Последняя русско турецкая война 1877 1878: РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1877-1878 — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Восточная война 1877-1878 годов - РИА Новости, 01.03.2020

В восточной части Болгарии Рущукский отряд под командованием цесаревича Александра Александровича блокировал турецкую армию в крепостях Шумла, Варна, Силистрия. В это же время начали наступление сербские армии. Используя благоприятную ситуацию, отряд генерала Гурко 13 декабря 1877 года совершил героический переход через Балканы и занял Софию. Отряд генерала Федора Радецкого, пройдя через Шипкинский перевал, разбил противника у Шейново. Заняв Филиппополь (ныне Пловдив) и Адрианополь (ныне Эдирне), русские войска двигались на Константинополь. 18 января 1878 года войска под командованием генерала Михаила Скобелева взяли Сан-Стефано (западный пригород Константинополя). Кавказская армия под командованием генерала Михаила Лорис-Меликова одну за другой взяла крепости Ардаган, Каре, Эрзерум. Обеспокоенная успехами России, Англия послала военную эскадру в Мраморное море и вместе с Австрией угрожала разрывом дипломатических отношений в случае захвата русскими войсками Константинополя.

19 февраля 1878 года были подписаны условия "прелиминарного" (предварительного) мирного договора. По Сан-Стефанскому договору Турция признавала независимость Черногории, Сербии и Румынии; уступала Черногории и Сербии некоторые области; соглашалась на образование из своих болгарских и македонских областей независимого болгарского государства — "Великой Болгарии"; обязывалась ввести в Боснии и Герцеговине необходимые реформы. России Османская империя уступала обратно устья Дуная, отошедшие от России в 1856 году, а сверх того — города Батум и Карс с окружающей территорией.

Условия Сан-Стефанского мира были опротестованы Англией и Австро-Венгрией, которые не соглашались на столь чувствительное ослабление Турции и желали извлечь из обстоятельств свою пользу. Под их нажимом Россия была вынуждена передать статьи договора на международное обсуждение. Дипломатическому поражению России способствовала позиция канцлера Германии Бисмарка, взявшего курс на сближение с Австро-Венгрией.

На Берлинском конгрессе (июнь — июль 1878 года) Сан-Стефанский мирный договор был изменен: Турции возвращалась часть территорий, в том числе крепость Баязет, сумма контрибуции сокращалась в 4,5 раза, Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, а Англия получила остров Кипр.

Вместо "Великой Болгарии" создавалось фактически самостоятельное, но вассальное по отношению к султану Болгарское княжество, территориально ограниченное на юге линией Балканских гор.

Берлинский трактат 1878 года вызвал глубокое недовольство всего русского общества и повел к охлаждению отношений России не только с Англией и Австрией, но и с Германией.

Балканские страны и после своего освобождения оставались ареной соперничества крупных европейских государств. Европейские державы, вмешивались в их внутренние дела, активно воздействовали на их внешнюю политику. Балканы стали "пороховым погребом" Европы.

Несмотря на все это, русско-турецкая война 1877 — 1878 годов имела большое положительное значение для балканских народов. Ее важнейшим результатом явилось устранения турецкого владычества на большой части территории Балканского полуострова, освобождение Болгарии и оформление полной независимости Румынии, Сербии, Черногории.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

История: Наука и техника: Lenta.ru

В череде непрерывных русско-турецких конфликтов XVIII-XX веков освободительная война 1877-1878 годов занимает особое место. Стала ли она долгожданным реваншем России за проигранную Крымскую войну? Могла ли тогда российская армия взять Константинополь (Стамбул) и завладеть черноморскими проливами? Почему маркиз Солсбери и британская королева Виктория хотели воевать с Россией из-за Турции? Почему эта война сплотила русское общество, но стала прологом к Первой мировой? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Лапин.

«Лента.ру»: Почему так получилось, что эта война стала едва не единственным случаем в нашей истории, когда ее больше хотело российское общество, нежели власть?

Владимир Лапин: Если позволите, начну издалека. Каждая новая война несет на себе отпечаток войны предшествующей. Истоки турецкой кампании 1877-1878 годов следует искать не только в Крымской войне, а даже в войнах наполеоновской эпохи — прежде всего в Отечественной войне 1812 года.

Владимир Лапин

Дело в том, что до начала XIX века любые войны в России были делом государя и власти. Но именно война 1812 года и заграничный поход в Европу 1812-1815 годов породили национальное самосознание и создали русскую нацию, которая сразу осознала себя нацией победителей и освободителей. И такая особенность рождения нашей нации наложила свой отпечаток на весь ход русской истории.

В каком смысле?

Мы неизбывно ощущаем себя победителями и освободителями — и в этом осознаем свою миссию. И очень болезненно реагируем, когда этот почетный статус подвергается сомнению. В России все проверяется войной. Например, Екатерина II выиграла все войны, которые вела, поэтому ей прощали и непопулярные реформы, и то, что она незаконно занимала трон. Но стоило ее сыну Павлу I проиграть войну с Францией (ту самую, во время которой Суворов переходил через Альпы), как он тут же получил табакеркой в висок. Поэтому победа в войне 1877-1878 годов, несмотря на все издержки, подтвердила правильность курса реформ Александра II.

Материалы по теме

00:03 — 12 августа 2017

Крымская война, поначалу называемая Восточной, тоже начиналась под лозунгом освобождения братьев-славян от турецкого ига и защиты православных святынь в Палестине. И когда в 1875-1876 годах турки утопили в крови христианские восстания в Боснии и Герцеговине и в Болгарии, власть и русское общество были единодушны: война с Турцией неизбежна. Этот порыв, когда власть парадоксальным образом оказалась под сильным общественным нажимом, стал закономерным следствием роста национального самосознания в России в XIX веке.

Известно, что император Александр II долго колебался, прежде чем объявить войну. Он опасался повторения Крымской войны, неудачи в которой свели его отца в могилу?

Российскому императору было чего бояться, потому что ситуация была весьма неустойчивой. Он понимал, что если в конфликт вмешается Европа, для России это будет иметь катастрофические последствия. К тому же Александр II помнил, какой разорительной была Крымская война для российской экономики. Ведь всякая война — это запредельно дорогое удовольствие. Но эти деньги ему были нужны для продолжения великих реформ — преобразования тоже требуют огромных затрат. Поэтому война Александру II пришлась совсем некстати, но он никак не мог от нее уклониться.

Фрагмент фильма Леонида Парфенова «Александр II» из цикла «Российская империя»

Вы говорили, что эта война очень важна прежде всего своими последствиями и что память об этой войне очень причудлива и специфична в плане использования ее для обслуживания национального исторического мифа. Что вы под этим подразумеваете?

Под историческим мифом я подразумеваю не какую-то выдумку, а национальную версию событий прошлого. Я говорил о дальнейшей трактовке этой войны будущими историками. Для России она действительно стала и победоносной, и освободительной. По ее итогам наша страна преодолела тяжелые последствия неудачной Крымской войны и восстановила свой престиж в мире. Но я имел в виду последствия для отношений России с освобожденными народами.

Это прежде всего касается Болгарии, которая после обретения независимости, добытой во многом русской кровью, взяла курс на союз с Австро-Венгрией и Германией. В 1886 году Россия разорвала с ней дипломатические отношения и дело чуть не дошло до войны. Что характерно, в обеих мировых войнах XX века Болгария была на стороне врагов нашей страны. Сербский король Милан Обренович после освобождения от турецкой власти тоже стал ориентироваться на Австро-Венгрию, а в 1885 году развязал войну против Болгарии.

Почему так получилось?

Я недавно видел публикацию в одной болгарской газете 1890-х годов. Там есть фраза, смысл которой сводится к тому, что болгары питают глубокую благодарность к русским героям-освободителям, но различают братский русский народ и официальную Россию. Видимо, в правящих кругах новообразованных балканских государств побаивались чрезмерного влияния Петербурга. Недаром в Болгарии на троне утвердилась немецкая династия.

Тут сразу приходит на ум известная цитата из Достоевского, что «не будет у России и никогда еще не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными».

Это все так. Парадоксально, но чем больше независимых государств создавалось на территории бывших османских владений в Европе, тем дальше оказывалась Россия от своей заветной мечты — Константинополя.

Почему?

Чтобы наступать на Константинополь во время Крымской войны, русским войскам требовалось только перейти границу с Османской империей. К началу русско-турецкой войны 1877-1878 годов вместо двух подконтрольных туркам княжеств Валахии и Молдавии уже существовала единая Румыния, с которой нужно было предварительно договариваться. После этой войны появилось еще и единое болгарское государство.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 15 июня 1877 года»

Понятно, что в таких условиях об овладении Константинополем сухопутным путем можно было забыть, поэтому все последующие планы российского генерального штаба по захвату черноморских проливов предусматривали только высадку десанта. Но это была явная авантюра, что наглядно показала неудачная Дарданелльская операция британцев во время Первой мировой войны.

Если не ошибаюсь, в основе военной кампании лежал новаторский по тем временам план молниеносной войны генерала Обручева, во многом предвосхитивший концепцию германского блицкрига в будущих мировых войнах. Он предусматривал после переправы через Дунай наступать по трем направлениям через Балканы, затем захватить в клещи и разгромить основные силы турок и завершить войну стремительным броском к Константинополю. Почему ход боевых действий пошел не так? Почему российским войскам пришлось с огромными потерями трижды штурмовать Плевну, а потом оборонять Шипку?

У нас начисто забыли победную русско-турецкую войну 1828-1829 годов, когда в считаные месяцы Россия блестяще разгромила Османскую империю и решила все свои стратегические задачи. Такой успех был возможен во многом благодаря тому, что Россия полностью контролировала Черное море, а логистическое обеспечение действий русских войск осуществлялось морским путем. Но после Крымской войны Россия потеряла свой Черноморский флот, и к началу войны 1877-1878 годов только приступила к его восстановлению.

Поэтому снабжение нашей армии на Балканах могло осуществляться только по суше. Обручев действительно был талантливым военачальником и составил смелый и толковый план наступления. Но тут возникла ситуация как в известном стихотворении Льва Толстого, сочиненном при осаде Севастополя во время Крымской войны: «Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги». Учитывая сложный рельеф местности и отсутствие нормальных дорог, русская армия завязла в пути и испытывала колоссальные трудности в снабжении.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Сдача крепости Никополь 4 июля 1877 года»

Вторая проблема — стереотипное мышление командного состава. Это, кстати, характерная черта не только нашей армии. Генералы, как известно, всегда готовятся к прошедшей войне. В то время у российских военачальников не было изжито идущее с XVII-XVIII веков и устаревшее в промышленную эпоху представление об организации театра военных действий как пространства, разделенного зонами крепостей. Взятие четырехугольника турецких крепостей в Болгарии стало своего рода фетишем для русского командования, хотя их можно было взять в осаду и обойти, стремительно продвигаясь дальше на Константинополь.

Насколько я понимаю, в той войне хорошо себя показали военачальники среднего звена вроде Гурко, Скобелева и Драгомирова, а высшее великокняжеское командование, состоящее из родственников императора, особыми воинскими дарованиями не блистало.

Не совсем соглашусь в оценке высшего командования — оно вовсе не было бездарным. Великий князь Николай Николаевич войсками руководил неплохо, и даже цесаревич Александр Александрович (будущий император Александр III), командовавший Рущукским отрядом, проявил себя хорошо. Но здесь выявилась третья проблема русской армии — отсутствие должного взаимодействия между войсками. Много кто влиял на принятие ключевых решений, но мало кто мог взять ответственность за их исполнение.

Наверное, нужно учесть еще и то, что Россия вступила в эту войну, когда милютинская реформа армии еще не завершилась?

Конечно. То, что армию отправили на войну во время реформирования, сильно сказалось на ее боеготовности. Сильно оплошала и российская военная разведка, проглядевшая серьезное перевооружение турецкой армии накануне войны. В результате вооружение и оснащение русских войск оказались на порядок хуже, чем у противника. К тому же из-за просчетов разведки и прочих организационных провалов турки беспрепятственно заняли Плевну, что потом дорого стоило русской армии.

Как вы думаете, почему на Кавказском фронте наступление русских войск оказалось более успешным, чем на Балканах? Хотя и там, как мы знаем, случилось Баязетское сидение.

К сожалению, об этом событии у нас больше знают по известной книге Валентина Пикуля, где много неточностей и просто прямых искажений. Тем, кто хочет знать, как там все было на самом деле, я советую прочитать роман Бориса Васильева «Господа офицеры» из дилогии «Были и небыли». С военно-стратегической точки зрения Баязетское сидение стало не самым значительным эпизодом той войны, хотя оно предотвратило турецкое вторжение в Восточную Армению.

Но знать о нем стоит, потому что это была яркая и героическая страница нашей военной истории, когда русские солдаты и офицеры на протяжении 23 дней отбивались от превосходящих сил противника под укрытием обветшалых укреплений, не имея необходимого запаса воды и продовольствия.

И все-таки — почему на кавказском театре военных действий у России дела шли благополучнее? Кстати, и в Первой мировой войне было точно так же.

Это правда, тогда русская армия под командованием генерала Николая Юденича дошла до Трапезунда и даже до Анатолии. Во всех русско-турецких войнах, начиная с кампании 1806-1812 годов, боевые действия на Кавказе для нас складывались более успешно, чем на Балканах.

Картина Льва Лагорио «Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года»

Во-первых, там турецкая армия была слабее той, что воевала на Балканах, где защищала подступы к своей столице. Во-вторых, в кампании 1877-1878 годов на Кавказском фронте у нас действовали грамотные генералы, за плечами которых был опыт участия в Кавказской войне против горцев. К тому же там было много офицеров из числа грузин и армян — взять хотя бы одного из героев той войны Арзаса Тергукасова. У всех у них имелась своя мотивация воевать с турками.

Почему обо всех войнах с Турцией на кавказском направлении у нас всегда говорили меньше, чем о боевых действиях на Балканах?

Это можно объяснить европоцентричностью нашего сознания. В России всегда больше интересовались войнами на европейском театре военных действий, поэтому кавказское направление всех русско-турецких войн оставалось на периферии внимания как современников, так и потомков.

В начале 1878 года русские войска остановились в 12 километрах от Константинополя, но не стали его штурмовать, хотя турецкая столица на тот момент была совершенно беззащитной. Почему?

Во-первых, когда огромная армия входит в большой и богатый город, всегда есть риск потери ее боеспособности и превращения в банду мародеров. Неизвестно, как могли сложиться события Отечественной войны 1812 года, если бы Наполеон не поддался соблазну захватить Москву. Мы все знаем, чем это для него закончилось.

Материалы по теме

00:11 — 3 мая 2016

Во-вторых, весь опыт войн России не только с турками, но и с прочими азиатскими противниками показывал их слабость в открытых полевых сражениях. Но в своих городах, ощущая поддержку местных жителей (особенно черни), они дрались гораздо отчаяннее. Иными словами, если бы русская армия вошла в Константинополь, последствия могли быть непредсказуемыми.

В-третьих, взятия русскими войсками Константинополя не могли допустить в европейских столицах — Вене, Берлине, Париже и Лондоне. Для европейских держав это было бы немыслимо, поскольку подобная акция полностью нарушала сложившийся баланс сил. Я подозреваю, что в Петербурге всерьез даже и не рассматривали такой вариант, зная о возможных катастрофических последствиях.

Но какой вариант рассматривала Россия? Когда Достоевский с воодушевлением писал «Константинополь должен быть наш», он наверняка был не одинок в этом желании, хотя в преддверии войны Россия официально заверяла Великобританию, что не собирается захватывать турецкую столицу и черноморские проливы.

Да, это так. Была известная нота Горчакова.

Но современный историк Олег Айрапетов указывает, что «в случае превращения Константинополя в вольный город, предусматривалось создание русского укрепления на Босфоре с правом Великобритании оккупировать вход в Дарданеллы». То есть в Петербурге могли существовать и другие планы?

У писателя Льва Кассиля есть повесть «Кондуит и Швамбрания», где он рассказывает, как в детстве они с братом придумали идеальную сказочную страну. Все российские дореволюционные прожекты насчет Константинополя и черноморских проливов — это такой военно-политический «Кондуит и Швамбрания». Умные люди в Петербурге понимали их неосуществимость, особенно после создания независимых Румынии и Болгарии.

Русский солдат на фоне мечети Селимие в Эдирне (Адрианополе) в 1878 году

Допустим, Россия добилась бы в 1878 году создания военного укрепления на Босфоре. Но как бы осуществлялось его снабжение? Разумеется, только по морю, но для этого пришлось бы создавать еще один Черноморский флот. Где взять на это ресурсы? То есть вместо решения прежних проблем Россия получила бы колоссальную головную боль на долгие годы вперед. Но я опять повторю: великие европейские державы в любом случае этого бы не допустили.

Но даже Сталин после 1945 года хотел создать советскую военно-морскую базу в черноморских проливах.

И что — кто-нибудь ему это позволил? К чему-нибудь это привело?

Разве что к тому, что Турция быстро запросилась в НАТО.

Вот именно. Никогда и ни при каких обстоятельствах другие великие державы не допустили бы контроля нашей страны над черноморскими проливами.

Но во время Первой мировой войны Британия и Франция на это согласились.

Вы говорите об англо-франко-русском соглашении от 18 марта 1915 года. Но не факт, что союзники стали бы его потом исполнять, особенно если Дарданелльская операция увенчалась бы успехом.

Если вернуться к событиям 1877-1878 годов — какой стратегический план был у России в отношении Константинополя?

Я думаю, что угрозой захвата Константинополя предусматривалось взять турок за горло и продиктовать им любые условия мирного договора. Это уже было в 1829 году в Адрианополе, это повторилось в 1878 году в Сан-Стефано.

Насколько вообще выполнимым был Сан-Стефанский мир, выгодный прежде всего России и Болгарии? Я где-то читал такую версию, что турки намеренно согласились на него в надежде, что оно неизбежно рассорит Россию с остальной Европой, а болгар — с остальными балканскими народами. В итоге именно так и случилось.

Мне трудно сказать, на что надеялись турки, но я хочу обратить внимание на одно обстоятельство, которое в отечественной историографии обычно замалчивают. Сан-Стефанский договор 1878 года стал прямым нарушением секретного Рейхштадтского соглашения, заключенного Россией и Австро-Венгрией в 1876 году. Для Петербурга было важным накануне предстоящей войны с Османской империей обеспечить нейтралитет Вены и не допустить повторения ситуации Крымской войны, когда высока была угроза получения удара в спину от Австро-Венгрии.

Поэтому по Рейхштадтскому соглашению Россия признавала австро-венгерскую оккупацию Боснии и Герцеговины и обязывалась не допускать создания на Балканах крупного славянского государства. Причем все это делалось за спиной балканских народов — ни сербов, ни болгар никто не спрашивал. Я не исключаю, что Сан-Стефанский договор стал для России игрой на повышение ставок.

В каком смысле?

Подписанием этого договора мы как бы демонстрировали болгарам, что сделали для них все, что смогли, но если не получилось — то во всем виновата коварная Европа, а Рейхштадтское соглашение как бы и ни при чем.

Картина Алексея Попова «Защита "Орлиного гнезда" орловцами и брянцами 12 августа 1877 года»

Но Сан-Стефанским договором были недовольны не только великие европейские державы, но и все соседи Болгарии: публично возмущалась Греция, Сербия вступила в тайные переговоры с Австро-Венгрией, Румыния предъявляла претензии России из-за южной Бессарабии.

Это неудивительно. Вы сами сказали, что на Балканах от Сан-Стефанского договора выиграла только Болгария. В результате все, кому Россия помогала на Балканах, не только обиделись на нее, но и передрались между собой. Особенно это касается постоянных конфликтов Сербии и Болгарии из-за Македонии, которые продолжились и в XX веке.

Ваши коллеги-историки пишут, что в 1877-1878 годах «в британской прессе началась настоящая антирусская истерия», российский посол в Лондоне Шувалов не нашел общий язык с новым министром иностранных дел «ястребом» маркизом Солсбери, а королеву Викторию считал сошедшей с ума и в донесении Александру II отзывался о ней так: «Английской конституции недостаточно, чтобы пресечь влияние этой женщины, вбившей себе в голову мысль о войне с нами… Наши примирительные попытки терпят неудачу… Британцы усматривают только два возможных варианта — либо война с Россией, либо унижение Англии». Почему Великобритания столь остро реагировала на конфликт России с Турцией?

Позиция Великобритании в этой ситуации была ясна и понятна: начиная с XVI века ее внешняя политика основывалась на противостоянии с самой сильной континентальной державой Европы. Сначала это была Испания, а потом Франция. После побед Екатерины II над турками и Александра I над Наполеоном это «почетная» роль досталась России, незадолго до Первой мировой войны ее сменила Германия. Поэтому никакой особенной русофобии тут искать не надо — Великобритания просто стремилась максимально обеспечить свои интересы — так, как она их понимала.

Сейчас это назвали бы политикой сдерживания.

Совершенно верно. К тому же в Лондоне тогда были весьма обеспокоены российской экспансией в Среднюю Азию.

Великобритания действительно была готова в 1878 году воевать с Россией?

Конечно. В Мраморное море вошла британская эскадра, а русские войска стояли напротив на европейском берегу. Это была очень взрывоопасная ситуация.

Почему в 1878 году, как и в Крымскую войну, Россия вновь оказалась в полной международной изоляции? Почему в Европе у нас снова не нашлось союзников?

Во-первых, международная репутация России тогда оставляла желать лучшего. И хотя в нашей стране уже проходили великие реформы Александра II, за ней тянулся тяжелый шлейф деспотического «жандарма Европы», созданный в эпоху Николая I.

Во-вторых, война России с Османской империей, как я уже говорил, была вызвана скорее внутренними причинами и оказалась неизбежной, но проблема была в том, что наши цели и задачи полностью противоречили интересам ведущих европейских держав. Австро-Венгрия категорически не желала создания на своих южных рубежах большого славянского государства. Германию Россия раздражала с 1875 года, когда из-за ее вмешательства немцам пришлось отказаться от новой войны с французами.

Бисмарк обиделся, что русские не позволили ему добить Францию, но Париж хотя бы из благодарности мог поддержать нас на Берлинском конгрессе?

Франция тогда еще не оправилась от разгрома 1871 года и событий Парижской коммуны. Ее авторитет на международной арене был сильно подорван, и ее голос не имел решающего значения.

Картина Антона фон Вернера «Берлинский конгресс»

Чем на самом деле для России стал Берлинский конгресс, пересмотревший условия Сан-Стефанского мира — национальным позором или приемлемым компромиссом, спасшим страну от войны со всей Европой?

Я бы вообще так вопрос не ставил. Была вполне возможна война с Великобританией, но вряд ли России угрожал вооруженный конфликт со всей Европой. У нашей страны для этого просто не имелось ни ресурсов, ни возможностей. Поэтому на Берлинском конгрессе Россия получила максимум из того, что позволяла ситуация. К тому же наши дипломаты, особенно престарелый канцлер Горчаков, в Берлине вели себя вяло и пассивно.

Как вы считаете, стала ли эта война реваншем за Крымскую войну, хоть и полученным большой ценой?

Безусловно, при всех издержках это была победоносная война. Россия на Берлинском конгрессе сохранила лицо, а его результаты в общих чертах подтвердили Рейхштадтское соглашение. Я считаю, что именно стараниями российских дипломатов вся ответственность за такое половинчатое решение болгарского вопроса перекладывалась исключительно на европейские державы.

Но, кажется, русское общество тяжело восприняло итоги Берлинского конгресса, посчитав его ударом по престижу нашей страны. Причем так полагали и консерваторы, и либералы.

Глубокая обида на Европу объединила в России всех. Но кто в русском обществе знал о Рейхштадтском соглашении 1876 года?

Можно ли сказать, что именно после Берлинского конгресса появилось отчуждение между властью и обществом, а вокруг Александра II возник вакуум, приведший его к гибели от рук террористов в 1881 году?

Я так не думаю. Великие реформы Александра II продолжились, хотя и несколько замедлились после войны. Россия понесла тяжелые финансовые потери, но не настолько катастрофические, как после Крымской войны. Гораздо больше на общественные настроения в России повлияли коррупционные скандалы во время боевых действий.

То есть?

Русско-турецкая война 1877-1878 годов стала первой войной в России, где важную роль играли средства массовой информации. В войсках находилось немало российских и зарубежных журналистов. Разумеется, их репортажи существенно влияли на общественное мнение как внутри России, так и за ее пределами. Когда корреспонденты писали о многочисленных злоупотреблениях в снабжении русской армии, это вызывало негативную реакцию в обществе.

Даже цензура не мешала?

Нет, и это понятно. В России всегда дозволялось обличать конкретных чиновников и отдельные «недостатки на местах» — нельзя было только ругать власть.

Что вы можете сказать о международных последствиях русско-турецкой войны 1877-1878 годов?

Она стала прологом к Первой мировой войне и создала для нее предпосылки. Впрочем, так всегда бывает — итоги одной войны становятся причинами следующей. Результаты Берлинского конгресса предопределили формирование двух коалиций, столкнувшихся в 1914 году. Россия отвернулась от Германии и постепенно стала сближаться с Францией, что потом привело к созданию Антанты. После событий 1878 года был окончательно поставлен крест на почти полуторавековом альянсе нашей страны с Австро-Венгрией.

Картина Василия Верещагина «Побежденные. Панихида»

В свою очередь, Вена в 1879 году заключила с Берлином Двойственный союз, явно направленный против Петербурга. Когда Османская империя по решению Берлинского конгресса уступила Кипр Великобритании, это привело к турецко-германскому сближению. Тут немаловажную роль сыграло усиление английского влияния в Персии.

Если говорить о братьях-славянах, то освободительная война 1877-1878 годов не разрешила всех противоречий между ними. Даже наоборот, ослабление и последующее выдавливание Османской империи из Европы привело к противоположному результату. Стоило туркам уйти с Балкан, как местные народы с удовольствием принялись резать друг друга. Ничего удивительного тут нет — таков итог распада всех империй. В итоге Балканы стали пороховым погребом Европы, который рванул в 1914 году. Но в 1878 году обо всех этих последствиях, разумеется, никто не думал.

Книжная выставка: Русско-турецкие войны (к 140-летию войны 1877-1878 гг.)

У входа в читальный зал и в читальном зале открыта выставка «Русско-турецкие войны: (к 140-летию войны 1877-1878 гг.)». На выставке представлено более 250 книг и периодических изданий, в том числе из Отдела редких книг,  иллюстрирующих более чем 300-летнее противостояние России и Турции.

 

На протяжении XVI-XIX вв. взаимоотношения между Россией и Османской империей можно охарактеризовать одним словом:  враждебные. За этот период страны воевали между собой 11 раз.

Войны велись за контроль над  Причерноморскими территориями и Кавказом, за выход к Черному морю, за контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, за права христиан в пределах Османской империи, за их освобождение от османского господства и включение в орбиту влияния России.

 

Первая  русско-турецкая война произошла во время правления Ивана IV в 1568–1570 гг. Война началась после смерти Сулеймана I, который стремился вернуть былое влияние на территории Казанского  и Астраханского ханств, которые в 1552 и 1556 гг. были захвачены Иваном Грозным. Селим II поручил возглавить поход Касиму-Паше. Летом 1569 г. девятнадцатитысячное турецкое войско осадило Астрахань, одновременно началась работа по созданию канала, соединяющего Волгу и Дон. Посланные Иваном IV войска П.С. Серебряного-Оболенского заставили отступить Касим-Пашу и снять осаду. В это же время почти весь турецкий флот, стоящий у Азова, был уничтожен штормом. В итоге попытка турок взять Астрахань и укрепиться в устье Волги закончилась провалом.

 

Вторая русско-турецкая война проходила в 1672–1681 гг. и была вызвана стремлением Османской империи контролировать Правобережную Украину, на которую также претендовали Россия и Польша. В 1669 г. гетман Правобережной Украины Петр Дорошенко был провозглашен вассалом Османской империи. Через три года султан Мехмед IV при поддержке Дорошенко начал войну с Польшей. Царь Алексей Михайлович, опасаясь вторжения османских войск в Левобережную Украину, объявил войну Османской империи. Донские казаки атаковали турецкие владения в устье Дона и в Крыму. Русские войска взяли столицу гетмана Дорошенко Чигирин, а сам Дорошенко капитулировал.  В ответ Мехмед IV осадил Чигирин и после нескольких попыток в 1678 г. город был взят. Москва сохранила контроль над Левобережной Украиной, а Османская империя укрепилась в Правобережной. 

 

Третья война проходила в 1686-1700 гг. и началась после присоединения России к «Священной лиге» европейских христианских государств против Османской империи. В 1687 и 1689 годах были предприняты два похода в Крым под началом Василия Голицына, но оба закончились безрезультатно. В 1695 г. Петр I возобновил походы против Турции, главной целью стала крепость Азов. В результате второго азовского похода в 1696 г. крепость была взята. По Константинопольскому договору 1700 г. Азов присоединен к России. 

 

Причинами следующей войны 1710-1713 гг. стали интриги скрывавшегося в Османской империи после поражения под Полтавой шведского короля Карла XII, а также требования России выслать шведского короля за пределы Османской империи. Под давлением Франции, главной союзницы Турции, опасавшейся усиления позиций России на Балтике и в Польше Турция в 1710 г. объявила войну России. Главные боевые действия произошли у реки Прут. Османы переправились через Прут у Фальчи  и 8 июля 1711 г. атаковали русский авангард, русские войска отошли в укреплённый лагерь у Новой Станилешти, который 9 июля был окружен противником. Штурм был отражен, турки потеряли 8 тысяч, но положение русских войск стало критическим из-за отсутствия боеприпасов и продовольствия. Были начаты переговоры и вскоре заключен Прутский мирный договор. Россия возвращала Турции Азов и должна была уничтожить все укрепления на юге.

 

Война 1735—1739 гг. была вызвана постоянными набегами крымских татар на южнорусские земли и противоречиями в связи с итогом войны за польское наследство. В 1736 г. русская армия под руководством генерал-фельдмаршала  Миниха захватила Бахчисарай. Но недостаток продовольствия, а также вспышки эпидемий в армии заставили Миниха отступить. В 1737 г. Миних взял Очаков. Армия П. Ласси  вторглась в Крым, нанеся армии крымского хана ряд поражений и захватив Карасубазар. Но и она была вскоре вынуждена покинуть Крым из-за недостатка снабжения. В течение 1738 г. существенных военных действий не велось, однако русской армии пришлось оставить Очаков и  Кинбурн из-за вспышки чумы, в тоже время удалось захватить Хотин и Яссы. В 1739 г. был заключен Белградский мирный договор, по которому Россия оставляла за собой Азов, но должна была уничтожить все находящиеся в нём укрепления. Кроме того, ей запрещалось иметь флот на Чёрном море.

В 1768 г. султан Мустафа объявил России войну под предлогом того, что украинский отряд, состоящий на русской службе, преследуя поляков, вторгся на территорию Османской империи. Турецкие войска перешли Днестр, но были отброшены обратно армией Голицына. Российская эскадра под командованием Алексея Орлова нанесла поражение Османскому флоту в сражениях у Чесмы и Хиоса. В этом же году русская армия нанесла поражение туркам у Рябой Могилы, Ларги и Кагула. В 1771 г. армия князя Василия Долгорукого заняла Крымский полуостров, а Крымское ханство перешло под российский протекторат. После победы русской армии под командованием А.В. Суворова у Козлуджи в 1774 г. турки согласились на мирные переговоры, и 21 июля был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Согласно договору Крымское ханство было объявлено независимым от Турции, Россия получила Большую и Малую Кабарду, Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, с прилегавшей к нему степью между Днепром и Южным Бугом.

 

    

 

Главной причиной войны 1787–1791 гг. было стремление Османской империи пересмотреть итоги войны 1768-1774 гг. и вернуть утраченные территории.  Начальные успехи турок против австрийцев сменились неудачами в военных действиях против России. В Молдавии фельдмаршал П.А. Румянцев-Задунайский нанёс турецкой армии ряд тяжёлых поражений. После длительной осады армией фельдмаршала Г.А. Потёмкина пал Очаков. Считавшаяся неприступной крепость Измаил была в короткие сроки захвачена А.В. Суворовым, а потеря Анапы стала следующим звеном в серии турецких поражений. Несмотря на численное превосходство турецкого флота, Черноморский флот под командованием контр-адмирала Н. С. Мордвинова нанёс ему поражения в серии сражений в Лимане и под командованием контр-адмирала М. И. Войновича — в сражении у Фидониси, а после назначения командующим флотом контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова — в сражении у Тендры. В итоге Османская Империя в декабре 1791 г. была вынуждена подписать Ясский мирный договор, закрепляющий Крым и Очаков за Россией, а также отодвигавший границу между двумя империями до Днестра.

 

    

 

 

Поводом для войны  1806–1812 гг. послужила произведенная турецким султаном с подачи французского посла О.-Ф. Себастиани отставка правителей Молдавии и Валахии. Согласно прежним договорам, Османская империя могла поступать так только с согласия России.  Кроме того турки закрыли для российских судов проход через Босфор и Дарданеллы. Россия ввела войска в Молдавию и Валахию. В ответ Порта объявила войну России. Основные события развернулись на море и в Азии. В 1807 г. эскадра Д.Н. Сенявина нанесла поражение турецкому флоту в Дарданелльском и Афонском сражениях. На Кавказе войска И.В. Гудовича взяли Баку. После бесплодных переговоров боевые действия возобновились в 1809 г. Возглавивший Дунайскую армию П.И. Багратион захватил Измаил, Браилов и Килию. На Кавказе А.П. Тормасов захватил Поти. В начале 1810 г. русская армия овладела Туртукаем и Силистрией. К октябрю освободили от турок Сербию, в Болгарии были освобождены Плевна, Тырново. Но проблемы со снабжением не позволили перейти Балканские горы.  В 1811 г. турки после известия о переводе части русских войск на западные границы России начали наступление на Рущук и Малую Валахию. Но войска М.И. Кутузова разбили османскую армию под Рущуком и у Слободзеи. Это вынудило Порту начать мирные переговоры. Согласно Бухарестскому договору Османская империя уступила России междуречье Прута и Днестра (Бессарабию) и признала ее власть над Имеретией, Мегрелией, Гурией и Абхазией; Россия утвердилась в Западном Закавказье; восстанавливались ее особые права в Дунайских княжествах; российские корабли могли свободно плавать по Дунаю. 

Причиной войны 1828-1829 гг. стал отказ Порты выполнять Аккерманскую конвенцию 1826 г. подтверждающую условия Бухарестского мирного договора, а также нежелание предоставить Греции автономию. В октябре 1827 г. русско-английско-французская эскадра подошла к берегам Пелопоннеса и разбила турецко-египетский флот при Наварине. В ответ турки объявили войну России. В мае 1828 г. русские войска под руководством П.Х. Витгенштейна взяли Браилов и Мачин, в сентябре Варну. На Кавказе корпус И.Ф. Паскевича захватил Карс и Баязет. В конце года русские эскадры блокировали Дарданеллы. В  середине 1829 г. пала Силистрия, капитулировал Адрианополь, на Кавказе пал Эрзурум. Эти поражения заставили султана Махмуда II  начать мирные переговоры.  В сентябре 1829 г. был заключен Адрианопольский мирный договор по которому к России перешли территории восточного побережья Черного моря, возвращена Анапа и присоединен Сухум. Значительные части Закавказья вошли в состав Российской империи. Турция согласилась на автономию Греции. Была признана независимость Греции и предоставлена автономия Молдавии, Валахии и Сербии.

 

    

 

  

 

Война 1853–1856 гг., начавшаяся как русско-турецкая, вошла в историю как Крымская война или Восточная. Находившаяся к этому времени в упадке Османская империя с ее обширными владениями привлекала императора Николая I. Русский царь мечтал прославиться как освободитель христианских народов, находившихся под гнетом османов. Отделению балканских государств от Турции противились Австрия и Великобритания. Не веря в возможность антироссийского союза между Британией и Францией, Николай ввел войска в дунайские княжества. Вскоре Турция объявила войну России. Русский флот разгромил турецкий в Синопской бухте. Но в марте 1854 г. на стороне Турции в войну вступили Англия и Франция, и характер боевых действий резко изменился.

 

     

 

По сравнению с европейскими армиями, российская была технически отсталой. Россия оказалась окружена врагами, так как военные действия шли как на черноморском театре военных действий, так и на Кавказе, на Балтийском и Белом морях.  Десантный корпус союзников Турции высадился в Крыму, нанес российским войскам ряд поражений и в октябре блокировал главную военно-морскую базу России на Черном море — Севастополь. Благодаря мужеству и героизму севастопольцев под руководством П.С. Нахимова, В.А. Корнилова, В.И. Истомина, Э.И. Тотлебена  оборона осажденного города продолжалась почти год. Но в сентябре 1855 г. Севастополь все же был захвачен.

 

      

 

На Кавказе война складывалась более успешно для России, там удалось взять турецкий город Карс, но, в конце концов, оказавшаяся в дипломатической изоляции Россия была вынуждена капитулировать. Война закончилась Парижским мирным договором, навязанным союзниками Турции. Россия теряла множество завоеванных за последнее столетие владений, а Черное море объявлялось нейтральным. Россия лишилась права иметь черноморский флот. Османская империя так же лишилась этого права. Огромные расходы на войну привели к финансовому кризису, рубль обесценился более чем в два раза. Однако неудача в войне стала толчком к реформированию государства. 

 

 

    

 

Причиной войны 1877-1878 гг. послужило обострение ситуации, связанной с вспыхнувшим в июне 1875 г. антитурецким восстанием в Боснии и Герцеговине, вызванным бесправным положением местного христианского населения.  Правительство Александра II для усиления своего влияния на Балканах открыто поддержало восставших.

В июне 1876 г. Сербия и Черногория объявили войну Турции, но после поражения в октябре этого же года под Дьюнишем, только вмешательство России спасло сербов от краха. 19 октября 1876 г. Россия предъявила Турции требование заключить перемирие с Сербией, которое Порта приняла, но вскоре, под влиянием Великобритании, отказалась от проекта мирного урегулирования кризисной ситуации, предложенного на Константинопольской (ноябрь-декабрь 1876 г.) и Лондонской (март 1877 г.) конференциях по осуществлению реформ. 

 

После отказа турецкого султана начинать преобразования для балканских славян, предложенные Россией, Александр II 12 апреля 1877 г. объявил войну Османской империи. Началась очередная (10-я по счету) русско-турецкая война.

Главнокомандующим Дунайской армией был назначен великий князь Николай Николаевич (Старший). Русская армия была лучше обучена тактически, превосходила противника в боевой и моральной подготовке, но не могла соперничать с турецкой в качестве вооружения (турецкие войска широко использовали современные английские и американские винтовки).  

 

В июне русские войска под командованием генерала М.И. Драгомирова форсировали Дунай в районе Зимницы, но сил (передовой отряд генерала И. В.Гурко насчитывал 12 тыс. человек) оказалось недостаточно для главного наступления через Балканский хребет. Для поддержки флангов были сформированы 45-тысячный Восточный и 35-тысячный Западный отряды.

Вскоре был захвачен Шипкинский перевал, открывавший путь на Константинополь, но необходимых сил для развития наступления опять не хватило. Передовой отряд занял Эски-Загру, но после ожесточённого боя с 20-тысячным корпусом Сулейман-паши у Эски-Загры, в котором отличились болгарские ополченцы, передовой отряд был вынужден отойти к Шипке. 

Русские войска на Балканах перешли к обороне. Западный отряд овладел Никополем, но не успел занять Плевну, куда из Видина подошёл 15-тысячный корпус Осман-паши. Штурмы Плевны 8 и 18 июля окончились неудачей и сковали действия русских войск.

Турецкое командование пыталось в августе организовать контрнаступление, которое закончилось поражением. На Кавказе наступление турецкой армии было остановлено, а 1-3 октября она потерпела поражение в сражении при Аладже. Русские войска перешли в наступление и в ночь на 6 ноября штурмом захватили Карс и вышли к Эрзуруму.

 

На Балканском театре войны новый штурм Плевны 30-31 августа окончился неудачей, и русские войска перешли к тесной блокаде Плевны, которая окончилась 28 ноября капитуляцией местного гарнизона. Русская армия, насчитывавшая 314 тыс. человек против свыше 183 тыс. человек у противника, перешла в наступление. Возобновила военные действия против Турции сербская армия. Западный отряд генерала И.В. Гурко (71 тыс. человек) несмотря на страшную стужу, перешёл через Балканы и 23 декабря 1877 г. занял Софию. В это же время началось наступление войск Южного отряда генерала Ф. Ф. Радецкого, которые в сражении при Шейново 27-28 декабря  окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши. 3-5 января 1878 г. в битве под Филиппополем (Пловдивом) была разбита армия Сулейман-паши, а 8  января русские войска заняли Адрианополь.

 

Особенно ярко проявился во время турецкой компании талант генерала М.Д. Скобелева, который принимал участие в штурмах Плевны и был близок к ее захвату еще в августе 1877 г., но нескоординированные действия других частей не позволили праздновать победу. В честь М.Д. Скобелева в Болгарии названы многие улицы и площади.

 

Лишь вмешательство Великобритании и Австро-Венгрии и ввод английской эскадры в Мраморное море помешали русским войскам захватить Константинополь.

19 февраля 1878 г. был подписан выгодный для России и балканских государств Сан-Стефанский мирный договор, согласно которому Болгария получала автономию, Румыния, Сербия и Черногория становились независимыми государствами. Россия получила часть территорий, утерянных после Крымской войны (Южная Бессарабия и Карская область на Кавказе). Но ведущие страны Европы не признали Сан-Стефанского договора, и Россия была вынуждена под угрозой международной изоляции пойти на уступки на Берлинском конгрессе.

Подписанный 1  июля 1878 г. Берлинский трактат подтвердил независимость Сербии, Черногории и Румынии. Болгария была разделена на две части – Северную Болгарию (вассальное княжество) и Восточную Румелию (турецкая провинция с внутренней автономией). Македония возвращалась Турции, Босния и Герцеговина передавались под управление Австрии. Были сокращены территориальные приращения России, которая отказалась от Баязета и согласилась на провозглашение Батума свободным портом.

Победа русского оружия способствовала распаду Османской империи, ликвидации турецкого господства в юго-восточной Европе, освобождению балканских народов и возникновению независимых национальных государств – Болгарии, Сербии, Румынии,  Греции и Черногории.

 

Список литературы, представленной на выставке.


Отдельные статьи о книгах с выставки:

Чичагов Л. М. Дневник пребывания царя-освободителя в дунайской армии в 1877 году

Пирогов Н. И. Севастопольские письма

Тотлебен Э. И. Описание обороны г. Севастополя

Кавалерийское сражение у селения Субатан во время Русско-турецкой войны (1877—1878 гг.)

Аннотация. В статье на основе опубликованных и архивных источников рассматривается участие 2-го Владикавказского казачьего полка в кавалерийском сражении у селения Субатан 6 июля 1877 года. Автором делается вывод о несоответствии официальных боевых потерь частей русской армии, принимавших участие в бою у селения Субатан, реальным.

Summary. Using published and archival sources, the article considers the 2nd Vladikavkaz Cossack regiment’s participation in the cavalry battle near the village of Subatan on 6 July 1877. The author draws a conclusion about the inconsistency between the official combat losses of the Russian army units, which took part in the battle near the village of Subatan, and the real ones.

ПАНЬКИН Владимир Александрович — архивист 1-й категории отдела публикаций, информационного обеспечения и использования документов Центрального архива Нижегородской области

(г. Нижний Новгород. E-mail: [email protected]).

 

КАВАЛЕРИЙСКОЕ СРАЖЕНИЕ У СЕЛЕНИЯ СУБАТАН ВО ВРЕМЯ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ (1877—1878 гг.)

 

Последняя Русско-турецкая война (1877—1878 гг.), официальным поводом к которой послужило угнетение христианского населения в Османской империи1, представляет собой одну из первых войн нового типа. В этой войне кавалерия на театре военных действий стала играть второстепенную роль: аванпостная и разведывательная службы, уничтожение неприятельской инфраструктуры, преследование разбитого противника и, в редких случаях, участие в боях в качестве ударной силы2. Тем не менее в ходе войны на Кавказском театре военных действий состоялись два чисто кавалерийских сражения: у селения Бенлиахмед (в русских источниках — Бегли-Ахмет) 18 мая 1877 года и у селения Субатан (в русских источниках — Субботан) 6 июля 1877 года.

Сражение у сел. Бенлиахмед получило освещение в дореволюционной историографии3 и были опубликованы воспоминания участников этого боя4. А вот бой у сел. Субатан остался практически неизученным, так как в дореволюционной историографии5 описания данного сражения полностью повторяют официальный рапорт командующего кавалерией действовавшего на кавказско-турецкой границе корпуса З.Г. Чавчавадзе6.

В современной историографии вопрос участия 2-го Владикавказского казачьего полка Терского казачьего войска в сражении 6 июля 1877 года у сел. Субатан, насколько нам известно, пока не поднимался. Имеется всего лишь одно небольшое упоминание в работе владикавказского краеведа Ф.С. Киреева, где содержится информация, что казаки были атакованы и окружены турецкой пехотой7. Однако информация в работе Киреева не отличается полнотой и достоверностью, что будет показано ниже.

К 1 июля 1877 года 2-й Владикавказский полк состоял из двух штаб-офицеров (командир полка полковник С.Н. Панин и командир 1-й сотни войсковой старшина С.С. Борисов) и 14 обер-офицеров (командир 2-й сотни сотник К.М. Кубатиев, командир 3-й сотни сотник Н.П. Свистунов, командир 4-й сотни хорунжий А.А. Козарез, полковой адъютант хорунжий Я.Г. Якуббо, полковой казначей хорунжий А.И. Балуев, заведующий полковым хозяйством сотник А.А. Чередников, делопроизводитель по хозяйственной части хорунжий Г.Н. Абрезов, заведующий оружейной частью хорунжий Г.Е. Лавров, субалтерн-офицеры 1-й сотни сотник С.П. Соколов и хорунжий Е.Н. Луценко, субалтерн-офицеры 3-й сотни сотник С.Н. Косякин и хорунжий И.Н. Антонов, субалтерн-офицеры 4-й сотни сотник П.А. Баев и хорунжий Е.Я. Ушинкин)8, 577 строевых нижних чинов (из них 7 больных и 14 в командировке)9, старшего врача коллежского асессора Н.Ф. Сусского10 и 17 нестроевых нижних чинов11.

6 июля 1877 года русское командование решило перевести войска, располагавшиеся у сел. Перкит, в обустраивавшийся лагерь при Гедикляре. Для прикрытия обустройства лагеря на аванпостах у сел. Субатан был оставлен 2-й Владикавказский казачий полк: 1-я сотня Борисова на аванпостах, а остальные три сотни в резерве. Казаки длительное время находились в изолированном положении, что было очевидно для турок, поэтому в районе 2—3 часов дня12 (в воспоминаниях английского корреспондента Чарльза Нормана, находившегося при Анатолийской армии Османской империи, — в районе 4 часов дня13) вперёд были высланы кавалерийские части: 1-я кавалерийская бригада под командой Эдхема-паши и несколько эскадронов, включая три эскадрона черкесов, из 2-й кавалерийской бригады под командованием бинбаши Решида-бея14. Части 1-й кавалерийской дивизии заняли высоты, а иррегулярным частям 2-й бригады (у Нормана — два полка с одним полком курдов в качестве поддержки15, у Уильямса — три эскадрона16) было приказано атаковать казаков. Для этого черкесы разделились на небольшие отряды по 10—20 всадников и стали теснить 1-ю сотню владикавказцев, которые отступали по направлению к резерву, где полковник Панин расположил на возвышенностях спешенных казаков остальных сотен17. При приближении турецкой кавалерии к резерву владикавказцев спешенные казаки, вооружённые скорострельными винтовками системы Бердана № 2, открыли по противнику стрельбу с расстояния около 400 м (в русских источниках — 200 шагов), что заставило турок на некоторое время отступить, и дало возможность 1-й сотне отойти под прикрытие резерва.

Прекратив отступление, турецкая кавалерия, пользуясь лучшим вооружением — магазинными ружьями системы Винчестера18, начала обстреливать казаков, и бой, по словам Нормана, стал напоминать пехотное сражение19. Когда у казаков стали заканчиваться патроны20, командир полка полковник Панин принял решение отступать, а для прикрытия отступления приказал 1-й сотне произвести атаку на левый фланг турецких иррегуляров21 (в русских источниках — правый22), что и было исполнено. Сотня под командованием войскового старшины Борисова бросилась на курдов, застигнутых врасплох (Норман пишет, что курды были пьяны, поэтому и не выдержали атаки23), и заставила их отступать. Борисов отличился в этом столкновении и лично убил не менее трёх человек24. Однако отступление турецкой кавалерии продолжалось недолго, и, собравшись с силами, черкесы остановили, а затем принялись преследовать казаков. Преследование продолжалось на расстояние более 4 км25, пока не подоспела помощь в лице Дагестанской бригады, состоявшей из 2-го и 3-го Дагестанских конно-иррегулярных полков, и Чеченского полка, отправленных по тревоге после получения сведений о нападении на казаков в 4,5 часа дня26 (по другим данным — в 5,5 часа дня27) под командой полковника Г.И. Эристова. По данным на 1 июля 1877 года, их списочная численность определялась: 2-й Дагестанский полк — 678 строевых нижних чинов, из которых 15 больных; 3-й Дагестанский полк — 714 строевых нижних чинов, из которых 29 больных; Чеченский полк — 644 строевых нижних чина, из которых 17 больных28. Завидев их, турецкая кавалерия прекратила преследование казаков и начала отступать к сел. Субатан, где часть черкесов спешилась и заняла позицию на холме, а другая часть принялась обходить левый фланг дагестанцев. Полковник Эристов отправил 2-й Дагестанский полк под командой майора А.А. Подхалюзина выбить турок с холмов, а 3-й Дагестанский полк под командой майора Али Гамзаева прикрывать левый фланг 2-го Дагестанского полка, чтобы не допустить нападения второй колонны турецкой кавалерии29. Турецкие иррегуляры, не выдержав атаки, начали отступать к своему лагерю, преследуемые дагестанцами, оставив в их руках 15 человек убитыми. Преследование турок продолжалось до тех пор, пока дагестанцы не попали под обстрел шести турецких горных батарей30. Весь бой длился 3—3,5 часа31.

Численность турецких частей, принимавших участие в этом сражении, точно определить невозможно, т.к. источники приводят крайне противоречивые данные: английский корреспондент Норман называет цифру 200032, то 1500 человек33; английский корреспондент Уильямс пишет о 350—400 черкесах34; российские источники: то более 250035, то около 1000 человек36, то более 3000 человек кавалерии и 6—8 батальонов пехоты37.

Официальные потери русской армии определяются в 10 убитых казаков. Ранены: 1 обер-офицер (хорунжий Ушинкин, который был отправлен в Александропольский военный госпиталь38, а приказом от 31 октября 1877 г. исключён из состава полка с зачислением по войску39), 25 казаков 2-го Владикавказского полка, 1 трубач и 3 всадника 2-го Дагестанского полка, 4 всадника 3-го Дагестанского полка, 1 пропавший без вести всадник 3-го Дагестанского полка и 1 пленный нижний чин (прикомандированный ко 2-му Владикавказскому полку урядник Алексей Гульдиев, попавший в плен тяжелораненым и находившийся на лечении в Карсе40), а также 47 убитых и 59 раненых лошадей41. Источники из турецкого лагеря потери русской армии определяют от 40 убитых и более 54 раненых42 до 250 человек убитых и раненых, в т.ч. 28 погибших от артиллерийского огня43, а также 18 пленных44.

Исходя из сравнения официальных списочных составов полков на 1 и на 15 июля 1877 года потери русской армии должны быть определены иначе, нежели это сделано официально. Так, за период с 1 по 15 июля 1877 года списочный состав 2-го Владикавказского полка, принимавшего за этот период участие в двух столкновениях с турецкими войсками (3 июля, когда потеряли 1 казака раненым45, и 6 июля), сократился на 15 человек, а список больных и раненых увеличился на 24 нижних чина46. Списочный состав 2-го Дагестанского и 3-го Дагестанского полков, за этот период принимавших участие в двух сражениях с турками (6 июля и 14 июля, когда потеряли ранеными 1 обер-офицера, 15 нижних чинов47 и 7 дезертировавших, включая 1 обер-офицера48), сократился на 1 обер-офицера и 40 строевых нижних чинов, а список больных и раненых увеличился на 47 нижних чинов49. Тогда как с 12 апреля по 1 июля списочный состав обоих полков сократился на 55 нижних чинов50, включая 20 всадников, убитых 5 мая51. Такое резкое увеличение числа больных и раненых нижних чинов не могло быть вызвано эпидемией, так как санитарная обстановка в районе действий Александропольского отряда была хорошей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 О вступлении Российских войск в пределы Турции. См.: Полное собрание законов Российской империи. 2-е собр. Т. 52. Ч. 1. СПб., 1879. С. 371.

2 Свечин А.А. Эволюция военного искусства. Т. 2. М.; Л.: Госиздат, 1928. С. 351, 352.

3 Потто В.А. История 44-го драгунского Нижегородского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка. Т. 9. СПб., 1895. С. 99—110; Описание боевой жизни 44-го драгунского Нижегородского Его Величества Короля Виртембергского полка в минувшую войну 1877—1878-го годов / Сост. шт.-ротм. Рикман и корн. Порембский. Тифлис, 1885. С. 28—36; Колюбакин Б.М. Бегли-Ахметский ночной кавалерийский бой  18-го мая 1877 года. Эпизод из действий кавалерии на мало-азиатском театре войны // Военный сборник. 1886. № 11. С. 146—166 и др.

4 Кануков И.Д. От Александрополя до Эрзерума // В осетинском ауле. Орджоникидзе: Ир, 1985. С. 104—106; Кельнер А.А. Бегли-Ахметский бой // Военный сборник. 1889. № 9. С. 178—184.

5 Ржевуский Л.А. Терцы: Сборник исторических, бытовых и географическо-статистических сведений о Терском казачьем войске. Владикавказ, 1888. С. 165, 166; Гиппиус В. Осады и штурм крепости Карса в 1877 г.: исторический очерк. СПб., 1885. С. 312, 313; Кишмишев С.О. Война в Турецкой Армении 1877—1878 гг. СПб., 1884. С. 212, 213; Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре / Под ред. г.-л. Чернявского. Т. 2. СПб., 1904. С. 70—72; Война 1877 и 1878 гг. Т. 3: Война в Азиатской Турции / Под ред. г.-м. Зыкова. СПб., 1882. С. 231—233 и др.

6 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову // Военный сборник. 1877. № 11. С. 136—140.

7 Киреев Ф.С. Герои и подвиги. Владикавказ: Ир, 2010. С. 107.

8 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 330. Оп. 21. Д. 270. Л. 19, 19 об., 29.

9 Там же. Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 8 об., 9.

10 Там же. Ф. 330. Оп. 21. Д. 270. Л. 9, 9 об., 19, 19 об., 29.

11 Там же. Л. 12 об.; Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 8 об., 9.

12 Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 2. С. 70; Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 137.

13 Norman C.B. Armenia and the campaign of 1877. London, Paris & New York: Cassell Petter & Galpin. P. 241.

14 Ibid; Williams C. The Armenian Company: a diary of the campaign of 1877, in Armenia and Koordistan. London: C. Kegan Paul & Cº, 1878. P. 162.

15 Norman C.B. Op. cit. P. 241, 243.

16 Ibid. P. 242; Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 2. С. 70; Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 137.

17 Там же; Norman C.B. Op. cit. P. 242; Williams C. Op. cit. P. 163.

18 Norman C.B. Op. cit. P. 242; Williams C. Op. cit. P. 163; Mehmed Ârif Bey. Başımıza gelenler / neşre hazırlayan M. Ertuğrul Düzdağ. Istanbul: Tercüman 1001 Temel Eser, 2007. S. 416.

19 Norman C.B. Op. cit. P. 242.

20 Всего за бой 6 июля 1877 г. казаки израсходовали 19 047 винтовочных и 120 револьверных патронов. См.: Сведение о количестве боевых припасов, израсходованных пехотными, кавалерийскими и артиллерийскими частями войск Кавказской армии в делах с турками во время войны 1877—1878 годов: составлено из подлинных сведений войсковых частей и общей ведомости Кавказского окружного артиллерийского управления // Сборник материалов по РТВ на Кавказско-Малоазиатском театре. Вып. 3. Ч. 2: Приложения к отчёту по окружному артиллерийскому управлению Кавказского военного округа за 1877—1878 годы. СПб., 1903. С. 442, 443.

21 Norman C.B. Op. cit. P. 242; Williams C. Op. cit. P. 164.

22 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 137.

23 Norman C.B. Op. cit. P. 243.

24 Ibid. P. 242; Williams C. Op. cit. P. 163, 164.

25 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 138; Mehmed Ârif Bey. Op. cit. S. 412.

26 Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 2. С. 71.

27 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 138.

28 РГВИА. Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 10 об.—12.

29 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 138.

30 Там же. С. 139; Williams C. Op. cit. P. 164; Gazi Ahmed Muhtar Paşa. Anilar 2: Sergüzeşt-i hayatım’ın cild-i sanisi / sadeleştirerek yayına hazırlayan: Nuri Akbayar; eski yazıdan aktaranlar: Yücel Demirel. Beşiktaş, Istanbul: Türkiye Ekonomik ve Toplumsal Tarih Vakfı, 1996. S. 155; Mehmed Ârif Bey. Op. cit. S. 413.

31 Gazi Ahmed Muhtar Paşa. Anilar 2: Sergüzeşt-i hayatım’ın cild-i sanisi. S. 155; Mehmed Ârif Bey. Op. cit. S. 413.

32 Norman C.B. Op. cit. P. 241.

33 Ibid. P. 242.

34 Williams C. Op. cit. P. 163.

35 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 139.

36 Там же. С. 137.

37 Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 7. Ч. 1 / Сост. полк. Томкеев. Тифлис, 1910. С. 155.

38 РГВИА. Ф. 330. Оп. 21. Д. 270. Л. 25.

39 Высочайший приказ от 31 октября 1877 г.

40 РГВИА. Ф. 330. Оп. 21. Д. 319. Л. 11; Williams C. Op. cit. P. 170.

41 Рапорт начальника кавалерии действующего корпуса  генерал-майора кн. Чавчавадзе командующему действующим корпусом генерал-адъютанту Лорис-Меликову. С. 139; Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 7. Ч. 1. С. 119.

42 Williams C. Op. cit. P. 164.

43 Gazi Ahmed Muhtar Paşa. Anilar 2: Sergüzeşt-i hayatım’ın cild-i sanisi. S. 155, 156; London Daily News. 1877. № 9758. 23 July. P. 5; № 9759. 24 July. P. 5; Mehmed Ârif Bey. Op. cit. S. 414.

44 Williams C. Op. cit. P. 164.

45 Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 2. С. 66.

46 РГВИА. Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 8 об., 9, 58 об., 59.

47 Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 2. С. 83; Т. 7. Ч. 1. С. 154.

48 Gazi Ahmed Muhtar Paşa. Anilar 2: Sergüzeşt-i hayatım’ın cild-i sanisi. S. 159; Williams C. Op. cit. P. 177.

49 РГВИА. Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 10 об., 11, 60 об.—62.

50 Распределение полевых, крепостных и местных войск в районах действующих отрядов, наличный состав их и боевая сила к 12 апреля 1877 года // Материалы для описания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 1 / Под ред. г.-л. Чернявского. СПб., 1904. С. 172, 173; РГВИА. Ф. 485. Оп. 1. Д. 11. Л. 10 об., 11.

51 Письма ген.-м. (Дмитрия) Комарова к ген.-ад. Лорис-Меликову // Материалы для описания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 1 / под ред. г.-л. Чернявского. СПб., 1904. С. 302.

Русско - турецкая война (1877 - 1878) - Российская Империя

Опираясь на дружественный нейтралитет России, Пруссия с 1864 по 1871 г. одерживает победы над Данией, Австрией и Францией, а затем осуществляет объединение Германии и создание Германской империи. Разгром Франции прусской армией позволил, в свою очередь, России отказаться от стеснительных статей Парижского соглашения (прежде всего, от запрета иметь военный флот на Черном море). Вершиной германо-российского сближения стало создание в 1873 г. "Союза трех императоров" (России, Германии и Австро-Венгрии). Союз с Германией, при ослаблении Франции, позволил России активизировать политику на Балканах. Поводом к вмешательству в балканские дела стали боснийское восстание 1875 г. и сербо-турецкая война 1876 г. Разгром турками Сербии и жестокое подавление ими восстания в Боснии вызвали сильное сочувствие в русском обществе, желавшем помочь "братьям-славянам". Но в российском руководстве имелись разногласия по поводу целесообразности войны с Турцией. Так, министр иностранных дел А.М.Горчаков, министр финансов М.X.Рейтерн и др. считали Россию неготовой к серьезному столкновению, которое могло вызвать финансовый кризис и новый конфликт с Западом, прежде всего, с Австро-Венгрией и Англией. В течение всего 1876 г. дипломаты искали компромисс, которого Турция всячески избегала. Ее поддерживала Англия, которая видела в разжигании военного пожара на Балканах возможность отвлечения России от дел в Средней Азии. В конце концов, после отказа султана реформировать свои европейские провинции император Александр II 12 апреля 1877 г. объявил Турции войну. Предварительно (в январе 1877 г.) русской дипломатии удалось уладить трения с Австро-Венгрией. Та сохраняла нейтралитет за право оккупации турецких владений в Боснии и Герцеговине, Россия возвращала себе территорию южной Бессарабии, потерянную в Крымскую кампанию. Было решено также не создавать крупное славянское государство на Балканах.

План российского командования предусматривал завершение войны в течение нескольких месяцев, чтобы Европа не успела вмешаться в ход событий. Поскольку Россия почти не имела флота на Черном море, повторение маршрута похода Дибича на Константинополь через восточные районы Болгарии (близ побережья) становилось затруднительно. Более того, в данном районе находились образующие четырехугольник мощные крепости Силистрия, Шумла, Варна, Рущук, в которых располагались главные силы турецкой армии. Продвижение в этом направлении грозило русской армии затяжными боями. Поэтому было решено обойти зловещий четырехугольник через центральные районы Болгарии и идти к Константинополю через Шипкинский перевал (перевал в горах Стара-Планина, на дороге Габрово — Казанлык. Высота 1185 м.).

Можно выделить два основных театра военный действий: Балканский и Кавказский. Главным был Балканский, где военные действия можно разбить на три этапа. Первый (до середины июля 1877 г.) включал переход русскими войсками Дуная и Балкан. Второй этап (со второй половины июля до конца ноября 1877 г.), в течение которого турки осуществили ряд наступательных операций, а русские, в целом, находились в состоянии позиционной обороны. Третий, завершающий этап (декабрь 1877 - январь 1878) связан с наступлением русской армии через Балканы и победным окончанием войны.

Балканский театр военных действий

Первый этап

После начала войны на стороне России выступила Румыния, пропустившая русские войска через свою территорию. К началу июня 1877 г. русская армия, которую возглавлял великий князь Николай Николаевич (185 тыс. чел.), сосредоточилась на левом берегу Дуная. Ей противостояли примерно равные по численности войска под командованием Абдул-Керима-паши. Основная их часть находилась в уже указанном четырехугольнике крепостей. Главные же силы русской армии сосредоточились несколько западнее, у Зимницы. Там готовилась основная переправа через Дунай. Еще западнее, вдоль реки, от Никополя до Видина, располагались румынские войска (45 тыс. чел.). По боевой подготовке русская армия превосходила турецкую. Но вот по качеству оружия турки превосходили русских. В частности, на вооружении у них находились новейшие американские и английские винтовки. Турецкая пехота имела больше патронов и шанцевого инструмента. Русским же солдатам приходилось экономить выстрелы. Пехотинцу, который израсходовал во время боя свыше 30 патронов (более половины патронной сумки), грозило наказание. Сильный весенний разлив Дуная помешал переправе. Кроме того, турки имели на реке до 20 броненосцев, контролировавших береговую зону. В борьбе с ними прошли апрель и май. В конце концов русские войска с помощью береговых батарей и минных катеров нанесли турецкой эскадре урон и заставили ее укрыться в Силистрии. Только после этого появилась возможность для переправы. 10 июня у Галаца через реку переправились части XIV корпуса генерала Циммермана. Они заняли Северную Добруджу, где и простоями до конца войны. Это был отвлекающий маневр. Главные же силы тем временем скрытно скапливались у Зимницы. Напротив нее, на правом берегу лежал укрепленный турецкий пункт Систово.

Переправа у Систово (1877). В ночь на 15 июня между Зимницей и Систово форсировала реку 14-я дивизия генерала Михаила Драгомирова. Солдаты переправлялись в черных зимних мундирах, чтобы оставаться незамеченными в темноте. Первой без единого выстрела высадилась на правый берег 3-я Волынская рота во главе с капитаном Фоком. Следующие части форсировали реку уже под сильным огнем и с ходу вступали в бой. После ожесточенного штурма систовские укрепления пали. Потери русских при переправе составили 1,1 тыс. чел. (убитыми, ранеными и утонувшими). К 21 июня 1877 г. саперы соорудили у Систово плавучий мост, по которому русская армия перешла на правый берег Дуная. Дальнейший план состоял в следующем. Для наступления через Балканы предназначался передовой отряд под командованием генерала Иосифа Гурко (12 тыс. чел.). Для обеспечения флангов создавались два отряда - Восточный (40 тыс. чел.) и Западный (35 тыс. чел.). Восточный отряд во главе с наследником цесаревичем Александром Александровичем (будущим императором Александром III) сдерживал основные турецкие войска с востока (со стороны крепостного четырехугольника). Западный отряд во главе с генералом Николаем Кридигером имел цель расширить зону вторжения в западном направлении.

Взятие Никопола и первый штурм Плевны (1877). Выполняя поставленную задачу, Кридигер 3 июля атаковал Никопол, который защищал 7-тысячный турецкий гарнизон. После двухдневного штурма турки капитулировали. Потери русских во время приступа составили около 1,3 тыс. чел. Падение Никопола снизило угрозу флангового удара по русским переправам у Систово. На западном фланге у турок оставался последний крупный отряд в крепости Видин. Командовал им Осман-паша, который сумел изменить благоприятный для русских начальный этап войны. Осман-паша не стал дожидаться в Видине дальнейших действий Кридигера. Пользуясь пассивностью румынской армии на правом фланге союзных сил, турецкий командующий 1 июля покинул Видин и двинулся навстречу Западному отряду русских. Преодолев за 6 дней 200 км. Осман-паша занял с 17-тысячным отрядом оборону в районе Плевны. Этот решительный маневр стал полной неожиданностью для Кридигера, который после взятия Никопола решил, что в этом районе с турками покончено. Поэтому российский командующий двое суток бездействовал, вместо того, чтобы сразу овладеть Плевной. Когда он спохватился, было уже поздно. Над правым флангом русских и над их переправой (Плевна находилась в 60 км от Систово) нависла опасность. В результате занятия турками Плевны коридор для наступления русских войск в южном направлении сузился до 100-125 км (от Плевны до Рущука). Кридигер решил исправить ситуацию и тут же послал против Плевны 5-ю дивизию генерала Шильдер-Шульдера (9 тыс. чел.). Однако выделенных сил оказалось недостаточно, и штурм Плевны 8 июля окончился провалом. Потеряв во время приступа около трети своих сил, Шильдер-Шульдер был вынужден отступить. Урон турок составил 2 тыс. чел. Эта неудача повлияла на действия Восточного отряда. Он отказался от блокады крепости Рушук и перешел к обороне, поскольку резервы для его усиления были переброшены теперь под Плевну.

Первый забалканский поход Гурко (1877). Пока Восточный и Западный отряды обустраивались на систовском пятачке, части генерала Гурко стремительно двинулись на юг к Балканам. 25 июня русские заняли Тырново, а 2 июля перешли Балканы через Хайнекенский перевал. Правее, через Шипкинский перевал, наступал русско-болгарский отряд во главе с генералом Николаем Столетовым (около 5 тыс. чел.). 5-6 июля он атаковал Шипку, но был отбит. Однако 7 июля турки, узнав о взятии Хайнекенского перевала и движении им в тыл частей Гурко, покинули Шипку. Путь через Балканы был открыт. Русские полки и отряды болгарских добровольцев спустились в Долину Роз, восторженно встречаемые местным населением. В послании русского царя болгарскому народу были и такие слова: "Болгаре, мои войска перешли Дунай, где уже не раз сражались они за облегчение бедственной участи христиан Балканского полуострова... Задача России - созидать, а не разрушать. Она призвана Всевышним промыслом согласить и умиротворить все народности и все исповедания в тех частях Болгарии, где совместно живут люди разного происхождения и разной веры...". Передовые русские части появились в 50 км от Адрианопля. Но на этом продвижение Гурко закончилось. Он не имел достаточно сил для успешного массированного наступления, способного решить исход войны. Турецкое командование располагало резервами для отражения этого смелого, но во многом импровизированного натиска. Для зашиты данного направления был переброшен морем из Черногории корпус Сулеймана-паши (20 тыс. чел.), который закрыл дорогу частям Гурко на линии Эски-Загра - Ени-Загра. В ожесточенных боях 18-19 июля не получивший достаточных подкреплений Гурко сумел одолеть под Ени-Загрой турецкую дивизию Реуф-паши, но потерпел тяжелое поражение под Эски-Загрой, где было разгромлено болгарское ополчение. Отряд Гурко отступил к перевалам. На этом Первый Забалканский поход завершился.

Второй штурм Плевны (1877). В день, когда подразделения Гурко дрались под двумя Заграми, генерал Кридигер с 26-тысячным отрядом предпринял второй штурм Плевны (18 июля). Ее гарнизон достиг к тому времени 24 тыс. чел. Благодаря усилиям Османа-паши и талантливого инженера Тевтик-паши, Плевна превратилась в грозную твердыню, опоясанную оборонительными укреплениями и редутами. Разрозненный фронтальный натиск русских с востока и юга разбился о мощную турецкую систему обороны. Потеряв в бесплодных атаках свыше 7 тыс. чел., войска Кридигера отступили. Турки потеряли около 4 тыс. чел. На систовской переправе при вести об этом поражении вспыхнула паника. Подходивший отряд казаков был принят за турецкий авангард Османа-паши. Возникла перестрелка. Но Осман-паша не стал наступать на Систово. Он ограничился натиском в южном направлении и занятием Ловчи, рассчитывая отсюда войти в соприкосновение с наступавшими от Балкан войсками Сулеймана-паши. Вторая Плевна, наряду с поражением отряда Гурко у Эски-Загры, вынудила русские войска перейти на Балканах к обороне. Из Петербурга на Балканы был вызван Гвардейский корпус.

Балканский театр военных действий

Второй этап

Во второй половине июля русские войска в Болгарии заняли оборону в полукруге, тыл которого упирался в Дунай. Их рубежи проходили в районе Плевны (на западе), Шипки (на юге) и восточнее реки Янтры (на востоке). На правом фланге против корпуса Османа-паши (26 тыс. чел.) в Плевне стоял Западный отряд (32 тыс. чел.). На Балканском участке длиною 150 км армию Сулеймана-паши (доведенную к августу до 45 тыс. чел.) сдерживал Южный отряд генерала Федора Радецкого (40 тыс. чел.). На восточном фланге длиною 50 км против армии Мехмет-Али-паши (100 тыс. чел.) располагался Восточный отряд (45 тыс. чел.). Кроме того, 14-й русский корпус (25 тыс. чел.) в Северной Добрудже сдерживали на линии Чернавода - Кюстенджи примерно равные по численности подразделения турок. После успеха под Плевной и Эски-Загрой турецкое командование потеряло две недели на согласование плана наступления, упустив тем самым благоприятную возможность нанести расстроенным русским частям в Болгарии серьезное поражение. Наконец, 9-10 августа турецкие войска перешли в наступление на южном и восточном направлениях. Турецкое командование планировали прорвать позиции Южного и Восточного отрядов, а затем, соединив силы армий Сулеймана и Мехмет-Али, при поддержке корпуса Османа-паши сбросить русских в Дунай.

Первый штурм Шипки (1877). Вначале перешел в наступление Сулейман-паша. Главный удар он нанес по Шипкинскому перевалу, чтобы открыть дорогу в Северную Болгарию и соединиться с Османом-пашой и Мехмет-Али. Пока русские владели Шипкой, три турецких войска оставались разъединенными. Перевал занимал Орловский полк и остатки болгарского ополчения (4,8 тыс. чел.) под командованием генерала Столетова. За счет подошедших подкреплений его отряд увеличился до 7,2 тыс. чел. Против них Сулейман выделил ударные силы своей армии (25 тыс. чел.). 9 августа турки пошли на штурм Шипки. Так началось знаменитое шестидневное Шипкинское сражение, прославившее эту войну. Самые жестокие бои развернулись у скалы "Орлиное гнездо", где турки, не считаясь с потерями, атаковали в лоб сильнейшую часть русских позиций. Расстреляв патроны, защитники Орлиного, страдая от страшной жажды, отбивались камнями и прикладами ружей от лезущих на перевал турецких солдат. После трех дней яростного натиска Сулейман-паша готовился к вечеру 11 августа окончательно уничтожить горстку еще сопротивлявшихся героев, как вдруг горы огласило раскатистое "Ура!". На помощь последним защитникам Шипки подоспели передовые части 14-й дивизии генерала Драгомирова (9 тыс. чел.). Пройдя быстрым маршем более 60 км в летний зной, они в неистовом порыве атаковали турок и отбросили их штыковым ударом от перевала. Оборону Шипки возглавил прибывший на перевал генерал Радецкий. 12-14 августа сражение разгорелось с новой силой. Получив подкрепления, русские перешли в контрнаступление и попытались (13-14 августа) овладеть высотами западнее перевала, но были отражены. Бои проходили в невероятно трудных условиях. Особенно мучительной в летнюю жару была нехватка воды, которую приходилось доставлять за 17 верст. Но несмотря ни на что, отчаянно дравшиеся от рядовых до генералов (Радецкий лично водил солдат в атаки) защитники Шипки сумели отстоять перевал. В боях 9-14 августа русские и болгары потеряли около 4 тыс. чел., турки (по их данным) - 6,6 тыс. чел.

Сражение на реке Лом (1877). Пока бушевали бои на Шипке, не менее серьезная угроза нависла над позициями Восточного отряда. 10 августа перешла в наступление вдвое превосходящая его по численности главная армия турок под командованием Мехмета-Али. В случае успеха турецкие войска могли прорваться к систовской переправе и Плевне, а также выйти в тыл защитникам Шипки, что грозило русским самой настоящей катастрофой. Главный удар турецкая армия нанесла в центре, в районе Бялы, стремясь рассечь позиции Восточного отряда надвое. После ожесточенных боев турки захватили сильную позицию на высотах у Кацелева и форсировали речку Черни-Лом. Лишь мужество командира 33-й дивизии генерала Тимофеева, лично увлекшего солдат в контратаку, позволило остановить опасный прорыв. Тем не менее наследник цесаревич Александр Александрович решил отвести свои потрепанные войска на позицию к Бяле, у реки Янтры. 25-26 августа Восточный отряд умело отступил на новый оборонительный рубеж. Перегруппировав здесь силы, русские надежно прикрыли плевенское и, балканское направления. Наступление Мехмет-Али было остановлено. Во время натиска турецких войск на Бялу Осман-паша попытался 19 августа перейти в наступление навстречу Мехмету-Али, чтобы сдавить русских с двух сторон. Но сил у него оказалось недостаточно, и он был отражен. Итак, августовское наступление турок было отбито, что позволило русским вновь перейти к активным действиям. Главным объектом натиска стала Плевна.

Взятие Ловчи и третий штурм Плевны (1877). Плевенскую операцию было решено начать со взятия Ловчи (35 км южнее Плевны). Отсюда турки угрожали русским тылам у Плевны и Шипки. 22 августа отряд князя Имеретинского (27 тыс. чел.) атаковал Ловчу. Ее защищал 8-тысячный гарнизон во главе с Рифат-пашой. Штурм крепости продолжался 12 часов. В нем отличился отряд генерала Михаила Скобелева. Перенеся свою атаку с правого фланга на левый, он дезорганизовал турецкую оборону и решил, наконец, исход напряженного боя. Потери турок составили 2,2 тыс. чел., русских - свыше 1,5 тыс. чел. Падение Ловчи устранило угрозу южному тылу Западного отряда и позволило начать третий штурм Плевны. К тому времени хорошо укрепленная турками Плевна, гарнизон который возрос до 34 тыс. чел., превратилась в центральный нерв войны. Без взятия крепости русские не могли наступать за Балканы, так как испытывали с ее стороны постоянную угрозу флангового удара. Осадные войска были доведены к концу августа до 85 тыс. чел. (в том числе 32 тыс. румын). Общее командование ими принял румынский король Кароль I. Третий штурм состоялся 30-31 августа. Румыны, наступавшие с восточной стороны, взяли Гривицкие редуты. Отряд генерала Скобелева, который повел своих солдат в атаку на белом коне, прорвался вплотную к городу с юго-западной стороны. Несмотря на убийственный огонь, воины Скобелева овладели двумя редутами (Каванлек и Исса-ага). Путь в Плевну был открыт. Осман бросил против прорвавшихся частей последние резервы. Весь день 31 августа здесь кипел жестокий бой. Российское командование имело резервы (на штурм пошло менее половины всех батальонов), но Скобелев их не получил. В результате турки отбили редуты. Остаткам скобелевского отряда пришлось отступить. Третий штурм Плевны стоил союзникам 16 тыс. чел. (из них свыше 12 тыс. русских.). Это было самое кровавое для русских сражение за все прежние русско-турецкие войны. Турки потеряли 3 тыс. чел. После этой неудачи главнокомандующий Николай Николаевич предложил отойти за Дунай. Его поддержал ряд военачальников. Однако военный министр Милютин выступил резко против, заявив, что подобный шаг нанесет огромный удар по престижу России и ее армии. С Милютиным согласился император Александр II. Решено было перейти к блокаде Плевны. Блокадные работы возглавил герой Севастополя Тотлебен.

Осеннее наступление Турок (1877). Новая неудача под Плевной вынудила русское командование отказаться от активных действий и ждать подкреплений. Инициатива опять перешла к турецкой армии. 5 сентября Сулейман вновь атаковал Шипку, но был отбит. Турки потеряли 2 тыс. чел., русские - 1 тыс. 9 сентября позиции Восточного отряда атаковала армия Мехмета-Али. Однако все ее наступление свелось к штурму русских позиций у Чаир-киоя. После двухдневного боя турецкая армия отошла на исходные позиции. После этого Мехмет-Али был заменен Сулейман-пашою. В целом сентябрьское наступление турок было довольно пассивным и не вызвало особых осложнений. Принявший командование энергичный Сулейман-паша разработал план нового ноябрьского наступления. Он предусматривал трехсторонний натиск. От Софии на Ловчу должна была наступать армия Мехмета-Али (35 тыс. чел.). Южной армии, которую возглавил Вессель-паша, надлежало овладеть Шипкой и двигаться на Тырново. Главная же Восточная армия Сулеймана-паши наносила удар на Елену и Тырново. Первым предполагался удар на Ловчу. Но Мехмет-Али затянул выступление, и в двухдневном сражении у Новачина (10-11 ноября) отряд Гурко разбил его передовые части. Турецкий натиск на Шипку в ночь на 9 ноября (в районе горы Святого Николая) также был отражен. После этих неудачных попыток перешла в наступление армия Сулеймана-паши. 14 ноября Сулейман-паша нанес отвлекающий удар по левому флангу Восточного отряда, а затем отправился к своей ударной группе (35 тыс. чел.). Она предназначалась для наступления на Елену, чтобы прервать сообщение между Восточным и Южным отрядами русских. 22 ноября турки обрушили мощный удар на Елену и нанесли поражение стоявшему здесь отряду Святополк-Мирского 2-го (5 тыс. чел.).

Позиции Восточного отряда были прорваны, и путь на Тырново, где находились крупные склады русских, оказался открыт. Но Сулейман не продолжил на следующий день наступление, что позволило наследнику цесаревичу Александру перебросить сюда подкрепления. Они атаковали турок и закрыли образовавшуюся брешь. Взятие Елены стало последним успехом турецкой армии в этой войне. Тогда Сулейман вновь перенес удар на левый фланг Восточного отряда. 30 ноября 1877 г. ударная группа турок (40 тыс. чел.) атаковала у села Мечка подразделения Восточного отряда (28 тыс. чел.). Главный удар пришелся по позициям 12-го корпуса, которым командовал великий князь Владимир Александрович. После яростного боя натиск турок был остановлен. Русские перешли в контратаку и отбросили наступавших за Лом. Урон турок составил 3 тыс. чел., русских - около 1 тыс. чел. За Мечку наследник цесаревич Александр получил георгиевскую звезду. В целом Восточному отряду пришлось сдерживать основной турецкий натиск. В выполнении этой задачи немалая заслуга принадлежит наследнику цесаревичу Александру Александровичу, который проявил в этой войне несомненные полководческие дарования. Интересно, что он был убежденным противником войн и прославился тем, что в его царствование Россия ни разу не воевала. Правя страной, Александр III проявил военные способности не на поле брани, а на поприще солидного укрепления российских вооруженных сил. Он считал, что России для спокойной жизни нужны два верных союзника - армия и военно-морской флот. Сражение у Мечки стало последней крупной попыткой турецкой армии нанести поражение русским войскам в Болгарии. В конце этой битвы в штаб Сулеймана-паши пришла печальная весть о сдаче Плевны, которая кардинальным образом изменила ситуацию на русско-турецком фронте.

Блокада и падение Плевны (1877). Возглавивший осаду Плевны Тотлебен решительно высказался против нового штурма. Он считал главным добиться полной блокады крепости. Для этого необходимо было перерезать дорогу София - Плевна, по которой осажденный гарнизон получал подкрепления. Подступы к ней охраняли турецкие редуты Горный Дубняк, Дольный Дубняк и Телиш. Чтобы взять их, был сформирован специальный отряд во главе с генералом Гурко (22 тыс. чел.). 12 октября 1877 г. после мощной артподготовки русские пошли на приступ Горного Дубняка. Его защищал гарнизон во главе с Ахмет-Хивзи-пашой (4,5 тыс. чел,). Штурм отличался упорством и кровопролитием. Русские потеряли свыше 3,5 тыс. чел., турки - 3,8 тыс. чел. (в том числе 2,3 тыс. пленными). Одновременно велась атака Телишских укреплений, которые сдались лишь 4 дня спустя. В плен попало около 5 тыс. чел. После падения Горного Дубняка и Телиша гарнизон Дольного Дубняка оставил позиции и отошел к Плевне, которая теперь оказалась полностью блокирована. К середине ноября численность войск под Плевной превысили 100 тыс. чел. против 50-тысячного гарнизона, запасы продовольствия которого заканчивались. К концу ноября еды в крепости осталось на 5 дней. В этих условиях Осман-паша попытался 28 ноября прорваться из крепости. Честь отражения этого отчаянного натиска принадлежала гренадерам генерала Ивана Ганецкого. Потеряв 6 тыс. чел., Осман-паша сдался. Падение Плевны резко изменило ситуацию. Турки лишились 50-тысячной армии, а у русских высвободилось 100 тыс. чел. для наступления. Победа досталась дорогой ценой. Общие потери русских под Плевной составили 32 тыс. чел.

Шипкинское сидение (1877). Пока Осман-паша еще держался в Плевне, на Шипке, бывшей южной точке русского фронта, началось в ноябре знаменитое зимнее сидение. В горах выпал снег, перевалы замело, и ударили жестокие морозы. Именно в этот период русские понесли на Шипке самые жестокие потери. И не от пуль, а от более страшного врага - ледяной стужи. В период "сидения" урон русских составил: от боев 700 чел., от болезней и обморожения 9,5 тыс. чел. Так, посланная на Шипку без теплых сапог и полушубков 24-я дивизия за две недели лишилась от обморожения до 2/3 состава (6,2 тыс. чел.). Несмотря на исключительно тяжелые условия, Радецкий и его солдаты продолжали удерживать перевал. Шипкинское сидение, потребовавшее от русских солдат необычайной стойкости, завершилось с началом общего наступления российской армии.

Балканский театр военных действий

Третий этап

К концу года на Балканах сложились благоприятные предпосылки для перехода русской армии в наступление. Ее численность достигла 314 тыс. чел. против 183 тыс. чел. у турок. Кроме того, взятие Плевны и победа при Мечке обезопасили фланги русских войск. Однако наступившая зима резко снизила возможности наступательных действий. На Балканах уже лежал глубокий снег, и в это время года они считались непроходимыми. Тем не менее на военном совете 30 ноября 1877 г. было решено форсировать Балканы зимой. Зимовка в горах грозила солдатам гибелью. Но если бы армия ушла с перевалов на зимние квартиры, то весной пришлось бы вновь штурмовать балканские кручи. Поэтому было решено спуститься с гор, но в другом направлении - на Константинополь. Для этого выделялись несколько отрядов, из них два главных - Западный и Южный. Западный во главе с Гурко (60 тыс. чел.) должен был идти на Софию с заходом в тыл турецким войскам у Шипки. Южный отряд Радецкого (свыше 40 тыс. чел.) наступал в районе Шипки. Еще два отряда во главе с генералами Карцевым (5 тыс. чел.) и Деллинсгаузеном (22 тыс. чел.) наступали соответственно через Траянов вал и Твардицкий перевал. Прорыв сразу в нескольких местах не давал турецкому командованию возможность сосредоточить свои силы на каком-либо одном направлении. Так началась самая яркая операция этой войны. После почти полугодового топтания под Плевной русские неожиданно сорвались с места и буквально за месяц решили исход кампании, ошеломив Европу и Турцию.

Сражение у Шейнов (1877). Южнее перевала Шипка, в районе деревни Шейново, находилась турецкая армия Вессель-паши (30-35 тыс. чел.). План Радецкого состоял в двойном охвате армии Вессель-паши колоннами генералов Скобелева (16,5 тыс. чел.) и Святополк-Мирского (19 тыс. чел.). Они должны были преодолеть балканские перевалы (Имитлийский и Трявненский), а затем, выйдя в район Шейново, нанести фланговые удары по расположенной там турецкой армии. Сам Радецкий с оставшимися на Шипке частями наносил отвлекающий удар в центре. Зимний переход через Балканы (нередко по пояс в снегу) в 20-градусный мороз был сопряжен с большими риском. Однако русские сумели преодолеть заснеженные кручи. Первой 27 декабря вышла к Шейново колонна Святополк-Мирского. Она с ходу вступила в бой и захватила передовую линию турецких укреплений. Правая колонна Скобелева задержалась с выходом. Ей пришлось в суровых погодных условиях преодолевать глубокий снег, карабкаясь по узким горным тропинкам. Опоздание Скобелева дало туркам шанс разбить отряд Святополк-Мирского. Но их атаки утром 28 января были отбиты. Для помощи своим отряд Радецкого бросился с Шипки в лобовую атаку на турок. Этот смелый натиск был отражен, но сковал часть турецких сил. Наконец, преодолев снежные заносы, в район боя вышли части Скобелева. Они стремительно атаковали турецкий лагерь и ворвались в Шейново с запада. Этот натиск решил исход сражения. В 15 часов окруженные турецкие войска капитулировали. В плен сдалось 22 тыс. чел. Потери турок убитыми и ранеными составили 1 тыс. чел. Русские потеряли около 5 тыс. чел. Победа при Шейново обеспечила прорыв Балкан и открыла русским путь на Адрианополь.

Сражение у Филипполя (1878). Из-за разыгравшейся в горах метели отряд Гурко, двигавшийся обходным путем, потратил 8 дней вместо предполагавшихся двух. Знакомые с горами местные жители считали, что русские идут на верную смерть. Но те пришли, в конце концов, к победе. В боях 19-20 декабря, наступая по пояс в снегу, русские солдаты сбили с позиций на перевалах турецкие отряды, затем спустились с Балкан и 23 декабря без боя заняли Софию. Дальше, у Филиппополя (ныне Пловдив), стояла переброшенная из восточной Болгарии армия Сулеймана-паши (50 тыс. чел.). Это был последний крупный заслон на пути к Адрианополю. В ночь на 3 января передовые русские части вброд перешли ледяные воды реки Марицы и вступили в бой с турецкими аванпостами западнее города. 4 января отряд Гурко продолжил наступление и, обойдя армию Сулеймана, отрезал ей пути отхода на восток, к Адрианополю. 5 января турецкая армия начала спешно отступать по последней свободной дороге на юг, в сторону Эгейского моря. В боях у Филиппополя она потеряла 20 тыс. чел. (убитыми, ранеными, пленными, дезертировавшими) и перестала существовать как серьезная боевая единица. Русские потеряли 1,2 тыс. чел. Это была последняя крупная битва русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В сражениях у Шейново и Филиппополя русские разгромили главные силы турок за Балканами. Немалую роль в успехе зимней кампании сыграл тот факт, что войска возглавили наиболее способные военачальники - Гурко и Радецкий. 14-16 января их отряды соединились в Адрианополе. Первым его занял авангард, который возглавлял третий блистательный герой той войны - генерал Скобелев, 19 января 1878 г. здесь было заключено перемирие, которое подвело черту под историей русско-турецкого военного соперничества в Юго-Восточной Европе.

Кавказский театр военных действий (1877-1878)

На Кавказе силы сторон были примерно равны. Русская армия под общим командованием великого князя Михаила Николаевича насчитывала 100 тыс. чел. Турецкая армия под командованием Мухтар-паши - 90 тыс. чел. Русские силы были распределены следующим образом. На западе район черноморского побережья охранял Кобулетский отряд под командованием генерала Оклобжио (25 тыс. чел.). Далее, в районе Ахалциха - Ахалкалаки располагался Ахацихский отряд генерала Девеля (9 тыс. чел.). В центре, у Александрополя, находились главные силы во главе с генералом Лорис-Меликовым (50 тыс. чел.). На южном фланге стоял Эриванский отряд генерала Тергукасова (11 тыс. чел.). Три последних отряда составляли Кавказский корпус, который возглавлял Лорис-Меликов. Война на Кавказе развивалась схоже с балканским сценарием. Сначала последовало наступление русских войск, потом переход их к обороне, а затем новое наступление и нанесение полного поражения противнику. В день объявления войны Кавказский корпус сразу перешел в наступление тремя отрядами. Наступление застало Мухтар-пашу врасплох. Он не успел развернуть войска и отошел за Карс для прикрытия Эрзрумского направления. Лорис-Меликов не преследовал турок. Объединив свои главные силы с Ахалцихским отрядом, российский командующий занялся осадой Карса. Вперед, в эрзрумском направлении, был послан отряд под командованием генерала Геймана (19 тыс. чел.). Южнее Карса наступал Эриванский отряд Тергукасова. Он без боя занял Баязет, а затем двинулся по Алашкертской долине в сторону Эрзрума. 9 июня у Даяра 7-тысячный отряд Тергукасова был атакован 18-тысячным войском Мухтар-паши. Тергукасов отбил натиск и стал дожидаться действий своего северного коллеги - Геймана. Тот не заставил себя долго ждать.

Сражение у Зивина (1877). Отступление Эриванского отряда (1877). 13 июня 1877 г. отряд Геймана (19 тыс. чел.) атаковал укрепленные позиции турок в районе Зивина (на полпути от Карса до Эрзрума). Их защищал турецкий отряд Хаки-паши (10 тыс. чел.). Плохо подготовленный штурм зивинских укреплений (в бой была введена лишь четвертая часть русского отряда) был отбит. Русские потеряли 844 чел., турки - 540 чел. Зивинская неудача имела серьезные последствия. После нее Лорис-Меликов снял осаду Карса и велел начать отход к российской границе. Особенно тяжело пришлось Эриванскому отряду, который далеко зашел вглубь турецкой территории. Ему пришлось возвращаться обратно по выжженной солнцем долине, страдая от жары и недостатка продовольствия. "В то время походных кухонь не существовало, - вспоминал участник той войны офицер А.А.Брусилов, - Когда войска находились в движении или без обоза, как мы, то продукты раздавались по рукам, и каждый варил себе, что мог. В этом отношении солдаты и офицеры страдали одинаково". В тылу у Эриванского отряда находился турецкий корпус Фаика-паши (10 тыс. чел.), который осадил Баязет. А с фронта угрожала численно превосходившая турецкая армия. Успешному завершению этого тяжелого 200-километрового отступления во многом способствовала героическая оборона крепости Баязет.

Оборона Баязета (1877). В этой цитадели находился русский гарнизон, который насчитывал 32 офицера и 1587 нижних чинов. Осада началась 4 июня. Штурм 8 июня закончился для турок неудачей. Тогда Фаик-паша перешел к блокаде, надеясь, что голод и зной лучше его солдат справятся с осажденными. Но несмотря на нехватку воды, русский гарнизон отверг предложения о сдаче. К концу июня солдатам выдавали в летнюю жару лишь по одной деревянной ложке воды в день. Положение казалось настолько безнадежным, что комендант Баязета подполковник Пацевич высказался на военном совете за сдачу. Но он был застрелен возмущенными таким предложением офицерами. Оборону возглавил майор Штоквич. Гарнизон продолжал стойко держаться, уповая на выручку. И надежды баязетцев оправдались. 28 июня им на помощь подоспели части генерала Тергукасова, которые с боем прорвались к крепости и спасли ее защитников. Потери гарнизона за время осады составили 7 офицеров и 310 нижних чинов. Героическая оборона Баязета не позволила туркам выйти в тыл войскам генерала Тергукасова и отрезать им отход к русской границе.

Битва на Аладжийских высотах (1877). После снятия русскими осады Карса и их отхода к границе Мухтар-паша перешел в наступление. Однако он не решился дать русской армии полевое сражение, а занял сильно укрепленные позиции на Аладжийских высотах, восточнее Карса, где простоял весь август. Стояние продолжилось и в сентябре. Наконец, 20 сентября Лорис-Меликов, сосредоточивший против Аладжи 56-тысячную ударную группировку, сам перешел в наступление против войск Мухтар-паши (38 тыс. чел.). Ожесточенное сражение длилось три дня (до 22 сентября) и закончилось для Лорис-Меликова полной неудачей.

Сражение при Деве-Бонну (1877). После разгрома турок на Аладжийских высотах русские вновь осадили Каре. Вперед, к Эрзруму, опять был послан отряд Геймана. Но Мухтар-паша на сей раз не стал задерживаться на зивинских позициях, а отступил дальше на запад. 15 октября он соединился у местечка Кепри-Кей с отступавшим от русской границы корпусом Измаила-паши, который до этого действовал против Эриванского отряда Тергукасова. Теперь силы Мухтар-паши возросли до 20 тыс. чел. Следом за корпусом Измаила двигался отряд Тергукасова, который 21 октября соединился с отрядом Геймана, возглавившего объединенные силы (25 тыс. чел.). Спустя два дня, в окрестностях Эрзрума, у Деве-Бойну, Гейман атаковал армию Мухтар-паши. Гейман начал демонстрацию атаки на правый фланг турок, куда Мухтар-паша перебросил все резервы. Тем временем Тергукасов решительно атаковал левый фланг турок и нанес их войску сильное поражение. Потери русских составили чуть более 600 чел. Турки потеряли б тыс. чел. (из них 3 тыс. пленными). После этого путь на Эрзрум был открыт. Однако Гейман простоял три дня в бездействии и лишь 27 октября подступил к крепости. Это позволило Мухтар-паше укрепиться и привести свои расстроенные части в порядок. Штурм 28 октября был отбит, что вынудило Геймана отойти от крепости. В условиях наступивших холодов он отвел свои войска на зимовку в Пассинскую долину.

Взятие Карса (1877). Пока Гейман и Тергукасов шли к Эрзруму, русские войска 9 октября 1877 г. осадили Карс. Осадный корпус возглавил генерал Лазарев. (32 тыс. чел.). Крепость защищал 25-тысячный турецкий гарнизон во главе с Хуссейн-пашой. Штурму предшествовала бомбардировка крепостных укреплений, длившаяся с перерывами 8 дней. В ночь на б ноября русские отряды пошли на приступ, который завершился взятием крепости. Важную роль в штурме сыграл сам генерал Лазарев. Он возглавил отряд, который овладел восточными фортами крепости и отразил контратаку подразделений Хуссейна-паши. Турки потеряли 3 тыс. убитыми и 5 тыс. ранеными. 17 тыс, чел. сдались в плен. Потери русских при штурме превысили 2 тыс. чел. Взятие Карса фактически завершило войну на Кавказском театре военных действий.

Сан-Стефанский мир и Берлинский конгресс (1878)

Сан-Стефанский мир (1878). 19 февраля 1878 г. в Сан-Стефано (близ Константинополя) был заключен мирный договор, завершивший русско-турецкую войну 1877-1878 гг. Россия получала обратно от Румынии южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, а от Турции порт Батум, район Карса, город Баязет и Алашкертскую долину. Румыния отбирала у Турции область Добруджу. Устанавливалась полная независимость Сербии и Черногории с предоставлением им ряда территорий. Главным результатом договора стало появление на Балканах нового крупного и фактически независимого государства - Болгарского княжества.

Берлинский конгресс (1878). Условия договора вызвали протест Англии и Австро-Венгрии. Угроза новой войны вынудила Петербург пересмотреть Сан-Стефанский договор. В том же 1878 году был созван Берлинский конгресс, на котором ведущие державы изменили прежний вариант территориального устройства на Балканах и в Восточной Турции. Приобретения Сербии и Черногории были сокращены, площадь Болгарского княжества урезалась почти втрое. Австро-Венгрия оккупировала турецкие владения в Боснии и Герцеговине. Из своих приобретений в Восточной Турции Россия возвращала Алашкертскую долину и город Баязет. Таким образом, российской стороне пришлось, в целом, вернуться к варианту территориального устройства, оговоренному перед войной с Австро-Венгрией.

Несмотря на берлинские ограничения, Россия все же вернула себе земли, потерянные по Парижскому миру (за исключением устья Дуная), и добилась осуществления (хотя далеко и не в полном объеме) балканской стратегии Николая I. Это русско-турецкое столкновение завершает выполнение Россией ее высокой миссии освобождения православных народов от гнета турок. В результате вековой борьбы России за Дунаем получили независимость Румыния, Сербия, Греция и Болгария. Берлинский конгресс привел к постепенному складыванию новой расстановки сил в Европе. Заметно охладились русско-германские отношения. Зато усилился австро-германский союз, в котором уже не было места России. Ее традиционной ориентации на Германию приходил конец. В 80-е гг. Германия образует военно-политический союз с Австро-Венгрией и Италией. Враждебность Берлина толкает Петербург к партнерству с Францией, которая, опасаясь новой германской агрессии, теперь уже активно ищет российской поддержки. В 1892-1894 гг. оформляется военно-политический франко-русский альянс. Он стал основным противовесом "Тройственному союзу" (Германии, Австро-Венгрии и Италии). Эти два блока определили новый баланс сил в Европе. Другим важным следствием Берлинского конгресса стало ослабление престижа России в странах балканского региона. Конгресс в Берлине развеял славянофильские мечты об объединении южных славян в союз во главе с Российской империей.

Число погибших в русской армии составило 105 тыс. чел. Как и в прежние русско-турецкие войны, основной урон нанесли болезни (прежде всего тиф) - 82 тыс. чел. 75% военных потерь приходились на Балканский театр военных действий.

Шефов Н.А. Самые знаменитые войны и битвы России М. "Вече", 2000.
"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.

1877 год — битва у Джуранлы (русско-турецкая война) — История — EADaily

19 июля 1877 года недалеко от деревни Джуранлы в Восточной Румелии (ныне село Калитиново в Болгарии) произошло одно из ключевых сражений Русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Войско Османской империи и отряды ее союзников были разгромлены частями русской императорской армии.

В июле 1877 года турецкая армия Сулеймана-паши несколькими колоннами начала наступление в Болгарии к Ески-Загре (Стара-Загора). Правая колонна под командованием Реуф-паши (12 батальонов, 1 эскадрон, 600 черкесов и 4 артиллерийские батареи) двигалась к цели по дороге от Ени-Загры (Нова-Загора).

В то же самое время передовой русский корпус генерала Иосифа Гурко начал встречное движение и тоже несколькими колоннами. Правую колонну (4 батальона, 13 эскадронов и 12 орудий) вел Николай Максимилианович герцог Лейхтенбергский, имея приказ овладеть Ени-Загрой.

17 июля наступавшие навстречу колонны Реуф-паши и герцога Николая наткнулись друг на друга у Карабунара. После небольшого встречного авангардного боя стороны окопались и расположились на ночлег на укрепленных позициях.

Узнав о том, что вся турецкая армия движется к Ески-Загре, 18 июля герцог Николай отступил к этому городу, чтобы подготовиться к обороне. В этот же день ничего не знающий об армии Сулеймана Гурко двумя оставшимися колоннами занял Ени-Загру.

К вечеру стало известно, что продолживший исполнять приказ Реуф-паша продвинулся вперед к Ески-Загре и остановился на ночлег в лесу у деревушки Джуранлы. Таким образом, он оказался между Гурко и герцогом Николаем. Командир русского корпуса решил атаковать противника с двух сторон.

Сражение началось 19 июля в 7 часов утра, когда авангард корпуса Гурко под началом полковника Курнакова вступил в соприкосновение с войсками Реуфа, уже готовыми наступать на Ески-Загру.

Используя лесистую местность, Курнаков успешно сдерживал неприятеля до подхода русских колонн. Сначала генерал Гурко решил атаковать турок, стоящих в лесу у Джуранлы, с двух сторон, направив часть сил в обход правого фланга. Однако турки, разгадав маневр, растянули линию фронта и открыли сильный ружейный огонь.

Бой принял затяжной характер. Гурко решил не начинать атаку, пока туркам в спину не ударит герцог Николай. Но тот не мог этого сделать, так как уже вступил в бой с превосходящими силами Сулеймана-паши, которые вышли в это время к Ески-Загре.

К 11 часам опытный Гурко понял, что удара в тыл туркам не будет, и сделал правильный вывод о том, что отряд герцога атакован превосходящими силами турок. Поняв, что ситуация критическая, он решил атаковать, тем более что как раз к этому моменту к месту боя подошла стрелковая бригада.

Реуф-паша тоже верно оценил момент, поняв, что помощи от Сулеймана не будет. Он тоже решился на атаку и начал первым. Атака турок пришлась на центр растянутого расположения русских, однако была отбита.

После этой неудачи сопротивление турок по всей линии фронта ослабело, что способствовало успеху контратаки русских. Переломный момент наступил после того, как два батальона через лес обошли правый фланг османских войск и ударили им в тыл.

Турецкое войско утратило управление и начало беспорядочное отступление в юго-восточном направлении, обратившееся вскоре в бегство. Уже зная о том, что герцог Николай ведет у Ески-Загры неравный бой с войсками Сулеймана-паши, Гурко со всеми силами бросился к нему на помощь.

Для разбегающихся отрядов Реуф-паши генерал смог отрядить лишь авангард Курнакова, что дало возможность турецким командирам спасти свои пушки.

Победа в баталии была полной, но Гурко не успел вовремя прибыть на помощь к Ески-Загре, которая уже была взята войсками Сулеймана. Что, однако, не остановило бегство противника от Джуранлы, которое прекратилось только у железнодорожной станции Карабунар.

Потери русских составили: 4 офицера и 97 нижних чинов убитыми и 18 офицеров и 301 нижний чин ранеными. Османы потеряли убитыми более 1200 человек.

Также в этот день:

1790 год — Победа Ушакова в Керченском сражении

1702 год — шведы одержали победу над саксонцами в сражении при Клишове

1485 год — в Москве заложена старейшая башня Кремля

Военная мемуаристика об участии кубанского казачества в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг.

Газенкампф М.А. Мой дневник 1877–1878 гг. – изд. испр. и доп. – СПб., 1908; Милютин Д.А. Дневник. – М., 1947–1950, т. 1–4.

Паренсов П.Д. Из прошлого. Воспоминания офицера генерального штаба. – СПб., 1901–1908, ч. 1–5.

Дандевиль В. Заметка на воспоминания офицера Генерального штаба о войне 1877–1878 гг. А. Пузыревского // Военный сборник, 1879, № 11.

Колюбакин Б. Кобулетский отряд в минувшую войну 1877–1878 гг. Воспоминания офицера // Военный сборник, 1883, № 10–12; 1884, № 1, 3–5, 11, 12; 1885, № 1–2.

Колюбакин Б. Воспоминания офицера Кобулетского отряда в кампании 1877–1878 гг. – новое изд., доп. обзором театра войны. – СПб., 1897; Пузыревский А. Десять лет назад. Война 1877–1878 гг. – СПб., 1887.

Колюбакин Б. Воспоминания офицера Генерального штаба о войне 1877–1878 гг. в Европейской Турции. – СПб., 1879.

Колюбакин Б. Воспоминания офицера Генерального штаба о войне 1877–1878 гг. в Европейской Турции // Военный сборник, 1879, № 1–6; он же. По поводу «Заметок» г. В. Дандевиля // Военный сборник, 1879, № 12.

Пузыревский А.К. Воспоминания офицера Генерального штаба о войне 1877–1878 гг. в Европейской Турции // Военный сборник, 1879, № 1, с. 160, 203; № 3, с. 250, 252, 255, 256, 262, 267; № 4, с. 429, 438–440, 443, 446, 447, 466; № 5, с. 152, 178–179, 186, 187.

Дандевиль В. Указ. соч.; Пузыревский А. По поводу «Заметок» г. В. Дандевиля // Военный сборник, 1879, № 12.

Колюбакин Б. Кобулетский отряд в минувшую войну 1877–1878 гг. Воспоминания офицера. – СПб., 1885.

Колюбакин Б. Воспоминания офицера Кобулетского отряда в кампании 1877–1878 гг. – СПб., 1897.

Колюбакин. Кобулетский отряд в минувшую войну 1877–1878 гг. // Военный сборник, 1883, № 10, с. 305, 308; 1885, № 2, с. 395, 397.

Шнеур Н. Год на коне. Воспоминания офицера Генерального штаба о войне в Армении 1877–1878 гг. // Военный сборник, 1880, № 2–9, 11–12.

Шнеур Н. Год на коне. Воспоминания офицера Генерального штаба о войне в Армении 1877–1878 гг. // Военный сборник, 1880, № 2, с. 421, 425, 426, 428, 432, 437, 442–443.

Антонов В. 23-х дневная оборона Баязетской цитадели и комендант Федор Эдуардович Штоквич (материалы к истории Баязетской осады). – СПб., 1878.

Астахов Т. Под Ловчею, 22 августа 1877 года (Воспоминания раненого офицера) // Военный сборник, 1887, № 2.

Баязетское славное сидение с 5-го по 28-е июня 1877 г. Рассказ вестника, посланного от осажденных к ген. Тергукасову за помощью. Сообщ. А. ХХ ан.-Атов // Русское слово, 1878, № 7.

Волжинский Г.И. Освобождение крепости Баязета от блокады турок. Из боевых и военно-походных воспоминаний о русско-турецкой войне 1877–1878 гг. – Варшава, 1911.

Исупович А.В. Штурм Карса (отрывок из памятной книжки о последней русско-турецкой войне) // Русская старина, 1903, № 11.

.

Туманов Н. Дневник участника войны 1877–1878 гг. На Азиатском театре борьбы // Военно-исторический сборник, 1914, № 3, с. 178–190; № 4, с. 193–202; 1915, № 1, с. 161–176; № 2, с. 157–176; № 3, с. 167–182; № 4, с. 175–190; 1916, № 1, с. 183–198; № 2, с. 193–208.

Туманов Н. До Карса. Дневник участника войны 1877–1978 гг. // Военно-исторический сборник, 1914, № 1, с. 201–216; № 2, с. 185–196.

Туманов Н. Под Карсом. Дневник участника войны 1877–1878 гг. // Военно-исторический сборник, 1913, № 1, с. 83–98; № 2, с. 83–98; № 3, с. 43–56; № 4, с. 207–220.

Хитрово Н.П. Последний штурм крепости Карс в 1877 году и предшествующие взятию этой крепости события в действующей Кавказской армии и на Кавказе (Из воспоминаний) // Русская старина, 1915, № 2.

Ядовин П.И. Под Дубняком (Очерки и воспоминания). В память годовщины боя 12 октября 1877 года. – Варшава, 1882.

Аффанасович В. Воспоминания о времени, пережитом вместе со 2-ю гвардейскую пехотною дивизиею в турецкую войну 1877 года // Военный сборник, 1880, № 9–11; 1880, № 10; 1883, № 3.

Греков М.И. В долинах и на высях Болгарии. Воспоминания бывшего командира 30-го Донского казачьего полка. С приложением записи ген.-майора М.Д. Скобелева есаулу 30-го казачьего полка А. Грузинову (1877). – СПб., 1900.

К.Ю. Гвардия на Балканах. Из записок гвардейского офицера. – СПб., 1880.

Комаров К.В. Ардаганский отряд. Воспоминания о войне 1877–1878 гг. // Русская старина, 1907, № 4, 5, 11; 1908, № 9.

Лопатин И. Три года из жизни 6-го пехотного Либавского полка (Воспоминания участника кампании 1877–1878 гг.) // Военный сборник, 1902, № 5, с. 14–38.

Полушкин С.П. Дневник донского казака. 1877–1878 гг. – СПб., 1880; Кавказская казачья бригада в Болгарии 1877–1878. Походный дневник Н. Тутолмина. Ч. 1–4. – СПб., 1879.

Тутолмин Н. От Плевны до Царьграда (Кавказская казачья бригада в походе 1877–1878 гг.) // Военный сборник, 1882, № 1–5, 7–9, 11–12.

Верещагин В.В. На войне. Воспоминания о русско-турецкой войне 1877 г. – М., 1902.

На войне в Азии и Европе. Воспоминания художника В.В. Верещагина. – М., 1894.

Немирович-Данченко В.И. Год войны (Дневник русского корреспондента). 1877–1878 гг. Т. 1, 2.

Немирович-Данченко В.И. Летом и зимою на Шипке. 1877–1878 (Из воспоминаний военного корреспондента). – СПб., 1890.

Чичагов М. Передовой отряд. Воспоминания о походе (1877 г.) // Военный сборник, 1878, № 8–10; 1879, № 10.

Шаховский Л.В. С театра войны 1877–1878 гг. Два похода за Балканы. – 2-е изд. – М., 1897.

Российские архивы: Русско-турецкая война 1877-1878 годов

Снято из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива в Москве

Историки обычно считают последнюю русско-турецкую войну самой важной из них. три конфликта, которые бушевали между Российской и Османской империями в девятнадцатом веке. Последний из них начался в 1877 году, когда Россия и ее православная союзница Сербия пришли на помощь христианским славянам в Боснии, Герцеговине и Болгарии, которые в 1875 году восстали против мусульманского османского владычества.Русско-турецкая война 1877-1878 годов превратилась в одну из самых кровопролитных кампаний для русской армии и выявила безудержную коррупцию среди армейских офицеров и серьезную необразованность в их войсках.

В марте 1878 года Россия и Турция заключили Сан-Стефанский мирный договор, по которому османы уступили часть Армении и современные болгарские территории Российской империи. Договор освободил Румынию, Сербию и Черногорию от османского владычества, предоставил автономию Боснии и Герцеговине и создал автономную Болгарию под защитой России.Встревоженные политическими успехами России, Британия и Австро-Венгрия в июле 1878 года заключили Берлинский договор, который ограничивал доходы России от войны.

Коллекция Русско-турецкой войны из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива документирует военную и гражданскую историю войны. Он включает в себя переписку о мобилизации и передислокации войск и отчеты высшему руководству российской армии, включая Александра II и его ближайшее окружение советников.Эти документы включают описания сражений, информацию о потерях и победах русских и османов, отчеты военной разведки, отчеты военного суда, переписку относительно распространения революционной пропаганды среди российских солдат и предложения по экономическому восстановлению региона.

120 барабанов

Berliner Zinnfiguren | Олендер, П .: Русско-турецкая морская война 1877-1878 гг.

Описание

Русско-турецкая война 1877 года 78 была конфликтом между Османской империей и православной коалицией во главе с Российской империей, в которую входили Болгария, Румыния, Сербия и Черногория.Сражаясь на Балканах и на Кавказе, он зародился в зарождающемся балканском национализме XIX века. К дополнительным факторам относились надежды России на возмещение территориальных потерь, понесенных во время Крымской войны, восстановление на Черном море и поддержку политического движения, пытающегося освободить балканские страны от Османской империи. Подробно описаны предыстория, операции и результаты. Все задействованные суда, как российские, так и турецкие, описаны и проиллюстрированы с полными техническими характеристиками.Обильно иллюстрирован чертежами в масштабе (виды сбоку) и иллюстрациями.

Автор
Олендер, П.
Название
Русско-турецкая морская война 1877-1878 гг.
Детали
Текст на английском языке, множество черно-белых иллюстраций, масштабные чертежи (виды сбоку).340 страниц.

Война и дипломатия: Русско-турецкая война 1877-1878 годов и Берлинский договор

Днем 19 ноября 1877 года невзрачная 56-футовая шхуна «Рассвет» (Utrenniaia zaria) стояла на якоре рядом с таможней на Василе. Евский остров в Санкт-Петербурге. Возбужденная толпа зевак собралась, чтобы мельком увидеть корабль, его команду и груз.1 Парусник только что совершил первый в истории успешный морской рейс от реки Енисей в Восточной Сибири, через Карское и Баренцево моря, вокруг северного побережья Скандинавии до Варде, а затем через Кристиану (Осло), Стокгольм, и Гельсингфорс (Хельсинки) в столицу России. По общему мнению в России и за рубежом, это был потрясающий подвиг морского мастерства: полупалубный парусник без киля и с командой всего из пяти человек прошел по льдинам и штормам Карского и Баренцева морей, и то и другое почти не было нанесено на карту и печально известно. опасные воды.Корабль уже успел триумфально пройти через прибрежные города Норвегии, Швеции и Финляндского Королевства, где его с энтузиазмом встретили толпы доброжелателей, его команда прославилась в национальной прессе и угостила праздниками в своих честь. Однако к тому времени, когда «Рассвет» достиг таможни на Васильевском острове, на нем находилось только четверо из пяти членов экипажа, вышедших из реки Енисей 9 августа. Андрей Иванович Цыбуленко отсутствовал, как сухо отметили «Санкт-Петербургские ведомости», «по независящим от него причинам.2 Цыбуленко был арестован в то утро, когда судно пришвартовалось к военно-морской базе Кронштадт по сообщению российского консула в Кристиане. Как выяснилось, Цыбуленко был изгнанником из Енисейской губернии, который нелегально переселился из Сибири обратно в европейские русские и, следовательно, скрывается от правосудия. По приказу министра внутренних дел он был взят под стражу и помещен в Кронштадтскую крепость. Власти намеревались депортировать Цыбуленко по суше обратно в Енисейский край, где он должен был оставаться в ссылке до конца своей жизни.Однако к январю 1878 года Цыбуленко был освобожден из-под стражи, получил официальное помилование от Александра II, а также награды и благодарности от влиятельного Императорского общества развития русского торгового мореплавания (далее - Общество торгового мореплавания) и Министерства торговли. Эта замечательная череда неудач - от ссылки в Восточной Сибири до члена знаменитой команды бесстрашных моряков, государственного узника в Кронштадте, а затем прощенного беглеца - стоит на пересечении противоречивых целей сибирской ссылки.Изменение официальных и общественных представлений о природе самого сибирского суши лежало в основе двойных и в конечном итоге непримиримых императивов наказания и колонизации. С середины XIX века устоявшийся образ замороженной негостеприимной пустоши, призванной стать местом изгнания преступников империи, будет все чаще подвергаться громким и убедительным вызовам. Ведущие деятели научного и предпринимательского сообщества России начали выступать за переопределение Сибири как богатой экономической колонии, игнорируемой государством и искалеченной системой изгнания, но обладающей богатыми природными ресурсами, которые только ожидали исследования и освоения.Их аргументы, с их скрытым вызовом самому существованию сибирской ссылки, будут раскрыты в рассказе Андрея Цыбуленко. Официально колонизация и наказание были совместимы, и их мнимая совместимость была заложена в самой природе системы изгнания. Реформы Сперанского 1822 года предполагали, что в конечном итоге изгнанники и каторжники превратятся в дисциплинированных и мотивированных поселенцев, которые заселят Сибирь и свяжут ее с Россией своей культурой и своей промышленностью.Однако, как показал Эндрю Гентес в ходе судебно-медицинской экспертизы системы изгнания в первой половине XIX века, реальность системы изгнания - хаоса и недофинансирования - превратила такие амбиции в насмешку3. затраты, неэффективность и совершенно жестокие и разрушительные последствия изгнания сотен тысяч ссыльных в Сибирь. Отчет за отчетом и комиссия за комиссией подчеркивали почти невыносимое бремя изгнанников - обезумевших, обездоленных, часто больных или калек...

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. | Британский Красный Крест

В апреле 1877 года, через два месяца после турецко-сербской войны, между Россией и Турцией вспыхнула еще одна война. Это была последняя из серии войн между Россией и Османской империей на Балканах, в Крыму и на Кавказе за политическое господство над этими территориями. В 1876 году турки подавили восстание в Болгарии, вызвав протест Европы против «болгарских зверств», и впоследствии русские войска вторглись в 1877 году, якобы для защиты болгарских христиан.

Национальное общество обратилось к правительствам обеих сторон, но российское правительство не хотело никакой медицинской помощи, так как у них уже было хорошо развитое Общество Красного Креста, и они чувствовали, что смогут справиться. Они соглашались на финансовую помощь, но поскольку это противоречило политике национального общества, они искали другие способы помощи.

Национальное общество решило, что лучше всего будет зафрахтовать небольшой пароход «Belle of Dunkerque» для перевозки запасов, оборудования и штата хирургов к Черному морю, который будет распределен по больницам с обеих сторон. тем более, что турецкой медицинской системы не существовало.Дж. С. Янг был назначен главным комиссаром «Дюнкерской красавицы» и имел полномочия помогать обеим армиям, если он считал это необходимым, и открывать склады в Константинополе и Варне.

Совет назначил г-на Джона Ферли главным комиссаром в Черногории и назначил г-на А. Киркмана Лойда главным комиссаром по службе в российской армии для наблюдения за потребностями обеих сторон и распределения необходимых припасов и запасов.

7 октября А. Киркман Лойд передал дела майору Джорджу У. МакНалти, но в декабре 1877 г. МакНалти был отозван в Англию, оставив хирурга майора Фрейзера.

«Красавица Дюнкерк» достигла Константинополя 15 июля 1877 года, и Общество создало полевые машины скорой помощи, поскольку война велась на трех фронтах.Первая полевая скорая помощь была создана доктором Арманом. Лесли была отправлена ​​в Сипку, вторая полевая скорая помощь была создана доктором Х. Крукшенком и отправилась в Варну, а третья полевая скорая помощь была создана под руководством докторов. Хоуп и Рольф Лессли в Батуме.

Первая полевая скорая помощь, в которую входили доктор Лесли и мистер Мейрик, хирург, подверглась сильной атаке в результате перестрелки в Ени-Сагре и вскоре была переполнена множеством раненых.В период с 30 июля по 8 августа 1877 года они обрабатывали 200 жертв в день, работая днем ​​и ночью, и число беженцев увеличивалось, пока к ним позже не присоединилось подкрепление. 23 августа г-н Мейрик умер из-за болезни, вызванной перенапряжением, и был похоронен на британском кладбище в Скутари. Доктор Лесли позже был схвачен в Камарли 1 января и подвергся жестокому обращению со стороны русских, о чем он позже сообщил в Министерство иностранных дел и Совет национального общества.

Сан-Стефанский договор (март 1878 г.), положивший конец войне, вызвал критику со стороны Великобритании и Германии и был изменен Берлинским конгрессом (июнь 1878 г.), так как якобы оказал слишком большое влияние на Россию на Балканах. , поскольку он закрепил за Россией восточную часть Армении и создал большое государство Болгария.

Османская униформа - 1877 г. ЕГИПЕТСКАЯ АРМИЯ В РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ

В 1877 г. султан Абдулхамид II обратился за помощью к Хедиву Исмаилу, и «выжившие в Абиссинской кампании вместе с каирскими ополченцами» были перевооружены. присоединиться к Османской имперской армии в Болгарии в качестве «Египетского экспедиционного корпуса» численностью 8000 человек [1]; в его состав входили следующие войска:

  • «Пехота египетского контингента, состоявшего из двенадцати батальонов, была вооружена винтовками Ремингтон."[2]
  • «2-я бригада в составе египетского контингента (8 батальонов и батарея)». [3]

Египетские войска участвовали в обороне Шипкинского перевала в 1877 году.

  • Корпус вошел в состав 2-го корпуса Османской имперской армии под командованием принца Хасана. Крупнейшее египетское сражение было в битве при Черковне (сентябрь, 1877 г.).
  • В октябре 1877 года египетский корпус был отведен в Варну для отправки обратно в Египет, и это было «в последний раз, когда египетские войска сражались на стороне султана. служба »[4].

------------------------------------------------ -

[1] Эндрю Джеймс МакГрегор. Военная история современного Египта: от османского завоевания до войны в Рамадан. Praeger Publishers Inc (30 мая 2006 г.): 157-158.

[2] Морис Ф. (1905) Русско-турецкая война 1877 года: стратегический очерк. Лондон: С. Зонненшайн: 17.

[3] Морис Ф. (1905) Русско-турецкая война 1877 года: стратегический очерк. Лондон: S. Sonnenschein: 152.

[4] Эндрю Джеймс МакГрегор.Страница 161

Офицерские звания армии Египта (1863-1883):

AGHA / Pasha (General): Три звезды и полумесяц нанесены на вышивку манжеты.

Мир-мирдн (Генерал Дивизии): Одна звезда и полумесяц включены в вышивку манжеты.

Миралай (полковник).

Бимбачи (Майор).

Юзбачи (Капитан).

Мулазим-и-эввел (младший лейтенант).

Сакологасси (Судьи)

Соколагасси (помощник судьи).

Бахауш (сержант-майор).

Чауш (сержант).

Он-бачи (Капрал).

-------------------------------------------------- ---------------------------------

[1] Морис Ф. (1905) Русско-турецкая война 1877 года: стратегическая Эскиз. Лондон: S. Sonnenschein: 152.

Форма солдат Экспедиционного корпуса армии Египта 1877-1878 годов соответствовала тем же основным образцам, которые были установлены в конце экспедиции Крымской войны, и они остались без изменений до 1882-83 гг.

  • В отличие от Османской имперской армии, «форма зуавов» не была принята в египетской армии (за исключением жандармов, которые были одеты как зуавы).

В 1877-78 гг. Египетский контингент составлял всего двенадцать пехотных батальонов [1].

-------------------------------------------------

[1] Морис Ф. (1905) Русско-турецкая война 1877 года: стратегический очерк. Лондон: S. Sonnenschein: 17.

В 1877-78 гг. Дивизия суданской пехоты входила в состав двенадцати пехотных батальонов, составлявших египетский контингент [1].

-------------------------------------------------

[1] Ян Дарри. Русско-турецкая война 1877 года. Osprey Publishing, 2012: 46-47.

Война и дипломатия: Русско-турецкая война 1877-1878 годов и Берлинский договор (серия Юта в исследованиях Ближнего Востока): Явуз, М. Хакан, Слаглетт, Питер: 洋 書

Эта книга является важным вкладом в изучение Османско-русской войны 1877 г. 78 и Берлинского мирного договора. В нем утверждается, что война и договор знаменуют новое начало на Балканах, продвигая систему национального государства за счет многовековой многоэтнической имперской системы.Используя междисциплинарный подход к социально-политическим последствиям войны и договора, книга проливает новый свет на истоки современных конфликтов на Балканах. Кемаль Силай, Университет Индианы, Блумингтон "

Эта книга представляет новое понимание человеческих издержек строительства национальных государств на Балканах. В томе показаны социально-политические последствия распада космополитического османского государства с точки зрения массового населения. движения, этнические и религиозные чистки и радикализация этнической идентичности.Он дает новое понимание темной стороны современности и бросает вызов устоявшимся взглядам на Берлинский мирный договор. Доктор Сукру Элекдаг, депутат Великого национального собрания Турции и бывший посол Турции в Соединенных Штатах "

В этом замечательном томе пересматривается роль Берлинского договора (1878 г.) как самого важного договора поздней Османской империи. очерки в этой работе - первый всеобъемлющий том, посвященный началу распада Османской империи, раздвигающий границы историографии по многим важным и спорным темам, таким как полки Хамидие, македонский вопрос и армянское восстание во время правления Абдулхамида. II.Очерки в этом томе, основанные на новых архивных исследованиях и опирающиеся на различные дисциплины, представляют собой увлекательное повествование о панисламизме, политических истоках балканской системы национальных государств и многих других важных темах. Этот том необходимо прочитать всем, кто хочет понять многие давно забытые аспекты наследия Берлинского договора. Ули Шамилоглу, Университет Висконсин-Мэдисон "

" Книга всесторонне развита. Это выходит за рамки дипломатической истории, которая была традиционным подходом к договору 1878 года.Впервые в этой области различные аспекты Берлинского договора, а именно военные, дипломатические, конституционные, экономические и социальные аспекты, анализируются во всеобъемлющем сборнике. Али Яйджоглу, Стэнфордский университет "

" Этот том предлагает хорошую пищу для размышлений и представляет интересное и информативное исследование как Восточного вопроса, так и истории поздней Османской империи. Это очень полезный источник для ученых, а также легко понятный отчет для широкой публики."" Middle East Journal ""

"В этом замечательном томе пересматривается роль Берлинского договора (1878 г.) как важнейшего договора поздней Османской империи. Очерки в этом труде - первый всеобъемлющий том, посвященный началу краха Османской империи - раздвиньте границы историографии по многим важным и спорным темам, таким как полки Хамидие, македонский вопрос и армянское восстание во время правления Абдулхамида II. Очерки в этом томе хорошо обоснованы в новых архивных исследованиях и опираясь на различные дисциплины, предоставить увлекательное повествование о панисламизме, политических истоках балканской системы национальных государств и многих других важных темах.Этот том необходимо прочитать всем, кто хочет понять многие давно игнорируемые аспекты наследия Берлинского договора »- Ули Шамилоглу, Университет Висконсин-Мэдисон

« Эта книга вносит важный вклад в изучение Османско-русская война 1877-78 гг. и Берлинский мирный договор. В нем утверждается, что война и договор знаменуют новое начало на Балканах, продвигая систему национального государства за счет многовековой многоэтнической имперской системы. Используя междисциплинарный подход к социально-политическим последствиям войны и договора, книга проливает новый свет на истоки современных конфликтов на Балканах.»- Кемаль Силай, Университет Индианы, Блумингтон

« Эта книга представляет новое понимание человеческой «стоимости» зданий национального государства на Балканах. В томе показаны социально-политические последствия краха космополитического османского государства с точки зрения массовых перемещений населения, этнических и религиозных чисток и радикализации этнической идентичности. Он дает новое понимание темной стороны современности и бросает вызов устоявшимся взглядам на Берлинский мирный договор."- Д-р Сукру Элекдаг, депутат Великого национального собрания Турции и бывший посол Турции в США.

P273 Вклад в неврологию военно-медицинской службы во время русско-турецкой войны (1877–1878) и русско-японской войны (1904–1905) В.М. Бехтерев, его коллеги и ученики

В.М. Бехтерев (1857–1927) разработал исследования в области анатомии и физиологии нервной системы, усовершенствовал методологию неврологического обследования и дифференциальной диагностики в клинической психиатрии, разработал методики неврологической реабилитации и признан одним из основоположников системы военной психиатрии.Неврологические и психиатрические наблюдения были впервые проведены во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Будучи курсантом Санкт-Петербургской военной военно-медицинской академии, В. Бехтерев присоединился к добровольному медицинскому отряду, который располагался в разных местах боевых действий Болгарии, в том числе в Зимнице, Тырнове и Плевне. Весной и летом 1877 г. В. М. Бехтерев передавал свои наблюдения в литературный, научно-политический прогрессивный журнал «Северный вестник». Во время русско-японской войны (1904–1905) один из учеников Бехтерева С.Д. Владычко заведовал психиатрическим отделением в Порт-Артуре, которое позже было эвакуировано морем в Одессу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *