращаюся к Анюте,

Покрытый лавровым венком;

Изрублен, крив, без рук и хром;

Из–под медвежьей теплой шубы

Замерзло сердце ей дарю;

И сквозь расколотые зубы

Про стару нежность говорю,

Тем конча все свое искусство,

Чтоб раздразнить в ней пылко чувство.

   Бывало, мне и нужды нет,

Где мир и где война сурова:

Не слышу я — и сам ни слова,—

Иди, как хочет здешний свет.

Теперь, мой друг, во все вплетаюсь

И нужным быть везде хочу;

То к Западу с войной лечу,

То важной мыслью занимаюсь

Европу миром подарить,

Иль свет по–новому делить,—

И быв нигде, ни в чем не нужен,

Везде проворен и досужен;

И все лишь только для того,

Чтоб луч величья моего

Привлек ко мне Анюту милу;

Чтоб, зная цену в нем и силу,

Сдалась бы всею мне душой

И стала б барыней большой.

   Бывало, мне покой мой сладок,

Честь выше злата я считал:

С богатством совесть не равнял

И к деньгам был ничуть не падок.

Теперь хотел бы Крезом быть,

Чтоб Аннушки любовь купить;

Индейски берега жемчужны

Теперь мне надобны и нужны.

Нередко мысленно беру

Я в сундуки свои Перу.

И, никакой не сделав службы,

Хочу, чтобы судьбой из дружбы

За мной лишь было скреплено

Сибири золотое дно:

Чтобы иметь большую славу

Анюту в золоте водить,

Анюту с золота кормить,

Ее на золоте поить

И деньги сыпать ей в забаву.

Вот жизнь весть начал я какую!

Жалей о мне, мой друг, жалей —

Одна мечта родит другую,

И все — одна другой глупей;

Но что с природой делать станешь?

Ее, мой друг, не перетянешь.

Быть может, что когда–нибудь

Мой дух опять остепенится;

Моя простынет жарка грудь —

И сердце будет тише биться,

И страсти мне дадут покой.

Зло так, как благо,— здесь не вечно;

Я успокоюся конечно;

Но где?— под гробовой доской.

КРЫЛОВ, ИВАН АНДРЕЕВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

КРЫЛОВ, ИВАН АНДРЕЕВИЧ (1769–1844) – русский баснописец, писатель, драматург

Родился в 1769 в Москве. Учился молодой Крылов мало и бессистемно. Ему шел десятый год, когда умер отец, Андрей Прохорович, бывший в тот момент мелким чиновником в Твери. Андрей Крылов «наукам не учился», но очень любил читать и привил свою любовь сыну. Он сам выучил мальчика чтению и письму и оставил ему в наследство сундук книг. Дальнейшее образование Крылов получил благодаря покровительству писателя Николая Александровича Львова, прочитавшего стихи юного поэта. В юности много жил в доме у Львова, учился вместе с его детьми, и просто слушал разговоры литераторов и художников, приходивших в гости. Недостатки отрывочного образования сказывались впоследствии – так, Крылов всегда был слаб в орфографии, но известно, что с годами приобрел достаточно прочные знания и широкий кругозор, научился играть на скрипке и говорить по-итальянски.

Был записан на службу в нижний земский суд, хотя, очевидно, это была простая формальность – в присутствие Крылов не ходил или почти не ходил и денег не получал. В четырнадцатилетнем возрасте попал в Петербург, куда мать отправилась хлопотать о пенсии. Затем перевелся на службу в Петербургскую казенную палату. Однако дела служебные его не слишком интересовали. На первом месте среди увлечений Крылова были литературные занятия и посещение театра. Эти пристрастия не изменились и после того, как в семнадцать лет он лишился матери, и на его плечи легли заботы о младшем брате. В 80-е годы много писал для театра. Из-под его пера вышли либретто комических опер Кофейница и Бешеная семья, трагедии Клеопатра и Филомела, комедия Сочинитель в прихожей. Эти произведения не принесли молодому автору ни денег, ни известности, но помогли попасть в круг петербургских литераторов. Ему покровительствовал известный драматург Я.Б.Княжнин, однако самолюбивый молодой человек, решив, что в доме «мэтра» над ним насмехаются, порвал со своим старшим другом. Крылов написал комедию Проказники, в главных героях которой, Рифмокраде и Тараторе, современники без труда узнали Княжнина и его жену. Проказники –более зрелое произведение, чем предыдущие пьесы, но постановка комедии была запрещена, и у Крылова испортились отношения не только с семейством Княжниных, но и с театральной дирекцией, от которой зависела судьба любого драматического сочинения.

С конца 80-х основная деятельность разворачивалась в сфере журналистики. В 1789 в течение восьми месяцев издавал журнал «Почта духов». Сатирическая направленность, проявившаяся уже в ранних пьесах, сохранилась и здесь, но в несколько преображенном виде. Крылов создал карикатурную картину современного ему общества, облекая свой рассказ в фантастическую форму переписки гномов с волшебников Маликульмульком. Издание было прекращено, так как у журнала оказалось всего восемьдесят подписчиков. Судя по тому, что «Почта духов» была переиздана в 1802, ее появление все же не осталось незамеченным читающей публикой.

В 1790 вышел в отставку, решив полностью посвятить себя литературной деятельности. Он стал владельцем типографии и в январе 1792 вместе со своим другом литератором Клушиным начал издавать журнал «Зритель», пользовавшийся уже большей популярностью.

Наибольший успех «Зрителю» принесли произведения самого Крылова Каиб, восточная повесть, сказка Ночи, Похвальная речь в память моему дедушке, Речь, говоренная повесою в собрании дураков, Мысли философа о моде. Число подписчиков росло. В 1793 журнал был переименован в «Санкт-Петербургский Меркурий». К этому времени его издатели сосредоточились прежде всего на постоянных иронических нападках на Карамзина и его последователей. Издателю «Меркурия» было чуждо реформаторское творчество Карамзина, которое казалось ему искусственным и излишне подверженным западным влияниям. Преклонение перед Западом, французским языком, французскими модами было одной из любимых тем творчества молодого Крылова и объектом высмеивания во многих его комедиях. Кроме того, карамзинисты отталкивали его своим пренебрежением к строгим классицистским правилам стихосложения, возмущал его и излишне простой, по его мнению, «простонародный» слог Карамзина. Своих литературных противников, как всегда, изображал с ядовитой язвительностью. Так, в Похвальной речи Ермолафиду, говоренной в собрании молодых писателей Карамзин был издевательски изображен как человек, несущий чепуху, или «ермолафию». Возможно, именно резкая полемика с карамзинистами оттолкнула читателей от «Санкт-Петербургского Меркурия».

В конце 1793 издание «Санкт-Петербургского Меркурия» прекратилось, и Крылов на несколько лет уехал из Петербурга. По словам одного из биографов писателя, «С 1795 по 1801 год Крылов как бы исчезает от нас». Некоторые отрывочные сведения позволяют предположить, что он некоторое время жил в Москве, где много и азартно играл в карты. Очевидно, он странствовал по провинции, жил в поместьях своих друзей. В 1797 Крылов уехал в поместье князя С.Ф.Голицына, где, очевидно был его секретарем и учителем его детей.

Именно для домашнего спектакля у Голицыных в 1799-1800 была написана пьеса Трумф или Подщипа. В злой карикатуре на тупого, заносчивого и злого вояку Трумфа легко угадывался Павел I, не нравившийся автору прежде всего своим преклонением перед прусской армией и королем Фридрихом II. Ирония была настолько язвительна, что в России пьесу впервые опубликовали только в 1871. Значение Трумфа не только в его политическом подтексте. Куда важнее, что сама форма «шутотрагедии» пародировала классическую трагедию с ее высоким стилем и во многом означала отказ автора от тех эстетических представлений, которым он был верен в течение предыдущих десятилетий.

После смерти Павла I князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов два года служил его секретарем. В 1803 снова вышел в отставку и, очевидно, опять провел два следующих года в беспрерывных путешествиях по России и карточной игре. Именно в эти годы, о которых мало известно, драматург и журналист начал писать басни.

Известно, что в 1805 Крылов в Москве показал известному поэту и баснописцу И.И.Дмитриеву свой перевод двух басен Лафонтена: Дуб и трость и Разборчивая невеста. Дмитриев высоко оценил перевод и первым отметил, что автор нашел свое истинное призвание. Сам поэт не сразу это понял. В 1806 он напечатал только три басни, после чего вновь вернулся к драматургии.

В 1807 выпустил сразу три пьесы, завоевавшие большую популярность и с успехом шедшие на сцене. Это – Модная лавка, Урок дочкам и Илья Богатырь. Особенно большим успехом пользовались две первые пьесы, каждая из которых по своему высмеивала пристрастие дворян к французскому языку, модам, нравам и т.д. и фактически ставила знак равенства между галломанией и глупостью, распутством и мотовством. Пьесы неоднократно ставились на сцене, причем Модную лавку играли даже при дворе.

Несмотря на долгожданный театральный успех, Крылов решился пойти по другому пути. Перестал писать для театра и с каждым годом все больше внимания уделял работе над баснями.

В 1808 им было издано уже 17 басен, среди которых и знаменитая Слон и моська.

В 1809 был опубликован первый сборник, сразу же сделавший его автора по-настоящему знаменитым. Всего до конца жизни он написал более 200 басен, которые были объединены в девять книг. Работал он до последних дней – последнее прижизненное издание басен друзья и знакомые писателя получили в 1844 вместе с извещением о смерти их автора.

Сначала в творчестве Крылова преобладали переводы или переложения знаменитых французских басен Лафонтена, (Стрекоза и муравей, Волк и ягненок), то постепенно он начал находить все больше самостоятельных сюжетов, многие из которых были связанны со злободневными событиями российской жизни. Так, реакцией на различные политические события стали басни Квартет, Лебедь, Щука и Рак, Волк на псарне. Более отвлеченные сюжеты легли в основу Любопытного, Пустынника и медведя и других. Однако басни, написанные «на злобу дня», очень скоро также стали восприниматься как более обобщенные произведения. События, послужившие поводом для их написания, быстро забывались, а сами басни превращались в любимое чтение во всех образованных семьях.

Работа в новом жанре резко изменила литературную репутацию Крылова. Если первая половина его жизни прошла практически в безвестности, полна материальными проблемами и лишениями, то в зрелости он был окружен почестями и всеобщим уважением. Издания его книг расходились огромными для того времени тиражами. Писатель, в свое время смеявшийся над Карамзиным за его пристрастие к излишне простонародным выражениям, теперь сам создавал произведения, понятные всем, и стал истинно народным писателем.

Крылов стал классиком при жизни. Уже в 1835 В.Г.Белинский в своей статье Литературные мечтания нашел в русской литературе всего лишь четырех классиков и поставил Крылова в один ряд с Державиным, Пушкиным и Грибоедовым.

На национальный характер его языка, использование им персонажей русского фольклора обратили внимание все критики. Писатель оставался враждебен западничеству в течение всей своей жизни. Не случайно он примкнул к литературному обществу «Беседа любителей русской словесности», отстаивавшему старинный русский слог и не признававшему карамзинской реформы языка. Это не помешало Крылову быть любимым как сторонниками, так и противниками нового легкого слога. Так, Пушкин, которому намного ближе было карамзинское направление в литературе, сравнивая Лафонтена и Крылова, писал: «Оба они вечно останутся любимцами своих единоземцев. Некто справедливо сказал, что простодушие есть врожденное свойство французского народа; напротив того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться »

Параллельно с народным признанием шло и признание официальное. С 1810 Крылов был сначала помощником библиотекаря, а затем библиотекарем в Императорской публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Одновременно с этим получал неоднократно увеличивавшуюся пенсию «во уважение отличных дарований в российской словесности». Был избран членом Российской Академии, награжден золотой медалью за литературные заслуги и получил много других наград и почестей.

Одна из характерных черт популярности Крылова – многочисленные полулегендарные рассказы о его лени, неряшливости, обжорстве, остроумии.

Уже празднование пятидесятилетнего юбилея творческой деятельности баснописца в 1838 превратилось в поистине всенародное торжество. За прошедшие с тех пор почти два столетия не было ни одного поколения в России, которое не воспитывалось бы на баснях Крылова.

Умер Крылов в 1844 в Санкт-Петербурге.

Тамара Эйдельман

Стихи про Крылова Ивана Андреевича

Великий баснописец. Анатолий Чигалейчик

Иван Андреевич Крылов
Был сын простого офицера,
Рождён в Москве, жил в Оренбурге,
Где у отца была карьера.
Представьте крепость небольшую,
Там комендант Андрей Крылов,
Ту крепость Пугачёв однажды
Решил занять без лишних слов.
Крылов нашествие отбил,
И от расправы пугачёвцев
Семью и крепость защитил.
Но вот Крылов от ран скончался,
И сиротой Иван остался,
Ему лишь было десять лет,
Но бунт оставил в жизни след.

Иван прилежно обучался
У гувернанта на дому,
А от отца достались книги,
Иван учился сам всему.
А лет в четырнадцать подросток
Писцом устроился служить,
А через год Иван внезапно
Впервые прозой стал творить.
Ивану сорок лет от роду,
Он басни стал писать народу,
Иван Андреевич мгновенно
Большую славу приобрёл,
Стал в мире лучшим баснописцем,
Свой стиль особый изобрёл.
Герои басен у Крылова
Вороны, лисы, мужики
Все поговорками вещают,
Герои басен — чудаки.

Иван Андреевич жил скромно,
Но был настолько знаменит,
Бывало мамы детям скажут:
«Вон дедушка Крылов сидит!»
А в Питере есть Летний сад,
В нём скромный памятник поэту,
Вокруг него у ног сидят
Герои басни по сюжету.
Тут есть проказница мартышка,
Козел , осёл и мудрый мишка,
Играют тут всегда детишки,
А мамы им читают книжки.

Спасибо дедушке Крылову… Владимир Сергеев

Спасибо дедушке Крылову,
Писать нас басни научил.
Да и читать их, это к слову,
Порядком дед нам настрочил!

С упорством — лебедь, рак и щука,
Все тянут воз без передышки.
Квартет создать — для них ни штука,
Из осла, козла, медведя и мартышки.

Мартышка продает очки,
Предприниматель, да и только.
Они в торговле ведь не новички,
Им главное — отдать за сколько…

А Моська — Бога не боится,
Затеяв лаять на слона.
Теперь слону ночами снится,
Ох, Моська, знать она сильна…

А стрекоза хвостом крутила лето,
И вот зима нагрянула с приветом.
Но муравей на заработках где — то,
Пахал он от заката до рассвета.

Так и живем — столетия сменяя,
А персонажи не меняются с тех пор.
Все чаще при разборках мы стреляем,
С контрольным выстрелом — в упор…

Спасибо Крылову. Лада Ладная

Отложите куклы, сласти.
Каждый слушать нас готов?
Почитаем вместе басни.
Их писал Иван Крылов.

С детства басня нам знакома
Про Лисицу и Ворону,
Как Лиса кусочек сыра
У Вороны «попросила».

Если ищем мы примеры
Те, где разница видна,
Вспоминаем непременно
Мы про Моську и Слона.

Если лень тебе работать,
То баклуши ты не бей.
Прочитай скорее басню
«Стрекоза и Муравей».

Зеркалами недоволен?
Их ругаешь? Это странно.
Значит, ты не знаешь басни
«Зеркало и обезьяна».

Нет взаимопониманья?
Протяни навстречу руку,
Чтобы не были вы в классе
Словно «Лебедь, Рак, да Щука».

Чтоб могли помочь советом,
Чтоб не наломали дров,
Позаботился об этом
Наш поэт Иван Крылов.

Его басни любят дети
Уже больше двух веков.
Как же он легко и просто
Поднял на смех дураков!

Пусть пройдет еще столетье.
Наши дети подрастут.
Чтобы знающими были,
Им прочтем «крылатый» труд.

Стрекоза и муравей. Лана Григ

Неужели я всё лето пропела,
Над ромашками стрекозкой порхая?
Незаметно оказалась без дела:
И не ада не дано, и не рая.
Всё исчезло, ничего не осталось —
Баснописец был великий затейник.
У судьбы прошу вселенскую малость:
Муравей, возьми к себе в муравейник.

Спасибо дедушке Крылову. Сергей Новиков

Спасибо дедушке Крылову
За мудрость и за наученье —
Не наступил на горло слову
И не отринул развлеченья.

А стал примером для идущих,
Тропой неведомой к Парнасу,
И ищущих следов, ведущих
В конюшню старого Пегаса.

Он в дальний шкафчик не засунул
Своё шестидесятилетье,
И ухватил за хвост фортуну
Назло столичным пёстрым сплетням.

Сюжетами коротких басен
Клеймил пороки человечьи.
Для власть имущих стал опасен
Своим обидным красноречьем.

Успел понежиться на лаврах,
В лучах оваций искупаться,
И красной медью на литаврах,
Прищурив глаз, полюбоваться.

Но песня оказалась спета:
Скончался среди приближённых
Он после званого обеда,
Объевшись рябчиков тушёных.

Мастеру басни. Сергей Прилуцкий

Нравоучение, сатира, польза, толк —
Таков у басен должен быть итог.
И в этом превосходно преуспел
Крылов Иван Андреич — мастер дел.

Другие пишут всё равно не так,
И это гениальности есть знак.
Он как в бою кулачном классный спец,
Так и в писаньи басен молодец.

Да если повнимательней всмотреться,
Как в те века писали остальные,
То можно больше и не сомневаться —
Стихи Крылова просто чумовые!

Критика о баснях Крылова, отзывы современников о творчестве

Иван Андреевич Крылов является выдающимся русским баснописцем и автором более 200 басен.

Критика о баснях Крылова, отзывы современников о творчестве


П. А. Вяземский: 

«Дмитриев и Крылов два живописца, два первостатейные мастера двух различных школ. Один берет живостью и ярко­стью красок: они всем кидаются в глаза и радуют их игриво­стью своею, рельефностью, поразительностью, выпуклостью. Другой отличается более правильностью рисунка, очерков, линий. Дмитриев как писатель, как стилист более художник, чем Крылов, но уступает ему в живости речи. Дмитриев пи­шет басни свои; Крылов их рассказывает. <…>

Крылов может быть своеобразен, но он не образцо­вый писатель. Наставником быть он не может. Дмитриев по слогу может остаться и остался во многом образцом для тех, которые образцами не пренебрегают. Еще одно замечание. Басни Дмитриева всегда басни. <…> Басни Крылова — нередко драматированные эпиграммы на та­кой-то случай, на такое-то лицо. <…> Крылов сосредото­чил все дарование свое, весь ум свой в известной и опреде­ленной раме. Вне этой рамы он никакой оригинальности, сме­ем сказать, никакой ценности не имеет.» 

(П. А. Вяземский, «Известие о жизни и стихотворениях И. И. Дмитриева», 1923 г.)

Ф. В. Булгарин:


«Как? И. А. Крылова мы должны только благода­рить за то, что он дерзнул бороться с И. И. Дмитрие­вым и осмелился подражать ему? — Но где это подра­жание? Слог И. А. Крылова совершенно различный, рассказ нимало не сходствует; план басен Крылова оригинальный, а язык его есть, так сказать, возвышенное простонародное наречие, неподражаемое в своем роде и столь же понятное и милое для русского вельможи, как и для крестьянина. Прибавим к тому вымысел, печать гения, и мы решительно можем ска­зать, что И. А. Крылов есть первый оригинальный русский баснописец по изобретению, языку и слогу. 

Басни И. И. Дмитриева прелестны; но они не народ­ные русские. Главнейшее их достоинство есть чистота слога… <…> Слог басен И. И. Дмитри­ева, по нашему мнению, есть язык образованного светского человека; слог И. А. Крылова изображает простодушие и вместе с тем замысловатость русского народа; это русский ум, народный русский язык, облагороженный философиею и светскими приличи­ями. Содержание его басен представляет галерею русских нравов, но только не вроде Теньера, а вроде возвышенной исторической живописи, принадлежащей к русской народной школе.»

(Ф. В. Булгарин, «Замечание на «Известие о жизни и стихотворениях И. И. Дмитриева»», 1824 г.)

А. С. Пушкин:

«…грех тебе унижать нашего Крылова. Твое мнение должно быть законом в нашей словесности, а ты по непростительному пристрастию судишь вопреки своей совести и покровительствуешь черт знает кому. И что такое Дмитриев? Все его басни не стоят одной хорошей басни Крылова…»

«Ко­нечно, ни один француз не осмелится кого бы то ни было поставить выше Лафонтена, но мы, кажется, мо­жем предпочитать ему Крылова. Оба они вечно оста­нутся любимцами своих единоземцев. Некто справед­ливо заметил,- что простодушие есть врожденное свойство французского народа; на­против того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и жи­вописный способ выражаться: Лафонтен и Крылов представители духа обоих народов.»

(А. С. Пушкин, «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова», 1825 г.)

А. Бестужев-Марлинский:

«И. Крылов возвел русскую басню в оригиналь­но-классическое достоинство. Невозможно дать боль­шего простодушия рассказу, большей народности языку, большей осязаемости нравоучению. В каждом его стихе виден русский здравый ум. Он похож при­родою описаний на Лафонтена, но имеет свой особый характер; его каждая басня — сатира, тем сильнейшая, что она коротка и рассказана с видом простодушия. Читая стихи его, не замечаешь даже, что они стопованы — и это-то есть верх искусства. Жаль, что Крылов подарил театр только тремя комедиями. По своему знанию языка и нравов русских, по неистощи­мой своей веселости и остроумию он мог бы дать ей черты народные.»

(А. Бестужев-Марлинский, «Взгляд на старую и новую словесность в России», 1823 г.)

В. А. Жуковский:


«…Мы позволяем себе утверждать решите­льно, что подражатель-стихотворец может быть автором оригинальным, хотя бы он не написал и ничего собственного.

…Крылов может быть причислен к переводчикам искусным и потому точно заслуживает имя стихотворца оригинального. Слог басен его вообще легок, чист и всегда приятен. Он рассказывает свободно и нередко с тем милым простодушием, которое так пленительно в Лафонтене. Он имеет гибкий слог, который всегда применяет к своему предмету: то возвышается в описании величественном, то трогает вас простым изображением нежного чувства, то забавляет смешным выражением или оборотом. Он искусен в живописи — имея дар воображать весьма живо предметы свои, он умеет и переселять их в воображение читателя; каждое действующее в басне его лицо имеет характер и образ, ему одному приличные; читатель точно присутствует мысленно при том действии, которое описывает стихотворец.»
(В. А. Жуковский, «О басне и баснях Крылова»)


В. Г. Белинский:


«Слава же Крылова все будет расти и пышнее расцветать до тех пор, пока не умолкнет звучный и богатый язык в устах великого и могучего народа русского. Нет нужды говорить о великой важности басен Крылова для воспитания детей: дети бессознательно и непосредственно напитываются из них русским духом, овладевают русским языком и обогащаются прекрасными впечатлениями почти единственно доступной для них поэзии. Но Крылов поэт не для одних детей: с книгою его басен невольно забудется и взрослый и снова перечтет уж читанное им тысячу раз.»

(В. Г. Белинский, «Басни Ивана Крылова (Рецензия 1840 г.)»

«Иван Андреевич Крылов больше всех наших писателей кандидат на никем еще не занятое на Руси место «народного поэта»; он им сделается тотчас же, когда русский народ весь сделается грамотным народом. Сверх того, Крылов проложит и другим русским поэтам дорогу к народности.

Говорить о достоинстве басен И. А. Крылова — лишнее дело: в этом пункте сошлись мнения всех грамотных людей в России.

…теперь, умея ценить по достоинству Хемницера и Дмитриева, все знают, что Крылов неизмеримо выше их обоих. Его басни — русские басни, а не переводы, не подражания. Это не значит, чтоб он никогда не переводил, например, из Лафонтена, и не подражал ему: это значит только, что он и в переводах и в подражаниях не мог и не умел не быть оригинальным и русским в высшей степени. Такая уж у него русская натура! Посмотрите, если прозвище «дедушки», которым так ловко окрестил его князь Вяземский в своем стихотворении, не сделается народным именем Крылова во всей Руси!

Все басни Крылова прекрасны; но самые лучшие, по нашему мнению, заключаются в седьмой и восьмой книгах. <…> И в девятой книге, заключающей в себе одиннадцать басен, талант Крылова еще удивляет своею силою и свежестию: для него нет старости!»

(В. Г. Белинский, «Рецензия на басни И. А. Крылова, изданные в девяти книгах», 1844 г.)


«Санкт-Петербургские ведомости» (на смерть Крылова):

«Крылова не стало. Поэт истинно самобытный, когда литература наша еще жила подражанием, поэт по преимуществу народный, когда еще самое слово «народность» не употреблялось… Крылов всегда имел успех, каким не пользовался никто из других наших поэтов, потому что Крылов был поэт чисто русский — русский по уму, здравому, светлому и могучему, русский по неизменному добродушию, русский по игривой, безобидной иронии, столь свойственной нашему народу, — иронии, которая всегда сопровождается улыбкою благорасположения. В многочисленных своих произведениях он говорил всем и каждому истины всегда меткие, всегда горькие, никому не обидные, именно потому что они запечатлены печатью доброжелательства, что в насмешливости его не было ни капли желчи.»
(«Санкт-Петербургские ведомости», №252, 1844 г.)


Н. В. Гоголь:

«…Крылов. Выбрал он себе форму басни, всеми пренебреженную, как вещь старую, негодную для употребленья и почти детскую игрушку — и в сей басне умел сделаться народным поэтом. <…>

Его басни отнюдь не для детей. Тот ошибется грубо, кто назовет его баснописцем в таком смысле, в каком были баснописцы Лафонтен, Дмитриев, Хемницер и, наконец, Измайлов. Его притчи — достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа. Звери у него мыслят и по­ступают слишком по-русски: в их проделках между собою слышны проделки и обряды производств внут­ри России. Кроме верного звериного сходства, кото­рое у него до того сильно, что не только лисица, мед­ведь, волк, но даже сам горшок поворачивается как живой, они показали в себе еще и русскую природу. <…>

Словом — всюду у него Русь и пахнет Русью… Ни один из поэтов не умел сделать свою мысль так ощутительной и выражаться так доступно всем, как Крылов. Поэт и мудрец сли­лись в нем воедино. У него живописно все, начиная от изображения природы пленительной, грозной и даже грязной, до передачи малейших оттенков разговора, выдающих живьем душевные свойства <…> Этот ум, умеющий найти законную середину всякой вещи, который обнаружился в Крылове, есть наш истинно-русский ум.»

(Н. В. Гоголь, «В чем же наконец существо русской поэзии и ее особенность», 1845 г.)
П. А. Плетнев:
«В сочинении басен Крылов показал образец совершеннейший. По-видимому, он создал для нас свою поэзию, одушевившись единственно нашею природою, нашею жизнию и нашими нравами. Ум, воображение и язык в его баснях представляют одно отличительное, замечательное и прекрасное в том виде, как оно свойственно русскому народу, и как оно должно являться истинному поэту, особенно в этом роде.»

(П. А. Плетнев, «Басни И.А. Крылова» с биографией, написанной П.А. Плетневым, Санкт-Петербург, 1847 г.)

Д. И. Тихомиров:

«И до настоящего времени, через 50 лет после смерти Крылова, никто не превзошел знаменитого баснописца в сочинении басен. Басни Крылова живые, остроумные, занимательные рассказы; написаны они простым народным языком и для всех одинаково понятны; все в них русское — люди и нравы, добродетели и пороки. Крылов горячо любил родину и передал эту любовь в своих баснях. И ребенок, и взрослый находят в баснях Крылова и удовольствие, и доброе наставление, всяк учится по басням и знать, и любить свою родину.»
(«Избранные басни И. А. Крылова для школ и народа» под редакцией Д. И. Тихомирова,
Москва, типография М. Г. Волчанинова, 1895 г.»)


А. Ульянов:

«Басни Крылова, кроме поэзии, имеют еще другое достоинство, которое вместе с первым заставляет забыть, что они — басни, и делает его великим русским поэтом; мы говорим о народности его басен. Он вполне исчерпал в них и вполне выразил ими целую сторону русского национального духа: в его баснях, как в чистом, полированном зеркале, отражается русский практический ум, с его кажущейся неповоротливостью, но и с острыми зубами, которые больно кусаются, с его сметливостью, остротой и добродушно-саркастической насмешливостью, с его природной верностью взгляда на предметы и способностью коротко, ясно и вместе кудряво выражаться. В них — вся житейская мудрость, плод практический опытности, и своей собственной завещанной отцами из рода в род. И все это выражено в оргинально-русских, непередаваемых ни на какой язык в мире образах и оборотах, составляющих народную физиономию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство.

Об естественности, простоте и разговорной легкости его языка нечего и говорить. Хоть он и брал содержание некоторых своих басен из Лафонтена, но переводчиком его назвать нельзя: его исключительно русская натура все перерабатывала в русские формы и все переводила через русский дух.»
(«Басни Ивана Андреевича Крылова» с биогр. очерком А. Ульянова, Москва, т-во И. Д. Сытина, 1917 г.)

И. В. Сергеев:

«Иван Андреевич добился своего: он овладел языком так, как мечтал… Именно в борьбе за русский язык и проявился с особой яркостью и силой патриотизм Крылова, его любовь к родине. <…> …Крылов открыл нам все богатство родного языка.»
(И. В. Сергеев, книга «Иван Андреевич Крылов», Москва, «Молодая гвардия», 1945 г., серия «Великие русские люди»)


Такова критика о баснях Ивана Крылова, отзывы современников о его творчестве.

Принципы и анализ (вычислительная математика и научные вычисления): Лизен, Йорг, Стракос, Зденек: 9780198739043: Amazon.com: Книги

Математическая теория методов подпространства Крылова с упором на решение систем линейных алгебраических уравнений дается подробному рассмотрению в этой книге, основанной на принципах. Исходя из идеи проекций, методы подпространства Крылова характеризуются свойствами ортогональности и минимизации
. Проекции на сильно нелинейные подпространства Крылова могут быть связаны с основной проблемой моментов, и поэтому методы подпространств Крылова можно рассматривать как редукцию модели согласованных моментов.Это позволяет внести ясность в формулировку вопросов матричных вычислений на язык
ортогональных многочленов, квадратуры Гаусса-Кристоффеля, цепных дробей и, в более общем смысле, метода моментов Воробьева. Используя концепцию циклических инвариантных подпространств, изучаются условия, позволяющие генерировать ортогональные базисы подпространств Крылова с помощью коротких рекуррентностей.
Результаты мотивируют важное практическое различие между эрмитовыми и неэрмитовыми проблемами. Наконец, в книге подробно рассматриваются вычислительные затраты при использовании методов подпространства Крылова.Исследование включает эффекты арифметики конечной точности и фокусируется на методе
сопряженных градиентов (CG) и обобщенных минимальных невязках (GMRES) в качестве основных примеров.

Особое внимание уделяется тому, как алгебраические вычисления всегда должны рассматриваться в контексте решения реальных задач, где математическое моделирование, дискретизация и вычисления не могут быть отделены друг от друга. В книге также подчеркивается важность исторического контекста, а
демонстрирует, что знание ранних разработок может сыграть важную роль в понимании и решении совсем недавних вычислительных проблем.Многие обширные исторические заметки включены как неотъемлемая часть текста, а также формулировка некоторых пропущенных вопросов и проблем, которые необходимо решить в будущей работе.

Эта книга применима к широкому кругу выпускных курсов по методам подпространства Крылова и смежным предметам, а также для тех, кто интересуется историей математики.

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Анализ ошибок округления алгоритмов на основе методов подпространства Крылова

  • 1.

    О. Аксельссон, Методы типа сопряженных градиентов для несимметричных и несовместных систем уравнений , Linear Algebra Appl., 29 (1980), стр. 1–16.

    Google ученый

  • 2.

    П. Н. Браун, Теоретическое сравнение алгоритмов Арнольди и GMRES. , SIAM J. Sci. Стат. Comput., 12 (1991), стр.58–78.

    Google ученый

  • 3.

    П. Конкус, Г. Х. Голуб, Обобщенный метод сопряженных градиентов для несимметричных систем линейных уравнений , Tech. Представитель STAN-CS-76-535, Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, 1976.

    Google ученый

  • 4.

    Я. Дркошова, А. Гринбаум, М. Розложник, З. Стракош, Числовая стабильность GMRES , BIT 35 (1995), стр.309–330.

    Google ученый

  • 5.

    С. К. Эйзенстат, Х. К. Эльман и М. Х. Шульц, Вариационные итерационные методы для несимметричных систем линейных уравнений , SIAM J. Numer. Anal., 20 (1983), стр. 245–357.

    Google ученый

  • 6.

    Х. К. Эльман, Итерационные методы для больших разреженных несимметричных систем линейных уравнений , докторская диссертация, Йельский университет, Нью-Хейвен, штат Коннектикут, 1982.

    Google ученый

  • 7.

    Д. Голдберг, Что каждый компьютерный ученый должен знать об арифметике с плавающей запятой , ACM Computing Surveys, 23, (1991), стр. 5–48.

    Google ученый

  • 8.

    Г. Голуб и К. Ванлоан, Matrix Computations . 2-е изд. , Издательство Университета Джона Хопкинса, Балтимор, Мэриленд, 1989.

    Google ученый

  • 9.

    К. К. Джи и Д. М. Янг, Обобщенное сопряженное градиентное ускорение несимметризуемых итерационных методов , Linear Algebra Appl., 34 (1980), стр. 159–194.

    Google ученый

  • 10.

    К. Лоусон и Р. Хэнсон, Решение задач наименьших квадратов , Prentice Hall, Englewood Cliffs, NJ, 1974.

    Google ученый

  • 11.

    Н. М. Нахтигал, С.К. Редди и Л. Н. Трефетен, Насколько быстро выполняются итерации несимметричной матрицы? , SIAM J. Matrix. Анальный. Прил. 13 (1992), стр. 778–795.

    Google ученый

  • 12.

    Б. Н. Парлетт, Проблема симметричных собственных значений , Prentice Hall, Englewood Cliffs, NJ, 1980.

    Google ученый

  • 13.

    Й. Саад, Численные методы для задач с большими собственными значениями , Manchester University Press, Манчестер, Великобритания, 1992.

    Google ученый

  • 14.

    Ю. Саад и М. Х. Шульц, Сопряженные градиентоподобные алгоритмы для решения несимметричных линейных систем , Math. Comp., 44 (1985), стр. 417–424.

    Google ученый

  • 15.

    ——, GMRES: обобщенный алгоритм минимальной невязки для решения несимметричных линейных систем , SIAM J. Sci. Статист. Comput., 7 (1986), стр. 856–869.

    Google ученый

  • 16.

    H. A. Van der Vorst, Bi-CGSTAB: быстрый и плавно сходящийся вариант Bi-CG для решения несимметричных линейных систем , SIAM J. Sci. Стат. Comput., 13 (1992), стр. 631–644.

    Google ученый

  • 17.

    H. A. Van der Vorst, Конспект лекций по итерационным методам , Tech. Представитель, CERFACS, Тулуза, Франция, 1992.

  • 18.

    P. K. W. Vinsome, ORTHOMIN: итерационный метод решения разреженных наборов одновременных линейных уравнений , в Proc. Четвертый симпозиум по моделированию коллектора, Общество инженеров-нефтяников AIME, 1976, стр. 149–159.

  • 19.

    H. F. Walker, Реализация метода GMRES с использованием преобразований Хаусхолдера , SIAM J. Sci. Стат. Comput., 9 (1988), стр. 152–163.

    Google ученый

  • 20.

    О. Видлунд, Метод Ланцоша для класса несимметричных систем линейных уравнений , SIAM J. Numer. Anal., 15 (1978), стр. 801–812.

    Google ученый

  • 21.

    Дж. Х. Уилкинсон, Алгебраическая проблема собственных значений , Clarendon Press, Oxford, UK, 1965.

    Google ученый

  • Крылова Методы для несимметричных линейных систем — от теории к вычислениям | Жерар Меран

    Цель этой книги — дать энциклопедический обзор современного состояния итерационных методов подпространства Крылова для решения несимметричных систем алгебраических линейных уравнений и изучить их математические свойства.Решение систем алгебраических линейных уравнений — одна из наиболее частых задач в научных вычислениях; он используется во многих дисциплинах, таких как физика, инженерия, химия, биология и некоторых других. Методы Крылова постепенно превратились в итерационные методы с наивысшей эффективностью, в то же время очень надежные для решения больших линейных систем; можно ожидать, что они останутся таковыми, независимо от прогресса в современных компьютерных областях, таких как параллельные и высокопроизводительные вычисления.Математические свойства методов описаны и проанализированы вместе с их поведением в арифметике конечной точности. Ряд численных примеров демонстрирует свойства и поведение описанных методов. Также рассматриваются реализации методов и кодирование как функции, подобные Matlab®. Методы, ставшие популярными в последнее время, рассматриваются в общих рамках методов невязок Q-OR (квазиортогональные) / Q-MR (квази-минимальные).
    Эта книга может быть полезна как практикам, так и читателям, больше интересующимся теорией.Вместе с обзором современного состояния он представляет ряд недавних теоретических результатов авторов, некоторые из которых неопубликованы, а также несколько оригинальных алгоритмов. Некоторые из полученных формул могут быть полезны для разработки возможных новых методов или для будущего анализа. Для более прикладного пользователя книга дает актуальный обзор большинства доступных методов Крылова для несимметричных линейных систем, включая хорошо известные свойства сходимости и, как мы уже говорили выше, коды шаблонов, которые могут служить базовыми. для более индивидуализированных и сложных реализаций.

    диссертаций.э: КРЫЛОВ

    Отображается результат 1-5 из 25 шведских диссертаций, содержащих слово крылов.

  • Автор: Дэниел Скуг; Технологический университет Чалмерса; []
    Ключевые слова: НАТУРВЕТЕНСКАП; ПРИРОДНЫЕ НАУКИ; параллель; сдвиг; разреженный; Крылов; Арнольди; инвертировать; собственные значения; собственные векторы; рациональный;

    Абстрактный : …. ПОДРОБНЕЕ

  • Автор: Дэниел Скуг; Гетеборгский университет; Гетеборгский университет; Гётеборгский университет; []
    Ключевые слова: собственные значения; собственные векторы; разреженный; параллельный; рациональный; Крылов; сдвиг; инвертировать; Арнольди; линейные системы; итеративный; модель; снижение; пассивный; 65F15; 65F50; 65Y05; 65F10; 93A30; 93B40; рациональный;

    Абстрактный : Описаны новые варианты методов подпространства Крылова для численного решения линейных систем, собственных значений и задач понижения порядка модели.Описан новый метод решения линейных систем уравнений с несколькими правыми частями. УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

  • Автор: К. Хенрик А. Ольссон; Аксель Рухе; Фолькер Мехрманн; KTH; []
    Ключевые слова: ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ; НАТУРВЕТЕНСКАП; НАТУРВЕТЕНСКАП; ПРИРОДНЫЕ НАУКИ; Снижение заказа модели; дуальный рациональный Арнольди; рациональный Крылов; совпадение моментов; вычисление собственных значений; анализ устойчивости; модель теплообменника; Числовой анализ; Нумериск анализ;

    Абстрактный : Изучаются рациональные методы Крылова для понижения порядка моделей.Реализованы двойственный рациональный метод Арнольди для понижения порядка модели и рациональный метод Крылова для понижения порядка модели и вычисления собственных значений. Показано, как удалить избыточные или нежелательные векторы и как добиться согласования моментов. УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

  • Автор: Катарина Блом; Гетеборгский университет; Гетеборгский университет; Гётеборгский университет; []
    Ключевые слова:;

    Абстрактный : В этой диссертации мы обсуждаем, как простые методы подпространства Крылова могут быть использованы для поиска информации (IR).Диссертация состоит из двух частей. Первая часть дает представление об ИР и знакомит с моделью векторного пространства для ИР и методами подпространства Крылова, которые мы используем. Вторая часть состоит из четырех статей. УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

  • Автор: Джампаоло Меле; Элиас Ярлебринг; Раф Вандебрил; KTH; []
    Ключевые слова: ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ; НАТУРВЕТЕНСКАП; НАТУРВЕТЕНСКАП; ПРИРОДНЫЕ НАУКИ; Числовой анализ; Нумериск анализ;

    Абстрактный : Нелинейные проблемы собственных значений (NEP) возникают во многих областях науки и техники.Такие проблемы часто определяются большими матрицами, которые имеют определенную структуру, такую ​​как разреженность, низкий ранг и т. Д. Как и в линейной задаче на собственные значения, собственный вектор появляется в линейной форме, тогда как собственное значение появляется в нелинейной форме. УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

  • Подпространство Крылова — HandWiki

    Краткое описание : Линейное подпространство, сформированное из вектора, на который действует степенной ряд матрицы

    В линейной алгебре подпространство Крылова порядка r , порожденное матрицей n на n A и вектором b размерности n , является линейным подпространством, охватываемым изображениями. {r-1} b \}.{r-1} b \}} [/ math] линейно независимы до тех пор, пока [math] \ displaystyle {r \ lt r_0} [/ math], а [math] \ displaystyle {\ mathcal {K} _r (A, b ) \ subset \ mathcal {K} _ {r_0} (A, b)} [/ math]. [math] \ displaystyle {r_0} [/ math] — максимальная размерность подпространства Крылова.

  • Для таких [math] \ displaystyle {r_0} [/ math] у нас есть [math] \ displaystyle {r_0 \ leq 1 + \ mathrm {rank} A} [/ math] и [math] \ displaystyle {r_0 \ leq n } [/ math], точнее [math] \ displaystyle {r_0 \ leq \ text {deg} [\, p (A) \,]} [/ math], где [math] \ displaystyle {p (A)} [/ math] — это многочлен минимальной степени для [math] \ displaystyle {A} [/ math].n} [/ math] можно разложить как прямую сумму подпространств Крылова.
  • Использовать

    Подпространства Крылова используются в алгоритмах поиска приближенных решений многомерных задач линейной алгебры. [1]

    Современные итерационные методы для поиска одного (или нескольких) собственных значений больших разреженных матриц или решения больших систем линейных уравнений избегают матричных операций, а скорее умножают векторы на матрицу и работают с результирующими векторами. 2 b} [/ math] и так далее.Все алгоритмы, работающие таким образом, называются методами подпространства Крылова; они являются одними из самых успешных методов, доступных в настоящее время в числовой линейной алгебре.

    Выпуски

    Поскольку векторы обычно вскоре становятся почти линейно зависимыми из-за свойств степенной итерации, методы, основанные на подпространстве Крылова, часто включают некоторую схему ортогонализации, такую ​​как итерация Ланцоша для эрмитовых матриц или итерация Арнольди для более общих матриц.

    Существующие методы

    Наиболее известными методами подпространства Крылова являются методы Арнольди, Ланцоша, сопряженный градиент, IDR (s) (индуцированное уменьшение размерности), GMRES (обобщенный минимальный остаток), BiCGSTAB (стабилизация двусопряженного градиента), QMR (квазиминимальный остаток), TFQMR (транспонирование -свободный QMR) и MINRES (минимальная невязка).

    См. Также

    Список литературы

    Дополнительная литература

    % PDF-1.6 % 4 0 obj > эндобдж 7 0 объект (Список рисунков) эндобдж 8 0 объект > эндобдж 11 0 объект (Список списков исходного кода MATLAB) эндобдж 12 0 объект > эндобдж 15 0 объект (Глоссарий) эндобдж 16 0 объект > эндобдж 19 0 объект (1. Введение) эндобдж 20 0 объект > эндобдж 23 0 объект (1.1 Краткая мотивация редукции модели) эндобдж 24 0 объект > эндобдж 27 0 объект (1.2 Цели диссертации и обзор) эндобдж 28 0 объект > эндобдж 31 0 объект (1.2.1 Цели и классификация) эндобдж 32 0 объект > эндобдж 35 0 объект (1.2.2 Почему линейные инвариантные во времени модели ?!) эндобдж 36 0 объект > эндобдж 39 0 объект (1.2.3 Схема) эндобдж 40 0 объект > эндобдж 43 0 объект (1.2.4 Признание зарубежных научных вкладов) эндобдж 44 0 объект > эндобдж 47 0 объект (1.2.5 Перечень исходного кода MATLAB) эндобдж 48 0 объект > эндобдж 51 0 объект (1.2.6 Примеры тестов) эндобдж 52 0 объект > эндобдж 55 0 объект (2 предварительных) эндобдж 56 0 объект > эндобдж 59 0 объект (2.1 Основы теории систем LTI) эндобдж 60 0 объект > эндобдж 63 0 объект (2.1.1 Модели пространства состояний) эндобдж 64 0 объект > эндобдж 67 0 объект (2.1.2 Передаточная функция и импульсная характеристика) эндобдж 68 0 объект > эндобдж 71 0 объект (2.1.3 Управляемость, наблюдаемость и минимальные реализации) эндобдж 72 0 объект > эндобдж 75 0 объект (2.1.4 Инвариантные нули) эндобдж 76 0 объект > эндобдж 79 0 объект (2.1.5 Системные нормы и грамиановые матрицы) эндобдж 80 0 объект > эндобдж 83 0 объект (2.1.6 Пропускные системы) эндобдж 84 0 объект > эндобдж 87 0 объект (2.2 \ (Строгая \) диссипативность и матричная мера) эндобдж 88 0 объект > эндобдж 91 0 объект (2.2.1 Основные результаты) эндобдж 92 0 объект > эндобдж 95 0 объект (2.2.2 Обобщение на симметричный положительно определенный E) эндобдж 96 0 объект > эндобдж 99 0 объект (2.2.3 Свойства и поиск строго диссипативных реализаций) эндобдж 100 0 объект > эндобдж 103 0 объект (2.2.4 Вычисление матричной меры) эндобдж 104 0 объект > эндобдж 107 0 объект (2.3 Проективный MOR) эндобдж 108 0 объект > эндобдж 111 0 объект (2.3.1 Приближение Петрова-Галеркина) эндобдж 112 0 объект > эндобдж 115 0 объект (2.3.2 Модель ошибок и нормы ошибок) эндобдж 116 0 объект > эндобдж 119 0 объект (2.3.3 Свойства инвариантности) эндобдж 120 0 объект > эндобдж 123 0 объект (2.4 Современное состояние и формулировка проблемы) эндобдж 124 0 объект > эндобдж 127 0 объект (2.4.1 Общие цели и задачи) эндобдж 128 0 объект > эндобдж 131 0 объект (2.4.2 Некоторые методы сокращения выбранных моделей) эндобдж 132 0 объект > эндобдж 135 0 объект (3 модели редукции на основе уравнений Сильвестра) эндобдж 136 0 объект > эндобдж 139 0 объект (3.1 Историческое замечание: Multipoint-Pad \ 351, Рациональные уравнения Крылова и Сильвестра) эндобдж 140 0 объект > эндобдж 143 0 объект (3.2 Проективный MOR и уравнения Сильвестра) эндобдж 144 0 объект > эндобдж 147 0 объект (3.2.1 Преобразования уравнений Сильвестра) эндобдж 148 0 объект > эндобдж 151 0 объект (3.2.2 Частные уравнения Сильвестра) эндобдж 152 0 объект > эндобдж 155 0 объект (3.2.3 Связанные методы сокращения модели) эндобдж 156 0 объект > эндобдж 159 0 объект (3.2.4 Важные свойства) эндобдж 160 0 объект > эндобдж 163 0 объект (3.2.5 Разумная реализация) эндобдж 164 0 объект > эндобдж 167 0 объект (3.3 Новая формулировка уравнения Сильвестра) эндобдж 168 0 объект > эндобдж 171 0 объект (3.4 Экскурс: Решение линейных систем уравнений) эндобдж 172 0 объект > эндобдж 175 0 объект (3.5 Как выбрать точки расширения?) эндобдж 176 0 объект > эндобдж 179 0 объект (Уменьшение модели на 3,6 ч3) эндобдж 180 0 объект > эндобдж 183 0 объект (3.6.1 Краткий обзор) эндобдж 184 0 объект > эндобдж 187 0 объект (3.6.2 Определение локальной h3-оптимальности и псевдооптимальности) эндобдж 188 0 объект > эндобдж 191 0 объект (3.6.3 Итерационный рациональный алгоритм Крылова \ (IRKA \)) эндобдж 192 0 объект > эндобдж 195 0 объект (3.6.4 Алгоритмы спуска) эндобдж 196 0 объект > эндобдж 199 0 объект (3.6.5 Псевдооптимальный рациональный Крылов \ (PORK \)) эндобдж 200 0 объект > эндобдж 203 0 объект (3.7 Выводы и открытые проблемы) эндобдж 204 0 объект > эндобдж 207 0 объект (4 CURE: схема кумулятивного сокращения) эндобдж 208 0 объект > эндобдж 211 0 объект (4.1 Современное состояние) эндобдж 212 0 объект > эндобдж 215 0 объект (4.2 Факторизованная формулировка системы ошибок) эндобдж 216 0 объект > эндобдж 219 0 объект (4.2.1 Мотивация) эндобдж 220 0 объект > эндобдж 223 0 объект (4.2.2 Факторизация на основе уравнения Сильвестра) эндобдж 224 0 объект > эндобдж 227 0 объект (4.2.3 Свойства, особые случаи и особенности) эндобдж 228 0 объект > эндобдж 231 0 объект (4.3 Уменьшение порядка адаптивной модели) эндобдж 232 0 объект > эндобдж 235 0 объект (4.3.1 Итеративная факторизация ошибок) эндобдж 236 0 объект > эндобдж 239 0 объект (4.3.2 Реализация) эндобдж 240 0 объект > эндобдж 243 0 объект (4.3.3 Свойства) эндобдж 244 0 объект > эндобдж 247 0 объект (4.3.4 ЗАВЕРШЕННАЯ ИРКА) эндобдж 248 0 объект > эндобдж 251 0 объект (4.4 SPARK: сохраняющий стабильность адаптивный рациональный алгоритм Крылова) эндобдж 252 0 объект > эндобдж 255 0 объект (4.4.1 Расчет сдвигов на основе оптимизации) эндобдж 256 0 объект > эндобдж 259 0 объект (4.4.2 Расширенный состав SPARK) эндобдж 260 0 объект > эндобдж 263 0 объект (4.4.3 Аналитический градиент и гессиан) эндобдж 264 0 объект > эндобдж 267 0 объект (4.4.4 Ускорение за счет функции модели) эндобдж 268 0 объект > эндобдж 271 0 объект (4.4.5 Предварительная подготовка и дальнейшие численные аспекты) эндобдж 272 0 объект > эндобдж 275 0 объект (4.5 Обобщение MESPARK на системы MIMO) эндобдж 276 0 объект > эндобдж 279 0 объект (5 Строгая оценка погрешности в методах подпространства Крылова) эндобдж 280 0 объект > эндобдж 283 0 объект (5.1 Современное состояние) эндобдж 284 0 объект > эндобдж 287 0 объект (5.2 Использование факторизации системы ошибок) эндобдж 288 0 объект > эндобдж 291 0 объект (5.3 Граница глобальной ошибки h3 для систем в строго диссипативной реализации) эндобдж 292 0 объект > эндобдж 295 0 объект (5.3.1 Верхняя граница нормы h3) эндобдж 296 0 объект > эндобдж 299 0 объект (5.3.2 Анализ и замечания по реализации) эндобдж 300 0 объект > эндобдж 303 0 объект (5.3.3 Граница относительной ошибки h3) эндобдж 304 0 объект > эндобдж 307 0 объект (5.3.4 огибающих во временной области) эндобдж 308 0 объект > эндобдж 311 0 объект (5.4 Граница глобальной ошибки H-inf для систем в строго диссипативной реализации) эндобдж 312 0 объект > эндобдж 315 0 объект (5.4.1 Верхняя граница нормы H-inf) эндобдж 316 0 объект > эндобдж 319 0 объект (5.4.2 Замечания и реализация) эндобдж 320 0 объект > эндобдж 323 0 объект (5.4.3 Граница относительной ошибки H-inf) эндобдж 324 0 объект > эндобдж 327 0 объект (5.5 Уменьшение модели с контролем ошибок) эндобдж 328 0 объект > эндобдж 331 0 объект (5.5.1 Смена парадигмы) эндобдж 332 0 объект > эндобдж 335 0 объект (5.5.2 Как контролировать завышение границы ошибки h3) эндобдж 336 0 объект > эндобдж 339 0 объект (5.5.3 Как контролировать завышение границы ошибки H-inf) эндобдж 340 0 объект > эндобдж 343 0 объект (5.6 Уменьшение границ ошибок на основе оптимизации) эндобдж 344 0 объект > эндобдж 347 0 объект (5.6.1 Оптимизация границы ошибки h3) эндобдж 348 0 объект > эндобдж 351 0 объект (5.6.2 Оптимизация границы ошибок H-inf) эндобдж 352 0 объект > эндобдж 355 0 объект (6 Пример использования: системы второго порядка) эндобдж 356 0 объект > эндобдж 359 0 объект (6.1 Предварительные сведения о системах второго порядка) эндобдж 360 0 объект > эндобдж 363 0 объект (6.2. Реализация систем второго порядка в строго диссипативном пространстве состояний) эндобдж 364 0 объект > эндобдж 367 0 объект (6.3 Эффективное применение методов пространства состояний) эндобдж 368 0 объект > эндобдж 371 0 объект (6.3.1 Вычисление подпространств Крылова) эндобдж 372 0 объект > эндобдж 375 0 объект (6.3.2 Свойства инвариантности в редукции модели Сильвестра) эндобдж 376 0 объект > эндобдж 379 0 объект (6.3.3 Разложение ошибок) эндобдж 380 0 объект > эндобдж 383 0 объект (6.3.4 Оценка границ ошибок h3 и H-inf) эндобдж 384 0 объект > эндобдж 387 0 объект (6.3.5 Вычисление обобщенной спектральной абсциссы) эндобдж 388 0 объект > эндобдж 391 0 объект (6.3.6 Зависимость границ ошибки от гаммы) эндобдж 392 0 объект > эндобдж 395 0 объект (7 числовых примеров) эндобдж 396 0 объект > эндобдж 399 0 объект (7.1 Спиральный индуктор) эндобдж 400 0 объект > эндобдж 403 0 объект (7.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.