Премьер министр великобритании подписавший мюнхенские соглашения 1938 г: Разгадайте кросворд По горизонтали: 2.Президент США провозгласивший «новый курс». 3. Статут 1931г. о взаимоотношениях Великобритании…

Мюнхенская точка невозврата: самоубийство Европы — Игорь Павловский

Игорь Павловский, 30 сентября 2016, 09:01 — REGNUM

Кукрыниксы. «Мюнхенский сговор»

Именно Мюнхенский сговор стал началом Второй мировой. Понятно, что в официальной историографии принято считать, что война началась с первых выстрелов в сентябре 1939 года в Польше. Но то, что случилось в Польше, стало следствием того, что произошло в Мюнхене 1938 года.

Удобная позиция, которая не просто доминирует в массовом сознании европейского обывателя, но и сознательно пропагандируется во всех странах ЕС: войну начали два тирана: Гитлер и Сталин, а «свободный» и «демократический» мир вынужден был из двух зол выбирать меньшее и с ним убивать большее зло.

Невилл Чемберлен

Схема проста и незамысловата. Поэтому и эффективна, к сожалению. То, что «свободный и демократический» мир собственными руками вырастил Гитлера и долго и нудно натравливал его на Восток, — про это стараются забыть и не говорить никогда.

Но реалии предвоенной политики таковы, что именно Великобритания, Франция и Германия сделали всё для развязывания новой самоубийственной войны в Европе и далее по всему миру.

Итак.

Июнь 1935 года. Великобритания и нацистская Германия подписывают двусторонний договор о соотношении военно морских сил (Англо-германское морское соглашение). При подписании этого договора Британия не уведомляет своих союзников по Первой мировой войне — Францию и Италию о данном договоре с Гитлером. Великобритания сознательно идет на первое крупное нарушение условий Версальского договора со стороны Германии.

Германия по Версальскому мирному договору

7 марта 1936 года. Еще слабая и практически беззащитная Германия занимает Рейнскую демилитаризованную зону (Рейнланд). По условиям Локарнских соглашений, Германия не имела права держать в этой части своей страны вооруженные силы и строить укрепления. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, почему страны Антанты наложили такое ограничение на Германию.

Через Рейнланд в случае отсутствия там воинских частей и укреплений французские войска могли достаточно быстро добраться до центральных районов Германии и выйти на соединение со своими союзниками — чехословаками.

Согласно Рейнскому гарантийному пакту (1925), в случае нарушения договора о демилитаризации Рейнланда страны, подписавшие это соглашение, должны были оказать немедленную помощь той стране, против которой военные акции в этой зоне будут направлены. Франция, которая имела не просто превосходство над только что формировавшимся вермахтом, а подавляющее превосходство (13 дивизий на границе против 3 немецких батальонов), не предпринимает никаких шагов. Американский историк и свидетель тех событий Уильям Ширер отмечал, что введение немецких войск в Рейнланд было чистейшей авантюрой Гитлера и достаточно было Франции двинуть несколько дивизий — и они бы не только выбили из рейнской зоны германские войска, но и имели шанс дойти до Берлина. Первый крупный военный успех Гитлера в Европе.

Гитлер торжествует.

Немецкие батальоны занимают Рейнскую область

Со сдачей Рейнланда Чехословакия, Югославия и Румыния и другие страны системы «коллективной безопасности» поняли, что могут оказаться наедине с угрозой вторжения со стороны Германии. Это не могло не подтолкнуть часть этих стран в сторону поиска контактов и установления хороших, а подчас и союзнических отношений с нацистской Германией.

25 июля 1936 года. Франция под давлением Великобритании объявила о «невмешательстве в испанские дела» и разорвала договор о поставках оружия в республику. 8 августа Франция объявила о полном эмбарго на ввоз оружия в Испанию. 24 августа соглашение о «невмешательстве» подписали все европейские государства, 9 сентября в Лиге наций начал работу специальный «Комитет невмешательства в испанские дела».

Гитлеровская Германия и фашистская Италия, наоборот, активно вмешались в войну на стороне мятежников. Великобритания и Франция сделали всё, чтобы переворот в Испании удался и к власти пришли фашисты. Единственное государство в Европе, которое активно поддержало законные власти Испании ‑ и не только морально, но и вооружением и военными специалистами, был СССР.

Итальянские интервенты в Испании

30 января 1937 года. Гитлер отзывает подпись Германии под Версальским договором. Протестов со стороны Великобритании и Франции не последовало.

17 ноября 1937. Министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс дал согласие Гитлеру на «приобретение» Австрии.

22 февраля 1938 года. Британский премьер-министр Чемберлен отметил в своем выступлении в британском парламенте: «Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять».

Вступление немецких войск в Австрию, 11-12 марта 1938 года

12 марта 1938 года. Войска нацистской Германии вошли на территорию Австрии. Получив Австрию, Гитлер увеличил население Германии почти на 7 млн человек, получил источники сырья, военные производства, в вермахт вошли 6 новых дивизий. Чехословакия оказалась практически окружена нацистской Германией.

30 сентября 1938 года. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписывают Мюнхенское соглашение, по которому Чехословакия обязана отдать Германии Судетскую область своей страны.

В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение

Представители Чехословакии на подписании договора приглашены не были. Им вручили уже подписанный документ. «Старшие товарищи и союзники» решили участь этого государства без его мнения. Впрочем, накануне подписания документа, давшего старт Второй мировой войне, послы Британии и Франции заявили солидарно чехословацкому правительству, что в случае, если оно не примет немецких предложений, то французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Кроме того, правительству Бенеша было заявлено, что «если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне, и они поддержат Германию».

Подписание соглашения. Даладье

Два демократических государства Европы собственными руками сделали всё, чтобы их союзник — Чехословакия — сдался без боя, а германский Рейх получил не только новые территории и людские ресурсы, но и мощную военную и промышленную чехословацкую базу, которую он активно эксплуатировал во Второй мировой войне.

СССР на всем протяжении международного конфликта вокруг Чехословакии оставался единственной страной, которая с самого начала подтверждала свои союзнические обязательства в отношении этой страны. До самого последнего дня кризиса СССР через официальные и неофициальные каналы давал знать чехословакам, что готов воевать за их независимость. Однако категорический отказ Польши и Венгрии в проходе советских войск на защиту Чехословакии через свои территории, а также нежелание Франции выполнять обязательства по защите суверенитета Чехословакии (согласно «Договора о коллективной безопасности», СССР мог оказать помощь Чехословакии только в случае оказания военной помощи Чехословакии Францией), ультиматумы и угрозы со стороны Британии и Франции привели к тому, что Чехословакия отказалась от всех предложений по своей защите, исходивших от СССР.

Английская карикатура на тему Мюнхенского соглашения

Система коллективной безопасности в Европе рухнула. И главными виновниками в развале были Великобритания и Франция.

После Мюнхена границы в Европе начинают стремительно меняться. Малые страны Европы понимают, что отныне на континенте появляется новый гегемон — нацистская Германия. Польша, Венгрия, Румыния, Болгария стремятся «наперегонки дружить» с Гитлером, заверяя его в своей лояльности. Доходит до того, что польский глава МИДа Юзеф Бек в своих разговорах с главой МИДа Германии всерьез рассматривает возможность совместной войны Польши и Германии против СССР. Да и в правящих кругах Великобритании и Франции СССР воспринимается не как равноценный партнер в вопросах безопасности, а как сторона, куда можно канализировать агрессию Гитлера. По информации советского полпредства в Лондоне, в политических кругах Англии после «Мюнхена» активно дискутировался вопрос о том, что «далее Гитлер пойдет на Восток и что его ближайшим крупным объектом является Украина».

Чемберлен. «Я привез вам мир!»

«Правящие круги» ошиблись. Съев Польшу, Гитлер пошел на Запад. Европа пережила страшнейшую войну в своей истории с массовым убийством людей, разрушением промышленности, уничтожением городов и исторических ценностей. А главную тяжесть войны в Европе вынес на себе Союз Советских Социалистических Республик, который выдержал агрессию Гитлера и уничтожил нацистское государство, которое так тщательно выращивали два демократических государства Европы — Великобритания и Франция.

Мюнхенская сделка и внешнеполитические перспективы в представлениях А. Гитлера и Н. Чемберлена.

Аннотация: Статья посвящена одному из самых неоднозначных договоров в истории международных отношений, «Мюнхенскому соглашению» 1938 г, подписанного накануне Второй мировой войны. Данное соглашение было заключено во время Мюнхенской конференции, где рассматривался вопрос территориального раздела Чехословакии, отвечавшего внешнеполитическим интересам подписавших сторон, прежде всего Германии и Великобритании как главных инициаторов этого договора. Их позиция по многим пунктам совпадала и оказала пагубное воздействие на Версальско-Вашингтонскую систему международных отношений, повлиявшее на развязывание новой мировой войны. По этой причине многие историки называют итоги Мюнхена – «Мюнхенским сговором», где главной целью являлась геополитическая задача ведущих держав Запада развернуть военную экспансию Третьего Рейха на Восток подальше от Западной Европы. В рамках этой задачи Н. Чемберлен и Э. Даладье проводили «политику умиротворения», чтобы уберечь европейские страны от немецкой агрессии или отсрочить сроки военных действий пожертвовав суверенным государством Чехословакия. Поэтому «Мюнхенская сделка» 1938 г. будет оставаться дискуссионной проблемой мировой истории, отставшей многие вопросы без ответов. Автор попытается дать ответы на эти вопросы в контексте англо-немецкой внешнеполитической игры второй половины 1930-х гг.

Ключевые слова: «Мюнхенская сделка», Чехословакия, А. Гитлер, Н. Чемберлен, Судетская область, «политика умиротворения», СССР

 

В 2022 г. минует уже 84 г. со дня подписания «Мюнхенского соглашения», а историки до сих пор спорят о влиянии данного документа на события, предшествующие Второй Мировой войне. Многие ученые считают, что заключение данного соглашения развязало руки нацистской Германии и, по сути, толкнуло мир к новой войне. Сутью этого соглашения, подписанного премьер-министром Великобритании Н. Чемберленом, премьер-министром Франции Э. Даладье, рейхсканцлером Германии А. Гитлером и премьер-министром Италии Б. Муссолини являлось передача Чехословакии Судетскую области Германии.

К середине 30-х г. XX века на политической арене наметились три главные силы: нацистская Германия, Версальские державы и СССР. Державами-победительницами после окончания Первой Мировой войны была установлена Версальско-Вашингтонская система международных отношений. Франция и Британия через международную организацию Лигу Наций являлись гарантом этой системы. Для стран, проигравших войну, как и для Советской России, формально, не будучи побеждённой, Версальская система не предусматривала ничего. Советскую Россию долго не хотели признавать в качестве субъекта международной политики, а также проводили против неё жесткую риторику, считая рассадником мирового коммунизма.

После Первой мировой войны Германия была «поставлена на колени». Контрибуция, ограничения во владении вооруженными силами, лишение права приобретения колоний, раздел территории мандатами Лиги Наций – вот последствия для проигравшей страны. Экономический кризис и нестабильная политическая ситуация в Веймарской республике позволила нацистам получить власть демократическим путем. А. Гитлер обещал гражданам Германии, что вернет былое величие их страны, освободит её от Версальской системы и сделает государство исключительно для немцев. Уже в 1933 г. фюрер приступил к возрождению вооруженных сил Германии в обход Версальского договора. Выйдя из Лиги Наций, Германия восстановила в стране всеобщую воинскую повинность. Сблизившись с фашистской Италией, А. Гитлер и Б. Муссолини принялись за пересмотр сложившегося баланса сил в Европе. Германию и Италию не беспокоила реакция международного сообщества, так как великие державы ничего не предпринимали, чтобы остановить разрушение Версальской международной системы. И здесь возникает вопрос, почему отвечавшие за европейскую безопасность Британия и Франция, не смогли или не захотели противостоять диктаторам? Ответ скрывается за «Мюнхенской сделкой» 1938 г.

Аншлюс с Австрии подогрел геополитические амбиции А. Гитлера по захвату новых территорий и присоединения их к Германии. Международная напряжённость усиливалась, но на защиту суверенитета Австрии не встало ни одно государство, кроме СССР. За счет Австрии Лига Наций потеряла свой авторитет, а Третий Рейх увеличил численность населения своей страны, что сыграло роль в будущем мировом конфликте. Следующей жертвой немецкой экспансии стала Чехословакия, которая открывала дорогу в Юго-Восточную Европу, в бассейн Дуная и на Балканский полуостров.

Чехословакия получила свою независимость в результате распада Австро-Венгерской империи и пунктов Версальского договора о праве наций на самоопределение. Отделение от Австрии позволило Чехословакии избежать выплат репараций за Первую мировую и опередить Веймарскую республику по промышленному, экономическому и военному потенциалу. Судетская область Чехословакии представляла собой не только провинцию, где проживало немецкоговорящее население, но и регион с мощными оборонительным укреплениями, со знаменитыми заводами «Шкода», благодаря котором страна входила в лидеры по мировому экспорту вооружений. Как пишет известный российский историк Н. Павлов: «Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента оккупации Германией и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за это же время вся военная промышленность Великобритании» [1]. На тот момент Чехословакия могла за себя постоять, она обладала превосходной экипированной и вооруженной армии, мощными приграничные укреплениями, кроме того, в случае войны в рамках союзнического договора её готовы были поддержать Франция и СССР. Фюрер Германии решил с войной не рисковать, а спровоцировать внутриполитическую обстановку с целью создать мировую проблему о судьбе судетских немцев. В результате антиправительственных выступлений возник политический кризис, приведший вначале к договоренности об автономизации Судетской области (миссия Ренсимена), а затем к требованиям нацистов об отделении данных территорий от Чехословакии. А. Гитлер стал угрожать войной в Европе в случае невыполнения данного требования.

В этот напряженный и ответственный момент Великобритания и Франция занимают двойственную позицию. Когда должность премьер-министра занял Э. Даладье Франция перестала вести независимую внешнею политику связав её с курсом британской политики, где потенциальной угрозой был объявлен Советский Союз. Великобританию и Францию стал объединять страх влияния Советского Союза в мировом пространстве, чем реальная опасность со стороны нацисткой Германии. А. Гитлер, играя на этих настроениях, заявлял, что хочет мира в Европе, но не допустит дискриминации немецкоговорящего населения Судетов. Третий Рейх рассчитывал, что страх Европы перед большевизмом и новой войны в Европе убедит Великобританию пойти на сотрудничество в вопросе передачи Судетов немцам. Основной внешнеполитической и дипломатической доктриной кабинета правительства тори Великобритании стала «политика умиротворения», где главным автором и вдохновителем стал премьер-министр Н. Чемберлен. Он рассчитывал, что путем максимальных уступок удастся отвратить гитлеровскую агрессию от Великобритании и Франции, закрепив фюрера юридическими обязательствами по недопущению поводов для будущей войны. Для этого необходимо убедить Францию расторгнуть союзнические договоренности с Чехословакией и СССР и вступить в сговор с нацистской Германией, передав ей Судетскую область. Этот политический шаг дорого обошелся международному престижу Франции, ослабивший её геополитические позиции.

По словам известного советского дипломата В. Потёмкина, свидетеля тех событий: «20-21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что в случае, если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Также они сообщили следующее: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне» [2].

29 сентября 1938 г. в Мюнхене состоялась встреча с главами правительств Великобритании, Франции, Германии и Италии. Чехословацкая делегация была лишь допущена тогда, когда соглашение о передаче Судетов Германии было подписано инициаторами встречи. Под давлением Франции и Великобритании правительство президента Э. Бенеша подписало «Мюнхенское соглашение». Впоследствии, несмотря на германские гарантии целостности оставшейся части чехословацкого государства, его дележ продолжился. Польша получила Тешин, Венгрия — Закарпатье и южную Словакию. На оставшихся словацких землях было провозглашено государство Словакия, а части чешских территорий были присоединены к Третьему Рейху как протекторат Богемии и Моравии. А. Гитлер, получив Судеты, смог без крови оккупировать и остальную Чехословакию и продвигаться дальше на Восток.

Изучая логику «политики умиротворения» Н. Чемберлена, одна часть историков считает такую политику попыткой перестроить испытывающую кризис Версальскую систему международных отношений, через дипломатию, а также любой ценой сохранить мир. Так Н. Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон, у трапа самолёта заявил: «Я привёз мир нашему поколению». Другая часть полагает, что истинная причина проведения данной политики – это ненависть к Советской России. Франция и Великобритания использовали «Мюнхенский сговор» для подписания двухсторонних договоров о взаимном ненападении с нацистской Германией, надеясь за счет «политики умиротворения» направить военную агрессию А. Гитлера в сторону СССР или даже вместе с Германией поучаствовать в «крестовом походе против большевиков». По словам российского историка В. Сиполса: «Лозунг консерваторов в то время был: «Чтобы жила Британия, большевизм должен умереть» [3].

Действительно, двойная игра была выгодна для Н. Чемберлена, ведь он выступал за мир в Европе, рассчитывая, что А. Гитлеру будет достаточно захваченных новых стран, и он не посмеет напасть на страны «старого света», а лучше будет, если ударит по ненавистному СССР. Но с этим Н. Чемберлен ошибся, А. Гитлера не остановило заключенное союзническое соглашение с Польшей. Хотя, если обратиться к событиям «странной войны», когда англичане и французы, объявив войну, не вторглись в Германию, вероятнее всего у Н. Чемберлена оставалась еще надежда – после Польши будет Советский Союз.

Таким образом, «Мюнхенская сделка» 1928 г. о передаче Германии Судетов не принесло мира, а наоборот открыло путь к развязыванию Второй мировой войны. Будущий премьер-министр Великобритании У. Черчилль о событиях Мюнхена произнес в палате общин пророческие слова: «Англии пришлось выбирать между позором и войной – она выбрала позор и получила войну». Внешнеполитический просчет Н. Чемберлена приблизил мир к военной катастрофе и ненадолго вознес победный триумф А. Гитлера. Вместе с тем, «позор Мюнхена» не очень-то любят вспоминать многие западные политики, ведь куда приятнее переключить внимание общественности на более позднее соглашение о ненападении между Германией и СССР – «Пакт Молотова-Риббентропа», проще возложить ответственность за развязывание войны на двух диктаторов XX века. «Мюнхенское соглашение» 1938 г. учит, что в политике за принимаемый выбор лежит ответственность, которая определяет её последствия для будущих поколений человеческого сообщества.

 

Список литературы

1. Павлов Н. В. Внешняя политика третьего рейха (1933 – 1945) // MGIMO.ru. 2012. Январь. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://mgimo.ru/files/210929/III_reich. pdf

2. Потёмкин В. П. Дипломатия в новейшее время (1919—1939 гг.). М.; ОГИЗ, 1945. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fb2.booksgid.com/content/65/vladimirpotemkindiplomatiyavnoveysheevremya-1919-1939-gg/148.html

3. Сиполс В. Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. М., Международные отношения, 1979. С. 320.

Невилл Чемберлен | Холокост Энциклопедия

Чемберлен родился в политической семье, но сам пришел в политику поздно после карьеры в бизнесе. Он был мэром Бирмингема во время Первой мировой войны и был избран в парламент в 1918 году. Чемберлен также был канцлером казначейства. Представляя Консервативную партию, Невилл Чемберлен стал премьер-министром Соединенного Королевства в 1937 году.

Умиротворение

Невилл Чемберлен стал для многих лицом политики «умиротворения», принятой многими европейскими державами после Первой мировой войны9.0003

Эти державы стремились избежать еще одной крупномасштабной войны в Европе, возникшей из-за спора о территории, который не считался жизненно важным (как это произошло с Сербией во время Первой мировой войны). Кроме того, катастрофические военные потери сделали Великобританию и Францию ​​психологически, экономически и в военном отношении неподготовленными к новой войне в Европе.

В результате многие европейские лидеры приняли политику умиротворения по отношению к агрессивным лидерам, таким как Гитлер. Вместо того, чтобы рассматривать умиротворение как форму капитуляции, дипломаты рассматривали умиротворение как способ предотвращения войны путем предоставления небольших и относительно безболезненных уступок для удовлетворения требований Гитлера, лишая его возможности начать войну.

Кроме того, крах Лиги Наций, созданной после Первой мировой войны, оставил Европу без мощного международного органа, который мог бы каким-либо образом остановить или наказать немецкую агрессию. Почти ни одна нация не желала идти на войну из-за того, что они считали тривиальными проблемами.

Кроме того, сохраняющееся чувство вины за суровые условия, наложенные на Германию союзниками, вызвало нежелание выполнять эти условия. Таким образом, Гитлер мог игнорировать военные ограничения, наложенные на него Версальским договором, и повторно оккупировать Рейнскую область без особой реакции со стороны Европы.

Политика умиротворения столкнулась с наибольшим вызовом во время Судетского кризиса 1938 года.

Судетский кризис

Одной из главных целей Гитлера была территориальная экспансия германского государства. Он полностью планировал использовать войну как средство для достижения этой цели.

В 1938 году Гитлер обратил свой взор на Чехословакию, страну, недавно созданную Версальским договором в соответствии с концепцией национального самоопределения. Этот принцип гласил, что национальные и этнические группы имеют право определять свою политическую судьбу. Однако было невозможно обеспечить, чтобы все национальные границы определяли все этнические группы, и поэтому большое количество немцев внезапно оказалось в части Чехословакии, известной как Судетская область. Воодушевленные нацистами немцы-националисты в Судетской области требовали возвращения в Германию.

Гитлер обратил условия Версальского договора против его авторов. Он утверждал, что «3 500 000 немцев были оторваны от своих соотечественников компанией безумцев [Версальский договор]». Он и его сотрудники в Чехословакии добавили, что немцев угнетают. Поэтому Гитлер потребовал, чтобы Судеты были возвращены Германии в соответствии с принципами национального самоопределения. Он дал понять Европе, что Германия готовится напасть на Чехословакию, «защищая» свой народ.

Мюнхенское соглашение (30 сентября 1938 г.)

Когда война, казалось, маячила на горизонте, премьер-министр Невилл Чемберлен 15 сентября 1938 года вылетел в Берлин, пытаясь «обеспечить мир».

Выслушав жалобы и разглагольствования Гитлера по судетскому вопросу, Чемберлен назвал его блефом, сказав: «Если я правильно понял вас, то вы в любом случае полны решимости действовать против Чехословакии… В этих обстоятельствах лучше, если я уйду прямо прочь. Видимо, все это бессмысленно». Таким образом, Чемберлен занял жесткую позицию по отношению к угрозам Гитлера.

Гитлер отказался и согласился отложить военные действия, если Чемберлен обсудит выход из кризиса. Итальянский лидер Бенито Муссолини и окружение Гитлера, вероятно, советовали Гитлеру избегать войны. Чемберлен вернулся 29 сентября с премьер-министром Франции Даладье и Муссолини, чтобы достичь окончательного урегулирования. Они договорились, что территория Судет будет передана Германии. Чехословацкие лидеры не присутствовали и не консультировались, но было ясно, что они не получат поддержки, если откажутся от условий.

Гитлер согласился, и Чемберлен, полагая, что ему удалось предотвратить войну, по прибытии в Англию провозгласил толпе «мир для нашего времени».

Последствия

Многие европейцы восприняли Мюнхенское соглашение положительно, как предотвратившее войну и спасшее по крайней мере часть Чехословакии.

По иронии судьбы, для Гитлера соглашение было унижением. Он действительно хотел войны, а вместо этого обнаружил, что его перехитрили и привели к мирному решению. Он больше не повторит эту ошибку. Когда позже он нарушил свое обещание не требовать больше территории и вторгся в Польшу, Гитлер также разрушил карьеру Невилла Чемберлена и навсегда запятнал концепцию политики умиротворения. «Все, ради чего я работал, — сказал Чемберлен Палате общин, — превратилось в руины».

Чемберлен ушел с поста премьер-министра в 1940 году, уступив место Уинстону Черчиллю, но согласившись служить в его военном кабинете. Чемберлен умер в 1940 году. Его наследие навсегда связано с провалом политики умиротворения.

Семьдесят пять лет назад британский премьер подписал Мюнхенский пакт.

Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен (справа) беседует с переводчиком Адольфа Гитлера Паулем Шмидтом во время их встречи в отеле Dreesen в Годесберге, Германия, 19 сентября.38. Несколько дней спустя Чемберлен подписал мирное соглашение, которое, хотя и подвергалось критике в ретроспективе, было его лучшим выбором в то время.

Фото Fox Photos/Getty Images, Fox Photos

Семьдесят пять лет назад, 30 сентября 1938 года, премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен подписал Мюнхенский пакт, согласно которому часть Чехословакии передавалась Германии Адольфа Гитлера. Чемберлен вернулся в Великобританию, получив признание публики, заявив, что добился «мира для нашего времени». Сегодня премьер-министра обычно изображают глупым человеком, который был не прав, пытаясь «умиротворить» Гитлера, — поучительная история для любого лидера, достаточно глупого, чтобы предпочесть переговоры конфронтации.

Но мнение историков изменилось в конце 1950-х годов, когда британское правительство начало предоставлять исследователям записи эпохи Чемберлена. «Результатом этого стало обнаружение всевозможных факторов, которые сузили возможности британского правительства в целом и сузили возможности Невилла Чемберлена в частности», — объясняет Дэвид Даттон, британский историк, недавно написавший биографию премьер-министра. . «Доказательства были настолько неопровержимыми, — говорит он, — что многие историки пришли к выводу, что Чемберлен «не мог сделать ничего, кроме того, что он сделал» в Мюнхене. Со временем, говорит Даттон, «вес историографии начал смещаться в сторону гораздо более благосклонного отношения» к Чемберлену.

Во-первых, взглянем на военную ситуацию. Большинство историков сходятся во мнении, что британская армия не была готова к войне с Германией в сентябре 1938 года. Если бы война разразилась из-за чехословацкого кризиса, Великобритания смогла бы послать на континент только две дивизии, причем плохо оснащенные. . В период с 1919 по март 1932 года Великобритания основывала свое военное планирование на «правиле 10 лет», которое предполагало, что Великобритания не столкнется с крупной войной в следующем десятилетии. Перевооружение началось только в 1934 году — и то на ограниченной основе. Британская армия, какой она была на 19 сентября38 просто не предназначался для боевых действий на континенте. Не было завершено и перевооружение ВМФ и Королевских ВВС. Перевооружение британского флота возобновилось в 1936 году в рамках пятилетней программы. И хотя гитлеровские люфтваффе в конце 1930-х неоднократно удваивались в размерах, только в апреле 1938 года британское правительство решило, что его военно-воздушные силы могут закупать столько самолетов, сколько можно произвести.

Все это учитывалось в том, что Чемберлен слышал от своих главных военных советников. 19 марта38 марта британские военные начальники штабов подготовили доклад, в котором заключался вывод о том, что Великобритания никак не может помешать Германии захватить Чехословакию. В целом британские генералы считали, что армия и нация не готовы к войне. 20 сентября 1938 года тогдашний полковник Гастингс Исмей, секретарь Комитета имперской обороны, направил записку Томасу Инскипу, министру по координации обороны, и сэру Горацию Уилсону, государственному служащему. Время было на стороне Британии, утверждал Исмей, написав, что отсрочка начала войны даст Королевским военно-воздушным силам время для приобретения самолетов, способных противостоять люфтваффе, что он считал единственным шансом победить Гитлера. Британские стратеги, в том числе Исмей, считали, что их страна может выиграть долгую войну (при условии, что у них будет время к ней подготовиться). Это было общепринятым мнением, которое, несомненно, учитывалось в расчетах Чемберлена.

Историки расходятся во мнениях относительно того, было ли положение британских военных по отношению к Германии объективно лучше в 1939 году, чем в 1938 году. более оптимистичный тон в месяцы между Мюнхеном и началом войны. Какой бы ни была ситуация на местах, ясно, что уверенность британских военных в своих возможностях в 1939 году была намного выше, чем во время мюнхенского кризиса, особенно из-за развития радаров и развертывания новых истребителей. В 1939 году военные считали, что он готов. В 1938 году этого не было.

На этой недатированной фотографии Чемберлен встречается с Гитлером.

Фото AFP/Getty Images

Дипломатические возможности Чемберлена также были ограничены. В Первой мировой войне объявление войны Великобританией автоматически вовлекло в борьбу Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Но конституционный статус этих стран Содружества изменился в межвоенный период. Согласно британским архивам, было далеко не ясно, мог ли Чемберлен рассчитывать на поддержку этих стран в случае начала войны с Германией из-за Чехословакии. «На самом деле было ощущение, что вероятность того, что Великобритания сможет одержать победу над Германией и, возможно, Италией и Японией, и с очень небольшим количеством потенциальных союзников, была мала», — говорит Даттон. Советская Россия рассматривалась как потенциальный враг, которого следует опасаться, а не как потенциальный союзник. Законы о нейтралитете Америки сделали маловероятным, что даже добровольный президент мог бы втянуть Соединенные Штаты в борьбу. В архивах также есть множество свидетельств того, что британское правительство почти полностью пренебрегало стабильностью и боеспособностью Франции, ее единственного вероятного союзника из крупных держав. Средняя продолжительность правления Третьей республики в XIX в.30 лет — это девять месяцев. Когда война все-таки разразилась, сомнения Чемберлена относительно стойкости Франции оказались пророческими.

Не была готова и британская общественность к войне в сентябре 1938 года. «Легко забыть, что прошло всего 20 лет после окончания последней войны», — отмечает Даттон. Британские политики знали, что электорат никогда больше не пойдет добровольно на жертвы, подобные тем, которые он принес в Первую мировую войну. Сомма и Пашендейле оставили шрамы, которые все еще жалят, и лишь немногие британские лидеры были готовы призвать свой народ к войне. снова эти бои. Многие люди видели работу люфтваффе в гражданской войне в Испании и опасались, что воздушные бомбардировки сделают вторую войну более разрушительной, чем первая. Поэтому любая стратегия, которая предлагала альтернативу отправке больших армий в Европу, находила сторонников на всех уровнях британского общества. «Было ощущение, что любой разумный политик изучит все возможности, чтобы избежать войны, прежде чем признать, что война неизбежна», — говорит Даттон.

Если Британии предстояло начать войну с гитлеровской Германией, большинство людей не хотели этого из-за Чехословакии. «Люди говорили о Чехословакии как об искусственном творении, — говорит Даттон. «В 30-х считалось, что проблема существует, ее можно решить путем переговоров, и мы должны попытаться. Это было не то, что могло бы объединить страну, [как] вопрос, из-за которого нужно было идти на войну».

Современный взгляд на Гитлера также не отражает того, каким нацистский диктатор воспринимался в конце 1930-х годов. Блицкриг и концлагеря еще не были частью общественного воображения. Британцы уже имели дело с одним фашистом, Бенито Муссолини, за много лет до того, как Гитлер пришел к власти, и ведущие британские дипломаты и военные мыслители относились к Гитлеру так же, как и к Муссолини, — больше бравады, чем содержания. Более того, многие европейцы считали законными жалобы Германии на урегулирование Первой мировой войны. Теперь мы видим действия Гитлера в начале и середине 1930-х годов как часть неумолимого марша к войне. В то время это было не так. Немецкое перевооружение и повторная оккупация Рейнской области казались неизбежными, потому что держать такую ​​большую страну, как Германия, разоруженной в течение десятилетий было нереально. Гитлеровское слияние Австрии и Германии, казалось, было тем, чего хотели многие австрийцы. Даже требования о кусках Чехословакии в то время не считались необоснованными — в конце концов, в этих районах проживало много немцев.

Итак, когда Чемберлен вернулся из Мюнхена с известием о заключении мирного соглашения, улицы заполнили ликующие толпы, а пресса ликовала.

К чести Чемберлена, его взгляды менялись по мере того, как становились яснее намерения Гитлера. Когда Гитлер взял Прагу и центральную часть Чехии в марте 1939 года — это было его первое вторжение в территорию, явно не имевшую глубоких немецких корней, — Чемберлен сказал, что опасался, что это может быть «попыткой господства в мире силой». Он удвоил численность Территориальной армии (британская версия Национальной гвардии) и 20 апреля впервые в истории Великобритании ввел призыв в мирное время. Затем, 3 сентября, примерно через 11 месяцев после Мюнхена, он начал войну со своей страной.

Историки часто выступают против общепринятого мнения. Однако в случае с Чемберленом разрыв между общественным восприятием и историческими данными служит политической цели. История, которую нам рассказывают о Мюнхене, — это история о тщетности и глупости поисков мира. В американских политических дебатах слова «умиротворение» и «Мюнхен» используются для того, чтобы избить тех, кто выступает против войны. Но всякая война — это не Вторая мировая война, и каждый диктатор — не Гитлер. Должны ли мы действительно обвинять Чемберлена в том, что он отложил потенциально катастрофическую битву, против которой предостерегали его военные советники, к которой не были готовы его союзники, а его народ не поддержал? «Люди должны попытаться поставить себя на место главы британского правительства в XIX веке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *