Последствия распада ссср для россии: ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА СССР — Международный журнал

Содержание

Последствия распада СССР

Определение 1

Распад СССР – это комплекс процессов дезинтеграции во всех сферах общественной жизни СССР, приведший к прекращению существования государства СССР в 1991 г.

Распад СССР

Союз Советских Социалистических Республик был создан в 1922 г. и изначально включал в себя несколько республик. Со временем в Союз начали включаться и другие республики, количество которых в итоге достигло 15. Согласно Конституции, союзные республики считались суверенными, а также каждая могла свободно выйти из состава СССР. Формально они могли вступать в отношения с другими государствами, но на самом деле, эти инициативы требовали согласования с центральным руководством. Кроме того, все значимые партийные должности в республиках утверждались в Москве.

Управление устаревшими методами, замалчивание и нежелание решать многие проблемы, авторитаризм власти привели к тому, что государство не могло больше существовать в таком виде. Среди факторов, приведших к распаду, можно назвать следующие: развитие государственного капитализма, неудачные реформы «перестройки», отказ от прежней скрепляющей идеологии, увеличение количества межэтнических конфликтов, ослабление центральной власти, ошибки во внешней политике и т.д.

Введение гражданских и политических свобод, «гласность» привело к росту гражданской самостоятельности и вскрытию национальных проблем. Многие республики заявили о своей независимости и желании отсоединиться, выйти из состава Союза. 1989-1991 гг. были периодом «парада суверенитетов», когда республики одна за одной принимали Декларации о независимости.

8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще было подписано «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», куда вошли Россия, Украина, Белоруссия. 26 декабря 1991 г. Совет Республик Верховного Совета СССР приняли «Декларацию о прекращении существования СССР» в связи с появлением СНГ.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 1

Итогом распада СССР стало появление государственной независимости 15 бывших республик СССР.

Последствия распада СССР можно поделить на положительные и отрицательные.

Положительные последствия

К таковым относятся:

  • смена экономической формации. В СССР было обычным понятие «дефицита товаров», так как из-за «железного занавеса», самообеспечения продукцией, плановой (административной) экономики товаров зачастую просто не хватало; теперь же был осуществлен переход к капитализму и рыночной экономике, что позволяло людям приобрести все необходимые товары;
  • исчезновение «железного занавеса». СССР был достаточно закрытой страной, поэтому заграничные путешествия были недоступны для большинства населения страны (максимум – поездка в соцстраны). Теперь границы открыты, что положительно сказывается на развитии туристического бизнеса;
  • свобода творчества. В СССР государственная цензура строго следила за деятелями искусства, контролируя все выходящие фильмы, песни, книги и т.д. Это затрудняло представителям творческих профессий заниматься своим делом. После распада СССР никакой цензуры не существовало, что благоприятно сказалось на творчестве деятелей искусства;
  • свобода слова. Советская цензура следила также и за политическими взглядами общества. Люди могли подвергаться арестам и репрессиям за высказывания против режима. Отказ современной России от таких мер, безусловно, является положительным следствием;
  • свобода печати. В СССР выходили лишь официальные газеты и журналы, проверенные цензурой; теперь же есть масса и неофициальных СМИ, где допускается критика действующей власти;
  • международная разрядка. В течение почти полувека между СССР и США велась «холодная война», державшая мир в постоянном напряжении, так как в любое время их противостояние могло вылиться в боевые действия. Распад СССР ослабил положение России и бывших республик, сделав сверхдержавой только Штаты.

Отрицательные последствия

К негативным последствиям относятся:

  • экономический кризис, в который вступила страна сразу после распада. Дефолты, инфляция, попытки спасти экономику «шоковой терапией» привели к обесцениванию сбережений многих людей и критическому положению экономики;
  • распространение безработицы. Административная экономика хороша тем, что каждого обеспечивала работой; переход к новой экономической системе привел к тому, что граждане должны были сами искать работу, а работодатель сам решал, брать их или нет, что привело к известным проблемам;
  • рост коррупции и бандитизма. Анархия, которая господствовала в России в 1990-е г. способствовала росту криминала, который начали искоренять в 2000-е;
  • снижение авторитета рубля. В советское время рубль считался надежной валютой, теперь же к нему относятся с подозрением и предпочитают переводить деньги в западные валюты;
  • рост классового расслоения в стране. В СССР граждане были более-менее уравнены в доходах (не считая элиты), теперь же в силу новой экономической системы заработные платы населения сильно различаются;
  • снижение влияния России в мире. Авторитет СССР в международной политике был просто огромен, а вот современная Россия, ослабленная процессами 1990-х годов, по многим показателям проигрывает Европе и США.

После 1991 г. мир стал однополярным, а не биполярным. Раньше милитаризму и империализму капиталистическим США противостоял социалистический СССР, то есть в мире существовало две модели развития. После этого мир стал ориентироваться только на модель либеральной демократии как в США. В том числе и Россия, однако копирование западных черт развития без адаптации их к своей стране не сказывается положительно на ее развитии.

Общественная система России находилась в разрухе (перестройка системы органов власти, экономический кризис, политическое противостояние и т.д.), ее восстановление идет и в наши дни. В других бывших республиках этот процесс также не завершился, и находится даже еще на более низкой стадии (например, Киргизия, Узбекистан).

Ученые обсудили в РГГУ причины и последствия распада СССР

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 30 июня 2021

25 июня в Российском государственному гуманитарном университете состоялась Международная научная конференция «СССР: наследие», в рамках которой были рассмотрены причины и последствия распада Союза Советских Социалистических Республик.

Организатором конференции выступил Учебно-научный центр «Новая Россия. История постсоветской России» РГГУ при поддержке Российского исторического общества.

В пленарном заседании конференции приняли участие президент РГГУ, член Совета РИО Ефим Пивовар, первый проректор, председатель ученого совета университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне, член Президиума РИО Сергей Шахрай, председатель правления Российского исторического общества, директор УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России» РГГУ Константин Могилевский, научный руководитель Института всеобщей истории РАН, сопредседатель РИО Александр Чубарьян, заместитель директора Института истории государства Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан Буркитбай Аяган, директор Российского государственного архива новейшей истории Игорь Пермяков, депутат Государственной Думы, председатель совета отделения РИО в Удмуртской Республике, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Алексей Загребин, академик-секретарь отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук Беларуси Александр Коваленя, декан исторического факультета Историко-архивного института РГГУ

Елена Барышева и профессор УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России» РГГУ Александр Шубин.

На открытии конференции Константин Могилевский отметил значимость дискуссии для российского научного сообщества.

«Эта важная и актуальная тема не только для исторического сообщества, но для всего народа нашей страны. Разные этапы развития страны не могут рассматриваться раздельно и это актуализирует вопрос о том, что осталось от тех исторических этапов, которые мы с вами прошли. На конференции мы обсудим, что из сегодняшней жизни можно назвать наследием СССР среди настоящего нового»,

– сказал председатель правления Российского исторического общества.

Он также сообщил, что в планах УНЦ «Новая Россия. История постсоветской России» работа над книгой, в которой будут проанализированы сохранившиеся от советских времен элементы в современной России — от государственного устройства до внешней политики.

Ефим Пивовар в своем выступлении обратил внимание на заинтересованность университета в исследовании данной темы.

«Для РГГУ значимо обращение к этой теме, мы давно занимаемся изучением причин и последствий распада СССР. При обсуждении распада всегда возникает дискуссия о том, были ли предпосылки к этому историческому событию»,

– отметил он.

Ефим Пивовар добавил, что к процессам, предопределяющим пути реформирования советского общества, исследователи относят социальные.

Председатель ученого совета университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне Сергей Шахрай в докладе «Распад СССР: только факты» рассказал об основных причинах распада государства. К ним он отнес разрушение КПСС, борьбу союзного Центра с руководством РСФСР, экономический кризис, «вирус зависти» и эскалацию национальных конфликтов.

Отношением общества к историческим фактам поделился Александр Чубарьян.

«Интерпретация прошлого – это сердцевина исторической науки государства. Я часто сталкиваюсь с тем, что сейчас у многих появилось желание вычеркнуть позитивный, нейтральный и негативный опыт из истории независимо от хронологии. Важно, что РГГУ уделяет особое внимание сохранению прошлого страны»,

– сказал он.

О значении партийной дисциплины рассказал директор Российского государственного архива новейшей истории Игорь Пермяков. Деятельность Комиссии партийного контроля была направлена на борьбу с нарушениями дисциплины и партийной этики.

«Именно поэтому я полностью согласен с тем, что наследие СССР должно не отвергаться, а полностью изучаться и использоваться в лучшем случае»,

– отметил он.

Алексей Загребин отметил, что СССР многим дал понимание регионального пространственного развития, которое проявлялось в новой системе административно-территориального деления.

Елена Барышева рассказа о культуре праздников в СССР. По ее словам, в ней были тесно связаны проблемы исторической памяти и ее сохранение, а также текущие задачи, поставленные перед государством.

«Исторический опыт государственных праздников был бы интересен и актуален для нашего времени, поскольку в советские годы праздничные даты были направлены на объединение народа»,

– подчеркнула она.

Как отметил Александр Шубин, основной причиной распада СССР считаются экономические проблемы, которые через определенный период времени переросли в кризис. Он добавил, что «из-за усталости от кризиса каждый субъект считал, что сможет себя обеспечить справедливо после распада СССР.

В рамках первой секции «СССР: причины распада и исторический опыт» прозвучали доклады, посвященные влиянию чернобыльской катастрофы на распад СССР, феномену НЭПа в истории СССР, институту стандартизации.

25 июня 2021 года в РГГУ состоялась Международная научная конференция «СССР: наследие»

25 июня 2021 года в РГГУ состоялась Международная научная конференция «СССР: наследие»

В ходе второй секции «СССР: символическое наследие и историческая память» были заслушаны научные работы об эволюции общественного мнения в отношении реформирования СССР и причин его распада, о создании позитивной истории современной России, а также об образе истории Второй мировой войны в заявлениях федеральных ведомств.

По итогам конференции доклады участников будут изданы в специальном выпуске журнала «Вестник РГГУ».

По материалам сайта Российского государственного гуманитарного университета

Текст: Вера Марунова

Фото: Александр Шалгин

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

РИО стало «центром ответственности» по укрупнённой группе «История и археология»

Общее собрание Российского исторического общества – 2021

Российско-германская выставка «Железный век. Европа без границ» в ГИМ

Подробности
Просмотров: 1401

Россия и страны СНГ. Последствия распада СССР для России

Распад СССР в 1991 г. привел к выделению 15 суверенных государств – бывших союзных республик: Эстонии, Латвии, Литвы – в Прибалтике, Белоруссии, Украины, Молдавии (на юго-западе Европейской части страны), Грузии, Армении, Азербайджана (в Закавказье), Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Киргизии, Таджикистана (в Центральной Азии) и России. За Россией сохранилось 80% территории, 50% населения и 60% экономического потенциала бывшего СССР.

Россия на всех исторических этапах своего развития формировалась как единая страна, с общим государственным и общественным устройством, единой социально-культурной политикой, общим хозяйственным комплексом. Поэтому распад СССР оказался экономически тяжелым для всех новых стран, включая и Российскую Федерацию.

Для поддержания сложившихся хозяйственных и межнациональных связей бывшие республики СССР (кроме трех прибалтийских) создали Содружество Независимых Государств – СНГ. Однако в его рамках не удалось решить многие политические, экономические и социальные проблемы, возникшие после распада страны. Для России наиболее негативными явились следующие последствия распада страны:

  • Новые государства на границах России отодвинули ее от стран Европы, Средиземного моря и Ближней Азии, создав дополнительный «кордон» небольших стран на ее основных торговых путях. Россия утратила наиболее современные морские порты Балтийского и Черного морей. Это требует дополнительных затрат на оплату транзитных перевозок и аренду портов, создает таможенные и другие препятствия, усложняет логистику.
  • От России отошли западные и южные регионы с более теплым климатом и плодородными почвами, теплыми морскими побережьями, что как бы сдвинуло Россию на северо-восток Евразии, сделав ее более «северной» страной. Поэтому страна утратила половину пахотных угодий, которые давали хозяйству хлопок, чай, рис, цитрусовые и другие южные культуры.
  • От России отошли наиболее освоенные территории с благоприятными условиями жизни людей, с плотной сетью городов, транспорта, сельского расселения. Поэтому население страны сократилось на половину, а его средняя плотность снизилась с 13 до 8,5 чел./кв.км. При этом произошел межгосударственный разрыв ареалов расселения крупнейших наций – русских, украинцев, белорусов, особенно ощутимый для русской нации, почти 20% численности которой оказалось вне границ России.
  • Распад СССР привел к разрыву единого хозяйственного комплекса страны, что, по оценкам, вызвало спад производства в экономике на 1/3. Были нарушены многолетние связи, обеспечивавшие поставки сырья и топлива, связи по кооперации и специализации, обмен сельскохозяйственной продукцией и готовыми изделиями. Межгосударственный разрыв единых транспортных, энергетических, трубопроводных, телекоммуникационных и других систем связи внес свой вклад в разрыв единого народно-хозяйственного комплекса страны и его общий упадок, не преодоленный до сих пор.

Вместе с тем, России удалось сохранить некоторые позиции, важные для ее дальнейшего развития. В их числе – основной природно-ресурсный потенциал, в т.ч. топливно-сырьевые, лесные, водные ресурсы, а также большой массив продуктивных земель. Страна сохранила фундаментальную науку и основы наукоемких отраслей – радиоэлектроники, авиакосмической техники, атомной энергетики, квалифицированные трудовые ресурсы с высоким уровнем образования.

В России находятся предприятия практически всех отраслей промышленности и сервиса, имевшиеся в СССР, а также сохранилось единство пространства (за исключением Калининградской обл.), связь запада и востока страны, сохранены мирные отношения и торговое партнерство с большинством окружающих стран.

Страна стала более монолитной по национальному составу, т.к. доля русского населения поднялась до 78% вместо 50% в СССР, хотя многонациональность страны сохранилась.

Распад СССР

На данный момент единого мнения о том, каковы предпосылки распада СССР не существует. Однако, большинство ученых едины в том, что зачатки их были заложены в самой идеологии большевиков, которые, пусть и во многом формально, признавали право наций на самоопределение. Ослабление центральной власти спровоцировало формирование новых властных центрах на окраинах государства. Стоит отметить, что похожие процессы происходили и в самом начале 20 века, в период, революций и краха Российской империи.

Если говорить кратко причины распада СССР следующие:

  • кризис, спровоцированный плановым характером экономики и приведший к дефициту многих товаров народного потребления;
  • неудачные, во многом непродуманные, реформы, приведшие к резкому ухудшению уровня жизни;
  • массовое недовольство населения перебоям поставок продуктов питания;
  • все усиливающийся разрыв уровня жизни между гражданами СССР и гражданами стран капиталистического лагеря;
  • обострение национальных противоречий;
  • ослабление центральной власти;
  • авторитарный характер советского общества, в том числе жесткая цензура, запрет церкви и так далее.

Процессы, приведшие в результате к распаду СССР, обозначились уже в 80-е годы. На фоне общего кризиса, который к началу 90-х только углубился, отмечается рост националистических тенденций практически во всех союзных республиках. Первыми из состава СССР выходят: Литва, Эстония и Латвия. За ними следуют Грузия, Азербайджан, Молдавия и Украина.

Распад СССР стал результатом событий августа – декабря 1991 г. После августовского путча деятельность в стране партии КПСС была приостановлена. Утратил власть Верховный Совет СССР и Съезд народных депутатов. Последний в истории Съезд состоялся в сентябре 1991 г. и заявил о самороспуске. В этот период высшим властным органом стал Государственный Совет СССР который возглавил Горбачев, первый и единственный президент СССР. Предпринятые им осенью – замой попытки предотвращения как экономического, так и политического развала СССР успеха не принесли. В итоге 8 декабря 1991 года, после подписания Беловежского соглашения главами Украины, Беларуси и России, Советский Союз прекратил свое существование. В тоже время, произошло образование СНГ – Содружества Независимых Государств. Распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой 20 века, повлекшей глобальные последствия.

Вот только основные последствия распада СССР:

• резкое сокращение производства во всех странах бывшего СССР и падение уровня жизни населения;

• территория России сократилась на четверть;

• доступ к морским портам вновь осложнился;

• уменьшилось население России – фактически на половину;

• возникновение многочисленных национальных конфликтов и появление территориальных претензий между бывшими республиками СССР;

• началась глобализация – постепенно набирали ход процессы, превратившие мир в единую политическую, информационную, экономическую систему;

• мир стал однополярным, а единственной сверхдержавой остались Соединенные Штаты.

ГРУСТНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА СССР

Будущий лидер Абхазии В.Г. Ардзинба, будучи   в тот период депутатом Верховного Совета СССР, возглавлял фракцию депутатов, которая настойчиво боролась за сохранение советской страны. Не желали выхода из СССР и среднеазиатские республики. Ни один их представитель не участвовал в беловежском сговоре, где был положен конец существованию советского государства. Они отдавали себе отчет в том, как негативно отразится на жизни граждан их республик распад огромной страны, единого народнохозяйственного  комплекса, сложившегося в советский период, а также разрыв устоявшихся связей народов СССР. Главный инициатор этого акта Б. Ельцин, подписывая этот документ, думал лишь о своей единоличной власти в России, а не о последствиях этого преступного шага.

Со времен распада СССР прошло немало времени, однако до сих пор продолжаются дискуссии о том, насколько это было правомерно и неизбежно. Ведь пока еще нет юридической оценки концепции этого акта. Высказываются разные точки зрения: одни (преимущественно прозападные либералы) придерживаются мнения, что Советский Союз исчерпал себя, и он закономерно должен был исчезнуть. Другие же считают, что ресурсы и возможности для нашего общего государства были, его просто разрушали вполне сознательно и осмысленно. Мы разделяем точку зрения последних и считаем, что произошедшая катастрофа была рукотворной. Если многие великие государства, империи разрушались в результате войн (например, Великобритания), то разрушение СССР произошло в результате предательства. Имеется ввиду предательство тогдашней политической верхушки в лице М. Горбачева, А. Яковлева, Э. Шеварднадзе, Б. Ельцина, Л. Кравчука. Именно они бессовестным образом, десятилетия находясь у власти, обманывали советский народ, воспевая советский строй, его образ жизни, его идеалы. Среди них особенно выделялся лидер коммунистов Грузии Шеварднадзе. Всем памятно, как Шеварднадзе с высоких трибун воспевал Генерального секретаря ЦК КПСС Л. Брежнева, его «мудрость и величие». Какие только эпитеты он не использовал для этого. К каким только манипуляциям и ухищрениям он не прибегал, чтобы понравиться «верному продолжателю дела великого Ленина»! (На одном из пленумов ЦК КПСС Шеварднадзе с трибуны произнес столь пламенную и трогательную речь, восхваляя Брежнева, что тот, не сдержав своих эмоций, встал, подошел к оратору и обнял его. Это было шокирующее зрелище, которое по телевидению увидел весь советский народ).  

А. Хинштейн в своей книге «Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачевым?» пишет: «Во время приезда Брежнева в Тбилиси Шеварднадзе установил в резиденции макет его родного дома: утром генсек проснулся и глазам поверить не может – за окном, как живой, мамин домик в Курском». (Кстати, его собрат М. Горбачев тоже пытался громко воспеть «величие Брежнева» Но ему было трудно в этом тягаться с грузинским партийным лидером. А впоследствии он выступил одним из главных разрушителей Советского государства, которое, что называется, зубами защищал, требуя того же от подвластных ему миллионов граждан советской Грузии.

В начале 90-х на заседании грузинского парламента, состоявшего сплошь из антирусских народных избранников, один из депутатов в полемике цинично бросил в адрес Шеварднадзе обвинение, что он кремлевский ставленник и потому, мол, ему верить нельзя. Это обвинение «белый лис» эмоционально парировал: «Я, который разрушил СССР, являюсь агентом Кремля?!». Будучи всю жизнь безбожником и воинствующим атеистом, заставлявшим й партийную организацию Грузии последовательно проводить антирелигиозный курс, он вдруг, на этапе развала СССР появился со свечой в руках в церкви. Этот классический лицемер, являясь в душе националистом, настойчиво декларировал важность держаться курса дружбы народов СССР. (Джеймс Бейкер, госсекретарь США в 80-х годов, в своих воспоминаниях писал о том, как Шеварднадзе пригласил его к себе домой в Москве. В откровенном общении хозяин и его супруга поведали гостю о том, что в глубине душе они всегда были грузинскими националистами. Вот такие лицемеры и хамелеоны, без каких-либо твердых убеждений, руководили великой страной, обманывая ее граждан. Они все сделали, чтобы рухнула великая советская сверхдержава. Бесспорно, в середине 80-х в советском обществе сложилась сложная ситуация. Страна столкнулась с глубоким системным кризисом, охватившим все сферы жизни общества. Особенно чувствительным стал кризис в сфере экономики, главным образом из-за искусственного падения цен на нефть стараниями Запада.

Известно, что исторически в России, в том числе и в СССР, роль личности была особо значима. Но, к сожалению, в тот судьбоносный период не оказалось во главе Советского государства лидера, способного наметить верные пути выхода из кризисной ситуации. Глава партии и государства М.С. Горбачев явно не был на это способен. Скорее всего, он оказался на этом посту случайно.

В русском языке есть понятия для определения безответственного человека, не отвечающего за свои слова и поступки: «демагог», «болтун», «краснобай», «балабол» и пр.. Все эти выражения вполне применимы для характеристики Горбачева. Его риторика о   «перестройке», «гласности», «новом мышлении» была чистой воды пустословием, не подкрепленным никакими конкретными программами действий. Поэтому все эти проекты оказались провальными. Следует отметить и то обстоятельство, что для того, чтобы удержаться у власти, Горбочев опирался в руководстве на антигосударственные силы, прежде всего на таких, как Яковлев и Шеварнадзе. Была разрушена идеологическая основа государства. Сначала критика велась с целью очищения социализма, а затем она трансформировалась в отказ от него и воспевание капитализма. На этой ниве «на славу потрудился» главный идеолог ЦК КПСС Яковлев, которого считали «архитектором перестройки». Рассчитывая на поддержку народа, с подачи этих персон, Горбачев, без учета ситуации в обществе, демагогически ратовал за демократизацию и гласность, призывал к созданию «народных фронтов» в поддержку перестройки. Встречаясь с людьми на местах, он фактически стравливал их со своим руководством, призывая: «Вы жмите снизу, а мы – сверху». Это создавало почву для анархии и вседозволенности в обществе.

В связи с этим уместно вспомнить «синдром альпиниста». Изголодавшийся альпинист, спустившийся с горы, набрасывается на еду, жадно съедает ее, не сумев сдержаться. В результате он умирает. Здесь то же самое. В стране, которая никогда не жила в условиях демократии в современном ее понимании, такие резкие повороты явно вели к ослаблению центральной власти и дезинтеграции. Ведь для стабильной жизни такой страны, как СССР (равно, как и России), с ее огромной территорией, многонациональным и поликонфессиональным населением, смерти подобно ослабление центральной власти. Это  закономерно ведет к разрушению государства. Кант говорил, что «мысль – это диалог с самим собой». Горбочев и его единомышленники не оказались способными понять, что столь масштабное политическое землетрясение, каким было разрушение СССР, будет иметь очень  болезненные последствия.  

Можно было выправить ситуацию, если бы в руководстве страны находились компетентные, неординарные и мудрые люди, тем более. что у СССР еще имелся запас прочности, и Союз не был обречен на распад. Ведь Китай находился не в лучшем, а даже в худшем положении, но не развалился, потому что там сумели провести грамотные и продуманные реформы, четкие и выверенные «дорожные карты» дали возможность достичь всем известных фантастических результатов. Действия Горбачева и его команды означали — влезть в реку, не зная брода. А. Хинштейн заявляет, что «вызовы, стоявшие перед нынешней властью в 2000-м, практически по всем параметрам повторяют те, с которыми в свое время столкнулся Горбачев. Но в тех условиях власть не сумела сделать умные шаги, а по многим параметрам еще и усугубила ситуацию».

В самом деле, Россия тогда (вслед за СССР) благодаря Ельцину и его команде, стояла на пороге развала. Лишь приход во власть В. Путина спас ситуацию, и страна постепенно стала подниматься с колен.

Нельзя отрицать и того, что немало усилий к развалу СССР приложил Запад, чего там последовательно добивались на протяжении многих десятилетий. Ведь известно, что еще в начале 50-х в США был создан специальный фонд с огромным финансированием с целью идеологического воздействия на СССР и его развала. (В этой программе, между прочим, был раздел, который назывался «Сталин», ставивший задачей устранение Сталина). С тех пор масштаб этой работы наращивался не только Вашингтоном, но и другими странами Запада. После развала СССР там откровенно стали говорить и писать о тайной войне, которую они вели против СССР, в частности, о том, как вели за нос Горбачева. В связи с этим можно вспомнить, как в 1995 г. на заседании начальников военных штабов тогдашний президент США Б. Клинтон заявил, во сколько им обошлось разрушение Советского Союза. Теперь, мол, дело сделано и наши затраты уже окупаются. И добавил, что теперь надо сделать то же самое и с Россией, которая должна была служить кладовой ресурсов для развития стран Запада. (Они были уверены, что отныне России не суждено твердо встать на ноги.)

Неотступно этому курсу следует нынешнее вашингтонское руководство, добиваясь однополярности мира, что означает передачу части суверенитета одной сверхдержаве — США. Верхушка СССР заигрывала с ними, очень старалась понравиться там. И Горбачев с лихвой преуспел в этом. Бывший посол США в СССР Джек Мэтлок впоследствии писал о нем: «В Вашингтоне, а позднее и в столицах государств западной Европы, он получил то, чего ему не хватало дома: мольбу обожающих толп». Окрыленный таким успехом, Горбачев шел на существенные уступки перед Западом, отказываясь от национальных интересов под лозунгом борьбы за «общечеловеческие ценности», поскольку, мол, холодная война закончилась. Чего стоит, например, такой поступок Горбачева и Ельцина, давших добро руководителю КГБ Бакатину передать американцам схемы прослушки посольства США в Москве, что было беспрецедентным предательством. Напрасно они ожидали ответного благородного жеста со стороны Вашингтона. Горбачев не понимал глобального значения СССР. Был бы СССР, агрессии НАТО против Югославии не было бы, да и миропорядок ныне был бы иным. Выводя советские войска из Европы, он надеялся, что то же самое сделает США. Американцы из Филиппин свои три бригады выводили 12 лет, а Горбачев спешно в течении трех месяцев вывел советские войска из Европы. К тому же, его натурально обманули, заверяя, что НАТО ни на шаг не продвинется на восток.

Заискивание Горбачева перед Западом там ценили высоко, в то время как внутри страны нарастал хаос и разрушение. Созданные по инициативе Горбачева т.н. «народные фронты» сыграли роковую роль. Возглавлявшие их радикальные националистические лидеры развернули деструктивную работу по манипулированию сознанием масс, прежде всего внушая им национализм, особенно русофобство. Следствием этого стали кровавые межнациональные конфликты в Фергане, Сумгаите, Прибалтике, Приднестровье, антисоветская массовая акция в Тбилиси. Произошли эти события не без усилия западных спецслужб, прежде всего, с помощью «мягкой силы». Однако эти события и факты, связанные с гибелью людей, на Западе, где на словах так чутки к правам человека, восприняли как демонстрацию демократии, это ничуть не повлияло на имидж Горбачева, и ему присудили Нобелевскую премию мира.

Острые межнациональные противостояния в стране, равно как и антисоветские акции, не тревожили Горбачева и его единомышленников, поскольку все шло в направлении разрушения страны. Они поэтому своими действиями потворствовали этому процессу. В частности, это видно по реакции Горбачева и его единомышленников на антисоветскую массовую акцию в апреле 1989 г. в Тбилиси, где погибло более 16 человек (Митингующие в Тбилиси кричали «Долой Россию!» Тогда же было сделано обращение к президенту и конгрессу США помочь Грузии выйти из состава СССР). Изучившая этот случай московская комиссия сделала заключение о виновности армии, неформальных лидеров и грузинских властей. Такая оценка событий не устроила грузинских радикальных националистов, которые потребовали нового рассмотрения, с чем охотно согласились Горбачев, Яковлев и Шеварнадзе. Была образована новая комиссия, возглавить которую напросился депутат Верховного Совета СССР, антисоветчик А. Собчак, который всю вину возложил на армию, реабилитировав организаторов акции. По версии новой комиссии, якобы советский десантник с лопатой гнался за старой женщиной полкилометра, догнал и убил ее;, более 400 человек были отравлены ядовитым газом. То есть, все было сделано так, как хотели грузинские националисты, за что там Собчака полюбили и до сих пор почитают, даже поставили ему в Тбилиси памятник.

Грузинские националисты, наряду с прибалтийцами, шли в первых рядах разрушителей СССР, который якобы угнетал их народы. Их популистские лидеры, равно как и в других бывших советских республиках, в том числе и в России, вколачивали в головы масс идею — разрушим Советский Союз, обретем независимость, откажемся от социализма, и резко изменится жизнь, все будут счастливы. Московские площади и улицы не вмещали людей, собиравшихся в поддержку популиста-антисоветчика Ельцина и восторженно кричавших: «Ельцин!», «Ельцин!». Какие только блага он не обещал россиянам. Он обещал лечь на рельсы, в случае роста цен. И сроки определял, когда все волнующие граждан проблемы будут решены — в течение пятисот дней! А чего стоят его поездки на работу в общественном транспорте и регистрация в районной поликлинике Москвы. А кто не помнит его заявление: «Пока мы живем так бедно и убого, я не могу есть осетрину и заедать ее черной икрой». Все это было показухой, демагогией и обманом российских граждан. Всем известно, до каких несчастий было доведено большинство населения России во время правления Ельцина и его команды в лихие 90-е. В «Большой актуальной политической энциклопедии» (М.2009) на странице 288 читаем: «Количество жертв сталинских репрессий конца 1930-х годов ниже тех человеческих потерь, которые понесла наша страна во времена правления Ельцина ((массовое обнищание и вымирание населения, криминализация, межнациональные конфликты, война на Северном Кавказе)». Многие пенсионеры, в том числе ветераны войны и работники тыла, потеряли свои сбережения. Зато у «скромняги» Ельцина все члены его семьи стали миллионерами. А что касается привилегий тогдашних партийных и государственных чиновников, являвшихся одним из главных мотивов для разрушения Союза, то разве эти привилегии можно сравнивать с банковскими счетами и роскошной жизнью ельцинских чиновников? Достаточно вспомнить один факт: В. Гришин, бывший член политбюро, всемогущий первый секретарь Московского горкома партий, умер прямо в очереди в собесе, когда пришел хлопотать по поводу своей пенсии.

Известный русский поэт Н.А. Некрасов задавался вопросом: «Кому живется весело, вольготно на Руси?». Интересно, если такой вопрос поставить ныне в отношении России, других республик, вместе составлявших Советский Союз, какой будет ответ? Однозначным ответом, было бы, что счастливо «весело, вольготно» везде зажила небольшая часть людей. А их убеждали, что капиталистические рыночные отношения заменят мечту о всеобщем счастье. Помнится, как антисоветские горлопаны в России кричали: «Хватит кормить Кавказ!» и подсчитывали, во сколько ей обходится содержать другие республики. А в свою очередь радикальные разрушители в республиках кричали: «Хватит кормить Москву», внушая своим народам мысль о том, что стоит уйти из под опеки союзного государства, сразу обретут счастье. И Запад им в этом поможет. Это ведь был обман. Но дело уже сделано… (Слово ведь высокоэффективное оружие. По известной концепции «окно Овертона» в любом обществе, даже в самом благополучном, в течение короткого времени можно полностью изменить социальное сознание). А в геополитическом отношении Россия получила выгоду от распада СССР? Никак нет. Она оказалась во враждебном окружении. Бывшие союзные республики, такие, как Прибалтика, Грузия, Украина, стали ее лютыми врагами. Прибалтийские республики давно уже стали членами агрессивного военного блока НАТО, а другие две усиленно добиваются того же. Ныне американские войска стоят в 8 из 15 бывших советских республик. И не собираются оттуда уходить. Последствия распада СССР поистине катастрофичны. (В связи с этим вызывает удивление почитание ныне одного из главных виновников разрушения страны Б.Ельцина, которому воздвигнуты памятники, а также построен в г. Екатиренбурге специальный комплекс «Ельцин-центр», на что потрачены огромные средства. Как можно прославлять и увековечивать память человека, принесшего своему народу большую беду?)

По большому счету, ни один народ, ни одна республика не оказались в выигрыше от распада нашего общего государства, в том числе Прибалтика и Грузия, которые больше всех ратовали за выход из СССР. Взоры свои направляя в Европу, одновременно грузинская националистическая элита, играя на ложном патриотическом чувстве, настраивала свой народ против России, обвиняя ее в оккупации Грузии, во всех своих бедах. При этом не вспоминали о том, как именно Россия в свое время спасла Грузию от исчезновения с политической карты мира. Однако ее решительный поворот в сторону Европы не принес ожидаемого счастья грузинскому народу. То есть, новая жизнь Грузии оказалась не сладкой. Поначалу пьянила, как вино «Хванчкара», но быстро вызвала головную боль. За хмельным воздухом свободы последовало горькое похмелье и   разочарование. Грузия столкнулась с серьезными проблемами, которых никак не ожидала, в том числе и социальными. Группа известных представителей грузинской интеллигенции обратилась с письмом к аккредитованным в Грузии дипломатам и международным организациям, жалуясь на недостаточное внимание к их стране. Авторы письма констатируют, что на заре независимости Грузии их прозападная политика осложнила российско-грузинские отношения, следствием чего стало нарушение территориальной целостности их страны, также это привело к возникновению социально-экономических проблем, народ обнищал, численно сократился более чем на один миллион. А между тем, подчеркивают они, до распада Советского Союза Грузия представляла собой республику с самой мощной экономикой, народ ее был богатым (http hs:// eadaily.com. 1 марта 2018 г.)   Все это правда. Однако возникает вопрос: если все у них было так хорошо в советское время, о чем думали, когда разрушали эту страну? Тут невольно вспоминается анекдот о том, как скорпион укусил на середине реки перевозившую его черепаху, а потом удивлялся, что он тонет. Когда это было слыхано, чтоб гордый грузин попрошайничал?! Ныне на улицах и скверах Тбилиси стали не редкостью выпрашивающие милостыню, в том числе у иностранцев. Конечно же, это явно противоречит образу и природе грузин. А где же обещанные уровень жизни и достаток? Коррупция здесь, как в прочем и в других постсоветских республиках, получила широкий размах. По этому поводу профессор Петре Мамрадзе пишет, что тамошние мультимиллионеры разбогатели «исключительно за счет ограбления своего народа и не потратили ни одного лари на благотворительность» (газ. «Абхазский меридиан», апрель, №4, 2019 г).

Доктор экономических наук, профессор Н. Кричевский приводит данные МВФ об уровне теневой экономике в ВВП стран мира за 2015 г. В этом списке Грузия по показателям теневой экономики после Зимбабве и Гаити. В её ВВП теневой сектор составлял 53,1% (газ. «Наша версия», №6. 2018 г.). Много ли с тех пор изменилось в лучшую сторону? Вряд ли. Безоглядный прозападный курс Грузии приносит ей горькие плоды и в нравственной сфере. Ведь европейская цивилизация породила не только хорошее, но и немало негативного пошло оттуда. Чего стоит, например, состоявшийся в Тбилиси несколько лет назад гей-парад, «мода», пришедшая из Европы (где, кстати, ныне стремительно набирает темп «геизация», так что аналитики беспокоятся о судьбе традиционной семьи). Там уже разрешили производство и продажу марихуаны, обсуждаются вопросы легализации проституции. (Очевидно, дело это доходное, поможет пополнению бюджета). Такого же никогда раньше не было в Грузии, такие извращения были чужды ей.

Говоря о Грузии в контексте распада СССР, в котором ее вклад весом, нельзя обойти молчанием проявленную Тбилиси военно-политическую авантюру по отношению входившим в состав Грузии Абхазии и Южной Осетии. Совершенная против них агрессия является чудовищным преступлением. Абхазия никогда не тянулась к Грузии. Противоречия между ними существовали всегда, точнее, с момента неправомерного и несправедливого включения ее в свое время в состав Грузии, без согласия на это абхазов. Трения и конфликты в разной степени перманентно существовали между ними, нередко абхазы прибегали к массовым акциям с требованием выхода из состава Грузии и присоединения к РФ. Связано было это, мягко говоря, с недобрым отношением к абхазам — ущемлением их прав, стремлением их ассимилировать. Но ситуация не доходила до точки кипения. Центральные власти страны вмешивались, как бы амортизируя ситуацию, особо не обижая грузинскую сторону, заставляли Тбилиси корректировать свое отношение к Абхазии, принимались определенные конкретные меры, направленные на решение наболевших вопросов. Думается, что не в последнюю очередь причины столь активного стремления Грузии к развалу страны связаны с Абхазией. Очевидно, в Тбилиси посчитали, что когда не будет СССР, некому будет заступиться за Абхазию, и они смогут показать абхазам. как любил выражаться Н.С. Хрущев, «кузькину мать». И пошли грузины против Абхазии войной, которую Шеварднадзе обещал победоносно закончить в течение 1-1,5 месяцев. Он прямо излучал оптимизм, рисуя, какие блага ждут Грузию после этого. Даже называл дату, когда это произойдет — 2000 г. (Чингисхан тоже говорил, что смерть побежденных нужна для блага и спокойствия победителей). В Тбилиси считали свое действие против Абхазии вполне справедливым, точно так же как любой агрессор считает развязываемую им войну справедливой. (Даже Гитлер находил оправдание агрессии немецкого рейха против множества народов).

В условиях, когда Грузия взяла курс на выход из СССР, а на митингах кричали «Никакой автономии в Грузии», абхазы, обеспокоенные сохранением своей национальной идентичности, захотели остаться в составе Грузии на основе федеративного договора, как это было еще на заре советской власти. Шеварднадзе и его сподручные восприняли это как смертельно опасное для Сакартвело намерение и прибегли к кровавой агрессии против Абхазии.

То, что они в Абхазии, не зная границ ненависти (под воздействием пропагандисткой шизофрении), творили, иначе, как геноцидом не назовешь: безжалостно убивали людей, в том числе мирных абхазов, русских, армян, греков. При этом обращает на себя внимание то, что грузинский народ в массе своей не проявил способность рефлексировать, совершенно абстрагировавшись от бесчеловечных деяний их соплеменников на абхазской земле.

Экономике Абхазии был нанесен ущерб на миллиарды. Были преданы огню важнейшие научно-культурные объекты. (Интересно, что на заседании грузинского парламента было бессовестно заявлено, что абхазы сами подожгли эти объекты, чтобы обвинить в этом грузин.) Главной целью было избавиться окончательно от абхазов, изгнать представителей других народов, очистить эту территорию для своих соплеменников. Бывший руководитель грузинской спецслужбы И. Гиоргадзе, в информированности которого трудно сомневаться, прямо заявил, что Грузия хотела иметь территорию Абхазии, но не ее народ. Именно этой цели соответствовало поведение грузинских вояк на этой земле, а свои действия грузинская сторона мотивировала тем, что территория эта принадлежит Грузии испокон веков, а абхазы здесь чужие, пришлые, лишь несколько веков назад спустившиеся с гор на эту грузинскую землю. Этот устойчивый мифологический и убогий историографический тезис, как мантру повторяют, им это, что называется, с молоком матери внушается. В  итоге. для большей части грузин это убеждение стало религией. Это стал своего рода бикфордовым шнуром для поджога незнающего границ массового антиабхазского психоза. А между тем это совсем не так. Абхазо-адыгские племена являлись древними обитателями обширной территории северо-западной части Закавказья, вплоть до Азовского моря.

Предки абхазов тысячелетиями проживали на этой земле своей самобытной жизнью – культурой, языком. Вот, в частности. что писал академик Н.Я. Марр об абхазском языке: «Абхазский язык и в настоящем состоянии представляет строй речи, систему более архаичную, чем язык шумерских клинописных надписей, имеющих сейчас изначальную дату почти шесть тысяч лет». Так что, у абхазов глубокая история, и эта земля — их исконная территория, и ни с каких гор они сюда не спустились. А грузины не имели отношения в древности к этой земле. Компактно они стали проживать здесь лишь в 19 в.

«Действие рождает противодействие». И грузинские агрессоры потерпели сокрушительное поражение. Они не подумали тогда о том, в какое кретиническое положение могут поставить себя, подвергая геноциду целый народ. Очевидно, они исходили из наполеоновской тактики: главное — ввязаться в бой, а там посмотрим. И закончили по наполеоновский — столь бесславно. Известный грузинский политик А. Асатиани по этому поводу заявлял: «Мы проиграли в этой войне, проиграли позорно. Это была самая позорная война в истории Грузии, тем более, что велась против соседнего народа» (газ. «Республика Абхазия», 25-30 августа 2008 г.). Ведь любое деяние имеет свои последствия. В данном случае следствием преступного деяния Грузии стала утрата Абхазии. Прошло с тех пор много времени. Но до сих пор Грузия никак не хочет смириться с утратой Абхазии. Там, надувая щеки, грозятся силой прибрать вновь Апсны в свои руки. Реваншисты пару раз попытались попробовать, но получили достойный отпор. Так и будет впредь.

Ясно, что уход Абхазии от Грузии вызвал шок. Но, как говорится, надо уметь принимать удар, тем более, если ты в этом сам виноват. Тот же Наполеон, после своего поражения, оказавшись в ссылке, сказал, что никто, кроме него самого, не виноват в том, что с ним случилось. То же самое и здесь, грузинская сторона только частично признает свою вину, да и то неофициально, с оговорками, неправомерно возлагая основную ответственность на Россию, которая якобы подстрекала абхазов к противостоянию с Грузией. Даже договариваются до того, что с ними воевали не абхазы, а русские. Но при этом они не хотят вспомнить о том, что войну начали не абхазы. Ее развязала Грузия, неожиданно вторгшись с бронетехникой и авиацией на территорию Абхазии, убивая и грабя мирное население.

После случившегося, естественно, Абхазия уже не могла остаться под юрисдикцией Грузии. Был шанс для нахождения общего языка сразу после войны: если бы грузинская сторона официально извинилась, наказала инициаторов агрессии (как говорят, повинную голову меч не сечет). Но «гордые грузины» на это не смогли пойти. У китайцев есть понятие «совершенно мудрый человек», под которым понимается человек, называющий вещи своими именами. В грузинской политической элите, к сожалению, таких персон нет.

После всего произошедшего возврата Абхазии в состав Грузии, равно как и Южной Осетии, уже не будет. Стреляного воробья дважды на мякине не проведешь.

Тбилисским мечтателям вместо попыток возвращения Абхазии и Южной Осетии в свое лоно было бы лучше сосредоточиться на приведении в порядок реально им принадлежащей территории и ее сохранение. Имею в виду Аджарию, которая им досталась в свое время благодаря России. По грузинским источникам, а также документальному фильму Дарьи Асламовой «Аджария: между крестом и полумесяцем», там происходит колонизация этой территории со стороны Турции и полная исламизация населения автономии. За последние годы сюда рекой потекли турецкие инвестиции, пестрят турецкие рестораны, кафе, строят новые мечети. В самом Батуми уже проживает 25 тысяч турок. В центре города можно услышать турецкую речь чаще, чем грузинскую. Нищенствующий народ отдает своих детей на обучение в турецкие школы, где их содержат бесплатно. Из них сделают настоящих мусульман. Параллельно происходит нравственное разложение общества. Достаточно сказать, что в Аджарии ныне до 200 борделей. Турция стремится увеличить свое политическое влияние на этой, ранее ей принадлежавшей территории.

Нечто подобное намечается и на востоке с иранской стороны. Президент Ирана Х. Рухани, выступая на мероприятиях, посвященных 40-летию исламской революции, заявил, что Грузия – иранская территория. Грузинский аналитик Б. Барбакадзе в феврале 2019 г. на своей странице в Фейсбуке выразил озабоченность по поводу того, что иранцы и турки «вновь планируют покорить Грузию и целенаправленно следуют этому плану». И делается это, в том числе и через инвесторов, покупающих грузинские земли. А грузинские власти молчат. То есть, грузинский политический класс, цепляясь за навсегда утраченные для него Абхазию и Южную Осетию, упускает, что у Грузии «очень нежно отнимают ее территорию».

Особо весом в развале СССР вклад украинских националистов – грузинских «политических побратимов». Они всегда поддерживали друг друга в различных авантюрах. Представители украинских националистов воевали в Абхазии и Южной Осетии. Грузинские снайперы работали на Майдане во время госпереворота в 2014 г.. Нестабильность на Украине нужна прежде всего США, поскольку Россия и Китай, набирающие силу и мощь, не оставляют Вашингтону шанса сохранить за собой однополярность. И чтобы ослабить Россию, натравливают Украину против последней. Грузинские террористы также участвовали в карательных нацистских батальонах «Правый сектор» и «Азов». Почерк этих «побратимов» один и тот же в подходе к решению национального вопроса – силовой. Им невдомек, что такой метод действий добром не кончится. Известный русский философ И.Ильин говорил, что с национальным вопросом надо работать скальпелем, а не кухонным ножом.

Главное, что послемайдановский киевский националистический режим не учел недавний горький опыт Грузии – ее попытки авантюрного решения национального вопроса и их последствия. Не поняли на Украине, что война с собственным народом всегда чревата распадом государства, а не его укреплением. Со своими гражданами надо находить общий язык, идти на компромисс. Президент Украины П. Порошенко и его пробандеровская команда ничего умнее не придумали, как начать процесс ничем неприкрытой, насильственной деруссификации многомиллионного русского населения Украины, закрывать русские школы, запрещать говорить на русском языке и пр.. Чего стоят, например, заявления небезызвестной Ирины Фарион, исповедующей фашистскую идеологию: «У нас тут еще заявляет о каком-то праве русскоязычного населения. У нас нет русскоязычного населения. Это — или рабы, или оккупанты. Эти люди не должны получать образование, если не знают украинского языка, и автоматически не должны получать работу».

Естественно, все это не могло не вызвать противодействие со стороны русских, которые прибегли к массовым акциям протеста. А пробандеровское руководство в ответ начало воевать с ними на Донбассе и Луганске, где преимущественно проживают русские. Там уже погибло огромное количество людей, и конца этому аду не видно. В таких условиях жители Крыма, большинство которых составляют русские, чтобы избежать трагической участи Донецка и Луганска проголосовали на референдуме за возвращение в состав России. Как известно, Крым в свое время был незаконно присоединен к Украине.

Последствия распада СССР для Украины этим не ограничиваются. Курс на евроинтеграцию, сопровождаемый антирусской и нацистской идеологией, не увенчался процветанием страны. Украина была самой развитой республикой в составе Советского Союза, с огромным промышленным потенциалом, развитой наукой, сельским хозяйством, которыми законно гордилось ее население. Ныне огромное число ее населения доведено до такой степени нищеты, что хуже некуда. Ныне Украина является в Европе самой отсталой страной. Население ее сократилось более чем на 10 млн человек. В стране резко возрос уровень наркотизации. Ежегодно здесь на наркотики тратят не менее трех млрд долларов (газета «Наша версия», №7, 2019). Руководство Украины рассуждает о приверженности западным ценностям, демократии, в то же время убивает своих граждан, грубо нарушает права человека, преследует инакомыслие. Людей арестовывают по надуманным предлогам. Созданы тайные секретные тюрьмы, в которых содержат арестантов в жутких условиях, подвергая их чудовищным пыткам. И как все это совместить с принципами демократии и защитой прав человека?

В результате развала СССР ни Грузия, ни Украина и никакая другая из бывших советских республик не стала европейской страной. Советский проект общественного устройства, что бы ныне ни говорили, для всех советских народов был самым прорывным. Благодаря ему были достигнуты огромные успехи всеми народами страны во всех сферах. Единая бесплатная советская система образования являлась самой лучшей в мире и была доступной для всех. Никаких элитных школ, как ныне, не было. Все учащиеся были равны, никто не чувствовал себя ущемленным. (Кстати, нынешние элиты в большинстве своем обучались в советских школах и вузах). В домах культуры и домах пионеров было множество бесплатных кружков. Обучение гаромнично сочеталось с воспитанием. Теперь же из процесса образования ушло слово «воспитание».

Что определяет человека? Прежде всего, способность сострадать ближнему, умение дружить, помогать слабому. Роль приводных ремней в этом деле играли пионерские и комсомольские организации, особенно последние. Сегодня нередко ругают комсомол, приписывая ему разного рода грехи. На самом же деле он играл значительную роль в жизни молодежи и страны в целом. В. Винокур заявляет: « Мы, артисты старшего поколения – без преувеличения, воспитанники комсомола. Нас находили и нас поддерживали. За нами были отдел культуры ЦК комсомола и целое государство. Не было этой дикой системы, когда за молодым артистом обязательно должны стоять деньги. Без них невозможно пробиться» (газета «Собеседник, № 49, 2017 г.). Чего стоила бесплатная медицина и низкие цены на медикаменты! Ведь сегодня цены на лекарства настолько высоки, что их приобретение не под силу многим гражданам, особенно пожилым. В советское время граждане получали бесплатно квартиры, за коммунальные услуги и электроэнергию платили мизерные суммы. А вообще цены тогда были несравненно низкими. Например, бензин буквально стоил копейки, гораздо дешевле были цены на транспорт, чем сейчас. Весьма высок был уровень духовной культуры. Высокий уровень литературы, искусства, кино позитивно влияли на духовный мир граждан, люди много читали. Все это сказывалось на нравственности, доброте людей. Капитализм же привнес в жизнь людей эгоизм невиданных ранее масштабов, лицемерие, вседозволенность, озлобленность,

Складывается ситуация, при которой все переводится в плоскость коммерческих отношений. Очевиден рост масштабов преступности. По данным исследований ВЦИОМ, более 70% россиян даже готовы попрощаться с демократией и личными свободами ради сохранения порядка в стране («Аргументы и факты», №34, 2015 г.). Такая ситуация характерна практически для всего постсоветского пространства.

Многое из того позитивного, что было в СССР, утрачено. Мы столкнулись с нынешней жестокой реальностью, прежде всего с чудовищным социальным расслоением, когда одному достается все, а другим ничего, когда люди вынуждены считать копейки и не могут купить себе лекарства, когда приходится лишь вспоминать о временах социальной справедливости.

Говорят, что великое видится на расстоянии. И чем дальше уходит в историю день распада СССР, тем больше начинают ностальгировать о том времени. Социсследования, систематически проводимые в РФ, свидетельствуют о неуклонном росте числа тех, кто сожалеет о распаде СССР. По данным опроса «Левада-центра», если в 2012 г. таких было 49%, то в 2017 г. 58% опрошенных высказали сожаление по поводу распада Советского Союза. 52% опрошенных уверены в том, что развала СССР можно было избежать (газета «Аргументы и факты», № 52, 2017г.).

Следует отметить, что ностальгия по социалистическому прошлому имеет место и в ряде восточноевропейских стран. А. Хинштейн в выше указанной книге пишет: «Неслучайно и в Венгрии, и в Болгарии, и в Чехии, и в Словакии ностальгия по социалистическим временам растет год от года. 100-летие Тодора Живкова, например, отмечалось в Болгарии почти как национальный праздник. А премьер-министр Бойко Борисов во всеуслышание объявил что, если правительство сумеет сделать хотя бы одну сотую долю того, что удалось Живкову, это станет огромным успехом». Главное, многие потеряли уверенность в завтрашнем дне, оценивают свою жизнь и перспективы на будущее негативно.

Безусловно, нельзя говорить о том, что в СССР все было хорошо и прекрасно. Отнюдь нет. Все хорошо нигде не бывает. И не бывает страны со стерильно чистым прошлым. Жертв и темных страниц в истории любой страны хватает. Советский Союз не был исключением. Было в его прошлом немало трагического, преступного, в том числе отсутствие свободы. Были и другие проблемы. Но это не значит, что исправлять их надо было революционным способом, отказавшись от всего советского, где позитивных сторон было немало, многое реально было организовано и сделано разумно. Прежде чем, что-то ломать, надо хорошо подумать, что и как будешь строить на этом месте. Хорошо просчитать свои будущие шаги. Самый простой способ вывести тараканов из дома — поджечь его. Не будет тараканов, но не будет и дома тоже. Все что основано на злобе и огульном отрицании прошлого, ничего позитивного принести не может. (Есть высказывание: «Если мы отказываемся от прошлого, то мы не имеем сердца, если не смотрим в будущее, мы не имеем головы».) Знаменитый русский историк Н. Карамзин писал: «Историк должен ликовать и горевать со своим народом… Он должен быть прежде всего правдив, но может и должен все неприятное, все позорное в истории своего народа передавать с грустью, а о том, что приносит честь, о победах и достижениях говорить с радостью и энтузиазмом».

Бездумные разрушители страны, действуя по рецептам Запада, убеждая, что рынок решит все волнующие общество проблемы, а там, где, он не справится, толерантный Запад поможет, бросили миллионы людей в условия тяжелых испытаний. Верно говорят: «Революцию задумывают романтики, делают фанатики, а результатами пользуются подонки». Именно они совершили грабительскую приватизацию в РФ, в результате которой государственные заводы, фабрики и другие важные объекты за бесценок, а то и совсем задаром, получили алчные, изворотливые дельцы и воры. А.Чубайс, заслуживший народную славу антигероя, цинично заявлял, что приватизация не была экономическим процессом, ее целью было остановить коммунизм, и они, дескать, с этой задачей справились. (Он столь же цинично и издевательски заявлял об огромном числе умирающих стариков, что они «не вписались в рынок»).

Заложенная тогда основа для воровства и коррупции расширилась с тех пор во всех постсоветских государствах. В РФ, в частности, никак не удается от них избавиться, о чем свидетельствуют в последнее время многочисленные факты разоблачений чиновников разного уровня, в том числе высшего, совершавших коррупционные преступления в особо крупных размерах.

Разумеется и при советской власти тоже имела место коррупция. Ни одно общество не свободно от этого порока, разве что государство Сингапур. Но речь идет о ее масштабах. В данном случае ситуация с коррупцией на всем постсоветском пространстве ни в какое сравнение не идет с тем, что было в СССР. Литературный персонаж Ильфа и Петрова Корейко тщательно скрывал свое неправедно нажитое богатство, нынешние же толстосумы, наоборот, открыто демонстрирую наворованное богатство, козыряют им, вызывая раздражение у людей еле сводящих концы с концами. Все это и многие другие пороки, рожденные вследствие распада СССР, вызывают раскол в общества и острое противостояние в нем.

*** Мнения авторов материалов, публикуемых на сайте «Абхазия-Информ», не обязательно отражают позицию редакции информагентства.

Позитивные и негативные последствия распада СССР


В конце 1991 года самая большая страна мира — СССР распалась на 15 суверенных государств. С распадом Советского Союза закончилась целая эпоха в международной истории под названием «Холодная война».

Данное событие предопределило развитие России в будущем и сказалось на экономическом положении многих держав. Несмотря на то, что распад СССР многие историки воспринимают как негативное событие, у данного момента истории были и позитивные стороны.

Позитивные последствия распада СССР

Негативные последствия распада СССР

1. Из-за существовавшего в СССР «железного занавеса», путешествия были недоступны большинству жителей государства. В современной России подобных проблем не существует, а значит, распад СССР положительно повлиял на развитие туристической сферы бизнеса.

1. Сразу после распада Советского Союза страна начала переживать серьезный экономический кризис. Два дефолта, потрясших страну в начале 90-х привели к тому, что сбережения у большинства граждан навсегда пропали, а экономика государства оказалась в критическом положении.

2. Для коммунистической партии был характерен регулярный надзор над деятелями искусства. Выходившие фильмы, книги и даже музыкальные альбомы подвергались жесткому контролю, а из-за отсутствия свободы творчества страдала советская интеллигенция. После распада Советского союза, представители творческой интеллигенции получили полную свободу слова, которой активно пользуются в современном мире.

2. Несмотря на то, что СССР многими иностранными государствами воспринималась как агрессивная страна, авторитет ее был очень велик. Неспроста Советский Союз получил титул «сверхдержава», от которого сейчас не осталось и следа. По всем показателям, включая успешность экономической сферы, отсутствие коррупции и уровень жизни населения, современная Россия сильно проигрывает Европейским странам и США.

3. Для Советского Союза всегда было актуально такое понятие как «дефицит товаров». Из-за наличия «железного занавеса», на рынке присутствовали лишь отечественные товары, что сказывалось на всеобщем дефиците. Пустые полки остались в далеком прошлом, и современное разнообразие продукции в магазинах — несомненный плюс распада СССР.

3. Увеличение уровня безработицы — главная проблема, с которой столкнулись политики после распада СССР. Прежний режим был сломлен, а новая страна еще не выбрала путь развития, в результате, чего в 90-е годы большинство взрослого населения государства страдало из-за отсутствия рабочих мест. Нестабильная экономическая ситуация сказывалась на работе предприятий, и в результате в России до сих пор проблема безработицы остается очень острой и актуальной.

4. Репрессии были еще одной неприятной чертой Советского государства. Полное отсутствие свободы слова становилось причиной того, что те, кто не был согласен с советским режимом, подвергались бесконечным травлям. В современной России репрессии уже не актуальны, что является несомненным плюсом распада Советского Союза. Для современного общества характерна свобода слова, чем привыкли пользоваться как политики, так и простые жители России.

4. Многим жителям страны в период перестройки пришлось столкнуться с расцветом бандитизма и коррупции. После того, как годы криминального террора закончились, бандиты все равно сумели сохранить свои позиции в стране. Борьба с коррупцией и криминальными единицами ведется до сих пор, и расцвет преступности является, пожалуй, одним из самых трагичных последствий распада Советского Союза.

5. После того, как Советский Союз распался, в страну пришло неведомое доселе явление, называемое «свободой слова и печати». Теперь в стране издавались многочисленные газеты и журналы, посвященные событиям в России и в мире. Стало популярным рассуждать о судьбе страны без купюр, обсуждая недостатки современного правительства. Разумеется, в СССР подобное было просто невозможно.

5. Еще одно негативное последствие распада Советского Союза — это падение авторитета местной валюты. Если во времена нахождения коммунистической партии у власти, советский рубль считался прочной и надежной валютой, то в современном мире отношение к рублю куда более скептическое. После резкого скачка на валютном рынке в конце 2014 года, даже самые патриотичные граждане предпочли перевести свои средства в доллары и евро.

6. Несмотря на все перечисленные плюсы распада Советского Союза, главным преимуществом этого события стало снижение угрозы Третьей Мировой Войны. С середины 50-х годов и вплоть до 90-х, США и СССР были непримиримыми врагами, и неоднократно стояли на пороге ядерной войны. Тот факт, что Советский Союз распался, сделал США единственной сверхдержавой мира. Угроза Третьей Мировой войны заметно упала во многом из-за грамотных внешнеполитических действий Горбачева.

6. Значительное классовое расслоение современных жителей страны — пожалуй, главный недостаток распада Советского Союза. Закончились те времена, когда большинство жителей страны были равны по уровню дохода. Сейчас разрыв между зажиточными слоями населения и теми, кто получает минимальную заработную плату просто огромен. Большой классовый разрыв характерен скорее для стран Третьего мира, ведь в Европе средняя прослойка куда больше и шире. Следовательно, проблема классового расслоения напрямую демонстрирует то место, где находится современная Россия в плане международного экономического и социального расположения.

У столь глобального мирового события как распад СССР обязательно должны были быть и свои преимущества, и свои вопиющие недостатки. Сейчас, когда времена Советского Союза остались в прошлом, политики пытаются внедрить демократические устои общества на территории страны, но с таким уровнем коррупции и классового расслоения, это просто невозможно.

Путин объяснил причину распада СССР неэффективной политикой :: Политика :: РБК

По словам президента России, распад СССР почти никак не связан с увеличением национализма в Прибалтике, а вызван только неэффективной экономической политикой в стране

Владимир Путин (Фото: Сергей Карпухин / ТАСС)

Причиной распада Советского Союза стала проводимая в стране неэффективная экономическая политика, приведшая к фактическому коллапсу в социальной сфере. Об этом заявил президент России Владимир Путин в ходе пленарного заседания форума «Россия зовет!».

Глава государства подчеркнул, что распад СССР почти никак не связан с ростом националистических настроений в Прибалтике. «В основе лежит, конечно, очень неэффективная экономическая политика (СССР. — РБК) которая привела фактически к коллапсу в социальной сфере и имела пролонгированные последствия в сфере политической», — пояснил он.

«Россия не собирается нападать»: главные заявления форума «Россия зовет!»

Результаты неэффективной экономики в Советском Союзе сказались на политической сфере. «Правда, результаты распада оказались гораздо хуже того, о чем люди думали и о чем они могли подозревать в своих самых худших ожиданиях», — сказал Путин.

Владимир Путин не раз заявлял, что распад СССР является одним из самых трагических событий в истории страны. «Я продолжаю настаивать, что это трагедия, и прежде всего гуманитарного характера», — сказал глава государства в ходе дискуссии в клубе «Валдай» в октябре 2015 года. В январе 2016-го Путин раскритиковал результаты деятельности и идеи Владимира Ленина, которые, по его словам, «заложили атомную бомбу» под Россию и привели в итоге к распаду Советского Союза.     

Автор

Кристина Астафурова

ресурсов для учителей истории / Последствия распада Советского Союза

Основной вопрос: Каковы были последствия распада Советского Союза?

Темы на странице

A. Развитие рыночной экономики

B. Политическая и социальная нестабильность

C. Опасность распространения ядерных технологий и других технологий массового уничтожения среди государств-изгоев и террористических организаций


Основной вопрос: Каковы были последствия распада Советского Союза?


Постсоветские государства: 1) Армения, 2) Азербайджан, 3) Беларусь, 4) Эстония, 5) Грузия, 6) Казахстан, 7) Кыргызстан, 8) Латвия, 9) Литва, 10) Молдова, 11) Россия. , 12) Таджикистан, 13) Туркменистан, 14) Украина, 15) Узбекистан

Распад Советского Союза в 1991 году можно объяснить тремя основными проблемами:

1.Номенклатура , или советская бюрократическая элита, которая пыталась накопить и приватизировать собственность и богатство, а не защитить то, что уже было установлено.

2. Неправильное проведение Михаилом Горбачевым своих политических и экономических реформ (в частности, его планов рыночной экономики).

  • Экономическая структура Советского Союза слишком сильно зависела от сельского хозяйства, чтобы стать глобальной рыночной силой.
  • Правительство потратило большие средства на строительство фабрик, в то время как производительность рабочих отставала.
  • В этой статье описывается неудачная экономическая политика Советского Союза.
  • Горбачев провел демократическую политику, подорвав коммунистическую систему правления.
  • Горбачев либерализовал экономику, разрешив индивидуальное предпринимательство, наделив фабрики большей властью и легализовав кооперативы.
  • Прочтите подробности горбачевской программы экономических реформ под названием «Перестройка».
  • Прочтите подробности программы политических реформ Горбачева под названием «Гласность».
    • Щелкните здесь, чтобы прочитать о гласности и перестройке.

Щелкните здесь, чтобы посмотреть видео о Glasnot и Prestroika.

Рейган и Горбачев, Женевский саммит, 19 ноября 1985 г.

Щелкните здесь, чтобы прослушать песню о падении Советского Союза из канала History.

Щелкните здесь, чтобы увидеть откровенные фотографии Советского Союза во время его распада.

Студенты воссоздают распад Советского Союза


Карта с подробным описанием распада Советского Союза

2011: россияне сожалеют о распаде Советского Союза, а в 2012 году: поддержка СССР уменьшается, но все еще 56%.

Реакция на Горбачева: попытка государственного переворота 1991 года

3. Смещение власти в результате свержения Борисом Ельциным советского государства с целью замены президента Горбачева.

Президент Клинтон и Президент Ельцин, Стамбул, 18 ноября 1999 г.

Щелкните здесь, чтобы увидеть биографию Бориса Ельцина.

Из внешней политики: все, что вы знаете о распаде Советского Союза, неверно.

Последствия распада:

A. Развитие рыночной экономики

  • До распада СССР все страны, входившие в эту зону, были социалистическими.
    • Социалистическая экономика — это экономика, в которой средства производства контролируются государством.
    • Рыночные цены на все товары устанавливаются государством
  • После распада СССР большая часть региона отказалась от социализма.
    • хотел сделать шаг к капитализму.
  • Способ сделать это — попытаться реализовать рыночную экономику.
    • Рыночная экономика — это, по сути, полная противоположность тому, что было в этой области раньше.
    • В рыночной экономике средства производства контролируются свободным рынком.
    • Свободный рынок также определяет цены на товары.
    • Таким образом, Россия и другие бывшие страны СССР переходили от ситуации, когда правительство устанавливало цены, к такой, при которой цены устанавливаются рынком.
  • Переход к рыночной экономике в России, от иностранных дел.
  • Российская экономика после распада СССР.


B. Политическая и социальная нестабильность

События, приведшие к падению Берлинской стены.

Нажмите здесь, чтобы посмотреть знаменитую речь Рональда Рейгана «Снеси эту стену»

Нажмите здесь, чтобы посмотреть кадры NBC о падении Берлинской стены


Ссылка здесь, чтобы узнать больше о Берлинской стене

  • Советское насилие в Баку, Азербайджан, против Народного фронта, организации, борющейся за независимость от Советского государства, в результате чего погибло более 100 человек.


C. опасность распространения ядерных технологий и других технологий массового уничтожения среди государств-изгоев и террористических организаций

  • Распад Союза Советских Социалистических Республик радикально изменил мировую экономическую и политическую среду.
  • Никакой другой конфликт интересов не доминировал в мире после Второй мировой войны, как холодная война.
  • Один человек, Михаил Горбачев, широко ассоциируется с окончанием холодной войны.
    • Однако это не было самым большим событием, в котором участвовал Горбачев за время своего пребывания у власти.
  • Окончание «холодной войны» было побочным продуктом другого крупного события, в котором он участвовал.
  • Это падение коммунизма в СССР и распад самого СССР.
  • В 1994 году Российская Федерация и НАТО подписали соглашение под названием «Партнерство во имя мира».
    • Была надежда, что это соглашение поможет наладить связи между странами старого Варшавского договора и НАТО.

Щелкните здесь, чтобы прочитать об атомных бомбах, которые были потеряны после распада СССР.

Последствия для Кубы

  • Падение Советского Союза оказало огромное влияние на Кубу
    • Называется «Особый период»
  • Упущено 80% импорта и экспорта
    • Недостаточный импорт масла, медикаментов и продуктов питания
    • Люди начали голодать
  • ВВП упал на 34%
  • Транспорт и сельское хозяйство были замедлены или полностью остановлены
  • Отключение электроэнергии было обычным явлением
  • Недоедание стало более распространенным


Щелкните здесь для получения дополнительной информации.

Статья о ситуации на Кубе после распада Советского Союза.

Из-за нехватки ископаемого топлива транспортная отрасль резко замедлилась.



Источники :
Коэн, Стивен. Распад Советского Союза положил конец пути России к демократии. Хранитель.
http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2006/dec/13/comment.russia

Браун, Арчи.Реформа, переворот и крах: конец советского государства. BBC.
http://www.bbc.co.uk/history/worldwars/coldwar/soviet_end_01.shtml
http://www.historyorb.com/russia/intro.shtml

Оглядываясь назад на четверть века после распада СССР

из БОРЬБА ЗА СПАСЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ: МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ И КРАХ СССР Крис Миллер. Авторские права © 2016 Университета Северной Каролины Press.Используется с разрешения издателя. Вы можете приобрести книгу здесь.

В 19:32 25 декабря 1991 года из Кремля в последний раз спустили красный флаг с золотыми серпом и молотом. Его заменили на российский триколор: белый, синий, красный. «Я прекращаю свою деятельность на посту Президента Союза Советских Социалистических Республик», — с горечью заявил Михаил Горбачев. Последний лидер СССР узнал за несколько недель до того, как лидеры России, Украины и Белоруссии — бывших республик Советского Союза, ныне независимых стран — объявили о прекращении существования Советского Союза.Они также уволили Горбачева с работы.

Распад Советского Союза подготовил почву для возникновения мира после холодной войны, порядка, который в настоящее время претерпевает быстрые изменения, возможно, даже распадается. Однако распад Советского Союза, основополагающее событие последней четверти века международной политики, — это событие, которое мы все еще плохо понимаем. Как за несколько лет распалась одна из двух великих сверхдержав мира? Чем объясняется то ужасное наследие, которое она унаследовала от современной России, плохой экономики и авторитарной политики? И что в более широком смысле говорит нам конец Советского Союза о синтезе демократии и капитализма? Эта пара долгое время определяла «Pax Americana» последней четверти века, но сегодня она выглядит такой же хрупкой, как и в любой другой момент с тех пор, как из Кремля был спущен советский флаг.

Распад Советского Союза изменил жизнь советских граждан, разделив их на пятнадцать отдельных стран. Многие считали, что это была проверка самой влиятельной политической теории, возникшей в результате перехода от холодной войны к пост-холодной: концепции конца истории Фрэнсиса Фукуямы. Фукуяма предположил, что с распадом Советского Союза идеологический конфликт подошел к концу; капитализм и демократия были неизбежными победителями. Но сам Советский Союз всегда неудобно вписывался в это повествование.Москва провела политическую либерализацию, но потерпела экономический коллапс и в процессе этого потеряла свою империю. Китай также начал 80-е годы с приверженностью к централизованной плановой экономике и авторитарному управлению. В отличие от Горбачева, китайский лидер Дэн Сяопин решил отказаться от коммунизма, но сохранить авторитаризм, продемонстрировав на площади Тяньаньмэнь, что он готов пролить кровь, чтобы сохранить контроль. Советский Союз, казалось, последовал совету Фукуямы, но сделал это плохо; Китай проигнорировал это и пережил три десятилетия рекордного экономического роста.

Можно сделать вывод — как и авторитарные элиты в Китае и России — что крах Советского Союза доказывает, что демократия не нужна. Авторитарные правые предполагают, что вместо демократии Советскому Союзу следовало сохранить жесткий политический контроль и сосредоточиться на экономике. Советский генеральный секретарь Юрий Андропов попытался осуществить такую ​​программу авторитарной модернизации в начале 1980-х, и, как говорят, нынешний президент России Владимир Путин считает, что, если бы Андропов не умер всего через полтора года пребывания у власти, он бы оживил экономика страны.А президент Китая Си Цзиньпин, который, как многие считают, восхищается методами руководства Путина и который, как многие опасаются, сам делает ставку на пожизненное правление, регулярно призывает руководящие кадры Китая извлекать уроки из СССР. Он считает, что главный урок — это риск разжать железный кулак коммунистической партии.

Однако за этим стоит ошибочная интерпретация советской истории. Представление о том, что политические и экономические реформы были отдельными процессами, неправильно истолковывает советскую политику.Политика и экономика были взаимосвязаны. Наиболее противоречивые политические дебаты в период перестройки касались распределения экономических ресурсов. Горбачев стал сторонником политической реформы во многом потому, что структура Коммунистической партии оказалась настолько устойчивой к экономической эффективности. Расхождение Советского Союза с Китаем произошло потому, что влиятельные группы интересов препятствовали политике Горбачева [1]. Военные и КГБ предотвращали серьезные урезания бюджета до последнего года перестройки, угрожая и в конечном итоге устроив государственный переворот для защиты своего привилегированного положения.Лобби фермы упорно возражало против того, чтобы отдельные фермеры могли арендовать землю. Промышленности следили за тем, чтобы их субсидии не сокращались. Энергетика была очищена лишь частично; Советская газовая промышленность, которую сегодня называют «Газпром», пережила перестройку практически невредимой и даже сейчас сталкивается с ограниченным давлением, заставляющим действовать эффективно. По некоторым оценкам, сегодня «Газпром» ежегодно тратит миллиарды долларов на расточительство и коррупцию [2]. Газовая промышленность не была избавлена ​​от требований повышения эффективности из-за невежества или идеологии; его пощадили, потому что он был слишком силен, чтобы его можно было коснуться.[3]

Влияние групп интересов было особенно актуально для наиболее значительного расхождения между Советским Союзом и Китаем: фискальной и денежно-кредитной политики. К концу 1980-х годов сбалансировать бюджет СССР было невозможно. Группы интересов требовали солидных субсидий, и Горбачев изо всех сил сопротивлялся. Советские лидеры знали, что бланковые кредиты, выдаваемые фермам и промышленным предприятиям, вызывают изнуряющий дефицит и угрожают резким ростом инфляции. К 1991 году запасы продовольствия в городских районах, даже в Москве, были на опасно низком уровне, поскольку инфляция нанесла ущерб цепочкам поставок и распределительным сетям.Ключевые лидеры политбюро — от либералов, таких как Горбачев, до сталинистов, таких как Егор Лигачев — понимали, что быстрое увеличение денежной массы вызвало нехватку в официальных магазинах и инфляцию на черных рынках. Однако они не пришли к единому мнению о том, как сдержать рост денежной массы. Горбачев хотел сократить расходы на субсидии и армию, но опасался политических последствий, а группы интересов успешно выступили против многих сокращений.

Горбачев предпочел бы кооптировать заинтересованные группы, но совершенно справедливо чувствовал, что рыночная экономика мало что дает им.Коллективизация и десятилетия субсидий оставили советскую сельскохозяйственную систему настолько далекой от эффективных методов, что даже сегодня, спустя четверть века после восстановления капитализма, российские фермы все еще пытаются приспособиться. Фермерские бюрократы и сельскохозяйственные рабочие были правы, заключив, что рыночные реформы не принесут им пользы. Военные тоже не видели смысла в реформе. У них уже был доступ к передовым технологиям, а уровень их финансирования был уже заоблачным. Более того, военное руководство искренне считало, что Советскому Союзу необходимы большие расходы на оборону, чтобы предотвратить капиталистическое наступление.Многие отрасли также осознали, что их производственные процессы сильно отстают от западных стран, даже несмотря на то, что их затраты на рабочую силу были значительно выше, чем у бедных азиатских производителей. Они тоже правильно понимали, что капитализм несет в себе столько же риска, сколько и вознаграждения. Неудивительно, что все эти группы стремились подорвать усилия Горбачева по проведению реформ.

Им часто это удавалось. Ни для кого не было секретом, что Горбачев не обладал абсолютной властью в Советском Союзе или что заинтересованные группы могли задерживать или сорвать реформы.«Мы гораздо более привержены консерватизму, чем китайцы», — объяснил Федор Бурлацкий журналисту в 1987 году [4]. По сравнению с Китаем группы экономических интересов в Советском Союзе были более могущественными и более решительно выступали против перемен. В Китае не существовало сельскохозяйственного лобби, выступающего против деколлективизации; вместо этого китайские крестьяне активно боролись за контроль над своими фермами [5]. Китайская промышленность, как и промышленность любой страны, требовала субсидий и государственной поддержки, но производство играло меньшую роль в экономике и политике Китая, чем в Советском Союзе, поэтому промышленность не могла подорвать изменения.

Самое главное, что Дэн Сяопин не столкнулся с угрозой со стороны служб безопасности. Действительно, одним из первых шагов Дэна после прихода к власти в Китае было сокращение военных расходов, доказав, что он контролировал вооруженные силы, а не наоборот. В конце 1970-х годов китайская армия получила 10% инвестиций в промышленность, но менее 6% к 1986 году [6]. Огромная мощь советских военных и КГБ означала, что такой шаг в СССР был немыслим. Горбачев не смог серьезно урезать военный бюджет.За несколько лет до того, как он стал Генеральным секретарем, — когда он был членом Политбюро среди высших политических лидеров страны — Горбачеву не разрешили даже знать подробностей об оборонном бюджете, потому что эти цифры были засекреченными. 7] Повсеместная власть советских спецслужб не была чем-то, что Горбачев когда-либо мог быстро изменить. Удивительно то, что ему вообще удалось это изменить.

Огромная власть групп экономических интересов Советского Союза, цеплявшихся за свои привилегии, препятствуя эффективности, была ключевым фактором поляризации советской политики и краха экономики страны.Поскольку эти группы интересов доминировали в Коммунистической партии, Горбачев никогда не имел возможности использовать партию в качестве инструмента реформ. Коммунистическая партия и доминировавшие в ней патронажные сети были теми институтами, которые больше всего нуждались в сокращении. Советской экономике удастся избежать стагнации только в том случае, если будут урезаны привилегии партии и групп интересов. Политическая либерализация, которую очень осмеивали авторитарные правые, была единственной надеждой Горбачева ограничить влияние этих групп. Горбачев заявил Политбюро, что демократия «гарантирует выбранный нами путь» путем перераспределения власти от бюрократии и укоренившихся интересов в пользу представителей народа.[8] Это была рискованная ставка, но какой еще вариант у него был? Усилия Горбачева по демократизации часто критикуются за то, что они препятствуют выработке экономической политики. Верно и обратное: экономические изменения были возможны только постольку, поскольку Горбачев встряхнул советскую политику. Гласность способствовала широкой публичной критике обиженных элит, в то время как политическая реструктуризация снизила влияние лобби [9]. Без этих изменений Горбачев не смог бы пойти на риск далеко идущих экономических реформ. Если бы он это сделал, он был бы немедленно свергнут.

Существовал ли другой путь, который позволил бы Советскому Союзу реформировать свою экономику без инфляционной спирали или краха налоговой системы — и, в конечном итоге, распада государства? Ясно, что Горбачев и его союзники были неправы, сделав в 1985 году такую ​​большую ставку на антиалкогольную кампанию [10]. Возможно, он также мог бы приложить больше усилий, чтобы противостоять или перенаправить некоторые капитальные затраты, связанные с программой «ускорения». Ускорение не имело положительных экономических эффектов и вызвало первый решительный всплеск денежной массы.После этого денежная масса неумолимо росла из-за политических конфликтов, разрешить которые Горбачев не мог. Не имея политического капитала, как мог Горбачев надеяться контролировать капиталовложения? Его реформы страдали от основной дилеммы: сектора, которые больше всего нуждались в изменениях, также больше всего могли помешать реформам. Трудно представить себе, как огромные промышленные пустоши Советского Союза могли быть реструктурированы организованным и согласованным образом.

Единственной силой, которая оказалась достаточно сильной, чтобы сломать коалицию военно-промышленного и сельского хозяйства, которая доминировала в советской политике, было окончательное крушение СССР.До середины 1991 года три экономических лобби были связаны интересами, идеологией и инерцией. Если бы Горбачев смог разделить партнеров по коалиции, настроив одну группу интересов против других, он, возможно, добился бы большего успеха в установлении контроля над Коммунистической партией и Советским государством. Но стратегия «разделяй и властвуй» оказалась невозможной. Пока они доминировали в Коммунистической партии и пока партия контролировала государство, общие интересы этих групп превосходили любой тактический союз, который мог предположительно предложить Горбачев.Спустя годы после краха 1991 года, когда военные были разделены и дискредитированы неудавшимся переворотом, а промышленность и сельское хозяйство корчились от инфляции и депрессии, президенту России Борису Ельцину, наконец, удалось разделить группы, заручившись значительной поддержкой промышленности, в то время как сокращение субсидий фермерам и сокращение военного финансирования. [11] Но даже несмотря на то, что Советского Союза к тому времени уже не существовало, Ельцин все же в течение нескольких лет сталкивался с сопротивлением в своей попытке вырваться из мертвой хватки лобби над федеральным бюджетом и центральным банком.Только после того, как Ельцин обстрелял парламент в 1993 году, поставив страну на грань гражданской войны, коалиция военно-промышленная и сельскохозяйственная коалиция была окончательно разрушена.

Был ли Советский Союз просто нереформируемым? Опыт Китая доказал, что в марксизме-ленинизме, автократических политических системах или централизованно планируемой экономике не было ничего такого, что делало бы невозможным переход к рыночной экономике [12]. В СССР, правда, десятилетия расточительных инвестиций оставили стране обременительное экономическое наследство.Однако самым разрушительным наследием командной экономики была не экономическая неэффективность, а политический склероз. Советская система оказалась нереформируемой не потому, что ее экономические проблемы были непреодолимыми, а потому, что она предоставила огромную политическую власть группам, у которых были все основания саботировать усилия по разрешению экономических дилемм страны. Отчасти такая ситуация была результатом относительного богатства СССР. Когда, например, Дэн пришел к власти в Китае, фермеры страны были на грани голода.Что бы ни делал Дэн, положение в сельской местности Китая вряд ли могло ухудшиться, поэтому у Китая не было встроенного лобби, которое выступало бы против перемен. Напротив, СССР застрял в ловушке среднего дохода: многие советские граждане, особенно среди элиты, жили достойной жизнью, которой угрожали перемены. В то время как китайские фермеры встали на путь деколлективизации, советские фермеры, получившие выгоду от сельскохозяйственных субсидий на несколько десятилетий, обнаружили, что сельскохозяйственная политика Горбачева несет в себе риски, а также выгоды.Подобный механизм препятствовал изменениям и на советских промышленных предприятиях и предприятиях сферы услуг.

Экономическая эффективность также сдерживалась относительной снисходительностью Коммунистической партии в послевоенный период. При Сталине в партии было мало групп интересов, потому что советский диктатор добивался выполнения своего приказа посредством чисток и массовых убийств. Руководители предприятий под страхом смерти не осмелились пропустить производственные цели. Быстрая смена кадров, чему способствовали сталинские чистки, снизила влияние патронажных сетей.Брежневская политика «кадровой стабильности» положила конец использованию расстрельной команды для поощрения эффективного управления. Это сделало советскую систему более гуманной, но снизило стимулы к эффективной работе. Теперь у бюрократов и менеджеров было мало причин действовать эффективно: их фирмы не могли обанкротиться, их зарплаты не зависели от результатов деятельности, и они получали продвижение по службе на основе политических связей. В Китае культурная революция 1960-х годов потрясла партию и бюрократию, сократив силу групп интересов и проложив путь рыночным реформам Дэн Сяопина.В Советском Союзе, напротив, в 1960-е и 1970-е годы укрепились сети патронажа и группы интересов. Горбачев унаследовал систему, в которой группы экономического лобби играли большую роль, чем когда-либо прежде. Однако его полномочия как главы Коммунистической партии были слабее, чем у любого советского лидера с тех пор, как большевики пришли к власти в 1917 году.

Не было неизбежным, что сочетание централизованного планирования и однопартийного правления привело бы к созданию системы с такими фундаментальными недостатками. Различные решения, принятые за десятилетия до перестройки, могли избежать таких катастрофических результатов.Сталину не нужно было коллективизированное сельское хозяйство. Кремль мог бы решить построить свои огромные фабрики в регионах с высокой концентрацией, а не распространять их по замерзшим пустошам Сибири. Коммунистическая партия могла поддержать реформы, предложенные в середине 1960-х годов, чтобы сделать предприятия более эффективными. Брежнев мог бы решить не баловать советские фермы все более недоступными субсидиями. Однако к тому времени, когда Горбачев пришел к власти, этот выбор был сделан. Выхода не было.Советская система дала власть новому правящему классу: генералам, управляющим колхозами и промышленным боссам, которые извлекали выгоду из расточительства и неэффективности. Они доминировали в Коммунистической партии и захватили ее процесс разработки политики, так что к 1980-м годам границы между промышленным лобби и самой Коммунистической партией уже не существовало.

Политическое влияние этих групп интересов оказалось гораздо более значительным, чем кто-либо ожидал. Наследие Горбачева — и вся советская история в период перестройки — нельзя понять без четкого представления о порочной борьбе, которая определяла, какие политики были реализованы, а от каких отказались.Документы из советских архивов показывают, что каждая политика эпохи перестройки была результатом конфликта и компромисса, переговорного процесса, в котором Горбачев часто держал более слабую руку. Как Горбачев напомнил Джорджу Бушу-старшему в 1991 году: «Нам нужно сократить вооружения таким образом, чтобы армия не поднялась» [13]. Короче говоря, это была дилемма: реформировать экономику, не вызывая гнева в энергетической отрасли. , или босса фермы, или — что самое опасное — службы безопасности. Угроза государственного переворота, потенциально насильственного, поддерживаемого регрессивными экономическими интересами, всегда таилась в тени.Это была угроза, с которой Дэн Сяопин никогда не сталкивался.


[1] Джеффри Сакс и Винг Тай Ву, «Структурные факторы экономических реформ в Китае, Восточной Европе и бывшем Советском Союзе», Economic Policy 9, no. 18 (апрель 1994 г.): 101–145.

[2] Андерс Ослунд, «Почему Газпром напоминает преступный синдикат», The Moscow Times , 28 февраля 2012 г.

[3] Так было и в 1990-е годы; Премьер-министр Ельцина Виктор Черномырдин был ветераном газовой промышленности и защищал ее прерогативы; см. Тана Густафсона, Wheel of Fortune .

[4] Марк Д’Анастасио, «Советы приветствуют Китай как источник идей для возрождения социализма», Wall

Street Journal , 18 сентября 1987 г.

[5] Чжоу, Долгий путь Китая к свободе , гл. 1.

[6] Нотон, Рост из плана , стр. 88.

[7] Горбачев, Воспоминания , с. 147.

[8] Политбюро , стр. 202.

[9] «Возможна ли экономическая реформа без перестройки в политике», Вопросы экономики, , 1988, вып.6, стр. 3-22.

[10] Как теперь признает сам Горбачев; см. id. Воспоминания , стр. 218.

[11] Гэдди, Цена прошлого.

[12] Как блестяще показал Стивен Коэн в id. Советские судьбы и утраченные альтернативы от сталинизма до новой холодной войны .

[13] Политбюро , стр. 695. Предстоящее исследование Джозефа Ториджана иллюстрирует, чем отличается Китай.

Последствия распада Советского Союза для здоровья

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 17 сентября 2021 г.

Глава:
(стр.17) 2 Последствия распада Советского Союза для здоровья
Источник:
Бедность, неравенство и здоровье
Автор (ы):

Дэвид А. Леон

Джилл Уолт

Издатель:
Оксфордский университет Пресс

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780192631961.003.0002

В этой главе утверждается, что влияние распада Советского Союза на здоровье людей, населяющих страны, входящие в его состав, можно охарактеризовать элементами сходства и разнообразия. Существуют убедительные доказательства того, что алкоголь играет важную роль в колебаниях цен с 1980-х годов. Влияние политических преобразований на здоровье ухудшилось из-за того, что уровень смертности в России уже рос. Учитывая доступность и доступность алкоголя, а также преобладающую культуру пьянства, нанесение огромного социального и экономического потрясения имело неизбежные последствия.Однако не все пострадали в одинаковой степени; Те, у кого была сильная социальная поддержка, оказались относительно защищенными.

Ключевые слова: неравенство в отношении здоровья, Советский Союз, общественное здравоохранение, Россия, потребление алкоголя, смертность

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Регион после распада Советского Союза

Советский Союз распался в 1991 году после попытки путча со стороны ортодоксальных коммунистов, которые пытались успокоить их в доперестроечный период.Пятнадцать суверенных республик образовались в результате распада СССР: Россия, Украина, Беларусь, Молдова, три прибалтийских республики (Латвия, Литва, Эстония), три кавказские республики (Грузия, Армения, Азербайджан) и республики Средней Азии (K). .

Однако переходный путь был трудным. Экономический переход был трудным повсюду в бывшем Советском Союзе, поскольку преобразование командной экономики в рыночную оказалось не так просто, как ожидалось. В случае России ВВП упал почти на 50% за первые семь лет переходного периода, в то время как инфляция взлетела до поразительной четырехзначной цифры в 1992 году.Промышленный спад был глубже, чем во время нацистского вторжения. Аналогичные проблемы имели место в Украине, Молдове и республиках Кавказа.

В других республиках ситуация была несколько иной. Прибалтийские республики, как и другие страны Центральной и Восточной Европы, столкнулись с первоначальными проблемами, но быстро выздоровели и недавно присоединились к Европейскому Союзу. Страны Центральной Азии и Беларусь избрали авторитарный путь, который заблокировал политические и частично экономические реформы, в то же время остановив драматический спад в России.

Мир и войны в бывшем Советском Союзе

Распад Советского Союза был в значительной степени мирным. Фактически, Россия — доминирующий субъект в Советском Союзе — способствовала независимости других республик, и, таким образом, распад СССР происходил в основном по обоюдному согласию. Единственный открытый спор о границах был зарегистрирован между Арменией и Азербайджаном, особенно в анклаве Нагорный Карабак, населенном армянами регионе на территории Азербайджана. Конфликт до сих пор не решен, но в 1994 году было подписано перемирие.

Кавказ был центром постсоветских конфликтов в регионе. Сразу после распада Советского Союза Чечня, небольшая республика в составе Российской Федерации, провозгласила свою независимость. Такая независимость никогда не санкционировалась Россией или другими международными субъектами, однако Россия изначально потеряла контроль над территорией. Российские войска оккупировали Чечню в 1994 году, начав первую чеченскую войну, которая длилась до 1996 года и завершилась без существенных изменений и реального урегулирования спора.В 1999 году Путин развязал вторую чеченскую войну, но партизаны и терроризм остаются большой проблемой для России.

Грузия

Точно так же в Грузии две автономные республики — Южная Осетия и Абхазия — объявили себя независимыми после распада Советского Союза. Республики не имеют международного признания, но они фактически автономны, поскольку Грузия обвиняет Россию в поддержке планов независимости.

Наконец, в Центральной Азии ситуация была довольно сложной.Таджикистан пережил разрушительную гражданскую войну с 1992 по 1997 год, когда было достигнуто прекращение огня. Его границы с Афганистаном находятся в большой опасности, и российские войска контролируют их. У Узбекистана есть свои внутренние проблемы, особенно в Ферганской долине, где исламская оппозиция диктатуре президента Каримова очень сильна. Предполагаемые террористические акты часто сопровождаются жесткими репрессиями со стороны правительственных войск.

Недавнее международное развитие

Напряженность в регионе выросла за последнее десятилетие или около того.Во-первых, российская внешняя политика при президентстве Путина была гораздо менее уступчивой, чем при Ельцине. Россия категорически против расширения НАТО на восток.

Балтийские республики фактически являются членами НАТО, в то время как Грузия также подает заявку на членство. Россия пыталась восстановить более тесные связи с бывшими советскими республиками.

Однако продемократические и, прежде всего, прозападные революции расцвели в последние годы. Грузия была первой республикой, открыто отвернувшейся от России и стремящейся к новому союзу с США.Украина и Киргизстан пытались последовать примеру Грузии, но без особого успеха. Украина сейчас в очень запутанной ситуации. Прозападная оранжевая революция произошла в декабре 2004 года и позволила избрать президента Ющенко. Однако вскоре коалиция распалась, и в течение трех лет в стране практически отсутствовало правительство, причем восток страны представлял оплот пророссийских партий, а Запад — политическую базу прозападных.

У России недавно возникла серьезная напряженность в отношениях с Эстонией, которую обвиняли, как и другие республики Балтии, в дискриминации российских граждан.

Центральная Азия

Центральная Азия и, в частности, Узбекистан ненадолго открыли свою территорию для американских войск во время войны в Афганистане, однако Россия, опасаясь оказаться под американской осадой, успешно заручилась поддержкой президента Каримова.

Сегодня отношения России с США столь же напряжены, как и во время холодной войны, что является следствием стратегии США по установке системы ПРО на территории стран, ранее входивших в Варшавский договор.В целом ситуацию в целом можно считать очень напряженной, особенно в зоне Кавказа и в Центральной Азии, которые представляют собой зоны стратегического значения также для трубопроводов и газовых / нефтяных месторождений.

«Неуглубленные» причины распада Советского Союза

Советское руководство допустило ряд серьезных стратегических и оперативных ошибок при проведении перестройки, которая стала еще одним ключевым фактором упадка центральной власти.Советские лидеры отключили существующую вертикальную систему власти, основанную на партии, чтобы избежать сопротивления со стороны учреждения партии реформе, но не смогли вместо этого построить новую. Его поразительно плохие результаты в проведении реформ и государственного управления привели к катастрофическим политическим, социальным и экономическим последствиям. Авторитет центрального правительства исчезал, в то время как общество погрузилось в хаос, дефицит усилился, жизнь стала тяжелее, недовольство народа возросло, а этнические настроения и независимое желание усилились.

У центрального правительства было много возможностей спасти профсоюз, даже в последние полгода перед распадом профсоюза, но центральному правительству не хватало ни политического решения, ни способности принять какое-либо ответственное решение по спасению профсоюза.

Следует отметить, что эти три концепции часто смешиваются в одну, в частности, распад Советского Союза, роспуск Коммунистической партии и провал перестройки.Эти три вещи были тесно взаимосвязаны, но они не одно, и их нельзя путать, и они не должны заменять друг друга в объяснении падения союза. Провал реформы имел бы серьезные последствия, но это не конец союза. Распад Коммунистической партии Советского Союза мог формально уничтожить Советский Союз, но это не было бы равнозначно разложению единой страны. Даже если Коммунистическую партию распустили, можно было сохранить единство страны в новой форме, если новый режим, сменивший ее, был достаточно сильным.Хорошим примером был сам СССР, созданный на развалинах Российской империи большевистской партией.

С философской, а не фактической точки зрения распад Советского Союза в 1991 году был случайным, а не предопределенным. Это означает, что Советский Союз как государство не дошел до точки невозврата, он должен был распасться. Он стоял на перекрестке и мог идти в разных направлениях, но его случайно толкнули в сторону распада.

В этом году исполняется 30 лет со дня распада Советского Союза. Распад Советского Союза и последующая независимость его бывших республик можно было оценивать по-разному в зависимости от точки зрения, а его причины можно было изучать с помощью различных подходов и аналитических рамок. В связи с этим много написано о «глубинных причинах» его поломки. Автор не намерен останавливаться на этом, скорее прибегая к эмпирическим наблюдениям, чтобы говорить о его поверхностных причинах, то есть о самой прямой причине распада Советского Союза.

При исследовании глубинных причин распада Советского Союза в качестве основных аналитических рамок обычно используются ссылки на политическую модель, идеологический провал, экономическую неустойчивость, гонку вооружений с США, этнические проблемы — в дополнение к ряду других объяснений, такие как резкое падение цен на нефть в 1980-х годах, повсеместная коррупция в обществе, чрезмерное растяжение советской империи и т. д.

Несомненно, все эти факторы оказали значительное влияние на процесс распада Советского Союза и составили общие движущие силы, которые в конечном итоге привели к распаду Советского Союза.Однако они не являются прямыми причинами его поломки.

Разрушила ли политическая модель Советский Союз?

У советской системы было много недостатков, но эти недостатки не были прямыми факторами, приведшими к распаду Советского Союза.

Эти недостатки вынудили Советский Союз встать на путь реформ или перестройки, в процессе которых Советский Союз прекратил свое существование. Но Советский Союз разрушили не модель советской системы и не реформа.Его разрушили ошибки реформ.

Сама реформа, или перестройка , была не только правильным, но и необходимым выбором для Советского Союза, который страдал от политической, экономической и социальной стагнации. Однако правильность реформы не означает, что использованная стратегия и тактика верны. Реформы с благими намерениями не обязательно увенчаются успехом, а реформы с плохой стратегией и тактикой обречены на провал. Провал реформы говорит о том, что что-то было не так, но не обязательно, что реформа была неправильной.

Система национальной автономии является наиболее важной частью советской системы в отношении этнических отношений. С ретроспективной точки зрения, система национальной автономии объективно обеспечивала административную, территориальную, этническую и культурную основу постсоветских республик после обретения ими независимости. Однако национальная автономия — это система, которая широко практикуется во всем мире. Не каждое государство с системой национальной автономии закончилось неудачно. При этой системе Советский Союз также сохранял единство в течение 70 лет.В нем говорится, что система национальной автономии, являясь благоприятным путем к независимости, не обязательно приводит к распаду государства.

Многие люди считают, что распад Советского Союза был результатом плохой этнической политики и плохих отношений. Это правда, что у Советского Союза было много проблем в решении межнациональных отношений, но у него были и успехи. Из 15 республик Советского Союза 14 были этническими меньшинствами, которые составляли почти 50 процентов от общей численности населения страны.Они исповедуют разные религии, шесть республик исповедуют ислам. Легко представить себе сложность и трудность решения национальных проблем в Советском Союзе. Наибольшего успеха Советский Союз добился благодаря понятиям «советский» и «советский народ» — общей идентичности для всех республик и всех народов (кроме стран Балтии). Русский был популяризирован как общий язык, секуляризация укоренилась в обществе, можно было приспособиться к разным этническим образам жизни, люди разных этнических групп могли нормально работать и жить вместе, чувство национальных различий было не так сильно в общей общественной жизни, смешанные браки между различные этнические группы также были обычной практикой.Конечно, этнические отношения в Советском Союзе не были идеальными, особенно с точки зрения национальных меньшинств, но в целом они были нормальными. К реформам Советский Союз подтолкнули политические, экономические и социальные проблемы, а не этнические проблемы. Они не были прямыми факторами, разрушившими Советский Союз.

Разве идеологический провал и политическое «предательство» разрушили Советский Союз?

Это в основном точка зрения людей, которые смотрели на проблему с идеологической точки зрения.Они считают, что распад Советского Союза произошел из-за того, что лидеры реформы предали марксизм, социалистическую систему и коммунистические идеалы. Безусловно, это идеологическое объяснение распада Советского Союза.

Распад Советского Союза не имел прямой связи с его идеологической системой и его государственной системой. Государство может быть объединено или разделено независимо от того, в какую идеологию оно верит, будь то коммунизм или капитализм. Что касается государственной системы, будь то при автократии или демократии, можно оставаться единым или распадаться.Государство также может сохранять единство или раскол, независимо от того, находится ли у власти роялистская или революционная партия.

Неразумно думать, что предательство коммунистической партии Советского Союза социализму привело к распаду: социализм не является теорией или принципом национального объединения, и приверженность социализму или предательство его не означает выбора между объединением и распадом, и при этом обязательно приведет к распаду страны.

Таким образом, приписывать распад Советского Союза политическому предательству не имеет смысла ни в теории, ни на практике.Царская Россия была у истоков создания Российской империи, а Советский Союз — правопреемником Российской империи. Между ними не было принципиальной разницы в поддержании единства «империи». Даже предательство старой системы не означало отказа от «империи». Горбачев реформировал Советский Союз, не намереваясь его разрушать. Его проблема с сохранением единства Советского Союза заключалась не в «предательстве», а в потере контроля над процессом, который он зажег.

Развалили Советский Союз экономические проблемы?

Советский Союз распался в состоянии сильного экономического кризиса, который произвел впечатление, что экономический спад привел к распаду Советского Союза, и сделало популярным судить о распаде Советского Союза с экономической точки зрения.

Это суждение, кажется, подтверждается фактами и соответствует общей логике. Более того, экономические проблемы действительно были важным фоном для распада Советского Союза, однако они также не были прямой причиной распада Советского Союза.

Экономический спад действительно усугубил политические конфликты и социальное недовольство в Советском Союзе, но он привел к усилению политической борьбы и социальных беспорядков, а не к распаду Советского Союза.Независимость — это прежде всего политический призыв, а не экономическое требование. Действительно, экономический фактор часто служил оправданием независимости республик, независимо от экономического статуса республики. Более богатые республики говорили, что они богаче других, поэтому им было невыгодно оставаться в союзе, выступая за независимость. Более бедные республики утверждали, что они бедны, потому что их эксплуатирует союз, также выступая за независимость. Фактически, это был просто повод для политической мобилизации.За исключением стран Балтии, большинство республик были менее развиты, чем Россия, и многие из них субсидировались центральным правительством. Для элит многих республик экономические трудности были главным образом инструментом их политических преследований, но не прямыми причинами, приведшими их к независимости.

Короче говоря, экономические условия не имеют прямого отношения к разделению союза. При существовании общей идентичности Советского Союза экономические проблемы могут разрушить государство в политическом и социальном плане, но не обязательно разрушить союз.Многие страны, переживающие экономический хаос, долгое время не были разделены. Китай является типичным примером в этом отношении. Так называемая десятилетняя культурная революция (1966–1976) поставила страну на грань экономического краха, но единство Китая не пошатнулось. Другие страны, такие как Югославия, хоть и были не так плохи в экономическом плане, но все же рухнули.

Разве Советский Союз рухнула гонка вооружений?

В развале Советского Союза часто обвиняют также соперничество в области вооружений с Соединенными Штатами.Во время холодной войны Советский Союз в течение десятилетий участвовал в гонке вооружений с Соединенными Штатами. Чтобы поддерживать военный баланс с Соединенными Штатами, Советский Союз не жалел усилий для развития военной промышленности и производства современного оружия. Несмотря на то, что его валовой национальный продукт (ВНП) был намного меньше, чем в Соединенных Штатах, военные расходы Советского Союза были не ниже, а в некоторых случаях даже выше, чем у США. По разным оценкам, во времена холода. Во время войны военные расходы СССР составляли 15% ВВП, а то и больше.Это вызвало деформацию экономической структуры государства: тяжелая промышленность была слишком крупной, легкая промышленность была значительно недоразвита, что привело к серьезному дефициту предметов жизнедеятельности и недовольству населения.

Гонка вооружений действительно была одним из важных факторов распада Советского Союза, но ее влияние было также косвенным. В каком-то смысле этот фактор можно было рассматривать как принадлежащий к сфере экономики, поскольку он в конечном итоге отразился на истощении государственных ресурсов и экономическом спаде.Соревнование по оружию тяжким бременем ложилось на советскую экономику и побуждало к реформам, но напрямую не привело к распаду Советского Союза. Недовольство людей было направлено на жизненные и социальные проблемы, но не на профсоюзную систему, и не вызвало призывов к роспуску профсоюза. С другой стороны, сильная военная мощь Советского Союза обеспечивала военную безопасность Советского Союза и заставляла советский народ гордиться ею.

Развалили Советский Союз по этническим вопросам?

Из всех аргументов аргумент о том, что этнические проблемы разрушили Советский Союз, является наиболее логичным и объяснительным, потому что распад Союза был неотделим от независимости республик.Однако этнические проблемы по-прежнему не являются прямой причиной распада Советского Союза.

В Советском Союзе было 15 республик, и поведение и влияние этих 15 республик в процессе распада Советского Союза требует отдельного рассмотрения.

Распространено мнение, что все республики упорно боролись, чтобы вырваться из Советского Союза и стать полностью независимыми государствами, что в конечном итоге разрушило союз, но это было не совсем так.

Прибалтийские государства — Латвия, Литва и Эстония — были в авангарде волны независимости, но они были особой группой республик. Они объединились с Советским Союзом только во время Второй мировой войны, и их членство в республиках Советского Союза никогда не было признано Западом. Эти три страны также были республиками наименее «советского стиля». Я побывал в Латвии, Литве и Эстонии в конце 1980-х, когда учился в МГИМО, и я обнаружил, что это так, как если бы я путешествовал по иностранным государствам, а не по Советскому Союзу.В силу своего особого исторического происхождения три балтийские страны сильнее всего призывали к независимости и были решительно независимыми.

Имея очень небольшой размер и особую историческую основу, отношения трех балтийских государств с Советским Союзом отличались общим восприятием как внутри, так и за пределами Советского Союза, поэтому, даже если они станут независимыми, это можно будет рассматривать как изменение территории Советского Союза, но не как распад государства, который существовал задолго до того, как три страны были включены в состав Советского Союза.

Другими словами, независимость этих трех государств не определяла существования Советского Союза. Их влияние заключалось в основном в стимулировании других республик и создании прецедента для независимости.

Три кавказские страны — Грузия, Азербайджан, Армения и Молдова — все выступали за независимость, при этом Грузия, Армения и Молдова отказались участвовать в общенациональном референдуме по новому союзному договору в марте 1991 года. Однако эти четыре республики были в основном последователями тренда, а не его лидерами.Учитывая тот факт, что основная тенденция повернулась в сторону сохранения союза, они, скорее всего, пойдут по ходу дела, а не против него. Можно было предвидеть, что если новый союзный договор будет подписан, как и планировалось, 20 августа 1991 года, эти страны в конечном итоге присоединятся к нему.

Пять центральноазиатских республик — Казахстан, Узбек, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан — не требовали независимости в смысле международного права. Заговор России, Украины и Беларуси по распаду Советского Союза продолжался за их спиной.Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев собирался подписать новый союзный договор, когда президенты России, Украины и Беларуси подписали договор по Беловежу о роспуске союза. Первоначальной реакцией на распад Советского Союза в республиках Центральной Азии была не радость, а недоумение и даже разочарование. Поддержка сохранения Союза также была самой высокой среди всех республик в Центральной Азии: 95 процентов высказались за сохранение союза на референдуме в марте 1991 года.

Решающими силами в распаде Советского Союза были Россия, Украина и Беларусь. Эти три славянских народа составляли основную часть Советского Союза с точки зрения политики, экономики, вооруженных сил, земли и населения. Из этих трех Украина считалась наиболее приверженной к независимости и сыграла ключевую роль в их решении о распаде Советского Союза. Но интересно то, что 90 процентов электората проголосовали за независимость на референдуме о независимости Украины, состоявшемся в декабре 1991 года, а всего девятью месяцами ранее, на всенародном референдуме в марте 1991 года — 70.5% украинского электората проголосовали за сохранение союза и 80,2% за присоединение Украины к Союзу суверенных государств. Это говорит о том, что настроение большинства украинцев быстро изменилось только во второй половине 1991 года, и до незадолго до распада Советского Союза они еще не настаивали на независимости.

Короче говоря, хотя движение за национальную независимость резко возросло в конце 1990-х годов, за исключением трех прибалтийских республик, другие республики все еще находились в состоянии неопределенности.Об этом могут свидетельствовать результаты общенационального референдума о сохранении Советского Союза 17 марта 1991 года. Грузия, Армения, Молдова и три прибалтийские республики не голосовали на референдуме. В остальных республиках 77% жителей проголосовали за сохранение Союза. Таким образом, основная часть общественного мнения в Советском Союзе все еще была на стороне сохранения Союза, и процесс распада Советского Союза в то время не был необратимым.

В некотором смысле окончательная независимость республик была результатом, а не причиной политического процесса, который привел к распаду Советского Союза.Что касается резкого сокращения бюджетных доходов, вызванного обвалом цен на нефть, политической коррупцией и другими социальными проблемами, все они, возможно, сыграли роль в процессе развития после распада Советского Союза, но еще более надуманно напрямую связывают их с распадом СССР.

Что было непосредственной причиной распада Советского Союза?

Несомненно, распад Советского Союза вызвал не один, а сочетание многих факторов — политических, экономических, этнических, военных и других.Возвращаясь к прошлому, семена отделения можно было найти во всех этих областях, причем сколь угодно глубоко. Они составили среду и условия, в которых протекал процесс, приведший к распаду Советского Союза. Однако это не означало, что существование этих семян неизбежно привело к распаду Советского Союза.

Итак, каковы были непосредственные причины распада Советского Союза? Ответ — паралич центрального правительства Советского Союза.

Независимо от того, какие факторы вступили в игру, будь то политическая модель, экономический кризис, гонка вооружений или этнические конфликты, Советский Союз не распался бы, если бы центральная власть была мощной и эффективной.Другими словами, пока эти факторы не могут угрожать авторитету центральной власти государства, союз не рухнет. В конце концов, именно паралич центрального правительства привел к подъему волны национальной независимости, потере способности центрального правительства контролировать ситуацию и, в конечном итоге, к распаду союза.

Центральную власть в союзе парализовала борьба за власть между центральным правительством и республиками, а не проблемы с политической системой, идеологией или экономический спад и этническая напряженность.Если быть точным, то самый тяжелый удар по авторитету центрального правительства нанесла его самая большая республика — Россия.

Очевидно, что Россия сыграла ведущую роль в парализации центрального правительства. Чтобы захватить власть, лидеры России, не колеблясь, уничтожили центральное правительство, чтобы центральная власть могла быть передана в руки лидеров республики. Как основная национальность Советского Союза, Россия оказалась в добровольном изгнании и потребовала независимости от союза, в котором она была доминирующей частью и, в некотором смысле, была даже самой собой.Вместо того, чтобы отбросить республики, которые хотели выйти из Советского Союза, он побудил их пойти дальше, захватить как можно больше власти у центра и отбросить их как экономическое бремя.

Претензии основной национальности на независимость от созданной им империи редко встречаются в истории. Это не только великое чудо истории, но и уникальная особенность распада Советского Союза.

Советское руководство допустило ряд критических стратегических и оперативных ошибок при проведении перестройки , которая стала еще одним ключевым фактором упадка центральной власти.Советские лидеры отключили существующую вертикальную систему власти, основанную на партии, чтобы избежать сопротивления со стороны учреждения партии реформе, но не смогли вместо этого построить новую. Его поразительно плохие результаты в проведении реформ и государственного управления привели к катастрофическим политическим, социальным и экономическим последствиям. Авторитет центрального правительства исчезал, в то время как общество погрузилось в хаос, дефицит усилился, жизнь стала тяжелее, недовольство народа возросло, а этнические настроения и независимое желание усилились.

У центрального правительства было много возможностей спасти профсоюз, даже в последние полгода перед распадом профсоюза, но центральному правительству не хватало ни политического решения, ни способности принять какое-либо ответственное решение по спасению профсоюза.

Следует отметить, что эти три концепции часто смешиваются в одну, в частности, распад Советского Союза, роспуск Коммунистической партии и провал перестройки .Эти три вещи были тесно взаимосвязаны, но они не одно, и их нельзя путать, и они не должны заменять друг друга в объяснении падения союза. Провал реформы имел бы серьезные последствия, но это не конец союза. Распад Коммунистической партии Советского Союза мог формально уничтожить Советский Союз, но это не было бы равнозначно разложению единой страны. Даже если Коммунистическую партию распустили, можно было сохранить единство страны в новой форме, если новый режим, сменивший ее, был достаточно сильным.Хорошим примером был сам СССР, созданный на развалинах Российской империи большевистской партией.

С философской, а не фактической точки зрения распад Советского Союза в 1991 году был случайным, а не предопределенным. Это означает, что Советский Союз как государство не дошел до точки невозврата, он должен был распасться. Он стоял на перекрестке и мог идти в разных направлениях, но его случайно толкнули в сторону распада.

Крах Советской власти в Европе

Советская военная мощь была постоянной заботой политиков США более сорока лет, предполагаемая угроза — одна из величайших констант эпохи. Однако наше понимание этой силы и предполагаемой угрозы резко изменилось как прямое следствие программы радикальных экономических и политических реформ Михаила Горбачева. Нигде меняющееся лицо Советской власти не было более очевидным, чем в Европе.Присутствие почти 600 000 советских войск в Европе символизировало и поддерживало в течение нескольких десятилетий мрачную реальность послевоенного раздела континента. Сегодня частичный вывод этих сил в сочетании с ожиданием дополнительных сокращений сигнализирует о начале новой эры. С этих передислокаций начинается период глубоких политических изменений в Европе, наиболее значительных, по сути, после поражения держав оси в конце Второй мировой войны.

Если быстрый распад послевоенного порядка в Европе застал западных лидеров врасплох, он ошеломил, смутил и деморализовал их коллег в Москве.То, что начиналось как хорошо продуманная стратегия по изменению тона и содержания советской политики безопасности в Европе, почти исчезло перед лицом чрезвычайных политических потрясений, которых, похоже, советское руководство не ожидало. В результате кремлевские лидеры столкнулись с фактическим крахом советской власти на континенте. Более того, этот крах происходит без соответствующего подрыва авторитета и влияния бывших противников Москвы на Западе.

Горбачев и его коллеги не приложили усилий для достижения верховной власти в U.С.С.Р. только для того, чтобы ускорить упадок своей страны. Вместо этого они стремились обеспечить вступление Советского Союза в XXI век, по словам Горбачева, «в манере, подобающей великой державе». Но, придя к власти, они обнаружили, что упадок их страны уже далеко продвинулся, во многом из-за серьезных проблем с экономикой. Они думали, что только путем существенной реформы можно остановить, а затем обратить вспять это резкое сползание к экономической разрухе. Насколько далеко идущей должна быть эта реформа для экономического обновления, становится ясно только в ретроспективе.К тому времени, однако, процесс угрожал поглотить не только самих архитекторов, но и саму систему, для спасения которой он был предназначен.

Ключом к амбициозной стратегии Горбачева был период мирных, эволюционных политических перемен. Было важно, чтобы союзники и противники Москвы, включая Соединенные Штаты, признавали процессы, происходящие в Советском Союзе, приветствовали и содействовали им и соответствующим образом корректировали свою собственную политику. Однако с осени 1989 года события обошли тщательно продуманный план Москвы в отношении Европы, что привело к своего рода политическому «свободному падению».«Сегодня у кремлевского руководства есть все, что он может сделать, чтобы просто отреагировать на события по мере их возникновения.

II

С середины 1940-х до конца 1980-х годов в основе европейской политики Москвы лежали две цели: сохранить территориальные и политические завоевания, достигнутые такой огромной ценой в заключительной фазе Второй мировой войны; и обеспечить доступ и влияние в остальной части Европы. Столкнувшись со сплоченным сообществом западных государств, способных остановить продвижение Советской власти за черту, обозначавшую разделение континента, Советы были вынуждены довольствоваться своей первой целью — гегемонией на Востоке — в долгосрочном ущербе. их вторая — институционализированная роль на Западе.

По мере того, как де-факто раскол Европы между Востоком и Западом укреплялся, Советы инвестировали значительные ресурсы в гарнизон сообщества «социалистических» государств в Европе, переделанного во всех важных отношениях по советскому образцу. Таким образом, к середине 1950-х годов Восточная Европа была прочно связана с СССР посредством сложной серии укрепляющих двусторонних и многосторонних связей, которые затронули практически все аспекты политической, военной и экономической жизни региона. Тем не менее, более широкое видение Европы Москвой никогда не угасало.Советское руководство неоднократно в 1950-х годах призывало к созыву общеевропейской конференции для преодоления раскола Европы, в частности, путем реализации многостороннего пакта о ненападении и ряда двусторонних гарантий безопасности. Соединенные Штаты, как неевропейская держава, должны были быть исключены из этих договоренностей. Оказавшись на месте, новая система вытеснит НАТО и Варшавский договор, и все иностранные вооруженные силы, в том числе США, будут выведены с континента.Тогда Советский Союз был бы primus interpares в политическом и военном отношении.

Огромное отсутствие поддержки этих инициатив на Западе не помешало Кремлю предлагать их через нерегулярные промежутки времени. На встрече министров иностранных дел стран Варшавского договора в Бухаресте в 1966 году призыв прозвучал еще раз, на этот раз лишенный откровенно американского тона, и результат был другим. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, значительно уменьшившееся по своим масштабам и с участием Соединенных Штатов и Канады в качестве центральных участников, наконец, стартовало осенью 1972 года в Хельсинки.То, что эта конференция совершенно не смогла ни узаконить позицию Советского Союза в Восточной Европе, ни усилить его влияние в Западной Европе, не было очевидным для руководства Брежнева в течение ряда лет. Советские лидеры в то время рассматривали СБСЕ как идеальный инструмент для достижения позиции в европейских делах, полностью соизмеримой с тем, что они назвали «глобальным сдвигом в соотношении сил» в пользу союзных социалистических государств.

Советские лидеры не могли понять, что для того, чтобы получить существенные выгоды от разрядки, Западу необходимо ощутимое и устойчивое снижение военной угрозы Варшавского договора.Также необходимо было увидеть ощутимое ослабление политического влияния Кремля над Восточной Европой. В отсутствие этих шагов заявления Москвы о миролюбивых намерениях в отношении некоммунистических государств Европы звучали бессмысленно. Таким образом, попытки Москвы преодолеть послевоенный раскол континента под эгидой Советского Союза оказались мертворожденными.

Между серединой 1970-х и началом 1980-х Кремль предпринял масштабные и дорогостоящие усилия по модернизации своих обычных и ядерных вооружений на европейском театре военных действий.Этот шаг вызвал глубокую тревогу в западных столицах. Наряду с другими последствиями, советское усиление привело к принятию НАТО в 1978 году Долгосрочной оборонной программы, чтобы повысить свою способность противостоять обычным военным нападениям Варшавского договора. В следующем году НАТО также приняла свое знаменитое «двойное» решение, в котором западные союзники согласились разместить новое поколение ядерных ракет средней дальности в Европе, если не удастся достичь согласованного решения по предотвращению их развертывания.

Кремль также продолжал оказывать решительную поддержку репрессивным режимам в Восточной Европе, большинство из которых делали все возможное, чтобы подавить различные виды политического выражения несогласия, предположительно гарантированные Заключительным актом Хельсинки 1975 года.Таким образом, с появлением профсоюзного движения «Солидарность» польское правительство ввело военное положение в 1981 году, по крайней мере, с благословения Москвы, если не по ее инициативе. К моменту смерти советского лидера Юрия Андропова в феврале 1984 года политическая судьба Кремля в Европе была на самом низком уровне за несколько десятилетий. В сокращенном сроке пребывания на посту преемника Андропова Константина Черненко произошли лишь незначительные изменения к лучшему. Две сверхдержавы объявили в январе 1985 года, что они возобновят переговоры по ядерным силам средней дальности и переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений, которые Советы прервали 13 месяцами ранее.Именно в этих далеко не благоприятных обстоятельствах в марте 1985 года ЦК СССР избрал генеральным секретарем Коммунистической партии Михаила Сергеевича Горбачева. В свои 54 года Горбачев был на двадцать лет моложе человека, которого он заменил.

За четыре года Горбачев изменил советскую внешнюю политику до неузнаваемости. Вскоре он отказался от многих принципов, на которые его предшественники обычно ссылались для оправдания международного поведения своей страны. Он отверг как атавистические существующие советские позиции в нескольких условиях контроля над вооружениями, включая переговоры по РСМД и СНВ.Он также продемонстрировал готовность принимать во внимание внешнеполитические исходы, которые предыдущие лидеры последовательно отвергали как наносящие ущерб советским интересам.

Горбачев с особой поспешностью перевернул брежневское наследие в Европе, где двадцать лет жесткой и недальновидной дипломатии к середине 1980-х годов породили политическую загадку. С одной стороны, продолжение нынешнего пути, казалось, наверняка продлит тупик в отношениях между Востоком и Западом. С другой стороны, изменить курс, присоединившись к требованиям Запада на переговорах по РСМД, например, было столь же неприятно: военная позиция Варшавского договора на театре военных действий, включая его ядерное измерение, занимала центральное место в европейской политике Москвы.

Чтобы разрешить эту дилемму, Горбачев по существу поменял советские приоритеты в Европе. Другими словами, он поставил налаживание полностью нормализованных отношений с западными странами, долгое время являвшееся второстепенной целью советской политики, выше того, что всегда было основной целью Кремля на континенте, а именно поддержание практически абсолютного контроля над восточноевропейскими странами. glacis.

Горбачев выбрал две машины, чтобы сигнализировать об этом кардинальном изменении политики. Первым было решение устранить превосходство Варшавского договора в ядерном и обычном военном потенциале путем сочетания односторонних мер и переговоров с Западом.После успешного завершения в сентябре 1986 года Стокгольмской конференции по мерам доверия и безопасности в Европе Советы в целом намекали на свою заинтересованность в перестройке баланса между НАТО и Варшавским договором. Они даже прислушались к предложениям, сделанным Западом 13 годами ранее в ходе длительных и в конечном итоге бесплодных переговоров о взаимном и сбалансированном сокращении вооруженных сил. Этот зарождающийся диалог получил развитие в 1987-89 годах в ходе так называемых мандатных переговоров, созванных, чтобы подготовить почву для новой серии переговоров по ограничению обычных вооруженных сил в Европе.На переговорах о мандате Советы заявили о своей готовности принять военный паритет «от Атлантики до Урала», предложение, которое, если оно будет подкреплено действиями, потребует от них глубоких асимметричных сокращений в областях традиционных преимуществ, таких как развернутая численность личного состава. , танки, БТР и артиллерия.

Советы объединили эти меры с рядом заявлений по военной доктрине, подчеркивающих «оборонительный» характер Восточного союза. Политический консультативный комитет Варшавского договора, например, заявил в мае 1987 года, что «военная доктрина Варшавского договора.. . подчинена задаче предотвращения войны, как ядерной, так и обычной ». В пакте также подчеркивалась поддержка сокращений сил и вооружений« до уровня, когда ни одна из сторон, обеспечивая свою защиту, не имела бы средств для внезапного нападения на с другой стороны, для начала наступательных операций в целом »1. Затем Горбачев объявил Генеральной Ассамблее ООН в декабре 1988 г. о планах в одностороннем порядке сократить численность советских вооруженных сил на 500 000 военнослужащих в течение двух лет, включая вывод 50 000 военнослужащих из Восточной Европы.Таким образом, к тому времени, когда страны НАТО и Варшавского договора собрались в Вене в марте 1989 года для начала переговоров об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), Советы действительно совершили резкий поворот в своей европейской политике контроля над вооружениями. Москва подготовила почву для, по мнению большинства наблюдателей, самой продуктивной серии обменов мнениями по военным вопросам между Востоком и Западом в послевоенной истории.

Вторым сигналом кардинальных перемен в политике стало решение советского руководства поощрять процесс местных политических реформ в Восточной Европе.Эта инициатива, однако, ускорила революционные, а не эволюционные изменения и почти уничтожила логику, которая вдохновляла Москву на инициативы по контролю над вооружениями и доктрине обороны. Похоже, Горбачев считал, что он может контролировать и направлять силы реформ, чтобы создать в Европе принципиально новый политический порядок, обозначенный более тесным сотрудничеством и взаимной стабильностью.

Однако союзники Советского Союза по Варшавскому договору отказались сыграть роль, которую Москва для них подготовила.Политический распад Восточной Германии в конце 1989 года, за которым менее чем через год последовало объединение двух германских государств — и на условиях, установленных Федеративной Республикой, — был особенно травматичным для Кремля. Эти и другие события в регионе нанесли смертельный удар по советским позициям в Восточной Европе.

III

Учитывая огромные ставки для позиции Советского Союза в Европе, какое возможное сочетание факторов могло побудить руководство предпринять столь рискованную стратегию? Первым фактором было постоянное падение советских политических состояний в Европе в период с конца 1970-х до середины 1980-х годов, окрашенное грызущим чувством того, что военный баланс в Европе менялся не в пользу Варшавского договора.Второй — стремительный упадок советской экономики.

Положение Кремля в Европе никогда не выглядело более безопасным, чем в 1975 году, после заключения СБСЕ. Москва добилась формального признания Западом политического и территориального статус-кво в Восточной Европе — по крайней мере, так казалось — в нескольких первых параграфах хельсинкского Заключительного акта. Брежневскому руководству, несомненно, понравилась и вторая часть документа, которая побудила 35 подписавших его сторон развивать более обширные торгово-экономические отношения.Только включение призыва к «более свободному движению людей и идей» и уважению основных прав человека заставило Москву задуматься. Советское руководство, похоже, полагало, что оно может рассчитывать на своих стойких союзников в Восточной Европе, чтобы сдержать, казалось бы, умеренное давление в пользу политических реформ и, таким образом, извлечь из процесса СБСЕ большую часть выгод и небольшую часть издержек.

Однако десять лет спустя сделка, заключенная в Хельсинки, выглядела совсем иначе. В то время как консервативные режимы все еще господствовали в Восточной Европе, они добились этого посредством все более репрессивных мер, которые увеличили пропасть между правителями и управляемыми.В Польше этот залив превратился в зияющую пропасть, что привело к впечатляющему взлету и явному падению «Солидарности» в 1980-81 годах. В других странах, в первую очередь в Чехословакии и Венгрии, правительства также оказались под постоянной осадой со стороны элементов реформ, которые во многом черпали свою легитимность из фраз, содержащихся в Хельсинкском Заключительном акте.

Неуклонное ухудшение политических отношений между Востоком и Западом в Европе совпало с заметной модернизацией и расширением военных возможностей театра Варшавского договора.Это накопление, хотя и не без определенной пользы с точки зрения Москвы, почти разрушило любой сохранявшийся западный оптимизм в отношении будущего советской политики в Европе.

Самым мощным символом того, что стало считаться прогрессивной милитаризацией европейской политики Кремля, было развертывание с 1977 года баллистической ракеты средней дальности SS-20. Советы заявили, что ракета представляет собой лишь скромную модернизацию ее ядерной базы театра военных действий, а не представляет собой совершенно новую угрозу для НАТО, как утверждал Запад.Тем не менее SS-20 вызвала всеобщее недовольство в Атлантическом альянсе и в 1979 году привело к его решению компенсировать развертывание советских войск, разместив в Европе американские ракеты средней дальности: Pershing II и крылатые ракеты наземного базирования. Однако развертывание НАТО зависело от того, что Соединенные Штаты и Советский Союз не смогут достичь соглашения об ограничении этих видов ядерных систем ТВД.

Унылое состояние советских отношений с Западом в начале-середине 1980-х годов стало важной предпосылкой для изменения европейской политики Москвы.Невозможно узнать, считались ли эти факторы в то время достаточно актуальными, чтобы оправдать революцию, а не простой сдвиг в подходе. Но виртуальный паралич, характерный для советской дипломатии в этот период, казалось, наводил на мысль, что революция не рассматривалась. В любом случае проблема была передана новому руководству, которое колебалось лишь на мгновение, а затем сбросило все наследие своего прошлого.

Однако наиболее заметным и актуальным фактором, способствовавшим изменению европейской политики Москвы, был резкий спад советской экономики.Стоимость содержания крупнейшего военного ведомства в мире, включая 31 боеспособную дивизию в Восточной Европе, оснащенную самым современным оружием, которое могла производить советская система, была огромной утечкой промышленных и технологических ресурсов страны. Поскольку советский экономический рост замедлился в течение последнего десятилетия, доля национального дохода, направляемая на военные нужды, фактически увеличилась. Это было правдой, даже несмотря на то, что темпы роста военных расходов в период с конца 1970-х по начало 1980-х годов сократились вдвое, с 5 процентов в год до примерно 2-3 процентов.Ко второй половине 1980-х годов даже этот скромный рост военных расходов не выдержал.

Военные расходы ложились очевидным и тяжелым бременем на советскую экономику. Он поглощал ресурсы, которые, по мнению как советских, так и западных экономистов, было бы лучше потратить на модернизацию стареющих и неэффективных промышленных, транспортных и сельскохозяйственных секторов страны. Проблема усугублялась тем, что экономические реформы, проведенные в период с 1985 по 1989 год, были чрезвычайно дорогостоящими в материальном отношении, требовали выявления и использования дополнительного капитала и человеческих ресурсов.Для успеха перестройки правительству пришлось коренным образом изменить экономические приоритеты страны. Одним из ключей к этой стратегии было перераспределение ресурсов со счетов обороны на счета инвестиций и потребления.

На сегодняшний день результаты перестройки, мягко говоря, неутешительны. Долгожданного повышения производительности труда в большинстве случаев не произошло. Это, в свою очередь, увеличивало привлекательность «мирных дивидендов» Советского Союза — захвата для более продуктивных целей некоторых ресурсов, которые до сих пор предназначались для вооруженных сил.Хотя сокращение оборонных расходов на 25–50 процентов для вооруженных сил и военной промышленности не может быть достигнуто без значительных краткосрочных стратегических затрат для Советского Союза, долгосрочные выгоды могут быть значительными. Нынешнее руководство понимает это лучше, чем кто-либо. Этот факт частично объясняет его поспешность сократить как размер, так и сопутствующие расходы советских вооруженных сил, особенно в Европе и Азии. Тяжелая экономическая необходимость, а также желание убедить Запад в серьезности «нового взгляда» Москвы, возможно, вдохновили Горбачева на драматический указ о демобилизации от декабря 1988 года и его согласие на ноябрьское соглашение 1990 года по ДОВСЕ.

Поскольку многие проблемы Москвы, казалось, возникли из-за принятого после Второй мировой войны решения изолировать «социалистическое сообщество» от загрязнения Западом, Горбачев, возможно, счел решение проблемы большей открытости. Гласность для режима Горбачева имеет несколько различных значений. Среди прочего, это означало большую терпимость к разнообразию политических взглядов, менее ограничительную культурную среду и меньшую секретность в военных делах и вопросах национальной безопасности. Это также подразумевало новую восприимчивость к социальным, политическим и экономическим силам, которые долгое время считались подрывными для интересов коммунистических государств Европы.Горбачев начал говорить и писать о важности «общечеловеческих ценностей» в определении советских интересов и безопасности. Он также отметил бесплодие таких освященных веками марксистско-ленинских концепций, как «международная классовая борьба» и «пролетарский интернационализм». Таким образом, советские власти и ученые призывали к «новому мышлению» при формулировании внешней политики и призывали как союзников, так и противников присоединиться к поиску новых ответов на старые проблемы.

Использование высокопоставленными советскими чиновниками лексики, которую их предшественники сочли бы совершенно непонятной, было призвано сигнализировать о важном отклонении в политике.Теории и практики Сталина, Хрущева и Брежнева разделили мир на два лагеря, каждая из которых непримиримо противостоит ценностям, целям и задачам другой. Горбачев, напротив, описал в феврале 1986 года мир сходящихся интересов, мир как «взаимозависимый», так и «целостный» 2. Такие намеки на понятие межсистемной интеграции — постепенного преодоления политических и экономических барьеров, разделяющих Восток и Запад. семьдесят лет были кардинальной ересью среди ортодоксальных коммунистов.То, что Горбачев, казалось, стремился санкционировать процесс интеграции, отражало его растущую убежденность в том, что Советский Союз еще больше отстанет от остального мира в экономическом, социальном и политическом плане, если он продолжит оставаться в добровольном изгнании.

Однако диагноз — это не лекарство. Чтобы положить конец изоляции Советского Союза, Горбачеву нужно было санкционировать ликвидацию двух столпов послевоенной политики безопасности Москвы в Европе: ее тисков над Восточной Европой и наступательной военной позиции Варшавского договора.Горбачев уже сделал первый шаг, решив не вмешиваться военными средствами в Восточной Европе, чтобы остановить процесс революционных изменений. Это решение не могло быть легким. Но катастрофическое состояние советской экономики, растущее политическое и социальное беспокойство его собственного населения и осознанная необходимость не откладывать открытие новых и более совместных отношений между Востоком и Западом лишили руководство любого реального выбора в этом вопросе. Второй шаг сейчас находится в стадии реализации: полный вывод советских войск из Чехословакии и Венгрии, намеченный на середину 1991 года, и, в конечном итоге, из Восточной Германии, а также подписание ДОВСЕ.

Некоторые советские лидеры могут сожалеть о решениях принять военный паритет с Западом и позволить Восточной Европе определять свою политическую и экономическую судьбу. Но этот процесс нельзя остановить, не говоря уже о том, чтобы повернуть вспять, на столь поздний срок. Таким образом, проблема для Горбачева и его союзников заключается не в том, как вернуть то, что было потеряно, а в том, как воспользоваться возможностями, которые в первую очередь побудили их пойти на такую ​​экстраординарную авантюру.

IV

Вопрос об издержках, измеряемых потерями политического контроля и военного потенциала, также должен был занять видное место в решении Кремля изменить свою европейскую политику.По какой логике советские лидеры решили пойти на вполне реальный риск, который неизбежно сопровождает изменение политики такого масштаба? Чего они добивались, устраняя военный «навес» Варшавского договора в Европе? И как бы без этого Кремль теперь мог бы побудить Запад уделять достаточное внимание советским интересам?

Похоже, руководство подсчитало, что способность запугивать Запад в военном отношении изжила всю свою полезность, которую она могла когда-то иметь. Западное восприятие «советской угрозы» не только не продвигало интересы Москвы, но и превратилось в чистую помеху.Более того, если основная цель советской политики действительно изменилась — от защиты советских позиций в Восточной Европе до гораздо более амбициозной цели полной нормализации политических и экономических отношений с Западом, то сначала необходимо было устранить главный источник беспокойства Запада. шаг.

Особенно в первые годы новой политики Советы, возможно, ожидали, что потеря их обычного военного преимущества может найти удивительно привлекательное применение.Среди его потенциальных последствий может быть подрыв единства НАТО, осложнение усилий Запада по инициированию или завершению спорных военных программ, подрыв внутриполитической поддержки высоких уровней оборонных расходов и даже частичный вывод вооруженных сил США с континента. . Эти цели могут по-прежнему привлекать советских лидеров, хотя приоритет, придаваемый им, должно быть, снизился, поскольку в последние месяцы они были вынуждены сместить свои амбиции с привлечения поддержки Запада для создания общеевропейского сообщества государств к сопротивлению. от полного краха советской политической и военной мощи на континенте.

Еще три соображения, вероятно, сыграли роль в советской стратегии сохранения влияния в Восточной Европе. Во-первых, санкционировав результаты польских переговоров за «круглым столом» в апреле 1989 года и результаты парламентских выборов два месяца спустя, советское правительство заявило о своей терпимости к далеко идущим политическим и экономическим реформам в Восточной Европе. Даже когда Советы ожидали серьезных вызовов для этих коммунистических правительств, они, возможно, убедили себя, что в регионе возникнет новая марка социализма — очищенная, реформированная и обновленная.В таких условиях близкие, если не сказать качественно, отношения могли бы поддерживаться между либерализирующимся Советским Союзом и недавно активизировавшимся сообществом европейских коммунистических государств.

Во-вторых, если руководство не было готово бесконечно продолжать фактическую военную оккупацию Восточной Европы, некоторые изменения существующих отношений были необходимы. Убедить регион в подчинении под дулом пистолета было чрезвычайно дорого, как в политическом, так и в материальном плане. Отказ от этого может быть дорогостоящим, но, возможно, не больше, чем расходы советской экономики на содержание 580 000 боеспособных военнослужащих в самом сердце Европы.Если предположить соответствующее сокращение вооруженных сил Запада, значительно меньшее военное присутствие Советского Союза в Восточной Европе могло бы быть достаточным для защиты важной геополитической доли Кремля в регионе. Это также способствовало бы более стабильному балансу сил между Востоком и Западом на более низких уровнях и сэкономило бы советской казне десятки миллиардов рублей.

Наконец, некоторые в руководстве, похоже, полагали, что любая потеря власти Советского Союза в Восточной Европе будет более чем компенсирована чистым увеличением его влияния в Западной Европе.Похоже, это лежало в основе мышления Горбачева, например, когда он изложил свое видение «общего европейского дома» в своем обращении к Совету Европы в Страсбурге, Франция, в июле 1989 года.

Советские лидеры в течение сорока лет предполагали, что война между НАТО и Варшавским договором, хотя и маловероятна, все же остается возможной. Таким образом, помимо имперской функции развертывания советских войск в Восточной Европе, континентальная военная позиция Кремля имела четкую военную цель: сдерживание начала войны и, в случае неудачи сдерживания, прекращение войны на выгодных условиях.Советские военные, вероятно, никогда не были уверены в полной победе в послевоенный период. Кремлевские планировщики, похоже, хорошо осознавали, например, слабость и уязвимость промышленных, технологических и транспортных систем страны. Возможность быстрой ядерной эскалации в Европе еще больше усложнила ситуацию, поскольку она может ускорить стратегический обмен между двумя сверхдержавами и лишить любой из альянсов значимой победы.

Силы Варшавского договора, тем не менее, были структурированы таким образом, чтобы с самого начала боевых действий можно было проводить крупные наступательные операции.Эта стратегия замедлила развитие страны, лишив советскую гражданскую экономику ценных ресурсов, без которых руководство не могло надеяться пройти трудный переход от экстенсивного к интенсивному экономическому росту. Таким образом, советские руководители начали фундаментальную переоценку военной угрозы в Европе. Они пришли к несколько парадоксальному выводу, если перефразировать Раймонда Гартоффа, что по мере того, как Запад становился более мощным в экономическом и военном отношении, он также становился менее опасным.3 Горбачев и его сторонники, следуя этой логике, могли узаконить целую серию решений, влияющих на размер и характер советских вооруженных сил, что было бы невозможно при старом режиме.

Вывод руководства о том, что война с Западом стала маловероятной, вызвал относительно небольшое сопротивление в рядах военных. Тем не менее советские военные планировщики, похоже, были полны решимости наложить собственное одобрение на понятие «оборонительной обороны».Их концепция в некоторых важных аспектах отличалась от концепции, изложенной высокопоставленными гражданскими властями. Однако на сегодняшний день советские военные, похоже, поддерживают, если не совсем с энтузиазмом относятся к «новому мышлению» в оборонной политике. Это предполагает несовершенный консенсус между гражданские и военные чиновники о необходимости пересмотреть численность и миссию Советских вооруженных сил.

В

Насколько многое из своего первоначального видения Европы Горбачев и его коллеги еще надеются реализовать в ближайшие месяцы и годы? Два фактора будут важны в определении отношения Кремля к Европе в 1990-е годы: внутренние события внутри США.С.С.Р. само и направление изменений в новой Европе.

Редко когда способность руководства страны проводить эффективную внешнюю политику так зависит от ее внутреннего состояния. Жизненно важный вопрос, стоящий перед Горбачевым и его последователями — помимо их собственного политического выживания — заключается в том, смогут ли экономические и политические реформы вскоре принести достаточные материальные, социальные и политические выгоды, чтобы компенсировать их собственные издержки. От того, как разворачивается это противостояние, напрямую зависит развитие и характер советской внешней политики.Если, например, экономика начнет восстанавливаться и новая политическая система укоренится, руководство может рассчитывать на большее уважение и поддержку в своих отношениях с Западом и рядом стран Восточной Европы. В частности, Польша, Чехословакия и Венгрия могут снова обратиться к Советскому Союзу, если они начнут рассматривать объединенную Германию как смешанное благо. Если экономические условия ухудшатся, подорвав усилия по политическим реформам и усугубив и без того серьезную национальную напряженность в Советском Союзе, Москва может оказаться менее способной влиять на международные и внутренние события.Это могло быть правдой с Горбачевым или без него. Советский Союз, как и Османская империя, мог быстро стать великой державой только номинально, а его лидеры боролись с постоянно ухудшающимися препятствиями, чтобы сохранить хоть немного национального единства и международной автономии.

Несмотря на то, что в настоящее время кремлевские лидеры не в состоянии определять события в Центральной и Восточной Европе, два различных события все же могут замедлить быстрое ослабление его позиций. Во-первых, возникновение жизнеспособного сообщества социалистических государств вдоль западной границы Советского Союза, связанных с Москвой и друг с другом посредством укрепляющих двусторонних и многосторонних связей.Но это кажется маловероятным; чрезвычайно низкая репутация большинства коммунистических и неокоммунистических партий Восточной Европы убедительно свидетельствует о том, что реформированный социализм не собирается в ближайшее время возвращаться в политику.

Второе событие, которое могло помочь Советскому Союзу, — это появление политически активной и экономически экспансионистской Германии. Восточноевропейцы могут стремиться уравновесить рост могущества Германии, развивая дружеские отношения со своими бывшими угнетателями в Москве.Нежелание Варшавы настаивать на немедленном выводе советских войск из Польши предполагает, что шаги по предотвращению возможного возрождения германской гегемонии уже начались. Хотя позиция Польши по отношению к Германии действительно особенная, она не уникальна. Многие чехи и словаки достаточно взрослые, чтобы помнить трагические события 1938 и 1939 годов.

Это не означает, что объединенная Германия неизбежно должна представлять угрозу безопасности своих соседей. Недавняя история свидетельствует об обратном.Но просто в силу своей экономической мощи, размера и географического положения новая Германия развернет в современной Европе большую мощь, чем любой другой отдельный игрок. Многие страны Восточной Европы могут искать практических гарантий для обеспечения своего суверенитета и независимости. По мере того, как такие гарантии могут быть предоставлены Европой в целом — например, через СБСЕ, — потребность в индивидуальных гарантиях уменьшается. Однако, если общеевропейское решение не будет реализовано, нельзя исключать возврат к системе баланса сил на континенте.В таком контексте Советский Союз или, по крайней мере, Россия могли бы восстановить часть своего влияния в Восточной Европе, хотя и на принципиально иных условиях.

Если будет преобладать импульс к экономической интеграции и политическому соглашению, ассоциация между Восточной и Западной Европой только усилится. Однако, если этот процесс большей интеграции не удастся, могут возникнуть новые союзы, чтобы компенсировать или привлечь силу Германии, независимой в военном отношении как от Востока, так и от Запада.Возвращение к обстановке, близкой к межвоенному периоду — с меньшими, более временными и менее стабильными союзами — может снова сделать Советскую власть решающей в Европе.

VI

Чрезвычайные неопределенности, опасности, а также возможности сопровождают радикальные изменения в политике Советского Союза. Очевидно, что влияние горбачевских реформ было гораздо более обширным, чем можно было предвидеть.

Одним из важных и неожиданных последствий стал резкий спад контроля над стратегическими ядерными вооружениями, являющегося центральным элементом U.С.-советские отношения. Контроль над ядерными вооружениями, который в течение нескольких десятилетий заменял содержательный политический дискурс, имеет меньшее значение в мире, где политика возродилась, а вероятность преднамеренной ядерной войны приближается к нулю. Подписание долгожданного договора СНВ привлекло бы гораздо меньше внимания, чем предыдущие договоренности по стратегическим вооружениям. Это самоуспокоение по отношению к СНВ, граничащее с безразличием, является показателем того, насколько радикально изменилась мировая политика.

Невозможно предсказать, сможет ли Москва оправиться от потери своей европейской империи и в какой степени.В любом случае восстановление status quo ante вряд ли возможно. Но игра Горбачева все же может принести Кремлю дивиденды. Утрата Восточной Европы может оказаться необходимой, хотя и дорогостоящей, предпосылкой для достижения более безопасного места в Европе, которая действительно простирается от Атлантики до Урала. Однако, как известно Советскому Союзу, объединенная Европа — это лишь один из нескольких возможных результатов. Более того, не может быть никаких гарантий, что такое сообщество будет приветствовать Советский Союз как равноправного партнера.

В этом заключается самая большая цена, которую Москва понесла из-за крушения ее европейской политики в конце 1980-х годов: потеряв контроль над инициированным ими процессом, советские лидеры теперь вынуждены реагировать на действия и решения государств, интересы которых могут быть разными. от своих собственных или даже в противоположность им. Если и до тех пор, пока советское руководство не сможет вернуть себе политическую инициативу, это неприятное положение вещей сохранится и еще больше подорвет его хрупкое удержание статуса сверхдержавы.Горбачев и его коллеги должны теперь сделать так, чтобы эти трудные времена стали концом начала, а не началом конца, как они иногда должны опасаться.

1 «О военной доктрине государств — участников Варшавского договора», «Правда», 31 мая 1987 г.

2 Михаил Горбачев, «Политический отчет ЦК КПСС 27 съезду Коммунистической партии Советского Союза», «Правда», 26 февраля 1986 г.

3 Гартофф предложил эту интерпретацию на мартовской сессии 1989 года Генри А.Исследовательская группа Киссинджера по контролю над вооружениями, созванная Советом по международным отношениям в Вашингтоне, округ Колумбия.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

После краха

ГЛАВА ОДИН

После краха
Россия ищет свое место в качестве великой державы


ДИМИТРИЙ К.SIMES
Саймон и Шустер

Прочитать обзор

Начало конца

Любое информированное обсуждение будущего России должно начинаться с анализа возрождения России из потухшего пламени Советского Союза.Это событие — крах империи изнутри — было беспрецедентным.

На протяжении всей истории — от Рима до наполеоновской Франции и современной Британии — конец империй наступал в результате сокрушительных военных поражений, длительной борьбы подчиненных народов за независимость или сочетания того и другого. Но ни то, ни другое от этих условий пострадал Советский Союз. Хотя СССР дорого заплатил как финансовую, так и моральную за войну в Афганистане, он не понес сокрушительного удара, подобного тем, которые уничтожили два других крупных предприятия. континентальные империи — Германская и Австро-Венгерская — после Первой мировой войны.

Точно так же, хотя националистические протесты выросли в Центральной Европе и, в меньшей степени, в самом Советском Союзе, СССР не уступил после десятилетий давления со стороны часто вооруженных народных движений сопротивления, как это сделали британские, французские, испанские и французские народные движения. и португальские империи. И в любом случае произошедшие ограниченные сбои не были такого масштаба, чтобы их невозможно было контролировать для жестокого режима в Москве.

В некотором смысле наиболее похожим кажется крах Османской империи, которая одновременно стала чрезмерно расширенной в военном отношении и отсталой в экономическом и технологическом отношении. Но даже Османская империя веками существовала как «больная человек Европы »и был окончательно ликвидирован только после того, как оказался на проигравшей стороне в Первой мировой войне. Османская модель не может объяснить мгновенный и всеобъемлющий размах распада СССР.

К началу 1980-х годов Советский Союз был сильно расширен в геополитическом плане. Гонка ядерных вооружений с США и одновременное стремление СССР создать обычные вооруженные силы, способные нанести поражение любой возможной коалиции врагов. — имея в виду остальной мир — было серьезным напряжением. Значительное наращивание военной мощи президента Рональда Рейгана и его решительная поддержка партизанских движений, борющихся с просоветскими правительствами, только послужили усилить давление на Москву.Кроме того, престижу Советского Союза был нанесен значительный удар из-за растущего недовольства в Центральной Европе, что наиболее заметно проявилось в подъеме независимого польского профсоюза «Солидарность». Существенно, в 1982 году — году смерти Брежнева — Кремль окончательно отказался от своего исторического заявления о том, что «международное соотношение сил» постоянно меняется в пользу международного коммунизм.

Это признание изменившихся обстоятельств в СССР не произошло автоматически.Это произошло в значительной степени в результате длительного давления со стороны Запада и, в частности, США, которые противостояли советским экспансионистским амбициям. под несколькими администрациями. Рональд Рейган, конечно, заслуживает особой похвалы за то, что московское «новое мышление» развивалось незадолго до этого. Сочетание американской поддержки антикоммунистов повстанцев от Афганистана до Никарагуа, постоянный рост численности U.С. оборонный бюджет и успешное размещение американских ядерных ракет средней дальности в Европе — несмотря на крупный советский «мирный договор». наступление »- продемонстрировал Кремлю, что СССР должен иметь дело с противником с новой решимостью и силой.

Стратегическая оборонная инициатива, известная в народе как «Звездные войны», также сыграла важную роль в формировании нового мышления.В то время как советское военное командование настаивало на том, что Москва найдет надежный и экономичный ответ на любой Система противоракетной обороны США, высшие генералы СССР также признали, что проект СОИ был зонтиком, под которым Америка, вероятно, будет разрабатывать широкий спектр новых и сложных технологий, которые советские Союз не мог надеяться на матч. Военный советник Горбачева, маршал Сергей Ахромеев, сам бывший начальник Генерального штаба, признался мне в этом в беседе в Нью-Йорке в 1990 году.Он утверждал, что хотя СОИ вряд ли сможет достичь заявленной цели — служить непреодолимым барьером против ядерного нападения, тем не менее, это было полномасштабное военно-техническое наступление, которое одновременно планировалось преодолеть. Москва в военном отношении разоряет СССР финансово.

Растущие издержки экспансионизма — и уменьшающиеся шансы на успех в его реализации — безусловно, входили в расчет внешней политики СССР.В отсутствие политики Рональда Рейгана новое мышление Горбачева наверняка возник бы намного медленнее, если бы вообще. Тем не менее, было бы большим преувеличением утверждать, что внешняя политика президента Рейгана была единственной или даже основной причиной распада Советского Союза. Сам Рейган никогда бы этого не сказал. Важным откровением стал его бывший помощник в Совете национальной безопасности, ответственный за советские дела, Стивен Сестанович, в настоящее время работающий послом по особым поручениям в США. новые независимые государства — объяснил, как президент Рейган пришел к выводу, что Советский Союз перестал быть угрозой, потому что Михаил Горбачев больше не верил в марксизм-ленинизм.Хотя это Слишком упрощая, Рейган был по существу прав: перемены в СССР неизбежны, как только они приведут к появлению генерального секретаря Коммунистической партии, который поставил под сомнение фундаментальные аспекты советской системы. Если не считать войны, внешние вызовы были недостаточны, чтобы вызвать внезапный отказ от глобальных усилий СССР, освобождение Центральной Европы и распад самого Союза без глубоких философских изменений в Москве.Там было много промежуточных путей для советской сверхдержавы; Империя могла существовать в измененной форме в течение нескольких лет, если не десятилетий.

Точно так же внутренние события в Советском Союзе не стали причиной его внезапной гибели. Хотя и без того неэффективная централизованно планируемая советская экономика все больше и больше страдала из-за отсутствия сильного руководства сверху — как это было очевидно в СССР. растущие социальные проблемы, особенно рост злоупотребления алкоголем и сокращение продолжительности жизни — казалось, что экономика еще не достигла предела.Советский Союз, несомненно, переживал глубокую системную кризис. Тем не менее, как продемонстрировал президент Франклин Д. Рузвельт, системный кризис не обязательно ведет к революции или поражению — он может привести к реформе и возрождению. СССР оставался военной сверхдержавой с огромные природные ресурсы, хорошо образованная рабочая сила и правящая элита, которая, несмотря на свою слабость на высшем уровне, включала в себя одних из лучших и ярких представителей своего общества.

СССР не распался бы с такой легкостью, если бы система не прогнила в своей основе. Тем не менее, крах мог принять самые разные формы и растянуться на несколько лет. Когда это произошло, распад Советского Союза был в результате того, что Ленин назвал бы «субъективным фактором» — полной неспособности правящего класса продолжать править, как это было раньше; и, в конечном итоге, «предательство» значительной части того правящего класса, который восстал как против системы, так и против империи.

Когда это произошло, ни один российский или иностранный аналитик не ожидал распада Советского Союза. Некоторые, например, дипломат и ученый Джордж Кеннан, заранее предсказывали, что если экспансионистские амбиции Москвы будут должным образом сдерживаться, внутренние преобразования будут в конце концов последую. Что касается более жесткого конца политического спектра, аналитики, такие как Ричард Пайпс — профессор Гарварда, а затем старший сотрудник Совета национальной безопасности при президенте Рональде Рейгане — отрицали любую возможность о значительных реформах, но вместо этого утверждал, что советский режим может рухнуть, если Соединенные Штаты смогут достаточно сильно надавить на Москву.

И в Соединенных Штатах, и в СССР ни один чиновник или диссидент — даже среди тех, кто был наиболее убежден в срочной необходимости реформ — не понимал, что должно было произойти. Никто не знал, что, когда Михаил Сергеевич Горбачев стал генеральным секретарем Коммунистическая партия Советского Союза в марте 1985 года уже отсчитывала время, а до СССР оставалось всего шесть лет.

Хотя я ничем не отличался от других американских аналитиков в том, что не смог предсказать драматическую гибель советской империи, я полностью ожидал значимых изменений в СССР после того, как преемственность Брежнева исчерпала себя. Это ощущение, что система не может последнее было основано в немалой степени на личном опыте и впечатлениях, собранных во время моей ранней жизни в Советском Союзе.Я родился и получил образование в СССР, некоторое время работал во влиятельном Институте мира. Экономика и международные отношения (ИМЭМО) в Москве, где я не понаслышке познакомился с советской элитой. Поскольку я много путешествовал по Советскому Союзу с лекциями, я также смог увидеть жизнь за пределами Москвы. «кольцевая дорога». К тому времени, когда я уехал из Советского Союза в Соединенные Штаты в январе 1973 года, я думал, что советская тоталитарная система уродлива, властна и неэффективна.Я верил, что он продолжит проигрывать земля на Запад, и что разрыв между Востоком и Западом создаст реальное давление для перемен.

Поскольку то же самое советское руководство уже отвергло предложения премьер-министра Алексея Косыгина о существенной экономической реформе в 1960-х годах, какие бы изменения ни произошли, они должны были быть постепенными. К началу 1970-х — при одновременном давление со стороны экономических реалий и эффективного У.С. дипломатия — заметны первые мелкие сдвиги. Во-первых, вопреки своей предыдущей схеме, советское руководство было готово подписать соглашения о контроле над стратегическими вооружениями. что как минимум позволило более рационально совместное управление ядерной конкуренцией, а в некоторых случаях даже привело к реальным ограничениям. Второе — и оказавшее более непосредственное и личное влияние на меня — СССР. стали допускать значительную эмиграцию евреев и других людей.

Это последнее изменение в советском поведении, хотя и не является серьезным событием, продемонстрировало один важный факт — что, по крайней мере, на периферии, Брежнев и его коллеги были готовы уступить усилиям США по влиянию на внутреннюю политику СССР. Ни один решение было легким для Политбюро; соглашение было достигнуто только после интенсивных дебатов, в которых Брежнев в конечном итоге стал решающим голосом в пользу гибкости.

Как молодой исследователь-международник, я не был близок к самой верхушке советского истеблишмента, но у меня был достаточно доступа ко второму эшелону советской элиты, чтобы иметь общее представление о взглядах на высокопоставленных лиц по мировым вопросам. Например, В конце 1971 года я присутствовал на небольшом совещании под председательством Евгения М. Примакова, нынешнего премьер-министра России, а затем заместителя директора ИМЭМО, известного своими тесными связями с ЦК Коммунистической партии.я был смог участвовать в собрании, так как был исполняющим обязанности секретаря редакционного совета института. Поскольку группа была небольшой, Примаков чувствовал себя комфортно, выходя за рамки официальных клише. Он говорил с презрением тех, кто предсказал победу Советского Союза в мирном соревновании с капитализмом и добавил, что Запад сумел приспособиться к научно-техническому прогрессу и смог предложить массам достаточно выгод сделать революцию крайне маловероятной в крупных индустриальных странах.Несмотря на то, что он не говорил об этом прямо, было ясно, что он считал, что реформа необходима, чтобы избежать серьезного риска отставания от Запада.

Но страх отставания вскоре сменился новым оптимизмом во внешней политике после американского фиаско во Вьетнаме, что сильно придало смелости советскому правительству. Вскоре после этого громкая дипломатия президента Джимми Картера по правам человека Проблемы, которые резко контрастировали с тихой дипломатией, которую Никсон и президент Джеральд Форд практиковали для воздействия на внутренние дела Советского Союза, уменьшили стимулы к хорошему поведению.В результате Кремль получил создается впечатление, что, с одной стороны, не было реального наказания за ловлю рыбы в мутных водах мира, а с другой стороны, не было подлинного вознаграждения за умеренное поведение. Естественно, были местные причины для Прямое и опосредованное вмешательство Москвы в Анголу, Эфиопию и Афганистан. Но Советы также все больше учились игнорировать озабоченность США до такой степени, чтобы не рисковать прямой конфронтацией.

Кроме того, слабое здоровье Брежнева и других высокопоставленных членов Политбюро стало препятствием для перемен. С возрастом и болезнью советское руководство постепенно утратило чувство реальности, которое сдерживало его консерватизм в прошлом. По его безопасности Помощник Владимира Медведева Леонид Брежнев в последние годы жизни регулярно находился под действием снотворных, которые он принимал в избытке от хронической бессонницы.Все чаще советский лидер буквально не мог осмыслить события вокруг него. В Праге в 1981 году Брежнев закончил выступление и начал читать подготовленный текст аудитории во второй раз. Когда чешский лидер Густав Гусак завершил свою презентацию Обращаясь к почетному гостю на русском языке, Брежнев громко пожаловался, что его переводчик не выполняет никаких переводов. В Баку в 1982 году больной лидер стоял на трибуне в явном замешательстве, когда он не смог найти несколько страниц с его репликами.

Осознанный процесс выработки политики в Москве практически остановился. По словам советника Брежнева по внешней политике Андрея Александрова-Агентова, еженедельные заседания Политбюро, которые длились несколько часов, теперь занимали не более сорока пяти. минут. «Все видели, что Брежнев думал только об одном: как ему положить конец сессии и уехать отдыхать в [свой охотничий домик] в Завидово», — писал Александров-Агентов в своих воспоминаниях.

Поскольку тон в Кремле задает группа стареющих инвалидов, более молодые члены не смогли обосновать необходимость реформ. Такая попытка может не только вывести их из правящей иерархии, но и будет бесполезной. Принципы им было бы трудно понять, что обсуждали их младшие коллеги, и они были бы совершенно неспособны действовать на основе их рекомендаций.

Несмотря на свои внутренние проблемы, Советский Союз располагал десятками тысяч ядерных боеголовок и возможностью проецирования глобальной силы; это уж точно не был «бумажный тигр». Я не мог себе представить, что процесс реформ вместо усиления Советский Союз, стать неудержимым и полностью его уничтожить. Я — и практически каждый другой советский наблюдатель или инсайдер — действовал, исходя из ряда предположений о том, как будет происходить процесс реформ после Брежнев ушел с политической сцены.Эти предположения привели нас к мысли, что реформа в СССР возможна, но, как и в Китае, в конечном итоге не приведет к фундаментальным изменениям в структуре государства. Каждое предположение в этой цепочке рассуждений в конечном итоге подтверждалось событиями — кроме последнего.

Первоначально предполагалось, что реформа советской системы может идти только сверху.Конечно, среди советских диссидентов были выдающиеся и отважные лидеры, в первую очередь Андрей Сахаров, и диссиденты пользовались большим успехом. дело сочувствия на Западе. Однако внутри Советского Союза они не пользовались большой поддержкой населения. Во многом это было функцией тоталитарного аппарата советского режима, который оставлял мало места для чего-либо. не санкционировались государством и эффективно подавляли любые попытки изменения на низовом уровне.

Однако советским диссидентам также не удалось добиться широкой общественной поддержки из-за того, что они были озабочены вопросами прав человека в отношении простых экономических вопросов, которые больше всего интересовали простых людей. Кроме того, в худших традициях образованных в России Интеллигенция (за заметным исключением большевиков), диссиденты, как правило, обладали слабыми организаторскими способностями и малой готовностью идти на компромиссы или строить союзы.Таким образом, несмотря на завоеванный престиж борцов за свободу После распада Советского Союза большинству диссидентов — опять же, за исключением Сахарова — не удалось превратить свой статус в реальную роль в недавно открывшемся политическом процессе.

Напротив, националистические движения в нерусских советских республиках часто имели способных лидеров, способных найти отклик среди своих народов.Эта потенциально взрывоопасная сила была обезврежена объединенной мощью тоталитарной машины Москвы и местные коммунистические элиты, которым была предоставлена ​​значительная автономия от центра — включая свободу заниматься широким спектром коррупционных практик — в обмен на помощь своим этническим братьям контроль.

Таким образом, в отсутствие сильной оппозиции или давления открытого общества значимые изменения в Советском Союзе могли быть инициированы только руководством.Второе предположение следовало логично: потому что любой, кто пришел к власти в Советском Союзе, будет продуктом десятилетий жизни в коммунистической элите, любой будущий лидер или группа лидеров, возможно, захотят реформировать систему, но не будут готовы к ее отмене.

Несмотря на возможное недовольство нынешним положением дел, от преемников Брежнева ожидалось, что они будут реформаторами, а не революционерами.Все, что было известно о молодом поколении советских лидеров, свидетельствовало о том, что они не захотят выйти за рамки ограниченных и тщательно продуманных реформ, направленных на усиление, а не на уничтожение режима. Учитывая состояние правящей группы в конце брежневской эры — когда отдельные лидеры выглядели ходячими зомби, масштабная коррупция была образом жизни, а к талантам, даже служащим системе, относились с подозрением — легко было представить, как даже постепенные изменения в системе могли отсрочить советский Постепенное скатывание Союза в пропасть.

Многие утверждали, что реформа может развить свой собственный импульс, что «полубеременная» частично рыночная экономика может оказаться неустойчивой и что либерализация политического контроля может иметь далеко идущие последствия — особенно среди националистов. движения, которые могли даже требовать независимости от СССР. Однако широко предполагалось, что у режима есть как ресурсы (Коммунистическая партия, КГБ, средства массовой информации и послушное население), так и воля к сокращению расходов. если и когда казалось, что реформа зайдет слишком далеко.

Недостатком такого образа мышления была недооценка «человеческого фактора», точнее, сложности личности Горбачева. Никто не ожидал, что к власти придет лидер, знающий правила коммунистической партии. Аппарат и мог использовать их с тактическим гением, чтобы перехитрить своих оппонентов, одновременно не понимая основ системы, которая его создала и которую он должен был защищать и укреплять.Весной 1992 года я посетил Михаила Горбачева в офисе частного фонда его имени. Горбачев, только что отстраненный от власти, по понятным причинам все еще был огорчен своим бесцеремонным уходом. из Кремля — ​​организованный президентом России Борисом Ельциным — и обвинил президенты России, Украины и Белоруссии не вправе ликвидировать СССР. Он утверждал, что когда-то народы распавшийся Советский Союз осознал, что произошло, они найдут способ восстановить Союз.Горбачев также явно намекал, что, как только это произойдет, ему может быть предложена возможность возглавить свою страну. снова.

Я спросил его, как он мог рассчитывать на сохранение Советского Союза, систематически подрывая сами его основы: повсеместный политический контроль, доминирование высокоцентрализованного партийного аппарата, повсеместные службы безопасности со своими многомиллионная армия секретных информаторов и государственная монополия на СМИ.«Вы описываете все, что пошло не так с нашей системой», — ответил он, добавив, что «мы признали это и много работали. исправить ошибки прошлого. Но до этих преступлений и ошибок партию не свести. И если бы не попытка государственного переворота [август 1991 года], мы бы увидели подписание Союзного договора и создание нового, добровольная федерация суверенных государств ». Когда я рассказал об этом разговоре Никсону несколько дней спустя в Соединенных Штатах, он не был удивлен.

«Горбачев принадлежит прошлому», — сказал он. «И он все еще невероятно наивен в том, чем был советский коммунизм. Примечательно, что государственный деятель может быть таким умным и таким слепым одновременно. Но одно ясно — Горбачев не усвоил урок и продолжает жить в мире иллюзий. Из-за этого у него нет будущего — ни как президент, ни даже как голос в российской политике », — заметил Никсон.

В беседах с рядом бывших соратников Горбачева я часто пытался понять, как человек его происхождения и интеллекта может не понимать, что то, что он изображал как препятствие на пути развития социализма, на самом деле было существенным. фундамент советской системы. Никто не смог дать мне удовлетворительного ответа на этот вопрос. И, конечно, если бы другие члены Политбюро хоть отдаленно подозревали, что Горбачев намеревался сделать с режимом раньше, если бы он пришел к власти, он был бы мгновенно исключен из руководства и никогда не мог бы быть избран генеральным секретарем партии.

Спустя два с половиной года после того, как Горбачев стал лидером партии, его более консервативные коллеги все еще не могли представить, как далеко он впоследствии захочет пойти в демонтаж политической системы. «Я не мог видеть в своем худшем кошмаре того, что мы «защищать, за что бороться — это не просто концепция перестройки, принятая в 1985 году, но и самые священные концепции — социализм, Советское правительство и Коммунистическая партия», — писал Егор К.Лигачев, бывший близкий соратник, который позже стал ведущим консервативным оппонентом Горбачева в Политбюро. Когда Лигачев посетил Вашингтон в качестве частного лица в конце 1991 года, я спросил его, почему он и другие лидеры консервативной партии не остановили генерального секретаря, когда у них все еще было комфортное большинство в Политбюро. «Он никогда не говорил нам, чем он на самом деле занимается», — пояснил Лигачев. «Каждый раз, когда я говорил ему, что он делает слишком много уступок радикальным силам, он сказал бы: «Егор, я на вашей стороне, но как генеральный секретарь я должен иметь более широкий взгляд и разговаривать с этими людьми на их родном языке.Все будет в конце концов все будет хорошо ». Как мне могло прийти в голову, что генеральный секретарь Коммунистической партии втайне был антикоммунистом? »

Даже в начале эры Горбачева готовность — а точнее, решимость — осуществить серьезные изменения в Советском Союзе вряд ли ограничивалась Генеральным секретарем и его ближайшими советниками. Нет никаких причин верить что Горбачев не принимал по крайней мере основы коммунистической идеологии за чистую монету.Помимо многочисленных публичных заявлений Горбачева, несколько авторитетных частных источников предполагают, что он был полностью предан своему делу. к принципам коммунистической теории. В своей книге, опубликованной накануне попытки государственного переворота в августе 1991 года — много раз после драматического разрыва Бориса Ельцина с партией, — Раиса Горбачева все же предпочла изобразить ее муж как идеальный коммунист. Она зашла так далеко, что утверждала, что ее отец находился под благосклонным влиянием своего идеологически правильного зятя, несмотря на давние сомнения в отношении режима в результате его страдания семьи во время сталинских чисток.«Вера в партию пришла к моему отцу от Михаила Сергеевича, моего мужа», — писала она. «Несмотря на разницу в возрасте, [Михаил Сергеевич] стал моделью. Коммунист для [моего отца] символизирует истину и справедливость ».

Александр Яковлев, бывший посол СССР в Канаде, который работал в Политбюро с Горбачевым, подтверждает эту точку зрения Горбачева. Яковлев, возможно, самый сильный союзник Горбачева в процессе реформ, или даже его альтер-эго, был превращен в в большей степени, чем сам Горбачев, со стороны либеральной интеллигенции Москвы.К тому же его больше ненавидели консервативные критики перестройки, некоторые из которых, например, тогдашний председатель КГБ Владимир Крючков, вызывали подозрения. что он манипулировал генеральным секретарем от имени ЦРУ. Я спросил Яковлева, что он думает об утверждениях Лигачева: «Чепуха», — сказал он. «Изначально Горбачев был величайшим истинно верующим. всех нас. И даже в конце своего пребывания у власти он иногда сердился на меня за то, что я сказал что-то слишком критическое о марксизме-ленинизме.Субъективно он никогда не собирался ничего делать против партии ».

Горбачев презирал Бориса Ельцина после того, как Ельцин открыто бросил ему вызов на пленуме ЦК партии в октябре 1987 года. Тем не менее, после увольнения Ельцина из Политбюро генеральный секретарь не стал вообще прекращать свою политическую карьеру. — легкий шаг в его силах. Вместо этого он дал своему униженному критику назначение на уровне кабинета министров и возможность остаться в Москве, что Ельцин в конечном итоге превратил в эффектное возвращение.

Когда националистические силы начали набирать силу в прибалтийских республиках и в других местах, Горбачев попытался убедить их, перехитрить их и запугать, но никогда не уничтожать их подавляющей и жестокой силой, которая все еще оставалась очень большой. в его распоряжении. Даже в кровавых межэтнических конфликтах на Кавказе и в Средней Азии — когда он мог легко оправдать все необходимое для прекращения продолжающегося насилия — советский президент просто не мог провести черту.Несмотря на давление со стороны многих своих коллег на Политбюро, Горбачев не мог заставить себя применить всю мощь репрессивной машины Советского Союза. Там мог быть не лучшей иллюстрацией, чем Горбачев, того факта, что благородные инстинкты не всегда являются рецептом для эффективного руководства, особенно во времена больших перемен.

До октября 1987 года я мог наблюдать за этим развитием событий только со стороны.Хотя власти разрешили мне покинуть мою родную страну, даже легальная эмиграция в то время широко рассматривалась как моральный эквивалент измены. Таким образом, те, кто покинули СССР, как и я, предполагал, что после нашего отъезда советские границы будут для нас навсегда закрыты. Горбачевская перестройка принесла мне надежду. Его смелый рассказ о демократизации — столь же неопределенный, как Я был о том, что это на самом деле означает — искушал меня проверить, насколько далеко зайдет новая открытость.Выдал бы мне Советский Союз визу? С первой попытки ответ был отрицательным. Весной 1987 года Москва отклонила заявку. из телеканала CBS, чтобы отвезти меня в Москву в качестве консультанта для запланированного документального фильма об изменениях, происходящих в СССР. Разочарованный, но не испуганный, несколько месяцев спустя я предпринял вторую попытку. время через Государственный департамент — стремясь поехать в Москву с госсекретарем Джорджем Шульцем в составе его прессы (в то время я писал синдицированную колонку, распространяемую Los Angeles Times). Соответственно, Государственный департамент включил мое имя в список заявлений на получение советских виз вместе с остальной частью пресс-группы. Тем не менее в визе снова отказали.

К счастью для меня, администрация Рейгана не была известна тем, что легко принимала отрицательный ответ от Советов. За день до вылета самолета прессы мне позвонил заместитель государственного секретаря Майкл Армакост.»На По указанию Шульца, вчера я позвонил [послу СССР Юрию] Дубынину и объяснил ему, что отказ в выдаче визы тому, кто должен путешествовать с госсекретарем, вызывает серьезную озабоченность США. Правительство и попросило его о помощи », — сказал он.« Несколько минут назад Дубынин сообщил мне, что ваша виза одобрена. Поздравляю «.

Я был чрезвычайно благодарен Armacost, а также очень горд за U.S. правительство, которое было готово тратить политический капитал с другой сверхдержавой, чтобы делать то, что было правильно, от имени частного лица. Но больше всего я был взволнован тем, что возможность снова увидеть Москву собственными глазами.

К счастью, из-за тумана в Москве группе Шульца пришлось ехать в Москву поездом из Хельсинки, что сократило время пребывания в советской столице до 36 часов.Тем не менее, мне удалось поговорить со множеством старых друзей, начиная от еврейский отказник переводчику американской литературы, полковнику полиции и даже чиновнику ЦК. Все были поражены моим внезапным появлением в городе; это было почти так, как если бы я вернулся из мертвых. Я был так же поражен осознанием того, что никто из них не боялся встретиться со мной — несмотря на то, что каждый прекрасно знал, что я могу находиться под наблюдением КГБ.Но еще более поразительным было их чувство волнения по поводу перестройки и новые и беспрецедентные чувства, которые они разделяли от возможности стать хозяевами своей судьбы. Пока я разговаривал с ними до поздней ночи, я видел воочию что имел в виду Горбачев в своем печально известном заявлении «Процесс пошел» — «Процесс идет».

Вернувшись в Вашингтон, я позвонил Никсону и подробно рассказал о своих переживаниях.«Итак, — сказал бывший президент, — Горбачев начинает раскрывать реальный потенциал российского народа. чем я думал. Но мне интересно, как он собирается держать это в секрете. Вы понимаете, о чем я? »Никсон добавил, что позвонит президенту Рональду Рейгану и поделится с ним своими впечатлениями.

Тем временем у меня была продолжительная встреча с главным помощником президента Рейгана по Советскому Союзу Фрицем Эрмартом.Человек большого творчества и интуиции, Фриц сразу понял важность моих наблюдений и вызвался поделиться ими с ключевыми словами. люди в администрации. После того, как я опубликовал в Washington Post статью, в которой подчеркивалось, что реформы Горбачева могут заключаться в большем, чем многие из нас первоначально думали, Меня попросили проинформировать сенаторов Боба Доула и Джорджа Митчелла. Несколько позже у меня был краткий разговор с самим президентом Рейганом, который сказал, что если советские люди действительно могут иметь возможность оказывать влияние на свое правительство, «все наладится» между двумя странами.

В декабре 1987 года Горбачев приехал в Вашингтон на встречу на высшем уровне с Рейганом. Лидеры двух стран подписали Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), тем самым устранив всю категорию ядерного оружия средней дальности. Также были сообщения о движении по другим вопросам, включая Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Несмотря на этот видимый прогресс, самым замечательным впечатлением для меня как стороннего наблюдателя стал дух саммита.Вашингтон, конечно, был захвачен с «горби-манией», которая, вероятно, больше всего отражала культуру Америки, ориентированную на знаменитостей. Но вершина была не только поверхностным волнением. Для тех, кто участвовал в мероприятии так или иначе — правительственные чиновники, журналисты (NBC News попросили меня выступить в качестве консультанта и комментатора во время мероприятия) и бизнесмены — трудно было не быть движимый необъяснимым чувством, что история находится в процессе становления.

Тем временем на официальном ужине в честь Горбачева в Белом доме мне посчастливилось познакомиться с другой точкой зрения на советский процесс реформ. Сидя между Барбарой Буш и Александром Яковлевым в течение нескольких часов, я мог обсуждать изменения. происходило в СССР с Яковлевым, которого в то время считали ближайшим доверенным лицом Горбачева в Советском Союзе.Поначалу член Политбюро чувствовал себя некомфортно, сидя рядом с тем, кто, пока только совсем недавно мог считаться опасным изгоем. Однако постепенно он разогрелся к дискуссии, и мы переключили наш разговор с английского на русский. Ничего из того, что сказал мне Яковлев, не было особенно примечательным. — все его заявления о необходимости демократизации Советского Союза и нового мышления во внешней политике были в значительной степени общественным достоянием.Тем не менее, как он говорил — как нормальный человек. быть, а не высокомерным партийным боссом — было приятно. Я был еще более впечатлен, когда он сказал: «Не судите нас слишком строго. Мы не против, чтобы нас критиковали. Это действительно помогает нам слышать мнения. издалека. Но если вы хотите оказать влияние, не говорите так, как будто мы враги, как будто каждое наше поражение — это успех для вас. Мы должны выйти из этого круговорота, в котором Соединенные Штаты и Советский Союз действуют как два скорпиона.» Это сильно отличалось от того, как советские официальные лица защищали политику Москвы в прошлом.

После того, как я познакомился с обычными людьми в Москве и с Александром Яковлевым и его коллегами в Вашингтоне, я начал твердо чувствовать, что советские реформы были серьезными и реальными. Я не был уверен, как далеко они зайдут — или в каком именно направлении — но не было никаких сомнений в том, что поезд ушел со станции и, вероятно, нет возврата.

Вскоре после саммита я организовал встречу небольшой группы ведущих советских специалистов — как изнутри, так и за пределами администрации — в Фонде Карнеги за международный мир. На встрече наметился консенсус относительно далеко идущего характера советской трансформации, но было также реальное беспокойство по поводу того, что Горбачев и его союзники столкнулись с растущей оппозицией со стороны партийных консерваторов, которые поставили будущее перестройки под вопросом.Тем не менее, никто в группе всерьез не предполагал, что до смерти Советского Союза осталось всего четыре года.

В пяти тысячах миль отсюда, в Москве, такая возможность, вероятно, еще не приходила в голову человеку, который вскоре сыграет ключевую роль в последнем акте советской драмы. Когда я встретил этого человека два года спустя, во время его первой поездки в Вашингтон, будущий русский Президент Борис Ельцин говорил только о необходимости радикальных реформ в Советском Союзе — чего, как он утверждал, Михаил Горбачев не мог осуществить.Он еще не предлагал распустить СССР или даже заменить Союз со свободной конфедерацией. Тем не менее, хотя никто в Москве и Вашингтоне этого не осознавал, мощные центробежные силы, высвободившиеся в результате перестройки, вскоре резко повлияли на советское государство.

(C) 1999 Дмитрий К. Саймс Все права защищены. ISBN: 0-684-82716-6

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *