Презентация о карле великом: Презентация по истории «Карл Великий»

Содержание

Всемирное наследие: Ахенский собор — храм Карла Великого | Советы туристам в Германии | DW

В VIII веке император Карл Великий (Karl der Große) мечтал о создании новой Римской империи. Храм в Ахене стал своего рода каменным манифестом его политики, объединив элементы церковного зодчества Восточной Римской и Западной Римской империй, стилистические формы византийской и античной культур.

Выдающийся образец сакральной архитектуры Ахенский собор (Aachener Dom) стал первым немецким объектом, включенным в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Он получил этот статус в 1978 году.

Фотогалерея: Ахенский собор — выдающийся памятник романской эпохи

  • Ахенский собор

    Имперский собор в Ахене (Aachener Dom). Центральную часть романского храма составляет восьмиугольник, увенчанный куполом. За долгую историю Ахенского собора в нем было короновано более 30 монархов.

  • Ахенский собор

    Памятник императору Карлу Великому на площади перед городской ратушей в Ахене.

  • Ахенский собор

    Купол часовани-усыпальницы Карла Великого.

  • Ахенский собор

    Часовня-усыпальница Ахенского собора построена в соответствии с традициями византийской архитектуры. Ее высота превышает 30 метров.

  • Ахенский собор

    Макет храма на площади около Ахенского собора.

  • Ахенский собор

    Драгоценный гроб, в котором до переноса в ризницу в конце XVIII века хранились останки Карла Великого.

  • Ахенский собор

    Золотой гроб Карла Великого был изготовлен в начале XIII века по заказу императора Фридриха II.

  • Ахенский собор

    Бюст Карла Великого из сокровищницы Ахенского собора.

  • Ахенский собор

    Трон Карла Великого в Ахенском соборе.

  • Ахенский собор

    Купол Ахенского собора после реставрации храма, завершенной в 2011 году.

  • Ахенский собор

    На последнюю реставрацию этого памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО было потрачено 30 миллионов евро.

  • Ахенский собор

    Ахенский собор на гравюре 1835 года.

  • Ахенский собор

    Ахенский собор на картине середины XIX века.

  • Ахенский собор

    Ахенский собор ночью. Ежегодно этот храм посещает около 1,3 миллиона человек.

    Автор: Максим Нелюбин


Восемь вопросов

Монсеньор Хельмут Поке (Helmut Poqué) родился в Ахене и посвятил свою жизнь католической церкви. Долгое время работал священником, а затем возглавлял духовную семинарию Ахенского епископства. С 2008 года является старшим священником Ахенского собора (Dompropst) и отвечает за светские вопросы, связанные с этим историческим и архитектурным памятником.

DW: Что нельзя пропустить при первом знакомстве с Всемирным наследием в Ахене?

Хельмут Поке: С Ахенским собором, заложенным Карлом Великим во славу Девы Марии, связано множество исторических событий. Внутри храма особое значение имеют четыре места: центральная часть с алтарем, относящаяся к временам правления династии Каролингов, могила ее самого известного представителя — императора Карла Великого и хоры с его троном, а также рака с платьем Богородицы и другими реликвиями (Marienschrein). Чтобы лучше понять их значение и познакомиться с историей собора, примите участие в одной из ежедневных экскурсий.

Что вам нравится здесь больше всего?

— Уникальная и неповторимая атмосфера, царящая в этом храме. Кроме того, до сих пор не перестаю восхищаться его 1200-летней историей.

Ваш секрет для посвященных?

— Мой секрет касается света. Лучше всего собор посещать рано утром или поздно вечером — в это время он смотрится особенно выразительно, здесь создается удивительное настроение.

Что вам больше всего запомнилось во время первого знакомства с этим памятником?

— Я родился в Ахене, поэтому в соборе бывал еще ребенком. Уже тогда особое впечатление на меня производила золотая мозаика, украшающая центральный купол.

Видео: Ахенский собор с высоты птичьего полета

Как лучше всего знакомиться с этим местом?

— Чтобы лучше его понять, нужно хотя бы раз побывать здесь во время Святой Мессы — то есть во время действия, для которого храм, собственно, построен.

Что еще стоит здесь посмотреть?

— Обязательно посетите соборную сокровищницу (Domschatzkammer). Некоторые из ее экспонатов принадлежат к числу важнейших произведений сакрального искусства своего времени.

Знакомство с Всемирным наследием стимулирует аппетит. Какие особенные блюда региональной кухни вы можете рекомендовать?

— Главная кулинарная достопримечательность Ахена — знаменитые пряники Aachener Printen. Кто их не пробовал, не может утверждать, что был в нашем городе.

Какой из памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО вы бы сами хотели посетить?

— Я очень люблю природу, поэтому с удовольствием побывал бы в одном из больших национальных парков, включенных в список ЮНЕСКО, или в одном из немецких буковых лесов, получивших этот статус в 2011 году.

ВИДЕО: Ахенский собор за 60 секунд
ПРОЕКТ DW: Пути к Всемирному наследию

Смотрите также: 
Всемирное наследие в Германии

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1978 год

    Ахенский собор (Северный Рейн — Вестфалия). Первый немецкий объект в списке Всемирного наследия. Получил статус памятника ЮНЕСКО в 1978 году

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1981 год

    Шпайерский собор (Рейнланд-Пфальц)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1981 год

    Вюрцбургская резиденция (Бавария)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1983 год

    Паломническая церковь в деревне Вис (Бавария)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1984 год

    Дворцы Аугустусбург и Фалькенлуст в Брюле (Северный Рейн — Вестфалия). На фото — охотничий дворец Фалькенлуст

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1985 год

    Кафедральный собор и храм Святого Михаила в Хильдесхайме (Нижняя Саксония). На фото — Хильдесхаймский собор

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1986 год

    Древнеримские памятники Трира, Трирский собор Святого Петра и Либфрауэнкирхе (Рейнланд-Пфальц). На фото — античные ворота Порта Нигра

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1987 год

    Ганзейский город Любек (Шлезвиг-Гольштейн). На фото — церковь Мариенкирхе

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1990 год

    Дворцы и парки Потсдама и Берлина (Бранденбург, Берлин). На фото — дворец Сан-Суси

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1991 год

    Монастырь в городе Лорш (Гессен)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1992 год

    Рудник Раммельсберг, Старый город в Госларе и Водозаборная система Верхнего Гарца (Нижняя Саксония). На фото — Императорская резиденция в Госларе

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1993 год

    Старый город в Бамберге (Бавария). На фото — Бамбергская ратуша

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1993 год

    Монастырь Маульбронн (Баден-Вюртемберг)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1994 год

    Замок, церковь Святого Серватия и Старый город в Кведлинбурге (Саксония-Анхальт). На фото — Кведлинбургская ратуша на Рыночной площади

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1994 год

    Металлургический комбинат «Фёльклингер Хютте» (Саар)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1995 год

    Карьер Мессель (Гессен). На фото — окаменевший скелет примитивной лошади, найденный в карьере Мессель

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1996 год

    Кельнский собор (Северный Рейн — Вестфалия)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1996 год

    Памятники Баухауза в Дессау и Веймаре (Саксония-Анхальт, Тюрингия). На фото — Главное учебное здание Баухауса в Дессау

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1996 год

    Памятные места Лютера в Айслебене и Виттенберге (Саксония-Анхальт). На фото — памятник Мартину Лютеру на Рыночной площади в Виттенберге

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1998 год

    Классический Веймар (Тюрингия). На фото — Садовый домик Гёте

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1999 год

    Музейный остров (Берлин). На фото — бюст Нефертити в берлинском Новом музее

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    1999 год

    Замок Вартбург в Айзенахе (Тюрингия)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2000 год

    Парковое королевство Дессау-Вёрлиц (Саксония-Анхальт). На фото — Змеиный домик в парке Луизиум

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2000 год

    Монастырский остров Райхенау (Баден-Вюртемберг). На фото — бенедиктинский монастырь Миттельцель

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2001 год

    Шахта «Цольферайн» в Эссене (Северный Рейн — Вестфалия)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2002 год

    Культурный ландшафт Среднего Рейна (Рейнланд-Пфальц). На фото — таможенный замок Пфальцграфенштайн на острове посреди Рейна

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2002 год

    Старые города в Штральзунде и Висмаре (Мекленбург — Передняя Померания). На фото — фахверковый дом в портовом квартале Висмара

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2004 год

    Бременская ратуша и статуя Роланда (Бремен)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2004 год

    Парк Мускау (Саксония)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2005 год

    Верхнегерманско-ретийский лимес (Рейнланд-Пфальц, Гессен, Баден-Вюртемберг, Бавария). На фото — реконструкция древнеримской дозорной башни в районе Ремс-Мур под Штутгартом

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2006 год

    Старый город в Регенсбурге (Бавария)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2007 год

    Старые буковые леса (Бранденбург, Мекленбург — Передняя Померания, Тюрингия, Гессен). На фото — весна в национальном парке Хайних

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2008 год

    Жилые поселения эпохи модернизма (Берлин). На фото — «поселение-подкова» Бриц

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2009 год

    Ваттовое море (Нижняя Саксония, Шлезвиг-Гольштейн). На фото — маяк в Вестерхефере

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2011 год

    Фабрика «Фагус» в Альфельде (Нижняя Саксония)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2011 год

    Доисторические свайные жилища (Бавария, Баден-Вюртемберг). На фото — реконструированные постройки в Унтерульдингене на Боденском озере

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2012 год

    Маркграфский оперный театр в Байройте (Бавария)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2013 год

    Горный парк Вильгельмсхёэ в Касселе (Гессен)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2014 год

    Аббатство Корвей (Северный Рейн — Вестфалия)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2015 год

    Шпайхерштадт и Конторский квартал с Чилийским домом (Гамбург). На фото — бывший таможенный складской квартал Шпайхерштадт

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2016 год

    Дома Ле Корбюзье в Штутгарте (Баден-Вюртемберг). На фото — дом в поселении Вайсенхоф

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2017 год

    Пещеры древнейшего искусства ледникового периода (Баден-Вюртемберг). На фото — «Швабская Венера», считающаяся самым старым в мире изображением человека

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2018 год

    Комплекс Хедебю и система укреплений Даневирке (Шлезвиг-Гольштейн). На фото — музей викингов в Хедебю

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2018 год

    Наумбургский собор (Саксония-Анхальт)

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2019 год

    Горнодобывающий регион Рудные горы / Крушне-Гори в Германии (Саксония) и Чехии (Богемия). На фото — юные участники исторического парада горняков в саксонском городе Аннаберг-Буххольц

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2019 год

    Историческая водохозяйственная система Аугсбурга (Бавария). На фото — водонапорные башни в Аугсбурге

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2021 год

    Колония художников на холме Матильды (Матильденхёэ) в Дармштадте. На фото — «Свадебная башня» и православная церковь Святой Марии Магдалины

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2021 год

    Немецкие курорты Баден-Баден (Баден-Вюртемберг), Бад-Эмс (Рейнланд-Пфальц) и Бад-Киссинген (Бавария) в списке одиннадцати «Знаменитых курорты Европы». На фото — двор Регентбау («Здания регента») в Бад-Киссингене

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2021 год

    «Иерусалим на Рейне» — памятники еврейской истории в немецких городах Шпайер, Вормс и Майнц. На фото — миква в Шпайере

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2021 год

    Нижнегерманский лимес — система древнеримских оборонительных сооружений для защиты от германских племен. В список ЮНЕСКО включен 385-километровый участок от немецкого города Бад-Брайзиг на Рейне до устья реки в Нидерландах. На фото — археологический парк в Ксантене

  • Немецкие памятники ЮНЕСКО

    2021 год

    Пограничные укрепления Римской империи вдоль берегов Дуная на территории Германии, Австрии и Словакии. Исторически Дунай являлся речной границей Римской империи, защищенной фортами, крепостями и сторожевыми башнями. Занесенный в список ЮНЕСКО участок Дунайского лимеса имеет протяженность 600 километров.

    Автор: Максим Нелюбин


Дизайнер презентации – Weekend – Коммерсантъ

Карл Лагерфельд, безусловно, был гением, хотя его гениальность относилась не столько к сфере художественной, сколько к сфере, как сейчас говорят, коммуникационно-маркетинговой: по части улавливания Zeitgeist и переплавления его в успех — коммерческий, масскультурный и банально карьерный — никакие нынешние фэшн-герои даже в подметки ему не годятся. Он был действительно отцом всей современной моды и создателем ее важнейшей структурной модели — и в этом смысле его эпоха не столько закончилась, сколько началась. Ему, лишенному всяческих ностальгических сантиментов, это понравилось бы

В 1954 году в Париже проходил 2-й конкурс Международного синдиката шерсти. Первую премию в категории «пальто» на нем получил Карл Лагерфельд, а в категории «платье» она досталась Иву Сен-Лорану. Карлу тогда был 21 год, Иву — 18, они вместе учились в Парижской школе модельеров и были приятелями. Их жизни и карьеры так и будут развиваться параллельно и даже пересекаться, поэтому сравнение этих двух важнейших фигур моды второй половины XX и начала XXI века не просто виньетка — оно помогает понять, что, собственно, в моде новейшего времени произошло.

Через год, в 1955-м, Сен-Лоран станет ассистентом Кристиана Диора, в 1958-м — арт-директором Christian Dior, а в 1961-м откроет свой собственный дом. Лагерфельд будет работать сначала ассистентом у Бальмана, потом главным дизайнером Jean Patou, потом для разных марок готовой одежды, а в 1967 году начнет работать с Fendi, чьим арт-директором он и оставался до конца жизни. Конечно, в 60–70-е он и близко не будет такой звездой, как Сен-Лоран. Но в исторической перспективе победила именно модель Лагерфельда, а вовсе не Сен-Лорана.

В 1983 году Лагерфельд пришел в дом Chanel и буквально вернул его к жизни, превратив из бренда для буржуазных дам с правого берега в бренд для глобальной it-girl, и стал одной из самых могущественных персон в этом бизнесе.

Сен-Лоран к тому времени уже сделал практически все — и смокинги, и прозрачные блузки, и сафари, и мондриановское платье, и зеленую шубу, и даже русскую коллекцию,— и его творческая жизнь начинала клониться к закату. В 1999-м закончилось pret-a-porter, в 2002-м — haute couture, а в 2008-м он умер, разрушенный физически и психически. Лагерфельд же, придя в Chanel, как раз приступил к главному делу своей жизни — и все это время занимался им с поразительной активностью, пережив Сен-Лорана на 10 лет.

Сен-Лоран был одним из тех, кто — как Пуаре, Шанель, Баленсиага, Диор — придумывал абсолютно новое, а не аккумулировал происходящее на улицах, кто изменил сам способ одеваться, то есть фактически социальную историю. Имя Лагерфельда в этот ряд не помещается — он был дизайнером совершенно другого типа. Он не изобрел никаких новых силуэтов, не произвел никакой революции в крое, не играл с гендерными клише, не разрушал канонов женственности, но на социальную историю он повлиял не меньше Ива Сен-Лорана.

Он изменил то, как мода презентует саму себя, как выстраиваются глобальные люксовые бренды, как работают маркетинговые стратегии, как нам продают и как мы покупаем, и в итоге, как мы себе представляем моду. И под словом «мы» я имею в виду не только людей из индустрии, но и самые широкие слои населения.

К концу первого десятилетия после смерти Габриэль Шанель ее дом был и сам если не близок к смерти, то, по крайней мере, в тяжелом состоянии. Не осталось практически ничего, кроме Chanel №5, сумки 2.55, двухцветных туфель и твидовых костюмов «шанель», но все это было в совершенно мумифицированном виде, никто не понимал, что с этим делать, жизнь практически ушла из этого великого места. В коммюнике, распространенном Chanel, владелец и генеральный директор компании Ален Вертхаймер говорит: «Карл Лагерфельд был впереди своего времени, что повлияло на успех дома Chanel во всем мире. Сегодня я лишился друга. Мы все потеряли человека необыкновенного креативного ума, которому я в начале 1980-х дал карт-бланш и который заново придумал бренд».

И тут все — чистая правда: и про опережение своего времени, и про карт-бланш, и про «заново придумал». Именно Лагерфельд стал тем человеком, который эту самую жизнь туда вернул, причем в полном объеме и в самом современном виде. У него было то, что называется видением,— и это оказалось куда важнее, чем сугубо дизайнерский талант.

Конечно, прежде всего Лагерфельд понимал, что Chanel должна вызывать восторг не только постоянных клиенток, но и их внучек, и стал работать для молодых. Но это было самое простое, он понял куда более глобальные вещи: что прежняя элитистская модель развития моды безвозвратно уходит, что продавать нужно не богатым, а вполне небогатым, сохраняя у них иллюзию прикосновения к чему-то исключительному, что выигрывает тот, чьи сумки массово копируют на развалах и в переходах. Но и этого было бы недостаточно для объяснения феномена современной истории Chanel. Карл Лагерфельд понял, что все это сработает, только если у вас есть великое наследие, архив и коды — и вы умеете правильно с этим обращаться, умеете вовсю эксплуатировать, не девальвируя.

А он умел, и умел блестяще.

Мы никогда не вспомним навскидку какие-то выдающиеся наряды, придуманные Лагерфельдом, мы не вспомним одну отдельную легендарную коллекцию — но сразу же вспомним крошечное бикини с логотипом из двух перевернутых С, в котором выходила Стелла Теннант, доску для серфа с надписью Chanel, яркие твидовые мини-костюмы на Линде, Карле, Наоми и Клаудии, Инес де ла Фрессанж в красной помаде и крупном золоте и жемчуге. Карл делал не образы и даже не отдельные коллекции, он строил brand awareness, о которой мечтают все на свете, которая живет и побеждает уже четвертый десяток лет.

Главная его идея, определившая современную моду, состояла в том, что одежда вообще не важна: какие у тебя отдельные коллекции, отдельные идеи или отдельные луки, не имеет значения. Продается не одежда — продается бренд. Важно выстроить систему кодов и точно добавлять к ним странные, экстравагантные и даже на первый взгляд нелепые штуки — все вместе должно вызывать у потребителя то самое ощущение «моды». Его фирменные шоу в Grand Palais работали на эту же идею: он выстраивал декорации такого масштаба, такого гиперреализма и даже такой иммерсивности (по казино или супермаркету Chanel зрители ходили как внутри инсталляции), что они стягивали на себя все внимание публики (а потом и все ее инстаграмы), одежда в них становилась только деталью.

FW 09

Фото: REUTERS/Benoit Tessier/File Photo

FW 13

Фото: REUTERS/Benoit Tessier/File Photo

Haute Couture SS 14

Фото: Reuters

Haute Couture FW 14

Фото: Reuters

Haute Couture FW 15

Фото: Reuters

Haute Couture FW 16

Фото: Reuters

Haute Couture FW 18

Фото: Reuters

Haute Couture FW 16

Фото: Reuters

Haute Couture SS 19

Фото: Thierry Orban/Abaca Press/TASS

SS 19

Фото: REUTERS/Benoit Tessier

SS 19

Фото: REUTERS/Stephane Mahe/File Photo

А дальше он использовал все: логоманию 90-х, гламуризацию 2000-х, селебрити и insta-girl, которых он менял чуть ли не каждый год, и даже собственную персону, которую он превратил в поп-образ.

Твид при этом оставался неизменным. Этому — цельности и бесцеремонности, упрямству и несгибаемости — у него научились все, в том числе, например, Эди Слиман, которому он покровительствовал и с которым его регулярно видели в Cafe de Flore. Тому, что важно не качество отдельных луков, а общее их количество в коллекции, которое нужно делать сверх принятого (когда показывали в среднем 40 луков, у Лагерфельда было 80), что коллекция должна работать потоком, по принципу массивной атаки, у Лагерфельда научился, например, Алессандро Микеле. Ну и тому, что внезапная странность пропорций, сочетаний и материалов работает даже внутри абсолютно исторической системы кодов, это усвоили сейчас все во главе с Демной Гвасалией.

Что касается разницы участи — если вернуться к той параллели, с которой я начала,— бог знает, какая лучше. Сен-Лоран — очевидный гений, персонаж фассбиндеровского типа, уже практически ушедшая натура. Лагерфельд — мощный старик, сумевший усилием воли переменить свою человеческую природу не на сверх-, конечно, но over-человеческую.

Это очень современный типаж — и тут он тоже очевидно выиграл.

Презентация книги Олега Хархордина «Республика. Полная версия»

16 апреля в конференц-зале Музея изобразительных искусств при поддержке отделения Российского исторического общества в Великом Новгороде прошла презентацию книги Олега Хархордина «Республика. Полная версия».

Участниками презентации стали новгородцы, руководство, педагоги и студенты Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Модератором встречи выступил член Совета регионального отделения РИО профессор Борис Ковалев.

Олег Валерьевич Хархордин — профессор факультета политических наук Европейского университета в Санкт-Петербурге, руководитель Исследовательского центра «Res Publica» ЕУСПб.

Презентация книги Олега Хархордина «Республика. Полная версия»

Презентация книги Олега Хархордина «Республика. Полная версия»

В современной культуре принято считать республикой форму правления, противоположную авторитарно монархической. Но со времён Цицерона политическая традиция была иной. Республика — это буквально «дело публики»: форма участия людей в социальной жизни, для которой характерны свобода (не быть в статусе раба), доблесть (через участие в политике человек достигает не эгоистических, а значимых общих целей), возможность участвовать в принятии решений и их осуществлении, в т.ч. с целью завоевать признание, почести, земное бессмертие.

В своей новой книге Олег Хархордин показывает, как идея республики вдохновляла мыслителей и политиков на протяжении последних двадцати столетий, и как ее трансформировали авторы времён Ренессанса, французские рационалисты, английские философы, русские борцы против тирании. Возникает впечатляющая картина истории понятия, которое одухотворяло много славных умов, и за которое они были готовы идти на смерть.

Но может ли республиканская идея оживить современную российскую политику, которая, по мнению Хархордина, застряла между либерализмом и консерватизмом? И если да, то кто и что для этого должен сделать? Есть ли в современной политике примеры республиканизма? На эти вопросы отвечает Олег Хархордин в своей книге.

Фотографии предоставлены отделением РИО в Великом Новгороде

Дипломатия Карла Великого. Дружба и Союз с императором

Дипломатия Карла Великого

Между франкским королем и папой устанавливается тесная связь, выражающаяся в постоянных посольствах, которыми они обмениваются, а также в совместных их посольствах к византийскому и другим дворам.

Во всех этих посольствах папские послы играли подчиненную роль. Папы были не совсем свободны в своих внешних сношениях и были принуждены спрашивать советов у франкских государей.

Особенно усиливается зависимость папы от франкского короля при Карле Великом, когда, после подчинения королевства лангобардов, владения франков вплотную подошли к папским.

Но папы, фактически подчиняясь франкским королям, все же стремятся сохранить видимость духовного верховенства, дающего им право раздавать государям короны.

В этом отношении большой интерес представляет история принятия Карлом Великим императорского титула.

Это — запутанная история, толкование которой вызвало немало разногласий в исторической литературе.

Мысль о принятии императорского титула, как о средстве увеличить свой международный авторитет и свою власть над подданными, по-видимому, уже давно зрела у Карла.

Папы его поощряли в этом направлении, стремясь возвысить своего нового сюзерена за счет старого.

Карла называли «новым Константином».

Папа постарался сделать так, чтобы инициатива коронации исходила от него.

Воспользовавшись пребыванием Карла в Риме, папа выбрал день, когда король был на богослужении в храме св. Петра, и внезапно надел на него корону, причем был пропет гимн, в котором Карл восхвалялся как император.

Карл был недоволен тем, как всё это было сделано, но титул принял.

Во всяком случае папа сделал весьма ловкий дипломатический шаг.

«Разве императорская корона не была пожалована папой, и разве тот, кто жалует, не выше того, кто получает?» Этот аргумент выдвигался потом много раз в борьбе папства со светской властью.

Империя Карла Великого стала крупнейшей силой в Европе, где с ней могла померяться только Византийская империя.

Отношения с Византией занимали теперь важнейшее место в дипломатии Карла.

Сначала у Карла были грандиозные планы объединения Западной и Восточной империй путем женитьбы на византийской императрице Ирине.

Но низложение Ирины разрушило этот план, Новый император Никифор не признал за Карлом императорского титула, и между Франкской империей и Византией на ряд лет прекратились дипломатические отношения.

В то время как Византии приходилось с трудом отбиваться от арабов, болгар, аваров и влияние ее слабело, авторитет Западной империи сильно возрос.

Карл получил ряд важных привилегий на Востоке.

«Святые места» в Палестине, бывшие раньше под покровительством византийского императора, перешли под опеку Карла.

В год его коронации иерусалимский патриарх в специальном посольстве послал ему ключи от «гроба господня» вместе с ключами и знаменами Иерусалима.

К Карлу в Аахен стекались послы из Дании, из Англии и других стран.

К нему слали почетные посольства Альфонс II, король Астурии, шотландские короли.

Все они искали дружбы и союза с императором Запада.

Это тема — Дипломатия Карла Великого

Варварские государства и Византия

Médaille Charlemagne — Награда

Médaille Charlemagne pour les médias europeens (Премия Карла Великого для европейских СМИ) — это европейская премия в области СМИ, присуждаемая личности или учреждению, которые оказали особые услуги процессу объединения Европы и формированию европейской идентичности. Премия вручается, в частности, за европейские заслуги в категориях печатных СМИ, телевидения, кино, радио и Интернета.

Медаль Карла Великого за европейские СМИ присуждается одноименной ассоциацией-спонсором.Местом проведения церемонии и резиденцией ассоциации является европейский город Ахен. Этот преднамеренный выбор места подчеркивает тот факт, что вручение медали связано с вручением Международной премии Карла Великого в Аахене (Karlspreis) с точки зрения времени и содержания.

Médaille Charlemagne, присуждаемая СМИ, не является денежной.

В знак признания заслуг лауреатов на церемонии в ратуше Аахена вручается искусно изготовленная медаль.

История награждения
До 2005 года Медаль Карла Великого за европейские СМИ присуждалась слабо организованной группой, в которую входили Управление СМИ Северного Рейна-Вестфалии (Landesanstalt für Medien Nordrhein-Westfalen), Европейский институт СМИ и город Ахен.

Эти начинания породили идею встроить деятельность премии Médaille Charlemagne в прочную организационную структуру.

27 января 2006 г. была создана ассоциация Médaille Charlemagne pour les medias européens в качестве организации-спонсора этой европейской премии в области СМИ.Членами-учредителями были город Аахен, немецкоязычное сообщество Королевства Бельгия, Управление СМИ Северного Рейна-Вестфалии (Landesanstalt für Medien Nordrhein Westfalen), BBC World News, EOS Entertainment GmbH, EuroNews, Eurosport, Film Foundation North. Рейн-Вестфалия (Filmstiftung Nordrhein-Westfalen) и TV 5 Monde.

Дизайн медали
Награждение лауреатов медали Карла Великого для европейских СМИ осуществляется путем вручения искусно изготовленной медали на церемонии в ратуше Аахена.

Мастер-ювелир и мастер-дизайнер Анджела Катзи разработала медальон. Он имеет диаметр около 100 мм и выполнен из серебра 925/000 пробы. Монограмма Карла Великого выделяется на серебряной пластине основания, при этом так называемая V-образная линия исполнения («Vollziehungsstrich»), которой Карл Великий завершил монограмму, сделана из ляпислазуля, захваченного желтым золотом 750 пробы.

Художник намеренно применил драгоценные металлы, чтобы подчеркнуть значение европейской интеграции и символизировать важность проекта.

В самой монограмме Карла Великого буквы латинского слова Карла Великого – Karolus – в виде креста, написанного, однако, не обычной латинской буквой С, а франконской буквой К. Это символизирует тот факт, что наследие Римская империя перешла к Франконии.

Все гласные в слове Karolus нужно читать с середины. Расположение монограммы Карла Великого в виде креста не только подчеркивает отношение к христианству, характерное для империи Каролингов, но и указывает на то, что король франков считал себя первым лицом христианства.

Сегодня монограмму Карла Великого можно считать европейским символом. Центр медали, например, также можно рассматривать как открытое окно, символизирующее открытость общего европейского Дома.

Médaille Charlemagne, кстати, вторая премия, созданная Анджелой Катзи. Она также разработала Премию Вальтера Хальштейна, присуждаемую городом Франкфуртом, Университетом Иоганна Вольфганга Гете во Франкфурте-на-Майне и Дрезденским банком за развитие Европейского Союза как мирного порядка.

 

05.10.10, Барберо, Карл Великий: отец континента


Поначалу читателей может отпугнуть гезиодический оттенок названия этой книги, особенно с учетом большого количества историографии, которая, начиная с девятого века, со значительными повторениями и восторженными похвалами приписывает Карлу Великому пролить свет на темные века. Ах, но это очень, очень умная книга, в которой каролингский миф, qua миф, в качестве партнера, а затем танцует очень сложный танец в другом месте, покрывая полосы до сих пор нетронутого пола.Благодаря гибкости и способности автора к новаторству, а также его тонкому чувству детализации эту книгу приятно читать: она будет полезна как специалистам, так и новичкам в этой области.

«Отец континента» — английская адаптация прозвища анонимного поэта, дарованного Карлу Великому около 800 г. н. э.: rex pater Europae (3). Для Барберо (чье имя в оригинальном итальянском издании было Carlo Magno, Un Padre dell’Europa ) эта фраза поднимает насущные вопросы перед европейцами, переживающими переход в Европейский Союз: что есть Европа? и как сформировалась идея Европы? Прежде чем вступить в историографическую драку, Барберо остроумно напоминает своей аудитории название конференции в Сполето: «Рождение Европы и Каролингская Европа: связь, которую еще предстоит продемонстрировать» (3). Барберо привносит важный голос в загадки каролингской Европы: историка экономики. Его непосредственное восприятие того, что отличает Каролингскую империю от Римской империи, — это расположение рынков, торговых путей, морских портов и ресурсов. Эта топография встроена в политические и социальные структуры, которые обеспечивали и поддерживали экономическое состояние Карла Великого и его более склонных к сотрудничеству и хорошо обеспеченных подданных. Связь между Каролингской Европой и современной Европой, как предполагает Барберо, заключается в восстановлении экономики в раннем средневековье, которое поддержало бы развитие современной Европы (4).Этот тезис, однако, сформулирован легкомысленно и почти не связан с богатым исследованием эпоса, в котором Европа присутствует так же, как Карл Великий, и в котором мы можем заново открыть для себя, почему мифические сказки так забавны: какие страсти, случайности, история и потрясения определить судьбу Европы Карла Великого?

Следует отметить, что Барберо также является автором исторического романа ( Bella vita e guerre altrui di Mr. Pyle, gentiluomo , обладатель премии Стрега в 1996 г.), и что он привносит в Charlemagne литературное мастерство высокого порядка, что по большей части хорошо передается в переводе.Он освежает, казалось бы, знакомые пейзажи, обращая наше внимание на детали, которые часто остаются незамеченными, но которые дают живые данные и стимулируют воображение. И его литературная чувствительность, и исследование европейской идентичности находят выражение в комментариях к языку, которые проходят через всю книгу. Филология, одна из старейших служанок медиевистов, появляется в сияющих одеждах и выходит замуж за Меркурия, поскольку Барберо использует лингвистические данные, чтобы осветить сложности построения империи. Описывая географию французского и немецкого языков как отражение плотности расселения франкского населения в раннем средневековье (7), Барберо (вслед за Р.Венскус и Х. Томас) оба используют язык как маркер культуры и в то же время устанавливают, что гегемония Каролингов не должна описываться в этнической структуре, поскольку «язык не имел ничего общего с этнической идентичностью» и какое-либо «чувство общности не было в фактически продукт общей языковой идентичности» (106). Скорее, утверждает Барберо, франкское превосходство было достигнуто благодаря созданию общей памяти о завоеваниях (106). Барберо читает канон Турского собора 813 г. о том, что проповедовать следует на « rusticam Romanam linguam aut Theotiscam », что указывает на то, что различные языковые сообщества Каролингской Нейстрии и Австралии считались в равной степени франкскими; языковая особенность не исключала культурной солидарности.

Этот аргумент имеет важные и интересные последствия в руках Барберо. Во-первых, это элегантное продолжение его вдумчивого внимания к научным дебатам по поводу концепции этногенеза, столь заметной в недавних работах по поздней античности и периоду Меровингов. Действительно, ясность и разумное изложение подходов к этнической принадлежности сделают Charlemagne очень полезным ресурсом для студентов, которым нужна опора на почву, которая в специальной литературе является неровной и каменистой.Барберо не только сглаживает путь, но и настаивает (387, библиографическое примечание; 16, текст), что современные теории вполне современны: мы должны иметь в виду, что франк или лангобард считали бы себя потомком захватчиков и троянцев. , ныне избранный народ, и со временем эти верования укрепятся легендой о Железном Короле, которому на короткое время сопротивлялся Пожиратель Костей (38). Были этнические различия, «которые мы больше не принимали», но которые «имели отчетливость в воображении того времени.Эти различия составляли часть новой культурной географии, воспринятой каролингами, которая была примечательна своим отходом от римской географии: там была земля франков ( Franchonolant ), земля нефранкских коренных народов — кельтов и римляне ( Walholant ), земли басков ( Vuasconolant ), баварцы ( Peigirolant ), лангобарды ( Lancpartolant ) (107-108). среди каролингов, и феномен отказа от римского наследия (в любопытной противоположности акцента, который ученые традиционно делали на сознательном выздоровлении Romanitas в эпоху Каролингского Возрождения) кажется очевидным в уничижительных ссылках на римлян, придуманных каролингскими франками. как побежденный (107).Совпадение Барберо с другими недавними научными работами, изображающими более или менее скрытый антагонизм между франками и римлянами, является полезным дополнением к доказательствам и аргументам, представленным Лоуренсом Нисом в A Tainted Mantle: Hercules и классическая традиция Каролингского двора относительно культурного разделение между романизированными регионами к югу от Луары и франкским севером. Исследуя каролингское восприятие различий, Барберо затеняет каролингскую империю важными нюансами и различиями в опыте этой империи в разных областях.

Однако над этими различными переживаниями скрывалась идеология, которой придерживались некоторые каролингские придворные монолита: Барберо указывает, что именно в каролингских текстах появляется слово Европа . В балансе и напряжении языковых и культурных различий и политической и идеологической гегемонии Барберо находит Европу, «новое политическое пространство, которое на расстоянии более тысячи лет все еще кажется знакомым» (114). География недавно воспринятых народов была всего лишь одной из ряда наложенных друг на друга организаций пространства, и Барберо тщательно описывает церковную географию метрополий, отмечая, что, хотя они больше не соответствовали концентрации населения или торговым путям классического периода , они имели огромное значение как «своего рода сводка империи… У нас нет здесь ни римлян, ни германцев, ни франков, ни баварцев, ни аквитанцев. Это христианская империя, которая римская и не может быть ничем иным, потому что Рим был избран Богом как центр религии Христа» (109). память о Риме, о слиянии и растворении этносов приближает нас к структуре империи и гулу каролингского дискурса, описывающего, чем она может быть, а может и не быть.

Не все добровольно разделяли образ империи, и Барберо уделяет должное внимание сопротивлению, которое было обратной стороной каролингского триумфа. Первая часть книги подробно описывает военные кампании, которые привели к политическому господству, которое в конечном итоге образовало империю; более поздняя глава о «Франкской военной машине» также служит тому, чтобы удерживать на первом плане военное измерение империализма Карла Великого. В своем описании войн против саксов, лангобардов, аваров и арабов Барберо расширяет свое обсуждение за пределы политических обстоятельств, различающих каждую из них, и дает описания военных стратегий и влияния на людей, населяющих регионы, где действовали войска Карла Великого. В случае с ломбардской Италией мы видим, как опустошение, вызванное «более широким видением» Карла Великого, которое мы могли бы с полным основанием определить как империалистическое (31), проявилось в голоде и нищете, в нужде, столь крайней, что расцвела работорговля. Мы также видим усилия Карла Великого по устранению страданий, вызванных его вторжением. Поскольку ему сообщили, что страждущие продают себя, своих жен и детей в рабство, а свое имущество по бросовым ценам, Карл Великий издал закон, который должен был применяться «где мы или наша армия прошли», который аннулировал передачу имущество, лица и документы о продаже, заключенные из-за голода; пожертвования церквям стали объектом расследования (36).Барберо предполагает, что эти меры были не только просто необходимы, но и были политически рассчитаны, чтобы отделить простых людей от землевладельцев, наживающихся на их нищете, и, таким образом, способствовали подчинению Карлом Великому ломбардской знати, замешанной в организованном восстании, которую он также систематически заменял франкской и Алеманнская аристократия и епископы.

Именно с такой плавной интеграцией политических, военных, экономических, правовых и социальных действий и их последствий Барберо возрождает то, что является лучшим в превосходном историческом повествовании: понимание мотивов, боли и борьбы, которые формируют человеческий опыт.Жестокая история саксонских войн — выжженная земля, массовые депортации, обезглавливание 4 500 человек за один день — и невероятная энергия, персонал и техника, затраченные на войну против авар, — это не абстракции имперской власти, а напоминания о страшных реалиях. Барберо остро оценивает человеческую утрату, и он доносит до нас валы воспоминаний, как, например, когда он цитирует русского средневекового летописца: «Авары были большими, крепко сложенными и свирепого темперамента, и Бог истребил их, все они умерли и ни один из них не выжил.До сих пор у русских есть выражение: «Рассеялись, как аварцы, не оставив ни потомства, ни наследников». можно приписать исключительно «беспощадной» войне Карла Великого; он также отказывается представить крещение саксов как кульминационное злодеяние саксонских войн, утверждая, что обращение саксов «никогда не было просто вопросом насильственного крещения на острие меча» ( 242). Отмечая, что массовые крещения, о которых сообщают летописцы, часто происходили после военных поражений, Барберо помещает связь между военной деятельностью и обращением в более широкий миссионерский контекст, указывая на семьдесят или восемьдесят миссионеров, посланных только из аббатства Фульда в двух между 775 и 777 годами. Он также привлекает голоса протеста, такие как голос Алкуина, который писал, что «вы можете убедить человека поверить, но вы не можете заставить его. Вы можете даже заставить его креститься, но это не поможет вселить в него веру.«Вместо того, чтобы оставить саксонский опыт империалистической религии и (также критикуемых Алкуином как предлагающий оппортунистический импульс для войны) церковных десятин в качестве определяющего момента, Барберо использует критику Алкуина как платформу для изменения политики в войнах против аваров. а также в новом законодательстве для Саксонии

Алкуин — еще один объект свежего взгляда, забавно взятый в качестве яркого примера преимуществ королевских бенефициаров, присуждаемых за службу (184-185). Из пяти аббатств, предоставленных Алкуину, святой Мартин в Туре имел такие обширные владения: «Говорили, что Алкуин мог путешествовать по всей империи и всегда иметь возможность отдохнуть в одном из своих владений», и архиепископ Толедский Элипанд заявил, что « двадцать тысяч рабов должны были работать, чтобы содержать его в такой роскоши» (216). Как и везде, Барберо преследует точку зрения, которую другие могли бы солгать, и сообщает, что Алкуина, защитника добродетели бедности, в старости «начало беспокоить это противоречие, и он сожалел о своей жадности, опасаясь, что это может поставить под угрозу его жизнь». душа.Чтобы исправить это, он вложил часть своего золота в молитвы, главным образом за счет крупных пожертвований церквям в его родной Англии» (217). наибольший интерес представляет его четкое изложение экономики монастырских поместий и, хотя и лишь вкратце, вопрос о роли духовенства в правительстве. Эти два вопроса связаны между собой, ибо то, что Барберо ловко называет «внутренней двусмысленностью [Империи] учреждений» означало, что у епископов и аббатов были дела, выходящие далеко за рамки их церковных должностей. Аббат Фонтенеля должен был контролировать торговлю в портах на Ла-Манше, в том числе на оживленном рынке Квентовича, и собирать таможенные пошлины для Карла Великого (170). Барберо также утверждает, что церковная собственность была «еще одной категорией общественного имущества, доходы от которого полностью находились в распоряжении [Карла Великого]» (178). Этот пункт получает полезное развитие в обсуждении Барберо способов, которыми церковные ресурсы направлялись короне через сборы с поместий (3200 галлонов вина из Св.-Денис), переписи, собранных с арендаторов, и поставка товаров и личного состава для обеспечения армии (181-184).

Церковная составляющая — это лишь часть описания Барберо интегрированной, сложной и организованной экономики. Двенадцатая глава «Новая экономика» представляет собой ясное и убедительное изложение данных и анализа, которые обращают вспять историографическую традицию закрытой экономики, в которой мало излишков и много нищеты, и заменяют ее системой крупных поместий, регулярно производящих излишки для торговля, особенно между Луарой и Рейном, для поддержки северных и западных торговых путей. В этой модели переход от средиземноморской торговли не влек за собой какого-либо уменьшения объема торговли. Энергия новой экономики Барберо описывает треск в своем богатом изложении, и даже читатели, боящиеся экономической истории, сочтут эту главу шумной (возможно, за исключением нескольких абзацев о статистике урожайности). Точно так же, как внимание Барберо к мельчайшим подробностям того, на каком языке или диалектах говорили люди, максимально приближает нас к тем, кто не оставил письменных свидетельств, так же и использование им археологических находок дает осязаемые аспекты домашних условий, которые оживляют жизнь людей. долгое исчезло.Под его руководством мы осматриваем их сады, их кухни, их поля, их кошельки и тележки.

Два качества его рассуждений отличают его от других доступных произведений о «жизни Каролингов»: глубина и специфичность (вместимость зернохранилищ, размер домов, статистика смертности, вес монет) и более широкие рамки анализа, в которых размещается информация. Все данные согласуются с обширным обзором экономики, в которой доминировали крупные землевладельцы, которые могли организовать специализированное производство в своих различных поместьях (282), не обязательно в соседних (276), и чьи товары могли перевозиться и продаваться даже в отсутствие крупных городских владений. центры (284).За потреблением, производством и инвестициями можно было наблюдать, рассчитывать и управлять ими с максимальной выгодой (284–6). «Рациональное» управление экономикой было в значительной степени делом землевладельцев (в частности, корпоративное управление монастырями), но имело место и королевское вмешательство. Императора заботила не только защита прав потребителей и единая денежная система, но и нормирование продуктов питания. Барберо достигает прозрачности в своем объяснении производства и обращения и избегает статичной модели, включая важные обсуждения вмешательства Карла Великого во время жестокого голода 792–793 и 805–806 годов.В христианской империи помощь голодающим требовала молитвы (точно предписанной в королевских капитулариях), поста и милостыни — последние два составляли удобную пару. Все подданные имели обязанность накормить какого-нибудь голодающего, а землевладельцы имели особые обязанности заботиться о подшефных, продавать их хлеб по дешевке, а не вывозить его (299).

Барберо не романтизирует процветание или благотворительность каролингской экономической системы. Соперничает по сложности с его главой об экономике последующая глава «Покровительство и рабство».Барберо снова вносит ясность в обсуждение туманной и сложной проблемы: переход европейской рабочей силы от рабства к крепостному праву. Хотя Барберо не отмечает в своей библиографии работу Пьера Боннэсси, он делает работу из исследования 1990-х годов, которая внес значительное оживление и пересмотр в описание раннесредневекового рабства.Вооруженный статистическими данными из крупных поместий, таких как монастырь Санта-Джулия в Брешии, где из шести тысяч рабочих на поместной ферме и приусадебных участках три тысячи были рабами, Барберо может рассматривать рабство как важный аспект экономической и социальной организации. В соответствии со многими недавними исследованиями, Барберо отходит от юридических определений в своей интерпретации условий, в которых действовали рабы, освобожденные рабы и свободные. Этот отход позволяет ему уточнить сходство их участи, а не различия, и сделать вывод, что «на практике освобожденные рабы оказались такими же подчиненными, как и раньше». Последствия равных условий на практике, если не в законе, заключались в том, что в конечном итоге это различие исчезло и из письменных источников, и servus стало «использоваться без различия как для рабов, так и для освобожденных рабов, не говоря уже о других категориях сельских зависимых рабочих. , как колонии , которые были лично свободными крестьянами, но обязались, что они и их потомки будут постоянно жить на приусадебном участке» (330).Ловкое применение Барберо лингвистического объяснения, возможно, не удовлетворит всех, кто участвует в дебатах о рабах и крепостных, но суть его аргументов согласуется с анализом, предпочитаемым сейчас историками поздней античности (как он отмечает в своей аннотированной библиографии), хотя он перенес хронологию событий на более поздний период. С точки зрения того, что доступно на английском языке для начинающих студентов, глава о социальной структуре исключительно богата, вдумчива и интересна.

«Карл Великий: Отец континента» — это книга, которая отлично подойдет для использования в классе, а также будет важна для аспирантов, не в последнюю очередь благодаря элегантному отображению того, как целый ряд источников — библейские толкования, хартии, полиптихи , хроники, письма, артефакты — могут быть синтезированы для получения как богатого, так и сбалансированного анализа.Барберо придерживается своих источников и хорошо их цитирует. Особенность, которая может неоднократно сбивать с толку неитальянских читателей, заключается в том, что он использует писателя девятнадцатого века Алессандро Манцони, в частности, пьесу Манцони Адельчи о сыне лангобардского короля Дезидериуса, в качестве интерпретирующего фона. В то время как Манцони является частью канона итальянского образования, и участие Барберо в его интерпретации истории Каролингов, несомненно, обогатило оригинал Carlo Magno для его итальянской аудитории, жаль, что при публикации на английском языке не было даже полезного небольшого резюме добавлен сюжет и тенор пьесы. С другой стороны, аннотированные библиографии, прилагаемые к каждой главе, полностью интернациональны, удивительно современны и часто являются местом дальнейшего полезного обсуждения вопросов, представляющих интерес для специалистов.

И где во всем этом Карл Великий, мнимый герой книги? Он здесь, прекрасно наделен ростом 74,9 дюйма (118), языком (немецкий и латынь — 119), личностью (хотя небольшой экскурс в циклотимику кажется несколько странным затеванием в проблемную область психоистории), семьей, мандатами, лидерство, трансформация с возрастом и достоинство после смерти.Но тонкость, даже ниспровержение выбора Барберо биографии в качестве его историографического метода является частью восхищения этой книги. Подобно Гесиоду, Барберо осознал, что мифическая фигура на самом деле всегда лишь оболочка, дающая писателю великолепные возможности писать о гораздо более важных вещах.

Charlemagne Palestine в Plymouth Church

Орган уже играл, когда в четверг вечером Charlemagne Palestine сел за клавиатуру инструмента Aeolian-Skinner в Plymouth Church в Brooklyn Heights. Плоские деревянные колышки были зажаты под несколькими клавишами, создавая парящий кластер тонов, гул, который, казалось (как акустический феномен), мягко рябил, когда его обертоны эхом разносились по церкви. В течение следующего часа или около того Mr. Palestine на концерте, представленном Issue Project Room, заполнил комнату одной непрерывной пьесой, меняясь постепенно, но основательно, наслаждаясь бесконечным сустейном и тональной глубиной органа.

Это было дебютное выступление мистера Палестина в качестве органиста в Нью-Йорке после десятилетий признания, начиная с 1960-х годов, в качестве ведущего композитора-минималиста (хотя он предпочитает термин «максималист») и художника-визуалиста.Он уже давно очарован гулом, ритуалами, повторением, увеличенной продолжительностью и телесностью звука. Он также известен своими плюшевыми мишками и другими мягкими игрушками, и алтарь в Плимутской церкви был украшен ими, некоторые со светодиодами в животах, которые светились и меняли цвет, когда он играл на органе. В отличие от большинства церковных органистов, г-н Палестин также держал под рукой рюмку коньяка.

Карл Великий Палестина у органа Эола-Скиннера в Плимутской церкви в Бруклин-Хайтс в четверг вечером.Кредит… Хироюки Ито для The New York Times

Родившийся в Бруклине, но сейчас живущий в Брюсселе, г-н Палестина имеет свой последний всплеск внимания в Нью-Йорке. В декабре в галерее Sonnabend Gallery были выставлены его очень физические видео «Музыка тела» 1970-х годов, в которых он бросался на стену. На нынешней Биеннале Уитни на лестничной площадке музея находится его звуковая инсталляция, состоящая из гудящих и вокализирующих звуков, исходящих из маленьких динамиков, увенчанных чучелами животных. Обычно он появлялся в Нью-Йорке как пианист, в частности, со своей захватывающей композицией 1974 года «Strumming Music.Совсем недавно он выступал на соборных органах в Европе.

В четверг органная музыка мистера Палестина началась с медитации над похожими на флейту и тростник звуками органа, добавляя все больше и больше нот к кластеру, который задерживался в среднем диапазоне. Иногда г-н Палестин манипулировал диафрагмами органа, чтобы сфокусировать внимание на определенной ноте; время от времени он играл короткую мелодическую фразу, которая сливалась в более крупную группу.

Он добавил больше диссонирующих нот, превратив гудение из успокаивающего в зловещее и расширив его в сторону более высоких и низких частот органа.Затем он убрал ноты, чтобы открыть успокаивающий мажорный аккорд. Но спокойствие уступило место напряжению: появились ноты медных, и музыка снова сгустилась и потемнела; диссонансы начали ощетиниться, затем затянулись как другой вид медитации, в конце концов к ним присоединились басовые тона, которые мистер Палестин держал в резерве.

Они легли в основу новой созвучной растяжки: более благовещательной и мрачной, снова истончающейся до чистоты открытой квинты. Это стало ядром заключительной медитации, неумолимо сгущаясь и углубляясь, пылая и разрешаясь и медленно очищаясь, ликуя в звучности собранных трубок.Когда г-н Палестин выключил питание органа, публика замолчала, увлеченно слушая долгих две минуты, прежде чем г-н Палестин встал и, наконец, поднял свой коньяк.

Книги о Карле Великом — Medievalists.net

28 января исполнится 1200 лет со дня смерти Карла Великого, более известного как Карл Великий. Он правил франками более 43 лет, завоевал большую часть Западной Европы и стал императором в 800 году.

Те, кто интересуется жизнью и правлением Карла Великого, найдут о нем много книг.Вот лишь некоторые из них, включая первоисточники, биографии, исследования, посвященные конкретным аспектам его правления и его наследия в средние века.

Две жизни Карла Великого

Эйнхард и Ноткер Заика, перевод Дэвида Ганца

Penguin Books, 2008
ISBN: 9780140455052

из наиболее важных современных отчетов о жизни и правлении Карла Великого.Эйнхард, проведший двадцать три года на службе у Карла Великого, решил подойти к своей Vita Caroli как к публичной истории и прекрасным языком рассказывает о личной жизни Карла Великого и его достижениях в военном деле, обучении, искусстве, строительстве и умелом управлении государством. штат. Между тем, «De Carolo Magno» монаха Ноткера представляет собой сборник анекдотов, а не представление исторических фактов, и его главное удовольствие, кажется, связано с изобретательными способами, которыми Карл Великий подчиняет гордых или коррумпированных епископов и других людей власти.В этих рассказах, переходящих в вымысел, Карл Великий уже на полпути к тому, чтобы стать легендарной фигурой эпоса позднего Средневековья.

Обновленный перевод был сделан Томасом Ф. С. Ноблом в Карл Великий и Людовик Благочестивый: жизни Эйнхарда, Ноткера, Эрмольда, Тегана и астронома

Amazon.com WidgetsAmazon.com Widgets

Карл Великий: формирование европейская идентичность

Розамонд МакКиттерик

Издательство Кембриджского университета, 2008
ISBN: 9780521716451

Карла Великого часто называют величайшим правителем Европы до Наполеона.Это авторитетное исследование 2008 года вновь рассматривает Карла Великого как правителя и его репутацию. В нем анализируются нарративные репрезентации Карла Великого, созданные после его смерти, а затем основное внимание уделяется свидетельствам жизни Карла Великого, касающимся создания династии Каролингов и роста королевства, двора и королевского дома, коммуникаций и идентичности во Франкском королевстве. контекст правительства и религиозные и культурные стратегии Карла Великого. Книга предлагает критический анализ современных источников и тем самым меняет наше понимание развития империи Каролингов, формирования политической идентичности Каролингов и поразительных изменений, произошедших за сорок шесть лет правления Карла Великого.

Amazon.com виджеты

Становятся Чарлемань: Европа, Багдад, а империи 800 н.экс

от Jeff Sypeck

Harper Collins, 2006
ISBN: 9780060797065

на рождественское утро в 800 году, папа Лео III корона императорского Рима на лбу германского короля по имени Карл. Одним жестом этот человек позже был провозглашен Карлом Великим, объявившим свою империю и навсегда определившим судьбу Европы. Игра «Стать Карлом Великим» рассказывает историю международной борьбы за власть, которая привела к этому судьбоносному событию.

Освещая эпоху, которая долгое время была омрачена легендами, эта обширная книга показывает, как франкский король и его мудрые советники построили империю не только с помощью войны, но и тщательной дипломатии. Обладая непревзойденным политическим мастерством, Карл Великий сотрудничал с охваченным скандалами папой, отбивался от безжалостной византийской императрицы, лелеял еврейские общины в своей империи и укреплял связи со знаменитым исламским халифом. В течение 1200 лет деяния Карла Великого пленяли воображение его потомков, вдохновляя королей и крестоносцев, завоевания Наполеона и Гитлера и оптимистичных архитекторов Европейского Союза.

В этом захватывающем повествовании Джефф Сайпек рисует яркий портрет Карла, правителя, ставшего легендой, и переносит читателей далеко за пределы Европы, в сверкающие дворцы Константинополя и на улицы средневекового Багдада. Воссоздавая мир королей, халифов, торговцев и монахов, Becoming Charlemagne оживляет эпоху строительства империи, которая продолжает находить отклик и сегодня.

Нажмите здесь, чтобы прочитать наше интервью с Джеффом Сайпеком

Amazon.com WidgetsAmazon.COM-виджеты

ранние кампании Charlemagne (768-777): дипломатический и военный анализ

by Bernard S. Bachrach

BRILL, 2013
ISBN: 978


24100

Ранние кампании Чармемань — это первое изучение в книге Карл Великий на войне и его внимание к периоду 768-777 годов ясно показывает, что тема его сорокашестилетнего правления огромна. Пренебрежение кампаниями Карла Великого и дипломатией, которая их подкрепляла, урезало наше понимание создания Каролингской империи и большого успеха ее лидера, который стоит в одном ряду с Фридрихом Великим и Наполеоном среди лучших в Европе.

Критическое использование здесь многочисленных описательных и документальных источников в сочетании с систематическим использованием огромного корпуса археологических свидетельств, большая часть которых является результатом раскопок, предпринятых после Второй мировой войны, применяется здесь подробно, впервые чтобы расширить наше понимание военной стратегии и тактики кампании Карла Великого. Карл Великий и его советники проявили себя как очень тщательные планировщики, с глубоким пониманием римского военного мышления, которые были привержены использованию подавляющей силы для победы, когда это возможно, не вступая в кровавые сражения.Карл Великий выходит из этого исследования, если перефразировать наблюдение, приписываемое Сципиону Африканскому, как военачальнику, а не воину.

Amazon.com Widgets

Карл Великий: Империя и общество

Под редакцией Джоанны Стори

Manchester University Press, 2005
ISBN: 978-0-7190-7089-1

объединяя широкий спектр точек зрения и источников с вкладом пятнадцати ведущих ученых раннесредневековой Европы.Авторы использовали ряд оригинальных подходов к предмету, от областей археологии и нумизматики до тщательно проработанных эссе по ключевым историческим текстам. Эссе включают «Человек Карла Великого» Джанет Л. Нельсон, «Каким было правительство Карла Великого?» Мэтью Иннеса и «Карл Великий и мир за Рейном» Тимоти Рейтера.

Amazon.com Widgets

Император мира: Карл Великий и построение имперской власти, 800-1229

Анна А.Latowsky

Cornell University Press, 2013
ISBN: 978-0-8014-5148-5

Карл Великий никогда не путешествовал дальше на восток, чем Италия, но к середине десятого века начала распространяться история о дружеских союзах, которые император подделал во время посещения Иерусалима и Константинополя. Эта история получила широкое распространение в средние века, часто появляясь в хрониках, историях, императорских указах и агиографиях — даже в витражах, народных стихах и прозе.В «Император мира » Анна А. Латовски прослеживает любопытную историю этого средневекового мифа, раскрывая, как памятью о франкском императоре манипулировали, чтобы сформировать институты королевской власти и империи в Средневековье.

Легенда включает в себя апокалиптические темы, такие как преемственность мировых монархий в конце дней и пророчество о последнем римском императоре. Апокрифическое путешествие Карла Великого на Восток все больше напоминало эсхатологическое последнее путешествие Последнего императора, который должен был завершить свое правление в Иерусалиме после воссоединения Римской империи перед Страшным судом.Вместо того, чтобы отказаться от своего императорского достоинства и передать правление объединенным христианским миром Богу, как было предсказано, этот Карл Великий возвращается на Запад, чтобы начать свое правление. Латовски считает, что писатели, включившие эту легенду, делали это для поддержки, а в некоторых случаях и для критики имперских притязаний режимов, при которых они писали. Новые версии мифа всплывали на поверхность в переходные периоды и в периоды, отмеченные сильными утверждениями имперской власти в римском стиле и конфликтами с папством, особенно во время правления Генриха IV и Фридриха Барбароссы.Латовски выводит встречи Карла Великого с Востоком из их давно предполагаемого контекста крестового похода и показывает, как история, которая начиналась как риторическое банальное восхваление империи, на протяжении веков развивалась как выражение христианско-римского универсализма.

Amazon.com WidgetsAmazon.com Widgets

Легенда о Карле Великом в средние века: власть, вера и крестовый поход

Под редакцией Мэтью Габриэле и Джейса Стаки

Palgrave Macmillan, 2008
ISBN: 97014 60826-9

В этих очерках используется новая захватывающая тенденция к междисциплинарным исследованиям легенды о Карле Великом.Эти эссе, написанные историками, искусствоведами и литературоведами, сосредоточены на многогранных способах функционирования легенды о Карле Великом в Средние века и на том, какое важное значение для средневекового Запада имела общая (хотя и вымышленная) память о великом франкском правителе. Путь к новым исследованиям памяти, крестовых походов, апокалиптических ожиданий, каролингской историографии и средневекового царствования, авторы демонстрируют нечеткую линию, разделяющую «факт» и «вымысел» в средние века. Статьи включают «Величие оспаривается и подтверждается: исходные материалы легенды о Карле Великом» Томаса Ф.X. Ноубл, «Наследие Карла Великого и англо-норманнский Imperium » в книге Генриха Хантингдона Historia Anglorum Венди Мари Хофнэгл и «Карл Великий как крестоносец?» Джейс Стаки.

Amazon.com Widgets

Мохаммед и Карл Великий

Анри Пиренн

Г. Аллен и Анвин, 1937

Анри Пирен был одним из самых влиятельных медиевистов двадцатого века.Одна из его самых важных работ посвящена возвышению как каролингов в Европе, так и арабов на Ближнем Востоке. Его знаменитая цитата из этой книги: «Без ислама Франкская империя, вероятно, никогда бы не существовала, а Карл Великий без Мухаммеда был бы немыслим». С тех пор историки обсуждают тезис Пиренна, и эта книга является важным чтением для всех, кто интересуется каролингами.

Amazon.com Widgets

Отчет Алкуина Карлу Великому – Средневековые рукописи

[Примечание редактора: Ниже приводится транскрипция письма Алкуина Йоркского Карлу Великому. Мы добавили заголовки, чтобы выделить важные моменты, которые пытается донести Алкуин, а также добавили удивительную голосовую запись, которую раскопали.]

Мой дорогой сэр

Прославленному, превосходнейшему, непобедимейшему, выдающемуся завоевателю и всегда августейшему императору римлян Карлу от Алкуина Йоркского верный советник свой, хотя и недостойный, выражает во Христе должное послушание.

Я молю Бога о благоволении и благодати к вашему здоровью и благополучию, включая здоровье ваших сыновей и семьи.Я прошу вас благосклонно отнестись к работе, которую я предпринял от вашего имени, поскольку я провел тщательный обзор национальных рук в вашей великой империи.

Национальные руки

Как полагает ваше превосходительство, состояние национальных письменностей чрезвычайно обширно и разнообразно. По мере того, как наши монахи переезжали с места на место, обосновываясь в качестве учителей в новых уголках империи, их руки все больше и больше находились под влиянием рук местного населения. Чтобы сэкономить ваше превосходительство время, я дам подробный обзор через презентацию, когда мы встретимся в следующий раз.

[Примечание редактора: следующая запись голоса была необъяснимым образом обнаружена во время археологических раскопок, хотя мы добавили названия разделов и изображения образцов, которые, по нашему мнению, мог использовать Алкуин. Помните, что это импровизированная дискуссия между Алкуином и Карлом Великим, хотя Карл Великий и другие хранят молчание, пока Алкуин обсуждает свои открытия. Мы полагаем, что это было частью презентации Алкуина Карлу Великому, вероятно, представленной, а не написанной в его переписке из-за проблем, которые, как сообщается, у Карла Великого была полунеграмотность.Алкуин несколько раз упоминает личные сообщения в своих письмах. Обратите внимание на непринужденность Алкуина в разговоре с Карлом Великим, что показывает легкие, дружеские отношения, даже несмотря на то, что письмо кажется немного более формальным, поскольку письменное общение имело тенденцию к тому времени. ]

Ключевое значение имеют ясность и последовательность

Как вы увидите, ваше превосходительство, эти сценарии сильно отличаются друг от друга, даже те, на которые повлияли другие.Это затрудняет изучение сценариев для всех участников, а также часто затрудняет их чтение. Из-за нашего внимания к образованию и грамотности, я считаю, что нам нужна согласованность по всей империи, которая позволила бы всем читать одним и тем же шрифтом. Кроме того, вы можете видеть, что некоторые из шрифтов более декоративны или причудливы, что затрудняет распознавание даже обычных символов и букв. Я согласен с тем, что нам следует разработать один сценарий с общими сокращениями, который не будет слишком извилистым (занимает меньше места, чем некоторые, которые я покажу вам, когда мы встретимся снова), что позволит сократить время написания. Лигатуры, кажется, являются здесь частичной причиной, так что, возможно, мы могли бы избавиться от них (или оставить очень мало). Все официальные и религиозные документы станут более разборчивыми и понятными, более четко передающими Слово Божье и послание империи.

Я принесу с собой примеры сценария, который я разработал, с примерами того, чем он отличается от других раздач, с которыми я сталкивался, чтобы вы могли сами увидеть различия.

[Примечание редактора: нижеследующее является продолжением предыдущей обнаруженной записи.Мы разместили его здесь, чтобы он естественно следовал за его письмом.]

Вызов иерархии сценариев

Однако, ваше превосходительство, некоторые из наших предыдущих скриптов все еще могут пригодиться. Я считаю, что было бы полезно использовать другие шрифты для разделения текста на разделы, возможно, что-то вроде следующего: римские квадратные заглавные буквы для заголовков; Roman Rustic Capitals для заголовков глав, подзаголовков или начала страниц, абзацев или даже предложений; и полуунциальные для предисловий и вторых строк.

Конечно, мы будем использовать наш шрифт для всех обычных частей текста. Это позволило бы выделять разные части текста, но основная часть текста была бы четкой и удобной для написания рукой. Поскольку мы создаем этот сценарий, чтобы поддерживать лучший порядок в нашем сценарии с учетом грамотности и образования, я считаю, что использование заголовков и выделяющихся сценариев для выделения важных разделов будет в наших интересах. Я приложил несколько примеров, чтобы лучше показать вам, что я имею в виду.

Обратите внимание на три письма, используемые для обозначения иерархии текста.

Ваше превосходительство, в этом первом примере нет основного текста в нашем новом сценарии, но он показывает, как это было обработано в Lexeuil: Обратите внимание на основной текст в сценарии Lexeuil Minuscule. Более крупными шрифтами являются Rustic Capitals (самый крупный) и Uncials (средний размер).

Латинская Вульгата Библия, 9 век. Британская библиотека доп. РС. 10546.

Я отредактировал этот отрывок из Послания св. Павла к Евреям, используя рекомендованный мной обновленный шрифт, как вы можете видеть по моей руке.Верхние строки показывают квадратные заглавные буквы с унциалами внизу, а наш новый шрифт становится основным текстом под ним.

На этом я должен оставить это письмо и продолжить свои путешествия, которые вернут меня с примерами, которые я обещал.

Прощай, и я буду молить Бога о сохранении твоей благороднейшей империи.

Альбинус (Алкуин Йоркский)

9 Charlemagne 768 — Chronos Academy

8000 г. до н.э. Граждане jericho Build Первый стеновый город
3300 до н.э. Шумеров, изобретал написание
3100 г. до н.эрмера объединяет
3100 BC NARMER Unifies Египет
3100 до н.э. Великий царь Урука Гильгамеш
2500 г. до н.э. Хараппа была основана на реке Инд
2340 г. до н.э. Саргон из Аккадии
2100 г. до н.э. Приручение лошади, Синташта
2100 г. до н.э. Патриархи Израиля
2000 г. до н.э. 1792 г. до н.э. Аморрей Хаммурапи правит как царь Вавилона
1628 г. до н.э. Извержения Теры и приливные волны разрушают прибрежные империи
1600 г. до н.э. Хетты правят Анатолией
1558 г. до н.э. Еврейский Исход
1500 г. до н.э. Финикийцы, торговля на Средиземноморье
1450 г. до н.э. Микенцы, первые греки
1200 г. до н.э. Имеки, первая мезоамериканская цивилизация
1100 г. до н.э. Династия Чжоу свергла династии Шан
1070 г. до н.э. Правление Куша Нубия
1010 г. до н.э. Давид, царь Израиля
1000 г. до н.э. 800 г. до н.э. Гомер пишет свои стихи
768 г. до н.э. Этруски расселились к югу от Альп
685 г. до н.э. Асшурбанапал собрал клинописные таблички в своей библиотеке в Ниневии
626 г. до н.э. Халдеи победили ассирийцев
620 г. до н.э. Махавира, джайнский учитель
563 г. до н.э. Сиддарта Гаутама
559 г. до н.э. Кир Великий правит мидянами и персами
551 г. до н.э. Реформы Конфуция Китай
530 г. до н.э. Пифагорейцы верят в числа
500 г. до н.э. 500 г. до н.э. Период Воюющих царств ведет к династии Цинь (Чин)
431 г. до н.э. Пелопоннесская война
425 г. до н.э. Геродот пишет История Ories
399 BC Сократы преподают Plato
336 BC AristoTLE
336 BC AristoTle Tutors Alexander The Great
335 до н.э. Александр Великие завоевывает персы и Египет
321 до н.э. Чандрагупта и Мауринская империя
300 до н.эклида
268 до н.э. Ashoka Pruit в Индии
264 до н.э.

264 BC Rome Fights Cartgage в трех Униковых войнах
250 BC
Archimedes of Syracuse
221 BC
Shi Huangdi, китайский император
197 до н.э.
Римская Республика завоевывает мир
140 BC
Hyipparchos каталоги звезды в Никеи
105 BC eron’s College в Александрии
100 до н. э. Назка люди процветают
70 до н.э. Лукреции, Epicurean
59 до н.э. Юлий Цезарь, Император для жизни
45 BC Cicero
3 BC Иисус Христос Эммануил, родился в Иудее, Израиль Израиль
30  Павел, миссионер среди язычников
54  Нерон преследует е
70 Тит разрушает храм Ирода и Иерусалим
168 Птолемей пишет Альмагест
180 Марк Аврелий пишет Медитации
300 Династия Ямато в Японии
306 Константин Великий обращается в христианство
320 его исповеди
395  Римская империя разделяет Восток и Запад
410  Вестготы грабят Рим
449  Англосаксы вторгаются в Англию
453  Аттила, король гуннов
496  Хлодвиг объединяет племена Франции
514 София в Константинополе
590 Ян Чиен объединяет Китай
622 Мухаммед едет в Медину
639 Мусульманские халифы расширяют Арабскую империю
683 Нуль используется в Камбодже
700 Гана торгует золотом и солью становится первым императором Священной Римской империи
790  Набег викингов на Европу
802  Король Кхмерской империи Джаяварман II
810  Аль-Хорезми (Алгоритми) публикует свою Книгу по вычислениям (алгебре)
900  Культура Тиуанако строится к югу от озера Титикака
947  Се Акатль основывает империю тольтеков на Юкатане
980  Владимир становится правителем Киева
1000  Лейф Эрикссон плывет в Северную Америку
1054  Великий восточный раскол церкви
1054  Крабовидная туманность, сверхновая звезда
1066  Вильгельм Завоеватель побеждает в битве при Гастингсе
1095  Папа Урбан II призывает к Первому крестовому походу
1096 1113 king Curyavarman II сборки Angkor Wat
1157 IBN Rushd переводы AristoTle
1200 Maori прибывает в Новую Зеландия
1202 Fibonacci публикует Liber Abaci
1209 Чингис Хан завоевания
1215 King John of Angland подписывает Magna Carta
1271 Marco Prolo Travel в Китай
1273 Аквинский интерпретирует Аристотеля
1299  Осман I основывает Османскую империю
1320  Ди Данте Vine Comedy
1324 Богатые Mansa Musa Mali
1325 Aztecs Build Tenochtitlan
1347 Черная чума из Китая в Европе
1368 Hongwu’s Ming Dynasty в Китае
1387 Chaucer’s Canterbury Talent
1400 FRA Angelico редкий и идеальный талант
1415 Henry Навигатор
1430 Duber и Брейгель в Северном Возрождении
1431  Жанна д’Арк во Франции
1450  Инки строят Мачу-Пикчу
1453  Турки захватывают Константинополь
1455  Гутенберг изобретает печатный станок
1462  Иван Великий правит Россией
1466 Empire
1488 Michelangelo и высокий ренессанс
1492 Columbus паруса на запад, чтобы найти Азию
1497 Vasco da Gama Rounds на мыс доброй надежды
1517 Martin Luther’s Reviewsation
1519 Cortes завоевывает Aztecs
1520 Suleiman Говорил в Османской империи
1522 Magellan экспедиция совершила кругосветное плавание
1527  El G RECO и Manages
1536 Институты Христианской религии Джона Кэльвина
1543 Коперник публикует революцию
1550 Caravaggio, Bernini и Baroque
1558 Elizabeth I, королева Англии
1588 Британец побеждает Испанская Armada
1590 Первая игра Уильяма Шекспира
1607 Chakespear
1609 Galileo’s Первый телескоп
1620 Mayflower паруса к Plymouth Rock
1633 IEMITSU закрывает порты в Японии
1637 Renee Descartes, отец современной западной философии
1653 Гражданская война Оливера Кромвела
1665 Newton’s and Leibniz’s Calculus
1690 John Locke
1703 Johann Sebastian Bach
1727 Leonhard Euler
1727 Leonhard EULER
1753 CARL LINNAEUS, биолог
1764 Mozart и классический период
1769 James Watt Patents Steam Engine
1776 James Cook Ocean Explorer
1776 США в США объявляет независимость от Великобритании
1778 Beethoven и романтическое искусство
1780 Жака Луи-Давид, Не O-CLASSICAL PALTER
1781 IMMANUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEUEL CANT’S PHILOSOFHY
1787 US CONDUSTURE
1787 US Absolution
1801 Gegel Gegel Gauss
1801 Георг Фридрих Гаус учит Бернхард Riemann
1802 Napoleon Consul Consul для Life
1808 Goethe Опубликует Faust
1819 Delacroix, романтический художник
1820 британский претензий Южноафриканская Кейп-Колония
1821 Мексика Независимость
1821 Mexico, Realist Painter
1848 Коммунистическое манифест Маркса
1859 Дарвин публикует по происхождению видов
1861 Американская гражданская война
1863 Khan защищает Афганистан
1864 Mendel Mendel и Maxwell
1865 Mendel
1865 У. S. Congress Bans Slavery
1865 Claude Monet, император Meiji восстанавливает имперское правило в Японии
1873 Gauguin, Post-Impressistist
1876 Bell Patents Телефон
1879 Edison Electric Light
1900 Boxer Bevellion в Китае
1900 Matisse, Picasso, И Duchamp
1901 Roosevelt и его грубые гонщики
1903 первого самолета Райт Братьев
1904 Sigmund Freud, Psychoanalyst
1905 Einstein’s Annus Mirabilis
1905 Осштаинская империя реформы
1912 Galaxies
1914 GANDHI в Индии
1914 г. Геноцид Армении
1914 мировая война I
1915 René Magritte, сюрреалист
1917 г. Большевикский революция в Ленине
1924 г. 1900.12. 1929 избирательное право на Уолл-стрит и великая депрессия
1933 Гитлер Холокост
1940 Вторая мировая война II
1945 Организация Объединенных Наций
1945 г. Green Revolution
1948 Mohandas Gandhi убит
1948 г. Народ Израиля
1954 Браун против.Совет по образованию
1957  Спутник и Юрий Гаргарин
1963  Джон Ф. Кеннеди
1969  Американские астронавты ходят по Луне
1975  Окончание войны во Вьетнаме
1989  Падение Берлинской стены
1991  Горбачев уходит в отставку; Коммунизм объявлен вне закона
2001  11 сентября и война с террором
2004  Информационная эпоха и глобальный Интернет

www.aachen.de — Премия Карла Великого

«Мы имеем честь предложить ежегодное вручение международной премии за самый ценный вклад в службу западноевропейского понимания и работы для сообщества, а также в службу человечества и мира во всем мире.Этот вклад может быть в области литературной, научной, экономической или политической деятельности». Когда это предложение было выдвинуто 19 декабря 1949 года д-ром Куртом Пфайффером основанной им группе чтения «Corona Legentium Aquensis», кто осмелился предсказать, что «Международная премия Карла Великого», провозглашенная на Рождество 1949 года, должна была стать самой важной и желанной наградой за заслуги перед объединением Европы?

Недвусмысленно ссылаясь на Карла Великого как на «основателя западной культуры», во время правления которого город Ахен когда-то был духовным и политическим центром всей территории, которая сейчас является Западной Европой, докторПфайффер также упомянул право имперского города на «особое слушание, не в последнюю очередь из-за его естественной ответственности как старого приграничного города, стремящегося выступить посредником и преодолеть границы». Уже из этих нескольких слов видно, что амбиции основателя премии Карла Великого простирались далеко за пределы Аахена. Символическое содержание первой политической награды, врученной в Федеративной Республике Германии, когда она была еще в зачаточном состоянии, было призвано стимулировать интерес и поддержку процесса интеграции не только среди немцев, но и среди их европейских соседей.

Д-р Пфайффер быстро приобрел видных сторонников своей инициативы. Вместе с тогдашним мэром Аахена Альбертом Маасом, епископом Йоханнесом Йозефом ван дер Фельденом, ректором университета Вильгельмом Мюллером и еще восемью деятелями из политических, деловых и научных кругов он учредил «Ассоциацию для присуждения Международной премии Карла Великого». в марте 1950 г. за проведение всех мероприятий по присуждению премии. Сами учредители сформировали первый совет директоров.О том, с какой энергией они приступили к выполнению своей задачи, свидетельствует тот факт, что всего несколько недель спустя, в День Вознесения 1950 года, первая премия Карла Великого была присуждена Ричарду графу Куденхове-Калерги, основателю Панъевропейского движения.

Единодушный положительный отклик на это и последующее награждение профессора Хендрика Бругманса побудил Совет директоров предпринять еще более смелые шаги в своем вкладе в строительство общего дома Европы. Настоящим прорывом стало вручение награды премьер-министру Италии Альсиде де Гаспери в 1952 году.С тех пор Международная премия Карла Великого города Аахена неоднократно посылала сообщения и импульсы, выходящие далеко за пределы Германии и способствующие единству Европы. Выдающееся значение лауреатов премии со временем приобрело особый политический и моральный вес.

Выдающийся список лауреатов премии Карла Великого отражает историю процесса объединения Европы. Он был вручен отцам-основателям Объединенной Европы, таким как де Гаспери, Шуман, Монне и Аденауэр, а также тем, кто воплощал надежду на интеграцию, таким как Эдвард Хит, Константин Караманлис и Его Величество Хуан Карлос I.Таким образом, премия Карла Великого является не только выражением благодарности за длительные заслуги перед единством Европы, но и поощрением и выражением надежд и ожиданий, направленных в будущее. Как выразился Курт Пфайффер, «Премия Карла Великого направлена ​​в будущее и в то же время воплощает в себе обязательство — обязательство высочайшей этической ценности. Она направлена ​​на добровольный союз европейских народов без ограничений, чтобы в обретя новые силы, они могут защищать высшие земные блага — свободу, человечность и мир — и обеспечивать будущее своих детей и детей детей.»

С большим уважением к этому обязательству первоначальное провозглашение Премии Карла Великого было подтверждено в 1990 году совместным заявлением Совета города Аахена и Ассоциации по присуждению Премии Карла Великого, а также идея учредители были расширены за счет включения аспектов преодоления разрыва между Севером и Югом и защиты природных ресурсов во всем мире. Совет директоров Премии Карла Великого также выразил свою убежденность в том, что «из-за событий, произошедших с 1989 года в Германии и Восточной Европе… движение к всеобъемлющему союзу больше не является утопией».Демократическое движение в Центральной и Восточной Европе также нашло отражение в присуждении премии таким выдающимся личностям, как Дьюла Хорн, Вацлав Гавел, Бронислав Геремек и Дьёрдь Конрад.

После присуждения премии 2002 года евро, представленной Европейским центральным банком и его президентом Вимом Дуйзенбергом, Совет директоров избрал президента Европейского конвента Валери Жискар д’Эстена (2003 г.) и президента Европейского Парламент, Пэт Кокс (2004 г.), тем самым явно делая акцент на углублении интеграционного процесса и укреплении парламентских, демократических аспектов Союза.Пэт Кокс получит международную премию имени Карла Великого города Аахена в День Вознесения, 20 мая 2004 г., в Коронационном зале городской ратуши Аахена.

Совет директоров и Ассоциация Премии Карла Великого привержены продолжению работы, начатой ​​Куртом Пфайффером более пятидесяти лет назад, твердо веря в то, что европейская интеграция является единственным способом создания и защиты мира, свободы и процветания в Европе. Совет директоров и Ассоциация поддерживаются «Фондом Международной премии Карла Великого города Аахена», созданным в 1997 году и состоящим из европейских деятелей из области бизнеса, политики, средств массовой информации и науки. Цель встреч Фонда призов Карла Великого – придать новый импульс процессу объединения и привлечь сердца и умы граждан и молодежи к Европе.

В начале этого нового века мы хорошо понимаем, что предстоит пройти еще долгий путь для создания единой Европы. Еще одна веха на этом маршруте будет достигнута всего через несколько недель. Присоединение десяти новых государств-членов к Европейскому союзу 1 мая 2004 года знаменует собой начало новой эпохи в процессе европейской интеграции.Это окончательно закроет послевоенную главу в истории Европы, которая характеризовалась холодной войной и разделением Европы.

Развитие этого всеобъемлющего союза европейской семьи народов неразрывно связано с личностью и делом жизни Его Святейшества Папы Иоанна Павла II. Его 25-летний понтификат войдет в историю как период, когда были заложены основы прочного порядка мира и свободы, а также стабильности и процветания для будущих поколений на всем континенте.

Чтобы воздать должное выдающемуся жизненному труду на благо европейского понимания и общества, на службе человечности и мира во всем мире, Совет директоров Премии Карла Великого имеет честь вручить экстраординарную Премию Карла Великого Его Святейшеству Папе Иоанну Павлу II.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.