Причины территориального распада древнерусского государства: Основные причины и последствия распада Древнерусского государства

Содержание

Причины распада Древнерусского государства. Крупнейшие земли и княжества. Монархии и республики / Справочник :: Бингоскул

Причины распада древнерусского государства

Феодальная раздробленность – процесс децентрализации государства, ослабления связи с центральной властью под влиянием широкого спектра внешних и внутренних факторов. Понятие часто используется для определения периода в истории Древнерусского государства с XI – до XIII века. 

Раздробленность: исторические предпосылки

  • 972 г. – последний год правления Святослава, который первым по завещанию разделил территории между сыновьями. После смерти Святослава, на протяжении 8 лет, наследники активно боролись за центральную власть. В 980 году к власти приходит Владимир - начинается период расцвета в развитии государства. 
  • В 1015 году, после смерти Владимира Великого, начинается новый этап борьбы Рюриковичей за власть. Через 4 года киевский престол занимает Ярослав, черниговский – его брат Мстислав. Сформированный дуумвират («правление двух») существовал до 1036 года – до смерти Мстислава. 
  • В 1054 году умирает Ярослав, до начала 70-х годов власть принадлежит его сыновьям – Изяславу, Святославу и Всеволоду. Триумвират пошатнули активные вторжения кочевников на территории Руси. После битвы на реке Альта в 1068 году и поражения Руси от половцев, Изяслав теряет власть в Киеве. Начинается период княжеских съездов.

Княжеские съезды или «снемы» - встреча представителей правящего рода Рюриковичей с целью решения важных вопросов внутренней и внешней политики. Относительно данного периода истории применяют понятие «коллективный сюзеренитет» - правление не одного монарха, а представителей одной династии. 

Какие съезды известны в истории?

  1. Городецкий в 1026/27 г.: первый из достоверно известных, историки не отрицают, что были и другие, раньше Городецкого. В рамках съезда Мстислав и Ярослав договорились о дуумвирате. Позже Мстислав был убит, а Ярослав стал править единолично.
  2. Оршанский: в 1067 году – встретились сыновья Ярослава Мудрого, событие произошло после войны с полоцким князем Всеславом.
  3. Вышгородский в 1072 году: встреча триумвиров, сыновей Ярослава Мудрого.
  4. Любечский съезд 1097 года – наиболее важное событие в процессе развития феодальной раздробленности. На съезде юридически закреплен процесс раздробленности фразой «пусть каждый держит отчину свою». Причиной съезда была активизация половцев в степи, целью князей было установление договоренности, относительно войны против внешнего врага. Инициатором проведения мероприятия был Владимир Мономах. В будущем он будет проводить не один съезд. 

Отчина или вотчина – наследное землевладение, которое передавалось от отца к сыну. На съезде утвердили, что каждый отныне является владельцем и князем на территории своей отчины, а не на всей территории Руси. 

  • В 1113 году к власти приходит Владимир Мономах. Князю на время правления удалось объединить ¾ земель Руси, он провел более 80 походов против половцев, усовершенствовать законодательную систему, созданием «Устава». С 1125 до 1132 года правит его сын Мстислав. После смерти последнего Русь окончательно распадается на отдельные княжества.

Интересный факт! В период с середины XII до середины XIII века престол Киева переходил от одного князя другому 46 раз, минимальный срок правления – 4 дня. Количество новых княжеств увеличилось в несколько раз. 


  • 1169 г. – переломный момент в истории Руси, Киев перестает быть политическим и культурным центром после захвата владимиро-суздальским князем Андреем Боголюбским. После объявления себя князем, он отдал город на разграбление дружине, сам уехал в Суздаль. 

Основные центры Русь периода феодальной раздробленности

  • Галицко-Волынское княжество или Южная Русь – наиболее развитый центр, приближенный к Европе. Галичское и Волынское княжества были объединены князем Романом в 1199 году. Княжество сохранило монархический уклад, благодаря удачному географическому расположению, практически не подвергалось нападениям кочевников, имело активные контакты с Венгрией, Византией, Польшей. 

  • Владимиро-Суздальская земля: сформировано позже остальных, поэтому вече, как орган самоуправления, практически не использовали. Князей назначали из Киева. После прихода к власти Андрея Боголюбского система управления стала напоминать европейское подданство, но и имело черты деспотичного правления, «самовластие» князя отражалось даже в его отношениях с армией, дворней (наименование дворян, боярства) – они были не равны ему, не считались товарищами, князь был намного выше, являлся господином. 

  • Новгородская земля (Северо-Западная Русь): здесь власть князя, ставленника Киева, перестала существовать, как политическая сила. В 1136 году жители Новгорода превратили князя в «часть» системы административного управления. Наибольшую власть имел епископ и посадник. В Новгороде важнейшие вопросы решали на вечевом собрании. 

Конец раздробленности был положен татаро-монгольским нашествием – в 1240 году был осажден и захвачен Киев, в 1241 году в зависимости от Золотой Орды попало Галицко-Волынское княжество.

Что привело к политической раздробленности?

Внутренние причины

  1. Политические
    • Постепенная автономизация княжеств
    • Активное желание отделиться от центра – города Киева
    • Отсутствие единой системы передачи власти
    • Наместника в княжестве горожане поддерживали больше, чем основного правителя – киевского князя
    • Большая территория при разнообразии народностей – минимизируется связь с центром

  2. Экономические
    • Активный рост феодального землевладения
    • Вотчинная система
    • Натуральное хозяйство, экстенсивные пути развития экономики
    • Утрата роли Киева как центра торговли

  3. Культурные
    • Этническая неоднородность

Внешние причины

  • Стабильные и регулярные нападения кочевников на степные территории: печенеги, половцы, монголы (именно татаро-монгольское нашествие станет причиной прекращения существования Древнерусского государства)
  • Утрата былой роли торгового пути «Из варяг в греки» - в XII веке торговые центры смещаются на запад.


Поскольку вотчина являлась наследственной землей, главным, чем владел феодал, целью землевладельца становилось наращивание территорий за счет борьбы с соседями. Когда у землевладельца появлялись дети, необходимо было обеспечить сыновей (в основном, их было более двух) землей – вотчина дробилась между 2 и более детьми. 

Укрепление вотчинного землевладения

Аналогично с государством поступили киевские князья с целью защитить сыновей от противостояния за территории. Идея не имела успеха, поскольку каждый все равно хотел заполучить Киев. Постепенная децентрализация и падение роли Киева привело к смещению приоритетов от сильной центральной власти к сильной власти на местах.

Сущность политической раздробленности – переход от централизованной монархии к федеративной. 

Федеративная монархия – форма устройства, при которой государство состоит из отдельных территорий (графства, княжества, округа, кантоны и т.д.), наделенных определенной долей автономии в решении внутренних вопросов. Внешняя политика государства – единая. Монархическое устройство предполагает передачу власти в наследство. 

Типы престолонаследования

Одной из центральных проблем Древнерусского государства было отсутствие четкого механизма передачи власти. Проблема нет была окончательно решена ни одним собранием законов и норм права. 

На Руси действовала система лествичного права – родовой принцип наследования, который предполагает объединение горизонтального и вертикального принципов. Согласно первому, власть передается от старшего брата младшему, второму – от отца к сыну. Поскольку претендентов было немало, сыновей у них – тоже, создавалась критическая ситуация, что и приводило к войнам за территории. 

В идеале схема наследования выглядела так:

  1. Старший наследник князя, старший брат;
  2. Далее по возрасту – его младшие братья;
  3. Сын/сыновья старшего брата;
  4. Сыновья остальных братьев по старшинству и так далее.

Чтобы кому-то из «нижнего яруса» прийти к власти, нужно уничтожить значительное число конкурентов. Но это не единственная проблема! Присутствовали нюансы, которые вносили коррективы в систему наследования. Например, существует мнение, что муж старшей сестры (дочери правящего князя), выше по статусу и имеет больше прав на власть, чем ее младший брат (тоже сын князя).

Последствия раздробленности  

Положительные
  • Активное развитие всех территорий Руси, колонизация земель.
  • Активно развивалась региональная экономика, новые торговые центры.
Отрицательные
  • Утрата целостности и обороноспособности Руси.
  • Усиление распрей и войн за земли между соседями.
  • Прекращение существования единого государства.

 


Смотрите также:

Причины и последсвия распада древнерусского государства


Любое крупное государство в своей истории проходит этапы становления, расширения, ослабления и распада. Распад государства практически всегда проходит болезненно и рассматривается потомками как трагическая страница истории. Киевская Русь не была исключением. Её распад сопровождался междоусобными войнами и борьбой с внешним противником. Он начался в ХI веке, а завершился к концу ХIII столетия.

Причины и предпосылки распада Древней Руси

Феодальный уклад Руси

По сложившейся традиции каждый князь не завещал свои владения одному сыну, а распределял владения между всеми своими сыновьями. Подобное явление привело к раздробленности не только Русь, но и десятки других феодальных монархий Евразии.

Превращение уделов в вотчины. Формирование династий

Нередко после смерти удельного князя следующим князем становился его сын, хотя формально великий князь киевский мог назначить в удел любого своего родственника. Не чувствуя зависимости от Киева, удельные князья вели всё более самостоятельную политику.

Экономическая самостоятельность

Из-за преобладания натурального хозяйства уделы, особенно на окраинах Руси, мало нуждались в развитии общегосударственной транспортной и торговой инфраструктуры.

Ослабление столицы

Борьба удельных князей за право обладать Киевом наносила вред самому городу и ослабляла его могущество. Со временем обладание древней столицей Руси перестало быть приоритетом князей.

Глобальные изменения в мире

К концу ХII века на фоне ослабления Византии и активизации кочевников в Великой степи и в Малой Азии «Путь из варяг в греки» утратил былую значимость. В своё время он сыграл важную роль в объединении Киевской и Новгородской земель. Упадок Пути привёл к ослаблению связей между древними центрами Руси.

Монгольский фактор

После монголо-татарского нашествия титул великого князя потерял былое значение, так как назначение каждого удельного князя зависело не от великокняжеской воли, а от ордынского ярлыка.

Последствия распада Руси

Формирование отдельных восточнославянских народностей

Хотя и в эпоху единства Руси имели место различия в традициях, общественном устройстве и речи разных восточнославянских племён, в годы феодальной раздробленности эти различия стали гораздо ярче.

Укрепление региональных центров

На фоне ослабления Киева укрепились некоторые удельные княжества. Одни из них (Полоцк, Новгород) были важными центрами и прежде, другие же (Владимир-на-Клязьме, Туров, Владимир-Волынский) стали играть важную роль на рубеже ХII – ХIII веков.

Упадок городов

В отличие от деревенских натуральных хозяйств, города нуждались в поставках многих товаров. Появление новых границ и утрата единых законов привели к упадку городских ремёсел и торговли.

Политический упадок

Раздробленная Русь не смогла противостоять монгольскому нашествию. Расширение русских земель прекратилось, а некоторые из них перешли под контроль соседних государств (Польши, рыцарских государств, Орды).

Образование и возвышение новых государств.

В северо-восточной и северо-западной частях Руси возникли новые центры, которые начали вновь собирать вокруг себя восточнославянские земли. В Новогрудке зародилось Литовское княжество, столица которого позже была перенесена в Вильну. В северо-восточной части Руси образовалось Московское княжество. Именно эти два образования начали успешный процесс объединения восточнославянских земель. Литовское княжество со временем превратилось в унитарную сословно-представительскую монархию, а Московское – в абсолютную.

Распад Руси и всемирная история

Представители академической науки единогласны в том, что этап феодальной раздробленности – закономерная и неизбежная часть истории любого феодального государства. Распад Руси сопровождался полной утратой единого общерусского центра и мощнейшими внешнеполитическими потрясениями. Многие считают, что именно в этот период три восточнославянские народности ярко выделились из ранее единой древнерусской народности. Хотя централизованные государства на территории Руси начали формироваться уже в ХIV веке, последние удельные княжества были ликвидированы только в конце ХV столетия.

Причины распада Древнерусского государства и его последствия

История Древней Руси началась в IX в., когда разрозненные племена славян были объединены в союз под предводительством князей Рюриковичей. С момента образования и до середины XI в. Русь расширялась и крепла, превратившись в могущественное государство. Но дальнейшее развитие привело к распаду единой страны на удельные княжества.

Предыстория появления Удельной Руси

Своего наивысшего расцвета Киевская Русь достигла при великом князе Ярославе Мудром, правившем Киевом в 1016-1017 и 1019-1054 гг. Это было экономически и культурно развитое, богатое и сильное государство с обширной территорией и крепкими внешними связями.

Но уже в период расцвета появились предпосылки для распада единой державы на отдельные владения, причем процесс дробления земель на все более мелкие уделы затянется на столетия.

Причины распада

Период раздробленности характерен для большинства раннесредневековых держав. Это закономерный этап развития, обусловленный рядом экономических, политических и социальных причин. Историки выделяют следующие причины распада Древнерусского государства:

  1. Господство натурального хозяйства, и, как следствие, слабость экономических связей. Княжества могли существовать самостоятельно, без управления из центра и взаимодействия друг с другом, так как натуральное хозяйство обеспечивало жителей всем необходимым для проживания.
  2. Рост городов. Строились новые крупные города, которые становились центрами удельных княжеств. В них развивались ремесла, торговля, культура. Местная знать не была заинтересована в сильном централизованном управлении, к тому же по мере ослабления Киева значение новых городов возрастало.
  3. Укрепление удельного, княжеско-боярского землевладения. Интенсивное развитие системы феодального землевладения привело к увеличению числа крупных, экономически самостоятельных земельных вотчин. Крупные влиятельные феодалы не желали делиться властью и доходами с киевским князем.
  4. Усиление политической и военной независимости удельных земель. Развивался местный аппарат управления вотчиной, местной власти было проще решать появляющиеся проблемы – недовольство крестьян, неурожаи и прочее. Удельные князья и бояре нанимали собственные дружины, что давало военную независимость.
  5. Междоусобная борьба за власть. Увеличение количества наследников княжеских родов привело к обострению борьбы за власть и земли. Желание наделить уделами всех наследников приводило к дроблению земель, а сложная система наследования провоцировала постоянные конфликты в борьбе за княжеские престолы.
  6. Отток населения из киевских земель из-за постоянной угрозы нападений кочевников. Население окраинных земель, постоянно подвергавшихся грабительским набегам половцев, переселялось в безопасные северо-восточные земли. Эта вынужденная миграция значительно ослабила Киев.
  7. Упадок торговли по Днепру. Знаменитый торговый путь «из варяг в греки», служивший источником обогащения киевских земель, потерял свое значение после ослабления Византии, товарооборот значительно снизился. Серьезной опасностью для торговцев были нападения половцев.
  8. Усмирение половцев Владимиром Мономахом. Общая опасность на время сплотила разрозненные княжества, но после ее ликвидации исчезла необходимость объединения и централизованного управления. Исчезновение внешней опасности дало возможность удельным княжествам направить все ресурсы на собственное развитие.

Этапы распада

Дробление единой Руси на множество мелких княжеств происходило постепенно. Выделяют четыре основных этапа распада Древнерусского государства:

  1. 1054 г – раздел Руси между сыновьями Ярослава Мудрого.
  2. 1097 г – княжеский съезд в Любече.
  3. 1132 г – смерть киевского князя Мстислава Великого.
  4. 1169 г – штурм и разграбление Киева владимирским князем Андреем Боголюбским, перенесение великокняжеского престола во Владимир.

Этап 1. Завещание Ярослава

Ярослав Мудрый укрепил могущество Киевской Руси, и он же положил начало ее разделу. Престол киевского князя достался Ярославу в результате кровавой междоусобицы. Его брат Святополк получил прозвище Окаянный за убийство ради власти трех родных братьев. Ярославу удалось уцелеть и даже занять престол, но годы междоусобицы он не забыл.

У самого Ярослава было пятеро сыновей. Чтобы уберечь их от братоубийственного раздела власти, князь сам поделил Киевскую Русь на пять частей, и в завещании каждому сыну отписал его удел. Киев он оставил старшему наследнику Изяславу. Двое следующих сыновей, Святослав и Всеволод, получили крупные уделы с центром в Чернигове и Переяславле соответственно. Двое младших, Вячеслав и Игорь, получили Смоленск и Владимир Волынский. Главным пунктом завещания был наказ править в согласии, признавая главенство Изяслава.

Братья сохраняли мир почти 20 лет. Несмотря на раздел, на русских землях поддерживался прежний порядок. Русью правил триумвират из трех старших Ярославичей, поддерживаемых младшими братьями. Нападения внешних врагов отражались совместно.

В 1073 г началась междоусобица. Во многом она была вызвана сложной системой наследования, в которой участвовали не только отцы и сыновья, но и братья, дяди, племянники. Изяслав был изгнан братьями из Киева. После смерти Святослава семейную вражду активно поддерживал его старший сын Олег, у которого отцовский удел отобрал родной дядя Всеволод. Желая вернуть отцовский престол, Олег вступил в союз с половцами и несколько раз приводил их на русские земли.

Этап 2. Любеч

Постоянные войны ослабляли княжества. Половцы стали серьезной опасностью для разобщенных уделов. Кочевники сумели завоевать часть южных земель. Население южных областей вынуждено было сниматься с обжитых мест и мигрировать в северо-восточные земли.

Опасность со стороны кочевников, все дальше вторгавшихся на русские земли, заставила русских князей остановить внутренние войны.  По инициативе Владимира Мономаха в 1097 г в город Любеч съехались правители удельных княжеств. На съезде решено было отказаться от устаревшего порядка наследования, принятого при Ярославе Мудром.

Было постановлено – «Пусть каждый держит свою вотчину». Теперь княжества переходили по наследству от отца к сыну, а не к старшему в роду, как раньше. В общей собственности Рюриковичей остались пять центральных княжеств, которыми должны были управлять генеалогически старшие представители рода.

Этап 3. Смерть Мстислава Великого

Государству удалось ненадолго укрепиться в период киевского правления Владимира Мономаха (1113-1125) и его сына Мстислава (1125-1132). Это время стало последним взлетом величия Киевской Руси. Мудрый и предусмотрительный князь Владимир сумел вновь объединить удельные владения вокруг Киева. Он совершенствовал законы, развивал торговлю, жестко наказывал за междоусобицы.

Политическую стабильность и централизацию Руси сумел сохранить сын и преемник Мономаха, князь Мстислав. Он стал последним киевским князем, которому подчинялись все русские земли. Процесс ослабления Киева как консолидирующего центра уже нельзя было остановить. Смерть Мстислава в 1132 г стала рубежом распада Киевской Руси и началом вековой феодальной раздробленности.

Этап 4. Падение Киева

После смерти Мстислава начались постоянные междоусобицы за право владения великокняжеским киевским престолом. Было подсчитано, что за 100 лет (1146-1246 гг.) Киев захватывался 47 раз. Город уже не имел экономического значения, но оставался символом главенства на Руси.

Постепенно княжество теряло и политическое значение, его территория уменьшалась. В 1169 г Киев был захвачен войском под командованием сына владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского. Впервые в истории междоусобных войн Киев был безжалостно разграблен русскими дружинами – в летописи об этом сказано «егоже не было никогдаже».

Андрей Боголюбский стал великим киевским князем. И это был первый князь, который, захватив Киев, не стал править в нем, а остался во Владимире. Так была разрушена традиционная связь между киевским престолом и титулом великого князя. Политический центр Руси переместился на север, во Владимиро-Суздальское княжество.

Последствия распада Киевской Руси

К середине XII века на территории Руси возникло около 15 княжеств, среди которых:

  • Киевское;
  • Владимиро-Суздальское;
  • Новгородское;
  • Псковское;
  • Галицко-Волынское;
  • Минско-Полоцкое;
  • Смоленское;
  • Турово-Пинское;
  • Рязанско-Муромское;
  • Черниговское;
  • Переяславльское.

К 40-м годам следующего столетия удельных княжеств было уже около 30.

Феодальная раздробленность имела и положительные последствия. Велась интенсивная колонизация новых земель. Динамично развивались земледелие и ремесла, росла производительность труда, активно расширялась внутренняя и внешняя торговля. Строились и укреплялись города, что создавало условия для развития искусства и науки.

Но разобщенность княжеств значительно снижала их способность обороняться от внешних врагов. В XIII в. возросла угроза на северо-западе, со стороны Литвы и Ливонского Ордена. А в 1237-1240 гг. разрозненное сопротивление мелких княжеств было легко подавлено лавиной татаро-монгольской конницы. Во многом именно раздробленность русских земель стала причиной захвата Руси Золотой Ордой.

Татаро-монгольское иго длилось более 200 лет. Избавление от него стало возможным после объединения русских земель вокруг новой столицы – Москвы. Стояние на реке Угре в 1480 г, закончившееся бегством татаро-монгольских войск, стало подтверждением силы единого Русского государства.

Распад Киевской Руси

Киевская Русь – средневековое государство, именуемое также Древнерусским государством или Древней Русью, существовавшее в Восточной Европе в период правления династии Рюриковичей.

Древнерусское государство возникло в 9 веке в Восточной Европе в результате объединения восточных славян с финно-угорскими племенами.

В период наивысшего расцвета территория Киевской Руси простиралась от Таманского полуострова, Днестра и верховьев Вислы до верховьев Северной Двины и притоков Волги.

Однако в период феодальной раздробленности многие земли были утеряны, целостность государства дала трещину.

Теперь Древняя Русь была расколота на полтора десятка русских княжеств, которыми управляли разные ветви династии Рюриковичей.

Замечание 1

Таким образом, под распадом Киевской Руси понимается процесс политического дробления государства на независимые княжества.

Помощь со студенческой работой на тему


Распад Киевской Руси

Причины распада Киевской Руси

Принято считать, что распад Древнерусского государства начался с Ярослава Мудрого и усилился после его смерти, когда Русь была разделена в соответствии с его завещанием между пятью сыновьями. Князья передвигались к престолу поочередно в соответствии со своим старшинством, такой порядок распределения власти получил название «лествичного». Данная система порождала беспорядки и борьбу за право на власть

В связи с этим, в 1097 году был организован Любечский съезд князей, на котором рассматривались вопросы прекращения междоусобиц внутри государства и распределения власти между князьями относительно преемственности наследия от отца к сыну. Тем самым раздробленность земель была фактически узаконена.

Окончательный распад Древнерусского государства пришелся на 1132 год, связанный со смертью Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха.

Княжества стали дробиться и делиться на уделы, каждый родственник того или иного умершего князя считал своим долгом претендовать на престол.

Помимо борьбы между князьями и их наследниками, также разрастались споры между князьями и боярами, так как последние хотели оказывать давление на власть.

Таким образом, основные причины распада Киевской Руси можно поделить на экономические и политические.

К экономическим причинами относятся:

  1. Эксплуатация зависимого населения.
  2. Борьба князей за укрепление своей власти.
  3. Невозможность получать богатства за счет торговли с иностранными купцами.
  4. Удаленность территорий, влияющая на самостоятельность развития каждой из них, включая свои социальные, культурные и материальные благи.

К политическим причинам относятся:

  1. Самостоятельность управленческого аппарата в волостях.
  2. Активные действия представителей Киевских князей в отношении достижения обособленности и независимости от Киева.
  3. Поддержка княжеских наместников горожанами.
  4. Отсутствие твердого порядка правления.
  5. Желание князей передавать власть по наследству.

Итогом возникших проблем и разногласий послужили новые политические образования на месте Древнерусского государства.

Последствия распада

Последствия распада Киевской Руси носили как отрицательный, так и положительный характер.

Несомненно, феодальная раздробленность оказала негативное влияние на обороноспособность государства при борьбе с внешними захватчиками: немецкими и литовскими племенами, половцами и печенегами, а также Золотой Ордой.

Однако раздробленность способствовала активному развитию независимых земель в экономическом и культурном плане. Росли города, повышались условия качества жизни горожан.

Благодаря интенсивной колонизации расширилась площадь территории государства.

Факторы единства

Не смотря на феодальную раздробленность и политическую дезинтеграцию, идея единства русских земель все же сохранялась. Важнейшими интеграционными факторами, отличающими Русь от других православных земель, являлись:

  1. Киев и титул Киевского князя как старшего. Киев принято считать «старействующим градом». Не смотря на многочисленные попытки перенести столицу в другой город, он всегда оставался центром Руси.
  2. Княжеский род. До завоевания земель литовцами вся власть передавалась по наследству династии Рюриковичей. Русь находилась в коллективном владении рода, деятельные князья в течение всей жизни переходили от престола к престолу в соответствии с установленной формой «лестничества».
  3. Церковь. Вся территория Древнерусского государства составляла единую митрополию, управляемую Киевским митрополитом. Единичные случаи нарушения церковного единства носили довольно кратковременный характер. Примером может послужить учреждение титульной митрополии в Чернигове и Переяславле во время триумвирата Ярославичей. Разделение митрополии на Московскую и Киевскую произошло лишь в 15 веке.
  4. Единая историческая память. Отсчет истории во всех русских летописях начинается с Начальной летописи Киевского цикла и деятельности первых Киевских князей.
  5. Осознание этнической общности. Жители всех княжеств считали и называли себя русскими.

Тенденция к объединению

К началу 13 века количество обособленных княжеств достигло порядка пятидесяти. Но в то же время, некоторые земли начали процессы интеграции. Так, наиболее могущественными княжествами стали Владимиро-Суздальское и Смоленское.

К началу 13 века главенство князя Всеволода Большое Гнездо признавалось практически всеми русскими землями.

Чуть позже сформировалось еще одно мощное княжеское объединение, именуемое Галицо-Волынским. Оно представляло собой полиэтнический центр, открытый для контактов с Центральной Европой.

Однако процесс централизации оказался перечеркнут нашествием татаро-монгол в 1237 году. И уже ко второй половине 13 века интеграционные связи между русскими землями свелись к минимуму, подвергнувшись еще более сильному территориальному дроблению.

Замечание 2

Дальнейший процесс объединения земель оказался очень трудоемким и заключался в основном в сплочении княжеств северо-восточной Руси вокруг Москвы, а южно-западных в составе Великого княжества Литовского.

Феодальная раздробленность на Руси: основные причины и последствия – кратко о предпосылках и признаках распада древнерусского государства

Период раздробленности – это естественный процесс развития средневекового государства, которое пережили такие страны, как Священная Римская империя и Франция. В данной статье мы рассмотрим предпосылки феодальной раздробленности, причины и последствия разделения могущественной Киевской Руси на десятки небольших княжеств….

Значение феодализации

Распад Киевской Руси – это долгий процесс дробления государства, который произошел после смерти Ярослава Мудрого, и привел к созданию на территории ранее относительно централизованной страны десятков небольших государственных образований.

Распаду древнерусского государства способствовали многие политические, социальные и культурные процессы, которые на тот момент происходили на территории Восточной Европы.

По поводу периода раздробленности – многие считают слово «раздробленность» исключительно негативным явлением в жизни любого государства. На самом деле, в период средневековья, феодальная раздробленность – это естественный процесс развития государства, который также имеет и множество положительных эффектов.

Причины разделения древнерусского государства

Историки сходятся во мнении, что раздробленность русских земель началась после смерти Ярослава Мудрого. Великий киевский князь не оставил одного наследника, а разделил земли Руси между своими сыновьями.

Окончательно раздробленность была закреплена в 1097 году, когда произошел так называемый Любечский съезд. Князь Владимир заявил, что междоусобицы за владение территориями следует закончить, и утвердил, что князя получают только те земли, которыми ранее владели на законных основаниях их отцы.

Среди множества фактов историки считают, что именно следующие причины феодальной раздробленности стали основными:

  • социальные,
  • экономические,
  • политические.

Это интересно! Где жили восточнославянские племена и их соседи

Социальные причины феодальной распада

Распаду древнерусского государства способствовали угнетенные положения крестьян и других слоев общества, вроде холопов и черни. Само их наличие тормозило развитие экономики и общества в целом, а также вызывало недовольство среди зависимых слоев.

Экономические причины феодальной раздробленности

Каждый князь желал максимально развить свое княжество и показать соседу, что его владения находятся на значительно более высоком уровне.

Это соревнование привело к тому, что каждая территориальная единица превратилась в полноценное политическое и экономическое образование, которое не зависело ни от кого – вся торговля могла вестись внутри одного региона.

Из-за этого также упал уровень доходов от торговли за границей, а ведь раньше Русь получала от этого огромные доходы в казну, что делало ее одним из самых богатых государств на территории Европы.

Высокий уровень развития натурального хозяйства в каждом княжестве позволял им существовать словно полностью независимое государство. Это были самодостаточные организмы, которым не нужно было объединятся в одно целое, чтобы решить определенные экономические проблемы. Это был одним из самых главных факторов, который привел к раздробленности.

Политические причины

Каковы были политические причины раздробления древнерусского территориального образования? Некогда Киев был самым могущественным, богатым и процветающим городом на территории Восточной Европы. В XII веке его роль на политической и экономической арене сильно упала. Это побудило многие княжества отделится от Киева. Небольшие уезды и волости полностью подчинялись великому князю Киева. Теперь они захотели полной независимости.

Еще одной политической причиной считается наличие органов управления в каждой волости. Разобщенность русских земель практически не повлияла на политическую жизнь общества, так как в каждом княжестве был орган, который контролировал все процессы, происходящие на его территории.

После смерти внука Ярослава Мудрого – Мстислава Великого, твердый порядок на Руси больше не поддерживался со столицы. Князья объявляли свою землю свободной, а киевский владыка ничего не мог сделать, так как у него просто не было средств и сил, чтобы остановить их.

Такими были основные причины раздробления древнерусского государства. Конечно, это далеко не единственные факторы и предпосылки феодальной раздробленности, но именно эти они сыграли ключевую роль в данном историческом процессе.

Важно! Среди причин разрозненности также можно выделить отсутствие в период конца XI-начала XIII века внешней угрозы. Княжества не боялись вторжения и не видели причин для создания одной мощной армии, готовой ответить на вторжение супостата – это сыграло с ними в будущем злую шутку.

Плюсы и минусы феодальной раздробленности на Руси

Как и любой процесс, феодальная раздробленность русских земель имела не только негативные, но и положительные последствия.

Разобщенность древнерусских земель, вопреки многим суждениям, имела положительный эффект на развитие общества в Восточной Европе.

Среди плюсов следует отметить ускоренное экономическое развитие Руси в этот период. Каждое княжество стремилось создать мощную экономику, и большинству это удалось. Они стали настолько независимы в экономической сфере, что им больше не нужно было вести внешнюю торговлю с другими.

Экономическое развитие Руси было не единственным положительным моментом – существенный толчок получила также культурная жизнь общества. Однако самое главное то, что общая территории Руси несколько выросла, так как княжества укрепляли свое могущество за счет завоевания новых земель.

И все же политическая разобщенность имела свои негативные последствия, которые в будущем и привели к разрушению Киевской Руси.

Важно! Главные признаки раздробленного государства – это отсутствие общего управления, которое очень было необходимо во время вторжения монголов.

Раздробленность Руси в период нашествия монголов подорвала обороноспособность отдельно взятых территорий. Каждый из князей не считал угрозу со стороны кочевых племен серьезной, и планировал в одиночку побороть неприятеля. Разрозненность действий привела к сокрушительному поражению и падению Киева.

Кроме Золотой Орды княжества были под атакой немецких католических орденов. В меньшей степени целостности государства угрожали половецкие племена.

Попытки объединения

Раздробленность Руси в период вторжения монголов привела к упадку могущества славян на территории Восточной Европы. Однако именно угроза со стороны кочевых племен помогла создать новые мощные централизованные образования на территории бывшей Киевской Руси.

В начале XIII века князь Всеволод Юрьевич управлял Владимиро-Суздальским княжеством. Всеволод завоевал настолько могущественный авторитет, что ему подчинялась преимущественная часть ранее разрозненных князей.

Однако действительно результативные попытки объединения произошли с приходом на престол Галича Романа Мстиславовича. Он основал сильную династию, которая стала править Галицко-Волынским княжеством.

В период правления Данила Галицкого оно достигло своего величайшего расцвета. Данило Галицкий был назван королем самим Папой Римским. Он протяжении на 40 лет пытался сохранить независимость своего государства, ведя войну с Золотой Ордой и с соседями на Западе.

Это интересно! В каком году была Куликовская битва – кратко самое важное

Признаки раздробленности Киевской Руси

Историки сходятся во мнении, что в случае разобщенности Руси, для нее были характерны следующие признаки и причины раздробления древнерусского государства:

  • потеря главенствующей роли Киева и киевского князя (из-за потери престижа столицы княжества перешли под самоуправление),
  • раздробленность была юридически закреплена в 1097 году на съезде князей,
  • отсутствие обороноспособной армии, что сильно подорвало военное могущество и сделало страну уязвимой к внешним угрозам,
  • личные противоречия между большинством князей.

Это интересно! Как произошло падение Византийской империи: год захвата Константинополя турками

Феодальная раздробленность на Руси: кратко выводы

В данной статье мы обсудили такую тему, как: «Феодальная раздробленность на Руси», а теперь пришло время подвести итоги. Мы узнали, что раздробленность – это естественный процесс развития классического средневекового государства.

Процесс имел не только негативные, но и положительные эффекты, которые укрепили экономическое устройство княжеств. Он привел к стремительному развитию городов. Раньше развивался только Киев, а остальные были лишь пассивными городами. И все же один единственный недостаток подобной разрозненности привел к разрушению Руси. Страна потеряла свою оборонную способность. Не имея общего командования, войска отдельных князей были уничтожены единым войском монголов.

К разобщенности привел целый ряд причин и факторов, включая политические, военные, экономические и социальные. Среди ключевых были наличие зависимых сословий, отсутствие внешней угрозы, независимость в экономическом и политическом планах некоторых княжеств. Не меньшую роль сыграло личное желание князей выделится среди остальных – они укрепили свои территории настолько, что большинство из них могли существовать независимо друг от друга.

Официальной датой начала периода разрозненности считается 1091 год, когда произошел Любечский съезд князей. На нем официально оформилась подобная система существования Киевской Руси. Начало же этому процессу послужила смерть и завещание Ярослава Мудрого, который не оставил единственного наследника, а раздал земли трем свои сыновьям.

Это интересно! Сколько просуществовала династия Рюриковичей: схема с датами правления

Причины феодальной раздробленности Киевской Руси

Раздробленность Киевской Руси, факты, последствия

Распад Киевской Руси - это... Что такое Распад Киевской Руси?

В середине XII века Киевская Русь распалась на независимые княжества, однако формально ограничено просуществовала до монголо-татарского нашествия (1237—1240) и Киев продолжал считаться главным столом Руси. Эпоху XII-XVI веков принято называть удельным периодом или политическая раздробленность (в советской марксисткой историографии — феодальной раздробленностью). Рубежом распада считается 1132 — год смерти последнего могущественного киевского князя Мстислава Великого. Итогом распада стало возникновение на месте Древнерусского государства новых политических образований, отдалённым следствием — формирование современных народов: русских, украинцев и белорусов.

Причины распада

Подобно большинству раннесредневековых держав распад Киевской Руси был закономерным. Период дезинтеграции обычно интерпретируется не просто как раздоры разросшегося потомства Рюрика, но как объективный и даже прогрессивный процесс, связанный с увеличением боярского землевладения[1]. В княжествах возникла собственная знать, которой было выгодней иметь своего князя, защищающего её права, чем поддерживать великого князя киевского.

Назревание кризиса

Первая угроза целостности страны возникла сразу же после кончины Владимира I Святославича. Владимир управлял страной, рассадив 12 своих сыновей по основным городам. Старший сын Ярослав, посаженный в Новгород, уже при жизни отца отказался посылать в Киев дань. Когда Владимир умер (1015), началась братоубийственная резня, закончившаяся гибелью всех детей, кроме Ярослава и Мстислава Тмутараканского. Два брата поделили «Русскую землю», являвшуюся ядром владений Рюриковичей, по Днепру. Только в 1036 после смерти Мстислава Ярослав стал править единолично всей территорией Руси, кроме обособившегося Полоцкого княжества, где с конца X века утвердились потомки другого сына Владимира — Изяслава[2].

Киевская Русь в XI — нач. XII веках

После смерти Ярослава в 1054 году Русь была разделена в соответствии с его завещанием между пятью сыновьями. Старшему Изяславу отошли Киев и Новгород, Святославу — Чернигов, Рязань, Муром и Тмутаракань, Всеволоду — Переяславль и Ростов, младшим, Вячеславу и Игорю — Смоленск и Волынь[3]. Установившийся порядок замещения княжеских столов получил в современной историографии название «лествичного». Князья продвигались поочерёдно от стола к столу в соответствии со своим старшинством. Со смертью одного из князей происходило передвижение нижестоящих на ступеньку вверх. Но, если один из сыновей умирал раньше своего родителя и не успевал побывать на его столе, то его потомки лишались прав на данный стол и становились «изгоями». С одной стороны, такой порядок препятствовал изоляции земель, так как князья постоянно перемещались от одного стола к другому, но с другой, порождал постоянные конфликты между дядьями и племянниками.

Всеслав, князь полоцкий, вначале поддерживавший Ярославовичей, совершивший с ними поход на торков, в 1065 году совершает нападение на Псков. В 1067 году занимает Новгород. В 1068 году, пленённый Ярославовичами, доставляется в Киев. Однако в результате мятежа, поднятого киевлянами, становится великим князем Киевским, объединив тем самым под своей властью земли Руси на три года.

В 1097 году по инициативе Владимира Мономаха следующее поколение князей собралось на съезд в Любече, где было принято решение о прекращении усобиц и провозглашён новый принцип: «каждый да держит отчину свою»[4]. Тем самым был открыт процесс создания региональных династий.

Киев по решению Любечского съезда был признан отчиной Святополка Изяславича (1093—1113), что означало сохранение традиции наследования столицы генеалогически старшим князем. Княжение Владимира Мономаха (1113—1125) и его сына Мстислава (1125—1132) стало периодом политической стабилизации, и практически все части Руси, включая Полоцкое княжество, вновь оказались в орбите Киева.

Мстислав передал киевское княжение своему брату Ярополку. Намерение последнего выполнить замысел Владимира Мономаха и сделать своим преемником сына Мстислава — Всеволода в обход младших Мономашичей — ростовского князя Юрия Долгорукого и волынского князя Андрея привело к всеобщей междоусобной войне, характеризуя которую, новгородский летописец в 1134 году записал: «И раздрася вся земля Русская»[5].

Возникновение суверенных княжеств

Киевская Русь в 1237 году накануне монгольского нашествия

К середине XII века Киевская Русь фактически разделилась на 13 княжеств (по летописной терминологии «земель»), каждое из которых проводило самостоятельную политику. Княжества различались как по размеру территории и степени консолидации, так и по соотношению сил между князем, боярством, нарождавшимся служилым дворянством и рядовым населением.

Девять княжеств управлялись собственными династиями. Их структура воспроизводила в миниатюре систему, ранее существовавшую в масштабе всей Руси: местные столы распределялись между членами династии по лествичному принципу, главный стол доставался старшему в роду. Столы в чужих землях князья занимать не стремились, и внешние границы этой группы княжеств отличались стабильностью.

В конце XI века за сыновьями старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича закрепились Перемышльская и Теребовальская волости, позже объединившиеся в Галицкое княжество (достигшее расцвета в правление Ярослава Осмомысла). В Черниговском княжестве с 1127 правили сыновья Давыда и Олега Святославичей (впоследствии только Ольговичи). В отделившемся от него Муромском княжестве правил их дядя Ярослав Святославич. Позже из состава Муромского княжества выделилось княжество Рязанское. В Ростово-Суздальской земле закрепились потомки сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого. Смоленское княжество с 1120-х закрепилось за линией внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича. В Волынском княжестве стали править потомки другого внука Мономаха — Изяслава Мстиславича. Во второй половине XII века за потомками князя Святополка Изяславича закрепляется Турово-пинское княжество[6]. Со 2-й трети XII века за потомками Всеволодка (его отчество в летописях не приводится, предположительно он был внуком Ярополка Изяславича), закрепляется Городенское княжество[7]. Анклавные Тмутараканское княжество и город Белая Вежа прекратили своё существование в начале XII века, пав под ударами половцев.

Три княжества не закрепились за какой-либо одной династией. Не стало отчиной Переяславское княжество, которым на протяжении XII века — XIII веков владели младшие представители разных ветвей Мономаховичей, приходившие из других земель.

Киев оставался постоянным яблоком раздора. Во второй половине XII века борьба за него шла в основном между Мономаховичами и Ольговичами. При этом область вокруг Киева — так называемая «Русская земля» в узком смысле слова — продолжала рассматриваться как общий домен всего княжеского рода и столы в ней могли занимать представители сразу нескольких династий. Например в 1181—1194 Киев находился в руках Святослава Всеволодовича Черниговского, а в остальной части княжества правил Рюрик Ростиславич Смоленский.

Новгород также остался общерусским столом. Здесь сложилось чрезвычайно сильное боярство, которое не дало закрепиться в городе ни одной княжеской ветви. В 1136 году Мономахович Всеволод Мстиславич был изгнан, и власть перешла к вечу. Новгород стал аристократической республикой. Боярство само приглашало князей. Их роль ограничивалась выполнением некоторых исполнительных функций, и усилением новгородского ополчения княжескими дружинниками. Схожий порядок установился в Пскове, который к середине XIII века стал автономным от Новгорода.

После пресечения династии галицких Ростиславичей (1199) в числе «ничейных» столов временно оказался Галич. Им завладел Роман Мстиславич волынский, и в результате объединения двух соседних земель возникло Галицко-Волынское княжество. Однако после смерти Романа (1205) галицкое боярство отказалось признать власть его малолетних детей, и за Галицкую землю развернулась борьба между всеми основными княжескими ветвями[8], победителем из которой вышел сын Романа Даниил.

Упадок Киева

Для Киевской земли, превратившейся из метрополии в «простое» княжество, было характерно неуклонное уменьшение политической роли. Территория самой земли, остававшаяся под контролем киевского князя, также постоянно уменьшалась. Одним из экономических факторов, подорвавших могущество города, было изменение международных торговых коммуникаций. «Путь из варяг в греки», являвшийся стержнем Древнерусского государства, потерял свою актуальность после Крестовых походов. Европа и Восток теперь были связаны в обход Киева (через Средиземное море и через волжский торговый путь).

В 1169 году в результате похода коалиции 11 князей, действовавших по инициативе владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского, Киев впервые в практике княжеских усобиц был взят штурмом и разграблен, и впервые князь, завладевший городом, не остался в нём княжить, посадив на княжение своего ставленника[9]. Андрей был признан старейшим и носил титул великого князя[10], но не делал попыток сесть в Киеве. Тем самым традиционная связь между киевским княжением и признанием старейшинства в княжеском роде стала необязательной. В 1203 году Киев подвергся второму разгрому, на этот раз от рук смоленского Рюрика Ростиславича, до этого уже три раза воцарявшегося в городе.

Летом 1212 года (или 1214) Киев был взят войсками коалиции Мономаховичей. Основными руководителями похода выступили Мстислав Романович Старый Смоленский, Мстислав Мстиславич Удатный Новгородский и Ингварь Ярославич Луцкий[11].

Страшный удар был нанесён Киеву в ходе монгольского нашествия в 1240 году. В этот момент город управлялся уже только княжеским наместником, в период с начала нашествия в нём сменилось 5 князей. По свидетельству посетившего город шесть лет спустя Плано Карпини, столица Руси превратилась в городок, насчитывающий не более 200 домов. Существует мнение, что значительная часть населения Киевщины ушла в западные и северные области. Во 2-й пол. XIII века Киев управлялся владимирскими наместниками[12], а позже — ордынскими баскаками и местными провинциальными князьями, имена большинства из которых неизвестны[13]. В 1299 году Киев утратил свой последний столичный атрибут — резиденцию митрополита. В 1321 году в битве на реке Ирпени киевский князь Судислав, потомок Ольговичей, потерпел поражение от литовцев и признал себя вассалом литовского князя Гедимина, одновременно оставаясь и в зависимости от Орды. В 1362 году город был окончательно присоединён к Литве[14].

Факторы единства

Несмотря на политическую дезинтеграцию, идея единства русской земли сохранилась. Важнейшими объединяющими факторами, которые свидетельствовали об общности русских земель и одновременно отличали Русь от других православных стран были:

  • Киев и титул киевского князя как старшего. Город Киев даже после 1169 года формально оставался столицей, то есть старейшим столом Руси[15]. Его называли «старействующим градом» и «матерью городов». Он воспринимался как сакральный центр православной земли[16]. Именно к киевским правителям (вне зависимости от их династической принадлежности) в источниках домонгольского времени используется титул «князей всея Руси»[17]. Что касается титула «великий князь», то он в тот же период применялся как к киевским, так и к владимирским князьям. Причём в отношении вторых более последовательно. Но в южнорусском летописании его употребление обязательно сопровождалось ограничивающим уточнением великий князь «суздальский»[18].
  • Княжеский род. До завоевания южнорусских земель Литвой абсолютно все местные престолы занимали только потомки Рюрика. Русь находилась в коллективном владении рода. Деятельные князья в течение своей жизни постоянно перемещались от стола к столу. Зримым отголоском традиции общеродового владения было убеждение, что защита «Русской земли» (в узком смысле), то есть Киевского княжества является общерусским делом. В крупных походах против половцев в 1183 и монголов в 1223 принимали участие князья почти всех русских земель.
  • Церковь. Вся древнерусская территория составляла единую митрополию, управлявшуюся киевским митрополитом. С 1160-х гг. он стал носить титул «всея Руси». Случаи нарушения церковного единства под воздействием политической борьбы периодически возникали, но носили кратковременный характер. К их числу относятся учреждение титульной митрополии в Чернигове и Переяславле во время триумвирата Ярославичей XI в., проект Андрея Боголюбского по созданию отдельной митрополии для Владимиро-Суздальской земли, существование Галицкой митрополии (в 1303—1347, с перерывами и др.). В 1299 резиденция митрополита была перенесена из Киева во Владимир, а с 1325 — в Москву. Окончательное разделение митрополии на Московскую и Киевскую произошло только в XV веке[19].
  • Единая историческая память. Отсчёт истории во всех русских летописях всегда начинался с Начальной летописи Киевского цикла и деятельности первых киевских князей.
  • Осознание этнической общности. Вопрос о существовании единой древнерусской народности в эпоху формирования Киевской Руси является дискуссионным. Однако складывание таковой к периоду раздробленности серьёзных сомнений не вызывает. Племенная идентификация у восточных славян уступила место территориальной. Жители всех княжеств называли себя русскими и свой язык русским[20]. Ярким воплощением идеи «большой Руси» от Северного Ледовитого океана до Карпат являются «Слово о погибели Русской земли», написанное в первые годы после нашествия, и «Список русских городов дальних и ближних» (кон. XIV в.)

Последствия распада

Являясь закономерным явлением, раздробленность способствовала динамичному экономическому развитию русских земель: росту городов, расцвету культуры. С другой стороны, раздробленность привела к снижению оборонного потенциала, что совпало по времени с неблагоприятной внешнеполитической ситуацией. К началу XIII века помимо половецкой опасности (которая снижалась, так как после 1185 года половцы не предпринимали вторжений на Русь вне рамок русских междоусобиц) Русь столкнулась с агрессией с двух других направлений. Появились враги на северо-западе: католические немецкие Ордена и литовские племена, вступившие на стадию разложения родоплеменного строя, угрожали Полоцку, Пскову, Новгороду и Смоленску. В 1237-1240 годах произошло монголо-татарское нашествие с юго-востока, после которого русские земли попали под власть Золотой Орды.

Тенденции к объединению

В начале XIII века общее количество княжеств (с учётом удельных) достигло 50. В то же время вызревало несколько потенциальных центров объединения. Наиболее могущественными русскими княжествами являлись на северо-востоке Владимиро-Суздальское и Смоленское. К нач. XIII века номинальное главенство владимирского великого князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо признавалось всеми русскими землями, кроме Чернигова и Полоцка, и он выступал арбитром в споре южных князей за Киев. В 1-й трети XIII века лидирующие позиции занимал дом смоленских Ростиславичей, которые в отличие от других князей не дробили своё княжество на уделы, а стремились занимать столы за его пределами. С приходом в Галич представителя Мономаховичей Романа Мстиславича на юго-западе самым могущественным княжеством стало Галицко-Волынское. В последнем случае формировался полиэтнический центр, открытый для контактов с Центральной Европой.

Однако, естественный ход централизации оказался перечёркнут монгольским нашествием. Дальнейшее собирание русских земель проходило в тяжёлых внешнеполитических условиях и диктовалось в первую очередь политическими предпосылками. Княжества северо-восточной Руси в течение XIV - XV веков консолидировались вокруг Москвы. Южные и западные русские земли вошли в состав Великого княжества Литовского.

См. также

Примечания

  1. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. М.,1982.
  2. Котляр Н. Ф. Мстислав Тмутороканский и Ярослав Мудрый // Древнейшиие государства Восточной Европы. 1998 г. — М.: «Восточная литература» РАН, 2000. С.134-142.
  3. Назаренко А. В. Древнерусское политическое старейшинство по «ряду» Ярослава Мудрого и его типологические параллели — реальные и мнимые // Назаренко А. В. Древняя Русь и славяне.- М.,2009.
  4. Повесть временных лет, статья 6605.
  5. Новгородская первая летопись, статья 6642.
  6. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: Пути политического развития. М., 1996. — С.6-7.
  7. Назаренко А. В. Городенское княжество и городенские князья в XII в.// Древнейшиие государства Восточной Европы. 1998 г. — М.: «Восточная литература» РАН, 2000. С.169-188.
  8. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: Пути политического развития. М., 1996. — С.13-23.
  9. Пятнов А. П. Киев и Киевская земля в 1167—1173 гг.
  10. Назван один раз в статье 6683. Постоянное употребление эпитета «великий» применительно к владимирским князьям начинается с Всеволода Большое гнездо.
  11. Пятнов А. П. БОРЬБА ЗА КИЕВСКИЙ СТОЛ В 1210-х ГОДАХ: СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ХРОНОЛОГИИ //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2002. № 1(7). С. 83–89.
  12. В 40-х гг. XIII в. в Киеве сидел боярин Ярослава Всеволодовича — Дмитр Ейкович. (Ипатьевская летопись). Последнее упоминание Киева в качестве центра «Русской земли» и символа старшинства в княжеском роде относится к 1249 году, когда после смерти Ярослава стол был передан его сыну — Александру Невскому. Согласно поздней Густынской летописи Киевом владел и преемник Александра Ярослав Ярославич Тверской
  13. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: Пути политического развития. — С.29-30.
  14. Ф. М. Шабульдо. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. Киев, 1987.
  15. Часто встречающееся мнение о переносе в этом году столицы Руси из Киева во Владимир или разделении Руси на две части — «Киевскую» и «Владимирскую», является общераспространённой неточностью. См. Толочко А. П. История Российская Василия Татищева. Источники и известия. М.,- Киев, 2005. С.411-419. Горский А. А. Русь от славянского Расселения до Московского царства. М.,2004. — С.6.
  16. Назаренко А. В. Была ли столица в Древней Руси? Некоторые сравнительно-исторические и терминологические наблюдения // Назаренко А. В. Древняя Русь и славяне.- С.105-107.
  17. Горский А. А. Князь «всея Руси» до XIV века // Восточная Европа в древности и средневековье: политические институты и верховная власть. М., 2007. — С.57.
  18. Там же.
  19. Несмотря на смену резиденции, митрополиты продолжали именоваться «киевскими» и посещали все части Руси. То, что они обосновались у конкурента, сильно осложнило отношения Литвы с православной церковью. Литовские князья добились от константинопольского патриарха учреждения собственной митрополии (1416, (окончательно с 1459). Положение ещё более осложнилось после Флорентийской унии (1439), которую в Литве приняли, а в Москве отвергли. С 1448 года московская митрополия стала автокефальной, а киевская продолжала оставаться в ведении Константинополя.
  20. Флоря Б. Н. О некоторых особенностях развития этнического самосознания восточных славян в эпоху средневековья — раннего нового времени.

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ • Большая российская энциклопедия

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ

Формирование системы независимых земель-княжений

Ки­ев­ское кня­же­ние Все­во­ло­да Оль­го­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го (1139–46) от­кры­ло эпо­ху прак­ти­че­ски не пре­кра­щав­шей­ся борь­бы за Ки­ев, что ве­ло к по­сте­пен­ной де­гра­да­ции по­ли­ти­че­ской ро­ли об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Вся слож­ная сис­те­ма ме­ж­ду­кня­же­ских от­но­ше­ний, ко­то­рую Все­во­лод Оль­го­вич вы­стро­ил пу­тём во­ен­но­го дав­ле­ния и по­ли­ти­че­ских ком­про­мис­сов, рух­ну­ла по­сле его смер­ти. За­пла­ни­ро­ван­ная Все­во­ло­дом пе­ре­да­ча Кие­ва сво­им брать­ям – сна­ча­ла Иго­рю, а за­тем Свя­то­сла­ву Оль­го­ви­чам, не­смот­ря на кре­сто­це­ло­валь­ную при­ся­гу ки­ев­лян и стар­ше­го из Мсти­сла­ви­чей – Изя­сла­ва, не со­стоя­лась. В хо­де столк­но­ве­ния ме­ж­ду Иго­рем и Изя­сла­вом Мсти­сла­ви­чем ки­ев­ский стол пе­ре­шёл к по­след­не­му. Как след­ст­вие не­мед­лен­но во­зоб­но­ви­лась борь­ба ме­ж­ду Мсти­сла­ви­ча­ми и их дя­дей рос­то­во-суз­даль­ским кня­зем Юри­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Дол­го­ру­ким. Юрий опи­рал­ся на со­юз с ок­реп­шим Га­лиц­ким кня­же­ст­вом Вла­ди­мир­ка Во­ло­да­ре­ви­ча, то­гда как на сто­ро­не Изя­сла­ва бы­ли сим­па­тии ки­ев­лян и во­ен­ная под­держ­ка вен­гер­ско­го ко­ро­ля Ге­зы II, же­на­то­го на его се­ст­ре. Борь­ба шла с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом, и Ки­ев не­сколь­ко раз пе­ре­хо­дил из рук в ру­ки: Изя­слав за­ни­мал его в 1146–49, 1150 и 1151–54, Юрий – в 1149–50, 1150–51 и 1155–57.

Об­ще­рус­ский мас­штаб по­тря­се­ний усу­губ­лял­ся тем, что ими ока­за­лась за­хва­че­на и цер­ковь. В 1147 под дав­ле­ни­ем Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча на ми­тро­по­лию без санк­ции Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии ча­стью рус. ар­хие­ре­ев был воз­ве­дён Кли­мент Смо­ля­тич. Это бы­ла по­пыт­ка ки­ев­ско­го кня­зя сло­мать обыч­ный по­ря­док по­став­ле­ния ми­тро­по­ли­тов в Кон­стан­ти­но­по­ле и по­лу­чить в ли­це гла­вы рус. церк­ви убеж­дён­но­го сто­рон­ни­ка сво­их по­ли­ти­че­ских пла­нов. Од­на­ко Кли­мен­та не при­зна­ли рос­тов­ский епи­скоп Не­стор, нов­го­род­ский – Ни­фонт и смо­лен­ский – Ма­ну­ил. Рас­кол длил­ся до 1155, ко­гда на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля по прось­бе Юрия Дол­го­ру­ко­го при­был но­вый ми­тро­по­лит Кон­стан­тин I (1155–59), ко­то­рый не про­сто от­ме­нил все хи­ро­то­нии Кли­мен­та, но и под­верг его, рав­но как и его по­кро­ви­те­ля Изя­сла­ва (по­смерт­но), цер­ков­но­му про­кля­тию. По­сле не­дол­гих кня­же­ний Изя­слава Да­вы­до­ви­ча (1157–58) и Мсти­сла­ва, стар­ше­го сы­на Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (1158–59), в Кие­ве су­мел за­дер­жать­ся Рос­ти­слав Мсти­сла­вич (1159–67, с пе­ре­ры­вом), но вер­нуть преж­нее зна­че­ние ки­ев­ско­му кня­же­нию он уже не смог.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны Рос­ти­сла­ва во­кня­жив­ший­ся в Кие­ве Мсти­слав Изя­сла­вич (1167–69) был из­гнан из не­го в ре­зуль­та­те по­хо­да кня­зей, ор­га­ни­зо­ван­но­го вла­ди­мир­ским кня­зем Ан­д­ре­ем Юрь­е­ви­чем Бо­го­люб­ским. 12.3.1169 Ки­ев был взят и раз­граб­лен, че­го пре­ж­де ни­ко­гда не бы­ва­ло в хо­де кня­же­ских меж­до­усо­бий, а Мсти­слав бе­жал на Во­лынь. Но свой ус­пех Ан­д­рей ис­поль­зо­вал не для во­кня­же­ния в Кие­ве, по­доб­но от­цу, а для по­са­же­ния там сво­его млад­ше­го бра­та Гле­ба Юрь­е­ви­ча Пе­ре­яс­лав­ско­го. В 1170 умер Мсти­слав Изя­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский, а в нач. 1171 – ки­ев­ский князь Глеб, по­сле че­го сно­ва обо­зна­чи­лось ста­рей­шин­ст­во Ан­д­рея: он ещё раз рас­по­ря­дил­ся судь­бой Кие­ва, по­са­див там смо­лен­ско­го кня­зя Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча. Т. о., сбы­лись опа­се­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха: по­ря­док ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия был ут­ра­чен, ос­ла­бе­ла связь ме­ж­ду сто­лич­ным кня­же­ни­ем и при­знан­ным ста­рей­шин­ством в кня­же­ском ро­де. До­ми­ни­ро­ва­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­дли­лось, прав­да, не­дол­го. В 1173 воз­му­щён­ные са­мо­вла­сти­ем Ан­д­рея Рос­ти­сла­ви­чи от­ка­за­лись под­чи­нять­ся, ор­га­ни­зо­ван­ный Ан­д­ре­ем ка­ра­тель­ный по­ход на Ки­ев окон­чил­ся не­удач­но, а ле­том 1174 в ре­зуль­та­те за­го­во­ра ме­ст­ной зна­ти Ан­д­рей Бо­го­люб­ский был убит.

В во­зоб­но­вив­шей­ся борь­бе за Ки­ев уча­ст­во­ва­ли Рос­ти­сла­ви­чи, млад­ший брат по­кой­но­го Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча Яро­слав Луц­кий и Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич Чер­ни­гов­ский. В ре­зуль­та­те в 1181 на дли­тель­ный пе­ри­од (вплоть до смер­ти Свя­то­сла­ва в 1194) в Кие­ве ус­та­но­ви­лось свое­об­раз­ное двое­вла­стие, ко­гда соб­ст­вен­но сто­ли­ца на­хо­ди­лась во вла­сти Свя­то­сла­ва, а всё Ки­ев­ское кня­же­ст­во – в ру­ках его со­пра­ви­те­ля Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. Но ре­аль­ное по­ли­ти­че­ское влия­ние по­сте­пен­но пе­ре­шло в ру­ки при­знан­но­го ста­рей­шим сре­ди всех Мо­но­ма­ши­чей вла­ди­мир­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до, млад­ше­го бра­та Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го. В 1190-х гг. он удер­жи­вал сю­зе­ре­ни­тет над Нов­го­ро­дом, пред­вос­хи­щая позд­ней­шую связь нов­го­род­ско­го сто­ла с ве­ли­ким кня­же­ни­ем вла­ди­мир­ским. В 1189– 1199 вер­хов­ную власть Все­во­ло­да при­зна­вал и Вла­ди­мир Яро­сла­вич Га­лиц­кий. Ещё ра­нее (1177) в за­ви­си­мо­сти от не­го ока­за­лись ря­зан­ские кня­зья. Тем са­мым но­ми­наль­ное вер­хо­вен­ст­во вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­сти­ра­лось на всю Русь, кро­ме Чер­ни­го­ва и По­лоц­ка. Та­кое его по­ло­же­ние от­ра­зи­лось и в ти­тула­ту­ре: имен­но ко Все­во­ло­ду с сер. 1180-х гг. впер­вые в древ­не­рус­ской прак­ти­ке на­ча­ло сис­те­ма­ти­че­ски при­ла­гать­ся оп­ре­де­ле­ние «ве­ли­кий князь», став­шее с тех пор офи­ци­аль­ным ти­ту­лом вла­ди­мир­ских, а за­тем и мо­с­ков­ских кня­зей. Тем бо­лее по­ка­за­тель­но, что, не­смот­ря на бла­го­при­ят­ную си­туа­цию, Все­во­лод, как и Ан­д­рей, ни­ко­гда не де­лал по­пы­ток во­кня­жить­ся в Кие­ве.

Русские княжества и земли в 12 – первой трети 13  века.

Упа­док по­ли­ти­че­ско­го зна­че­ния Кие­ва стал след­ст­ви­ем го­су­дар­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия Древ­ней Ру­си, ос­но­вы ко­то­ро­го бы­ли за­ло­же­ны ещё Лю­беч­ским съез­дом. Во 2-й пол. 12 в. от­чёт­ли­во об­на­ру­жил­ся свер­шив­ший­ся факт – об­ра­зо­ва­ние не­сколь­ких тер­ри­то­ри­аль­но ста­биль­ных круп­ных зе­мель-кня­же­ний, по­ли­ти­че­ски ма­ло за­ви­сев­ших как друг от дру­га, так и от пе­ре­мен в Кие­ве. В нау­ке это яв­ле­ние час­то ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «фео­даль­ная раз­дроб­лен­ность», что ста­вит его в один ряд с по­ли­ти­че­ским пар­ти­ку­ля­риз­мом в стра­нах клас­си­че­ско­го фео­да­лиз­ма (Фран­ции, Гер­ма­нии). Од­на­ко пра­во­мер­ность та­ко­го оп­ре­де­ле­ния ос­та­ёт­ся под во­про­сом в си­лу про­ис­хо­ж­де­ния зе­мель-кня­же­ний не из фео­даль­но­го по­жа­ло­ва­ния, а из меж­ду­кня­же­ских ро­до­вых раз­де­лов. Бу­ду­чи в по­ли­ти­че­ском от­но­ше­нии по­рой кри­зи­са древ­не­рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, эта эпо­ха ха­рак­те­ри­зу­ет­ся в то же вре­мя эко­но­ми­че­ским и куль­тур­ным подъ­ё­мом зе­мель-кня­же­ний. Глав­ным пре­пят­ст­ви­ем на пу­ти обо­соб­ле­ния зе­мель бы­ли пе­ре­де­лы сто­лов и во­лос­тей, обыч­но со­про­во­ж­дав­шие по­яв­ле­ние в Кие­ве но­во­го кня­зя. По­это­му пер­вы­ми обо­со­би­лись зем­ли, кня­зья ко­то­рых в си­лу прин­ци­па «от­чин­но­сти» бы­ли на­все­гда или вре­мен­но ис­клю­че­ны из ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия: По­лоц­кая, Га­лиц­кая, Чер­ни­гов­ская, Му­ро­мо-Ря­зан­ская.

В нач. 1140-х гг. по­лоц­кие кня­зья вер­ну­лись из ви­зан­тий­ско­го из­гна­ния, и ис­то­рия По­лоц­кой зем­ли в 1140– 1150-х гг. про­хо­ди­ла под зна­ком борь­бы за По­лоцк ме­ж­ду Рос­ти­сла­вом, сы­ном Гле­ба Все­сла­ви­ча Мин­ско­го, и Рог­во­ло­дом, сы­ном Рог­во­ло­да-Бо­ри­са Все­сла­ви­ча По­лоц­ко­го. В 1160–80-х гг. в По­лоц­ке с не­ко­то­ры­ми пе­ре­ры­ва­ми удер­жи­вал­ся пред­ста­ви­тель ви­теб­ской вет­ви по­лоц­ких кня­зей – Все­слав Ва­силь­ко­вич, двою­род­ный пле­мян­ник Рос­ти­сла­ва и Рог­во­ло­да. Про­ис­хо­ди­ло дроб­ле­ние По­лоц­кой зем­ли на уде­лы (Минск, Друцк, Ви­тебск, Изя­славль, Ло­гожск, Бо­ри­сов), кня­зья ко­то­рых, так же как и соб­ст­вен­но по­лоц­кие, ока­зы­ва­лись в за­ви­си­мо­сти то от Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча (из кня­зей чер­ни­гов­ской вет­ви, ко­то­ро­му в 1150-х гг. при­над­ле­жа­ли дре­го­вич­ские зем­ли к югу от По­лоц­кой зем­ли), то от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ко­то­рые да­же не­ко­то­рое вре­мя вла­де­ли Ви­теб­ской во­ло­стью. В даль­ней­шем, по-ви­ди­мо­му, про­дол­жа­ла креп­нуть по­ли­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская за­ви­си­мость По­лоц­ка от Смо­лен­ска. В 1-й тре­ти 13 в. кня­зья По­лоц­кой зем­ли столк­ну­лись с экс­пан­си­ей со сто­ро­ны Ри­ги и Ли­вон­ско­го ор­де­на и в 1207 и 1214 ут­ра­ти­ли важ­ные в стра­те­ги­че­ском и тор­го­вом от­но­ше­ни­ях вас­саль­ные кня­же­ст­ва в ни­зовь­ях За­пад­ной Дви­ны – Кок­не­се (Ку­ке­нойс) и Ер­си­ке (Гер­ци­ке), од­но­вре­мен­но стра­дая и от ли­тов­ских на­бе­гов.

Га­лиц­кая зем­ля сло­жи­лась в 1-й пол. 12 в. на ос­но­ве вла­де­ний сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, стар­ше­го вну­ка Яро­сла­ва Муд­ро­го, рас­по­ла­гав­ших­ся по верх­не­му Дне­ст­ру и р. Сан с го­ро­да­ми Те­ре­бовль, Зве­ни­го­род, Пе­ре­мышль. В 1140-х гг. их объ­е­ди­нил под сво­ей вла­стью Вла­ди­мир­ко Во­ло­да­ре­вич, внук Рос­ти­сла­ва, сде­лав­ший столь­ным го­ро­дом Га­лич. При нём Га­лиц­кое кня­же­ст­во ста­ло фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­ным, дос­тиг­нув сво­его рас­цве­та при сы­не Вла­ди­мир­ка Яро­сла­ве Ос­мо­мыс­ле (1153–87). Уже в прав­ле­ние Вла­ди­мир­ка власть Га­ли­ча рас­про­стра­ня­лась на ме­ж­ду­ре­чье Дне­ст­ра и Пру­та. Та­кое гео­гра­фи­че­ское по­ло­же­ние влек­ло за со­бой тес­ные свя­зи с Ви­зан­тий­ской им­пе­ри­ей. Пре­ем­ник Ос­мо­мыс­ла Вла­ди­мир Яро­сла­вич (1189 – ок. 1199) дер­жал­ся на сто­ле толь­ко бла­го­да­ря тра­ди­ци­он­но­му для Га­ли­ча сою­зу с вла­ди­ми­ро-суз­даль­ски­ми князь­я­ми. С его смер­тью га­лиц­кая ди­на­стия Рос­ти­сла­ви­чей пре­сек­лась, и Га­ли­чем за­вла­дел сев. со­сед – Ро­ман Мсти­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский.

Во­лын­ская зем­ля за­ни­ма­ла тер­ри­то­рию верх­не­го и сред­не­го те­че­ния р. Буг и пра­вых при­то­ков р. При­пять (ме­ж­ду­ре­чье Сты­ри и Го­ры­ни), окон­чатель­но обо­со­би­лась от Кие­ва по­сле 1154. В это вре­мя здесь вы­де­ля­ет­ся удель­ный стол в Луц­ке, не­сколь­ко позд­нее – в Бел­зе. Ок. 1199 она объ­е­ди­ни­лась с Га­лиц­кой зем­лёй, со­ста­вив просу­ще­ст­во­вав­шее до 14 в. мо­гу­ще­ст­вен­ное Га­лиц­ко-Во­лын­ское кня­же­ст­во. По­сле это­го на­чав­ший­ся ещё в 1190-х гг. кон­фликт ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем Ки­ев­ским вспых­нул с но­вой си­лой. В 1201 Ро­ман за­нял Ки­ев, но рас­по­ря­дил­ся им по со­гла­со­ва­нию с ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до: в Кие­ве был по­са­жен млад­ший двою­род­ный брат Ро­ма­на Ин­гварь Яро­сла­вич Луц­кий. Рю­рик от­ве­тил тем, что в 1203 в сою­зе с чер­ни­гов­ски­ми Оль­го­ви­ча­ми и по­лов­ца­ми за­хва­тил Ки­ев, ко­то­рый вто­рой раз в сво­ей ис­то­рии под­верг­ся раз­граб­ле­нию. По прось­бе Ро­ма­на и Рю­ри­ка Все­во­лод Боль­шое Гнез­до ут­вер­дил Ки­ев за по­след­ним, а по­сле по­втор­но­го столк­но­ве­ния ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком от­дал сто­ли­цу стар­ше­му сы­ну Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ву. Эти со­бы­тия на­гляд­но по­ка­зы­ва­ют как об­ще­рус­ское влия­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя, так и то, что Ки­ев ут­ра­тил свою при­вле­ка­тель­ность не толь­ко для по­след­не­го, но и для кня­зя га­лиц­ко-во­лын­ско­го, отец ко­то­ро­го Мсти­слав Изя­сла­вич от­дал столь­ко сил борь­бе за ки­ев­ский стол. По­ли­ти­че­ский взлёт Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча ока­зал­ся не­дол­гим: чув­ст­вуя се­бя на­столь­ко силь­ным, что­бы вме­шать­ся да­же в борь­бу ме­ж­ду Штау­фе­на­ми и Вель­фа­ми в Гер­ма­нии, Ро­ман по­гиб в 1205 во вре­мя за­гра­нич­но­го по­хо­да, ос­та­вив двух ма­ло­лет­них сы­но­вей – Да­нии­ла и Ва­силь­ка. В Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве на­ча­лась дли­тель­ная сму­та, а Га­лич в 1214–19 ока­зал­ся под вла­стью венг­ров. Из Га­ли­ча венг­ров из­гнал Мсти­слав Мсти­сла­вич Удат­ный, ут­вер­див­ший­ся в Га­ли­че поч­ти на це­лое де­ся­ти­ле­тие (1219–27). В это вре­мя Да­ни­ил Ро­ма­но­вич был за­нят вос­ста­нов­ле­ни­ем сво­ей вла­сти на Во­лы­ни, но­вое же вос­со­еди­не­ние Га­лиц­ко-Во­лын­ско­го кня­же­ст­ва ста­ло воз­мож­но толь­ко на­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия – в 1238. Сев в Га­ли­че, Да­ни­ил Ро­ма­но­вич от­дал Во­лынь сво­ему млад­ше­му бра­ту Ва­силь­ку.

Му­ро­мо-Ря­зан­ская зем­ля рас­по­ла­га­лась в Сред­нем По­очье, до­хо­дя на юге до вер­ховь­ев рек Дон и Во­ро­неж. По за­ве­ща­нию Яро­сла­ва Муд­ро­го, она яв­ля­лась ча­стью Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва, но вы­де­ли­лась из по­след­не­го в 1127, ко­гда в Му­ром из Чер­ни­го­ва был вы­тес­нен млад­ший из сы­но­вей Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча Яро­слав. В по­том­ст­ве Яро­сла­ва Му­ром про­дол­жал ос­та­вать­ся стар­шим сто­лом, но в 3-й четв. 12 в., ко­гда ря­зан­ский стол за­ни­мал наи­бо­лее дея­тель­ный из вну­ков Яро­сла­ва Глеб Рос­ти­сла­вич, Ря­зань ста­ла, ви­ди­мо, глав­ным го­ро­дом зем­ли. Од­но­вре­мен­но про­изош­ло ди­на­сти­че­ское обо­соб­ле­ние Му­ром­ско­го кня­же­ст­ва. Глеб, же­на­тый на внуч­ке Юрия Дол­го­ру­ко­го, ак­тив­но вме­шал­ся в ди­на­сти­че­скую борь­бу в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Вла­ди­мир­ском по­сле смер­ти Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го, в ре­зуль­та­те че­го в 1177 по­пал в плен к Все­во­ло­ду Боль­шое Гнез­до и умер в за­клю­че­нии. Сын Гле­ба Ро­ман был вы­ну­ж­ден при­сяг­нуть на вер­ность вла­ди­мир­ско­му кня­зю, и с тех пор по­след­ний не раз де­мон­ст­ри­ро­вал свою вер­хов­ную власть над Ря­за­нью. Так, в 1180-е гг. Все­во­лод Боль­шое Гнез­до вы­сту­пал тре­тей­ским судь­ёй в столк­но­ве­ни­ях Ро­ма­на с дру­ги­ми Гле­бо­ви­ча­ми, имев­ши­ми удель­ное кня­же­ние в Прон­ске, а в 1207, за­по­доз­рив Ро­ма­на и Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­чей в сно­ше­ни­ях с Чер­ни­го­вом, ве­лел схва­тить их и су­дить.

Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва при­над­ле­жа­ли к чис­лу от­но­си­тель­но не­боль­ших кня­жеств, ко­то­рые не рас­по­ла­га­ли дос­та­точ­ным по­тен­циа­лом, что­бы вес­ти са­мо­стоя­тель­ную по­ли­ти­ку. Стол в Го­род­не (ны­не Грод­но) был соз­дан Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, ве­ро­ят­но, ок. 1117, ко­гда упо­ми­на­ет­ся пер­вый го­ро­ден­ский князь Все­во­лод­ко. Го­ро­ден­ское кня­же­ст­во ос­та­ва­лось за по­том­ка­ми Все­во­лод­ка в те­че­ние все­го 12 в., а воз­мож­но, и позд­нее. В ка­че­ст­ве удель­ных в не­го, ве­ро­ят­но, вхо­ди­ли Вол­ко­выск и Но­во­го­ро­док (ны­не Но­во­гру­док). В Ту­ро­ве, счи­тав­шем­ся вла­де­ни­ем ки­ев­ско­го сто­ла, с сер. 12 в. проч­но осел Юрий Яро­сла­вич, внук Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча Ки­ев­ско­го. В даль­ней­шем Ту­ров, Пинск и ни­зо­вья р. Го­рынь (Дуб­ро­виц­кая во­лость) бы­ли вла­де­ния­ми по­том­ков Юрия. В те­че­ние 2-й пол. 12 в. Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва пре­бы­ва­ли под вер­хов­ной вла­стью ки­ев­ских кня­зей, но в 1-й тре­ти 13 в., вслед за Бе­ре­стей­ской во­ло­стью, из­на­чаль­но свя­зан­ной с Ту­ро­вом, они ока­за­лись втя­ну­ты в ор­би­ту Во­лы­ни.

Сход­ным бы­ло по­ло­же­ние Пе­рея­слав­ско­го кня­же­ст­ва, рас­по­ла­гав­ше­го­ся на ле­вом бе­ре­гу р. Днепр к югу от р. Ос­тёр (ле­во­го при­то­ка р. Дес­на), с тем, од­на­ко, от­ли­чи­ем, что здесь во 2-й пол. 12 в. не смог­ла об­ра­зо­вать­ся соб­ст­вен­ная кня­же­ская ди­на­стия. Глеб Юрь­е­вич по­сле ухо­да на ки­ев­ский стол в 1169 пе­ре­дал Пе­ре­яс­лавль сво­ему сы­ну Вла­ди­ми­ру, ко­то­рый удер­жи­вал его (с крат­ким пе­ре­ры­вом) до смер­ти в 1187. В даль­ней­шем пе­ре­яс­лав­ский стол за­ме­щал­ся то ки­ев­ски­ми князь­я­ми, то Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до. Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло клю­че­вую роль в обо­ро­не юж. ру­бе­жей Ру­си от по­лов­цев.

Од­ной из важ­ней­ших со­став­ных час­тей Древ­не­рус­ско­го гос-ва бы­ла Чер­ни­гов­ская зем­ля. Тер­ри­то­ри­аль­ную ос­но­ву её об­ра­зо­вы­ва­ли вла­де­ния, по­лу­чен­ные в 1054 сы­ном Яро­сла­ва Муд­ро­го Свя­то­сла­вом. Они про­сти­ра­лись на вос­ток от р. Днепр, вклю­чая всё Поде­се­нье, вплоть до Сред­не­го По­очья с Му­ро­мом. Ли­шён­ные на Лю­беч­ском съез­де 1097 пра­ва ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия, чер­ни­гов­ские Свя­то­сла­ви­чи (Да­выд, Олег и Яро­слав), ви­ди­мо, имен­но то­гда по­лу­чи­ли в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции По­се­мье с г. Курск (от­де­лён­ное от Пе­ре­яс­лав­ля), а так­же ус­ту­п­лен­ные Кие­вом дре­го­вич­ские зем­ли к се­ве­ру от При­пя­ти с го­ро­да­ми Кле­ческ, Слу­ческ и Ро­га­чёв. Эти об­лас­ти бы­ли ут­ра­че­ны Чер­ни­го­вом в 1127, но вско­ре и Курск (1136), и дре­го­вич­ские во­лос­ти (сер. 12 в.) вновь во­шли в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли. Не­смот­ря на то что по­сле за­хва­та ки­ев­ско­го сто­ла Все­во­ло­дом Оль­го­ви­чем в 1139 чер­ни­гов­ские кня­зья не раз ус­пеш­но вме­ши­ва­лись в борь­бу за Ки­ев, они, как пра­ви­ло, из­бе­га­ли наде­ле­ния сто­ла­ми вне Чер­ни­гов­ской зем­ли, что го­во­рит об из­вест­ной замк­ну­то­сти их ди­на­сти­че­ско­го соз­на­ния, сфор­ми­ро­вав­шей­ся в пер­вом по­ко­ле­нии Свя­то­сла­ви­чей. Раз­де­ле­ние Чер­ни­гов­ской зем­ли ме­ж­ду Свя­то­сла­ви­ча­ми (Да­вы­ду дос­тал­ся Чер­ни­гов, Оле­гу – Сред­нее По­де­се­нье с го­ро­да­ми Ста­ро­дуб, Сновск и Нов­го­род-Се­вер­ский, млад­ше­му, Яро­сла­ву, – Му­ром) по­ло­жи­ло на­ча­ло раз­ви­тию удель­ных во­лос­тей. Глав­ней­ши­ми из них в сер. – 2-й пол. 12 в. бы­ли во­лос­ти Го­мий (ны­не г. Го­мель) на Ниж­нем Со­же, Нов­го­род-Се­вер­ский, Ста­ро­дуб, Вщиж в По­де­се­нье, Курск, Рыльск, Пу­тивль в По­се­мье. Вя­тич­ское По­очье дол­го ос­та­ва­лось пе­ри­фе­рий­ным лес­ным кра­ем, где ещё на ру­бе­же 11–12 вв. со­хра­ня­лись пле­мен­ные кня­зья; све­де­ния об удель­ном сто­ле в Ко­зель­ске впер­вые по­яв­ля­ют­ся лишь в нач. 13 в. Да­вы­до­ви­чи дос­та­точ­но бы­ст­ро со­шли с ис­то­ри­че­ской аре­ны. На ру­бе­же 1150–60-х гг. вся Чер­ни­гов­ская зем­ля ока­за­лась в ру­ках Оль­го­ви­чей – Свя­то­сла­ва и его пле­мян­ни­ка Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, а един­ст­вен­ный внук Да­вы­да Свя­то­слав умер в 1166, за­ни­мая вщиж­ский стол. По­сле смер­ти в 1164 чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча чер­ни­гов­ский стол на­сле­до­вал­ся по прин­ци­пу ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва: от его пле­мян­ни­ков Свя­то­слава (1164–76; в 1176 Свя­то­слав стал кня­зем ки­ев­ским) и Яро­сла­ва (1176– 1198) Все­во­ло­дови­чей к его сы­ну Иго­рю (1198–1201), ге­рою не­удач­но­го по­хо­да про­тив по­лов­цев в 1185, вос­пе­то­му в «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве». Вслед­ст­вие это­го чер­ни­гов­ское кня­же­ние уже в сле­дую­щем по­ко­ле­нии Оль­го­ви­чей, в 1-й четв. 13 в., со­сре­до­то­чи­лось в ру­ках сы­но­вей Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча (Оле­га, Все­во­ло­да Черм­но­го, Гле­ба, Мсти­сла­ва), а за­тем его вну­ков (Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча, Мсти­сла­ва Гле­бо­ви­ча). По­том­ст­во Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча бы­ло вы­ну­ж­де­но до­воль­ст­во­вать­ся Нов­го­ро­дом-Се­вер­ским и Кур­ском. Сы­но­вья Иго­ря, по ма­те­ри при­хо­див­шие­ся вну­ка­ми га­лиц­ко­му кня­зю Яро­сла­ву Ос­мо­мыс­лу, ока­за­лись в нач. 13 в. втя­ну­ты­ми в по­ли­ти­че­скую борь­бу в Га­лиц­кой зем­ле по­сле смер­ти ок. 1199 без­дет­но­го Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча Га­лиц­ко­го. За­кре­пить­ся там они не смог­ли: трое из них в 1211 бы­ли по­ве­ше­ны по на­стоя­нию их про­тив­ни­ков из чис­ла га­лиц­ко­го бо­яр­ст­ва (слу­чай для Ру­си ис­клю­чи­тель­ный).

Во 2-й пол. 11 – 1-й тре­ти 12 вв. Смо­ленск, как и Во­лынь, счи­тал­ся при­над­ле­жав­шей Кие­ву во­ло­стью. С 1078 Смо­ленск за­кре­пил­ся (ис­клю­чая ко­рот­кий пе­ре­рыв в 1090-х гг.) за Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, а в 1125 дос­тал­ся вну­ку по­след­не­го – Рос­ти­сла­ву Мсти­сла­ви­чу, с кня­же­ни­ем ко­то­ро­го (1125–59) свя­за­но по­ли­ти­че­ское обо­соб­ле­ние Смо­лен­ска от Кие­ва и окон­ча­тель­ное тер­ри­тори­аль­ное оформ­ле­ние Смо­лен­ской зем­ли, про­сти­рав­шей­ся от вер­ховь­ев рек Сож и Днепр на юге до ме­ж­ду­ре­чья За­пад­ной Дви­ны и Ло­ва­ти на се­ве­ре, за­хва­ты­вая на вос­то­ке «вя­тич­ский клин» ме­ж­ду вер­ховь­я­ми рек Мо­ск­ва и Ока. Яд­ро Смо­лен­ской зем­ли – об­ласть во­ло­ков ме­ж­ду ре­ка­ми Ло­вать, За­пад­ная Дви­на и Днепр – яв­ля­лось клю­че­вым уча­ст­ком на пу­ти «из ва­ряг в гре­ки». О тер­ри­то­рии и по­дат­ных цен­трах Смо­лен­ской зем­ли в 1-й пол. 12 в. на­гляд­ное пред­став­ле­ние да­ёт уни­каль­ный до­ку­мент – Ус­тав кня­зя Рос­ти­сла­ва Смо­лен­ской епи­ско­пии (1136). Рос­ти­слав не при­ни­мал ак­тив­но­го уча­стия в борь­бе за Ки­ев, раз­вер­нув­шей­ся ме­ж­ду его бра­том Изя­сла­вом и Юри­ем Дол­го­ру­ким в 1149–54, но че­рез два го­да по­сле смер­ти Юрия, в 1159, ушёл на ки­ев­ский стол, ос­та­вив в Смо­лен­ске сво­его стар­ше­го сы­на Ро­ма­на. Дру­гие Рос­ти­сла­ви­чи (Рю­рик, Да­выд, Мсти­слав; Свя­то­слав Рос­ти­сла­вич в это вре­мя дер­жал Нов­го­род) в ки­ев­ское кня­же­ние их от­ца по­лу­чи­ли сто­лы в Ки­ев­ской зем­ле, ко­то­рые удер­жа­ли и по­сле смер­ти Рос­ти­сла­ва в 1167. Сло­жил­ся ус­той­чи­вый ком­плекс вла­де­ний кня­зей смо­лен­ско­го до­ма к за­па­ду и се­ве­ро-за­па­ду от Кие­ва со сто­ла­ми в Бел­го­ро­де, Вы­шго­ро­де и Ов­ру­че. Его ста­биль­ность объ­яс­ня­лась, оче­вид­но, тем, что стар­шие Рос­ти­сла­ви­чи, а поз­же и их по­том­ст­во, ес­ли не за­ни­ма­ли ки­ев­ско­го сто­ла, то все­гда бы­ли од­ни­ми из глав­ных пре­тен­ден­тов на не­го. Склон­ность Рос­ти­сла­ви­чей к за­ня­тию сто­лов вне Смо­лен­ской зем­ли, столь от­ли­чав­шая их от пред­ста­ви­те­лей дру­гих вет­вей древ­не­рус­ско­го кня­же­ско­го ро­да, про­яви­лась и во вре­мен­ном вла­де­нии во 2-й пол. 12 в. по­гра­нич­ной со Смо­лен­ском по­лоц­кой во­ло­стью – Ви­теб­ском. Спус­тя ко­рот­кое вре­мя по­сле смер­ти ок. 1210 ки­ев­ско­го кня­зя Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча смо­лен­ские кня­зья сно­ва и на­дол­го за­вла­де­ли ки­ев­ским сто­лом (Мсти­слав Ро­ма­но­вич в 1212–23, Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич в 1223–35). В ки­ев­ское кня­же­ние Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча смо­лен­ские кня­зья удер­жи­ва­ли кон­троль над Нов­го­ро­дом (до 1221), а в 1220-х гг. им уда­лось за­хва­тить По­лоцк. Вслед­ст­вие вы­ше­ска­зан­но­го, в Смо­лен­ской зем­ле, в от­ли­чие от дру­гих зе­мель Древ­не­рус­ско­го гос-ва (за спе­ци­фи­че­ским ис­клю­че­ни­ем Нов­го­ро­да), прак­ти­че­ски не про­сле­жи­ва­ет­ся об­ра­зо­ва­ние удель­ных во­лос­тей. Эпи­зо­ди­че­ски за­ни­мал­ся толь­ко удель­ный стол в То­роп­це. Да­же бу­ду­чи уже кня­зем смо­лен­ским (1180–97), Да­выд Рос­ти­сла­вич по­са­дил сво­его вы­ве­ден­но­го в 1187 из Нов­го­ро­да сы­на Мсти­сла­ва не в Смо­лен­ской зем­ле, а в ки­ев­ском Вы­шго­ро­де.

Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ская зем­ля сло­жи­лась на ос­но­ве рос­тов­ской «от­чи­ны» Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха. По­след­няя на ру­бе­же 11–12 вв. об­ни­ма­ла зем­ли Вол­го-Клязь­мин­ско­го ме­ж­ду­ре­чья с го­ро­да­ми Рос­тов и Суз­даль, а так­же рас­по­ло­жен­ное се­вер­нее Бе­ло­зе­рье. Ок. 1110–15 она дос­та­лась Юрию Дол­го­руко­му, в те­че­ние поч­ти по­лу­ве­ко­во­го прав­ле­ния ко­то­ро­го и офор­ми­лась в ка­че­ст­ве са­мо­стоя­тель­ной зем­ли. Бы­ст­рый подъ­ём Рос­то­во-Суз­даль­ско­го края при Юрии был след­ст­ви­ем гео­по­ли­ти­че­ских вы­год его по­ло­же­ния: бла­го­да­ря Вол­ге он был не­по­сред­ст­вен­но при­час­тен к тор­гов­ле с бо­га­тым Вос­то­ком, пло­до­род­ное Суз­даль­ское опо­лье слу­жи­ло на­дёж­ным аг­рар­ным ба­зи­сом, а вя­тич­ские и му­ром­ские ле­са пре­гра­ж­да­ли путь по­ло­вец­ким на­бе­гам. Юрий сде­лал сво­им столь­ным го­ро­дом Суз­даль (ви­ди­мо, как и его пре­ем­ни­ки, тя­го­тясь опе­кой ста­ро­го рос­тов­ско­го бо­яр­ст­ва) и рас­ши­рил тер­ри­то­рию кня­жест­ва за счёт ос­вое­ния твер­ско­го По­вол­жья и бас­сей­на р. Мо­ск­ва, на­чав так­же про­дви­же­ние за р. Вол­га – в бу­ду­щий Га­лич­ско-Ко­ст­ром­ской край. Всту­пив в 1149 в борь­бу за Ки­ев, Юрий на­чал раз­да­вать сво­им сы­новь­ям во­лос­ти на юге Ру­си, пре­ж­де все­го в Ки­ев­ской зем­ле (Ан­д­рею – Вы­шго­род, Бо­ри­су – Бел­го­род, Рос­ти­сла­ву, а за­тем Гле­бу – Пе­ре­яс­лавль, Ва­силь­ку – По­ро­сье с Тор­че­ском), но ни один из них, кро­ме Гле­ба Пе­ре­яс­лав­ско­го, впо­след­ст­вии там не удер­жал­ся. Бо­лее то­го, Ан­д­рей в 1155 са­мо­воль­но по­ки­нул Выш­го­род и вер­нул­ся в свой удел (ве­ро­ят­но, во Вла­ди­мир), пред­вос­хи­тив осн. тен­ден­цию бу­ду­щей ки­ев­ской по­ли­ти­ки вла­ди­мир­ских кня­зей. Же­лая обес­пе­чить сво­ему по­том­ст­ву ре­шаю­щее влия­ние в Ки­ев­ской зем­ле, Юрий за­ве­щал суз­даль­ский стол сво­им млад­шим сы­новь­ям от вто­ро­го бра­ка – Ми­хал­ку и Все­во­ло­ду. Но его пла­ны раз­би­лись о свое­во­лие рос­тов­ско­го и суз­даль­ско­го ве­ча, при­гла­сив­ших на кня­же­ние Ан­д­рея (1157–74), ко­то­рый по сво­ей при­го­род­ной ре­зи­ден­ции Бо­го­лю­бо­ву близ Вла­ди­ми­ра позд­нее по­лу­чил про­зва­ние Бо­го­люб­ско­го. Ан­д­рей от­пра­вил в из­гна­ние тро­их млад­ших брать­ев (Ва­силь­ка, Ми­хал­ка, Все­во­ло­да), а так­же пле­мян­ни­ков – сы­но­вей сво­его стар­ше­го бра­та Рос­ти­сла­ва, умер­ше­го ещё при жиз­ни Юрия Дол­го­ру­ко­го. По­лу­чив стол бла­го­да­ря ве­чу, Ан­д­рей не тер­пел за­ви­си­мо­сти от не­го и по­то­му сде­лал глав­ным сто­лом Вла­ди­мир, чем по­ро­дил глу­бо­кий кон­фликт ме­ж­ду ста­ры­ми цен­тра­ми – Рос­то­вом и Суз­да­лем и но­вым – Вла­ди­ми­ром, ко­то­рый яр­ко об­на­ру­жил­ся по­сле убий­ст­ва Ан­д­рея в 1174. Рос­тов­цы и суз­даль­цы при­зва­ли на стол Мсти­сла­ва и Яро­пол­ка, сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Юрь­е­ви­ча, то­гда как вла­ди­мир­цы стоя­ли за млад­ших Юрь­е­ви­чей – Ми­хал­ка и Все­во­ло­да. Про­ти­во­бор­ст­во за­кон­чи­лось в поль­зу по­след­них, и на вла­ди­мир­ском сто­ле (по­сле ско­рой смер­ти Ми­хал­ка) на­дол­го во­кня­жил­ся Все­во­лод Боль­шое Гнез­до (1176–1212). Прав­ле­ние Все­во­ло­да – эпо­ха рас­цве­та Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли, князь ко­то­рой был ав­то­ри­те­том для всей Ру­си. В то же вре­мя ес­ли Ан­д­рей Бо­го­люб­ский, ос­та­ва­ясь во Вла­ди­ми­ре, ещё пы­тал­ся пря­мо дик­то­вать свою во­лю юж­но­рус­ским князь­ям, то Все­во­лод пред­по­чи­тал ог­ра­ни­чи­вать­ся про­стым при­зна­ни­ем с их сто­ро­ны сво­его ста­рей­шин­ст­ва.

По­сле меж­до­усо­бия Все­во­ло­до­ви­чей (1212–16) и ко­рот­ко­го прав­ле­ния Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча (1216–18) на­сту­пил период дли­тель­ной ста­биль­но­сти в прав­ле­ние Юрия Все­во­ло­до­ви­ча (1218–38). Для Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли ха­рак­тер­но ин­тен­сив­ное об­ра­зо­ва­ние удель­ных кня­жеств мно­го­чис­лен­ных Все­во­ло­до­ви­чей и их по­том­ков. На­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия та­ких удель­ных сто­лов бы­ло уже не ме­нее пя­ти (Рос­тов, Пе­ре­яс­лавль, Юрь­ев, Яро­славль, Уг­лич), и они бы­ст­ро пре­вра­ща­лись в от­чи­ны. В даль­ней­шем это дроб­ле­ние толь­ко про­грес­си­ро­ва­ло. При сдер­жан­ном ин­те­ре­се к де­лам на юге вла­ди­мир­ские кня­зья на­прав­ля­ли боль­шие уси­лия на ус­та­нов­ле­ние кон­тро­ля над Нов­го­ро­дом и на борь­бу с Волж­ско-Кам­ской Бул­га­ри­ей. Уже к по­след­ней четв. 12 в. офор­ми­лось сов­ла­де­ние Вла­ди­ми­ра и Нов­го­ро­да в клю­че­вом пунк­те на юге Нов­го­род­ской зем­ли – Торж­ке, что да­ва­ло Вла­ди­ми­ру мощ­ный ры­чаг влия­ния на Нов­го­род, т. к. имен­но че­рез Тор­жок шёл с юга столь не­об­хо­ди­мый для Нов­го­ро­да хлеб. Про­тив Волж­ско-Кам­ской Бул­га­рии бы­ли на­прав­ле­ны по­хо­ды в 1120 при Юрии Дол­го­ру­ком, в 1164 и зи­мой 1171–72 при Ан­д­рее Бо­го­люб­ском, гран­ди­оз­ный по­ход 1183 при Все­во­ло­де Боль­шое Гнез­до и по­ход 1220 при Юрии Все­воло­до­ви­че. Эти во­ен­ные дей­ст­вия со­про­во­ж­да­лись рас­ши­ре­ни­ем тер­ри­то­рии Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли вниз по Вол­ге (не позд­нее 1160-х гг. был ос­нован Го­ро­дец-Ра­ди­лов, в 1221 – Ниж­ний Нов­го­род), а так­же при­ве­де­ни­ем в вас­саль­ную за­ви­си­мость мор­дов­ских пле­мён.

Новгородская берестяная грамота.

Осо­бое ме­сто сре­ди древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний за­ни­ма­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Ок. 1090 в Нов­го­ро­де поя­вил­ся по­сад­ник из ме­ст­но­го бо­яр­ст­ва, с ко­то­рым кня­зю при­шлось так или ина­че де­лить власть. Ин­сти­тут по­сад­ни­че­ст­ва ук­ре­пил­ся при всту­п­ле­нии в 1117 на нов­го­род­ский стол вну­ка Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха – Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча, ко­то­рый пер­вым был вы­ну­ж­ден обу­сло­вить своё во­кня­же­ние до­го­во­ром с Нов­го­ро­дом. В 1136 нов­го­род­цы из­гна­ли Все­во­ло­да, и с тех пор из­бра­ние кня­зя окон­ча­тель­но ста­ло пре­ро­га­ти­вой ве­ча. Од­но­вре­мен­но вы­бор­ны­ми сде­ла­лись и нов­го­род­ские епи­ско­пы (со 2-й пол. 12 в. ар­хи­епи­ско­пы), ез­див­шие за­тем для по­став­ле­ния в Ки­ев к ми­тро­по­ли­ту. По­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы за­став­ля­ли Нов­го­род ис­кать се­бе ме­сто в об­ще­рус­ской по­ли­ти­ке, ла­ви­руя ме­ж­ду силь­ней­ши­ми князь­я­ми. В за­ви­си­мо­сти от си­туа­ции нов­го­род­цы ста­ра­лись по­лу­чить се­бе кня­зя ли­бо от вла­ди­мир­ских Юрь­е­ви­чей, ли­бо от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ли­бо (ре­же) от чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей. Во 2-й пол. 12 – 1-й четв. 13 вв. струк­ту­ра управ­ления Нов­го­ро­дом при­об­ре­ла тот вид, ко­то­рый в це­лом со­хра­нял­ся впо­след­ст­вии в по­ру не­за­ви­си­мо­сти: на­ря­ду с кня­зем, ком­пе­тен­ция ко­то­ро­го ог­ра­ни­чи­ва­лась во­ен­ны­ми во­про­са­ми и со­вме­ст­ным с по­сад­ни­ком су­дом, ве­че вы­би­ра­ло по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го, ар­хи­епи­ско­па. Влия­тель­ным сло­ем бы­ло ку­пе­че­ст­во, ор­га­ни­зо­ван­ное в са­мо­управ­ляв­шие­ся кор­по­ра­ции во гла­ве со ста­рос­та­ми. Та­кое влия­ние ку­пе­че­ст­ва объ­яс­ня­лось в пер­вую оче­редь ак­тив­ным уча­сти­ем Нов­горо­да в ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ле на Бал­ти­ке. Она ре­гу­ли­ро­ва­лась осо­бы­ми до­го­во­ра­ми (древ­ней­ший из чис­ла со­хра­нив­ших­ся да­ти­ру­ет­ся, ве­ро­ят­нее все­го, 1191/92). Кро­ме обыч­но­го для круп­ных древ­не­рус­ских го­ро­дов адм. де­ле­ния на 10 со­тен, Нов­го­род де­лил­ся на 5 кон­цов, а тер­ри­то­рия Нов­го­род­ской зем­ли в це­лом – на 5 пя­тин. Об­ще­го­су­дар­ст­вен­ные во­про­сы час­то ре­ша­лись на ве­че, в ко­то­ром, на­ря­ду с нов­го­род­ца­ми, уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли др. го­ро­дов Нов­го­род­ской зем­ли: Пско­ва, Ла­до­ги, Ру­сы (совр. Ста­рая Рус­са). В 11 в. на­ча­лось про­ник­но­ве­ние нов­го­род­ских да­ней на се­ве­ро-вос­ток – в рай­он Онеж­ско­го оз. и Под­ви­нья (За­во­ло­чья). Не позд­нее 1-й четв. 12 в. эти зем­ли бы­ли ох­ва­че­ны сис­те­мой нов­го­род­ских по­гос­тов, о чём да­ёт пред­став­ле­ние Ус­тав кня­зя Свя­то­сла­ва Ольговича Нов­го­род­ской епи­ско­пии (1136). В 1-й пол. 11 в. власть Ру­си ус­та­но­ви­лась в об­лас­ти эс­тов к за­па­ду от Чуд­ско­го оз., где в 1030 Яро­слав Муд­рый ос­но­вал г. Юрь­ев (ны­не Тар­ту), но эти вла­де­ния, унас­ле­до­ван­ные Нов­го­ро­дом, бы­ли ут­ра­че­ны с на­ча­лом в 1190-х гг. экс­пан­сии Ли­вон­ско­го ор­де­на и Да­нии в Вос­точ­ной При­бал­ти­ке. Ве­ро­ят­но, од­но­вре­мен­но с зем­ля­ми эс­тов бы­ли ос­вое­ны об­лас­ти во­ди и ижо­ры на юж. бе­ре­гу Фин­ско­го зал., а так­же ка­рел во­круг Ла­дож­ско­го оз. В даль­ней­шем дан­ни­че­ская за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да рас­про­стра­ни­лась на фин­ские пле­ме­на еми на сев. по­бе­ре­жье Фин­ско­го зал., а не позд­нее ру­бе­жа 12–13 вв. – на фин­нов Тер­ско­го бе­ре­га (Бе­ло­мор­ско­го по­бе­ре­жья Коль­ско­го п-ова), но в сер. 12 в. зем­лю еми за­хва­ти­ла Шве­ция. Нов­го­род­ско-швед­ский кон­фликт был дли­тель­ным, при­ни­мая по­рой фор­му даль­них по­хо­дов: шве­дов на Ла­до­гу в 1164, под­вла­ст­ных Нов­го­ро­ду ка­рел на Сиг­ту­ну, ко­то­рая бы­ла взя­та и раз­граб­ле­на в 1187.

Ки­ев­ская зем­ля, как и Нов­го­род­ская, стоя­ла в сис­те­ме древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний особ­ня­ком. Тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о Кие­ве как о вла­де­нии кня­же­ско­го ро­да в це­лом, вы­ра­жав­шее­ся в по­оче­рёд­ном за­ме­ще­нии ки­ев­ско­го сто­ла князь­я­ми из раз­ных вет­вей в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва и «от­чин­но­сти», не по­зво­ли­ло сто­ли­це Ру­си стать соб­ст­вен­но­стью ка­кой-то от­дель­ной ди­на­стии. Ки­ев пре­вра­щал­ся в яб­ло­ко раз­до­ра ме­ж­ду про­ти­во­бор­ст­во­вав­ши­ми груп­пи­ров­ка­ми кня­зей, и вла­де­ние им дос­ти­га­лось толь­ко це­ной бо­лее или ме­нее су­ще­ст­вен­ных тер­ри­то­ри­аль­ных ком­про­мис­сов. В ре­зуль­та­те Ки­ев­ская зем­ля в 1170-х гг. ут­ра­ти­ла Бе­ре­стей­скую во­лость, дос­тав­шую­ся сы­новь­ям во­лын­ско­го кня­зя Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча, и во­лость По­го­ри­ну (в вер­ховь­ях р. Го­рынь с цен­тром в До­ро­го­бу­же), где во­кня­жи­лись сы­но­вья бра­та Мсти­сла­ва – Яро­сла­ва Изя­сла­ви­ча Луц­ко­го. При­мер­но тог­да же обо­со­би­лась Ту­ров­ская зем­ля. Од­на­ко Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля про­дол­жа­ли пред­став­лять со­бой по­ли­ти­че­ский ор­га­низм, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го так или ина­че пе­ре­пле­та­лись и тем са­мым объ­е­ди­ня­лись ин­тере­сы поч­ти всех про­чих рус. зе­мель. Един­ст­во Ру­си про­дол­жа­ло жить не толь­ко как стерж­не­вая идея древ­не­рус­ско­го об­щест­вен­но­го соз­на­ния и ос­вя­щён­ное древ­но­стью ди­на­сти­че­ское пред­став­ле­ние, но во­пло­ща­лось и в кон­крет­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тах. Глав­ней­шим из них яв­ля­лась об­щая для всех рус. зе­мель Ки­ев­ская ми­тро­по­лия, пред­стоя­те­ли ко­то­рой вы­сту­па­ли ми­ро­твор­ца­ми в ме­ж­ду­кня­же­ских кон­флик­тах. Кро­ме то­го, тра­ди­ция об­ще­ро­до­во­го вла­де­ния Ру­сью от­ра­зи­лась в убе­ж­де­нии, что за­щи­та Юж­ной Ру­си, т. е. пре­ж­де все­го Ки­ев­щи­ны и Пе­ре­яс­лав­щи­ны, от по­ло­вец­кой уг­ро­зы бы­ла об­щим де­лом кня­зей всех зе­мель. Что­бы эф­фек­тив­нее «блю­сти Рус­скую зем­лю», кня­зья зе­мель име­ли пра­во пре­тен­до­вать на вла­де­ния («час­ти» или «при­час­тия») в этой «Рус­ской зем­ле». Хо­тя ос­та­ёт­ся не­яс­ным, на­сколь­ко сис­те­ма­ти­че­ски про­во­ди­лась в жизнь прак­ти­ка «при­час­тий», её зна­че­ние как ин­сти­ту­та, во­пло­щав­ше­го идею об­ще­рус­ско­го един­ст­ва, бес­спор­но. По­хо­ды про­тив по­лов­цев бы­ва­ли, как пра­ви­ло, пред­при­ятия­ми кол­лек­тив­ны­ми. Так, в по­хо­де 1183 в от­вет на во­зоб­но­вив­шие­ся по­ло­вец­кие на­бе­ги уча­ст­во­ва­ли, кро­ме ки­ев­ских, смо­лен­ские, во­лын­ские и га­лиц­кие пол­ки. Прак­ти­че­ски об­ще­рус­ским был и за­кон­чив­ший­ся ка­та­ст­ро­фи­че­ским по­ра­же­ни­ем на р. Кал­ка по­ход про­тив мон­го­лов (1223). Яр­ким сви­де­тель­ст­вом жи­во­го чув­ст­ва един­ст­ва боль­шой Ру­си от «угор» (Венг­рии) и до «Ды­шю­че­го мо­ря» (Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок.) мо­жет слу­жить «Сло­во о по­ги­бе­ли Рус­ской зем­ли», соз­дан­ное сра­зу по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия.

Ис­точн.: Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. СПб.; Л.; М., 1841–2004–. Т. 1–43–; Прав­да Рус­ская. М.; Л., 1940–1963. Т. 1–3; По­весть вре­мен­ных лет. М.; Л., 1950. Ч. 1–2; Древ­няя Русь: Го­род, за­мок, се­ло. М., 1985; Древ­няя Русь: Быт и куль­ту­ра. М., 1997.

Лит.: Шах­ма­тов А. А. Ра­зы­ска­ния о древ­ней­ших рус­ских ле­то­пис­ных сво­дах. СПб., 1908; На­со­нов А. Н. «Рус­ская зем­ля» и об­ра­зо­ва­ние тер­ри­то­рии древ­не­рус­ско­го го­су­дар­ст­ва. М., 1951; Гре­ков Б. Д. Ки­ев­ская Русь. М., 1953; Очер­ки ис­то­рии СССР. Пе­ри­од фео­да­лиз­ма. IX – XV вв. М., 1953. Ч. 1: IX – XIII вв.; Ти­хо­ми­ров М. Н. Древ­не­рус­ские го­ро­да. 2-е изд. М., 1956; Та­ти­щев В. Н. Ис­то­рия Рос­сий­ская. М.; Л., 1962–1968. Т. 1–7; Па­шу­то В. Т. Внеш­няя по­ли­ти­ка Древ­ней Ру­си. М., 1968; Древ­не­рус­ские кня­же­ст­ва X–XIII вв. М., 1975; Се­дов В. В. Вос­точ­ные сла­вя­не в VI–XIII вв. М., 1982; он же. Древ­не­рус­ская на­род­ность: Ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние. М., 1999; Сверд­лов М. Б. Ге­не­зис и струк­ту­ра фео­даль­но­го об­ще­ст­ва в Древ­ней Ру­си. Л., 1983; Клю­чев­ский В. О. Соч.: В 9 т. М., 1987–1989. Т. 1–5: Курс рус­ской ис­то­рии; Ка­рам­зин Н. М. Ис­то­рия го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го. М., 1988–1989. Кн. 1–4; Со­ловь­ев С. М. Ис­то­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мён // Соч.: В 18 кн. М., 1988–1995. Кн. 1–15; Ща­пов Я. Н. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь Древ­ней Ру­си X–XIII вв. М., 1989; Гру­шевсь­кий М. С. Історія України–Ру­си. Київ, 1991. Т. 1–2; Пре­сня­ков А. Е. Кня­жое пра­во в Древ­ней Ру­си. Лек­ции по рус­ской ис­то­рии. М., 1993; Ры­ба­ков Б. А. Ки­ев­ская Русь и рус­ские кня­же­ст­ва XII–XIII вв. М., 1993; Фроя­нов И. Я. Древ­няя Русь: Опыт ис­сле­до­ва­ния ис­то­рии со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской борь­бы. М.; СПб., 1995; Лю­бав­ский М. К. Об­зор ис­то­рии рус­ской ко­ло­ни­за­ции с древ­ней­ших вре­мен и до XX ве­ка. М., 1996; Из ис­то­рии рус­ской куль­ту­ры: [Сб.]. М., 2000. Т. 1: Древ­няя Русь/Сост. В. Я. Пет­ру­хин; Франк­лин С., Ше­пард Д. На­ча­ло Ру­си, 750–1200. СПб., 2000; На­за­рен­ко А. В. Древ­няя Русь на ме­ж­ду­на­род­ных пу­тях: Меж­дис­ци­п­ли­нар­ные очер­ки куль­тур­ных, тор­го­вых, по­ли­ти­че­ских свя­зей IX–XII вв. М., 2001.

А. В. На­за­рен­ко.

Монгольское нашествие и установление ига

К кон. 12 в. в сте­пях Цен­траль­ной Азии сло­жи­лось гос. об­ра­зо­ва­ние ко­че­вых на­ро­дов, во гла­ве ко­то­ро­го встал пред­во­ди­тель пле­ме­ни мон­го­лов Чин­гис­хан (Те­му­чин). В 1-й тре­ти 13 в. он пред­при­нял ряд за­вое­ва­тель­ных по­хо­дов, за­вер­шив­ших­ся по­ко­ре­ни­ем Юж­ной Си­би­ри, Се­вер­но­го Ки­тая, Ти­бе­та, Сред­ней Азии и Пер­сии. В 1235 на ку­рул­тае (съез­де) мон­голь­ских ха­нов, по­том­ков Чин­гис­ха­на, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о по­хо­де для за­вое­ва­ния Ев­ро­пы. Во гла­ве вой­ска встал внук Чин­гис­ха­на Ба­тый. В 1236 мон­го­лы раз­гро­ми­ли Волж­ско-Кам­скую Бул­га­рию и вплот­ную по­до­шли к вост. ру­бе­жам Ру­си.

«Монголо-татары угоняют пленных из Галицко-Волынской Руси». Миниатюра из венгерской летописи. 1488.

В кон. 1237 Ба­тый вторг­ся в Ря­зан­скую зем­лю. По­сле упор­но­го со­про­тив­ле­ния па­ла Ря­зань, за­тем у Ко­лом­ны бы­ло раз­би­то вой­ско, по­слан­ное ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Юри­ем Все­во­ло­до­ви­чем. Впо­след­ст­вии бы­ла за­хва­че­на Мо­ск­ва, в на­ча­ле фев­ра­ля 1238 – Вла­ди­мир. За­тем вой­ско Ба­тыя раз­де­ли­лось на несколько час­тей: бы­ли ра­зоре­ны Суз­даль, Пе­ре­яс­лавль, Рос­тов, Яро­славль и мно­гие другие го­ро­да. Ве­ли­кий князь Юрий Все­во­ло­до­вич, по­пы­тав­ший­ся со­брать вой­ска для про­тиво­дей­ст­вия за­вое­ва­те­лям, был раз­бит и по­гиб в бит­ве на р. Сить 4.3.1238. Мон­голь­ские вой­ска всту­пи­ли на тер­ри­то­рию Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и по­сле двух­не­дель­ной оса­ды за­хва­ти­ли Тор­жок. До са­мо­го Нов­го­ро­да они, од­на­ко, не дош­ли и с на­сту­п­ле­ни­ем вес­ны по­вер­ну­ли на юг. Бы­ли ра­зо­ре­ны вост. об­лас­ти Смо­лен­ской и Чер­ни­гов­ской зе­мель (в Чер­ни­гов­ской зем­ле про­сла­вил­ся се­ми­не­дель­ной обо­ро­ной г. Ко­зельск). За­тем Ба­тый вер­нул­ся в при­волж­ские сте­пи.

В 1239 его вой­ска во­зоб­но­ви­ли дей­ст­вия в русских зем­лях: на юге бы­ли за­хва­че­ны Пе­ре­яс­лавль и Чер­ни­гов, на се­ве­ро-вос­то­ке – Му­ром и Го­ро­хо­вец. Осе­нью 1240 Ба­тый на­чал глав­ный по­ход – в Цен­траль­ную Ев­ро­пу че­рез Юж­ную Русь. Кня­зья Юж­ной Ру­си, за­ня­тые меж­до­усоб­ной борь­бой, не смог­ли ока­зать ор­га­ни­зо­ван­но­го со­про­тив­ле­ния. По­сле дли­тель­ной оса­ды пал Ки­ев, за­тем бы­ли ра­зо­ре­ны Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское и Га­лиц­кое кня­же­ст­ва, по­сле че­го мон­го­лы вторг­лись в Венг­рию и Поль­шу.

Русские княжества и земли в 13 веке. Нашествие монголо-татар.

Од­но­вре­мен­но с дей­ст­вия­ми мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей обо­ст­ри­лась си­туа­ция на сев.-зап. ру­бе­жах рус. зе­мель. Ле­том 1240 шве­ды (ра­нее, в 1-й тре­ти 13 в., за­вое­вав­шие юго-зап. Фин­лян­дию) по­пы­та­лись ук­ре­пить­ся в устье Не­вы, при­над­ле­жав­шем Нов­го­ро­ду. В ре­зуль­та­те ре­ши­тель­ных дей­ст­вий нов­го­род­ско­го кня­зя Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча (сы­на Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, став­ше­го ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским по­сле ги­бе­ли его бра­та Юрия в 1238 на р. Сить) они бы­ли раз­би­ты в Нев­ской бит­ве 15.7.1240. В кон­це 1240 в Нов­го­род­скую зем­лю с за­па­да вторг­лись нем. ры­ца­ри Ли­вон­ско­го ор­де­на. Им уда­лось за­хва­тить Псков. В 1241 – нач. 1242 Алек­сандр Нев­ский су­мел из­гнать ор­ден­ские от­ря­ды из нов­го­род­ских вла­де­ний, за­тем пе­ре­нёс во­ен­ные дей­ст­вия на тер­ри­то­рию Ор­де­на, а 5.4.1242 на­нёс кре­сто­нос­цам по­ра­же­ние в ре­шаю­щей бит­ве на льду Чуд­ско­го оз. (т. н. Ле­до­вое по­бои­ще).

Тем вре­ме­нем вой­ска Ба­тыя, ра­зо­рив­шие Поль­шу, Венг­рию, часть Че­хии и Дал­ма­цию, вес­ной 1242, по­сле по­лу­че­ния из­вес­тия о смер­ти в Мон­го­лии ве­ли­ко­го ха­на Уге­дея, по­вер­ну­ли на­зад и воз­вра­ти­лись в Ниж­нее По­вол­жье. Оно ста­ло цен­тром зап. улу­са Мон­голь­ской им­пе­рии – т. н. Улу­са Джу­чи (по име­ни от­ца Ба­тыя), или Зо­ло­той Ор­ды (в рус. ис­точ­ни­ках Ор­да). В те­че­ние 1240– 1250-х гг. за­вое­ва­те­ли пред­при­ня­ли ряд мер, офор­мив­ших за­ви­си­мость рус. зе­мель от мон­голь­ских ха­нов. До 1260-х гг. вер­хов­ны­ми сю­зе­ре­на­ми Ру­си счи­та­лись ве­ли­кие ха­ны в Ка­ра­ко­ру­ме (сто­ли­це Мон­голь­ской им­пе­рии). В 1260-х гг. Зо­ло­тая Ор­да ста­ла пол­но­стью са­мо­стоя­тель­ным го­су­дар­ст­вом и рус. кня­же­ст­ва ос­та­лись в за­ви­си­мо­сти толь­ко от неё. За­ви­си­мость вы­ра­жа­лась в пра­ве ор­дын­ских ха­нов ут­вер­ждать рус. кня­зей на их сто­лах пу­тём вы­да­чи гра­мот (яр­лы­ков) на кня­же­ния, взи­ма­нии с рус. зе­мель да­ни («вы­хо­да») и др. по­да­тей; рус. кня­зья бы­ли обя­за­ны так­же пре­дос­тав­лять Ор­де во­ен­ную по­мощь. Пра­ви­те­ли Ор­ды име­но­ва­лись на Ру­си «ца­ря­ми» – выс­шим, по то­гдаш­ним пред­став­ле­ни­ям, ти­ту­лом, со­от­вет­ст­во­вав­шим за­пад­но­му imperator (в до­мон­голь­ский пе­ри­од он при­ла­гал­ся в рус. ис­точ­ни­ках толь­ко к им­пе­ра­то­рам Ви­зан­тии и Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии).

Наи­бо­лее серь­ёз­ны­ми по­след­ст­вия­ми мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия ста­ли ра­зо­ре­ние рус. зе­мель и сис­те­ма­ти­че­ское вы­ка­чи­ва­ние из стра­ны ма­те­ри­аль­ных средств в ви­де да­ни и др. по­бо­ров. Лишь в 14 в. во­зоб­но­ви­лось раз­ви­тие сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, ре­мес­ла, ка­мен­но­го строи­тель­ст­ва. Ре­зуль­та­том на­ше­ст­вия яви­лось ос­лаб­ле­ние по­ли­ти­че­ских свя­зей ме­ж­ду рус. зем­ля­ми. За­вое­ва­те­ли стре­ми­лись вос­пре­пят­ст­во­вать кон­со­ли­да­ции рус. зе­мель пу­тём про­ти­во­пос­тав­ле­ния од­них кня­жеств дру­гим и их вза­им­но­го ос­лаб­ле­ния. Ино­гда ха­ны шли в этих це­лях на из­ме­не­ние тер­ри­то­ри­аль­но-по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры на Ру­си: мог­ли пе­ре­дать кня­же­ст­во из со­ста­ва од­ной зем­ли в дру­гую, по­де­лить тер­ри­то­рию кня­же­ст­ва, сфор­ми­ро­вать но­вое.

Развитие русских земель после монгольского нашествия

Ки­ев­ское княже­ст­во по­сле на­ше­ст­вия ут­ра­ти­ло преж­нее зна­че­ние. Ки­ев пе­ре­стал быть объ­ек­том борь­бы кня­зей. Власть над ним Ба­тый в 1243 пе­ре­дал ве­ли­ко­му кня­зю вла­ди­мир­ско­му Яро­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу (1238–46), при­знан­но­му ха­ном «ста­рей­шим» сре­ди всех рус. кня­зей. В 1249 в Ка­ра­ко­ру­ме ки­ев­ский стол по­лу­чил его сын Алек­сандр Нев­ский, но он не по­ехал кня­жить в Ки­ев, а пред­по­чёл объ­е­ди­нить под сво­ей вла­стью нов­го­род­ское и вла­ди­мир­ское кня­же­ния (1252). Т. о., князь, при­знан­ный мон­го­ла­ми глав­ным на Ру­си, вы­брал в ка­че­ст­ве сво­ей сто­ли­цы не Ки­ев, а Вла­ди­мир на Клязь­ме. В 1299 ми­тро­по­лит Мак­сим ушёл из Кие­ва во Вла­ди­мир, и Ки­ев ли­шил­ся по­след­не­го ат­ри­бу­та об­ще­рус­ской сто­ли­цы (в кон. 13 – 1-й пол. 14 вв. там кня­жи­ли ма­ло­зна­чи­тель­ные юж­но­рус­ские кня­зья). В 1320-х гг. Ки­ев­ская зем­ля по­па­ла в за­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и в нач. 1360-х гг. во­шла в его со­став.

В Чер­ни­гов­ской зем­ле по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия уси­ли­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, фор­ми­ро­ва­лись кня­же­ст­ва – Брян­ское, Ка­ра­чев­ское, Та­рус­ское, Но­во­силь­ское, Рыль­ское, в ка­ж­дом из ко­то­рых за­кре­п­лялась своя ли­ния кня­же­ской вет­ви Оль­го­ви­чей. С 1260-х гг. силь­ней­шим ста­ло Брян­ское кня­же­ст­во, чей князь Ро­ман Ми­хай­ло­вич (ум. ок. 1290), сын каз­нён­но­го в 1246 Ба­ты­ем в Ор­де Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го, за­ни­мал од­но­вре­мен­но и чер­ни­гов­ский стол. Он ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ли­тов­ским на­бе­гам. Но воз­мож­ность объ­е­ди­не­ния кня­жеств Юго-Вос­точ­ной Ру­си под эги­дой Брян­ска бы­ла вско­ре ут­ра­че­на. В кон. 13 в. Брян­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло (ви­ди­мо, не без уча­стия Ор­ды) под власть смо­лен­ских кня­зей. Чер­ни­гов­ское кня­же­ние не за­кре­пи­лось ни за од­ной кня­же­ской ли­ни­ей, хо­тя и в 14 в. су­ще­ст­во­вал ти­тул ве­ли­ко­го кня­зя чер­ни­гов­ско­го, но­ми­наль­но счи­тав­ше­го­ся вер­хов­ным гла­вой всей зем­ли. В 1-й пол. 14 в. на Чер­ни­гов­щи­не уси­ли­ва­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, в 1360–70-х гг. боль­шей её ча­стью за­вла­дел ве­ли­кий князь ли­тов­ский Оль­герд, по­сле че­го кня­же­ские сто­лы Чер­ни­гов­ской зем­ли бы­ли роз­да­ны его род­ст­вен­ни­кам. Толь­ко в её се­вер­ной, верх­не­ок­ской час­ти со­хра­ни­лись кня­же­ст­ва под управ­ле­ни­ем кня­зей из ро­да чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей (Ко­зель­ское, Но­во­силь­ско-Одо­ев­ское, Та­рус­ско-Обо­лен­ское), став­шие объ­ек­том дли­тель­ной борь­бы ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ством Ли­то­вским и Мо­сков­ским ве­ли­ким кня­жест­вом.

Га­лиц­ко-Во­лын­ская зем­ля су­ме­ла из­бе­жать зна­чи­тель­но­го по­ли­ти­че­ско­го дроб­ле­ния. В 1250-х гг. га­лиц­кий князь Да­ни­ил Ро­ма­но­вич не при­зна­вал вла­сти Ор­ды и неск. лет ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ор­дын­ско­му на­тис­ку. В 1254, рас­счи­ты­вая на по­мощь ка­то­ли­че­ской Ев­ро­пы про­тив та­тар (так на­зы­ва­ли мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей в Ев­ро­пе), он при­нял от па­пы Рим­ско­го Ин­но­кен­тия IV ко­ро­лев­ский ти­тул. Но в кон. 1250-х гг. га­лиц­ко­му кня­зю всё же при­шлось при­знать за­ви­си­мость от ха­на. По­сле это­го сло­жи­лась прак­ти­ка вы­ну­ж­ден­но­го уча­стия га­лиц­ко-во­лын­ских войск в ор­дын­ских по­хо­дах на со­сед­ние стра­ны – Лит­ву, Поль­шу, Венг­рию. По­том­ки Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча кня­жи­ли в Га­лиц­ко-Во­лын­ской зем­ле до 1323. В 1-й пол. 14 в. уси­ли­лось дав­ле­ние на неё со сто­ро­ны со­сед­них Лит­вы, Поль­ши и Венг­рии. По­сле пре­кра­ще­ния ме­ст­ной ди­на­стии на­ча­лась борь­ба за Га­лиц­ко-Во­лын­скую Русь, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в сер. 14 в. Га­лиц­кая зем­ля ото­шла к Поль­ско­му ко­ро­лев­ст­ву, а Во­лынь – к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

В Смо­лен­ской зем­ле удель­ные кня­жест­ва (Вя­зем­ское, То­ро­пец­кое, Мо­жай­ское, Ржев­ское) ос­та­ва­лись, как пра­ви­ло, под кон­тро­лем смо­лен­ско­го кня­зя. Тер­ри­то­рия зем­ли рас­ши­ри­лась в кон. 13 в. бла­го­да­ря при­об­ре­те­нию Брян­ско­го кня­же­ст­ва. Тем не ме­нее по­ли­ти­че­ское зна­че­ние Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва по­степен­но умень­ша­лось. Уже в сер. 13 в. смо­лен­ские кня­зья при­зна­ва­ли вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских. Со 2-й пол. 13 в. по­сто­ян­ным фак­то­ром стал на­тиск на Смо­лен­скую зем­лю Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го. В 1330-х гг. смо­лен­ский князь Иван Алек­сан­д­ро­вич при­знал вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Ге­ди­ми­на. В 1350-х гг. часть тер­ри­то­рии Смо­лен­ской зем­ли бы­ла за­хва­че­на ли­тов­ца­ми. За­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го уси­ли­лась по­сле по­ра­же­ния, по­не­сён­но­го смо­лен­ски­ми князь­я­ми от ли­тов­ских войск в 1386. В 1395 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. В 1401 ме­ст­ный князь Юрий Свя­то­сла­вич при под­держ­ке Ря­за­ни вер­нул смо­лен­ское кня­же­ние, но в 1404 Ви­товт вновь за­хва­тил Смо­ленск и окон­ча­тель­но вклю­чил Смо­лен­скую зем­лю в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го.

В Нов­го­род­ской зем­ле во 2-й пол. 13– 14 вв. окон­ча­тель­но сло­жи­лась т. н. бо­яр­ская рес­пуб­ли­ка. Ре­аль­ную власть осу­ще­ст­в­ля­ло нов­го­род­ское бо­яр­ст­во во гла­ве с го­род­ским по­сад­ни­ком, ты­сяц­ким и ар­хи­епи­ско­пом. С сер. 14 в. ус­тано­ви­лась сис­те­ма кол­лек­тив­но­го по­сад­ни­че­ст­ва: эту долж­ность от­прав­ля­ли од­но­вре­мен­но пред­ста­ви­те­ли раз­ных го­род­ских кон­цов Нов­го­ро­да. Важ­ней­шие ре­ше­ния при­ни­ма­лись на ве­че – со­б­ра­нии го­ро­жан. При этом Нов­го­род с 1250-х гг. (со вре­ме­ни Алек­сан­д­ра Нев­ско­го) при­зна­вал сво­им сю­зе­ре­ном ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. Это по­зво­ля­ло из­бе­гать не­по­сред­ст­вен­ных от­но­ше­ний с Ор­дой и ис­поль­зо­вать во­ен­ные си­лы кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си для обо­ро­ны нов­го­род­ских гра­ниц от Ли­вон­ско­го ор­де­на, Шве­ции и Лит­вы. Нов­го­род­ское ку­пе­че­ст­во ве­ло ак­тив­ную внеш­нюю тор­гов­лю на Бал­ти­ке, в т. ч. с Ган­зей­ским сою­зом.

В 14 в. фак­ти­че­скую не­за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да при­об­ре­ла Псков­ская зем­ля, где скла­ды­ва­лась сход­ная с нов­го­род­ской фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­сти – бо­яр­ское прав­ле­ние при при­зна­нии вер­хов­ной вла­сти ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. При этом пско­ви­чи в те­че­ние 14 в. ко­ле­ба­лись в ори­ен­та­ции ме­ж­ду вла­ди­мир­ски­ми и ли­тов­ски­ми ве­ли­ки­ми князь­я­ми.

Ря­зан­ская зем­ля су­ме­ла со­хра­нить от­но­си­тель­ную са­мо­стоя­тель­ность, хо­тя с кон. 14 – нач. 15 вв. ря­зан­ские кня­зья ста­ли при­зна­вать по­ли­ти­че­ское ста­рей­шин­ст­во ве­ли­ких кня­зей мо­с­ков­ских. Наи­бо­лее ак­тив­ную по­ли­ти­че­скую роль Ря­зан­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло в прав­ле­ние кня­зя Оле­га Ива­но­ви­ча (1350– 1402), ко­то­рый стал ти­ту­ло­вать­ся «ве­ли­кий князь». В сер. 14 в. из ря­зан­ской вет­ви Рю­ри­ко­ви­чей вы­де­ли­лась ли­ния прон­ских кня­зей. Со­сед­няя с Ря­зан­ской не­боль­шая Му­ром­ская зем­ля са­мо­стоя­тель­ной ро­ли не иг­ра­ла. С сер. 14 в. му­ром­ские кня­зья по­па­ли под кон­троль мо­с­ков­ских, а в кон. 14 в. Му­ром­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло под власть Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва.

В По­лоц­кой зем­ле в сер. – 2-й пол. 13 в. вре­ме­на­ми пра­ви­ли кня­зья ли­товско­го про­ис­хо­ж­де­ния. Окон­ча­тель­но По­лоц­кое кня­же­ст­во во­шло в со­став Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в кон. 13 – нач. 14 вв. То­гда же под власть Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го по­па­ла Ту­ров­ская зем­ля, а в кон. 13 в. – т. н. Чёр­ная Русь (тер­ри­то­рия быв. Го­ро­ден­ско­го кня­же­ст­ва).

Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во по­сле на­ше­ст­вия Ба­тыя пе­ре­шло под не­по­сред­ст­вен­ную власть Ор­ды, а в 1360-х гг., как и Чер­ни­гов­ская зем­ля, бы­ло при­сое­ди­не­но к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

К ру­бе­жу 14–15 вв. преж­няя, уна­следо­ван­ная от до­мон­голь­ских вре­мён струк­ту­ра, ос­но­вой ко­то­рой бы­ли кня­же­ст­ва-зем­ли, управ­ляв­шие­ся оп­ре­де­лён­ны­ми вет­вя­ми ро­да Рю­ри­ко­ви­чей, уш­ла в про­шлое: ис­чез­ли с кар­ты та­кие государственные об­ра­зо­ва­ния, как Ки­ев­ская, Га­лиц­ко-Во­лын­ская, Чер­ни­гов­ская, Смо­лен­ская, Пе­ре­яс­лав­ская, По­лоц­кая, Ту­ров­ская, Му­ром­ская зем­ли. Боль­шая часть русских зе­мель ока­за­лась по­де­лён­ной ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Мо­с­ков­ским ве­ли­ким кня­же­ст­вом. Ос­таль­ные по­ли­ти­че­ские об­ра­зо­ва­ния ли­бо за­ви­се­ли от них (Нов­го­род­ская и Псков­ская зем­ли, Суз­даль­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское и часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва, др. часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го), ли­бо бы­ли не­срав­ни­мо сла­бее, хо­тя и фор­маль­но са­мо­стоя­тель­ны­ми (Твер­ское, Яро­слав­ское и Ря­зан­ское кня­же­ст­ва).

На боль­шей час­ти Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в гра­ни­цах нач. 15 в. про­жи­ва­ло вос­точ­но­сла­вян­ское пра­во­слав­ное на­се­ле­ние, и са­мо княжество име­но­ва­лось Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Рус­ским. Эт­ни­че­ские ли­тов­цы до кон. 14 в. ос­та­ва­лись в осн. языч­ни­ка­ми, но в сре­де ли­тов­ской зна­ти (в т. ч. пра­вив­шей ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей) рас­про­стра­ни­лось пра­во­сла­вие. В 1385 Ве­ли­кое кня­же­ст­во Ли­тов­ское за­клю­чи­ло унию с Поль­шей: ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ягай­ло взо­шёл на поль­ский пре­стол, ос­но­вав ди­на­стию Ягел­ло­нов (при этом до 1569 го­су­дар­ст­ва бы­ли свя­за­ны толь­ко лич­ной уни­ей). За ко­ро­на­ци­ей Ягай­ло по­сле­до­ва­ло кре­ще­ние ли­тов­цев в ка­то­ли­че­ст­во; в ре­зуль­та­те знать Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го ока­за­лась раз­де­лён­ной по ре­ли­ги­оз­но­му при­зна­ку на ка­то­ли­че­скую (пре­иму­ще­ст­вен­но ли­тов­скую) и пра­во­слав­ную (пре­иму­ще­ст­вен­но рус­скую).

С ис­чез­но­ве­ни­ем ста­рой по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры ухо­ди­ла в про­шлое и еди­ная эт­ни­че­ская общ­ность под на­зва­ни­ем «русь» (т. н. древ­не­рус­ская на­род­ность). На тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Восточ­ной и Се­ве­ро-За­пад­ной Ру­си на­ча­ла скла­ды­вать­ся рус­ская (ве­ли­ко­рус­ская) на­род­ность. На зем­лях, во­шед­ших в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и Поль­ши, – ук­ра­ин­ская и бе­ло­рус­ская на­род­но­сти. При этом эт­но­ним и по­ли­то­ним «Русь» про­дол­жал при­ме­нять­ся на всей вост.-сла­вян­ской тер­ри­то­рии. Ес­ли в до­мон­голь­ский пе­ри­од он обо­зна­чал ли­бо со­во­куп­ность рус. зе­мель в це­лом, ли­бо «Рус­скую зем­лю» в Сред­нем По­днеп­ро­вье (Ки­ев­ское, Пе­ре­я­слав­ское и часть Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва), то во 2-й пол. 13–14 вв. в раз­ных час­тях Ру­си обо­зна­чи­лась тен­ден­ция при­ла­гать это на­зва­ние к сво­ей зем­ле. В Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в 14 в. «Рус­ской зем­лёй» ста­ли на­зы­вать тер­ри­то­рии, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­лась власть ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го, т. е. Се­ве­ро-Вос­точ­ную Русь вме­сте с Нов­го­род­ской зем­лёй.

Возвышение Москвы

Се­ве­ро-Вос­точ­ная Русь (Суз­даль­ская зем­ля, Ве­ли­кое кня­же­ст­во Вла­ди­мир­ское) бы­ла от­но­си­тель­но позд­но ос­во­ен­ной зем­лёй, где со­хра­ня­лись воз­мож­но­сти как для внут­рен­ней, так и для внеш­ней (в сев.-вост. на­прав­ле­нии) ко­ло­ни­за­ции. Кня­зья Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си поч­ти не уча­ст­во­ва­ли в меж­до­усоб­ной вой­не на юге Ру­си на­ка­ну­не на­ше­ст­вия Ба­тыя, ко­то­рая зна­чи­тель­но ос­ла­би­ла чер­ни­гов­ских, смо­лен­ских и во­лын­ских кня­зей. До 2-й пол. 14 в., т. е. до вре­ме­ни, ко­гда ут­вер­ди­лась до­ми­ни­рую­щая роль Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, её гра­ни­цы не со­при­ка­са­лись не­по­сред­ст­вен­но с тер­ри­то­ри­ей Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го, осу­ще­ст­в­ляв­ше­го экс­пан­сию на рус. зем­ли, и толь­ко на ру­бе­же 14–15 вв., по­сле за­хва­та ве­ли­ки­ми князь­я­ми ли­тов­ски­ми Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва, у мо­с­ков­ских и ли­тов­ских вла­де­ний поя­ви­лась об­щая гра­ни­ца. Уси­ле­нию по­зи­ций ве­ли­ких вла­ди­мир­ских кня­зей спо­соб­ст­во­ва­ло и то, что в Ор­де имен­но они (Яро­слав Все­во­ло­до­вич в 1243, а за­тем Алек­сандр Нев­ский в 1249) бы­ли при­зна­ны «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. Бла­го­да­ря это­му Вла­ди­мир как бы за­мес­тил Ки­ев в ка­че­ст­ве но­ми­наль­ной об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Это под­кре­п­ля­лось пе­ре­не­се­ни­ем на ру­бе­же 13–14 вв. мес­та пре­бы­ва­ния ми­тро­по­ли­та, гла­вы рус. церк­ви, сна­ча­ла во Вла­ди­мир (1299), а за­тем в Мо­ск­ву (со 2-й четв. 14 в.). В си­лу на­зван­ных при­чин по­ло­же­ние Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в ор­дын­скую эпо­ху бы­ло бо­лее бла­го­при­ят­ным, чем у дру­гих рус. зе­мель.

Во 2-й пол. 13 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си сло­жи­лась сис­те­ма из не­сколь­ких кня­жеств, управ­ляв­ших­ся по­том­ка­ми Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. Это бы­ли кня­же­ст­ва Га­лиц­кое (со сто­ли­цей в Га­ли­че Мерь­ском), Го­ро­дец­кое, Дмит­ров­ское, Ко­ст­ром­ское, Мо­с­ков­ское (об­ра­зо­ва­лось в 1270-х гг.), Пе­ре­яс­лав­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское, Суз­даль­ское, Твер­ское, Уг­лиц­кое, Юрь­евское, Яро­слав­ское. По­ми­мо них, су­ще­ст­во­ва­ло глав­ное Ве­ли­кое кня­же­ст­во Влади­мир­ское, ко­то­рое по хан­ско­му яр­лы­ку по­лу­чал один из кня­зей удель­ных кня­жеств (со­хра­няя за со­бой при этом и «от­чин­ный» стол), что да­ва­ло ему пе­ре­вес над другими князь­я­ми. Со вре­мён Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1252– 1263) власть оче­ред­но­го ве­ли­ко­го кня­зя при­зна­ва­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Но­ми­наль­но ве­ли­кие кня­зья вла­ди­мир­ские про­дол­жа­ли счи­тать­ся «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. К ним ино­гда при­лагал­ся (воз­мож­но, уже со вре­мён Яросла­ва Все­во­ло­до­ви­ча и Алек­сан­д­ра Нев­ско­го и, бес­спор­но, с нач. 14 в.) ти­тул «ве­ли­кий князь всея Ру­си». По­сле Алек­сан­д­ра Нев­ско­го ве­ли­ки­ми князь­я­ми вла­ди­мир­ски­ми бы­ли его млад­шие бра­тья – Яро­слав Яро­сла­вич Твер­ской (1264–71) и Ва­си­лий Яро­сла­вич Ко­ст­ром­ской (1272–77). В 1277 ве­ли­ким кня­зем стал стар­ший в сле­дую­щем по­ко­ле­нии по­том­ков Яро­сла­ва – сын Алек­сан­д­ра Нев­ско­го Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич Пе­ре­яс­лав­ский. С нач. 1280-х гг. в со­пер­ни­че­ст­во с ним всту­пил брат – Ан­д­рей Алек­сан­д­ро­вич Го­ро­дец­кий. Дмит­рий и Ан­д­рей в хо­де борь­бы друг с дру­гом ори­ен­ти­ро­ва­лись на раз­ные си­лы в Ор­де: Ан­д­рей – на ха­нов, пра­вив­ших в сто­ли­це Ор­ды Са­рае (на ниж­ней Вол­ге), Дмит­рий – на бек­лер­бе­ка Но­гая, фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­но­го пра­ви­те­ля зап. час­ти Ор­ды – от Ду­ная до Днеп­ра. Оба кня­зя не раз ис­поль­зо­ва­ли ор­дын­ские во­ен­ные си­лы в про­ти­во­стоя­нии друг с дру­гом: в 1281, 1282 и 1293–94 – Ан­д­рей; в 1283, 1289 и 1294 – Дмит­рий. Со­юз­ни­ка­ми Дмит­рия бы­ли мо­с­ков­ский, твер­ской, суз­даль­ский, юрь­ев­ский, дмит­ров­ский кня­зья, со­юз­ни­ка­ми Ан­д­рея – рос­тов­ские, яро­слав­ский и ста­ро­дуб­ский кня­зья. Ан­д­рею три­ж­ды уда­валось ов­ла­де­вать ве­ли­ко­кня­же­ским сто­лом (зи­мой 1281/82, в 1282 и зи­мой 1293/94), но за­кре­пить­ся на нём он смог толь­ко по­сле смер­ти стар­ше­го бра­та (1294). С это­го вре­ме­ни ме­сто глав­но­го со­пер­ни­ка Ан­д­рея за­нял млад­ший из сы­но­вей Алек­сан­д­ра Нев­ско­го – Да­ни­ил Мо­с­ков­ский. Тем вре­ме­нем в Ор­де на­ча­лась от­кры­тая борь­ба ме­ж­ду Но­га­ем и са­рай­ским ха­ном Тох­той, за­кон­чив­шая­ся в 1300 раз­гро­мом и ги­бе­лью Но­гая. По­сле это­го Ми­ха­ил Яро­сла­вич Твер­ской, быв­ший со­юз­ни­ком Да­нии­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, пе­ре­шёл на сто­ро­ну ве­ли­ко­го кня­зя Ан­д­рея. Од­на­ко по­ло­же­ние мо­с­ков­ско­го кня­зя, при­знав­ше­го к то­му вре­ме­ни власть са­рай­ско­го ха­на, ук­ре­пи­лось, т. к. на служ­бу к не­му прие­ха­ло не­ма­ло слу­жи­лых лю­дей из Юж­ной Ру­си, из кня­жеств, чьи пра­ви­те­ли пре­ж­де бы­ли вас­са­ла­ми Но­гая. К нач. 14 в. Мо­с­ков­ское кня­же­ст­во рас­ши­ри­лось за счёт при­об­ре­те­ния Мо­жай­ска (ра­нее вхо­дил в со­став Смо­лен­ской зем­ли) и Ко­лом­ны (из тер­ри­то­рии Ря­зан­ской зем­ли). Т. о., его тер­ри­то­рия ох­ва­ти­ла всё те­че­ние р. Мо­ск­ва. В 1302 Да­ни­ил ов­ла­дел Пе­ре­яс­лав­ским кня­же­ст­вом, но вско­ре, в мар­те 1303, умер. По тра­ди­ции кня­зья, чьи от­цы не за­ни­ма­ли вла­ди­мир­ско­го сто­ла, ис­клю­ча­лись из чис­ла пре­тен­ден­тов на не­го. Но стар­ший сын Да­нии­ла Юрий не по­счи­тал­ся с этим и по­сле смер­ти Ан­д­рея Алек­сан­д­ро­ви­ча (1304) предъ­я­вил пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние. В Ор­де пред­поч­те­ние бы­ло от­да­но двою­род­но­му дя­де Юрия Ми­хаи­лу Твер­ско­му (1305– 1317), ему же дос­тал­ся Пе­ре­яс­лавль. Но Юрий всту­пил с Ми­хаи­лом в борь­бу за кня­же­ние в Нов­го­ро­де и за Го­родец­кое кня­же­ст­во. Со­юз­ни­ком Мо­ск­вы и вра­гом Ми­хаи­ла Яро­сла­ви­ча стал ми­тро­по­лит всея Ру­си Пётр (1308–26). В 1317 Юрий Да­ни­ло­вич по­лу­чил от ха­на Уз­бе­ка яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, а его со­пер­ник Ми­ха­ил Твер­ской в сле­дую­щем го­ду был каз­нён в Ор­де. Ни Ми­ха­ил, ни Юрий не под­вер­га­ли со­мне­нию власть ха­нов над Ру­сью, но в от­дель­ных во­про­сах мог­ли пой­ти про­тив хан­ской во­ли, при­чём ча­ще это де­лал Юрий. По по­лу­че­нии ве­ли­ко­го кня­же­ния он в 1322 не вы­пла­тил Ор­де со­б­ран­ную дань, за что был ли­шён Уз­бе­ком яр­лы­ка на вла­ди­мир­ское кня­же­ние, но про­дол­жал счи­тать се­бя ве­ли­ким кня­зем. В 1325, нахо­дясь в Ор­де, Юрий был убит но­вым ве­ли­ким кня­зем – сы­ном Ми­хаи­ла Твер­ско­го Дмит­ри­ем. Дмит­рий был каз­нён ха­ном за са­мо­суд, а ве­ли­кое кня­же­ние пе­ре­да­но его бра­ту Алек­сан­д­ру Ми­хай­ло­ви­чу. Но в 1327 в Тве­ри вспых­ну­ло сти­хий­ное вос­ста­ние про­тив на­хо­див­ших­ся там с хан­ским по­слом та­тар, по­сле че­го Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло под­верг­ну­то раз­гро­му ор­дын­ски­ми вой­ска­ми, а млад­ший брат Юрия Да­ни­ло­ви­ча Иван Ка­ли­та по­лу­чил, в со­пра­ви­тель­стве с Алек­сан­дром Ва­силь­е­ви­чем Суз­даль­ским, ве­ли­кое кня­же­ние (1328). В 1332, по­сле смер­ти Алек­сан­д­ра (1331), Иван стал еди­но­вла­ст­ным ве­ли­ким кня­зем до сво­ей смер­ти в 1340, по­сле че­го хан Уз­бек пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние стар­ше­му сы­ну Ка­ли­ты Се­мё­ну (Си­ме­о­ну). Поль­зу­ясь сво­им по­ло­же­ни­ем, Ка­ли­та су­мел зна­чи­тель­но рас­ши­рить ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния. Он при­об­рёл Дмит­ров­ское кня­же­ст­во, по­ло­ви­ну Рос­то­ва, а так­же пу­тём «ку­пель» (оче­вид­но, у ме­ст­ных кня­зей) часть прав на Бе­ло­зер­ское, Уг­лиц­кое и Га­лиц­кое кня­жест­ва.

В прав­ле­ние сы­но­вей Ива­на Ка­ли­ты – Се­мё­на Гор­до­го (1340–53) и Ива­на Крас­но­го (1353–59) к Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву бы­ли при­сое­ди­не­ны ря­зан­ские вла­де­ния на пра­во­бе­ре­жье Оки, по ре­кам Про­тва и Лу­жа, а к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Вла­ди­мир­ско­му – Юрь­ев­ское кня­же­ст­во. Прав­да, по во­ле ха­на Уз­бе­ка из час­ти тер­ри­то­рии Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го в 1341 вы­де­ле­но Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, пе­ре­дан­ное под власть суз­даль­ских кня­зей. По­сле смер­ти Ива­на Ива­но­ви­ча Крас­но­го хан пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское не его де­вя­ти­лет­не­му сы­ну Дмит­рию, а суз­даль­ско-ни­же­го­род­ско­му кня­зю Дмит­рию Кон­стан­ти­но­ви­чу (1360). Мо­с­ков­ские вла­де­ния воз­вра­ща­лись тем са­мым поч­ти к пре­де­лам, су­ще­ст­во­вав­шим до по­лу­че­ния яр­лы­ка на ве­ли­кое кня­же­ние Ива­ном Ка­ли­той. Од­на­ко в Ор­де с кон. 1350-х гг. на­ча­лась меж­до­усо­би­ца – «за­мят­ня». В этой си­туа­ции мо­с­ков­ские пра­вя­щие кру­ги (при ма­ло­лет­нем кня­зе ве­ду­щую роль иг­ра­ли ты­сяц­кий Ва­си­лий Ва­силь­е­вич Вель­я­ми­нов, боя­ре и ми­тро­по­лит Алек­сий) су­ме­ли в 1362 по­лу­чить яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское для Дмит­рия Ива­но­ви­ча (1362–89) от од­но­го из пре­тен­ден­тов на ор­дын­ский пре­стол, а в 1363 от­сто­ять пра­во на вла­де­ние им во­ен­ной си­лой.

В по­сле­дую­щие го­ды для ве­ли­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча глав­ная цель – до­бить­ся при­зна­ния Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го «от­чи­ной», т. е. на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. Его со­пер­ни­ком вы­сту­пил ве­ли­кий князь твер­ской Ми­ха­ил Алек­сан­д­ро­вич. Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло сла­бее Мо­с­ков­ско­го, но Ми­хаи­лу уда­лось по­лу­чить под­держ­ку двух мо­гу­ще­ст­вен­ных пра­ви­те­лей – ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Оль­гер­да (же­на­то­го на се­ст­ре твер­ско­го кня­зя) и ор­дын­ско­го бек­лер­бе­ка Ма­мая, фак­ти­че­ски пра­вив­ше­го с 1363 зап. ча­стью Ор­ды (к за­па­ду от Вол­ги). Оль­герд со­вер­шил в кон. 1360-х – нач. 1370-х гг. не­сколь­ко по­хо­дов на Дмит­рия Мо­с­ков­ско­го, в 1368 и 1370 без­ус­пеш­но оса­ж­дал Мо­ск­ву (где в 1367 был воз­ве­дён но­вый бе­ло­ка­мен­ный Кремль). Вес­ной 1371 Ма­май вы­дал Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, но Дмит­рий Ива­но­вич це­ной бо­га­тых да­ров в том же го­ду то­же по­лу­чил от Ма­мая ве­ли­ко­кня­же­ский яр­лык, а с Оль­гер­дом в 1372 за­клю­чил мир­ный до­го­вор. В 1374 Дмит­рий пе­ре­стал вы­пла­чи­вать Ор­де дань, вслед­ст­вие че­го в 1375 пра­ви­тель Ор­ды вновь вы­дал яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние Ми­хаи­лу Твер­ско­му. В от­вет по­сле­до­вал по­ход на Тверь со­еди­нён­ной ра­ти кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, Вер­хов­ских кня­жеств, смо­лен­ских и нов­го­род­ских сил во гла­ве с Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Ре­зуль­та­том его стал до­го­вор, в ко­то­ром Ми­ха­ил от­ка­зы­вал­ся от пре­тен­зий на ве­ли­кое кня­же­ние, при­зна­вая его на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. С 1377 на­ча­лись пря­мые столк­но­ве­ния войск Дмит­рия и со­юз­ных ему кня­зей с Ор­дой. В ав­гу­сте 1378 на р. Во­жа, в пре­де­лах Ря­зан­ской зем­ли, бы­ло раз­гром­ле­но шед­шее на Мо­ск­ву вой­ско пол­ко­вод­ца Бе­ги­ча. Ре­шаю­щее столк­но­ве­ние про­изош­ло в 1380. Ма­май за­клю­чил со­юз с но­вым ве­ли­ким кня­зем ли­тов­ским Ягай­ло. Дмит­рий Ива­но­вич, же­лая пре­ду­пре­дить со­еди­не­ние сил сво­их про­тив­ни­ков, вы­сту­пил к вер­ховь­ям р. Дон с вой­ском, в ко­то­рое во­шли си­лы боль­шин­ст­ва кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, час­ти вер­хов­ских кня­зей и вя­зем­ских кня­зей (Смо­лен­ская зем­ля). 8.9.1380 вой­ско Ма­мая бы­ло раз­гром­ле­но рус. ра­тью на Ку­ли­ко­вом по­ле. Эта по­бе­да зна­чи­тель­но под­ня­ла пре­стиж мо­с­ков­ско­го кня­зя в рус. зем­лях. В 1381 Олег Ива­но­вич Ря­зан­ский в до­го­во­ре с Дмит­ри­ем Дон­ским на­звал се­бя его «мо­лод­шим бра­том», т. е. при­знал по­ли­ти­че­ское вер­хо­вен­ст­во мо­с­ков­ско­го кня­зя.

«Победа на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

«Отпевание и погребение воинов, павших на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

Ма­май не при­над­ле­жал к ди­на­стии Чин­ги­си­дов, по­это­му не об­ла­дал ти­ту­лом ха­на («ца­ря») и пра­вил Ор­дой от ли­ца ха­нов-ма­рио­не­ток. На Ру­си его ста­тус хо­ро­шо осоз­на­вал­ся, со­от­вет­ст­вен­но и борь­ба с Ма­ма­ем рас­це­ни­ва­лась как со­про­тив­ле­ние не за­кон­но­му «ца­рю», а вре­мен­щи­ку. С при­хо­дом к вла­сти в кон. 1380 ле­ги­тим­но­го ха­на Тох­та­мы­ша Дмит­рий Мо­с­ков­ский при­знал его вер­хо­вен­ст­во, но не во­зоб­но­вил вы­пла­ту да­ни. След­ст­ви­ем это­го стал по­ход Тох­та­мы­ша на Мо­ск­ву и её ра­зо­ре­ние в 1382. Ре­зуль­та­том этой вой­ны ста­ла не ка­пи­ту­ля­ция Дмит­рия Дон­ско­го, а обою­до­вы­год­ное со­гла­ше­ние, за­клю­чён­ное в 1383 в Ор­де мо­с­ков­ским по­соль­ст­вом, фор­маль­но воз­глав­ляе­мым стар­шим сы­ном Дмит­рия 11-лет­ним Ва­си­ли­ем. По это­му со­гла­ше­нию, в об­мен на вы­пла­ту дол­га по да­ни за 1381 и 1382 (вре­мя прав­ле­ния Тох­та­мы­ша по­сле свер­же­ния Ма­мая) хан со­хра­нял ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское за Дмит­рием Ива­но­ви­чем и при­зна­вал его на­след­ст­вен­ным дос­тоя­ни­ем мо­с­ков­ско­го кня­же­ско­го до­ма (че­го не сде­лал «не­ле­ги­тим­ный» Ма­май). Бла­го­да­ря это­му Дмит­рий в сво­ём за­ве­ща­нии (1389) пер­вым из мо­с­ков­ских кня­зей смог пе­ре­дать ве­ли­кое кня­же­ние сы­ну как «от­чи­ну». Мо­с­ков­ско­му кня­зю уда­лось обер­нуть во­ен­ное по­ра­же­ние по­ли­ти­че­ской по­бе­дой: вслед за Лит­вой и Тве­рью от­чин­ные пра­ва мо­с­ков­ских пра­ви­те­лей на Вла­ди­мир бы­ли при­зна­ны го­су­дар­ством-су­ве­ре­ном – Ор­дой (в ка­че­ст­ве «ком­пен­са­ции» твер­ским князь­ям Тох­та­мыш санк­цио­ни­ро­вал их не­за­ви­си­мость от ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских). Слия­ние Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва и Ве­ли­ко­го кня­жества Вла­ди­мир­ско­го за­ло­жи­ло ос­но­ву гос. тер­ри­то­рии бу­ду­щей Рос­сии. Был сде­лан один из ре­шаю­щих ша­гов к фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го го­су­дар­ст­ва. В кня­же­ние Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го к мо­с­ков­ским вла­де­ни­ям бы­ли при­сое­ди­не­ны б. ч. Бе­ло­зер­ско­го кня­же­ст­ва, Рже­ва, а так­же Ме­дынь (из со­ста­ва Смо­лен­ской зем­ли), Ка­лу­га (из Но­во­силь­ско­го кня­же­ст­ва быв­шей Чер­ни­гов­ской зем­ли) и часть Ме­щё­ры. В 1392 пре­ем­ник Дмит­рия Ва­си­лий I Дмит­рие­вич (1389–1425) ещё бо­лее рас­ши­рил мо­с­ков­ские вла­де­ния, при­об­ре­тя у Тох­та­мы­ша (по­пав­ше­го в слож­ное поло­же­ние в ре­зуль­та­те кон­фрон­та­ции с пра­ви­те­лем Сред­ней Азии Ти­му­ром) яр­лык на об­шир­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, а так­же на кня­же­ст­ва Му­ром­ское и Та­рус­ское (ра­нее вхо­див­шее в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли).

На­ча­ло 15 в. оз­на­ме­но­ва­лось но­вым уси­ле­ни­ем ли­тов­ской экс­пан­сии на вос­ток – в 1404 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. Рус­ско-ли­тов­ская вой­на (1406–08) не да­ла пе­ре­ве­са ни од­ной из сто­рон. В Ор­де по­сле раз­гро­ма Тох­та­мы­ша Ти­му­ром (1395) власть ока­за­лась в ру­ках бек­лер­бе­ка Еди­гея, пра­вив­ше­го, по­доб­но Ма­маю, от ли­ца ма­рио­не­точ­ных ха­нов. Тох­та­мыш пы­тал­ся вер­нуть власть с по­мо­щью Ви­тов­та, но вой­ска по­след­не­го бы­ли в 1399 раз­гром­ле­ны та­та­ра­ми на р. Вор­ск­ла. В этих ус­ло­ви­ях Ва­си­лий I пе­ре­стал вы­пла­чи­вать дань, но при этом он не стре­мил­ся к обо­ст­ре­нию от­но­ше­ний с Ор­дой и да­же ста­рал­ся ис­поль­зо­вать ор­дын­скую по­мощь в вой­нах с Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским. Тем не ме­нее в кон. 1408 Еди­гей вне­зап­но со­вер­шил по­ход на Мо­ск­ву. Взять го­род ему не уда­лось, но об­шир­ные тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си бы­ли ра­зо­ре­ны. По во­ле Еди­гея бы­ло вос­ста­нов­ле­но са­мо­стоя­тель­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во. В по­сле­дую­щие го­ды про­дол­жа­лись столк­но­ве­ния мо­с­ков­ских войск с ни­же­го­род­ски­ми князь­я­ми и под­дер­жи­вав­ши­ми их та­тар­ски­ми от­ря­да­ми. В 1415 мо­с­ков­ские си­лы под пред­во­ди­тель­ст­вом бра­та Ва­си­лия I Юрия Дмит­рие­ви­ча су­ме­ли от­вое­вать Ниж­ний Нов­го­род.

По­сле ги­бе­ли Еди­гея (1419) и вос­ста­нов­ле­ния в Ор­де вла­сти за­кон­ных, с мо­с­ков­ской точ­ки зре­ния, пра­ви­те­лей Ва­си­лий I вновь стал со­блю­дать от­но­ше­ния за­ви­си­мо­сти. В по­след­ние го­ды кня­же­ния он стре­мил­ся ог­ра­дить пра­ва на на­сле­до­ва­ние пре­сто­ла сво­его един­ст­вен­но­го сы­на Ва­си­лия от пре­тен­зий со сто­ро­ны сво­их брать­ев – млад­ших сы­но­вей Дмит­рия Дон­ско­го. В ре­зуль­та­те по за­ве­ща­нию Ва­си­лия I га­ран­том прав Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча стал его дед Ви­товт, а хан Улуг-Му­хам­мед, по-ви­ди­мо­му, вы­дал яр­лык на имя Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча ещё при жиз­ни от­ца. Це­ной за это ста­ло но­вое вос­ста­нов­ле­ние са­мо­стоя­тель­но­сти Ни­же­го­род­ско­го кня­же­ст­ва (прав­да, не­на­дол­го – во 2-й пол. 1420-х гг. оно вер­ну­лось под мо­с­ков­скую власть).

2-я пол. 1420-х гг. бы­ла вер­ши­ной мо­гу­ще­ст­ва Ви­тов­та в рус. зем­лях, за­ви­си­мость от не­го при­зна­ли Ря­зан­ское и Вер­хов­ские кня­же­ст­ва, на со­юз с ним ори­ен­ти­ро­вал­ся ве­ли­кий князь твер­ской Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич (вну­ча­тый пле­мян­ник ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го). Ве­ли­кий князь мо­с­ков­ский Ва­си­лий II (1425–33, 1433–34, 1434–46, 1447–62), на чей пре­стол пре­тен­до­вал его дя­дя Юрий Дмит­рие­вич, так­же ори­ен­ти­ро­вал­ся на под­держ­ку сво­его мо­гу­ще­ст­вен­но­го де­да. В то же вре­мя Ви­тов­ту не уда­лось по­ста­вить под свой кон­троль Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли. Смерть Ви­тов­та (1430) из­ме­ни­ла си­туа­цию как в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Ли­тов­ском, так и в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве. В Ве­ликом кня­же­ст­ве Ли­тов­ском на­ча­лась меж­до­усоб­ная вой­на ме­ж­ду пре­тен­ден­та­ми на пре­стол – бра­том Ви­тов­та Си­гиз­мун­дом и млад­шим сы­ном Оль­гер­да Свид­ри­гай­ло. Ос­лож­ни­лась си­туа­ция и в Мо­ск­ве, по­сколь­ку 15-лет­ний Ва­си­лий II ли­шил­ся ли­тов­ской под­держ­ки, а вско­ре и под­держ­ки ми­тро­по­ли­та Фо­тия, умер­ше­го в 1431. Осе­нью 1431 Ва­си­лий Ва­силь­е­вич и Юрий Дмит­рие­вич от­пра­ви­лись к ха­ну Зо­ло­той Ор­ды Улуг-Му­хам­ме­ду для ре­ше­ния спо­ра о ве­ли­ком кня­же­нии. Хан от­дал пред­поч­те­ние Ва­си­лию (1432), но Юрий по воз­вра­ще­нии на Русь про­дол­жил борь­бу с пле­мян­ни­ком. В 1433 и 1434 ему уда­ва­лось не­на­дол­го из­го­нять Ва­си­лия из Мо­ск­вы и за­ни­мать ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Во вре­мя ко­рот­ко­го вто­ро­го кня­же­ния Юрий Дмит­рие­вич умер, и Ва­си­лий II вер­нул­ся к вла­сти, но до 1436 ему при­шлось вес­ти борь­бу со стар­шим сы­ном Юрия Ва­си­ли­ем Ко­сым, предъ­я­вив­шим свои пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние.

В 1438 обо­ст­ри­лись от­но­ше­ния с ха­ном Улуг-Му­хам­ме­дом, к то­му вре­ме­ни из­гнан­ным со­пер­ни­ка­ми из Ор­ды. Улуг-Му­хам­мед по­пы­тал­ся обос­но­вать­ся в г. Бе­лёв в вер­ховь­ях Оки и на­нёс по­ра­же­ние мо­с­ков­ским вой­скам, пы­тав­шим­ся вы­бить его от­ту­да. В 1439 хан до­хо­дил до стен Мо­ск­вы, в 1444 за­хва­тил Ниж­ний Нов­го­род, в 1445 на­нёс Ва­си­лию II по­ра­же­ние под Суз­да­лем; сам ве­ли­кий князь по­пал в плен и был от­пу­щен под обе­ща­ние ог­ром­но­го вы­ку­па. Си­туа­ци­ей вос­поль­зо­вал­ся вто­рой сын Юрия Дмит­рие­ви­ча Дмит­рий Ше­мя­ка: в ре­зуль­та­те за­го­во­ра Ва­си­лий II в фев­ра­ле 1446 был схва­чен, ос­ле­п­лён и со­слан в Во­ло­гду, а Ше­мя­ка стал ве­ли­ким кня­зем мо­с­ков­ским. Од­на­ко уже зи­мой 1446/­47 Ва­си­лию Ва­силь­е­ви­чу с по­мо­щью ос­тав­ших­ся ему вер­ны­ми слу­жи­лых лю­дей и ве­ли­ко­го кня­зя твер­ско­го Бо­ри­са Алек­сан­д­ро­ви­ча уда­лось вер­нуть се­бе пре­стол, а в по­сле­дую­щие го­ды он на­нёс двою­род­но­му бра­ту неск. во­ен­ных по­ра­же­ний. Окон­ча­тель­но меж­до­усоб­ная вой­на в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве пре­кра­ти­лась в 1453, ко­гда в Нов­го­ро­де был от­рав­лен Дмит­рий Ше­мя­ка.

Усо­би­ца не спо­соб­ст­во­ва­ла ук­ре­п­ле­нию внеш­не­по­ли­ти­че­ских по­зи­ций Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва. В хо­де неё к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му ото­шёл Ко­зельск, на вре­мя был уте­рян Ржев; в 1445 Улуг-Му­хам­мед вос­ста­но­вил Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ское кня­же­ст­во, про­су­ще­ст­во­вав­шее, прав­да, все­го неск. ме­ся­цев. По­сле устранения Ше­мяки си­туа­ция ста­ла бо­лее бла­го­при­ятной. В 1456 Ва­си­лий II вер­нул се­бе кон­троль над Нов­го­ро­дом, а в по­след­ние го­ды прав­ле­ния при­об­рёл пу­тём «ку­п­ли» зна­чи­тель­ный мас­сив зе­мель Ря­зан­ско­го кня­же­ст­ва к югу от Оки. К сер. 1450-х гг. уда­лось на­ла­дить обо­ро­ну ок­ско­го ру­бе­жа от на­бе­гов од­но­го из пре­тен­до­вав­ших на власть в Ор­де ха­нов – Се­ид-Ах­ме­да, чьё вер­хо­вен­ст­во в Мо­ск­ве не при­зна­ва­ли.

Московское великое княжество и образование Русского государства в 14 – первой трети 16  века.

Ор­да во 2-й четв. 15 в. рас­па­лась на неск. об­ра­зо­ва­ний: Боль­шую Ор­ду (меж­ду Днеп­ром и Вол­гой), Крым­ское хан­ст­во, Ка­зан­ское хан­ст­во (ос­но­ва­но Ор­дой Улуг-Му­хам­ме­да, ушед­шей по­сле войн с Мо­ск­вой на сред­нюю Вол­гу), Но­гай­скую Ор­ду (на ле­во­бе­ре­жье ниж­ней Вол­ги), Си­бир­ское хан­ст­во (на юге За­пад­ной Си­би­ри). Глав­ным из них счи­та­лась Боль­шая Ор­да, её хан (до 1453 – Ки­чи-Му­хам­мед) фор­маль­но рас­смат­ри­вал­ся как сю­зе­рен ос­таль­ных пра­ви­те­лей, его власть при­зна­ва­ли и в Мо­ск­ве. В 1453 под на­тис­ком ту­рок-ос­ма­нов пал Кон­стан­ти­но­поль и окон­ча­тель­но пре­кра­ти­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние Ви­зан­тий­ская им­пе­рия. По­сле это­го един­ст­вен­ным пра­во­слав­ным гос. об­ра­зо­ва­ни­ем, пред­став­ляв­шим серь­ёз­ную по­ли­ти­че­скую си­лу, ос­та­лось Мо­с­ков­ское ве­ли­кое кня­же­ст­во, оно име­ло те­перь ос­но­ва­ния к то­му, что­бы за­нять в ми­ре ме­сто Ви­зан­тии, т. е. стать «цар­ст­вом». И Ва­си­лий был пер­вым мо­с­ков­ским кня­зем, ко­то­ро­го при жиз­ни ста­ли ино­гда на­зывать «ца­рём». Пе­ри­од его кня­же­ния так­же от­ме­чен пе­ре­хо­дом рус. церк­ви к ав­то­ке­фа­лии: Ва­си­лий II не при­знал за­клю­чён­ную пат­ри­ар­хом Кон­стан­ти­но­поль­ским в 1439 унию с ка­то­ли­че­ским Ри­мом, и в 1448 но­вый ми­тро­по­лит всея Ру­си Ио­на был воз­ве­дён на пре­стол без санк­ции Кон­стан­ти­но­по­ля. Это при­ве­ло к ухо­ду из-под юрис­дик­ции мо­с­ков­ских ми­тро­по­ли­тов пра­во­слав­ных зе­мель Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го: там с 1458 по­яви­лась своя ми­тро­по­лия, под­чи­няв­шая­ся Кон­стан­ти­но­по­лю.

Социально-экономическое развитие

Вер­хуш­ка об­ще­ст­ва в рус. зем­лях бы­ла пред­став­ле­на кор­по­ра­ция­ми слу­жи­лых лю­дей во гла­ве с князь­я­ми, корпорации носили на­име­но­ва­ние кня­же­ских дво­ров. Двор со­став­ля­ли боя­ре – выс­шая знать – и т. н. воль­ные слу­ги (с 1430-х гг. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си они ста­ли име­но­вать­ся «деть­ми бо­яр­ски­ми») – ме­нее при­ви­ле­ги­ро­ван­ный слой. По ме­ре скла­ды­ва­ния Рус­ско­го гос-ва со­ци­аль­но-по­ли­тиче­ским стерж­нем об­ще­ст­ва ста­но­вил­ся двор ве­ли­ко­го кня­зя, или Го­су­да­рев двор. Боя­ре и воль­ные слу­ги по­лу­ча­ли от кня­зей во вла­де­ние сё­ла, ис­пол­ня­ли долж­но­сти в сис­те­ме гос. управ­ле­ния (на­ме­ст­ни­ков, во­лос­те­лей и др.). Гос. по­да­ти взи­ма­лись пре­иму­ще­ст­вен­но че­рез сис­те­му корм­ле­ний, при ко­то­рой боя­рин, управ­лявший оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­ри­ей, со­би­рал по­да­ти с на­се­ле­ния, ос­тав­ляя часть се­бе в ка­че­ст­ве воз­на­гра­ж­де­ния за служ­бу. Круп­ней­ши­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми бы­ли кня­зья. С кон. 14 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си на­блю­да­ет­ся зна­чи­тель­ный рост мо­на­стыр­ско­го зем­ле­вла­де­ния.

Го­ро­да на Ру­си, ис­клю­чая Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли, на­хо­ди­лись под кон­тро­лем кня­же­ской вла­сти; кня­зья и ок­ру­жавшая их слу­жи­лая знать кон­цен­три­ро­ва­лись гл. обр. имен­но в го­род­ских по­се­ле­ни­ях. Тор­го­во-ре­мес­лен­ное на­се­ле­ние го­ро­дов име­ло свою ор­га­ни­за­цию (куп­цы, как пра­ви­ло, – по про­фес­сио­наль­но­му при­зна­ку, ре­мес­лен­ни­ки – по тер­ри­то­ри­аль­но­му), но са­мо­стоя­тель­ной по­ли­ти­че­ской ро­ли не иг­ра­ло (за ис­клю­че­ни­ем кри­зис­ных си­туа­ций).

В сель­ском хо­зяй­ст­ве 14–15 вв. – вре­мя по­сту­па­тель­но­го раз­ви­тия, ос­вое­ния но­вых зе­мель, рас­про­стра­не­ния двух­поль­ной и трёх­поль­ной сис­тем зем­ле­де­лия. Боль­шая (хо­тя со вре­ме­нем и умень­шав­шая­ся) часть зем­ле­дель­че­ско­го на­се­ле­ния жи­ла на гос. зем­лях, т. н. чёр­ных (т. е. тяг­лых, об­ла­гае­мых гос. по­да­тя­ми) или во­ло­ст­ных (по­ня­тие «во­лость», в до­мон­голь­ский пе­ри­од обо­зна­чав­шее кня­же­ст­во, в 14–15 вв. упот­реб­ля­лось пре­иму­ще­ст­вен­но в зна­че­нии мел­кой еди­ни­цы тер­ри­то­ри­аль­но­го де­ле­ния сель­ской ме­ст­но­сти). Зем­ле­дель­цы – как «чёр­ные лю­ди», так и жив­шие на ча­ст­но­вла­дель­че­ских зем­лях – обо­зна­ча­лись боль­шим ко­ли­че­ст­вом тер­ми­нов, от­ра­жав­ших их ста­тус, мес­та и дав­ность про­жи­ва­ния, фор­мы по­вин­но­стей. Но по ме­ре скла­ды­ва­ния еди­но­го го­су­дар­ст­ва в кон. 14–15 вв. рас­про­стра­ни­лось од­но оп­ре­де­ле­ние для ря­до­во­го сель­ско­го на­се­ле­ния – кре­сть­я­не (от хри­стиа­не). Про­дол­жал су­ще­ст­во­вать и слой хо­ло­пов – лю­дей, счи­тав­ших­ся соб­ст­вен­но­стью гос­под. Хо­ло­пы мог­ли быть за­ня­ты в са­мых раз­ных сфе­рах хо­зяй­ст­ва, ино­гда ока­зы­ва­лись на вы­со­ких долж­но­стях в ад­ми­ни­ст­ра­ции гос­по­ди­на. Су­ще­ст­во­ва­ли так­же ка­те­го­рии лю­дей, об­слу­жи­вав­ших оп­ре­де­лён­ные сфе­ры кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва, – боб­ров­ни­ки, бортни­ки, со­коль­ни­ки и т. д.

В це­лом для 2-й пол. 13–15 вв. ха­рак­тер­но по­сте­пен­ное дви­же­ние от гос­под­ства го­су­дар­ст­вен­но-фео­даль­ных форм об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний к уси­ле­нию ча­ст­но­фе­о­даль­ных (сень­о­ри­аль­ных). При этом сис­те­ма от­но­ше­ний «го­су­дар­ст­во (в ли­це кня­же­ской вла­сти) – за­ви­си­мые толь­ко от не­го кре­сть­я­не» со­хра­ня­ла своё зна­че­ние. Кня­зья, с од­ной сто­ро­ны, жа­ло­ва­ли на­се­лён­ные зем­ли сво­им слу­жи­лым лю­дям и ду­хов­ным кор­по­ра­ци­ям, с дру­гой – стре­ми­лись со­хра­нять фонд гос. зе­мель.

Российская Империя | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение ↑

Великая война была великим разрушителем европейских империй. Могущественная Российская Империя, веками являвшаяся консервативным якорем Востока, рухнула первой. Почему? Наблюдатели за последние сто лет предложили ряд объяснений. Некоторые рискнули предположить, что революция, которая свергнула трон и в конечном итоге привела к коммунистической диктатуре, была вызвана отсталостью России.С этой точки зрения попытки России примириться с современными политическими и экономическими системами были запоздалыми и успешными лишь на первый взгляд. Парламенты возникли, но только при непоколебимой автократии. Промышленность развивалась, но она чрезмерно зависела от иностранцев и неудобно сосуществовала с едва преобразованной русской деревней. В результате вся структура общественной и политической жизни России оказалась хрупкой и разрушилась под давлением войны. [1] В этом аргументе есть что-то, но его легко переоценить.Разумеется, не следует приравнивать отсталость к слабости. Быстрое расширение российской власти перед войной настолько встревожило немецких военных плановиков, что они потребовали от своего политического руководства как можно скорее найти casus belli с Романовыми. [2] Также «отсталость» не означает отсутствие приспособляемости, даже устойчивости. Промышленная инфраструктура России действительно дрогнула в начале войны, что привело к истощающей нехватке оружия в 1915 году, но к концу 1916 года она восстановилась так быстро, что Россия опережала по производству немецких производителей боеприпасов. [3]

И заговорщики-марксисты не уничтожили Россию. Учитывая долгую историю русского революционного движения и возможный успех большевиков, имело смысл соединить точки и рассматривать революционеров как авторов революции. Тем не менее, немногие ученые доверяют прямому тезису о подрывной деятельности. Во-первых, ни один серьезный аналитик ни тогда, ни позже не приписал Февральскую революцию 1917 года (которая вынудила отречься от царя) успешной интригой со стороны осажденных российских социал-демократов.Действительно, поскольку в начале 1917 года планировался переворот, его проводили консерваторы из числа военных и королевская семья. [4] Ни один из этих заговоров не имел ничего общего с произошедшим восстанием. Во-вторых, как мы увидим ниже, к тому времени, когда коммунисты успешно начали революцию, в октябре того же года военные усилия уже находились в состоянии свободного падения. Политическая активность левых сил, конечно, сыграла свою роль в революционном 1917 году, но это был лишь один из многих факторов.

Наконец, мы можем отвергнуть идею о том, что Россия проиграла войну из-за военных неудач, поскольку российская армия действительно плохо сражалась лишь в отдельные моменты. В битве при Танненберге в 1914 году и в битве при Горлице-Тарнув в 1915 году русские действительно потеряли целые армии и потерпели серьезные стратегические поражения. Однако на протяжении долгих периодов войны русское оружие было весьма успешным, взяв и отвоевав Восточную Галицию и оккупировав Восточную Анатолию и Северную Персию. Более того, даже крупные неудачи на поле боя не означали поражения.Как сетовал начальник Генерального штаба Германии Эрих фон Фалькенхайн (1861-1922), «Восток ничего не дает взамен». [5] Немецкие военные победы не привели к политическим успехам. Россия, по его мнению, не только непобедима, но и, возможно, непобедима в оперативном плане. Как же тогда рухнула империя? Это вопрос, на который пытается ответить следующий краткий рассказ о военных кампаниях, политических и социальных изменениях.

Вступление в войну ↑

Убийство Франца Фердинанда, эрцгерцога Австрийского Эсте (1863-1914) 28 июня 1914 года группой экстремистских сербских националистов застало российскую политическую элиту врасплох.По правде говоря, российские внешнеполитические деятели довольно часто ошибались из-за событий на Балканах в последние годы. В 1912 году Сербия, Черногория, Греция и Болгария создали «Балканский альянс», преследуя свои общие интересы на полуострове. Довольно поздно в Министерстве иностранных дел дошло, что основным взаимным интересом этих государств будет развязывание наступательной войны против Османской империи. Когда Россия пыталась выступить в роли благожелательного покровителя и предотвратить военные действия, это было проигнорировано.Балканский Альянс выиграл войну в 1912 году, затем его члены сражались между собой за трофеи в 1913 году во Второй Балканской войне, в результате которой Россия бессильно заламывала руки в сторонке.

В 1914 году и главное сербское политическое руководство под руководством премьер-министра Николы Пашича (1845-1926), и российское верховное командование знали, что в любых будущих сражениях будут участвовать Австро-Венгрия и почти наверняка Германия. Имея истощенную и измученную армию, Пашич не хотел участвовать в битвах, и русские также признали, что сейчас не время для агрессии.Они только что профинансировали «Великую программу» военной экспансии, которая не принесла плодов в течение нескольких лет, и у них не было желания начинать войну по собственной инициативе. Немецкие политики и пропагандисты, обвинявшие Россию в развязывании войны для достижения своих агрессивных целей, считали, что у России были давние цели, которые она стремилась достичь путем завоевания, такие как установление имперской гегемонии на Балканах, экспансия на славянские территории на Востоке. Европа любит Галицию и господство Проливов.Это действительно были внешнеполитические цели Российской империи, и по мере затягивания конфликта они становились все более непримиримыми военными целями. Но ни немецкие пропагандисты, ни те более поздние историки, которые выступали в защиту российской «вины», никогда не могли предоставить никаких реальных доказательств того, что Россия создала дипломатический конфликт, известный как «июльский кризис», или даже того, что ключевые лица, принимающие решения в Петербург считал войну 1914 хорошей идеей. [6] Большинство доказательств предполагает, что кризис был инициирован группой радикальных сербских националистов и был превращен Австрией в casus belli .

Континентальная война во время предыдущих балканских кризисов была предотвращена благодаря взаимному невмешательству со стороны австрийцев и русских. Теперь, когда это равновесие было нарушено, Россия столкнулась с другим политическим расчетом. Записи, сделанные на решающих заседаниях Совета министров России в конце июля в ответ на обострение кризиса, показывают, что главной заботой высших правительственных чиновников было сохранение статуса России как великой державы, а не использование возможности для экспансионистской войны.Они понимали опасность войны. Некоторые действительно предсказывали, что это может закончиться крахом их собственного режима. Но отступать еще раз казалось более опасным. Что, если Россия станет еще одним Китаем, еще одной Османской империей, еще одной империей второго уровня, созревшей для расчленения другими великими державами? Замешательство и нерешительность были отмечены в последние дни мира в Санкт-Петербурге, поскольку царь колебался перед эскалацией конфликта. В конце концов, военные и правительство следовали политике, рекомендованной Советом министров - пытаясь сдержать австро-германские действия с помощью дипломатии, подкрепленной силой, и решив начать войну с Австрией, если она вторгнется в Сербию, даже рискуя большая континентальная война. [7]

Россия на протяжении всего кризиса находилась в реактивном режиме. 23 июля Австрия предъявила Сербии ультиматум. 26 июля Император России (1868-1918) Николай II в ответ приказал всем военным округам Европейской России перейти на подготовку к войне. 28 июля Австрия объявила войну Сербии. Позже в тот же день Николай сделал шаткий шаг, отдав приказ лишь о частичной мобилизации (против Австрии, а не Германии) в надежде локализовать конфликт. Это решение ужаснуло военное командование, которое предупредило Николая, что, если они проведут частичную мобилизацию, это сделает быструю всеобщую мобилизацию невозможной.Немецкая граница останется незащищенной в первые недели войны. Николас колебался, но, наконец, понял военную логику и приказал провести всеобщую мобилизацию 30 июля, достаточно поздно, чтобы вызвать некоторую путаницу, но не настолько поздно, чтобы планы мобилизации были сорваны. Приказ о всеобщей мобилизации на самом деле был облегчением для германского генерального штаба, который планировал мобилизацию независимо от решения России и теперь мог попытаться изобразить свой марш на войну как оборонительную меру против русских. [8] 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, превратив Третью балканскую войну в континентальную и, довольно быстро, в мировую войну.

Военные кампании 1914-1916 гг. ↑

1914 ↑

План мобилизации и войны России был основан на (правильном) предположении, что она будет вести войну на два фронта, а сами враги будут сражаться на нескольких фронтах. Российские военные планировщики пообещали своим французским союзникам, что они нападут на Германию вскоре после объявления войны, и они сделали, пересекли границу 11 августа 1914 года, вступили в бой с противником 17 августа и выиграли свое первое сражение (при Гумбиннене). 20 августа.В тот же день, когда первая русская армия одержала победу в Гумбиннене, четыре русские армии (Третья, Четвертая, Пятая и Восьмая) вторглись в австрийскую Галицию. Однако последние дни августа были разрушительными. Когда австрийцы сдерживали наступление русских у Красника и Комарова, северные позиции русских против немцев в Восточной Пруссии были разрушены. Россия намеревалась использовать две армии (Первую и Вторую), чтобы окружить 8-ю немецкую армию, единственную оставшуюся заслону на Востоке, в то время как немцы яростно пытались захватить Париж.Однако генерал Павел фон Ренненкампф (1854-1918), победивший командующий Первой русской армией при Гумбиннене, не смог поддерживать связь со своим противником. Восьмая армия, теперь находящаяся под энергичным командованием Пауля фон Гинденбурга (1847-1934) и Эриха Людендорфа (1865-1937), воспользовалась возможностью повернуть на юг, чтобы окружить удивленную другую руку неуклюжего русского клешни генерала Александра Самсонова (1859). -1914) Вторая армия. 29 августа большая часть 2-й армии была вынуждена сдаться, поскольку Самсонов с позором застрелился.Это сражение, которое немцы быстро назвали битвой при Танненберге, чтобы напомнить о столкновении тевтонских рыцарей и славян восточных территорий в 15 -м веках, положило конец надеждам русских на быструю победу и замкнуло империю. изнурительная зима отражения все более глубоких ударов немецких войск в русскую Польшу.

Боевые удачи быстрее повернулись к югу, где австро-венгерские войска столкнулись с собственными проблемами командования и координации.В то время как вторжение 4-й и 5-й российских армий остановилось, 3-я и 8-я армии успешно продвинулись вперед, взяв 3 сентября ключевой галицкий город Львов. К 11 сентября они продвинулись так далеко, что австро-венгры были вынуждены отдать приказ об общем отступлении. Силы Габсбургов продолжали отступать всю осень. К ноябрю русские были у ворот древней польской столицы Кракова и взбирались на юг по Карпатским горам. Этот огромный успех был значительным.Завоевание Галиции и Карпат угрожало самому существованию Габсбургской империи. Напротив, череда немецких побед на севере подорвала гордость России и потрошила ее довоенную кадровую армию, но армии стояли относительно близко к своим довоенным границам (см. Карту).

1915 ↑

Грандиозные планы России по вторжению в Венгрию были разбиты, когда она была разбита успешным объединенным наступлением центральных держав, начавшимся 2 мая 1915 года на линии между галицкими городами Горлице и Тарнув.На российской стороне линия укомплектовывалась 3-й армией под командованием генерала Радько Дмитриева (1859-1918). Дмитриев увидел наращивание своей линии и умолял начальство о подкреплении, но получил отказ. Генерал Николай Иванов (1851-1919), командующий Юго-Западным фронтом и начальник Дмитриева, вместо этого решил усилить свои силы вторжения в Карпаты. Когда пришел удар, он разрушил линию русских, что было довольно частым явлением в Великой войне. Что было необычно, так это отсутствие резервов для затыкания вскрытых дыр.Русское командование хмыкнуло и отказывалось позволить Третьей армии отступить. Дмитриев, у которого не было вариантов, поставил всю свою армию на неожиданное контрнаступление. Это с треском провалилось. Тысячи мужчин погибли. Например, XXIV корпус, имея 40 000 солдатиков, отступил, оставив только 1 000 человек.

Уничтожение 3-й армии отбросило российскую армию на пятки. Силы карпатского вторжения были вынуждены бежать, спасая украинские равнины, прежде чем их обошли с флангов.На севере немецкое давление подорвало российскую оборону по всей Польше в течение лета, форсировав реку Нарев в июле и захватив хорошо вооруженные крепости и города на реке Висла, включая Варшаву, в августе. Но запланированное окружение российских войск провалилось. Немецкие войска захватили территорию, мирных жителей и более изрядную долю военнопленных, но не захватили целые армии и не принудили к капитуляции. Немецкие войска предприняли последнюю отчаянную попытку вывести Россию из войны в сентябре и захватили большую часть Литвы и части современной Беларуси и Латвии, но они достигли конца своей веревки.Они не приблизятся к центральной России, пока деморализованная революционная российская армия не ослабеет летом 1917 года.

1916 ↑

Между тем русская армия добилась успеха на третьем главном фронте - на Ближнем Востоке. Попытка Османской империи застать врасплох главные силы России в зимних горных условиях у Сарыкамыша 22 декабря 1914 г. привела к потрошению османских войск в результате битв и обморожений. Россия преобладала в первые дни нового года.Затем российские войска проявили инициативу и двинулись на запад через историческую Армению и Восточную Анатолию. Обеспокоенные успехами России, османы начали политику геноцида против христианского армянского населения Восточной Анатолии в апреле 1915 года, якобы из соображений безопасности. Однако резня мирных жителей не изменила чашу весов в пользу Османской империи. Напротив, когда 1915 год перешел в 1916 год, русские войска успешно заняли Северную Персию и взяли ключевые османские анатолийские крепости Эрзерум и Трабзон.Попытки Германии поддержать своих союзников в регионе и сплотить мусульман для вымышленной священной войны против Великобритании, Франции и России оказались безуспешными.

1916 год также ознаменовался некоторым продвижением на север. После катастрофической неудачной атаки у белорусского озера Нарочь в конце зимы, русские войска на Юго-Западном фронте 4 июня 1916 года неожиданно для австро-венгерских войск предприняли наступление по всему фронту. Новый командующий русским фронтом генерал Алексей Брусилов (1853-1926) отказался от стандартной практики сосредоточения своей артиллерии и своих атакующих сил на одном участке линии, отказавшись от преимуществ массированного заграждения и штурма, чтобы оказывать давление повсюду. и помешать австрийскому командованию эффективно использовать свои резервы.Спустя несколько недель русские солдаты отвоевали большую часть Галиции.

Однако победа оказалась частичной. Брусилов умолял командующих армией к северу от него начать собственную фазу наступления, чтобы прикрыть его правый фланг. Генерал Алексей Эверт (1857-1926), однако, был наказан кровавой тщетностью битвы на озере Нарочь и откладывался так долго, как только мог. В разгар этой неопределенности сотрудники Брусилова спорили о том, как лучше всего продолжить свои первоначальные победы, и в конечном итоге выбрали первоначальной целью железнодорожный узел Ковель, а не стремятся к более резкому проникновению на территорию Австро-Венгрии.Войска Эверта и Брусилова увязли в атаках на болотистой местности, что привело к тяжелому и неполному завершению наступления. Наступление не выбило никого из их врагов и мало что дало, кроме как убедить румынское правительство присоединиться к войне на стороне Антанты. Это оказалось отрицательной ценностью, поскольку румынская армия была сильно разбита в своих первых сражениях и вскоре потребовались российские войска для стабилизации еще более протяженного фронта.

Политика и общество, 1914-1916 ↑

«Священный союз» ↑

Как следует из предыдущего резюме, Россия проиграла Великую войну не в результате иностранного завоевания.Вместо этого из-за политического и социального давления Россия стала первой имперской жертвой войны. Однако это не означает, что основные причинные факторы краха следует искать в «отсталости» довоенной империи или в динамике революционного движения. Это также не означает, что события на фронте и в вооруженных силах не имели отношения к упадку династии Романовых. Напротив, ключевой движущей силой, которая объясняет ранний выход Российской империи, является именно связь между событиями на фронте и имперской социальной и политической структурой.

Сначала как правительственные, так и оппозиционные политические лидеры надеялись, что войну можно будет оградить от политической и социальной напряженности внутри государства. Царь провозгласил национальное единство перед толпами ликующей толпы в Санкт-Петербурге (который вскоре будет переименован в более русский «Петроград»). Практически каждая партия, бросившая вызов претензиям самодержавия с момента образования первого российского парламента (Думы) в 1906 году, объявила о своем желании вести войну рука об руку с монархом в «священном союзе».Дума добровольно ушла на перерыв и отступила, чтобы позволить военным и правительственным властям вести войну без всяких возражений. Только крайне левые партии, такие как большевики, отказались от священного союза, но они были ничтожно маленькой партией, чья платформа революционного пораженчества (идея о том, что для революции было бы лучше, если бы российские войска были разбиты в война) мало привлекало подавляющее большинство граждан России.

Однако события на фронте вскоре разрушили «священный союз».Частично проблема заключалась в военном поражении, но было гораздо больше. Во-первых, многие граждане и центристские политики обвиняли эти ранние поражения в более широкой проблеме некомпетентности правительства. Дело было не просто в том, что армия проиграла в Танненберге или в Горлице, это было , как армия проиграла. Неэффективное управление резервами объяснялось низким уровнем способностей штабных офицеров и высоким уровнем кумовства в военной элите. Нехватка боеприпасов свидетельствовала как о плохом планировании, так и о плохой координации между военным и промышленным секторами.Катастрофически плохая ситуация с ранеными российскими солдатами, которые тысячи людей лежали без присмотра в первые месяцы войны, снова говорит об отсутствии дальновидности и логистической проницательности. Не менее важно то, что объявление военного положения в западных секторах империи в первые дни войны передало гражданские дела в руки высшего военного руководства. За этим последовало несколько месяцев жестокой и эксплуататорской этнополитики, а также крах местной экономики и правопорядка.К весне 1915 года гул недовольных жителей окраин был достаточно громким, чтобы поколебать веру русских центристов в «священный союз».

Летний кризис 1915 года ↑

Поражения весны и лета 1915 года, последовавшие за битвой при Горлице-Тарнове, навсегда разрушили священный союз. Мало того, что Ставка снова была разоблачена как некомпетентная, но массовое отступление также привело к существенным социальным изменениям, но ни к чему хорошему. Часть проблемы была неизбежным результатом немецкого вторжения, но большая часть была вызвана самим собой из-за сознательного принятия политики выжженной земли во время отступления.Генерал Николай Янушкевич (1868-1918), начальник штаба Верховного Главнокомандующего, 24 июня 1915 года издал всем командирам армий следующий приказ:

При отступлении интенсивно и рано убирайте все ресурсы, особенно железные дороги, уничтожайте посевы скашиванием или другими способами, перемещайте всех мужчин призывного возраста, кроме жидов, в тыл, чтобы не оставить их в руках врага. От вас требуется убрать все запасы скота, хлеба, кормов и лошадей. Во время нашего наступления будет легче снабдить население с нуля, чем оставить врагу материалы, которые мы могли бы унести. [9]

Как предполагает эпитет «жиды», практика выжженной земли была отмечена этнополитическим насилием, особенно в форме яростного антисемитизма, который в эти темные дни расцвел повсюду на западе империи. Линчевания были обычным явлением, и, когда они бежали на восток, солдаты часто пользовались возможностью грабить и избивать гражданское население.

Ошибочное решение проводить политику выжженной земли при отступлении привело к волне внутренних беженцев, которая к 1917 году насчитывала более 6 миллионов человек.Быстро распространяются эпидемические заболевания, особенно тиф и холера. В течение нескольких недель по империи распространились как микробные, так и социальные патологии. Этнические беспорядки вспыхнули в крупных городах (крупнейшие были направлены против немцев в Москве в мае / июне 1915 года), промышленные забастовки в центральной России стали более частыми и жестокими, а недовольство крестьян инфляцией стало все более заметным. В этих условиях политический ответ был неизбежен. Широкая коалиция потрясенных политиков, от консерваторов справа до социалистов слева, объединилась, чтобы сформировать «Прогрессивный блок», который потребовал изменений в организации военных действий и более активного участия неправительственных гражданских лидеров в делах государства. .

Двумя основными целями Блока были:

1. Формирование единого правительства, состоящего из лиц, пользующихся доверием страны и договорившихся с законодательными органами о реализации определенной программы в кратчайшие сроки. 2. Решительные изменения в применяемых до сих пор методах управления, основанные на недоверии к общественной инициативе. [10]

Блок также настаивал на прекращении преследований или дискриминации по политическим, этническим или религиозным мотивам и призвал к разработке законопроекта о польской автономии.Блок смог заручиться поддержкой большинства в Думе и консервативного Государственного совета даже с помощью этой амбициозной программы, а также заручился поддержкой почти каждого члена царского Совета министров. Однако архимонархический председатель этого органа Иван Горемыкин (1839-1917) убедил царя отвергнуть предложения прогрессивного блока. Вместо этого Горемыкин и Николай II согласились распустить Думу и установить более самодержавное правление. Царь быстро уволил многих своих либеральных и центристских министров, занял пост военного верховного главнокомандующего и уехал на фронт.

Россия дрейфует, сентябрь 1915 - февраль 1917 ↑

Ошеломленный Прогрессивный блок не выразил значительного протеста против этого восстановления монархической власти, но беспорядки лета не закончились. Спустя несколько дней после того, как царь принял военное командование 4 сентября, по всей империи вспыхнули беспорядки после того, как было объявлено, что призыв на военную службу расширяется и включает в себя многие ранее освобожденные социальные категории, например, только сыновей. Беспорядки среди рабочих росли, а экономика продолжала падать.Политическая система была полностью потрясена событиями лета 1915 года. Вера в правительство, которая сохранялась до этой даты, исчезла. В Думе бурлили, и министры, которые искали всеобъемлющее решение кризиса военного времени, были оттеснены на задний план или уволены. В то же время центр притяжения консерваторов в королевстве - Царь - также покинул сцену. Бюрократическая анархия росла из-за отсутствия сильного руководства сверху. По мере того как в 1916 году министры назначались и увольнялись с головокружительной скоростью, политическое недовольство росло и росло.

Это несчастье нашло свое самое громкое выражение в ноябре 1916 года. После года продолжающихся репрессий против либеральных и центристских активистов и их организаций, еще одного года инфляции и растущих экономических бедствий, а также все более враждебного и беспорядочного поведения со стороны премьер-министра, Борис Штюрмер (1848-1917), два главных лидера Конституционно-демократической партии, Павел Милюков (1859-1943) и Василий Маклаков (1869-1957), выступили с речами в Государственной Думе.Милюков сердито зачитал список жалоб на Штьюрмера и, по сути, на все царское правительство, прежде чем заключить с обвинением в том, что один из ближайших соратников Штьюрмера коррумпирован и, возможно, получает зарплату от правительства Германии. "Это глупость?" - спросил он под аплодисменты зала: «Или это измена?» Маклаков, известный в своей партии своей осторожностью и консервативностью, черпал вдохновение из Библии. Он сказал, что служить одновременно царю и России так же невозможно, как и служить «Богу и мамоне»."Цензоры быстро предприняли меры, чтобы предотвратить публикацию этих адресов, что привело к появлению целых столбцов выцветших печатных изданий в ключевых газетах того времени. Однако публике не потребовалось много времени, чтобы узнать, что было сказано, в виде рукописных копий. выступлений разошлись по всей стране.

Царь потерял поддержку даже ультраконсервативных монархистов. После перерыва в Думе в середине ноября правый демагог Владимир Пуришкевич (1870-1920) и член королевской семьи великий князь Дмитрий Павлович (1891-1942) убили Григория Распутина (1869-1916). , скандальный советник Александры, императрицы, супруги Николая II, императора России (1872-1918).Однако этот отчаянный поступок не привел к порядку в правительстве и не спасти царя от самого себя.

Колониальное восстание ↑

Таким образом, когда беспрецедентное давление тотальной войны вызвало политические волнения во всех европейских государствах и обществах, Россия еще больше ослабила себя из-за близорукого принятия решений. На фронте военные руководители испортили многообещающие возможности на поле боя и с беспрецедентным невежеством вели гражданские дела на западных окраинах.В Петрограде царь сам подрывал военные усилия, упорно отказываясь от помощи тех самых социальных сил, которые могли бы стабилизировать армию, страну и его собственный режим. Короче говоря, политическая и военная элита России подготовила себя к тому, чтобы первой сломаться под натиском войны, и она это сделала.

Первый революционный гул пришел из центральноазиатских колоний России в Туркестане. 8 июля 1916 года правительство попыталось решить острую нехватку рабочей силы в проектах военной инфраструктуры, направив ранее освобожденных казахов, киргизов и узбеков в трудовые батальоны в соответствии с воинской дисциплиной.Эта перспектива была неприятной. Даже для тех немногих мужчин, которые могли покинуть свою родину ради войны, созданной не ими, она казалась более близкой к условиям каторжного труда, чем гражданская служба. Когда стало ясно, что весь процесс будет отмечен коррупцией и насилием, весь регион взорвался восстанием. В Худжанде 17 июля произошли уличные бои, 20 июля в Самарканде, 24 июля в Ташкенте. Восстание быстро перекинулось в степь, где численность русских войск и колонистов значительно превосходила численность казахов, уже разгневанных пятидесятилетним колониальным господством России.К концу лета шла полномасштабная колониальная война. Местное население было истреблено русскими войсками, а русские колонисты были сожжены из своих деревень разгневанными мятежниками. Восстание было жестоко подавлено, и сотни тысяч казахов и киргизов бежали через горы Тянь-Шаня в Китай.

Революционная Россия в войне, 1917-1918 ↑

Февральская революция ↑

Восстание пришло в Центральную Россию в феврале и марте 1917 года.Одной из наиболее пострадавших социальных групп в Европе во время войны в целом была группа городских женщин, которые были вынуждены больше работать в оплачиваемом секторе, одновременно выполняя еще больше домашней работы во время растущего дефицита. К февралю 1917 года многие женщины в Петрограде в холодные предрассветные часы насытились длинными очередями за хлебом, который часто не приходил в магазины, по крайней мере, не успевал пойти на работу. Они воспользовались возможностью нового социалистического праздника Международного женского дня 8 марта 1917 года (23 февраля 1917 года по российскому календарю), чтобы выйти на улицы и призвать других рабочих присоединиться к их протесту.Когда протесты усилились, царское правительство, что неудивительно, провалило свой ответ. Решение применить силу против протестующих зависело от готовности гарнизона петроградской армии поддержать городскую полицию. Однако оказалось, что солдаты гарнизона больше симпатизировали демонстрантам, чем режиму. В серии драматических событий ключевые подразделения подняли мятеж против своих офицеров, присоединились к толпе на улицах и заставили полицейских и других представителей старого порядка в панике бежать из города.Командиры армий отправили войска с фронта для восстановления порядка, но как только они осознали масштаб беспорядков, они пересмотрели и отозвали своих людей. Генерал Михаил Алексеев (1857-1918), начальник штаба Николая II, незаметно опросил высшее армейское руководство, которое единогласно рекомендовало царю отречься от престола, чтобы предотвратить дальнейшие революционные беспорядки. Алексеев передал эту рекомендацию своему императору, который принял ее 15 марта 1917 года, положив конец более чем трехсотлетнему правлению Романовых в России.

Свобода или анархия? ↑

Хотя генералы надеялись, что отречение от престола позволит поспешно сформированному «Временному» или «Временному» правительству с еще большим энтузиазмом вернуться к военным усилиям, революция на самом деле оказалась более основательной. Это было восстание не только против императора или его «немецкой» жены, императрицы Александры (родившейся в Дармштадт-Гессене), но и против целой системы социальной и политической несправедливости. Эта несправедливость была столь же очевидна в вооруженных силах, как и в других слоях общества, и солдаты проводили программу демократизации с самых первых дней установления нового порядка.Они настаивали на праве на уважительное обращение со стороны своих офицеров, пользование равными гражданскими правами и свободами во внеурочное время и право избирать собственное политическое представительство. Более радикально они также настаивали на праве избирать своих собственных офицеров, желание, рожденное разумным страхом, что консервативный офицерский корпус попытается свести на нет любые революционные завоевания при первой же возможности. Как только эти достижения были достигнуты, солдаты смогли сформулировать свою собственную политическую платформу.Хотя, конечно, не было единодушия среди миллионов людей в форме, все солдаты были жизненно заинтересованы в вопросах, связанных с войной. Почему они ссорились? Когда это закончится? Их первая программа не была пацифистской. Среди солдат сохранялся оборонительный дух. Более того, Революция даже усилила его, добавив защиту «Революции» к все еще важной защите «Родины». Солдаты обычно считали, что Германия хотела вторгнуться в Россию и превратить ее в периферийное вассальное государство, и они были готовы сражаться, чтобы этого не произошло.Но они были менее воодушевлены борьбой за «Империю», и вскоре они обнаружили, что их стремление к быстрому миру на основе восстановления довоенных границ разделяет Петроградский Совет, совет представителей рабочего класса города во главе с главные лидеры социалистической партии в столице. Антиимпериалистический лозунг «Мир без аннексий и компенсаций» быстро завоевал популярность среди солдат и стал ориентиром их политической программы на оставшуюся часть революционного года.

Революция и война ↑

Таким образом, весной 1917 года на поле боя оставалась настороженная российская армия. Сбои, связанные с революцией и демократизацией, сделали невозможным амбициозное военное планирование в марте и апреле. Планируемое совместное наступление с англичанами и французами пришлось отложить. В апреле либеральный лидер Павел Милюков, ныне министр иностранных дел Временного правительства, устроил скандал, признав, что новое российское правительство не откажется от своих корыстных военных целей, а именно приобретения Турецких проливов.Неистовые уличные демонстрации и вопли протеста солдатских депутатов вынудили Милюкова и военного министра Александра Гучкова (1862-1936) уйти в отставку. На смену Гучкову пришел депутат-социалист Александр Керенский (1881-1970). В мае генерал Алексеев неблагоразумно выступил с речью, в которой заявил, что «мир без аннексий и компенсаций» является «утопической фразой», и был уволен и заменен на посту Верховного главнокомандующего генералом Брусиловым. Новое военное руководство Керенского и Брусилова унаследовало планы летнего наступления, и они продвинулись с этой идеей.Они считали, как и их предшественники, что армия распадается на их глазах в беспорядочной болтовне собраний и выборов, и они считали, что только военные действия могут восстановить чувство цели и дисциплины в войсках. Немцы, счастливые наблюдать, как их восточный противник рушится через революцию, не собирались обеспечивать им это единство, начав наступление. Единственным выходом оказалось начать новое наступление во имя революции. Главным фронтом наступления Брусилов выбрал Галицию, основу своего успеха в прошлом году.Эта операция, так называемое «наступление Керенского», хорошо началось 29 июня 1917 года, но быстро и катастрофически провалилась, когда мятежные войска отказались вторгнуться на территорию врага, а затем обратились к грабежам и разграблению местного гражданского населения. Русская армия, наследница силы, прошедшей от победы к победе над авангардом империи, никогда не выиграет больше битвы. В сентябре 1917 года немецкие войска узнали, насколько далеко упал их противник, когда они начали наступление на латвийский портовый город Ригу, и легко взяли его.

Захват Риги и погружение украинцев в анархию летом 1917 года ясно продемонстрировали, что революция поставила в политическую повестку дня не только конец самодержавия, но и конец империи. Политические предприниматели в приграничных регионах охотно откликнулись на это развитие событий. Поначалу их претензии были скромными: здесь пересмотр районной границы, право вести там обучение на местных языках. Но по мере того, как революция шла к концу, политические требования становились все более смелыми.Идея замены Российской империи федерацией, состоящей из политически равных этнических групп, стала популярной летом, но сочетание продолжающегося русского шовинизма и вечного предписания отложить все важные политические вопросы до созыва конституционного собрания (Учредительное собрание ) после завершения войны заставили многих националистов более открыто настаивать на независимости.

К концу лета 1917 года Российская империя заметно и быстро распадалась.Дезертирство возросло до уровня эпидемии, и армия больше не могла удерживать свои позиции даже против врага, сосредоточившего подавляющее большинство своих войск на другом фронте. Без законной власти и потока вооруженных людей, хлынувших по городам, деревням и городам, закон и порядок исчезли. Российское господство в имперском пространстве ежедневно оспаривалось, а экономика находилась в плачевном состоянии, страдающем от нехватки ключевых средств и безудержной инфляции.

Октябрьская революция ↑

Эти гигантские проблемы было трудно, а в некоторых случаях невозможно решить в разумные сроки, тем более в разгар Великой войны и эпохальной революции.Политические лидеры Временного правительства и Петроградского Совета ежедневно сталкивались с гневом недовольных гражданских лиц, и к лету некоторые даже вслух задавались вопросом на Первом съезде Советов в июне, была ли какая-либо партия достаточно смелой или безрассудной, чтобы взять на себя ответственность за управление автомобилем. События. Тут же поднялся Владимир Ленин (1870-1924) и провозгласил: «Есть такая партия!» [11] Партия Ленина, большевики, пережила грандиозное возрождение своего состояния в 1917 году.С самого начала выступая против войны, они теперь убедительно доказали, что вытащат Россию из войны, если они придут к власти. Они также в полной мере воспользовались антиимпериалистической программой. Действительно, социалистические политики неоднократно осуждали европейские империи на протяжении 1917 года и первыми выступали с лозунгом «национального самоопределения». Несмотря на то, что эта фраза с тех пор стала ассоциироваться с президентом США Вудро Вильсоном (1856-1924), на самом деле именно (в основном меньшевистские) лидеры Петроградского Совета наиболее активно продвигали эту идею и заставили Милюкова принять ее в Объявление войны Временным правительством 9 апреля 1917 г.Вильсон, действительно, не включал национальное самоопределение в качестве цели в свои «Четырнадцать пунктов» в 1918 году и не очень твердо придерживался этой идеи во время Парижской мирной конференции. [12] Большевики полностью поддержали этот антиимперский язык и убедительно убедили солдат и других в том, что они разделяют общие цели мира без аннексий и послевоенной системы, основанной на принципах национального самоопределения.

В ноябре нарастающий крах империи пересекся с возвышением большевиков.По мере того как люди в военной форме все чаще обращались к большевикам и их платформе, то же самое происходило и с ключевыми слоями городского рабочего класса. Осенью 1917 года большевики окончательно утвердили свое господство в городских советах рабочих и солдат и незамедлительно начали выдвигать лозунг «Вся власть Советам», то есть свержение Временного правительства, которое теперь возглавляет Керенский. Премьер-министр. 7 ноября (25 октября по российскому календарю) Ленин, Лев «Леон» Троцкий (1879-1940) и их соотечественники совершили успешный переворот, в результате которого было свергнуто Временное правительство.Примечательно, что переворот был заранее анонсирован самой большевистской газетой Правда. Тот факт, что Временное правительство не могло защитить себя даже с полным предупреждением, было достаточным свидетельством того, что оно потеряло весь авторитет, который оно получило после Февральской революции. После того, как министры были арестованы или обращены в бегство, большевики объявили, что отныне вся власть будет находиться в руках рабочих советов. Хотя поначалу в состав Советов входили представители нескольких социалистических партий, такое состояние продлилось еще несколько месяцев, поскольку большевики вытесняли одну группу за другой из Советов в ожесточенную оппозицию.К моменту перемирия на Западном фронте в ноябре 1918 года Советская Россия фактически была однопартийным государством.

Выход из войны ↑

Переворот был началом, а не концом большевистской революции, и большевистское руководство было сильно ограничено в своих действиях условиями, с которыми Россия столкнулась в конце 1917 года. Безусловно, наиболее важным условием было то, что Великая война продолжалась неослабевающим образом. Ленин пришел к власти на платформе, чтобы вывести Россию из войны, российская армия находилась в упадке, а у Германии был огромный стимул закрыть свой второй фронт, чтобы сосредоточить свои силы на последнем наступлении на западе весной 2003 года. 1918 г.Перемирие было заключено через несколько дней после большевистского переворота, и вскоре после этого в цитадели Брест-Литовска начались мирные переговоры. На этих переговорах было много чего обсудить, в том числе статус независимых украинских переговорщиков, которые прибыли, чтобы представлять интересы украинского парламента (или Рады), но результат никогда не вызывал сомнений. Большевикам пришлось подписать мир, чтобы выжить, и немецкие переговорщики безжалостно использовали этот огромный рычаг, требуя уступки всех старых российских западных окраин и налагая неравноправные торговые сделки со своими соседями.Большевики неожиданно отсрочили неизбежное, начав энергичную дискуссию о значении «национального самоопределения» с ухмыляющимися немецкими и австрийскими дипломатами и поистине радикально заявив, что они оба откажутся от дальнейшей борьбы и откажутся подписывать карательный мир. Немцы называли свой блеф, мчась на восток по железнодорожным путям и захватывая древние русские города, такие как Псков. Они подобрались достаточно близко к Петрограду, чтобы атаковать его бомбардировщиками 27 февраля 1918 года. [13] Из-за отсутствия войск и возможностей советская делегация подписала 3 марта 1918 года Брест-Литовский мирный договор о наказаниях. прекращение участия России в Великой войне.

Брестский мир, однако, не положил конец войне в Восточной Европе. Напротив, боевые действия продолжались и после ноябрьского перемирия и окончательного Версальского мира на западе. В течение нескольких дней после подписания Договора украинские силы, верные украинскому парламенту (Раде) и поддерживаемые немецкой армией, столкнулись с украинскими формированиями из восточного города Харькова при полной поддержке большевистской столицы в Москве. Немецкие войска победили и быстро распространились на восток, дойдя до Ростова-на-Дону и Таганрога на северо-восточной оконечности Азовского моря.Украина получила независимость от России, но только ценой зависимости от Германии. Распад Германии в конце 1918 года поставил Украину в шаткое положение. В 1919 году и большевики, и новое польское правительство разыграли Киев. В то время как поляки добились первоначального успеха, вторжение спровоцировало советско-польскую войну, которая привела Красную армию к окраинам Варшавы в 1920 году. Неудачная попытка взять польскую столицу привела к более всеобъемлющему мирному соглашению в Рижском мирном договоре (1921 года). ).Этот договор установил раздел Украины, после чего Польша забрала Галицию, а Советская Россия - остальное. Хотя украинским националистам не удалось создать независимое государство, другим в регионе повезло больше, поскольку новые государства были созданы в Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве. Поляки и Советы явно были сильнейшими игроками в новой региональной структуре власти. Литовские государственные деятели были вынуждены уступить многие территориальные претензии перед лицом враждебности Польши, а советские войска участвовали в Гражданской войне в Финляндии (1918 г.), которая установила независимость и границы Финляндии.

Территориальная целостность России к востоку от этих национализированных окраин также находилась под сомнением в годы Гражданской войны в России. Весной 1918 года антибольшевистские силы во главе с бывшими имперскими генералами вели ожесточенные стычки с красными войсками по всему югу России. Затем, в мае 1918 года, 35 000 военнопленных, сформированных в «Чешский легион», восстали, путешествуя по Транссибу. Железная дорога. Открытие Сибирского фронта ознаменовало начало общегосударственной гражданской войны.Национальные вопросы были актуальны во многих местах, особенно в Кавказском регионе, где этнические группы боролись за власть с советскими войсками, войсками белых русских, ослабленной Османской империей и отвлеченной Британской империей. После нескольких неудачных попыток создания независимых государств, федераций малых народов и даже общегородских общин в 1920 и 1921 годах регион был советизирован. Аналогичный процесс имел место в Средней Азии. В регионах, густонаселенных этническими русскими, также сильно ощущалось наследие войны.Многие из солдат, дезертировавших в 1917 году, принесли с собой домой свое оружие и вкус к насилию. Большинство сопротивлялось призыву красных и белых сил, но они часто принимали участие в местных столкновениях, в том числе в сотнях мелких стычек между крестьянскими общинами и потенциальными государствами, которые искали их зерна и их преданности. Не красный флаг был символом власти во время гражданской войны. Это был «человек с ружьем». [14]

Заключение ↑

Опыт России в Великой войне был прекрасным примером того, что подразумевается под фразой «Тотальная война.«Это был комплексный опыт, в котором военное, социальное, экономическое и политическое развитие происходило незамедлительно и тесно взаимодействовало на протяжении всего конфликта. На самом деле, может быть ошибкой спрашивать, как это делали поколения ученых, была ли война вызвала или помогла ей вызвать русскую революцию. Начиная с 1914 года, государство и общество были вовлечены в то, что мы могли бы назвать революцией войны, поскольку борьба, экономические трудности, социальные преобразования и политические изменения шли рука об руку, оставляя за собой кровавый след по мере продвижения к неопределенное будущее.


Джошуа А. Сэнборн, колледж Лафайет

Редакторы секции: Борис Колоницкий; Николаус Кацер

Российская Империя | История, факты, флаг, расширение и карта

Российская Империя , историческая империя, основанная 2 ноября (22 октября по старому стилю) 1721 года, когда российский Сенат присвоил Петру I титул императора (императора) всея Руси. Отречение Николая II 15 марта. 1917 год ознаменовал конец империи и ее правящей династии Романовых.

Узнайте о могущественном царском правлении обширной Российской Империи, занимающей одну шестую площади поверхности Земли.

Обзор царского правления в России.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц Посмотреть все видео по этой статье

Империя зародилась, когда русское дворянство искало новую родословную для своей монархии. Они нашли его у молодого боярина (дворянина) Михаила Романова, избранного царем в 1613 году. Ранние Романовы были слабыми монархами. Коронованный в 17 лет, Михаил разделил трон в решающие годы своего правления вместе со своим отцом, патриархом Филаретом.Сын Михаила Алексис вступил на престол в 1645 году в возрасте 16 лет; он находился под сильным влиянием сначала Бориса Ивановича Морозова, а затем патриарха Никона. Федор III, мальчику четырнадцати лет на момент его вступления на престол в 1676 году, также уступил большую власть своим фаворитам. Несмотря на это, все трое были популярными царями, оставившими после себя хорошую репутацию в народе и которых славянофилы 19 века идеализировали как образцовых российских монархов. Власть в этот период обычно находилась в руках лиц, которые по тем или иным причинам оказывали личное влияние на царей.Народное недовольство обычно обращалось против этих фаворитов, а не против самого царя, например, во время городских восстаний (1648–50), приведших к изгнанию Морозова, и великого крестьянского восстания (1670–71) под предводительством казака Стеньки Разина.

Майкл

Майкл, деталь цветной литографии середины XIX века Питера Бореля, основанной на картине XVII века.

Агентство печати «Новости»

Теоретически российская монархия была неограниченной, да и никаких гарантий, юридических или экономических, против произвола царя не было.На практике, однако, степень контроля, который он мог осуществлять над империей, была эффективно ограничена размером страны, неадекватностью администрации и в целом немодернистской концепцией политики. Как следствие, подавляющее большинство жителей редко ощущало на себе тяжелую руку государства, которое ограничивало его собственные полномочия поддержанием порядка и сбором налогов. Некоторые из мнимых подданных царя, такие как жители Сибири и казаки, жили в полностью автономных общинах, лишь номинально подчиняясь царской власти.

Российская Империя

Русская экспансия в Азии.

Encyclopædia Britannica, Inc.

Российская Федерация | Программа «Шелковый путь»

Россия в своих современных политических границах связана с северным ответвлением Шелкового пути, в непосредственной близости от так называемого «евразийского степного коридора», простирающегося от озера Байкал до озера Балатон. Сюда входят или примыкают земли вдоль южной границы Российской Федерации, а именно южная Сибирь, юго-западная Сибирь, южный Урал и Нижняя Волга, степи Предкавказья и Черного моря, Кавказ и Дагестан.

Влияние Шелкового пути на развитие этих территорий определяется степенью их вовлеченности в разработку древнего торгового пути. Дагестан, Кавказ, Нижний Дон, Калмыкия, территория вокруг Азовского моря и Таманский полуостров - все это территории, через которые проходит Шелковый путь. Поволжье - это место, где Шелковый путь пересекается с Великим Волжским путем, еще одной евразийской торговой артерией. Земли Южной Сибири, Юго-Западной Сибири и Южного Урала были вовлечены в систему экономических связей с регионами, через которые пролегал Шелковый путь.Существуют вещественные доказательства Шелкового пути в Кавказском регионе в виде города Дербента и его крепостных построек, внесенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Сегодня Дербент - самый древний город на территории Российской Федерации и единственный древний восточный город, настоящий узел на линии Каспийского пути и живой комплекс действующих памятников разных эпох. Помимо этих памятников, вся система стен Дербента (6-8 вв.) Образует границу между Южным и Северным Кавказом.

Башенные сооружения Северного Кавказа можно рассматривать как памятники Великого шелкового пути. Башни представляют собой сложные архитектурные сооружения, которые начали появляться в период позднего средневековья и до сих пор сохранялись как семейные жилища (с начала двадцатого века, согласно семейным воспоминаниям), и их можно найти по всему высокогорью Большого Кавказа. .

Верховья и притоки реки Кубань интересны с точки зрения изображения Шелкового пути с памятниками Западной Алании, особенно церквями Зеленчук, Сенти и Шоана, а также древними поселениями Нижнего Архыз и Хумара.В Эрмитаже хранятся шелковые ткани из Мощевой Балки - прямое доказательство прохода Великого Шелкового пути в верховьях реки Большая Лаба.

Территории к северу от российского Черного моря, Таманского полуострова, области вокруг Азовского моря и Нижнего Дона знаменуют собой конец северокавказского ответвления Шелкового пути. Особого внимания заслуживают памятники в начале морского пути через Черноморские проливы в южную Европу: в устье Дона - Азовское море (древнегреческая колония Танаис, генуэзский - Капа) и Анапа (исторический Синдика, древнегреческая Горгиппия, генуэзская Мапа и стратегическая крепость Османской империи Анапа).Таманский полуостров, богатый историческими памятниками, в том числе, в частности, на месте современной Тамани, легендарной Тмутаракани (древняя Гермонасса, столица хазар, Самкерт, столица с X по XII век славянского княжества Адыгея). а впоследствии генуэзско-турецкая колония).

Черноморское побережье Кавказа и Республики Адыгея (вместе с территориями Краснодарского края) также является завершающим участком северокавказского ответвления Шелкового пути.Чтобы понять, что эта территория является частью связей между Кавказом и Средиземным морем, было бы полезно рассмотреть дольмены, памятники бронзового века с эквивалентами в странах Средиземноморья и Западной Европы, а также христианские церкви и крепости, свидетельствующие о существовании Византийское присутствие. В Поволжье материальные следы торговых путей представляют собой остатки городов Золотой Орды - городища Машаик (Хаджитархан), Селитряное (Сарай), Царевское (Сарай аль-Джадид), Водянское (Гулистан). , Увекское (Укек), Болгарское (Болгар), Билярское (Биляр) и Казанское (Казань), а также караван-сараев в северных регионах Каспия, от поселка Селитряное через плато Уст-Юрт до Ургенча (ныне Конья-Ургенч ( Туркменистан)), а также клады монет и многочисленные находки изделий и предметов восточного происхождения (от шелка, фарфора и селадона до стеклянной посуды, золотых и серебряных украшений).После падения Улуса Джучи (пятнадцатый век) маршрут практически прекратил свое существование.

В южной Сибири, которая является северным регионом Шелкового пути, не было постоянной концентрации караванной торговли (или оседлых торговых поселений, караван-сараев и т. Д.), Как это было в Восточном Туркестане и центральных оазисах Средней Азии. Чаще материальные археологические следы присутствия этого региона в системе Шелкового пути представляют собой отдельные находки импортных товаров для культурной элиты (зеркала, монеты, драгоценности и т. Д.) Или отражения внешнего влияния, включенного в местную культурную традицию.

Специфические этнокультурные и этнорелигиозные особенности региона, цивилизационные признаки культурных провинций характеризуются этнографическими памятниками и событиями. К ним относятся музейные коллекции, реконструкции (этнопарки, музеи под открытым небом и т. Д.), Места отправления культа и местные святыни, религиозные учреждения (действующие церкви, монастыри, мечети, синагоги и т. Д.) И этнические фестивали, национальные праздники. праздники и гимнастика. Цивилизационная специфика регионов (областей) с внешними культурными влияниями, включенными в местные традиции и этнографические явления, демонстрирует масштаб влияния Шелкового пути на развитие территорий, позволяя проследить его значение во многих составляющих материальной и духовной культуры населения. сообщества, проживающие сегодня в южных регионах Российской Федерации.

Эти люди сами являются частью наследия, сохраняя традиции, которые более или менее восходят к временам Великого шелкового пути. Вы можете найти следы прошлого в сегодняшней культуре, если потрудитесь поискать.

С наследием, характерным для связи территорий России и Великого Шелкового пути, можно познакомиться на месте его зарождения или в музейных собраниях. В этом отношении значимые экспозиции представлены не только в региональных музеях, но и, конечно, в центральных музеях, таких как Государственный Эрмитаж, Русский этнографический музей и Государственный музей истории религии, Этнографический музей Петра Великого и др. Антропология (Кунсткамера) РАН, Азиатский музей в Санкт-Петербурге, Государственный исторический музей и Государственный музей искусства народов Востока в Москве.

Москва и Санкт-Петербург, которые с точки зрения генетики или транспортного сообщения не связаны с историческими торговыми путями Великого Шелкового пути или с дорогами, окружающими этот маршрут, занимают важное место в культурном и идеологическом отношении в представлении наследия. этого легендарного торгового пути. Музеи, исследовательские и образовательные учреждения в этих столицах богаты материалами, изображающими Шелковый путь как исторический и социокультурный феномен.

Обзор

- Конвенции и связанные с ними соглашения


Конвенция

Навигационный права, границы территориального моря, экономическая юрисдикция, правовой статус ресурсов на морском дне за пределами национальной юрисдикции, проход судов через узкие проливы, сохранение и управление живыми морскими ресурсами, защита морской среды, режим морских исследований и многое другое. уникальная особенность, обязательная процедура урегулирования споров между государствами - это одна из важных особенностей договора.Короче говоря, Конвенция это беспрецедентная попытка международного сообщества регулировать все аспекты ресурсов моря и использования океана, и, таким образом, стабильный порядок в самом источнике жизни человечества.

"Возможно наиболее значительный правовой инструмент этого века », - так Соединенные Штаты Генсек ООН описал договор после его подписания. Конвенция был принят как «Пакетная сделка», чтобы быть принятым как единое целое во всех его запчасти без оговорок по любому аспекту.Подписание Конвенции Правительства берут на себя обязательство не предпринимать никаких действий, которые могли бы нанести ущерб его объекты и цели. Ратификация Конвенции или присоединение к ней выражает согласие государства на обязательность его положений. Конвенция вступила в 16 ноября 1994 года, через год после того, как Гайана стала 60-м государством, присоединившимся к к нему.

через земного шара, правительства предприняли шаги, чтобы приблизить свои обширные районы прилегающий океан в пределах их юрисдикции.Они предпринимают шаги к упражнениям свои права на соседние моря, чтобы оценить ресурсы своих вод и на дне континентального шельфа. Практика государств почти во всех уважение осуществлялось в соответствии с Конвенцией, особенно после его вступления в силу и его быстрого принятия международного сообщества в качестве основы для всех действий, касающихся Мирового океана и морское право.

The определение территориального моря избавило от противоречивых требований.Судоходство по территориальному морю и узким проливам теперь основано на правовых нормах. принципы. Прибрежные государства уже пожинают плоды предоставления у них обширные экономические права на 200-мильную зону вдоль их берегов. В право стран, не имеющих выхода к морю, на доступ к морю и от моря теперь оговорено однозначно. Право на проведение морских научных исследований теперь основано на принятые принципы, и их нельзя безосновательно отрицать. Уже установлено и функционируют Международный орган по морскому дну, который организует и контролирует деятельность в глубоководных районах морского дна за пределами действия национальной юрисдикции с целью управление его ресурсами; а также Международный трибунал по праву моря, который обладает компетенцией разрешать споры, связанные с океаном, возникающие из применение или толкование Конвенции.

Шире понимание Конвенции принесет еще более широкое применение. Стабильность обещает порядок и гармоничное развитие. Однако часть XI, в которой добыча полезных ископаемых, лежащих на дне океана, за пределами регулируемых государством океанические районы, известные как международная зона морского дна, имели вызвали много опасений, особенно в промышленно развитых странах. В Генеральный секретарь в попытке добиться всеобщего участия в Конвенция инициировала серию неофициальных консультаций между государствами с целью для решения этих проблемных областей.Консультации успешно проведены в Июль 1998 г., Соглашение о выполнении Части XI Соглашение. Соглашение, которое является частью Конвенции, теперь считается проложили путь для всех государств стать участниками Конвенции.

Настройка Пределы

The спор о том, кто контролирует океаны, вероятно, восходит к тем временам, когда Египтяне первыми совершили плавание по Средиземному морю на папирусных плотах.С годами и столетий, большие и малые страны, обладающие огромными океанскими флотами или небольшие рыболовные флотилии, богатые рыболовные угодья недалеко от берега или глядя на далекие урожаи, все соперничали за право называть длинные отрезки океаны и моря свои.

Конфликт претензии, даже экстравагантные, по поводу океанов не были новостью. В 1494 году два года после первой экспедиции Христофора Колумба в Америку Папа Александр VI встретился с представителями двух великих морских держав того времени - Испании и Португалия - и аккуратно поделила между собой Атлантический океан.Папская булла дала Испания все к западу от линии, которую Папа провел по Атлантике и Португалии. все к востоку от него. На этом основании Тихий океан и Мексиканский залив были признан испанским, а Португалии - Южной Атлантикой и Индийский океан.

Раньше Конвенция по морскому праву могла бы решить проблему эксплуатации богатства в открытом море, права судоходства, экономическая юрисдикция или любой другой неотложный вопрос, он должен был столкнуться с одной большой и основной проблемой - установка лимитов.Все остальное будет зависеть от четкого определения линии разделяя национальные и международные воды. Хотя право прибрежного Государство полностью контролирует полосу воды вдоль своей береговой линии - территориальное море - давно признано в международном праве, вплоть до Третья Конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву, государства не видели глаз чтобы оценить, насколько узким или широким должен быть этот пояс.

В начале конференции государства, сохранявшие традиционные претензий на территориальное море протяженностью три мили насчитывалось всего 25.Шестьдесят шесть страны к тому времени заявили о 12-мильной границе территориального моря. Пятнадцать других требовал от 4 до 10 миль, и одна оставшаяся основная группа из восьми государств заявлено 200 морских миль.

Традиционно, небольшие государства и те, которые не имеют больших океанских военно-морских сил или торговых флоты предпочитали широкое территориальное море, чтобы защитить свои прибрежные воды от нарушений со стороны тех государств, которые это сделали. Военно-морские и морские державы, на с другой стороны, стремились максимально ограничить территориальное море, чтобы защищать свободу передвижения своего флота.

Как работа Конференции продолжалась, движение к 12-мильному территориальному море получило более широкое и со временем всеобщее признание. В рамках этого предела государства в принципе свободны обеспечивать соблюдение любого закона, регулировать любое использование и эксплуатировать любые ресурс.

The Конвенция сохраняет за военно-морскими и торговыми судами право «невиновных» проход "через территориальные моря прибрежного государства. Это означает, что для Например, японское судно, забирающее нефть из стран Персидского залива, не будет совершить объезд на 3000 миль, чтобы избежать территориального моря Индонезии, при условии, что проход не причиняет вреда Индонезии и не угрожает ее безопасности или нарушать ее законы.

В в дополнение к их праву обеспечивать соблюдение любого закона в своих территориальных водах, прибрежные государства также уполномочены осуществлять определенные права в области за пределами территориальное море, простирающееся на 24 морских мили от их берегов, для цель предотвращения определенных нарушений и обеспечения соблюдения полномочий полиции. Эта зона, известная как "прилежащая зона", может использоваться береговой охраной или ее военно-морской эквивалент преследования и, при необходимости, ареста и задержания подозреваемого в употреблении наркотиков контрабандистов, нелегальных иммигрантов и лиц, уклоняющихся от уплаты налогов или налогов, нарушающих законы прибрежное государство на его территории или в территориальном море.

The Конвенция также содержит новую особенность в международном праве - режим для архипелажных государств (таких государств, как Филиппины и Индонезия, которые состоит из группы близко расположенных островов). Для этих государств территориальные море - это 12-мильная зона, простирающаяся от линии, соединяющей самые удаленные точки крайних островов группы, находящихся в непосредственной близости друг от друга. Воды между островами объявлены архипелажными водами, где корабли все государства пользуются правом мирного прохода.В этих водах государства могут устанавливать морские пути и воздушные пути, на которых все корабли и самолеты имеют право быстрого и беспрепятственного проезда.

Назад к содержанию

Навигация

Возможно ни один другой вопрос не считался жизненно важным и не представлялся переговорщикам Конвенция по морскому праву с такими же трудностями, как и навигационная прав.

Страны обычно претендовали на какую-то часть морей по ту сторону своих берегов как часть свою территорию, как зону защиты, которую необходимо патрулировать от контрабандистов, военные корабли и другие злоумышленники.По своему происхождению основание претензии прибрежного В государствах морской пояс был принцип защиты; в течение в семнадцатом и восемнадцатом веках постепенно развился еще один принцип: протяженность этого пояса должна измеряться мощностью прибрежной полосы. государь, чтобы контролировать область.

В восемнадцатого века так называемое правило "пушечного выстрела" получило широкое распространение. принятие в Европе. Прибрежные государства должны были осуществлять господство над своими территориальных морей, поскольку снаряды могли быть запущены из пушки, основанной на берег.По мнению некоторых ученых, в восемнадцатом веке диапазон наземные пушки составляли примерно одну морскую лигу или три морских мили. Считается, что на основе этой формулы разработаны традиционные трехмильный предел территориального моря.

Автор в конце 1960-х годов постепенно наметилась тенденция к 12-мильному территориальному морю. во всем мире, причем подавляющее большинство стран заявляют о суверенитете до этого предела в сторону моря. Однако основные морские и военно-морские державы держались трехмильный предел в территориальных водах, в первую очередь потому, что ограничение в 12 миль будет эффективно перекрыть и поставить под национальный суверенитет более 100 проливов используется для международной навигации.

А 12-мильное территориальное море перейдет под национальную юрисдикцию прибрежных стран. Государственные стратегические проходы, такие как Гибралтарский пролив (8 миль шириной и только открытый выход к Средиземному морю), Малаккский пролив (20 миль шириной и основной морской путь между Тихим и Индийским океанами), Ормузский пролив (21 миля в ширину и единственный проход в нефтедобывающие районы государств Персидского залива) и Баб-эль-Мандеб (14 миль в ширину, соединяющий Индийский океан с Красным морем).

В Третья Конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву, проблема прохода через проливы расположили основные военно-морские державы по одну сторону и прибрежные государства контролируя узкие проливы с другой стороны. Соединенные Штаты и Советский Союз настаивал на свободном проходе через проливы, фактически давая проливам такие же правовой статус международных вод открытого моря. Прибрежные Штаты, обеспокоены тем, что проход иностранных военных кораблей так близко к их берегам может вызвать угроза их национальной безопасности и, возможно, вовлечение их в конфликты между вне держав отклонил это требование.

Вместо этого, прибрежные государства настаивали на обозначении проливов как территориальных морей и были готовы предоставить иностранным военным кораблям только право "невиновных" отрывок ", термин, который обычно означает отрывок" не наносит ущерб миру, порядку или безопасности прибрежного государства ". крупные военно-морские державы отвергли эту концепцию, поскольку в соответствии с международным правом подводная лодка, осуществляющая свое право мирного прохода, например, должна была бы всплыть и показать свой флаг - неприемлемый риск для безопасности в глазах военно-морского флота. Полномочия.Также мирный пролет не гарантирует воздушным судам иностранных государств. право пролета над водами, где гарантируется только такой пролет.

В Фактически, проблема прохода через проливы была одной из первых движущих сил позади Третьей Конференции Организации Объединенных Наций по морскому праву, когда в начале 1967, Соединенные Штаты и Советский Союз предложили другим странам-членам Организации Объединенных Наций провести международную конференцию по особенно с запутанными проблемами проливов, пролета, ширины территориальное море и рыболовство.

The Компромисс, появившийся в Конвенции, - это новая концепция, сочетающая в себе юридически признанные положения мирного прохода через территориальные воды и свобода судоходства в открытом море. Новое понятие «транзит» проезд », требовались уступки с обеих сторон.

The режим транзитного прохода сохраняет международный статус проливов и дает военно-морским державам право беспрепятственного судоходства и пролета над они настаивали.Однако суда и суда, проходящие транзитом, должны соблюдать международные правила безопасности мореплавания, гражданской авиации контроль и запрещение загрязнения с судов и условий, в которых и воздушные суда следуют без задержек и без остановок, за исключением терпящих бедствие ситуаций и что они воздерживаются от любой угрозы силой или ее применения против прибрежное государство. Во всем, кроме кратковременного судоходства, проливы считаться частью территориального моря прибрежного государства.

Назад к содержанию

Эксклюзивный Экономическая зона

The исключительная экономическая зона (ИЭЗ) - одна из самых революционных черт Конвенции, и тот, который уже оказал глубокое влияние на руководство и сохранение ресурсов Мирового океана. Проще говоря, он распознает право прибрежных государств на юрисдикцию над ресурсами около 38 миллионов квадратные морские мили океанского пространства.Прибрежное государство имеет право эксплуатировать, разрабатывать, управлять и сохранять все ресурсы - рыбу или нефть, газ или гравий, конкреции или сера - их можно найти в водах, на дне океана и в недрах области, простирающейся на 200 миль от его берега.

The ИЭЗ действительно щедрый дар. Около 87 процентов всех известных и оценочные запасы углеводородов под водой подпадают под некоторые национальные юрисдикция в результате. То же самое будет почти со всеми известными и потенциальными офшорами минеральные ресурсы, за исключением минеральных ресурсов (в основном марганцевые конкреции и металлические корки) глубоководного дна океана за пределами национальных границ.И что угодно ценность конкреций, это другие неживые ресурсы, такие как углеводороды, которые представляют собой доступные в настоящее время и легко эксплуатируемые богатство.

The наиболее прибыльными рыболовными угодьями также являются преимущественно прибрежные воды. Это потому что самые богатые пастбища фитопланктона находятся в пределах 200 миль от континентальные массы. Фитопланктон, основная пища рыб, выращивается глубина течениями и океанскими потоками в их сильнейших у суши, и поднятие холодных вод при сильных морских ветрах.

The желание прибрежных государств контролировать вылов рыбы в прилегающих водах было основная движущая сила создания ИЭЗ. Рыбалка, прототип надомная промышленность перед Второй мировой войной чрезвычайно выросла за счет 1950-е и 1960-е годы. Пятнадцать миллионов тонн в 1938 году, мировой улов рыбы составлял 86 миллионов тонн в 1989 году. Больше не владение одинокого рыбака, курсирующего по морю в деревянное дау, рыбалка, чтобы быть конкурентоспособным на мировых рынках, теперь требует армад заводских рыболовных судов, способных месяцами находиться в море вдали от родных берега и несут сложное оборудование для слежения за добычей.

The особый интерес прибрежных государств к сохранению и управлению рыболовство в прилегающих водах было впервые признано в Конвенции 1958 г. Рыболовство и сохранение живых ресурсов открытого моря. Что Конвенция позволяла прибрежным государствам принимать «односторонние меры» сохранение в том, что тогда было открытым морем, прилегающим к их территориальным воды. Требовалось, чтобы если за шесть месяцев предварительных переговоров с иностранным рыболовецкие страны не смогли найти формулы для обмена, прибрежное государство могли навязать условия.Но все же правила были беспорядочными, процедуры неопределенными, а права и обязанности - паутина путаницы. В целом эти правила были никогда не реализовывался.

The требование о 200-мильном оффшорном суверенитете, сделанное Перу, Чили и Эквадором в конец 1940-х - начало 1950-х годов был вызван их желанием защитить от иностранных рыбаки богатые воды течения Гумбольдта (более или менее совпадающего с 200-мильный морской пояс. Этот предел был включен в Сантьяго. Декларация 1952 г., подтвержденная другими латиноамериканскими государствами, присоединившимися к три в Декларации Монтевидео и Лимы 1970 года.Идея суверенитета над прибрежными ресурсами продолжали укрепляться.

Как давно используемые рыболовные угодья начали показывать признаки истощения, поскольку корабли заходили в промысловые воды местных рыбаков по традиции, как соревнования увеличился, так же как и конфликт. Только с 1974 по 1979 год насчитывалось около 20 споры по поводу трески, анчоусов или тунца и других видов между, например, Соединенное Королевство и Исландия, Марокко и Испания, а также США и Перу.

А затем была оффшорная нефть.

The Третья Конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву была открыта вскоре после Октябрь 1973 года арабо-израильская война. Последующее нефтяное эмбарго и стремительный рост Цены только усилили озабоченность по поводу контроля над морскими запасами нефти. Уже сейчас значительные объемы нефти поступают с морских объектов: 376 миллиона из 483 миллионов тонн, произведенных на Ближнем Востоке в 1973 году; 431 миллион баррелей в день в Нигерии, 141 миллион баррелей в Малайзии, 246 миллионов баррелей в Индонезии.И все это с учетом лишь 2% континентального шельфа. исследовал. Ясно, что повсюду была надежда на удачное открытие и потенциал для защиты.

Сегодня, Преимущества, которые приносят ИЭЗ, более очевидны. Уже 86 прибрежных Государства имеют экономическую юрисдикцию до 200 миль. В результате почти 99 процентов мирового рыболовства в настоящее время подпадают под юрисдикцию той или иной страны. Кроме того, большая часть мировой добычи нефти и газа приходится на шельф.Много других морские ресурсы также подпадают под контроль прибрежных государств. Это обеспечивает давно необходимая возможность для рациональной, хорошо управляемой эксплуатации под гарантированным власть.

Фигурки на известные морские запасы нефти в настоящее время составляет от 240 до 300 миллиардов тонн. Добыча из этих запасов составила чуть более 25% от добычи. общий объем мирового производства в 1996 году. По оценкам экспертов, из 150 стран с оффшорные юрисдикции, более 100, многие из которых являются развивающимися странами, имеют средние к прекрасным перспективам поиска и разработки новых месторождений нефти и газа.

Это очевидно, что это государства-архипелаги и крупные народы, наделенные долгой историей. береговые линии, которые естественным образом приобретают наибольшие площади в режиме ИЭЗ. Среди основными бенефициарами режима ИЭЗ являются США, Франция, Индонезия, Новая Зеландия, Австралия и Российская Федерация.

Но с исключительными правами приходят обязанности и обязательства. Например, Конвенция поощряет оптимальное использование рыбных запасов без риска истощения. из-за перелова.Каждое прибрежное государство должно определить общую допустимую улов для каждого вида рыб в пределах своей экономической зоны, а также оценить его урожайность и то, что она может и не может уловить сама. Прибрежные государства обязаны предоставить доступ другим, особенно соседним государствам и страны, не имеющие выхода к морю, к избытку допустимого улова. Такой доступ должен быть сделано в соответствии с мерами по сохранению, установленными в законах и правила прибрежного государства.

Прибрежный Государства имеют некоторые другие обязательства, включая принятие мер по предотвращать и ограничивать загрязнение и содействовать морским научным исследованиям в свои ИЭЗ.

Назад к содержанию

Континенталь Полка

В В древние времена мореплавание и рыболовство были основными видами использования морей. Как мужчина прогрессирует, в некоторых случаях привлекается технологиями и продвигает эту технологию в других случаях, чтобы удовлетворить его потребности, богатая щедрость других ресурсов и применения были найдены под волнами на дне океана и под ним - полезные ископаемые, природный газ, нефть, песок и гравий, алмазы и золото.Что должно быть степень юрисдикции прибрежного государства над этими ресурсами? Где и как следует ли провести линии, разделяющие их континентальные шельфы? Как должен эти ресурсы эксплуатировать? Это были одни из важных вопросов, стоящих перед юристов, ученых и дипломатов, собравшихся в Нью-Йорке в 1973 г. Третья конференция.

Дано реальных и потенциальных богатств континентального шельфа, естественно, была схватка странами, чтобы отстоять права на шельф.Быстро возникли две трудности. Государства с естественно широкий шельф имел основания для их претензий, но геологически обездоленные могут вообще не иметь полки. Последние были не готовы принять геологическую дискриминацию. Кроме того, не было согласованного метода того, как определять внешние границы шельфа, и возникла опасность претензий на континентальные шельфы чрезмерно расширены - настолько, что в конечном итоге разделятся все дно океана среди таких полок.

Хотя многие государства начали требовать обширную юрисдикцию в отношении континентального шельфа с тех пор, как В провозглашении Трумэна 1945 г. эти государства не использовали термин "континентальный". полка »в том же смысле.Фактически, выражение стало не более чем удобная формула, охватывающая множество титулов или притязаний на морское дно и недра, прилегающие к территориальным морям государств. В середине 1950-х гг. Комиссия международного права предприняла ряд попыток определить «континентальный шельф» и юрисдикция прибрежного государства над его ресурсами.

В 1958 г., первая Конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву приняла определение, принятое Комиссией международного права, в котором континентальный шельф, включающий «морское дно и недра подводных районов. примыкает к берегу, но за пределами территориального моря, на глубину 200 метров или, сверх этого предела, туда, где глубина вышележащих вод допускает эксплуатацию природных ресурсов указанных территорий ».

Уже, когда началась Третья Конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву, был достигнут твердый консенсус в пользу расширения контроля прибрежных государств над ресурсы океана до 200 миль от берега, так что внешний предел совпадает с ИЭЗ. Но Конференция должна была удовлетворить требования государств с помощью географический шельф, простирающийся за 200 миль для более широкой экономической юрисдикции.

The Конвенция разрешает противоречивые утверждения, интерпретации и методы измерения. установив 200-мильный предел ИЭЗ в качестве границы континентального шельфа для освоение морского дна и недр для удовлетворения геологически неблагополучных слоев населения.Это удовлетворили те народы более широким шельфом - около 30 государств, в том числе Аргентина, Австралия, Канада, Индия, Мадагаскар, Мексика, Шри-Ланка и Франция. в отношении своих заморских владений - давая им возможность установление границы, выходящей на расстояние 350 миль от их берегов или дальше, в зависимости от определенных геологических критериев.

Таким образом, континентальный шельф прибрежного государства включает морское дно и его недра которые выходят за пределы его территориального моря по всей естественной продление своей сухопутной территории до внешней границы материковой окраины, или на расстояние 200 миль от исходных линий, от которых территориальное море измеряется там, где внешний край материковой окраины не простирается вверх на это расстояние.

В в случаях, когда континентальная окраина простирается более чем на 200 миль, страны могут требовать юрисдикцию до 350 миль от базовой линии или 100 миль от 2500 метровой глубины, в зависимости от определенных критериев, таких как толщина осадочного депозиты. Эти права не повлияют на правовой статус вод или воздушного пространства над континентальным шельфом.

Чтобы уравновесить расширение континентального шельфа, прибрежные государства также должны внести свой вклад в систему распределения доходов, полученных от эксплуатации полезные ископаемые за пределами 200 миль.Эти платежи или взносы - из которых развивающиеся страны, которые являются чистыми импортерами данного минерала, освобождены - подлежат справедливому распределению между государствами-участниками Конвенции через Международный орган по морскому дну.

Для контроля требований, выходящих за пределы 200 миль, Комиссия по лимитам континентального шельфа. прибрежные государства и сделать рекомендации

Назад к содержанию

глубокий Добыча морского дна

глубокий разработка морского дна - это огромная проблема, которую можно сравнить со стоянием на Небоскреб Нью-Йорка в ветреный день пытается собирать шарики с улица внизу с пылесосом, прикрепленным к длинному шлангу.

Горное дело пройдет на глубине более пятнадцати тысяч футов открытого океана, за тысячи миль от суши. Ожидается, что шахтёрские корабли останутся на стоянке пять лет подряд, работая без остановки, и переносить морское дно минералы они переносят во вспомогательные сосуды.

В В центре спора были марганцевые узелки размером с картофель, обнаруженные на глубокое дно океана и содержащее ряд важных металлов и минералов.

Вкл. 13 марта 1874 года, где-то между Гавайями и Таити, экипаж британской исследовательское судно HMS Challenger, на первом большом океанографическом экспедиция современности, вытащенная с глубины 15 600 футов тралом содержащие первые известные месторождения марганцевых конкреций. Анализ образцы в 1891 году показали, что конкреции Тихого океана содержат важные металлы, особенно никель, медь и кобальт. Последующий отбор образцов показал, что конкреции были многочисленны в глубоководных районах Тихого океана.

В 1950-х годов потенциал этих месторождений как источников никеля, меди и кобальтовая руда была наконец оценена по достоинству. В период с 1958 по 1968 годы многочисленные компании приступили к серьезным поискам конкреционных полей для оценки их экономической потенциал. К 1974 году, через 100 лет после взятия первых проб, все было хорошо. установили, что широкая полоса морского дна между Мексикой и Гавайями и несколько градусов к северу от экватора (так называемая зона Кларион Клиппертон) была буквально вымощены конкрециями на площади более 1.35 млн кв. миль.

В 1970 Генеральная Ассамблея ООН объявила ресурсы морского дна. за пределами национальной юрисдикции быть "общим достоянием человечества ". В течение 12 лет с тех пор, до 1982 года, когда Конвенция о праве моря была принята на вооружение, ничто так не проверяло способности дипломатов из различных уголках мира, чтобы достичь точки соприкосновения, чем цель сохранения это общее наследие и в то же время извлекать из него выгоду.

Назад к содержанию

Режим эксплуатации

Имея установлено, что ресурсы морского дна выходят за пределы национальных юрисдикция являются общим достоянием человечества, составители договора столкнулись с вопрос о том, кто должен добывать полезные ископаемые и по каким правилам. Развитые страны придерживались мнения, что ресурсы должны эксплуатироваться в коммерческих целях горнодобывающие компании в консорциумах и что международный орган должен предоставить лицензии этим компаниям.Развивающиеся страны возражали против этого взгляда на основание того, что ресурс уникален и принадлежит всему человечеству, и что наиболее подходящий способ извлечь из этого выгоду для международного сообщества, чтобы создать государственное предприятие по разработке международного морского дна область.

Таким образом, спектр предложений исходил от "слабого" международного авторитета, отмечая претензии и взимая плату, на «сильную» с эксклюзивной права на добычу полезных ископаемых на территории общего наследия с участием только государств или частных групп как посчитал нужным.Найденное решение заключалось в том, чтобы сделать возможным как общественность, так и частные предприятия с одной стороны и коллективные горнодобывающие предприятия с другой - так называемая «параллельная система».

Это сложная система, хотя и в значительной степени упрощенная Соглашением по Части XI, находится в ведении Международного органа по морскому дну со штаб-квартирой на Ямайке. Власть разделена на три главных органа: Ассамблея, состоящая из все члены Власти с полномочиями определять общую политику, совет, с полномочия принимать исполнительные решения, состоит из 36 членов, избранных из числа члены Управления и секретариат, возглавляемый генеральным секретарем.

Назад к содержанию

Технологический Перспективы

К сожалению, дорога на рынок долгая, трудная и дорогая. Узелки лежат от двух до трех миль - около 5 километров - вниз, в черной как смоль воде, где давление превышает 7000 фунтов на квадратный дюйм, а температура близка к нулю. Многие из дно океана заполнено коварными холмами и долинами. Соответствующий глубоководный Технологии добычи полезных ископаемых должны быть разработаны с учетом этих условий.

Многие системы майнинга были опробованы, и некоторые из них оказались более перспективными, чем другие. Некоторое время эрлифт земснарядов с гидроприводом и непрерывная Ковшевая система считалась многообещающим ответом на дилемму горнодобывающей промышленности. Другая система, так называемая система шаттла, предполагает отправку удаленного управляемая машина, похожая на Жюля Верна, с телевизионными "глазами" и мощные огни, чтобы ползать по дну океана, поглощать и раздавливать узелки и всплыть со своим уловом.

Сегодня, ковшовая система непрерывного действия, в которой пустые ковши опускаются на дно океана и позже поднялся, частично заполнен конкрециями, был отброшен из-за низкой скорости восстановления. Система шаттлов была отложена, потому что ее эксплуатационные и инвестиционные затраты намного превышали затраты на более традиционные подходы. Тем не менее, эта система считается технологией будущего. Таким образом, в настоящее время основное внимание уделяется методу гидравлического всасывания и земснаряда.Но есть необходимо решить ряд технологических проблем, прежде чем он будет готов для коммерческого применения.

Хранение устойчивое положение судна, поскольку судно не может встать на якорь на высоте 5 км над уровнем моря пола и убедитесь, что труба не сломалась или эвакуационная машина не потерялся и не застрял навсегда на дне океана - одна из многих головных болей участвует в разработке необходимой технологии для коммерческой эксплуатации.

Извлечение металлы из конкреций - это совсем другая задача.Все согласны с тем, что этот этап будет самым дорогим, пусть даже на начальном этапе инвестирования. Однако технологически переработка не представляет такой большой проблемы, как восстановление марганцевых узелков. Это потому, что считается, что двое методы обработки наземных руд - термические и химические разделение металлов - также применимо к ресурсам морского дна.

Потому что из-за своей пористой природы извлеченные конкреции удерживают большое количество воды.Нагревать поэтому обработка потребует большого количества энергии, чтобы высушить конкреции до извлечения металлов. По этой причине некоторые считают что химические методы окажутся наиболее эффективными и наименее затратными.

Кроме того, переработка будет включать такие отходы, что специальные бесплодные участки должны быть найдены для проведения операций. Тем не менее, другие считают, что экономическая жизнеспособность добычи полезных ископаемых на морском дне будет значительно улучшена, если будет разработан метод обработки конкреции в море, экономия огромных затрат энергии, связанных с переносом конкреций наземным перерабатывающим предприятиям.

Назад к содержанию

Вопрос о всеобщем участии в Конвенции

Перспективы для добычи полезных ископаемых на морском дне в значительной степени зависят от рыночных условий для металлы будут производиться из конкреций морского дна. Пока одна из движущих сил за Конвенцией по морскому праву стояла преобладающая вера в 1970-х годов, когда коммерческая разработка морского дна была неизбежна, сегодня перспективы по сути дорогостоящие процессы разработки морского дна значительно отступили с изменение экономических и других условий с начала 1980-х гг.Действительно, некоторые эксперты прогнозируют, что коммерческие операции по добыче полезных ископаемых вряд ли начнутся до тех пор, пока хорошо после 2000 года.

А ряд важных политических и экономических изменений произошел в 10 лет, прошедших с момента принятия Конвенции, некоторые непосредственно затрагивающие положения Конвенции о глубоководной разработке морского дна, другие затрагивающие международные отношения в целом. Между тем преобладающая экономическая прогноз, на котором строился режим разработки морского дна, не сбылся.

The Конвенция по морскому праву обещает упорядоченный и справедливый режим или система для управления всеми видами использования моря. Но это клуб, который нужно присоединиться, чтобы полностью разделить выгоды. Конвенция - нравится другие договоры - создает права только для тех, кто становится его участниками и тем самым принимает свои обязательства, за исключением положений, которые применяются ко всем Государства, потому что они либо просто подтверждают существующее обычное право, либо становятся обычное право.

Однако как говорится в преамбуле, Конвенция исходит из того, что проблемы океанического пространства тесно взаимосвязаны и должны рассматриваться как единое целое. Стремление к всеобъемлющей Конвенции возникло из признания того, что традиционное морское право распадалось, и международное сообщество нельзя ожидать последовательного поведения без диалога, переговоры и договоренности.

В В этом контексте необходимо подчеркнуть, что Конвенция была принята как «комплексное соглашение», прежде всего с одной целью, а именно всеобщее участие в Конвенции.Ни одно государство не может утверждать, что оно добилось всего, чего хотели. Тем не менее, каждое государство извлекает выгоду из положений Конвенции и уверенность, которую он установил в международном праве в отношении права море. Он определил права, подчеркнув при этом обязательства, которые должны быть выполняется для того, чтобы воспользоваться этими правами. Любая тенденция к тренировкам эти права без соблюдения соответствующих обязательств или в отношении осуществление прав, несовместимых с Конвенцией, должно рассматриваться как наносящее ущерб к универсальному режиму, установленному Конвенцией.

The принятие Соглашения по Части XI устранило эту угрозу. Почти со всеми Присоединившиеся государства, даже на временной основе, ожидающие ратификации или присоединением к Конвенции угроза для Конвенции была устранена. Соглашение, в частности, устранило те препятствия, которые мешали промышленно развитые страны от присоединения к Конвенции. Те же страны ратифицировали Конвенцию или представили ее для внутреннего законодательные процедуры.Еще важнее их активное участие в институты, созданные Конвенцией, и их решительная поддержка режим, содержащийся в нем.

Назад к содержанию

Пионер Инвесторы

The Подготовительная комиссия Международного органа по морскому дну и Международный трибунал по морскому праву был учрежден до вступление в силу Конвенции, чтобы подготовиться к созданию как учреждения.Подготовительная комиссия приступила к выполнению временный режим, принятый Третьей Конференцией Организации Объединенных Наций по праву Море, предназначенное для защиты тех государств или субъектов, которые уже сделали большой инвестиции в разработку морского дна. Этот так называемый режим защиты инвесторов-первопроходцев позволяет государству или консорциуму горнодобывающих компаний спонсироваться государством, быть зарегистрированным в качестве первоначального инвестора. Регистрационные резервы на Пионер Инвестор конкретный рудник, на котором зарегистрированный инвестор может исследуют, но не эксплуатируют марганцевые конкреции.Зарегистрированные инвесторы также обязан исследовать шахту, зарезервированную для Предприятия, и предпринять другие обязательства, включая предоставление обучения лицам, которые будут назначены Подготовительной комиссией.

The Подготовительная комиссия зарегистрировала семь первоначальных вкладчиков: Китай, Франция, Индия, Япония, Республика Корея и Российская Федерация, а также консорциум, известный как Совместная организация Interoceanmetal (IMO). С Действующая конвенция и функционирование Международного органа по морскому дну, эти первоначальные инвесторы станут подрядчиками в соответствии с условиями, содержащимися в Конвенции и Соглашения, а также правил, установленных Международный орган по морскому дну.

Назад к содержанию

Защита морской среды

Тор Хейердал, плывя по Атлантике на своем плоту из папируса Ра, нашел капли масла, смолы. и пластмассы простираются от побережья Африки до Южной Америки. Части Балтийское, Средиземное и Черное моря уже настолько загрязнены, что морская жизнь под серьезной угрозой. А мусор, сброшенный в Тихий и Атлантический океаны, выброшено на берег Антарктиды.

В США, длинные участки пляжей часто закрываются из-за медицинских и другие отходы, вымываемые на берегу. И каждый раз нефтяной танкер участвует в несчастный случай, пульс мира немного учащается из-за страха перед крупной катастрофой, В Фактически, каждый раз, когда танкер чистит свои танки в море, каждый раз, когда завод направляет токсичные остатки в прибрежные воды или город удобно сбрасывают неочищенные сточные воды в море, каждый раз, когда СТО меняет масло в автомобиле и заливает отработанное масло попадает в канализацию, океаны становятся более загрязненными.В конце концов, как опасаются ученые, регенеративная способность океанов будет снижена. подавлены количеством загрязнения, которому подвергается человек. Признаки таких катастрофы отчетливо наблюдаются во многих морях, особенно вдоль сильно заселенные побережья и замкнутые или полузамкнутые моря.

Есть шесть основных источников загрязнения океана, рассматриваемых в Конвенции: наземные и прибрежная деятельность; бурение континентального шельфа; потенциальная разработка морского дна; сброс в океан; загрязнение с судов; и загрязнение от или через Атмосфера.

The Конвенция устанавливает, прежде всего, фундаментальное обязательство всех государств защищать и сохранять морскую среду. Он также настоятельно призывает все государства сотрудничать на глобальном и региональном уровнях в разработке правил и стандартов и в противном случае примите меры с той же целью.

Прибрежный Государства уполномочены обеспечивать соблюдение своих национальных стандартов и борьбы с загрязнением меры в пределах их территориального моря. Каждому прибрежному государству дается юрисдикция по защите и сохранению морской среды его ИЭЗ.Такая юрисдикция позволяет прибрежным государствам контролировать, предотвращать и сокращать загрязнение морской среды от свалок, наземных источников или деятельности на морском дне в национальную юрисдикцию, из атмосферы или через нее. В отношении к загрязнение морской среды с иностранных судов, прибрежные государства могут осуществлять юрисдикцию только для обеспечения соблюдения законов и постановлений, принятых в соответствии с Конвенции или для «общепринятых международных правил и стандарты ". Такие правила и стандарты, многие из которых уже действуют, принимаются через компетентную международную организацию, а именно Международная морская организация (ИМО).

Вкл. с другой стороны, это обязанность «государства флага», государства, где судно зарегистрировано и под флагом которого оно плавает, чтобы обеспечить соблюдение правил, принятых для контроль загрязнения морской среды с судов, независимо от того, где нарушение имеет место. Это служит гарантией соблюдения международных правил, особенно в водах за пределами национальной юрисдикции прибрежного государства, то есть в открытом море.

Кроме того, Конвенция наделяет "государство порта" или Укажите место назначения корабля.При этом он включил метод разработаны в других конвенциях для обеспечения выполнения договорных обязательств, касающихся со стандартами судоходства, морской безопасности и предотвращения загрязнения. Государство порта может обеспечить соблюдение любого типа международных правил или национальных правил, принятых в соответствие с Конвенцией или применимыми международными правилами в качестве условия для захода иностранных судов в их порты или внутренние воды или для позвонить в их оффшорные терминалы.Это уже стало существенным фактором в усилении международных стандартов.

Наконец, что касается международного района морского дна, Международный морской Орган власти через Совет наделен широкими дискреционными полномочиями для оценки потенциальное воздействие на окружающую среду данной операции глубоководной добычи полезных ископаемых, рекомендовать изменения, формулировать правила и положения, устанавливать мониторинг запрограммировать и рекомендовать вынесение Советом экстренных приказов для предотвращения серьезный экологический ущерб.Государства несут ответственность за любой причиненный ущерб. либо их собственным предприятием, либо подрядчиками, находящимися под их юрисдикцией.

С с течением времени участие Организации Объединенных Наций в области морского права расширяется по мере того, как растет осознание того, что не только проблемы океана, но и глобальные проблемы в целом взаимосвязаны. Уже на Конференции Организации Объединенных Наций 1992 г. Окружающая среда и развитие (ЮНСЕД), состоявшаяся в Рио-де-Жанейро, Бразилия, в 1992 г. уделял большое внимание защите и сохранению окружающей среды океанов в гармонии с рациональным использованием и развитием их живые ресурсы, тем самым устанавливая концепцию "устойчивого развития », воплощенного в Повестке дня на XXI век, программе действий, принятой на Конференция.

The необходимость борьбы с деградацией и истощением рыбных запасов, как в зоны под национальной юрисдикцией и в открытом море и его причины, такие как перелов и избыточные промысловые мощности, прилов и выбросы рыбы были одним из повторяющиеся темы в процессе реализации программы действий принят в Рио-де-Жанейро.

В в этом отношении одним из наиболее важных результатов конференции был созыв межправительственной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций с цель разрешения старого конфликта между прибрежными государствами и далекими водами рыболовные государства, имеющие в этих районах запасы трансграничных и далеко мигрирующих рыб. рядом с исключительными экономическими зонами протяженностью 200 морских миль.Эта конференция приняла Соглашение 1995 года о трансзональных рыбных запасах и далеко мигрирующих рыбах. Stocks, который вводит ряд инновационных мер, в частности, в область защиты окружающей среды и ресурсов, обязывающая государства принять осторожный подход к эксплуатации рыболовства и наделение расширенных полномочий государства порта для обеспечения надлежащего управления рыбными ресурсами.

Назад к содержанию

Морской Научные исследования

С расширение территориального моря до 12 миль и установление новая 200-мильная ИЭЗ, территория, открытая для неограниченных научных исследований, была ограниченный.Таким образом, Конвенция должна уравновесить опасения крупных исследований. Государства, в основном развитые страны, которые видели какие-либо ограничения прибрежных государств на исследования как ограничение традиционной свободы, которое не только отрицательно влияют на развитие науки, но также отрицают ее потенциальную пользу для всех страны в таких областях, как прогнозирование погоды и изучение воздействия океана течения и природные силы, действующие на дне океана.

Вкл. с другой стороны, многие развивающиеся страны стали крайне настороженно относиться к возможность использования научных экспедиций в качестве прикрытия для разведки собирательство или экономическая выгода, особенно в относительно неизведанных областях, научные исследования давали знания, имеющие потенциальное экономическое значение.

The развивающиеся страны потребовали «предварительного согласия» прибрежного государства на все научные исследования на континентальном шельфе и в ИЭЗ. В развитые страны предложили дать прибрежным государствам "предварительный уведомление »об исследовательских проектах, которые будут проводиться на континентальной шельф и в пределах ИЭЗ, а также для обмена любыми данными, относящимися к оффшорным ресурсам.

The заключительные положения Конвенции представляют собой уступку со стороны развитые государства.Юрисдикция прибрежного государства в пределах его территориального моря сохраняется абсолютный. В ИЭЗ и в случаях, связанных с исследованиями в континентальной на шельфе прибрежное государство должно дать свое предварительное согласие. исследование в мирных целях должно быть разрешено "в обычном обстоятельства "и" не должны откладываться или отрицаться необоснованно ", за исключением определенных особых обстоятельств, указанных в Конвенции. В если запрашивается согласие прибрежного государства, и такое государство не отвечает в течение шести месяцев с даты запроса прибрежное государство считается безоговорочно дали свое согласие.Эти последние положения были предназначены для избежать длительных бюрократических проволочек и частых обременительных разногласий в правила прибрежного государства.

Назад к содержанию

Поселок споров

Положения для урегулирования споров, возникающих из международного договора, часто содержится в отдельном факультативном протоколе. Стороны договора могут выбрать быть связанными этими положениями или не принимать или не принимать Протокол.Конвенция по морскому праву уникальна тем, что механизм урегулирование споров заложено в документ, что делает его обязательным для сторон Конвенции пройти процедуру урегулирования в случае спор с другой стороной.

Во время при разработке Конвенции некоторые страны в принципе возражали против обязательное урегулирование должно быть принято третьими сторонами судьями или арбитрами, настаивая на что вопросы лучше всего могут быть решены путем прямых переговоров между государствами без требуя, чтобы они привлекали посторонних.Другие, указывая на историю неудачных переговоры и давние споры, часто приводящие к применению силы, утверждали что единственный верный шанс для мирного урегулирования заключается в готовности Государства заранее обязывают себя подчиняться решениям судебных органов.

Что в результате переговоров возникла комбинация двух подходов, рассматриваемых многими как ориентир в международном праве.

Если прямые переговоры между сторонами не удается, Конвенция дает им выбор между четыре процедуры - некоторые новые, некоторые старые: передача спора в Международный трибунал по морскому праву, решение Международного Суд, подчинение обязательным процедурам международного арбитража или представление в специальные арбитражные суды, специализирующиеся на конкретных видах споры.Все эти процедуры предполагают обязательное урегулирование третьей стороной, в который агент, кроме непосредственно вовлеченных сторон, выносит решение что стороны заранее обязались уважать.

The единственное исключение из этих положений сделано для деликатных дел, связанных с национальный суверенитет. В таких обстоятельствах стороны обязаны представить их спор в согласительную комиссию, но они не будут связаны никакими решение или заключение комиссии.Возникшее в результате моральное давление утверждалось как убедительные и адекватные для обеспечения соответствия выводам. В Конвенция также содержит так называемые «необязательные исключения», которые могут быть указывается в момент подписания, ратификации или присоединения страны к Конвенции, или в любое более позднее время. Государство может заявить, что оно предпочитает не быть связанным одним или больше обязательных процедур, если они связаны с существующей морской границей споры, военная деятельность или вопросы, обсуждаемые в Организации Объединенных Наций Советник по безопасности.

Споры деятельность над морским дном будет разрешена в арбитражном суде, состоящем из 11 участников по спорам о морском дне. Палата Международного трибунала по морскому праву. Камера обладает обязательной юрисдикцией в отношении всех таких конфликтов, независимо от того, в них участвуют государства, Международный орган по морскому дну или компании или частные лица, имеющие морское дно контракты на добычу полезных ископаемых.


The Организация Объединенных Наций и морское право

Во всем годы, начиная с работы Комитета по морскому дну в 1968 году и позже в течение девяти лет Третьей Конференции Организации Объединенных Наций по праву моря, Организация Объединенных Наций активно участвовала в поощрении и руководство разработкой и возможным принятием Конвенции по морскому праву.Сегодня он продолжает участвовать в этом процессе, отслеживая развитие событий по мере того, как они связаны с Конвенцией и оказанием помощи государствам, когда их называют для, либо в процессе ратификации, либо в процессе реализации.

The цель Организации - помочь государствам лучше понять и реализовать Конвенции с целью использования их морских ресурсов в окружающей среде относительно свободен от конфликтов и способствует развитию, сохраняя правила закона в Мировом океане.

В в этом контексте Отдел по вопросам океана и морскому праву (ДОАЛОС) Управление по правовым вопросам Организации Объединенных Наций помогает координировать Деятельность и программы организации в области морского дела. это активно помогает и консультирует государства по вопросам интеграции морского сектора. при планировании своего развития. Он также отвечает на запросы информации и консультации по правовым, экономическим и политическим аспектам Конвенции и ее последствия для государств.Такая информация используется государствами во время процесс ратификации, в управлении морским сектором их экономики и в разработке национальной политики использования моря.

The Организация Объединенных Наций также оказывает помощь двум недавно созданным учреждениям - Международный орган по морскому дну и Международный трибунал по праву Море.


Будущее

The вступление в силу Конвенции вместе с расширенной юрисдикцией, новые области деятельности и более широкое использование Мирового океана, будут продолжать противодействовать все государства с важными проблемами.Эти проблемы будут включать в себя то, как подать заявку новые положения в соответствии с буквой и духом Конвенции, как гармонизировать с ним национальное законодательство и как выполнять взятые на себя обязательства возлагается на государства в соответствии с Конвенцией.

Другой основная задача будет заключаться в предоставлении необходимой помощи, в частности развивающиеся государства, чтобы позволить им пользоваться своими правами приобрел под новый режим. Например, очень многие государства, в которых создали свои ИЭЗ, в настоящее время не в состоянии реализовать все свои права и выполнять обязанности в соответствии с Конвенцией.Разграничение ИЭЗ, обследование его территории, его мониторинг, использование его ресурсов и, вообще говоря, его управление и развитие - это долгосрочные усилия за пределами настоящих и, возможно, ближайших возможностей большинства развивающихся страны.

The Организация Объединенных Наций будет продолжать играть важную роль в мониторинге, сбор информации и отчетность о государственной практике в внедрение нового правового режима.Он также будет играть важную роль в играть в освещении деятельности государств и соответствующих международных организации по морским делам, а также об основных тенденциях и событиях. Этот информация будет большим подспорьем для государств в принятии и ратификации Конвенции, а также ее скорейшего вступления в силу и выполнение.

А ряд новых обязанностей ложится на Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. К ним относятся хранение карт и координат, показывающих морской границ прибрежных государств и обслуживания Комиссии по границам Континентальный шельф. Генеральному секретарю также предлагается созывать заседания. государств-участников избрать членов Международного трибунала по праву моря и принять его бюджет.Встречи государств-участников также могут быть призвали к обзорной конференции, посвященной положениям о глубоководной разработке морского дна. или для внесения поправок в Конвенцию.

The Организация Объединенных Наций будет продолжать укреплять сотрудничество, которое наладилось. за последние два десятилетия среди организаций системы Организации Объединенных Наций занимается морскими делами. Такое тесное сотрудничество принесет большую пользу Государств, поскольку это позволит избежать дублирования и частичного совпадения действий.Было бы также помогают координировать междисциплинарную деятельность, связанную с управлением морского дела.

С по прошествии времени участие Организации Объединенных Наций в морском праве ожидается, что он будет расширяться по мере повышения осведомленности о том, что не только проблемы океана, но и глобальные проблемы в целом взаимосвязаны.

Сравнение царской Российской империи и Советской империи

По сравнению с другими империями на протяжении всей истории СССР был исключением.Правители Советского Союза рассматривали империю и империализм в идеологических терминах как «высшую и последнюю стадию капитализма». Согласно этому ленинскому определению Советский Союз не считал себя империей, а вместо этого его лидеры яростно осуждали империализм, осуществляемый его врагами и конкурентами: капиталистическими государствами. Несмотря на собственные мучения из-за того, что его идентифицировали как империю, Советский Союз действительно был таковой. Хотя значение слова «империя» со временем изменилось, для целей данной статьи определение империи означает великую державу, государство, правящее огромными территориями и людьми, оказывающее значительное влияние на мировую историю. цивилизации.По мере изучения характеристик Советского Союза растет поддержка взглядов на СССР как на империю.

Советский Союз возник после революции 1917 года. Правительство царской Российской империи было свергнуто местными советами во главе с большевиками. Большевики пытались заменить Российскую империю коммунистической, в которой социализм сделает национализм устаревшим и на его месте возникнет наднациональная имперская идеология. Тем не менее, возвращаясь к проблеме «империи», Советский Союз явно сохранял командный контроль над многоэтническими и многоязыковыми обществами, который превосходил масштабы предыдущей Российской Империи.Возникает вопрос: был ли СССР Российской империей? Первый аспект, который следует принять во внимание, заключается в том, был ли СССР продолжением российской империалистической державы или между ними двумя можно провести внутреннее различие. Следует обратить внимание на то, что подразумевается под «русской идентичностью и национальностью, ее формированием и изменением во времени». Как только это будет учтено, в данной статье мы перейдем к ответу на вопрос: СССР действительно был империей, существенно отличной от предыдущей, и, таким образом, СССР не был Российской империей.

Фокусом будет конец царской Российской империи и начало советской империи. Несомненно, империи меняются со временем, и Российская империя, и Советская империя развивались на протяжении всего своего существования. Таким образом, чтобы провести сравнение, в этой статье будут рассмотрены две империи на пике их могущества и влияния. Поскольку власть является наиболее важным элементом империи, источники власти имеют большое значение для анализа двух империй.Источники власти, как определил Манн (1992), являются военными, политическими, экономическими, культурными / идеологическими, геополитическими и демографическими. Аргументы этой статьи продолжаются следующим образом. Во-первых, будут обсуждаться идеологические / культурные аспекты империй, чтобы установить имперский этос. Также значительное внимание будет уделено вопросу идентичности и национальности. Далее будут рассмотрены формы, в которых империи осуществляли военную, политическую и экономическую власть, чтобы усилить различие в мотивах и стремлениях.После этого демографическая структура и геополитическая сфера влияния будут рассмотрены, чтобы показать, что Советская империя, в отличие от империи царской России, набирала этнические кадры со своей периферии и имела геополитическое влияние, намного превосходящее влияние имперской России. Наконец, обзор упомянутых моментов будет сделан, чтобы сделать вывод о том, что СССР действительно отличался от Российской империи, хотя некоторые элементы Российской империи присутствовали, особенно после того, как СССР претерпел изменения на протяжении многих лет.

Царская Россия началась с правления первого царя Ивана IV «Грозного» (1533-1584 гг.) До правления последнего царя России Николая II (1894-1917 гг.). То, что должно было быть «русским», претерпело изменения в течение тех лет, когда люди ощущали преобладающие комплексы культурной неполноценности. Триумфальный успех в восемнадцатом веке в войне и дипломатии ослабил культурную неполноценность, обеспечив чувство безопасности и уверенности в себе. Однако девятнадцатый век принес российскому государству меньший успех, и уязвимость вернулась.

Русская культура во многом объясняется ее уникальным географическим положением, которое является своего рода промежуточным звеном между Европой и Азией. Это осознание привело к глубокой амбивалентности национальной психологии, принявшей форму экзистенциальной неопределенности между Азией и Западом. Геополитическое образование Российской империи полностью сформировалось к XIX веку. Доминирующая часть находилась в Азии, и имперская идентичность России была глубоко пронизана осознанием ее положения на Востоке.

С тех пор, как Московия стала географическим центром нового политического образования во время правления Ивана Грозного, изолированные и ксенофобные русские отрицательно относились к иностранцам, поскольку они не признавали единую истинную веру Православия. Революция, устроенная Петром Великим (1682-1725 гг.), Резко изменила взгляды в результате «европеизации» российского общества, означавшего, что Россия была или должна быть европейской страной. Самовосприятие России как европейца способствовало имперскому менталитету внутреннего культурного превосходства над Востоком.Довольно безразличное отношение Европы к новому статусу России как «европейской страны» привело к тому, что Россия обнаружила свою «европейскость» в Азии. Формирование русской идентичности стало в значительной степени процессом изображения европейского Другого из русского я и, соответственно, Другого, от которого Россия должна быть спасена. Нежелание Европы принять Россию как свою страну способствовало поиску Россией своего места и идентичности в Азии. Однако евразийство не получило широкой поддержки ни в международном эмигрантском сообществе, ни в Советском Союзе.Механизм в своем первоначальном виде не пережил даже Вторую мировую войну.

Спор о русской национальной идентичности не имел реального места в единой коммунистической идеологии Советского Союза. Отношения с Западом больше не имели значения географически, а имели марксистское значение; это было прогрессивное рабочее государство против реакционного капиталистического мира. Советы определили нацию как синоним народа, и определение Сталина требовало выполнения следующих критериев: все члены имеют общие экономические условия, общий язык, одинаковую территорию и схожее мировоззрение (культура и национальный характер).Коммунизм, господствующая идеология СССР, был отходом от идеологии Российской Империи.

Нерусский национализм был главным образом ответом на царское угнетение. Процесс коренизации (коренизация) обратился к положительным психологическим потребностям национализма. Местные кадры заставили бы Советскую власть казаться коренной, а не внешней имперской позицией России. Советская политика действительно способствовала самобытной национальной идентичности и национальному самосознанию нерусского населения.Видение заключалось в мирном сосуществовании различных национальных идентичностей, из которого возникнет общесоюзная социалистическая культура, которая заменит ранее существовавшие национальные культуры. Советское центральное государство не идентифицировало себя как русское, и русские были вынуждены нести бремя империи, подавляя свои национальные интересы и отождествляя себя с вненациональной империей. Это проистекает из задачи большевиков продвигать интернационализм, а не разделять национальные идентичности.

Часто проводят параллели между Петром I и Сталиным (например, использование деспотических методов для мобилизации людей и ресурсов в целях экономической модернизации и военной мощи), но такие сравнения ограничены.В то время как во время правления Петра Россия становилась все более открытой для западных идей и иммигрантов, политика Сталина создала автаркическое, монолитное и ксенофобное общество, максимально закрытое для внешних влияний. Дальнейшие параллели можно увидеть в экономическом контексте, в котором действовали Александр II и Михаил Горбачев. Оба правителя были либеральными модернизаторами с ключевым элементом освобождения экономического потенциала людей от крепостничества и командной экономики. Хотя в обоих случаях было частичное внедрение капиталистических принципов, либеральные экономические ценности не вызвали особого интереса, и возник глубокий страх перед их влиянием на политическую стабильность.В результате возникли серьезные препятствия на пути развития свободного рынка земли и труда.

В то время как обе империи были экономически аграрными империями, СССР прошел программу индустриализации, которая была важным компонентом его нового статуса в мире как «сверхдержавы». Российская империя характеризовалась только как аграрная экономика, но СССР достиг статуса крупной промышленной державы. Эпоха Брежнева была отмечена быстрой урбанизацией, и СССР был отмечен универсальными признаками индустриального общества: сокращением низкостатусных рабочих мест и резким увеличением высокостатусных.Это удовлетворение ограниченной вертикальной мобильностью было главной причиной стабильности советской системы.

Политическая стабильность в обеих империях (до 1860-х и 1980-х годов соответственно) зависела от способности авторитарного режима создавать атмосферу страха, инерции и незаинтересованности общества в политике. Можно провести дальнейшие параллели между московским государством XVI века и сталинским СССР. Модернизация и конкуренция с Западом требовали открытия и, следовательно, усвоения западных ценностей и менталитета.Глядя на политическую историю имперской России, можно увидеть стремление объединить западные либеральные принципы с авторитарными царскими традициями. Однако отрицание советским режимом преемственности с царским прошлым привело к неудивительно быстрому краху советской системы правления после введения Горбачевым западных принципов права и демократии.

Что можно сказать, так это то, что Советский Союз был не столько Российской Империей, сколько Московской Империей. Все решения принимала Москва, и это вызывало недовольство старой московской элитой.Проблема в СССР заключалась не в концентрации власти наверху, а в очевидном разрастании промежуточного звена и относительной слабости нижнего и высшего звеньев. В то время как экономическая реформа повысила престиж и влияние первого и третьего уровней, второй уровень был понижен. Хотя ядром советского государства была коммунистическая партия и, следовательно, ее правящая элита, в царской России не было подобного типа супербюрократии.

призывников-крестьян составляли основу военной мощи Императорской России.Российская армия приобрела большой авторитет для себя и для России в целом, сыграв большую роль в разгроме союзников Наполеона в 1812-1814 гг. Напротив, Советский Союз использовал механизированную армию, которая намного превосходила таковую в Императорской России. Во время Второй мировой войны Советы смогли испытать высокий уровень индустриализации и механизации, что еще больше укрепило статус СССР как сверхдержавы. В военном и экономическом плане царская Россия испытала лишь часть великой державы Советского Союза.

Как вкратце упоминалось ранее, Россия занимает уникальное положение, будучи средним звеном между Азией и Европой. География - одна из причин, почему Россия стоит в некоторой степени особняком и изолирована по сравнению с историей других империй. Обширная низменная русская равнина делает ее географию скорее азиатской, чем европейской. Несмотря на резкий контраст с географией Европы, тот факт, что Россия находится на границе с Европой, делает ее также частью Европы. Русская земля была плохой базой для империи, поскольку ее центр не мог поддерживать большое население и был удален от международных торговых путей, как морских, так и сухопутных.Однако это означало, что Россия была регионом, в котором не было преобладающей угрозы завоевания, но вместо этого регион в целом первоначально испытывал небольшое сопротивление своему продвижению. Экспансия в европейские западные и северные приграничные районы выросла из опасений за безопасность политического и экономического центра империи. Это сердце было одинаковым для обеих империй с центром в Москве и Санкт-Петербурге, что делало их геополитический состав весьма схожим.

Однако, если принять во внимание геополитическое влияние, царская Россия не приблизилась к тому контролю, который осуществляла советская империя.Во время Второй мировой войны Сталин и Гитлер согласовали секретные протоколы августа-сентября 1939 года. Таким образом, к июню 1940 года власть СССР расширилась, и в состав СССР вошли новые Советские Социалистические республики: Карелия, Эстония, Латвия, Литва и Молдова. Северная Буковина и восточная Польша также вошли в состав Украинской и Белорусской республик. Во время холодной войны у Советского Союза было множество государств-клиентов, то есть страны, которые экономически, политически и / или в военном отношении зависят от другого государства, обычно великой державы (СССР vs.США). Такие отношения двусторонние и обычно выгодные, с взаимными, хотя и разными обязательствами. В число клиентов или доверенных лиц Советского Союза входили многие страны Варшавского договора, а также Сирия, Ирак, Ливия, Эфиопия, Египет, Куба и т. Д. Эти страны находились под сильным влиянием советской военной мощи и экономической мощи.

При царской империи Россия была огромной страной. Он простирался от Центральной Европы до Тихого океана, заслужив титул самой большой страны в мире.Финляндия и большая часть Польши упали к ее границам, как и древние христианские королевства Армения и Грузия, а также мусульманские эмираты Бухара и Хива. Несмотря на свою большую территорию, Императорская Россия не могла сравниться с великим геополитическим влиянием Советского Союза и не превзойти его. В то время как оба были сильны в Азии и Европе, контроль СССР распространился на регионы по всему миру. СССР использовал неформальную власть в действительно глобальном масштабе, к которой царская Россия даже близко не подходила.

Демографическая мощь двух империй также сильно различалась.Целью российского империализма было построение государства и безопасность, а не религиозный мессианизм. Конквест включал в себя назначение местной элиты в состав российской администрации и приведение местных законов и экономических процедур в соответствие с общероссийской практикой. Царизм установил новый государственный порядок, который включал новые правила, налогообложение и законы, а также наложил крепостное право на общества в определенных регионах, которые мало контактировали с сильными государственными структурами. Политика заключалась в том, чтобы по возможности навязывать единый образ жизни всем царским подданным.Несмотря на отсутствие национальной политики, царская Россия действовала с постоянным осознанием этнических и религиозных различий. Например, царские чиновники считали белорусов и украинцев частью великой русской нации и, таким образом, решительно препятствовали использованию славянских языков западных провинций.

Возникшее советское государство было одновременно федеративным (по крайней мере, по названию и теории) и основанным на этнических политических единицах. Такие национальности, как евреи, армяне, украинцы, действительно пользовались экстерриториальными привилегиями, такими как наличие собственных школ и деятельность в республиках других национальностей.Ожидание, что уступки национальному принципу приведут к консолидации этничности, а не к ее исчезновению, было правильным для более крупных национальностей. Советский Союз был скорее «инкубатором новых наций», чем «плавильным котлом». Таким образом, СССР был первым в истории государством, сформированным из этнических политических единиц; псевдофедеративное государство, которое устранило политический суверенитет национальностей и гарантировало им территориальную идентичность, образовательные и культурные учреждения на их родном языке, а также продвижение местных кадров на руководящие должности.Однако правление Сталина приняло суровые меры против такой национальной политики внутри СССР и вместо этого стремилось оправдать необходимость гомогенизации Советского Союза в рамках великорусской культуры, что привело к насилию против «бывших людей». В разгар Большого террора в 1937-1938 годах была принята оборонительная внешнеполитическая позиция, которая в конечном итоге привела к этническим чисткам, массовым арестам и казням представителей диаспор СССР, которые теперь считались `` нелояльными '' просто на основании их национальной принадлежности один.

Анализ источников власти в царской Российской империи и Советском Союзе показывает, что на самом деле СССР был империей, отличной от Российской империи. СССР был сформирован, основан на другой идеологии замены капитализма социализмом, а затем и коммунизмом, и правил ею. Таким образом, стержнем советского государства была Коммунистическая партия. Царская Россия существовала исключительно как аграрная империя, в то время как СССР подвергся масштабной индустриализации, которая позволила крупномасштабное производство и статус военной и экономической сверхдержавы.Демографические основы были другими, поскольку в царской России не было (псевдо) федеративной системы, как в СССР. Различные геополитические императивы означали, что СССР оказывал влияние в глобальном масштабе, чего не имела царская Россия, даже несмотря на то, что обе империи включали в свою власть огромные территории. Несмотря на наличие схожих характеристик в обеих империях, особенно видимых в ходе их эволюции, СССР не был явным продолжением империи царской России и был отдельной империей в мировой истории.


Фрай, Майкл Г. (2002). Руководство по международным отношениям и дипломатии . Лондон; Нью-Йорк: Континуум.

Хаф, Дж. (1997). Демократизация и революция в СССР 1985–1991 . Вашингтон, округ Колумбия: Брукинг-институт.

Кенез, П. (1999). История Советского Союза от начала до конца. Издательство Кембриджского университета.

Ливен, Д. (2000). Империя: Российская Империя и ее соперники . Лондон: Джон Мюррей.

Манн М. (1992). Источники социальной власти , Том 1. Издательство Кембриджского университета.

Мартин, Т. (2001). Империя позитивных действий . Итака: Издательство Корнельского университета.

Нойман, И. (1996). Россия и идея Европы: исследование идентичности и международных отношений . Лондон: Рутледж.

Resis, A. (1981). «Сферы влияния в советской военной дипломатии». Журнал современной истории , Vol.53, No. 3, pp. 417-439.

Ржевский, Н. (2001). Современная русская культура. Издательство Кембриджского университета.

Саймон, Г. (1991). Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе . Боулдер: Вествью.

Слезкин Ю. (1994). «СССР как коммунальная квартира, или как социалистическое государство продвигало этнический партикуляризм», Slavic Review 53 (2).

Суни, Р. (1998, ). Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.


1.) Слезкин Ю. «СССР как коммунальная квартира, или как социалистическое государство продвигало этнический партикуляризм», Slavic Review 53 (2), 1994: с.421.

2.) Ливен, Империя, Лондон: Джон Мюррей, 2000, Предисловие.

3.) Саймон, Г. Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе, Боулдер: Вествью, 1991, с. 135.

4.) Манн М. Источники социальной власти, Том 1, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1992.

5.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, Оксфорд: Oxford University Press, 1998. Хронология, с. 507.

6.) Ливен, Империя, 2000, стр. 220-1.

7.) Ржевский Н. (ред.) Современная русская культура, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2001, стр. 57-8.

8.) Ржевский Н.П. 66.

9.) Ржевский Н. С. 69-74.

10.) Нойман, И. Россия и идея Европы: исследование идентичности и международных отношений, Лондон: Routledge, 1996, гл.3, стр. 38.

11.) Ржевский Н.П. 79.

12.) Ржевский Н.П. 80.

13.) Саймон, Г. Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе, Боулдер: Вествью, 1991, с. 14.

14.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, Итака: Cornell University Press, 2001, гл. 1, стр. 12.

15.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, стр. 20.

16.) Ливен, Империя, 2000, стр. 300.

17.) Ливен, Империя, 2000, стр.301.

18.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985–1991, Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукинга, 1997, с. 32.

19.) Ливен, Империя, 2000, стр. 301-2.

20.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985–1991, с. 56.

21.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985-1991 гг., Стр. 56-7.

22.) Ливен, Империя, 2000, стр. 268.

23.) Кенез, Питер. История Советского Союза от начала до конца, Cambridge University Press: 1999, стр.89-96.

24.) Ливен, Империя, 2000, стр. 202.

25.) Ливен, Империя, 2000, стр. 203.

26.) Ливен, Империя, 2000, стр. 204.

27.) Ливен, Империя, 2000, стр. 206-7.

28.) Ливен, Империя, 2000, стр. 214.

29.) Резис, Альберт. «Сферы влияния в советской военной дипломатии». Журнал современной истории, Vol. 53, No. 3 (сентябрь 1981 г.), стр. 417-439.

30.) Фрай, Майкл Г. Руководство по международным отношениям и дипломатии, Лондон; Нью-Йорк: Continuum 2002, стр.9.

31.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, Оксфорд: Oxford University Press, 1998, с. 3.

32.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с. 24.

33.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, стр. 25-6.

34.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с. 87.

35.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с.101.

36.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, Итака: Издательство Корнельского университета, 2001, гл. 1, стр. 26-7.

Фрай, Майкл Г. (2002). Руководство по международным отношениям и дипломатии . Лондон; Нью-Йорк: Континуум.

Хаф, Дж. (1997). Демократизация и революция в СССР 1985–1991 . Вашингтон, округ Колумбия: Брукинг-институт.

Кенез, П. (1999). История Советского Союза от начала до конца. Издательство Кембриджского университета.

Ливен, Д. (2000). Империя: Российская Империя и ее соперники . Лондон: Джон Мюррей.

Манн М. (1992). Источники социальной власти , Том 1. Издательство Кембриджского университета.

Мартин, Т. (2001). Империя позитивных действий . Итака: Издательство Корнельского университета.

Нойман, И. (1996). Россия и идея Европы: исследование идентичности и международных отношений . Лондон: Рутледж.

Resis, A. (1981). «Сферы влияния в советской военной дипломатии». Журнал современной истории , Vol. 53, No. 3, pp. 417-439.

Ржевский, Н. (2001). Современная русская культура. Издательство Кембриджского университета.

Саймон, Г. (1991). Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе . Боулдер: Вествью.

Слезкин Ю. (1994). «СССР как коммунальная квартира, или как социалистическое государство продвигало этнический партикуляризм», Slavic Review 53 (2).

Суни, Р. (1998, ). Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.


Примечания

1.) Слезкин Ю. «СССР как коммунальная квартира, или как социалистическое государство продвигало этнический партикуляризм», Slavic Review 53 (2), 1994: с.421.

2.) Ливен, Империя, Лондон: Джон Мюррей, 2000, Предисловие.

3.) Саймон, Г. Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе, Боулдер: Вествью, 1991, с.135.

4.) Манн М. Источники социальной власти, Том 1, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1992.

5.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, Оксфорд: Oxford University Press, 1998. Хронология, с. 507.

6.) Ливен, Империя, 2000, стр. 220-1.

7.) Ржевский Н. (ред.) Современная русская культура, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2001, стр. 57-8.

8.) Ржевский Н.П. 66.

9.) Ржевский Н.С. 69-74.

10.) Нойман, И. Россия и идея Европы: исследование идентичности и международных отношений, Лондон: Routledge, 1996, гл. 3, стр. 38.

11.) Ржевский Н.П. 79.

12.) Ржевский Н.П. 80.

13.) Саймон, Г. Национализм и политика в отношении национальностей в Советском Союзе, Боулдер: Вествью, 1991, с. 14.

14.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, Итака: Cornell University Press, 2001, гл. 1, стр. 12.

15.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, стр. 20.

16.) Ливен, Империя, 2000, стр. 300.

17.) Ливен, Империя, 2000, стр. 301.

18.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985–1991, Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукинга, 1997, с. 32.

19.) Ливен, Империя, 2000, стр. 301-2.

20.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985–1991, с. 56.

21.) Хаф Дж. Демократизация и революция в СССР 1985–1991, с.п. 56-7.

22.) Ливен, Империя, 2000, стр. 268.

23.) Кенез, Питер. История Советского Союза от начала до конца, Cambridge University Press: 1999, стр. 89-96.

24.) Ливен, Империя, 2000, стр. 202.

25.) Ливен, Империя, 2000, стр. 203.

26.) Ливен, Империя, 2000, стр. 204.

27.) Ливен, Империя, 2000, стр. 206-7.

28.) Ливен, Империя, 2000, стр. 214.

29.) Резис, Альберт. «Сферы влияния в советской военной дипломатии».Журнал современной истории, Vol. 53, No. 3 (сентябрь 1981 г.), стр. 417-439.

30.) Фрай, Майкл Г. Руководство по международным отношениям и дипломатии, Лондон; Нью-Йорк: Continuum 2002, стр. 9.

31.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, Оксфорд: Oxford University Press, 1998, с. 3.

32.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с. 24.

33.) Суни, Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, стр.25-6.

34.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с. 87.

35.) Суни Р. Советский эксперимент: Россия, СССР и государства-преемники, с. 101.

36.) Мартин, Т. Империя позитивных действий, Итака: Издательство Корнельского университета, 2001, гл. 1, стр. 26-7.

Меняющееся лицо Евразии

После распада СССР в двенадцати государствах Евразии, которые когда-то были советскими республиками (Россия, Украина, Беларусь, Молдова, три государства Южного Кавказа и пять государств Центральной Азии), было много достижений.Созданы парламенты и политические партии, проведены выборы. Были начаты экономические реформы, достигнута определенная макроэкономическая стабилизация, а в региональную экономику были привлечены иностранные инвестиции. Регион интегрирован в ряд международных организаций. Появляются новые кадры технократов и будущих молодых лидеров, многие из которых ищут стажировку в США и Европе. А вместо устаревших и неадекватных государственных структур и устаревших убыточных предприятий возник ряд новых неправительственных организаций и малых предприятий.

Но этот список достижений остается просто списком достижений. Хотя за последнее десятилетие были созданы формальные институты и механизмы демократической политики и свободной рыночной экономики, они еще не получили реального содержания. В большей или меньшей степени двенадцать государств Евразии являются виртуальными или ложными демократиями, а также виртуальными или даже разрушающимися экономиками.

Им еще предстоит пройти долгий путь.

На политическом фронте, через десять лет после распада СССР, хотя Россия, Украина, Молдова и другие евразийские государства успешно претерпели изменения в исполнительной власти, в Средней Азии бывшие советские партийные секретари сохраняются как «новые демократические. президенты »и фактически приватизировали свои государства.Президенты Узбекистана и Казахстана подавили политическую оппозицию. В Туркменистане установился замкнутый политический режим с культом личности в крайнем советском стиле вокруг президента Сапармурада Ниязова - самозваного «отца туркмен» (Туркменбаши) и недавно объявленного «пожизненным президентом», что не терпит другой претендент на власть.

На Южном Кавказе члены Политбюро эпохи Горбачева были возвращены к власти после коротких и катастрофических заигрываний с непроверенными постсоветскими президентами и катастрофических гражданских войн.В Азербайджане преемником нынешнего президента, по всей видимости, является его сын, а другие серьезные фигуры подвергаются маргинализации или преследованию за рубежом. В Грузии, хотя парламент превратился в серьезный институт, президент Шеварднадзе по-прежнему доминирует в политической жизни, и тенденция к крайнему насилию при решении политических вопросов проявляется во время каждых выборов. А в Армении аналогичная склонность к насилию была подчеркнута убийством ее премьер-министра и ключевых членов парламента в октябре 1999 года.

В Беларуси президент Александр Лукашенко расправился с оппозицией, что привело к гибели и исчезновению ведущих деятелей оппозиции, а также арестам и избиениям демонстрантов даже в День независимости и на митингах в Чернобыле. Режим Лукашенко установил прямой государственный контроль над судебной системой и СМИ и избегал политических и экономических реформ. Беларусь была исключена из членства в международных организациях и стала политически изолированной от всего региона, кроме России.Президентские выборы в Беларуси в сентябре 2001 года будут иметь решающее значение для определения того, насколько далеко Лукашенко должен зайти и готов пойти, чтобы остаться у власти.

Даже в относительно просвещенных государствах, таких как Кыргызстан, который когда-то рекламировался правительством США как оплот демократии в Центральной Азии, президент подавлял оппозиционные группы и пытался запретить местным наблюдателям наблюдать за выборами. Находясь в Украине, которая, казалось, твердо придерживалась интеграции с Европой в начале 1990-х годов, президент причастен к исчезновению и смерти журналиста, расследующего коррупцию в своем ближайшем окружении.В России же, продвигая вперед ряд впечатляющих экономических реформ, президент Владимир Путин, похоже, обращает вспять некоторые демократические достижения своего предшественника Бориса Ельцина, ограничивая свободу прессы и санкционируя преследование НПО и организаций. активисты-экологи и правозащитники - не говоря уже о продолжении второго раунда войны в Чечне, в результате которого гражданское население региона подверглось жестокому обращению.

По всей Евразии правительства отличаются сильной исполнительной властью и слабой законодательной властью.Политика сосредоточена на выборах и на борьбе президентов и парламентов за соответствующие органы власти. Президенты обычно манипулируют выборами и управляют декретами, чтобы обойти парламент, а оппозиционные политические партии столкнулись с трудностями при представлении себя в качестве жизнеспособной альтернативы правящему режиму. Между высокой политикой и народом мало посредников, и пресса, которая могла бы играть эту роль, полагается на покровительство государства или влиятельных бизнес-клик со своими собственными планами.

Сети элит, основанные на географической принадлежности, общем образовании и расширенных семейных связях, заменили старую номенклатуру Коммунистической партии или просто эволюционировали из нее. Неадекватные программы приватизации привели к передаче государственных активов в руки тех же самых клик, которые группируются вокруг президентов. В Казахстане, например, президент Назарбаев, его ближайшие родственники и соратники напрямую контролируют большинство средств массовой информации, а также большую часть экономики.

В то время как элиты обогатились, рост уровня жизни, который остальная часть населения Евразии испытала в последние десятилетия существования СССР после Второй мировой войны, был сведен на нет.Миллионы людей оказались за чертой бедности в своей стране: от примерно 30% населения в России до ошеломляющих 80% и более в Кыргызстане и Таджикистане.

С точки зрения демократического развития, мы теперь можем сгруппировать двенадцать государств Евразии по четырем грубым (и слегка ироничным) категориям:

Демократия достигнута / Демократия находится под угрозой?

Россия - основные гражданские свободы закреплены, важнейшие институты созданы и функционируют, но прогресс сдерживается «мягким авторитаризмом» президента Владимира Путина, недавними ограничениями свободы прессы, политических партий и НПО, усилением преследований политических активистов, независимых исследователей , и иностранные ученые, и продолжающиеся последствия войны в Чечне.

Украина - как и в России, основные гражданские свободы закреплены, важнейшие институты созданы и функционируют, но возможности для движения вперед упущены коррумпированным политическим руководством, неспособностью продвигать экономические реформы и все более банкротством президента Кучмы.

Молдова - возможно, одна из самых неудачливых стран Евразии, с демократизацией, сдерживаемой ампутированной территорией, коллапсом экономики и разрушительными стихийными бедствиями - все это увенчалось недавними выборами коммунистического правительства.

Виртуальные демократии

Страны Южного Кавказа - все три страны создали демократические институты и приняли законы, навязанные им международными организациями, такими как Совет Европы. Но, как и в случае с Украиной, их возможности реформ были упущены, а международные обязательства не были выполнены.

Азербайджан - это почти оппортунистическая диктатура, но власть президента Алиева ослабевает из-за его слабого здоровья и отсутствия реального институционального механизма для передачи власти.

Грузия балансирует на грани политического и экономического краха. Коррупция подорвала почти все функции государства, и правительство, похоже, бессильно с ней справиться.

Армения может быть немного менее виртуальной, чем остальные, благодаря продолжающемуся влиянию ее зарубежной диаспоры в США и Европе, но продолжающийся конфликт с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха породил жесткую осадную менталитет, сдерживающий реформы.

Новоханства

Государства Центральной Азии - небольшая претензия на создание демократических институтов. Государства внесли минимальные внутренние корректировки, чтобы облегчить низкий уровень взаимодействия с Западом.

Туркменистан - высшее ханство, президент которого представляет себя олицетворением государства.

Казахстан - более мягкая версия, но с потенциальными реформаторами, находящимися под пристальным контролем Назарбаева и его семьи.

Узбекистан стал закрытым обществом и экономикой в ​​попытке предотвратить то, что его руководство считает неизбежным политическим и экономическим коллапсом в случае проведения реформ.

Кыргызстан попытался стать демократией, стал виртуальной демократией, а теперь является виртуальным ханством. Его судьба была решена династическим браком с Казахстаном, правящая семья которого теперь имеет значительное политическое и экономическое влияние на своего южного соседа.

Таджикистан разваливается по швам и страдает от регионализации и коммунализации государства. Влияние правительства ограничено Душанбе, что исключает попытки проведения всеобъемлющих реформ (а также авторитарного правления).

Еще в СССР

Беларусь - замороженные в советском заливе наверху, но с бурлящим гражданским обществом внизу, выжидающим своего часа.

Ясно, что такого развития событий не ожидали, когда западные политики и потенциальные доноры первоначально столкнулись с распадом СССР.Вопреки предположениям на Западе, а также в регионе, переходный период в Евразии теперь оказался длительным процессом, а не десятилетним экспериментом.

Почему первоначальные предположения были такими ошибочными?

Во-первых, было ошибкой предполагать, что, как только СССР и его идеологические основы будут устранены, экономические реформы и политическая либерализация будут быстрыми, и что государства, вышедшие из Советского Союза, станут «нормальными странами» в одночасье. Даже в западноевропейских странах, где предпринимались попытки радикальных экономических (Великобритания в 1980-е годы) или политических перемен (Испания, постфранко), этот процесс растягивался на многие годы, возникали серьезные проблемы, а реформы часто оставались незавершенными.

Во-вторых, планка успеха бывших советских республик была поднята высоко - слишком высоко, если целью был уровень политического и экономического развития, достигнутый в США или Западной Европе. В 1991–1992 годах евразийские государства были очень далеки от этих высоких высот. Государства также были далеки даже от уровней экономического и политического развития, достигнутых большинством их социалистических соседей (с наиболее очевидными исключениями Албании и Румынии). В сравнении с ведущими странами Центральной и Восточной Европы - Польшей, Чехией и Венгрией - за последнее десятилетие игнорируются исторические факты, согласно которым Российская империя была далека от демократии или развитой экономики в 1917 году, когда ее послали большевики. путь к командной экономике и авторитарной политической системе.

Накануне революции Россия была лишь ограниченной и очень частичной конституционной демократией с ограниченным избирательным правом и экспериментом в области парламентской политики и экономической реформы, которому всего десять лет. Хотя Российская Империя неуклонно продвигалась к индустриализации в 1880-х и 1890-х годах, отмена крепостного права произошла только в 1861 году, а в 1917 году в Империи по-прежнему проживало преимущественно сельское население, относительно небольшое городское население и еще меньший средний класс. и крайне низкий уровень грамотности.На окраинах Империи были большие отставания в развитии, которые удалось преодолеть только в советский период. Центральная Азия приступила к урбанизации только после коллективизации в 1930-х годах, и многие из центральноазиатских городов (за пределами древних центров поселения в Самарканде, Бухаре и Хиве) были во многом советскими творениями - наиболее активно застроенными после Второй мировой войны.

Для сравнения, чешские земли Богемии были одним из крупнейших промышленных, интеллектуальных и культурных центров Европы до Первой мировой войны.Наряду с Польшей и Венгрией Чехословакия добилась значительных успехов в политическом и экономическом развитии за два десятилетия независимости между войнами - в период, когда Советский Союз был более изолирован от экономических и политических связей с Европой, чем когда-либо при царях.

Советский период ознаменовался большим скачком в развитии земель старой Российской империи, но также и большим отставанием по сравнению с экономическим и политическим развитием в других частях Европы.В 1991 году евразийские государства приступили к реформе с гораздо более низкой отправной точки, чем их восточноевропейские соседи. А среди бывших советских республик одни были «более равными, чем другие». Некоторые государства обладали гораздо большими преимуществами, чем другие, с точки зрения наличия экономических и природных ресурсов, политического (а также географического) расстояния, которое нужно было преодолеть, чтобы стать частью Европы (Запада), и с точки зрения их отношений с Западом, поскольку а также со своими бывшими советскими и прочими соседями.Даже некоторые из этих преимуществ были более выгодными, чем другие. Например, тесные связи Грузии с США и Европой через «родственный капитал» ее президента, бывшего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, по-прежнему не могли компенсировать внутреннюю слабость и раздробленность. Также он не мог компенсировать крайне плохой капитал отношений со своим самым важным соседом, Россией, или нехватку значительных ресурсов для стимулирования экономического восстановления.

В-третьих, переходный период может быть неправильным термином для применения в постсоветских государствах Евразии.Некоторые из двенадцати государств, вероятно, никогда не смогут сравниться с достижениями государств Центральной и Восточной Европы, не говоря уже о «переходе» к европейским или западным государствам. Переход подразумевает начало и конец, но изменение - это динамический, а не статический процесс, и состояния развиваются по своим собственным траекториям. В настоящее время основные структуры старой советской экономической и политической системы сохраняются, и попытки реформ в каждой стране вызвали адаптации и мутации в их собственных версиях этой базовой системы.Например, государства Центральной Азии не стали внезапно коррумпированными, клановыми, авторитарными государствами после 1991 года. Они развивались в этом направлении уже в советский период - особенно в эпоху Брежнева, когда центральноазиатские партийные секретари обладали значительной властью и часто действовали. автономно из Москвы. Действительно, сама советская система в Центральной Азии была сформирована предшествовавшими ей традиционными клановыми и региональными сетями.

Что нас ждет в будущем?

За последнее десятилетие некоторые из двенадцати стран еще больше отстали от своих бывших советских соседей, а также еще больше отстали от Запада.Они будут продолжать падать по мере утраты достижений советской эпохи в области образования, инфраструктуры, промышленного развития и здравоохранения. В некоторых частях Евразии мы уже можем наблюдать «примитивизацию» государств, где энергия населения сосредоточена на пропитании домохозяйств и челночной торговле, а правительство отошло от многих аспектов повседневной жизни - в частности, от предоставления социальных услуг. защитная сетка. Фактически, конечным результатом может быть то, что несколько из двенадцати государств обратятся внутрь себя, отступят от взаимодействия с внешним миром и уменьшат свою зависимость от него, вместо того, чтобы искать прямого взаимодействия.Это уже произошло в Туркменистане, и Узбекистан идет по тому же пути.

В Центральной Азии мы вряд ли увидим развитие демократических систем (как мы их обычно понимаем на Западе) в течение нашей жизни. Государства уязвимы для внешнего давления, но давление на них не самое сильное со стороны Запада, учитывая удаленность и отсутствие интереса со стороны США и европейских государств. Вместо этого государства с большей вероятностью будут втянуты всеми их непосредственными соседями (включая Россию, Китай, Афганистан и Иран), причем необязательно в демократическом направлении.Сильное стремление соответствовать требованиям соседей четко прослеживается в судьбе президента Кыргызстана Аскара Акаева, который искренне следовал западному демократическому пути в первые годы своего президентства, но не смог и в конечном итоге не захотел поддерживать его, учитывая политическую ситуацию в Кыргызстане. и экономическая изоляция и ее зависимость от Узбекистана и Казахстана.

На Южном Кавказе все три государства очень сильно зависят от того, что происходит в России. Их судьбы неразрывно связаны с их северным соседом множеством способов.Значительная часть населения Южного Кавказа ищет постоянную или временную работу в России - более миллиона человек покинули Армению и перебрались в Россию за последнее десятилетие в результате нагорно-карабахского конфликта и экономического коллапса. Денежные переводы от этой диаспоры и мигрантов имеют решающее значение для экономики Кавказа. Годовой доход азербайджанских мигрантов в России колеблется от 700 миллионов до 1 миллиарда долларов по разным оценкам, а более 500 000 грузинских рабочих в России производят около ¼ ВВП страны.Но у кавказских государств есть и другие внешние контакты, такие как отношения с Турцией, если нагорно-карабахский конфликт будет разрешен, и с Ираном, если отношения между Ираном и США улучшатся, что может открыть дополнительные окна как на Запад, так и на Ближний Восток. Восток. Связи с диаспорой также будут тянуть Армению на запад и сохранят фокус политики США на этом государстве, в то время как разработка нефтяных и газовых ресурсов Азербайджана будет все больше втягивать ее в мировую экономику и предоставлять рычаги воздействия для поощрения политических реформ, а также финансовые ресурсы для борьбы с бедностью.

Россия имеет наилучшие долгосрочные шансы на демократический и экономический успех (несмотря на кажущиеся недавние откаты назад), за которой следует Украина. Здесь страны Балтии демонстрируют, что при сильном европейском влиянии можно добиться крупных достижений. Хотя Прибалтика всегда была самым развитым регионом СССР, была благословлена ​​небольшой численностью населения и оптимальным географическим положением, и они смогли извлечь выгоду из своего опыта независимости между двумя мировыми войнами, а также из тесных контактов с активной диаспорой. в U.С., они еще могут служить маркером для других состояний.

Что касается России и Украины, то страны Балтии указывают на то, что может быть достигнуто - , если сохранится нынешняя направленность европейского экономического и политического взаимодействия, и если Россия, в частности, не будет отрезана от Запада. В Беларуси Лукашенко не может держаться вечно. По мере расширения Европы на восток Беларусь будет окружена все более развитыми демократиями. В этот момент даже Путин и Россия смущены им и в конечном итоге могут оказать собственное давление для политических перемен.Для Украины тесные связи с Польшей также могут в конечном итоге способствовать продвижению государства вперед, если взаимодействие будет усилено.

В целом, ожидания имеют решающее значение для продвижения и поощрения реформ в Евразии. Государства должны понимать, куда они идут. Россия и Украина могут обоснованно ожидать движения в сторону Европы в ее более широком понимании. На данном этапе государства Центральной Азии очень не ожидают этого.

Каких изменений нам следует ожидать от донорских подходов с учетом этих изменений в Евразии?

В начале 1990-х годов международные доноры первоначально начали с одной программы для региона.Считалось, что все государства находятся на одинаковом уровне, и применялся одинаковый набор категорий для реформ. За последнее десятилетие от этого подхода «формочки для печенья» пришлось отказаться, и на основе оценки потребностей на местах постепенно разрабатывался другой набор программ для каждого из двенадцати штатов. Забегая вперед, возможно, потребуется дальнейшая доработка программ. И большинство крупных международных, двусторонних и частных донорских организаций действительно пересматривают свои программы на данном этапе.

В частности, в Центральной Азии донорам, занимающимся политическим и экономическим развитием, возможно, также придется объединить усилия с группами защиты, такими как Институт открытого общества (OSI), и активистами, такими как Human Rights Watch и Amnesty International, чтобы оказать давление на правительства, чтобы они прекратили вопиющие злоупотребления права человека, которые становятся все более распространенными в таких государствах, как Узбекистан, для продвижения восстановления прессы и других политических свобод, а также для борьбы с наиболее вопиющими авторитарными тенденциями.

В Казахстане разработка значительных запасов нефти и газа в стране приблизит государство к мировому рынку и создаст ресурсы для развития частного сектора. Здесь доноры могут усилить свое внимание на продвижении организаций по защите интересов бизнеса, которые впоследствии могут стать основой для политических изменений. Развитие частного сектора стало движущей силой политических реформ в Казахстане и других странах Евразии с постепенным появлением более активного среднего класса и заинтересованных групп, заинтересованных в собственности и заинтересованных в более широком прогрессе.

В Туркменистане простое сохранение присутствия на местах и ​​попытки действовать как средство направления внешнего влияния на государство могут быть единственным краткосрочным вариантом для доноров. Здесь необходимо сосредоточиться на сохранении надежды, поддерживая небольшие группы людей, стремящихся к переменам, и демонстрируя, что Туркменистан не может оставаться полностью изолированным «островом» даже в Центральной Азии.

В целом, в Центральной Азии активная трансграничная деятельность может быть в порядке. Цели здесь будут заключаться не только в налаживании контактов между группами в донорских сетях, чтобы передать уроки, извлеченные из последних десяти лет экономических и политических экспериментов, но также и в продвижении сохранения открытых границ и развития региональных рынков, которые будут ключи к будущему развитию Центральной Азии.

На Южном Кавказе три страны уже взяли на себя политические обязательства в соответствии с западными нормами, присоединившись к Совету Европы и другим международным институтам, и их можно заставить соблюдать. Местным органам власти важно, как они воспринимаются извне, и что они проявили искреннее желание присоединиться к более широкому европейскому пространству. Давление в пользу политических реформ со стороны европейских институтов и США, безусловно, оказало большее влияние на Кавказ, чем на Центральную Азию.Здесь решающее значение имеет укрепление потенциала местных надзорных и пропагандистских организаций и поддерживающих программ, которые повысят прозрачность и подотчетность в общественном и частном секторах. Отдельные доноры из США могут также стремиться к более тесному сотрудничеству со своими коллегами и другими организациями, работающими на местах, особенно с европейскими партнерами, а также поддерживать наиболее преданные и настойчивые местные НПО.

И на Южном Кавказе, и в Центральной Азии донорам придется избегать поддержки «ГОНПО», поддерживаемых правительством НПО, которые все чаще используются для манипулирования и контроля гражданского общества в регионах.Это потребует более тщательной предварительной проверки и тщательного мониторинга грантов и помощи со стороны персонала доноров. Кроме того, учитывая пагубное влияние продолжающихся (хотя и замороженных) конфликтов на Кавказе (Нагорный Карабах, Абхазия и Южная Осетия) на региональное политическое и экономическое развитие, доноры должны активизировать трансграничную работу и добиваться предоставления грантов гражданскому обществу. группировки внутри самих зон конфликта. И OSI, и Фонд Евразия в настоящее время пытаются это сделать на Южном Кавказе, где OSI предоставляет гранты в Абхазии, а Фонд Евразия реализует общерегиональную инициативу по продвижению трехсторонних программ среди групп Армении, Грузии и Азербайджана.

Казалось бы, наиболее важным вопросом для доноров является продолжение включения более широкого региона Евразии в глобальные коммуникационные сети и оказание помощи государствам в развитии нового человеческого капитала. Опыт стран Балтии показывает, что страны региона могут относительно быстро «учиться» и развиваться. Доступ к новым сетям имеет ключевое значение, включая горизонтальные связи с Западной Европой и Центральной / Восточной Европой, с помощью которых можно развивать контакты и передавать информацию и навыки.Донорские программы могут играть активную роль в развитии и использовании сетей на благо получателей грантов и партнерских организаций. Такие доноры, как OSI и Фонд Евразия, у которых есть значительные региональные отделения на местах, уже начали двигаться в этом направлении.

С точки зрения человеческого капитала, человеческие ресурсы бывших советских республик были разработаны для конкретной политической, социальной и экономической системы. Сейчас наиболее важной группой является когорта в возрасте от 30 до 30 лет, выросшие и получившие образование в СССР, но уже получившие значительную известность, образование и подготовку на Западе и, таким образом, способные объединить и развить обе системы.Многие из этой группы присоединились к частному сектору или покинули свои страны, чтобы жить и работать за границей. Некоторые из них работают в правительстве, лишь сравнительно небольшое количество - в секторе НПО. OSI, Фонд Евразия и другие организации, действующие на местах, предоставляют средства для передачи навыков и энергии этой группы через работу в своих полевых офисах и продвижение членов этой группы на руководящие должности. Другие международные доноры также могут нацелить эту группу на разработку проектов и предоставление грантов в государственном и некоммерческом секторах.

В России, хотя правительство Путина явно привержено экономической реформе, притеснения субъектов гражданского общества становятся все более частыми. НКО все чаще подвергаются давлению со стороны налоговых органов, равно как и СМИ как в Москве, так и в регионах. Отдельным правозащитникам и другим активистам и независимым ученым, которые переступают (пока) невидимые границы приличия с точки зрения правительства и служб безопасности, грозит судебное преследование и тюремное заключение.Хотя на данном этапе эти отдельные случаи не указывают на согласованную общесистемную политику репрессий, риск существует. Доноры, работающие в России, могут захотеть рассмотреть возможность адресной поддержки большего числа групп активистов в рамках своего портфеля, а также объединить усилия (как в Центральной Азии) с международными правозащитными организациями, чтобы добиться отмены этой зарождающейся политики. Партнерство доноров США с европейскими организациями будет особенно важно для этих усилий, учитывая провозглашенную правительством Путина цель - установить тесные отношения с Европой.

По всей Евразии, мониторингу, обеспечению прозрачности и требованию подотчетности правительства и субъектов гражданского общества следует уделять особое внимание в донорских программах. А российские программы должны оставаться центральным элементом общерегиональных усилий доноров. Как доминирующая страна в Евразии, движение вперед имеет решающее значение. Это особенно актуально по мере того, как взаимодействие между ним и другими евразийскими странами усиливается (как это будет в случае, когда правительство Путина делает упор на отношения с государствами Евразии в своей внешнеполитической доктрине).По мере того, как Россия развивается и прогрессирует, ее непосредственным соседям придется адаптироваться, чтобы справиться с ней. Успех экономической и демократической трансформации России, а также ее провал будут определять трансформацию других.

По всей Евразии, мониторингу, обеспечению прозрачности и требованию подотчетности правительства и субъектов гражданского общества следует уделять особое внимание в донорских программах. А российские программы должны оставаться центральным элементом общерегиональных усилий доноров. Как доминирующая страна в Евразии, движение вперед имеет решающее значение.Это особенно актуально по мере того, как взаимодействие между ним и другими евразийскими странами усиливается (как это будет в случае, когда правительство Путина делает упор на отношения с государствами Евразии в своей внешнеполитической доктрине). По мере того, как Россия развивается и прогрессирует, ее непосредственным соседям придется адаптироваться, чтобы справиться с ней. Успех экономических и демократических преобразований в России, а также их неудачи будут определять преобразование других.

Россия и проклятие географии, От Ивана Грозного до Владимира Путина

Владимир Путин говорит, что он религиозный человек, большой сторонник Русской Православной Церкви.Если так, он вполне может ложиться спать каждую ночь, читать свои молитвы и спрашивать Бога: «Почему ты не построил горы на востоке Украины?»

Если бы Бог построил горы на востоке Украины, то огромное пространство равнины, которым является Европейская равнина, не было бы такой привлекательной территорией для захватчиков, которые неоднократно нападали оттуда на Россию на протяжении всей истории. В настоящее время Путин, как и российские лидеры до него, вероятно, считает, что у него нет другого выбора, кроме как хотя бы попытаться контролировать равнины к западу от России.То же самое и с ландшафтами по всему миру - их физические особенности сковывают политических лидеров, ограничивая их выбор и пространство для маневра. Эти правила географии особенно ясны в России, где власть трудно защитить и где на протяжении веков лидеры компенсировали это вытеснением вовне.

Западным лидерам, похоже, трудно понять мотивы Путина, особенно когда речь идет о его действиях на Украине и в Сирии; Нынешнего лидера России описывают в терминах, напоминающих знаменитое наблюдение Уинстона Черчилля 1939 года о том, что Россия «является загадкой, окутанной тайной внутри загадки.Но полезно взглянуть на военное вмешательство Путина за рубежом в контексте давних попыток российского руководства разобраться с географией. Что, если мотивы Путина все-таки не такие загадочные? Что, если вы сможете четко прочитать их на карте?

Для России, самой большой страны в мире по суше, которая превосходит Европу и Азию и включает леса, озера, реки, замерзшие степи и горы, проблемы возникают как по суше, так и по морю. За последние 500 лет Россия несколько раз подвергалась вторжению с запада.Поляки пересекли Европейскую равнину в 1605 году, за ними следовали шведы при Карле XII в 1707 году, французы при Наполеоне в 1812 году и немцы - дважды в обеих мировых войнах, в 1914 и 1941 годах. В Польше равнина всего лишь 300 миль в ширину - от Балтийского моря на севере до Карпатских гор на юге - но после этого он простирается до ширины около 2000 миль у границы с Россией, а оттуда предлагает ровный маршрут прямо в Москву. Таким образом, неоднократные попытки России оккупировать Польшу на протяжении всей истории; страна представляет собой относительно узкий коридор, в который Россия может загнать свои вооруженные силы, чтобы заблокировать продвижение противника к своей собственной границе, которую, поскольку она шире, защищать гораздо труднее.


Европейская равнина

Европейская равнина, заштрихована темно-серым цветом. Светло-серый цвет указывает на мелкое морское дно, окружающее равнину. (Jeroen / Wikimedia)

С другой стороны, просторы России также защищали ее; к тому времени, когда армия приближается к Москве, у нее уже есть неустойчиво протяженные линии снабжения, которые становится все труднее защищать, поскольку они проходят через территорию России. Наполеон совершил эту ошибку в 1812 году, а Гитлер повторил ее в 1941 году.

г. Ранняя Русь была незащищенной. Не было ни гор, ни пустынь, ни рек.

Не менее стратегически важным - и столь же важным для расчетов лидеров России на протяжении всей истории - было историческое отсутствие у страны собственного порта с теплой водой с прямым выходом к океанам. Многие порты страны в Арктике замерзают на несколько месяцев каждый год. Владивосток, крупнейший российский порт на Тихом океане, окружен Японским морем, в котором доминируют японцы.Это не просто останавливает торговый поток в Россию и из России; он мешает российскому флоту действовать как глобальная держава , , поскольку у него нет круглогодичного доступа к важнейшим морским путям мира.

* * *

Россия как концепция восходит к девятому веку и представляет собой рыхлую федерацию восточнославянских племен, известную как Киевская Русь, которая базировалась в Киеве и других городах вдоль реки Днепр на территории современной Украины. Монголы, расширяя свою империю, постоянно нападали на регион с юга и востока, в конце концов захватили его в 13 веке.Затем молодая Россия переместилась на северо-восток в Москву и его окрестности. Эту раннюю Русь, известную как Великое княжество Московское, невозможно было защитить. Не было ни гор, ни пустынь, ни рек.

Войдите Иван Грозный, первый царь. Он претворил в жизнь концепцию атаки как защиты - укрепления своей позиции дома с последующим продвижением наружу. Россия начала умеренную экспансию при дедушке Ивана, но Иван ускорил ее после прихода к власти в 16 веке.Он расширил свою территорию на восток до Уральских гор, на юг до Каспийского моря и на север до Полярного круга. Россия получила доступ к Каспийскому, а затем и к Черному морю, используя Кавказские горы как частичный барьер между собой и монголами. Иван построил военную базу в Чечне, чтобы сдержать любого потенциального нападавшего, будь то монгольская Золотая Орда, Османская империя или персы.

Теперь у русских была частичная буферная зона и внутренние районы - куда можно было отступить в случае вторжения.Никто не собирался ни атаковать их из Арктического моря, ни пробиваться через Урал, чтобы добраться до них. Их земля превращалась в то, что теперь известно как Россия, и чтобы вторгнуться на нее с юга или юго-востока, вам потребовалась бы огромная армия и очень длинный путь снабжения, и вам пришлось бы пробиваться сквозь оборонительные позиции.

Пока в Киеве господствует пророссийское правительство, буферная зона России останется нетронутой и будет охранять Европейскую равнину.

В 18 веке Россия при Петре Великом, основавшем Российскую империю в 1721 году, а затем императрице Екатерине Великой, расширила империю на запад, оккупировав Украину и достигнув Карпат.Он захватил большую часть того, что мы теперь знаем как Литву, Латвию и Эстонию, откуда мог защищаться от атак с Балтийского моря. Теперь вокруг Москвы образовалось огромное кольцо; начиная с Арктики, она спускалась через Балтийский регион, через Украину к Карпатам, Черному морю, Кавказу и Каспию, а затем возвращалась к Уралу, который простирался до Северного полярного круга.

В конце Второй мировой войны в 1945 году русские оккупировали завоеванные у Германии территории в Центральной и Восточной Европе, некоторые из которых затем вошли в состав U.С.С.Р., поскольку он стал во многом напоминать старую Российскую Империю. Однако на этот раз у ворот стояли не монголы; после 1949 года это было НАТО. Падение СССР в 1991 году привело к тому, что территория России снова сократилась, и ее европейские границы заканчивались Эстонией, Латвией, Беларусью, Украиной, Грузией и Азербайджаном, хотя НАТО неуклонно приближалось, поскольку оно включало все больше стран Восточной Европы.


Меняющиеся границы России

Reuters

В 2014 году на Украине сошлись две главные заботы России - ее уязвимость на суше и отсутствие доступа к портам с теплой водой.Пока пророссийское правительство сохраняло власть в украинской столице Киеве, Россия могла быть уверена, что ее буферная зона останется нетронутой и будет охранять Европейскую равнину. Даже нейтральная Украина, которая пообещала бы не вступать в Европейский Союз или НАТО и поддержала бы договор об аренде, которую Россия имела на теплый порт в Севастополе в Крыму, была бы приемлема. Но когда протесты на Украине привели к свержению пророссийского правительства Виктора Януковича и к власти пришло новое, более прозападное правительство, у Путина был выбор.Он мог бы уважать территориальную целостность Украины, или он мог бы поступить так, как российские лидеры веками делали с плохими географическими картами, которые им раздали. Он выбрал свой собственный вид нападения в качестве защиты, аннексируя Крым, чтобы обеспечить России доступ к ее единственному нормальному порту с теплой водой, и предпринял шаги, чтобы не допустить, чтобы НАТО подкралось еще ближе к границе с Россией.


Украинский буфер

Reuters
Что, если мотивы Путина не так уж и загадочны? Что, если вы сможете четко прочитать их на карте?

Те же самые географические озабоченности видны сейчас и во вторжении России в Сирию от имени союзника Путина Башара Асада.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *