Присоединение кавказа: История освоения Кавказа от Петра I до революции

Содержание

История освоения Кавказа от Петра I до революции

Рогоза: Здравствуйте! Я представляю нашего сегодняшнего гостя. Это Вадим Михайлович Муханов, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО, кандидат исторических наук.

Муханов: Здравствуйте!

Рогоза: Переселение кавказских народов в 50-60-х годах девятнадцатого века. Я напомню, что с тем периодом многие связывают, в том числе, и обвинения в геноциде черкесов со стороны Российской Империи. И через те события попытаемся понять, чем они могут аукнуться современной России на Северном Кавказе в наши дни.

Уже несколько десятилетий кавказская кампания, большая и развернутая по многим направлениям, ведется. Для чего России нужен был тогда этот самый Кавказ?

Муханов: Начало активной российской политики на Кавказе многие ученые и эксперты связывают с именем первого российского императора Петра Великого. Сначала Петр организовал Прутский поход — это столкновение с Турцией. Оно было несколько неудачным, потому что основные силы были на севере, где мы воевали со шведами и с знаменитым шведским королем Карлом XII.

Но уже после окончания Северной войны в двадцатые годы Петр организовал другой поход — Каспийский. Или Персидский поход. Он был в 22-23-м годах. Здесь уже русские войска очутились в Закавказье. Было взято под контроль Каспийское побережье. Это территория современного Дагестана, Азербайджана. И те территории, которые контролировались тогда Персидской державой. Кроме того, были налажены контакты с грузинскими владетелями, с армянскими. И первые контакты были зафиксированы с северокавказскими владетелями. Многие владетели подносили ключи Петру, завязывались политические, экономические отношения. Это первый серьезный шаг России в отношении Кавказа.

Думаю, многие слушатели знают, потом при слабых преемниках Петра в первой половине XVIII столетия эти его завоевания были утеряны. Нам пришлось уйти с территории Закавказья и эти территории каспийского побережья были утеряны. Но с приходом к власти дочери Петра Елизаветы эта активная внешняя политика в восточном направлении, которая затрагивала и Кавказ, была реанимирована.

И первые серьезные успехи были достигнуты при человеке, который пришел на смену Елизавете — при Екатерине Второй. Ее правление считается золотым веком России и российской внешней политики — это вторая половина XVIII столетия. Это было связано с двумя очень успешными русско-турецкими войнами, где блистали такие наши военачальники, как Румянцев и Суворов. Кроме того, нам удалось продвинуться в Предкавказье. И, самое главное, там произошло важное событие, которое датируется 1783 годом — это Георгиевский трактат. Здесь мы зафиксировали союзнические отношения с крупнейшим грузинским царством того времени — Кахетией, с его правителем Ираклием II. Одновременно был подписан знаменитый манифест о присоединении Крыма и Кубани. Видите, это все продвижение на Кавказ. И сразу же в эти 70-80-е годы шло строительство первой кавказской линии — Азово-Моздокской укрепленной линии.

Рогоза: Я так понимаю, это для того, чтобы отодвинуть границы подальше…

Муханов: Даже не просто границы. Отодвинуть этот пояс безопасности, потому что, сами понимаете…

Рогоза: Со стороны Турции…

Муханов: Даже не Турции, а северокавказских владетелей. Кроме того, как вы понимаете, Крым — это Крымское ханство. Это тоже непрерывные набеги. Это население, которое жило на тогдашнем юге, эта Новороссия, которая появилась после русско-турецких войн, естественно, население должно было чувствовать себя в определенной безопасности. А для этого нужна была защита, нужна была линия от регулярных набегов даже не турок, а тех людей, которые контактировали с ними. Это северокавказские владетели, лезгины, которые нападали и на грузинские царства, и на линию. Это все те народности, которые находились в этом силовом треугольнике, если говорить о периоде рубежа XVIII–XVIV веков. С одной стороны была Россия, северная держава. С другой — Османская империя во главе с турецким султаном. И третью часть треугольника, уголок, составляла Персидская держава. Фактически Кавказ находился в силовом треугольнике, с трех сторон на него давили три очень сильные на тот период империи.

В чем суть активной военной кампании России в начале XVIV века? Она разбиралась не просто с Кавказом, она разбиралась со своими ключевыми противниками, коими на тот период и были турецкий султан и персидский шах. И этим объясняется активная политика в период Александра Первого, когда произошли две войны: русско-турецкая и русско-иранская, где блистали такие люди, как генерал Котляревский, который разгромил много превосходящие персидские войска и все это закончилось Гюлистанским миром 1813 года. И русско-турецкая война закончилась в судьбоносный для России 1812 год, когда турецкие войска разгромил Михаил Илларионович Кутузов, который был командующим русскими войсками против Турции. Сами понимаете, в чем великий смысл победы: удалось подписать выгодный мир с турками буквально за месяц-другой до вторжения Наполеона. Очевидно, в чем великий смысл: в том, чтобы Наполеону не удалось растянуть русские войска. Наполеон очень хотел, чтобы Россия воевала на нескольких фронтах. У него были контакты со Стамбулом. Ему было очень выгодно, что часть русских войск находилась не перед ним в европейской части, а против Турции и Персии. Но нам удалось это удачно завершить, сконцентрировать все свои войска против Наполеона.
И в результате в 12-13-м годах удалось разгромить эту наполеоновскую армаду. После чего Россия в 20-30-е годы вплотную занималась восточным вопросом. И в результате двух следующих войн в конце 20-х годов по Андрианопольскому и Туркманчайскому договору, а последний был подписан благодаря усилиям выдающегося российского писателя и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова. И благодаря этим двум соглашениям в первой трети девятнадцатого столетия практически все Закавказье за редким исключением контролировалось Россией. Но очень большой кусок Кавказа, именно Северный Кавказ, находился вне контроля России, потому что у нас были форпосты в Закавказье. У нас, естественно, гарнизоны стояли на территории современной Грузии, появилась армянская область в 20-е годы — это частичная территория современной Армении. Кроме того, мы контролировали многие мусульманские ханства в Закавказье, часть из которых является территорией современного Азербайджана. Но, видите, был разрыв. Тут же возникала проблема коммуникации: как русские войска будут доходить до Закавказья, как они будут помогать закавказским владетелям.

Рогоза: И при этом это горы…

Муханов: И горы, и равнины. Но, тем не менее, это тяжелая территория. Естественно, одним из первых шагов было строительство нормальной дороги. И мы пришли, в первую очередь, на Кавказ помогать единоверцам, в первую очередь, грузинам. И, как вы помните, знаменитый манифест 1801 года о присоединении восточной Грузии, с чего все это и началось, эта кавказская эпопея, которая закончилась долголетней и кровопролитной войной. И в рамках этого и появилась дорога, о которой я только что упомянул. Она и называлась очень понятно: Военно-Грузинская. Нам надо было как-то соединиться с грузинскими территориями. И события конца XVIII века, когда случился разорительный набег персидского шаха Ага-Мухаммеда в 95-м году, когда мы не смогли с кавказской линии подвезти вовремя части. И он разорил и территорию Грузии, и Тифлис. И в девятнадцатом столетии наш великий поэт и писатель Александр Сергеевич Пушкин, когда ездил на Кавказ, если помните, в одном из произведений писал о том, что «я встретил хромую женщину в Тифлисе».

Ага-Мухаммед приказал в память о разорении Тифлиса и о том, что он контролировал Тифлис, подрезать сухожилия всем женщинам. И Пушкин, его пытливый взгляд заметил то, что ходят хромые женщины. Это признак того, насколько нестабильной была ситуация в Закавказье. И насколько закавказские владетели были заинтересованы в приходе русских войск, которые стали неким гарантом стабильности и безопасности. И этим во многом был вызван выбор Александра Первого — назначить неким проконсулом Кавказа знаменитого генерала Алексея Петровича Ермолова. Когда он понял, что российская власть не контролирует Северный Кавказ, который оказался внутри тех территорий, которые входят в сферу влияния России, то нужен был энергичный и решительный командующий, военачальник. Я бы даже сказал, военный администратор. Потому что от человека, который приходил в тот период на Кавказ, нужна была не только военная выучка, но и ум, опыт дипломата и администратора. Потому что нужны были серьезные изменения в гражданском управлении, которое практически отсутствовало.
И в 16-м году Алексей Петрович Ермолов был назначен командующим русскими войсками на Кавказе, чрезвычайным полномочным послом в Персии, потому что персы хотели реванша. Они хотели вернуть те территории, которые они потеряли по Гюлистану в 1813 году.
Ермолов блистательно решил проблему Персии. Он съездил в Тегеран и договорился с шахом. И весьма в жесткой и не всегда дипломатичной форме, но доказал то, что от России в нынешнем положении требовать ничего не стоит. Иначе это приведет к новой губительной для Персии войне. Персия отказалась от всех претензий на кавказские территории, которые вошли в сферу влияния России. И Ермолов, вернувшись из Персии, занялся непосредственно Северным Кавказом.

Поэтому очень многие историки начало кавказской войны датируют приходом Алексея Петровича Ермолова на Кавказ. Как вы знаете, классическая советская датировка кавказской войны — это 1817 — 1864 годы. В 17-м году против Ермолова были разрозненные северокавказские владетели, горские общества. Какие-то операции проводились, но это не война. Это кратковременные военные операции. А война началась, когда против России выступили более консолидированным фронтом. И когда появился единый противник. Под единым противником многие понимают северокавказский имамат, когда северокавказских горцев объединили имамы Чечни и Дагестана. Их было три, но, думаю, большинство радиослушателей помнят наиболее известного имама Шамиля. Это третий имам Чечни Дагестана. И поэтому многие историки и пытаются датировать войну с приходом Шамиля и с появлением этого северокавказского теократического государства Имамата. Когда вся власть: светская, военная, гражданская сконцентрирована в руках духовного лидера — имама.

Война растянулась аж до 50-60-х годов. Окончание войны связано с именем упомянутого мной князя Александра Ивановича Барятинского, который пришел в 1856 году. Он имел серьезную тактику, отказался от малорезультативных прямолинейных походов вглубь горской территории. Тактика step-by-step, то есть, шаг за шагом. И русская укрепленная линия стала продвигаться. Она не просто продвигалась вперед, а тут же налаживалось внутреннее управление. Горцев привлекали к русской службе. Кто-то становился проводниками русских отрядов. Какие-то горцы становились сотрудниками русской администрации гражданской. Даже классики адыгской литературы, кого боготворят современные черкесы и те, на которых они ссылаются, такие люди, как Шора Ногмов, Хан-Гирей, который потом служил у Императорского Величества в конвое. Это люди, которые принадлежали к черкесскому миру, но они инкорпорировались в русский мир, в русское сообщество. И в заключительном периоде войны они уже находились практически как сотрудники российской администрации. Хан-Гирей — полковник, он был офицером русской армии.

59-й год. Что произошло? Высокогорное селение Гуниб — сдача имама Шамиля. Что произошло дальше? Русская власть стала контролировать северо-восточный Кавказ и эта проблема была снята. После 59-го года остался только один театр военных действий. И все внимание русской администрации, русского командования было обращено уже в сторону черкесов. Чтобы слушатели понимали, северо-восточный Кавказ — это современная территория Чечни, Ингушетии, Дагестана. И с 59-го года там произошло замирение. После этого там не велось широкомасштабных военных действий. И последние широкомасштабные военные действия велись на северо-западном Кавказе, в частности, территория современного Краснодарского края, Адыгеи. Там велись последние годы военные действия против черкесских племен, которые привели к маю 64-го года к полному окончанию войны. Напомню, в урочищах Губа-адвы, это Красная Поляна был осуществлен военный парад частей кавказской армии под руководством тогдашнего наместника командующего Великого Князя Михаила Николаевича. После этого парада, несмотря на различные заявления о том, что перестрелки, что-то еще было… Да, какие-то мелкие стычки были. Но после 64-го года никаких широкомасштабных, с участием войсковых группировок, на Кавказе уже не происходило. 64-й год — эта дата практически всеми признается. И российскими историками, и зарубежными, и черкесскими активистами — кавказская война закончилась. Можно по-разному оценивать события завершающего этапа, процесс переселения горцев, которое называется мухаджирство, от слова «мухадж» — переселение за веру, тем не менее, 64-й год признается всеми. Это окончание войны и замирение Кавказа. После этого Северный Кавказ и эта тема ушла с международной повестки. И никто, даже противники России на международной арене, ни Британия, ни Франция, ни Турция, уже никто не ставил под сомнение то, что Россия контролирует Северный Кавказ. И, в общем то, до событий Первой мировой войны, когда снова Российскую империю тряхануло, потом когда она развалилась и наступил печальный период с 17 по 21-й годы, когда был период, когда Закавказье было независимое. А Северный Кавказ трясло. Там появлялись однодневные протогосударственные образования. До этого вопрос Северного Кавказа был исключительно внутренним вопросом Российской империи.

Рогоза: Я так понимаю, полмиллиона только одних адыгов за несколько лет перебрались в Турцию.

Муханов: Всего. Адыгея — это есть название черкесов.

Рогоза: Я имею в виду, другие народности из Северного Кавказа тоже уезжали. Или нет?

Муханов: Уезжали, но не в таких количествах. Я не зря сказал, что было два театра военных действий. И два формата взаимоотношений русской администрации с северокавказскими горцами. Надо сказать, массовым это явление, движение мухаджирство стало на северо-западном Кавказе. По географии. Потому что по ту сторону моря находилась единоверная Турция. Конечно, горцам северо-восточного Кавказа было, конечно, гораздо труднее. И, самое главное, у них не было такие регулярных контактов с Османской империей, как у черкесов. Потому что нельзя забывать тот момент, что черкесский мир был ориентирован на Турцию. Это была вековая ориентация. Были традиции взаимодействия. Очень многие семьи породнились с турками. Напомню, даже в гаремах турецких султанов были черкешенки. Даже если вспомнить более ранний период, период знаменитейшего султана Сулеймана I Кануни, вспомнить его знаменитую жену Роксолану, то можно вспомнить предысторию ее прихода в гарем турецкого султана. У нее было большое соперничество с первой женой султана, коей была черкешенка. И Роксолане удалось влюбить в себя султана. И победить в гаремной борьбе. Это показатель того, что черкесы были ориентированы на турок. У них был выбор: либо переселяться на те территории, которые им предлагает русская администрация, такой выбор был. Это бесспорно. И разговоры о том, что русская администрация только и занималась тем, что выдавливала. Это неправда. Иногда выбор практически не стоял, да. Потому что когда все жители, например, аула собираются, а ты размышляешь, то практически у тебя выбора нет. Когда твой владетель собирается, то практически у простых черкесов выбора не было. Были турецкие агитаторы, об этом не стоит забывать. Конечно, они тащили черкесов к себе. Их действия можно понять.

Надо вспомнить, в каком состоянии и положении находилась тогда Османская империя. Ее состояние характеризовалось как состояние больного человека. В XIX веке Османская империя была уже хиреющей державой. Она находилась под большим влиянием, серьезным экономическим и политическим контролем западных держав. Там происходил экономический и политический кризис. Там были бунты янычар и так далее. И власть султана периодически шаталась. Там был серьезный демографический кризис, в конце концов. Поэтому султан и султанское правительство было крайне заинтересовано в том, чтобы к ним переселились единоверцы.

Рогоза: И они так же предлагали им определенные территории. Правильно?

Муханов: В начале переселения, конечно, эти территории были не детализованы. Говорилось о том, что будут предоставлены какие-то участки земли. И проблема в том, что ни русская, ни турецкая администрации не были готовы к такому масштабному исходу. Массовому. Конечно, все предполагали, что десятки тысяч пойдут, но, видите, вы совершенно справедливо сказали о том, что речь идет о сотнях тысяч.

Дореволюционные историки и последующие поколения историков и ученых говорят о том, что речь идет где-то о полумиллионе человек, которые достаточно единовременно рванули сначала к побережью, потом на корабли, на суденышки, а потом в Турцию. Первый фактор, который повлиял на трагедию — это массовость. Второй — ни одна, ни вторая империи не были готовы. Третье, конечно, это фактор наживы. Как вы понимаете, черкесы — это люди, которые жили на земле. Они не могли самостоятельно переплыть Черное море. И для этого нужны были десятки и сотни судов, кораблей и так далее. Поэтому многие турецкие судовладельцы пытались на этом нажиться. И подгонялось все, что плавает. И это очень часто приводило к трагедии. Очень большие жертвы в ходе вот этой вот переправы. Суда тонули одно за другим. В погоне за наживой судовладельцы иногда набивали вдвое больше свои суденышки людьми. И это приводило к тому, что они тонули недалеко от берега. Это еще один факт, который напрочь развивает версию о геноциде.

Адыги живут на территории Российской Федерации. Они жили еще на территории Российской Империи. Потом на территории СССР. И, конечно, версия о том, что русская администрация стремилась к поголовному изгнанию и уничтожению черкесских народов, сама жизнь показывает, что это не так. Даже названия республик говорит о том, что там живут черкесы и народы адыгской группы: Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и республика Адыгея. Если даже мы посмотрим на переписи населения… Да, адыги составляют не большинство, но, тем не менее, они там есть. И это говорит о том, что они там издревле жили. Это заставляет задуматься о том, что правда ли, что Россия совершила такой акт? Или все было не так? И то, что одно горское общество признавало власть России, а потом, например, атаковало какие-то русские отряды, это говорит о том, что такой мир на уровне клятв ни к чему не приводит. Нужен серьезный и постоянный контроль над территорией. А этот контроль мог быть реализован только в случае постоянно действующей русской администрации. При помощи русских военных сил, что и происходило в заключительный этап войны. А потом, если мы посмотрим, на Северном Кавказе не было событий, аналогичной кавказской войны. И до событий 17–21 годов, когда Российская Империя рухнула, Кавказ был одной из многих частей Российской Империи, одной из полноправных частей. Это говорит о том, что когда русская власть пришла и получила фактический контроль над Кавказом, уже таких событий не происходило.

Да, были восстания. Бесспорно. Но они происходили не только на Северном Кавказе. И поэтому выпячивать, что Кавказ всегда был нестабильным регионом, я считаю, просто современные политические спекуляции. Когда Кавказ интегрировался в Российскую Империю во второй половине XIX века, ни о каком обособленном положении Кавказа говорить не приходится.

Я бы сказал о другом. Кавказ северный, а потом и южный, он был некоей лакмусовой бумажкой. Когда центральная власть России слабела, это, в первую очередь, проявлялась на окраинах. В том числе и на Кавказе. Я бы выстроил такую логичную цепочку событий.

Рогоза: Спасибо вам за интересную беседу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

как Российская империя управляла Кавказом — РБК

Напротив Кавказской линии возвышалась (и продолжает возвышаться) «стена» повыше — Большой Кавказский хребет. В 1801 году, после вхождения Восточной Грузии в состав России, туда, на южную сторону хребта, переместился имперский центр власти на Кавказе. Тифлис (нынешний Тбилиси) на долгие годы стал столицей российского Кавказа.

Парадокс Кавказского наместничества

Читайте на РБК Pro

«Не судите о Кавказском крае как об отдельном царстве. Я желаю сливать его всеми возможными мерами с Россиею, чтобы все составляло одно целое» ​— так император Николай I определил цель имперской политики в отношении Кавказа, которая оставалась актуальной и для его царствующих наследников. Но как достичь этого слияния?

Попытка распространить на южной окраине действие общероссийских губернских законов и порядков привела к страшному конфузу. Реформа, едва проведенная в 1840–1841 годах, вызвала недовольство населения, лишенного привычных правовых устоев и традиций. Преобразования отменили, а вот их автора сенатора Павла Гана на Кавказе еще долго вспоминали как «сановника, накинувшего черную тень на все отрасли управления». Поиск оптимальной формы слияния Кавказа с Россией продолжился.

Следующей попыткой стало образование в 1845 году Кавказского наместничества — административного института, объединявшего всю территорию края (Северный Кавказ и Южный Кавказ или Закавказье). Кавказский наместник получил беспримерные служебные права и привилегии. Министры Российской империи были лишены возможности направлять деятельность своих ведомств на Кавказе: все нити управления находились в руках наместника. Его полновластие дополнялось правом прямого обращения к самодержцу в обход столичной бюрократии.

Первым эту завидную должность занял самый известный российский англоман и «системный» либерал граф Михаил Воронцов. Кроме формальных полномочий он пользовался и личным доверием Николая I, называвшего своего наместника «единственным человеком для Кавказа».

Портрет князя Михаила Воронцова (Фото: wikipedia.org)

Исключительность положения Воронцова на Кавказе позволила русскому историку, литературоведу и издателю Петру Бартеневу сравнить власть наместника с могуществом екатерининского фаворита князя Григория Потемкина. Желание слить Кавказ с Россией привело к появлению территориального образования с небывалой самостоятельностью. В этом и заключается парадокс Кавказского наместничества.

Трудные времена: конец и новое начало

Кавказское наместничество было продуктом кризисной ситуации. Наместники занимались устройством вверенного им края, но главное — воевали с имаматом Шамиля, утверждая суверенитет державы «белого царя». Шамиль сложил оружие в 1859 году. Еще спустя пять лет было сломлено сопротивление адыгов Северо-Западного Кавказа. Наместничество обеспечило военную победу и долгожданное «замирение Кавказа».

Министры, уже давно стесненные в правах, заговорили об оправданности дальнейшего существования наместничества на Кавказе. Но пока дворец наместника в Тифлисе занимал член царской семьи — великий князь Михаил Николаевич, управлявший Кавказом в 1862–1881 годах, сомнения не выходили за пределы частных бесед.

Начало царствования Александра III совпало c перемещением Михаила Николаевича с Кавказа в столицу на должность председателя Государственного совета. Найти подходящую кандидатуру в наместники было нелегко. Слишком многое должно было сойтись в одном человеке: опытность, знание Кавказа, а важнее всего — доверительные отношения с императором. Переехать в Тифлис предложили военному министру Дмитрию Милютину, ранее возглавлявшему штаб Кавказской армии, но тот отказался. Судьба наместничества оказалась предрешена. Причинами его упразднения были названы завершение Кавказской войны, непомерные расходы казны на содержание наместничества и необходимость объединения Кавказа с «существующим строем остальной части России».

«Имам Шамиль перед главнокомандующим князем А.И.Барятинским, 25 августа 1859 года». Картина А.Д.Кившенко, 1880 год (Фото: wikipedia. org)

Властных наместников сменили слабосильные главноначальствующие, жаловавшиеся императору на отсутствие полномочий, денег и произвол министров. Эти начальники Кавказа не управляли им, а скорее сторожили неприкосновенность имперской гегемонии.

Застой в развитии обернулся недовольством населения. Местные чиновники отправляли в Петербург отчаянные послания, в которых уподобляли столь трудно завоеванный Кавказ бочке с порохом. Трудные времена вернулись.

Возвращение наместника

Ответом империи на очередной «кавказский» вызов стало восстановление наместничества. Случилось это в 1905 году. Главной заботой Иллариона Воронцова-Дашкова, который отправился наместничать в Тифлис, была борьба с пламенем Первой русской революции, охватившим южную окраину империи. Победы наместника сменялись неудачами. Особый резонанс имело ограбление кизлярского казначейства, лихо совершенное легендарным абреком Зелимханом средь бела дня 27 марта 1910 года. К этим привычным для наместника на Кавказе проблемам добавились критические стрелы прессы и давление со стороны депутатов Государственной думы. Они обвиняли Воронцова-Дашкова и близких ему чиновников в растрате денег и потакании революционерам.

Несмотря на все сложности, наместнику удалось восстановить полный контроль над ситуацией в 1913 году, когда лидеры кавказского абречества были истреблены. Продвинуться дальше, пойти по пути поступательного развития края Российской империи было не суждено. Первая мировая война превратила все обновительные планы в комплект благих пожеланий.

Печальным итогом звучат слова последнего кавказского наместника, великого князя Николая Николаевича, писавшего со смешанным чувством тревоги и удивления Николаю II в 1915 году: «…нельзя не признать, что за истекшие со времени присоединения Кавказа к Русской империи десятилетия было уделено чрезвычайно мало внимания этой богатейшей окраине…».

Управлять Кавказом оказалось едва ли не сложнее, чем присоединять его. Распространение новаторских для Кавказа общероссийских норм вызывало непонимание местного населения. Российская империя сделала ставку не на институты, а на лица. Это позволило владеть Кавказом, но не сделало его частью Российского государства.

Вольное историческое общество (ВИО) было создано в 2014 году, объединив историков и специалистов социальных и гуманитарных наук, которые считают необходимым утверждать стандарты профессионализма и беспристрастности в исторических исследованиях, способствовать соблюдению в историческом сообществе норм профессиональной этики, формировать экспертную среду, пользующуюся доверием у общества, распространять в обществе научные представления о прошлом и бороться с фальсификацией истории и манипулированием ею, в чьих бы интересах они ни производились, а также с попытками ограничения свободы научных исследований. За время своего существования ВИО организовало ряд просветительских и научных программ, круглых столов и мероприятий, связанных с изучением истории, а также защищало интересы профессионального исторического сообщества от угроз, в том числе связанных с решениями властей.  Так, оно выступило в поддержку профессора МГИМО Андрея Зубова, уволенного за критику российской внешней политики в отношении Украины, против сворачивания международных контактов российских ученых по политическим мотивам, в частности депортации из Эстонии академика Валерия Тишкова, против принятого Государственной думой закона об ограничении свободы исследований истории Второй мировой войны. Общество поддержало академика Юрия Пивоварова, обвиненного в халатности в связи с пожаром в ИНИОНе, научный коллектив Херсонесского музея-заповедника в его конфликте с властями Севастополя, «Российский мемориал» и правозащитный центр «Мемориал». Критике со стороны ВИО подвергались высказывания министра культуры Владимира Мединского, который выступал за пропаганду мифов советского времени, а также заявил, что историки и архивисты должны заниматься «тем, за что государство им платит деньги, а не осваивать смежные профессии».

МРСК Северного Кавказа внедряет смс-информирование потребителей услуг

В рамках клиентоориентированной политики МРСК Северного Кавказа (входит в ГК «Россети») запущен новый сервис смс-информирования потребителей северокавказского региона, сообщающий о ходе реализации технологического присоединения к электрическим сетям.

Благодаря новой услуге потребителям, подавшим заявку на технологическое присоединение, не придется дожидаться уведомления по почте или совершать телефонные звонки для получения информации по заявке.

С помощью внедренного сервиса на номер мобильного телефона, указанный при подаче заявки на технологическое присоединение, будет направляться уведомление с информацией о готовности договора на технологическое присоединение; об истечении срока выполнении мероприятий по договору технологического присоединения; о необходимости оплаты по договору технологического присоединения, о выполнении сетевой компанией технических условий.

Как поясняют в МРСК Северного Кавказа, внедрение смс-информирования позволит компании повысить эффективность взаимодействия с потребителями, а потребителям — сэкономить время и оперативно спланировать посещение офиса обслуживания.

Вместе с тем, представители энергокомпании напоминают, что комфортные условия для потребителей также созданы и при подаче заявки, ведь вне зависимости от местонахождения заявителя оформить услугу подключения к электросети можно дистанционно через Личный кабинет Портала электросетевых услуг ПАО «Россети» (портал-тп. рф). На портале есть возможность пошагово отследить всю процедуру подключения к электросети, в том числе статус заявки, выполнение мероприятий по договору и готовность документов со стороны электросетевой компании.

В целях оперативной работы по взаимодействию с потребителями продолжает свою деятельность единый Контакт-центр ПАО «МРСК Северного Кавказа». Позвонив по телефону 8-800-775-91-12 (звонок бесплатный), желающие получат консультацию не только по вопросам технологического присоединения, но и по проблемам качества электроэнергии, перерывов в электроснабжении, вопросам оказания услуг по передаче электроэнергии, организации учета электроэнергии и получения дополнительных услуг, предоставляемых персоналом компании.

Этапы покорения Кавказа Россией | Я русский

Территория Кавказа, расположенная между Черным, Азовским и Каспийским морями, покрытая высокогорными массивами и населенная многочисленными народами, с давних времен привлекала к себе внимание различных завоевателей. Первыми туда еще во втором веке до нашей эры проникли римляне, а после распада Римской империи пришли византийцы. Они-то и распространили христианство среди некоторых народов Кавказа.

К началу восьмого века Закавказье было захвачено арабами, принесшими его населению ислам и начавшими вытеснять христианство. Наличие двух враждебных религий резко обострило веками ранее существовавшие межплеменные распри, вызвало многочисленные войны и конфликты. В ожесточенной кровопролитной схватке по воле иноземных политиков на территории Кавказа возникали одни государства и исчезали другие, строились и разрушались города и селения, сажались и вырубались сады и виноградники, рождались и умирали люди…

В тринадцатом веке Кавказ подвергся опустошительному нашествию монголо-татар, владычество которых в его северной части утвердилось на столетия. Еще три века спустя Закавказье стало ареной ожесточенной борьбы между Турцией и Персией, которая велась на протяжении трехсот лет.

Со второй половины XVI века интерес к Кавказу проявляется и со стороны России. Тому способствовало стихийное продвижение россиян на юг в степи, положившее начало образованию Донского и Терского казачеств, поступление части казаков на московскую порубежную и городовую службу. По имеющимся данным уже в первой половине XVI столетия первые казачьи селения появились на Дону и в верховьях Сунжи, казаки участвовали в охране и обороне южных рубежей Московского государства.

Ливонская война конца XVI века и Смута и другие события XVII века отвлекли внимание московского правительства от Кавказа. Однако завоевание Россией Астраханского ханства и создание в низовье Волги в середине XVII века крупного военно-административного центра способствовало созданию плацдарма для наступления русских на Кавказ по побережью Каспийского моря, где проходили основные «шелковые» пути с Севера на Ближний Восток и в Индию.

Во время Каспийского похода Петра I в 1722 года русские войска захватили все дагестанское побережье с городом Дербентом включительно. Правда, удержать эти территории в последующие десятилетия России не удалось.

В конце XVIII века вначале правители Кабарды, а затем и грузинский царь обратились к России за помощью и с предложением принять их владения под свое покровительство. Во многом этому способствовали умелые действия российских войск на побережье Каспийского моря, взятие ими Анапы в 1791 году, присоединение Крыма и победы русской армии над турками во второй половине XVIII века.

В целом, в процессе покорения Россией Кавказа можно выделить несколько этапов.

1 Первый этап

На первом этапе, с конца XVI века по конец XVIII века, происходил процесс создания плацдармов для наступления России на Кавказ. Начало этого процесса было положено формированием и укреплением Терского казачьего войска, принятием его на военную службу Российской империей. Но уже в рамках этого процесса происходили крупные вооруженные конфликты между казачеством и чеченцами на Северном Кавказе. Так, накануне Булавинского восстания в 1707 году произошло большое чеченское восстание, связанное с развернувшимся тогда противоправительственным движением в Башкирии. Характерно, что к чеченцам тогда присоединились терские казаки-раскольники.

Восставшие взяли и сожгли город Терки, а затем были разбиты астраханским воеводой Апраксиным. В следующий раз чеченцы восстали в 1785 году под предводительством шейха Мансура. Чрезвычайно характерным для двух этих выступлений чеченцев является ярко выраженная религиозная окраска движения. Восстания развертываются под лозунгом газавата (священной войны против неверных). Особенностью во время второго восстания чеченцев являлось также объединение с кумыками и кабардинцами, причем в Кабарде против России в то время выступали еще и князья. Кумыхское же дворянство занимало колеблющуюся позицию и было готово присоединиться к тому, кто окажется сильнее. Начало укрепления России в Кабарде было положено основанием в 1780 году укреплений Азовско-Моздокской линии (Константиновского укрепления в районе нынешнего Пятигорска и Кисловодского укрепления).

2 Второй этап

На втором этапе, с конца XVIII века до первого десятилетия XIX века, происходит завоевание Россией части земель в Закавказье. Это завоевание осуществляется в виде походов на территории кавказских государственных образований и войн русско-персидской (1804–1813) и русско-турецкой (1806–1812). В 1801 году Грузия была присоединена к России. Затем началось присоединение южных и восточных ханств. В 1803 году присягу на верность России принесли владетели Мингрелии, Имеретии и Гурии. Параллельно с завоеваниями новых земель велась борьба, направленная на подавление антироссийских выступлений их народов.

3 Третий этап

На третьем этапе, продолжавшемся с 1816 по 1829 год, была предпринята попытка российской администрации покорить все племена Кавказа, подчинить их власти российского наместника. Один из наместников Кавказа этого периода генерал Алексей Ермолов заявил: «Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями». Сам он высказался за осаду, которую сочетал с наступлением. Этот период характерен зарождением среди народов Северного Кавказа и Дагестана сильного антироссийского движения (мюридизма) и появлением вождей этого движения (шейхов). Кроме того, события на Кавказе развертывались в рамках русско-персидской войны (1826–1928 гг.) и русско-турецкой войны (1828–1829 гг.)

4 Четвертый этап

На четвертом этапе, с 1830 года по 1859 год основные усилия России сосредоточиваются на Северном Кавказе для борьбы с мюридизмом и имаматом. Этот период можно условно считать периодом расцвета военного искусства русских войск в особых условиях горной местности. Они завершились победой русского оружия и русской дипломатии. В 1859 году могущественный имам Чечни и Дагестана Шамиль прекратил сопротивление и сдался русскому командующему. Существенным фоном событий этого периода была Восточная (Крымская) война 1853–1855 гг.

5 Пятый этап

На пятом этапе, с 1859 по 1864 год, было осуществлено завоевание Российской империей Западного Кавказа. В это время практиковалось массовое переселение горцев с гор на плоскость и принудительное переселение горцев в Турцию. Захваченные земли заселялись кубанскими и черноморскими казаками.

6 Шестой этап

На шестом этапе, продолжавшемся с 1864 по 1917 год правительство Российской империи всеми средствами стремилось нормализовать обстановку на Кавказе, сделать этот регион рядовой губернией огромного государства. В ход были пущены все рычаги давления: политические, экономические, религиозные, военные, полицейские, правовые, субъективные и другие. Такая деятельность, в целом, дала положительные результаты. В то же время русско-турецкая война 1877–1878 гг. выявила большие скрытые противоречия между российскими властями и горскими народами Северного Кавказа, которые порой выливались в открытое военное сопротивление.

Таким образом, кавказская проблема была в течение более ста лет одной из самых актуальных проблем Российской империи. Правительство пыталось ее решать дипломатическим и экономическим путями, но эти пути зачастую оказывались неэффективными. Более эффективно проблема завоевания и усмирения Кавказа решалась с помощью военной силы. Но и этот путь приносил чаще всего только временные успехи.

7 Седьмой этап

Седьмым стал период Первой мировой войны, когда юг Кавказа уже в который раз превратился в зону активной военной и дипломатической игры, которую между собой Россия, Турция и Персия. В результате этой борьбы Россия вышла победительницей, но воспользоваться плодами этой победы она уже не могла.

8 Восьмой этап

Восьмой этап был связан с событиями Гражданской войны 1918–1922 гг. Развал русского Кавказского фронта в конце 1917 – начале 1918 гг. обернулся трагедией не только для русской армии, но и для местного населения. В короткие сроки Закавказье было оккупировано турками и превратилось в арену страшного геноцида против коренного населения. Гражданская война на Северном Кавказе также была крайне жестокой и затяжной.

Утверждение на Кавказе Советской власти не решило проблем края, прежде всего Северного Кавказа. Поэтому девятым этапом истории Кавказа правомерно считать период Великой Отечественной войны, когда бои докатились до предгорьев Большого Кавказского хребта. По политическим мотивам Советское правительство в 1943 году выселило ряд кавказских народов в другие районы страны. Это только обозлило мусульманских горцев, что сказалось на русском населении после их возвращения в годы хрущевской «оттепели».

Развал Советского Союза дал толчок новым выступлениям народов Кавказа и открыл десятую страницу его истории. В Закавказье было образовались три самостоятельных государства, которые мало ладят между собой. На Северном Кавказе, оставшемся в ведении России, начались активные выступления против Москвы. Это привело к началу Первой чеченской, а затем – Второй чеченской войн. В 2008 году возник новый вооруженный конфликт на территории Южной Осетии.

Специалисты считают, что кавказская история имеет глубокие и разветвленные корни, выявить и проследить которые очень непросто. Кавказ всегда был в сфере интересов большой международной политики и внутренней политики Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. Отдельные кавказские государственные образования (республики) и их правители всегда стремились вести свою личную политическую игру. В результате Кавказ превратился в огромный запутанный лабиринт, найти выход из которого оказалось очень трудно.

Многие годы Россия пыталась решить кавказскую проблему по-своему. Она пыталась изучить этот край, его людей, обычаи. Но и это оказалось очень сложным делом. Народы Кавказа никогда не были едины. Нередко селения, находящиеся в нескольких километрах друг от друга, но разделенные хребтом, ущельем или горной рекой, десятилетиями не общались друг с другом, придерживаясь собственных законов и обычаев.

Исследователям и историкам известно, что без знания и учета всех факторов и особенностей нельзя правильно понять прошлое, оценить настоящее, спрогнозировать будущее. Но вместо выявления, изучения и анализа всех сопутствующих факторов формирования истории Кавказского региона, вначале Российской империей, затем СССР и наконец Российской Федераций нередко предпринимались попытки рубки корней того, что казалось сорняком. Эти попытки на практике были весьма болезненными, кровавыми и далеко не всегда успешными.

С «топором» к решению кавказской проблемы подошли российские политики и в 90-е годы XX столетия. Проигнорировав многовековой исторический опыт, надеясь только на силу, они не учли многих объективных факторов, в результате чего вскрыли одну из самых болезненных ран на теле государства, достаточно опасную для жизни всего организма. И лишь сделав столь опрометчивый шаг, начали рассуждать о других путях решения проблемы…

Уже более пятнадцати лет в сознании русского народа существует «кавказский синдром», рассматривающий этот некогда прекрасный край в качестве театра нескончаемых военных действий, а его население – потенциальных врагов и преступников, многие представители которого живут во всех городах России. Сотни тысяч «беженцев» с некогда благодатного края наводнили наши города, «приватизировали» промышленные объекты, торговые точки, рынки… Ни для кого не секрет, что сегодня в России подавляющее число выходцев из Кавказа живут намного лучше самих россиян, а высоко в горах и глухих аулах подрастают новые поколения людей, враждебно относящихся в России.

Кавказский лабиринт до конца не пройден и сегодня. Нет из него выхода в войне, которая только несет разорение и настраивает людей друг против друга. Нет выхода в межнациональной вражде, которая превращает людей в свирепых животных, действующих не на основании разума, а подчинясь инстинктам. Нельзя решить кавказскую проблему и так, как она решались в 1943 году, когда многие народы были насильно выселены из родных мест на чужбину.

Отдельные исследователи считают, что основная причина кровоточащей кавказской раны кроется в вирусе, глубоко засевшем в мозгах некоторых политиков, а название этому вирусу – власть и деньги. Сочетая эти две страшные силы всегда можно надавить на больную мозоль в виде экономических, территориальных, религиозных, культурных или других проблем любого региона. Пока жив этот вирус – рану заживить не удастся, пока открыта эта рана – вирус всегда найдет себе благоприятную среду для обитания, а это значит, что выход из кавказского лабиринта еще долго не будет найден.

Автор текста: Валентин Рунов

Материал создан: 28.02.2016


Как образование помогло в XIX веке укрепить отношения России и Кавказа — Российская газета

Книга «Кавказская война. Семь историй» сотрудника Южного научного центра Российской академии наук Амирана Урушадзе вошла в шорт-лист премии «Просветитель». Накануне объявления победителя финалист престижного конкурса рассказал корреспондентам «РГ» о парадоксах истории российско-кавказских отношений и о том, как просветители и учителя сблизили горцев и россиян.

Амиран Тариелович, есть такая пословица: «Штыками можно многого добиться, но нельзя одного — на них сидеть». Как удалось России изменить психологию «необузданных» горцев и интегрировать их в культурное пространство империи?

Амиран Урушадзе: Важной вехой можно считать 1801 год, когда произошло присоединение к России восточной Грузии. Российской империи требовались надежные коммуникации в Закавказье, но кроме логистических и военных в то время необходимо было оперативно решать культурные, правовые и образовательные проблемы. России как воздух требовались хорошо подготовленные именно местные управленцы-администраторы. Ведь население не говорило на русском языке, была ситуация полного непонимания. Как докладывал своему руководству князь Павел Цицианов, российские указы оставались «загадочными письменами для местного населения».

Для исправления ситуации Цицианов планировал открыть Тифлисское благородное училище, где на русском языке учились бы представители грузинских аристократических семей и закавказских тюркских ханств. И его выпускники со временем могли стать лояльными подданными, чиновниками, на которых можно было бы опереться. Однако чиновник, которому поручили это начинание, задание провалил. Училище удалось открыть только в 1804 году. И еще до 1830 года Тифлисское училище находилось в шатком положении, но все же учиться в нем было престижно.

В корне решить проблему подготовки, так сказать, местных кадров смог наместник Кавказа генерал-фельдмаршал Михаил Воронцов. Ему удалось организовать регулярную отправку лучших учеников Тифлисской гимназии для продолжения обучения за счет казны в высших и специальных учебных заведениях крупных городов страны. Это открывало им дорогу к средним и высшим должностям государственной службы в Кавказской администрации, где они должны были служить еще шесть лет. Так Михаилу Семеновичу Воронцову удалось решить острейшую проблему дефицита чиновников на Кавказе.

Как в то время была построена образовательная политика на Кавказе?

Амиран Урушадзе: Граф Воронцов наметил программу, а фельдмаршал Александр Барятинский и великий князь Михаил Николаевич ее полнокровно реализовали. Образовательная политика России была неким дополнением к военному давлению на горцев. Создавались и горские школы на территории современного Дагестана. К примеру, в Темир-Хан-Шуре (нынешний Буйнакск) для местного населения была открыта школа, которую в 1870 году преобразовали в реальное училище. Популярностью пользовалась также и Ставропольская гимназия, созданная в 1837 году при участии императора Николая I. Он сказал, обращаясь к ее первому набору: «Желаю вам сделаться хорошими чиновниками». В 1851 году граф Воронцов открыл в Нальчике учебное заведение для детей кабардинской и балкарской знати. Уже к 1845 году в учебных заведениях имперского Минпросвещения обучалось чуть более двух тысяч человек, а к началу Крымской войны их стало уже около пяти тысяч. В условиях Кавказской войны и жесткого противостояния с горцами это имело очень важное значение.

Надо также отметить, что вместе со светским образованием развивалось и культурное направление. Напомню лишь о деятельности Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе. Оно появилось в 1860 году по предложению наместника на Кавказе Александра Барятинского. А затем уже обществом была открыта целая сеть школ в регионе. Среди них и самое крупное Александровское училище в пригороде Тифлиса. К концу XIX века в христианскую веру удалось обратить около 30 тысяч местных жителей.

В 1851 году появился Кавказский отдел Русского географического общества. А годом раньше — Кавказское общество развития сельского хозяйства. К концу XIX века все судопроизводство и деятельность российской администрации были переведены с арабской письменности на кириллицу. Знаменитый лингвист Петр Услар разработал при участии горцев грамматику и алфавит чеченского и нескольких других языков. Российский офицер Леонтий Люлье разработал такую же систему для народов Западного Кавказа.

Какие плоды принесла образовательная политика?

Амиран Урушадзе: Еще в первой половине XIX века появился новый тип северокавказского интеллектуала. Среди первых можно считать Султана Хан-Гирея и Шору Ногмова. Они знакомились с Российской империей, будучи на службе в Лейб-гвардии Кавказско-горском полуэскадроне. Идея была такова: показать, что Северный Кавказ стал частью империи, а горцы служат в гвардии самого императора. Принимали туда детей, как говорили тогда, благородного происхождения и ни в коем случае не простолюдинов. Там горцы не только служили, но и получали образование.

Шора Ногмов написал великолепную книгу «История адыхейского народа» — это первая письменная систематизированная история адыгов. Султан Хан-Гирей освещал в столичной прессе черкесскую тему. Были хорошо известны его «Записки о Черкесии» — о ее прошлом и будущем в составе империи. Для Закавказья важен пример и знаменитого азербайджанского ученого-просветителя Аббаса Бакиханова.

В общем, образовательная политика России была довольно успешной на Кавказе. Мы пришли к такому выводу, изучая ее в рамках проекта Российского научного фонда «Национальные окраины в политике Российской империи в русской общественной мысли». Об этом говорит тот факт, что во второй половине XIX — начале XX века местные интеллектуалы начинают массово занимать должности учителей.

Подводя итоги нашего разговора, приведу слова кавказского наместника Воронцова-Дашкова, который в 1913 году писал, что только правильно составленная российская образовательная политика и русская школа могут стать залогом спокойствия на Северном Кавказе. Революционные события прошлого века, Гражданская война и Великая Отечественная, распад СССР сильно сказались на социально-культурном менталитете жителей Кавказа, и сегодня перед Россией стоят примерно такие же проблемы, что и в середине XIX века. И зна-ние истории здесь очень даже пригодится.

Досье «РГ»

Амиран Урушадзе — кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Южного федерального университета, младший научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН. Специалист по истории Кавказа XVIII-XIX веков. Член Вольного исторического общества. Входит в состав редколлегий журналов «Русский архив» и «Новое прошлое». Автор более 70 научных публикаций, в том числе монографии «Российский Северный Кавказ: исторический опыт управления и формирования границ региона».

Кстати

В шорт-листе литературной премии «Просветитель» о книге Амирана Урушадзе «Кавказская война. Семь историй» говорится, что произведение выходит за рамки историографических и политических споров. При этом автора интересует не история походов, сражений, покорения или сопротивления, а целостная, многоликая история человека в Кавказской войне. Книга состоит из семи рассказов от лица разных персонажей, у каждого из них своя правда. Повествуется об интригах, подвигах, человеческих трагедиях. Покорение Кавказа — это горская «Игра престолов», в которой переплелись интересы бесчисленных родов, племен, династий и могущественных империй.

Кому нужен «кавказский разлом»? | Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

владикавказская газета «Северная Осетия» опубликовала аналитическую статью первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике Валерия Кадохова, в которой он рассматривает исторические аспекты развития Северного Кавказа и его сегодняшний день. Политик приходит к выводу, что «история, государственные традиции, культуры российских народов переплелись друг с другом до такой степени, что всякое их разъединение чревато катастрофой огромного масштаба».


В последнее время некоторые либеральные СМИ под видом заботы о России и русском народе стали в открытую говорить о том, что Северный Кавказ вреден для интересов страны и его нужно отделить от России. Если кто забыл, напомню, с чего начиналось разрушение СССР: с подобных разговоров о «вреде» союзных республик. Сегодня националисты разных мастей жаждут расчленить Россию, сделать ее сырьевым придатком тех, кто спит и видит российские нефть, газ и другие богатства своими, при этом нагло заявляя, что наши недра и наши территории не по праву нам достались.

Северный Кавказ своим геополитическим положением, историческим развитием, традиционными экономическими связями и духовной общностью теснейшим образом связан с Россией, начиная с X в. н. э. Определить точную дату присоединения того или иного раннегосударственного образования северокавказских народов к России практически невозможно. В XVI в. — второй половине XVIII в. такое присоединение носило формальный характер, и Московское царство (а затем и Российская империя) выступали покровителями «бивших челом» новых подданных. За весь этот период под покровительство Русского государства добровольно присоединилось большинство народов Северного Кавказа. При этом до установления российской административной системы в присоединенных обществах местные феодалы продолжали вести независимую внутреннюю и даже внешнюю политику.

Справедливости ради надо заметить, что политическая и административно-территориальная реформы, начавшиеся на Северном Кавказе в конце XVIII в. не учитывали местных традиций, что стало одной из причин вооруженного выступления народов региона, инициатором которого была часть местных феодалов. Сопротивление части горцев Северо-Восточного Кавказа российскому присутствию в данном регионе проходило под руководством суфийских шейхов.

Крупнейшее выступление горцев против российских реформ связано с именем Шамиля, которому на 25 лет удалось создать теократическое государство-имамат. Правда, после войны Шамиль завещал потомкам никогда не воевать с Россией. После окончания Кавказской войны на Северном Кавказе началось проведение широких реформ, определивших ход развития местных обществ и их государственного устройства почти на полвека — вплоть до революции 1917 года. Они уже учитывали местную специфику, обычаи, религиозные предпочтения, культуру.

В административном отношении во второй половине XIX века на Северном Кавказе на месте упраздненных бекств, бийликов, шамхальств были образованы округа, участки, приставства, входившие в уезды, области, губернии. При этом необходимо заметить, что данные образования формировались не по названию владений, а по этническому признаку -Осетинский округ, Карачаевское приставство, Кабардинский округ…

Александр II провел реформы по отмене крепостного права на Северном Кавказе и с целью предоставления крестьянам земельных участков и паев. Да, не все было гладко во взаимоотношениях между горскими народами и центральным правительством, что по ряду причин вынудило первых покинуть исторические земли и поселиться в Османской империи.

Большая часть земель, освободившихся от переселения горцев, была закреплена за Кубанским и Терским казачьими войсками, являвшимися одной из главных опор российского присутствия на Кавказе. Кроме того, на эти же земли были посажены безземельные горцы — в основном крестьянского происхождения.

В то же время, несмотря на последствия Кавказской войны и некоторые негативные результаты реформы второй половины XIX века на Северном Кавказе развернулась кампания по включению горцев в общероссийское социально-экономическое, культурное и политическое пространство. Так, например, в городах Ставрополе, Владикавказе были открыты горские школы, началось системное изучение истории, культуры и быта, языков народов Северного Кавказа. В эти же годы появилось немало ярких просветителей из среды самих горцев, призывавших своих соплеменников быть на страже российской законности и государственности. Только во второй половине XIX века несмотря на принятые ограничения по призыву в царскую армию, сотни и тысячи горцев сложили головы в борьбе за Россию и ее интересы. Конвой его императорского величества состоял из горцев. Из среды осетин, кабардинцев, карачаевцев, кумыков и других народов вышла плеяда известных генералов, которые «не жалея живота своего» проявляли героизм в Русско-турецких и иных кампаниях.

Их потомки живы и помнят героизм своих предков и кому они служили. Только вот не знаю, помнят ли об этом авторы публикаций, повествующих о том, что Северный Кавказ «культурно и цивилизационно чужд России» и его необходимо отделить от России? Это, я считаю, оскорблением для сотен тысяч горцев и русских, для любого нормального человека, знающего историю содружества народов Российской империи, Советского Союза.

Да и другой посыл этих «доброжелателей» о том, что Кавказский регион для России вреден, не менее провокационен. Изучая архивные материалы, читая книги о борьбе Британской империи, Персидского шахства, Османской империи за обладание Кавказом и попытках России обезопасить свои южные рубежи, анализируя сегодняшнее соперничество за этот же регион, начинаю понимать, что те неудачи, которые случались в этой борьбе, были связаны с наличием «пятой колонны» внутри страны. А удачи происходили благодаря огромной воле людей, которые не мирились с будущей участью русских, горских народов быть «объедками» тех, для кого существование не только данных народов, но и самой России — как бельмо на глазу. Нечто подобное мы уже проходили в недавнем прошлом в Прибалтике, оставив вообще без гражданства сотни тысяч русских.

Какие только проекты ни строили и ни строят идеологи расчленения России! Это и натравливание людей по религиозным, этническим, языковым мотивам. Это и крики о несовместимости культур… В связи с этим считаю нужным кратко остановиться на истории религиозных предпочтений народов Северного Кавказа.

Несмотря на то, что в настоящее время среди горцев преобладает ислам, Северный Кавказ был регионом, где христианство начало распространяться в первой половине I тысячелетия нашей эры.

Уже с 535 года предки тюркских народов приняли христианство, а в VII в. здесь образуется Зихская епархия, а в самом начале X в. — Аланская метрополия. В VI-XIII вв. предки большинства народов Северного Кавказа (осетины, карачаевцы, адыгские народы, абазино-абхазы, часть народов Дагестана, ингуши и чеченцы) непосредственно и через посредство приняли христианство от Византии. Уже одно это говорит о провокационности заявлений, будто Кавказ «культурно и цивилизационно чужд России». Как бы отреагировали на такие «размышления» герой Отечественной войны 1812 года, активный борец против Шамиля генерал Ермолов и великий Грибоедов, оба женатые на горянках, князья Черкасские, дворяне Кудашевы и сотни других великих людей России, помнивших свои корни? Представляю их реакцию по поводу раскачивания российской государственности.

Современные русские не особо обращают внимание на то, что татары, башкиры, народы Северного Кавказа, живущие, работающие рядом с ними, — мусульмане. Точно так же, как для мусульман русские — это такие же граждане России, как и они. Русские для нерусских народов и наоборот — свои, в отличие от англичан, французов и других. Если бы этого не было — не было бы и страны.

В настоящее время религиозная обстановка на Северном Кавказе, как и в XIX веке отличается сложностью и противоречивостью. Еще более усложнилась она сегодня с появлением новых течений, не имевших ранее здесь своих последователей и которые в последнее десятилетие под объединенным названием «ваххабиты» охватили целые районы региона.

Ваххабиты на Северном Кавказе, безусловно, несут определенный дестабилизирующий заряд в силу не только экстремистского характера своего учения, но также и в силу сложившейся там в последние годы сложной экономической и политической ситуации. Массовый приток неофитов в ваххабитскую общину происходит в самых неблагоприятных и нищих уголках Северного Кавказа. Несмотря на то, что в некоторых регионах были нормативные акты о запрете ваххабизма, о борьбе с экстремизмом на почве национальной, расовой и религиозной неприязни, по‑настоящему активной борьбы с этим злом не ведется, и его ряды не только не редеют, но и обновляются. События в Кабардино-Балкарии и Дагестане — тому пример.

Правда, традиционное духовенство и рядовые мусульмане постепенно начинают осознавать опасность, исходящую от деятельности ваххабитов, и | всячески помогают правоохранительным органам 1 в борьбе с ними.

Что же касается современной ситуации на Северном Кавказе, то она вкратце выглядит таким образом. Каждый из Северо-Кавказских регионов обладает самостоятельным набором проблемных факторов долгосрочного действия. В них I регистрируется рост общественного раздражения в [связи с непониманием национальной специфики и наметившимся пренебрежением со стороны центра к особому «политическому статусу национальных республик» и особенностям политической жизни, которые в них сложились. Для всех рассматриваемых регионов характерны экономическая стагнация, высокий уровень безработицы, преступности, особенно среди молодежи. А это благодатная почва для распространения чуждой традиционному исламу идеологии.

В целом же можно утверждать, что в регионе отчетливо обнаруживается тенденция социальной и политической стабилизации. Рост общей организованности и управляемости ломает планы сторонников расчленения России. Поэтому ими раскручивается идея пересмотра итогов Кавказской войны, желание представить ее как национально-освободительное движение. Не прекращаются попытки реализовать грузино-американский проект снижения роли Москвы на Кавказе, особенно в свете возросших интересов США и Евросоюза к месторождениям нефти и газа в Каспийском бассейне. Сепаратисты обсуждают, как реальную концепцию, «деколонизации» Северного Кавказа. Однако они не понимают, что культурные особенности, исторические связи и политические условия, равно как экономические и стратегические интересы всех народов Российской Федерации, делают заведомо неосуществимыми любые эксперименты по этим «клише и лекалам».

Но это не значит, что мы должны расслабляться. Движение в сторону этнической конфликтности и сепаратизма объясняется несколькими факторами: всеобщей бедностью и безработицей, широко распространенной коррупцией, действиями правоохранительных органов, кадровой политикой, игнорированием или нежеланием местных и центральных органов власти учитывать национальную специфику региона. Но самая важная причина — это духовный «голод», который возник во времена постсоветской модернизации, во многом заместив традиционные ценности многонациональной российской культуры, быта и истории.

В этой связи мне представляется все же возможным вернуться к идее создания некоего специального органа власти, занимающегося выстраиванием и регулированием национальной политики в масштабах страны. Россия — уникальное государство. Столько народов и народностей, столько разных, не похожих друг на друга менталитетов, традиций, обычаев! До понимания, изучения и учета их в политической жизни страны не всегда, как говорится, доходят руки ведомств других направлений. А порою очень важно вовремя объяснить ту или иную ситуацию, чтобы снять зреющее напряжение. Например, надо бы прямо и ясно говорить людям, что «доброхоты», ратующие за отрыв Северного Кавказа от России, на самом деле преследуют цель сделать регион местом постоянной межнациональной розни, переходящей в кровавые конфликты. И если из роли «успокоителя», арбитра уйдет Россия, то ее место займут другие крупные державы, в стратегическом плане абсолютно враждебные десяткам малых кавказских народов.

Утверждения о том, что «мы должны преодолеть традиционный для имперского сознания страх утраты части территории и понять, что эти земли не нужны, больше того, вредны для России», отчетливо корреспондируются Бжезинским. Но еще больше в этом сознательного бесстыдства. По такой логике легко и Курилы, и половину Сахалина отдать, а там — часть Карелии и т. д.

ВСЕ ЭТО я говорю для того, чтобы напомнить лишний раз: история, государственные традиции, культуры российских народов переплелись друг с другом до такой степени, что всякое их разъединение чревато катастрофой огромного масштаба. А это может обернуться трагедией для сотен тысяч русских, живущих на Северном Кавказе, и наоборот — страданиями для сотен тысяч представителей Северного Кавказа, проживающих в других регионах России.

Александр Черкасов: Кавказское подполье может стать франшизой ИГ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) объявила о «создании своей провинции» — вилаята на территории Кавказа. Ранее сторонники ИГ в Дагестане, Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии присягнули на верность Абу Бакру аль-Багдади. Председатель совета правозащитного центра «Мемориал», эксперт по Северному Кавказу Александр Черкасов в интервью DW рассказал, какую опасность представляют эти заявления, и оценил действия российских властей в сложившейся ситуации.

DW: Как вы оцениваете заявление боевиков ИГ, что они теперь считают Кавказ своей «провинцией«?

Александр Черкасов: Мы не знаем, кто сделал заявление, ответом на которое было это самое признание Северного Кавказа вилаятом «Исламского государства». Это даже не видео, а аудиозапись, на которой мужской голос говорит о переходе под юрисдикцию «Исламского государства». Эти господа заявили, что переходят под юрисдикцию ИГ, а недавно избранный — тоже, кстати, непонятно кем — эмир группировки «Имарат Кавказ» никак на это не реагирует.

Александр Черкасов

Другое дело, если обратить внимание на то, что многочисленные и разные полевые командиры из числа структур, входивших в «Имарат Кавказ», заявляют о переходе под юрисдикцию ИГ, то в этой последовательности заявление уже не кажется таким уж неожиданным и невозможным. Стоит пристально следить за происходящим, потому что это заявление вполне может соответствовать действительности. Конечно, есть вероятность того, что оно сделано людьми, которые никого не представляют, но, к сожалению, тенденция именно такова — радикализация подполья и присоединение к наиболее популярной террористической группировке.

— Почему боевики Чечни, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Дагестана присягнули на верность Абу Бакру аль-Багдади?

— Растет популярность «Исламского государства» — это самый раскрученный проект такого рода, радикальная молодежь, разумеется, хочет принимать участие в главном джихаде. И последние годы рапортовавшие о своих успехах силовики должны понимать: часть этих успехов объясняется тем, что значительное число боевиков уходит с Северного Кавказа на территорию Сирии и Ирака и присоединяется к ИГ. Из одной Чечни, по официальным данным, выехали более 400 человек и около 40 вернулись. Рано или поздно многие боевики могут вернуться, и их идейное влияние будет еще больше.

И если боевики из разных структур воспримут тактику ИГ — террор против гражданского населения и действия на максимально широкой территории — это, безусловно, будет представлять опасность. Пока речь идет о том, что северокавказское подполье может стать франшизой того, что происходит в Сирии и Ираке. А мы знаем, какова тактика боевиков ИГ: действия сугубо против гражданского населения, против объектов культуры, жестокие и демонстративные.

— Как на эту новость, по-вашему, должны реагировать российские власти?

Российские власти уже достаточно давно реагируют на этот процесс. Они стараются отслеживать тех, кто перебирается на Ближний Восток, чтобы присоединиться к боевикам ИГ. И еще более тщательно стараются отслеживать тех, кто возвращается оттуда. Есть аресты, есть суды, не так давно было внесено изменение в законодательство, чтобы можно было осуждать людей за участие в незаконных вооруженных формированиях за пределами России. Но одно дело — само признание опасности, а другое — эффективная борьба с ней.

Является ли сейчас борьба силовиков с подпольными формированиями эффективной?

— В разных регионах Северного Кавказа тактика разная, но есть общая установка: применение жестких методов — эффектных, но неэффективных. Так можно деликатно назвать насильственные исчезновения, пытки, внесудебные казни и так далее. То, что применяется в Чечне, Дагестане, то, что неоднократно прокламировали руководители российского государства — уничтожать боевиков, отчитываться трупами. Но эти незаконные, по сути своей, методы не могут дать долговременного эффекта, они лишь сеют недовольство и приводят к росту активности вооруженного подполья.

— То есть российская власть сейчас, наоборот, провоцирует радикализацию Кавказа?

— Да. Все те годы, что длится вооруженный конфликт на Северном Кавказе, мы видим: там, где используется метод грубой силы, все больше людей уходят, что называется, в лес, в горы, а в последние дни — на Ближний Восток. Для Чечни 400 боевиков — это много или очень много? В первую чеченскую войну на линии соприкосновения редко число боевиков доходило до 1000 человек, а в последние годы оно было значительно меньше. То есть, возможно, в настоящее время на Ближнем Востоке уже значительно больше чеченских боевиков, чем в самой Чечне. Сейчас для кавказского подполья это серьезная, если не определяющая, тенденция.

— Какие методы борьбы, на ваш взгляд, были бы эффективными?

— Необходимо разделять между собой тех, кто исповедует нетрадиционный для этих мест салафитский ислам, и собственно вооруженное подполье. А также давать возможность тем, кто не совершил тяжких преступлений, выйти из подполья и вернуться к мирной жизни. Такая практика с 2007-2008 годов применяется в Ингушетии, где за пять-шесть лет более чем на порядок снизилась активность вооруженного подполья. Но для этого нужно думать не о показателях текущего года и, тем более, не о показателях, которые будут достигнуты через несколько месяцев до конца командировки, а мыслить на дальнюю перспективу.

Например, зачистки в горных дагестанских селах в прошлом году показали, что силовики просто не думают о последствиях своих действий. Когда населенный пункт выглядит буквально выпотрошенным, уничтожено все возможное имущество, дома доведены до полной негодности, а некоторые просто снесены, очевидно, люди после этого не будут испытывать большей симпатии к государству и не будут ждать справедливости от светской власти.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Бои в Пальмире

    Террористы «Исламского государства» вторглись в древнюю Пальмиру. Античный город с историческими памятниками превратился в поле ожесточенных боев между войсками Ассада и исламскими боевиками. ЮНЕСКО и археологи мира в отчаянии: оазис может повторить судьбу Ниневии, Нимруда и Хатры.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Сердце пустыни

    Руины древнего города расположились в центре Сирийской пустыни. На протяжении нескольких веков процветающий оазис Пальмира, «город пальм», служил местом остановки караванов, следовавших по Шелковому пути. Золотой век подошел к концу, и мегаполис засыпали пески. С самого начала гражданской войны в Сирии ЮНЕСКО беспокоится за античный город.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Храм Бэла

    В I веке нашей эры обитатели Пальмиры возвели храм в честь месопотамского божества Бэла. За постройку в римском стиле должна была заплатить Римская империя в знак благодарности за присоединение города-оазиса к могущественной державе. Сейчас стены храма изрешечены пулями – последствия недавних боевых действий.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Улица изысков

    Созданная во II веке колоннада протяженностью в тысячу метров открывается аркой, названной в честь римского императора Адриана. Раньше Арка Адриана служила входом на улицу, где продавались специи, духи, драгоценные камни и другие сокровища. Эта постройка – классический пример популярного в те времена греко-римского архитектурного стиля.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Римский памятник

    Тетрапилон был построен на перекрестке четырех дорог. Стройные колонны, поддерживающие альков, выполнены из красного гранита, специально привезенного из карьеров египетского Асуана. Сегодня все колонны кроме одной полностью реконструированы.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Повелитель ветров

    До сих пор неизвестно, когда именно был достроен этот храм в честь бога ветров Баалшамина. Эта постройка действительно пережила пустынне бури лучше других храмов Пальмиры. Считается, что монумент Баалшамина был построен финикицами, пришедшими в город, чтобы поселится в нем.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Восточный театр

    В Пальмире, как и во многих греко-римских городах, находились портики, термальные ванны и театры. На этой сцене игрались восточные трагедии. К сожалению, пьесы, написанные на арамейском языке, не сохранились. Арена театра также использовалась для гладиаторских боев.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Высшее общество

    Около двухсот важнейших представителей общества когда-то собирались на этом месте. Заседания городского совета проводились на юго-западе агоры, рыночной площади города. В собрании принимали участие члены высшего общества – выходцы из влиятельных купеческих семей решали судьбу оазиса в пустыне.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Загробная роскошь

    За городскими воротами располагаются могильники. Знатные и богатые семьи строили башни-саркофаги, рассчитанные сразу на несколько поколений. Кроме того, сохранилось много подземных захоронений, украшенных роскошным орнаментом и фресками, которые свидетельствуют о богатой жизни этого периода.

  • Трагедия Пальмиры: захваченный оазис

    Под угрозой уничтожения

    В III веке нашей эры Пальмира превратилась в военную базу, переходившую из рук в руки. Золотой век оазиса подошел к концу, и великолепие города покрылось песками пустыни. Сейчас Пальмира захвачена боевиками «Исламского государства», и ЮНЕСКО опасается, что это может привести к трагедии — полному уничтожению древнего оазиса.

    Автор: Ананда Бройнинг, Ксения Сафронова


Россия и Кавказ на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Поиск изображений
  • Просматривать
    • от Субъекта
    • по названию
    • по коллекциям
    • от издателя
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Судьбоносный шаг к аннексии

Последнее двустороннее соглашение между Абхазией и Россией может решить судьбу отколовшегося от Грузии региона.

На фоне высокой политической драмы легко упустить из виду региональные события. История отравления Алексея Навального, его бегства в Германию, возвращения и ареста доминировала в освещении России на Западе. Специалисты также сосредоточили внимание на борьбе вокруг газопровода «Северный поток — 2» и последствиях войны в Нагорном Карабахе. Между тем, когда в ноябре прошлого года оккупированный Россией регион Абхазии подписал с Москвой соглашение из 46 пунктов о создании единого социально-экономического пространства, мало кто обратил на это внимание.Несмотря на то, что программа преподносилась как попытка облегчить экономические проблемы территории, она знаменует собой огромный шаг к возможной аннексии грузинского региона Россией.

В новом документе содержится множество новых положений, отсутствовавших в военном соглашении 2014 года. Новый пакт предусматривает различные положения о продаже местной недвижимости, в том числе положение о двойном гражданстве, позволяющее россиянам получать абхазские паспорта. Будет принят целый ряд законов, согласно которым российские инвесторы смогут вкладывать деньги и покупать контрольные пакеты акций того, что еще остается ценным в Абхазии.

В последнем соглашении также предлагается разрешить россиянам покупать в энергетическом секторе Абхазии. Кроме того, абхазы внесут законодательные и административные поправки в соответствии с российским законодательством в социальной, экономической, медицинской и политической сферах. Также есть положение об упрощении юридических процедур для российских инвесторов.

Хотя в конечном итоге это может дать толчок дряхлой абхазской экономике, высокий уровень гармонизации с российским законодательством закладывает основу для будущего слияния с Россией.Именно эта дилемма между более тесным сотрудничеством с Россией и глубоким страхом перед намерениями России будет преследовать абхазский политический класс в обозримом будущем. Хотя официально новая «социально-экономическая» программа не предполагает изменения политического статуса Абхазии, абхазские элиты опасаются, что они идут по пути возможного присоединения к России.

Критика пакта в Абхазии вынудила лидера региона Аслана Бжания категорически отрицать, что Абхазия теряет какой-либо суверенитет.Вместо этого он подчеркнул положительные элементы документа, особенно открытие Сухумского аэропорта. Бжания также сослался на хроническую нехватку энергии в Абхазии и острую потребность в помощи России в качестве оправдания сделки. Тем не менее, опасения сохраняются. В конце концов, в отличие от Южной Осетии, другого оккупированного Россией региона Грузии, Абхазия никогда не вынашивала идею слияния с Россией.

Но Россия играет в долгую игру. Давление на Абхазию постепенно нарастало в течение 2020 года.После отставки любимого клиента Москвы Рауля Хаджимбы кандидатура Бжания была воспринята кремлевскими чиновниками с подозрением. В результате, когда он выиграл, Бжанию пришлось несколько раз приезжать в Москву, чтобы поцеловать кольцо, даже несмотря на то, что российское финансирование продолжало истощаться в условиях пандемии. Стоимость возобновления помощи, по-видимому, заключалась в усилении экономической гармонизации и в связи с надвигающейся угрозой возможной ассимиляции.

Благодаря российским инвестициям в энергетический сектор и покупке земли Абхазия постепенно утратит последние остатки фактической независимости.В экономическом плане Абхазия намного богаче Южной Осетии. Но контроль над ним имеет и другие достоинства. Из всех сепаратистских регионов, контролируемых Россией, Абхазия, возможно, занимает наиболее стратегическое положение. Проход с севера на Южный Кавказ, регион также славится своими гаванями и военной инфраструктурой. Контроль над ним дает России возможность сдерживать расширение НАТО/ЕС в регионе.

Российские планы в Абхазии также следует рассматривать в контексте стремления России укрепить свое присутствие на Южном Кавказе, особенно после событий в Карабахе и российской миротворческой миссии там.Экономические вторжения в Абхазию также означают дальнейшее дистанцирование от других потенциальных игроков, таких как Тбилиси и коллективный Запад.

 

Эмиль Авдалиани специализируется на более широком регионе Евразии, уделяя особое внимание Южному Кавказу.

(PDF) Присоединение народов Северного Кавказа к России

https://doi.org/10.15405/epsbs.2019.12.04.134

Автор, ответственный за переписку: Шахрудин Гапуров

Отбор и рецензирование под ответственность Организатора Комитет конференции

eISSN: 2357-1330

года вместе».Главу («Гражданство брали не по принуждению. О процессе

о присоединении Ингушетии к России») написана профессором Дахкильговым (2010 г.). В основу легла

присяга на верность России ингушских старшин на 4– 6 марта 1770 г. Однако ингушские ученые

считают, что это событие было лишь формальным завершением исторического процесса, начавшегося в конце шестнадцатого

века. -Мурза направил

русскому царю Федору Ивановичу челобитную с прошением о принятии его в российское подданство.

Дахкильгов (2010) заключает: «Вслед за учеными некоторых других народов мы могли бы признать 1587 год

годом единения наших предков с Россией» (с. 8). Однако в 1587 г. никаких посольств и

челобитных в Москву не посылалось. То прошение было отправлено в Москву в 1588 году. Ответное письмо царя Федора Ивановича

было отправлено в 1589 году. Окины — чеченцы. По Гриценко (1975), название «Окина» образовано

от названия чеченского села в Оку-Юртовской равнине, основанного в XVI в. людьми

чеченского тейпа.Магомадова (2012) пишет: «Терские окины были представителями первой волны переселения

чеченцев в пределах Терека» (с. 149).

Оку-Юрт и близлежащие селения аккинских чеченцев были объединены в феодальные владения

Акка Мурзы Ушурма. Волкова (1974) считала, что он располагался на реке Аргунь, «недалеко от

выхода реки на равнину» (с. 29). По Ахмадову (1983), земли ококских мурзов простирались на

от Ауха на востоке на запад вдоль Качкалыковского хребта.Профессиональные этнографы и большинство

жителей Северного Кавказа знают, что аккины — это чеченцы, большая часть которых (около 150 тысяч

человек) проживает в Дагестане. А аккинцы никогда не отождествляли себя с ингушами. До

восемнадцатого века чеченцы (нохчи), акыны, ингуши (галгаи) составляли единый этнос – нахи,

вайнахи. Ингуши отделились от вайнахов-чеченцев в 18 веке. Название «ингуш»

появилось только в восемнадцатом веке.Поэтому 1588 посольство жителей Чечни в Москву

не может быть началом российско-ингушских отношений. В «России-Ингушетии…» есть карта Российской

Империи 1725-1801 гг., составленная Дахкильговым (2010). Были отмечены все регионы Кавказа (Дагестан, Осетия,

Кабарда, Ингушетия, Грузия и др.). Однако Чечни нет (Дахкильгов, 2010). Автор

хотел сказать, что на Северном Кавказе нет области с названием «Чечня».Однако во всех

картах и ​​историко-этнографических трудах XVIII — начала XIX вв. территория проживания чеченцев упоминается

, а территория ингушей упоминается нерегулярно.

Российско-ингушский договор 1770 года является первым двусторонним официальным документом, в котором

отражено начало присоединения Ингушетии к России. В российско-ингушских отношениях ничего не изменилось. В

Ингушетии не было официальных российских представителей, российских органов управления.Более того,

ингушей продолжали притеснять кабардинских и кумыкских феодалов, требовавших дани. Никакой реальной помощи и защиты со стороны российских властей ингуши не получали. Более того, царское правительство приказало

генералу Медему «не отторгать ингушей от кабардинских, потому что ингуши признали себя

данниками» (Бутков, 1869, с. 44). Для русских властей хорошие отношения с кабардинскими князьями

были важнее защиты ингушей от соседних феодалов.В 1806 году у кабардинского

князя Бутока Джамбулатова было 6 аманатов из знатнейших ингушских родов. Кабардинские князья

напали на ингушей те отказались платить дань. Во время одного из таких нападений кабардинцы убили свыше

100 ингушей и угнали их скот (РГВИА). Строительство крепости Владикавказ вызвало

серьезных недовольств ингушей (Бутков, 1869).

Брифинг: почему регион Северного Кавказа в России нестабилен?

Автор: Закари Лауб, помощник корреспондента Совета по международным отношениям

Введение

Серия взрывов террористов-смертников в преддверии зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи привлекла новое внимание к нестабильному региону Северного Кавказа в России.Насилие подчеркивает проблемы управления и борьбы с терроризмом в географически и этнически обособленном регионе федерации, где долгое время существовали сепаратистские движения. Россия вела две войны против чеченских сепаратистов в первое десятилетие после распада Советского Союза в 1991 году, проиграв первую и выиграв вторую. В последнем конфликте чеченская националистическая идентичность сопротивления была заменена исламистской, охватившей регион Северного Кавказа. Это подпитывало повстанческое движение низкого уровня, охватившее Северный Кавказ и нацелившееся на мирных жителей в других частях России. Наблюдатели за соблюдением прав человека говорят, что деспотичные кампании по борьбе с повстанцами, проводимые силами безопасности, отвлекли внимание от коренных причин конфликта, а аналитики предупреждают, что нарушения прав человека могут радикализировать новое поколение повстанцев.

Кто населяет Северный Кавказ?

Северо-Кавказский регион находится в самой юго-западной части Российской Федерации и был колонизирован Российской империей в девятнадцатом веке. Омывается Черным и Каспийским морями . На юге граничит с южнокавказскими народами Грузии и Азербайджана.

Северо-Кавказский федеральный округ с населением 10 миллионов человек является самым маленьким из восьми федеральных округов России и единственным, в котором этнические русские не составляют большинства. В регионе проживает около сорока этнических групп, что делает его одним из самых разнообразных в России. Эта территория включает в себя шесть номинально автономных, этнически нерусских республик — с востока на запад, Дагестан, Чечню, Ингушетию, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию — и Ставропольский край, который как историческая приграничная территория, а не республика, юридически имеет меньше полномочий, переданных Москве. К западу от Карачаево-Черкесии находится Краснодарский край, где Сочи расположен на берегу Черного моря недалеко от границы со спорной грузинской территорией Абхазии.

Ислам суннитского толка является доминирующей религией региона. Большинство местных мусульман исповедуют местный вариант суфизма, или мистического ислама, который опирается на культурное наследие этнических групп региона и впервые был принесен на Северный Кавказ в одиннадцатом веке. В то время как Советы подавляли суфиев, теперь они сотрудничают с региональными правительствами через восемь духовных советов и получают государственную поддержку.

Салафизм, отвергающий местные обычаи, которые суфии внедряют в свою религиозную практику, был принесен в регион в первые постсоветские годы студентами, обучавшимися за границей в арабских университетах. В принципе салафиты отвергают разделение государственной и религиозной власти, призывая к соблюдению шариата. Критика салафизмом региональных правительств как коррумпированных, а суфизма как политически скомпрометированного, а также его обещание более справедливого порядка, основанного на исламском праве, привлекли сторонников.

Как долго регион был нестабилен?

Нестабильность на Северном Кавказе уходит своими корнями в столетия имперских завоеваний и местного сопротивления. Казаки начали заселять регион как агенты российской экспансии в конце восемнадцатого века, и Российская империя вела почти полувековую Кавказскую войну с 1817 по 1864 год. В Дагестане и Чечне Кавказский имамат, основанное на исламе движение сопротивления, безуспешно партизанскими методами боролся с вторгшимися русскими войсками.Русские войска закончили войну после победы над черкесами, выходцами с западного Кавказа, в битве недалеко от современного Сочи.

Зонтичная группировка современного исламистского повстанческого движения известна как Эмират Кавказ ( Имират Кавказ ). Ее лидер Доку Умаров назвал Зимние игры «сатанинскими танцами на костях наших предков», поскольку в видеообращении от июля 2013 года он призвал своих последователей сорвать Олимпиаду с «максимальной силой».

Черкесские организации, которые также выступали против проведения Олимпийских игр в Сочи, стремились использовать международное внимание к Играм, чтобы призвать к признанию жестокого обращения с ними со стороны имперской России. Но они осудили теракты террористов-смертников в Волгограде в 2013 году, которые, как они опасались, могут дискредитировать их националистические цели.

Советская политика двадцатого века еще больше способствовала сегодняшней нестабильности. Советский Союз создал автономные республики для этнических групп, закрепив разногласия на Северном Кавказе и посеяв семена межэтнического соперничества. Некоторые группы, вынужденные покинуть страну, по возвращении обнаружили, что их земли были перераспределены, что усилило межэтническую напряженность.

В неспокойные годы после распада Советского Союза президент России Борис Ельцин предпринял попытку исправить эту несправедливость сталинской эпохи, но различные этнические группы мобилизовались, чтобы бороться за ресурсы и территориальный контроль.В Чечне бывший советский офицер Джохар Дудаев провозгласил в 1991 году независимое национальное государство — Чеченскую Республику Ичкерия. Пытаясь восстановить власть Москвы, российские войска под командованием Ельцина в декабре 1994 года вторглись в страну и подвергли бомбардировке столицу Грозный. Чеченцы добились де-факто независимости после полутора лет боев, но ценой больших человеческих жертв и физического уничтожения.

Россия начала новую войну в 1999 году после того, как чеченский исламист Шамиль Басаев, соперник светского руководства Чечни, возглавил вторжение в соседний Дагестан.Путин, ухватившись за тревогу по поводу распространения повстанческого движения на соседние республики, возглавил кампанию выжженной земли, чтобы разгромить повстанцев. Он поставил «своего собственного марионеточного губернатора Ахмада Кадырова, чтобы умиротворить Чечню, и дал ему полную свободу действий, чтобы искоренить то, что осталось от повстанцев», — говорит Лиз Фуллер, аналитик финансируемого США Радио «Свободная Европа/Радио Свобода».

Как это регулируется?

Республики Северного Кавказа имеют небольшую политическую или фискальную автономию. Путин во время своего первого пребывания на посту президента России отменил ранние ельцинские федералистские уступки республикам. По словам критиков, региональных чиновников в основном назначает Кремль, что снижает их легитимность и подотчетность. Путин в свой третий президентский срок отменил реформу, инициированную его предшественником Дмитрием   Медведевым, которая предусматривала прямые выборы глав республик. Их снова избирают ассамблеи, избирающие лидера из одобренного Кремлем списка кандидатов.

Чечня остается исключением. Кремль официально прекратил контртеррористические операции во время второй чеченской войны в 2009 году и предоставил лидеру республики Рамзану Кадырову, чей отец Ахмад ранее занимал этот пост, широкую свободу действий для подавления повстанческого движения.С тех пор Кадыров ввел в качестве государственной религии идиосинкразическую форму ислама, которая является анафемой как для светских чеченцев, так и для растущего салафитского населения.

Безработица и бедность эндемичны для Чечни, несмотря на миллиарды долларов, которые Москва предоставила Кадырову на восстановление. Проблемой является и неравномерность развития: другие республики лишены подобных инвестиций. «У Северного Кавказа нет защитника, а природа Москвы такова, что вам нужен влиятельный защитник, чтобы открыть кошелек», — говорит Марк Галеотти, специалист по вопросам безопасности России в Нью-Йоркском университете.

Государственные институты широко воспринимаются как коррумпированные и незаконные, а суфии и салафиты создали параллельные институты для разрешения споров. Некоторые суды применяют адат, обычное право, существовавшее до прихода ислама в регион; другие соблюдают шариат. В некоторых республиках они действуют легально, а в Чечне и Дагестане действуют подпольно, сообщает Международная кризисная группа.

Причины конфликта

  • Этнический:  Группы стремятся к автономии, конкурируют за ресурсы или преследуют реваншистские территориальные цели, которые могут проявляться в насильственных конфликтах, когда политические и юридические каналы не могут их удовлетворить. Полиция и местные чиновники, считающиеся предвзятыми или коррумпированными, усугубляют эти проблемы.
  • Политический:  После подавленных сепаратистских амбиций и массивной, неизбирательной силы государства, повстанцы обещают альтернативу тому, что считается безнаказанностью со стороны России за злоупотребления.
  • Экономический:  Неравномерное развитие республик, слабое развитие внутри них, повсеместная коррупция, безработица и клиентелизм заставляют жителей стремиться к более справедливому порядку.
  • Религия: Салафиты маргинализируются суфиями, которые считают «ваххабизм» чуждым; региональные правительства кодифицируют эту дискриминацию.

Какие повстанческие группы там действуют?

Эксперты по безопасности по-прежнему сосредоточены на Имарате Кавказ, зонтичной группе, состоящей из подразделений ( джамаата ), разбросанных по Северному Кавказу, которые приняли экстремистскую исламистскую мантию под руководством своего откровенного лидера Умарова. Ветеран обеих чеченских войн, он объявил о создании СЕ в 2007 году, призвав к «изгнанию неверных» с «исторических земель мусульман». Это стало кульминацией эволюции повстанческого движения от чеченского национализма к исламизму на Северном Кавказе.В последующие годы очаг повстанческого движения переместился в соседний Дагестан.

чеченца тренировались с «Аль-Каидой» в Афганистане до терактов 11 сентября 2001 года, а сеть Усамы бен Ладена поставляла им бойцов и средства во время второй чеченской войны. Аналитики говорят, что сходство в риторике или идеологии групп не следует путать с общими целями или организационными связями.

Хотя Умаров мог быть убит в конце 2013 года, аналитики сомневаются, что это окажет большое влияние на деятельность повстанцев: считается, что он является скорее подставным лицом, чем оперативным командиром, а функции -го джамаата носят относительный характер.

За какие теракты несут ответственность северокавказские группировки?

Басаев, возглавивший исламистских сепаратистов после окончания крупных боевых действий во второй чеченской войне, считается тактиком, ответственным за массовые захваты заложников в начале 2000-х годов. Требуя вывода российских войск из Чечни, в октябре 2002 г. боевики на три дня взяли в заложники около тысячи человек в московском театре. По меньшей мере 115 заложников были убиты при штурме театра российскими войсками. Два года спустя боевики захватили 1100 человек в бесланской средней школе.Более трехсот человек было убито, в том числе много детей, когда российские войска напали на школу.

В этот период в конфликте появились первые женщины-смертницы. Российские и западные СМИ окрестили их «черными вдовами», полагая, что они мстят российским силовикам за убийство их мужей-боевиков. Но эксперты предупреждают, что это явление преувеличено прессой.

Басаев оставался лидером сепаратистов до своей смерти в 2006 году, но к тому времени он отдалил от себя большую часть своей чеченской базы, сообщал в то время Economist .

Начиная с 2008 года, Имарат Кавказ начал преследовать силы безопасности и других агентов государства в пределах Северного Кавказа. Но некоторые из самых громких атак были направлены на транспортную инфраструктуру Москвы: в 2009 году с рельсов сошел скоростной поезд, в результате чего погибло 28 человек; в 2010 году две женщины взорвали себя в метро, ​​убив сорок и ранив восемьдесят восемь человек; а в 2011 году ингуш убил не менее 37 человек в аэропорту Домодедово.

Взрыв смертника в волгоградском автобусе в октябре 2013 года и двойной взрыв железнодорожного вокзала и троллейбуса в декабре потрясли Россию по мере приближения Сочинских игр; это были первые теракты в России за пределами Северного Кавказа после Домодедово.К декабрьским терактам причастны двое этнических русских.

Каков подход России к борьбе с повстанцами?

Сотрудники службы безопасности обладают широкими полномочиями объявлять контртеррористические операции, что позволяет им действовать с небольшими ограничениями. Правозащитные группы по-прежнему заявляют об убийствах, исчезновениях и пытках со стороны российских силовиков, а также о коллективном наказании семей подозреваемых и применении чрезмерной силы, что часто приводит к жертвам среди гражданского населения.

По данным ICG, в Чечне, где власть Кадырова в значительной степени ничем не ограничена, силы безопасности применили деспотичный, ориентированный на безопасность подход, стремясь уничтожить не только боевиков-салафитов , но и саму теологию. Правозащитники утверждают, что в ходе «зачисток», последовавших за периодом боевых действий во второй чеченской войне, силы безопасности задержали или убили большое количество гражданских лиц под предлогом поиска боевиков. Насильственные исчезновения, пытки и внесудебные казни были обычным явлением в кампании по борьбе с повстанцами, которая последовала за боевыми действиями во время второй чеченской войны. С тех пор они стали предметом дел в Европейском суде по правам человека, который обязал семьи жертв выплатить компенсацию.(По данным Хьюман Райтс Вотч, Россия неэффективно исполняла эти судебные решения.)

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов впервые применил более мягкий, основанный на правоохранительных органах подход к искоренению экстремизма после своего назначения в 2010 году. и наладил межконфессиональный диалог.

В январе 2013 года Путин заменил Магомедова Рамазаном Абдулатиповым, который изменил этот относительно толерантный подход.Салафитов в Дагестане преследуют, есть сообщения о массовых арестах. После этого реабилитационная комиссия была закрыта.

Было ли это эффективно?

Насилие на Северном Кавказе в последние годы снизилось, по данным независимого новостного сайта Кавказский узел, который задокументировал 1710 жертв повстанцев и противоповстанческих действий в 2010 году и 986 жертв в 2013 году.

В то время как Дагестан принял на себя основную тяжесть насилия в 2013 году, в Кабардино-Балкарии, Чечне и Ингушетии погибли десятки человек.В общей сложности в 2013 году было убито 127 сотрудников сил безопасности и 104 гражданских лица. Жесткие репрессии, вероятно, во многом способствовали снижению уровня насилия, говорят эксперты, но злоупотребления со стороны сил безопасности, вероятно, помогают повстанцам мобилизовать население.

Представляют ли группы в регионе угрозу за пределами России?

В 2010 году Соединенные Штаты признали Умарова «глобальным террористом», а в следующем году CE — иностранной террористической организацией. Точно так же Комитет Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении «Аль-Каиды» включает CE и Умарова в свой санкционный список, что способствует замораживанию активов и запрету на поездки. Москва изображает Северный Кавказ фронтом так называемой «глобальной войны с террором».

Сообщается, что

чеченца входят в число иностранных боевиков в гражданской войне в Сирии, присоединяясь к исламистским ополчениям против поддерживаемого Россией правительства Асада. Но мятеж на Северном Кавказе коренится в местных обидах и националистических амбициях, а не в универсальной идеологии глобального джихада, говорит Галеотти, добавляя, что чеченцы, воюющие за границей, часто происходят из диаспоры.

По мнению аналитиков, боевики на Северном Кавказе не преследуют иностранных интересов. После теракта на Бостонском марафоне в апреле 2013 года, когда два этнических чеченца несут ответственность за взрыв, в результате которого три человека погибли и сотни получили ранения, дагестанское крыло Имарата Кавказ опровергло нападение, заявив, что оно находится в состоянии войны только с Россией.

Первоначально эта справочная информация появилась на веб-сайте Совета по международным отношениям.

Кавказская история почти повторяется в Крыму | мир | Главные новости и перспективы со всего мира | ДВ

Кавказские сепаратистские территории имели определенную степень независимости еще до войны 2008 года, а Крым является автономной республикой с определенной степенью самоопределения.И в кавказских провинциях, и в Крыму также проживает пророссийское население, предпочитающее более тесные связи с Москвой, чем со своими столицами. Но, несмотря на некоторое сходство, картина более тонкая.

Историческая напряженность

Хотя Крым на 58% состоит из русских, на 24% из украинцев и на 12% из крымских татар, ситуацию на полуострове вряд ли можно сравнить с Южной Осетией и Абхазией, где эскалация была основана на истории насилия .

В 1990-е годы в регионе произошло несколько насильственных конфликтов, когда этнические грузины сталкивались с осетинами и абхазами. Южная Осетия де-факто провозгласила независимость в 1991 г., Абхазия – в 1999 г.

Россия как защитник

Исторический контекст невозможно игнорировать, считает Джонатан Коэн, программный директор миротворческой НПО «Ресурсы примирения». Он сказал, что южные осетины и абхазы рассматривают Грузию как угрозу и обращаются за защитой к России.

«В 2008 году население Южной Осетии и Абхазии чувствовало себя очень неуверенно из-за поведения правительства Грузии», — сказал он DW, добавив, что в конце 1980-х правительство Грузии действовало под лозунгом «Грузия для грузин». и что тысячи людей были убиты и сотни тысяч были перемещены.

«Они искали охрану откуда-то еще», — сказал Коэн. «Безопасность России была тем, что они приветствовали. Наследие насилия такого масштаба — это совсем другой контекст, чем Крым.»

Временно исполняющий обязанности премьер-министра Украины Арсений Яценюк обратился за помощью к Западу в Крыму

В то время как у южных осетин и абхазов были исторические основания для недоверия к Грузии, прецедентов, когда этническое русское большинство в Крыму боялось украинского правительства, меньше. Некоторые в Крыму, однако, заявили, что обеспокоены разнообразием сил, составляющих временное правительство в Киеве, в том числе некоторыми «антироссийскими» элементами, указал Коэн. Оксфордский университет: «Нет абсолютно никаких доказательств того, что русские или русскоязычные находятся в опасности от чего-либо вообще в какой-либо области Украины на данный момент.Вместо этого, по его словам, опасения среди пророссийского сектора в Крыму сильно подогреваются «российской пропагандой в СМИ». нагнетать сепаратистскую напряженность, чтобы оправдать политическое и военное вмешательство.

«Россия очень хорошо умеет использовать линии разлома и использовать возможности, — сказал Коэн. — Она действовала очень быстро, чтобы сделать это [в Украине].И я думаю, что в политике ЕС в отношении того, что происходило на Украине в течение длительного периода времени, не хватало предвидения». напряженности и использовать ее для отделения территорий от Грузии.Поскольку срок действия советских паспортов истек в 1990-е годы, российские власти упростили жителям Южной Осетии и Абхазии получение российских документов, а не грузинских, которые они отвергли по политическим мотивам . Затем в 2008 году Москва объявила своих граждан атакованными. По словам Коэна, тот факт, что на Западе «не уделялось серьезного внимания вопросу о том, можно ли выдавать нейтральные проездные документы абхазам или югоосетинцам», был упущенной возможностью разрядить напряженность в Грузии.

Российские силы в Крыму заблокировали доступ к украинским военным базам

«Это действительно устоявшаяся схема российской внешней политики — практика поощрения людей брать российские паспорта, что затем дает России повод защищать своих граждан, — сказал Блэкер DW.

Хотя поступали сообщения о так называемой «паспортизации» в Крыму, в данном случае Россия использовала этническую принадлежность как оправдание для защиты своих граждан от того, что президент России Владимир Путин назвал «неконституционным переворотом», осуществленным Временное правительство в Киеве.

«Россия по-прежнему считает этнических русских своей ответственностью, даже если они не являются гражданами России», — сказал Блэкер.

Стратегические интересы

Многие действия России как в Грузии, так и на Украине также можно объяснить страхом перед тем, что члены НАТО будут находиться слишком близко для комфорта.

«Вопросы о том, должна ли Украина стать членом НАТО, очень глубоко укоренились в том, что произошло», — сказал Коэн, добавив, что отношения НАТО с Украиной в последние годы, когда она пыталась расширить членство в стране, «постоянно создавали напряженность». и сыграл на страхе России — и это законный страх — перед тем, что НАТО окажется у ее порога».

Украина вполне могла признать, что переговоры с НАТО могут угрожать России: 5 марта появились сообщения о том, что украинский парламент готов возобновить дебаты о вступлении в НАТО, процесс, который продолжался до избрания Виктора Януковича президентом в 2010 году, когда Как указывает Коэн, Янукович был «избран по списку не вступать в НАТО».

Грузия тоже твердо стояла на пути к членству в НАТО до 2008 года, и именно нападение Грузии на Южную Осетию, казалось бы, забило последний гвоздь в крышку гроба ее перспектив вступления в НАТО. Блэкер даже сказал, что Россия использовала «Южную Осетию и Абхазию как своего рода инструмент для переговоров, чтобы помешать [Грузии] вступить в НАТО».

«То, что Россия делает сейчас, среди прочего, посылает четкий знак того, что Украина не может стать частью НАТО, потому что она является частью сферы влияния России», — сказал Блэкер.

Быстрые решения

Корни многих трений на Кавказе и в Крыму связаны с распадом Советского Союза

Блэкер добавил, что, пытаясь отделить регионы с сепаратистскими тенденциями от их сделать, это дестабилизировать страны вокруг него и ослабить их — и облегчить доминирование над ними».

После войны 2008 года отколовшиеся кавказские провинции Южная Осетия и Абхазия остались изолированными, непризнанными большей частью международного сообщества и сильно зависимыми от России.События в Крыму, казалось бы, развивались молниеносно в последние несколько недель, и крымский парламент объявил референдум о том, должен ли полуостров стать частью Российской Федерации, до 16 марта.

Коэн пояснил: Политики должны задуматься над тем, что решения, которые принимаются сегодня, будут преследовать последующие поколения, если они не будут приниматься трезвым и умеренным образом».

«Урок для Украины в том, что критически важно не недооценивать сложность ситуации.И не рассматривать это в черно-белых тонах», — сказал он.

Но оглядывание назад может только помочь. Несмотря на близкое знакомство со всеми тонкостями российской политики, Блэкер признал, что российская оккупация Крыма застала его врасплох.

«Я не думал, что Путин зайдет так далеко, — сказал он. — Я думаю, довольно трудно предсказать, что он собирается делать дальше».

Южный вектор: необходимость модернизации политики России на Южном Кавказе — Московский Центр Карнеги

Для обеспечения национальной безопасности России необходима комплексная стратегия в регионе Южного Кавказа.

В 2015 году Россия ввела силу в Сирию и вновь стала действующим лицом на Ближнем Востоке. Однако Ближний Восток граничит с регионом, имеющим решающее значение для безопасности и стабильности юга России: с Южным Кавказом. Для обеспечения своей национальной безопасности Россия должна разработать комплексную стратегию на Кавказе и за его пределами.

Война вспыхнула в кавказском Нагорно-Карабахском регионе перед распадом Советского Союза и способствовала падению СССР.После распада СССР в Грузии вспыхнули открытые вооруженные конфликты — между грузинами и абхазами, между грузинами и осетинами и внутри самой Грузии.

Собственный Северный Кавказ России также стал свидетелем конфликта. Война в Чечне, затянувшаяся более чем на десятилетие, стала не только колоссальной трагедией для этносов России, но и суровым испытанием для политиков, вооруженных сил и правоохранительных органов страны. Урегулирование чеченского конфликта к середине 2000-х годов стало одним из ключевых столпов внутренней консолидации Российской Федерации.С тех пор ситуация на Северном Кавказе остается важнейшим показателем стабильности и дееспособности российского государства.

Многое изменилось на Южном Кавказе со времен СССР. На месте трех бывших советских республик сейчас фактически шесть государств и (квази)государственных образований с разной степенью легитимности и независимости. Война 2008 года между Россией и Грузией оставила глубокий след в отношениях между двумя странами. Аннексия Крыма Россией в 2014 году коренным образом изменила геополитическую ситуацию в Черноморском бассейне.Вспышка в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года продемонстрировала, что конфликт, замороженный еще в 1994 году, остается спящим вулканом, который в любой момент может извергнуться с большей силой, чем в прошлом.

Как и Советский Союз до него, бывший Советский Союз — как социально-политическая единица, которая существовала годами по инерции — ушел в историю. Это требует от Москвы по-новому взглянуть на Южный Кавказ.

Достигнув независимости от России, регион вернулся к своей истории и географии.Для армянского, грузинского и азербайджанского народов «русский период» их истории был впечатляющим, но относительно коротким — менее двух столетий. В геополитическом плане исчезновение советской границы означало возвращение на Кавказ региональных держав, таких как Турция и Иран, а также появление таких глобальных игроков, как США и Китай.

Распад «малой Евразии» — Советского Союза, правопреемника Российской империи — в конце ХХ века сменился в начале ХХI века формированием Большой Евразии как взаимосвязанной экономической, политической и военной сети который охватывает весь континент от Португалии до Кореи.Экономическая и, в некоторой степени, политическая экспансия Китая, отраженная в пекинской инициативе «Один пояс, один путь», была ключевой движущей силой этого процесса. Один из маршрутов, связывающих Китай и Европу, проходит через Южный Кавказ. На основании всего этого можно сделать несколько важных выводов о значении региона для военной и внешней политики России.

Южный Кавказ — один из наиболее динамично развивающихся секторов южного соседства России. Конфликт в Нагорном Карабахе может привести не только к локальной войне между Азербайджаном и Арменией, но и к региональной войне с участием Турции, в которую, скорее всего, будет втянута Россия.

Остаются в замороженном состоянии конфликты с Грузией в Абхазии и Южной Осетии, но они не разрешены. Если к власти в Тбилиси придет правительство, желающее вернуть отколовшиеся территории, границы Абхазии и Южной Осетии, охраняемые российскими пограничниками, могут снова стать линиями боевых действий.

Чтобы предотвратить эти угрозы и отреагировать на них, Россия должна усилить свой военный потенциал в регионе. Но, прежде всего, нужна активная региональная дипломатия. Россия должна поддерживать баланс между своим союзником Арменией и важным партнером Азербайджаном, жестко сдерживать Ереван, Баку и карабахское руководство от новой войны.

Для Москвы также важно поддерживать диалог с Тбилиси даже при отсутствии дипломатических отношений. Он должен продолжить обсуждение вариантов постепенной и частичной нормализации отношений, в том числе на границах Абхазии и Южной Осетии.

Расширение НАТО — проблема, вызвавшая войну в Грузии в 2008 г. и на Украине в 2014 г. — не является серьезной угрозой. По сути, две войны наложили ограничения на попытки дальнейшего расширения НАТО к границам России.

Соединенные Штаты останутся ведущим военным партнером Грузии. На территории Грузии по-прежнему будут работать американские военные специалисты, а Грузия продолжит проводить совместные учения с США и другими членами НАТО. Однако вступление Грузии в НАТО и создание постоянных американских военных баз на территории Грузии представляются весьма отдаленными перспективами. Столь же маловероятно, что Грузия в обозримом будущем вступит в Евросоюз. Эта ситуация дает Москве дополнительную возможность убедить Тбилиси в том, что ему следует сохранять ровные отношения с Россией и прагматично подходить к существующим вызовам.

К силам, реально угрожающим безопасности всех государств Южного Кавказа, а также России (особенно Северного Кавказа), относятся исламский экстремизм и терроризм. России следует объединить усилия не только со своими соседями на Южном Кавказе, но и с Турцией и Ираном, странами, с которыми Москва уже заключила союз по расчету в Сирии. Сотрудничество в борьбе с терроризмом — при том понимании, что разные страны имеют разные определения того, что делает террориста — могло бы служить прототипом региональной системы безопасности, которую Россия могла бы построить к югу от Большого Кавказского хребта.

Хотя союзы России с Турцией и Ираном носят ситуативный и ограниченный характер, некоторые конкретные интересы этих стран близки. Москва должна использовать это для выработки новой модели долгосрочных отношений с Анкарой и Тегераном в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Если бы они основывались на взаимном доверии в военно-политической сфере и общем понимании вызовов, непосредственно влияющих на безопасность каждой страны, эти отношения могли бы существенно повысить безопасность южных регионов России, от Черного моря до Каспия.

Чтобы противостоять все более серьезным региональным вызовам, внешняя и военная политика Москвы должна четко определять интересы и цели России и намечать стратегию России для их достижения как на региональном, так и на национальном уровне. Это требует досконального знания и глубокого понимания современных реалий и тенденций на Южном Кавказе. Необходим гораздо более высокий уровень региональной экспертизы, исследований и анализа — как в Москве, так и в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах России.Российские военачальники, дипломаты и члены разведывательного сообщества, а также приглашенные сторонние эксперты также должны работать более тесно на всех уровнях, от Москвы до региональных штабов.

Этот материал является частью проекта «Минимизация риска столкновения Восток-Запад: практические идеи европейской безопасности», поддерживаемого Министерством иностранных дел и по делам Содружества Великобритании.

Автор:

Территориальные конфликты на Кавказе

Абхазия

На протяжении 1992-1993 годов Абхазия вела войну за отделение от Грузии, в результате которой погибло не менее 10 000 человек.Он вышел победителем, и с момента окончания конфликта в 1993 году республика пользовалась фактической независимостью. Правительство Абхазии финансово зависит от России, которая также имеет там военную базу с численностью около 4500 человек. Абхазия имеет активное гражданское общество и активную политическую активность оппозиции. На территории есть некоторые постоянные проблемы, такие как несовершенная система уголовного правосудия, дискриминация этнических грузин и высокий уровень безработицы.

В советский период Абхазия пользовалась автономией в составе Грузинской Советской Социалистической Республики (ССР), но по мере того, как Советский Союз начал распадаться, напряженность между этническими абхазами и грузинами начала расти.В апреле 1991 г. Верховный Совет (руководящий орган) Грузии под председательством Звиада Гамсахурдиа принял проект о государственной независимости, провозгласив юридическую силу конституции Грузии 1921 г. над советской, что поставило под вопрос вхождение Абхазии в состав Грузии. 14 августа 1992 года Абхазия предприняла такой же шаг, как и Грузия, восстановив Конституцию Абхазии 1925 года и провозгласив независимость республики. В ответ Грузия аннулировала это решение и ввела в Абхазию войска Национальной гвардии, начав войну.

Активные боевые действия продолжались до конца сентября 1993 г., с ожесточенными боями в Сухум/и, Гагре и Очамчире. Военные преступления были совершены против гражданского населения Абхазии обеими сторонами, включая изгнание грузинских граждан из Абхазии по этническому признаку. Боевые действия развивались на фоне более широкого гражданского и политического конфликта в Грузии между сторонниками Гамсахурдия (ставшего первым президентом Грузии) и силами, служившими Эдуарду Шеварднадзе, возглавившему законодательный орган Грузии.

Абхазский конфликт превратился в войну на истощение, когда абхазские войска отступали перед лицом наступающих грузинских войск, а затем переходили в контрнаступления, чтобы вернуть утраченные земли. Помимо абхазских ополченцев, в боевых действиях на стороне Абхазии также участвовали донские и кубанские казаки, а также наемники и добровольцы с Северного Кавказа, в первую очередь чеченские полевые командиры Шамиль Басаев и Руслан Гелаев.

В июле 1993 года Абхазия подписала с Грузией мирное соглашение о временном прекращении огня, нарушенное абхазами, силы которых затем восстановили контроль почти над всей территорией Абхазии.14 мая 1994 года Грузия и Абхазия подписали соглашение о прекращении огня. После прекращения боевых действий в зону конфликта были переброшены миротворческие силы СНГ в составе российских военнослужащих, а также военных наблюдателей Миссии ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ).

Таким образом, МООННГ в координации с Российской Федерацией, ОБСЕ и рядом европейских стран, а также США осуществляла деятельность, направленную на стабилизацию ситуации и достижение всеобъемлющего урегулирования конфликта и возвращение беженцев и перемещенных лиц.В то же время за эти годы был достигнут незначительный прогресс. В то время как ситуация оставалась в основном спокойной, она также была напряженной.

Однако война 2008 года между Грузией и Россией в Южной Осетии оказала глубокое влияние на неурегулированный грузино-абхазский конфликт. После войны 2008 года Россия и небольшое количество других государств официально признали Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых стран. Коллективные миротворческие силы СНГ были расформированы в октябре 2008 года, а МООННГ продолжала свою деятельность по патрулированию и поддержанию связи.

В то время как многие в Грузии стали рассматривать конфликт как военную оккупацию грузинской территории Россией, абхазы выступают против этого, считая усиление военной, экономической и инфраструктурной поддержки со стороны России необходимым компонентом своей безопасности. Связи между Абхазией и Россией были укреплены благодаря договору о стратегическом партнерстве, подписанному в ноябре 2014 года, и Абхазия значительно улучшилась в материальном отношении благодаря России, которая размещает там около 4000 военнослужащих и покрывает более половины государственного бюджета Абхазии.В то же время часть абхазской элиты отступает в вопросах суверенитета, и в абхазско-российских отношениях наблюдается определенная напряженность.

 

Чечня

Подготовка к Первой чеченской войне началась с распадом Советского Союза, когда в ноябре 1990 года главой неофициальной чеченской оппозиции был избран Джохар Дудаев, выступавший за суверенитет Чечни в составе Советского Союза. В июне 1991 года съезд оппозиции под руководством Дудаева учредил Общенациональный конгресс чеченского народа.Через месяц оно объявило Чеченскую Республику (Нохчичо) независимым государством. Спровоцированный попыткой советского переворота в Москве в августе 1991 г. Всенациональный конгресс чеченского народа призвал к роспуску Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. В течение следующих недель он захватил здания местного самоуправления и объявил себя единственным законным органом власти. В октябре 1991 года Дудаев был избран президентом Чеченской Республики. В ноябре он в одностороннем порядке провозгласил независимость Чечни.По мере роста сепаратистского движения между про- и антидудаевскими группировками стали происходить демонстрации и вооруженные столкновения, включая несколько попыток государственного переворота против Дудаева. В январе 1994 года указом Чеченская Республика была переименована в Чеченскую Республику Ичкерия.

Сама война началась после того, как Россия стала открыто поддерживать антидудаевские оппозиционные силы. В августе 1994 года эти силы предприняли наступление на сторонников Дудаева. Дудаев отдал приказ о мобилизации чеченских военных, что остановило пророссийские чеченские силы от штурма столицы Грозного.

11 декабря 1994 года Россия нанесла наземный удар по Чечне. Многие в российском правительстве и вооруженных силах выступили против операции, а многие солдаты и офицеры отказались принимать в ней участие. В то время как план и ожидания заключались в быстрой победе, которая привела бы к капитуляции Чечни, Россия с самого начала попала в трясину. Ельцин приказал военным проявлять сдержанность, но потери среди гражданского населения быстро росли, что оттолкнуло чеченское население. Из-за отсутствия подготовки и опыта русские предпочли беспорядочные ковровые бомбардировки и артиллерийские обстрелы, что привело к огромным жертвам среди гражданского населения.

Русские начали битву за Грозный в 1995 году серией воздушных налетов и артиллерийских обстрелов, что в конечном итоге привело к длительной битве, включающей ожесточенные, затяжные городские бои, в результате которых погибли тысячи мирных жителей. В конце концов столица Чечни была захвачена российскими войсками. После битвы за Грозный российские войска двинулись, чтобы захватить горные районы Чечни, но были сдерживаемы партизанской войной, даже несмотря на значительно большую военную мощь России.

Трясина вместе с деморализацией российских федеральных сил и широкомасштабным сопротивлением российской общественности войне помогли положить конец войне.После того, как Басаев и дивизионный генерал и будущий президент Чечни Аслан Масхадов возглавили операцию по осаде российских постов и баз, окружению гарнизонов в Аргуне и Гудермесе, что нанесло российским войскам тяжелые потери, российские генералы Александр Лебедь и Масхадов выступили посредниками в Хасавюртовских соглашениях по 31 августа 1996 года окончание войны.

Первая чеченская война характеризовалась грубыми нарушениями прав человека. Российские силы совершали неизбирательные атаки и непропорционально применяли силу, что привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения.Российские солдаты часто останавливали эвакуацию мирных жителей и мешали гуманитарным организациям помогать мирным жителям. Имеются многочисленные свидетельства применения российскими войсками, особенно подразделениями Министерства внутренних дел, пыток и суммарных казней сторонников сепаратистов, а также изнасилований и грабежей мирных жителей. Сепаратисты также брали заложников, похищали и убивали чеченцев, которых считали пособниками России.

Эта ситуация характеризовала хаотичный двухлетний межвоенный период, в течение которого контроль чеченского правительства был слабым, а территории, контролируемые сепаратистскими силами, постепенно расширялись.В каком-то смысле у них не было шансов. Отсутствие функционирующих институтов после распада Советского Союза и опустошительной войны не оставило бывшим боевикам экономических возможностей. Еще больше экстремистских полевых командиров выступили против зарождающегося правительства в Грозном. После хаотичного двухлетнего межвоенного периода началась Вторая чеченская война.

В августе 1999 г. боевики-исламисты из Чечни под предводительством Шамиля Басаева повели силы численностью до 2000 человек в соседний Дагестан, провозгласив его независимым государством.К середине сентября их оттеснили обратно в Чечню. В конце августа и начале сентября 1999 г. Россия начала массированные воздушные удары над Чечней с целью ликвидации боевиков, совершивших вторжение в Дагестан. Это привело к бегству большого числа перемещенных чеченцев в соседнюю Ингушетию.

1 октября 1999 года российские войска снова вошли в Чечню, положив конец фактической независимости Чеченской Республики Ичкерия и восстановив власть России на этой территории.На этот раз к российским военным присоединились пророссийские чеченские военизированные формирования, которые воевали против чеченских сепаратистов и к февралю 2000 года взяли Грозный. К маю того же года Россия установила прямое правление на территории, и новый президент России Владимир Путин объявил власть президента Чечни Аслана Масхадова нелегитимна.

На этот раз российская армия двигалась более медленно и организованно вглубь Чечни и в сторону Грозного. Когда русские начали усиливать свое присутствие на местах, некоторые чеченские сепаратисты начали дезертировать или переходить на сторону России.

Чеченское сопротивление продолжало наносить тяжелые потери русским и годами бросало вызов контролю Москвы над территорией. Чеченские сепаратисты также совершали нападения на мирных жителей в самой России, что вызвало широкое международное осуждение и положило начало прежним симпатиям международного сообщества к чеченской стороне.

С годами российское правительство передало военные обязанности пророссийским чеченским силам и завершило военную фазу в апреле 2002 года.К 2008 году война в целом считалась оконченной. За эти годы российская армия и войска МВД прекратили патрулирование, а Грозный подвергся реконструкции. Спорадические вспышки насилия продолжались по всему региону как прямой результат войны.

 

Нагорный Карабах

Нагорно-карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном разгорелся из-за спорного региона Нагорного Карабаха. Современный конфликт можно разделить на Первую карабахскую войну (1992-1994 гг.) и Арцахскую войну 2020 года.Армяне выиграли первую войну, и напряженное прекращение огня обеспечивало относительное спокойствие более 25 лет, за исключением четырехдневной вспышки боевых действий в апреле 2016 года, в результате которых с обеих сторон погибло около 350 человек. Все это время Вооруженные силы Армении были сосредоточены на поддержке Армии обороны Арцаха (до 2017 года официально называвшейся Армией обороны Нагорного Карабаха), сохраняя контроль над территорией Нагорного Карабаха, а также семью прилегающими территориями, которые были захвачены армянскими войсками. в 1994 году.В 2020 году Азербайджан при поддержке Турции начал новое наступление и вернул себе семь территорий, а также часть территории самой советской Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО).

События, приведшие к Первой карабахской войне, начались в 1988 году, когда карабахские армяне потребовали, чтобы территория вышла из состава Советского Азербайджана и присоединилась к Советской Армении. В 1988 году карабахские армяне, составлявшие большинство населения автономной области в составе Азербайджана, все чаще подвергались дискриминационной политике со стороны Баку.Законодательный орган Нагорного Карабаха проголосовал за присоединение к Армении. В ответ в Азербайджане вспыхнули забастовки и протесты против возможного присоединения Нагорного Карабаха к Армении, которые переросли в погромы этнических армян в двух крупнейших городах Азербайджана Сумгаите и Баку в 1988 и 1990 годах соответственно.

Уже разваливающийся Советский Союз был застигнут врасплох насилием и не имел ни механизмов, ни воли для обеспечения значимого разрешения конфликта между двумя группами или защиты безопасности гражданского населения.Неразрешимый характер конкурирующих претензий и отсутствие эффективной связи между двумя сторонами привели к обмену населением армян, проживающих в Азербайджане, и азербайджанцев, проживающих в Армении, в разгар полномасштабной войны.

Боевые действия характеризовались затяжными горными боями. Ближе к концу войны армянские войска захватили районы вокруг Нагорного Карабаха в качестве буферной зоны, что привело к перемещению около 700 000 азербайджанцев с этих территорий, Нагорного Карабаха и Армении.Около 400 000 армян из Азербайджана также были перемещены. По мере развития войны армяне изменили свои цели, чтобы добиваться независимости Нагорного Карабаха.

В 1992 году Минская группа Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) под сопредседательством Франции, России и США начала мирные переговоры и в 1994 году заключила соглашение о прекращении огня. соглашение об окончательном статусе Нагорного Карабаха, но обеспечило 20 лет относительной стабильности.Минская группа была неэффективна в мониторинге прекращения огня, не говоря уже о миростроительстве для решения. В то время как армяне выиграли первую войну в военном отношении, отсутствие окончательного статуса оставило Нагорный Карабах в подвешенном состоянии. Несмотря на нестабильность, в республике сформировалось действующее правительство, многопартийная политическая система и выборы – даже без международного признания.

В 2020 году Азербайджан начал новое наступление на Нагорный Карабах и более ограниченные нападения на собственно Армению, на этот раз при непосредственной помощи и координации со стороны Турции и турецких военных, начав Арцахскую войну 2020 года.На этот раз Азербайджан захватил все районы вокруг Нагорного Карабаха, а также части самой республики, в том числе Гадрут и Шуши. В ноябре 2020 года между Арменией, Азербайджаном и Россией было подписано трехстороннее перемирие, позволяющее Азербайджану сохранить территорию, полученную им в военном отношении, а российские миротворцы были размещены в районах, населенных армянами.

 

Южная Осетия

Южная Осетия – спорная территория, провозгласившая независимость в 1990 году, но признанная частью Грузии большей частью мира, за исключением пяти стран. Несмотря на прекращение огня и несколько мирных инициатив, конфликт остается неурегулированным, а его независимость не признается большинством других государств. Сам конфликт имел две активные фазы – войну между грузинскими и югоосетинскими войсками в 1991-1992 годах и российско-грузинскую войну 2008 года.

В советский период Южная Осетия была автономной областью в составе Грузинской ССР. В 1989 году 66,61% территории составляли этнические осетины и 29,44% грузины. В целом боевые действия привели к 1000 жертвам и значительному обмену населением, что сильно изменило демографическую картину.Около половины осетин, проживавших в Грузии, переехали в Северную Осетию, меньшая часть – в Южную Осетию. В то же время большинство грузин из Южной Осетии уехали в другие части Грузии.

Война началась частично в результате массовой волны национализма и внутренних беспорядков, которые привели к независимости Грузии в апреле 1991 года. Лидер движения за независимость Грузии Звиад Гамсахурдия основывает свою популярность на националистической повестке дня. Хотя он был в основном направлен против советского / российского правления, он также смотрел свысока на другие местные этнические меньшинства.С этим все более антагонистическим грузинским национализмом южные осетины начали самоорганизовываться и выражать стремление к независимости. В сентябре 1990 года Южная Осетия провозгласила свой суверенитет.

После выражения солидарности с движением за независимость Абхазии, которое уже началось весной 1989 года, в Южной Осетии вспыхнули столкновения между грузинами и осетинами. В ноябре 1989 года Гамсахурдиа организовал акцию протеста грузин в Цхинвали, столице Южной Осетии.Вспыхнули ожесточенные столкновения, когда жители Южной Осетии перекрыли дорогу, чтобы предотвратить демонстрацию силы. В последующие месяцы южные осетины начали вооружаться. К концу 1990-х этническая напряженность между грузинами и осетинами была настолько высока, что Тбилиси объявил на территории чрезвычайное положение. В Южную Осетию были введены войска МВД Грузии и России, а Грузия ввела на территорию экономическую блокаду. В декабре 1990 года жители Южной Осетии проголосовали за парламент Южной Осетии, на что грузины отреагировали, отменив автономный статус Южной Осетии и, в конечном итоге, направив грузинские войска в столицу Южной Осетии Цхинвал, официально начав войну.

В январе 1991 г. боевые действия усилились, достигнув своего пика в марте и апреле 1991 г. Грузины совершили три нападения на контролируемые осетинами районы Цхинвали – дважды весной 1991 г. и один раз летом 1992 г. 23 марта В 1991 году тогдашний председатель Верховного Совета России Борис Ельцин встретился с Гамсахурдиа и договорился возглавить усилия по выводу советских войск из Южной Осетии и созданию совместных грузино-российских сил правопорядка для восстановления мира. На следующий день было установлено временное прекращение огня, и грузинские силы в основном ушли из Цхинвали.Насилие возобновилось в середине сентября, когда Гамсахурдия снова направил Национальную гвардию Грузии для продвижения в Южную Осетию.

Наступление не увенчалось успехом и было отброшено югоосетинским ополчением. Грузия блокировала Южную Осетию, а осетины блокировали грузинские села, во время которых обе стороны совершали зверства. В марте 1992 года Гамсахурдия был вынужден покинуть свой пост и заменен Эдуардом Шеварднадзе, который, поскольку война в Абхазии только началась, хотел положить конец югоосетинскому конфликту и подписал при посредничестве России соглашение о прекращении огня в Сочи.В этом соглашении были определены территории, контролируемые Грузией, и территории, контролируемые Южной Осетией, а также учреждена Совместная контрольная миссия, миротворческая организация, включающая представителей Грузии, России, Северной Осетии и Южной Осетии. Также были развернуты наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Датская исследовательская ассоциация охарактеризовала военные операции как «запутанные и анархические». Военные группы часто контролировались политическими партиями и не подчинялись своим правительствам, что приводило к захвату заложников, нападениям на гражданских лиц, а также к нарушениям режима прекращения огня. В отчете Хьюман Райтс Вотч за 1992 год подробно описаны акты насилия во время войны, когда грузинские военизированные формирования совершали акты насилия на этнической почве против осетинского гражданского населения, мотивированные желанием изгнать осетин и отомстить, а несколько сел подверглись этническим чисткам со стороны грузинских сил. С другой стороны, дома грузин на контролируемой осетинами территории подвергались грабежам и поджогам.

Война привела к большому количеству беженцев: около 100 000 этнических осетин бежали из Грузии и Южной Осетии, поселившись в основном в Северной Осетии, и еще 23 000 этнических грузин бежали из Южной Осетии, чтобы поселиться в других частях Грузии.

Прекращение огня при посредничестве России положило конец войне 24 июня 1992 года, установив трехсторонний миротворческий контингент. Это прекращение огня поддерживало относительный мир до 2004 года, когда новый президент Грузии Михаил Саакашвили сделал одной из своих целей возвращение Южной Осетии в состав Грузии. В 2006 году южные осетины отвергли эту идею на референдуме.

За это время Россия все больше отчуждала Грузию, укрепляя ее связи с Южной Осетией, в том числе предоставляя южноосетинам российское гражданство.И Грузия, и Россия обвиняли друг друга в наращивании военной мощи. В августе 2008 г. вновь вспыхнули бои между грузинскими войсками и югоосетинскими войсками, продолжавшиеся пять дней. Россия установила контроль и вытеснила грузин из Южной Осетии и вплотную подошла к столице Тбилиси. После этого Россия и ряд государств официально признали Южную Осетию независимым государством.

Официальные переговоры по конфликту называются Женевскими международными дискуссиями. Переговоры сначала проходили при посредничестве ООН, но с 2008 года под сопредседательством Европейского Союза, Организации Объединенных Наций и ОБСЕ, и включают грузинских, российских, абхазских, южноосетинских и американских участников.Продвижение к мирному урегулированию было очень медленным.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.