Повесть о бражнике краткое содержание: Повесть о бражнике

Содержание

Повесть о бражнике

В индексы запрещённых книг в XVII в. было внесено сочине­ние, кратко обозначенное «О бражнике» ', представляющее собой пародию на старые переводные с греческого хождения в рай. Весь­ма возможно, что указание индекса относится к повести, известной под заглавием «Слово о бражнике, како вниде в рай». Претенден­том на поселение в раю в этом «Слове» является не благочестивый человек, всем подвигом своей жизни удостаиваемый принятия в рай или хотя бы только его видения, а пьяница, бражник, един­ственной заслугой которого было то, что, пьянствуя, он за всяким ковшом прославлял господа и, кроме того, часто по ночам молился богу. Когда бражник умер, господь повелел ангелу взять его душу и поставить у врат рая. Сделав это, ангел отошёл прочь, бражник же стал стучаться в райские двери. На стук бражника поочерёдно выходят апостолы — Пётр, затем Павел, цари Давид и Соломон, в некоторых списках — святой Никола. Все они не пускают браж­ника в рай, мотивируя это тем, что «бражником зде не входимо». Бражник всех их обличает, припоминая проступки каждого из них, и они, посрамлённые, удаляются от дверей рая. Когда и Иоанн Бо­гослов, друг христов, пытается воспрепятствовать бражнику войти в рай, он укоряет Иоанна: «А вы с Лукою написали во Евангелии: друг друга любяй, а бог всех любит, а вы пришельца ненавидите, а вы меня ненавидите! Иоанне Богослове! Либо руки своея отпи­шись, либо слова отопрись!» В ответ на эти слова Иоанн Богослов говорит бражнику: «Ты еси наш человек, бражник! вниди к нам в рай» — и открывает ему райские врата. Войдя в рай, бражник са­дится «в лучшем месте». Святые отцы, раздражённые его поступ­ком, спрашивают, зачем он вошёл в рай, да ещё сел в лучшем месте, к которому и сами они не смеют приступить. Но, не сму­тившись, бражник отвечает им: «Святые отцы! не умеете вы говорить с бражником, не токмо что с трезвым!» И все они сказали ему: «Буди благословен ты, бражник, тем местом во веки веков».

Сюжет повести, использованный, между прочим, Л. Толстым в рассказе «Кающийся грешник», известен и на Западе. С некото­рыми вариациями мы с ним встречаемся во французском фабльо и в немецком его пересказе. В первом выступает крестьянин, во втором — мельник. В русском варианте принятия в рай добивается бражник, требующий при этом себе лучшего места в раю, и тем са­мым усиливается сатирический и пародический смысл рассказа, где торжествует носитель того порока, за приверженность к которому не только прежде, но ещё в том же XVII в. полагались адские мучения, от которых можно было избавиться лишь покаянием в монастыре. В повести явно даёт себя чувствовать стремление про­тивопоставить церковной проповеди аскетизма утверждение права человека на земные радости, хотя бы и греховные с точки зрения обычных правил благочестивого поведения.

Калязинская челобитная

В форме юмористической челобитной написан в последней чет­верти XVII в. «Список с челобитной Калягина монастыря», обли­чающий распутное, пьяное житьё монахов одного из монастырей Тверской епархии. Низшая монастырская братия Каляэинского монастыря бьёт челом архиепископу тверскому Симеону на своего архимандрита Гавриила за то, что он, забыв страх божий и мона­шеские обеты, досаждает монахам: научил он плутов-пономарей не вовремя в колокола звонить и в доски бить, и те плуты-пономари ни днём, ни ночью не дают монахам покоя. В полночь монахов бу­дят на церковную службу, а они в это время сидят вокруг ведра без порток, в одних свитках, и не поспевают за ночь «келейного правила» в девять ковшей справить, взвар с пивом в вёдра пере­лить. Не бережёт архимандрит монастырской казны, жжёт много ладану и свечей, и тем он всю церковь закоптил, а у монахов от ко­поти выело глаза и засаднило горло. По приказу архимандрита у монастырских ворот поставлен с плетью кривой Фалалей. Не пускает он монахов за ворота, «в слободы ходить не велит — скотья двора посмотреть, чтоб телят в стан загнать, кур в подпол поса­жать, коровницам благословенья подать».

Приехав в Калязинский монастырь, начал архимандрит «мо­настырский чин разорять, старых пьяных всех разогнал». Запустел бы совсем монастырь, если бы начальные московские люди не до­гадались прислать в него новых бражников, которых сыскали по другим монастырям и по кружалам. Наказывает архимандрит мо-аахов нещадно:

А в Колязине он, архимандрит, просторно живёт, я

нашей братье в праздник и в будни на шеи больший чепи кладёт, да об нас же батоги приломал

и шелепы прирвал,

и тем а казне поруху учинил. а себе добытку мало получил.

Вздумали было монахи из пеньки вить длинные и толстые ве­рёвки, волочить ими из погреба бочки с пивом и теми бочками у ке­лий Двери заваливать, чтобы не пускать к себе «будильников», мешающих пить пиво. Но архимандрит распорядился из той пень­ки так верёвки вить, чтобы они пригодились на плети, и теми плетьми приказал слугам бить монахов, а монахам в это время ве­лел канон орать. Заставляет их архимандрит есть скудную пищу, а по их смыслу лучше бы в постные дни кормить их икрой, белой рыбицей, стерляжьей ухой, пирогами, блинами и другими вкусны­ми яствами и поить мартовским пивом подельным.

Пробуют монахи уговорить архимандрита жить в мире и в со­гласии с монахами, варить с ними пиво и братию допьяна поить, пореже в церковь ходить и их службой не томить, но архимандрит, «родиною поморец, а нравом ростовец, а умом кашинец», ни в чём своих советчиков не слушает и продолжает держать их в чёрном теле. Братия мечтает о том, чтобы освободиться от своего строгого начальника и обзавестись новым, который жил бы, как живёт она, и не притеснял бы монахов в их пьяном разгуле. А пока они про­сят архиепископа укротить сурового архимандрита. «А будет ему, архимандриту, и перемены не будет,— заявляют монахи,— и мы, богомольцы твои, ударим об угол да лошки, а в руки возьмём по­сошке, да ступим по дорожке в иной монастырь, а где пиво да вино найдём, тут и поживём; а.когда тут допьём, в иной монастырь пойдём. А с похмелья да с тоски, да с третьей бродни, да с великня кручины назад в Калязин пойдем и в житницах и анбарах всё пере­смотрим».

Челобитная очень зло и остро осмеивает порядки, укоренившие­ся в Калязинском монастыре. Написана она живым, образным раз­говорным языком, с очень большим количеством рифмованных строк, с рифмованными поговорками и присловьями, вроде «за плечами тело нужно, а под шелепами лежать душно», «репа да хрен, да чёрный чашник Ефрем», «сам во нраве своём один живёт, да с горя сухой хлеб жуёт», «честь нам у него была добра, во всю спину ровна, что и кожа с плеч сползла» и др.

Упоминаемые в челобитной имена архиепископа Симеона и ар­химандрита Гавриила не вымышленные, а реальные. Симеон был тверским архиепископом с 1676 по 1681 г., тогда же был архиманд­ритом в Калязинском монастыре Гавриил. Зтим же временем, следовательно, определяется появление Калязинской челобитной. Судя по тому, что в двух списках она датируется 1677 г., к этому именно году можно более точно приурочить её написание. Однако картины монашеской жизни, изображённые в сатире, были характер­ны не для одного лишь Калязинского монастыря, а для многих рус­ских монастырей на протяжении чуть ли не всего XVII в. и позд­нейшего времени. Недаром в применении к монастырскому обиходу даже сложилась поговорка: «Правый клир поёт, левый в алтаре пи­во пьёт. Откровенный натурализм, с каким челобитная изображает монастырский быт, с одной стороны, очень наглядно рисует опре­делившееся уже в ту пору разложение монастырских традиций, с другой стороны, как и обе предшествующие повести, свидетель­ствует о возросшем критическом отношении к представителям церкви в посадской или крестьянской среде, где челобитная, оче­видно, возникла, перейдя в XVIII в. в лубочную литературу.

Константин Аксаков - Повесть о бражнике читать онлайн

Константин Сергеевич Аксаков

Повесть о бражнике

ПРИМЕЧАНИЕ. Предлагаемая читателям «Повесть о бражнике» в высшей степени замечательна и заслуживает многостороннего исследования. Список, по которому напечатана она в «Русской беседе», находится, как говорит г. Аристов, в одной раскольничьей книге; но повесть эта, как известно, существует в нескольких списках. Весьма было бы желательно иметь список, наиболее древний.

Оставляя здесь в стороне исследование о времени появления, а равно и о языке ее (для чего нужен более надежный список), мы хотим поговорить о том воззрении, которое выражается в «Повести о бражнике» – произведении, без сомнения, народном, принадлежащем древней русской словесности.

Бражник входит в рай: вот основа этой повести. С первого взгляда это может показаться странным. Иные даже, может быть, подумают, не хотел ли русский народ оправдать этой повестью страсть свою к пьянству… Ничего подобного тут нет. Чтобы понять истинный смысл повести – смысл глубокий – надобно вникнуть в нее и обратить внимание на весь рассказ о бражнике.

Прежде всего должно сказать, что «повесть», очевидно, не смешивает бражничество с пьянством. Кроме несомненной разницы в словах – это видно и из самого рассказа. Нигде нет даже и намека на излишество в употреблении вина, нигде не встречается слово: пьянство, имеющее такой определенный и ясный смысл. Бражничество и пьянство: это два понятия и два слова – совершенно разные. Бражник не значит: пьяница. Бражник (оставляем здесь в стороне словопроизводство) значит: человек, пирующий, охотник до пиров и, следовательно, непременно пьющий вино, ибо вино, с древних лет, есть принадлежность, есть душа пира. Но бражник может пить вино на пиру, не переходя в излишество, не упиваясь, и быть бражником в полном смысле. Бражник – человек в веселье, в пирах, со стаканом вина в руке проводящий время свое.

Теперь обращаемся к самой повести: в ней выводится человек чистый, высоконравственный, благочестивый, но – бражник. Стало быть, небесному суду подлежит одно бражничество, и ничего более. В самом рассказе нельзя не заметить того искусного приема, которым поставлен вопрос об одном бражничестве, и только. Суд, или, лучше, судное прение, начинается перед вратами рая. Святые, один за другим, не пускают бражника в рай, говоря ему, что он бражник, что бражникам уготована вечная мука; – следовательно, святые поставляют бражничество в вину. Бражник не отвергает своего бражничества, сам называет себя бражником и, очевидно, не видит в бражничестве вины, препятствующей войти ему в рай. Святым: апостолу Петру, царю Давиду, царю Соломону – одному за другим, напоминает он их собственные грехи, от которых избавили их только слезы и покаяние. «А я, – говорит бражник, – я по все дни божие пил, но за всяким ковшом славил бога, не отрекался от Христа, никого не погубил, был целомудрен и не поклонился идолам». Святые, один за другим, отходят от дверей рая, задумываясь о словах бражника. Наконец, ко вратам рая подходит Иоанн Богослов и также не пускает бражника. Иоанна Богослова укорить нечем в его жизни. Бражник обращается к нему с иной речью. «Не ты ли написал, – говорит он ему, – „друг друга любите“? А теперь ты меня не пускаешь и друга своего не любишь. Выдери из книги этот лист, или отопрись от этого слова, или рука твоя описа́лась». – «Не могу отпереться от своего слова, нельзя было описаться руке моей, – отвечает Иоанн Богослов. – Я писал, что повелел мне господь бог». – «И мне бог повелел быть с вами в раю», – отвечает бражник. Тогда Иоанн Богослов говорит ангелам: «Отворите врата святого рая». И бражник входит в рай. Замечательно, что здесь, пред вратами рая только раскрывается уже совершившийся суд божий, суд, оправдавший бражника и повелевший ему быть в раю. Это ясно выражено в повести, заключающей в себе, при своем малом объеме, обширный план и замечательную стройность. Что суд божий совершился и оправдал бражника – это видно из первых слов повести: бог послал ангела своего взять душу бражника, и ангел поставил ее пред вратами пречистого рая. Пред вратами рая, в прении бражника со святыми, суд божий, святым неизвестный, постепенно раскрывается. Слова бражника повергают святых, апостола Петра, царя Давида, царя Соломона, в размышление. Любимому ученику Христову, Иоанну Богослову, напоминает бражник слова его о любви: «Друг друга любите», как бы слегка упрекает его в том, что слова о любви, им сказанные, не мешают ему возбранять вход в рай другу его, то есть: что любовь, о которой писал он, не раскрывает однако же перед ним, не помогает ему угадать суда божия (суда, оправдавшего бражника), не помогает ему узнать в бражнике друга своего. Наконец, бражник прямо открывает Иоанну Богослову суд божий, повелевший ему, бражнику, быть в раю. Особенною торжественностью отзываются эти последние слова бражника: «Господине мой возлюбленный, Иоанне Богослове, слушай мя: и мне господь бог повелел с вами в святом раю пребывати и со всеми святыми ликовати и честныя стопы ваши лобызати». Тогда Иоанн Богослов возвещает таким образом суд божий ангелам: «Отворите врата святого рая, ибо господь бог повелел бражнику быти с нами в раю отныне и до века и во веки. Аминь». – Такими торжественными словами оканчивается эта повесть.

Сказав о самом изложении повести, постараемся определить смысл ее, как мы его понимаем.

Перед нами (не забудем) человек чистый и высоконравственный. Разумеется, что, кроме благочестия, доброты, целомудрия и непоклонения идолам, он имеет и другие достоинства, образующие из него высоконравственное лицо; по крайней мере, то верно, что он не имеет пороков и грехов, заслуживающих упоминовения, препятствующих войти в рай. Но он – бражник; он, при всех своих нравственных достоинствах, при всей нравственной чистоте своей, веселился, пировал и пил вино все дни своей жизни. Грех ли это или нет? – Вопрос именно так поставлен, ибо бражник не кается в своем бражничестве и возвещает его прямо перед вратами рая. Грех ли это или нет? – Не грех, отвечает народная повесть.

Но что же именно оправдано в этой народной повести? Оправдано веселье и радость жизни. Пусть жизнь будет нескончаемый пир, пусть наслаждается человек всеми земными благами, пусть радуется все дни свои. Эту радость, это веселье жизни – благословляет русская народная повесть. Но само собою разумеется, что эта пиршественная радость жизни допускается, оправдывается, одобряется даже, но не требуется от человека и что одно это вечно пирующее веселье, само по себе, еще не составляет нравственной заслуги, заглаживающей другие грехи [1]. Пусть человек пирует – и славит бога, пусть пирует – и любит братьев, пусть пирует – и хранит чистоту, пусть пирует – и (что всего важнее) не поклоняется идолам, т<о> е<сть> ничему не рабствует.


ПОВЕСТЬ О БРАЖНИКЕ - Пример сочинения

В индексы запрещённых книг в XVII в. было внесено сочинение, кратко обозначенное «О бражнике», представляющее собой пародию на старые переводные с греческого хождения в рай. Весьма возможно, что указание индекса относится к повести, известной под заглавием «Слово о бражнике, како вниде в рай».

Претендентом на поселение в раю в этом «Слове» является не благочестивый человек, всем подвигом своей жизни удостаиваемый принятия в рай или хотя бы только его видения, а пьяница, бражник, единственной заслугой которого было то, что, пьянствуя, он за всяким ковшом прославлял господа и, кроме того, часто по ночам молился богу. Когда бражник умер, господь повелел ангелу взять его душу и поставить у врат рая. Сделав это, ангел отошёл прочь, бражник же стал стучаться в райские двери. На стук бражника поочерёдно выходят апостолы — Пётр, затем Павел, цари Давид и Соломон, в некоторых списках — святой Никола. Все они не пускают бражника в рай, мотивируя это тем, что «бражником зде не входимо». Бражник всех их обличает, припоминая проступки каждого из них, и они, посрамлённые, удаляются от дверей рая. Когда и Иоанн Богослов, друг христов, пытается воспрепятствовать бражнику войти в рай, он укоряет Иоанна: «А вы с Лукою написали во Евангелии: друг друга любяй, а бог всех любит, а вы пришельца ненавидите, а вы меня ненавидите! Иоанне Богослове! Либо руки своея отпишись, либо слова отопрись!»

В ответ на эти слова Иоанн Богослов говорит бражнику: «Ты еси наш человек, бражник! вниди к нам в рай» — и открывает ему райские врата. Войдя в рай, бражник садится «в лучшем месте». Святые отцы, раздражённые его поступком, спрашивают, зачем он вошёл в рай, да ещё сел в лучшем месте, к которому и сами они не смеют приступить. Но, не смутившись, бражник отвечает им: «Святые отцы! не умеете вы говорить с бражником, не токмо что с трезвым!» И все они сказали ему: «Буди благословен ты, бражник, тем местом во веки веков».

Сюжет повести, использованный, между прочим, Л. Толстым в рассказе «Кающийся грешник», известен и на Западе. С некоторыми вариациями мы с ним встречаемся во французском фабльо и в немецком его пересказе. В первом выступает крестьянин, во втором — мельник. В русском варианте принятия в рай добивается бражник, требующий при этом себе лучшего места в раю, и тем самым усиливается сатирический и пародический смысл рассказа, где торжествует носитель того порока, за приверженность к которому не только прежде, но ещё в том же XVII в. полагались адские мучения, от которых можно было избавиться лишь покаянием в монастыре. В повести явно даёт себя чувствовать стремление противопоставить церковной проповеди аскетизма утверждение права человека на земные радости, хотя бы и греховные с точки зрения обычных правил благочестивого поведения.

Повесть о Бражнике ❤️| Сочинения на свободную тему

Произведений, идущих вразрез правилам и устоям церкви не так много, но все же они есть. Одним из таких текстов является памятник культуры «Повесть о бражнике». Повесть – это достаточно спорное произведение, автор которого пожелал остался анонимом. Создано оно вероятно в конце шестнадцатого века. Данную повесть относят к одной из разновидностей сатиры, а именно к демократической. Хотя ученые, исследующие данное произведение как памятник культуры, все чаще говорят о не соотнесенности текста к среде демократии. В «Повести о бражнике» ярко выражены

знания автора апокрифической и канонической библейской литературы, что придает произведению характерности и сложности. Анализ этого памятника свидетельствует о высокой культуре и моральности автора.
Говоря о повести можно обозначить глубокую сатирическую линию, образы и действия высмеивают благочестивые помыслы, которые вступают в полемику с диктаторской религиозной литературой, выражающей протест в отношении пьянства. Произведение также наполнено гуманистическими идеями о равенстве в правах перед богом. Автор раскрывает нам значение достоинства человека в независимости от социального положения. Во главе сюжета стоит смысл милосердия и прощения.
Главным героем повести выступает пьяница, который стремился доказать свою значимость перед Богом, равную святым. Он говорил о большей значимости собственных прав на прощение и райское блаженство, чем у святых. Главными доводами были перечисленные им прегрешения праведников.
«Повесть о бражнике» демонстрирует читателю превосходство бражника, простого пьяницы, над героями Священного Писания. Сюжетная линия автором выстроена на противостоянии непривычных характеров знакомых всем образов. Бражник говорит о том какие преступления совершали допущенные в рай прелюбодей Давыд, убийца Николай и многие другие «праведники». В противовес этому ставит себя, человека не совершавшего злых деяний, который имеет страсть к выпивке, но не отрекается этим от Христа.
Ключевым моментом является развязка повести – пьяница все же допущен в рай, где получает лучшее место, на которое герои Священного Писания не смели и рассчитывать.
В заключении хотелось бы отметить, что эту повесть можно расценивать как шутку в которой кроется глубинный смысл. В ней живет гнев на церковные догматы и на жесткость норм и правил церкви.

Антицерковная сатира. «Притча о бражнике», «Калязинская челобитная»

Притча о бражнике. Краткое содержание.

Настоящее название: “Слово о бражнике, како вниде в рай”. Был некий бражник, который каждый день пил, но всяким ковшом прославлял Господа. И вот он умер и оказался у ворот рая. Стал он толкаться у ворот рая, и вышел к нему апостол Петр. Петр спросил, кто он, и сказал: ”Бражникам здесь не входимо”. Узнав, кто это, бражник сказал: ”Ты, Петр, трижды отрекался от Христа, а почему в раю живешь?” Петр отошел прочь. Бражник стал опять толкаться у ворот рая. Вышел Павел, сцена повторилась. Бражник сказал: “Ты, Павел, первомученика Стефана камнем убил!” Павел отошел прочь. Пришел царь Давид. Сцена повторилась. Бражник сказал: ‘Ты, царь Давид, своего слугу Урию послал на службу и велел его убить, а жену его взял к себе на постелю” Давид отошел прочь. Пришел царь Соломон. Сцена повторилась. Бражник сказал: “Ты, царь Соломон, когда был во аде, и тебя хотел Господь Бог оставити в аде, возопил: Господи Боже мой, да вознесется рука твоя, не забуди убогих своих до конца! А еще ты в конце жизни стал поклоняться языческим идолам по наущению своих жен, а я, бражник, никому не поклонялся, кроме Господа своего” Соломон отошел прочь. Пришел Николай. Сцена повторилась. Бражник сказал: ”Когда святые отцы были на вселенском соборе и обличали еретиков, ты ударил по лицу священника Ария, обвиненного в ереси, и убил его” Николай отошел прочь. Пришел Иоанн Богослов. Сцена повторилась. Бражник сказал: ”Вы с Лукой написали в Евангелии: любите друг друга. А Бог всех любит, а вы пришельца ненавидите. Либо руки своей отпишись, либо слова отопрись” Иоанн Богослов ответил: ”Ты наш человек, бражник! Войди к нам в рай!” И ему открыли врата. Бражник зашел в рай и сел на лучшее место. Святые отцы возмутились. Бражник сказал: ”Святые отцы! Не умеете вы говорить с бражником, не только что с трезвым!” И сказали святые отцы: “Будь благословен ты, бражник, тем местом во веки веков!” Аминь.

Калязинская челобитная. Краткое содержание.

Это произведение оформлено как жалоба архиепископу Симеону Тверскому и Кашинскому от монахов Калязинского монастыря дьякона Дамаска, чернеца Боголепа и товарищей. Жалуются они на настоятеля монастыря архимандрита Гавриила. Он совершил следующее:



· Научил плутов пономарей звонить в колокола и в доски колотить днем и ночью, отчего монахам покою нет;

· Приказал старцу Иору в полночь с дубиною подле келий ходить, у сеней в двери колотить, братию будить и велеть ходить в церковь. Из-за этого богомольцы даже не успевают пиво допить;

· Ладана и свечей архимандрит не бережет, много сжег;

· Приказал насыпать ладан в уголья, святым иконам кадит, и тем он иконы запылил, кадилом закоптил, а церковь задымил;

· Поставил у ворот с плетью кривого старца Фалалея, который не пускает богомольцев за ворота и не дает им в слободу ходить, скотные дворы присмотреть и коровницам благословение подать;

· Старцев-пьяниц всех повыгонял. Некому даже пива наварить, вина прикупить, чтобы помянуть умерших старцев-пьяниц;

· В праздники и будни на шею братии накладывает большие цепи, да о монахов много батогов изломал, плетей порвал, и тем казне немалый убыток причинил;

· Приказал пеньку в веревки свивать, да вчетверо сгибать, да на короткие палки навязывать, и вздумал это плетьми называть, да слугам приказал монахов этими плетьми бить;

· Учил, стоя почасту, каноны петь, а монахи от пьянства даже лежа петь не могут;

· Долго есть не дает, и заутрени и обедни все не евши поют;

· В великий пост земные поклоны класть повелел;

· Когда есть прикажет, то ставят репу пареную да редьку вяленую, кисель овсяный, а лучше бы было для постных дней вязигу, да икру, да белую рыбицу, тельное, да по три пирога, да по два блина;

Так как жить с ним монахи не хотят, то они предлагают Симеону отправить архимандрита прочь по Волге плыть. А если он сам дойти ленится, то они его до Волги на носилках снесут. Они хотят другого архимандрита, доброго, который бы в церковь пореже ходил, вином бы и пивом их почаще угощал. Они просят заставить архимандрита Гавриила посчитать все убытки и дать отчет казне. А если ему, архимандриту, перемены не будет, то монахи угрожают, что сбегут из монастыря туда, где пиво и вино найдут, а потом и в Калязин зайдут. Вот в чем состоит их челобитная.

 

Новый этап развития древнерусской литературы начинается после церковной реформы Никона в 1653году и исторического воссоединения с Украиной в 1654 году. Следствием интенсивного сближения России со странами Западной Европы стало проникновение в древнерусскую культуру многочисленных элементов европейской культуры. Среди новых жанров усиленно развивается демократическая сатира. Сатира становится самостоятельным литературным жанром, что обусловлено спецификой социальной жизни того времени.

Сатирическому обличению подвергались существенные стороны жизни феодально-крепостнического общества: несправедливый и продажный суд, социальное неравенство, безнравственная жизнь монашества и духовенства, их лицемерие, ханжество и корыстолюбие, “государственная система” спаивания через “царев кабак”.

В сатирических произведениях XVII века использовали такие литературные приемы, как пародия, стилизация, гротеск (как прием сатирического заострения), ирония, переходящая в сарказм. Для произведений использовались формы документа (челобитной), судной отписки, сказки.

“Притча о бражнике” – памятник русской демократической литературы XVII века на популярный международный сюжет о простаке, посрамляющем стражей райских врат. Во французском сюжете фигурирует крестьянин, в немецком рассказе – мельник. Повесть построена на смелой антитезе: “бражник” и пребывающие в раю “святые”. Эта повесть показывает нравственное превосходство пьяницы над праведниками. Райского блаженства удостоены трижды отрекавшийся от Христа Петр, убийца первомученика Стефана Павел, прелюбодей царь Давид, грешник, извлеченный Господом из ада, царь Соломон, убийца-святитель Николай. Противопоставленный им бражник уличает святых в преступлениях, а сам он никаких преступлений не совершал, а, наоборот, за каждой рюмкой Христа прославлял. Даже стремление не пустить в рай бражника он считает нарушением евангельской заповеди любви. И его приходится впустить в рай. В раю бражник занимает самое лучшее место, к которому святители подступиться не смели.

Острота произведения заключается в том, что бражник оказывается не только менее греховным в своей жизни, чем апостолы, ветхозаветные Давид и Соломон и очень популярный на Руси святой Николай, но и умнее их всех: ”Святые отцы! Не умеете вы говорить с бражником, не только что с трезвым”.

В забавной сказочной ситуации звучит сатира на церковь и церковный догмат почитания святых.

“Калязинская челобитная”.Это произведение является ярким обличительным документом, изображающим быт и нравы монашества. Монахи удалились от мирской суеты вовсе не для того, чтобы, умерщвляя свою плоть, предаваться молитве и покаянию. За стенами монастыря скрывается сытая и полная пьяного разгула жизнь. Объектом сатирического обличения повесть избирает один из крупнейших монастырей Руси – Калязинский мужской монастырь, что позволяет автору раскрыть типичные черты жизни русского монашества XVII века.

В форме слезной челобитной жалуются монахи архиепископу тверскому и кашинскому Симеону на своего нового архимандрита – настоятеля монастыря Гавриила. Используя форму делового документа, повесть показывает несоответствие жизненной практики монашества требованиям монастырского устава. Нормой жизни иноков стало пьянство, чревоугодие и разврат, а не пост и молитва. Поэтому и возмущены монахи новым архимандритом, который круто меняет заведенные ранее “порядки” и требует строгого соблюдения устава.

Челобитная подчеркивает, что основной статьей монастырского дохода является винокурение и пивоварение, а запрет Гавриила варить пиво только чинит поруху монастырской казне. Обличается и формальное благочестие монахов, которые недовольны тем, что их заставляют ходить в церковь и творить молитвы. Они жалуются, что архимандрит ладану и свеч много жжет и всю церковь кадилом запылил. Сами же монахи готовы вовсе не ходить церковь, а на проданное церковное имущество купить себе вина.

Сатирик обличает и социальную рознь, которая была характерна для монастырской братии. С одной стороны, жалующиеся монахи – низшая братия, с другой – правящие верхи во главе с архимандритом.

Жестокий, жадный и корыстолюбивый архимандрит также является объектом сатирического осмеяния. Именно его ненавидят клирошане за те притеснения, которые он им чинит. Он вводит в монастыре систему телесных наказаний, морит монастырскую братию голодом, ставя на стол репу пареную да редьку вяленую.

Челом бить – значит пытаться восстановить справедливость. В челобитной звучит требование немедленно заменить архимандрита человеком, гораздым вино и пиво пить, а в церковь не ходить, а также прямая угроза восстать против своих притеснителей.

За внешним балагурством пьяных монахов в повести скрыта народная ненависть к монастырям, к церковным феодалам. Основным средством сатирического обличения является язвительная ирония, скрытая в слезной жалобе челобитчиков. Характерной особенностью стиля челобитной является афористичность. Насмешка часто выражена в форме народных прибауток. Например: ”Мыши с хлеба опухли, а мы с голоду мрем”

Сатира свидетельствовала об утрате церковью былого авторитета во всех сферах человеческой жизни. Демократическая сатира сделала огромный шаг на пути сближения литературы с жизнью и заложила основы сатирического направления, которое развивалось в XVIII в. и достигло вершин в XIX в.

ПОВЕСТЬ О БРАЖНИКЕ 👍 | Школьные сочинения

В индексы запрещенных книг в XVII в. было внесено сочинение, кратко обозначенное “О бражнике”, представляющее собой пародию на старые переводные с греческого хождения в рай. Весьма возможно, что указание индекса относится к повести, известной под заглавием “Слово о бражнике, како вниде в рай”.

Претендентом на поселение в раю в этом “Слове” является не благочестивый человек, всем подвигом своей жизни удостаиваемый принятия в рай или хотя бы только его видения, а пьяница, бражник, единственной заслугой которого было то, что,

пьянствуя, он за всяким ковшом прославлял господа и, кроме того, часто по ночам молился богу. Когда бражник умер, господь повелел ангелу взять его душу и поставить у врат рая. Сделав это, ангел отошел прочь, бражник же стал стучаться в райские двери. На стук бражника поочередно выходят апостолы – Петр, затем Павел, цари Давид и Соломон, в некоторых списках – святой Никола.

Все они не пускают бражника в рай, мотивируя это тем, что “бражником зде не входимо”. Бражник всех их обличает, припоминая проступки каждого из них, и они, посрамленные, удаляются от дверей рая. Когда и Иоанн Богослов, друг христов, пытается

воспрепятствовать бражнику войти в рай, он укоряет Иоанна: “А вы с Лукою написали во Евангелии: друг друга любяй, а бог всех любит, а вы пришельца ненавидите, а вы меня ненавидите!

Иоанне Богослове! Либо руки своея отпишись, либо слова отопрись!”

В ответ на эти слова Иоанн Богослов говорит бражнику: “Ты еси наш человек, бражник! вниди к нам в рай” – и открывает ему райские врата. Войдя в рай, бражник садится “в лучшем месте”. Святые отцы, раздраженные его поступком, спрашивают, зачем он вошел в рай, да еще сел в лучшем месте, к которому и сами они не смеют приступить.

Но, не смутившись, бражник отвечает им: “Святые отцы! не умеете вы говорить с бражником, не токмо что с трезвым!” И все они сказали ему: “Буди благословен ты, бражник, тем местом во веки веков”.

Сюжет повести, использованный, между прочим, Л. Толстым в рассказе “Кающийся грешник”, известен и на Западе. С некоторыми вариациями мы с ним встречаемся во французском фабльо и в немецком его пересказе. В первом выступает крестьянин, во втором – мельник.

В русском варианте принятия в рай добивается бражник, требующий при этом себе лучшего места в раю, и тем самым усиливается сатирический и пародический смысл рассказа, где торжествует носитель того порока, за приверженность к которому не только прежде, но еще в том же XVII в. полагались адские мучения, от которых можно было избавиться лишь покаянием в монастыре. В повести явно дает себя чувствовать стремление противопоставить церковной проповеди аскетизма утверждение права человека на земные радости, хотя бы и греховные с точки зрения обычных правил благочестивого поведения.

Новые тексты в системе рукописных сборников смешанного состава XVII в Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

О. Н. Фокина

Новосибирский государственный университет

Новые тексты в системе рукописных сборников смешанного состава XVII в.

Русская литература в XVII в. развивалась и бытовала, как правило, в виде рукописных сборников. Перепиской книг и созданием рукописных сборников занимались в основном профессиональные писцы (дьяки, подьячие, монастырские люди, жившие в слободах при монастырях, посадские люди) [Костюхина, 1965, с. 67-68], продолжалась переписка книг в монастырях. Б.В. Сапунов так определяет социальный состав владельцев книжного фонда в XVII в.: основными обладателями книг в допетровское время были церкви и монастыри, где было сосредоточено около 40% всего книжного фонда (богослужебная, церковно-служебная, четья литература), второе место по количеству книг принадлежит духовенству, третье место - приказным и посадским, четвертое и пятое соответственно феодалам и крестьянам [Сапунов, 1978, с. 69-70]. В описаниях монастырских библиотек светские книги встречаются редко. Анализируя записи на рукописях Воскресенского монастыря, Б.В. Сапунов делает вывод о том, что «все сборники преимущественно светского содержания прошли через руки приказных дьячков... По-видимому, во владении посадских людей сосредоточивалась значительная, если не основная масса книг светского содержания. Представители третьего сословия составляли существенную часть социальной базы, при поддержке которой совершалась секу -ляризация культуры» [Там же, с. 71].

В настоящей статье будут рассмотрены сборники XVII в., в составе которых новые тексты переписаны в окружении произведений предшествующих веков1. Такие сборники, в силу своей специфики, являются отражением литературного процесса в определенном ракурсе: сосуществование традиции и новых текстов в пределах одного ансамбля сборника, одной маленькой библиотеки. Каким образом происходила рецепция нового в контексте сборника? Как разные по происхождению, по времени и идеологии произведения уживались в эстетических представлениях составителя сборника, автора нового ансамбля?

Прежде чем обратиться к сборникам XVII в., следует уточнить основные понятия. В «Текстологии» Д.С. Лихачева [Лихачев, 1983, с. 246-260] распространенными являются следующие определения: сборники устойчивого, переменного состава, понятие «смешанный состав» употребляется также как синоним «неустойчивого состава» [Творогов, 1988]. О.В. Творогов называет сборниками смешанного состава сборники XII - XIV вв., где «в меньшей степени сказывается тот регламентированный отбор, которому подчинялись богослужебные книги, состав и структура которых определялись церковным уставом и устойчивой традицией»

1 В качестве источников рассматриваются сборники XVII вв., содержащие «Повесть о бражнике» и другие памятники демократической сатиры следующих собраний: собрания Российской национальной библиотеки (РНБ), Российской государственной библиотеки (РГБ), Центрального государственного архива древних актов (ЦГАДА), Государственного архива Калининской области (ГАКаО), Библиотеки Российской Академии наук (БАН), Государственного исторического музея (ГИМ).

[Там же, с. 197]. В данном случае значение «смешанный» предполагает неупорядоченность статей в сборнике по сравнению со сборниками-прототипами.

Сборники переменного состава XVII в., в которых переписаны религиозные статьи и статьи светского характера разного времени, часто определяются как «пестрые» в литературном и в хронологическом отношениях [Сперанский, 1963, с. 26], в описаниях такие сборники нередко определяются как сборники смешанного состава. Понятие «сборник смешанного состава», таким образом, указывает на разнородность входящего в него материала, и поэтому представляется более уместным в свете поставленных задач, чем «сборник переменного состава».

Сборники XVII в. унаследовали некоторые характерные черты сборников предшествующих веков. Сборники смешанного состава XII - XIV вв., в отличие от регламентированных церковным календарем служебных сборников, не соблюдали установленный порядок, они включали жития, слова и поучения, апокрифы. Такие сборники в отдельных своих частях могли сохранять календарную приуроченность к дням памяти святых и церковным праздникам, но их в целом неупорядоченная структура открывала возможность пополнения новыми произведениями. Состав каждого сборника был неповторим, хотя в ряде случаев можно выделить общие блоки.

Появление сборников с преимущественным интересом к христианским этическим вопросам О.В. Творогов отмечает в XIV в. Такие сборники композиционно отличаются от сборников устойчивого состава и содержат выписки «для себя» [Творогов, 1988, с. 202]. Существенной особенностью сборников такого рода является то, что составитель при создании ансамбля руководствуется своими интересами (если сборник пишется для себя) или интересами заказчика.

Важной вехой в истории четьего рукописного сборника стал XV в. Как указывает Н.Н. Розов, от этого времени сохранилось в два раза больше книг, чем от четырех предыдущих столетий [Розов, 1981, с. 4]. Значение этого периода как переломного времени в истории русской повествовательной прозы подчеркивал Я.С. Лурье [Лурье, 1970, с. 360-387]. Новый тип четьего сборника XV в., сохраняющий преемственность с XIV веком, был описан Р.П. Дмитриевой и определен как сборник энциклопедический [Дмитриева, 1972, с. 152]. Характерными чертами четьего сборника этого типа являются разнообразие содержания и неповторимость состава, отразившие индивидуальные вкусы составителя сборника. Четьи сборники в это время продолжают переписываться, в основном, в монастырской среде. Однако тематика и проблематика энциклопедического сборника отличаются принципиальной новизной: в сфере интересов авторов-составителей кроме традиционных религиозных, философских, исторических проблем находятся география, естественные науки, астрология, законодательство, а также новые и актуальные для XV века литературные веяния [Там же, с. 159-161]. Такие сборники составлялись в течение продолжительного времени, не по плану, а, вероятно, в зависимости от нужд и интересов составителя. Например, один из сборников Ефроси-на, как отмечает Р.П. Дмитриева, составлялся в течение шести лет, о чем можно судить по датам [Там же, с. 174]. Сообразно с этим, сборники могут рассматриваться как летопись духовных интересов составителя.

Энциклопедический сборник XV века - это и определенный этап развития четьего сборника, и перспективный в историческом плане тип сборника для чтения. Появление сборника с индивидуальным составом, открытой структурой Р.П. Дмитриева связывает с предвозрожденческими веяниями в русской культуре XV в. Такой подход к созданию сборника сохранился в XVI в. [Дмитриева, 1974, с. 202-234], а затем стал важным фактором развития книжно-литературной системы XVII в., обогатил рукописную традицию позднего периода.

Рукописное наследие XVII в. по сравнению с XVI в. отличается большим объемом и разнообразием. Сборники смешанного состава можно найти практиче-

ски во всех описаниях рукописей отечественных собраний. В текстологических исследованиях древнерусских повестей приводятся описания подобных сборников, но, как правило, эти описания неполные. Исследователи, по сложившейся традиции, считают единицей литературного процесса отдельное произведение и обращают внимание преимущественно на конвой изучаемых повестей. Однако в данном случае применимо известное правило: любое извлечение чревато искажением. Краткое описание дает представление о тематике сборника, однако составить мнение о сборнике как среде бытования произведения можно лишь тогда, когда есть полное представление обо всех составляющих ансамбля.

В настоящее время рукописные сборники смешанного состава XVII в. системно не изучены. Некоторые характерные особенности сборников XVII в. получили освещение в статьях Н.А. Баклановой [Бакланова, 1967, с. 156-194], Б.В. Сапунова [Сапунов, 1978, с. 61-74], Н.Н. Розова [Розов, 1970, с. 210-217]. Ряд наблюдений над рукописными сборниками XVII в., содержащими «Повесть о бражнике», был изложен нами ранее [Фокина, 1986, с. 18-43; Фокина, 1995]. В настоящей статье будут рассмотрены сборники смешанного состава XVII в., в которых появляются и бытуют новые для того времени литературные произведения: «Повесть о бражнике», произведения народно-городской литературы, некоторые оригинальные и переводные повести.

Отличительной чертой литературного развития в XVII в. является демократизация, расширение социального круга читателей и авторов [Лихачев, 1987, с. 173; Адрианова-Перетц, 1977]. И.П. Еремин так описывает размежевание литературы по социальному признаку: «Демократическая литература отражала и оформляла настроения, чаяния, вкусы и запросы широких масс трудового народа: ремесленников и крепостного крестьянства, низового духовенства и мелких торговцев, всякого рода служилых и тяглых людей. Распространялась она в форме небольших рукописных сборничков, дешевых и вполне доступных, написанных на плохой бумаге» [Еремин, 1987, с. 169].

Действительно, описанный тип сборника - новое явление в рукописной книжности XVII в. Написанные неряшливой скорописью, зачитанные, порой со значительными утратами листов, эти сборники отражают как вкусы читателей из демократических слоев общества, так и новое отношение к книге как к явлению обиходному. Традиционная, средневековая по происхождению, концепция чтения рассматривала книгу как духовного руководителя и носителя вечных истин [Пан-ченко, 1984, с. 168]. Сборники XVII в. в значительной своей части продолжают эту традицию (особенно это касается сборников религиозного содержания). Однако появляются новые произведения, связанные со стремлением переосмыслить сложившиеся представления. Произведения народно-городской литературы, появившиеся в это время, часто бытуют в «тетратках», в чем выражается своеобразная отстраненность от традиции.

В то же время далеко не все сборники XVII в., содержащие новые произведения демократической литературы, внешне неприглядны. Так, среди сборников со списками «Повести о бражнике» встречаются сборники, написанные аккуратной, а подчас и красивой скорописью, составленные продуманно, свидетельствующие о высоком уровне литературной культуры составителя. Это сборники РНБ Сол. № 1137/1247, Q. XVII.176, ОЛДП Q. XVIII, ГАКаО № 9161. Однако есть примеры

1 Например, в сборнике ГАКаО (Государственный архив Калининской области) № 916 переписаны Жития Кирилла Белозерского, Повесть о Николае Зарайском, Повесть о Темир-Аксаке, Сказание Авраамия Палицына, Повесть о Новгородском белом клобуке, «Степень государей великих князей киевских и московских», «О послании послов в Царь-град», «Повесть об Удоне Епископе Магдебургском», Повесть об осаде Пскова Стефаном Баторием, «Повесть о бесноватой Соломонии», «Сказание о премудром бражнике», «Слово св. Иоанна Златоуста о злых женах» Повесть об Акире, Сказание о Еруслане Лазаревиче. Сборник описан: [Голубев, 1960, с. 14].

и другого рода: внешний вид сборников ГИМ Барс. № 2406, Барс. № 2397 указывает на бытование в народной среде. В первом сборнике 2406 представлена подборка сочинение «о премудрости»: Сказание о премудром Акире, О премудрости Соломона, Сказание о некоем бражнике премудром.

Сборники XVII в. часто называют «пестрыми», их состав разнообразен, структура открытая. Но все же те из них, где переписаны новые произведения светского характера (повести, в том числе переводные, демократическая «беллетристика»), часто напоминают энциклопедические сборники. Сходство проявляется, прежде всего, в том, что репертуар статей определяет сам составитель, поэтому каждый ансамбль неповторим. Что же касается содержания, то, как правило, в сборниках смешанного состава XVII в. представлены разные темы и жанры, однако редко встречается присущая энциклопедическому сборнику широта интересов и стремление отразить разные сферы знания. В сборниках XVII в., содержащих «Повесть о бражнике», преобладает интерес к христианской этике, истории. Таковы сборники XVII в. ГИМ Заб. № 435, РНБ Сол. № 1137/1247, РНБ Q.XVПЛ76, ГАКаО № 1540, РНБ ОЛДП Q.XVШ [Фокина, 1988, с. 137-164].

Присутствие составителя в контексте сборника проявляется не только имплицитно в отборе статей, но и в разнообразных записях (владельческих, запродажных, о переписке, о прочтении и т.п.), памятных заметках, рисунках. Мнения читателей и составителей сборников о произведениях XVII в. выражается в разнообразных толкованиях их смысла. Направленность читательских интересов в XVII в., как можно судить по составу сборников, постепенно меняется: составителей и читателей все более привлекают внимание проблемы мирские, в это время происходит и открытие «частного» человека [Панченко, 1980, с. 306].

Одной из характерных черт новой литературы XVII в. является «свободное повествование», что предполагает развитие в сборнике сюжетного повествования, эмансипацию литературного быта [Панченко, 1971, с. 450-454]. Между тем, ни сюжетное повествование, ни светские темы сами по себе не являются чем-то принципиально новым (как известно, и в средневековой литературе светские сюжеты были распространены). Новым в XVII в. является «обмирщение» [Сперанский, 1963, с. 26, Кусков, 1982, с. 223]. Обычно под обмирщением подразумевается распространение светских тем в литературе, в таком случае обмирщение сближается с секуляризацией. Между тем, эти понятия разные, хотя и связанные. Важным в этом плане является уточнение М.М. Дунаева: «Теперь говорят об "обмирщении", приземленности жизненного идеала русского человека XVII столетия. Это и верно, и неверно. Отказа вовсе от небесного не было, но небесное это стало видеться в земном. Окружающий земной мир все более обретал символические формы царствия Небесного, сакрализовался, обожествлялся даже. Важно, что совершало такое обожествление не материалистическое атеистическое сознание, но религиозное, православное в основе своей. Произошло не "обмирщение" веры, но некоторое изменение в понимании Замысла о мире, перенесение акцентов в рамках все же религиозного миропонимания. В XVII веке еще нельзя гово -рить о совершившейся секуляризации литературы. Другое дело, что религиозные истины осмыслены в эту эпоху более в категориях земного бытия, чем в догмати -ческой форме, что, надо признать, все же таит в себе опасность для религиозного мировидения» [Дунаев, 1996, с. 19].

Следы обмирщения можно заметить во многих произведениях XVII в. Первые признаки секуляризации проявляются как в переводных произведениях (фацеции, переводные романы), так и в оригинальных сатирических повестях. В рукописном сборнике процесс обмирщения проявляется по-разному: либо произведение вписывается в контекст сборника (по тематике или жанровому признаку), либо оно переписывается в виде тетради, и, таким образом, отстраняется от контекста. Малое количество списков также может свидетельствовать о не-

большой популярности и, следовательно, об ограниченной рецепции нового произведения рукописной традицией. Бытование новых произведений в традиционном контексте рукописного сборника XVII в. приводит в ряде случаев к смещению смысловых акцентов текста. Диапазон редакторских изменений довольно широк: от «количественного» расширения и развития однозначно понятых идей до новаторской интерпретации, а порой и потери первоначального смысла произведения.

Примером неоднозначной трактовки смысла произведения в зависимости от контекста сборников XVII в. является литературная история «Повести о бражнике». Главный герой повести - грешник, который побеждает в споре со святыми и входит в рай, тогда как согласно словам и поучениям против пьянства ему в рай «не входимо». В.П. Адрианова-Перетц отмечала «отзвук «вольномыслия» в повести: «Русские «вольнодумцы», «еретики» обращали свою критику прежде всего на обрядовую сторону религии; отвергая почитание икон, они не признавали и культа святых» [Адрианова-Перетц, 1977, с. 214]. В европейских литературах и фольклоре известен ряд произведений о том, как герой низкого происхождения (виллан, крестьянин, мельник, ландскнехт [Веселовский, 1888, с. 87-116; Весе-ловский, 1883, с. 192], отшельник [Фокина, 1995, с. 61-87]) после словопрения со святыми попадает в рай. Общая сюжетная схема построения этих повестей позволяет предположить, что автор русской повести был знаком с каким-то ныне не установленным источником западного происхождения. Характерное для протестантской литературы вольное отношение к церковным авторитетам, «снижение» сакрального до бытового, свойственная городской литературе плутовская мораль (ловкость, удачливость и напор) также нашли отражение в русской повести, хотя и не в такой яркой форме, как в немецкой народно-городской литературе [Фокина, 1997, с. 237-249]. В.П. Адрианова-Перетц подчеркивала связь повести с отечественной традицией: «Если даже допустить, что тем или иным путем этот анекдот дошел до русского читателя, то вся разработка главной темы в «Повести о бражнике» вполне самостоятельна. Изображение бражника, смело нападающего на «святых отцов» и защищающего свое право на место, при том лучшее, в раю, явно противопоставлено русской религиозно-дидактической литературе.» [Адриано-ва-Перетц, 1977, с. 214-215]. Действительно, повесть развивает присущую русским словам и поучениям тему пьянства, но конфликт в ней трактуется в аспекте традиционной для древнерусской литературы темы греха и воздаяния. Кроме того, в понимание смысла повести внесли свою лепту русские апокрифы, развивающие темы загробной жизни, греха, воздаяния и покаяния. Сопряжение традиционной темы и нового сюжета открывало возможность разных интерпретаций, как смысла самой истории, так и ее развязки. Повесть известна в 52 списках XVII -XIX вв., датировка самого раннего списка позволяет предположить, что она возникла ранее XVII века [Фокина, 1995].

«Повести о бражнике» в рукописной традиции присуща определенная свобода изложения, хотя ее сюжетная структура достаточна устойчива. Повествование распадается на эпизоды. В экспозиции дается краткая характеристика героя как «неоднозначного» (грешник, прославляющий Бога «за каждым ковшом»). Во вступлении ангелы берут душу умершего бражника и приносят к вратам рая. Далее следуют диалоги бражника со св. Петром, Павлом, Давидом, Соломоном, св. Николаем, Иоанном Богословом, в которых бражник обличает обитателей рая, ссылаясь на компрометирующие их факты из ряда источников (в том числе и апо -крифического характера) и доказывает, что он также имеет право находиться в раю. Герой выбирает такой способ доказательства свой правоты, который приводит собеседников в замешательство. Он выдергивает из контекста произведений (в том числе апокрифического содержания) цитаты-реминисценции, которые демонстрируют уязвимую, с его точки зрения, позицию собеседников. Формально

он прав, его обличения подтверждаются источниками. Неумение обитателей рая парировать и поставить на место грешника приводит к тому, что бражник попадает в рай.

В XVII в. выделяется шесть редакций повести, которые в свою очередь распадаются на две группы в зависимости от завершающего эпизода. В первой группе есть мотив «о лучшем месте»: бражник вошел в рай и сел в лучшее место. На вопрос святых отцов, почему он это сделал, тогда когда святые прежде него вошли в рай, но к тому месту не смели приблизиться, ответил сам господь Бог: «Господине бражник наш человек, не прикасайтеся к тому месту и ныне». В редакциях второй группы такого мотива нет, бражник входит в рай, и на этом по -весть завершается. В сборниках XVII в. повесть имеет разные названия1, в контексте сборников каждая редакция, как правило, является частью цикла. Новые смысловые акценты в каждом случае возникают как следствие определенных связей в системе сборника. Все редакторские изменения текста в той или иной степени связаны с составом сборника [Фокина, 1995, с. 56].

В сборниках XVII в. «Повесть о бражнике» переписывалась в окружении произведений учительной литературы, апокрифов, житий, исторических статей, светских повестей, в сборниках встречаются мелкие статьи из области космографии, географии, астрологии, а также молитвы. По диапазону статей эти сборники напоминают энциклопедические. Однако это все же иной тип ансамбля. Структу -ра сборников XVII века отличается от сборников энциклопедического типа тем, что в большинстве из них можно обнаружить циклы, в орбиту которых вовлекается «Повесть о бражнике». Интерпретация произведения зависит от того, какие аспекты произведения составитель сборника считает важными и значимыми для себя. В зависимости от выделенных автором (составителем ансамбля) циклообразующих связей, текст включался в определенные группы. Эти группы могут быть тематическими, но не всегда произведения в цикле объединяет тема. Жанровый потенциал «Повести о бражнике» обусловлен наличием в ней признаков диалога-прения, апокрифической легенды, новеллы. Кроме того, «неоднозначность» главного героя (бражник, но прославляющий Бога) делает возможным искупление греха тем, кому «в рай не входимо», что приводит к неожиданной развязке. Таким образом, жанровая модификация каждой редакции определяется циклом, за кото -рым стоит составитель и читатель сборника (возможно, и редактор).

В сборниках этого времени не только предмет изображения (как это происходило в сборниках средневековых), но и сугубо литературные критерии начинают играть роль в образовании цикла. Объединяющим началом в цикле может быть как жанр произведения, так и манера изложения (стиль).

Первая группа списков включает Костромскую и Калининскую 1 редакции. Костромская редакция, без заглавия, была переписана в небольшом сборнике с «Беседой трех святителей», заговорами. Возможно, в данном случае основанием для объединения послужила вопросно-ответная форма первых двух произведений. Калининская 1 редакция в списке ГАКаО № 916 имеет название «Сказание о премудром бражнике». В каждом из диалогов подчеркивается «мудрость» главного героя, диалоги пространны, многочисленные повторы придают повествованию фольклорно-сказовую интонацию, есть глагольные рифмы. В сборнике окружение повести составляют произведения светские, с выраженным сюжетным повествованием - «Хождение Трифона Коробейникова», «Повесть о двух посольствах», «Повесть о бесноватой Соломонии», «Слово Иоанна Златоуста о злых женах». Сборник написан красивой скорописью второй половины XVII в., его состав свидетельствует о хорошем литературном вкусе составителя. Повесть в составе цикла предстает произведением о находчивом, «премудром» герое, необычном

1 «Слово о бражнике», «О пьянстве», «Сказание о бражнике, како вниде в рай», «Повесть о некоем ... человеке бражнике».

происшествии, имеет сказочно-новеллистический статус.

Вторая группа, без концовки о лучшем месте, представлена Ждановской, ОЛДП, Калининской 2, Забелинской редакциями. Ждановская редакция, список БАН 1.4.1 «Повесть о некоем человеке о бражнике», содержит поучительную концовку, обращение к «православным христианам», смысл ее такой: молитесь Богу, «не упивайтесь без памяти», будете в раю. Таким образом, смысл произошедшего в этой редакции меняется, ведь если повесть послужила основанием для поучения, то бражника пустили в рай потому, что он пил умеренно («не упивайтесь без памяти» - общее место в поучениях против пьянства). Повесть в этом сборнике расположена после апокрифической «Беседы Иерусалимской» и перед учительными словами и сказаниями из Пролога и входит, таким образом, в цикл учитель -ной литературы, иллюстрирует поучение на тему о пьянстве, представляет своего рода «приклад» нетрадиционного типа.

Редакция ОЛДП в списке РНБ ОЛДП Q.XVШ «О пьянстве» расположена в сборнике рядом с типичным поучением против пьянства, которое названо «О пьянстве ино». В экспозиции о главном герое сказано, что он не только Бога про -славлял, но и в «в нощи на камени спал и Богу ся молил», соответственно и кон -цовка нейтральна: «Бражник же вниде в рай». Основное содержание сборника -светские повести, но «Повесть о бражнике» входит в цикл, содержащий «Историю о семи мудрецах» и поучение против пьянства, то есть может рассматриваться как своеобразный жанровый гибрид поучения против пьянства и сказания о мудрости.

В рамках одной редакции также могут возникать новые смысловые оттенки, как, например, в списке Забелинской редакции ГИМ Барс. № 2406. В этом сборнике повесть называется «Сказание о некоем бражнике премудром», здесь же переписаны «Сказание о премудром Акире», «О премудрости Соломона», таким образом, в сборнике представлен тематический цикл «о мудрости». В новом контексте, рядом с произведениями об Акире и Соломоне, в облике главного героя «Повести о бражнике» внимание акцентируется на находчивости как мудрости, и бражник, таким образом, ставится в один ряд с «книгочеем» Акиром и освященным преданием мудрым Соломоном. Все три произведения относятся к апокрифам1.

Редакция Калининская 2 в списке РНБ Q.XVII.176 «Слово о бражнике» переписана в цикле с «Прением живота и смерти» (как и «Повесть о бражнике», «Пре -ние живота и смерти» написана в форме диалога), а также со «Словом о некоем человеке богобоязниве». В данном случае основанием для включения в цикл стала форма диалога-спора и, возможно, тема жизни и смерти. В сборнике ГАКаО 1540 повесть также переписана в цикле с «Прением живота и смерти», а также с апокрифами «Беседа трех святителей», «Хождение Богородицы по мукам», «Сло -вом о злых женах».

Таким образом, в сборниках смешанного состава XVII в. в той или иной форме представлена концепция материала (произведения, цикла, сборника в целом). Литературная история «Повести о бражнике» в XVII в. демонстрирует разнообразие контекстуальных связей, как в системе сборника, так и в системе литературы в целом.

Как бы ни была своеобразна литературная история «Повести о бражнике», она отражает общие закономерности эволюции текста в микро и макроконтекстах (в данном случае в системе сборника и в историко-литературной системе) и закономерности отношений нового текста к традиционному контексту.

Отмеченные особенности находят отражение и в других сборниках, содержащих новые для XVII в. тексты. Прежде всего, обратимся к сборникам этого перио-

1 «Повесть о бражнике» была занесена в список ложных и отреченных книг. См.: [Памятники отреченной., 1863, с. VII].

да с произведениями демократической сатиры [Адрианова-Перетц, 1977; Демко-ва, 1977]. В основном эти произведения получили распространение в XVIII в. Сборников XVII в. сохранилось немного, и все они, за редким исключением, относятся к концу XVII - началу XVIII вв. Известно 3 списка с «Повестью о Ерше Ершовиче» (к. XVII - н. XVIII в.) [Адрианова-Перетц, 1977, с. 144, 145]; 2 списка с «Шемякиным судом» (к. XVII - н. XVIII в.) [Там же, с. 147]. Единственный известный в настоящее время список «Азбуки о голом и небогатом человеке» был опубликован Н.С. Демковой [Демкова, 1977, с. 236-237], отрывок середины XVII в. из собрания И.Е. Забелина ныне утерян. Сохранились по одному списку XVII в. следующих произведений: «Послание дворительное недругу», «Каля-зинская челобитная» (к. XVII - н. XVIII в.), «Сказание о куре и лисице» (к. XVII в.) [Там же, с. 150-151, 158, 160], «Сказание о крестьянском сыне» (к. 20-х - н. 30-х гг. XVII в.) [Демкова, 1976, с. 172-175], «Послание сына, «от наготы гневнаго», к отцу» (н. XVII в.), стих «О дьяконовой поминке и о кутии» (к. XVII в.) [Демкова, 1977, с. 238-239].

Сборник РГБ ф. 304 № 808 (1008) середины XVII в., содержащий «Послание дворительное недругу», по виду и составу можно отнести к монастырскому сборнику (в его составе слова, притчи, поучения, исповедание иноческое и т.п. статьи). Он принадлежал, судя по записи, дьякону. Сборник переписан беглой скорописью и полууставом, переходящим в скоропись, небрежными почерками, последняя часть сборника «Писма и надписания» (образцы посланий) содержит в конце пародийное «Послание», которое никак внешне от текста сборника не отличается.

«Азбука о голом и небогатом человеке» в списке 1663 г. была переписана «в сборной рукописи, в составе скорописной азбуки-прописи» [Демкова, 1977, с. 236].

Фрагмент «Сказания о крестьянском сыне» 1620 г. известен в составе прописей попа Тихона, сопровождающих скорописную учебную азбуку [Там же, с. 237]. «"Сказание о крестьянском сыне" было использовано составителем Азбуки (попом Тихоном?) в назидательных целях: в "Прописи" был включен лишь начальный фрагмент повести - до пародирования религиозных текстов, в результате - герой плутовской новеллы выступает в качестве отрицательного примера - в роли своеобразного "блудного сына". Об этом свидетельствует текст и в самом конце "прописей", где тема заимствованного фрагмента из "Сказания" повторяется в очевидном дидактическом контексте..» [Там же, с. 238].

«Послание сына, «от наготы гневнаго», к отцу» переписано в составе Азбучного письмовника и повторяет все этикетные формулы эпистолярного жанра [Там же].

«Стих о жизни патриарших певчих» переписан в сборной рукописи, содержащий духовные и покаянные стихи, которые названы «псальмами». Сам стих назван в рукописи «иная псальма» [Там же, с. 241]. Ср. «Повесть о бражнике» в сборнике РНБ ОЛДП Q.XVШ: «О пьянстве ино».

Приведенные примеры позволяют сделать вывод: на раннем этапе бытования в рукописной традиции новые произведения вовлекаются в сборники (циклы) со -ответственно темам и жанровым особенностям. Внешне они не выделяются из контекста, даже если их содержание не соответствует общей концепции сборника. Формальные жанровые признаки, как правило, по ряду ключевых параметров соответствует окружению. Старая форма и новое содержание - такое сочетание в некоторых случаях приводит к созданию жанровых оксюморонов («Служба кабаку», «Лечебник на иноземцев»). Произведение с новым содержанием в традиционном контексте приобретает свойства пародии, поскольку сам контекст играет роль «второго плана» (наличие «второго плана» необходимо для пародии как жанра). Примерами таких пародий являются «Послание дворительное недругу»,

«Послание сына, «от наготы гневнаго»» в циклах образцов писем, «Стих о жизни патриарших певчих» в цикле «псальм». Содержащие их сборники представляют особый интерес, поскольку относятся к характерным проявлениям в литературе корпоративного остроумия (приказных, низшего клира).

Процессы циклизации в сборниках XVII в. можно проследить и в сборниках переводных повестей. «Повесть о Бове королевиче» в самом раннем белорусском списке (так называемом познанском) 1580 гг. переписана в одном сборнике с повестями о Тристане, о Ланцелоте, об Аттиле, с летописью великого княжества Литовского1. В сборнике РНБ Q.XVII.27 можно заметить следы циклизации с повестями: Повесть об Аполлонии Тирском, Александрия, Повесть о семи мудрецах [Кузьмина, 1964, с. 247]. Встречается «Повесть о Бове» также в сборниках, где сосуществует повествовательная традиция («Повесть об Акире премудром»), оригинальные повести, созданные в XVII в. («Повесть об Азове») и слова, поучения, жития (ГБЛ, Бел. 59 (= Муз. № 1567)) [Там же].

Подобные закономерности можно отметить и в истории текста «Повести о Петре Златых Ключей». Например, сборник РГБ Унд. 527 с украинской редакцией 1660 г. включает «Гисторию правдивую о Магелионе», повести о папе Григории, о семи мудрецах, о цесаре Оттоне, о графине Альтдорфской, новеллу из «Великого зерцала» и хронографический рассказ об Александре Македонском [Там же, с. 264]. В контексте сборников традиционного содержания XVII в. образуются однородные в жанровом и тематическом планах циклы. В сборнике ГИМ, Заб. № 325/226 переписаны повести о Петре Златых Ключей, об Оттоне и Олунде, о княгине Альтдорфской; сборник РНБ, F.XV.34 содержит отрывок «Повести о Петре Златых Ключей», «Повесть о царице и львице», повести из Великого Зерцала, жития.

Наряду с циклизацией произведений с выраженной новеллистической или романной формой существовала и практика приписывания новых произведений в конце сборника. Так, в конце сборника РНБ, Муз., 677/ДА 892, содержащего слова и поучения, чудеса, молитвы, жития, «Сказание о 12 пятницах», вирши о смерти, церковные службы святым, выписки из притчей Соломоновых, Екклезиаста, «Премудрости Соломона» и т. п. переписана «Повесть о Петре Златых Ключей» [Там же, с. 265-266].

Циклизация в сборниках смешанного состава XVII в. может рассматриваться как актуальная тенденция, отражающая участие читателей и составителей в литературном процессе. Не только предмет изображения, как это было в средневековых сборниках, но и сугубо литературные критерии играли роль в образовании циклов. В этой связи вопрос о роли и функциях вторичных или читательских циклов в рукописных сборниках второй половины XVII - XVIII вв. представляет несомненный интерес и требует отдельного рассмотрения.

Как и ранее, в сборниках XVII в. старая традиция оставалась средой бытования новых текстов. Новый текст мог трактоваться составителем (переписчиком) как непротиворечивый, в таком случае он дополнял повествовательный ряд. В противном случае акценты смещались, и возникали другие отношения: диалогические и (или) полемические. Действительным открытием литературы XVII в., связанным с «обмирщением», стало появление новых контекстуальных отношений в системе сборника и многообразие интертекстуальных связей с традицией в целом.

Становясь частью сборника, новые произведения светского характера в свою очередь сами преобразовывали контекст. В этом диалектическом процессе веду -щую роль играл читатель, переписчик, создатель нового сборника, именно он постепенно перестраивал всю систему литературы XVII в.

В конце XVII в. формируется новое отношение к литературе, появляется ин-

1 Описание состава сборников см.: [Кузьмина, 1964, с. 245].

терес к занимательному чтению. Если старая традиционная концепция чтения предполагала вдумчивое, многократное чтение-размышление, книга рассматривалась как средоточие духовного опыта, считалась наставником в жизни человека, то сборники, в составе которых переписывались новые светские произведения XVII в., предполагали иное отношение к чтению. Чтение как возможность узнать новое об известном или неизвестном, чтение как возможность приобщиться не только к нравственному, но и социальному опыту, чтение как развлечение - эти новые функции литературы переходного времени получили отражение в сборниках смешанного состава XVII в. В них проявились первые приметы «обмирщения», предвестники последующей секуляризации читательских интересов в литературных рукописных сборниках и сборниках смешанного состава первой трети XVIII в.

Литература

Адрианова-Перетц В.П. Русская демократическая сатира XVII века. М., 1977.

Бакланова Н.А. Русский читатель XVII века // Древнерусская литература и ее связь с Новым временем. М., 1967.

Веселовский А.Н Нерешенные, нерешительные и безразличные дантовского ада // ЖМНП. 1888. Ноябрь, С. 87-116.

Веселовский А.Н. Очерки истории романа, новеллы, народной книги и сказки. СПб., 1883.

Голубев И.Ф. Коллекция рукописей: краткий обзор / Калининский обл. архив. Калинин, 1960.

Демкова Н.С. Фрагмент из «Сказания о крестьянском сыне» в записи 1620 г. // Культурное наследие Древней Руси. Истоки, Становление. Традиции. М., 1976.

Демкова Н.С. Дополнения // Адрианова-Перетц В.П. Русская демократическая сатира XVII века. М., 1977.

Дмитриева Р.П. Четьи сборники XV века как жанр // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1972. Т. XXVII.

Дмитриева Р.П. Волоколамские четьи сборники XVII в. // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1974. Т. XXVIII.

Дунаев М.М. Православие и русская литература. М., 1996.

Еремин И.П. Лекции и статьи по истории древнерусской литературы. Л., 1987.

Костюхина Л.М. Из истории рукописного дела России XVII века // Археографический ежегодник за 1964 г. М., 1965.

Кузьмина В.Д. Рыцарский роман на Руси. М., 1964.

Кусков В.В. История древнерусской литературы. М., 1982.

Лихачев Д.С. Текстология. Л., 1983.

Лихачев Д.С. Развитие русской литературы X - XVII веков. Эпохи и стили // Лихачев Д.С. Избранные работы в трех томах. Л., 1987. Т. 1.

Лурье Я.С. Оригинальная беллетристика // Истоки русской беллетристики. Л., 1970.

Памятники отреченной русской литературы / Собраны и изданы Н. Тихонра-вовым. СПб., 1863. Т. 1.

Панченко А.М. Сюжетное повествование и новые явления в русской литературе XVII в. // Истоки русской беллетристики. Л., 1971.

Панченко А.М. Литература «переходного века» // История русской литературы. В 4-х тт. Древнерусская литература. Литература XVIII века. Л., 1980. Т. 1.

Панченко А.М. Русская культура в канун петровских реформ. Л., 1984.

Розов Н.Н. Зачем, кому и какая рукописная книга нужна // «Вопросы исто-

рии». 1970. № 6.

Розов Н.Н. Книга в России в XV веке. Л., 1981.

Сапунов Б.В. Книга и читатель на Руси в XVII в. // Книга в России до середины XIX века. Л., 1978.

Сперанский М.Н. Рукописные сборники XVIII века: Материалы для истории русской литературы. М.; Л., 1963.

Творогов О.В. Древнерусские четьи сборники XII - XIV вв. (Статья первая) // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1988. Т. XLI.

Фокина О.Н. Бытование «Повести о бражнике» в сборниках XVII в. // Русская книга в дореволюционной Сибири: Распространение и бытование: Сб. науч. трудов ГПНТБ СО РАН. Новосибирск, 1986.

Фокина О.Н. Археографический обзор списков «Повести и бражнике» // Русская книга в дореволюционной Сибири: Фонды редких книг и рукописей сибирских библиотек. Новосибирск, 1988.

Фокина О.Н. Литературная история «Повести о бражнике» и проблемы народной книги. Новосибирск, 1995.

Фокина О.Н. Мотив обретения рая в немецкой и русской литературе XVI -XVII вв. // Книга и литература: Сборник научных статей НГУ и ГПНТБ СО РАН. Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 1997.

Узник Черного Ястреба от А.Л. Тейта

Во второй захватывающей части Mapmaker Chronicles австралийского писателя А.Л. Тейта Куинн попадает в плен безжалостным врагом.

Томаш засмеялся. «Ты думаешь, это ужасно? Подождите, пока не встретите пескарна. . . они съедят плоть с ваших костей за считанные минуты ».

Во второй книге этой захватывающей серии картограф Куинн находится вдали от дома на экзотической земле, заполненной

Во второй захватывающей части Mapmaker Chronicles австралийского писателя А.Л. Тэйт, Куинн взят в плен безжалостным врагом.

Томаш засмеялся. «Ты думаешь, это ужасно? Подождите, пока не встретите пескарна. . . они съедят плоть с ваших костей за считанные минуты ».

Во второй книге этой захватывающей серии картограф Куинн оказывается вдали от дома в экзотической стране, наполненной опасными существами и безжалостными врагами.

Когда его предает кто-то из близких и он сталкивается лицом к лицу с кровожадными пиратами, он должен решить раз и навсегда, кто друг, а кто враг.. .

Это конец гонки для Куинн или только начало еще одного невероятного приключения в ? Хроники картографа ?

«Со времен Эмили Родда из серии Deltora Quest не было такого увлекательного приключенческого рассказа австралийского автора. Отголоски Робинзона Крузо делают его классическим с новым поворотом, и он идеально подходит для читателей в возрасте от 8 до 12 лет, которые ищут эскапизма в море современных историй.'- Чтений

«Большие белые звери и потенциальные пираты привлекут внимание юных читателей ... рекомендованы для поклонников приключенческих книг от Эмили Родда и Эндрю МакГахана». - Книготорговец и издатель

«Купите его немедленно любому парню старше восьми лет, который увлечен чтением». - Readingtree.com.au

The Mapmaker Chronicles
1. Гонка на край света
2. Узник Черного Ястреба
3.Дыхание дракона (октябрь 2015)

Призрачный ястреб | Книжный библиоман, блог

Сьюзан Купер, опубликовано Bodley Head (Random House).

Goodreads Синопсис: Зимним днем ​​Маленького Ястреба отправляют в лес одного, он может взять только лук и стрелы, ручной томагавк и удивительный металлический нож, который его отец приобрел у новых белых поселенцев. Если Маленький Ястреб один переживет три луны, он станет человеком.

Джону Уэйкли было всего десять лет, когда его отец умер, но он уже испытал на себе тепло и дружбу ближайших племен.Тем не менее, его товарищи-колонисты не принимают местных жителей. Когда он поступает в ученики к мастеру бочонка, Джон видит, как быстро ухудшаются отношения между поселенцами и туземцами. Его дружба с Маленьким Ястребом подвергнет обоих мальчиков серьезной опасности.

Переплетение историй о Маленьком Ястребе и Джоне Уэйкли - это увлекательная история о дружбе и открывающий глаза взгляд на историю нашей страны. Медалист Ньюбери Сьюзан Купер также включает хронологию и примечание автора, в котором обсуждается исторический контекст этого важного и трогательного романа.

Мой обзор: * ПРОЧИТАЙТЕ ЭТО ПЕРЕД МОЕМ ОБЗОРОМ! 🙂 Содержит СПОЙЛЕР о главном событии в книге. Однако, если вы внимательно прочитаете синопсис / название книги, вы, вероятно, уже догадались! *

Призрачный ястреб - книга, которая выделяется среди большинства в своем уникальном жанре. Как только я взял ее в руки, я действительно был очень увлечен этой историей!
История в первую очередь следует за Маленьким Ястребом. Он идет в лес, чтобы пережить несколько месяцев одинокого выживания и стать мужчиной для своего племени.Однако, когда он возвращается, он потрясен, обнаружив, что его деревня не такая, как он оставил. После этого Маленький Ястреб убит англичанином. Джон, английский мальчик, наблюдает за убийством, а также становится свидетелем напряженности между англичанами и коренными американцами, которых он полюбил после Десятого.
Ладно, может я плохо это объяснил. Просто… Прочтите это, и все будет иметь смысл! Я обещаю тебе! Несмотря на мою очень плохую подачу, «Призрачный ястреб» от начала до конца был эмоциональными американскими горками.Несмотря на кое-что о персонажах, мне он очень понравился, и я определенно буду рекомендовать его поклонникам исторической фантастики, книг о призраках или всем, кто ищет индивидуальное чтение.

Я в восторге от концепции книги и сюжета. Написанная в трех частях история была разбита на романы меньшего размера, потому что события в каждом из них сильно различались. Первая часть, я думаю, была моей любимой: мне очень понравилась история выживания в мире Маленького Ястреба - и, не слишком внимательно читая синопсис, я подумал, что эта книга была как раз о его путешествии на выживание! Ну, я был невероятно неправ, поскольку в конце первой части Маленького Ястреба убивают, пытаясь спасти отца Джона.

Один из самых печальных, самых шокирующих моментов в книге, которую я прочитал в этом году? Да.

Остальная часть истории в основном была основана на Джоне. Я любил смотреть, как он растет на протяжении всей книги. Написание было абсолютно красивым; даже поэтично, и с точки зрения «Призрачного Ястреба», смотрящего на Джона сверху вниз. Сценарий определенно хорошо отражает обстановку и персонажей. Я чувствовал себя так, будто на самом деле я был из в племенных лагерях или был Призрачным Ястребом, когда он наблюдал за Джоном, живущим до конца своей жизни.

Я думаю, что предпочел персонажа Маленького Ястреба, а не Джона. Я связался с ним гораздо больше - особенно в первой части книги. Он казался мне более реальным, и я даже не знаю почему! У него было действительно интересное прошлое. Я думаю, что, возможно, он мне понравился больше, потому что у него было такое интересное прошлое, что Сьюзан Купер вложила в каждую мелочь, чтобы убедиться, что племенной аспект его жизни был точным. Впрочем, у Джона тоже было отличное прошлое, и мне тоже очень понравилось смотреть, как он растет.Я был очень шокирован финалом его персонажа. Совершенно непредсказуемо. Все, что я здесь сделаю, вместо того чтобы испортить, это процитирую ту строчку из книги, которая повторялась несколько раз: Господи, какие дураки эти смертные! Довольно хорошо подытоживает историю, по причинам, которые я не буду здесь приводить! 🙂

В целом «Призрачный ястреб» была действительно красиво написанной книгой. Мне понравился сюжет со всеми его уникальными и невероятными поворотами, благодаря которым эта книга буквально приклеилась к моим рукам. У него была действительно оригинальная идея, и читать его было так весело.Мне нравились племенные корни этой истории, и финал Призрачного Ястреба был одним из тех моментов, когда вам действительно захочется просто свернуться калачиком с коробкой салфеток! Я думаю, что единственная проблема, с которой я действительно столкнулся, заключалась в том, что в этой книге было много разных персонажей, и мне было трудно отслеживать имена в точках с моей хламой памятью. Помимо этого? Удивительный. Пойдите, возьмите копию сейчас, хотя будьте готовы к довольно эмоциональной книге!

Мой рейтинг:

Я получил копию «Призрачного ястреба» от издателя в обмен на обзор.Это никак не повлияло на мои мысли.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Связанные

Призрачный ястреб - Книжные монстры

Ghost Hawk Сьюзан Купер
Опубликовано Маргарет К. МакЭлдерри 27 августа 2013 г.
Страниц: 336
Купить на Amazon
Goodreads

От медалиста Ньюбери Сьюзан Купер, история приключений и дружбы между молодым коренным американцем и колониальным поселенцем Новой Англии.

В зимний день Маленького Ястреба отправляют в лес одного, он может взять только лук и стрелы, ручной томагавк и удивительный металлический нож, который его отец купил у новых белых поселенцев. Если Маленький Ястреб один переживет три луны, он станет человеком.

Джону Уэйкли всего десять лет, когда умирает его отец, но он уже испытал на себе тепло и дружбу близлежащих племен. Тем не менее, его товарищи-колонисты не принимают местных жителей. Когда он поступает в ученики к мастеру бочонка, Джон видит, как быстро ухудшаются отношения между поселенцами и туземцами.Его дружба с Маленьким Ястребом подвергнет обоих мальчиков серьезной опасности.

Переплетение историй Маленького Ястреба и Джона Уэйкли - это увлекательная история о дружбе и открывающий глаза взгляд на историю нашей страны. Медалист Ньюбери Сьюзан Купер также включает хронологию и примечание автора, в котором обсуждается исторический контекст этого важного и трогательного романа.

Призрачный Ястреб рассказывается в двух частях, первая следует за молодым индейским мальчиком по имени Маленький Ястреб, который проходит свой путь к зрелости и возвращается, чтобы найти свою деревню, уничтоженную чумой.Душераздирающие моменты в этой книге действительно тронули меня, и я любил смотреть путешествие Маленького Ястреба и то, как сильно он изменился. Когда случается ужасный момент, Маленький Ястреб оказывается застрявшим на земле после собственной кончины.

Вторая часть книги была с точки зрения Джона Уэйкли, наблюдавшего за убийством Маленького Ястреба. Более того, два мальчика познакомились в детстве, и эта связь сделала ужасную смерть Маленького Ястреба еще более впечатляющей. Остальная часть книги следует за Джоном, когда он имеет дело со смертью своего отца, новым отчимом и даже новой работой и домом.Когда он выходит из дома, он оказывается ближе к Маленькому Ястребу, привлеченному к острову, где его призрак может общаться с ним.

Эти события превращают Джона в то, что он считает коренных американцев равными, а не невежественными. При этом я должен сказать, что предпочел первую часть книги, которая казалась более естественной сюжетной линией, а затем, когда она изменилась, я просто почувствовал себя немного брошенным. Джон не был таким сильным персонажем, и ситуации, в которые он попадал, казалось, слишком легко разрешались. Я знаю, что уже были некоторые разногласия по поводу содержания, которые, кажется, случаются часто, когда дело касается литературы коренных американцев.

Маленький Ястреб был довольно увлекательным персонажем, и мне действительно нравилось видеть дихотомию между его воспитанием и Джоном, который был более непредубежденным поселенцем. Я просто думаю, что были моменты, когда опасность его идей и путей слишком быстро решалась и легко укладывалась в сюжет. Само письмо было прекрасным, и я чувствовал себя частью того периода времени. Мне действительно нравится, как он дает положительный и справедливый свет на коренных американцев и поселенцев, которые были готовы работать с ними.

Окончательный вердикт: Даже с учетом моих проблем, Ghost Hawk была прекрасно написанной книгой, которая заставляла меня читать до самого конца.

Кристен является совладельцем блога книги «Монстры». Кристен - специалист по СМИ в библиотеке начальной школы в пригороде Чикаго, любит читать. Иначе зачем ей быть библиотекарем?

Падение Черного ястреба: история современной войны

ВВЕДЕНИЕ
ОБЗОР СЮЖЕТА
ТЕМЫ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИКА
ИСТОЧНИКИ

Падение Черного ястреба: история современной войны - это истинный рассказ о битве между американцами и американцами. Сомалийские войска в раздираемом войной городе Могадишо на восточном побережье Африки 3 октября 1993 года.Марк Боуден задумал написать книгу о том, что стало известно как Битва на Черном море, после встречи с отцом американского солдата, убитого в Могадишо. Боуден был удивлен, узнав, что никто еще не написал подробный отчет о миссии в Сомали, особенно с учетом ужасных изображений, которые миллионы американцев видели в телевизионных новостях, разъяренных сомалийских банд, таскающих американские трупы по улицам города.

Битва, в которой погибло восемнадцать американцев, была самой продолжительной непрерывной перестрелкой для У.Войска С. со времен Вьетнама казались идеальным предметом для книги. Боуден, репортер Philadelphia Inquirer , был поражен напряжением битвы, не говоря уже о человеческой драме девяноста девяти американских солдат, оказавшихся в ловушке в африканском городе, борющихся за свое выживание. В конце концов, через три года после битвы Боуден начал работу над историей. У него было очень мало официальной информации, чтобы работать, поскольку подразделения, участвовавшие в битве, в основном Delta Force и Rangers, действовали тайно.Фактически, большая часть этого оставалась засекреченной. Хотя многие политики не хотели обсуждать эту акцию - в основном потому, что за пределами сообщества специальных операций она была расценена как провал, - Боуден обнаружил, что операторы Delta Force, рейнджеры и даже сомалийцы готовы рассказывать свои истории.

Поминутный рассказ Боудена о битве, которая началась как миссия по похищению двух высших лейтенантов сомалийского военачальника Мохамеда Фарры Айдида, впервые появилась в серии из 29 частей в Philadelphia Inquirer .Два года спустя, в 1999 году, Black Hawk Down стал внутренним и международным бестселлером.

Боуден начинает учет в вертолете Black Hawk при взлете, когда отряд рейнджеров армии США и операторов Delta Force готовится к встрече лидеров кланов, включая высших лейтенантов, в центре Могадишо. Миссия схватить и схватить, хоть и сложна и трудна, но продлится всего час. Однако план быстро разваливается, и американские войска борются за выживание.Череда неудач, ужасных потерь, недопонимания, а также опасная степень самоуверенности - все это способствует самому длинному дню в жизни многих солдат. Для восемнадцати из них он будет последним. Для сомалийцев число жертв катастрофическое: по скромным подсчетам пятьсот убитых и более тысячи раненых. Помимо погибших американцев, многие тяжело ранены. Два вертолета MH-60 Black Hawk сбиты. Еще два аварийных приземления. Тела погибших американцев избивают и таскают по улицам.Пилот взят в заложники.

Самые смертоносные и технологически продвинутые военные в мире оказываются в меньшинстве, плохо экипированы и зажаты в одном из самых бедных и опасных районов на Земле. Тем не менее, несмотря на все шансы против них, американским рейнджерам и Delta Force удается вернуться в безопасное место, хотя и дорогой ценой.

Отчет Боудена не только сделал невозможным забыть о бедственном положении Рейнджеров и Дельта Форс, но и привлек внимание к ужасам боя, придал достоинство тем, кто сражался в нем, и даже повлиял на У.С. Военная политика. Падение черного ястреба стал бестселлером New York Times и стал финалистом Национальной книжной премии 1999 года. Вскоре после публикации книги по ней был превращен в крупный фильм, созданный Джерри Брукхаймером под руководством Ридли Скотта. Фильм получил две награды Американской киноакадемии, что еще больше укрепило репутацию книги как военного классика.

НАПАДЕНИЕ
Главы 1-2

Падение Черного Ястреба начинается с того, что старший сержант Мэтт Эверсманн произносит приветствие Мэри перед тем, как взлететь с силой U.Рейнджеры S. Army и операторы Delta Force в вертолете Black Hawk. Их миссия - захватить двух высших лейтенантов сомалийского военачальника Мохамеда Фарры Айдида. Меловая четверка Эверсманна - «мел» - неофициальный термин для обозначения отряда солдат - состоит из двенадцати человек, самый молодой из которых, рядовой первого класса Тодд Блэкберн, только что окончил среднюю школу. Кодовое слово миссии - «Ирэн». Кодекса ждут множество боевых и транспортных вертолетов, а также наземный конвой, который увезет пленных и десантников.К миссии готовы около ста шестидесяти человек.

Средний возраст рейнджеров в этой миссии - девятнадцать. Их девиз: «Рейнджеры идут впереди», подготовленные к войне на постоянной основе. Операторы Дельты, или «D-boys», представляют собой элитную группу солдат, занимающих высшую ступень в военной иерархии. Старший уорент-офицер Майк Дюрант, пилот ведущего Black Hawk, Super Six Four , объявляет о разрешении. Они собираются атаковать сомалийцев, которых они называют «Скинни» или «Сэмми», и большинство мужчин с нетерпением ждут этого.

Полет к целевому зданию, резиденции напротив гостиницы «Олимпик» на рынке Бакара, длится около трех минут. Две группы «Дельта» во главе с сержантами первого класса Полом Хоу и Нормом Хутеном сначала штурмуют не то здание, прежде чем находят правильную цель. Рейнджеры спускаются с «Черных ястребов» по ​​веревке. Меловая четверка Эверсманна спускается вниз с высоты примерно семидесяти футов над улицей. Эверсманн последним покидает вертолет, и когда он приземляется, он видит Блэкберна, который не попал в веревку и упал прямо на землю.Он без сознания и остро нуждается в медицинской помощи, которая никогда не прибудет.

Глава 3

Несколькими неделями ранее генерал-майор Уильям Ф. Гаррисон, командир оперативной группы Рейнджер, предупреждает Вашингтон об опасностях боев на рынке Бакара: «Нет никаких сомнений в том, что мы выиграем перестрелку, но мы можем проиграть. война." Несколько досадных ошибок, в том числе случайный арест девяти сотрудников Организации Объединенных Наций и рейд в резиденции близкого союзника, поставили под удар руководство генерала Гарнизона.Отправляясь на эту миссию, он не может позволить себе еще одну ошибку.

Глава 4

Одна из нескольких глав с сомалийской точки зрения, Глава 4 посвящена Али Хасану Мохаммеду, студенту и владельцу магазина, работающему неполный рабочий день. Утром в день миссии, после того, как рейнджеры вторгаются в его дом и его младший брат убит выстрелом из вертолета, Мохаммед присоединяется к своим друзьям, чтобы отомстить за смерть своего брата.

Главы 5-8

Последний штурмовой отряд, отряд сержанта Пола Хоу «Дельта», входит в целевое здание.Они окружают двух основных целей, Омара Салада и Мохамеда Хасана Авале. В людей сержанта Хоу стреляют сбитые с толку американские солдаты, что еще больше усиливает его презрение к «солдатскому чину низшего звена, в которое в значительной степени входит вся регулярная армия США». D-boys, которые часто действуют скрытно, больше похожи на гражданских лиц и пользуются личной свободой, которой завидуют Рейнджеры. Однако цена за эту свободу - повышенная опасность и ожидание от них превосходства над регулярными солдатами.

БИОГРАФИЯ


Марк Боуден

Марк Боуден родился в г.Луис, штат Миссури, в 1951 году. Он вырос в Иллинойсе, Нью-Йорке и Мэриленде, окончил колледж Лойола в Мэриленде в 1973 году со степенью бакалавра английской литературы. С 1979 года он был штатным писателем в Philadelphia Inquirer , хотя он также писал для других изданий.

До того, как написать Black Hawk Down , Боуден никогда даже не освещал войну в качестве газетного корреспондента. Несмотря на отсутствие у автора личного опыта войны, роман провел более года в списке бестселлеров New York Times и стал финалистом Национальной книжной премии.Боуден также является автором международного бестселлера Убийство Пабло: Охота на величайшего преступника в мире , в котором рассказывается история охоты на миллиардера, колумбийского наркобарона Пабло Эскобара.

Другие книги Боудена включают «Доктор-дилер: взлет и падение всеамериканского мальчика и его многомиллионная кокаиновая империя», «Принося жар», «Хранители искателей: история человека, который нашел 1 миллион долларов » и «Дорожные работы». : Среди тиранов, зверей, героев и разбойников .По состоянию на 2005 год Боуден, который также преподает писательское мастерство и журналистику, живет на юго-востоке Пенсильвании.

Несколько рейнджеров впервые вступают в бой, будучи ранеными, ранеными или вынужденными убивать людей. Специалист Джон Стеббинс, «главный кофеварщик» компании, перед началом миссии успокаивает специалиста: «Послушайте, в течение первых десяти минут или около того вы будете напуганы… меньше. После этого вы уезжаете. чтобы по-настоящему рассердиться из-за того, что у них хватило смелости стрелять в тебя ". Одному солдату отстреливается кончик пальца, и он убивает ранившего его сомалийца.Правила ведения боя - когда стрелять, а когда не стрелять в людей - становится трудно оценить. Лейтенант Ларри Перино наблюдает, как сомалийские дети указывают позиции рейнджеров сомалийским стрелкам, прячущимся за углами. Он бросает светошумовую гранату, чтобы разбросать детей. Сержант Чак Эллиот видит вооруженного мужчину, прячущегося за женщиной. Он стреляет в них, и оба падают замертво. Специалисты Джон Уодделл и Шон Нельсон встречают сомалийца, защищающегося от двух женщин, стоящих рядом с ним на коленях.

Пленных вывозят наземным конвоем.По видеонаблюдению в Объединенном операционном центре (JOC) миссия, похоже, идет как часы.

Главы 9-13

Колонна, возглавляемая полковником Дэнни Макнайтом, возвращается в ангар через блокпосты, баррикады и интенсивную стрельбу. Лейтенант Дом Пилла, большой ребенок с акцентом « Joy-zee », ранен пулей в лоб и мгновенно умирает. Пилла - первый солдат миссии, объявленный KIA (Убитый в действии). Колонна Макнайта возвращается на базу.

Остальные колонны принимают шквальный огонь и отвечают на него. Реактивная граната (РПГ) попадает в один из Хаммеров. Штаб-сержант Дэйв Уилсон обнаружен с «жестко вытянувшимися ногами» и «залитыми ярко-красной кровью». Пуля ломает руку рядовому Клею Отику, самому маленькому человеку в компании.

Перестрелка продолжается. Единственный неповрежденный Эверсманн, специалист по «Меловой четверке», специалист Дэйв Димер, хлопает Эверсманна по плечу и говорит: «Думаю, я только что видел, как сбили вертолет."

BLACK HAWK DOWN
Главы 1-6

Боуден представляет точки зрения Сомали, чтобы объяснить ненависть, которую некоторые сомалийцы выражают к американцам. Хотя многие сомалийцы изначально приветствовали присутствие США и ООН, постоянные нападения и давление среди гражданского населения некоторые ненавидят американцев, особенно Рейнджеров.

Многие из Рейнджеров становятся свидетелями того, как РПГ ударила в хвост «Черного ястреба» Super Six One . Вид вертолета, стремительно приближающегося к катастрофе, разрушает чувство справедливой неуязвимости оперативной группы ."Сержант Рэй Дауди, который управляет миниганом вертолета, выбирает ниже сомалийские цели, которые стреляют в них. Дауди переходит в" режим полной окупаемости ", когда он вспоминает, как сомалийские бандиты изувечили товарищей по команде Черного Ястреба после крушения во время предыдущей миссии. Вертолет выходит из-под контроля, и Клифф «Элвис» Уолкотт делает последнюю передачу с вертолета: « Шесть Один падает, ».

В JOC генерал Гаррисон наблюдает за аварией через видеонаблюдение. Чувство опускания охватывает офицеров. в JOC.Миссия, которая должна была быть быстрой, теперь частично превращается в попытку спасения. Офицеры понимают, что «утратили инициативу».

Главы 7-9

Нельсон хорошо поправляет сбитый «Черный ястреб» и вместе с несколькими другими рейнджерами направляется к месту крушения. Пилоты другого вертолета находят члена экипажа Super Six One , старшего сержанта Дэниела Буша, у стены, у которой идет кровотечение из живота. Он смертельно ранен. Другой Черный Ястреб, Super Six Four , пилотируемый старшим уорент-офицером Майком Дюрантом, занимает место сбитого вертолета для прикрытия.

Главы 10-11

Боуден предоставляет информацию об адмирале Джонатане Хоу, которого сомалийцы окрестили «Животным Хау». Адмирал Хоу в первую очередь отвечает за доставку рейнджеров в Могадишо. Он убежден, что захват Айдида принесет мир и порядок в Сомали. Присутствие США в Могадишо, особенно смертоносное нападение на дом Абди несколькими месяцами ранее, превратило Айдида в народного героя. Клан Айдида, Хабр Гидр, рассматривает это нападение как официальное объявление войны сомалийцам.

Главы 12-15

За несколько минут до крушения Super Six One среди наземных войск царит неразбериха, описываемая как «туман войны». Как только информация о катастрофе распространяется, наземные войска получают приказ прибыть на место происшествия. Наземный конвой встречается с застрявшим отрядом Chalk Four компании Eversmann. Многие в колонне не знают, что был сбит вертолет. Конвой ведет ожесточенный огонь. «Черный ястреб» Дюранта, Super Six Four , движется по низкой орбите.Граната попадает в вертолет и отлетает от ротора. Дюрант пытается управлять Черным Ястребом, но выздоровление невозможно. Дюрант кричит в рацию: «С трудом!

Глава 16

Боуден следует за сомалийским бойцом Юсуфом Дахиром Моалимом за мгновение до того, как его команда стреляет гранатой, которая поражает Super Six One . Мужчины мурян , или бандиты. Их также называют дай-дай , или «быстрые», из-за их неустойчивых и нервных манер.Многие пристрастились к жеванию кат , местного цветущего растения со стимулирующим действием. Они сбивают «Черного ястреба», потому что это «символ силы ООН и сомалийской беспомощности». Они также пользуются нежеланием американцев бросать солдат. Сбить вертолет - значит привлечь больше американцев в огонь.

Главы 17-20

Наземная колонна понесла тяжелые потери. Задержка в выборе направления движения еще больше затрудняет движение транспортных средств.Водители некоторых транспортных средств не знают, куда они отправляются, то есть к месту первой аварии. РПГ поражает Хаммер в колонне, ранив или убивая нескольких солдат. Сержант Кейси Джойс убит, когда ему в сердце пронзают выстрелы. В задней части конвоя сержант Лоренцо Руис, боксер из Эль-Пасо, падает в Хамви после выстрела. Как и многие другие мужчины, Руиз снял керамическую пластину со своего защитного жилета; мужчины не думали, что им нужна такая броня. Капрал Джим Кавако, заменяющий Руиса, получает ранение в затылок и мгновенно умирает.Все это время конвой получает неверные направления для выхода из района.

Многие люди в колонне на грани разрыва. Кто-то напуган и плачет, кто-то физически болен. У других есть моменты ясности. Если им придется, говорят они себе, они сойдутся в бой. Они сражаются не только за свою жизнь, но и потому, что они нужны другим солдатам. Некоторые задаются вопросом, как это может выйти из-под контроля: «Почему-то казалось неправильным, что они могут быть сведены к этому… кровотечению, умиранию! Этого не должно было случиться.«

Снова в движении, колонна направляется не в то место крушения. Разочарование, замешательство и недоверие приходят в норму. Многие верят, что умрут. Сомалийцы выстраиваются в очередь на перекрестках, чтобы стрелять по проезжающим машинам.

Специалист Эрик Сполдинг получил два пулевых ранения, по одному в каждую ногу. Водитель Хамви, рядовой Мэддокс, на мгновение ослеп, когда пуля с большой силой попадает в заднюю часть его шлема. Сполдинг кричит направление Мэддоксу, который продолжает ехать слепой.

Из почти семидесяти пяти человек в колонне, включая заключенных, около половины ранены пулями или осколками. Восемь мертвы или умирают. Их ждет еще одна засада.

ПЕРЕГОН
Главы 1-3

Несмотря на то, что они являются частью сильнейшей военной державы на земле, силы США теперь вышли за пределы своих возможностей. Поскольку у него мало боеприпасов, и большая часть его команды серьезно ранена, отправлено подкрепление. Спасательная бригада высадилась над первым местом крушения.РПГ поражает вертолет, но пилот сбрасывает двух человек на землю, сержанта Тима Уилкинсона и сержанта Скотта Фалеса, и возвращается на базу для аварийной посадки. Новые солдаты обнаруживают, что сотрудники спасательной команды и рейнджеры установили периметр для охраны первого места крушения. Фалес прострелил теленка.

Сержант Джеймс МакМахон, член экипажа Super Six One , вытаскивает тело Быка Брайли из обломков. Пилот Уолкотт тоже мертв, но его тело прижато между землей и Черным Ястребом ниже пояса.

Главы 4-5

Всего в нескольких кварталах от них Рейнджеры сражаются, чтобы добраться до места крушения. Граната ранила специалистов Роба Фиппса и Грегга Гулда.

По всему городу сомалийцы выходят в переулки, направляясь к месту крушения Дюранта. Когда два черных ястреба сбиты, спасательные работы для Super Six Four придется отложить. Генерал Гарнизон собирает наземный конвой, но Super Six Four находится всего в нескольких минутах от захвата.

Главы 6-8

Боуден описывает жизнь в ангаре, сосредотачиваясь на Дейле Сайзморе, который за несколько дней до этого поранился и остался вне миссии.Жилье на базе грубое - тесные спальные места, комары, крысы, грязь и протекающая крыша, среди ночных минометных обстрелов и общей скуки среди солдат. Сайзмор, близкий к Руизу, беспокоится о нем. Он не знает, что его друг уже мертв. Оба написали последние письма своим семьям. Перед миссией Руиз напоминает Сайзмору о письме. «Заткнись», - говорит Сайзмор Руизу. «Ты вернешься сюда через несколько минут».

Брэд Томас, рейнджер, который ехал в «Хамви», когда Пилла был убит, боится вернуться назад.Для него эмоционально борьба окончена. Те, кто не участвует в боях, слушают трансляции боев. Рейнджер Стив Андерсон «заражен паникой по радио». Некоторые рейнджеры добровольно отправляются в путь, например Сайзмор, который снимает гипс, чтобы помочь своим приятелям. Другие, такие как Андерсон, «пойдут в Могадишо и рискнут своей жизнью», но только «потому, что он не посмел отказаться».

Хамви сержанта Джеффа Штрукера пытается продвинуться ко второму месту крушения, но встречает дорожные заграждения и сильную артиллерийскую стрельбу.Единственный альтернативный маршрут - объехать город, что подвергает Дюранта и команду Super Six Four дальнейшей опасности.

Снайперы «Дельты» Рэнди Шугарт и Гэри Гордон добровольно спускаются на место крушения Дюранта.

Chapters 9-14

Несколько команд Delta и Ranger пытаются добраться до места первого крушения. Улицы похожи на тир, и жертвы растут. Сержант Хоу и ребята встречаются с капитаном Майком Стилом и вместе направляются к месту крушения.Различия в стилях руководства создают конфликты между Хоу и Стилом, подчеркивая презрение каждого к стилю лидерства другого. Нарушается целостность агрегата. Дельта-сержант первого класса Эрл Филмор получил смертельное ранение в шею. Смерть Филлмора ошеломляет многих рейнджеров, которые чувствуют себя защищенными от присутствия Дельты.

Главы 15-20

На втором месте крушения пилоты приходят в сознание. Оба тяжело ранены. К их облегчению прибывают Шугарт и Гордон.Они вытаскивают Билла Кливленда из вертолета и стреляют по собирающейся сомалийской толпе. Super Six Two обеспечивает поддержку крышки. В сторону вертолета регулярно подлетают РПГ. Битва сейчас находится в самой запутанной точке. РПГ поражает Super Six Two . Он благополучно приземляется в дружественном порту поблизости.

Ситуация ухудшается, когда Гордон, один из двух спасателей, кричит, что в него стреляли. Когда Шугарт передает Дюранту оружие, он впервые понимает, что они застряли.Сомалийцы сейчас добираются до разбившегося «Черного ястреба». Дюрант смиряется с ужасной судьбой, вспоминая «ужасные, ужасные вещи», которые злобная сомалийская толпа сделала с захваченными бойцами. Сомалийцы находят Дюранта, и один из них бьет его по лицу из винтовки. Моалим, сомалийский народ, чьи люди сбили первый «Черный ястреб», заявляет, что Дюрант находится в плену. Сомалийцы утаскивают Дюранта, и он теряет сознание.

THE ALAMO
Главы 1-10

Члены службы боевого поиска и спасения (CSAR) Тим Уилкинсон и Боб Мабри достигают первого места крушения и спасают Дауди, но не могут освободить тело Уолкотта.Шквал пуль пронзает Черного Ястреба, и все, кто находится внутри, поражены.

Сержант Хоу захватывает дом сомалийской семьи и превращает его в командный пункт и пункт сбора раненых. Впечатления Сержанта Хоу от военных еще раз подчеркивают, насколько он ошеломлен этими руководителями. Он считает отданные сейчас приказы «бессмысленными», поскольку «сама идея соблюдения правил ведения боевых действий на данном этапе [является] абсурдной».

Лейтенант Ларри Перино и его люди переходят в небольшой консервный сарай, чтобы укрыться.Возникают новые травмы. Восемь из одиннадцати человек в мелу Перино получили ранения.

Капрал Джейми Смит серьезно пострадал. Пуля пробивает бедренный сосуд и втягивается ему в брюшную полость. Медик Курт Шмид впивается руками в открытую рану Смита, пытаясь зажать перерезанную артерию. «Если я не вытащу его отсюда прямо сейчас, он умрет», - умоляет Шмид.

С наступлением темноты некоторые надеются, что сомалийцы просто бросят оружие и отправятся домой. Мужчины ждут наземного конвоя, которого они ожидают в любой момент.Несмотря на переживаемые ими ужасы, мужчинам удается найти юмор. Тяжело раненый Стеббинс курит сигарету. Уилкинсон советует ему, что «как ваш медицинский работник, я чувствую, что должен предупредить вас, что наркотики и огнестрельное оружие несовместимы».

Захваченные единицы повторно поставляются, но медицинская эвакуация (или «медицинская эвакуация») не производится. Вернувшись в ангар, медики делят раненых на две палатки: одну для тех, кто может поправиться, а другую для тех, кто наверняка умрет.

Сумерки беспокоят многих мужчин.Они пришли неподготовленными, без полных фляг с водой, техники ночного видения или боевого снаряжения, все потому, что они думали, что миссия быстро закончится. Стил рассматривает их затруднительное положение как «прекрасную иллюстрацию того, почему , а не , чтобы игнорировать процедуру». Попытки обеспечить медицинскую эвакуацию Смита тщетны. Когда приходит сообщение о том, что наземный конвой уже в пути, Стил узнает, что сердце Смита остановилось. Смерть Смита потрясает людей.

Главы 11-13

С наступлением темноты солдаты, оказавшиеся в затруднительном положении, перемещаются в закрытые помещения.Радиопередачи продолжают обещать, что будет отправлена ​​спасательная колонна. Как описывает это Боуден: «Они должны были быть там через двадцать минут. Затем, через час, через сорок минут. Через некоторое время это должно было стать шуткой». Шон Нельсон думает, что он никогда не будет прежним; он не испытывает угрызений совести по поводу убитых им людей. Майк Гудейл считает, что переложить «ответственность за свою жизнь, само его существование на правительство США» - ужасная вещь.

D-boys устанавливают инфракрасные стробоскопы на крыше, чтобы их могли видеть спасательные вертолеты.Сомалийцы по-прежнему стреляют в американцев, и по периметру собираются толпы. К полуночи слышен гул спасательной колонны.

N.S.D.Q.
Главы 1-9

Моалим, сомалийский лидер, захвативший Дюранта, передает его более вооруженной и более многочисленной группе из мурян , которые считают Дюранта орудием переговоров. Оттуда, где его держат в заложниках, Дюран слышит стрельбу и взрывы.

Новости о боевых действиях в Могадишо доходят до Вашингтона.Тогда другое событие - президент России Борис Ельстин, отражающий свержение своего правительства, - имеет приоритет. Президент Билл Клинтон и американская общественность остаются в неведении об этой битве.

Рейнджеры и бойцы D, а также солдаты 10-й горнострелковой дивизии встречаются с многонациональными силами. Есть некоторая путаница в том, кто главный и как должна продолжаться миссия. Мужчины раздражаются и злятся.

Ожидается, что колонна прибудет в течение нескольких минут, но проходит почти полчаса, прежде чем Стил узнает, что колонна уже в пути.Два водителя в колонне свернули не туда. Стрельба часто заставляет конвои остановиться и уйти. Они ждут несколько часов, прежде чем снова двинуться.

Половина спасательного конвоя достигает места крушения Дюранта, но находит только пули, кровь и обрывки одежды, оторванные от мертвых трупов. Они установили гранаты на сбитый «Черный ястреб», чтобы сомалийцы не смогли получить конфиденциальную информацию.

Когда малазийские водители отказываются проезжать через контрольно-пропускной пункт, американцы разделяются и уходят пешком.Специалист Фил Лепре, почти уверенный, что он умрет, прощается с фотографией своей маленькой дочери. После того, как Лепре просит рядового Джеймса Мартина занять его место, Мартин получает удар по голове и умирает, в результате чего Лепре испытывает чувство вины.

Войска достигают внутреннего двора, где их ждали D-boys и Rangers. Уже почти утро, когда большинство раненых загружаются. Они изо всех сил пытаются вытащить тело Уолкотта из вертолета, и «[е] наконец, на рассвете, мрачная работа [сделана]."

Затем приходит шокирующее осознание: в возвращающемся конвое не хватает места. Некоторым солдатам приходится бежать по улицам, от которых они только что сбежали. Они напуганы, но полны решимости выбраться благополучно. В конце концов, им все это удается. невероятно, что «армия Соединенных Штатов Америки ввергла их в эту неразбериху и бросила их там, а теперь заставила их пройти через ту же смертельную перчатку, чтобы выбраться». Представлено из больницы добровольцев Могадишо и от сомалийца, который становится свидетелем перетаскивания трупов американцев по улицам.Сомалийские врачи обслуживают более пятисот пациентов. В других больницах их еще больше. Это описывается как «приливная волна крови». Сомалийский адвокат стыдится нанесенных американцами увечий, считая, что это нарушает «благоговейное обращение и немедленное захоронение мертвых», к которым призывает ислам. Группа солдат ООН пытается остановить толпу, но их жизни угрожают, и они уезжают.

Главы 12-14

Мужчины возвращаются либо в ангар, либо на пакистанскую базу операций, расположенную на переоборудованном футбольном стадионе.Перино уступает последнее место в машине рядовому Джорджу Сиглеру, которого так тронул лейтенант, что он тут же решает вернуться в армию.

Стил сидит, закрыв голову руками, а позади него ряды мертвецов в мешках для трупов. Он потрясен, когда узнает, сколько мужчин погибло. Он чувствует непреодолимую печаль, но не смеет сломаться перед солдатами.

Раненые бродят ошеломленные или смотрят, как мертвых грузят для перевозки. Некоторые плачут открыто. В безопасности все снова кажется нормальным, но мужчины понимают, что опыт оказал на них фундаментальное влияние.D-boys готовятся снова выйти, чтобы забрать команду Super Six Four , а также Шугарта и Гордона. Когда Сайзмор узнает о своем приятеле Руизе, он не может перестать плакать. Нельсон ломается, когда узнает, что его друзья Джойс и Пилла мертвы.

Главы 15–27

Сообщения в новостях об «ужасной битве в Сомали» достигают Соединенных Штатов. Шок и возмущение охватили страну после того, как по телевидению были показаны телекамеры мертвых американских солдат, которых тащат по улицам.Президент Клинтон, как и многие американцы, хочет знать, как это могло произойти. Администрация решает вывести американские войска из Сомали. Что касается Дюранта, то эмиссар США шлет Айдиду пугающее сообщение. Если Дюранта не освободят в течение нескольких недель, Могадишо «будет разрушен, мужчины, женщины, дети, верблюды, кошки, собаки, козы, ослы, все».

Семьи мужчин, сражавшихся в бою, очень медленно получают информацию о своих близких. Для многих ожидание мучительно.Некоторым говорят только, что их мужья «пропали без вести». Члены семьи смотрят по телевизору кадры тащащихся тел американцев, чтобы попытаться опознать их, но трупы настолько изуродованы, что их трудно отличить друг от друга.

Солдаты, объявленные пропавшими без вести, учтены - все мертвы - за исключением Шугарта. В конце концов, тело Шугарта находят, и его жене сообщают. Жена Джойса получает письмо, которое он написал ей, находясь в Сомали незадолго до его смерти.В письме отчасти говорится: «К тому времени, когда вы получите это письмо, я, возможно, уже буду на пути домой или очень близок к нему».

Солдаты в ангаре в Могадишо смотрят теленовости и возмущены сообщениями о «провале» в Сомали. Эверсманн задается вопросом, правильно ли он сделал выбор во время битвы. Долгая и мучительная смерть Смита преследует Перино годами. Андерсон борется со своей виной и становится недоверчивым к военным. Некоторые из раненых возвращаются домой через несколько недель после битвы. Перед ЕОЦ воздвигнут мемориал.

Дюрэнта снимают на видео похитители, а затем интервьюируют международные репортеры. Репортеры пытаются заверить его, что он выживет. Его похитители позволяют ему написать письмо, которое он заканчивает аббревиатурой «NSDQ». Представители Красного Креста вычеркивают это, опасаясь нарушения строгих правил нейтралитета. Аббревиатура расшифровывается как «Night Stalkers Don't Quit» - послание о его решимости.

Дюрант слышит звонки с американских вертолетов, летящих над городом, заверяя его, что они не оставят его.Он также слышит свою жену по радио BBC. Она повторяет сообщение NSDQ.

Фиримби, человек, охраняющий Дюранта, начинает его любить. Фиримби пытается объяснить, почему сомалийцы ненавидят американцев, а Дюрант использует свои тренировки по выживанию, чтобы завоевать доверие Фиримби. Фиримби часто умоляет Дюранта сказать хорошие слова о том, как с ним обращались, когда его выпустили.

Сомалийцы наконец освобождают Дюранта. Он возвращается на базу рейнджеров в аэропорту, где его встречает более тысячи человек. Он узнает, что он единственный выживший после крушения Super Six Four .Солдаты вокруг него поют в его честь «Боже, благослови Америку».

Эпилог

Конфликт стал известен как Битва на Черном море. Сомалийцы называют его Ma-alinti Rangers (День рейнджеров). Это битва, которую Америка, особенно ее руководство, хочет забыть. Хотя в строгих военных терминах солдаты выполнили миссию, многие считают ее провалом. Через несколько дней после боя, вызванный возмущением Конгресса и испуганной публикой, президент Клинтон завершает миссию рейнджера оперативной группы в Сомали, которая началась с наилучшими намерениями: помочь голодающему народу Сомали.

Конгресс расследует операцию, и министр обороны Лес Аспин уходит в отставку, взяв на себя некоторую ответственность за трагедию. Генерал-майор Гаррисон, которого ранее критиковали за чрезмерную осторожность в выполнении заданий, теперь обвиняется в безрассудстве со своими войсками. Гаррисон пишет письмо президенту Клинтону, принимая на себя всю ответственность за случившееся.

В последующие годы 3 октября среди последователей Айдида отмечается как сомалийский праздник. Сам Айдид умирает в 1996 году, и в этом регионе по-прежнему царит хаос и насилие.

Героизм, отвага и страх

Рейнджеры и ребята из D демонстрируют огромный героизм и отвагу в течение долгого дня и ночи 3 октября 1999 года. В то же время они демонстрируют или, по крайней мере, признают ужасное страхи, связанные с войной. Гордон и Шугарт добровольно спускаются на верную смерть, чтобы обеспечить прикрытие для Super Six Four . Перино уступает свое место в возвращающемся конвое испуганному молодому Рейнджеру. Сержант Джон Маседжунас, которого «говорили, что он абсолютно бесстрашный», возвращается в город - в одиночку, как гражданское лицо - чтобы попытаться найти шестерых человек, все еще пропавших без вести на месте крушения Дюранта.

Даже самые опытные солдаты сталкиваются с ужасом и ужасом, особенно в бою. Мысли о смерти парализуют одних, а другие молятся, чтобы выжить. Страх быть застреленным или убитым усиливается, особенно у тех, кто впервые вступает в бой, когда они видят кровавую бойню. Многие принимают их опасения. Некоторые солдаты восхищаются храбростью и бесстрашием сомалийцев, в то время как другие считают их проявления глупостью и безумием.

Жестокость войны

Боуден графически описывает кровавую бойню, в частности, повреждения, наносимые оружием человеческому телу.Взрываются головы, разносятся конечности, кишки выскальзывают из желудка. Тело одного рейнджера разорвано пополам; чье-то лицо разрезано. Некоторые американские солдаты ошеломлены, когда осознают силу своего собственного оружия; они буквально способны дезинтегрировать свои цели. Жестокость распространяется не только на солдат, но и на гражданских лиц - мужчин, женщин и детей. Для многих американцев самые ужасные сцены из Могадишо представляли собой телевизионные кадры, на которых американские трупы изуродованы и тащатся по улицам разъяренной сомалийской толпой.

Смысл и бессмысленность

Когда смерть так близка, мужчины обнаруживают, что борются как с большими, так и с тривиальными проблемами. Они сближаются друг с другом, очень скучают по семьям и дорожат вещами, которые обычно считают само собой разумеющимся. Необычайная реальность войны коренным образом меняет их самих как людей, изменяя их навсегда. Нельсон понимает, что он просто «человек, живущий от одной наносекунды до следующей, делая одно дыхание за другим, полностью осознавая, что каждый из них может быть его последним».«Акты самоотверженности побуждают некоторых повторно вступить в армию. Почти неизбежная смерть дает им сильную волю к выживанию.

В то же время многие мужчины задаются вопросом, почему их просят рисковать своей жизнью. Смерть однополчан кажется бессмысленной. , вызывая у них сильный гнев и разочарование, особенно когда Соединенные Штаты уходят из Могадишо вскоре после битвы и два лидера кланов, захваченные в плен солдаты, в конечном итоге освобождаются. Солдаты также испытывают чувство вины. Когда один из его товарищей убит, оставшийся в живых солдат, скорее всего, спросит себя: «Почему он, а не я?»

Другие - сомалийцы и американцы - почти или совсем не сожалеют.Покосив целые толпы сомалийцев, Дауди чувствует себя оправданным; он «находился в режиме полной окупаемости».

Механизмы преодоления

Солдаты по-разному справляются с боязнью битвы, смертью товарищей и необходимостью убивать людей. Обучение предоставляет большинство инструментов, которые они используют. D-boys, особенно, используют тактику, которая позволяет им выжить в худших условиях, и многие рейнджеры полагаются на Дельт, уверенные в их навыках. Юмор также снимает напряжение боя: «Смех был бальзамом.Это сдерживало панику, и казалось, что это получится легко…. Если бы они все еще могли смеяться, с ними все было бы хорошо ».

Многие, однако, не могут не дождаться окончания боевых действий, чтобы справиться с травмами войны. Эверсманн описывает, как во время боя не было времени« отреагировать на ужас или даже отшатнуться от того, что было нелепо », но позже это« осело ». Несмотря на трудности, многие мужчины откладывают подобные мысли в сторону, чтобы утешить других; они не хотят, чтобы их видели« нервными, потому что это только заставляет [других] нервный."

Конфликт в Сомали

Войска США, посланные в Сомали летом 1993 года, были предназначены в основном для гуманитарных мероприятий, но также и для содействия национальному строительству. За два года до миссии произошло кровавое восстание. Начавшаяся в 1988 году положила конец двадцатилетнему правлению президента Мухаммеда Сиада Барре. Гражданская война унесла жизни более пятидесяти тысяч мирных жителей, оставила столицу Могадишо в руинах и создала сотни тысяч беженцев.Хотя правление Сиада Барре первоначально способствовало экономическому росту и социальным благам для многих сомалийцев, в конечном итоге он стал нетерпимым и авторитарным лидером. К концу 1980-х он заказывал неизбирательные взрывы и стрельбу. Среди горожан рос гнев; повстанческие и оппозиционные группы боролись против сил Сиада Барре, и в конце концов их лидер был побежден. Однако ситуация ухудшилась, когда соперничающие кланы боролись за господство и политический контроль. Правительство почти рухнуло, а основные службы, такие как раздача продуктов питания, рухнули.

Что еще хуже, на регион обрушилась продолжительная и сильная засуха, продолжавшаяся почти два года, за которой последовали разрушительные наводнения. Непосредственным результатом стала массовая нехватка продовольствия, что вынудило многих сомалийцев покинуть страну, чтобы избежать недоедания и голода. Хотя были предприняты усилия по оказанию помощи, соперничество кланов и отсутствие безопасности для оказания помощи и медицинских кампаний препятствовали этим усилиям. Вооруженные группы похитили около 80 процентов продуктов питания и медикаментов, предназначенных для населения.

Голод, поразивший Сомали, был, как говорит Боуден в Послесловии, «результатом циничных враждующих военачальников, сознательно использовавших голод в качестве оружия». Соединенные Штаты, как ведущая военная держава мира, вмешались с самыми лучшими намерениями: сделать что-то для сомалийского народа, а не стоять в стороне и наблюдать за разворачивающимися ужасными человеческими трагедиями. Первоначально многие сомалийцы приветствовали присутствие США и ООН. Однако по мере того как силы вступили в бой с кланом Хабр Гидр и его лидером Айдидом, отношение к американским военным изменилось, и популярность Айдида выросла.Серия нападений, в результате которых погибли мирные жители, вызвала растущие антиамериканские настроения среди сомалийцев.

Адмирал Хоу, главный представитель Организации Объединенных Наций в Сомали при первом президенте Джордже Буше, выступал за захват Айдида. Сомалийский военачальник мог быть ответственен за гибель двадцати четырех пакистанских солдат в июне 1993 года, и Хоу считал, что Айдида нужно привлечь к ответственности. Он также считал, что его отстранение от власти укрепит мир и положит конец клановой борьбе в Могадишо.Вопрос о том, следовало ли Соединенным Штатам выйти за рамки своих гуманитарных усилий, то есть взять на себя военную борьбу с Айдидом и кланом Хабр Гидр, все еще обсуждается.

Битва на Черном море

Хотя битва между американцами и сомалийцами 3 октября 1999 года была относительно короткой, она была самой продолжительной и самой смертоносной перестрелкой, в которой Соединенные Штаты участвовали со времен войны во Вьетнаме. Целое поколение американцев выросло, не постигнув тяжелых военных потерь, из-за чего американскому обществу было очень трудно переварить смерть восемнадцати солдат в Могадишо.Генерал Колин Пауэлл отметил, что восемнадцать американских солдат, убитых за один день, не стали бы даже причиной для пресс-релиза во время войны во Вьетнаме. Климат явно изменился.

АДАПТАЦИИ ДЛЯ СМИ

Падение черного ястреба (2001) было адаптировано для фильма режиссером Ридли Скоттом и сценаристом Кеном Ноланом. В нем снимались Джош Хартнетт, Юэн МакГрегор, Эрик Бана и Том Сайзмор, и он доступен на DVD от Columbia Tristar Home Entertainment.

Black Hawk Down был выпущен в сокращенной версии на аудиокассете компанией Simon & Schuster и на компакт-диске Audioworks в 2002 году.Рассказчик - Джо Мортон.

Оригинальная серия рассказов, написанная Марком Боуденом и опубликованная Philadelphia Inquirer , доступна в Интернете по адресу inquirer.philly.com/packages/somalia вместе со ссылками на другие связанные сайты.

Число убитых и раненых солдат, сбитие двух вертолетов Black Hawk и демонстрация американских трупов по улицам Сомали резко повлияли на общественную поддержку военных действий, а также на будущую военную политику США.Американские лидеры гораздо более неохотно отправляли войска в бой без гарантий победы или хотя бы минимальных потерь. Трудности городских боевых действий, как показали события в Сомали, также привели к большей зависимости от авиации и морской мощи. Это, конечно, не было новостью; со времен Вьетнама американские вооруженные силы часто расчищали дорогу своим наземным войскам технологической мощью и вооружением. Однако потери в битве на Черном море продемонстрировали опасность городских войн, которые все чаще становятся обычным способом ведения современных сражений.

После ухода из Сомали осторожная внешняя политика стала нормой для Соединенных Штатов. Нежелание участвовать в делах других стран, особенно страдающих от насилия, резко возросло после Могадишо.

Падение черного ястреба широко признано обязательным к прочтению как для тех, кто связан с военными, так и для гражданского населения. Критики с военным прошлым часто рекомендуют книгу военнослужащим. В рецензии Джона Кэмпбелла на книгу в Air & Space Power Journal говорится, что «каждый в ВВС должен… прочитать Black Hawk Down .В обзоре Грегори Г. Хильдебрандта в Armed Forces & Society говорится, что книга «должна быть интересна всем, кто хочет понять современную городскую войну и то, как общество формирует оценку ее последствий». офицеры, - соглашается Дэйв Монис в «Неудачной миссии по поддержанию мира». Джон Карвер Эдвардс и Эрик Брайант предлагают в «Обзоре книг: Общественные науки», включая Падения Черного Ястреба в «специализированных военных коллекциях».

Сила этих рекомендаций проистекает из повествовательного стиля Боудена, который признан ясным и захватывающим. В «Мультимедийной атаке Черного Ястреба» Фрэнк Роуз описывает его как «крайнюю нехудожественную литературу», намекнув на безумный темп жизни рассказывание историй, которое, по мнению многих солдат, участвовавших в боях, реалистично совпадает с их опытом. Тод Линдберг в книге «Люди на войне» добавляет, что рассказ является «настолько захватывающим описанием битвы, с каким вы, вероятно, когда-либо столкнетесь». Что еще важнее. , Боудена хвалят за то, что он не продвигает повестку дня.Линдберг пишет, что « Black Hawk Down возвышает даже лучшие военные миниатюры столетия, так это то, что у Боудена нет заметной повестки дня ... он позволяет событиям и персонажам говорить за себя». Его непоколебимое изображение - как хороших, так и плохих - войны - наряду с его включением сомалийских взглядов свидетельствует об этом. «Миллион врагов», обзор Black Hawk Down в New York Times Уильяма Финнегана, цитирует сомалийские отрывки как одни из лучших в книге.

Недостатки книги Боудена обычно считаются незначительными. Количество изображенных персонажей - буквально десятки - иногда затрудняет понимание повествования. Кроме того, мало внимания уделяется историческому контексту вмешательства США в Сомали. Эдвардс и Брайант в «Книжных обзорах: общественные науки» предполагают, что «фон должен был быть представлен заранее, а иллюстрации и карты были бы полезны».

Эан Д. Нейлор

В следующем отрывке Нейлор предлагает уроки, которые следует извлечь из военной миссии в Могадишо, Сомали, в октябре 1993 года, в частности из опыта U.Опора С. военных на разведку и высокотехнологичное вооружение в современной городской войне .

Из Black Hawk Down должно быть ясно, что те поля сражений, которые предпочитают американские военные - пустые, но для дружественных вражеских войск - все больше уходят в прошлое. На смену им приходят трущобы и разрастание городов распадающихся обществ, таких как Сомали, Босния и Гаити. Могадишо оказался местом для этого тревожного звонка, но с таким же успехом это могло быть Басра, Брчко или Порт-о-Пренс.Уверенные в том, что стремление Соединенных Штатов противостоять всем угрозам их национальной безопасности, кроме самых прямых, может быть подорвано путем нанесения небольшого количества жертв, враги Америки будут стремиться к близкой, личной и жестокой битве с американскими войсками в городских районах, которые угрожают. посмеяться над одержимостью Пентагона бомбардировщиками Stealth, подводными лодками Seawolf и «оцифрованными» танками.

После битвы армия предприняла запоздалые усилия, чтобы дать своим войскам навыки принятия решений, которые им понадобятся, чтобы справиться в таких средах, как Могадишо, где граница, которая традиционно отделяет бойцов от некомбатантов, становится размытой до невидимости. .Но сомнительно, может ли какое-либо количество тренировок полностью подготовить молодых американцев - средний возраст рейнджеров в бою составлял 19 лет - к ситуациям, подобным той, с которой столкнулся специалист Эрик Сполдинг, который был сражен с близкого расстояния женщиной с пистолетом. в одной руке и младенец в другой. (Он выстрелил в женщину, но подозревал, что также ударил и младенца.)

В 1990-е годы армия предприняла многомиллиардные усилия по «оцифровке» поля боя, используя «тактический Интернет» портативных устройств и транспортных средств. -монтированные портативные компьютеры и системы позиционирования, чтобы дать солдатам и командирам лучшее представление об окружающей их обстановке.Но, как ясно дает понять Боуден, видео, транслируемое вертолетами и самолетом-шпионом ВМС США, дало американским командирам в штабе оперативных группировок идеальное представление в реальном времени о битве, разворачивающейся в Могадишо. Тем не менее, несмотря на это преимущество, беспрецедентное в военной истории, они оказались неспособны направить один из конвоев буквально в нескольких кварталах к месту первого крушения. Сага о «потерянном конвое», который блуждал через засаду за засадой, неся тяжелые потери, прежде чем вернуться на базу, должен дать паузу тем, кто верит, что совершенная «ситуационная осведомленность» сметет туман войны.

Нигде чрезмерная зависимость вооруженных сил США от высоких технологий во время битвы в Могадишо не была более очевидной, чем в области разведки. Несмотря на доступ ко всем объектам национальной разведки, Оперативная группа Рейнджер не обнаружила ни способности ополчения Айдида быстро сосредоточить боевиков на объекте, ни угрозы, которую накопленные ополченцами запасы реактивных гранат представляют для вертолетов, которые были центром Оперативной группы Рейнджер. сила тяжести. С другой стороны, у Айдида были агенты разведки, работавшие в качестве местных сотрудников в U.Базы ЮАР и некоторые сотрудники США полагали, что итальянские войска под командованием ООН получали сведения о предстоящих операциях рейнджеров оперативной группы.

Оперативная группа нуждалась в улучшении контактов с ополчением Айдида, но способность Соединенных Штатов собирать человеческую информацию в относительно закрытых обществах слаба. (Один из немногих недостатков книги - это неспособность исследовать, какую роль, если таковая была, играла секретная армейская военная разведка, иногда называемая «Армия Вирджинии».«Это подразделение, базирующееся в Форт-Белвуар, Вирджиния, и Форт-Мид, штат Мэриленд, часто тесно сотрудничает с Delta, но его участие в Могадишо было бы ограничено решимостью администрации Клинтона ограничить размер оперативной группы.)

Этот провал разведки усугублялся высокомерием, проявленным элитными войсками США. Такова была самоуверенность сил специальных операций, что многие взлетали в тот солнечный день без приборов ночного видения, штыков или даже полных фляг, настолько уверенных в том, что они миссия пройдет гладко, и они вернутся в течение часа.Боуден сообщает, что даже боевая поисково-спасательная группа, которая приземлилась на первом из двух мест крушения, изначально была исключена из состава оперативной группы до отъезда из Штатов, потому что шансы на то, что сомалийцы сбивают вертолет, считались очень незначительными. «Никто не ожидал от этих персонажей серьезной драки», - пишет он.

Боуден, возможно, слишком прост в отношении тех, кто находится в любом эшелоне командования, от президента Клинтона до подполковников, управляющих битвой.Он редко кого-то винит. Тем не менее, кто-то где-то был ответственен за согласие с раздробленной цепочкой командования, в которой два старших офицера армии США в Могадишо были двумя старшими генералами, командовавшими отдельными военными организациями США, ни один из которых не командовал другим.

Нарушения принципа единоначалия также имели место внутри самой оперативной группы Ranger. Боуден отмечает, что у коммандос «Дельта» и у рейнджеров были свои собственные цепочки командования, свои отдельные радиолинии и свои собственные методы работы.Когда на земле все стало неприятно, трение между Дельтой и Рейнджерами означало, что какое-то время капитан, командовавший войсками Рейнджеров, отказывался разговаривать с капитаном Дельты по радио. Боуден признает, что отсутствие четкой системы подчинения на местах было «существенной оплошностью», но не уточняет, чья это была ошибка. Фактически, это обвинение в адрес командира оперативной группы генерал-майора Уильяма Гаррисона, который должен был обеспечить присутствие более старшего офицера на месте, чтобы взять на себя ответственность.

Реакция армии на битву при Могадишо во многом является примером того, что не соответствовало службе на рубеже веков. Опрос за опросом солдаты и офицеры сходятся во мнении, что в службе сформировалась культура «нулевого дефекта», в которой осторожность и карьеризм заменили смелость и дерзость. Оперативная группа «Рейнджер» одержала пиррову победу в Могадишо, и с тех пор армия пытается скрыть это событие. Несколько офицеров, участвовавших в сражении, увидели, что их карьера была ограничена, и сообщают, что им кажется, что служба не осознала их жертву или даже не извлекла из нее правильные уроки.Это серьезное обвинение в адрес службы, которая гордится своим процессом «извлеченных уроков». Но, похоже, это правда.

Центр изучения армейских уроков не подготовил отчета о битве, и те отчеты, которые были написаны в армии, являются строго засекреченными. Как отмечает Боуден: «Похоже, что военные лучше всего умеют хранить секреты от самих себя». Если его книга сможет открыть несколько глаз, выглядывающих из кевларовых шлемов, она окажет неоценимую услугу.

Источник: Ean D.Нейлор, «Не усвоенные уроки: что военные упустили в Сомали: Black Hawk Down » в Washington Monthly , Vol. 31, No. 4, апрель 1999 г., стр. 36.

Bowden, Mark, Black Hawk Down: A Story of Modern War , Penguin Books, 2000.

Campbell, Jon, Review of Black Hawk Down, in Air & Space Power Journal , Vol. 16, № 3, осень 2002 г., стр. 118.

Эдвардс, Джон Карвер и Эрик Брайант, «Обзоры книг: социальные науки», в Library Journal , Vol.124, No. 1, 1 января 1999 г., стр. 128.

Финнеган, Уильям, «Миллион врагов», в New York Times , 14 марта 1999 г., Sec. 7, стр. 6.

Хильдебрандт, Грегори Г., Обзор Black Hawk Down , в Armed Forces & Society , Vol. 27, No. 1, осень 2000 г., стр. 160.

Линдберг, Тод, «Мужчины на войне», в Policy Review , № 95, июнь / июль 1999 г., с. 82.

Мониз, Дэйв, «Неудачная миссия по поддержанию мира», в Christian Science Monitor , Vol.91, No. 72, 11 марта 1999 г., стр. 20.

Роуз, Фрэнк, «Мультимедийная атака Черного Ястреба», в Fortune , Vol. 139, No. 7, 12 апреля 1999 г., стр. 36.

Рецензия на фильм «Большой сон» и краткое содержание фильма (1946)

Бэколлс могущественный агент Чарльз Фельдман, которому не понравилась версия, которую он увидел, пишет studio в отчаянии возглавляет Джека Уорнера, прося убрать сцены, добавить их и переснял. В противном случае, предупредил он, Бэколл, скорее всего, получит больше плохих отзывов. испортила карьеру многообещающей звезды, вышедшей замуж за крупнейшего студийного создатель денег.

Уорнер согласился, и Хоукс вернулся на звуковые сцены со своими актерами для пересъемок. Книга Бэколла минимизирует этот процесс: «Ховарду ... нужна была еще одна сцена. между Боги и мной ». На самом деле, ему нужно было гораздо больше. выпуск, который сейчас восстановлен архивистами Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, сопровождается подробным документальный фильм, показывающий, что было упущено и что было совершенно новым, когда фильм был наконец выпущен в 1946 году.

Что По его словам, Фельдман упустил ту "наглость", которую показал Бэколл в «Иметь и не иметь."В оригинальной версии" Большого Сон », отношения между Богартом и Бэколлом проблематичны: Марлоу не уверен, доверяет ли он этой крутой элегантной очаровательной девушке. 1946 год версия посвящена их роману и добавляет среди других сцен одну из самых смелые примеры двусмысленности в любом кино до того времени. Новый сцена помещает Бэколла и Богарта в ночной клуб, где они только якобы Говоря о скачках:

Bacall: "...говоря о лошадей, я сам люблю их играть. Но мне нравится, когда они немного поработают первый. Посмотрите, идут ли они впереди или сзади ... Я бы сказал, что вы этого не сделаете нравится быть оцененным. Вам нравится выходить вперед, открывать инициативу, брать немного передышка в спине, а потом возвращайся домой бесплатно .... " Bogart: " У вас есть классная нотка, но Я не знаю, как далеко ты сможешь зайти ». Bacall: « Многое зависит от того, кто в седло "

Что вы чувствуете, что это приятное зрелище двух влюбленных и наслаждающихся играя друг с другом.Новые сцены добавляют заряда фильму, который был отсутствует в версии 1945 года; это тот случай, когда "студия вмешательство "было совершенно правильным. Единственная причина увидеть более ранняя версия - заглянуть за кулисы, чтобы узнать, как тон и влияние фильм можно изменить всего несколькими сценами. (Сопроводительный документальный фильм даже показывает, как диалог был переработан, чтобы получить немного другое звучание.)

Gaming в Шанхае | Эксперты по переговорам

Обзор

HyperHawk, один из крупнейших мировых поставщиков программного обеспечения и услуг для глобального управления поставками, помогает компаниям сокращать расходы за счет эффективного поиска продуктов и услуг.На момент написания HyperHawk обработал продуктов и услуг на сумму более 50 миллиардов долларов в нефтегазовой отрасли, других природных ресурсах, розничной торговле, транспорте, финансах и промышленности для клиентов, включая General Motors, Nestlé, Shell, Japan Energy, Mitsubishi и Cadbury Schweppes.

JJM, базирующаяся в Шанхае, одна из крупнейших игровых и гостиничных компаний в Азии, принадлежит китайскому бизнесмену Тан У Бо. Мы рассмотрим историю, когда JJM был клиентом HyperHawk в течение шести месяцев, и компании подписали соглашение о ведении двух проектов.Первый, завершенный в марте 2005 года и чрезвычайно успешный, сэкономил JJM около 1 миллиона долларов, а второй уже скоро начнется. Впечатленный результатами, JJM желает изучить возможность других совместных усилий с HyperHawk.

С этой целью организуется встреча между старшим вице-президентом по финансам JJM Ирис Ма и региональным управляющим директором HyperHawk Дрейком Дюбуа, на которой присутствуют вице-президент JJM по закупкам Генри Чоу и директор группы продаж HyperHawk Лейтон Панг.

Ма стремится исследовать больше проектов с HyperHawk и поручил Чоу как можно скорее продолжить разработку HyperHawk. Управляющий директор HyperHawk предлагает организовать встречу с ключевыми заинтересованными сторонами из обеих компаний для обсуждения и оценки возможных возможностей для других проектов JJM.

Сцена

Ма и Чоу согласились с предложением и попросили представить его в JJM после встречи по оценке возможностей, на которой присутствовали Чоу, его помощница Мэри Се, которая также является менеджером по закупкам, и два члена HyperHawk.Обе стороны определили десять возможных проектов.

Се попросила передать предложение в JJM через нее, и HyperHawk предоставил пакет конкурентоспособных цен, который включал услуги в течение двенадцатимесячного периода. Как и следовало ожидать от такой китайской компании, как JJM, Се попросил сокращения лицензионных сборов, дополнительных дней управления программой (без дополнительных затрат) и продления срока действия программного обеспечения с двенадцати до двадцати четырех месяцев.

В ответ HyperHawk сообщил о своих обсуждениях на сегодняшний день с JJM:

  1. JJM согласился с тем, что HyperHawk может повысить ценность идентифицированных проектов.
  2. JJM подпишет пакет из десяти проектов, чтобы получить конкурентоспособную цену.
  3. Если HyperHawk сможет удовлетворить требования JJM, последний подпишет контракт к концу мая 2005 года.

Се согласился с первым пунктом выше, но отказался от обязательств по пунктам два и три. После долгих обсуждений HyperHawk согласился снизить гонорар и предоставить JJM дополнительные дни управления программой без дополнительных затрат. Однако HyperHawk заявила, что не может согласиться на продление двенадцатимесячного срока использования программного обеспечения без дополнительной оплаты.

Затем, чтобы еще больше усложнить ситуацию, Се предположил, что JJM не может заключить соглашение, даже если все вопросы будут решены. Последние переговоры проводились довольно поспешно, поскольку HyperHawk знала, что Се не принимает решения, и согласие должно было исходить от ее высшего руководства. Многие китайские компании внедрили структуру, в соответствии с которой иностранный переговорщик имеет дело с несколькими уровнями переговорщиков, прежде чем проработать окончательную сделку с руководителем, принимающим ключевые решения.

переговоров на сегодняшний день

Команда

HyperHawk прошла одни из лучших тренингов по продажам. Основная проблема HyperHawk заключалась в том, насколько вероятно, что JJM заключит соглашение, даже если проблемы будут решены, и в какие сроки.

JJM утверждала, что предложенная цена превышает то, что она могла себе позволить, хотя признала необходимость помощи HyperHawk для реализации проектов и что ей потребовалось двадцать четыре месяца для реализации десяти проектов из-за нехватки рабочей силы.

HyperHawk придерживался позиции, что, хотя он был готов изучить структуру оплаты и срок управления программой как часть общего пакета, запрос на двадцать четыре месяца был неразумным. Хотя он рассуждал, что другие организации могли реализовать десять проектов за двенадцать месяцев, чтобы удовлетворить JJM, HyperHawk согласовал промежуточное решение: максимум восемнадцать месяцев.

Когда прошла неделя, а от JJM не последовало никакого ответа, Hyper-Hawk спросил, будет ли он готов подписать контракт, если HyperHawk согласится на его три запроса.Се ответила, что представит предложение на утверждение своему начальству, Тану и Ма, но добавила, что нет никаких гарантий, что соглашение будет подписано до конца мая.

С точки зрения HyperHawk, все проблемы, представленные JJM, были решены, но сделки по-прежнему не было. Когда его спросили о статусе проекта, JJM сослался на текучесть кадров, но затем упомянул еще один возможный ИТ-проект, в котором существует явная потребность в HyperHawk. Обсуждение закончилось тем, что JJM попросила HyperHawk подготовить предварительную работу и представить еще одно предложение.

На основании обновленной информации выяснилось, что ИТ-проект может начаться раньше, чем ранее предложенные десять проектов. Более того, учитывая, что этот проект имел совершенно другой масштаб, был веский аргумент в пользу заключения отдельной сделки по нему. Какое бы предложение JJM ни предпринял первым, HyperHawk был готов к переговорам и заключению соглашения, но еще не мог сказать, была ли последняя разработка настоящим проектом или еще одной тактикой проволочек.

Оценка переговоров

Обе стороны действовали рационально в том, как велись переговоры, и помогло то, что отношения между ними были отличными с самого начала.

HyperHawk уступил требованиям JJM в надежде быстро заключить соглашение и начать проекты. Но JJM только представила новый проект, который отвлек стороны от первоначальных переговоров. Для HyperHawk было ясно, что JJM считает, что ей нужно выиграть переговоры с поставщиками, возможно, в результате ее корпоративной культуры.

Между тем, JJM полагала, что ведет переговоры с позиции силы, даже зашла так далеко, что утверждала, что у нее есть собственная система, аналогичная системе HyperHawk, которая, вероятно, могла бы удовлетворить ее потребности, хотя и без изощренности продукта HyperHawk. .

В дальнейшем было очень важно, чтобы HyperHawk взаимодействовал с Ма, старшим вице-президентом и принимающим решения, поскольку основа была заложена ее сотрудниками. Но было неясно, ускорило бы переговоры обращение к Ма с самого начала.

HyperHawk подумал, что, возможно, ему следовало попросить подписать соглашение в установленный срок, когда оно отвечало первоначальным требованиям JJM, хотя ранее JJM откладывала принятие решений по другим проектам. Возможно, HyperHawk изначально должен был узнать, насколько срочно JJM хотел реализовать проекты, и только после этого приступить к переговорам.

Опыт

Hyperhawk, безусловно, подчеркивает необходимость проявлять терпение при переговорах с китайцами.

Комментарий

Этот случай типичен для поставщиков, с которыми сталкиваются в конкурентной высокотехнологичной среде, и иллюстрирует возможности, которые у них есть для снижения своих цен.При правильном подходе добиться беспроигрышного результата несложно. Здесь покупатель предположил, что продавец может заключить сделку с точки зрения большой прибыли, в то время как продавец, у которого есть хорошо оплачиваемые специалисты, должен думать о высоких накладных расходах, которые необходимо поддерживать.

Из этого тематического исследования можно вывести по крайней мере два сценария краткосрочного успеха. Во-первых, предполагая, что вы, продавец, занимает жесткую позицию, вы можете рассчитывать на долгосрочную перспективу и завершить первую продажу с дружеским, конкурентным отношением, противопоставив требованиям покупателя подходящими предложениями, не упуская при этом из виду свою решимость. упаковать заказ.Но, помимо дружелюбия, гибкости и решимости, вы должны показать потенциальному покупателю, что вы будете рядом с ним в течение длительного времени. Для этого вам потребуются люди с лидерскими качествами в вашей команде.

Если в вашей команде не хватает высококлассных лидеров, у вас есть выбор второго сценария. В этом случае вы с самого начала покажете, что ваша команда состоит из трудолюбивых людей, которые сделают все, что нужно покупателю. Приняв ориентацию на обслуживание в китайском стиле и преданность делу - сделав вашу команду незаменимой для потенциального покупателя, доступной ежедневно и фактически сделав себя частью сотрудников вашего противоположного числа - вы могли бы заключить сделку.

HyperHawk не смог продемонстрировать необходимую сервисную ориентацию и приверженность. С точки зрения долгосрочного успеха, первоначальное достижение дает возможность укрепить дружбу с ключевыми людьми компании-клиента, возможно, даже с генеральным директором, принимающим окончательное решение.

Если кто-то в конечном итоге станет «семьей», клиент позвонит вам, чтобы узнать, что он хочет, и больше не будет требовать конкурентоспособных цен. Но чтобы достичь этого, вам нужно будет развить настоящую дружбу и ориентацию на обслуживание с руководителями компании-клиента.

Обзоры

Gizmo: #Review - King Maker от Одри Грей #YA #Fantasy

Серия: Kingdom of Rune # 3
Формат: Kindle
Дата выпуска: 18 февраля 2020 г.
Издатель: Starfall Press
Источник: Kindle Unlimited
Жанр: Young Adult / Fantasy

Они сняли проклятие, но какой ценой?

Хейвен и ее команду можно считать героями, но они возвращаются в Пенрит, скрывая опасные секреты.Страдая от кошмаров, Хейвен изо всех сил пытается контролировать свою новообретенную магию, в то время как Белл сжимается под тяжестью их общей лжи.

Когда в Пенрите появляется посланник из Солиссии и драфтит Белла в магическом турнире, Хейвен снова вынужден следовать за принцем в чужие страны, на этот раз к кровожадному двору матери Арчерона.

Захваченный меняющимся ландшафтом темной политики, двуличных бессмертных и жестоких правителей, Хейвен борется за то, чтобы Белл остался в живых, не раскрывая их секретов.Но на горизонте зреет страшное зло. Тот, который угрожает самой ткани королевства.

Убежище могло быть их единственной надеждой остановить надвигающуюся тьму. Но сначала она должна научиться принимать свою собственную тьму и следовать своему сердцу - независимо от того, куда оно ведет.

«Хищники и добыча, тьма и свет, солнце и луна, день и ночь. Один за другим они падают на колени, поклоняясь своей единственной настоящей королеве ».

King Maker - это третья часть серии «Королевство рун » автора Одри Грей.Краткое описание: Добро пожаловать в Королевство рун, где сражаются бессмертные и люди, правят светлая и темная магия, а в тени скрываются мифические существа. Если вам нравятся жестокие героини, романтика между врагами и любовниками, дикие повороты сюжета и милые персонажи, тогда вам понравится это продолжение истории Хейвена и Белла.

* Серия «Королевство рун» - это старшая / зрелая молодежь и содержит легкие проклятия и романтику. *

Прошло 3 месяца с тех пор, как Хейвен Эшвуд (рожденная со светлой и темной магией) и ее друзья (Арчерон, Сурай) сделали невозможное.Они разрушили проклятие королевы Моргират, а также спасли принца Беллами от судьбы худшей, чем сама смерть. Но не все копацетно. Беллами, у которого нет собственной магии, стал героем. Названный Cursebreaker, Белл, наконец, получил голос, чтобы говорить о том, что он хочет сделать. Но все же есть те, кто хочет, чтобы он потерпел неудачу. Особенно любовница его отца Крессида и ее сын Ренк.

Хейвен, которая понятия не имеет, кем были ее родители, видит невообразимые темные кошмары, указывающие на что-то темное внутри нее, над которым она не может повлиять.Тьма может убить ее лучшую подругу, если она не сможет научиться управлять ею. Другая проблема Хейвен в том, что она испытывает сильные чувства к Арчерону, который охотится на предателя, а также к Столасу, лорду Подземелья, который пытается помочь обучить Хейвен, чтобы она не потеряла контроль. Хейвен просит маловероятного союзника, Насиру, помочь связать ее магию, прежде чем она потеряет контроль.

Затем происходит непредвиденное. Контингент прибывает в Замок Фенвик от Владыки Солнца Эффендье вместе с Аршероном.Ксандриан Лайтстед хочет, чтобы Беллами доказал, что у него есть магия. Если он сможет доказать, что обладает магией, то ему будет предложено место в престижной гонке под названием Fiernum, сбор турнира Fire, который приведет Белла к тому, чтобы стать лидером Домов Девяти в случае его победы. К сожалению, Хейвен не узнала о перешагивании и использует свою магию, чтобы Белл попала в бой. Соревнование, в котором он может оказаться связанным с Властелином Солнца до конца своей естественной жизни, если не выиграет.

Хейвен вместе с Сураем, воином Солиса, Демельзой, служанкой ее леди, Равиусом, бывшим Асгардианским воином, теперь Ястребом, и Насирой, сестрой Столаса, пытаются найти способ принять участие в турнире, отправившись на остров Волантис. В Волантисе предположительно существует один из последних Домов Девяти. Выдавая себя за Ренфайр, Дом Волантис, Хейвен в конечном итоге получает приглашение на турнир, который в конечном итоге будет состоять из 3 этапов, которые приведут только к (1) победителю и разного рода искаженному хаосу.

«Добро пожаловать во двор Солнца, смертный. Где каждый друг - потенциальный враг, каждое сладкое слово сочится ложью, а за каждой слишком сладкой улыбкой скрывается отравленный кинжал ».

Давайте не будем забывать о пророчестве, которое, кажется, несет Хевен:

«Пророчество - одно из старейших из существующих. В нем говорится, что ребенок, рожденный от двух богов, льда и огня, тьмы и света, решит судьбу мира. Этот ребенок был бы либо оружием, либо спасением, и они были бы более могущественными, чем все короли и королевы вместе взятые.”

Одно из моих самых любопытных ощущений - это то, как в итоге я полюбил Столаса намного больше, чем Арчерона, который на протяжении большей части истории превращается в скучного человека. Аршерон считает, что он контролирует Хейвен, и говорит, что ничего не делать, он ожидает, что она будет выполнять приказы. После трех книг этого никогда не произойдет. Тем временем Столас борется с контролем. Он борется со своими чувствами к Хейвену. В конце концов, именно Столас ярко сияет, в то время как Аршерон оказывается человеком, которого вы не узнаете, если у вас есть первые (2) романы в этой серии.

Есть причина, по которой эта книга называется King Maker, и я просто скажу это. " Чудовищный царь придет к власти, окутанный светом, чтобы скрыть зверя внутри, и он будет служить великой тьме." Вы угадаете, о ком я говорю? Следующая книга этой серии, Light Singer, выйдет не раньше ноября этого года. Так, так, так много поворотов сюжета, которые обязательно появятся, и мне не терпится узнать, что происходит дальше с Хейвен и ее друзьями теперь, когда выяснилось ее отцовство.


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *